КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614705 томов
Объем библиотеки - 953 Гб.
Всего авторов - 242977
Пользователей - 112775

Впечатления

Влад и мир про Дейнеко: Попал (Альтернативная история)

Мне понравилась книга, рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Яманов: Режиссер Советского Союза — 4 (Альтернативная история)

Админы, сделайте еще кнопку-СПАСИБО АВТОРУ

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Фишер: Звезда заводской многотиражки (Альтернативная история)

У каждого автора своей читатель. Этот - не мой. Триждды начинал читать его сериалы про советскую жизнь, но дальше трети первых частей проходить не удавалось. Стилистикой письма напоминает Юлию Шилову, весьма плодовитую блондинку в книжном бизнесе. Без оценки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Кот: Статус: Попаданец (Попаданцы)

Понос слов. Меня хватило на 5 минут чтение. Да и сам автор с первых слов ГГ предупреждает об этом в самооценке. Хочется сразу заткнуть ГГ и больше его не слушать. Лучший способ, не читать!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ведуньяя про Шкенёв: Личный колдун президента (СИ) (Фэнтези: прочее)

Неожиданно прочитала с большим удовольствием. Не знаю, как жанр называется (фэнтези замешанное на сюрреализме?), но было увлекательно. И местами не то что смеялась, а ржала, как говорят на сленге

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Я тебя искал (Современная проза)

Честно говоря, жалко было потраченные деньги на эту книгу и "Я тебя нашла".
Вся интрига двух книг слизана из "Ромео и Джульетты", но в слащаво-слюнявом варианте без драмы, трагедии или хоть чего-то реально интересного. Причем первая книга поначалу привлекла, вроде сюжет закрутился, решила купить. Но на бесплатной части закончилось все интересное и началось исключительно выжимание денег из читателей.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Великая война (СИ) [Dr. Fairy and Prof. Wolf] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



====== Описание персонажей ======

ВСЕЛЕННАЯ

Ад разделен на четыре страны, в каждой из которых свой правитель: Сатана, Белиал, Люцифер, Левиафан.

Страна Сатаны — самая крупная южная страна в Аду. АЦП (адский центр правления) — здание, в котором работают и живут Сатана и его работники.

Страна Левиафана — северная страна, находящаяся у единственного океана в Аду. В самом океане есть множество островов с редкими и необычными животными и растениями. ЛИМ (Левиимпеериум) — место, в котором правит Левиафан. Там же живут некоторые подчиненные правителя.

Страна Люцифера — самая маленькая, преступная и мрачная страна в Аду, находящаяся на востоке. Здесь большее скопление падших ангелов. ОЦ (Оппидум Центрум) — высокая башня, в которой работает и проживает Люцифер.

Страна Белиала — находится на западе среди лесов. Здесь почитают животных и природу. ЦБ (Царство Белиала) — центр правления Белиала, в котором работают он и его приближенные, но не живут.

Рай — одна единая островная страна. В Раю есть множество Богов, которые управляют своими островами или частями главного острова и отчитываются перед главным Богом всего небесного измерения. Главный остров самый большой и самый населенный. Там же находится РАМ (Раймэнеджмент), где главный Бог управляет делами государства вместе со своими подчиненными, часть которых там же и живет. Остальная часть Рая разделена на 613 островов.

СПОСОБНОСТИ

Способности в Аду

В Аду есть восемь цветов пламени, но как правило максимальное число цветов, которыми можно овладеть, — четыре. В редких случаях кому-то удается овладеть пятью или шестью цветами.

Есть два уровня владения пламенем: обычный и профессиональный. Последний дает больше возможностей. Помимо этого у некоторых демонов бывают и свои индивидуальные способности.

Красное — обычное пламя, усиливающее любое другое пламя при совмещении с ним. Профессиональное красное пламя усиливает атаку в четыре раза.

Оранжевое — самое горячее, обжигающее пламя. Профессионалы спустя долгие годы обучения в жерле вулкана начинают также управлять лавой.

Желтое — взрывное пламя. Профессионалы могут создавать взрывы сразу в нескольких местах, на бо́льшем расстоянии и с бо́льшей мощностью. Также их пламя приобретает индивидуальную форму.

Зеленое — лечебное пламя. Останавливает кровь, заживляет небольшие раны. Профессионалы могут сканировать тело, находить внутренние повреждения, яды или вирусы. Некоторые способны даже делать операции.

Синее — холодное пламя. Вызывает слабость в теле. Профессионалы могут управлять водой.

Фиолетовое — иллюзорное пламя. Позволяет создавать небольшие легкие иллюзии. Профессиональное пламя позволяет создавать большее мощные, реалистичные и масштабные иллюзии. Также с помощью фиолетового пламени можно проникать во сны или воспоминания.

Черное — пламя страха. Внушает чувство страха. Более сильное пламя способно воплощать страхи в реальности, может свести противника с ума. В отличие от фиолетового пламени, черное не требует точного управления, так как действует само.

Серое — оружейное пламя. Позволяющее переносить любой предмет в специальное измерение и в любой момент его оттуда возвращать. Профессиональное пламя позволяет переносить больше предметов по количеству, размеру и весу.

Способности в Раю

В Раю возможно управление стихиями, ментальное воздействие и целительство. Как правило, от одной до трех таких способностей встречаются почти у каждого в Раю.

Ментальное воздействие — способность, позволяющая наслать галлюцинации того, что противник желает больше всего. Также сильно увеличивает усталость или сонливость. Владельцы этой способностью могут погрузить слабого противника в сон. А мастера способны кратковременно изменить память.

Управление водой — умение собирать содержащуюся в воздухе влажность и перенаправлять в воду в три главных ее состояния. Самые сильные могут преобразовать свою силу в воду, беря ее из воздуха.

Управление землей — управление всем, что подходит под категорию земли, почвы и ее минеральных составляющих. При этом воздействие на грязь и песок возможно, но достигается сложнее, чем на твердую почву. Сильнейшие могут научиться влиять на растения.

Управление молниями — умение создавать молнии, вызывать их из неба при пасмурной погоде, покрывать зарядами свое тело. Также влияние на электричество: способность вывести из строя электроприборы или использование электричества, в качестве проводника.

Управление воздухом — управление любыми воздушными потоками. Создание сильных ветров и ураганов. У мастеров благодаря этой способности увеличивается чувствительность всего, что связано с воздухом: они отлично чувствуют запахи, слышат и легко ориентируются в темноте, благодаря колебаниям воздуха.

Управление огнем — встречается довольно редко, так как огонь — не райская стихия.

Целительство — сложная способность, на совершенствование которой уходит много времени и требуется постоянная практика.

Также, как и в Аду, у некоторых могут быть индивидуальные способности.

ПРО ВОЗРАСТ

До 21-го года адские считаются несовершеннолетними.


До 18-и лет райские считаются несовершеннолетними.


21 год — 450 лет — молодой демон/ангел


451 год — 850 лет — взрослый демон/ангел


851 год — 1000 лет — пожилой демон/ангел


1001 год — n лет — ух, живучий демон/ангел

ПЕРСОНАЖИ

Каждый из демонов имеет два облика: обычный и демонический. Некоторые вместо демонического имеют звериный облик.

У части ангелов также два облика: обычный и боевой. Крылья есть абсолютно у всех, но их возможно скрывать.

Райль — четвертый Сатана. Помимо обычного и демонического облика имеет третий: облик белого волка. В отношениях с главным Богом по имени Файтер. Живет вместе с ним в Гренландии. Убил третьего Сатану и стал четвертым правителем. Владеет красным, черным цветами пламени.

Файтер — правитель Рая, главный Бог. Также, как и Райль, имеет три облика: обычный, боевой и волчий с песочным окрасом. Целитель, способный управлять молниями, воздухом и ментально воздействовать на разум.

Белиал — третий правитель западной страны, демонический облик которого — это крупный зверь. Владеет зеленым, красным и желтым цветами пламени.

Люцифер — четвертый правитель восточной страны. У Люцифера адский дальтонизм — он видит цвета противоположного цвета, а некоторые и вовсе не различает. Владеет четырьмя цветами пламени: фиолетовый, черный, синий, серый.

Левиафан — второй правитель северной страны. Имеет облик огромного морского змея. Самый старый из правителей. Не очень разговорчивый. Обладает синим цветом пламени и оранжевым.

Локи — правая рука Сатаны. Тевтонский демон. Несмотря на то, что родился он в Аду, в демоническом облике имеет черные пернатые крылья. Трудоголик и гений. Единственный, кто смог овладеть всеми восемью цветами пламени. Был в браке, но его жена Сигюн умерла на прошедшей райско-адской войне. От брака имеет троих детей: Фенриц, Мидгард и Хель. На момент истории в состоит в новых отношениях с индейцем по имени Седит.

Абаддон — левая рука Сатаны. Демон разрушений. Обладает сокрушительной силой и тремя видами пламени: желтый, оранжевый, красный. В демоническом облике способен отравить с помощью появляющихся когтей. В браке с ангелом по имени Ю. У них есть дочь Мэйлин.

Аластор — был обычным человеком, но когда после смерти попал в Ад, Сатана увидел в нем потенциал и предложил работу в АЦП. Так он стал коллегой Абаддона. Живут они тоже вместе, потому что Аластору никак не могут построить отдельную комнату. Обладает зеленым и фиолетовым пламенями.

Баст — черная кошка истинном облике. Египетская демонесса удовольствия. Очень любит выпить. У нее есть муж Брайан и взрослая дочь Мэри.

Иштар — египетская демонесса плодородия и лучшая подруга Баст. Большой знаток в растениях, ими же и пользуется в сражениях. Возможно с кем-то в отношениях, но это не точно.

Глория — воинственная девушка, профессионально разбирающаяся во всех типах оружия. Обладает серым и красным цветами пламени.

Евронимус — принц смерти, способный вызывать, изгонять и разговаривать с душами умерших. Помимо этого управляет синим, серым пламенем. В отношениях с Глорией.

Тот — ученый и медик. Демон, обладающий лечебным пламенем и магией. В демоническом облике превращается в египетского ибиса. Состоит в отношениях с райской женщиной Минди, работающей на Бога.

Седит — демон американских индейцев. Раньше был человеком. В Ад попал еще при третьем Сатане. Отлично стреляет из лука. Его везде сопровождает его друг — кабан.

Юи — душа, попавшая в Рай после смерти. Жена Абаддона. Познакомилась с ним, будучи простым человеком. Юи умеет исцелять, иногда ей приходят видения того, что может вскоре произойти.

Афобий — ангел-хранитель. Влюблен в Юи, но враждует с Абаддоном. Любит играть на эмоциях и слабостях других.

Карл — самая загадочная и богатая личность в Аду. Управляет таинственным розовым пламенем, имеет феноменальные способности к управлению, влиянию на окружающих и сбору информации о чем угодно. Бизнесмен и певец. Любитель розового цвета.

Бари — брат-близнец Карла, но темнокожий и проживает в Раю. Управляет водой и магией земли. Любитель фиолетового цвета.

====== Глава 1. Пора мух ======

Комментарий к Глава 1. Пора мух Данная глава ознакомительная, чуть раскрывающая персонажей. Мы понимаем, что может быть трудно ориентироваться в кучке незнакомых героев, но дальнейшие главы будут больше сосредоточены на конкретных персонажах.

24.02.21 – глава была переписана.

Это был обычный день в АЦП. Рабочее время подходило к концу. Кошка Баст только что отнесла Архидьяволу, ответсвенному за библиотеку АЦП, последний свиток. Радуясь возможности отдохнуть, она бодро побежала к себе в комнату. Однако возле комнаты Евронимуса её остановил слабый притягательный запах.

— Мррр, валерррьянка, — промурлыкала она и тихонько зашла в комнату, следуя за запахом. Аромат привел ее к открытому кухонному шкафчику, куда она ловко запрыгнула и нашла среди различных коробок с таблетками открытый пузырек с валерьянкой. Нализавшись, кошка уснула почти мгновенно.

Неизвестно, как долго Баст проспала, когда ее разбудила громкая музыка. Открыв глаза, она через кухонный проем увидела в гостиной вернувшегося Евронимуса. Сонная кошка хотела спрыгнуть с полки и уйти, пока ее никто не заметил, но в итоге с грохотом упала на пол. Благо парень этого не услышал из-за музыки.

Баст потрясла головой, пытаясь прийти в себя. Она встала на лапы и тихонько пошла к выходу из кухни. Выйдя в гостиную и приблизившись к дивану, она заметила, как Евронимус вдруг снял с себя футболку и подошел к зеркалу в полный рост. Боясь быть замеченной в отражении зеркала, Баст притаилась, наблюдая за действиями парня.

— О-о-о, да-а, — протянул Евронимус и напряг руки. Он начал принимать различные позы, смотря на свои большие по его мнению мускулы, приговаривая:

— О-о, да, детка! Ты крут! Ты сексуален! Твои мышцы идеальны.

Евронимус поцеловал свои бицепсы и подмигнул себе в зеркале.

«Себя не похвалишь — никто не похвалит, да?» — подумала про себя Баст.

— Я шикарен. Глория сходит с ума от этих великолепных, накаченных…

На диване лежала декоративная подушка с изображением его девушки, к которой Евронимус повернулся и подергал бровями. Баст сначала напряглась, подумав, что парень мог ее заметить, но увидев в отражении зеркала подушку, еле сдержала свой смех.

Когда Евронимусу позвонили, и он, наконец, отвлекся от зеркала с диваном, Баст тихо добежала до входной двери и вышла в коридор АЦП. Став свидетелем чего-то очень личного, она подумала о том, что в облике кошки она может узнать секреты всех и остаться незамеченной. Этим она и решила заняться.

Следующие часа два она по порядку заглядывала к каждому работнику АЦП. О некоторых моментах она пожалела, например о том, что проникла в секретную комнату Глории, где все было розовое, на каждой полочке было что-то с изображением противного для кошки Карла — толстого певца, помешанного на розовом цвете и гламуре, а в центре комнаты стояла картонная фигура с изображением кумира Глории в полный рост. Баст знала, что девушке нравятся песни Карла, но чтобы она была настолько помешана на нем — нет.

Удивило кошку и то, что не только у Евронимуса есть на каком-то предмете изображение второй половинки, но и у самого Сатаны. Райль как раз закончил принимать души умерших. Убедившись, что зал Сатаны все покинули, а черную кошку в мрачном зале, частично освещенном лишь вечным пламенем у трона, он соответственно не заметил, он спокойно достал из самого темного угла свернутый большой ковер. Расстелив его на полу, он начал внимательно осматривать изображение Бога. Звучит странно, да, но этот Бог по имени Файтер и является второй половинкой Сатаны. Райль рассматривал ковер так, словно пытался найти какой-то изъян в нем. Затем, оглядев зал Сатаны, он пробормотал что-то типа «Нет, негде вешать» и убрал произведение искусства обратно в угол зала.

В комнате Абаддона и Аластора особо ничего интересного не происходило. После тяжелого рабочего дня парни сели на кухне, открыли по банке пива и обсуждали отношения. Аластор все ныл, как ему не везет с девушками, а Абаддон ломал голову над тем, что ему делать с Юи, его женой, ведь они уже давно в ссоре.

У Тота также ничего интересного не было, он просто экспериментировал в своей лаборатории. Что может быть скучнее, чем наблюдение за попытками ученого смешать одну прозрачную жидкость с другой?

Было и то, что ее приятно удивило, как например новость о том, что Локи, заядлый трудоголик, в свободное от работы время играет на скрипке. Причем, несмотря на то, что он самоучка, получалось очень даже хорошо. Баст, наслаждаясь музыкой, даже не заметила, как начала урчать от удовольствия, чем выдала себя. Тевтонский демон быстро нашел наглую кошку и был крайне недоволен тем, что кто-то узнал его секрет. Однако, кошка не растерялась и тут же принялась нахваливать музыканта, чем смогла смягчить его ярость и выйти сухой из воды.

Следующей ее целью был Архидьявол. Она пошла в его библиотеку, где старик проводит большую часть своего времени, однако в этот раз его там не оказалось. Кошка уже собиралась заглянуть к нему в комнату, как вдруг ее внимание привлекла книга с изображением робота-пылесоса. Она вспомнила, что недавно ее лучшая подруга Иштар, к слову, единственная, личную жизнь которой Баст не стала нарушать, интересовалась, чего бы она хотела получить на Новый год. В тот момент Баст не смогла ничего придумать, однако сейчас она вспомнила, что уже давно мечтает о роботе-пылесосе.

С этой мыслью Баст хотела продолжить путь до комнаты Архидьявола, пока ее вновь не остановили. В этот раз книги, сложенные в стопки прямо на полу. Кошка прошлась мимо них, посматривая на разные книги: райские, адские, земные, на древнем языке, на всеадском, на многих других языках.

Тут ей на глаза попалась книга, которую женщина никак не ожидала увидеть в Аду. Это была православная книга. Земная православная книга, которая почему-то была переведена на всеадский. Православие (как и лютеранство, и католичество, и прочие религии) в Аду считалось чем-то вроде помешательства. Если кто-то из адских начинал говорить о православии, его начинали считать ненормальным и вообще старались этого не упоминать.

Баст осмотрелась. Никого не было. Приняв человеческий облик для удобства, она взяла книгу в руки и прочитала название: «Книга для православных матерей». Баст перевернула книгу и прочитала описание. Содержимое обложки заставило женщину задуматься о том, хорошо ли она воспитала свою дочь Мэри. Забыв про свою идею подглядывания за всеми, она захотела тут же полностью прочитать эту книгу и взяла ее себе, стараясь незаметно дойти до своей комнаты.

Самое то после тяжелого рабочего дня выпить валерьянки и почитать что-то интересное перед сном. Женщина достала свой любимый напиток, легла на роскошную, мягкую кровать и открыла первую страницу.

Чем дольше она читала, тем пьянее становилась и тем больше понимала, что должна была воспитывать Мэри именно по этой книге. Ведь эта книга — именно то, чего ей не хватало всю её жизнь!

После прочтения нескольких глав, Баст решила позвонить дочери.

— Алло? — прозвучал в трубке голос Мэри.

— Дочурка, ты как там? — обеспокоенно спросила женщина.

— Все отлично, мам. Я же вчера у тебя в гостях была, все рассказывала. Забыла?

— А-а, да, я помню (нет). Ты там покушала? Не мерзнешь?

— Да, недавно кушала. Отопление у нас работает, так что не мерзнем, — отвечала девушка, а сама в это время, тяжело вздыхая, думала о том, что мать опять напилась.

— Как там твой муженёк? Как его зовут вообще?

— Сайтан его зовут, — терпеливо ответила Мэри.

— А-а, ты все еще с этим? Не обижает тебя? — тон Баст стал угрожающим.

— Нет, не обижает. В противном случае давно бы расстались. Мам, он тебя не устраивает?

Исходя из того, что Баст прочитала в книге для православных, она начала рассказывать Мэри о том, почему ее муж плохой, а оттуда плавно перетекла на рассуждение на тему того, чем вообще занимается Сатана в Аду. Следя за своими пьяными бреднями, женщина вдруг осознала, что под влиянием какой-то земной книги для трусливых людишек она начала мыслить, как святая, что ей, адской демонице, не свойственно. Она зависла, думая о том, стоит ли ей объясниться перед дочерью и рассказать про книгу или лучше свалить все на опьянение.

— А с чего ты вообще заговорила о том, что наш Сатана плохой?

Баст, недолго думая, решила, что дочке можно все рассказать. Она глубоко вздохнуло и тихо ответила:

— Так, скажу тебе по секрету. Я нашла книгу… для православных матерей.

— Сожги её! — твердо ответила Мэри.

— Думаешь? Она довольно интересная, — пробормотала Баст, осматривая обложку с изображением женщин, держащих на руках по младенцу.

— Может быть, но в Аду она не работает. Где ты ее достала вообще?

— Стащила из библиотеки Архидьявола, — невозмутимо ответила женщина.

— Тем более надо поскорее вернуть ее. Тебе ли не знать, что произойдет, когда он обнаружит пропажу!

— Да ты права.

— И забудь о том, что прочитала.

— Постараюсь. Эта книга… действительно запудрила мне мозг.

Минута неловкого молчания. Баст открыла бутылку крепкого алкоголя и сделала пару больших глотков прямо из горла.

— Так как ты там поживаешь, дочур? — прервала она тишину вопросом, который уже задавала.

— Все отлично, мам. Лучше поторопись и верни книгу. Созвонимся позже, — отрывая телефон от уха, мысленно Мэри добавила еще: «Когда ты будешь трезвая».

Услышах гудки в трубке Баст нахмурилась.

— Совсем не хочет с матерью разговаривать, — пробормотала она и сделала еще несколько глотков из стеклянной бутылки.

Она сидела одна в своей комнате, наедине с крепким алкоголем и проклятой книгой. Женщина не торопилась возвращать ее — слишком подавлено она себя чувствовала в данный момент. С каждым глотком в голове словно расстилался туман, затмевающий рассудок.


— Как думаешь, стоит ее будить? — послышался вдруг знакомый голос с нотками сомнения.

— Я бы не рисковал. Хотя тебя она, скорее всего, не тронет, — второй голос, тоже знакомый, звучал довольно безразлично.

— Не бросать же ее здесь, — уверенно ответил первый.

Баст почувствовала прикосновение. Она не понимала, что происходит, но открыть глаза было крайне сложно. Успокаивало ее в данный момент только то, что голоса явно знакомые, близкие.

— Мр-мяу?.. — издала она неопределенный звук. Почему-то Баст была уже кошкой, хотя в последних воспоминаниях находилась еще в человеческом обличии.

Приоткрыв один глаз, она поняла, что ее поднимают. Все вокруг плыло. Только она хотела возмутиться, как тут ее положили на плечо и начали гладить по спине. Она повернула голову и, приоткрыв второй глаз, узнала стоящего рядом Аластора. А тем, кто ее поднял, по предположению кошки, скорее всего был Абаддон: из всех мужчин в АЦП он единственный, кто никогда не боялся ее в пьяном состоянии, и всегда клал ее на левое плечо, медленно поглаживая по спине. И в этот раз поглаживания казались настолько приятными, что кошка снова отключилась.

— Уснула? — удивился Абаддон, услышав посапывание. — Эй, Аластор, хочешь подержать ее? — со смешком спросил он у друга.

— Ага, — саркастично отреагировал тот, — если она поймет, что её держу Я, а не ты, мигом проснется и убьет.

— Да я ее успокою. Наверное….

— Не-е, я лучше воздержусь. Она только с тобой такая спокойная.

— И все же нужно ее разбудить, чтобы отнести в комнату, — вздохнул разрушитель.

— Давай сам.

— Ба-аст, очни-и-ись!

Кошка почувствовала легкие толчки рукой.

— М-м-мяу?..

— Проснись! Приди в себя! Надо тебя в комнату вернуть.

Кошка сонно разлепила глаза и расфокусированно посмотрела на Аластора. Они уже зашли в АЦП и медленно передвигались по коридору.

— Ты в порядке? — спросил Абаддон. — Как ты умудрилась дойти до АЦП и уснуть прямо на входе?

— Шла-шла… и… уснула… — лениво пробормотала Баст и широко зевнула.

— Ты вроде спать собиралась вчера, а не гулять. Надеюсь, ты не потеряла ключи в этот раз?

— Не-а.

— Доставай их, почти пришли.

Сделав еще несколько шагов до двери в комнату Баст, Абаддон поставил ее на пол. У кошки в зубах уже находились ключи.

— Мяу, — выдала она, звякнув связкой. Оба парня на секунду зависли.

— Э-эм… — протянул Абаддон, — Не знаю, как ты это сделала, но это ключи Аластора.

Кошка отвернулась от парней, а когда повернулась, в зубах уже держала ключи Абаддона.

— Серьезно, Баст?! Ты их потеряла?

— Не-е-е… д-да-а? — неуверенно протянула она.

Кошка стала человеком и проверила все карманы. Ключей нигде не оказалось. Тогда она попыталась вспомнить, где могла их оставить прошлой ночью, но вместо этого вспомнила о том, что собиралась вернуть Архидьяволу книгу, которой тоже при ней в данный момент не было. Баст ощутимо занервничала.

— Блин, что мне делать? Если кто-то найдет… Если Райль узнает, мне конец!

Абаддон с Аластором переглянулись.

— Ты так из-за ключей паникуешь? — спросил разрушитель.

— Не думаю, что Райль будет злиться, ведь он и сам не раз терял ключи, — предположил Аластор.

— Э-э-э. Д-да-а-а, из-за ключей, — нервно закивала женщина.

— Я тебе не верю, Баст, — нахмурился Абаддон. — С чего ты вдруг так паникуешь из-за потери ключей? Ты сотню раз их теряла!

— В этот раз та-ам… мой новый… э-э. любимый брелок! Его мне Мэри подарила. Он для меня очень дорог.

Парни снова переглянусь. На этот раз Аластор покачал головой, давая понять, что тоже не верит.

— Да брось ты, Баст! Что ты такого серьезного могла натворить, что Райль даже убьет тебя за это? — спросил он.

— Нам же ты можешь рассказать, — развел руки разрушитель, удивленный странным поведением Баст.

— Книга, которую взяла у Архидьявола, — смущенно призналась женщина, — кажется, я ее потеряла.

— Так, ладно, это уже серьезно, — Абаддон изменился в лице. — Архидьявол будет в ярости, если узнает. Думаю, мы можем помочь тебе найти ее.

Парень посмотрел на друга, тот кивнул.

— Мне очень надо её найти. Я взяла её без спроса. Она земная, о православии, — Баст нервно сцепила руки.

— Православная? — не понял Абаддон.

— Взяла без спроса? — удивился Аластор.

— М-да, Баст, тебе конец, — заключил разрушитель. — Вспоминай, где ты ночью была?

— Я вообще ничего не помню! Помню только, что разлила немного валерьянки… где-то. Может смогу по запаху найти?

— Да где ты ее только не разливала! — взмахнул руками Абаддон. — Весь АЦП твоей валерьянкой пропах.

— Да ладно тебе, пусть попробует, — пожал плечами Аластор. — У нас все равно больше идей нет.

В итоге Абаддон оказался прав: сначала Баст крутилась около своей комнаты, пытаясь найти след, затем направилась в кабинет Локи, потом запах привел ее к Райлю и затем обратно к комнате. И так несколько кругов по всему АЦП, пока они не вышли на улицу. Валерьянкой пахло везде.

Аластор предложил отчаянную попытку поспрашивать прохожих, когда вдруг взгляд Баст упал на таверну напротив. Мясная таверна Билла, работающая допоздна, заслуженно стоит через дорогу от АЦП, ведь здесь лучшее пиво и лучшее мясо в городе. Сюда народ приходит не только выпить или поужинать, но и повеселиться, послушать рассказы хозяина заведения, найти новых друзей и просто отдохнуть. Часто в эту таверну даже приезжают из других городов. Черная кошка в сопровождении парней направилась в свое любимое место в городе.

В самой таверне было совсем не людно, так как день только начался, однако хозяин заведения уже работал во всю: намывал барную стойку, натирал пивные кружки и жарил бекон.

— Была ли вчера здесь Баст? — интригующе протянул Билл, когда парни спросили его. — Была, да. А как же? Распугала мне всех клиентов, пытаясь обратить их в православие.

— Прости, Билл… — кошка сильно смутилась.

— Уже хорошо, — кивнул Абаддон. — А она случайно не забыла здесь книгу или ключи?

— У неё была тут какая-то книга, но с ней она и ушла. А ключи вчера забыли аж трое. Вот, можете глянуть.

Билл достал три связки ключей, и Баст сразу вытянула свои, печально посмотрев на красивый брелок.

— А ты не знаешь, куда я дальше собиралась пойти? — спросила она у старого друга.

— Ты кричала что-то насчет того, что надо воспитать Мэри. А потом говорила, что тебе нужна ещё валерьянка.

— Кажется, я догадываюсь, куда ты пошла дальше, — усмехнулся Абаддон, вспомнив, куда неоднократно Баст зачем-то брала его с собой каждый раз, когда хотела купить валерьянки. Они отправились в городскую аптеку.

— Шерла! — воскликнула Баст, вломившись в помещение.

— Баст?! — испугалась аптекарша и уронила все коробки с таблетками, которые собиралась разложить по ящикам.

— Колись, я была здесь ночью?!

— Д-да, была, — испуганно ответила девушка, — скупила всю валерьянку и половину разбила на месте.

— А книга? У меня была книга какая-нибудь? Я ее тут не забывала? Не отдавала кому-нибудь?

— Ты отдала ее главному в качестве благодарности за пластыри, которыми он заклеил твои порезы. Ты прямо голыми руками пыталась убрать разбитые бутылки.

— Ч-что?! Прямо вообще отдала? Навсегда? Или как? Куда он ее дел? Где он сейчас?

— Уехал к дочке в страну Люцифера. Больше я ничего не знаю.

Шерла смутилась так, будто это она виновата в пропаже. Глубоко вздохнув, Баст громко закричала от ужаса, а от испуга аптекарша снова уронила все коробки. Когда она наклонилась, с неё еще и очки слетели.

Пока Баст приходила в себя, парни помогли Шерле все поднять, а затем вывели кошку из помещения, чтобы она не распугала покупателей.

— Я взял номер главного, — сказал Аластор и показал визитку аптеки.

— О, приятель, молодец! — обрадовался Абаддон. — Можем ему позвонить.

— Дай я позвоню!

Баст попыталась забрать у Аластора телефон, но Абаддон встал между ними и попытался успокоить женщину, пока Аластор сам набрал номер и завязал разговор с заведующим. По мере разговора его лицо становилось все более и более мрачным. Баст и Абаддон замерли в ожидании.

— Ну? Что там? — нетерпеливо спросила Баст.

— Он её Люциферу подарил, — тихо ответил парень, опустив руку с телефоном.

— Что?! — женщина снова закричала и на этот раз гораздо громче.

— Твою мать, Баст, не ори мне в ухо! — крикнул Абаддон в ответ.

— А что мне еще остается делать? На кону сохранность моей шкурки!

— Но это еще не повод терять самообладание!

Абаддон и Баст начали спорить на повышенных тонах. Аластор заметил, что они пугают всех прохожих, особенно пожилых и маленьких детей, поэтому он создал два маленьких сгустка фиолетового пламени и запустил их в головы спорящих, чтобы они не слышали друг друга. От удивления эти двое перестали орать. Аластор развеял магию.

— Угомонитесь уже, — вздохнул он. — Нам ничего не остается кроме как поехать в страну Люцифера.

— Что мы, прямо сейчас возьмем и поедем в другую страну? — спросил разрушитель.

— Абаддон, это сейчас решает мою судьбу! — разозлилась Баст. — Я не могу допустить, чтобы меня уволили!

Больше ничего не оставалось. Все трое вернулись в АЦП, взяли деньги и удостоверения работников Сатаны и поехали на вокзал. В поезде Баст обернулась кошкой и быстро уснула на одном из сидений. А Аластор и Абаддон снова заговорили о своих развалившихся отношениях. Приуныли, замолчали и стали смотреть в окно.

Абаддон задумался о чем-то своем, а Аластор, чтобы не тратить время зря, решил попрактиковать индейский способ медитации, который позволяет получить немного энергии из окружающей среды. Так как во время концентрации он начинал лучше слышать то, что происходит вокруг, он смог уловить обрывок странного разговора, который привлек внимание парня. Он резко выпрямился и уставился на Абаддона. Тот вопросительно посмотрел на друга. Аластор жестом попросил соблюдать тишину и следовать за ним.

Парни поднялись со своих мест и направились в сторону выхода из вагона. Когда они зашли в тамбур, Аластор остановился и стал напряженно прислушиваться. Абаддон тоже вслушался.

-… нет, — донесся до них низкий мужской голос с хрипотцой.

— А я тебе говорю, что так и есть. Наш повелитель справится с таким меньше, чем за год, — полушепотом ответил ему второй, повыше и какой-то скрипучий.

— Я так не думаю. Помнишь, как кто-то пытался захватить власть в стране Левиафана? Так его быстро разоблачили и убили. Тут нужна осторожность и тщательно продуманный план.

Парни чуть выглянули из-за угла, чтобы попытаться рассмотреть неизвестных, но, к большому разочарованию, мужчины были в длинных плащах и капюшонах, которые скрывали их лица.

— Правители расслаблены, опасностей давно не было. Никто ни о чем не догадывается, — продолжали спорить те двое.

— И не догадается, если ты, придурок, не будешь трепаться на весь поезд. Пошли в вагон-ресторан, пожрем хоть.

Неизвестные личности, ведущие этот диалог, пошли дальше, и парни решили за ними проследить. В ресторане они сели за соседний столик. Однако больше ничего узнать не удалось — мужчины болтали о том, какое пиво лучше идет со свининой. Парни решили не выдавать себя, ведь их могли узнать, и ушли из вагона, прихватив с собой по бургеру. Но на месте их ждала еще одна неприятность.

Придя в свой вагон, они обнаружили, что Баст пропала.

— Блять! — воскликнул Абаддон. — Стоило оставить ее на несколько минуток, как она тут же убежала куда-то.

Они мигом отправились на поиски кошки. Обыскали весь вагон, под диванами, столами, в туалете, а затем и вовсе разделились пошли и на поиски в другие вагоны. Спрашивали прохожих, искали везде, где только можно и нельзя, но так нигде её и не нашли.

Вновь встретившись в своем вагоне, они сообщили друг другу о безуспешных поисках. Абаддон совсем приуныл из-за пропажи Баст и сел за стол, вслух рассуждая о том, куда же она могла деться, дойдя даже до предположения, что кошка выпрыгнула в окно.

— Да ладно, что уж? Главное узнать про книгу. А Баст не пропадет, — успокаивал Аластор своего друга. До прибытия оставалось всего 10 минут. Все это время над парнями летала приставучая муха.

Прибыв в страну, они сразу направились к Люциферу. И как же эти двое могут дойти без приключений? По пути они уже умудрились подраться, помочь кому-то, поругаться с прохожими и еще раз подраться. В итоге к Люциферу они прибыли побитые и грязные. Их сначала даже впускать не хотели, пока парни не показали удостоверения работников АЦП.

И вот заходят они в кабинет Люцифера, а в глаза сразу же бросается черная кошка. Прямо на коленях правителя. Лежит, подогнув под себя лапы, как это умеют только кошки, и мурлычет, пока падший гладит ее. Люцифер поднял глаза на гостей.

— А-а, Абаддон и… — он посмотрел на Аластора, — твое имя я так и не запомнил. Проходите. Присаживайтесь. Знаете, ваша кошка мне безумно нравится! Нравится ее безупречно белая шерсть.

— Я Аластор и, не хочу Вас расстраивать, но она черная, — сказал парень, занимая один из двух стульев напротив правителя. Абаддон сел на второй. — А мы пришли по поводу книги, которую из нашей библиотеки по ошибке привез сюда один аптекарь и подарил Вам.

— Аптекарь?.. Книга?.. — задумался правитель и вдруг щелкнул пальцами. — А! Православная что ли?

— Именно она. Вы же её не подарили ещё кому-нибудь, правда?

— Э-эх, парни, не знаю, зачем вы приехали, ведь я ее отправил обратно в страну Сатаны. Ее должны передать в руки Архидьяволу.

Абаддон и Аластор переглянулись. Весь спектр чувств отразился на их лицах: уныние, безысходность, злость, печаль, облегчение и еще много чего. Они посмотрели на Баст. Она уже больше не мурлыкала. Если бы шерсть могла бледнеть, она от ужаса действительно стала бы белой кошкой. Ее глаза расширились и смотрели в одну точку. «Мне пиздец!» — думала она. С коротким звуком «мррк» Баст спрыгнула с коленей Люцифера, слегка ему поклонилась и быстро выбежала из зала.

— Оу, эм… Господин Люцифер, мы вынуждены вас покинуть! — потерявшись в произошедшем, быстро выговорил Абаддон, и парни, поклонившись правителю, скорее побежали за Баст.

— А куда убежала кошка?.. — грустно спросил одинокий Люцифер в пустом кабинете.

Аластор и Абаддон пытались догнать кошку, которая и сама не знала, куда бежит. Она резко остановилась и повернулась к парнями.

— Самый быстрый способ вернуться в АЦП, живо!

— Только на поезде, — пожал плечами Аластор.

— Тогда бегом на самый быстрый поезд!

Баст мчалась со всех лап на станцию, и парни пытались не отставать от неё и не потеряться в густом потоке демонов. Когда они прибыли, Абаддон и Аластор завалились на скамейку, пытаясь отдышаться.

— Черт, у меня бургер протек! — раздосадованно воскликнул Аластор, вытаскивая из мокрого от соуса кармана нечто, что раньше было бургером.

— Бля, а мой потерялся, — расстроился Абаддон.

Кошка взволнованно смотрела по сторонам, думая о том, какой из поездов вот-вот поедет? Мимо нее пробежала какая-то парочка, держась за руки.

— Быстрее, дорогая, тридцать пятый сейчас уедет!

— Тридцать пятый! — воскликнула Баст и подбежала к парням. — Вставайте, бездельники, — она запрыгнула на колени Аластора. — Брось ты этот тухлый бургер! — лапой она выбила из рук Аластора его несчастную еду и попала ею точно на колени Абаддона. — Скорее на поезд!

— Бляяя… — протянул Абаддон, смотря на свои когда-то бежевые штаны.

— Но… — Аластор развел руки в жесте неопределенного назначения и печально посмотрел на остатки еды.

— Баст, это не тот поезд! — дошло вдруг до разрушителя, но кошка уже убежала.

— И куда она теперь уедет? — поинтересовался Аластор.

Парни встали, Абаддон стряхнул с себя остатки бургера, и они снова побежали на поиски Баст. Благо, нашли они ее до того, как она запрыгнула в вагон.

— Баст, этот поезд едет в страну Левиафана!

— Мяу? — кошка посмотрела на табло, где указаны все ближайшие поезда и их маршрут. Поезд действительно был не тот, а ближайший до страны Сатаны прибудет только через двадцать минут.

— Баст, смирись, книга наверняка уже давно в стране. Мы не успеем приехать до того, как ее передадут Архидьяволу!

— Мне пизде-ец!!! — кошка в горе подняла передние лапы к небу.

— Нет! — воскликнул Абаддон. — Баст, послушай, может Архидьявол и не узнает о том, что именно ты взяла книгу.

— Если не догадается посмотреть на записи с камер, — добавил Аластор. Баст почувствовала, что есть еще шанс.

— Нам надо уничтожить записи!

Через полчаса они уже сидели в нужном им поезде. Абаддон сразу пошел в туалет отмывать пятна со штанов, Аластор смотрел в окно, а его желудок активно урчал от голода. Баст было лучше всего: она развлекалась ловлей мух.

Как только они приехали, сразу побежали в АЦП. Оттуда кто-то вышел, и все трое, не обращая внимания на вышедшего, вбежали в открытую дверь. Однако в коридоре они как раз столкнулись с Архидьяволом.

— Воу, куда это вы так спешите? — спросил он, разведя руки, чем остановил парней и кошку. Книга была уже у него.

— В туалет! — одновременно выкрикнули все трое.

— Что, все сразу? Вам нужно меньше пить! Баст, тебя, кстати, Сатана ищет уже который час.

Кошка вздрогнула, нервно сглотнула.

— Парни, оставляю все на вас.

С этими словами она поплелась до кабинета Сатаны, оставив ребят наедине с Архидьяволом, который вдруг стал серьезным.

— Признайтесь, вы же совсем не в туалет все бежали.

— А куда еще мы могли бежать? — удивленно спросил Аластор, разведя руки, словно других вариантов просто не может быть.

— Я не знаю. Быть может искали это? — Архидьявол указал на книгу у себя в руках. — Ведь Баст ее потеряла. А вы ей помогали ее найти.

— Не понимаю, откуда у тебя такие дикие мысли взялись? — сказал Абаддон, как-то глупо улыбнувшись.

— С таверны Билла и городской аптеки.

— Все вокруг врут! Это заговор! — моментально ляпнул Аластор, понимая, что это уже слишком.

— Парни, признайтесь, — голос Архидьявола стал холоднее.

Абаддон с Аластором поняли, что им не переубедить демона, поэтому, грустно вздохнув, они-таки согласились, что все так и было.

— Не бойтесь, я не буду говорить Сатане. Я сегодня добрый, — старик снова заулыбался. У парней побежали мурашки — эта доброта показалась им пугающей.

— А чего вы так напряглись? Ко мне просто скоро приедут.

— Кто? — поинтересовался Аластор.

— Моя жена и наши дети с внуками. В этот раз жена хочет, чтобы мы отметили Новый год все вместе, полной семьей. Сатана уже даже комнату для них предоставил.

— Правда? Я никогда не видел твою семью. А ты, Абаддон?

— Я видел только жену несколько раз. Почему так? — разрушитель посмотрел на Архидьявола.

— Дело в том, что моя жена работает в стране Белиала, а наши дети уже давно выросли, живут своей жизнью в других городах. Конечно, мы всегда общаемся по компьютеру, но, если хотим увидеться, в основном я к ним приезжаю.

Так как Аластор и Абаддон совершенно ничего не знали о семье Архидьявола, они заинтересовались и попросили рассказать побольше.

— Моя жена учительница. Преподает детям всеадский язык и сатанинский. В стране Белиала туго с учителями, когда в стране Сатаны их предостаточно, поэтому она захотела помочь белиалским детям. У нас двое детей: сын и дочь. Они также живут в стране Белиала со своими семьями. У сына двое детей, они скоро в школу начнут ходить, а у дочери не так давно родился сын.

— У тебя большая семья, круто, — как-то грустно сказал Аластор, ведь у него при жизни семьи не было. — Будем ждать знакомства.

На этом парни попрощались с Архидьяволом, и старик пошел дальше по своим делам. Парни же уже собирались отправиться в свою комнату, как вдруг Аластор кое-что вспомнил:

— Абаддон, — вдруг остановился он.

— Что такое?

— Мы должны рассказать Райлю о том, что слышали в поезде.

— Точно. Дождемся тогда, когда Баст выйдет из кабинета. Интересно, что Райль от нее хочет?

— Не знаю. Может на задание отправляет?

Только подумал об этом Аластор, как тут же из кабинета вышла Баст и с облегчением вздохнула.

— Ну, что Райль хотел? — поинтересовался Абаддон.

— Да на задание отправляет, — махнула рукой Баст. — Про книгу он не знает. Вы все удалили?

— Тут такое дело… Архидьявол уже все знает. И он не злится. Говорить Сатане тоже ничего не будет. Но лучше все равно сходи к нему и извинись.

— Ох, отлично. Обязательно извинюсь. Спасибо вам за помощь.

Довольная собой Баст похлопала парней по плечам и отправилась в сторону библиотеки.

Абаддон и Аластор же подошли к двери в кабинет Сатаны и уже собирались стучаться, как вдруг дверь открылась и на пороге оказался расстроенный Локи.

— О, привет, — удивился Абаддон внезапному появлению трудоголика. — А ты чего такой убитый?

— Райль хочет отправить меня на задание, — ответил тевтонский демон, выходя в коридор и закрывая за собой дверь.

— С Баст?

— Да.

— Оу, удачи вам что ли, — сочувственно произнес Абаддон. Локи и Баст — не самая лучшая команда: трудоголик, который всегда всеми командует, и ленивая кошка, желающая делать все так, как сама захочет.

— Лучше бы он тебя отправил, — пробурчал тевтонский демон.

— Может быть. Кстати, Локи, пошли с нами к Райлю, нам есть, что вам рассказать.

Так как Локи только что вышел из кабинета, стучаться он не стал, а просто открыл дверь и зашел в кабинет. Парни зашли следом. А Райль уже гладил висящий на стене ковер с неопределенным изображением. Заметив вошедших, он отскочил от ковра и откашлялся. Затем скинул ручку со стола и поднял ее.

— Кхем. Ручка упала. Кхе-кхем. Да. Ручка. Кхм.

Он попытался выглядеть абсолютно серьезным, словно сосредоточен на своей работе. Локи сделал смачный фейспалм. Парни сделали вид, что ничего не видели.

— Мы с Абаддоном сегодня услышали довольно странный диалог, — начал Аластор.

— Я слушаю.

Райль стал по-настоящему серьезным и сел за стол.

— Это случилось, когда мы сегодня ездили в поезде в страну Люцифера.

— А зачем вы туда ехали?

— За-а… чаем, — сходу придумал Аластор.

— Но ведь лучший чай в стране Белиала, — приподнял Сатана одну бровь и развел руки в непонимании, как можно изменить белиалскому чаю.

— Мы решили их сравнить, — подыграл другу Абаддон, хоть и понимал, что в отличие от Райля, Локи им ни за что не поверит.

— Ладно, мне потом скажете, что лучше. Хотя я уверен, что белиалский чай лучший. Теперь продолжай.

— Я сидел и немного тренировал концентрацию, — продолжил рассказ Аластор. — И услышал подозрительный разговор. Мы с Абаддоном решили его подслушать. Двое мужчин спорили о том, справится ли их повелитель с чем-то за год или нет. Один говорил что нет, так как давний заговор в стране Левиафана раскрыли быстро. Второй утверждал, что да, так как правители стран расслабились, угроз давно не было и никто ничего не ожидает. Дальше они решили, что говорить о таком в поезде рискованно, и нам ничего больше узнать не удалось.

— Заговор в стране Левиафана, какой-то правитель,. — задумчиво повторил Райль. — Минуточку. Заговор… в стране Левиафана? Это случайно не тот случай, когда бывший друг Абаддона… Салливан?.. пытался захватить власть?

— Да, — подтвердил разрушитель. — Мы тогда еще с Глорией и Евронимусом около года жили на одном из островов страны Левиафана, пытаясь выяснить, что угрожает стране.

— Думаю, об этом они и говорили, — предположил Аластор. — Я боюсь, что, вспоминая попытку переворота, они планируют что-то похожее и уже даже правителя себе выбрали.

Мимо пролетела жирная муха, которую Локи задумчиво прихлопнул.

— Много мух в последнее время, — отрешенно проговорил Абаддон.

— Ага, в поезде тоже были, — кивнул его друг.

— Мухи?.. — Локи замолчал, погрузившись в свои мысли. «Нет, не может быть,» — подумал тевтонский про себя. Райль прервал его размышления.

— Говорите, они ехали в страну Люцифера? Вы запомнили, как они выглядели?

— Они скрывались под черными плащами, — ответил Аластор.

— Плохо. А куда конкретно они ехали? Куда пошли? О чем еще говорили?

— Ничего больше мы не узнали. Они перестали говорить о делах еще в поезде. Но когда мы вышли в стране Люцифера, они поехали дальше.

— А номер поезда какой был? — спросил вдруг Локи.

— Хм. По-моему, 204. Тот, что ездит по всем странам, кажется.

— Я уж думал отправить Локи и Баст на другое задание, но, увы, информации слишком мало, — покачал головой Райль. — Я предупрежу остальных правителей, пускай будут начеку. Может удастся еще что-то узнать. А пока остается только ждать.

Полминуты паузы, и Райль снова заговорил:

— Хотя, Абаддон, Аластор, займитесь вы этим. Предупредите всех в АЦП и правителей. И, если вспомните что-то еще, заходите. А пока свободны.

Абаддон и Аластор немедленно отправились выполнять приказ Сатаны, покинув кабинет.

— Локи, — мрачно позвал Райль. — Ты сам рассказывал мне важнейшие подробности истории Ада. А тут вдруг мухи. Может я слишком мнительный, но это не может быть… он?

Локи молча отвел взгляд в сторону.

— Еще рано делать какие-либо выводы. Мух в этом году было довольно много, такое бывает. И сейчас они прячутся от холода. Но, — демон нервно сглотнул и поднял взгляд на Сатану. — Не исключено.

— Мне это не нравится.

Локи кивнул.

— Может быть нам с Баст на миссии удастся еще что-нибудь узнать.

— Будь внимателен и очень осторожен. Если это он, то… хотя… не мне тебе об этом говорить, — Райль хмыкнул.

— Не волнуйся. Все будет в порядке. А теперь мне надо продолжить работу. Я могу идти?

— Да, иди.


Прошло два часа работы, а Локи все никак не мог выбросить из головы мысли о происходящем. Он подписал важный документ, адресованный Сатане от Левиафана, и застыл. На лист бумаги приземлилась муха и повернулась прямо к предложению «Не стоит забывать, что у каждого из нас есть слабости».

«Твою мать! Мухи — это вообще худшее, что могло бы случиться. Как защитить АЦП от насекомых? Да никак!» — медленно погружаясь в отчаяние, думал тевтонский, разглядывая эту муху. Казалось, что та разглядывает его в ответ.

Локи аккуратно приподнял лист бумаги, муха с него не слетела. Тогда он перевернул лист пустой стороной кверху и положил на стол. Противное насекомое все равно село на этот же лист, хоть теперь надписей никаких и не было.

— Ну чего ты тут крутишься? — раздраженно спросил её демон. — Нормальным насекомым положено бояться. Нормальным… — в его голове снова забились тысячи мыслей. Особенно воспоминания. Перед глазами возникла картинка светловолосого мальчика, окруженного мухами. «Локи, смотри! Они меня слушаются!».

— Это… не можешь быть ты, — покачал головой демон и прибил муху насмерть. Но даже после этого он не смог сосредоточиться на документах и уронил голову на стол.

Дверь вдруг скрипнула и кто-то вошел. Локи резко поднял голову. Это был всего лишь Седит. «А кого я еще ожидал увидеть? Уж не решил ли, что ОН так просто явится в АЦП и придет ко мне в кабинет?», — Локи ухмыльнулся своим же мыслям и посмотрел на индейца, ожидая, что тот скажет.

— У тебя проблемы? Ты выглядишь очень напряженным.

Седит тихо закрыл дверь, зашел Локи за спину и начал массировать его плечи.

— Просто много работы. И глупые мысли в голове, — устало потерев глаза, ответил тевтонский. — Ничего особенного. А ты что-то хотел?

Индеец наклонился к уху Локи, продолжая массировать плечи, и прошептал:

— Я просто соскучился. Ты завтра уходишь на задание, а мне ничего и не сказал. Почему?

— А, прости, я собирался сказать тебе после работы.

Локи собрал все бумаги и положил в одну стопку.

— К слову, я как раз закончил на сегодня.

— Наконец-то мы сможем провести немного времени вместе.

Седит провел языком по шее Локи. По коже последнего пробежались мурашки от приятных ощущений.

— Не хочешь пойти в комнату? — повернулся Локи к индейцу и улыбнулся.

— А ты не хочешь остаться тут? Прямо на рабочем столе?

— Я… не думаю, — неуверенно ответил Локи, покосившись на недавно убитое насекомое.

— О, муха?

Седит проследил за взглядом Локи. Того снова посетили неприятные мысли о том, что мух в этом году много не просто так. Выглядел он весьма напряженно.

— Пожалуйста, только не говори мне, что ты такой странный из-за маленького насекомого, — недоуменно улыбнулся индеец.

— Нет, — нахмурился тевтонский. Он скинул труп мухи в мусорку, поднялся со стула и запер дверь в кабинет, чтобы никто не зашел.

— Пойдем в комнату? — смотря в пол, тихо спросил он.

— Пошли, — также тихо ответил Седит.

Они ушли в комнату, закрыв дверь на замок, и сели на диван в гостиной.

— Локи?

— Да, Седит?

— А ты никогда не думал о гей-свадьбах?

— Э-э… нет.

— А почему?

— Не знаю. Просто не приходило такое в голову.

Локи посмотрел на руку. На одном из пальцев он до сих пор носил обручальное кольцо.

— А если бы я сделал тебе предложение, ты бы согласился? — голос индейца прозвучал неуверенно и тихо. Тевтонский поднял на него взгляд.

— Предложение? Ты что, хочешь пожениться? — смущенно усмехнувшись, спросил он.

— Почему бы и нет? — Седит немного помолчал и продолжил. — Но я вижу, что ты все еще скорбишь по своей жене и до сих пор носишь кольцо. Она умерла так давно, а ты все никак не можешь это отпустить, — подавленно произнес индеец, опустив голову. — Тебе не приходило в голову, как сильно я люблю тебя? Я давно хотел сделать предложение, надеясь, что ты станешь счастливее, — к концу фразы голос Седита стал совсем тихим и смущенным. Локи крутил кольцо на пальце, обдумывая слова любимого.

— Да. Она умерла. — повторил он. Затем коснулся лбом плеча Седита и взял его руку обеими своими. В нее он положил обручальное кольцо и сжал пальцы. — Ее. Больше. Нет. — медленно произнес Локи и закрыл глаза. Седит взял его руку и тоже что-то вложил. Когда Локи разжал её, то увидел на ладони мужское обручальное кольцо. Оно было сделано из очень тёмного, почти чёрного, но слегка сверкающего металла.

— Оно кажется мне похожим на тебя. Я надеюсь, что однажды ты дашь мне ответ. А пока пускай будет у тебя, — индеец коснулся губами виска Локи. Тевтонский, так и лежа головой на плече Седита, крутил кольцо в руке, рассматривая его с улыбкой. Индеец гладил его по плечу, ощущая, как становится немного счастливее. Тут Локи сжал кольцо в кулак и заговорил:

— Седит, ты знаешь, я очень верный. Я долго был верен своей жене. И даже после ее смерти оставался верным. Я предан работе. Сатане. Иногда даже чувствую себя псом, который готов пойти на все ради тех, кто дорог. Но, знаешь, я очень боюсь предательства. Или того, что в один прекрасный день меня оставят одного. Снова.

— Локи, смерть — не предательство. И, даже если меня убьют, я воскресну и стану призраком, который будет вечно с тобой. Ты первый, кому я за все время при жизни и после неё сказал, что люблю. И последний. Потому что ничего другого мне не надо. Но, если ты хочешь быть верен жене, что я могу сделать? Я живой не могу соперничать с памятью о ней, это больно, — индеец хмыкнул.

— Ты не так меня понял. Я готов быть с тобой всегда. Но если с тобой что-то случится, — Локи сжал руку Седита, — я не выдержу этого снова.

— Я не настолько сильный как ты. Но я обещаю, что умру только от твоих рук и ни от чьих больше, — улыбнулся Седит. — Поэтому, чтобы не происходило, давай поженимся? Хочешь, я встану на одно колено? Или организую официальное предложение на виду всего АЦП?

— Не надо ничего. Я согласен.

Седит взял кольцо и надел его на палец Локи.

— Я ещё никогда не был так счастлив, — сказал он, чуть ли не плача от счастья.

Позже Локи с Седитом лежали на диване и целовались. Локи совсем забыл обо всем. Забыл о мухах, о возможном заговоре. Ему было хорошо наедине с любимым.


На следующий день Локи и Баст собрались идти на миссию. Седит провожал их. Он подошел к тевтонскому демону, поднял его голову за подбородок и поцеловал на прощание.

— Ой, да ладно! — закатила глаза Баст. — Мы не на войну уходим.

Женщина бросила взгляд на руку Локи, где сверкнуло новое, черное кольцо.

Когда Локи попрощался с Седитом, он и Баст вышли из АЦП и отправились на миссию.

— Эй, Локи, у тебя же было другое кольцо на этой руке? — решила наконец уточнить она.

— Да, — коротко ответил демон, засунув руку в карман. Он достал оттуда старое обручальное кольцо.

— Но ты же в курсе, что на этом пальце носят только обручальное кольцо? — приподняв бровь, спросила женщина, дабы убедиться, что тевтонский не ошибся пальцем.

— Конечно, — невозмутимо спокойно ответил Локи.

— То есть?.. Это значит?..

— Да-да, Седит сделал мне предложение. А теперь давай сосредоточимся на миссии? Уже совсем скоро мы встретим того демона.

— Я так за вас рада!

Баст хлопнула Локи по плечу так сильно, что тот аж слегка подался вперед.

— За это надо бухнуть!

Непонятно откуда она достала флягу и глотнула оттуда валерьянки. Локи никогда не нравилось, что Баст много выпивает, а уж тем более на миссии он не мог позволить ей этого сделать, потому он нагло выхватил флягу прямо из рук женщины.

— Баст, только не на миссии!

Женщина угрожающе мрачно посмотрела на тевтонского. Казалось, сейчас она сорвет рукава, обнажая по-мужски мускулистые руки, и хорошенько проведет лицом демона по асфальту.

Локи хотел уже было что-то ответить на ее прожигающий взгляд, но вспомнил, что лучше не конфликтовать с этой демоницей, и молча вернул ей фляжку. Поэтому пока они шли на миссию, счастливая Баст набухалась и еле плелась следом за тевтонским демоном, который старался не обращать внимания на женщину и сосредоточиться на миссии.

Их заданием было встретиться с демоном, маленькая дочь которого таинственно пропала. Отец ребенка отказался предоставлять дополнительную информацию по телефону и договорился о личной встрече с сотрудниками Сатаны. Место он выбрал весьма специфичное: около заброшенной многоэтажки, где почти никто не ходит.

Так как ранее бывали случаи, что враги звонили и выманивали работников Сатаны в ловушку, Райль специально выбрал для этого задания именно Локи и Баст. Они хороши в поисках за счет ума Локи и животных инстинктов Баст, но также и в случае ловушки они смогут легко улизнуть. Локи один из сильнейших демонов в стране Сатаны и вообще в Аду, а Баст самая ловкая и быстрая, в облике кошки поймать ее почти невозможно.

Вскоре они оказались неподалеку от нужного им места, но сразу выходить на дорогу они не рискнули. Локи выпустил несколько бабочек, горящих желтым пламенем, и отправил их по округе, чтобы убедиться, что никого лишнего нет. Баст тем временем стала кошкой и попыталась унюхать чье-нибудь присутствие издалека.

— Я никого вокруг не вижу. А у тебя как? — серьезно спросил тевтонский демон.

— Никого нет! — сказала Баст, уже лежа на ветке дерева. Она зевнула и добавила:

— А знаешь, на этом месте был уже не один демон.

— Не один? Давно? Когда они ушли? Куда?

— Я-то откуда знаю? Хотя… — кошка спрыгнула с дерева и принюхалась. — Вообще, запах свежий. Но в данный момент не стоит доверять моему нюху, ибо даже я чувствую, как от меня несет валерьянкой. Класс…

— А хотя бы направление можешь узнать?

— Я тебе не собака. А наш демон всего лишь на пятнадцать минут опаздывает. Подождем немного.

Баст устроилась в травке. Локи посмотрел на нее и мысленно придумал новую главу для своей второй книги: «50 оттенков депрессии: на 50 оттенков депрессивнее». Он присел на камень, достал ручку, блокнот и начал записывать приходящие в голову мысли.

Прошло еще минут пятнадцать. Локи подумал, что что-то тут не так, ибо нужного демона все еще нет, а Баст все это время мирно спала в травке, не беспокоясь о задании. Локи убрал свои записи, встал и подошел к кошке.

— Баст, — попытался он разбудить ее. Кошка в ответ зарычала. — Баст, проснись, тут что-то не так.

— Убью, — все еще пребывая во сне, пробормотала она. Локи стало не по себе, но он продолжил ее будить, теперь пытаясь аккуратно поглаживать ее пальчиком.

— Ну, что такое? — внезапно открыла глаза кошка. — Уже пять минут поспать нельзя?!

Локи это только разозлило.

— Ты можешь быть серьезней на работе? Не боишься, что уволят за такое отношение?

— А в чем дело-то?

— В том, что его нет уже полчаса. А еще мне не нравится тот факт, что тут были и другие. Все это очень странно. Ты уверена, что не можешь сказать, куда пошли те, что были тут?

Баст лениво перевернулась на живот, встала и принюхалась.

— Я чувствую три запаха, и все идут в одну сторону.

— Тогда пошли туда, — тихо скомандовал Локи и пошел за кошкой, которая побежала по следу.

Неизвестные шли в другую сторону от многоэтажки. Баст и Локи петляли довольно долго и запутанно. Складывалось ощущение, будто те за кем-то гнались, пытаясь поймать. След привел их в самую глушь района к небольшому заброшенному зданию.

— Я чую кровь. Много крови, — мрачно произнесла Баст, смотря на заброшку.

— Ничего хорошего нам это не сулит, — буркнул Локи и направился внутрь. Кошка пошла за ним, продолжая изучать запахи.

— Запах крови доносится сверху.

— Скорее всего нас уже заметили, — предположил демон, — так что будь готова.

Баст и Локи стали ходить по этажам, изучая каждый из них. Когда они поднялись на третий, кошка вдруг прижала уши к голове и попятилась назад.

— Кровь явно на этом этаже. Пахнет трупами. А еще я слышу какое-то жужжание.

Её хвост нервно задергался туда сюда, показывая, что коше явно не по себе. Она подняла глаза на Локи, понимая, что идти туда все же придется. Демон сосредоточил все свое внимание на округе, словно ожидая, что кто-то вот-вот набросится на них из-за угла, но было тихо. Они заглядывали по очереди во все комнаты и лишь в самой дальней из них в конце коридора на пороге наткнулись на оторванную руку, всю в крови и бледных трупных пятнах. Все пальцы на ней были согнуты, кроме указательного, который словно бы указывал на лестницу на четвертый этаж.

— Нас тут явно ждали, — пробормотал Локи, осторожно обошел руку и двинулся к виднеющемуся в дальней части комнаты трупу. Баст неохотно пошла за ним. Обходя старую разрушенную мебель тевтонский демон подошел к телу. Судя по оторванной и валяющейся рядом с трупом голове, это явно был пожилой мужчина. На его лице все еще можно было разобрать дикий ужас, хоть и в одном глазу зияла выжженная дыра, а общий вид портили трупные пятна.

По словам Райля, демон, с которым они должны были встретиться, по голосу казался взрослым, но не старым.

— Это не он, — сделал вывод Локи, посмотрев на голову, а затем осмотрев оставшиеся конечности, которые также были жестоко оторваны и брошены неподалеку от тела. — Слишком стар.

Баст обнюхала труп и учуяла посторонний запах. Он шел из нагрудного кармана рубашки. Кошка запрыгнула на тело и заметила торчащий из кармана белый уголок чего-то, за который она взялась зубами и вытащила фотографию. Там была запечатлена муха с написанной маркером подписью «Каролина».

— Твою мать! — в сердцах выругался Локи, и его лицо немного побелело, когда он увидел фотографию.

— Ты чего? — удивилась Баст и посмотрела на изображение. — Мух боишься?

— Когда-нибудь я тебе объясню. А сейчас нужно найти оставшиеся трупы, если они тут есть. Осмотрим их, обыщем и уходим. Есть кое-кто, с кем сейчас нельзя встречаться.

Баст не стала задавать лишних вопросов. Они быстро принялись за дело. По направлению отрезанной руки они двинулись к лестнице. Отправиться можно было только наверх, так как нижняя часть лестницы обрушена.

На четвертом этаже Баст и Локи сразу обнаружили труп девочки лет 12-и. Она была привязана к старому деревянному стулу веревками и убита ударом ножа в сердце. Под стулом также лежала фотография с мухой, подписанная маркером: «Блоссом».

На этом же этаже у другой лестницы находился труп пожилой женщины. Из трех убитых, она единственная лежала с закрытыми глазами и улыбалась. Видимых повреждений не было, а руки мирно сложены на груди, словно женщина должна была держать букет цветов, но вместо этого в них была фотография. Снова муха и снова подпись маркером: «Генрих».

Забрав изображение, Баст и Локи стали подниматься на последний пятый этаж. В это время в голову Локи пришло одно воспоминание:


— Локи. А почему тебя так зовут? — светловолосый мальчик сидел на заборе и болтал ногами

— Я не знаю. А что? — Локи, тоже маленький, стоял рядом, прислонившись к забору спиной, и крутил в руках кубик Рубика.

— Да просто. Мне нравится твое имя, — мальчик наблюдал за движениями квадратиков в руках друга.

— А какие имена тебе не нравятся?

— Нууу… Очень тупое имя Блоссом. Из женских еще Каролина, бесит прям! Из мужских, наверное, Генрих и Гоша. Просто фу!

— Ты так бурно на это реагируешь.

— Конечно. У моих любимцев должны быть хорошие имена.

Вокруг них, не переставая, кружила муха…


…которая своим жужжанием и вырвала его из воспоминаний. Оказалось, что в реальности вокруг них тоже витало гадкое насекомое, причем не одно.

— Да он просто издевается, — прорычал Локи, отмахиваясь. Он уже догадывался, какое имя будет на последней фотографии.

— Ты чувствуешь запах? — совсем несчастным голосом спросила кошка, и тогда демон обратил внимание на гадкий смрад, лезущий в нос. И вскоре обнаружился и его источник.

Последний труп был полностью облеплен мухам, кое-где даже копошились белесые личинки. Во всей комнате стоял жуткий гул, давящий на уши, а запах вызывал рвотные позывы и желание срочно покинуть комнату. У Локи заслезились глаза, а Баст просто вырвало от отвращения. Кишащие насекомые жадно пожирали разлагающееся месиво когда-то бывшего демоном. Где-то он был уже обглодан до костей. Во рту и в выеденных пустых глазницах кишели личинками.

Локи закрыл нос ладонью и попросил Баст выйти из комнаты. Одним взмахом руки он сжег всех мух и личинок на теле, однако запах от этого стал только ужаснее: к вони гниющего тела добавился смрад сгоревших насекомых. Глазам тевтонского предстала отвратительная картина полу съеденного тела во всей красе. К счастью, искать фотографию не пришлось — она лежала рядом с трупом. Локи поднял ее и осмотрел. Все та же муха, но вместо ожидаемого имени «Гоша» он увидел совсем другое: написанное жирным, черным маркером «Локи». Тевтонский молча смотрел на свое имя, не отрывая с нее глаз. Оглянув последний раз труп, он поспешил покинуть комнату и вернуться к Баст, чтобы показать ей фотографию.

— Локи, что все это значит? И почему здесь твое имя? — поджав уши и хвост, спросила Баст, когда увидела изображение.

— Я не знаю. Пошли лучше отсюда. Здесь нам делать больше нечего.

Они молча двинулись обратно. Около лестницы Баст оглянулась, чтобы последний раз осмотреть это место. Вдруг она что-то заметила и побежала обратно. Локи даже не успел заметить, как кошка пропала.

— Баст? Баст! Куда ты делась? Грр, этого еще не хватало, — раздраженно произнес тевтонский и уже вернулся с лестничной площадки в коридор, чтобы отправиться на поиски кошки. Однако Баст сама уже бежала обратно, да еще и с четырьмя фотографиями в зубах, которые она сразу дала Локи. На одной из фотографий была изображена веселая девочка с рыжими косичками. В углу фотографии было подписано имя девочки: Каролина. На следующей фотографии была та же девочка, сфотографированная в этом здании. Она была сильно напугана и привязана к стулу, в каком положении был найден ее труп. Фотография была перечеркнута кровью, а в углу жирным красным маркером написано: «Любимая Каролина». На третьей фотографии изображена старушка, глаза которой заляпаны кровью. На последней фотографии улыбающийся старик. Внизу также было подписано его имя: Георгий.

К вечеру Локи и Баст вернулись в АЦП и сразу направились в кабинет Сатаны. Райль не ожидал так скоро увидеть этих двоих, так как миссия предположительно должна была длиться несколько дней.

— По вашим лицам уже все видно. Рассказывайте, — отложив бумаги и ручку в сторону, произнес Сатана. Выглядел он обеспокоенно. Локи выложил на стол все фотографии, которые он с Баст нашли.

— Они все убиты. Райль, скажи, как звали демона, с которым мы должны были встретиться?

Сатана молча рассматривал фотографии, проигнорировав вопрос. Сначала он не выдавал никаких эмоций, но когда поднял глаза на Локи, явно был шокирован. Райль молча открыл ящик стола и выложил еще одну фотографию.

— Генрих, — ответил, наконец, он. — Эту фотографию сегодня прислал мне кто-то анонимный.

Демон, изображенный на фото, выглядел лет на сорок. Он делал селфи, а на заднем фоне находились старик со старухой и рыженькая девочка. Все они улыбались и обнимались, а снизу красным маркером было подписано: «Ты следующий».

— Теперь сомнений быть не может, — мрачно заключил Локи. — Нельзя исключать и версию с подставой, может кто-то хочет, чтобы мы думали, что это ОН.

Райль какое-то время молчал, напряженно о чем-то размышляя.

— Локи, возьми фотографии себе на хранение, — наконец вздохнул он. — Разберись в них. Может ты сможешь узнать что-то еще?

— Я попробую.

Тевтонский демон собрал все фотографии со стола и положил в карман.

— Запру их в надежном месте. Но сначала надо их проверить на проклятья, прослушку, магию и прочую гадость.

— И, как я понимаю, вы ничего, кроме фотографий, не получили?

— Нет. Там больше ничего не было, кроме трупов. Скорее всего все, что было, забрали заранее.

— Могу ли я вообще узнать, что происходит? — неожиданно подала голос Баст.

— Если наши предположения подтвердятся, то грядет нечто ужасное… — загадочно ответил Райль. — Как только появятся еще тревожные признаки, думаю, мы должны будем собрать совет и все рассказать.

— Ладно, тогда я пойду?

— Да, Баст, иди.

Кошка медленно вышла из кабинета. У нее все еще был неприятный осадок после увиденного, и голова раскалывалась. Она хотела бы зайти в таверну Билла, но вместо этого предпочла пойти спать.

— А я могу идти? — спросил Локи, когда Баст вышла.

— Подожди. Я сегодня ночую дома, так что АЦП ночью на тебе. Хочу, чтобы вы с Абаддоном сделали пару обходов ночью. Просто для перестраховки.

— О, Абаддон как раз по ночам не спит, в игры играет. Хоть делом полезным займется.

Локи вспомнил ту ночь, когда просматривал сны других и поймал Абаддона за играми посреди ночи.

— Ладно, пока это все, можешь идти. Я уйду через пару часов. Кстати, Локи…

— Что еще?

— Поздравляю, — Райль многозначительно подвигал бровями.

— А?..

— Бэ! Этого кольца я у тебя раньше не видел.

— А-а, это? — тевтонский посмотрел на кольцо и смутился. — Ну, эм… спасибо.

— А теперь иди, пока я не растрогался и не произнес речь во славу гейской любви!

Локи моментально покинул кабинет Райля после этих слов.

В это самое время Файтер только закончил свою работу в Раю и вернулся домой. Домработница, которая следит за домом в отсутствие правителей, уже ушла, аккуратно прибравшись во всех комнатах. Однако готовить Файтер всегда предпочитал сам. К сожалению, в последнее время в Раю и на земле было очень неспокойно, и всю неделю правитель Рая безвылазно работал. Иногда даже засыпал за столом, так что Минди приходилось пинками гнать его спать на софу. И вот сегодня они с Райлем наконец-то смогут увидеться, но радость от скорой встречи немного омрачали тревожные мысли и предстоящий сложный разговор. Файтер надеялся, что Ада проблемы не коснулись.

Сходив на небольшую пробежку он решил, что сегодня запечет лосося с картошкой в духовке, а на сладкое испечет вишневый пирог, приготовление которого как раз занимало немного времени. Так что, сходив в душ и переодевшись он бодрым шагом направился в магазин, стараясь пока не думать о работе и делах. Отвлечься помогала ритмичная музыка в наушниках.

Уже возвращаясь из супермаркета с двумя большими пакетами, он учуял адское присутствие. Это заставило его сначала насторожиться, а потом рассмеяться, потому что на его пути лежала кошка. А кошка не простая, кошка адская, в АЦП живущая. Все верно. На дороге в Гренландии прямо под ногами у Файтера валялась пьянющая Баст.

Невероятное совпадение, учитывая, что Файтер собирался готовить рыбу, которую она так любит. «А почему бы не пригласить кошку в гости? Она милая,» — подумалось ему. Поставив пакеты на землю, он присел рядом с кошкой на корточки и погладил её.

— Баст? Это ты? Я не ошибся? — позвал он её.

— Щас убью! — во сне пробормотала кошка.

— А кто же тебя рыбой угостит? — рассмеялся Файтер, почесав её за ухом.

— Рыба?! — кошка тут же подняла голову и распахнула большие глаза. — Где рыба?

Она осмотрелась по сторонам.

— Я буду готовить рыбу. Хочешь зайти в гости?

— Конечно! Обожаю рыбу.

Баст облизнулась, словно уже съела большую порцию.

— А ты хоть поняла, кто тебя в гости позвал? — фыркнул правитель, беря кошку в одну руку, а пакеты в другую.

— Файтер?

Она посмотрела на правителя Рая. Хоть его лицо и расплывалось слегка, но было вполне узнаваемо.

— Бинго! Тебя как вообще в Гренландию занесло?

— Не знаю. Я сегодня была на отвратительнейшем задании! Насмотрелась на трупы, на мух с личинками. В АЦП вернулась с больной головой. Думаю: «Дай-ка я выпью немножко, а потом спать!». Чтоб забыть все, как страшный сон. И каким-то образом очнулась здесь…

— Бедная, — посочувствовал ей Файтер. — Ты тут не замерзла хоть? Все же осень скоро кончится.

— У вас… холодно. Да. Неси скорей домой.

Кошка прижалась головой к плечу райского. Запах свежей рыбы из пакета действовал умиротворяюще.

— Скоро придем, сможешь погреться в камине.

— Отлично.

И действительно, минут через пять они пришли домой. Файтер опустил кошку на пол и развел огонь в камине.

— Чувствуй себя как дома. Если захочешь, можешь драть когти вон о то кресло, — указал он в угол гостиной, где стояло старое, порванное кресло. — Мы его все равно выкидывать собираемся. Если что-нибудь понадобится, говори.

Баст подошла поближе к камину, хорошенько потянулась, легла и свернулась в клубок.

Примерно через час домой вернулся Сатана. И первая, кого он увидел, была Баст, все еще мирно спящая у камина. «Ничего необычного, ” — с сарказмом подумал правитель. Баст за всё время его пребывания в АЦП в каких необычных местах только не находили, так что он не сильно удивился обнаружив её здесь. В доме пахло запеченной рыбой и чем-то сладким. Из кухни доносилось позвякивание посуды и звук льющейся воды. Файтер мыл посуду.

— Милый? — Райль прошел на кухню.

— О, ты вернулся.

Файтер как раз закончил с посудой и пошел проверять рыбу в духовке.

— Я так соскучился!

— Что здесь забыла Баст? — задал-таки Райль вопрос, который его интересовал.

— А, я её по пути из магазина нашел. Спала прямо на дороге. Подумал, что замерзнет совсем, не привыкла же к такой температуре. Пригласил к нам на рыбу.

— Ок, — с каменным лицом ответил Сатана. — Слушай, нам надо серьезно поговорить.

Райль сел за стол. Файтер сел напротив него.

— Да. Надо. У меня не очень хорошие новости.

====== Глава 2. Напряженная подготовка ======

— Слушай, нам надо серьезно поговорить.

Райль сел за стол. Файтер сел напротив него.

— Да. Надо. У меня не очень хорошие новости.

— Что-то серьезное?

— Думаю, серьезное, — кивнул Файтер, рассматривая узор скатерти на столе.

— Рассказывай.

Райль сосредоточенно сложил руки.

— Мы подозреваем, что центральное правительство Рая хотят сместить. Знаешь, если захватить власть на главном острове, остальные острова в любом случае подчинятся. Убито несколько наших разведчиков, а над трупами летают странные мухи, чересчур смелые для насекомых. Еще из РАМа пропали некоторые документы. Не то чтобы очень важные или серьезные, кое-что по финансам и последние приказы, но понимаешь, что это значит? — Файтер поднял на Райля тяжелый взгляд. — Среди нас есть предатель. Не из самых близких моих подчиненных, но он все же есть.

— Боюсь, в Аду происходит нечто похожее. Еще вчера Абаддон и Аластор слышали разговор двух неизвестных, которые спорили о том, справится ли их «главный» с властью. А сегодня Локи и Баст ходили на задание и обнаружили жестоко убитую семью, один из членов которой просил у нас помощи. У каждого из убитых было по фотографии с мухами. Один из трупов также поедали эти насекомые. Мы думали, что просто в этом году их много развелось. Но теперь нам кажется, что это не простые мухи.

Файтер не удивился, но помрачнел еще больше.

— Я боялся, что не только у нас проблемы.

— У нас есть подозрение о том, кто за всем этим стоит. Но мы пока не уверены. Слишком мало информации.

— Ты говоришь о том кто уже пытался однажды захватить власть в Аду?

— Именно. Ты знаешь о нем?

— Когда я только прибыл в Рай, старик заставил меня учить не только Райскую, но и Адскую историю. И надо же, пригодилось. А если это действительно он за всем стоит, то пора проверить союз Рая и Ада на деле, — Файтер нахмурился, напряженно о чем-то размышляя. — Я уже знаю, как буду действовать дальше: следует ввести военное положение и мобилизовать армию. Назначить комендантский час для безопасности народа. Часть войск будет проводить патрулирование в городах. В Аду такие методы практикуются?

— Конечно. Но народ у нас в Аду не очень-то любит следовать комендантскому часу. Хотя сейчас нужно быть начеку. Посажу Абаддона с Аластором на прослушивание телефонных звонков. Локи, кстати, сейчас тщательно изучает те фотографии и другие улики. Возможно, он что-нибудь еще обнаружит.

— Райская разведка не так давно засекла несколько подозрительных скоплений демонов на земле. Среди них были замечены ангелы, которые считались без вести пропавшими, а кое-где даже люди. Надолго они нигде не задерживаются, но все же выследить их реально. Может нам стоит отправить пару-тройку комбинированных райско-адских команд для сбора информации и выслеживания этих групп?

— Можно. Надо бы собрать совет правителей.

— Я бы тоже хотел присутствовать на вашем совете, если это возможно.

— Думаю, это не проблема.

— Отлично! А теперь давай поедим? Потому что скоро нам будет не до общего времяпровождения.

Файтер кажется немного расслабился. Или по крайней мере попытался.

— Согласен. Я ужасно голодный, — усмехнулся Райль и, повернув голову, заметил Баст, которая сидела на пороге кухни и смотрела на правителей. Она явно была встревожена.

— Что, все слышала, да? — хмыкнул райский, подходя к кошке и наклоняясь, чтобы погладить.

— Даа. Так вот почему мальчики были так напряжены, и Локи был такой… напуганный? Неужели грядет война? — очень тихо спросила кошка.

— Возможно кое-что похуже обычной войны, Баст, — устало заметил Райль.

— В это будет вовлечен каждый из нас в Раю и Аду.

Файтер взял кошку на руки и сел за стол.

— И на данный момент мы явно отстаем по количеству информации. В прошлый раз все начиналось лучше, если я не ошибаюсь, да Райль?

— Судя по рассказам Локи, да. А я ведь даже понятия не имею, как выглядит наш потенциальный враг. Вот, что еще меня напрягает.

— А у вас нет его портретов в книгах по истории? — райский сильно удивился.

— Нет. К тому же тогда он был совсем молодым. Прошло много лет, он мог измениться.

Все еще держа одной рукой притихшую Баст, Файтер вышел из комнаты и вернулся с огромной книгой: «История Ада, взгляд из Рая: личности, события и комментарии. Издание третье». Он стал листать книгу, пока не нашел того, кого искал, в разделе «Личности». Баст тоже заглянула в книгу и увидела заголовок: «Повелитель Мух Вельзевул. Изгнанный за попытку переворота предатель Ада». А дальше две картинки.

На первой из них довольно молодой парень. Длинные светлые волосы до лопаток, завязанные в хвост. Не смотря на пронзительно красный цвет глаз, взгляд его был теплым, а улыбка открытой и мягкой. В этом обаятельном парне сложно было увидеть предателя.

На второй же жуткий демон с черной кожей, вдвое больше светловолосого парня. Клыки изогнутые и длинные, за спиной сложены огромные крылья точь в точь, как у мухи. На голове огромные прямые рога с загнутыми концами точно над ушами. Но самое жуткое — это большие, на пол лица, ярко красные сетчатые глаза, как у мух. Баст передернуло. Ей бы ни за что не захотелось встретиться с ним.

— Откуда эти фотографии? — спросил Райль. — Ведь его уже много лет как никто не видел.

— Они очень старые. С того времени, как его победили четыре Адских правителя. Сделаны как раз перед тем, как он сбежал. Только вот везде пишут «изгнан», чтобы никто не узнал, что на самом деле он сбежал из-под стражи. Эта книга передается от правителя к правителю и регулярно обновляется. Видишь тут написано, что это третье издание? Недавно появилось. Сюда вошла и старая и новая информация. Зацени.

Файтер немного полистал книгу и показал Райлю заголовок: «Райль Кристенсен. Сатана IV, ныне правящий». Ниже были фото Райля в обычном виде, в демоническом облике и в облике белого волка. Еще ниже шла характеристика, способности, личная информация.

— Что значит «помешан на коврах»? Я не помешан на коврах! — возмутился Райль и стукнул кулаком по столу, а где-то в другой комнате открылся шкаф, откуда повалились различные ковры.

— Да ну? — скептически поднял бровь Файтер. — Что насчет того случая, когда я дал уборщице отпуск и, убираясь самостоятельно, наткнулся на тот извращенный ковер с моим изображением? Я очень рад, что ты унес эту гадость из дома.

Баст закрыла рот лапой, пытаясь не засмеяться.

— Эм… Да, ты его больше не увидишь, — быстро сказал Райль, отводя взгляд в сторону.

— В общем. Ты можешь сделать скан с этих фотографий. Хоть у нас и нет новых, все же это лучше, чем ничего.

— Да. Я этим займусь. Позже.

— А теперь давайте есть.

Файтер посадил Баст на стул и наложил всем рыбы с картошкой и салат из свежих овощей.


Двенадцать часов ночи. В АЦП давно все закончили работу и уже готовились ко сну. Но только не Локи. Он до сих пор сидел в своем кабинете, не обращая внимания на время, крутился в кресле, рисуя какие-то схемы в блокноте. На столе были разложены все найденные фотографии.

В дверь кабинета тихо постучали. Вошел демон разрушений.

— Абаддон? Ты чего не спишь? — поинтересовался тевтонский.

— Так это, патрулирование же. Хотел узнать, кто и когда будет этим заниматься.

— Я вообще-то занят.

Локи прекратил крутиться и посмотрел на фотографии.

— Столько вопросов…

— Чего? Каких вопросов? — парень подошел к столу.

— Ты же еще не видел? — тевтонский кивнул на фотографии.

— Это что? — нахмурился Абаддон, пробегая глазами по изображениям.

— Мы с Баст нашли это сегодня на миссии. Это семья, которая была жестоко убита. С этим мужчиной мы вероятно должны были встретиться.

Локи указал на демона, делающего селфи.

— Но знаешь, что странно? Семью убили, но сделали это так, словно хотели с нами поиграться. Раскидали трупы по разным этажам. Указали их частями тел, куда нам идти. И возле каждого трупа было по фотографии с мухой. На одном из этажей лежали еще другие четыре фотографии. А девятую вообще отправили сегодня Сатане.

Пока тевтонский рассказывал о том, что еще они с Баст повидали, Абаддон рассматривал фотографии, пытаясь понять, что все это может означать. Одна из фотографий с мухой его слегка смутила.

— Локи, почему здесь твое имя? — спросил он, когда тот закончил свой рассказ.

— Я не знаю. Я пока еще не понял, что он хотел всем этим показать.

— Кто он-то? Может уже скажешь, наконец, кто такой этот загадочный «он»?

Не успел тевтонский ничего ответить, как раздался телефонный звонок. Это звонил Райль, так что Локи ответил и включил громкую связь, чтобы Абаддон тоже мог услышать.

— Слушаю.

— Локи, новости у меня просто отвратительные. Хуже некуда. В Раю предатель, и также появились мухи. Мы думаем, что это все-таки он.

— Что? Серьезно? Он и на Рай напасть хочет?

— А кто он-то? — снова спросил разрушитель.

— Абаддон? Это ты там? — удивился Сатана.

— Да.

— Информация пока не точная, но, думаю, пора уже всем узнать. Мы подозреваем, что Вельзевул объявился.

— Вельзевул? Третий Сатана рассказывал мне о нем. Ужасный тип.

— А то мы без тебя не знаем, — раздраженно ответил Райль. По его голосу было слышно, как он напряжен. — Надо бы как можно скорее собраться с остальными правителями. Файтер также будет присутствовать, так как теперь замешан и Рай. Абаддон, оповести правителей прямо сейчас. Не забудь предупредить, что это срочно.

— Будет сделано.

На этом телефонный разговор был окончен.

— Абаддон, ты слышал, что должен сейчас сделать, — серьезно произнес тевтонский демон. — Иди.

— Погоди, Локи. Получается, если это повелитель мух, то он способен видеть и слышать все, чем мы занимаемся и о чем говорим, верно? Его вообще возможно победить, учитывая, какое у него преимущество?

— Нуу… победили же как-то, — неуверенно пожал плечами Локи.

— Всем правительским составом, при этом понеся огромные потери. Давай начистоту. Он тогда был молод и недостаточно опытен. И правители знали заранее о том, что он делает, благодаря шпионам. Можем ли мы похвастаться тем же сейчас? И насколько он мог вырасти в хитрости и силе с тех пор?

Локи молчал, смотря на фотографии. После небольшой паузы он тихо ответил:

— Не знаю, — и опустил голову, взявшись за нее руками.

Абаддон резко выдохнул и еще тише сказал:

— Я не хочу этой войны…

После чего развернулся и вышел из кабинета.

— Я тоже, — покачал головой Локи, зная, что его уже никто не слышит.

Еще несколько минут он тупо смотрел в стол, пока в голову не пришла идея почитать досье об убитой семье. Тогда Локи подошел к шкафчикам и начал искать по фотографиям и именам как минимум старика или девочку. Через час поисков в руки, наконец, попалась папка с информацией о старике. По фамилии тевтонский смог быстрее найти остальных членов его семьи. Найдя все, он сел обратно за стол и открыл первую попавшуюся в руки папку.

— Так, Георгий Одам, 89 лет, — начал читать Локи. Пробегая глазами по биографии старика, он постепенно начал засыпать от скуки и усталости. Дальше в руки попалась биография девочки. Каролина Одам. А после он взял биографию мужчины.

— Генрих Одам. Всегда был ответственным и трудолюбивым. Помогает родителям на ферме… До ужаса боится мух.

Локи перечитал это предложение еще раз, и сонливость сразу же улетучилась.

— В детстве родители Генриха напугали его рассказами о том, как мухи съедают плоть умерших. А также не побоялись рассказать мальчику, как в ухе его прадеда муха отложила яйца. Позже личинки начали постепенно грызть ухо изнутри. После этих историй парень стал бояться того, что и его могут съесть мухи. Стоп.

Тут перед глазами Локи снова всплыла та ужасная картина: мухи, пожирающие плоть убитого.

— Минуточку.

Взгляд упал на биографию старика.

— Работал на скотобойне. Суеверный. Боится, что духи убитых им животных жестоко ему отомстят.

Расчленненный труп старика нарисовался перед глазами.

— Каролина всегда боялась того, что ее украдут и убьют.

Глаза посмотрели на фотографию девочки до смерти.

— Это же…

Тут Локи повернул голову и заметил последнюю папку. Биография о старушке. Демон открыл ее.

— Сиона Одам. Умерла… 30 лет назад?!

И теперь Локи окончательно впал в ступор.


В это время Абаддон находился у себя в кабинете и искал номера правителей в компьютере. Первым попался Белиал, чей номер парень сразу же набрал и стал ждать ответа. Минуты две просто раздавались гудки. Пока правитель не ответил, Абаддон уже нашел номера Люцифера и Левиафана.

— Ал-л-ло? — послышался вдруг сонный голос в трубке, когда парень задумался о чем-то своем и совсем не ожидал, что ему ответят.

— Тьфу, блять! — испугался Абаддон, но тут же понял, что его уже слышат. — Ой, простите, господин Белиал. Э-это я, Абаддон.

— Ага, и что тебе, блять, надо в гребанный почти час ночи?

— Звоню по приказу Сатаны. Он хочет как можно скорее встретиться с остальными правителями.

— Серьезно? Что опять случилось?

— Кое-что очень важное. На собрании все узнаете.

— Ох… — послышался тяжелый вздох, словно Белиал с трудом встал с кровати. — Сейчас посмотрю, как я работаю…

Абаддон стал ждать. Он слышал в трубке различные звуки, шелест бумаг, хлопающий ящик. Последний звук был довольно громкий, но парень не понял, что это было, после чего все затихло.

Время шло, а разрушитель терпеливо ждал. Ждал до тех пор, пока не услышал храп.

— ГОСПОДИН БЕЛИАЛ!!! — вдруг закричал Абаддон и услышал ответный крик. Снова шум и шелест бумаг.

— Что ты так пугаешь-то?! — раздался разъяренный голос правителя.

— Вы уснули?!

— Немного… А что я хотел сделать?

— Посмотреть расписание, — устало выдохнул парень.

— Ах, точно. Так… Ага. Угу. Ммм… Во!.. а, нет. Кхм… Я могу сегодня с утра. Часов с девяти. В следующий раз только через неделю.

— Понятно. Я сейчас позвоню остальным правителям и узнаю, как у них со временем. Напишу вам, если решим собраться утром.

В ответ тишина. И снова послышался храп.

— Я ВАМ НАПИШУ!!! — крикнул Абаддон и бросил трубку, услышав перед этим испуганный крик.

Следующий по плану был Люцифер. В отличие от Белиала, его ответа долго ждать не пришлось.

— Да? — совсем тихо ответил правитель.

— Люцифер, здравствуйте. Это…

— Абаддон, я понял, — закончил падший и громко зевнул. — Я понимаю, что ты не стал бы звонить просто так посреди ночи, но ты прервал мой сон. Я гладил прекрасную белую кошку.

— Извините, но это очень важно. Срочно нужно собрать правителей. Когда вы сможете?

— Я? Да хоть сегодня. Только я бы хотел выспаться.

— Белиал и Сатана могут с утра.

— С утра? Вот же ж… Что им приспичило-то так рано? Ух… Ладно, буду, раз уж это настолько важно, что мне звонят посреди ночи.

— Я вам напишу точное время. Еще раз извиняюсь.

— Ага.

И последний в списке Левиафан. Ждать снова пришлось долго, и трубку взял не правитель, а его приближенный. Сказав о том, что это важный звонок, Абаддон попросил передать трубку правителю. Через минуту, наконец, послышался спокойный голос морского змея:

— Я слушаю?

— Левиафан, извините за столь поздний звонок, но Сатана хочет узнать, когда вы будете свободны, чтобы устроить срочное собрание правителей.

— Послезавтра днём.

— Оу…

Абаддон посмотрел в свой блокнот, где уже написал, кто когда может.

— Что-то не так? — спросил правитель.

— Остальные могут сегодня с утра.

— В таком случае я просто перенесу свои дела.

— Правда? То есть, если вам не трудно.

— Это не проблема. Раз уж Сатана хочет скорее собраться, значит на это есть серьезная причина. Я перенесу свои дела как раз на свободный день.

— Отлично. Тогда чуть позже я напишу вам точное время.

— Хорошо. Спокойной ночи.

— И вам того же.

Опираясь на свободное время Белиала, Абаддон рассчитал, сколько правителям добираться до места встречи и назначил время. Всем правителям, включая Сатану и Файтера он отправил СМС: «Собрание в 11. Также будет присутствовать правитель Рая».


Со всеми странными загадками Локи просидел до самого утра. Жертвы были убиты способами, каких больше всего боялись. Тевтонский вспомнил тот вечер, когда муха сидела на документе, смотря на предложение «У каждого из нас есть свои слабости». Казалось, что Вельзевул знает все их слабости. И фотографии, где присутствовала старушка, напрягали все больше, стоило Локи вспомнить о том, что женщина умерла 30 лет назад.

— Да кто же ты такая?.. — пробормотал Локи.

— Каролииина, — прозвучал голос прямо за спиной, что вызвало мурашки по телу. Локи резко обернулся и увидел ту самую старушку. Миловидную, добрую, улыбающуюся старушку.

— Что за?.. — не поверил своим глазам демон и быстро заморгал.

— Блоссом… — тихо произнесла женщина, и из ее глаз реками потекла кровь. Старушка, смеясь, словно демон, стала медленно проваливаться под землю, оставляя на полу лужи крови и купающихся в них могильных червей.

Локи дернулся и, резко подняв голову со стола, проснулся в своем кабинете. На часах было 8:20, а фотографии валялись по всему помещению. Одна прилипла к щеке. Отлепив ее, Локи тут же направился в кабинет Абаддона.

— Аластор! Где Абаддон? — ворвавшись в кабинет, воскликнул тевтонский.

— Он сейчас… — только начал отвечать Аластор, как вдруг из комнаты вышел Абаддон, поправляя воротник красной рубашки.

— Я тут. Как раз собираюсь на встречу правителей. Райль скоро придет.

У Абаддона был очень уставший вид и синяки под глазами. Как и у Аластора, который, видимо, помогал ему всю ночь в патрулировании.

— Значит, ты скоро уходишь? Черт! — разозлился Локи и слегка ударил кулаком по столу. — У Аластора есть доступ к базе данных?

— Есть. Он вместо меня сегодня. И теперь вообще всегда, когда нужно будет.

— Замечательно. Тогда напиши мне, когда у вас будет перерыв. Возможно, я узнаю что-нибудь еще интересное.

— Хорошо.

Абаддон взял кое-что из бумаг, накинул пиджак и покинул кабинет.

Райль и Файтер, который взял с собой Минди, как раз прибыли к АЦП. Все трое выглядели серьезно и представительно, в отличие от повседневной жизни.

— Локи, кажется, что-то выяснил, — сразу сказал Абаддон Сатане.

— Зайти к нему?

— Нет, Райль. Сейчас мы должны двигаться. Некрасиво будет, если мы опоздаем. К тому же, Белиал сообщил, что у него не так много времени.

— Ладно, пошли.

Они все двинулись на поезд. Райль и Файтер очень тихо переговаривались между собой. Минди молча шла позади них, периодически осматриваясь, изучая незнакомые ей места, которые она ни разу не видела, так как дальше АЦП она в Аду не ходила. Они с Тотом предпочитают гулять по Раю, а в Аду в основном сидят в его комнате.

Через два с половиной часа они прибыли к нужному месту. Здание, где собираются правители, было похоже на китайскую башню: высокое, но не очень, широкое снизу и узкое сверху. Находилось на пересечении всех четырех стран, то есть на общей территории. Четыре входных двери, по одной на каждого правителя, смотрели в разные стороны, каждая в сторону определенной страны.

Абаддон открыл дверь Сатаны, и Райль с Файтером и Минди зашли внутрь. Остальные правители со своими приближенными уже ждали в зале. Возле места правителя южной страны был приготовлен еще один стул, специально для Бога.

Каждый приближенный стоял у своей входной двери, через которую входил их правитель. Так и Абаддон закрыл за Райлем и Файтером дверь, остановил Минди, жестами показав, что дальше им идти нельзя и говорить что-либо тоже.

Файтер сел на стул. Райль встал возле своего места. Остальные три правителя также встали, после чего все четверо пустили огонь определенного цвета в центр зала: Сатана пустил красное пламя, Белиал — зеленое, Люцифер — фиолетовое и Левиафан — синее.

— Объявляю совет четырех правителей Ада начатым, — огласил Райль, и все правители сели. — Думаю, что вы догадываетесь, почему у нас неожиданное собрание. У нас есть опасения, что Вельзевул задумал захватить власть. Но не только во всем Аду, но и в Раю.

Райль замолчал, давая правителям время переварить новость.

— Наши энтомологи (1) заметили подозрительную активность мух, — вставил свои слова Белиал. — Они не просто прячутся от холода. Они проникают в серьезные учреждения, где может быть хоть какая-то важная информация, и назойливо летают над документами.

— У нас происходит то же самое, — прозвучало со стороны Файтера. — Наши ученые замораживают мух и изучают, но найти и уничтожить всех невозможно.

— Вам не кажется странным, что в этот раз он еще и на Рай нацелился? — спросил вдруг Люцифер, расслабленно откинулся на спинку стула. — Сначала бы попытался Ад захватить, а потом уже за Рай хвататься!

— Что если он не совсем захватить его хочет? — задумчиво предположил Райль.

— А что ему там еще нужно? На единорогов посмотреть решил? — мрачно сказал Белиал. — Как мне кажется, если он решил и с Раем что-то сделать, значит, он уверен в своих силах, и расслабляться точно нельзя.

— Хорошо, что в этот раз мы хоть подготовиться можем, — подал голос Левиафан.

— Вообще-то я согласен с Райлем, — снова взял слово Файтер. — Может он не захватить нас хочет, а просто из строя вывести? В конце концов, напади они на страну Сатаны, я бы по-любому решил помочь Райлю. Возможно, они хотят убрать потенциальную помощь как минимум одной из стран.

— Звучит логично, — пожал плечами падший.

— Люцифер, будь серьезнее! — рыкнул Белиал. — Даже если так, ни нам, ни Раю нельзя расслабляться. Я помню ту ужасную войну, и я уверен, что эта будет ничуть не лучше.

— А что мы можем сейчас сделать? — Люцифер не менял выражения лица.

— Мы собрались здесь, чтобы обсудить это, не так ли, Сатана? — правитель западной страны перевел недовольный взгляд на Райля.

— Именно так. Мои работники были на задании и нашли убитую семью, у трупов которых были фотографии с мухами. Позже они нашли и другие фотографии членов семьи. Локи сейчас пытается понять, что это все значит. Но оно явно связано с Вельзевулом.

— И что ты предлагаешь? Я так понимаю, что-то связанное с Раем, раз твой друг здесь.

— Да, мы придумали что-то вроде начального плана действий. У нас есть подозрения, что Вельзевул, или как минимум его приспешники, сейчас на земле. Прежде всего, нужно обезопасить страны изнутри: ввести военное положение, мобилизовать армию, назначить комендантский час, чтобы ночью никто по городам не шлялся. Часть войск будет патрулировать в городах, и докладывать обо всех подозрительных скоплениях. И, наконец, мы с Файтером собираемся отправить несколько райско-адских команд на землю для разведки.

— Не плохой план для начала, — кивнул Люцифер, — но есть одно НО. Комендантский час.

Остальные правители кивнули, подтверждая эту проблему.

— В нашей ситуации мы не можем выбирать. Ночью темно, больше преступности, больше скоплений народа. Это временная мера. В конце концов, у нас военная проблема.

— Хотел бы я посмотреть, как ты это устроишь, — усмехнулся падший.

— А солдаты нам на что?

— И ты хочешь, чтобы они целый город заталкивали по домам? У них на это вся ночь уйдет, и никакую реальную опасность они не обнаружат.

— Тогда что ты предлагаешь вместо этого?

— Да ничего! Просто пускай ночной патруль зацикливается на подозрительных личностях, а не на каждом, кто ночью по улицам шляется.

— У нас весь Ад полон подозрительных личностей.

— Тогда я не знаю, что еще предложить. Но серьезно, Сатана, еще до твоего появления в стране Белиала пытались установить комендантский час, так в итоге жители устроили бунт, который потом перешел и на другие страны. Третьему Сатане пришлось со всем этим разбираться.

— Если хорошенько напугать народ внешней угрозой, то может ни у кого не возникнет желания бунтовать.

— Кто знает?

— Если ты готов взять на себя ответственность, — влез в разговор Белиал, — то мы попробуем.

— Однако если ничего не выйдет, то проблем у нас всех будет в два раза больше, чем сейчас, — добавил Люцифер. Все правители замолчали.

— Ну, … — прервал тишину Белиал, — а в Новый год-то хотя бы погулять можно будет?

Его приближенный Койот хлопнул себя по лбу. Где-то там, у Локи зачесался лоб.

— Райль, я не эксперт по Аду, но, думаю, они правы, — тихо сказал Файтер. — В случае неудачи проблем будет больше, чем пользы в случае успеха. Это в Раю такое сработает, у вас, видимо, нет.

— Ладно. С другой стороны у нас много воинов, которые будут все контролировать, и Абаддон на прослушивании подозрительных диалогов, — смирился-таки Райль. Теперь Абаддон ударил себя по лбу от отчаяния, ибо он не любит сидеть на прослушивании.

— Да что ж такое-то?! — воскликнул где-то там Локи, почесывая лоб до покраснения.

— А может, устроим перерыв? — предложил самый расслабленный в помещении Люцифер.

— Согласен. Пора нам всем подышать свежим воздухом, — кивнул Райль. — Знаете, иногда мне кажется, огонь в центре зала мешает нам нормально думать.

Когда все вышли из помещения на улицу, Райль и Файтер начали что-то активно обсуждать, пока к ним не подошел Абаддон.

— Райль, — прервал он разговор правителей, — Локи хочет кое-что тебе сказать.

— Давай трубку.

Сатана взял телефон.

— Райль, я тут кое-что выяснил, — сразу заговорил Локи. — Во-первых, фотографии оставлены двумя разными демонами: один оставил фотографии с мухами, а другой с семьей. Кажется, они хотели нас запутать. Во-вторых, первым делом нападут либо на тебя, либо на твою страну. А в-третьих, самое шокирующее для меня открытие, это то, что старушка, чье тело мы нашли, на самом деле умерла 30 лет назад! Ее тело не могло так хорошо сохраниться за такое время. Возможно и с остальными трупами что-то нечисто. Пока что это все.

— Новости не из приятных, — пробормотал Райль. — Давай так: ты, Баст и Евронимус сходите туда еще раз. Пускай Евронимус попробует связаться с душами, а вы лучше осмотрите тела. Когда я вернусь в АЦП, все расскажешь мне.

— Сделаем.

Сатана закончил разговор и отдал телефон Абаддону.

— Что-то не так? — спросил Файтер.

— Все не так, — выдохнул Райль. — Ни одной хорошей новости, а только странностей больше. Вся эта ситуация с трупами и фотографиями кажется теперь еще более запутанной, особенно, когда Локи сказал, что одна из убитых умерла аж 30 лет назад.

— Тогда как её труп мог там оказаться? — нахмурился райский.

— Без понятия. Либо труп не настоящий, так как Локи говорил, что ее тело было без каких-либо повреждений, либо у нее есть близнец? — Сатана приподнял бровь, раздумывая над своими же словами.

— Думаешь, Локи не проверил бы это до того, как позвонил?

— А вдруг не догадался?

— Это Локи-то? — теперь уже Файтер скептично приподнял бровь.

Разговор правителей прервал подошедший к ним приближенный Белиала — Койот.

— Извиняюсь, Сатана, могу ли я забрать Абаддона на парочку слов?

— Ненадолго, — кивнул Райль.

Абаддон с Койотом отошли в тихое место, где никто их не видит и не слышит.

— Чувак, я ж могу попросить тебя о помощи? — взволнованно заговорил индеец.

— Что случилось?

— Посмотри сюда.

Койот развел руки, указывая на четырех своих собак, смирно сидящих возле своего хозяина.

— Тебе не кажется, что кого-то не хватает?

— Погоди-ка… — Абаддон напрягся, припоминая имя вечно веселого мопса. — Дубрель?

— Да! Его сегодня здесь нет, хотя он всегда и везде со мной!

— С ним что-то случилось? Где он?

— Недели две назад Дубрель поймал зубами муху и убил ее. На следующий день ему стало очень плохо. Ты знаешь, он всегда носится, всегда такой веселый и активный. Но в тот день он просто лежал и тяжело дышал. Ни ел, ни пил.

Койот тяжело вздохнул, и собаки опустили головы.

— Ветеринар сказал, что он отравился смертельным ядом, приносящим вред только животным.

— Яды, значит? — нахмурившись, тихо произнес разрушитель. — Это не хорошо. Как он? В порядке будет?

— Дубрель уже в порядке, наши ветеринары спасли его. Сейчас он лежит дома и отдыхает. Но этот яд его почти убил. Вот что…

Койот достал из кармана безрукавки две пробирки с прозрачными жидкостями.

— Не уверен, виновата ли в этом муха и принадлежит ли она вообще Вельзевулу, но на всякий случай стоит перестраховаться. Я хочу, чтобы ты передал это Тоту. Это противоядие для животных и птиц. Пускай Тот тщательно их изучит и сделает несколько штук на будущее. Седит должен заставить своих животных выпить это, как бы сильно они не противились. Так, если их отравят, с ними ничего не произойдет. Тот с Баст и другие, кто превращается в животных или птиц, тоже должны выпить. Справишься?

— Легко.

Абаддон взял пробирки.

— Надеюсь, с Дубрелем все будет в порядке. То-то Белиал такой агрессивный сегодня, без мопса на коленях.

— Это точно.

Койот посмотрел в сторону здания и заметил, что народ уже заходит внутрь.

— Кажется, все уже собираются в зале.

— Пойдем тогда, — сказал Абаддон, убирая пробирки во внутренний карман пиджака.

Приближенные закрыли двери, и правители сели на свои места. Убедившись, что все в сборе, Сатана поднялся со своего места.

— У меня есть новости, — сообщил он.

— Мне тоже еще есть что рассказать, — подал голос Белиал. — Сатана, начинай.

— Звонил Локи. Он все еще разбирается с фотографиями, но пока что выяснил две интересные вещи. Первое: один из найденных трупов принадлежит пожилой женщине, умершей 30 лет назад. Был ли это подставной труп или он вообще принадлежал кому-то другому? Мы не знаем. Второе: кажется, на одной из фотографий было послание, говорящее о том, что на меня или мою страну нападут первым делом.

Райль вспомнил ту самую фотографию семьи, на которой было написано «Ты следующий».

— Логично, — задумчиво сказал Люцифер. — У тебя самые мощные бойцы. Гораздо проще будет вынести сначала сильного противника, а потом браться за остальных.

Левиафан кивнул, соглашаясь со словами Люцифера.

— А еще Райль сказал, что у вас в Аду нет фотографий Вельзевула, — внезапно вступил в разговор Файтер и достал шесть фотографий повелителя мух: три в обычном облике и три в демоническом.

— Думаю вашим подчиненным будет полезно знать потенциального врага в лицо.

Минди в это время раздала фотографии правителям. В отличие от Белиала и Левиафана, Люцифер долго и с интересом изучал изображения.

— Да, лишним это не будет, — Белиал бросил презрительный взгляд на демона на фотографиях.

— Я уже и забыл, как он выглядит, — почесав подбородок, произнес правитель водной страны, также смотря на фотографии в руках.

— Но откуда у вас эти фотографии? — поинтересовался Белиал, прищурившись посмотрев на Файтера.

— Они в Раю уже давно, — отмахнулся тот. — Еще со времен Райско-Адской войны, с попытки захвата власти.

Белиал пальцем подозвал к себе Койота и отдал фотографии ему.

— Не потеряй. А еще, — он снова повернулся к правителям, — возможно Вельзевул пытается избавиться от животных и птиц. Мы в этом опять-таки не уверены, но, как вы могли заметить, со мной сегодня нет наимилейшего Дубреля, — правитель западной страны указал руками на свои пустые колени. — Он съел муху, и уже на следующий день ему стало плохо. Отравился смертельным ядом. Благо, выжил. Нашел он этот яд где-то или всему виной муха — мы не знаем. Но советую всем перестраховаться. В Раю есть животные-бойцы? — Белиал перевел взгляд на Файтера.

— Да, есть.

— У нас уже есть противоядие, но я не знаю, как оно подействует на райских. Так что начинайте работать над этим. На всякий случай.

Райский кивнул.

— Нам предстоит долгая и тщательная подготовка к войне… — покачал головой Райль. — Есть у кого еще новости или какие-то предложения?

— На данный момент предложений и замечаний нет, — ответил Люцифер, — но нужно еще раз обговорить общий план действий.

Так собрание продолжалось еще около часа. Правители тщательно обговаривали план подготовки и дальнейших действий, спорили, ругались, но в итоге смогли-таки договориться. В конце уставшие и раздраженные от столь напряженных обсуждений правители объявили собрание законченным и стали расходиться.

— Что дальше планируешь делать? — спросил Файтер у Райля, пока они со своими приближенными шли обратно на поезд, идущий в страну Сатаны.

— Для начала нам с тобой нужно разобраться, кого отправить на постоянный патруль и куда. Сейчас надо быть настороже. Искать любую информацию, которая может быть полезной. Надеюсь, у остальных правителей проблем с этим не будет.

Райль опустил голову, расстроенно о чем-то задумавшись.

— Файтер, думаю, я теперь редко буду появляться дома.

— Понимаю, я тоже. Отправлю на время нашу домработницу в отпуск, чтобы её не подкупили, и дом закрою. Хотя по делам все равно будем видеться.

— И созваниваться тоже. Вы сейчас сразу в Рай отправитесь?

— Да, надо усилить защиту.

— Что ж, давай тогда. До встречи.

Райль и Файтер обнялись и поцеловались, после чего Сатана открыл проход, через который райские ушли на землю. Проход закрылся, и Райль тяжело вздохнул. Абаддон похлопал его по спине, говоря, что все получится, и они смогут разобраться со всеми проблемами. Райль успокоился, и они продолжили путь до поезда.

Страна Белиала

Остальные правители давно уже прибыли в свои страны и начали усиление защиты и подготовку к предстоящей войне.

— Вызывали? — в зал Белиала зашел Койот и его пятеро псов, из которых четверо смирно сели возле хозяина, а самый маленький весело бегал по всему залу. Видимо, ему уже намного лучше. Правитель осмотрел собак.

— Икитич на север, Лорди на юг, Октобрус на запад, Флориар на восток. Изучайте каждый уголок, каждого прохожего. Внимательно слушайте и прислушивайтесь к посторонним звукам и запахам.

— Слышали приказ господина Белиала? — обратился Койот к своим животным. — Вперед!

Собаки хором гавкнули в ответ и выбежали из зала.

— А для вас двоих у меня особое задание, — сказал Белиал, строго смотря на Койота и веселого мопса. — Ночью сходите в наш лес и найдите Метцтли. Пускай она свяжется со всеми лесными животными, что не дремлют ночью, и попросит их о помощи. Лесные животные очень помогут нам в этом нелегком деле. Койот, только тебя она будет слушать, так что я на тебя рассчитываю.

— Будет сделано, — кивнул Койот. — Пойдем, Дубрель.

Рай

Файтер и его приближенная вернулись в Рай.

— Минди, собери в зале для совещаний верховных каждого острова религий. И позови ко мне Анафиэля.

Минди молча поклонилась и вышла из зала.

Через какое-то время в тот же зал вошел древний старик в байкерской куртке, на которой висели темные очки, и кожаных штанах. Его длинная, седая, ухоженная борода компенсировала лысину на голове.

— Никак вернулся. Как там в Аду? — старик проницательно посмотрел на правителя.

— Все также плохо, как и у нас.

Файтер проигнорировал отсутствие приветствия, давно привыкнув к стилю общения одного из самых умных райских жителей.

— Значит, мы все конкретно встряли. Пора возвращаться на своё Чудовище (2), — старикан усмехнулся и прохрустел пальцами рук, представляя кровавое месиво, — давно он врагов не видел. Что от меня требуется?

— Проведи инвентаризацию всех хранилищ. Нужно знать, сколько у нас запасов. В помощь можешь взять Нике и еще кого-нибудь, кто не занят.

— Сделаем!

Анафиэль покинул зал. Файтер взял телефон, сделал несколько звонков и стал ждать возвращения Минди.

Страна Левиафана

К огромному бассейну в зале Левиафана подошел Дагон — новый приближенный правителя. Прошлый его приближенный, чье имя Салливан, был убит Абаддоном за попытку захватить власть в стране Левиафана. Правитель после случившегося долго не мог найти себе помощника, однако Дагон смог заслужить доверие морского змея.

Из бассейна выглянул огромный змеиный хвост и указал на настольный телефон, находящийся на маленьком столике в углу. Дагон без лишних слов подошел к этому столу, взял телефон и поднес к бассейну.

— Хотите сделать звонок? — спросил он.

— Нет, — коротко ответил правитель. — Возьми его на время себе.

— Вы уходите?

— Да. Ты будешь заменять меня. Никому не говори, куда я поплыву.

Дагон кивнул. Змей тоже кивнул и нырнул под воду. И только один приближенный знал, что это не простой бассейн.

Левиафан поплыл по подземным туннелям, которые проходили под целым городом. Плыл он медленно, спокойно. Тщательно прислушивался к разговорам. Ему не нужно видеть, чтобы понять, что в городе есть чужак. Достаточно ощутить его присутствие поблизости.

Правитель остановился под одним из фонтанов и услышал детский смех.

— Держи монетку, милый, — послышался женский голос. — Брось в фонтан и загадай желание.

— Зачем, мама?

— Легенда гласит, что под землей есть туннели. Иногда по ним проплывает Левиафан, слушает желания детей и исполняет их.

— Я хочу… Я хочу вырасти и стать таким же сильным, как наш правитель! Хочу стать его помощником и сражаться вместе с ним!

Монетка была кинута. Левиафан усмехнулся. «Старайся, как следует, работай над собой, и я исполню твое желание», — мысленно ответил морской змей, плывя дальше.

И снова Рай

Файтер провел короткое собрание в зале совещаний, где проинформировал всех высших с островов и своих приближенных о потенциальной угрозе и приказал докладывать обо всем подозрительном.

— Аматерасу, Один, Анубис, Пан, зайдите ко мне в кабинет. Остальные свободны, — закончил он и вышел через боковую дверь, которая связывала зал с личным кабинетом правителя. Стоило ему сесть за стол как в главную дверь постучались.

— Войдите.

Первой в кабинет зашла невысокая японка в очень длинных и широких развевающихся, словно от ветра, бело-красных одеждах. Следом за ней одноглазый, пожилой, мускулистый северянин в крылатом шлеме, с огромным копьём и высокий слегка смуглый мужчина в одних шортах песочного цвета. Последним вошел и закрыл за собой дверь мужчина лет 50-ти с кучерявыми волосами, из которых торчали рожки. Его козлиные копыта, торчащие из-под штанин, глухо стучали по ковровому покрытию.

— Повелитель! — хором произнесли все четверо и одновременно поклонились.

— Рад вас видеть. Жаль что при таких обстоятельствах. Для каждого из вас у меня особое задание. Аматерасу, я хочу, чтобы ты следила за всем центральным островом. Твоя способность перемещаться по солнечному свету тебе очень поможет. Если вдруг у нас завелся не один предатель, я хочу быть в курсе.

— Да! — резко ответила девушка, и её развевающиеся одежды вдруг сменились на доспехи самурая, а волосы оказались собраны в высокий хвост. Она ярко засветилась и пропала.

— Один. У тебя в подчинении много валькирий. Отправь по одной на каждый остров религий.

— Будет сделано!

Один быстрым шагом вышел из зала.

— Анубис. Твоя связь с мертвыми нам очень пригодится. Возьми у Анафиэля любые магические снадобья, что понадобятся, и попробуй опросить убитых недавно ангелов. Но не перестарайся, их слишком много для тебя одного.

Анубис поклонился и растворился в черной тени.

— Пан, твоя связь с животными и дикой природой также нам поможет. Свяжись со всеми богами природы на каждом острове.

Поклонившись, Пан тоже покинул зал, подскакивая на копытах.

Файтер покрутился в кресле, задумчиво разглядывая маленькую мошку, которая назойливо вилась вокруг его компьютера.

— Тебя он тоже может контролировать? — зачем-то спросил он. — Отловить бы вас вас всех гигантской сетью…

Файтер запнулся и выпрямился в кресле, словно какая-то мысль вдруг пришла ему в голову. Правитель так резко встал, что кресло отъехало и ударилось об стену. Торопливо взяв телефон и найдя нужный номер, он стал ждать ответа.

— Да, Файтер? — послышался на том конце женский голос.

— Минди, где сейчас Сет? Надеюсь в РАМе?

— Он уехал на остров редких растений за ингредиентами.

— Понятно, спасибо.

Мужчина положил трубку и вышел из кабинета, а затем и из здания. Снаружи за его спиной резко распахнулись огромные белоснежные крылья, и он взмыл в воздух.

Пролетая над городом он печально рассматривал привычные пейзажи и крохотные движущиеся точки жителей под ним. Ангелы, — чистые невинные души, — как никто нуждались в защите и опеке.

— Поймать огромной сетью, да? — задумчиво пробормотал он, все дальше удаляясь от главного острова в сторону острова редких растений.

Страна Люцифера

Нихаза зашел в кабинет своего мрачного правителя. Ему в глаза сразу бросилось открытое панорамное арочное окно, в которое смотрел Люцифер.

— Прекрасная сегодня погода, — тихо произнес падший ангел и сделал глубокий вдох.

— Согласен, Люцифер, — кивнул Нихаза. — Самое то для воздушной разведки.

Так и не посмотрев на своего помощника, Люцифер развел руки и просто шагнул в пустоту. Испугавшись, Нихаза резко махнул рукой в сторону окна, повелевая своим птицам таким жестом лететь за правителем. Ястребы Роджи и Фома и орлиха Ленора быстро вылетели из башни и полетели вниз. Демон американских индейцев подбежал к окну и посмотрел вниз, наблюдая, как Люцифер летит все ближе к земле с разведенными руками, но вдруг расправляет крылья, черные перья которых разлетелись в разные стороны, и, уже чуть ли не оказавшись на земле, резко взмахивает ими и летит вверх. Птицы также летели за ним, оставляя за собой лишь перья.

— Ненавижу, когда он так делает, — пробормотал Нихаза, положив руку на грудь. Мысль о том, что однажды правитель восточной страны разобьется, заставляет сердце бешено колотиться.

Страна Сатаны

Как только Райль вернулся в АЦП, он сразу попросил Абаддона позвать к нему Локи. Парень выполнил приказ и отправился к Тоту, чтобы передать ему противоядия для зверей, а тевтонский демон взял все фотографии и пошел в кабинет Сатаны.

Он рассказал о том, что трупов в здании больше нет, и остались лишь следы крови. Евронимус не смог установить связь ни с одной душой в том месте. Объяснить он этого не смог, сказал лишь, что какая-то неведомая сила обрывает всю связь.

Также Локи рассказал, как именно он выяснил то, о чем сообщил Райлю по телефону. Фотографии от разных демонов потому, что подписаны они маркерами двух цветов: красный и черный, и почерки заметно отличались. Информацию о старушке, понятное дело, он нашел в документах, а то, что сначала нападут на страну Сатаны, Райль и сам правильно понял: дело именно в фотографии убитой семьи, где оставлено послание «Ты следующий». У старушки, как и ожидалось, близнецов нет, а значит ее труп, скорее всего, поддельный. Сказать то же самое о других трупах Локи не мог, так как видел свежую кровь и чувствовал омерзительный запах гнили.

К сожалению, пока что больше тевтонский демон ничего выяснить не смог. Он сильно устал, так как почти не спал всю ночь, и голова его совсем не думала. Райль приказал ему сходить отдохнуть и хорошенько выспаться.

— Если на нас вдруг нападут, сонный ты нам ничем не поможешь, — пояснил Сатана, и после этих слов, Локи решил послушать правителя, хоть и не хотел отрываться от работы.

Через несколько часов, уже совсем вечером, у Райля зазвонил личный телефон — это звонил Файтер.

— Слушаю? — ответил Сатана.

— Ты занят? Я хочу спуститься к тебе, чтобы собрать группы разведчиков. Ты уже думал о том, кого собираешься отправить?

— Пока только Тота и Евронимуса. Возможно, позже еще кого-нибудь найду.

— Хорошо. Тогда я приведу двоих.

Файтер через несколько минут уже был в кабинете Сатаны. Там как раз находились Евронимус и Тот, которых правитель южной страны позвал к себе сразу после телефонного звонка.

— Райль, — заговорил райский, — вот этих двоих я могу отправить на разведку. С Минди вы уже знакомы. Они с Тотом давно сработались, так что, думаю, проблем быть не должно.

— С Тотом она и пойдёт, — коротко заключил Сатана.

— А это Маат.

Вперед вышла женщина лет 26-30 — сложно на глаз определить её точный возраст. Довольно стройная, черные волосы по лопатки. Вокруг головы завязана красная лента, в которую воткнуто перо. Сама она была в черных легких брюках и футболке.

— Что она умеет?

— Она защитит Евронимуса, пока тот будет общаться с духами.

— Хорошо. Евронимус и Маат будут на земле, а Тот с Минди проведут разведку с воздуха. Только вот Тот, отправляйтесь после того, как ты разберешься с противоядиями. Если вопросов нет, собирайте необходимые вещи, заканчивайте важные дела и отправляйтесь так скоро, как сможете. И будьте бдительны!

Пары получили от Файтера по карте, на которых были отмечены места, где замечали подозрительные скопления групп, и отправились собираться на задание.

Райль и Файтер остались одни. Они долго молчали, не зная, что друг другу сказать.

— Все подавлены, — прервал тишину Файтер. — Им страшно, хоть и пытаются скрыть это.

— Это точно. Главное, не вымотаться со всей этой паникой до войны. Иначе у нас не будет шансов.

— Их и так чертовски мало. Я правитель, но не знаю, как успокоить и поднять дух своих подчиненных.

— Надо радоваться, что мы хотя бы уже ожидаем этого. Если бы никто ничего не знал, было бы совсем плохо.

— Да, так и есть.

Файтер подошел к Райлю. Тот поднялся со своего кресла.

— Когда мы с тобой теперь увидимся?.. — тихо спросил правитель Рая.

— Я не знаю… — также тихо ответил адский и, закрыв глаза, покачал головой.

Райский подошел к Сатане еще ближе и обнял его. Райль обвил талию Файтера своими руками и положил голову на плечо.

— До нового года остался один месяц, — заметил он. — Надеюсь, мы сможем спокойно отпраздновать его вместе.

— Надеюсь.

— Хотел бы я еще так постоять, но тебе надо идти. Да и мне работать дальше, — сказал Райль и поцеловал Файтера в лоб. Райский в ответ поцеловал Сатану в губы, после чего отпустил любимого, молча развернулся и ушел.

Позже в кабинет Сатаны зашли Седит и Баст. Райль заранее попросил их прийти к нему в определенное время.

— Нашей стране нужны те, кто сможет следить за порядком и днем, и ночью, — начал рассказывать Сатана. — Думаю, вы понимаете, к чему я веду. Седит, ты будешь патрулировать днем, а Баст, ночью. Это то, для чего я вас позвал. Вопросы есть?

— Вдвоем на всю столицу? — удивилась женщина.

— Нет. Я позже займусь еще разделением войск. А так Евронимус и Тот отправятся на землю. Абаддон и Аластор на круглосуточном прослушивании телефонных разговоров. Глория занимается подготовкой и улучшением оружий, а Локи все еще разбирается с уликами. Вы пока единственные, кто способен патрулировать.

— Понятно, — кивнул Седит и погладил своего кабана по голове. — Будем скакать по всему городу.

— Если вопросов больше нет, тогда вы свободны.

Комментарий к Глава 2. Напряженная подготовка (1) Энтомологи – ученые, изучающие насекомых

(2) Чудовище – мощный байк, которым Анафиэль давил своих врагов во время войны

====== Глава 3. Сага ======

Со дня собрания прошла неделя. Паники пока никакой не было, но все находились в постоянном напряжении. Работы стало в два раза больше, и у некоторых сотрудников АЦП практически не было свободного времени.

Аластор и Абаддон почти без перерывов сидели на прослушивании телефонных разговоров. Так как это нужно было делать все время, они решили, что Аластор будет работать днем, а Абаддон ночью. Помимо прослушиваний, Абаддону, как и Райлю с Локи, приходилось выполнять свою основную работу и решать проблемы страны.

Загадку с фотографиями пришлось на время отложить в сторону, но если какая-то мысль приходила Локи в голову, он её тут же записывал, а потом перед сном разбирал.

Тот изучил полученное противоядие за два дня и на третий сделал несколько копий, которые раздал Седиту для его животных, Баст и Райлю. Сам он тоже выпил это противоядие, после чего отправился с Минди на землю. Евронимус и Маат уже три дня находились на разведке, однако группировки явно хорошо маскировались, так что найти их или еще что-либо подозрительное пока не удалось.

Глория улучшала оружие: свое, Евронимуса и других солдат АЦП. Кроме работы в кузнице, она ходила в патруль вместе с Седитом, а Баст патрулировала ночью. Как Райль и обещал, он отправил с ними солдат, а также попросил о помощи Миктиана — бывшего работника АЦП, который ушел, чтобы сконцентрироваться на будущей семье. Миктиан оставался преданным Сатане, несмотря на то, что уже давно устроился на другую работу, поэтому сразу согласился помочь.

Архидьявол тоже не оставался без дела. Ему доверили одно из самых непростых заданий: найти хоть какую-то информацию о Вельзевуле. Старик связывался со всеми известными, малоизвестными и даже секретными библиотеками, в надежде, что хоть где-то не сожгли данные о враге и о первой войне с ним.

В Раю дела обстояли не лучше. Простые ангелы не догадывались о том, что происходит, однако Юи знала обо всем. Она поинтересовалась у Файтера о том, что происходит в Аду, так как Абаддон перестал звонить дочери. Правитель не стал от нее ничего скрывать и рассказал, как есть.

Хоть Юи и пыталась скрывать свое беспокойство, маленькая Мэйлин чувствовала волнение матери.

Девочка играла с куклами в своей комнате, хотя настроения у нее совсем не было. Она встала и тихо пошла в гостиную к маме. К ее огорчению, Юи была не одна, а с гостем — Афобием, который в последнее время стал частенько заходить. Взрослые о чем-то разговаривали, когда парень заметил ребенка.

— Привет, Мэй, — улыбнулся он девочке, но та в ответ лишь нахмурилась и повернулась к Юи.

— Мам, а где папа? — с глазами, полными надежды, спросила она.

— Папа сейчас очень занят, — грустно вздохнула девушка. — Работы много. Но он прислал тебе твои любимые жевательные конфеты, солнышко.

Юи открыла ящик тумбочки, стоявшей возле дивана пастельно-голубого цвета, достала оттуда шуршащую упаковку со сладостями и протянула дочке. Мэй взяла конфеты и посмотрела на изображенного на пачке кроваво-красного единорога, вокруг которого кружились адские фрукты. От знакомого рисунка из Ада девочке стало чуть теплее на душе.

— А когда папа придет? — подняла она голову на маму. Юи взяла дочь и посадила к себе на колени.

— Не знаю, милая. Хочешь позвонить ему?

— Я хочу, чтобы папа пришел и поиграл со мной! — недовольно дернула ногой Мэй, словно хотела топнуть. Юи все равно взяла телефон и набрала номер Абаддона, но тот, к сожалению, ответить не смог.

— Папа не отвечает на телефон, — вздохнула девушка, гладя дочь по голове. Но теперь Мэй начала капризничать.

— Я хочу, чтобы со мной поиграли!

— Хочешь я с тобой поиграю?

— Я хочу играть именно с папой!

— Почему ты не скажешь ей правду? — спросил вдруг Афобий.

— Какую правду? — сразу успокоилась Мэйлин и посмотрела своими большими глазами на гостя. Юи испугалась и вдруг встала с дивана, держа девочку на руках.

— Солнышко, подожди маму в комнате, я скоро приду, — коротко сказала она, отвела Мэй в комнату, закрыв дверь, и вернулась к Афобию. — Зачем ты это говоришь при ней? — расстроенно спросила она.

— А зачем ты ей врешь? Разве не видишь? Абаддон уже и на дочь забил. Даже на телефон не отвечает. А ты ей даешь надежду на то, что он появится.

— Я думаю, что ты преувеличиваешь. Начнем с того, что сейчас идет подготовка к войне, а Абаддон приближенный Сатаны, что значит, у него очень много обязанностей и работы. Он часто звонит и пишет ей. И всегда присылает деньги или подарки. И раз в неделю хотя бы на минутку пытается с ней увидеться.

— Раз в неделю. Однако ты сама жаловалась несколько минут назад, что Абаддон уже вторую неделю не может уделить время дочери.

— Во-первых, я не жаловалась, а просто делилась своими переживаниями. Во-вторых, учитывая нынешнее положение в Аду, его сейчас вообще не выпускают из АЦП. Я спрашивала у Файтера.

Афобий понял, что Юи не переубедить, и решил сменить тему, чтобы не поссориться.

— Ладно-ладно. Ты, кстати, еще ничего не решила насчет моего предложения?

— В такое время ты еще можешь думать об этом? У меня сердце постоянно не на месте.

— Юи, — Афобий поднялся, подошел к девушке и осторожно взял обе ее руки, — мы сможем пережить эту войну вместе. Я готов защищать тебя и твою дочь. Поверь мне.

— Я давно тебя знаю, — Юи осторожно высвободила руки и серьезно посмотрела на Афобия. — И доверяю тебе как близкому другу, но почему ты так уверен, что сможешь нас защитить, если сами правители ни в чем не уверены?

— Ты же знаешь, что я ангел-хранитель. Я помогаю людям, когда они сильно в этом нуждаются. И… — Афобий на секунду бросил взгляд куда-то в сторону, посмотрел снова на Юи и шепотом продолжил, — я знаю безопасное место. Где нас не тронут. Клянусь!

— Спасибо тебе. Спасибо, что заботишься о нас. Но я не хочу уходить. Тут мой дом.

— После войны мы сможем вернуться. Главное ведь остаться в живых, верно?

— Я, — Юи отвела взгляд, — я еще подумаю над этим.

— Буду ждать, сколько понадобится, — Афобий тепло улыбнулся. Юи устало посмотрела на время.

— Думаю, уже поздно. Спасибо за компанию, но я хочу скоро лечь спать. Это ничего?

— Да, конечно.

Афобий встал и уже собрался уйти, но у самой двери вдруг остановился.

— Кстати, пока не забыл. Мэйлин, можешь выйти?

Никакого ответа не последовало. Афобий в это время достал из своего рюкзака большую коробку, завернутую в подарочную бумагу.

— Мээй? — позвала Юи.

Дверь в комнату приоткрылась, и медленно показалась маленькая ручка, которая показывала фак, после чего она быстро исчезла, и дверь захлопнулась. Юи приложила руку к щеке и покачала головой.

— Это она от отца нахваталась. У них там такое поведение естественно.

— Она явно меня недолюбливает, — чуть расстроенно произнес Афобий.

— Думаю, это потому что вы с Абаддоном не ладите. Она всегда на стороне отца. Иногда мне кажется, что она любит его куда больше, чем меня.

— Да не, это бред. Абаддон ее неправильно воспитывает и слишком балует.

— Я бы не сказала, что он неправильно ее воспитывает. Скорее просто понятия воспитания ребенка в Раю и в Аду очень разные.

— Как знаешь.

Афобий пожал плечами и отдал Юи коробку.

— А вообще, я просто хотел передать для Мэйлин подарок. Только не говори, что это от меня, хорошо?

Юи взяла подарок.

— Спасибо. Я не скажу ей, — она улыбнулась парню.

— Что ж, тогда я пойду. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Как только Афобий ушел, Юи сразу постучала в комнату Мэйлин.

— Дорогая, ты не спишь? — тихо спросила она, приоткрыв дверь. А девочка уже стояла возле двери и грустно смотрела на мать.

— Плохой дядя ушел?

— Да, ушел.

Юи прошла в комнату и присела перед дочерью.

— Он очень нам помогает. Почему ты считаешь его плохим?

— Потому что он плохой! И он не заменит мне папу!

— Я никем и никогда не буду заменять тебе папу, — удивилась словам дочери Юи. — С чего ты это взяла?

— Папу я почти не вижу, а этот злой дядька почти каждый день сюда приходит, — девочка надулась и сложила руки на груди.

— Боже, милая, дядя Афобий просто друг. А папа снова будет приходить к тебе, когда разберется с работой.

Юи решила сразу перевести тему.

— А еще тебе тут кто-то подарочек под дверью оставил. Хочешь посмотреть? — она протянула девочке сверток.

— Хочу! — девочка улыбнулась и потянула руки к коробке. — А кто оставил?

— Не знаю, — Юи пожала плечами, хотя ей было стыдно врать дочери. — Мне тоже интересно, что там. Открывай скорее!

Девочка быстро разорвала бумагу. То, что они с матерью увидели, поразило обеих. Это была кукла, в высоту примерно 40 сантиметров, с весьма выразительными серыми глазами, которые казались живыми, и с рыжими, кудрявыми волосами. Голову обхватывала скромная диадема золотого цвета с большим синим камнем на лбу. Кукла была одета в одежды, похожие на традиционный шотландский костюм: синее платье с перекинутой через одно плечо клетчатой темно-синей накидкой, и кожаным поясом коричневого цвета, а на руках такие же широкие кожаные браслеты. Помимо диадемы на ней были другие украшения, такие как сережки, ожерелье и перья, вплетенные в волосы и в веревки, свисающие с маленькой поясной сумки. А в руках кукла держала тонкий длинный меч, с черно-золотой рукояткой, в центре которой синий камень.

— Ничего себе, она такая красивая, — удивилась Юи. Мэйлин ничего не сказала. Она молча рассматривала куклу, проводя маленькими пальчиками по мягким волосам, по холодному лезвию меча, который словно сделан из настоящей стали, и пыталась понять, что чувствует в данный момент. Редкий мастер мог сотворить такую красоту. У Мэй всегда были хорошие игрушки, но в силу возраста таких красивых и наверняка дорогих ей не покупали.

— Сага, — очень тихо произнесла Мэй, не отрывая глаз от куклы.

— Что-что? — не расслышала Юи.

— Сага, — девочка посмотрела на маму. — Ее зовут Сага.

— Хорошо, пускай будет Сага, — растерянно улыбнулась Юи дочери. — Тебе нравится кукла?

— Очень, — все также восхищенно рассматривая подарок, ответила девочка.

— Это здорово. А теперь, так как уже поздно, сходи умойся и пора спать.

— Мам, кто ее подарил? — Мэй посмотрела Юи прямо в глаза.

— Почему ты так хочешь узнать это?

Девушка не могла соврать дочери, так что ей оставалось изо всех сил избегать прямого ответа.

— Это важно… — грустно ответила девочка.

— Я обещала сохранить секрет, — вздохнула Юи.

— Это не от папы?..

— Не от него, солнышко.

Мэй расстроенно положила куклу на тумбочку возле кровати и пошла умываться. Юи отправилась на кухню, чтобы заварить себе травяной чай. Вот уже месяц она плохо спит. Несмотря на поддержку Афобия и Аликорна, ее лучшего друга, она чувствовала себя очень одинокой и лишенной поддержки. Хоть Мэйлин и не знала ничего о надвигающейся войне, эта девочка была очень чувствительна к тому, что происходит вокруг. Она улавливала тревогу мамы и всех окружающих и становилась капризной, неспокойной. Юи боялась за неё больше, чем за себя, и не меньше переживала за Абаддона. Несмотря на ссору. Несмотря на все, что было. Она так сильно переживала за него, зная, что он будет защищать Ад, защищать тысячи беспомощных жителей, рискуя своей жизнью. Юи казалось, что сегодня она снова не сможет нормально спать, прислушиваясь к звукам патруля за окнами. Оставалось надеяться, что мирное время продлится подольше.

Вдруг раздался телефонный звонок, прервавший размышления девушки. Она очнулась от собственных мыслей и подняла трубку, даже не посмотрев, кто звонит.

— Да? — тихо спросила она.

— Надеюсь, я не слишком поздно перезваниваю? — послышался голос Абаддона, что было неожиданно для Юи, и ее сердце забилось быстрее.

— Н-нет, все нормально, — взволнованно ответила она. — Мэй так сильно хотела поиграть с тобой… она очень соскучилась. Я думала, может ей станет немного легче, если она поговорит с тобой.

— Извини. Я теперь работаю по ночам, поэтому днем приходится высыпаться.

Голос Абаддона звучал устало, но все также тепло, словно и ссоры между ними никакой не было.

— Как вы там? — поинтересовался он.

— Мэй чувствует тревогу окружающих. Стала такой нервной и капризной. Ей действительно тебя не хватает.

— Я очень хотел бы с ней увидеться… И с тобой тоже.

— И я, — тихо ответила Юи. Абаддон только собрался сказать что-то еще, как вдруг в телефоне послышался громкий хлопок дверью и голос Локи.

— Абаддон, срочно в кабинет Сатаны!

— Д-да, сейчас буду, — ответил парень, после чего тяжело вздохнул. — Прости, Юи, мне пора.

— Понимаю. Береги себя.

Юи очень хотелось поговорить подольше, но отвлекать его от работы было не лучшей идеей.

— И вы с Мэйлин тоже. Спокойной ночи.

На этом разговор был окончен. Юи решила не говорить дочери, что Абаддон перезванивал, иначе девочка расстроилась бы, что не смогла с ним поговорить. Девушка оставила чай на кухне и заглянула в комнату Мэйлин. Та уже крепко спала, и кукла лежала возле кровати. Юи вздохнула, подняла куклу и положила ее на полку над кроватью, после чего вернулась на кухню, взяла кружку остывшего чая и задумалась о том, что не сможет защитить Мэй в случае опасности.

На следующий день, когда Юи зашла в комнату дочери, та уже играла с новой куклой.

— Милая, хочешь погулять или сходить в бассейн? — улыбнувшись, спросила она. Ей хотелось немного отвлечься от волнений и стресса и приятно провести время вместе с любимой дочуркой.

— Хочу! — обрадовалась девочка, отложив куклу. — Куда пойдем?

— Давай сначала поплаваем, а потом покушаем где-нибудь? Чего бы ты хотела съесть?

— Мороженое!

Мэй подняла куклу и положила ее на невысокую тумбочку.

— Мам, а зачем ты ночью положила Сагу в кровать?

— Я? Я не перекладывала ее, — удивилась Юи и стала вспоминать, куда она положила куклу ночью. — Может ты положила сама и забыла?

— Нет. Она лежала на тумбочке, когда я легла.

— Что ж, наверное, это все же я. Когда я зашла к тебе в комнату, кукла лежала на полу, видимо упала с тумбочки.

Девушка никак не могла вспомнить точно, куда она положила куклу. Из-за постоянного стресса она в последнее время многое стала забывать и часто путалась в своих действиях.

— Давай мы поставим её между книг.

Она положила куклу на самую высокую полку книжного шкафа, до куда могла дотянуться, и пошла собирать необходимые для бассейна вещи.

Мэй передалась любовь к плаванию от Юи. Они провели в бассейне три часа: посидели в джакузи, поплескались в лягушатнике, попили вкусные молочные коктейли, погрелись немного в бане, где девочке совсем не понравилось, ибо там ей скучно. Юи приобрела для Мэйлин нарукавники, чтобы та могла поплавать с ней и в бассейне для взрослых.

После плаванья они погуляли по парку, покормили птиц в озере. Юи сделала несколько фотографий Мэй и красивой природы. Нагулявшись, они отправились в кафе, где спокойно поели пиццу и мороженое.

Еще немного прогулявшись по городу и пройдясь по магазинам, они вернулись домой. Юи сразу стала раскладывать вещи, когда Мэй побежала в свою комнату.

— Маам! — вдруг послышался удивленный голос девочки.

— Да, солнышко?

— Иди сюда!

Юи отложила вещи, зашла в комнату и увидела Мэйлин, стоявшую возле кровати, а у ее ног лежала кукла.

— Что такое?

— Мам, Сага умеет ходить!

— Солнышко, куклы не умеют ходить, — улыбнулась девушка и взяла куклу в руки. Она покрутила ее, осмотрела ноги, подвигала их и отдала Мэй. — Она просто неустойчивая. Падает постоянно. Клади ее на кровать, а то вдруг еще сломается при очередном падении.

— Ладно, — кивнула девочка, посмотрев на куклу.

— Кстати, хотела предупредить. Завтра я уйду по делам до вечера, с тобой придет посидеть бабуля Эмили.

— Мне нравится баба Эмили. Она вкусные печеньки печет.

— Уверена, она и завтра принесет тебе несколько штучек.

Юи погладила Мэйлин по голове и пошла готовить ужин, оставив дочь в ее комнате играться с куклой.

На следующий вечер, когда Юи вернулась домой, ее ждали странные новости. День бабушки Эмили с Мэйлин прошел хорошо, за исключением одной детали: кукла перемещается. Бабуля рассказала Юи о том, как несколько раз кукла, оставаясь на одном конкретном месте, оказывалась вдруг в другом. Самое большое ее передвижение было из гостинной в ванную комнату, при этом Эмили вместе с Мэйлин в это время вместе пили чай с печеньем на кухне.

Юи нашла это очень странным, но не придала этому особого значения, так как бабушка Эмили уже довольно старая, и она могла просто не вспомнить, как Мэй таскала куклу из комнаты в комнату.

Однако на следующий день Юи начали нервировать странные перемещения Саги. Впервые она вспомнила о словах бабушки Эмили, когда Мэй принесла куклу в гостиную, посадила ее на диван так, чтобы кукла не упала, и ушла в комнату за чем-то еще. Пока девочки не было, Юи спокойно читала книгу, сидя в кресле, как вдруг услышала грохот рядом с собой, что напугало ее. Она опустила книгу и посмотрела на диван напротив. Он был пуст, а кукла лежала на полу. Юи подняла ее и осмотрела. Кукла могла так свалиться с дивана только в том случае, если ее кто-то толкнул, но в гостиной больше никого не было.

Чуть позже произошел похожий случай. Мэй решила пообедать вместе с куклой, так что притащила ее на кухню и посадила на стол рядом с тарелкой. Юи попросила дочь помыть руки перед едой. Сама она мыла посуду, когда снова услышала рядом с собой грохот. Она уже подумала, что кукла опять упала со стола, но, когда она обернулась, обнаружила куклу, стоящую на прямых ногах на полу и смотрящую прямо на нее. По телу девушки прошелся холодок. Теперь она не могла пояснить, каким образом кукла смогла так упасть. Юи подняла ее и более тщательно осмотрела. В это время пришла Мэй.

— Мам? Зачем ты взяла Сагу?

— Милая, ты ничего странного за ней не замечала? — обеспокоенно спросила девушка не торопясь возвращать игрушку дочери.

— Она живая, мам, — радостно произнесла девочка, будто это нормально.

— В каком смысле? Как это проявляется? — Юи напряглась еще больше.

— Она сама двигается. Я тебе уже об этом говорила, когда мы с бассейна пришли.

Теперь Юи не могла списать все происходящее на детские фантазии и старческую память соседки. Кукла сама перемещается — это факт. Оставлять такую в доме может быть опасным, поэтому Юи решила, что от нее нужно избавиться.

Оставалось только как-то договориться с дочерью, ведь та уже сильно привязалась к этой игрушке. Мэйлин отказывалась, истерила, но когда Юи сказала, что это может угрожать их жизни, а взамен этой куклы она купит другую, Мэй-таки согласилась. Кукла полетела в мусорный бак, стоящий на улице. А вечером его забрал мусоровоз.

Следующий день Юи опять решила провести вместе с дочерью, чтобы отвлечь ее от мыслей о кукле. Они погуляли, сходили в детский магазин, где Мэй выбрала себе три игрушки: небольшой набор конструктора, плюшевую собачку на пульте управления и маленькую пони из любимого мультика девочки.

Домой они вернулись довольные и расслабленные. Юи решила заняться уборкой, а Мэй игралась у себя в комнате с новыми игрушками. Кажется, она совсем забыла про Сагу, а строительство домов из конструктора быстро ее вымотало, так что, когда Мэйлин легла спать, уснула она мгновенно.

В одиннадцать часов вечера, когда на улице было уже довольно темно, Юи зашла на кухню, чтобы заварить себе травяной чай. Она достала кружку и насыпала в нее заварку, пока в чайнике грелась вода. Юи подошла к окну, чуть грустно посмотрела в темноту. Послышался щелчок — вода вскипела. Девушка повернулась и вдруг увидела Сагу. Ту самую проклятую куклу, которую еще вчера увез мусоровоз. Она стояла на тумбочке и смотрела на Юи, а у ее ног лежал кухонный нож.

От испуга Юи отшатнулась назад и прижалась к окну. Она быстро поморгала несколько раз. Кукла ей не померещилась. Переведя дух, девушка подошла к тумбочке, отодвинула нож в сторону и взяла куклу в руки. Мусором она не пахла, и грязи нигде не было, словно ее не выбрасывали, однако под правым глазом появилась небольшая трещина, и взгляд куклы показался Юи пугающим, хотя он и не изменился.

— Мама? — послышался вдруг за спиной детский голосок, вновь напугавший девушку. Она обернулась. За спиной просто стояла Мэйлин.

— Да, солнышко? — обеспокоенно спросила Юи. Напряжение ее не отпускало, а только стало больше от странного затуманенного взгляда дочери.

— Отдай Сагу.

— Мы же договорились, милая.

Девушка крепче вцепилась в куклу, когда девочка подошла еще ближе.

— Мама, Сага вернулась. Она должна быть со мной, — не меняя тона, сказала Мэй и потянула руки за куклой. Юи хотела было возразить, но девочка вдруг открыла рот и очень громко закричала.

— Отдай! Она моя! Ты не отнимешь у меня Сагу! — билась в истерике малышка. Это было очень нетипично для нее. Даже несмотря на то, что Мэй довольно капризная, эта истерика была совершенно другая, внезапная, неестественная.

Руки Юи задрожали и ослабили хватку, так что девочка выхватила Сагу из рук матери и молча ушла спать. Девушка осталась на кухне одна. От такой пугающей истерики дочери сердце бешено колотилась, и ком встал в горле. Юи опустилась на стул. Ее ноги тоже ослабли и не в силах были больше ее держать. Девушка понимала, что теперь просто обязана избавиться от куклы, любыми способами.

Прошел час. Юи попила чай и успокоилась, хотя недавнее поведение дочери не выходило из ее головы. Она встала и пошла в комнату Мэй. Девочка спала, кукла лежала рядом. Очень тихо Юи подошла к кровати и медленно потянулась за источником бед. Она ожидала, что Мэй вдруг схватит ее за руку или кукла повернет голову, но ничего не произошло. Игрушка была в руках, и Юи также тихо покинула комнату, закрыв дверь.

На часах уже было чуть больше двенадцати ночи. Юи накинула куртку и вышла на задний двор, где развела небольшой костер. Посмотрев еще какое-то время на куклу, она решительно бросила ее в огонь и стала наблюдать за тем, как пламя медленно уничтожает это проклятие.

Утром, когда Юи проснулась, она почувствовала усталость. Она не выспалась, но уснуть больше не получалось. Девушка встала, умылась и снова вышла на задний двор. Ночной костер она потушила водой из ведра, а последствия забросала камнями. Утром все было в таком же положении, в каком девушка оставила все ночью.

Юи вернулась домой, сняла куртку и услышала звук открывающейся двери. Она обернулась с улыбкой на лице, готовясь пожелать доброго утра любимой дочери, но ее улыбка мгновенно спала, когда она обнаружила Сагу в руках Мэйлин. Целую, почти не изменившуюся куклу, которая еще ночью сгорела на глазах Юи дотла. Единственное, что изменилось в этой кукле — это еще несколько новых трещин на лице.

Мэйлин посмотрела в сторону матери и, улыбнувшись, поздоровалась с ней. Юи же, не заметив этого, испуганно смотрела на куклу. Все ее мысли перемешались в голове, тело снова ослабело. Она вспомнила ту странную истерику дочери, отчего прислонилась спиной к двери. Ее лицо побледнело. Но Мэйлин даже не обратила внимания на состояние матери и пошла умываться, улыбаясь так, будто все в порядке. Юи села на пол. Она была в панике. Она не знала, что делать.

Следующие несколько часов были для нее огромным стрессом. Мэйлин везде таскалась с этой проклятой куклой и делала вид, будто ничего не происходит. Новые игрушки ее больше не интересовали. Любимый пудинг в холодильнике тоже. Она даже о папе ни слова не говорила. Юи же все это время размышляла, как ей избавиться от куклы, но сильный стресс не давал ей трезво думать.

В середине дня девушка вышла на крыльцо, чтобы чуть-чуть подышать свежим воздухом. В саду соседнего двора она увидела бабушку Эмили, и тут вдруг Юи озарило. Она обязана отнести куклу Файтеру.

— Эмили! — позвала Юи, подойдя к дому старушки. Та обернулась и улыбнулась своей соседке.

— Привет, Юи. Сегодня отличный денек, правда?

— Да,. — тихо ответила девушка, опустив глаза.

— Что случилось, милая?

Рассказывать всю правду старушке Юи не хотела. Вдруг проклятье и на нее перенесется или просто шокирующие новости сильно ударят по здоровью пожилой женщины. Девушка понимала, что ей надо срочно сходить к Файтеру, а для этого оставить Мэйлин дома, поэтому она поинтересовалась, сможет ли бабуля Эмили посидеть с ее дочкой. К ее сожалению, женщина вскоре собиралась уехать, но она сказала, что на следующий день будет свободна. Юи расстроилась. Ей нужно было пережить еще пол дня и целую ночь в одном доме с Сагой, с этой ужасной куклой. Только одна мысль приободряла: она снова сможет отнять куклу ночью.

Наступила ночь. Юи открыла дверь в комнату дочери. Однако ее ждало настоящее потрясение. Сага стояла на подушке над головой крепко спящей девочки. Ее руки были выпрямлены и держали меч острием вниз, нацеленным прямо на горло Мэй.

Бросаться на куклу Юи побоялась, вдруг та сделала бы свой шаг и убила бы дочь. Но стоять и смотреть на все это тоже не вариант. Юи сделала шаг назад и задела ногой угловой столик, находившийся возле двери. Не отрывая глаз от куклы, она потянулась рукой к столику и нащупала на нем ту самую недавно купленную мягкую пони. Юи крепко сжала ее и вдруг бросила в Сагу, сбив ту с кровати. Грохот, с которым кукла упала, должен был разбудить Мэй, но та просто повернулась на бок и накрылась одеялом. Вздохнув с облегчением, Юи быстро прошла в комнату, взяла куклу в руки и ушла на кухню.

Теперь оставалось проследить за источником бед до самого утра. На всякий случай Юи обмотала Сагу скотчем, но убирать в коробку, что она хотела сделать сначала, не стала — эта кукла должна быть на виду.

Всю ночь она просто смотрела на обмотанную игрушку. Ее клонило в сон, трясло от страха, иногда хотелось плакать, но не получалось, будто слезы все иссякли, как и силы. В какой-то момент ей показалось, что кукла ей ухмыляется.

Так Юи сидела, пока в дверь вдруг не постучались. Девушка обратила внимание на окно — было уже светло. Она схватила куклу и пошла открывать дверь.

— Бог ты мой! — воскликнула бабушка Эмили, стоило ей увидеть состояние Юи: растрепанная, уставшая, с синяками под глазами. — Дорогая, ты что, совсем не спишь?

— Эмили! — вдруг обрадовалась девушка, проигнорировав вопрос. — Вы можете сейчас посидеть с Мэй?

— Да, дорогая, я как раз пришла, чтобы сказать тебе, что я уже свобод…

Не успела старушка договорить, как Юи радостно обняла ее и, забыв про все, расправила крылья и взлетела в воздух.


Файтер стоял у входа в РАМ и разговаривал со своей подчиненной, когда к ним подлетела Юи.

— Ладно, Нике, продолжай работать, — сказал правитель и обратил внимание на прибывшую. — Юи, что с тобой? — удивленно спросил он.

— Кукла! — девушка сразу показала обклеенную скотчем Сагу. — Она проклята! Я больше не могу! Она… Мэй с ней… совсем…

— Юи! — Файтер схватил девушку за плечи и слегка встряхнул ее. — Успокойся! Я не понимаю.

— Эта кукла… Афобий подарил ее Мэйлин. Но она… проклята! Она ходит, перемещается с места на место. Я пыталась ее выбросить, сжечь, но она каждый раз возвращается! Будто я ничего с ней не делала! А этой ночью она… хотела убить Мэй, — голос Юи задрожал, и по щекам потекли слезы.

— Где и с кем сейчас Мэй? — обеспокоенно спросил правитель, осторожно забирая куклу из рук девушки.

— Дома с нашей соседкой бабулей Эмили, — тихо ответила Юи, продолжая всхлипывать.

— Это хорошо. А Абаддону ты говорила?

— Нет, — покачала она головой. — Мне было настолько страшно, что я совсем не могла толково соображать.

— Ладно, я ему передам тогда. Ты правильно сделала, что принесла её мне.

Файтер легонько погладил девушку по голове.

— Пошли внутрь, тебе надо прийти в себя и успокоиться.

Правитель завел девушку в РАМ и проводил до доктора, а сам понес проклятую игрушку своим ученым.

После того, как Файтер передал куклу, он вернулся в кабинет и сразу набрал номер Райля.

— Да? — вскоре послышалось в трубке.

— Райль, у меня сообщение для Абаддона.

— Слушаю.

— Афобий подарил Мэйлин проклятую куклу. По словам Юи, она перемещается, и возвращалась невредимой каждый раз, когда от нее пытались избавиться, даже после сожжения. А также пыталась убить Мэй.

— Ох, не желательно сейчас Абаддона такими новостями пугать, — пробормотал Райль, почесав лоб.

— Не волнуйся, сейчас все в порядке. Юи принесла куклу мне, и я передал ее на изучение нашим ученым. Теперь надо провести расследование, узнать, кто проклял эту куклу, знал ли Афобий о проклятье и так далее.

— Понятно. Сообщи, как узнаешь что-нибудь важное.

— Обязательно. Не забудь передать Абаддону!

— Ага. Давай.

***

Через пару часов Юи вернулась домой. Врачи осмотрели ее и дали успокоительного. С состоянием девушки все в порядке, так что ее отпустили домой, убедив в том, что правитель со всем разберется.

Юи зашла на кухню, откуда доносился приятный запах. Бабуля Эмили и Мэйлин сидели за столом и завтракали.

— Ой, Юи, ты уже вернулась? — улыбнулась пожилая женщина, заметив хозяйку дома. — Извини, я немного у тебя похозяйничала здесь, приготовила нам омлет с овощным салатом. Мы и тебе оставили, присоединяйся.

Девушка недолго молчала, убеждаясь в том, что все теперь в порядке. Мэйлин спокойно кушала. Выглядела она довольной. Про куклу ничего не говорила. Тогда Юи кивнула старушке и присоединилась к утренней трапезе.

Когда Мэй закончила завтракать, она ушла в свою комнату, а Юи рассказала бабуле Эмили что же с ней произошло. Старушка могла только посочувствовать, качая головой. Она предложила Юи поспать, а сама присмотрела бы за девочкой. Так как отношения у соседок весьма доверительные, девушка согласилась и, помыв посуду, пошла в свою комнату, где устало упала на кровать и мгновенно уснула.

Ближе к вечеру Юи проснулась. Наконец, она чувствовала себя отдохнувшей и полной сил. Искренне поблагодарив соседку за помощь, она попрощалась с ней и, закрыв дверь, пошла в ванную.

Девушка немного полежала в теплой воде, расслабилась. Придумала, что будет готовить сегодня. После ванной она завернулась в полотенце и стала наносить на кожу свой любимый увлажняющий крем, который насыщает кожу полезными витаминами. Именно благодаря этому крему кожа Юи всегда мягкая и нежная.

Закончив с ванными процедурами, Юи стала одеваться и возвращать все предметы, которыми она воспользовалась, на свои места. Остановившись возле зеркала, она повесила полотенце на крючок на стене и повернулась лицом к зеркалу. В отражении она увидела за своей спиной Сагу. Ее пустой взгляд смотрел прямо девушке в глаза. Юи резко развернулась, осматривая ванную. Никого не было.

— Наверное показалось… — полушепотом произнесла она, положив руку на грудь, ощущая быстрое от волнения биение сердца.

Увиденное в зеркале оставалось списать на нервы. Еще раз убедившись, что никаких игрушек, кроме адской ванной уточки Мэй, в помещении нет, Юи вышла и направилась на кухню.

Процесс готовки занял около двух часов. Мэй хотела помочь маме, так что она мыла овощи, выкладывала куски мяса на противень и засыпала их солью и специями.

На улице постепенно темнело. К концу готовки девочка ушла к себе в комнату, а Юи заварила чай. Взяв чашку в руку, она подняла голову и посмотрела в окно, но когда она повернулась, пальцы руки отпустили чашку, и та с грохотом разбилась о пол. Горячий напиток растекся, но Юи это совсем не волновало. Перед ней на обеденном столе стояла изуродованная кукла. Ее одежда была порвана, руки и лицо потрескались, волосы растрепаны, а глаза поменяли свой серый цвет на кроваво-красный, при этом зрачки стали абсолютно белыми. Кожа, казалось, побледнела, трещины также были окрашены в красный цвет, словно это были глубокие порезы. Меч в руках был заляпан кровью. Зловещий взгляд куклы был устремлен в глаза испуганной девушки. Уголки губ Саги были опущены, как и ее брови, за счет чего лицо куклы выражало гнев и ненависть.

Все эти изменения делали из куклы восставшего мертвеца, который одним своим видом заставил настрадавшуюся девушку сесть на пол и расплакаться, схватившись за голову судорожно трясущимися руками.

— За что?.. — тихо произнесла она, смотря на куклу сквозь слезы. — Почему ты здесь?..

— Сага? — вдруг послышался детский голосок. — Сага, пойдем со мной.

К столу подошла Мэй. И снова Юи узнала этот пустой взгляд своей дочери, который появлялся только рядом с куклой. Проигнорировав мать, девочка встала перед ней, достала со стола куклу и покинула комнату.

Какое-то время Юи сидела на полу кухни возле разлитого чая и осколков чашки в нем. Она не могла успокоиться, слезы так и текли ручьем. Её всю трясло, тело не слушалось. Это был не сон. Это точно был не сон. Проклятая кукла; одержимая Мэйлин…

Размышления прервал щелчок входной двери. Юи пришла в себя и вскочила, оперевшись рукой о мокрый пол, порезав нежную кожу руки об осколки. От них же пострадала и нога, но Юи было не до них, не до болящих и истекающих кровью порезов. Она выскочила в гостинную и увидела, как Мэйлин вместе с куклой в руке выходит на улицу. Юи бросилась к входной двери. Схватив дочь за плечо, она оттянула девочку назад, возвращая в гостиную, и захлопнула дверь, но не заперла. Сейчас ее больше всего волновала дочь и эта проклятая кукла.

Девочка повернулась в сторону своей комнаты, когда Юи подошла к ней и потянула руки, чтобы попытаться выхватить куклу. Мэй отвернулась, не позволив матери прикоснуться к Саге, но когда Юи повернула дочь лицом к себе, ее пустой взгляд вдруг переменился, и девочка громко закричала на весь дом. От испуга Юи отступила назад. У Мэй снова началась ужасная, неестественная истерика. Девочка пнула стоящий возле дивана угловой столик. Он упал на пол, лежащие не нем книги разлетелись, а лампа разбилась.

Продолжая громко кричать, Мэйлин бегала по гостиной, ломая и переворачивая все вокруг. Юи не задавалась вопросом, откуда у пятилетней девочки столько сил. Она понимала, что это уже не ее дочь, но она ничего не могла поделать, кроме как вновь упасть на пол и молиться, чтобы все это прекратилось.

Когда Мэй перевернула все, до чего могла дотянуться, она вдруг упала на спину посреди комнаты. Её тело неестественно выгнулось. Все ее пальцы, руки и ноги словно свело судорогой, они скрючились и вывернулись в разные стороны. Она сильно запрокинула голову назад, ощутимо ударившись об пол. Её глаза и рот так широко открылись, что Юи показалось, будто лицо девочки вытянулось в полтора раза. Продолжая кричать, Мэй стала медленно подниматься в воздух, кукла же стояла у неё на груди.

Дверь в дом вдруг открылась, ударившись об стену. Юи услышала, что за ее спиной кто-то появился, но не осмелилась обернуться. Неизвестный бросил рядом с девушкой что-то тяжелое и быстрым шагом прошел вперед. Это был мужчина. Он обошел диван и снял куклу с тела девочки. Последняя закрыла глаза, ее тело вернулось в нормальное состояние, и она начала падать, но мужчина сразу поймал тело ребенка.

Несколько секунд все было тихо. Юи постепенно начала осознавать, что происходит. Но Мэйлин резко открыла глаза и, увидев Сагу в другой руке мужчины, снова начала кричать и пытаться достать куклу. Мужчина крепко прижал вырывающуюся девочку к себе, а руку, которой держал игрушку, выпрямил, держа на расстоянии от ребенка.

— Юи! — позвал вдруг незнакомец. Девушка вздрогнула и подняла взгляд на мужчину. — Открой кейс!

Юи повернула голову и посмотрела на пол. Рядом лежал небольшой серебристый кейс. Она повернулась к нему, быстро нашла застежки. Открыв чемодан, она увидела множество различных медицинских предметов: бинты, спирт, таблетки и лекарства, пластыри, шприцы, пинцет, ножницы и многое другое.

— Возьми один шприц и надень иглу.

Девушка достала одну упаковку, в которой были и шприц, и игла. Она быстро разобралась, что и как нужно делать, надела иглу на шприц и посмотрела на мужчину, ожидая новых указаний.

— Возьми голубую ампулу в верхней части кейса, в левом углу. Там снотворное.

У Юи не было времени на сомнения. Она перевела взгляд в левый угол. Там лежали маленькие пузырьки разных цветов. Не сразу она смогла найти именно голубую, их было очень мало, но как только ей бросился в глаза голубой цвет, она сразу достала ампулу и показала мужчине.

— Да, это оно. Теперь отломи верхнюю часть, набери жидкость в шприц и дай его мне.

Отломив верхушку ампулы, Юи набрала лекарство, после чего отложила пустой бутылек в сторону, быстро подошла к мужчине и протянула шприц. Тот передал ей Сагу.

— Возьми куклу.

Они обменялись предметами. Мужчина перегнул ребенка через колено и быстро, прямо сквозь одежду, сделал укол в ягодицу, после чего отложил шприц и снова прижал девочку к себе.

— Снотворное начнет действовать через 15-20 минут. Унеси куклу как можно дальше. Так она будет спокойнее.

Девушка чуть помедлила, взвешивая вопрос, стоит ли оставлять Мэй с незнакомцем, но в итоге решилась.

— Ага, — кивнула головой Юи, вышла на крыльцо и, расправив крылья, полетела к Файтеру.


Файтер еще не спал. Он сидел у себя в кабинете и читал отчет о соблюдении мер пожарной безопасности и жизнепригодности в пунктах, куда в экстренных ситуациях эвакуируют мирных граждан. Судя по предоставленному отчету, все было в норме. Однако кое-где часть оборудования сочли устаревшим, хоть и хорошо работающим. Именно в тот момент, когда правитель думал о том, что надо бы посоветоваться с учеными о надобности замены этого оборудования, снаружи послышался шум.

Спустившись на первый этаж, он увидел у входа двух стражников, которые с кем-то спорили. Подойдя ближе, он заметил Юи.

— Впустите ее, — приказал он стражникам. Те замолчали и ушли с прохода, заняв свои сторожевые позиции. Юи подбежала к Файтеру. В ее руке он заметил уже знакомую, но сильно изменившуюся куклу.

— Она вернулась! Она пыталась убить Мэй! — сдерживая слезы, всхлипнула девушка.

Файтер помрачнел. Он же дал четкие указания ученым о том, что за куклой нужно присматривать, и был зол за их несоблюдение. Правитель осторожно забрал проклятую игрушку.

— Что с Мэй? — мягко спросил он, направляя её в сторону РАМа.

Юи рассказала во всех деталях, что и как происходило. Дойдя до момента, где она оставила дочь с незнакомцем, который ее усыпил, на Юи рухнуло понимание того, что она сделала. Файтер понял, почему именно девушка вдруг замолчала и заговорил сам.

— Тебе опасно сейчас идти к незнакомому мужчине. Ты ранена. Иди в больничную часть, я сам слетаю к тебе домой.

Правитель подозвал одного из стражников и попросил проводить Юи. Затем он отправился к самому надежному из своих ученых и передал ему куклу, приказав не спускать с нее глаз. После Файтер сорвался в дом Юи, надеясь, что тот мужчина действительно пришел чтобы помочь.


Юи проснулась в просторном светлом помещении, напоминающем больницу. За окном было светло — настал новый день. Голова девушки раскалывалась, а во рту пересохло так сильно, что першило в горле. Она приподнялась на подушке и тут же почувствовала легкую боль в правой руке. Переведя взгляд на нее, девушка увидела бинт. Оглядевшись, до Юи дошло, что она лежит в больничной части РАМа. Справа от неё на тумбочке стоял стакан воды, который она тут же схватила и полностью опустошила.

Голова соображала медленно, но постепенно к ней стали возвращаться события вчерашнего вечера: одержимая Мэй, кукла, незнакомец, Файтер. Наконец, она поняла, что таблетка, которую ей дали, оказалась снотворным. Паника тут же вернулась, но не успела полностью завладеть девушкой, так как дверь открылась, и в помещение вошел правитель.

— Что с Мэй? — сразу спросила девушка, взволнованно смотря на вошедшего.

— Она в порядке, не волнуйся. Как ты себя чувствуешь? — Файтер оглядел девушку и не заметил в ней ничего тревожного.

— Я в порядке. Можно мне увидеться с дочкой?

— Конечно. Я сейчас приведу ее. Отдыхай.

Правитель развернулся и вышел из помещения. Через несколько минут дверь снова открылась, и в палату ураганом вбежала девочка.

— Мама! Ты заболела? — она бросила к Юи на кровать.

— Нет, милая, я в порядке, — улыбнулась девушка, крепко обняв дочь. Дверь захлопнулась, и Юи обратила внимание, что в палате находится тот самый мужчина, который ей помог.

Теперь у неё появилась возможность рассмотреть его. Мужчина высокого роста, со светлыми короткими волосами, зачесанными назад. Его строгий взгляд под очками слегка напрягал. Мужчину Юи никогда раньше не видела, но в то же время он казался ей довольно знакомым. Однако такие же выразительные темно-серые глаза она видела только у одно демона.

— Мама-мама, поздоровайся с дедушкой! — девочка вдруг слезла с кровати, схватилась обеими руками за руку мужчины и потянула его к кровати.

— Здравствуйте, — удивленно рассматривая мужчину, тихо произнесла Юи. — Так значит, вы… отец Абаддона?

— Да. Ромал Рейнард. Можно просто Рейнард. Тебя я уже знаю. Можешь не представляться.

— Спасибо вам за помощь. Вас Абаддон попросил прийти?

Мужчина посмотрел на Мэй.

— Помнишь, откуда мы пришли?

— Ага, — кивнула девочка.

— Дойдешь сама дотуда?

— Дойду! Я же уже большая!

— Иди тогда. Взрослым нужно поговорить.

Девочка еще раз обняла Юи и покинула палату.

Рейнард взял стоящий неподалеку стул, подвинул его к ближе к кровати и сел.

— Она ничего не помнит? — спросила Юи, судя по поведению дочери.

— Нет, не помнит. И снова нет, Абаддон меня ни о чем не просил. Я сам пришел сюда узнать, что у вас происходит. Абаддон места себе не находил. Волновался за вас. Рвался в Рай, но Сатана запретил ему покидать Ад. И что ты думаешь? Он сорвался на матери. На моей жене, которая просто не вовремя позвонила. Так что я решил лично должен убедиться в том, что все в порядке. Как оказалось, к проклятиям у вас не так серьезно относятся, как у нас.

— У нас проклятий почти не бывает. Это огромная редкость, и сейчас ведется расследование.

— Хотел спросить, — тихо произнес мужчина и осмотрелся, убедившись, что девочки поблизости нет. — Раз уж на Мэй кто-то охотится, ты не думала отправить ее в Ад к Абаддону?

— Думала, — тяжело вздохнула девушка. — Я как раз хотела позвонить ему и поговорить об этом, но не успела. Я одна не могу её защитить.

— Мудрое решение. Тогда, если ты позволишь, я передам Мэй в АЦП. — Мужчина глубоко вздохнул и продолжил. — Уверен, Абаддон наговорил тебе о том, какие мы плохие родители. И он будет в ярости, узнав о том, что ты дала нам Мэй. Но поверь мне, мы не настолько ужасны, какими нас считает наш сын.

Было видно, что ему неприятно говорить об этом, хоть он и старался не выдавать эмоций.

— Не мне судить вас, как родителей. У меня нет причин не доверять вам, ведь один раз вы уже спасли Мэй. Но мне нужно немного времени, чтобы собрать её вещи.

— Тебе бы еще до дома дойти и лишний раз не пораниться там… Я пойду с тобой. Здесь можно на время оставить ребенка?

— У меня тут одна знакомая работает. Я спрошу, свободна ли она и может ли присмотреть за Мэй недолго.

Юи начала вставать.

— Ты достаточно хорошо себя чувствуешь? Может стоит еще полежать?

— Нет, я в порядке. Спасибо за беспокойство.

— Тогда я пойду Файтера предупрежу. Встретимся у входа.

Рейнард вышел из палаты, а Юи слезла с кровати и стала переодеваться. Ее одежду постирали от грязи и крови и положили в шкаф.

Через десять минут она встретилась с отцом своего мужа у входа. Мэй передали хорошей работнице РАМа, и Файтер предупрежден. Юи и Рейнард отправились в дом девушки.

Когда они зашли внутрь, Юи остановилась сразу у порога и грустно вздохнула, смотря на погром. Мебель была сломана, порвана, перевернута. Всюду были осколки и засохшие пятна крови.

Избегая хлама, Юи дошла до двери в комнату дочери и зашла туда. Рейнард прошел в гостиную. Ему в глаза бросились разлетевшиеся по комнате фотографии, на которых присутствовал Абаддон. Мужчина поднял одну из них и рассмотрел. На ней Абаддон вместе с Аластором и Евронимусом весело пили крепкий алкоголь в каком-то баре. На следующей фотографии к ним подошли две девушки. Одеты они были весьма откровенно: короткие юбки, высокие каблуки, чулки, майки с большими вырезами.

Рейнард начал собирать все фотографии. Одна хуже другой. По снимкам казалось, что сильно пьяный Абаддон весело проводит время со своими друзьями и разными девушками. В этот момент вышла Юи с детским рюкзаком в руках. Мужчина встал, держа все фотографии в руках.

— Что это? — недоуменно приподняв бровь, спросил он.

— Один мой хороший друг принес мне эти фотографии. Это было в день, когда у нас с Абаддоном была годовщина.

— Это то, из-за чего вы поссорились?

— Да. Я приготовила много чего вкусного и испекла его любимый торт. Накрасилась, сделала прическу. Даже Мэй нарядила. А он не пришел… — девушка грустно вздохнула и опустила глаза в пол. — Точнее пришел, но поздно вечером. И я тогда так разозлилась! Я никогда никого не била, но в этот вечер я почти ударила его. Если бы мы начали это обсуждать, и он сказал бы что-то вроде того, что забыл или перепутал дни, я бы точно его ударила!

Казалось, что она снова разозлилась, вспоминая тот вечер, но через секунду снова погрустнела.

— Я никогда не осуждала его за его работу, ведь она действительно отнимает много времени, но этот день был очень важен для меня. Тем более не пришел он не из-за работы.

К концу монолога Юи смутилась, так как не собиралась так откровенно разговаривать с Рейнардом на эту тему. Мужчина помолчал какое-то время и снова глянул на фотографии.

— Я не верю, что мой сын мог так поступить. Хотя воспитывал его не я, но я знаю, что Абаддон не такой, каким кажется на этих грязных фотографиях! — он агрессивно бросил снимки на пол. — Я хочу поговорить с ним на эту тему, если ты не против.

— Как я могу вам запретить?.. — пробормотала девушка. — Я сама собиралась с ним это обсудить, но тут эта война… Времени не было, — она вздохнула.

— Какая война? — удивился мужчина.

— А вы не знаете? — теперь уже девушка удивилась. — Кто-то хочет захватить Ад. Говорят, что это некий Вельзевул.

— Не знаю, откуда у тебя эта информация, но в Аду никто ничего не говорит ни о какой войне.

— Видимо это до сих пор секретная информация. Я узнала это напрямую от Файтера и то только из-за того, что я жена Абаддона.

— Понятно… Ты все вещи собрала?

— Да. У Абаддона есть некоторые вещи Мэй, так как она иногда остается у него. Тут самое необходимое.

Она протянула мужчине рюкзачок. Рейнард взял его, и они двинулись обратно в РАМ.

Забрав ребенка, все трое вышли на улицу. Юи крепко обняла любимую дочь и пообещала звонить каждый день. Мэйлин немного расстроилась, что уходит из Рая на неизвестное количество дней, но в то же время она была ужасна рада тому, что, наконец, увидится с отцом. Рейнард и Юи тоже попрощались, после чего мужчина с ребенком покинули Рай.

Оставшаяся одна девушка грустно посмотрела на перебинтованную руку, надеясь, что теперь все будет в порядке. В размышлениях о недавно произошедших событиях она пошла домой. По пути она встретила свою соседку. Та шла с магазина с двумя тяжелыми пакетами. Юи решила помочь ей. По пути до дома, она рассказала Эмили последнее, что произошло. Старушка восхитилась смелыми действиями Рейнарда, но и не забыла посочувствовать девушке, пережившей такой кошмар.

Около дома бабуля Эмили попросила Юи помочь ей в саду. Девушка с радостью согласилась. Ей всегда нравилось заниматься садоводством, а уж тем более в прекрасном саду соседки. К тому же она хотела оттянуть момент возвращения в пустой разгромленный дом.

Три часа две соседки копались в саду и сильно проголодались. Юи предложила помочь и с готовкой, а вечером бабуля угостила её своим фирменным десертом из мороженого с печеньем и фруктами.

Благодаря бабуле Эмили, Юи вернулась домой в хорошем настроении и готовая к продуктивной уборке. Только она стала собирать осколки разбитых предметов, как вдруг зазвонил ее телефон. Она отложила совок и щетку и тут же услышала звонок в дверь. Так как телефон лежал в ее комнате, а дверь находилась за спиной, девушка пошла открывать гостю.

Стоило ей открыть дверь, как в глазах тут же потемнело и последним, что она запомнила прежде, чем провалиться в темноту, было: «Прости, но это для твоего же блага».


В обеденное время следующего дня в кабинете Сатаны раздался телефонный звонок.

— Да, Файтер? — сразу ответил Райль.

— У меня снова плохие новости, — послышался беспокойный голос в трубке.

— Да сколько ж можно-то? — раздраженно пробормотал Сатана, пальцами потирая уставшие от работы глаза.

— Юи пропала. Вероятно ее похитили, потому что дверь осталась открыта, в доме погром как был, так и остался, а она явно начала убираться. И на телефоне десять пропущенных звонков от Абаддона.

— Блять… ну, почему в такое время? Если Абаддон узнает, он просто рванет в Рай, хоть на цепи его сажай, и те не помогут.

— Только не вздумай от него это скрывать, — строго произнес Файтер.

— А как мне его угомонить потом?

— Скажи, что он нам тут ничем не поможет. Поиски и так ведутся. Что он сделает? Обойдет весь Рай по кругу?

— Ладно, так и скажу. Но если он таки сбежит, сам будешь его там ловить.

В это время Абаддон и Аластор разговаривали у себя в комнате. Абаддон как раз уже проснулся, а у Аластора был обеденный перерыв. Мэйлин находилась у Архидьявола, который любезно согласился заниматься с ребенком по утрам, пока отец спит.

— Получается, твой батя все знает? — удивился Аластор, когда Абаддон сообщил о том, что вчера был неприятный разговор о ссоре с отцом.

— Он сказал, что Юи на эмоциях все ему рассказала. О том, что этот день был для нее важен, что она наготовила всего, нарядилась там и все такое, а я, дебил, не пришел.

— И что? Он ругал тебя?

— Ну, давай с самого начала. Вот он мне сказал, что видел фотографии, и Юи ему все рассказала. И спрашивает: «Как ты объяснишь свой поступок?». Естественно, меня это взбесило. Что я, маленький мальчик что ли? Говорю: «Тебе-то какое дело? Это наши проблемы. Мы сами со всем разберемся». Он начал орать на меня, мол: «Я вообще-то твой отец! Да ты хоть представляешь, каково это думать, что твой сын какой-то алкаш и бабник! Гребанный изменщик!» и так далее. Блять, как я ему врезать тогда хотел! Но сказал, что просто дни перепутал, и такое случается иногда, особенно, когда ты просто завален работой и уже совсем не соображаешь, какой сейчас день недели и сколько времени. «А что касается баб, ” — говорю ему, — «Как к матери мужики всякие лезут, так и ко мне бабы подкатывают. Но это ж еще не значит, что я с каждой из них сплю! Да, одна действительно там умудрилась сесть ко мне на колени, но я ей объяснил, что я занят, и попросил слезть». Отец после этих слов успокоился, сказал, что мы с Юи должны поговорить об этом. Блин, естественно! Капитан очевидности.

— И на этом все?

— Нет, блять! Мы обнялись и поцеловались! — раздраженно всплеснул руками Абаддон.

— Как я рад за вас! — таким же тоном ответил ему Аластор.

Парни хмуро посмотрели друг на друга, а затем рассмеялись. Абаддон дал Аластору легкий подзатыльник.

— Дебил!

— А сам-то? — Аластор ударил друга в ответ.

Веселье парней прервал стук в дверь. Абаддон встал и пошел к двери. За ней стоял Локи.

— Тебя Райль вызывает, — коротко сказал он и ушел к себе.

Разрушитель быстро оделся и направился в кабинет Сатаны.

— Войдите! — крикнул Сатана, когда раздался стук.

— Вызывал? — заходя в кабинет, спросил Абаддон и приземлился на красное кресло возле стола.

— Да. Абаддон, постарайся держать себя в руках. У меня для тебя плохие новости.

— Что-то случилось с Юи? — взволнованно спросил парень, вцепившись в подлокотники кресла.

Райль помолчал какое-то время. Напряжение нарастало. Он понимал, что сейчас ему снова придется ругаться со своим юным приближенным.

— Да, — наконец, ответил Сатана, опустив взгляд. — Файтер звонил. Сказал, что она пропала. Предполагает, что скорее всего ее похитили.

— Похитили?! Я…

— Прежде, чем ты начнешь орать о том, что должен найти ее, выслушай меня, — громко прервал Абаддона правитель и строго посмотрел подчиненному в глаза. — В Раю уже ведутся поиски. Если ты туда придешь, ты помочь ничем не сможешь. Он же там не только из главного острова состоит. Сейчас ты нужен здесь, в Аду. И уж лучше ты поможешь здесь, чем придешь туда и будешь бездумно шляться по Раю, ни имея ни малейшего понятия, куда тебе идти и что где находится!

Абаддон молчал. Он не хотел этого признавать, но понимал, что Сатана прав. Как бы сильно он не хотел спасти Юи, Рай он совсем не знает. Он встал.

— Я понял.

— Подумай о вашей дочери, — тихо добавил Райль и продолжил работать. — Можешь идти.

— Ты прав, — тяжело вздохнул парень и покинул кабинет.

Подавленный Абаддон вернулся в кабинет, где Аластор уже работал. Он сразу рассказал другу о том, что произошло, и Аластор согласился с тем, что Абаддон сейчас нужен Мэй. После короткого утешительного разговора с другом, Абаддон отправился к Архидьяволу и забрал дочь, чтобы оставшееся время провести вместе с ней, так как они оба сильно соскучились друг по другу.

Целый день, несмотря на невыспавшееся состояние, Абаддон играл и занимался полезными делами с дочкой. Они читали сказки, смотрели мультики, строили город из конструктора, собирали пазл, готовили. Абаддон также постепенно учил Мэйлин читать на адском языке. Но все это время парень думал о том, как сказать маленькому ребенку о том, что мама пропала. Он и сам временами старался отвлекаться от мыслей о Юи, чтобы не показывать дочери свое волнение. Но Мэй, хоть и маленькая, но не глупая. Она чувствовала беспокойство отца, но ничего не говорила об этом.

Вечером им все равно предстояло поговорить на неприятную тему.

— Папа? — девочка грустно посмотрела на отца. Она держала в руке свой телефон. — Почему мама не звонит? Она обещала звонить каждый день.

— Я не знаю, милая… — расстроенно ответил Абаддон.

— Пап, а почему ты такой грустный весь день?

Абаддон задумался. Задумался о том, сказать ли Мэй правду? С одной стороны, он хотел бы промолчать и надеяться, что вскоре Юи найдут. С другой стороны… а что, если не найдут? И Мэй каждый день будет грустить все больше и больше, потому что мама не звонит. Тяжелый вздох, и Абаддон решает все-таки рассказать.

— Мэй… милая, понимаешь… мама куда-то пропала. И никто не знает, куда. Н-Но ты не переживай. Правитель Рая и его подчиненные уже ищут ее. Все будет хорошо, — он слегка улыбнулся.

— А что, если не найдут? — грустно спросила девочка.

— Найдут, конечно. Они не могут не найти…

— Пап?

— Да?

— Ты в это не веришь?

— Почему… ты так думаешь?

— Мне так кажется. По твоему лицу.

— Уф… Мэй… Маму найдут. И мы должны в это верить…

====== Глава 4. Крах АЦП ======

За напряженной подготовкой к войне никто даже не заметил того, как быстро прошло полтора месяца, и наступил канун Нового года. 31-го декабря у всех был первый за долгое время день отдыха. Испокон веков в Аду Новый год являлся самым главным праздником года. Все ссоры, распри и конфликты прекращались на два дня. Даже войны приостанавливались ради празднования.

В честь такого события те, кто был на заданиях, патрулировал, что-то подготавливал и охранял, все вернулись в АЦП и начали подготовку к празднику. В суматохе многие носились туда-сюда, но проходя мимо комнаты отдыха, невольно замедлялись, чувствуя умопомрачительный запах свежей выпечки.

Приветливая, слегка полненькая женщина в очках и с пучком на голове радостно встречала каждого, кто заглядывал внутрь. Она со всеми знакомилась и предлагала булочки, которые сделала сама.

Так и маленькая Мэй весело забежала в комнату по запаху. Увидев незнакомую женщину, она резко остановилась.

— Ой, здрасьте, — застеснялась она.

— Здравствуй, милая. Как тебя зовут? — умиленно улыбнувшись, поинтересовалась незнакомка.

— Мэй, — неуверенно ответила девочка. — А вы кто?

— А я Гретхен — жена Архидьявола. Ты знаешь его?

— Да. Деда Архидьявол читал мне интересные книжки.

— Это здорово. А кто твои родители? Они тоже в АЦП работают?

— Папа работает здесь. Он как раз недавно проснулся после ночной работы. Я его сейчас приведу! Подождите здесь!

Мэйлин убежала, но уже через несколько минут притащила за руку полуспящего Абаддона, который сразу же завалился на ближайший диван.

— Вот! Мой папа! — довольно заявила девочка, указав рукой на парня.

— Абаддон! Ну, озорник! Я так удивилась, когда муж мне про твою свадьбу рассказал и про дочь! — воскликнула женщина и снова повернулась к девочке. — Золотце, а ты любишь булочки?

— Обожаю! — радостно ответила девочка, но тут же ее настроение переменилось, и она грустно посмотрела в пол. — Мама иногда делает очень вкусные булочки с вареньем.

— Хочешь угощу тебя? У меня есть с изюмом, шоколадом, вареньем и ванильные. Какие хочешь?

— Хочу все!

— Мэйлин, лопнешь же, — лениво пробормотал Абаддон, но Гретхен взяла большую тарелку и положила на нее по две булочки каждого вкуса.

— Держи, — протянула она посудину девочке. — Это тебе и папе.

— Что сказать надо? — спросил Абаддон.

— А сам чего не говоришь? — надулась девочка, взяв тарелку в руки.

— Я собирался после тебя это сказать.

— А что это я первая должна говорить? Ты мужчина!

— Ох, как выдала-то.

Мэй вдруг получила несильный щелбан.

— Что сказать надо? — еще раз спросил Абаддон.

— Спасибо, — немного надувшись, произнесла-таки Мэй.

— Спасибо, — кивнул парень, посмотрев на женщину.

— Пожалуйста дорогие, — довольно махнула рукой Гретхен, с улыбкой наблюдая за общением отца и дочери.

— А вы приехали на Новый год? — спросил Абаддон.

— Да. Я и наши дети со своими семьями. Мы давно хотели провести Новый год все вместе. Сатана любезно разрешил нам остановиться в АЦП.

— Это замечательно, — грустно улыбнулся парень, погладив по голове сидящую рядом дочь.

— Тебя что-то тревожит?

Женщина тоже присела рядом.

— Просто мы, к сожалению, не сможем всей семьей отпраздновать Новый год.

— Смутные времена, да?

— Я не хочу сейчас об этом…

С грустью вспомнив о маме, Мэйлин перестала жевать булку. Однако сейчас она не хотела думать о ее пропаже, чтобы не расстраивать Абаддона, поэтому решила перевести тему.

— Гретхен, а ваши внуки будут со мной играть?

— Они чуть старше, но ты можешь сходить к ним. Они сейчас общаются со своим дедушкой, — ласково ответила женщина.

— Папа, можно я схожу к Архидьяволу?

— Да, только осторожно! Из АЦП не выходи. И, если что, сразу звони мне.

— Хорошо, спасибо!

Мэй спрыгнула с дивана и, взяв последнюю булочку, весело убежала. Не успела дверь закрыться, как на пороге показалась Глория, а за ней Аластор.

— Ого, куда это она так торопится? — пройдя в комнату, спросила девушка и тут же заметила Гретхен.

— Глория, деточка, как давно тебя не видела! — тепло улыбнувшись, женщина прижала сложенные руки к груди.

— Аа, Гретхен, вы что ли? — радостно удивилась девушка и бросилась знакомой даме в объятия. — Что вы здесь делаете?

— Приехала с семьей на Новый Год, — ответила Гретхен и подняла глаза на вошедшего после Глории. — А кто этот молодой демон?

— Аластор. Мой сосед, помощник и друг, — сонно пробормотал Абаддон, откинув голову на спинку дивана и закрыв глаза.

— Блин, ты будто не спишь совсем! — заметила Глория, сев рядом с другом.

— Так и есть, — усмехнулся Аластор.

— Почему?

— Мэйлин покоя не давала. А ночью работа, — ответил Абаддон. — Но давайте не будем об этом? Гретхен, как ваши дети и внуки? Расскажите о них что-нибудь?

— У меня чудесная семья. Моего мужа вы все знаете. У нас есть сын Ричард и дочь Ида. Раньше в стране Белиала был дефицит учителей по языкам, поэтому я твердо решила ехать. Но муж и Ричард не захотели покидать родную страну, так что нам пришлось разделиться, и со мной поехала лишь дочь. Вскоре сын нашел девушку по имени Софи. Они поженились и тоже переехали жить в страну Белиала. У них родилось двое сыновей: Генри и Дэвид. Им сейчас по шесть лет уже, скоро в школу.

Рассказ прервала резко отворившаяся дверь, и в комнату с тяжелым рычанием заползла черная кошка. В ее хвост вцепился маленький ребенок и тащился следом за ней.

— Уберите это существо! — жалобно промяукала она, подняв голову на присутствующих. Ребенок подтянулся к хвосту ближе и чуть было не укусил его, но Гретхен оторвала малыша, взяв его на руки.

— Ох, а это мой третий внук. Эван. Я как раз собиралась сказать, что Ида тоже не так давно родила. Этому карапузу уже восемь месяцев.

— Какой миииилый! — завизжала Глория и, подойдя к Гретхен, стала тискать ребенка. Тот был явно не против. Он радостно улыбался девушке и лепетал в ответ.

— Обожаю детей. Надеюсь, у нас с Евронимусом будет хоть один в будущем.

— Обязательно будет, деточка, — тепло улыбнувшись, женщина положила руку на плечо Глории. — Какие твои годы!

Чуть позже этим же днем началась подготовка к официальной части праздника. Райль репетировал вечернюю речь, а Локи раздавал каждому в АЦП различные поручения. Иштар, Баст и палачи в зале для праздников готовили все к столу. Карл и Бари украшали сцену. Им специально выдали готовые украшения, чтобы они не сделали все розовым, как это уже было в прошлый раз, однако братья все равно тихонько заменили украшения на свои.

Остальные, кто не помогал в зале, также были заняты подготовкой. Кто-то все еще декорировал свою комнату, кто-то перетаскивал подарки в зал для праздников и аккуратно складывал их под елкой. Глория убивала часы на красивый макияж и прическу, Евронимус подбирал подходящий костюм. Тот готовил необходимые зелья на случай, если кто-то опять напьется до потери сознания.

Мэй также захотела быть нарядной, поэтому попросила отца сделать ей красивую прическу. Абаддон нашел несколько видеоуроков и пытался по ним что-то сделать, но у него ничего не получилось. Несмотря на то, что парикмахер озвучивала все свои действия, урок более понятным не становился.

— А теперь возьмите небольшую прядь с правой стороны и заверните ее вот так… — объясняла женщина на видео.

— Да откуда она взяла эту прядь? Куда ее, блять, засунуть?! — нервно бормотал парень.

Несколько раз ему приходилось все расплетать и начинать заново. Еще и Мэй постоянно вертела головой, а спустя множество неудачных попыток начала капризничать, так как устала сидеть, а голова уже болела от постоянных дерганий волос.

Аластор, который все это время занимался уборкой, не мог не обратить на все это внимания.

— Почему ты просто не отдашь ее кому-нибудь из девушек? Они наверняка смогут что-нибудь сделать, — вдруг спросил он. Абаддон отложил все резинки и заколки в сторону и серьезно посмотрел на друга.

— Ты не мог раньше об этом сказать?! — внезапно всплеснул он руками.

— А сам додуматься не мог?! — откинув швабру в сторону, также взмахнул руками Аластор.

— Я сплю на ходу! Откуда я мог догуда-а….?

Тут оба парня замолчали. Абаддон завис, думая о том, что он вообще пытался сказать.

— Короче. Мэй, пойдем к тете Глории. Она точно сможет что-то сделать.

Девочка слезла со стула и повернулась к отцу.

— А мама говорила, что ты все умеешь! — обиженно надулась она.

— Хоть у меня и длинные волосы, королевские прически я себе не делаю.

— А надо бы! Отрастил шевелюру, так изволь ухаживать за ней!

— Откуда ты вообще такие слова знаешь?

— Просто я внимательно слушаю сказки, — пафосно вздернула подбородок девочка.

В итоге прическу Мэйлин сделала Глория. Девочка осталась очень довольна, хотя, когда она надевала платье, все растрепалось, и Глории пришлось снова все приводить в порядок.

А ближе к полуночи все собрались в зале для праздников. Нарядные, красивые и радостные. Огромная черная елка, — особый Адский вид, возможно ядовитый, — с красными гирляндами, стоящая недалеко от очень розовой сцены, была завалена подарками. В зале громко играла музыка, бутылки с алкоголем уже были открыты. Райль под бдительным присмотром Локи повторял речь, хотя все знали, что он снова будет импровизировать. Абаддон в это время настраивал большой телевизор, висящий над столами с едой, чтобы во время выступления Сатаны, все в зале могли внимательно слушать речь правителя.

Наконец, часы показали без пяти двенадцать. Райль вышел на центральный балкон АЦП, перед которым собрался счастливый народ. Некоторые даже приехали из других стран. А с Сатаной как всегда вышли Локи и Абаддон. Для красоты. И вот Райль с серьезным выражением лица стоит с бутылкой шампанского в руке, держит драматическую паузу… А, нет. Текст забыл.

— Кхм…народ страны Сатаны. — шепотом подсказал ему Локи, когда пауза уже слишком затянулась. Он едва сдерживался, чтобы не сделать фейспалм.

— Ах, да, — опомнился Райль. — Народ страны Сатаны! Я, как ваш правитель, как ваш честный и трудолюбивый четвертый Сатана, хочу от всей души поздравить вас с наступающим 2018-м Новым годом!

После небольшой паузы Райль еле заметно наклонился к Локи и, продолжая довольно смотреть на свой народ, тихо спросил:

— 2018-й же наступит, да?

— Да, — тяжело выдохнул тевтонский. Райль так замотался со всей этой работой и подготовкой к войне, что, казалось, уже и имени своего не вспомнит.

— Мы с вами многое пережили, — вдруг переменился Сатана в лице и стал абсолютно серьезным. — И, к сожалению, нам предстоит пережить страшную войну. А она уже близко! Но я уверен, народ мой, что мы справимся! Я рассчитываю даже на малейшую помощь с вашей стороны. Понадобятся любые си…

— Райль, ты сейчас всех только запугаешь! — шепотом прервал его Абаддон.

— Ой, точно, — вновь опомнился Сатана и весело заулыбался. — Уверен, в следующем году будет все самое лучшее, самое красивое и самое новое! Скоро… в каком-то поселке городского типа построят супермаркет. А в другом городе — тропу здоровья. А еще…

— Ты где об этом начитался-то?! — возмутился Локи.

— А что, это не у нас? — уже повернулся Райль к своим приближенным и недоуменно развел руки.

— НЕТ! — в голос крикнули Локи и Абаддон.

— Оу… — Райль снова сделался серьезным и повернулся к толпе. — Короче говоря. Мой народ. Народ страны Сатаны. С Новым, мать его, годом!

Правитель торжественно открыл бутылку шампанского. Белая пена полилась из бутылки, а пробка полетела в толпу, попав кому-то в глаз.

— Ура! Пробка на счастье! — крикнул тот, у кого уже начал проявляться фингал под глазом.

После столь «замечательной» речи Райль, Локи и Абаддон вернулись в зал для праздников. Теперь им нужно было быстрее налить себе по бокалу шампанского и ждать, когда на часах пробьет двенадцать.

И вот пробили часы. Каждый загадал желание, надеясь, что хоть в этом году что-то исполнится. Все выпили свои напитки, и началось веселье. Первым делом пошел обмен подарками. От Карла и Бари все в АЦП получили по розовому подарку: Райлю достался ковёр; Локи — супер прочная бумага для документов, а также набор канцтоваров; Баст получила большую блестящую банку валерьянки; Глория — годовую подписку на журнал о Карле «Karls pink today»; Мэй — игрушечные парные клинки.

Уже в хлам пьянющая Баст долгое время доставала Иштар вопросами о том, какой же робот-пылесос решила подарить ей подруга. Прежде, чем открыть свой подарок, она хотела все угадать.

— А он быстрый? Большой? А какого цвета? Черного? Или синего? Хорошо собирает пыль? А ты его тестировала?

— Вот откроешь и сама все узнаешь, — отмахивалась Иштар.

— Да, правильно, не порти сюрприз. Но скажи, есть ли в нем отсек для влажной уборки?

— Баст, будешь приставать, натравлю на тебя Эвана.

Женщина кивнула на ребенка, находящегося неподалеку на руках своей мамы. Она о чем-то разговаривала с Архидьяволом и его женой, а Эван тянул руки к Баст. Хоть она и была в человеческом облике, ребенок как-то понимал, что именно она — кошка.

Тогда Баст перестала донимать Иштар вопросами и просто развернула упаковку. Робот-пылесос был большой, круглой формы. Бока черно-белые, а верхушка темно-бежевая. Снизу имелись щетки, которые собирают всю грязь, а также место для тряпочки, которая используется для влажной уборки. Кроме самого пылесоса в коробке находились база для зарядки, пульт для управления, тряпка, дополнительные различные щетки и черная изолента на случай, если пылесос сломается (гарантия от адского производства!). Это именно то, что Баст так хотела. Она очень обрадовалась и, после изучения инструкции, побежала ставить его заряжаться. Когда она вернулась, на радостях стала пить еще больше.

В течение всего праздника жена Архидьявола вместе с палачом угощали всех выпечкой. Слегка подвыпивший Тот, спрятавшись за пушистой елью, позвонил своей девушке Минди и игривым голосом поинтересовался, открыла ли она его подарок. После положительного ответа он азартно улыбнулся и пообещал ей как можно скорее прилететь в Рай, чтобы испробовать все на деле. Разговор прервала Баст, которая полуживая от количества выпитого подползла к нему и потребовала одно из заранее заготовленных зелий, так как ей хотелось пить дальше.

С самого начала праздника все, чего хотелось Абаддону, — это мирно посидеть в мягком кресле где-то в тени. Возможно даже поспать в нем. Однако Мэй постоянно требовала внимание отца. Ему пришлось станцевать с ней два танца, после чего Аластору стало искренне жаль откровенно убитого работой друга и он решил отвлечь девочку. Сначала сводил ее к столу с едой, а потом танцевать.

Глория и Евронимус тоже танцевали, но взгляд девушки постоянно возвращался к очаровательному малышу, который так и находился на руках у своей мамы. Евронимус не мог не заметить этого.

— Иди поиграй с ним, — тепло улыбнулся он девушке, — а я пойду друга выручу.

Евронимус хмыкнул, глядя как бойкая Мэй уже оседлала Аластора, как лошадку, и весело размахивала новыми саблями. Глория чмокнула парня в щеку и подошла к Иде.

— Вы должно быть устали? Я могу немного поиграть с Эваном? А вы пока отдохнете и поедите спокойно.

— Глория, спасибо тебе большое, — обрадовалась женщина и вручила малыша счастливой девушке, которая тут же стала умиленно с ним ворковать.

Локи, который не очень любил шумно развлекаться, также, как и Абаддон, уютно устроился в большом кресле с бокалом шампанского и разворачивал по очереди свои подарки.

— Надо же, полезные вещи, не ожидал от них, — пробормотал он, развернув розовую упаковку. Однако его умиротворению не суждено было продлиться долго.

— Чем тут занят мой жени-их? — послышался у него над ухом расслабленный голос Седита.

— А что, не видно? — раздраженно фыркнул Локи и вдруг завис. — Жених?.. Ах, ну да, — он бросил быстрый взгляд на кольцо. Сидевший рядом Абаддон хихикнул, будучи уже слегка под градусом.

— Пошли потанцуем? Или уединимся? — шепотом предложил индеец и незаметно укусил тевтонского за ухо.

— Иди с кабаном потанцуй, я устал, — усмехнулся Локи, поставив локоть на стол и положив голову на руку.

— Ах так?

Седит прищурился, выпрямился и крикнул на весь зал: «А может пусть Локи сыграет нам на скрипке? У него талант!»

Тут к ним подошла шатающаяся в разные стороны Баст, держа в одной руке открытую бутылку, а в другой свои туфли.

— А я слышала! Он играет как… этот… как его… Гэвид Дарретт, во!

Любопытство пробрало всех не знающих о таланте Локи, и его стали уговаривать сыграть. Долго сопротивляться тевтонский не смог, так что он сходил за скрипкой и все же похвастался своей игрой.

Карл тоже не упустил свой шанс и исполнил несколько своих песен на сцене. А в конце они спели дуэтом с Бари. Баст, не выдержав такого, успешно упала в обморок. После концерта, оба брата отправились в Рай, чтобы продолжить празднование там. Абаддон вскоре пошел укладывать Мэйлин спать и сам тоже уснул чуть позже.

Но праздник длился недолго. Из-за всеобщей усталости, остальные разбрелись спать после 3-ех часов ночи. Народ еще продолжал гуляния, но в АЦП все затихло. Райль завернулся в новый розовый ковер. Не спал только Локи. Какое-то мрачное чувство грызло его весь день. Во время праздника оно немного затихло, но когда тевтонский оказался в одиночестве в своей комнате, это чувство навалилось с новой силой.

В течение часа демон просто лежал на спине, закинув руки за голову, смотрел в потолок и гонял мрачные мысли. В четыре утра, измучив себя окончательно, он решил пройтись по АЦП и заодно выпить воды. Зайдя на кухню, он взял стакан и включил кран, фильтрующий воду, как вдруг что-то засвистело. Локи выключил кран, но свист не прекратился. Звук доносился с улицы, так что мужчина подошел к окну. Взгляд зацепился за какие-то светлые точки в небе. Все внутри демона похолодело от осознания, что на АЦП летят три огромных огненных желтых шара.

— Нет-нет-нет-нет! Только не сейчас! — запаниковал Локи, но тут же взял себя в руки. Усилив руку серым пламенем, он с размаху саданул ею по стене, от чего в соседней комнате тут же проснулся Абаддон. Один взгляд в окно, и разрушитель стал будить Аластора и Мэй.

Найдя связку ключей в ящике рабочего стола, Локи бегом направился в кабинет Сатаны. Но ему нужен был не Райль, а кнопка тревоги, находящаяся под столом правителя.

Сирены вдруг завыли в каждой комнате, оглушая тех, кто только что проснулся и страдал от похмелья. Не сразу до сонных АЦПшников дошло, что означает этот бьющий по мозгам звук. Однако вскоре каждый уже осознавал, что происходит, — нападение. Не глядя, жители АЦП натягивали первое, что попадалось под руку, и судорожно пытались собрать разбегающиеся мысли в кучу. Красные лампы светились в коридорах, придавая всему тревожный оттенок. Времени экипироваться и спасать самое ценное не было. Всем срочно нужно было бежать на защиту АЦП, направляясь к ближайшему выходу, которых было немало.

— Твою ж мать! Мы можем защититься от этого? Они же разрушат все здание! — кричал Аластор Абаддону, пока тот одевал Мэй.

— Если Локи поможет создать стену из лавы, мы сможем хотя бы ослабить удар, — ответил парень и, взяв дочь на руки, быстро направился к выходу из комнаты. Парни вышли в коридор, и сразу увидели Локи, который выскочил из кабинета Сатаны.

— Где Райль? — спросил разрушитель.

— Нет времени его искать. Абаддон, быстрее на улицу!

Парень сразу передал дочь в руки другу.

— Головой за неё отвечаешь. И сам не умирай!

Он развернулся и побежал следом за Локи.

— Папаа! — закричала Мэй и хотела было побежать за ним, но Аластор крепко её держал.

— Давай-ка выбираться из здания, — сказал он, и они побежали к заднему выходу.

— Аластор! — раздался вдруг крик, когда они пробежали пол коридора. Это была Глория. Она как всегда с Евронимусом. Оба были изрядно помяты и встревожены.

— Где Локи, Райль и Абаддон?

— Насчет Райля не знаю. Остальные пошли защищать АЦП на улицу, — крикнул он ей в ответ. Парень с девушкой кивнули и убежали в нужном направлении, а Аластор продолжил движение к заднему выходу. Сейчас ему нужно было увести Мэй подальше от АЦП.

Однако, когда они достигли своей цели, вместо безопасности, его ждал глубокий шок.

— Твою мать! Сука! — от всей души выкрикнул он так резко и громко, что девочка дернулась у него на руках. Шары были просто отвлечением, а с задней стороны на АЦП двигалась огромная армия, чтобы внезапно напасть и добить всех, кто не умрет от первой атаки.

Аластор и Мэй двинулись обратно по коридору, как вдруг дверь в комнату отдыха распахнулась, и кто-то затянул парня с ребенком внутрь. В помещении было темно, и Аластор лишь по голосу понял, кто это был.

— За занавеской в левом углу комнаты нащупай стеклянную плитку и нажми на нее, — заговорил Сатана. — Откроется подземный выход. Там найдешь, куда бежать. Живо!

— Понял! — ответил Аластор уже в пустоту. Сатана выбежал из комнаты и направился к ближайшему выходу. Парень крепче сжал руку ребенка и направился вглубь комнаты, стараясь не наткнуться на невидимые в темноте препятствия. Подойдя к левому углу, он ощутил легкую гардину, которой можно было отгородиться от остальной части комнаты. В данный момент она была задвинута к стене, и Аластор начал ощупывать стену.

Вдруг послышался шум начавшейся битвы. Громкие внезапные звуки напугали девочку, и она прижалась к парню.

— Дядя Аластор, мне страшно, — тихо произнесла Мэй. Ее голос дрожал. — С папой все будет хорошо?

— Конечно… — кивнул парень и вдруг почувствовал кончиками пальцев холодную гладкую текстуру. «Это и есть стеклянная плитка?» — спросил он сам у себя и надавил на нее.

Сначала ему показалось, что он ошибся, так как предполагаемая плитка даже не сдвинулась места, но стоило ему надавить максимально сильно, как вдруг послышался щелчок. Аластор не придал этому значения, так как его сбивали звуки, доносящиеся снаружи. Но вдруг в темноте он заметил движение, и показалось слабое свечение. Парень с ребенком подошли ближе и увидели, что в полу открылся проход с лестницей.

— Что это? — поинтересовалась Мэйлин.

— Это бункер. Место, где ты будешь в безопасности, — с облегчением вздохнул Аластор и пошел вперед, ведя ребенка за собой. — Смотри под ноги. Спуск будет долгий.

Звуки сражения снаружи нарастали. Спускаясь по лестнице и прислушиваясь к грохоту сверху, Аластор думал о том, что хотел бы помочь остальным в этой битве: перебить несколько врагов, подлечить своих товарищей. Однако маленькие дрожащие от страха ручки, сжимающие его запястье, говорили парню о том, что он не может оставить маленького ребенка одного в подземелье.

Преодолев лестницу, Мэйлин заметила на стене выключатель. Аластор переключил его, и в коридоре зажегся тусклый свет. Они пошли дальше.

— Я слышу чей-то голос… — прошептала Мэй, прислушиваясь.

— Может, здесь уже кто-то есть?

Аластор тоже прислушался, пытаясь понять, откуда доносится звук. Дойдя до конца коридора, они повернули направо. Там была одна железная дверь, и за ней слышались голоса. Попросив Мэй держаться позади, Аластор приготовился к внезапной атаке на случай, если за дверью находятся враги. Он повернул ручку и резко распахнул дверь, выставив перед собой руку с фиолетовым пламенем. Но увидев родственников Архидьявола, которые и без того были до ужаса напуганы, парень опустил ее. Мэйлин выглянула из-за спины Аластора и побежала в объятия бабули Гретхен.

— Ох, как же хорошо, что вы здесь, — вздохнул парень, понимая, что спокойно может оставить Мэй с ними.

— Ты напугал нас до смерти! — возмущенно вскрикнула Ида, пытаясь успокоить плачущего малыша у себя на руках.

— Спокойно, милая моя, — погладив дочь по плечу, улыбнулась Гретхен. — Это были всего-лишь меры предосторожности. Да, Аластор?

— Ага, — кивнул парень. — Я… могу оставить с вами Мэй? Или мне остаться здесь?

— Лучше ступай. Помоги товарищам. А мы тут найдем чем заняться. Только будь осторожен!

— И не забудьте про нас! — хмыкнула женщина, продолжая убаюкивать малыша.

Рассвет еще только-только начинался, но летящие на АЦП желтые шары рассеивали вокруг себя сумерки. Локи и Абаддон, выбежав на улицу, первым делом поставили огромную стену из лавы. Она была выше трехэтажного здания, но в ширину чуть-чуть не дотягивала — такую огромную стену даже профессионалам оранжевого пламени держать довольно сложно.

— Это не остановит шары, — задумчиво произнес Локи, смотря на летящую угрозу. Он понимал, что даже с такой защитой их взрывы все равно могут частично задеть здание и погубить двух сильнейших демонов.

— Держи стену, — вдруг сказал тевтонский, раздвинув лаву перед собой так, чтобы можно было выйти навстречу шарам.

— Ч-Что? — удивился Абаддон и тут же подхватил стекающую вниз лаву. В одиночку держать ее стало труднее, еще и звуки сражения на другой стороне АЦП не давали покоя.

Тевтонский побежал вперед, принимая истинный облик. Расправив черные крылья, он взлетел навстречу шарам. Демон выпустил мощную волну желтого пламени, которое уменьшило шары в размерах, а затем спустился на землю, закрыл голову крыльями и обернулся в защитное покрытие из серо-зеленого пламени, приготовившись к удару. Его план сработал, и взрыв столкнувшихся с лавой шаров значительно уменьшился, однако откинул тевтонского демона в стену здания, окна которого не выдержали напряжения и разбились. Лавовая стена при столкновении мигом развалилась, поэтому Абаддона тоже снесло в сторону взрывной волной.

Разрушитель прокашлялся от взлетевшей пыли, затем поднялся на ноги и стал высматривать напарника. Он быстро заметил силуэт Локи и подбежал к нему.

— Это было умно, — сказал Абаддон, протянув ему руку.

Тевтонский встал и убрал растрепавшиеся крылья. Они посмотрели в небо, ища новую угрозу, но тут показался ибис.

— Я осмотрел город на случай, если там тоже что-то происходит. Благо, там все в порядке, — приземлившись на землю, отчитался Тот.

— А что на другой стороне АЦП? — спросил Абаддон.

— Там огромная армия. Наши уже сражаются во всю.

— Хоть в городе и все в порядке, но сирену лучше включить на всякий случай, — все еще осматривая небо, сказал Локи. — Тот, займешься этим?

— Да, — кивнул ибис и взлетел. Провожая его взглядом, Абаддон и Локи увидели новую партию шаров. На этот раз они состояли из трех цветов пламени: красный, желтый и черный.

— Мы сможем справиться с этими? — с тревогой в голосе спросил разрушитель. Старший демон задумался.

— Есть у меня одна мысль. Сможешь передвигать эти шары в мою сторону?

— Думаю… я попробую.

Тем временем Аластор уже выбежал из АЦП, и тут же его чуть не схватила здоровенная зубастая пасть. С испуганным вскриком парень отшатнулся от нее и наткнулся на вторую.

— Да что за чертовщина?! — крикнул он, отбегая на безопасное расстояние.

Со стороны стало ясно, что эти зубастые головы раскачиваются на концах длинных лиан, опутавших всю стену АЦП. В этих лианах висело нечто, что было похоже на мумий: скелеты, обтянутые сухой кожей. Еще недавно это были вражеские демоны. Часть лиан бесновалась, расползаясь по земле в разные стороны от стены в попытках поймать остатки отряда. Слюнявые, зубастые пасти этих растений развевались, предвкушая наживу.

— О, Сатана! Иштар, что это за чудища? — обратился Аластор к женщине, которая находилась среди этих лиан.

Будучи в истинном демоническом облике, она отбивалась от единиц противников, которым удавалось пройти сквозь растения. Отравив оставшихся врагов ядовитой пыльцой своих цветов, она с улыбкой повернулась к парню.

— Это мои детки! Они высасывают жизненную энергию из живых существ! — с гордостью ответила женщина и вдруг услышала приближающиеся шаги позади. Двое воинов, которые готовы были уже атаковать Иштар, вдруг посмотрели друг на друга и стали страстно целоваться.

— Они уверены, что любовники на отдыхе, — хмыкнул Аластор, демонстративно стряхнув немного фиолетового пламени с кончиков пальцев, и, подойдя ближе, проткнул каждого из них коротким ножом, подобранным на земле. Он заметил на руке женщины крупную рану, которую принялся залечивать, пока поблизости никого не было.

— Помочь? — спросил он.

— Я справлюсь. Лучше помоги Глории и Евронимусу. Они где-то неподалеку сражаются.

Враги вновь стали приближаться, и Иштар пустила огромные шипастые лозы в них. На одну из лоз запрыгнула черная кошка и побежала по растению. Незаметно спрыгнув с него, она напала на вражеского демона. Ловко скача по его плечам и голове, она исцарапала лицо противника, а затем перепрыгнула на следующего. Так она быстро прыгала с одного врага на другого, царапая им лица, руки, глаза, полностью сбивая противников с толку, мешая им уворачиваться и отбиваться от растений.

Аластор перебирался перебежками по полю боя. Везде летало оружие, сгустки пламени, на земле уже лежали тела убитых. Аластор заметил одного из охранников АЦП с развороченной грудью, а неподалеку умирал от полученных ран не успевший убежать один из палачей. В груди у парня что-то сжалось. Он мельком вспомнил, что еще вчера говорил с этим палачом. Они обсуждали, какой чай лучше будет принести на праздничный стол.

Глории и Евронимуса все еще не было видно, так что демон продолжал движение затуманивая врагам мозги и заставляя нападать друг на друга. Он заметил Райля, которого ранее ему не удавалось увидеть в бою. Противники шли на него со всех сторон. Все-таки Сатана — большая помеха, и его нужно было устранить как можно скорее. Но правителю адской страны достаточно было развеять вокруг себя черное пламя со сгустками красного, вводя противников в дичайший ужас от увиденных в пламени иллюзий. Некоторые умирали моментально от сердечного приступа, некоторых приходилось добивать, но все это давалось Сатане с легкостью, и близко к нему никто не мог подобраться.

С другой стороны послышались взрывы. Обернувшись, Аластор заметил Глорию. Она стреляла по врагам из гранатомета. Неподалеку также был и Евронимус в доспехах, который сражался с помощью своего меча.

Увернувшись от нескольких сгустков пламени и прикончив двух врагов неподалеку, Аластор побежал к ним.

— Я могу подготовить массовую атаку, если прикроете меня, — крикнул парень.

— Да без проблем! — ответила Глория, и серое пламя окутало гранатомет на ее плече. На его месте в руках девушки оказались боевые веера с острыми зубчиками. Из маленькой сумки с боеприпасами, которая висела на поясе, она достала несколько дымовых шашек и раскидала их по кругу. На поле боя образовался густой дым и дезориентировал врагов. Тех, кто приближался к Аластору, девушка разрезала веерами, а Евронимус в это время создавал вокруг всех троих огненно-водные щиты.

Аластор сосредоточился и вспомнил то, как его обучал учитель. Он пытался представить самый страшный, липкий и отвратительный ужас, который свел бы с ума любого, даже противника с самой устойчивой психикой. Учитель специально водил его в психушку и заставлял сливаться мыслями с самыми глубоко больными людьми, испытать на себе шизофрению, манию преследования и еще много чего, чтобы в конце концов парень мог в идеале воплощать самые жуткие и нереальные иллюзии.

Вокруг него стала распространяться волна фиолетового пламени.

— Теперь бегите от этого как можно дальше! — крикнул он друзьям. Враги хватались за головы и падали на землю с воплями. Их трясло, многих рвало, и некоторые плакали.

Глория создала из серого пламени абордажный крюк, Евронимус прижал ее к себе, и они поднялись на крышу здания. В полете они даже успели поцеловаться. А наверху девушка создала пулемет и начала расстреливать оставшихся врагов.

Тем временем Тот под шум включенной в городе сирены направлялся обратно на поле боя, когда заметил под собой знакомую фигуру. Спустившись на землю и приняв человеческий облик, он столкнулся лоб в лоб со своим братом Азазелем. Поразительно похожие друг на друга мужчины напряженно застыли.

— А ты что здесь делаешь? — сразу же задал вопрос Тот.

Азазель помолчал какое-то время, затем решительно ответил:

— Я не хочу с тобой драться, так что лучше отойди и не мешай нам.

— Ты на их стороне? — презрительно посмотрев на брата, спросил Тот, в душе не веря, что такое возможно.

— Нет никаких сторон. Есть только идея, за которой я следую.

Холодный взгляд старшего пронзил Тота, как плевок в душу.

— Повторяю: отойди! Тебя я убивать не хочу.

— Ты же понимаешь, что я, как работник АЦП, не могу п…

Выстрел в грудь не позволил Тоту договорить. Он даже не успел удивиться, как почувствовал слабость в ногах и упал на колени, мельком заметив в руках брата пистолет. Этого Тот точно никак не ожидал, ведь Азазель никогда не пользовался оружием. В глазах все начало темнеть, и тело упало на землю, не в силах двигаться. Последнее, что маг АЦП увидел, — удаляющийся силуэт брата.

В это время Локи и Абаддон продолжали отбиваться от разноцветных шаров по придуманной старшим демоном стратегии, которая заключалась в том, чтобы загонять шары в искусственную черную дыру. Все восемь цветов загорелись на пальцах Локи. Демон сложил горящие пальцы так, чтобы из двух рук получился треугольник. Соединившиеся цвета пламени начали смешиваться, передвигаясь по рукам, образуя более четкий треугольник. В конце концов внутренняя область треугольника начала заполняться черным цветом.

Пока Локи подготавливал черную дыру, Абаддон отошел подальше и выпустил четыре огненные цепи, чтобы перехватывать ими шары. Он подумал, что ему должно хватить сил на то, чтобы двигать их.

И вот, горящий треугольник Локи, внутри которого черная дыра, увеличился в размере до двух метров и теперь всасывал все на своем пути, а разрушитель обматывал длинными цепями по одному шару в воздухе, тянул на себя, что было весьма не просто, и отбегал в сторону, дабы его не сбили. Таким образом шары попадали в поле притягивания черной дыры и просто исчезали в стенах треугольника.

А битва продолжалась и теперь она становилась по-настоящему тяжелой. К АЦП стали подходить сильнейшие воины Вельзевула, когда АЦПшники уже начинали утомляться от отражения больших, но слабых войск.

Сильные противники дошли и до Локи с Абаддоном, пытаясь им помешать отбивать шары. Тевтонский демон не мог менять своего положения, иначе черная дыра разорвется и пропадет. Все, что он мог делать, это выпускать взрывных бабочек, которые срывались прямо с его тела. Абаддону теперь приходилось не только шары притягивать, но и отбиваться от противников, прикрывая также Локи издалека. Даже сильных врагов он мог вырубить ударом в лицо, проблема была лишь в отсутствии времени, поэтому по большей части ему тоже приходилось просто выпускать своих взрывных мотыльков.

Всюду слышались оглушающие взрывы, с другой стороны АЦП доносились еще и крики. У измученных АЦПшников возникало лишь два вопроса: откуда у врага столь огромная армия и когда это уже закончится?

Одному из вражеских демонов удалось приблизиться к Локи, успешно избежав всех взрывных тварей. Он схватил приближенного Сатаны за руку и отдернул ее, разрывая сложенный из пальцев треугольник. Притяжение черной дыры стремительно стало уменьшаться, и в конце концов мощная способность Локи оборвалась и исчезла.

Абаддон сразу почувствовал, что за спиной что-то изменилось. Оттолкнув мощным ударом кулака последнего мешающего далеко в сторону, он обернулся и увидел, как Локи отбивается от пятерки противников, а цветного треугольника уже нет. Очередной притянутый цепями шар, состоящий из оранжевого пламени с желтыми вкраплениями, уже летел на парня с сумасшедшей скоростью. Враги потому и не стали больше подходить к разрушителю, лишь только отбежали на более безопасное расстояние. Абаддон попытался скорее отпрыгнуть в сторону, оттолкнувшись пламенем от земли, но было уже поздно: шар задел его, нанеся страшные ожоги на пол тела, и взорвался при столкновении с землей. Парня сильно откинуло в сторону и, проехав несколько метров по земле, он замер. Его врагов также раскидало по сторонам, но их урон был почти минимален, ведь основной удар принял на себя Абаддон.

Локи даже не успел осознать, что произошло, когда следующий шар, не встретив никаких преград, врезался в уже порядком потрепанное здание. Буквально на секунду все сражающиеся замерли, наблюдая, как огромный ярко-желтый шар мощным взрывом разрушает АЦП почти до основания. Все поле битвы мгновенно занесло пылью, обломки полетели в разные стороны, погребая под собой всех на своем пути.

Кого-то убило сразу, кто-то лежал заваленный, но еще живой, и кричал от боли, закашливаясь при каждом вздохе. Глории, Аластору, Баст и Иштар повезло, часть стены, опутанная и значительно укрепленная лианами, почти не разрушилась и защитила их от обломков. Евронимусу повезло гораздо меньше: его завалило полностью. Локи спасла его быстрая реакция, и он мгновенно выставил огненный барьер, ожидая под ним пока все уляжется.

Убрав барьер и открыв глаза, Локи осмотрелся. Первое, на что он обратил внимание, конечно же АЦП, от которого остался лишь первый этаж без стен. Дальше в глаза бросились мухи, которые начали собираться над остатками главного здания. Поначалу их было немного, затем все больше и больше, так что в ушах стоял неприятный гул их жужжания. Когда стало казаться, что насекомые не перестанут прибывать, они вдруг разлетелись в разные стороны, показывая, как на груду обломков поднимается самый главный враг. Вельзевул находился в человеческом облике, в белоснежном костюме и смотрелся очень дико посреди развалин здания на поле битвы, среди израненных и грязных демонов. Его эффектное появление еще больше подняло дух его армии. Они ликовали, понимая, что фактически уже выиграли. А приближенные Сатаны чувствовали себя все более подавленно. Им отчаянно не хотелось верить в то, что все происходит на самом деле. Каждый был ранен, и некоторые очень критично. Они уже не справлялись с количеством врагов, а недавно прибывшие сильнейшие воины Вельзевула были еще полны сил. У Иштар, держащей израненную кошку на руках, вырвался всхлип, и глаза наполнились слезами. Глория, стараясь держаться, положила потяжелевшую от усталости руку женщине на плечо. Тевтонский от злости и бессилия сжал кулаки, но не сдвинулся с места. С другой стороны он чувствовал облегчение от того, что именно он, а не вспыльчивый и эмоциональный Абаддон, стоит сейчас в сознании перед главным врагом.

— Давно не виделись, Локи, — спокойно поприветствовал его Вельзевул, стоя все там же на обломках, глядя в глаза своему давнему другу.

— И лучше бы так и не виделись, — мрачно произнес Локи. — Что тебе нужно?

— А тебе это вот сейчас непонятно, да? — приподнял повелитель мух одну бровь — Власть, если уж ты действительно не понял.

— И ты собираешься нас всех убить?

— Не очень хочется убивать потенциальных подданных. Мне просто нужно было продемонстрировать свою силу во избежание бунта в будущем.

— Ты что, собираешься нас так спокойно оставить? — криво усмехнувшись, спросил Локи, недоумевая от всего происходящего. «Он шутит что ли?» — пронеслось у него в голове.

Какое-то время Вельзевул внимательно всматривался в лицо собеседника, затем глубоко вздохнул:

— Локи, когда-то мы были хорошими друзьями. Ты мне всегда нравился. Поэтому я хочу дать тебе добрый совет — сдайтесь. Станьте подданными в МОЕЙ стране, в стране Вельзевула. Вы все сможете прекрасно жить своей жизнью, почти как это было раньше. Но под строгим надзором, конечно же, чтобы вы ничего вдруг не задумали против меня. Надзор этот вы даже не заметите, не волнуйся. Вторжение в чью-то личную жизнь меня не интересует, и притеснять я вас тоже не буду.

Локи хотел было уже что-то возразить, но вдруг услышал слабый хрип. Обернувшись на звук, он увидел приходящего в себя Абаддона. Края его шорт и футболки были подпалены, левая часть тела сильно обожжена, включая шею и заходя на щеку. Выглядело это все как одна большая рана. Этим же шаром парню чуть не оторвал левую руку и ногу. Помимо ожогов, из некоторых участков тела текла кровь, и сейчас, приходя в себя, Абаддон словно давился кровью, текущей из его рта.

Посмотрев в другую сторону, Локи заметил остальных. Иштар сидела на коленях и не могла остановить слезы, сидевшая рядом Баст в облике человека успокаивала ее, хотя сама была уже вся изранена и, кажется, еле сдерживалась чтобы тоже не заплакать. Глория, хромая, искала среди обломков Евронимуса. Тота нигде не было, как и Аластора. Седит выглядел получше остальных, так как стрелял по врагам из лука, держась на расстоянии, однако тоже был сильно подавлен. Архидьявол и несколько палачей вытаскивали из-под обломков пострадавших.

«Локи, наваляй ему…» — едва расслышал тевтонский хрип Абаддона.

— Нет, — разжал он кулаки и опустил голову. — Нам не выиграть. Но я не могу принимать решение без Сатаны.

— Мне кажется что все же можешь, — послышался неуверенный голос. К Локи торопливо приближался Аластор, на побледневшем лице которого отчетливо читалось чрезвычайно критическое положение дел. — Райль… без сознания. Так что главный сейчас ты.

Локи заметил, что руки лекаря по локоть в крови.

— Что с ним?

— Его полностью завалило. Я вытащил его и начал осматривать, но сердце вдруг остановилось. Мне удалось снова его запустить, однако… — парень покачал головой — Многие органы сильно повреждены, и раны очень глубокие. Я сделал все, чтобы спасти его жизнь. Но не факт, что он вообще выкарабкается. Мне надо идти, без меня он точно долго не протянет.

Теперь и Локи весь побледнел, а в груди все сжалось. Никогда ранее Сатана не участвовал в столь серьезных сражениях, ибо Абаддону с Локи всегда удавалось выкарабкаться из любой сложной ситуации. Это первая серьезная битва Сатаны и почти смертельная. Локи стало страшно за Райля. За Абаддона. За всех. И за судьбу Ада. Но он не мог ничего поделать. Битва окончена.

Тевтонский поднял голову и посмотрел на Вельзевула.

— Ты победил. Мы сдаемся, — тихо произнес Локи, прикусив нижнюю губу.

Вельзевул кивнул.

— Если вам некуда пойти, то наш лагерь разбит недалеко. Наши врачи могут помочь вам с ранеными.

Вместо ответа Локи просто развернулся и пошел к Абаддону, чтобы немного подлечить.

— Не двигайся, — попросил он, присаживаясь рядом с парнем. — Я попробую сделать все, что в моих силах. И не злись на меня за такой выбор…

Вельзевул отдал приказ своим войскам отступать, и те с песней двинулись в лагерь. Несколько врачей остались помочь побежденным.

— Не трогай меня! — агрессивно рыкнула Баст, ударив по руке вражеского лекаря, пытавшегося ей помочь.

— Куда нам всем теперь идти? — послышался голос Глории. Она подошла с Миктианом, который, услышав сирены в городе, бросился на помощь АЦП. Сейчас он держал хромающего Евронимуса. К счастью, парень не сильно пострадал благодаря магическим доспехам.

— Сначала лучше решить проблему с ранеными. Куда их всех девать? — протирая влажные глаза, сказала Иштар. — В лагерь Вельзевула?

— Серьезно? Раненых отдавать врагам? — возмутилась Баст.

— А почему нет? — вдруг подал слабый голос Евронимус. — Я все понимаю, но разве у нас есть особый выбор? Райлю не станет лучше, если мы гордо останемся одни на улице. Раз уж Вельзевул оказался настолько… благороден… — Евронимус скривился от этого слова. Было видно, что ему неприятно это говорить. -…надо воспользоваться. Хотя бы пока Райль не пойдет на поправку.

— И то верно, — кивнула Иштар.

К ним подошел Архидьявол.

— Мы нашли всех, кого завалило. Сейчас ими занимаются врачи Вельзевула. Вроде ничего страшного они с нашими не делают. Думаю, им можно доверить пострадавших.

— Это хорошо, — сказал Миктиан и посмотрела на Евронимуса. — Кстати, говоря о месте проживания, вы с Глорией можете пойти к нам. Ты мой давний друг, а Глория с Исмой очень хорошо ладят. Что скажете?

— Будем очень благодарны, — слегка улыбнулась Глория.

— У меня еще остался старый однокомнатный домишка, — заговорила Иштар. — Баст, помнишь его?

— О, эта халупа… Хочешь предложить вернуться туда?

— Да. Все же лучше, чем идти в лагерь Вельзевула.

— А я поеду со своей семьей в страну Белиала, — сказал Архидьявол, поглаживая бороду.

Локи все еще продолжал лечить находившегося в полусознательном состоянии Абаддона. Он залечивал раны, какие мог, и уменьшал боль от ожогов. В это время к нему подошли. Тевтонский неохотно поднял голову, но когда понял, кто перед ним стоит, почувствовал облегчение. Это были родители Абаддона и Тот, тело которого было перевязано бинтами. Его поддерживал отец разрушителя. Мать сразу упала на колени перед сыном, быстро открывая кейс с принадлежностями дрожащими руками. Ее губы также задрожали, и на глазах стали выступать слезы. Мужчина же, смотря на тяжелое состояние своего сына, сохранял хладнокровие, и лишь нервно сглотнул.

— Милан, проверь руку с ногой. Думаю, они сломаны, — предположил он.

В это время Локи с Тотом отошли в сторону, чтобы обсудить, что произошло. Узнав о ситуации с Райлем, маг стремительно направился на его поиски. Локи последовал за ним.

Найдя уже бывшего правителя страны, Тот тут же принялся помогать Аластору с лечением.

— И как его состояние? — беспокойно спросил Локи. — Жить будет?

— Будет, если придет в себя, — мрачно ответил Аластор. — Сейчас его лучше отнести куда-нибудь в чистое, теплое место, где его никто не побеспокоит. А еще лучше было бы отнести домой, на землю. Хоть он и без сознания, наверняка легче будет рядом с Файтером, чем в захваченной стране.

— Я могу этим заняться, — предложил Тот. — Все равно планировал уйти на землю.

— Вопрос в том, разрешит ли Вельзевул вам уйти на землю?..

Все трое помолчали какое-то время, а затем Локи ответил:

— Думаю, если нельзя было бы, здесь уже летали бы предупреждающие мухи.

— Что ж, тогда пойдем уже сейчас, — поднявшись, сказал Тот. — Сейчас мы все равно ему ничем не поможем.

— Да, тут ты прав.

Аластор тоже поднялся и подошел к Локи. Тот в это время сделал несколько движений рукой в воздухе, и тело Райля поднялось над землей. Так как маг сам был ранен, на руках он правителя не смог бы донести, поэтому прибег к заклинанию левитации. Открыв проход из Ада, он попрощался с Локи и Аластором, и покинул подземную страну.

— Я поеду к родителям в деревню, — сказал Локи, когда они с Аластором двинулись к Абаддону. — Седит, думаю, поедет со мной. Вряд ли ему есть, куда идти. А с кабаном в деревню — самое то. Абаддона, наверное, родители его заберут. А ты куда пойдешь?

— Не знаю, — пожал плечами парень. — Я ведь, как и Седит, с земли. О покупке дома или квартиры даже не думал.

Пока Локи с Аластором обсуждали эту тему, перебирая различные варианты того, где иллюзионисту жить, они как раз дошли до Абаддона. Его родители уже забинтовывали сломанные руку и ногу. Оба выглядели весьма подавлено. Когда женщина закончила с рукой сына, она тяжело вздохнула, встала и повернулась к Аластору.

— Тебе ведь некуда пойти, верно, Аластор?

— Да. Как раз собирался поискать, — ответил парень. — Как он? Хоть немного получше?

— Раны мы залечили, руку с ногой зафиксировали, — ответил Рейнард вместо жены. — Ожоги придется лечить долго. Пожалуй, само его восстановление будет долгим и мучительным.

— Кошмар, — тихо произнесла Милана, положив руки на грудь. — Но к чему я про жилье спросила? Не хочешь тоже пожить у нас? Места в квартире, конечно, немного, но вы вдвоем и плюс Мэй должны уместиться. Кстати, а где Мэй?

— Она в бункере. И я был бы очень благодарен, если бы вы приняли меня. Это не сильно вас стеснит?

— Нет, — вновь вместо жены ответил мужчина. — Будешь хоть за Абаддоном присматривать, пока мы будем на работе.

— Без проблем. Спасибо вам. Тогда я пойду схожу за Мэй.

— А мы отнесем Абаддона домой.

Рейнард взял сына на руки.

— Помнишь же, где мы живем? — спросила женщина.

— Ага.

— Хорошо. Мы вас ждем.

Так постепенно все начали расходиться кто куда, прощаясь друг с другом, и в конце концов возле разрушенного АЦП остались лишь Локи и Седит с кабаном.

— Поедешь к моим родителям? — смотря на обломки, тихо спросил тевтонский. Индеец усмехнулся.

— Конечно. С тобой куда угодно.

Они взялись за руки, продолжая смотреть на бывший АЦП, не зная, что еще сказать.

Вдруг Локи увидел как что-то сверкнуло в камнях и направился туда. Это оказалась связка ключей от подземной парковки АЦП, гаража и от его машины. Схватив их, тевтонский поспешил откапывать первый попавшийся проход под землю. Седит еще не успел понять, что на него нашло, но решил помочь любимому. Когда они, наконец, все раскопали, спустились вниз и зашли в гараж, Локи грустно улыбнулся. Его любимая и ужасно дорогая машина ярко-желтого цвета с идеально чистыми тонированными стеклами стояла целая и невредимая. Она словно совсем новая, хотя куплена была уже давным давно. Демон разблокировал машину и сел на водительское сиденье, пытаясь подавить свое паршивое настроение, чтобы за рулем быть более менее в спокойном состоянии.

— Ну, что? — обратился он к Седиту и кабану. — Залезайте на задние сиденья. Поедем домой.

Им повезло, что один из выездов из подземной части АЦП находится чуть дальше от здания, поэтому проход практически не завалило, и машина спокойно смогла выехать. Так уже в двенадцатом часу дня Локи и Седит последние покинули развалины родного дома, отправившись в деревню.

====== Глава 5. В деревне ======

Когда к небольшому двухэтажному дому, вход которого украшали большие клумбы с цветами, подъехала дорогая машина, во двор сразу выскочили трое жильцов: высокий мужчина, темные волосы которого уже тронула седина, стройная, но явно не молодая женщина, на которой был фартук с изображением Карла, и девочка подросток с растрепанными волосами и в пижаме — очевидно, только проснулась. Это были родители Локи и его младшая сестра. С крепкими объятиями они встретили взрослого сына, но в то же время были опечалены тем, что война была проиграна. Локи познакомил родню с Седитом и его кабаном. Их приняли с улыбкой, и всех приезжих пригласили за стол.

За обедом Катя обратила внимание на безымянный палец правой руки Локи.

— Братик, у тебя же тут было другое кольцо? — спросила девочка, и все члены семьи перевели взгляды на руку тевтонского. Локи, слегка смутившись, убрал ее под стол.

— Случайно кольцо перепутал, — сходу придумал он отговорку и, сняв под столом подарок индейца, надел его на другой палец. Как только он вернул руки на стол, заметил на себе взгляд Седита, от которого смутился еще больше. Индеец выглядел очень разочарованным.

Вскоре обед закончился, и Локи с Седитом остались на кухне одни, чтобы помыть посуду. Убедившись, что все разошлись по своим комнатам, Седит развернулся к Локи.

— Как ты мог? Не скрыл этого в АЦП, но стыдишься меня перед родней?

Локи отложил чистую тарелку в сторону, вытер руки полотенцем и, тяжело вздохнув, заговорил:

— Седит, пойми: в АЦП все и так давно прекрасно знают о наших отношениях. Там это нормально для всех… ну, исключая Абаддона. Но я не могу представить реакцию родителей, если они узнают, что у меня теперь другая ориентация! Особенно страшно подумать о реакции отца…

— Думаешь, они откажутся от тебя? Или станут относится иначе? — нахмурился Седит. — Неужели они станут как-то по-другому на тебя смотреть только потому, что тебе нравится парень?

— Для моих родителей однополые отношения — это что-то странное и непонятное. Лучше им о нас с тобой ничего не знать.

Локи опустил голову, с грустью смотря на старый паркетный пол.

— Я не согласен с этим. Но если ты так хочешь… — неохотно пожал плечами индеец, — надеюсь когда-нибудь ты сможешь им сказать.

— Не думаю.

Мужчины некоторое время просто молчали, но Локи прервал тишину:

— Ты, наверное, злишься?

— Я не злюсь. Только расстроен. Думал, что мы это уже в АЦП прошли. Так получается, ты родителей и на свадьбу не позвал бы?

— Эээ… А ты прям хочешь нормальную такую свадьбу? С празднованием, с тортом, как это обычно бывает? — Локи удивленно приподнял бровь.

— Ага, и тебя в белом платье, — съязвил Седит.

— Обойдешься. А если без шуток?

— Если без шуток, то да. Я хотел бы церемонию с нашими друзьями и близкими. Небольшую такую. Можно было бы прямо в АЦП, … но теперь его нет.

— Не уверен, вернется ли все в норму, но мы все равно можем устроить скромное торжество. Хоть и не в АЦП. Только без моих родителей. Я люблю их, но не хватало еще, чтобы отец начал ругаться, а у мамы сердечный приступ начался. Знаешь, они тоже уже не так молоды. Им трудно будет все это понять.

— А ты говорил с ними на тему нетрадиционных отношений?

— Когда-то давно было дело. Я помню, что отец был против такого.

Седит глубоко вздохнул, но ничего не ответил. Локи быстро домыл оставшуюся посуду и направился к выходу.

— Эй, а вытирать кто будет? — крикнул Седит ему вдогонку.

— Я почти всю посуду вымыл!

— Ой, все!

Когда мужчины отдохнули после обеда, родители Локи решили дать им «немного» работы. Для начала мать тевтонского попросила их о помощи в теплице, где нужно было собрать агрессивные овощи. Агрессивные овощи — специальный сорт адских помидоров, огурцов, кабачков и наземной картошки. Худший такой овощ — это тыква, которая росла в самом темном углу теплицы. Агрессивные овощи называются так, потому что ненавидят жару, но при этом растут только в теплице. Из-за невыносимой температуры они начинают плеваться семенами во все, что движется. Так и Локи с Седитом были полностью забросаны семенами, после которых кожа сильно зудела.

Дальше мужчинами предстояло посетить курятник. Там находилось десять песчаных куриц и один большой, важный петух. Все, что нужно было сделать, это собрать яйца. Но стоило Локи или Седиту приблизиться хоть к одной курице, петух сразу набрасывался на них, грозно кукарекая, а курицы его подбадривали, хлопая крыльями.

Локи не долго думая нашел решение проблемы. Он дал Седиту мешок с петушиными зернами, которые даются в качестве лакомства, и предложил выманить птицу из курятника. Стоило индейцу достать одно зерно, как петух сразу же подбежал к нему и начал прыгать в попытках выхватить вкуснятину. Седит вышел во двор, и птица последовала за ним. В этот момент Локи закрыл дверь и быстро собрал яйца, пока петуху не наскучило гоняться за индейцем.

Следующие два задания дал им глава семьи. Локи он поручил нарубить дров, а Седита запряг возить тележку с кирпичами — возле дома обновлялась баня. Отец Локи хотел сделать ее больше, поэтому уже давно сломал стену и начал перестраивать. Но в одиночку работа продвигалась медленно, зато теперь с двумя помощниками все пошло как по маслу.

Вечером после ужина убитые напрочь Локи и Седит завалились на кровать в старой комнате тевтонского. Пока они помогали улучшать баню, мать быстренько убралась в комнате сына, так что сейчас, спустя несколько лет, здесь чисто и порядок. Несколько минут они просто лежали в тишине. Локи повернул голову и посмотрел на Седита. Его умиротворенный вид заставил тевтонского улыбнуться от умиления. Локи пододвинулся ближе и поцеловал индейца в шею, а затем в щеку. Седит прикрыл глаза. Было приятно.

— Как думаешь… — вдруг заговорил он, открыв глаза и посмотрев на старую люстру, -…то, что никто из наших не умер, это чудо или Вельзевул так и хотел?

— Хм… Из 13-и высших действительно никто не умер. Но при этом Райль и Абаддон очень сильно пострадали.

Локи также перевел задумчивый взгляд на люстру и вдруг заметил на ней маленькую точку темно-красного цвета. Присмотревшись, он вдруг вскочил с кровати.

— Ебаный в рот, Седит, это ж, блять, огнеупорный клещеклоп!

— Ух, блять, пиздец… — произнес индеец, раздумывая над тем, как убить эту тварь. Ведь клещеклоп — это редкостный кровососущий ублюдок, который быстро и высоко скачет, его трудно поймать, раздавить. Его не утопить и даже не сжечь. Разве что в суперклей поместить и надеяться, что когда-нибудь он сдохнет от голода. И то не факт.

— А у твоих родителей есть супер-клей? — спросил вдруг Седит.

— Нам бы еще поймать эту хрень для начала, — хмуро ответил Локи.

Вдруг в открытое окно залетела муха, подхватила клещеклопа лапками и моментально съела его, заняв теплое место на люстре. Мужчины, находящиеся в легком шоке от увиденного, просто тупо смотрели на муху, пытаясь понять, с каких это пор эти крылатые вообще едят клещеклопов?

Насидевшись, муха вылетела обратно в окно, и Локи сразу же закрыл его.

— Так, о чем мы там говорили? — спросил он, повернувшись к любимому.

— О Вельзевуле. Знаешь, как бы унизительно это не звучало, мне кажется, что нас просто пощадили. Вымотали, чтобы мы сами сдались. Почему?

— Наверное он хотел вывести только Райля, чтобы мы вот так просто разошлись и не в силах были что-либо сделать.

— Но что насчет тебя и Абаддона? Вы же всегда можете заменить его.

— Что ж, Абаддону тоже не хило досталось. А я… может ему нужно было, чтобы кто-то из нас сдался, и остальные не надеялись на победу?

— Возможно.

Седит громко зевнул, прикрывая глаза.

— Я так устал…

— Еще бы. А я ведь почти даже не спал.

Локи вдруг почувствовал сильную слабость и сонливость. Он снова лег на кровать рядом с Седитом.

— Давай спать? — предложил он.

— Ага.

Седит подвинулся ближе к Локи и уткнулся носом в его шею. Так они и уснули, забыв о том, что кабан остался в курятнике.

На следующий день родители Локи уехали по делам, так что работы у мужчин особо не было, кроме как покормить кур и приготовить ужин. Когда они открыли курятник, оттуда выбежал радостный кабан, а за ним стая кур. Последним из курятника выбежал расстроенный петух. Расстроенный, потому что его кур увели. Локи с Седитом не стали разбираться с тем, что произошло, и просто подкинули в домик песка, которым питаются куры, и зерен для петуха.

Днем Катя ушла гулять, а Локи, который не привык сидеть без дела, решил заняться ужином. Седит в это время медитировал, но когда услышал на кухне грохот, сделал перерыв и пошел проверить в чем дело.

— Ты решил сейчас приготовить ужин? — спросил индеец, наблюдая за тем, как тевтонский разбирает посуду в тумбочке.

— Да. Хочешь помочь?

— Без проблем. А что готовить будем? Продукты есть или в магазин надо?

— Насколько я помню, в холодильнике лежит песчаная курица. Также есть агрессивные овощи, которые мы вчера собрали. Можно их пожарить с курицей, если они уже… остыли и успокоились.

— Да даже если и агрессивные, то мы справимся, — уверенно заявил Седит, подходя к холодильнику. — Главное, чтобы курица свежая была, а то чуть испортится, и уже куча песка вместо мяса.

— Это точно. В детстве, когда нас с Катей оставляли одних, мы по глупости оставались голодными, потому что не проверяли свежесть курицы.

Локи тоже подошел к холодильнику, и они заглянули внутрь. Вдруг из холодильника начали вылетать различные семена прямо в лица мужчин.

— Блять! Кто открыл коробку с этими ублюдками?! — воскликнул Локи, отходя от холодильника и отмахиваясь от зерен. Седит, также отбивая зерна, захлопнул дверцу.

Так как овощи, которые еще не успели достаточно остыть, снова взбесились, их нужно было оставить еще на несколько часов. Но ждать Локи не хотел, поэтому решил обойтись с овощами по-плохому. Он взял в руку большой нож, встал сбоку от холодильника. Как только Седит открыл дверцу, Локи просунул руку внутрь и начал активно бить по овощами ножом. Шум разрывающихся от агрессии овощей стоял во всем доме. И как соседи еще стражу не вызвали?

Когда все затихло, Локи и Седит аккуратно заглянули в холодильник. Все внутри было заляпано, со стен и полок стекали соки погибших в бою овощей, а в коробке осталась лишь одна крошечная наземная картошина и половина огурчика, оставшегося без семян.

— Ладно, с овощами пролет, — почесав висок, произнес Локи. — А что там с курицей?

— Уже страшно, — пробормотал Седит, медленно открыл пламенную камеру (вместо морозильной) и достал оттуда… пакет с песком. Локи глубоко вздохнул, смотря на пакет разочарования.

— У нас, конечно, есть еще макароны быстрого приготовления, но давай все же сходим в магазин? Семья большая, одними макаронами не отделаешься.

Локи и Седит убрались на кухне, пока все не засохло, быстро собрались и вышли в коридор, где столкнулись с вернувшейся домой Катей. Она тут же отвернулась от них и молча быстрым шагом ушла в свою комнату. Локи сразу понял, что что-то случилось. Попросив Седита подождать в коридоре, он подошел к комнате сестры и постучался.

— Кать, я могу зайти?

Через несколько секунд молчания последовал ответ:

— Да, только без своего парня!

Локи зашел в комнату. Присев на край кровати, на которой лежала сестра, он погладил ее по голове, молча ожидая, когда она начнет.

— Локи, ты же не скажешь родителям о том, что я тебе сейчас расскажу? — чуть успокоившись, спросила Катя.

— Не скажу.

— Хорошо. В общем, я же с подругой гуляла сегодня. И мы встретили одноклассников, которые предложили посидеть у них. Мы согласились, так как на улице было довольно холодно. Дома они предложили выпить, на что подруга согласилась. Я только чуть-чуть попробовала, если что. В итоге, подруга так много выпила, что просто тупо вырубилась, а парни в этот момент решили… — снова послышались всхлипы. От Локи повеяло очень страшной аурой ярости.

— Скажи… — пытаясь сохранить спокойствие, процедил он, — они тебя не тронули?

— Они пытались… Приставали, лапали…. Мне повезло, что соседи в этот момент пришли жаловаться на шум. Пока они ругались, я быстро оделась и убежала. Оставила там некоторые вещи, телефон и… подругу.

— Приведи себя в порядок. Мы идем туда. Родители не узнают, — уже более ровным голосом сказал Локи.

— А можешь парню своему тоже не говорить?

— Моему «парню» можно доверять. И не в таких ситуациях бывали. Но если тебе это так важно… — не договорив, тевтонский встал и выглянул за дверь, где его все еще ждал Седит. Пока Катя умывалась от слез, Локи попросил индейца подождать в доме, пока они сходят по делам. Седит решил не задавать лишних вопросов, а лишь попросил не делать глупостей, хотя и знал, что Локи умеет себя сдерживать.

Через десять минут брат с сестрой уже были у дома, где все произошло. Они поднялись на нужный этаж, и Локи расплавил дверь с помощью лавы. Услышав шум в коридоре, парни вскочили с дивана, на котором уже успело произойти изнасилование. Еще не узнав о том, кто осмелился вломиться, хозяин квартиры начал ругаться матом, идя навстречу незваным гостям. Как только на пороге комнаты показался взрослый демон с известной внешностью, второй парень мигом подскочил к другу и дернул за плечо.

— Эй, приятель, полегче, это же приближенный Сатаны!

— Да похеру! Что он нам сделает-то? Они войну проиграли! — агрессивно отмахнулся парень, но вдруг Локи схватил его за шею и впечатал в ближайшую стену.

— Девушек значит насилуем? — очень недобро улыбнулся тевтонский демон.

Катя тем временем увидела на диване свою подругу с порванной одеждой, без сознания и, проскользнув мимо Локи с парнями, кинулась к ней. На полпути ее остановил второй парень, поймав за руку.

— Катя, зачем ты его привела сюда? Успокой его!

Девушка резко отдернула свою руку, бросив на парня злобный взгляд, и молча направилась к подруге, а несчастного тем временем также поставили к стене возле дрожащего и чуть ли не плачущего от страха друга.

— Ну и что? Многие тут уже вам попались? — невозмутимо спросил Локи и сжал запястье первого парня так, что послышался громкий хруст.

— Пожалуйста, мне больно! — завыл несчастный.

— Простите нас! — начал умолять второй.

— Катя, — не поворачиваясь, позвал тевтонский, — собирай пока вещи и попытайся привести подругу в чувство. А я сейчас воспитательную беседу проведу.

Локи взял парней за шкирки и толкнул в соседнюю комнату так, что оба парня потеряли равновесие.

В течение следующих 15 минут с комнаты доносились плач, крики и мольбы о пощаде. Постоянный хруст наталкивал Катю на мысль, что парням ломают кости, и ей даже слегка стало их жаль. Но когда дело касается родных и близких, Локи может позволить себе сделать с обидчиком все, что только пожелает.

Катя молча сидела на диване, пока ее уже очнувшаяся подруга приводила себя в порядок. Ей все еще тяжело поверить в то, что произошло, как и ее подруге, которая долго ревела и винила себя в том, что позволила себе так напиться. Дверь в соседнюю комнату вдруг открылась, и послышался голос Локи:

— Не переживайте, переломы быстро срастутся, зато желание с девушками развлекаться отпадет.

Наиздевавшись, Локи вызвал скорую парням, объяснив, что эти идиоты напились и каким-то волшебным образом переломали друг другу все кости. Подруга Кати умылась после слез, и все трое покинули квартиру, оставив парней врачам.

— Показывай, где живешь, — обратился Локи к несчастной девушке, когда они оказались на улице. Та лишь недоуменно посмотрела по сторонам, держась рукой за раскалывающуюся от выпитого алкоголя голову.

— Мне кажется, она еще не в состоянии, — вздохнула Катя. К счастью, она прекрасно знала, где живет ее подруга. Возле дома девушка еще долго благодарила Локи за помощь, отчего ему было даже немного неловко.

А по пути домой брат с сестрой заглянули в магазин и купили необходимые продукты для ужина.

— Интересно, что теперь эти двое скажут мне в школе? Если они не переведутся в другую… — размышляла по дороге Катя. — Знаешь, а ведь теперь весь класс узнает о том, кем является мой брат. Меня тогда никто не рискнет обидеть!

Кажется, девушка была даже рада этой новости. Она раньше никому не рассказывала о своем брате, кроме близких подруг.

— По идее сейчас я уже никем не являюсь, — невесело заметил Локи.

— Но ты все равно являешься одним из сильнейших демонов в стране Сатаны! И единственный, кто обладает всеми цветами пламени. Это же круто! — восторженно напомнила девушка, ощущая гордость за своего брата. Локи потрепал ее по голове.

— Это всего лишь мои достижения, а не великий статус. Эх… надо бы работу найти, — вдруг задумчиво выдал он. — Вот приду к тебе в школу учителем… ух, я вам устрою!

— Кстати, наш директор ищет учителя древнеадского.

— А вот это уже интересно. Может попробовать попасть на это место?

— С понедельника мне уже в школу. Хочешь со мной пойти? Заодно узнаешь все.

— Да, поедем на машине. Надо бы новый костюм прикупить, а то мои вместе с АЦП теперь похоронены.

— Пошли завтра по магазинам? Мне тоже надо новых вещей прикупить.

— Хорошо. Давно мы не проводили вместе время.

У Локи даже настроение поднялось.

— Кстати, Кать… ты тоже не говори родителям про… Седита. Они не поймут.

— Погоди, так это значит правда?! — вдруг удивилась Катя. — Я же в шутку называла его твоим парнем!

Локи смутился и сделал фейспалм, на что Катя лишь захихикала.

— Не волнуйся, я не скажу. Знаю, как они к этому относятся.

На следующее утро стук в дверь разбудил Локи и Седита, а за окном вдруг захрюкал кабан, требующий, чтобы его покормили. Спали эти двое довольно долго, аж завтрак пропустили. Локи поднялся с кровати и, лениво потягиваясь, поплелся к двери. Стучалась к ним Катя, которая уже готова была идти по магазинам. И несмотря на то, что Локи не выспался и ему было ужасно лень куда-либо идти, он лишний раз пнул Седита, чтобы тот не уснул, и пошел умываться.

Через сорок минут мужчины были уже готовы, и все трое сели в машину, отправившись в торговый центр. Возможно, у вас напрашивается вопрос: что большой торговый центр делает в деревне? Ответ прост: его построил Карл! На удивление центр почти не розовый. Лишь кафе с пирожными и отдел с платьями для девочек были в розовых тонах.

Пол дня они болтались по магазинам в поисках новых вещей. Локи прикупил себе пять новых рубашек: две белых, одну черную, одну желтую, и одну синюю в белую полосочку; три пиджака темных оттенков, две пары брюк и обуви. В поисках классической и более официальной одежды он чуть не забыл про обычную, в которой можно гулять и ходить по дому. Благо, Катя затащила его в свой любимый молодежный магазин, где присмотрела брату много стильной и модной одежды, на что Локи раньше, вероятно, даже не обращал внимание. Так что теперь в гардеробе тевтонского появились различные яркие футболки, брюки и кроссовки.

Седит также прикупил себе много новой одежды. В основном это были свободные майки, которые он обожает, но на всякий случай Локи заставил его купить один официальный костюм.

Катя умудрилась и мужчинам одежды навыбирать, и себе много чего нового найти. Смотря на то, сколько вещей набирает себе сестра, Локи думал о том, как бы не разориться. Его успокаивало только то, что скоро, возможно, у него появится работа.

В процессе всего этого Седит, зная о намерениях любимого пойти работать в школу, также задумался о том, что надо бы устроиться на работу. Только вот, в отличие от талантливого и умного Локи, он толком ничего не умел, кроме как ухаживать за животными и играть на нескольких инструментах. Индеец постепенно все больше углублялся в размышления о своих навыках и знаниях, и по дороге домой совсем потерялся в этих мыслях. В себя пришел он только тогда, когда за ужином Локи заговорил с родителями о работе:

— Я думаю поработать учителем древнеадского.

— Оо, это замечательно, милый! — радостно отреагировала мать. Седит видел, как его родители гордятся своим сыном. После такой новости они даже рассказали о том, что Локи всегда был поводом для гордости, с самого детства.

— Седит, а что ты о себе можешь рассказать? — вдруг поинтересовалась женщина.

— Думаешь куда-нибудь устроиться? — сразу же спросил глава семьи.

— Да, я уже думал об этом. У меня лучше всего выходить ладить с животными, ухаживать за ними. Наверное, мне подошла бы работа в каком-нибудь зоопарке, — неуверенно пожал плечами индеец. Было неловко говорить о себе после того, как расхвалили Локи.

— Но зоопарк далеко отсюда. Очень далеко, — покачала головой женщина. — Полтора часа езды.

— Это не страшно, я привык рано вставать. Я не вижу своей жизни без заботы о животных.

— Рано вставать и поздно возвращаться. Условия работы там не из лучших, да и зарплата маленькая. Ты уверен?

— Если нет других подходящих мне мест, то да, уверен.

— А как насчет зоомагазина? — предложил мужчина.

— Зоомагазин? Здесь есть зоомагазин?

— Да, — ответила Катя, — но он маленький и скучный. Там только рыбы и птицы.

— Почему так? Он не популярен?

— А там в основном корм для животных продают. Это же деревня, тут маленькие животные никому особо не нужны. Только если в качестве корма.

— Пожалуй, я наведаюсь туда. Посмотрю на обстановку и условия содержания животных.

— Не думаю, что тебе там понравится, — покачал головой отец Локи. — Но это твое дело. Попробовать все равно стоит.

— Да, спасибо за совет, — поблагодарил Седит.

Оставшиеся выходные дни прошли тихо и спокойно. Локи и Седит помогали с работой по дому, в саду и с животными. В воскресенье вечером вся семья собралась за чаем и яблочным пирогом, чтобы пожелать мужчиам удачи с работой, а Кате с учебой.

И вот первый понедельник в Новом году. Все в доме проснулись рано утром, собираясь кто в школу, кто на работу. Мать с дочерью готовили завтрак, пока глава семьи принимал утренний душ. Локи и Седит в это время кормили кабана и куриц с петухом. После завтрака всем членам семьи приходилось делить одну ванную комнату на всех. Конечно, первыми пропускали родителей, так как на работу опаздывать нельзя. Дом сперва покинули старшие, а затем Локи, Седит и Катя. Все трое сели в машину и поехали сначала до зоомагазина, где оставили индейца, а затем к школе.

Брата с сестрой в дорогой машине весь школьный двор провожал удивленными взглядами. Возле входа в здание Катю поймали подруги и потащили на допрос с пристрастием, а Локи направился в кабинет директора. У него было странное ощущение, что здание одновременно и знакомо ему, и не знакомо. Несмотря на сделанный ремонт, планировка осталась прежней, и кабинет директора находился там же, где и раньше. Тевтонский постучался.

— Войдите! — послышался ответ, и Локи открыл дверь. Зайдя внутрь, он увидел старое, но знакомое лицо.

— Какая неожиданность, Локи! Сколько лет, сколько зим! — обрадовался директор и встал, чтобы пожать пришедшему руку.

— Здравствуйте, — улыбнулся в ответ Локи, ответив на рукопожатие. — Неужели помните меня?

— Конечно, помню. Мальчиком совсем был, бегал тут со своими одноклассниками, кричали у меня под дверью, — добродушно хмыкнул мужчина в усы. — Ты ж самым способным учеником у нас был! Как тебя можно забыть?

— Хех, да, были времена. Но я здесь по конкретному вопросу. Слышал, вам учитель нужен?

— Нужен, — кивнул директор. — Неужели решил в старую школу устроиться?

— Да, если я сгожусь на эту должность. Язык знаю хорошо, до сих пор с ним приходится сталкиваться. Думаю, вы уже слышали о том, что произошло с АЦП. Мы сейчас все без работы.

— Ужасные новости, друг мой… Соболезную. Что касается должности, учитывая то, что ты был лучшим учеником в школе, университете и работником АЦП на протяжении нескольких лет, я готов хоть сейчас принять тебя на работу!

— Правда? Даже проверять не будете? — удивился Локи.

— Я в тебе не сомневаюсь. Но, если хочешь, устрою тебе мини экзамен, — директор хитро усмехнулся.

— А что с прежним учителем? Уволился?

— Помнишь своего учителя по древнеадскому? — серьезно спросил мужчина, посмотрев Локи прямо в глаза. — На его место еще никто не осмеливался претендовать. Он был строг, но уверен в себе! Был…

— Неужели умер? Такой крепкий был…

— Это точно. Он прожил долгую, достойную жизнь. Но, к сожалению, смерть настигла его за два месяца до Нового года. Ужасно… И теперь нам срочно нужен новый учитель, ведь выпускникам в этом году сдавать экзамены. И я рад, что именно ты пришел на эту должность! Кстати говоря, мне ведь также заместитель нужен. Нынешняя в декрет ушла. Как ты смотришь на то, чтобы и с этим мне помочь?

— Предлагаете также заместителем подработать? Что ж, я не прочь попробовать. За надбавку к зарплате, конечно же.

— Хах! Деньги любишь? Понимаю… После того, что случилось в столице вы, вероятно, многое потеряли. Но не будем о плохом! Локи, я буду рад принять тебя на работу и платить, как ценному работнику. Уверен, ты меня не подведешь. Сейчас обсудим с тобой детали, и с завтрашнего дня можешь приступать к работе!

— Прекрасно. Я как раз успею подготовиться и ознакомиться с обновленной школой.


Дождавшись открытия зоомагазина, Седит сразу же зашел внутрь. Он ожидал чего-то не особо хорошего, но не настолько. Здание было небольшим и деревянным. Сразу видно, что когда-то это было старым, но достаточно крупным сараем, который кое-как переделали под зоомагазин. В трех мутных аквариумах лениво плавали рыбки, одинокий хомяк бегал в колесе, а пожилой продавец уже дремал за прилавком.

Когда Седит подошел чуть ближе, старик резко поднял голову и замотал ею в разные стороны, пытаясь проснуться.

— А? Кто здесь? — хриплым голосом спросил он и прищурился, смотря на Седита.

— Здрасьте. Я Седит. Потенциальный сотрудник.

— Сотрудник? Пфф! — старик махнул на индейца рукой. — Парень, ты что, хочешь здесь работать?

— Скорее я бы хотел поправить условия жизни животным.

— А какой смысл? Сюда все равно почти никто не приходит. Корм все привозят из городов, а за животными ездят в столицу. Этот магазин пора закрывать… — обреченно опустил голову продавец.

— А кто хозяин? Вы?

— Да. Все сотрудники да-авно поувольнялись. Я остался совсем один.

— Знаете, есть у меня парочка идей, как изменить это место и сделать лучше, но мне потребуется ваше содействие и помощь одного друга, если он согласится. Вам интересно?

— Валяй! — лениво махнул рукой старик.

Седит изложил короткий план действий, построенный на его опыте и знаниях, а также на предпринимательских умених Карла. По началу владелец магазина слушал это без особого энтузиазма, но постепенно его глаза начинали загораться от представлений обновленного магазина.

— Слушай, парень, а ведь это может сработать, — в конце заключил старик. — Думаю, нам стоит попробовать.

— Отлично! — обрадовался Седит. — Тогда я свяжусь с Карлом и начну делать рекламные объявления. К завтрашнему дню подготовлю полноценный план. А если сегодня сюда кто-то будет заходить, упоминайте, что здесь начинает работать новый сотрудник, который за недорого будет консультировать их по любым вопросам о животных. И домашних и диких.

— Договорились! — старик протянул руку для крепкого рукопожатия.


В три часа дня Локи с Катей вернулись домой. Девочка сразу ушла в свою комнату делать уроки, а Локи зашел на кухню, откуда исходил приятный запах.

— Седит? — позвал он индейца, готовящего что-то на плите. Седит радостно обернулся на голос.

— О, Локи, вы уже дома. Как прошло? Тебя взяли?

— Мой старый добрый директор все еще на своем посту. Он меня узнал и с удовольствием принял на работу, — гордо ответил тевтонский. — Представляешь, я еще и учителем буду!

— Ты просто нарасхват. Учителем чего?

— Древнеадского. А ты устроился?

— Там… ужасно. Так что да, я устроился.

Индеец выглядел подозрительно довольным для того, кто получил работу в полузаброшенном месте.

— Серьёзно? Собираешься что-то сделать с этим магазином?

— Да, как только я зашел внутрь, у меня сразу появилось несколько идей. Даже хозяин оживился. Уверен, что мы сможем исправить положение.

— Было бы не плохо. Раньше у этого зоомагазина была неплохая репутация.

— Что же с ним случилось?

— Я не знаю. Просто это место перестало быть нужным.

Локи пожал плечами, пытаясь прикинуть, что еще могло пойти не так.

— В общем, мне нужен Карл, — подытожил индеец.

— Карл? Хотя чего я удивляюсь? Главный предприниматель в Аду. У тебя есть его номер?

— Не знаю, откуда, но есть.

— Что ж, удачи вам тогда.

На следующий день утром Локи проснулся раньше всех, чтобы привести себя в полный порядок, уложить волосы и надеть самый лучший костюм, что у него есть. Он чувствовал радость и в то же время волнение перед новой работой. Переживал о том, как примут его дети и примут ли вообще?

Доехав до школы, Локи первым делом отправился в кабинет начальника. Первые полчаса они обсуждали его обязанности, расписание, учебную программу и планы на будущее. Затем директор провел небольшую экскурсию по школе, показал Локи его кабинет и там уже оставил его одного, дав новому работнику спокойно подготовиться к к первому уроку.

Прозвенел звонок на перемену. Директор попросил Локи вновь зайти к нему после второго урока, чтобы познакомиться с некоторыми сотрудниками, так что тевтонский покинул класс, оставив дверь открытой, дабы ученики могли зайти и приготовиться к уроку.

У директора пришлось немного задержаться, и только со вторым звонком Локи зашел в класс, где все ученики уже были на своих местах, включая Катю, ее изнасилованную подругу и двух недавно избитых парней в гипсах. Ученики громко галдели, пока одна девчонка не заметила нового учителя, вошедшего в класс. Широко раскрыв рот от удивления, она толкнула свою подругу, которая болтала с соседкой по парте, и девчонки тоже зависли, рассматривая Локи. Так постепенно все замолчали, обращая внимание сначала на застывших одноклассников, а затем на учителя, который уже записывал свое имя на доске.

Пускай не каждый, но многие знали имя ближайшего помощника Сатаны. Двое избитых парней вообще сидели притихшие и побледневшие.

— Доброе утро, — спокойно поздоровался демон, поправив немного галстук. — Я ваш новый учитель древнеадского.

Класс поздоровался с Локи.

— Так, давайте пройдемся по списку, посмотрим, кто на месте, заодно и познакомимся, — сказал Локи и взял список учеников. Он начал зачитывать имена и фамилии. Дети отзывались, поднимая руки, и тевтонский отмечал всех, кто на месте, запоминая, где кто сидит. Наконец, он добрался до своей сестры.

— Екатерина Ольсен?

— Тут, — спокойно отозвалась девушка, заметив, что класс смотрел на нее так, словно она новенькая. А Локи продолжал невозмутимо зачитывать имена. Дело дошло и до избитых парней. Локи посмотрел на них, приподняв брови и слегка усмехнувшись.

— Кажется, у вас Новый год прошел на ура, — произнес он, отмечая учеников в списке. Парни только смущенно переглянулись и опустили головы.

Вскоре список закончился. Нет ни одного отсутствующего ученика.

— Отлично, все на своих местах, — отложив лист, произнес Локи. — А теперь расскажите мне, что вы изучали и на чем остановились?

— У нас последние несколько месяцев куча заменяющих было, — сказал кто-то.

— Ага, и мы нифига так и не выучили, потому что каждую неделю новый учитель, — добавил другой.

— Вот оно как? Ладно, у вас есть тетради с записями с уроков?

— Да, — ответило несколько учеников, остальные помотали головами. Локи подошел к девушкам, сидящим на первой парте, и посмотрел их записи. Также заглянул в тетради сидящих рядом учеников. Листая страницы, его глаза раскрывались все шире от беспорядка, происходящего в тетрадях. В некоторых местах он сочувственно качал головой. Хороших оценок практически не было. Страницы грязные, много где перечеркнутые слова. Записи обрывистые, так как новые учителя все время начинали объяснять по-своему. На полях одной тетради ученик явно излил все свои негативные эмоции, изобразив похороны одной пожилой учительницы и подписав: «Сдохни со своим проклятым языком!!!». Другая девушка нарисовала после проверочной работы с негативной оценкой грустный смайлик с подписью: «Грустно и скучно». Полученное за последние месяцы количество знаний не соответствовало уровню, требуемому на экзамене.

— Ууу… Тяжелый случай, — заметил Локи, помассировав лоб пальцами правой руки. — Придется нам сделать упор на грамматику, склонение глаголов и правописание числительных.

По классу прокатились перешептывания.

— Ну, вот, теперь придется вкалывать! — донеслось откуда-то с задних рядов.

— А что поделать? — пожал плечами Локи. — У вас все-таки экзамен будет.

— Ну ёбтвою! — крикнул кто-то.

— Я тебе сейчас там ебну! — саркастично ответил Локи, а затем сделался серьезным. — Кхем… Прошу прощения. Разговариваю с местными аборигенами на их языке.

— Обидно вообще-то!

— Глядя в ваши тетради мне еще более обидно! В мои школьные годы был порядок!

Старший демон пригрозил указательным пальцем, смотря глазами куда-то вверх. Катя была сконфужена оттого, что ее брат дал волю своей внутренней сварливой старухе. Хотя одноклассники и не были настроены негативно по отношению к Локи, но все это могло быть лишь вопросом времени, ведь им самим нужно еще привыкнуть к новому учителю.

После недолгих обсуждений с учениками того, что они уже знают, Локи решил начать первый урок с легких упражнений, а дома ему предстоит составить план дальнейшего обучения.

Ближе к концу урока в класс зашел директор. Ученики сразу встали со своих мест и поздоровались.

— Здравствуйте-здравствуйте, — улыбаясь, ответил директор и позволил ученикам сесть. — Итак, как у вас тут дела?

— На удивление спокойно, — ответил Локи, не догадываясь о том, почему на самом деле все молчат и спокойно работают.

— Иного и не ожидалось, — хмыкнул директор. — Учитель Локи не напугал вас?

Ученики отрицательно замотали головами, не произнося ни слова.

— Ну, и замечательно. Пойду дальше работать!

Директор вышел из класса и закрыл за собой дверь.

Когда урок закончился, и Локи покинул класс, некоторые дети окружили Катю и замерли в гробовой тишине, переглядываясь друг с другом.

— Кать, а почему у тебя с новым преподом фамилии одинаковые? — наконец, решилась спросить одноклассница. Екатерина была в замешательстве, не зная, что сказать. С одной стороны не стоит говорить правду, так как это может быть опасно. Она и так все время это скрывала, и только близкие друзья знали о том, кем является ее брат. Но, с другой стороны, и похвастаться хочется крутостью своего родственника. Тут в разговор влезла другая девушка.

— Вы что, не поняли? Они родственники! Не заметили, как они похожи? А еще я видела, как он ее вчера на крутой машине привез!

— Да он брат её! — вдруг заорал один из избитых парней с последней парты, сбрасывая в рюкзак последние вещи.

— Отбитый напрочь! — истошно завопил второй, и они пулей поковыляли из класса.

— Серьезно? — спросила одна из одноклассниц, и все снова посмотрели на Катю.

— Ну, да. Он мой родной брат. В этом нет ничего такого особенного. И он так-то адекватный! — резко ответила Катя и, небрежно закинув вещи в рюкзак, быстро вышла в коридор. А оставшиеся в классе ребята еще долго обсуждал брата с сестрой, древнеадский и будущие уроки.


Когда Седит зашел в зоомагазин, Карл уже был там и одним только своим присутствием сильно шокировал пожилого владельца.

— Сеееедит, лапуууля, дууушечка, я так рад тебя видеть! — протянул Карл, заключив его в крепкие объятия.

— П-Привет, Ка-арл, — сдавленно поздоровался Седит из недр жировых складок. Выбравшись из объятий и переведя дух, индеец с позитивным выражением лица повернулся к владельцу.

— Вот тот, о ком я рассказывал. Это Карл. Гениальный и очень розовый бизнесмен.

— Ты сейчас смеешься надо мной? — нахмурился старик, не отрывая взгляда от Карла.

— Нет. Если вы начнете искать информацию о нем, узнаете что ему принадлежит сеть супермаркетов, завод кирпичей, несколько кафе и ресторанов, отель, а также он вокалист популярной кавай-метал группы, у которой несколько сотен тысяч фанатов.

— Ну, допустим. И что теперь собираетесь делать?

— Седит, мой дорогой друг, — добродушно заворковал Карл, — я помогу вам начать. Дам денег на улучшение здания. Без процентов. Вернете, когда встанете на ноги. А еще помогу вам с привлечением клиентов и внедрением на рынок.

На моменте, когда Карл закончил, в магазин сразу зашли первые клиенты. Это были две девушки.

— Здравствуйте, чем я вам могу помочь? — улыбнулся Седит.

— Я, эм… — начала одна из них, но прервалась, удивленно поглядывая на Карла. — Мне бы, эм… Корм, наверное…

— Да, конечно. Какой именно корм вам нужен?

— Д-Для кота, — неуверенно ответила девушка. Выглядела она так, словно находится в далеком пространстве.

— У тебя нет кота, — полушепотом сказала вторая девушка своей подруге на ухо.

— Ой, для козы! Для козы! — тут же опомнилась первая и сильно покраснела. Карл ей просто не давал покоя.

— Без проблем, — продолжая любезно улыбаться, Седит кивнул и подошел к кормам. — Коза старая, молодая?

— Молодая еще.

— Здоровая? Не болеет? Проблем с желудком нет?

— Да вроде все с ней в порядке. А почему вы спрашиваете?

— Как почему? От возраста и здоровья животного зависит то, как надо его кормить и как ухаживать. Раз козочка здоровая, вам подойдет вот этот корм.

Седит взял в руки пакет, где были изображены две бегущие по траве козы.

— В нем все необходимые компоненты для травоядных домашних животных, которые хорошо влияют на шерсть и состояние кожи. Также он не меняет вкус молока вашей козочки. Кормите ее с утра кормом. Днем на луг для выпаса. Вечером снова корм и что-нибудь сочное. Овощей немного, например. И советую ежедневно, 1 раз в день, добавлять в корм 10-12 грамм мела.

— Ого, я и не знала… Тогда у вас есть еще мел?

Глаза девушки вдруг загорелись от любопытства.

— Есть! — очень обрадовался старик и достал целую упаковку.

— Отлично, я беру!

Седит отнес пакет на кассу. Девушка заплатила за корм, мел и посмотрела на индейца.

— А вы здесь работаете?

— Да, я новый сотрудник. А теперь еще и предоставляю услуги консультанта по уходу, питанию и здоровью животных за небольшую плату. Так что не стесняйтесь заходить, пользоваться нашими услугами, всегда будем рады помочь.

Седит с улыбкой протянул девушке вместительный пакет с ее покупками.

— Ого, спасибо.

Теперь девушка не была скованной и казалась очень довольной. Она и ее подруга ушли, активно что-то обсуждая.

— Седит, это было удивительно! — восторженно воскликнул старик, вылезая из-за прилавка. — Ты не только продал ей правильный корм, но еще и пробудил в желание приходить сюда еще.

— Это потому что я сам всю свою жизнь забочусь о животных, — махнул рукой Седит, давая понять, что работа для него проста. — Итак, а теперь давайте договариваться о ремонте здания и будущих планах.

Карл, продавец и Седит сели втроем за прилавком и принялись бурно обсуждать будущее зоомагазина.


Прошел месяц. За это время рабочие Карла выстроили из маленького скромного сарая аккуратный двухэтажный домик из крупных деревянных брусьев. Пока шло строительство, зоомагазин на время переехал в другое здание. Седит и хозяин магазина закупились на рынке по оптовым ценам, и выбор товара значительно увеличился как и количество. И хоть долг Карлу они смогут отдать еще не скоро, дела пошли на лад.

Девушка, что заходила за кормом для козы, рассказала своим подругам о милом и умном продавце-консультанте, после чего в магазин зачастили девушки. А затем и парни, чтобы посмотреть на того, кто стал объектом лицезрения. Потом и женщины постарше с бабушками, потому что по их мнению они тоже еще ничего и могут пофлиртовать с молодым мужчиной. Даже дети прибегали, чтобы познакомиться с ручным кабаном Седита, который за морковку или орешки был не против их покатать. Седита стали приглашать в дома к больным животным. А в честь открытия нового здания старик и его ценный работник решили устроить в магазине бесплатную лекцию о правильном содержании дойных коров. На эту лекцию пришло довольно много народу. Некоторые даже оставили немного денег в благодарность за полезную информацию и на дальнейшее развитие магазина.

Деньги стали прибывать, и старик с индейцем решили в конце месяца поделить их таким образом: 2/5 части пошли на содержание магазина, 1/5 часть Седиту и владельцу и 2/5 на возвращение долга Карлу. С каждым днем старик словно молодел. Он стал активнее, счастливее и более приветливым. Улыбался всем клиентам, с удовольствием давал советы.

— Я же это место от деда унаследовал. Он всю жизнь провел на ферме, — рассказывал старик после лекции. — Я каждое лето приезжал к нему и помогал. Никогда не уезжал от него с пустой головой — всегда узнавал что-то новое! Потому-то я столько и знаю о животных.

Улыбаясь, старик вспомнил свою молодость, проведенную с дедом на ферме, но после небольшой паузы поник, опустив голову.

— Только вот с экономикой, как ты мог заметить, у меня дела неважно пошли. Вот и не справился. Все ветшало, и клиенты перестали приходить. От горя даже пить начал, но потом моя хорошая знакомая настучала мне по голове, и я вовремя одумался. Так бы вообще все пропил. Бросил, но дела не пошли на лад. Думал, так и умру один, и магазин загнется окончательно.

— Видимо, война принесла вам удачу, — пошутил Седит, подметая пол в магазине после лекции.

— Надеюсь, что не только мне, — мечтательно ответил владелец.


А Локи за этот месяц приобрел в школе тотальный успех. Его обожали все ученики и учителя, а особенно девушки и женщины. Его интеллект, воспитание и безупречная внешность мгновенно покоряли любого, с кем Локи встречался впервые. Учителя считали его самым успешным педагогом, так как даже самые отъявленные хулиганы становились послушными в присутствии молодого учителя. Локи знал, как правильно общаться с учениками. Благодаря этому он стал для детей кем-то больше, чем просто учителем. Им приятно было слушать его лекции и интересные истории в перерывах между заданиями. Часто ученики подходили к нему после уроков и делились своими проблемами и переживаниями, или наоборот успехами.

В данный момент у Локи был урок с классом его сестры. Он ходил по кабинету с учебником в руках, зачитывая очередное правило. Девчонки сопровождали каждое его движение заинтересованными взглядами.

— Самое замечательное в этом правиле, что здесь нет никаких исключений, а значит проблем у вас с ним быть не должно. Все ли вам понятно? Есть вопросы?

— Не-ет, — томно выдохнули все девчонки в один голос.

— Прекрасно. Что ж, урок подходит к концу. На следующей неделе я хочу провести контрольную, поэтому на дом вам лишь подготовиться к ней. И еще кое-что. Если у вас проблемы, вы чего-то не понимаете и у вас есть вопросы, я готов специально для вас провести сегодня консультацию после уроков. Только поднимите руку, кто ТОЧНО придет?

Все девчонки кроме Кати высоко подняли руки и лишь один парень в центре класса скромно поставил на парту локоть с вытянутой вверх рукой, смущенно осматривая радостных девушек и не особо заинтересованных парней. Локи удивленно приподнял одну бровь.

— Вы серьезно?

— Повторение мать учения! — крикнул какой-то остряк.

— Да, не помешает пройти все новые темы еще раз, — подхватила рядом сидящая девушка.

— Ну, раз уж почти весь класс хочет, может тогда перенесем контрольную на один день, а на следующем уроке подготовимся?

— Нет, давайте лучше консультацию. Нам очень нравится древнеадский, — робко сказала одна девушка. Многие согласно закивали.

— Если вы так хотите, — слегка растерянно улыбнулся Локи. — Сколько у вас сегодня уроков?

— Шесть.

— И вы так жаждете остаться на седьмом уроке? Вы же устанете.

— Не устанем!

— Что ж, как знаете.

Локи пожал плечами, положил учебник на стол и достал свой дневник, чтобы записать время.

— Тогда вы свободны, а я жду вас на консультации.

Все ребята, очень довольные собой, начали активно собирать вещи и постепенно покидать класс.

Оставшееся время пролетело быстро. Локи немного устал за шесть проведенных уроков, в добавок на переменах он выполнял обязанности заместителя. Свободен он был лишь на обеденной перемене, но и там он поел за десять минут, а оставшиеся двадцать помогал коллегам со всякими мелочами. Сейчас ему хотелось бы вернуться домой, покушать и хоть немного отдохнуть, но он помнил о консультации. И хотя Локи до сих пор не верил, что кто-то придет, он решил немного подождать. Каково же было его удивление, когда на консультацию пришли все, кто поднимал руку. Все до единого. И даже Катя пришла, хотя она всего лишь не хотела идти домой пешком.

Локи провел дополнительный урок. Ученики вновь прошлись по изученным темам, получая доступные ответы на их вопросы. Тевтонский даже и представить себе не мог, что школьники могут быть настолько заинтересованы в учебе, а особенно в изучении не сильно нужного для жизни языка.

После консультации к Локи подошли две девушки.

— Учитель, а вы случайно не обучаете на дому?

— Нет, — записывая что-то в дневнике, ответил демон. — А что такое?

— Просто мы бы хотели дополнительно позаниматься древнеадским с вами.

— Извините, дамы, я не только учитель, но и заместитель директора, так что работы у меня много. Однако, если вы так хотите подтянуть язык, я могу подобрать вам хорошего репетитора.

— Не-не-не, тут репетиторов нет, никаких, мы искали, — нервно начали отрицать девушки.

— Извините, девочки. Могу только дополнительный материал вам предложить. Буду его проверять, помогать со сложными моментами.

— А что насчет выходных? — вдруг спросила одна из девушек с надеждой в глазах.

— Дорогие, а жить-то мне когда? — усмехнулся Локи, задумавшись о том, как же он и Седит были заняты в последнее время. Только вечером они могли уделить несколько часов самим себе и друг другу. И если бы Локи стал еще детей на дому обучать, он успевал бы только поспать.

Огорченные девушки попрощались с учителем и молча покинули класс.

— Какой у меня популярный брат, — ехидно протянула Катя, подойдя к учительскому столу.

— Да, удивительно, что меня так все полюбили, — усмехнулся Локи и начал собирать вещи. — Надеюсь, одноклассники к тебе из-за меня не пристают?

— Еще как пристают. Напрашиваются в гости, номер телефона пытаются узнать. Кто-то даже спрашивал, как у тебя дела на личном фронте. Если что, я просто говорила, что ты женат.

— У меня такое чувство, будто скоро кто-нибудь узнает, где мы живем, и будет приходить к нам домой.

— Есть такое. Но!.. дома тяжелая артиллерия — родители, — Катя подергала бровями. — Они же любят гостей. На порог никто вступить не успеет, а мама уже с чашкой чая встречает. Любые гости должны будут пройти семь кругов еды прежде, чем доберутся до тебя.

Локи посмеялся и потрепал волосы Кати

— Ладно, поехали домой. Я уже готов.


Вечер пятницы. Вся семья уже поужинала и разошлась по своим комнатам отдыхать. Локи и Седит обсуждали то, как у них прошла неделя, что было нового и интересного на работе, и тема плавно перетекла на обсуждение одаренности Карла.

— Кстати, о Карле, — вдруг вспомнил Седит, — у него есть новости о Райле. От Бари.

— Да? Как он? — вдруг оживился Локи, выжидающе посмотрев на индейца.

— Он все еще не пришел в сознание, — сочувственно покачал головой Седит и продолжил: — Файтер не стал забирать его в Рай, так как там день ото дня все больше проблем. Я не уточнял, каких. Так что Райль лежит у себя дома на земле. Файтер навещает его так часто, как может. Он также нанял ему сиделку и пару райских врачей.

— Ох… М-да уж. Печальный случай.

Локи вздохнул. Новость оказалась не из приятных. Однако в его голову вдруг пришла мысль:

— Знаешь, надо бы созвониться со всеми нашими, узнать, как у них дела, все ли в порядке.

— Хорошая мысль! Когда?

— Давай завтра этим займемся? Можем одолжить у Кати ноутбук.

— Да, давай.

— Значит, договорились.

====== Глава 6. А-Скуйп ======

Наступил новый день. Выходной. Катя пошла гулять с друзьями, так что разрешила Локи попользоваться ее ноутбуком. Тевтонский спустился на первый этаж и зашел на кухню, где Седит наливал себе в кружку с чаем кипяток.

— На меня воды хватит? Я бы кофе попил, — сказал Локи, садясь за стол и раскрывая ноутбук. Седит достал вторую кружку, насыпал сахар, кофе и налил кипяток. Поставив кружку перед тевтонским, он направился к холодильнику.

— Молоко сам себе нальешь? — спросил индеец, доставая коробку свежего коровьего молока.

— Ага, — кивнул Локи, сосредоточенно разбираясь с ноутбуком сестры. Он привык, что на его рабочем столе все в полном порядке, а у Кати же все было вперемешку. Он с трудом нашел А-Скуйп — программу для общения с видеокамерой. Зайдя под своим аккаунтом, он, наконец, налил себе молока и посмотрел на то, кто в сети.

— С кого начнем? — спросил Седит, сев за стол.

— Я смотрю, Глория сейчас онлайн. Попробуем позвонить ей?

— Давай.

Локи нажал на кнопку вызова, и они стали ждать. На звонок не отвечали довольно долго. Тевтонский уже подумал отключиться, но вдруг на экране близко показалось лицо Евронимуса, а на заднем фоне послышался голос Глории:

— Ну, что там? Настроил?

— Сейчас, почти, — ответил парень, хмуро смотря куда-то на экран.

— Что у вас там происходит? — поинтересовался Локи, когда Евронимус отошел от компьютера и сел рядом с Глорией.

— Да-а компьютер барахлит немного, — махнул рукой парень. — А вы чего звоните? Случилось что?

— Нет, — отрицательно качнул головой Локи. — Мы с Седитом решили созвониться со всеми нашими, поинтересоваться, у кого как дела. Вот, вы первые.

— Что расскажете? — спросил Седит.

— Миктиан скоро станет батей! — вдруг воскликнул Евронимус. Глория нахмурилась и толкнула его локтем.

— Это же отлично! — обрадовался индеец, вспоминая старого коллегу. — И когда ребенок появится на свет?

— Вообще, — неуверенно заговорила Глория, — Миктиан попросил пока не распространяться об этом. Так что давайте переведем тему?

— Ладно, — пожал плечами Седит. — Как у вас дела? Работаете? Или тоже детей планируете?

— Не-е, в такие времена… ну, как-то не до детей, — грустно покачала головой девушка. — Исме нежелательно сейчас работать в кузнице, так что я работаю за нее. Она мне помогает с этим. Рассказывает, как правильно все делать. Мне нравится. Сложно, но как же это помогает отвлечься от внешних проблем и успокоиться, а может даже вывести всю агрессию.

— А мне, — продолжил отвечать Евронимус, — Миктиан помог устроиться официантом в баре, где он работает барменом.

— И как платят?

Глория и Евронимус скривив лица посмотрели в разные стороны, выражая нежелание отвечать на этот вопрос.

— Совсем не так, как хотелось бы, — ответил-таки парень.

— Так, а чего в кафе Карла не вернулся? Ты там уже работал, да и платит он вроде прилично.

Евронимус посмотрел в камеру глазами полными удивления и недоумения. Следующим его действием был отчаянной мощности фэйспалм.

— Как я мог забыть?!

— Не переживай, еще не поздно устроиться, — успокоил его Локи. — Вы оправились после всего, что произошло?

— Ну, да, — ответила Глория. — Странно только, что пока ничего не изменилось, хотя прошел уже месяц. Какая жизнь была, такая и осталась. Если не учитывать того, что мы теперь не в АЦП живем, а все в разных местах. Работа другая, зарплата. И на миссии ходить больше не надо.

— Вряд ли что-то сильно поменяется, — предположил Седит, хлебнув чайку. — Но, боюсь, на одном АЦП Вельзевул не остановится и пойдет дальше…

— Уже…

— В смысле «уже»?

У Локи внутри все похолодело. Глаза Седита расширились от удивления, и он чуть было не разлил чай.

— Вы не слышали? — удивился Евронимус.

— Они же в деревне! — посмотрела Глория на своего парня. — До туда информация не доходит. Верно? — теперь она повернулась в камеру.

— Очевидно, да… — мрачно ответил Локи.

— Вообще, позвоните Архидьяволу. Он во всех деталях вам расскажет, что произошло. Мы знаем только то, что остальные страны тоже захвачены.

Все замолчали. Никто не знал, что добавить в такой диалог. Но ребята решили не завершать общение на грустной ноте, так что стали расспрашивать о жизни Локи и Седита. Мужчины с удовольствием рассказали о том, как у них дела, как проходит работа. Все четверо пообсуждали интересные моменты из жизни каждого. И через полтора часа они решили закончить.

— Что ж, — говорил Локи, — передавайте привет Миктиану. Удачи им там с будущим ребенком. И вы не унывайте, держитесь! А мы попробуем дозвониться до Архидьявола.

— Спасибо, пока! — улыбнулись ребята и отключились от звонка.

Архидьявол был в сети, но, к сожалению, не ответил на звонок. Вероятно, он был занят, так что Локи и Седит отключились, думая, кому звонить дальше. Но тут им сразу же позвонила Баст.

— Привет, Баст! — поздоровался Локи. Седит рядом улыбнулся и помахал женщине.

— Ооо, Локи, Седит, привет! — обрадовалась Баст. — Я время хочу убить. Увидела Локи в сети, сразу решила позвонить. Рассказывайте, где вы сейчас? Как живете?

Мужчины по очереди рассказали ей о своих делах. На рассказе Седита Баст слушала очень внимательно и постоянно кивала, а когда стал говорить Локи, ее лицо выражало удивление.

— Честно говоря, я думала, что ты будешь ломаться, не зная, куда себя деть, — усмехнулась женщина, когда тевтонский закончил свой рассказ.

— Это еще почему? — возмутился демон.

— Разве ты не также страдал, когда потерял свою первую работу? Вместо того, чтобы искать новое место, ты просто сел на скамейку и стал ждать чуда. Которое пришло в виде третьего Сатаны, — Баст посмеялась. Локи замолчал, уставившись в одну точку, а на его щеках появился легкий румянец. Он прекрасно помнил эту ситуацию, которая казалась тогда безысходной.

— Вот почему.

Баст кивнула, подтверждая свои же слова. Седит попытался исправить атмосферу:

— Тут у него целая семья и я. Ему никто хандрить не даст.

— В этот раз он хоть догадался, что можно поехать домой.

— Все взрослеют и умнеют, — хмыкнул индеец и взъерошил Локи волосы.

— Ладно, хотите расскажу, как мы с Иштар устроились?

— Конечно, рассказывай.

— В общем, такая странная история. Мы думали, что придется нам возвращаться в ту маленькую, однокомнатную квартирку. Но, когда мы пришли, оказалось, что дома-то вообще уже нет! А Иштар, дура, почтовый адрес сменила, поэтому до нее и письмо не дошло о том, что ей надо разобраться со своей квартирой и выбрать новую, в другом доме. Пришли мы разбираться. Нам говорят: «О, так вы же из АЦП? Мы вам выделим реально хорошую квартиру!». И знаете что? Нам действительно выделили хорошую квартиру недалеко от зеленой горы, где машины почти не ездят, демоны почти не ходят. То есть там пустовато, но зато красиво. Природа, травка, цветочки — идеально для Иштар! Но она хочет пойти сдавать на права, так как ей очень далеко добираться до своей новой работы.

— А где она работает? — поинтересовался Локи.

— А ты как думаешь? В ботаническом саду, конечно же! Когда это место только появилось, у Иштар часто советы брали. Она вечно ездила туда помогать. Сатане даже благодарственное письмо присылали. А теперь она там работает. Вроде ей там нравится, правда она такой нервной стала. Орет там на всех, чтобы растения никто не трогал, чтобы их не перелили или воды не лишили, чтобы на листья некоторых цветов добавляли по одной капле лавы, чтобы камушек стоял точно в сантиметре и четырех миллиметрах от ствола дерева!

— Почему я не удивлен? — задумчиво произнес Локи. — А ты устроилась?

— А со мной тоже все очевидно, — расплылась Баст в таинственной улыбке. — Я устроилась в таверне Билла! Помогаю ему напитки разносить, блюда. Общаюсь с клиентами, а в конце рабочего дня мы с Биллом можем позволить себе пропустить пару кружек отменного пивасика!

— Видать, вы с Иштар очень хорошо устроились. И новая квартира, и работы по душе. Но почему ты не вернулась к мужу?

— А вы разве не знаете? — удивилась женщина. — Мы с ним давно уже в ссоре! Даже о разводе думаем.

— Что у вас опять случилось?

— Мы с ним слишком разные. Мало видимся. Ему не нравится, что я пью. Думает, я уже в каком-то баре давно мужика себе нового нашла. Ну, и все в таком духе. Мм?

Баст обернулась, а на фоне послышались громкие звуки.

— А, Иштар с работы вернулась. Сейчас опять будет жаловаться на то, какие все вокруг глупые и неосторожные. Так что я пойду. Давайте.

— Связывайтесь, если что.

— Ага, — кивнула Баст и отключилась, когда за ее спиной показалась Иштар со злобной миной.

Закончив с Баст, Локи заметил, что у него одно непрочитанное сообщение от Архидьявола. В нем было написано: «Зачем звонил?». Локи ответил, написав, что он с Седитом сегодня созванивается со всеми, дабы узнать, у кого как жизнь, на что последовал ответ: «Я могу сейчас пообщаться. Недолго». Тогда Локи нажал на кнопку вызова.

— Ну, здравствуйте! — поприветствовал Архидьявол.

— Привет, — поздоровались Локи и Седит. Они решили сразу не начинать с расспросов о том, что происходит в стране Белиала, а просто поговорить о жизни. Ожидалось, что Архидьявол устроится работать в какую-нибудь крупную библиотеку, но оказалось, что он мирно сидит дома с любимыми внуками. Жена на это не жалуется, а наоборот ей приятно, что она может прийти после работы в убранную квартиру, где ее ждет теплый ужин. Молодые также спокойно работают, зная, что их дети в надежных руках. Пока Архидьявол рассказывал свою историю, у него на руках сидел Эван и дергал деда за его бороду.

Как бы не хотелось молчать о плохом, тема все же перешла на Вельзевула и обсуждение того, что происходит в других странах. Как бывшего приближенного Сатаны, Локи очень беспокоила ситуация в Аду. По одному его лицу было видно, как он напряжен.

— Локи, успокойся, — серьезно произнес Архидьявол, заметив состояние собеседника. — Вельзевул пока ничего страшного не совершил.

— Это хорошо. Но все же… расскажи мне что произошло в других странах?

— Ты о том, что Вельзевул сделал с остальными правителями?

— Да. Они живы?

— Эх, Локи, что за деревня такая, до которой не доходят такие новости?.. — Архидьявол тяжело вздохнул. — Все четыре правителя были свергнуты. Белиал долго сопротивлялся. В итоге его посадили в одиночную камеру под землей. Но он до сих пор продолжает бунтовать. Койот за него очень переживает. Говорит, если Белиал не успокоится, его могут и убить. Левиафан бесследно пропал. Одни говорят, что он испугался и сбежал, другие, — что он планирует вернуться и спасти страну. Его сейчас активно ищут по всему Аду. А Люцифер просто сдался. Почти без сражений.

— Люцифер редкого ума стратег. Хотел бы я знать, что у него в голове творится.

— Думаю, он понимал, что слабее Сатаны и Белиала. А раз Вельзевул смог свернуть тех, то и его тоже сможет. Поэтому я бы даже сказал, что для молодого правителя, он поступил довольно мудро.

— В общем, весь Ад теперь во власти Вельзевула, — заключил Локи с тяжелым вздохом.

— Да. Вот так и живем. И время он удачное подобрал для нападения. После нового года сразу напал на страну Сатаны — главное препятствие. Затем на страну Белиала, зная, что там целую неделю пьют и встречают Новый год. Затем страна Левиафана, где небольшая, слабая армия. И на страну Люцифера, понимая, что там уже никто не поможет.

— Хоть он и повел себя как скотина, но я восхищен тем, как умно все продумано. Должно быть, он готовился ко всему этому далеко не один год.

— Прямо у нас под носом. Так долго.

Оба замолчали. Некоторое время стояла гробовая тишина. Никто не решался вымолвить и слова, пока Локи, задумчиво смотря куда-то в сторону, вдруг не усмехнулся.

— Теперь нам ничего не остается кроме как привыкать к новой жизни.

— Мне главное, что у меня есть моя семья. Жена, дети, внуки. Все живы и здоровы. Это делает меня счастливым. И у тебя, Локи, с семьей все хорошо. И вы двое есть друг у друга. Цените это.

— И то верно, — улыбнулся Седит, положив свою руку на руку любимого. Мужчины переглянулись, понимая, как же Архидьявол прав. Главное, что все живы.

На этой милой ноте разговор был окончен. Старый демон пошел укладывать Эвана спать. А Локи и Седит стали дальше искать кого-нибудь из своих в сети. Проходясь глазами по списку друзей, Локи уже начал думать, что больше они ни с кем не свяжутся, так как Тота в сети не было, Аластора тоже, Иштар не зашла и даже Баст вышла. Но вдруг в правом нижнем углу выскочило маленькое оповещение о том, что в сеть зашел еще один друг. Это был Абаддон. Локи сразу же написал ему с вопросом о том, можно ли позвонить, на что парень ответил одобрительно.

Раздался громкий звук вызова, и в следующую секунду послышался голос молодого демона:

— Чего вам?

В отличие от остальных, Абаддон не стал включать камеру, что слегка обеспокоило мужчин.

— Мы пообщаться хотим, — неловко ответил Седит. — Узнать, как ты? Как у тебя дела? И… ты не включишь камеру?

— А надо?..

В голосе разрушителя слышалось легкое раздражение.

— Надо, — уверенно ответил Локи.

— У-мм… Ладно.

Вместо аватарки сначала появился черный экран, настраивался несколько секунд, а затем показал и самого Абаддона. Выглядел он уже получше, чем во время нападения. Волосы убраны в пучок, так что хорошо было видно забинтованную шею. Часть левой щеки также была залеплена, а на руке находился гипс. С правой стороны от парня стоял один костыль. Казалось, что Абаддон находится на улице, так как на заднем фоне была грязно-сероватая стена, каким цветом обычно красят большую часть маленьких домов в стране, а в микрофон дул легкий ветер, заставляя также развеваться не длинные пряди волос, выбившиеся из пучка. Абаддон смотрел не в камеру, а куда-то в сторону. Издалека послышался детский голос.

— Ты где? — задал Седит первый пришедший в голову вопрос.

— Как видите, на улице, — ответил парень, переведя взгляд на экран. — Воздухом «свежим» дышу. За Мэй слежу.

— Тебе уже получше? — поинтересовался Локи.

— Тебе рассказать всю историю моего состояния за этот месяц? — съязвил Абаддон, но как только получил в ответ серьезное «да», напрягся, думая, с чего бы начать? — Что ж, первые четыре дня я лежал без сознания. Как только пришел в себя, до меня не сразу дошло, что происходит и где я. Меня сразу окружили родители и Аластор, начали задавать кучу вопросов, но я думал только о том… как же, блять, все болело! Потом в голову стали поступать всякие воспоминания с того дня, как в меня влетел шар, как появился Вельзевул, затем появился ты с Аластором, потом родители. Я как-то отрывками все помню, будто я то приходил в себя, то снова терял сознание. Это так странно. Когда я окончательно проснулся, понял, что происходит и смог заговорить, мне дали обезболивающее и позже впустили Мэй. Блин, как же ей больно было на меня смотреть, но она так скучала… ее ведь не пускали в мою комнату.

Абаддон резко остановился и снова посмотрел в сторону. К нему подскочила веселая Мэйлин, села рядом на скамейку и аккуратно обняла.

— Поздоровайся с дядями, — усмехнулся Абаддон. Девочка посмотрела в камеру и улыбнулась.

— Здравствуйте, дядя Локи, дядя Седит!

Мужчины поздоровались с Мэй, но заговорить с ней не успели, так как она сразу повернула голову на Абаддона и задала вопрос:

— Пап, а можно мне на соседней площадке поиграть с ребятами?

— Мэй… — тоскливо произнес Абаддон, посмотрев дочери в глаза.

— Ладно, пап, — без лишних вопросов, расстроенно вздохнула девочка и пошла дальше играть. Абаддон поставил перед собой костыль и опустил на него голову, также тяжело вздохнув. Локи и Седит не решались что-либо спросить, поэтому просто молчали в неловкой тишине.

— Она… все понимает, — вдруг тихо заговорил Абаддон, все еще смотря в землю. — Меня самого совсем недавно начали выпускать на улицу, но я с трудом передвигаюсь. Лишь могу сидеть на скамейке и следить за тем, чтобы Мэй не натворила глупостей.

Он поднял голову и посмотрел куда-то вверх.

— В первый раз мне пришлось ей объяснять, что, если с ней что-то случится на той площадке, я… не смогу прийти на помощь. Мне от этого так… мерзко. Мерзко, что я сейчас такой слабый и беспомощный. И что Мэй видит меня таким. Блять, да что там Мэй? Мои родители, Аластор… они возятся со мной как с инвалидом. Это пиздец какой-то! Передвигаюсь с Аластором, переодеваюсь с матерью, моюсь, блять, с отцом! Это унизительно. Я…

— Абаддон, — прервал его серьезный голос Локи. — Ты не виноват.

— Я попался под этот гребанный шар!

— Это не твоя вина, Абаддон! Такое бывает. И, если бы ты был такой помехой для родителей, они бы могли тебя просто в больницу положить.

Разрушитель снова перевел взгляд вниз, пытаясь успокоиться.

— Хорошо, что Мэй не видела меня, в каком плачевном состоянии я был после случившегося, — вдруг сказал он, словно пытаясь самого себя утешить.

— Это действительно очень хорошо, — криво улыбнулся Локи, с тяжестью вспоминая ужасное состояние молодого демона.

— Меня тогда родители сразу понесли домой, а Аластор пошел забирать Мэй из бункера. Когда они пришли домой, меня уже более менее привели в норму, но все равно сказали Мэй, что меня лучше пока не беспокоить и в комнату не заходить. Она тогда устроила истерику, но, как уверяет Аластор, мой отец быстро ее успокоил. Они явно хорошо поладили.

— Тоже интересный вопрос: а как у тебя отношения с родителями сейчас?

— С мамой вроде бы нормально. А вот с отцом я недавно поругался.

— Из-за чего?

— Странная ситуация вышла. Неделю назад дома закончилось обезболивающее, так что отец давал мне какие-то витамины, говоря, что это поможет от боли. Дошло до меня, что это не обезболивающее, когда Аластор нашел эти таблетки и сказал, что это просто витамины.

— И ты неделю терпел, не говоря о том, что таблетки не помогают?

— Нет. Боль проходила.

— Но как?

— Эффект плацебо, Локи, — выдохнул Абаддон так, словно объясняет элементарные вещи. — Это такой обман мозга. Часто используется в медицине. Просто меня взбесил тот факт, что отец пожалел что ли времени и денег на меня и просто обманывал всю неделю. Учитывая нашу с ним вспыльчивость, столь незначительное замечание переросло в ссору.

— Даже не удивительно… — после небольшой паузы произнес Седит. — А что ты собираешься делать после того, как поправишься?

— Конечно, я бы хотел отправиться на поиски Юи, но тут есть одна проблема: что делать с Мэй? Оставлять ее в Аду опасно, тем более, что следить тут за ней особо некому. Родители целыми днями на работе. Аластор тоже хочет посмотреть что-нибудь, когда я сам смогу о себе заботиться. Да и не хочу я на него свою дочь скидывать. Так что… пока не знаю.

— Переживаешь? — спросил Седит, смотря на озадаченное выражение лица Абаддона.

— Меня еще беспокоит тот факт, что она… необычный ребенок. То есть наполовину адская, наполовину райская. Вдруг Вельзевул заинтересуется ею? Ее способностями? Будет следить за ней с помощью своих мух. Может я параноик в этом плане, но я сомневаюсь, что кто-то, кроме меня, сможет ее защитить от всех адских сюрпризов.

— А мухи ведь не любят холод, верно? — вдруг задумчиво спросил Локи. — Ты не забыл о своих… буйных друзьях, любящих лютый холод?

Абаддон завис на полминуты, думая о том, кого имел в виду тевтонский. Буйные, любящие холод. В Аду холод никто не любит. Да и буйной можно назвать только Баст. Вдруг в голову стали поступать воспоминания о снежных земных горах и о громких восторженных криках крупных, брутальных и бородатых мужиков, любящих напиться до потери равновесия и начать драться со всеми подряд. Берсерки.

— А, эти?.. — наконец, дошло до Абаддона. — Не уверен, что их можно назвать хорошими няньками, но это действительно пока что лучший вариант.

— Правда, оставлять Мэй там одну с ними тоже такое себе решение, — предположил Седит.

— Да, но это действительно лучше, чем в Аду, — сказал Локи.

— Я давно общаюсь с… ними, — продолжил парень, — знаю, на что они способны. Главное, чтобы они случайно не споили Мэй и чтобы не наступили на нее, когда устроят очередные драки. А так, уверен, они смогут о ней позаботиться.

— Тогда проблема решена? — спросил Седит.

— Да, я думаю. Спасибо за то, что подсказали. Совсем забыл об этих ребятах.

Еще недолго пообщавшись, они закончили разговор, так как за Абаддоном пришла мать, сообщив о том, что пора кушать. Мэйлин под конец подбежала к отцу, попрощалась с Локи и Седитом, помахав им рукой, а Абаддон на этом вышел из сети.

Больше звонить было некому, так что Локи закрыл ноутбук и отложил в сторону. Пока все только привыкают к новой жизни и отходят от происшествия. Несмотря на то, что по большей части у всех все хорошо, Локи и Седит не смогли не обсудить наедине волнующие их темы: что будет, когда Райль поправится, если поправится вообще, и какова теперь судьба остальных стран?

— Об этом расскажет лишь время, — заключил Локи в конце их обсуждения.

====== Глава 7. Прощай, милый дом ======

Прошло два месяца после захвата всего Ада, и наступила весна. Мэй бежала по дороге, периодически останавливаясь и осматривая появляющиеся в траве цветы. Дом уже показался в поле зрения, и девочка стала чувствовать себя увереннее в знакомом месте. Она быстрее побежала вперед, оставив позади медленно передвигающихся парней.

— В этот раз ты прошел намного больше, — подбадривающе сказал Аластор, переложив тяжелый пакет с продуктами в другую руку. — Только, пожалуйста, перестань ломать костыли.

— «Перестань ломать костыли», — хмуро передразнил Абаддон своего друга. За прошедший месяц после звонка его состояние заметно улучшилось: ожоги сошли с лица и шеи, а левая рука уже вполне функционировала, хоть и была еще перебинтована; нога все еще в гипсе, так что Абаддон продолжал передвигаться с помощью костыля, к чему уже давно успел привыкнуть. И хоть состояние здоровья улучшилось, хмурое настроение никуда не делось.

Парни дошли до дома, у порога которого уже стояла Мэй и держала дверь в подъезд открытой. Аластор придержал дверь и пропустил друга и его дочь вперед. Все трое наконец попали домой, после прогулки и похода в дальний магазин. Аластор пошел на кухню раскладывать продукты, а Абаддон и Мэй мыть руки и в комнату. Пока взрослые были на работе, Абаддон дома мог более менее расслабиться, но когда родители возвращались, каждый раз приходилось терпеть их навязчивую заботу, которая так порой выводила парня из себя. Неконфликтный Аластор из-за этого также был в постоянном напряжении. Одна Мэйлин чувствовала себя прекрасно, играя с любимыми игрушками в комнате, пока все взрослые ругались в другой.

Вечером этого же дня, когда родители вернулись с работы, все сели ужинать за один стол. Милана вдохновенно рассказывала о том, как хорошо прошел день в больнице, а в конце сообщила об одном ее разговоре с мужем. Дальше решил продолжить Рейнард:

— Мы вот что решили. Аластор, ты как-то говорил, что не знаешь, куда пойти работать. Так вот мы заметили, что ты хороший врач и вполне можешь работать у нас в больнице.

Аластору было приятно это слышать и он улыбнулся, но в то же время напрягся, однако не стал ничего говорить.

— Что касается тебя, Абаддон, — разрезая кусок мяса, продолжил мужчина, — как восстановишься, годик посидишь дома с Мэй, пока ей не исполнится шесть лет.

Абаддон резко остановился и аккуратно положил столовые приборы. Он максимально сдерживал себя в присутствии дочери. Он поднял на неё взгляд, и на его лице нарисовалась лжеулыбка.

— Мэй, ты уже все съела?

— Ага, — кивнула она.

— Иди тогда в комнату, поиграй там, пока взрослые разговаривают.

Поблагодарив за ужин, девочка слезла со стула и послушно направилась в другую комнату. Родители уже приготовились к очередной вспышке агрессии от сына, Аластор поднял глаза, слова молясь, чтобы очередной костыль не пострадал.

Как только дверь за Мэй закрылась, улыбка с лица разрушителя спала, и он перевел злобный взгляд на отца.

— Какого хрена вы, блять, за меня уже все решили?! Что я теперь обязан постоянно дома сидеть? Вы не думали, что я уже и без вас решил, что мне делать дальше?

— Так, во-первых, не смей материться при мне! — повысил голос мужчина. — Во-вторых… и чем же ты собираешься заниматься? У тебя даже основного образования нет! Кому ты нужен будешь?

— А кто виноват в том, что у меня нет образования?! И вообще я не планировал на работу устраиваться.

— И куда ж ты думаешь пойти? Неужто Вельзевулу служить?

— Что? — удивился парень. — Фу, нет, конечно. У меня жену похитили. Буду ее искать.

— И как же ты, позволь узнать, собираешься ее искать? Ты же ничего не знаешь о том, кто ее похитил, куда ее могли повести. Да даже элементарно: в Раю она, в Аду или же вообще на земле?

— А это уже не твое дело, отец, — сдержанно ответил Абаддон и собрался уже уходить, но очередной вопрос мужчины его остановил.

— А что насчет Мэй? Ты ее бросишь?

— Нет. Я ее отведу с Аластором в более безопасное место, где о ней смогут позаботиться и защитить, — ответил Абаддон и ушел в свою комнату.

После ужина Аластор помыл посуду и был, наконец, свободен от дел. Пока Милана осматривала ожоги сына, а Рейнард читал какую-то книгу, попивая крепкий черный чай, Аластор решил подойти к Мэй, которая что-то рисовала за столом в гостиной. На мятом листке белой бумаги были изображены различные человечки, трава и солнце.

— Кого рисуешь? — поинтересовался парень, присаживаясь рядом.

— Это дядя Евронимус, — указала девочка кончиком карандаша на первого человечка и дальше по порядку, — тетя Глория, затем ты, потом папа, дядя Локи, деда и дядя Райль. Я его сейчас дорисовываю.

— Как… интересно, — задумчиво произнес Аластор, пытаясь понять одну вещь. — А что между дядей Локи и дядей Райлем делает твой дедушка?

— Дядя Аластор, ты что, глупый?

Девочка выразительно посмотрела на парня, думая, как можно не понять такую очевидную вещь.

— Они по силе все расставлены!

— По силе? — удивился Аластор и еще раз посмотрел на рисунок. То, что отец Абаддона, который вроде как является обычным врачом, стоит рядом с Сатаной, напрягало его не меньше, чем вопрос, как Мэй вообще определила силу всех нарисованных. Ведь, если подумать, порядок правильный, только вот какова сила Рейнарда — неизвестно.

— Ты видела, как сражается твой дед? Расскажи о его силе?

— Нет, не видела. Я чувствую, у кого какой уровень силы. Не знаю, как это описать. Ну-у… по ощущениям сила деда чем-то схожа с силой папы, но она намно-ого больше!

Аластор крепко задумался над всем этим и решил спросить у Абаддона. Когда он зашел в комнату, Милана уже как раз перебинтовывала ярко-красную от ожогов руку сына. Аластор закрыл дверь и подошел ближе.

— Эм… Абаддон, у меня вопрос насчет Мэй, — неуверенно заговорил он.

— Я закончила, — сообщила женщина и начала складывать медицинские принадлежности.

— Спасибо, мам. Так что там с Мэй? — Абаддон поднял глаза на друга.

— Она сказала, что чувствует силу других. И что твой отец по силе превосходит Локи.

Услышав это, женщина вдруг вздрогнула и стала собираться быстрее, но парни не обратили на это внимание.

— Что? — Абаддон усмехнулся. — Она чувствует силу других?.. Я об этом не знал, но… такое вполне возможно. Хотя с другой стороны, отец не может быть сильнее Локи.

— А ты точно в этом уверен?

Абаддон посмотрел в сторону, размышляя над этим вопросом, но резко поднявшаяся мать его отвлекла.

— Мальчики, не стоит на этом зацикливаться. Рейнард силен — это правда, но, думаю, Мэй совершила мм… небольшую ошибку. Он… не настолько сильный.

Милана нервно хихикнула и направилась к выходу из комнаты. Возле двери она добавила: «У нее действительно дар», — после чего быстро ушла.

— Что это сейчас было? — спросил Абаддон, приподняв одну бровь.

— Кажется… твоя мама что-то скрывает, — предположил Аластор.

— Очевидно.

Парни некоторое время дискутировали на тему силы Рейнарда и что за способности у него могут быть, однако идти к нему и спрашивать не рискнули, хватило уже одной ссоры на сегодня. В процессе они плавно переключились на обсуждение дара Мэйлин. Аластор также упомянул, что довольно часто девочка при первой встрече с незнакомцами начинает разделять их на плохих и хороших.

— Думаешь, это она тоже как-то чувствует? — спросил Абаддон после услышанного замечания друга.

— Не каждый ребенок по одному твоему внешнему виду будет сразу судить о твоей личности, — пожал плечами Аластор. — Ты сам-то этого не замечал?

— Вообще замечал. И даже не могу сказать, что она ошибается. К примеру, Афобия она сразу невзлюбила, хотя я раньше это скидывал на то, что она видит, как мы с ним друг друга не выносим.

— А он делал что-то не так? То есть, имеется ли реальная причина считать его плохим?

Абаддон глубоко задумался над этим вопросом, проводя пальцами по мягкому пледу, когда в дверь вдруг постучали, и в комнату зашла Мэй.

— Папа, смотри, что я нарисовала! — радостно воскликнула девочка, протягивая отцу несколько раскрашенных листов бумаги.

Аластор подошел к другу, чтобы тоже оценить детские произведения искусства.

На первом рисунке было изображено огромное поле с ярко-зеленой травой, освещенное большим солнцем, посреди которого находился черный конь. На втором было несколько веселых человечков возле костра. Третьим рисунком был тот самый, где АЦПшники и Рейнард стоят по возрастанию силы. Абаддон с Аластором многозначительно переглянулись и молча стали просматривать следующие рисунки. Изображенное дальше стало слегка напрягать парней. Если первые рисунки были безобидные, то дальше стали появляться довольно жестокие изображения для пятилетнего ребенка. На одном из них стоял Абаддон, вокруг которого было множество трупов в огромной луже крови. Разрушитель побледнел от мысли, что дочь уже в таком юном возрасте видит в своем отце настоящего убийцу. Еще на одном рисунке был изображен Аластор в медицинском халате. В его руке был шприц, а вокруг снова окровавленные человечки.

— Милая, — решил отвлечься от рисунков Аластор и задать наверняка интересующий также и впавшего в ступор Абаддона вопрос, — почему ты нарисовала папу и меня в окружении… эээ… крови?

— Ну, как? — невозмутимо развела руки Мэй, не понимая, чего тут непонятного. — Здесь я показываю, какой папа сильный, а тут — какой ты хороший врач, вот!

Абаддон, не отрывая взгляда от красных рисунков, издал нервный смешок. В надежде на то, что дальше будут рисунки поспокойнее, Аластор аккуратно выхватил эти два изображения из рук друга и отложил в сторону.

На последнем листе был нарисован злой человек с зачесанной набок челкой, в руках которого плачущая кукла. По одной пидорской челке Абаддон понял, кто тут изображен.

— Афобий что ли? — спросил он у дочери, показывая ей последний лист.

— Да. Он обижает Сагу!

— Сагу? — Абаддон с Аластором снова переглянулись. — Твою куклу что ли?

— Угу…

Зная о том, какие ужасы пришлось пережить Юи и Мэй с этой куклой, Абаддон не мог не заострить внимание на изображенном. Его выражение лица стало очень серьезным.

— Это Афобий подарил тебе куклу?

— Не знаю. Мама не сказала, от кого она, но в тот же день дядя Афобий был у нас в гостях. Перед уходом он меня позвал, но я лишь показала ему средний палец и закрылась в комнате… — Мэй виновато посмотрела в пол. — А потом, когда он ушел, мама зашла ко мне в комнату с коробкой и сказала, что кто-то передал мне подарок.

Абаддон кинул взгляд на Аластора. Они и без лишних слов поняли, что думают об одном и том же.

— Скажи, Мэй, — решил продолжить допрос иллюзионист, — а после этого Афобий еще к вам приходил?

— Нет.

— Абаддон, если так подумать, Афобию ведь выгодна была ваша с Юи ссора.

— Учитывая, что он много раз пытался ее увести у меня, то да, — нахмурился парень, вспоминая все неприятные встречи с противным ангелом.

— Я только сейчас об этом задумался: а что если это он принес те самые фотографии?

— Какие фотографии? — скромно поинтересовалась девочка, не в силах понять, о чем говорят старшие. Парни слегка удивленно посмотрели на ребенка — они уже забыли о том, что она все еще здесь.

— Кстати, Мэй, а ты случаем не помнишь, приходил ли кто-нибудь к вам в день, когда мама с папой поссорились? — проигнорировал вопрос Аластор.

— В день, когда я последний раз у вас был, — дополнил Абаддон.

— Дядя Афобий, — ответила Мэйлин, моргая глазами, полными непонимания. Разрушитель вдруг расплылся в своей привычной раздраженной улыбке, понимая, наконец, что происходит.

— Милая, — он сложил все рисунки и отдал дочери, — иди покажи их бабушке с дедушкой.

— Хорошо.

Девочка послушно покинула комнату. Выждав немного времени, Абаддон резко повернул голову в сторону Аластора.

— Блять, ну ты понял, да? Этот ублюдок следил за мной, сделал те фотографии, рассорил нас с Юи и отдал Мэй эту чертову куклу! Очевидно, он и на похищение Юи вполне способен.

— Он пытался избавиться от Мэй, чтобы никто не мешал ему это сделать, — задумчиво предположил Аластор.

— Все логично. Когда я полностью восстановлюсь, я первым делом пойду в Рай и найду его.

— Ты думаешь, он будет сидеть в Раю и спокойно тебя дожидаться?

— Он работает на Файтера, помнишь? А если его там не будет, значит это точно сделал он и ему есть смысл сбегать из Рая. В любом случае, мне придется поговорить на эту тему с Файтером. Я ведь понятия не имею, куда эта сволочь может свалить.

— Вообще, думаю, уже через месяц ты точно будешь полностью здоров. Может даже и раньше получится.

— Значит, можно уже потихонечку начинать готовиться.


После случая с рисунками прошло три недели. Абаддону, наконец, сняли гипс, и хоть он от непривычки ходил еще с трудом, костыль сразу бросил под стол, не желая его видеть и вспоминать о нем. У него было еще несколько ссор с родителями на тему того, что он хочет уйти на поиски Юи, отправив Аластора и Мэй берсеркам, однако Милана и Рейнард таки смирились с желанием сына и лишь готовились ко дню, когда они снова останутся одни.

В одну ночь что-то сильно беспокоило разрушителя. Он ворочался во сне, его лицо было напряжено. Внезапно он проснулся и резко сел на кровати, переводя дух. Это были кошмары. Они часто посещают Абаддона по ночам и часто не без причины. Парень лег, но уже не в силах был уснуть. Время шло медленно, хотя смотря в потолок, Абаддону казалось, что прошло уже два часа. Он тихо встал и, пытаясь не разбудить друга, оделся и вышел на улицу.

Ночь была холодная, но спокойная. Тусклые фонари освещали грязную каменную дорожку, ведущую от дома в центр города. Под светом фонарей собирались летающие ночные твари, включая и мух Вельзевула.

Абаддон сел на скамейку, уставившись на летающую серую тучку под ближайшим фонарем. В голове всплывали воспоминания о ночном кошмаре, часть которого он уже успел забыть. Парень закрыл глаза и попытался вспомнить детали, как вдруг к нему вышел Аластор и присел рядом.

— Впервые через мое же иллюзорное пламя на меня кто-то влияет своей «депрессией», — загадочно произнес парень, также уставившись на кучку насекомых.

— Ты что, использовал на мне свое пламя? — не понял Абаддон и перевел на Аластора негодующий взгляд.

— Так в том то и дело, что нет. Я спал и сквозь сон почувствовал твое тревожное состояние. Хотя может я случайно воспользовался пламенем во сне? Не знаю. Короче, разбудил ты меня.

— Извини. Мне всегда снятся кошмары, когда я испытываю стресс. А после кошмаров, сам понимаешь, состояние ужасное.

— Понимаю. Тебе помочь? Я могу тебя усыпить без сновидений.

— Я думал, так только магия Тота умеет…

Разговор прервал внезапно раздавшийся громкий крик. Парни поднялись со скамейки и посмотрели вдаль. Освящение фонарей не доходило до места, откуда послышался крик о помощи, но парни и без этого прекрасно видели, как мужчина избивает женщину. Присмотревшись получше, Аластор заметил, что из его кармана торчит нож.

— О, кого-то убивают, — голосом полным пофигизма произнес он. — Будем помогать?

— Надо бы, — неохотно пробубнил Абаддон, но не успел он сделать и шагу вперед, как показались приспешники Вельзевула. Они подбежали к месту происшествия, один стражник схватил обе руки мужчины и ловко завел их за спину, отводя маньяка в сторону, а второй, убедившись, что жертва не сильно пострадала, помог ей встать и, также уводя ее в другую сторону, стал расспрашивать о ее состоянии.

— Что ж, — выдохнул Абаддон, — на удивление, Вельзевул пока справляется с работой. Но это пока.

— Да. Страшно представить, как долго он готовился к этому у АЦП под носом, — сам того не зная, Аластор повторил слова Архидьявола.

— Пойдем домой? Что-то я уже замерз.

— Да, пошли. Кстати, так тебе помочь избавиться от снов?

— Ага, — зевнув, ответил разрушитель, и парни тихо вернулись домой. С помощью фиолетового пламени Аластор внушил мозгу друга сильную усталость, настолько сильную, чтобы даже сны смотреть не было сил. Это помогло. До полудня Абаддон спал, как убитый, обнимая большую подушку.


Последние дни марта. Аластор, Мэй и полностью восстановившийся Абаддон собирали вещи и готовились покинуть Ад. Переживающая Милана все пыталась подсунуть им больше теплых вещей, еды и лекарств, но Абаддон с Аластором постоянно перепроверяли сумки, чтобы не забыть чего и не взять лишнего. Рейнард же просто молча попивал чай. Незаметно для всех он заварил себе успокаивающий чай — не хотел проявлять лишних эмоций.

Последний раз пообедав в теплом, уютном доме парни с Мэйлин вынесли все собранные вещи в коридор. Родители вышли, чтобы попрощаться и проводить их. Милана грустно улыбалась, смотря на то, как трое по ее мнению детей одеваются, готовая броситься к ним в объятия.

— Берегите себя, — тихо произнесла она, когда крепко сжимала плечи сына, заставляя его чувствовать неловкость и дискомфорт. Но он не сопротивлялся, и лишь обнимал ее в ответ.

— Да, мам. Все будет хорошо. Не волнуйся.

Обнявшись со всеми, Милана отошла, давая возможность и старшему члену семьи попрощаться с юными путешественниками. Рейнард пожал руку Аластору, сказав, что было приятно иметь с ним дело. Затем он присел, чтобы заключить в объятия любимую внучку, которая подарила ему рисунок, где изображена вся их счастливая семья, включая Аластора. Дальше Рейнард подошел к Абаддону, и они крепко пожали руки. Они смотрели внимательно друг друга в глаза, словно ища там хоть какие-то слова на прощанье. Абаддон не нашел, что сказать, и уже хотел было опустить руку, переведя взгляд в пол, но Рейнард усилил хватку, не позволяя разорвать рукопожатие, и положил вторую руку на плечо сына.

— Даже если ничего не выйдет… — сдержанно начал он говорить, но затем расслабился и чуть улыбнулся, — ты всегда можешь вернуться домой.

Абаддон поднял удивленные глаза на отца, не ожидав услышать от него столь добрые слова, и его уголки губ невольно приподнялись от коснувшихся его теплых чувств.

— Конечно, — тихо ответил он, и отец с сыном таки обнялись на прощанье, хоть и вышло у них быстро и неловко.

Наконец, молодые покинули дом, оставив двух врачей наедине друг с другом. Они быстро вышли на землю, пока их никто из адских не заметил, и направились в ближайший город, где купили теплой одежды для экстремальных холодов, которую в Аду не продают, после чего отправились в ледяные горы — место проживания берсерков.

====== Глава 8. Берсерки ======

Холодный белый снег хрустел под ногами, нарушая идеальную тишину зимнего леса. Звезды украшали черное небо, и тусклая луна освещала путь, периодически прячась за облаками. Поднялся сильный ветер, мешающий передвигаться по огромным сугробам.

— К-Как… они могут тут жить? — спросил Аластор, стуча зубами от холода.

— Вероятно… привыкли, — тихо ответил Абаддон, за спиной которого дрыхла Мэй. Это был слишком долгий и тяжелый путь, что девочка впервые переживает. Она сильно устала и не меньше остальных замерзла, даже несмотря на то, как сильно парни укутали ее в теплую одежду, мешающую свободно передвигаться.

— Почти пришли. Эй, Мэй, просыпайся.

Абаддон слегка подбросил ребенка, и девочка, крепче схватившись за плечи, сонно промычала.

— Теперь будьте тише, — шепотом продолжил парень, — мы уже почти на месте. И-и… не пугайтесь. Встреча будет… не такой теплой.

Услышав вдруг посторонний звук, Абаддон остановился. Аластор не придал треску значения, но тоже остановился, вопросительно посмотрев на друга. Несколько секунд они так стояли среди высоких сосен и елей, слушая лишь завывание ветра, но из-за холода и усталости эта томительная пауза казалась вечной.

Вдруг с дикими криками их окружило около пятнадцати массивных мужчин в медвежьих шкурах. Каждый из них держал в руке какое-то оружие: боевой топор, скандинавская секира, сакс, бродекс и т.д. У некоторых также были и щиты. Нападать они не торопились, но зато сразу узнали Абаддона, и их воинственные крики сменились приветственными, хоть и звучали также угрожающе, от чего Аластору и Мэй было не по себе.

— Мужики, спокойно, вы ребенка напугаете.

Абаддон кивнул назад, указывая на девочку, глаза которой уже прослезились от страха.

Вперед вышел самый крупный мужчина с длинной рыжей косой-бородой и головой медведя, скрывающей длинные волосы.

— Братан, ты? — низким басом заговорил этот мужчина, являющийся вождем своего племени. — Давно же ты к нам не заходил! — он повернулся к своим собратьям. — Мужики, это же наш любимый разрушитель!

Все громко закричали, подняв руки с оружиями вверх, а некоторые тупой частью топора забили по щиту, создавая еще больше шума.

— Папа?.. — очень тихо произнесла Мэй, которая совершенно не понимала, что происходит, и все сильнее прижималась к спине, словно пытаясь спрятаться.

— Не бойся, милая, это они так радуются, — попытался Абаддон успокоить дочь и подошел ближе к вождю. — Знаю, это довольно неожиданно, но я пришел не просто в гости. У меня к вам очень серьезная просьба.

Смотря на взволнованное выражение лица парня, мужчина понимающе кивнул и развернулся, махнув рукой.

— Пойдемте к костру, а то дитё замерзнет.

— Эй, — послышался сзади голос еще одного из берсерков, — а этот с тобой?

Абаддон повернулся к другу, которого уже держали за шкирку и окинули подозрительными взглядами.

— Да, это мой друг. Я у костра вас познакомлю.

Аластора отпустили, и все двинулись в сторону лагеря.

У самого подножья горы находилось множество палаток, а в центре горел крупный костер, вокруг которого и уселись берсерки и их гости. Один из мужчин ушел в ближайшую палатку, а вышел оттуда с огромной деревянной кружкой, наполненной теплым молоком, которую он дал Мэйлин. Кружка была такой большой, что девочке с трудом удавалось её удерживать и пить.

— Как вы уже поняли, это Мэйлин, — представил свою дочь Абаддон. Берсерки заулыбались, смотря на девочку.

— Мы видели тебя совсем крошкой, — пробасил один.

— Дети так быстро растут! — проронил другой слезинку.

— А шлем тебе в подарок от нас передали? — сурово спросил вождь, и когда Мэй достала из рюкзака Абаддона тот самый небольшой шлем с рогами и нахлобучила на обмотанную шарфом и капюшоном голову, берсерки еще больше расплылись в умиленной улыбке.

— А это Аластор, мой лучший друг, — продолжил Абаддон.

— И мой! — воскликнула Мэй.

— Ваш друг — наш друг, — кивнул вождь. — Вижу я, что тяжело у вас на сердце. Что случилось?

Абаддон тяжело вздохнул.

— У нас в Аду жесть происходит. Всех четырех правителей стран свергли. Еще и жену мою похитили!

— Печально слышать это, дружище.

— И, как вы понимаете, в Аду сейчас вообще не безопасно, а я не могу все вот так оставить. Поэтому хотел попросить вас присмотреть за Мэй в мое отсутствие. Правда я не знаю, как долго меня не будет.

— Женщин в нашем племени нет и никогда не было, — строго сказал вождь, поглаживая косу на подбородке. — Но для тебя мы можем сделать исключение. Что скажете, мужики?

Остальные берсерки закивали, соглашаясь с тем, что один ребенок для них не проблема.

— Друг тоже остается?

— Да. Не поймите меня неправильно, мужики, но я очень боюсь, что вы умудритесь мою дочь споить. Аластор присмотрит за порядком здесь. К тому же, Мэй еще маленькая, ей было бы страшно одной среди вас.

— Мы не сильно приветствуем чужаков в нашем племени, но ты и твоя дочь — настоящие берсерки, и мы не бросим вас в беде.

— Да, можешь быть спокоен, — произнес другой берсерк.

— Спасибо за понимание.

Абаддон встал и быстро осмотрел всех, кто сидел у костра.

— Тогда я пойду.

— И не передохнешь? Даже не выпьешь немного? — удивился вождь.

— Нет, спасибо. Чем раньше я возьмусь за дело, тем скорее покончим со всем происходящим. Отдыхать буду, когда найду Юи.

Абаддон повернулся к дочери и присел на корточки.

— Ну, все, милая. Папе пора идти.

— Куда? — удивилась девочка.

— Маму искать. Тебе придется остаться здесь вместе с Аластором и берсерками. Ради твоей же безопасности.

— Ты уходишь?

На глазах Мэйлин появились слезы. Они слезла с бревна и крепко обняла Абаддона.

— Нет, не оставляй меня!

Слезы скатились по ее щекам.

— Не плачь, а то слезы в сосульки превратятся, — слабо улыбнувшись, произнес Абаддон, прижимая к себе дочь. Он поцеловал ее в лоб и взял на руки. — Ты знаешь, я люблю тебя. И я обязательно вернусь за тобой вместе с твоей мамой.

Он подошел к вождю и посадил ребенка ему на колени.

Дальше Абаддон подошел к Аластору, и они крепко пожали руки.

— Удачи, дружище, — улыбнулся иллюзионист. Абаддон кивнул. Они и без лишних слов понимали друг друга. Обнявшись напоследок, разрушитель повернулся к остальным. Еще раз поблагодарив берсерков, он попрощался с ними и отправился в путь.

Удаляясь от лагеря, он слышал, как плачет и зовет его Мэй, но понимал, что разворачиваться нельзя. Это было больно. Ужасно больно. В груди все неприятно сжималось. Абаддон поднял дрожащую руку и вытер мокрые щеки. Мокрые не от снега, который решил пойти именно сейчас.

Мэйлин провожала отца взглядом до тех пор, пока он не скрылся в лесу. Она плакала и ей хотелось побежать за ним, но крепкие руки вождя держали ее и успокаивающе гладили по голове. Аластор сел рядом, вытирая слезы девочки со словами о том, что все будет хорошо и уже скоро Абаддон вернется вместе с Юи.

Остальные берсерки вернулись к разговорам и выпивке, хотя и старались быть не сильно громкими, чтобы лишний раз не беспокоить и без того уставшего и напуганного ребенка. Утомленная дорогой, слезами и прощаниями Мэй стала потихоньку засыпать, положив голову на массивную руку главного берсерка.

— Страшно осознавать, что тебя оставили и могут не вернуться, — смотря на черное небо, затянувшееся облаками, произнес главный берсерк. — Снег пошел…

— Скажите. А почему среди вас только мужчины? — вдруг решил спросить Аластор, чтобы разрядить грустную обстановку. — У вас нет жен?

— Не принято у нас брать женщин в племя. Нам нужны только сильные воины.

— А как вы получаете новых воинов?

— Женщины-то у нас есть, только в других местах. Они рожают детей. Если это крупный, здоровый парень, то мы забираем его с собой на обучение.

— Понятно…

Между Аластором и вожаком встала неловкая пауза. Вдруг главный берсерк поднялся, все еще держа спящую девочку в руке.

— Я покажу, где вы будете спать, — заявил он и направился в сторону дальних палаток.

Еще трое берсерков поднялись и вместе с Аластором двинулись за вождем.

Они подошли к самой дальней небольшой палатке, вождь строго посмотрел на последовавших за ним берсерков, и эта троица залезла в палатку и начала там греметь чем-то металлическим. Как эти мужики уместились в такой палатке стало одним из вопросов, который будет мучить Аластора перед сном.

Грохот звонких предметов пробудил спящего ребенка. Мэйлин приоткрыла усталые глаза, потерла их варежками и посмотрела на палатку, из которой уже вылезали берсерки с острыми и колющими предметами.

— Это все? — обратился вождь к последнему вышедшему. Мужчина кивнул, подтверждая, что палатка готова. Тогда главный берсерк повернулся к Аластору и передал ему в руки Мэй.

— У нас нет палаток для гостей, так что мои парни расчистили для вас «оружейную» и постелили шкуры. Ребенок пораниться не должен, а место для топоров мы еще найдем.

— Спасибо, — улыбнулся Аластор и зашел в палатку. Внутри было намного теплее, чем на улице, и хоть места не так много, Аластору и Мэй этого вполне хватало. Вокруг висели и лелажи шкуры различных животных. Парень аккуратно положил на них полусонную девочку, накрыв теплой шкурой медведя.

На следующее утро, когда Аластор проснулся, Мэй уже не спала. Она сидела перед мохнатой шкурой и зачем-то расчесывала ее пластиковой расческой для кукол. По ее лицу сказать, что ей это сильно нравится, нельзя было. Очевидно, она все еще была подавлена после прощания с отцом.

Аластор вылез из-под шкуры и сел напротив.

— Что делаешь?

— Привожу этого зверька в порядок… — уныло ответила девочка, снимая с расчески вырванную шерсть.

— А… зачем?

— А что еще здесь делать?

— Тебе скучно? — вдруг осознал Аластор и начал осматривать палатку в поисках чего-то увлекательного. Мэй грустно вздохнула и отложила расческу в сторону.

— Я кушать хочу…

— Пойдем тогда покажемся берсеркам.

Выйдя из палатки Мэй и Аластор осмотрелись в поисках живой души. В лагере было подозрительно тихо, а возле костра сидело лишь двое пожилых мужчин, молча попивая что-то из своих больших кружек и смотря на огонь. Аластор и Мэй подошли к ним и сразу же поинтересовались тем, где все остальные.

— Ушли в горы тренироваться, — ответил один из берсерков. — А нас оставили здесь, чтобы за вами присмотреть.

— Жрать хотите? — спросил второй.

Мэй быстро закивала, а ее живот подтверждающе заурчал. Мужчины поднялись.

— Садитесь, сейчас принесем.

На завтрак было мясо северного оленя, запеченные на углях коренья и теплое молоко для Мэйлин. После столь сытной и на удивление вкусной трапезы, девочка стала чуть более счастливой, однако находиться в этом месте ей все равно не хотелось.

— Скажите, а чем вы здесь занимаетесь обычно? — обратился Аластор к старикам.

— Спим, едим, тренируемся, бухаем, периодически нападаем на деревни, охотимся, пополняем запасы, расширяем и улучшаем наш лагерь… Что еще? — берсерк посмотрел на второго.

— А чем здесь может заняться ребенок? — решил Аластор сразу перейти к главному вопросу.

— Дети у нас в основном обучаются. Мы учим их сражаться и выживать в суровых условиях. Охотиться, готовить, изготавливать оружие — все, что необходимо настоящему берсерку.

— Вождь хочет и девочку кое-чему научить, — добавил другой старик. — Никто из нас не знает, как долго вы пробудете здесь, поэтому вы также должны знать, как выживать в северных горах, и уже завтра вождь хочет взяться за ваше обучение.

— Это хорошо, — сказал Аластор, смотря на Мэй. — Здесь действительно тяжелые условия для нас.

Когда берсерки вернулись с тренировочных боев в лагерь и сели у костра, вождь сразу рассказал Аластору о своих намерениях взяться за обучение Мэйлин. Он долго и восторженно описывал свой план действий, как Мэй будет бегать по сугробам, лазить по деревьям и перепрыгивать преграды.

— А мне что делать? — не понял парень.

— Разумеется ты будешь рядом с ней. Но, чтобы ты не скучал в свободное время, я могу посоветовать тебе поупражняться в своей огненной магии, если ты, конечно, ею обладаешь, — сказал вождь и, смотря на непонимающий взгляд Аластора, продолжил. — Понимаешь, демоны привыкли управлять пламенем в Аду, где всегда благоприятные для огня условия. Но как твое или еще чье-нибудь пламя поведет себя при леденящем ветре?

— Действительно. Как-то я об этом не думал раньше.

Аластор посмотрел на полыхающий перед ним костер и заметил, что несмотря на ветер, огонь стойко держится на своем месте. Поблагодарив вождя за совет, он перевел взгляд на ребенка и задумался о том, что же ей делать в свободное время, пока он будет заниматься пламенем.

— Мэй, — вдруг осенило парня, — не хочешь попробовать зажечь свое пламя?

— А можно? — удивилась малышка. — Папа говорил, что огнем начинают управлять только с пятнадцати лет.

— Как правило да, но имеются исключения. Твой отец сам начал обучение уже в девять лет. А так есть несколько причин, почему пламя изучают именно в этом возрасте. Во-первых, тело детей не такое крепкое и натренированное, из-за чего огонь сложно контролировать. Но попытаться открыть свое первое пламя можно в любом возрасте. Во-вторых, детская психика зачастую недостаточно стабильна. Демон должен быть морально устойчив и ответственен, иначе он может навредить себе или окружающим, ведь пламя — проявление не только физической, но и умственной силы. Ты более зрелая, чем твои сверстники, и я думаю, ты способна сосредоточиться на упражнениях.

Аластор улыбнулся и потрепал девочку по голове. Несмотря на то, что Мэй еще была подавлена, ей не хотелось отставать от отца, поэтому новость о тренировках заставила её почувствовать себя немного увереннее.

— Я покажу вам отличное место для таких тренировок, — сказал главный. — Там и костер можно зажечь, и ничего не спалите.

— Отлично! Когда начнем?

— Девочка должна быть наполнена силой, чтобы тренироваться. Как ты себя чувствуешь? — берсерк опустил голову и посмотрел на Мэйлин.

— Хорошо… — неуверенно ответила она.

— Тогда дайте мне немного времени на отдых. Мы отправимся в горы, так что будьте готовы: тепло одеты, сыты и полны энергией.

Пока берсерки набивали животы и обсуждали количество синяков, полученных в утренних боях, Мэйлин дернула Аластора за рукав куртки и, грустно посмотрев на него, попросила уйти в более тихое место. Они встали, и парень последовал за девочкой, которая стремительно шла куда-то в лес. Она двигалась в ту сторону, куда ушел Абаддон, и остановилась, когда уже почти не слышала громкие голоса.

— Мэй, ты в порядке? — осторожно спросил Аластор, подойдя ближе.

Она молчала, а ее потерянный взгляд был устремлен вдаль. Аластор положил руку ей на плечо и заметил, что девочка слегка дрожит. Она тихо ответила:

— Мне страшно.

— Чего ты боишься?

— Здесь холодно и страшно. Я никого не знаю. Мамы с папой рядом нет.

По щекам Мэй потекли слезы. Аластор вытер их и крепко обнял девочку.

— Не волнуйся. Папа найдет маму и обязательно вернется за тобой. А с берсерками ты скоро обязательно подружишься. Они хоть кажутся грубыми, но добры к своим друзьям. И ты их друг. Ты знала, что это они помогли твоим родителям выбрать для тебя имя?

— Не знала.

— Когда твои мама и папа готовились к твоему появлению, они никак не могли договориться о том, как тебя назвать. И когда они пришли в гости к берсеркам, те стали называть разные имена, которые им нравятся. Одно из предложенных имен очень понравилось твоим родителям. Так они решили назвать тебя Мэйлин, а главный берсерк подарил тебе твой любимый шлем, чтобы ты знала, что они твои друзья.

Мэй внимательно слушала и смотрела на Аластора, перестав плакать. Когда парень закончил, она задумалась о том, что чем-то берсерки даже напоминают ей отца, отчего становилось чуть легче.

Аластор и Мэй еще немного прогулялись по хвойному лесу, стараясь не думать о трудных временах и просто наслаждаться красивой природой. Чистый, холодный воздух, снежинки, которые блестят под лучами солнца, поющие птицы, перелетающие с ветки на ветку, скидывая рассыпчатый белый снег на землю.

Когда они вернулись в лагерь, их встретил главный берсерк.

— Ну, что? Готовы к тренировкам?

— Минутку!

Мэй убежала в свою палатку, оставив Аластора с вождем наедине. Они стояли в неловком молчании. Точнее, неловко было только Аластору, который решил заглушить тишину разговорами о хорошей погоде. Вскоре Мэй вернулась, а поверх капюшона у нее на голове теперь красовался шлем, заявляющий о полной готовности, что очень порадовало главного:

— Мне нравится твой настрой!

Покинув лагерь, они пошли вдоль горы, у подножья которой жило племя. Деревья там уже не росли, и сугробы были больше, однако двигались они по уже вытоптанной тропинке. Несмотря на сильное любопытство девочки, вождь не собирался рассказывать о том, куда он их ведет и что они будут делать.

Шли они долго, и Мэй уже начала уставать. Куча тяжелой, неудобной одежды, массивные сапоги только прибавляли вес и сковывали, а ведь они еще даже не дошли до нужного им места. Прогулка по лесу явно была лишней. Мэйлин пыталась отвлекаться от дискомфорта, акцентируя внимание на окружении. Таким образом она даже не заметила, как вдруг закончилась тропинка, нога вступила в сугроб и застряла, а тело рухнуло лицом в снег. Аластор кинулся поднимать ребенка, но главный берсерк остановил его, положив руку на плечо. Это уже было первое испытание Мэйлин, с которым она должна была справиться сама.

Охлаждая и без того замерзшее лицо в снегу, девочка замычала, чувствуя легкое расслабление и собирая силы на то, чтобы подняться. Наконец ее руки зашевелились, и она поднялась на локтях, затем попыталась вытянуть застрявшую ногу из сугроба. Делала она это медленно и с трудом, но все же у нее вышло. Она села на снегу, стряхивая с себя белые хлопья. Когда она привела себя в порядок, то встала на ноги и посмотрела на Аластора с берсерками. Вождь перевел взгляд на стоящую справа от него гору, давая понять, что именно по ней они сейчас и пойдут. Гора в этом месте шла вверх более плавно. Именно поэтому берсерк привел Мэй и Аластора сюда — чтобы начать с самого простого.

Они двинулись вверх по горе. Мэй часто спотыкалась и падала, но уже понимала, что помощи не дождется, поэтому сразу же самостоятельно поднималась. Аластору тоже было непросто, хотя подобные подъемы ему уже были знакомы, так как при жизни ему доводилось путешествовать в горах.

На половине пути они остановились, так как гора резко устремилась вверх. Главный берсерк начал взбираться по «стене», создавая удобные для себя ступеньки и неровности из снега. Преграда была невысокой, так что вождь мог бы и просто ухватиться за края руками и подтянуться, но он хотел показать Мэйлин, как она может преодолевать подобные трудности. «Снег — наш вспомогательный инструмент, ” — говорил вождь, наблюдая за тем, как девочка пытается карабкаться, — «Используй его!».

Как только Мэй достигла своей цели и встала на ноги, она готова была уже рухнуть в снег, как ее взору предстала крупная площадка, находящаяся на плоской части горы. Берсерки построили множество приспособлений из прочного белого дерева для различных видов тренировок. У Мэй и Аластора просто разбежались глаза.

— Мы будем учиться прыгать? — спросила девочка, смотря высоко наверх, где были построены платформы, находящиеся на большом расстоянии друг от друга.

— Да, но не сейчас, — ответил главный. — Здесь мы еще позанимаемся, но для начала тебе бы научиться добираться до этого места, не спотыкаясь и не падая. Затем ты должна будешь ходить с грузом, ибо мы, берсерки, никогда не ходим с пустыми руками!

Мэй с большим любопытством бегала глазами с одной части на другую, уже представляя, как она будет там заниматься.

— Сейчас тебе это место кажется интересным, — продолжил берсерк, — но тренировки будут крайне суровыми. С тяжелым грузом на спине, с оружием в руках тебе придется бегать, прыгать, лазать и даже плавать в ледяной воде. Это настоящие пытки, которые делают из тряпки настоящего мужика!

— А что я буду делать сейчас?

— А сейчас мы пойдем обратно, только другим путем: более длинным и сложным, — довольно объявил вождь и двинулся вперед. Мэй снова посетила мысль о том, чтобы тупо упасть лицом в снег, но Аластор подбодрил ее и утешил мыслями о том, что скоро это закончится.

Однако следующие часа три они обходили гору со всех сторон, поднимались по ней и спускались обратно, пробирались через сугробы. «Ускоряемся! Привыкай! Поднимай ноги выше! Шагай шире! Ты должна уметь бегать в горах и прыгать по сугробам как волк! Мы будем ходить так до тех пор, пока ты не перестанешь спотыкаться!» — все это только и было слышно от главного берсерка, для которого ходьба по горам уже была как простая прогулка, когда Мэй уже считала это адским испытанием. Даже Аластор выдохся и готов был в любой момент падать с головой в сугроб.

Когда они вернулись в лагерь, Мэй так и сделала, не дойдя до костра. В этот раз вождь не стал мешать Аластору помогать ей подняться.

— Мэй, вставай, еще чуть-чуть осталось.

— Просто оставьте меня здесь… — пробубнила девочка, закрыв глаза.

— На сегодня все, — оповестил главный, проходя мимо. — Завтра продолжим, а сейчас будем обедать. Я зверски голоден!

— Мэй, ну, поднимайся, — снова попросил Аластор, когда берсерк ушел. Девочка села на снегу и обняла колени, опустив печальные глаза.

— Когда папа меня заберет?.. — спросила она. — Мне здесь не нравится. Я не хочу больше ходить по горам, это очень тяжело.

Аластор присел рядом на корточки.

— Я понимаю, но нужно немного подождать. Пойдем. Ты же хочешь кушать?

— Я ничего не хочу! Я хочу только к маме и папе. Почему папа меня тут оставил? Почему я не могу искать маму вместе с ним? — по щекам девочки вновь потекли слезы. Она истерично била руками по земле и зачем-то бросалась снегом в сторону.

— Пойми, это может быть опасно. Твой отец беспокоится о тебе. Мы здесь, потому что сейчас это единственное безопасное для тебя место!

Но Мэй не слушала. Она громко рыдала, чем привлекла внимание одного из берсерков. Тот резко подхватил девочку, посадил на плечо и пошел в сторону ее с Аластором палатки.

— И чего мы тут плачем? Устала, да? — веселым голосом заговорил мужчина. — Ничего, сейчас ты ляжешь в теплую постель, я принесу тебе теплого молока. Согреешься, отдохнешь, и жизнь сразу станет лучше.

Берсерк встряхнулся, из-за чего девочка подпрыгнула на его плече и тут же забыла, из-за чего плакала. Бодрый голос берсерка успокаивал ее, а стоило ей заметить, как болтается длинная борода мужчины, она и вовсе зависла. Аластор наблюдал за этим и поражался, как легко один берсерк смог успокоить истеричного ребенка.

Они дошли до палатки, и берсерк передал ребенка парню, а сам пошел за едой и питьем. Аластор помог Мэй снять уличную одежду и уложил ее на шкуры.

— Отдохни немного. А ближе к вечеру попробуем пробудить в тебе пламя. Хорошо?

— Угу… — устало кивнула девочка и легла, накрывшись мехом.


Пообедав, Аластор дождался, пока Мэй уснет, после чего отошел подальше от палаток и по совету главного берсерка решил попробовать потренировать свое пламя. Первая же попытка не увенчалась успехом. В столь лютом холоде огонь никак не хотел слушаться и постоянно выкидывал какие-то трюки. Пламя гасло, его сносило ветром с руки или оно просто сильно колыхалось, не давая владельцу сделать хоть что-то путное.

Незаметно на улице потемнело, и ветер совсем стих. С неба посыпались снежинки, часть которых падала на уравновешенный фиолетовый огонь и таяла, оставляя крошечные капли воды, которым тоже суждено было исчезнуть. Аластор, наконец, взял контроль над своим пламенем, хотя ему до сих пор предстояло еще хорошенько потренироваться над этим. Он убрал пламя и осмотрелся. Лагерь сиял от стоящих повсюду факелов, а берсерки спокойно ходили от палатки к палатке — каждый выполнял свои обязанности. Аластор подошел к ближайшей, чтобы спросить у двух работающих рядом берсерков, не нужна ли его помощь, на что те посоветовали подойти к главному.

Вождь стоял возле горы и смотрел на ее вершину. Что он там пытался увидеть — неизвестно. Аластор осторожно подошел к нему и только успел открыть рот, как главный сам начал диалог:

— Я видел, как ты тренировался в управлении пламенем. Как успехи?

— Вроде неплохо. Мне удалось более менее восстановить контроль над ним.

— Это хорошо. Я бы хотел показать тебе место, где лучше всего заниматься подобной магией. Готов?

— Надо тогда разбудить Мэй. Она тоже будет со мной заниматься.

— Хорошо. Я буду ждать здесь.


Недалеко от тренировочного поля находилась пещера, которая вела на открытую зону, окруженную мощными скалами. Так как сверху было открытое небо, здесь также присутствовал снег, но совсем немного. В центре находилось место для костра и несколько бревен вокруг него.

Осмотревшись, Аластор заметил на стенах копоть, что свидетельствовало о происходящих здесь тренировках с огнем. Снег в некоторых местах был также черный. Мэй позволила себе снять капюшон, так как скалы не пропускали сюда ветер, благодаря чему здесь было теплее, чем снаружи. Главный берсерк поведал о том, какие жесткие пламенные бои здесь происходят, после чего оставил парня с ребенком наедине. Аластор подошел к Мэй и попробовал в первую очередь объяснить ей, как пробудить в себе пламя.

— Садись здесь, — сказал он, поставив девочку возле бревна, — и слушай внимательно. Ты же понимаешь, что огонь — это очень опасная стихия?

— Да. Мой папа чуть не сгорел, о чем ты? — серьезно ответила Мэй, с жалостью посмотрев на парня.

— Эм… Да. Хорошо. Значит ты в курсе, что со всем этим нужно быть предельно осторожной. В данный момент мы попытаемся пробудить в тебе пламя. Какого оно будет цвета — мы не знаем, но первый появившийся цвет является доминирующим. Это означает, что данное пламя будет у тебя самым мощным и именно его надо развивать в первую очередь.

Мэйлин все это время смотрела в одну точку и даже не пыталась делать вид, что слушает. В ее голове играли разные песенки из мультиков, мешающие сосредоточиться.

— Мэй! — вдруг громко прозвучал голос Аластора и тихим эхом раздался по всей пещере. Девочка вздрогнула и удивленно посмотрела на парня.

— Если ты не будешь слушать, тогда придется отложить твои занятия.

— Нет! Я слушаю!

Она уселась поудобнее и сделала серьезное выражение лица. Аластор вздохнул, надеясь, что такое больше не повторится, и продолжил:

— Я понимаю, ты бы хотела поскорее взяться за дело, но поверь мне, ты не скоро сможешь выпустить первое пламя. Все, что тебе нужно делать сейчас — это сосредоточиться и глубоко дышать. Ты должна мысленно визуализировать свое пламя. Почувствовать его изнутри. Не расстраивайся, если ты долгое время не будешь чувствовать совершенно ничего. Это нормально. Но когда почувствуешь, как внутри тебя растекается тепло, тебе нужно будет попытаться собрать все это тепло в кисти руки, после чего выпустить пламя на волю. Понимаешь?

— Ммм… сложно, но я попытаюсь.

Мэй посмотрела на свою ладонь и представила на ней пламя. Сама того не заметив, она стала глубоко дышать.

— Хорошо. Не волнуйся, если сразу не выходит. Пламя — это выражение твоей силы. Ты должна осознать, что в тебе она есть. Она у тебя с рождения.

— А зачем мне так дышать? — вдруг спросила Мэй, опустив руку.

— Пойми — это как медитация. Ты сосредотачиваешься, очищаешь разум. Твое дыхание помогает теплу распространяться по телу. Когда ты делаешь глубокий вдох, ты должна прям чувствовать легкое жжение в груди. Также работа с огнем — это большой стресс, а глубокое дыхание помогает сбрасывать этот стресс.

— Какой цвет у меня может быть?

— Вообще любой. С одной стороны пламя может передаваться по наследству. Но с другой, оно также может соответствовать характеру. Так как у вас с Абаддоном характеры весьма схожи, тебе скорее всего достанется один из его цветов. А если бы вы были слишком разные, то могло бы передаться что-нибудь от предков. Например зеленое пламя от твоих бабушки с дедом.

— А у папы какие цвета?

— Красное, оранжевое и желтое.

— И у меня тоже три цвета будет?

— Это уже никому не известно. Хотя, если подумать, ты уникальный ребенок. У тебя могут быть как адские так и райские цвета. Но вот как понять есть ли у тебя райские способности — я не знаю.

Мэй опустила взгляд на свою ладонь и снова стала представлять пламя. Упоминание об отце придало ей уверенности в том, что у нее все получится. Ей хотелось хорошенько постараться и показать себя с лучшей стороны ради Абаддона.

На удивление хватило ее терпения надолго. Пока Аластор тренировался в контроле своего пламени, Мэйлин все это время молча смотрела на ладонь, изредка отвлекаясь. Прошло немало времени, на небе появились звезды, а пещеру освещал яркий лунный свет и небольшой костер, который Аластор зажег, чтобы они сильно не мерзли. Вдруг девочка вскрикнула и отстранилась от своей же руки.

— Что такое? — удивился Аластор. — Что-то почувствовала?

— Моя ладонь как-будто нагрелась. Я испугалась, что обожгусь.

— Так это хорошо. Не бойся этого ощущения — все в порядке. Запомни это и попытайся пойти дальше, как почувствуешь легкое жжение.

— Хорошо, — кивнула Мэй и подняла ладонь. Она провела по ней пальцами второй руки, пытаясь ощутить то тепло, что она почувствовала, но ладонь была холодная. Воспоминания о том странном чувстве хорошо отложилось в голове, так что девочка продолжила утомительную тренировку, в надежде, что это повторится.


Уставшие Аластор и Мэйлин вернулись в лагерь, где их встретил приятный запах жареного мяса. Все берсерки собрались у костра, чтобы отведать свежей оленины перед сном.

— О! А я уж думал отправить за вами кого-нибудь, — сказал вождь, когда увидел приближающихся гостей. — Вы вовремя. Присаживайтесь, вот-вот ужин будет готов!

Мэй села между Аластором и главным берсерком. Она уже не чувствовала сильного дискомфорта рядом с вождем, но остальные незнакомцы ее еще напрягали. Ей казалось, что она не сможет привыкнуть к этому месту и к таким громким мужчинам. «Папа не такой, ” — думала она, вспоминая, как мило и спокойно Абаддон играл с ней в ее куклы или помогал собирать город из конструктора.

— Дядя, — робко позвала Мэй главного.

— Что такое, малая, замерзла? — усмехнулся берсерк.

— Я хотела спросить: а как вы с папой познакомились?

— Ооо, хе-хе, — он и другие берсерки засмеялись, вспоминая этот приятный момент. — Это довольно интересная история. Как видишь, у нас есть много чего полезного для выживания. Вероятно, у тебя возникал вопрос: откуда мы все это берем? Ответ на этот вопрос узнаешь, когда подрастешь. Сейчас просто скажу, что мы… мешали мирным жителям… спокойно жить. В отличие от простых людей, адские жители не терпели нашего прихода и жаловались правителям. И вот однажды Сатана отправил к нам на разборки твоего отца. Он тогда был еще совсем юным подростком. И в такие годы он смог поразить нас своей невероятной силой! Мы с ним сразились, и он смог мне противостоять, что удается далеко не каждому. А потом твой отец ударил одним кулаком по огромной скале, и та вся потрескалась! Это было невероятно… Мы хотели взять его в наши ряды, предложили стать одним из нас, но он, увы, отказался. Однако пообещал иногда заглядывать к нам в гости. Так мы выпили все вместе, пообщались, подружились. После твой отец действительно стал иногда к нам заходить. Каждый раз при встрече мы с ним сражаемся, а потом дружно пьем и общаемся.

Мэй долго молчала, переваривая информацию. Теперь ее действительно начал волновать вопрос: откуда у этих брутальных мужиков золото, металл, алкоголь, пища и многое другое, что так просто под снегом не найдешь.

— Значит вы забираете вещи у тех, кто слабее? — вдруг поинтересовалась она.

— С чего ты это решила?

— Я не решила, я спросила, — серьезно посмотрела девочка на берсерка, надув губки.

— Что ж, когда-нибудь ты узнаешь ответ на этот вопрос. Но не сейчас.

Вождь допил свой крепкий напиток, вытер рот рукавом и встал.

— Отличный выдался ужин! А теперь пора на боковую.

====== Глава 9. Райский модерн ======

Комментарий к Глава 9. Райский модерн Внимание для старых читателей! Возможно вы уже заметили, что мы кое-что изменили в нашей истории, а именно: адских жителей теперь называем не дьяволами, а демонами. Да, будет немного непривычно. Нам тоже непривычно, поэтому, если вы где-то заметите “дьявол”, оповестите об этом. Спасибо!

Абаддон приближался к ближайшей точке, в которой он мог открыть проход в Рай. В данный момент его единственной целью было увидеться с Файтером. Он не знал, где может находиться Юи, но был уверен, что во всем замешан его ненавистный враг — Афобий. Проклятый ангел всегда пытался настроить Юи против него. И именно его нужно сейчас найти. Для этого Абаддон и хотел встретиться с Файтером, на которого Афобий работает.

В точке открытия портала было значительно теплее, так что часть верхней одежды можно было снять. Абаддон собрался, встал ровно и сосредоточился. Его левая рука загорелась красным пламенем, он ее выпрямил перед собой и медленно снизу вверх провел ею по воздуху, открывая проход.

Первый шаг в портал, второй, и Абаддон вдруг оказался в серой комнате с решетками, по которым пробегался легкий синий свет, ограничивающий использование какой-либо магии в этом месте.

— Что за фигня? — произнес Абаддон, подходя ближе к решеткам. Портал за его спиной закрылся, так что назад пути уже не было.

— Это лучше вы мне скажите, — послышался хриплый мужской голос, и в поле зрения Абаддона появился мужчина в униформе райских стражников. — Кто такой? Какова цель визита?

— Эм… Я Абаддон, приближенный Сатаны. Мне нужно встретиться с вашим правителем.

— Приближенный Сатаны? В Аду уже давно другой правитель.

— Эм… бывший приближенный… Я еще не привык к этому, — неловко ответил парень. — Файтер… то есть ваш правитель меня знает. Можете его позвать?

Охранник подозрительно осмотрел демона и что-то записал в своем блокноте.

— Правитель сейчас занят. Я позову старшего по званию, — решил мужчина, убрал блокнот в карман и ушел в другую дверь, оставив Абаддона наедине со своими мыслями.

Из интереса парень попытался зажечь огонь, дабы проверить систему защиты от магии. Ничего не получилось. Тогда он сел на удобный стул с мягкими подушками, что удивило его, ибо в Аду даже дряхлую скамейку не поставили бы, и начал размышлять о том, как серьезно в Раю относятся к опасности. Также его не мог не зацепить тот факт, что при переходе с земли в Рай он попал не в то место, куда должен был. Он всегда думал, что каждая точка на земле ведет только в одну определенную точку в другом мире и это нельзя изменить.

Подошедший вновь охранник прервал его размышления:

— Придется подождать пару… минут тридцать. Желаете чаю или кофе с булочкой?

— Эм… что? — не понял демон, в родном мире которого незваных гостей принято избивать, а не угощать.

— Вы что, не пьете чай и кофе?

— Пью, но… почему вы предлагаете? Вы хотите меня заранее отравить?

— Что вы? Конечно, нет! — удивился мужчина и сочувственно посмотрел на разрушителя, — сразу видно, что вы не местный…

После небольшого конфуза оба смотрели друга на друга и молчали. С каждой секундой становилось все более неловко, и Абаддон опустил взгляд в пол, давая понять, что сказать ему на это нечего.

— Черный чай с сахаром подойдет? — спросил таки охранник.

— Без, — коротко ответил парень.

Через пять минут Абаддон уже сидел с чашкой ароматного чая и книгой, которую также предложил охранник. Но все еще за решеткой. Делать все равно было нечего, так что он начал читать странную историю райской любви.


Грозная Минди наконец освободилась и вместе с другим стражником приближалась к охранному отделению РАМа. У самого входа ее встретил тот самый мужчина, что угостил разрушителя чаем. Минди еще не знала, кого ей предстоит увидеть, так что она готовилась бить лицо незваного гостя. Но когда они уже приближались к решетке, она услышала знакомый голос:

— Блять, Джек, ну ты совсем ебанутый? Что ты унижаешься перед этой тупорылой женщиной? Ну, не любит она тебя! Не любит!!!

— Кхе-кхем!

Разрушитель вздрогнул, захлопнул книжку и поднял голову в сторону решетки, за которой уже стояла Минди. Так как она встречается с Тотом, она порой заходила в АЦП, где и познакомилась с Абаддоном. Он встал и подошел к ней.

— И что ты здесь делаешь? — спросила женщина. Кажется, она даже расстроилась, что сегодня никого не побьет.

— Я должен найти Афобия. А так как он работает на Файтера, хотел для начала встретиться с ним.

— А как ты докажешь, что не самозванец?

— Не многие знают о том, что у Тота в шкафу целая коллекция одинаковых очков.

— Уф, это да, — нахмурилась Минди, вспоминая день, когда она хотела избавиться от ненужного хлама и освободить шкаф Тота для вещей.

— Еще я знаю, что он подарил тебе на Новый год.

Абаддон коварно подергал бровями, а Минди смутилась, поспешно роясь в карманах.

— Ладно, убедил. Больше ничего не говори!

Она достала голубую карточку, которую приложила к небольшому экрану, находившемуся над замочной скважиной. Быстрыми движениями пальцев она набрала код, запрос на ввод которого явно вызвал у нее раздражение. Послышался щелчок, и камерная дверь приоткрылась.


Минди и Абаддон вышли из небольшого здания и сразу же зашли в РАМ с заднего входа, где поднялись на второй этаж и двинулись прямо по коридору. Несмотря на то, что Абаддон находился здесь не впервые, он каждый раз поражался модернизированному дизайну этого места и вспоминал старый, потрепанный АЦП с древними технологиями.

— Не вовремя ты, конечно, пришел, — пробормотала вдруг Минди, смотря в огромные окна, дающие обзор на главную площадь перед РАМом.

— Почему? — не понял парень и также обратил внимание на происходящее на улице. На площади шла битва между ангелами. Крови и жертв не было, больше это было похоже на то, как одна сторона сдерживает вторую сторону — агрессивную. Ангелы махали руками, самодельными плакатами с надписями на райском и другими всякими мелкими предметами. Они явно очень громко кричали и всеми силами пытались пробраться к главному входу в РАМ. Казалось, что у сдерживающих ангелов уже совсем не осталось сил, но они не сдавались.

Отвечать на вопрос Минди не стала, так как они подходили к кабинету правителя. Женщина постучалась и приоткрыла дверь. Тут же до них донесся голос Файтера:

— Нет! Продолжайте сдерживать! Убийства и избиения — не вариант.

— Правитель? — обратилась к нему Минди, когда тот успокоился. — К вам приближенный Сатаны — Абаддон.

— Уф… пускай зайдет.

Женщина отошла в сторону, позволяя Абаддону пройти в кабинет, и закрыла за ним дверь. Изможденный Файтер нервно набирал что-то на планшете, встроенном в его рабочий стол, и в это же время разговаривал по телефону.

— Дайте мне немного времени, я пришлю подкрепление, — сказал он кому-то и положил трубку. — Неудачное ты выбрал время для визита.

— Да, я заметил, — кивнул парень, вспоминая увиденное минуту назад. — Что тут происходит?

— Также попытка свергнуть правителя, только совсем иная. Некоторые мои подчиненные выкрали важные документы и сделали подделку, в которой говорится, что я трачу деньги государства и еще много чего интересного, вследствие чего понижается уровень жизни. И ты же знаешь этот народ, им можно что угодно внушить. Они поверили в ухудшение условий для жизни и стали набирать все больше союзников. И теперь они устраивают митинги и нападения, чтобы свергнуть меня. Возвращаясь к документам, работа выполнена превосходно: ни одного подлинного документа не осталось, а помимо бумажной работы, они также умудрились залезть в мой компьютер и там все подчистить. Теперь приходится сдерживать мятежников, искать предателей и заодно документы, если они их не уничтожили.

Файтер выглядел весьма утомленным и рассказывал все так, словно он хорошенько выпил и делится своими переживаниями с барменом, подперев голову рукой, уставив взгляд на пятно от кофе на столе.

— Дай угадаю: Афобий также среди предателей? — предположил Абаддон.

— Верно. И здесь все очевидно: сначала он подарил Мэйлин проклятую куклу, затем вдруг пропала Юи и документы. А затем и он сам вместе со многими другими ангелами. Сейчас несколько моих работников ищут его и остальных предателей, или хотя бы собирают информацию о том, где они могут скрываться.

— Значит он действительно замешан во всех проблемах, — задумчиво произнес парень, — и, возможно, мы сможем друг другу помочь. Дело в том, что я-то пришел сюда узнать насчет Афобия, ибо я уверен в том, что именно он похитил Юи.

— И ты хочешь его найти?

— Да. Я ведь понятия не имею, где он может держать её. Так что придется из него выпытывать.

— Поиски займут немало времени. Как же твоя дочь?

— Она в безопасном месте. В этом я уверен. Но я пообещал ей, что вернусь вместе с Юи.

— Хорошо, если ты так уверен… мы действительно можем помочь друг другу. Как только мои ангелы узнают что-нибудь о местоположении Афобия или его союзниках, я сообщу тебе, а ты отправишься на поиски. Главное, чтобы ты приводил всех живыми, а то знаю я тебя…

— Я-я постараюсь, — неуверенно усмехнулся Абаддон.

— А когда ты приведешь Афобия, сможешь лично сделать с ним все, что пожелаешь, как только я вытащу из него нужную мне информацию.

— Хах, мне нравится.

— Тогда договорились?

Файтер протянул руку для рукопожатия. Недолго думая, Абаддон протянул руку в ответ, заключая договор.

— Отлично. Я выделю тебе комнату в РАМе. Подожди несколько минут.

Набрав что-то на планшете, правитель Рая включил голосовое сообщение и произнес: «Вызываю Нике», после чего расслабленно откинулся на спинку мягкого кресла.

Вскоре послышался стук, и с разрешения правителя в кабинет вошла девочка лет 11-12. Она была худенькая, с длинными золотистого цвета волосами, слегка волнистыми, в которые был вплетен тонкий зеленый венок. Темно-серые глаза смотрели на демона с явным любопытством. Девочка ему улыбнулась.

— Это Нике, — представил ее Файтер парню, — она будет сопровождать тебя в Раю. А еще, Нике, я там написал, чтобы ему комнату подготовили. Покажи ее, ладно?

Девочка кивнула и снова посмотрела на демона, а Файтер продолжил:

— Абаддон, я тебя позову, когда мне понадобится помощь. А пока можете идти, если вопросов нет.

— Хорошо-о, — задумчиво ответил Абаддон, смотря на девочку. Она махнула рукой, приглашая следовать за ней.

Они вышли из кабинета, спустились на первый этаж и пошли по коридорам.

— Как тебя зовут? — сразу спросила девочка. Голос для такой милой внешности оказался у неё на удивление звонким и уверенным.

— Абаддон, а ты…

— Ты из Ада, да? — не дала она договорить.

— Да. Не боишься? — усмехнулся Абаддон, вспоминая, как испуганно некоторые райские жители посматривают на него и обходят стороной. Некоторые даже перекрещиваются. Именно по этой причине Абаддон с Юи редко куда ходили вместе в Раю и в основном всегда сидели у нее дома.

— Нет. Мне нравятся такие, как ты, Абаддон. Я чувствую, как стремительно ты движешься к своей цели. Как сильно хочешь… — тут она сделала небольшую паузу и отчетливо улыбаясь договорила, — победы.

Она сказала это так, словно само слово ей очень нравилось.

— Победы? — не совсем понял разрушитель.

— Ну, да.

Нике пожала плечами, словно сказала что-то само собой разумеющееся. Они повернули налево. С помощью карточки, Нике открыла оказавшуюся перед ними дверь, пройдя через которую они попали в очередной коридор.

— Все хотят победы, — продолжала девочка. — Над своей ленью, над врагом, над собеседником в споре. В чем угодно. Но неистово хотеть победить могут немногие.

Абаддон не нашел, что на это ответить. Вместо этого в его голове крутилось множество вопросов: что не так с этой девочкой? Сколько ей лет? Почему именно она должна сопровождать его, а не кто-нибудь постарше? Что она вообще умеет? Как с ней ходить на опасные задания? Не будет ли она обузой?

— Так, вот твоя комната, — сказала Нике, открыв дверь все той же карточкой. В голове Абаддона всплыл новый вопрос, касательно того, почему все двери здесь открываются одной голубой карточкой. Если бы Абаддон хоть раз бывал в земных отелях, то увидел бы сходство. Комната была нейтрально-уютной в пастельных тонах. В гостиной находился кофейный столик с панелькой в нем, большой плоский телевизор на стене, софа, шкаф для одежды. Еще одна панель с небольшим экраном находилась на стене возле входной двери. Особенно его внимание зацепила странная, подрагивающая желеобразная зеленая картина. В спальной комнате стояла большая двухместная кровать, комод, письменный стол с компьютером и тумбочка с настольной лампой, которая управляется специальным пультом. Разумеется, есть небольшая ванная комната с туалетом, где зеркало окружено декоративной неоновой подсветкой.

— Тебе нужно время принять душ? Переодеться? Или сразу пойдем знакомиться с РАМом? — спросила Нике, когда они закончили осмотр всей комнаты и вернулись в гостиную.

— Да, дай мне минут десять на душ.

— Хорошо, я подожду снаружи.

— Ты никуда не пойдешь? Может тут тогда подождешь? Что в коридоре стоять?

— Мне не принципиально, — пожала плечами девочка и села на диван. — Позови, если возникнут проблемы, — усмехнулась вдруг она, но Абаддон не придал этой странной усмешке особого значения, пока не обратил внимание на очередную настенную панель, находящуюся над ванной. В первый раз она не была заметна, так как ванная была со стенками из рифленого пластика. И только когда Абаддон сдвинул дверцу, чтобы оценить саму ванную, эта проклятая панель бросилась ему в глаза первым делом. Минуты две он пытался разобраться с ней, недоумевая, зачем в обычной ванной нужны такие функции как «Джакузи», «Вечеринка», «Релакс» и «Бодрость».

К счастью, раздеться полностью Абаддон еще не успел, так что он надел футболку и выглянул из ванной.

— Эм… Нике?

— Что, не разобрался? Или уже сломать успел?

Девочка встала и прошла в ванную комнату. Абаддон зашел за ней.

— Смотри, — указала она на кнопку с надписью «Тип подачи», — нажимаешь сюда и выбираешь, откуда пойдет вода и с каким напором. Вода может пойти сверху, чтобы можно было встать и с головой помыться, а можно снизу, что чаще используют для наполнения ванной. Можешь сделать слабый напор, а можешь посильнее. Можешь себе даже массаж сделать.

Дальше шло долгое объяснение всех кнопок и режимов, как регулировать температуру, яркость освещения, функция сушки теплым воздухом, цвет воды и даже добавки, типа ароматических масел. Также Аббадон узнал о самых волнующих его режимах: релакс — включается спокойная музыка со звуками природы, ванная наполняется теплой водой с ароматом по выбору и подсушенными лепестками цветов или трав; вечеринка — свет мелькает яркими цветами, ванная наполняется пышной пеной, возможно также цветной, и соответственно включается веселая музыка; бодрость — прохладный душ с сильным напором воды и ароматом кофе, что помогает проснуться рано утром; джакузи объяснять не пришлось — в Аду это частое явление.

— И должна предупредить: ароматических масел тут нет. Каждый сам покупает их и устанавливает, какие нравятся. Также и с сушеными лепестками и травами. У нас даже есть магазины, в которых продается все для таких ванн, все, что можно в них добавить. Хоть красители, хоть блестки, хоть воздушные шары. По умолчанию везде есть только лепестки роз.

В попытках переварить огромную инструкцию пользования ванной, Абаддон вспоминал скромную душевую кабинку, находившуюся в его ванной комнате в АЦП. Она казалась ему хорошей, просторной, просто уже довольно старой. Дверца открывалась и закрывалась с силой, так как все уже слегка заржавело, крепление для душа шаталось так сильно, что случайное его задевание каралось падением душа на голову, внутри была одна маленькая полочка, на которую помещалось всего три баночки: гель, шампунь и кондиционер.

Видя восхищенное и удивленное выражение лица Абаддона, Нике решила двинуться к выходу.

— Что ж, оставлю вас наедине.

Через десять минут Абаддон вышел в свежей одежде, все еще находясь под впечатлением от большого количества различных функций.

— Удивительная пунктуальность, — заметила Нике. — Если ты готов, то пошли. Покажу тебе кухню.

Далеко идти не пришлось — кухня находилась уже через дверь от комнаты демона. На первый взгляд казалось, что это столовая, так как в глаза сразу кинулось большое количество небольших обеденных столов, у каждого из которых было по четыре стула. Нике решила сразу продемонстрировать недалекому демону работу белых коробочек, которые стояли в центре столов. Наверху располагались кнопки с различными изображениями. Девочка нажала на кнопку с вилкой, и сбоку коробки выдвинулся отсек, в котором располагались чистые вилки. Дальше была нажата кнопка с изображением салфетки, и с другой стороны коробочки открылся отсек с аккуратно сложенными белоснежными салфетками. Также из этого чудо-куба можно было достать большие ложки, маленькие ложки, ножи, соль, сахар, перец.

Они подошли к двум массивным холодильникам. Почти во всю высоту на дверце находился сенсорный экран, на котором можно было сразу увидеть дату, время и надпись «Предлагаемое меню».

— Здесь находятся общие продукты, принадлежащие всему РАМу, — открыв холодильник, сказала Нике. — Адских продуктов, к сожалению, нет. Или к счастью, я не знаю. — Она захлопнула дверцу. — Хотя специализированном магазине можно купить некоторые самые безобидные. Но сейчас не об этом. Видишь эту функцию?

Теперь она начала объяснять функцию «Предлагаемое меню». Холодильник знает, какие продукты в нем находятся и может предложить различные рецепты. Разумеется, это можно подкорректировать для более простого поиска, например, убрать из меню продуктов что-то или выбрать определенный вид блюда: салаты, супы, десерты и т.д.

— Кстати! — вдруг вспомнила девочка, — помнишь, у тебя в комнате на стене висит зеленый холодильник?

— Ты о той странной жиже, похожей на желе? Я думал, это у вас такие картины странные…

Нике засмеялась.

— Неужели у вас в Аду даже таких нет? Это мини-холодильник с биогелем, который сохраняет продукты в свежем виде гораздо дольше, чем простые холодильники. Он не липкий, не вредит здоровью. А работает такой холодильник просто — суешь туда продукты, и они просто остаются в висячем положении там внутри.

Абаддон сделал вид, что все прекрасно понял, и они пошли к плитам. В отличие от холодильников, они были не такие навороченные. Обычные индукционных плиты, которые включаются, когда на них ставят специальную металлическую посуду. Ниже само собой находятся духовки. На сенсорных экранах можно выбрать тип блюда, которое готовится, после чего духовка сама настроит режим готовки, необходимый уровень, температуру и время.

Помимо этого возле плит стояло несколько аккуратных прозрачных шаров, что, как оказалось позже, является пароварками, в раковинах установлены посудомоечные машины, а на стене висит сенсорный экран. А также стандартные шкафчики с посудой, приправами и т.д.

— Вроде все показала, — осматривая кухню, произнесла Нике. — Что ж, раз уж мы тут, — она повернулась к демону, — ты голодный? Может поедим?

— Ну-у, я уже довольно давно не ел… — неуверенно ответил Абаддон.

— Тогда садись за любой стол, я сейчас быстренько что-нибудь приготовлю. Нет, помощь не нужна. Отдыхай.

Нике достала из холодильника несколько продуктов и кастрюлю, из которой на сковородку вывалила макароны. Затем она быстро нарезала колбасу, также добавив ее к макаронам, разбила туда несколько яиц и залила каким-то соусом. Абаддон сидел за ближайшим столиком и просто наблюдал за процессом, думая о том, как бы научиться вкусно готовить хотя бы макароны на сковородке. В голове всплыло воспоминание о том, как он по поварской книге пытался приготовить спагетти по просьбе Мэйлин. Когда Абаддон положил спагетти в кипящую воду, будущее блюдо вдруг загорелось. «В книге об этом не написано…» — думал парень, перечитывая рецепт снова и снова, пока не пришел Аластор и не вылил все в раковину. Закончилось все тем, что все трое ели бутерброды с маслом и невкусными яйцами черной курицы.

На готовку ушло не более десяти минут. Нике разложила макароны по тарелкам и поставила их на стол.

— Не торопись, — сразу предупредила она, когда Абаддон потянулся к кубу за вилками. Она отодвинула коробку и в центре стола показалось маленькое колечко, за которое Нике потянула. Словно из ножки стола вверх выехала маленькая круглая этажерка, на полках которой лежали упаковки антибактериальных салфеток с разными запахами.

Протерев руки и достав вилки, они принялись за еду. Нике помешала макароны в соусе и посмотрела на Абаддона, ожидая его реакции на блюдо. Парень набрал небольшое количество макарон на вилку и отправил их в рот. Он заметил, как на него смотрит улыбающаяся девочка.

— Ну, как? — спросила она, когда он дожевал.

— Довольно вкусно, — улыбнулся в ответ Абаддон. — Честно говоря, я не ожидал такого от ребенка.

— Ребенка? — Нике хихикнула. — Тебя не смутило то, что ты будешь ходить на миссии с ребенком?

— Вообще смутило, — неуверенно сказал демон, отведя взгляд в сторону. — Я хотел спросить об этом, но не знал, как бы деликатно подойти к этому вопросу. Вдруг тебя это обидело бы или что-то еще…

— А, да не переживай на эту тему. Можешь спрашивать все, что интересно. А что касается моего возраста… — девочка отложила вилку и загадочно заулыбалась. — Понимаешь, хоть я и выгляжу, как маленький ребенок, но… я тебе в прабабушки гожусь.

Абаддон завис на короткое время, а затем поднял глаза и вопросительно посмотрел на Нике.

— Начну-ка я с предыстории, а заодно расскажу о своих способностях. Уверена, это тебя также не мало беспокоит. Я жила в Древней Греции. Когда я была человеческим ребенком, каким ты видишь меня сейчас, меня прокляли. Это проклятие дало мне способность, о которой я расскажу дальше, в обмен на возраст. Неважно сколько мне лет, я навсегда остановилась в физическом развитии.

Нике сделала небольшую паузу, давая демону переварить полученную информацию, а затем продолжила:

— Моя главная способность существует для того, чтобы дарить победу тем, кто её достоин. Я могу сделать кого угодно сильнее в десятки раз, пусть на ограниченное время, и те, кому я помогала, еще ни разу не проигрывали. Но тут есть своя особенность. Я могу сделать кого-то тем сильнее, чем сильнее он сам и его воля к победе. Возьмем в пример тебя: ты сам по себе обладаешь огромной силой — это сразу чувствуется. И твою силу я могу значительно повысить. А еще эмоции, которые ты испытываешь в битве, то как неистово сражаешься, помогают мне — я их чувствую. А значит я могу дольше поддерживать тебя. Но вот если мы возьмем твою Юи, с которой я немного знакома, то тут другая ситуация. Она слабая, поэтому особо сильнее её сделать не выйдет. И драться она не любит, значит и у меня будет меньше энергии для поддержания её сил. Понимаешь как это работает?

— Да, звучит… необычно. И много ли сил тратит эта способность?

— Довольно много, именно поэтому я вступаю в схватку только при необходимости. На обычные задания меня не отправляют. Я всегда иду как поддержка для самых сильных. При этом сама я слабая. Так что одной гулять мне сейчас нельзя, в такое неспокойное время.

— Понятно. Получается, тебе больше двух тысяч лет?.. — кажется, Абаддон очень удивился такому числу.

— Верно. Точно свой возраст уже не скажу, да и нет нужды в этом.

Продолжили они свою трапезу в тишине. Абаддон быстро расправился с макаронами, когда у Нике была еще половина.

— Расскажи о своей силе? — вдруг попросила она.

— Моя сила?.. Что ж, начнем с того, что я демон разрушений. Я запросто могу сломать окружающие меня здания, скалы, деревья, металлы и тому подобное.

— Это интересно. Мне нравится. Что еще?

— Тебе известно что-нибудь об адском пламени?

— Я знаю только цвета и общую характеристику. В нюансы и подробности не вдавалась.

— Я обладаю тремя цветами: красное, оранжевое и желтое. Основное мое пламя — оранжевое. Самое жгучее. Я могу управлять лавой, при этом она не сильно жжется, если я ее коснусь. Желтое пламя вызывает взрывы. Я создаю взрывных мотыльков.

Абаддон поднял руку над столом. На его ладони загорелся маленький язычок желтого пламени, который тут же разошелся, перевоплотившись в огненного мотылька. Недолго Нике смогла полюбоваться этим необыкновенным существом, как демон сжал руку в кулак. Послышался странный приглушенный звук, и из кулака просочился серый дым.

— Я могу их выпускать целыми кучами и отправлять в разные стороны. Довольно удобная способность. А красное пламя просто усиливает действие других цветов.

— Вот оно как? Интересно. Есть еще что-нибудь?

— Да, в истинной форме, форме демона, у меня появляется еще весьма неприятная способность, — говоря это, выражение лица Абаддона переменилось на более мрачное и даже отчасти печальное.

— Тебе это не нравится?

— Честно, совсем нет. Из-за этой способности у меня, моих друзей и близких бывали неприятности. Да и зрелище от нее жутковатое. Даже те, с кем я часто хожу на миссии, до сих пор не привыкли к такому.

— А что это за способность? — тихо спросила Нике, словно их могут подслушивать.

— Яд. Когда я когтями царапаю врага, в его кровь проникает яд. А дальше происходит то, что я захочу сделать с противником. Я могу заставить кровь вытекать изо всех щелей и ран или свести противника с ума от яда, который причиняет ему боль, и тогда он сам начнет себе вредить. Или же я могу просто не дать ему сдвинуться с места, подойти и прямо из тела вырвать сердце или любой другой орган.

— Звучит как… читерство, — поморщилась девочка. — Это что же выходит, ты можешь победить кого угодно?

— Нет. Это работает только в ближнем бою, когда я могу подойти к противнику и хорошенько поцарапать, но как правило это и не нужно, я и обычными кулаками спокойно справляюсь. Но лучше использовать это только в крайних случаях. Эта способность действительно забирает много энергии, а еще яд, который поддерживает мою жизнь, как бы странно это ни звучало.

— В общем, работает также ограниченно, как и моя сила, — подытожила девочка и погрузила в рот последние макаронинки. Собрав посуду, она сложила все в посудомойку, после чего они покинули кухню.

— Теперь я покажу тренажерный зал. Думаю, тебе это будет очень интересно.

— Ты права, — усмехнулся парень.

На полпути до зала Нике вдруг остановилась и посмотрела на браслет-часы на правой руке.

— Что такое? — спросил Абаддон.

Проверив сообщения на часах, Нике серьезно посмотрела на демона и ответила:

— Файтер вызывает нас. Сейчас.

====== Глава 10. Остров великанов ======

Файтер разговаривал с одним из своих сотрудников, когда раздался стук в дверь.

— Я все понял, можешь идти, — сказал он ангелу и дальше обратился к стоящим за дверью, — войдите!

Ангел быстро проскользнул мимо Абаддона с Нике, оставив дверь открытой для пришедших.

— У меня уже есть для вас задание, — заговорил Файтер, когда Нике и Абаддон зашли в кабинет и расположились на стульях у стола. — У нас есть непроверенная информация по поводу местонахождения одного из предателей. Ее надо проверить. Место опасное: там живет племя воинственных великанов. Они сильны, но глупы, так что постарайтесь не поднимать шума. Просто аккуратно выясните, действительно ли предатель находится там или нет.

— А если предатель окажется там? — спросил Абаддон.

— Желательно его, конечно, поймать. Живым! — Файтер сделал акцент на этом слове и хмуро посмотрел на Абаддона. — Если вы сможете сделать это тихо, не побеспокоив великанов.

— И что это за место?

— Один из райских островов. Нике знает, где это. Верно?

— Да, я покажу, — ответила девочка.

— Хорошо. Если вопросов нет, то отправляйтесь туда так скоро, как только сможете. Это не срочное задание, но и тянуть с ним не стоит.

Абаддон с Нике кивнули, подтверждая, что все поняли, и покинули кабинет. Оба чувствовали себя хорошо и готовы были хоть сразу отправляться на остров, так что они немедля пошли собирать необходимые вещи.

И вот уже через полтора часа они сидели в умной капсульной лодке с прозрачным стеклом. Умная она потому, что способна сама доехать до необходимого места, замечая и объезжая все препятствия, достаточно всего лишь ввести правильные координаты.

— Едрить у вас гробики, конечно, — задумчиво произнес Абаддон, осматривая лодку, на которой они уже быстро перемещались по облачной массе, напоминающей воду.

— Абаддон, послушай меня пожалуйста, — нахмурилась девочка.

— Ладно-ладно, продолжай.

— Ну, так вот, великаны действительно весьма опасные, — предостерегала Нике, — они невосприимчивы к какой-либо магии и к огню тем более. Победить можно только грубой физической силой. Хотя, учитывая твою силу разрушений, возможно, тебе как раз и удастся их одолеть. Если придется с ними сражаться, конечно.

— Честно говоря, я не очень хорош в стелсе, — глядя теперь в странную массу, сказал Абаддон. — Но я постараюсь.

— Они тупые, но обоняние и слух у этих увальней довольно-таки хороши. Мне в принципе слабо верится, что мы сможем долго пробыть на этом острове незамеченными.

— Будем надеяться на лучшее…

На то, чтобы добраться до далекого острова великанов, даже на скоростной лодке ушло более четырех часов. Еще за несколько километров до нужной цели Нике включила беззвучный режим, и лодку было совсем не слышно. Они тихонько подплыли к острову со стороны отвесной скалы, чтобы ни великаны не увидели, ни предатели не заметили.

— Взбираться на скалу умеешь? — очень тихо спросила девочка и нажала в лодке на кнопку, убирающую верхнее стекло.

— Конечно, — также тихо ответил демон. — А ты?

— Я… не уверена. Слишком крутой подъем для меня. Но я могу воспользоваться крыльями.

Она сняла большой рюкзак и взяла его в руки, чтобы не мешал.

— Везет же… — тихо пробормотал Абаддон. — Ну, встретимся тогда наверху.

Парень подошел к скале и начал карабкаться. Нике расправила крылья, плавно оторвалась от земли и посмотрела на демона. То, как ловко он взбирался наверх, поразило ее, но в то же время вызвало и переживание, что в один миг он может сорваться. Сразу лететь наверх она не стала, решила проконтролировать Абаддона, чтобы помочь ему, если вдруг что-то пойдет не так.

Вскоре Абаддон оказался на вершине, встал на ноги и тяжело выдохнул. Он нагнулся, оперевшись руками о колени, и опустил голову, так что совсем не обратил внимание на вид, который открывался с этой высокой скалы: огромный остров с поистине гигантскими деревьями, между которых сновали туда сюда великаны. Кто-то рубил деревья, кто-то дрался, кто-то спал. Каждый был занят своим делом.

— Ты в порядке? — подойдя к демону, спросила Нике. В ответ Абаддон поднял большой палец вверх, затем еще раз сильно выдохнул и, наконец, выпрямился, начав осматривать остров.

— На всякий случай повторю: все, что нам нужно, это не попадаться им на глаза и быть максимально тихими, особенно ночью, — сказала Нике.

— Да, я помню, — ответил Абаддон.

Скала со стороны острова оказалась плавной, так что Нике с Абаддоном смогли спокойно спуститься вниз по заросшей высокой травой тропинке. Так как был уже вечер, и солнце почти село, они решили первым делом поискать место для ночлега.

Именно к этому времени великаны решили, что им уже пора ложиться спать. Они ходили по острову и осматривали землю, в поисках удобного места для сна, что мешало спокойно перемещаться. Нике и Абаддону приходилось перебегать из одних кустов в другие, постоянно смотря вверх.

Кусты оказались самым оптимальным вариантом, потому что они были достаточно крупными, чтобы можно было полностью спрятаться во весь рост, не опасаясь, что ходящие вокруг него великаны обратят внимание на шевеление внутри, подумав, что местная живность также устраивается на ночлег. Минусом этих кустов было то, что в них сидело множество различных насекомых, а также количество веток, что так и норовили дать в глаз или запутаться в волосах.

Так вышло, что очередной куст окружили сразу три великана и завалились спать вокруг него. Нервные и уставшие Нике с Абаддоном молча стряхивали с себя насекомых, дожидаясь, когда великаны уснут.

— Бл… — хотел уже было матюкнуться вдруг Абаддон по причине, известной только ему, но Нике вовремя закрыла ему рот обеими руками. Парень медленно поднес руку к плечу и замахал ею, словно пытаясь кого-то смахнуть. Нике хотела посмотреть, что случилось, как вдруг послышался громкий храп. Тогда они немедля решили двигаться дальше.

Все три великана лежали спинами к кусту. Обойдя одного из них, взору сразу представились длинные, ярко-зеленые лианы, за которыми скрывалась пещера. Все это время она была так близко, что можно было легко добраться до нее, прячась в высокой траве, не дожидаясь, пока великаны уснут.

Зайдя в пещеру и поправив лучше лианы, ограждаясь от внешнего мира, Нике с Абаддоном положили вещи на землю и спокойно выдохнули. Пока Абаддон снимал футболку, чтобы осмотреть состояние плеча, Нике достала из своего рюкзака круглую сферу размером с ладонь и включила ее. Пещеру наполнил тусклый свет.

— Что там у тебя? — шепотом спросила девочка, подходя ближе к демону и светя на его плечо. Там был явный укус какого-то насекомого, который уже успел весь покраснеть и припухнуть. — Надеюсь, ты это не чесал?

— Эм… ну, чуть-чуть, — смутился парень, рука которого так и тянулась вновь почесать место укуса. — Вот уж не думал, что райские твари могут так сильно кусаться.

— Так, сядь и не двигайся, — попросила Нике, передав Абаддону сферу в руки. Из своего рюкзака она достала спирт, мазь и большой пластырь. — Сейчас будет немного щипать, — предупредила она, открыв банку со спиртом и приготовившись брызгать на рану. После обработки спиртом, девочка нанесла мазь и заклеила пластырем.

— Вот, это должно облегчить зуд.

— Спасибо.

Они разложили спальные мешки, Нике достала две круглые консервные банки и протянула одну Абаддону. Внутри были небольшие мягкие кубики, напоминающие собачью еду.

— Эти кубики богаты белком. Их немного, но одной банки вполне хватит, чтобы насытиться. Они не имеют запаха, так что великаны не учуят, — решила пояснить Нике. — Поначалу вкус покажется противным, но ты привыкнешь, — добавила она, улыбнувшись. Абаддон кивнул в знак благодарности и насадил на вилку несколько кусочков, но когда он положил эту странную еду в рот, его лицо скривилось, выражая полное недовольство вкусом. Нике закрыла рот рукой, чтобы не рассмеяться. Когда Абаддон наконец смог осилить это нечто, называющееся пищей, и они легли спать.


Громкий храп великанов раздавался по всему острову, заставляя деревья и кусты содрогаться. Шум волн, бьющихся о скалы, ни капли не успокаивал, а только раздражал еще сильнее. Абаддон смотрел на Нике и поражался тому, как она умудряется так крепко спать. Еще и плечо зудело, хоть уже и не так сильно.

Вдруг послышался странный шорох. Шорох, что был совсем рядом, будто прямо у пещеры кто-то бродит. Абаддон не стал сразу будить Нике, а решил сначала встать и тихо осмотреться. Подойдя ближе к выходу из пещеры, сквозь лианы он увидел чей-то силуэт. Этот кто-то, похожий на ангела с крыльями, стоял неподвижно и куда-то смотрел. Парень вернулся к спальным мешкам и слегка толкнул плечо девочки, чтобы разбудить ее. Она резко открыла глаза и вопросительно посмотрела на него.

— Там кто-то стоит, — шепотом произнес Абаддон и указал на выход. Девочка вскочила, и они вместе стали всматриваться.

— Где? — не поняла Нике, подходя все ближе и ближе к лианам.

— Вон же стоит, — указал он рукой в пустоту. Нике посмотрела на Абаддона, и ее взгляд упал на большой пластырь, скрывающий укус. Тогда она нахмурилась и вышла из пещеры.

— Куда?! — шепотом возмутился демон, выходя за девочкой, которая твердо двигалась в сторону незнакомца. Не успел он ее остановить, как она встала ровно на то место, где находился силуэт, от которого и следа не осталось, словно его здесь и не было.

— Ну, и где? — снова спросила Нике, разведя руки.

— Он… был прямо тут…

— Вот здесь? На этом месте? — уточнила девочка.

— Да…

— Понятно, пойдем обратно. Кажется, я поняла, что это было.

Абаддон еще раз осмотрелся в поисках таинственного ангела, а Нике взяла его за руку и повела в пещеру. Там они сели, она сорвала пластырь с плеча парня и осмотрела укус. Поднеся к нему сферу, воспаленный участок кожи стал переливаться, и теперь предположение Нике полностью подтвердилось.

— Тебя укусил комар-балерун, — заключила она, вновь доставая спирт, мазь и новый большой пластырь. — Я думала, мне показалось, что за твоей спиной что-то движется. В этих кустах так много мошек было.

Нике недовольно сморщилась, будто это ей на рану спиртом побрызгали, а не Абаддону.

— Комар-балерун размером с твою спину, если не больше. В спокойном состоянии он весь складывается, из-за чего похож на большой, вытянутый сухой листочек или еще на какую-нибудь растительность. Было бы солнце, мы бы его заметили, — он на свету также переливается, как и его укус. Но было темно, перед лицом мешались другие насекомые, и я не заметила, что это существо висит прямо у тебя за спиной. Интересно, он тебя прямо через одежду кусил или додумался приподнять рукав?

Нике наклеила пластырь и замолчала.

— Так… а причем тут ангел, которого я видел? — спросил Абаддон.

— Ах, да! Его укус вызывает галлюцинации. Не сильные, но, пожалуй, нам стоит на денек остаться здесь и дождаться, пока это не пройдет.

 — Ты уверена? Если галлюцинации не сильные, то чего время здесь терять?

— Как минимум для нашей же безопасности. Вдруг тебе опять кто-то покажется, и мы собьемся с пути? Или вдруг ты увидишь комара-балеруна и начнешь от него резко отмахиваться, и тогда нас заметят?!

— Ладно, убедила.

— Во-от, — довольно протянула девочка, перебираясь на свой спальный мешок. — Постарайся уснуть и хорошенько выспаться. И не обращай внимания на всякие странности. Галлюцинации часто могут быть связаны с тем, что тебя беспокоит.

— Понятно, — совсем тихо ответил парень, наблюдая за тем, как три черные кошки водят хороводы, стоя на задних лапах. А думая над вопросом, почему после последних слов Нике он увидел именно это, глаза начали постепенно закрываться, и демона потянуло в сон.


В темноте эхом доносился детский голосок. Этот голос кого-то звал, и Абаддон чувствовал, что его. Маленькая ручка коснулась его шеи, а затем лба, а голос вновь позвал его.

Абаддон приоткрыл глаза. Свет, хоть и тусклый, ослепил разрушителя, но появившееся перед ним личико Мэй заставило очи широко раскрыться. Парень резко поднялся, напугав тем самым Нике, которая буквально отпрыгнула от него.

— Ты чего? — удивилась она. — Кошмары?

— Что? — не понял демон, смотря по сторонам в поисках любимой дочери. Он протер глаза и посмотрел на Нике. — А где… Мэй? — спросил он так, словно сам удивился своему же вопросу.

— Мэй? Э-э… ее здесь нет. Она… кажется, тебе показался глюк.

Вдруг в памяти начали всплывать воспоминания о произошедшем ночью, и тогда все встало на свои места.

— Глюк. Точно, — кивнул Абаддон и положил голову на подушку.

— Прости, что разбудила, просто уже час дня, и ты пропустил завтрак, а уже скоро обед.

Абаддон снова поднялся. Несмотря на то, что он довольно долго спал, отдохнувшего ощущения совсем не было, а стоящие неподалеку банки с уже знакомыми кубиками странного вкуса вызывали лишь большее желание лечь и отвернуться от всего.

Делать этого Абаддон конечно же не стал. Приведя себя в порядок, он сел напротив Нике, которая уже открыла банки с едой. Она похлопала рукой по месту рядом с собой, и парень подсел к ней, понимая, что что-то сейчас ему будут объяснять. Девочка раскрыла небольшую карту острова и стала рассказывать план действий. На то, чтобы обойти весь остров, у них уйдет как минимум десять дней, а Абаддон подумал о том, что ему наверняка еще не раз придется столкнуться с комаром-балеруном.

После обсуждения плана Нике вновь обработала противный укус на плече демона и позволила ему до утра следующего дня спокойно отдыхать. Абаддон весь день лежал, смотря то в потолок, то в стены. Различные галлюцинации периодически приходили к нему, но он старался не обращать ни на что внимание. То это был Райль, говорящий о том, что в Аду уже все хорошо и можно возвращаться, то Локи, рассказывающий, что Вельзевул решил избавиться от всех, кто раньше работал на правителей Ада, то Юи, уверяющая, что ее никто не похищал, и она уже вернулась домой вместе с Мэйлин.

Когда солнце уже садилось, Нике заметила, что Абаддон вдруг поднялся и пошел к выходу из пещеры. Она не торопилась его останавливать, хоть и напряглась от такой внезапности. Но парень просто встал у входа и смотрел. Смотрел на высокие деревья, каких нигде больше нет, на великанов, завершающих свои дела, и на проходящий мимо очередной глюк. Теперь Абаддон видел Афобия, и противный ангел, кажется, заметил его, отчего словно встал в ступор. Они молча смотрели друг на друга с полминуты, после чего Афобий нахмурился, расправил крылья и взлетел вверх. Абаддон лишь тяжело вздохнул и вернулся в пещеру.


Следующие два дня Нике и Абаддон аккуратно перемещались по острову в поисках чего-то подозрительного. Без каких-либо приключений, без проблем с гигантами и другими обитателями этого острова. Все было тихо и спокойно, пока очередной ночью Абаддон не услышал подозрительное шуршание, будто кто-то проходил мимо их нового места ночлега.

Парень разбудил Нике и сразу жестами сообщил, что рядом кто-то есть. Девочка прислушалась и сразу поняла, в чем дело. Шаги уже удалялись, так что они быстро собрали свои вещи и последовали за неизвестным.

Как только им удалось незаметно подойти ближе к идущему, они убедились, что следовали за ним не зря — это был один из предателей Файтера, который вскоре привел Нике и Абаддона в очередную небольшую пещерку в скале, где храп великанов отдавался так громко, что даже шепотом говорить не нужно было.

— Все готово? — прозвучал голос, похожий на Афобия.

— Да, все идет по плану, — ответил второй.

— Прекра-асно, — протянул первый голос, который еще больше напоминал главного врага.

— Там Афобий, — шепотом сообщил Абаддон, сжав руки в кулаки.

— Да, но он там не один, и мы точно не знаем, сколько их, — ответила Нике. — Как бы нам осветить эту пещеру?..

Нике чуть отошла и стала что-то искать в своем рюкзаке, как вдруг находившиеся в пещере вновь заговорили:

— Остальные уже улетели?

— Да, мы остались вдвоем, так что надо быть предельно бдительными.

Рюкзак закрылся и снова оказался на спине девочки. По одному довольному лицу Абаддона она поняла, что он уже готов идти в бой. Он оставил рядом с ней свои вещи и зашел в пещеру.

Ангелов действительно было всего двое, и Афобий в том числе.

— Так, так, так… Абаддон. Какая неожиданная встреча, — произнес ангел, сделав два шага вперед. — Странно, что ты не напал на меня тогда.

— Тогда? — не понял демон. — Это когда?

— Эм… ты что, не помнишь уже? Мы с тобой виделись два дня назад, — неуверенно ответил ангел, словно сам засомневался в своих словах.

— Два дня?.. — задумался Абаддон и тут же до него дошло, — Так ты не был глюком?!

— Глюком? Тебя тоже укусил комар-балерун?

— Тоже?

— Что?

— Что?..

— Э-эм… забей! — Афобий смутился. Очевидно, он также сталкивался с чудо-насекомым. Нике сделала фейспалм.

— Действительно. И что значит «неожиданная встреча»? Да учитывая то, что ты сделал, ты должен меня каждую ночь в своих кошмарах видеть.

— Учитывая, что ты натворил, — Афобий сделал акцент на слове «ты», — тебя уже давно не должно быть в живых. Давай лучше посмотрим, пригодится ли тебе твой навык в убийствах на этом острове.

Не успел Абаддон понять, о чем идет речь, как произошло следующее:

— Сочтемся в другой раз, Абаддон! — с коварной ухмылкой громко произнес Афобий и в следующую секунду бросил что-то на пол. Громыхнуло так, что земля затряслась, а пещера начала обваливаться, поднялся дым. Демон хотел было уже двинуться за ангелами, но прямо перед ним произошел обвал. Послышался голос Нике, сообщающий о том, что великаны просыпаются.

Как бы сильно Абаддону ни хотелось снести камни перед собой и пойти вперед, он понимал, что Нике скорее схватят великаны, чем она одна с двумя тяжелыми рюкзаками забежит в пещеру, так что он развернулся и выбежал наружу. Великанов было много. Хоть они и делили остров на территории, и каждая община сражалась за свою, все равно около двадцати, а то и больше гигантов, невосприимчивых к магии — это мощно даже для Абаддона.

— Та-ак, и как с вами сражаться? — спросил парень и тут же отскочил в сторону от огромного кулака одного из великанов. Сразу же последовал следующий удар уже другого противника, и Абаддон, оттолкнувшись красным пламенем от земли, умудрился заскочить на руку первого. Он пока не атаковал, а просто ловко уворачивался, изучая противников в попытках понять, есть ли у них слабые места.

Предположительно разыскиваемым местом являлись глаза, но чтобы до них добраться нужно было залезть по трясущемуся великану наверх, стараясь не попадаться под удары. А великаны атаковали и атаковали с невероятной агрессией.

Абаддон начал карабкаться вверх, цепляясь за одежду выбранного им великана, что была сделана из местных растений и частей живых существ. Двое стоящих по обе стороны от своего собрата великана пытались помочь прихлопнуть надоедливого демона, пока остальные столпившиеся вокруг гиганты смотрели и что-то грозно рычали. Пять рук били по одной, нацеленные только на Абаддона, но вдруг один из великанов догадался положить ладонь перед «скалолазом», преграждая путь. Парень на мгновение остановился в раздумьях о происходящем, но тут же ухватился за палец находящейся перед ним руки, ибо появившаяся вдруг огромная тень под ним не сулила ничего хорошего, — только очередной удар. Абаддон залез на руку и сразу был вынужден переместиться обратно вниз, уже на руку третьего великана.

Так еще долго продолжались эти перелезания с руки одного великана на другую, пока из толпы гигантов вдруг не взбесился самый крупный. Он подошел к троице, схватил ладонь того, на которой сидел демон, и с силой резко взмахнул рукой вверх и вниз. От такой мощной встряски у парня вдруг закружилась голова, и он сорвался, полетев спиной вниз.

Крылья золотистого цвета расправились за спиной Нике, и девочка ринулась навстречу падающему с максимальной скоростью. Она подлетела сбоку и схватила демона за одежду, замедляя скорость падения. Но долго она так держать его не могла: парень был для нее тяжеловат, да и великаны не просто наблюдали. Уже ближе к земле пришлось отпустить одежду и уворачиваться от ударов.

Хоть приземление не было мягким, Абаддон не сильно пострадал и смог почти сразу встать на ноги. Он поднял голову и заметил, что все гиганты отвлеклись на парящую между ними Нике, махая руками, словно отпугивая назойливую муху. Это была хорошая возможность без особых препятствий взобраться на гиганта. Абаддон запрыгнул на ближайшего противника и крепко цепляясь за одежду пополз вверх. Кажется, сам великан не заметил этого, но когда Абаддон уже добрался до уровня живота, его увидел великан, стоящий сзади. Он начал лупить сородича ладонью, но один великан лучше, чем сразу три, так что уворачиваться было проще.

Нике видела, что все отвлеклись на нее. Хоть ей и было страшно, оно продолжала махать крыльями перед глазами жутких гигантов, давая Абаддону возможность продвигаться по своему плану.

И вот, наконец, Абаддон достиг плеча великана. Оставалось только достать до глаза и хорошенько по нему ударить. Для этого демон зацепился за ухо, а с уха уже перепрыгнул на скулу. Действовать нужно было быстро: великану не нравилось нечто маленькое и мешающее перед глазом, и он начал махать головой и руками перед лицом. Перед Абаддоном вдруг повисло что-то ярко-зеленое, свисающее с головы великана, чем парень и решил воспользоваться. Он взялся за это зеленое нечто и теперь по инерции крутился перед глазом, пытаясь попасть в него кулаком.

Прямое попадание в глаз, и великан с протяжным рыком вдруг начал наклоняться, закрывая лицо руками. В этот момент Абаддон, отталкиваясь огнем, перепрыгнул на соседнего великана и попал сразу на плечо. Гигантский противник заметил демона еще в полете, так что сразу начал поднимать руку, чтобы смахнуть Абаддона до того, как тот успеет сообразить об этом. Но парень не так туп и невнимателен, как сами великаны. Как только он ощутил опору под ногами, повернулся навстречу расслабленной руке и сильным ударом кулака оттолкнул ее в сторону, да так, что та отлетела в глаз другого соседнего великана.

Пока хозяин неуправляемой руки вникал в то, что он только что натворил, Абаддон провернул с ним такой же трюк, что и с первым великаном, и хорошенько ударил в глаз.

Это было уже трое, а дальше все пошло куда проще. Пострадавшие садились на землю, а стоящие на ногах великаны отвлекались на кружащуюся вокруг Нике и прыгающего Абаддона, из-за чего не замечали своих сородичей на земле, спотыкались об них и падали на землю.

Так вскоре великаны потеряли незваных гостей из виду — между ними началась другая паника, связанная с тем, что неуклюжие, неуправляемые тела падали на землю одно за другим. Нике и Абаддон собрались около пещеры и забрали вещи. Парень двинулся в сторону пещеры.

— Ты куда? — шепотом спросила девочка, взяв демона за руку.

— Афобий возможно все еще в пещере. Его надо найти, — тихо ответил парень.

— Но эта пещера сквозная. Он наверняка уже давным-давно сбежал. И нам надо убираться отсюда, если мы не хотим, чтобы нас снова заметили.

Абаддон внимательно посмотрел на завалы в пещере и перевел сомневающийся взгляд на Нике.

— Ты уверена?..

— На все сто. Пожалуйста, пойдем…

Парень еще раз посмотрел в сторону пещеры и все же кивнул, соглашаясь с тем, что лучше уходить. Пока великаны разбирались друг с другом, они под шумок незаметно направились в сторону, где оставили лодку.

Шум битвы и паника великанов подняли всех обитателей острова. Суета распространилась на всех, и никто не обращал внимание на быстро передвигающихся незваных гостей.

Четыре часа Нике и Абаддон добирались до лодки. Скинув в нее вещи и отплыв от острова, они, наконец, смогли со спокойной душой выдохнуть и позволить себе немного расслабиться.


Файтер не ждал приезда Нике и Абаддона так скоро. Миссия была рассчитана на срок от одной до двух недель, а они вернулись уже спустя пять дней, еще и с пустыми руками.

Узнав о том, что произошло на острове, в Файтера вселилась надежда на то, что вскоре им все-таки удастся поймать несколько предателей и разузнать все, что нужно. Он также был удивлен рассказу о том, как слаженно у Нике и Абаддона получилось биться против великанов, при этом без каких-либо слов. Правитель понял, что выбрал разрушителю идеального партнера.

Несмотря на то, что миссия особо не принесла никаких результатов, Файтер искренне поблагодарил ребят за хорошую работу и отпустил их отдыхать.

====== Глава 11. Библиотека ======

На следующий день после миссии Нике продолжила Абаддону показывать РАМ. В этот раз они посетили огромный сад, находящийся рядом со зданием, тренажерный зал, больничное отделение. Нике также упомянула бассейн с сауной, но посещать это место пока не стали. Следующей на очереди была библиотека, которая занимала весь третий этаж РАМа.

Прежде всего Нике заскочила в свою комнату и через минуту вышла с толстой книгой в руках, обложка которой была украшена изящными золотыми надписями на черно-бордовом фоне. Напоминало скорее что-то Адское.

— Что за книга? — поинтересовался Абаддон.

— Про современную страну Сатаны. Специально взяла в библиотеке чтобы побольше узнать про Ад.

— Почему тебя это интересует?

— Потому что тут ты. Да и ты так поражаешься всему, что тут видишь, что мне стало интересно, что у вас в Аду вообще есть. — Нике усмехнулась. — Захотелось узнать побольше о тебе и месте, откуда ты.

— Ты можешь просто спросить все у меня.

— Да, знаю, но в книге я возможно найду то, о чем и подумать не могла, понимаешь?

Двери в библиотеку были распахнуты. Взору сразу открылись высокие полки с книгами. Все подписаны, разделены на жанры и упорядочены по буквам. Секции делились на более маленькие подсекции, например, Адская часть была разделена на художественную, научную, магическую и прочие отделения. Полочки имели неоновую подсветку, чтобы даже при отсутствии света можно было найти желаемую книгу.

В центре библиотеки находилась полукруглая кафедра выдачи, где сидел один лишь старик Анафиэль и что-то смотрел в своем компьютере. Перед кафедрой с левой стороны стояли столики с компьютерами, а справа — обычные столы, где можно выполнять какую-то письменную работу или просто читать. Также по всей библиотеке были раскиданы мешки-пуфики, в которых можно устроиться поудобнее и что-нибудь почитать.

У Абаддона разбежались глаза. Он не часто бывал в библиотеках, а самая большая, в которой ему доводилось побывать — это библиотека Архидьявола. Но та была вдвое меньше, чем эта, и мест для чтения или работы там не было.

— Нравится? — с некоторой гордостью спросила довольно улыбающаяся Нике. — Моё любимое место. Я и вон тот старик, — девочка указала на библиотекаря, — уже много лет собираем книги.

Они немного прошлись между полок и остановились возле окон, что были размером почти во всю стену. Вдоль стен также стояли кадки с крупными листовыми растениями.

— Такие окна поставили специально, чтобы было как можно больше натурального света. Он самый подходящий для чтения и меньше всего вредит зрению. И стены тут светлые тоже по этой причине. А еще растений много, чтобы кислорода было достаточно.

— У нас все библиотеки наоборот довольно мрачные и старомодные, — заметил Абаддон и, подняв голову, пробежался глазами по книгам. Из любопытства он достал одну из них. На обложке был изображен третий Сатана.

— Здесь есть книги о правителях Ада? — удивился он.

— Да, и ваша полная история. Важнейшие исторические личности и их биографии. Ваша кухня. Ваши сказки. Ваши учебники. Вся информация когда-либо известная про Ад. Только ты не думай, что каждый желающий ангел может сюда зайти и узнать ваши тайны. Все книги тут имеют свой уровень доступности. Например эту книгу, что ты сейчас взял, не взять обычным ангелам. А вот про адскую кулинарию почитать может любой. На самой библиотеке стоит мощнейший магический барьер, который накладывался способностями Файтера и его ближайших подчиненных. Помимо сохранности книг от воров и всякого физического воздействия, он также знает, какого уровня книги кому входящему можно брать. Мне тут доступно все, это сейчас распространяется и на тебя. Под мою ответственность. Знания в Раю считаются одним из ценнейших ресурсов. А самые секретные материалы защищены особенным способом, о котором знают только несколько избранных личностей.

Абаддон открыл книгу и полистал ее. Остановившись на случайной странице, он прочитал несколько строчек о третьем Сатане.

— Худший правитель в Аду? Беспощадный убийца, который жестоко издевался над своими подчиненными? — удивился демон и возмущенно посмотрел на Нике. — Но это не так! — он задумался. — Ну… или не совсем так. Хотя… Откуда у вас вообще вся эта информация?

— А у вас что, вообще нет информации о Рае? — в свою очередь удивилась девочка. — Я слышала, что у вас ни одной книги о Вельзевуле нет. Это правда?

— Наверное. У нас про Ад-то далеко не вся информация имеется. А некоторые книги просто тупо сжигают. Сколько бы их не пытались переписать, их просто находят и уничтожают. В интернете блокируют. Во всем Аду есть лишь четыре библиотеки, в которых могут храниться строго запрещенные книги.

— Я понимаю. На самом деле то, что у нас есть книги обо всем, если можно так выразиться, дается нелегким трудом многих ангелов.

— Что тут сложного?

— Ты серьезно? Неужели действительно не представляешь как это работает? — то ли возмутилась, то ли удивилась Нике.

— Не интересовался как-то. У нас в АЦП, насколько я знаю, книги просто привозили, а Архидьявол их расставлял по местам.

— Вот оно что. Тогда понятно. Часть наших книг тоже привезена, само собой. Но по многим вопросам у нас издаются свои научные работы и трактаты. Ты никогда не думал, как много всего происходит? На Земле, в Раю, в Аду. Более или менее важные решения принимаются практически каждый день. Какие-либо события принимают серьезный оборот или наоборот утихают. А помимо событий есть еще различные социальные явления, которые требуют изучения, новые течения науки, философии, политики. Представляешь то несравненно огромное количество информации, которое существует и продолжает прибывать ежедневно?

— Еще как представляю. Сатана каждый день следит и контролирует то, что происходит в Аду. А мне не один раз приходилось его заменять. Этого уже достаточно.

— Ну, вот. На наше счастье, люди и дьяволы тоже пишут о своих событиях книги. Но чтобы читатели могли получить более точную и подробную информацию, уже существующие книги переписываются с точки зрения Рая или же многие привезенные книги просто дополняются примечаниями относительно нашей роли. А происходит все это вот как… Думаю ты уже понял, что весь Рай — это огромный центральный остров с главным городом для обычных ангелов и вокруг множество других островов. Как думаешь, сколько помимо главного в Раю остальных островов?

— Эм… Много?

— Очень верный ответ, — девочка рассмеялась. Они сели на один из диванчиков. — Точное количество: 613 островов. На одном из них пятого уровня отдаления находится университет. Он не единственный, но крупнейший в Раю и очень престижный. Огромное здание, похожее скорее на замок. Туда берут только элиту. Умнейшие ангелы, одаренные помимо ума и силой тоже. Это огромная честь быть принятым туда. И именно там готовят тех, кто в будущем будет собирать информацию для Рая, писать книги, изучать прочую литературу для анализа. Там учатся десять лет. Само собой там есть кафедры и факультеты. Самое крупное разделение происходит в самом начале: Рай, Ад и Земля. Первые два года студенты каждого направления проходят общее ознакомление с выбранным им местом. Сразу же с первого года начинаются и физические тренировки. Потом происходит деление на более узкую специализацию. Например, в Аду четыре страны, и студенты делятся на четыре группы, каждая из которых изучает выбранную страну. Землю сложнее всего разделить — там много стран, так что там немного другая система деления. Но принцип ты понял. И к концу обучения у каждого выпускника своя специализация. Ежегодно из этого университета выпускается около сотни студентов. Лучшие из лучших. Они получают огромную зарплату, но и труды их велики. Если вдруг начнется война между двумя вашими странами, предположим, Люцифера и Белиала, то двое выпускников, из отдела Ада и этих двух стран, будут регулярно инкогнито наведываться в Ад, следить за сражениями, записывать, наблюдать. Поэтому им нужна физическая сила, чтобы выживать там, где ведутся военные действия. Когда война проходит, они уходят, штудируют литературу по военным действиям, анализируют все, что видели, и пишут научную работу или книгу. Это не значит, что у вас по Аду постоянно бродят ангелы, о которых вы даже не догадываетесь. Это случается не так часто. Обычно к исследованиям правитель какой-либо страны допускает сам. Сейчас один инсектолог получил разрешение от Сатаны на изучение жука-огневика. В связи с таким маленьким количеством выпускников и смертностью чуть выше среднего среди них не каждая ниша исследований всегда занята. Так что иногда кто-то пишет работу не по своей теме, чтобы событие не осталось неосвещенным. И все эти издания хранятся на все том же острове. Он защищен даже лучше, чем главный.

Какое-то время Абаддон молчал, переваривая информацию. И, наконец, у него возник вопрос:

— Погоди-ка… у вас есть информация о всех правителях Ада, включая предыдущих. Есть информация о врагах, о которых в Аду запрещено вспоминать. О сильнейших дьяволах в Аду у вас тоже книги имеются?

— Хочешь спросить есть ли у нас книга про тебя? — рассмеялась Нике.

— Какая догадливая, — нахмурился демон. — Хотя я, вроде, не говорил, что я вхожу в этот список.

— Я не знаю, — честно призналась девочка. — Можем спросить Анафиэля, если хочешь.

— Ну-у, интересно, что обо мне тут пишут. Хотя, вероятно мое имя упоминается и в этой книге.

Абаддон опустил взгляд на обложку с нарисованным портретом третьего Сатаны в его истинной форме.

— Несмотря на то, что он был ужасным правителем, я его уважал, ценил. Я был предан ему и равнялся на него. С четвертым Сатаной все было совсем иначе.

— А как с ним? — полюбопытствовала Нике, пока Абаддон листал книгу.

— Когда он только стал правителем, и Локи поставил меня перед фактом, что я теперь должен работать на хрен знает кого, я был в бешенстве. Еще и оттого, что он убил третьего. Конечно, я продолжал выполнять свою работу: обучал его, защищал ценой своей жизни. Однако, несмотря на это, мы много ругались. На дух не переносили друг друга. Но Сатана быстро всему научился и понял, что он действительно главный в стране. И когда я очередной раз ему нахамил, он не выдержал и… ну… мне от него реально сильно досталось. Мне хватило двух серьезных наказаний от него, чтобы начать относиться иначе. Как ты понимаешь, в конце концов мы-таки поладили. Он доказал, что может быть отличным правителем. Хоть он вечно тупит и постоянно забывает свою речь перед народом, он знает, как поставить всех на свои места и показать, кто здесь действительно главный. И за это достоин уважения. — Абаддон печально улыбнулся, медленно листая книгу. После небольшой паузы он вдруг усмехнулся и дополнил: — Но знаешь, мы с Сатаной до сих пор умудряемся сильно ссориться из-за всяких мелочей, хотя в основном виной является мой скверный характер. Зато без открытой ненависти.

Нике задумалась, Абаддон закрыл книгу, встал и поставил ее на место.

— А ты, значит, тоже училась в том университете для элиты? — спросил он.

— Да. Тогда он еще не был таким серьезным, и брали даже не очень сильных. Сейчас бы я туда не попала.

— Тогда тебе повезло. Всегда было интересно, каково это — учиться. В университете или хотя бы в школе…

— А ты никогда учился? — удивилась девочка. — В Аду это нормально?

— Нет, в Аду также все дети посещают школы и другие образовательные учреждения. Но в моей жизни сложилось так, что я в слишком юном возрасте попал к Сатане, и он сам меня обучал. Говорил, что школа — это долго и неэффективно.

— Значит, у тебя было домашнее обучение. Это тоже неплохо. По тебе видно, что ты вполне образованный. — Нике улыбнулась, на секунду перевела взгляд на старика и вдруг вспомнила: — Кстати! Пойдем, спросишь книгу про себя.

Они встали и подошли к кафедре.

— О, ребята, как ваше ничего? — старик окинул взглядом парня. — Демон, мы с тобой столько раз виделись, но все еще не знакомы. Анафиэль, — коротко представился он и протянул руку.

— Абаддон.

Парень пожал руку старика.

— Что-то хотели?

— У нас есть книги о сильнейших дьяволах в Аду? — спросила девочка.

— Да, есть. Вам за какой период?

— А вот конкретно про него есть? — решила сразу перейти к сути Нике и кивнула в сторону демона.

— Полную фамилию свою назови, и пробьем.

— Эм… А можно на листочке напишу? — смутился Абаддон, а на непонятный взгляд старика сразу ответил, указав на Нике: — Ей незачем знать мою фамилию.

Анафиэль посмотрел на него как на дурачка и протянул листок с ручкой. Абаддон написал полные имя и фамилию и передал библиотекарю.

— И вы забудьте об этом потом.

Старик посмотрел на него еще выразительнее и вбил в поиск.

— Отдельной книги нет, но есть несколько глав в разных книгах. Сейчас принесу про сильнейших демонов, там больше всего.

Он встал из-за стола, направился в сторону находящейся за его спиной двери, но на полпути развернулся к ним и задумчиво произнес:

— Чем больше гляжу на вас, тем больше выглядите как брат с сестрой.

После этих слов он почесал бороду, смотря то на парня, то на девочку, развернулся и быстро скрылся за дверью. Абаддон с Нике лишь переглянулись.

Через три минуты Анафиэль вернулся и протянул им увесистую книгу, раскрытую на странице, заголовок которой гласил: «Абаддон Ромал-Гырцони. Демон разрушений». Абаддон смачно хлопнул себя по лбу, понимая, что фамилию свою он так скрывал напрасно.

— Спасибо, — смущенно сказал он, взяв книгу.

Нике и Абаддон вернулись к местам, где сидели до этого. Девочка теперь села рядом, чтобы тоже смотреть в книгу.

— Почему ты так стесняешься своей фамилии? — поинтересовалась Нике.

— Знаешь, — вздохнув, начал отвечать парень, — цыган не очень любят, а у меня мать как раз цыганка. Но спасибо хотя бы за двойную фамилию. Когда надо, я просто называю фамилию отца — Ромал.

— И что, все вокруг прям знают, что вторая фамилия цыганская? — приподняла бровь девочка.

— Прикинь, в Аду реально знают. Если бы никто не обращал внимания, я бы и не стеснялся называть полную фамилию.

— Логично.

— Так… получается, ваши ангелы и такие мероприятия посещают? — проведя ладонью по странице, описывающей систему определения сильнейших дьяволов, спросил парень. — За личной жизнью, я надеюсь, не следят?

Полистав книгу чуть вперед, Абаддон наткнулся на страницу с изображением Локи.

— Мы же не настолько фанатики, — Нике фыркнула. — Узнают только общие сведения: есть жена, есть ребенок, родители живы. Все, больше не надо.

— Кстати, конкретно в этой книге такой информации нет ни про меня, ни про Локи. Книга наших способностей, в общем, и объяснение, почему мы входим в список сильнейших.

— А почему вы туда входите? Как вообще составляется этот список?

— У вас в Раю ценят знания, а у нас в Аду — силу. Каждые пять лет жители со всего Ада собираются на границе всех четырех стран в адском колизее, где сражаются сотни дьяволов, желающих доказать свое превосходство и похвастаться силой. Целый месяц уходит на то, чтобы все желающие смогли поучаствовать и определился победитель. На последней неделе дерутся сильнейшие и лучшие. Порой аж насмерть. Для кого-то это развлечение, а для кого-то — способ что-то доказать. Сильнейших дьяволов делят на три группы. Сильнейшие первой группы — дьяволы, которые входят в десятку лучших. Вторая группа — второй десяток. В ней нахожусь и я. На 11-м месте, блин, чуть-чуть до первой группы не хватает!

— А кто самый сильный в твоей стране?

— Официально из страны Сатаны в первой группе находится только Локи. Конечно, это не учитывая Сатану. Правителям вообще запрещено в таких боях участвовать. Возможно есть в нашей стране и те, кто сильнее Локи, но у нас как-то не особо любят хвастаться силой. Да и мы с Локи не хотели. Нас третий Сатана заставил. — Абаддон посмотрел в книгу. — Тут, кстати, написано, что я самый молодой дьявол, попавший в список сильнейших. Третий так гордился мной….

Нахлынули приятные воспоминания о том дне, когда прошлый Сатана после очередной победы разрушителя, встал со своего места и начал громко кричать о том, что это его приближенный. Абаддону тогда было очень неловко, но сейчас эти воспоминания вызывают лишь улыбку.

— Кажется, несмотря на то, что тебя заставили в этом участвовать, тебе приятно это вспоминать, — смотря на довольное лицо парня, заметила Нике. — А кто там на первом месте?

— Какой-то демон из страны Белиала, — пожал плечами Абаддон, пролистал книгу к началу и нашел страницу с описанием сильнейшего. — Он кузнец и у него есть кличка «Берсерк». Всю жизнь увлекался драками, спортом и магией огня. Ходил в разные секции, ездил к лучшим учителям и закончил элитную академию мастеров огня в стране Сатаны. Локи тоже там учился. Знаешь, я много раз бывал в стране Белиала, но ни разу не видел и даже не слышал о нем.

Нике и Абаддон еще долго листали список сильнейших демонов. Обоим было интересно, кто чем выделился в Аду, заслужив пару страничек в райской книге. Также Нике показала пару своих любимых книжек, которые всем советует к прочтению, и они постоянно обсуждали то, что любят почитать.


Время в Раю летело быстро и незаметно. За следующие четыре недели Нике и Абаддон успели побывать на острове мифологии Древней Греции — родном крае Нике; на острове духов, к которым прибавился еще один: в попытках поймать очередного предателя, Абаддон переборщил и случайно убил его; на острове развлечений, где они никого не нашли, но зато повеселились на славу.

Последнее место, где они побывали, было небольшим островком вблизи от главного острова, на котором находились заводы по производству райского оружия. Предателей не было и там, однако Нике и Абаддону пришлось помогать военным Файтера сдерживать митингующих, которые пытались захватить остров как стратегически важное место.

За все это время у Абаддона и Нике сложилось ощущение, будто они знают друг-друга всю жизнь. Общаться было легко, драться вместе еще легче. Почти все свое свободное время они проводили вдвоем, постоянно выбираясь куда-то за пределы РАМа или главного острова — уж больно Нике хотелось показать Абаддону все ее любимые места в Раю.

Одним ясным утром они сидели на кухне и обсуждали то, чем бы им заняться в этот день.

— А у меня для тебя кое-что есть, — вдруг вспомнила Нике и полезла в тумбочку. Абаддон, попивая любимый кофе, наблюдал за действиями девочки, перебирая в голове варианты того, что она там приготовила.

— Хоть сейчас достать это в Раю почти нереально, но мне удалось. Связи, — заговорчески подмигнула ему девочка и поставила на стол коробку адских хлопьев, имеющих привычку разлетаться в разные стороны, упаковку адского молока, которое тут же обматерило их и коробку чая «Адские перья».

Абаддон не так давно упомянул, что соскучился по адской пище, поэтому Нике и решила сделать ему такой сюрприз. И пока она пыталась понять, за что молоко с ней так разговаривает, Абаддон пустил ностальгическую слезу счастья.

— Спасибо. Это действительно приятно. А ты же никогда не пробовала адскую пищу?

— Не-а… — протянула Нике, не отрывая глаз от упаковки молока. — Оно… такое грубое…

— Испорченное, наверное, — как ни в чем не бывало пожал плечами парень. — Мы обычно молоко в холодильнике храним.

— КОГО ТЫ ТУТ, БЛЯТЬ, ИСПОРЧЕННЫМ НАЗВАЛ, ХУЙЛО?! — весьма громко возмутилось молоко.

— Оно начинает ругаться, когда портится. Не обращай внимания. Хочешь чай попить? — спросил Абаддон и загадочно подергал бровями.

— М-можно? — неуверенно то ли согласилась, то ли спросила Нике, пытаясь понять, в чем подвох.

— НАХУЙ ЧАЙ, ПЕЙТЕ МЕНЯ, БЛЯТЬ!

— Иди чайник поставь тогда. Я как раз кофе допил.

— А ЗНАЕШЬ ЧО?

— Что?

— ХУЙ ЧЕРЕЗ ПЛЕЧО!

Вода вскипела, девочка разлила воду по кружкам и поставила на стол. Молоко убрали в холодильник, и теперь оттуда раздавались приглушенные угрозы «уебать всякого, кто посмеет засунуть его в ёбаную мусорку».

Абаддон вскрыл упаковку чая и положил в кружки по пакетику. Он необычно улыбался, что вызывало еще больше подозрений. Вода окрасилась в темно-синий цвет.

— Теперь нужно подождать минут пять. Приготовься, и забудь фразу «будь здоров» примерно на час.

— Ты уверен, что это безопасно? — тихо спросила Нике.

— Конечно. Это один из лучших чаев в Аду. Сам Белиал его одобрил, видишь?

Абаддон указал на изображение Белиала с поднятым вверх большим пальцем на боковой стороне коробки. На адском языке рядом написано: «Белиал одобряет!».

— Да? Ну, ладно, — пожала девочка плечами, отпила чуть-чуть из кружки и… чихнула. А потом еще. И еще.

— Ой! Чхи! Что это? Чхи! Почему я… чхи!

Абаддон засмеялся.

— НАХУЙ! — крикнуло молоко из холодильника.

— Блин, так забавно наблюдать за реакцией тех, кто впервые пробует этот чай, — чуть успокоившись и стряхнув слезу с глаза, сказал Абаддон, после чего тоже сделал глоток. — Вкусный же, правда? Апчхи!

— Вкусно, но… Чхи! Как долго?.. Чхи!

— Примерно… АА!.. Чхи! Час.

— ЗАЕБАЛИ ЧИХАТЬ, ЕБАНАШКИ!

— На-апчхуй иди!

Следующий час они сидели, пили чай, постоянно чихали, огрызались молоку в ответ, смеялись над всей ситуацией и вводили в полный шок каждого, кто проходил мимо. Когда все стихло, чай закончился, а чих прошел, они решили открыть хлопья, только с нормальным райским молоком, которое не портится ни при какой температуре. Именно поэтому Нике и его достала из тумбочки.

Абаддон открыл коробку, насыпал в миски хлопьев. Нике залила все свежим молоком, но как только она села за стол и взяла в руку ложку, хлопья стали медленно подниматься. Было забавно ловить хлопья прямо в воздухе и успевать подхватывать молоко из миски, а мимо проходящие еще больше пугались и не понимали, что происходит.

Тут они услышали какие-то звуки из холодильника. Абаддон подошел, открыл дверцу и увидел такую картину: упаковка другого райского молока лежала на боку, а адское яростно пинало коробку, обкладывая матами.

— А ты, хуй, чо приперся, блять? Изменяешь мне с этим чмошником, блядина, да? Хуй в рот давно не бра…

Дальше Абаддон слушать не стал и просто захлопнул дверцу холодильника.

— Все в порядке, — спокойно сказал он.

В самый разгар поимки хлопьев на кухню пришел Файтер. Выглядел он как всегда уставшим, но увидев веселье, слегка улыбнулся.

— Доброе утро. Веселая штука эти ваши хлопья, — заметил он, подхватил одну штучку в воздухе и отправил в рот на пробу. — А это я так понимаю тоже ваше?

Он достал из холодильника агрессивное молоко двумя пальцами, которое пыталось отбиваться.

— Ты, ёбаный воробушек, отпусти меня, хуйло! Пойдем выйдем! ПОЙДЕМ ВЫЙДЕМ, БЛЯТЬ!

— Напугало ночью до полусмерти гостящего у нас учителя этикета.

Абаддон с Нике немного смутились.

— Ну, эм… Его по идее надо сжечь, — сказал демон. — В Аду только так избавляются от испорченного молока.

— ЧО СКАЗАЛ, НАХУЙ?! ПОДОЙДИ, БЛЯТЬ, И СКАЖИ МНЕ ЭТО ПРЯМО В УПАКОВКУ!

— Я с этим чуть позже разберусь.

Молоко полетело обратно в холодильник, и все присутствующие на кухне получили новую порцию оскорблений.

— Ты что-то хотел? — обратился Абаддон к Файтеру.

— Хочешь хлопьев? — спросила Нике, протянув миску с молоком, над которой летали хлопушки. Файтер поймал еще пару штук и отправил в рот.

— Появилась информация о том, — жуя, начал рассказывать Файтер, — где может находиться Афобий.

Абаддон тут же стал серьезным.

— И где же? Ты нас туда отправишь?

— Да. Он там не один, но остальные не должны быть сильными. Как закончите трапезу, сразу собирайтесь. Отправляйтесь на остров редких растений. И-и… — Файтер обреченным взглядом посмотрел на разрушителя, — думаю, бесполезно просить, чтобы вы постарались не сжечь редчайшие растения?

— Извини, не могу этого обещать, учитывая, что там будет Афобий.

— Ладно. Решим что-нибудь потом. Если вопросов нет, то оставляю вас наедине с этими хлопьями. И про молоко свое не забудьте.

Поймав в воздухе еще несколько хлопьев, Файтер вышел из кухни, бормоча что-то о том, как ему вкусно.

Комментарий к Глава 11. Библиотека Внимание! К сожалению, 12-ая глава выйдет только в июне, так как один из авторов, Dr. Fairy, упорно готовится к экзаменам и окончанию университета, а значит заниматься редактированием глав у нас нет возможности.

Но не стоит расстраиваться! Мы приготовили для вас другую историю из этой же вселенной, посвященной таинственному животному, что будет иногда появляться в данной арке начиная с 12-ой главы. Имя этому животному – пёсолень.

https://ficbook.net/readfic/9396953/24092113

Приятного вам чтения, времяпровождения, накарантинесидения. И давайте пожелаем Dr. Fairy успешно сдать все экзамены, чтобы мы смогли поскорее взяться за продолжение великой войны!

====== Глава 12. Буйная душа ======

Комментарий к Глава 12. Буйная душа Внимание!

В данной главе упоминается животное, которое подробнее описано здесь: https://ficbook.net/readfic/9396953

Прежде, чем приступать к 12-ой главе, рекомендуем ознакомиться с чудом адской природы.


Сегодня (06.06.2020) Великая война отмечает свой день рождения! Уже целый год! По этому Prof. Wolf решил поиграться с фотошопом:

https://sun6-16.userapi.com/1BhSW9J40l7AcPw_gs8jAiG10y_66L_xE_r3UQ/PxVoDGVj-bk.jpg

Огромные яркие цветы встретили Нике и Абаддона на самом берегу. Пока они добирались до этого места, шел дождь, который не обошел стороной и остров. Капли росы стекали по нежно-розовым лепесткам цветов, напоминающих орхидеи. Влажная трава блестела под лучами солнца. В глубь острова вела тоненькая тропинка, усыпанная щебенкой, а по обе стороны от нее росли маленькие эхеверии различных пастельных оттенков с яркими краями.

Нике и Абаддон пошли по тропинке, постоянно осматриваясь по сторонам. Окружающие их растения выглядели аккуратно, будто они попали в ботанический сад, где тщательно ухаживают за каждым лепесточком, но несмотря на всю красоту, остров также казался естественным.

Тропинка часто расходилась в разные стороны, и для начала Абаддон с Нике решили поворачивать всегда только направо, чтобы не потеряться. В конечном итоге они вошли в лес, что находился в центре острова. Здесь росли деревья с яркими, длинными серьгами, свисающими с размашистых веток. Часто встречались небольшие полянки, плотно усыпанные цветами.

Очередное разветвление тропинки, и ребята, вновь свернув направо, попали в алый лес. Это, пожалуй, была самая мрачная часть острова. Высокие деревья, обладающие густой кроной, не позволяли солнечному свету проникнуть внутрь, из-за чего находящаяся в этом месте трава казалась черной. Только здесь беспорядочно лежали крупные камни, плотно покрытые мхом. Только здесь текла речка, усыпанная алыми листьями.

По всему острову слышалось пение птиц и шуршание пробегающих мимо мелких животных. Эти звуки можно было слышать постоянно, поэтому Нике и Абаддон расслабились, не ожидая, что эти самые звуки могли оповестить о том, что они на этом острове не одни. Ребята неожиданно столкнулись с ангелами, среди которых был и Афобий. Ангелов было около двадцати.

— Окей, это было быстро, — усмехнулся Абаддон, смотря на главного в этой стайке. — Опять попытаешься сбежать как трус?

— А ты, я смотрю, никак от меня не отвяжешься? — также усмехнулся Афобий, сделав несколько шагов вперед. — Что, влюбился в меня, что так активно ищешь?

Абаддон лишь нахмурился, осматривая остальных ангелов и оценивая ситуацию.

— Язык что ли проглотил? — продолжал глумиться Афобий.

Абаддон не выдержал. Он резко поднял руку перед собой и создал между Афобием и его соратниками высокую стену из оранжевого пламени. Никто не успел понять, что произошло, как демон подскочил к главному противнику, схватил его за горло и прижал к стволу ближайшего дерева, одной рукой продолжая сдерживать стену.

— Ты же понимаешь, зачем я тебя ищу, — тихо заговорил парень, смотря ангелу прямо в глаза.

— Конечно, — прохрипел Афобий и так гадко улыбнулся, что Абаддон почуял что-то неладное. — Но хочет ли эта причина того, чтобы ее искали?

— Уж наверняка не хочет оставаться там, где ты ее запер. Когда Юи узнает о том, что ты подарил Мэйлин ту проклятую куклу, она видеть тебя больше не захочет!

— А как она вообще узнает об этом, если ты даже понятия не имеешь, где она находится?

— Вот для этого ты мне и нужен, ублюдок…

— Думаешь, я тебе вот так сразу всё расскажу?

— Когда я начну медленно ломать твои кости одну за другой, мигом расскажешь.

— С чего ты взял, что она хочет тебя видеть? — лицо Афобия вдруг выразило искреннее недоумение. — Я же не держу ее взаперти. Она может спокойно передвигаться. Если бы она захотела, она бы уже вернулась в Рай, — удивление сменилось на легкую ухмылку. — Но, как ты понимаешь, она осталась жить со мной. Все это время, пока ты искал меня, я находился рядом с ней. Успокаивал и поддерживал, когда ей было грустно. Разделял вместе с ней все счастливые моменты, — Афобий вздохнул, подняв глаза вверх, словно вспомнил те самые моменты, а затем серьезно посмотрел на демона. — Теперь Юи доверяет мне. Я убедил ее в том, что все делал ради ее блага. Она больше не хочет быть с тобой, Абаддон. Думаю, она привязалась ко мне.

Эти слова кольнули Абаддона прямо в сердце. Его рука на горле ангела чуть вздрогнула и ослабила хватку.

— Я не верю. Даже если бы это было так, Юи потребовала бы вернуть ей дочь или хотя бы звонила ей.

— Да не верь, — расхохотался ему в лицо ангел, — мне плевать. Напрасно только тратишь свое время и нервы. Знаешь, что еще разочаровало Юи? Я рассказал ей о твоих… гомосексуальных замашках. Она долго не могла поверить, но я был убедителен.

— Каких еще нахрен гомосексуальных замашках? — пробормотал Абаддон и вдруг боковым зрением заметил движения ангелов: они развеяли пламя демона и двинулись в их сторону. Парень вновь взмахнул рукой, поставив перед ними новую стену.

— Дайте нам поговорить спокойно! — рыкнул он.

Тем временем Афобий сунул руку в карман, достал небольшой листик, развернул его и поднял перед лицом Абаддона.

— На, смотри.

Это была записка от Юи, написанная ее почерком: «Ушла на прогулку. Вечером вернусь. В холодильнике лежит твое любимое рагу. Целую».

Тут Абаддон не выдержал и замахнулся кулаком, чтобы убить Афобия на месте. Пламя развеялось, и ангелы бросились спасать предводителя. Абаддона остановил голос Нике:

— Стой!!!

Ангелы остановились по показанной одной рукой команде Афобия. Кулак демона оказался прямо у его носа.

— Ооо, маленькая хозяйка сказала «место» своему ручному убийце, — издевательски протянул ангел.

Глаза Абаддона на секунду вспыхнули оранжевым пламенем от злости, и он отшвырнул противного ангела в сторону так, что тот напоролся спиной на камень. Было больно. Афобий стиснул зубы, сдерживая стоны, и медленно открыл глаза, видя, как к нему приближается демон.

— Ты просто неудачник, — хрипло рассмеялся ангел, скатившись с камня на землю и закашлявшись, — потерял жену, а дочь скоро станет называть папой твоего друга, потому что тебя нет рядом.

Абаддон подошел к сидящему на земле Афобию и схватил его за волосы.

— Умолкни! — воскликнул он и замахнулся кулаком для удара. На секунду в глазах Афобия промелькнул страх, и он подал своим ангелам сигнал о нападении.

Тут же Абаддона сильным ветром снесло в сторону — среди подчиненных Афобия были и маги воздуха. Часть ангелов бросилась с оружием на демона. Пришлось отбиваться от них.

Файтер соврал — ангелы оказались не такие уж и слабые. Пока семеро из них пытались оружием ранить изворотливого демона, другие использовали магию воздуха и молнии. Последняя стихия доставляла много проблем, защититься от молнии практически невозможно, и всякий раз, когда по Абаддону попадали, он падал на колени от невыносимых жгучих ощущений, становясь более уязвимым.

— Абаддон! — позвала издалека Нике, — Афобий убегает!

Парень откинул от себя ангелов сильной волной красного пламени в сочетании со взрывным желтым, и посмотрел в сторону, где лежал Афобий. Его там уже не было, а за кроной деревьев уже скрывалась улетающая пятерка ангелов, одного из которых, побитого и в крови, бережно протаскивали вперед.

Очередной сильный удар молнией прямо в грудь. Озлобленный Абаддон скрестил руки на груди и встал на одно колено, изо всех сил пытаясь держаться. Оставшаяся армия Афобия продолжала надвигаться.

— Твари… — еле слышно произнес парень, загорелся оранжевым пламенем так, что его не было видно. Когда молнии прекратились, а огонь спал, на ноги поднялся демон в своем истинном обличии: черные по локоть руки с когтями, рога на голове, бледная кожа и жуткие светло-серые глаза с белым зрачком.

На мгновение все застыло. Нике, впервые увидевшая демонический облик Абаддона, удивленно рассматривала его с чуть ли не застывшим от волнения сердцем. Ангелы насторожились. И не зря.

Демону достаточно было один раз взмахнуть руками, чтобы все вокруг вспыхнуло ярким взрывным пламенем. Потерявшиеся в происходящем ангелы попадали на землю, некоторые просто застыли в страхе. Маги воздуха попытались развеять поднявшуюся грязь. В ответ к ним прилетела толпа взрывных мотыльков.

Дальше началась настоящая паника. Демон яростно убивал противников одного за другим. Жестоко, кроваво, вызывая сильные землетрясения, заставляя деревья валиться, а землю под ногами разрываться в трещинах. Ангелы кричали, пытались скрыться, убежать, улететь, но Абаддон никому не давал возможности избежать своей участи. Алый лес покрывался алой кровью.

Земля тряслась так сильно, что на ней почти невозможно было стоять. Нике стала понимать, почему Абаддон говорил, что страшен в таком состоянии. Но она не боялась его. Куда больше ее пугало то, как легко коварный ангел смог довести его до такого состояния. Она тихо позвала демона по имени, медленно подходя ближе.

Абаддон, не замечая ничего вокруг себя, добивал уже давно мертвого врага. Он просто лупил кулаками по кровавому месиву, что осталось от головы ангела. Нике подошла к нему со спины и еще раз назвала по имени, очень тихо. Он остановился, встал и повернулся к девочке. Весь в крови и тяжело дыша, демон мрачно смотрел на нее сверху вниз. Было ощущение, что вокруг него сейчас витала наичернейшая аура.

Поддавшись необъяснимому порыву, Нике подошла к нему вплотную и обняла так крепко, как только могла. Она хотела показать Абаддону, что он сейчас не один, и все наладится.

Первое время никакой реакции не было. Нике просто могла слышать, как бешено бьется демоническое сердце. Легкий огонек пробежался по телу Абаддона, и его истинный облик спал.

Постепенно дыхание начало выравниваться. Абаддон резко выдохнул и, положив слегка дрожащие руки девочке на плечи, оторвал ее от себя.

— Я же весь в крови… — тихо произнес он.

— Да какая разница?..

Она вытерла со щеки одинокую слезу, размазав кровь по лицу, и слегка улыбнулась. Абаддон резко почувствовал слабость во всем теле и упал на колени.

— Извини…

— Ничего. Это ничего. Такое бывает, — бормотала девочка, легонько гладя его по слипшимся от крови волосам.

Абаддон опустил взгляд вниз и увидел в маленькой трещине необычное семечко. Оно было крупное, овальное, идеально гладкое, серебряного цвета. Парень аккуратно подобрал это семя.

— Это… похоже на то, что я хотел подарить Иштар на Новый год.

— Ух ты! Невероятно… Впервые вижу семя радужной лиственницы. Не говоря уже и о самом дереве.

— Я читал о нем. Это довольно редкое райское дерево, и его семена трудно найти, потому что они находятся глубоко под землей. Днем листья дерева заряжаются солнечными лучами и переливаются, а ночью светятся серебряным светом в темноте.

Абаддон вдруг вспомнил АЦП и всех, кто там жил и работал. Он слабо улыбнулся.

— Иштар очень любит красивые и необычные растения. Особенно светящиеся. Поэтому я и хотел подарить ей именно это семя.

— Это отличный подарок. Тем более у него много полезных лечебных свойств. Но на вывоз редких семян и растений нужно разрешение. Так что спроси сначала Файтера.

— Да.

Абаддон сжал семя в кулак. Он поднялся и осмотрел остров. Больше им здесь делать было нечего. Оба, морально уставшие, отправились на главный остров.


— Что с вами там произошло? — взволнованно спросил Файтер, когда окровавленные Нике с Абаддоном зашли к нему в кабинет. Крови уже было не так много — они смыли все в реке, но стирать там одежду у них желания не было.

— Афобий там случился, — раздраженно ответил Абаддон и упал в кресло.

— Да, — подтвердила Нике, — там был Афобий, а с ним еще примерно ангелов двадцать. Абаддон поймал его, но тот начал нести всякую чушь, выводя его, — Нике указала руками на демона, — из себя. В итоге Абаддон его избил, но Афобию удалось сбежать, и тогда Абаддон совсем потерял над собой контроль и начал жестоко убивать оставшихся ангелов. И… там не то, что тело, а даже головы уцелевшей не осталось….

Глаза Файтера широко раскрылись в удивлении и посмотрели на Абаддона.

— Плохо, — произнес правитель и крепко задумался. — Похоже, тебя не стоит отправлять на поимку Афобия.

— Файтер, нет, — удрученно произнес парень, — этого больше не повторится.

— Мне кажется, Абаддон слишком подвластен своим эмоциям, — предположила Нике. — Ему нужно научиться сдерживать себя. У него получилось не убить Афобия, хотя было видно, что он еле сдерживается.

— Может тут поможет медитация?

— Медитация? — не понял Абаддон.

— Да, я думаю, стоит попробовать, — кивнула девочка. — Абаддон, что скажешь?

Демон посмотрел на Нике, затем на Файтера, а затем в пол.

— Я согласен, — наконец, дал он ответ.

— Хорошо. Я тогда дам вам недельки две на отдых. Помедитируйте, успокойтесь, а там посмотрим, что будет. Можете быть свободны.


После душа поздним вечером Нике посмотрела в свой ежедневник, проверяя дела, которые она могла бы сделать за оставшееся время до сна. Кроме прочтения книг, чего девочке в данный момент делать не хотелось, ничего не было. Высушив голову и одевшись, Нике покинула свою комнату и постучалась в ближайшую к ней дверь.

Разрешение на вход последовало сразу. Нике зашла в комнату Абаддона и увидела его на диване. Парень явно сам только вышел из душа. Он сидел в одних лишь спортивных штанах, протирал стекающую с мокрых волос воду полотенцем, что висело у него на плечах, и весьма серьезно смотрел что-то в телефоне.

— Ты как?

Нике прошлепала босыми ногами по полу и уселась напротив демона на кофейном столике.

— Ну… так себе, — медленно ответил Абаддон, но по его выражению лица девочка поняла, все хуже, чем «так себе».

— Скажи, — неуверенно начала Нике и в какой-то момент даже решила не продолжать, но парень поднял на нее заинтересованный взгляд, — что ты будешь делать, когда Афобия поймают?

— Выбью из него информацию о местонахождении Юи. В общем-то это единственная цель, по которой я здесь. А после… я даже не знаю. Ад захвачен. У меня нет ни дома, ни работы. Если Файтер будет не против и… если Юи все еще меня любит, то я мог бы забрать Мэй и остаться жить в Раю.

— Думаю, остаться в Раю — это хорошая идея. И Файтер, вероятно, будет не против.

Абаддон кивнул, но ничего не ответил. Нике поняла, что его надо вытаскивать из угнетенного состояния и как-то отвлечь.

— Хочешь фильм посмотреть? — спросила она первое, что пришло в голову.

— Можно, — пожал плечами парень.

— Отлично. Давай я принесу вкусностей к фильму. Подожди немного.

Нике быстро сбегала на кухню и принесла мороженого, фруктов, ягод и несколько бутылок какого-то лимонада. Когда она вернулась, Абаддон уже лениво искал фильм в ноутбуке.

— Какие жанры предпочитаешь? — спросил он, как только она подошла к дивану.

— Я смотрю что угодно, так что выбирай на свой вкус,

— Тогда давай ужастик. Адский. Не против?

— О, давай, адские ужасы я еще не смотрела.

Нике стала раскладывать еду по тарелкам. Смотря на мороженое с сиропами, нарезанные фрукты и ярко-оранжевый лимонад, Абаддон задумался о том, что это все ему что-то напоминает.

— Прям детский праздник какой-то.

— А что тебе нужно, чтобы было по-взрослому? — приподняв бровь, спросила Нике, — Алкоголь?

— Я люблю выпить, — пожал плечами парень. — Только вот тебе, наверное, нельзя?

Девочка тяжело вздохнула и опустилась на диван.

— Вот из-за этого у меня и нет друзей. У всех возникает внутренний конфликт между моим настоящим возрастом и внешностью. Они не знают, как со мной общаться. Нет, окружающие, конечно, любезные и дружелюбные. Я просто… никогда не вписываюсь в компанию и все. И отношений у меня из-за этого никогда не было и не будет. Кто захочет чувствовать себя педофилом?..

— Неужели нет совсем никакого способа избавиться от этого проклятия?

— Мы многое перепробовали, но ничего не помогло, — грустно выдохнула Нике.

— А вы пытались не от проклятья избавиться, а просто что-то типа зелья роста сделать?

— Пытались. Но почти ничего не работало, а то, что работало, давало временный эффект. Самое мощное делало меня старше лишь на полчаса.

Они замолчали. Внимание Абаддона вдруг застыло на тающем мороженом, которое уже потихоньку капало на стол. Нике бегала глазами по комнате, пытаясь отвлечься от грустных мыслей и найти другую тему для разговора.

— Давай начнем смотреть фильм? — в итоге предложила она, вспомнив, что именно для этого они и собрались.

Абаддон быстро нашел ужастик и включил его. С экрана сразу раздался душераздирающий визг и хруст костей: с первой же минуты началось месиво. Нике не понадобилось много времени, чтобы понять, насколько страшны адские ужасы по сравнению с райскими. Уже через двадцать минут она крепко обнимала диванную подушку, радуясь тому, что смотрит это не одна.

— Страшно? — поинтересовался Абаддон, заметив боковым зрением то, как вздрагивает девочка.

— Не очень, — соврала Нике и тут же дернулась от очередного скримера.

— Тогда все будет в порядке, если я скажу, что этот фильм основан на реальных событиях, — с абсолютно серьезным выражением лица произнес Абаддон. — Да, такие пёсолени реально существуют. Пёсолени-падальщики. Лично их видел.

— Ты же сейчас пошутил, да?

Нике попыталась не выдать того, что голос немного дрожит. Бояться какого-то фильма было для нее непривычным, ведь раньше ни один ужастик её не пугал.

— Нет. Могу фото показать. Там мой друг подкрался к этому песоленю сзади, чтобы напугать. Мы потом долго пытались скрыться от него и его друзей.

— Знаешь, я хотела как-нибудь заглянуть в Ад, но что-то я передумала.

— Они водятся на островах страны Левиафана, так что переживать нечего.

С экрана раздался визг и чавканье. Нике передернуло.

Фильм оказался не только страшным, но и довольно длинным, и чем дальше шло, тем сильнее Нике дрожала. Режиссер очень хорошо постарался и передал весь ужас, который можно было только испытать при встрече с огромным плотоядным пёсоленем-падальщиком, пасть которого вся измазана кровью и гниющими кусками мяса. А крики этого существа словно выталкивают душу из тела, заставляя кожу бледнеть от страха и покрываться холодным потом. И даже на заднем плане в субтитрах была изображена эта жуткая, окровавленная морда, которая вызывала желание закрыть глаза и отвернуться.

— Жуткое существо, — вздохнула Нике. Абаддон никак не ответил: он сидел с закрытыми глазами, опустив голову вниз.

— Что-то не так? — спросила она и коснулась его плеча.

— Мм?

Лицо Абаддона сморщилось, и он открыл глаза. Осмотрелся вокруг, давая глазам привыкнуть к темноте, потянулся.

— Ты спал? — удивилась девочка.

— Немного. Скучный какой-то фильм. В следующий раз надо что-нибудь пострашнее найти.

Нике вздохнула предвкушая новый ужастик.

Еда закончилась, фильм выключился окончательно. Нике и Абаддон были утомлены. Возможно не стоило сидеть допоздна после тяжелой миссии, а уж тем более смотреть длинный ужастик, так что даже обсуждать его они не стали. Лишь перекинулись парочкой слов и разошлись по своим спальням.


С медитацией Нике решила не тянуть: она переживала, что двух недель будет недостаточно. Уже на следующий день она заявилась в комнату демона в двенадцать часов и сообщила, что они немедленно должны отправиться на остров Даосизма.

Остров находился вблизи от главного. На нем находился город, который Нике назвала «кусочек древнего Китая». Крупные дома были построены из красного и черного дерева, находились близко друг к другу. Черные и зеленые крыши имели необыкновенную симметричную форму с выгнутыми краями. Вычурные колонны украшали особенно крупные здания, входы которых охраняли каменные статуи, зачастую в виде животных.

Нике повела Абаддона по узкой каменной дорожке меж домов, которая вела из города в густой лес. Там они дошли до маленького одинокого домика возле прозрачного пруда, в которое впадало устье реки. На широком камне молча сидел седовласый старец и смотрел на текущую воду.

Нике тихим голосом извинилась, попытавшись привлечь внимание. Старец приоткрыл один глаз, глянул на пришедших гостей и жестом предложил присесть рядом с ним.

Вдоль реки располагались и другие большие камни. Нике и Абаддон сели каждый на свой напротив старика.

— Это Лао Цзы, легендарная личность. Он первый, кто записал концепцию Даосизма. Его очень почитают, — очень тихо рассказала девочка, чтобы не мешать старику.

— Думаю, нет смысла посвящать тебя во все тонкости Даосизма? — с доброй улыбкой поинтересовался Лао Цзы у Абаддона.

— Э-э, не знаю? — неуверенно ответил парень. — Я просто хочу научиться контролировать себя и не поддаваться эмоциям.

— В мире все не случайно. Дао — это путь, которому следует все на свете. Его невозможно описать словами, но и ты ему следуешь. Попробуй забыть то, что ты умеешь чувствовать. Забудь свою личность. И почувствуй Дао, — старик сделал акцент на последнем слове, глубоко вздохнул, выдохнул и закрыл глаза.

— Забыть свою личность? Умение чувствовать? Как это вообще?

— Просто перестань сосредотачиваться на себе, — попыталась объяснить Нике.

— Оставь чувства и эмоции, опустоши голову и сосредоточься на природе, на бегущей воде, — медленно дополнил старец.

Абаддон посмотрел на бегущую воду. Стало тихо — слышно было лишь движение реки и пение местных птиц. Демон сосредоточил все свое внимание на воде. Он долго рассматривал ее, и Нике уже начала думать, что у него получается, но вдруг удивленный Абаддон оторвался от реки.

— Обалдеть, она такая чистая!

Нике сделала фейспалм. Где-то в Аду чихнул Локи.

— Абаддон, ты должен сосредоточиться и просто глубоко дышать, — напомнила Нике.

— Не, а где еще можно такую воду увидеть?

— Ты впервые чистую воду видишь?

— В природе — да.

Нике вздохнула. Она подумала о том, что этот вид медитации не совсем подходит демону, привыкшему находится в жаркой среде, рядом с огнем и лавой. Думая об этом, ее посетила мысль, что есть место, более подходящее для Абаддона.

Девочка предложила Абаддону отправиться на остров вулканов, чему парень удивился, так как думал, что в Раю нет вулканов. Каждый раз, приходя в Рай, он не чувствовал жар под ногами, к которому привык в Аду. Он не мог использовать лаву и успел уже соскучиться по этому ощущению, так что он сразу согласился. Они попрощались с Лао Цзы и отправились в путь.

Если многие острова находились недалеко друг от друга, то этот крупный, одинокий остров стоял вдали от всего живого. Все, что было здесь — это вулканы и пепел. Остров никто не посещает, он никому не интересен, кроме некоторых ученых.

Нике нажала кнопку, открыв в лодке отсек, быстро надувшем спасательную шлюпку. Она открыла стекло и вручила Абаддону весла.

— Я даже приближаться не буду. Это опасно, — пояснила девочка.

Дальше Абаддон отправился на остров один. Высадившись на него, он осмотрелся. Огромный выбор вулканов. Нахлынули воспоминания о том, как он вместе с Локи и третьим Сатаной часами сидел в жерле вулкана, привыкая к жаре и обучаясь управлению магмой.

Залезать в какую-то из огнедышащих гор Абаддон не стал: он решил применить магию. Из вулканов вдруг полилась лава, стекая прямо к демону. Он выжег вокруг себя небольшой овраг и сел на образовавшемся островке, а лава медленно стекала в ров. Абаддон внимательно наблюдал за этим процессом, постепенно отстраняясь от реальности.


Шум бьющихся об лодку волн не мешал Нике спать крепким сном, но когда транспорт пошатнулся, а тело почувствовало резкое тепло, девочка открыла глаза и увидела напротив Абаддона. Он сидел без футболки и махал на себя какой-то газетой, словно веером.

— Сколько времени прошло? — потянувшись, поинтересовалась Нике.

— Без понятия, но я там уже сварился.

— Что-нибудь чувствуешь после медитации?

— Что ж, было приятно провести время рядом с родной стихией, но… вроде, ничего не изменилось, — Абаддон пожал плечами. Нике вздохнула. Они сдули шлюпку, вернули её в боковой отсек и поплыли в сторону главного острова.

По прошествии недели они снова плыли с острова вулканов обратно на центральный. Неделя выдалась очень мирной. Абаддон стал спокойнее, и даже его настроение немного поднялось.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась Нике. В этот раз она не стала опускать верхнее стекло, и ее волосы сильно трепал морской ветер, так что приходилось постоянно отбрасывать их с лица.

— Умиротворенно, — коротко ответил Абаддон и после небольшой паузы дополнил, — Не знаю, подействовала ли «медитация» так или просто ничего не происходит, оттого и спокойно?

— Я тоже не знаю. Но меня радует то, что потихоньку обстановка на главном острове улучшается. С большим трудом Файтеру удалось договориться о временном перемирии. Ему дали шанс найти доказательства того, что его подставили. И если мы поймаем хотя бы одного предателя живьём и заставим его признаться, то народное возмущение со временем уляжется, и всё придет в норму. Поэтому нам очень важно, чтобы ты сдерживал себя и не убивал всех. Хотя бы один должен выжить, — девочка тепло ему улыбнулась, как бы подбадривая. — А еще желательно больше не разрушать любимые места нашего ученого, где он собирает и выращивает травы для зелий. Ты бы слышал, как он орал! Хорошо еще, что к тебе с разборками не пошел.

Абаддон ничего не сказал, а просто молча наблюдал за течением воды. Эта тишина напрягала Нике, так что она продолжила:

— Я хотела пригласить тебя в бассейн сегодня, но вдруг вспомнила, что он будет для тебя слишком холодным. А тот, который подойдет тебе, будет слишком горячим для меня. Не судьба нам поплавать вместе, — девочка рассмеялась и, достав резинку, собрала волосы в хвост.

— Я не люблю плавать. Дьяволы вообще не любят воду. Но, если ты хочешь, я могу сходить с тобой в бассейн… чтобы проконтролировать тебя в лягушатнике.

Нике метнула на него злобный взгляд.

— Вообще-то я отлично плаваю. Наверняка получше некоторых, — она сделала сильный акцент на последнем слове. Абаддон тихо посмеялся.

Прибыв на остров они разошлись по комнатам и через несколько минут снова встретились. Абаддон хотел позаниматься в зале, а Нике взяла книгу и пошла с ним за компанию.

Они пришли в крупный, но совершенно пустой зал. Пока Абаддон переодевался, Нике села на одну из скамеек и продолжила читать книгу про Ад. Когда демон вышел, он убрал волосы в пучок и принялся разогреваться. Нике иногда переводила взгляд с книги на парня, а Абаддон, смотря на толстенный фолиант на коленях девочки, думал о том, что же такого интересного там может быть написано про Ад.

Несмотря на то, что в зале играла музыка, Абаддон слушал свою в наушниках. Когда он качал руки гантелями, устоять на одном месте было трудно, так что он медленно шастал вдоль настенных зеркал туда-обратно. В один момент он остановился, повернулся к зеркалу и заметил в отражении Нике, которая смотрела на него.

— Что, тоже хочешь позаниматься? — усмехнулся он, повернулся лицом к девочке и приподнял одну гантель, предлагая ее подержать.

— Не думаю, что смогу одной рукой такой вес удержать, — призналась Нике. — А ты на меня внимания не обращай, я просто периодически даю глазам отдохнуть, — приврала она.

Абаддон позанимался и пошел в душ, а Нике как раз закончила читать очередную главу и закрыла книгу.

— Будешь ужинать? — поинтересовалась девочка, когда демон вышел к ней, и они направились на кухню.

— Надо бы, — задумчиво ответил Абаддон. — Но нужно что-то приготовить.

— Можно просто пожарить облачной курицы с картошкой и сделать какой-нибудь салат.

— Хорошо, тебе с чем-нибудь помощь нужна?

— Да, почистишь картошку.

— Картошка, значит?.. — загадочно повторил демон. — А ваша картошка… взрывоопасна? С ней надо быть… нежнее?

— Не взрывоопасна, но если она решит, что ты с ней слишком груб, то будет плакать. Так что лучше будь… нежнее.

— Окей, я попробую.

Придя на кухню, Нике сразу направилась к большому шкафу, откуда достала целый мешок райской картошки. Абаддон заглянул внутрь. Корнеплоды нежно-розового оттенка слегка поблескивали и совсем не вызывали чувства страха, как это вечно происходило перед адской, черной как уголь, дырявой картошкой.

Абаддон аккуратно достал одну штуку. Послышался странный тихий писк, из-за которого парень застыл на долю секунды и пробежался глазами вокруг, пытаясь понять, действительно ли этот звук издала картошка.

— Кажется, ты ей нравишься, — фыркнула девочка, доставая курицу из холодильника. Мясо птицы было нежно голубого цвета.

— Круто, я нравлюсь картошке, — саркастично ответил демон и начал медленно и легонько очищать овощ от кожуры. Картошка не возражала.

Нике помыла курицу, положила на доску и достала большой нож для резки мяса.

— А знаешь, чем мы с тобой еще не занимались? — вдруг осенило девочку, и она взмахнула рукой. Нож выскочил из руки, пролетел мимо уха Абаддона и попал прямо в мешок картошки. Раздался мерзкий, писклявый плач картошин, настолько высокий, словно толпа маленьких, капризных девочек заорала во всю глотку.

— Вот блин, — виновато произнесла Нике и быстро подбежала к мешку. Достав оттуда нож, она убрала картошку в звуконепроницаемый шкаф. Стало тихо.

— Так и чем же мы не занимались? — спросил Абаддон, сосредоточенно очищая первую картошину.

— Мы не ходили к пегасам и единорогам. У вас же их нет, верно?

— Нет. И, надеюсь, ваши животные не орут?

— Орут? — повторила девочка так, словно удивилась. — Не-е, там, куда я хочу с тобой сходить, точно никто не орет. Мы пойдем не в дикое место, а в что-то вроде заповедника.

— Хорошо-о, — очень тихо протянул Абаддон, прищурившись отрезая последнюю часть кожуры. — Фух! Наконец-то закончил с первой штукой!

Он, довольный собой, поднес руку к тарелке, чтобы положить картошину туда, но овощ выскользнул и сильно упал в посудину. Снова послышался омерзительный плач.

— И как вы с этим справляетесь? — вздохнув, спросил демон.

— Просто режем их, — пожала плечами Нике. — Они теряют способность плакать, когда порезаны. Я просто хотела посмотреть на твои старания. Или страдания, — она рассмеялась и кинула порезанное мясо на сковороду.

— Да ты, я смотрю, садистка, — пробормотал парень, разрезав картошку пополам. И снова стало тихо.

— Это тебе за лягушатник.

— Я же просто пошутил…

— Я тоже, — Нике сделала милые глазки. Абаддон нахмурился, но отвечать не стал. Он открыл шкаф с картошкой и разрезал несколько штук. Так как теперь стараться не было необходимости, он довольно быстро все почистил, и картошка отправилась на сковородку к курице.

Вскоре приятный аромат нежного мяса со специями наполнил кухню. Нике и Абаддон нарезали овощей для салата и вскоре смогли насладиться своим кулинарным шедевром.

Оставалась всего одна неделя отдыха, которую необходимо было посвятить медитации и успокоению адской души.

====== Глава 13. Первый полет ======

— Что у нас сегодня по планам? — поинтересовался Абаддон, наливая себе утренний кофе. Это было очередное спокойное утро. Нике жарила омлет на двоих, а Абаддон делал напитки.

— Сегодня у нас не получится поехать на остров вулканов, — начала отвечать Нике, сосредоточенно наблюдая за поведением омлета, — так как я обещала одной знакомой зайти к ней в гости. Ты, конечно, можешь и сам поехать или пойти вместе со мной.

— А к кому?

— Как ты ладишь со стариками?

— Даже не знаю, — пожал плечами парень. — А ты в дом для престарелых собралась что ли?

— Нет. К одной старушке. Эмили. Ты, должно быть, ее уже знаешь — она соседка Юи. Мы с ней хорошо ладим. Со всеми этими беспорядками на острове я давно её не навещала.

— Недалеко от Юи живет одна старушка, которая, видя меня, перекрещивается. Если эта та самая, то мне лучше не идти к ней.

— Не думаю, что это она. Эта участвовала в райско-адской войне, и она не боится демонов.

— Что ж, если ты уверена, что все будет в порядке, тогда схожу с тобой.

После завтрака они отправились в город, а там в магазин. Нике хотела купить чего-нибудь вкусненького к чаю, чтобы не приходить в гости с пустыми руками.

— Как ты относишься к сладостям? — спросила она у Абаддона, когда они остановились в отделе с конфетами и печеньем.

— Ну, так. нейтрально, — честно ответил парень.

— А что любишь? Кроме кофе.

— Макарошки быстрого приготовления.

— К чаю, — нахмурилась девочка.

— А-а, тогда… я даже не знаю. Печеньки?

— Хорошо. Можешь выбрать, какие нравятся, — улыбнулась она и указала на стеллаж с печеньем.

— Эм… — Абаддон быстро пробежался глазами по полкам, — а может ты выберешь? Я не разбираюсь, какие тут съедобные, какие — нет.

— Съедобные все. Райские производители не пытаются никого отравить. Я понимаю, читать ты не умеешь, но по картинкам-то хоть можешь выбрать.

Нике коварно засмеялась и повернулась к соседнему стеллажу с тортиками.

— В смысле я не умею читать? — возмутился Абаддон, изучая широкий ассортимент печенья. Быстро выбрать что-то одно было действительно сложно.

— Райский язык, — дополнила девочка. — Или ты ему научился за то время, что вы с Юи женаты?

— Мне часто приходилось переводить документы из Рая, когда я заменял Сатану. Да и с Юи что-то уже выучить успел.

— Ну, тогда тебе тем более будет проще выбрать.

— Не-а.

— Да-да. Мы не уйдем отсюда, пока ты не выберешь печеньки.

Тогда Абаддон взял первую попавшуюся под руку упаковку дешевого печенья и показал Нике.

— Серьезно? Крекеры со вкусом облачной курицы? Она тебе так понравилась?

— Что? — удивился Абаддон, повернул упаковку и посмотрел состав. Хоть он и не многое мог перевести, часть состава не внушала доверия. — Ладно, лучше выберу что-нибудь другое.

В итоге Абаддон выбрал две небольшие пачки печенья со вкусом апельсина и со вкусом шоколада. Нике взяла вишневый тортик, и они отправились к старушке.

Уже подходя к милому одноэтажному домику Абаддон понял, что что-то здесь не так, ибо именно в этом домике живет та самая старушка, которая перекрещивается, при виде его. Он занервничал, а Нике нажала на звонок. Добрая на вид старушка небольшого роста открыла дверь.

— Нике, милая, я так рада тебя видеть, — обрадовалась женщина. — Ох, и муженёк Юи здесь.

— Э-э, да, здравствуйте, — смутился парень.

— Проходите-проходите, дорогие.

Эмили отошла от порога, впуская гостей внутрь. Хоть Абаддон и хотел развернуться и уйти под предлогом, что он просто проводил Нике, делать он этого не стал.

За столом Абаддон старался вести себя максимально тихо, не привлекая к себе лишнего внимания. Он всегда думал, что эта пожилая дама боится его, а теперь она вела себя так, словно он ее дальний родственник.

— А чего ты ничего не кушаешь? Не любишь райскую еду? — спросила она, налив всем чай.

— Я не голоден, — скромно ответил Абаддон. Он все еще пытался понять, в чем же подвох и что не так с этой старушкой.

— В Аду все такие скромные или только ты такой? — улыбнулась женщина. Нике тихо засмеялась.

— Да ладно, хватит его смущать, — сказала она, чем наоборот смутила только больше.

Нике и Эмили мило общались и обменивались новостями. Все было спокойно, пока не настал момент, когда девочка отлучилась в туалет. Встала неловкая минута молчания. Тут старушка с серьёзным лицом очень медленно подняла руку и еще медленнее перекрестилась, глядя Абаддону в глаза.

— Вы меня так боитесь или что? — решил-таки спросить демон.

— Нет, просто ты очень забавно на это реагируешь, — неожиданно весело ответила она. — Никак не могу отказать себе в удовольствии подразнить такого милого мальчика.

Она потрепала Абаддона за щеку. Теперь его лицо выражало возмущение и раздраженность, но при этом щеки заметно покраснели.

— Эх, как хорошо, что больше нет никакой войны, и мы можем вот так мирно пообщаться, — вдруг устало вздохнула Эмили и отпила немного чая.

В этот момент Нике вернулась, села за стол и обратила внимание на смущенное выражение лица парня.

— У вас что-то случилось? — поинтересовалась она.

— Ничего страшного, — ответил Абаддон, взяв, наконец, в руки чашку чая и сделав несколько глотков.

Теперь, когда Абаддон понимал, что все это время Эмили просто шутила над ним, он смог немного расслабиться и даже вступить в общий диалог. Так все трое хорошо и вкусно провели время, и вскоре Нике и Абаддон собрались обратно в РАМ. Довольная старушка проводила их до двери и сказала приходить в гости еще.

А на улице вдруг потемнело — собрались темные дождевые тучи. Нике и Абаддон думали, что до начала дождя успеют добраться до РАМа, но стоило им отдалиться от дома Эмили, упали первые капли. Они ускорились, но и дождь начал резко усиливаться. В итоге Нике и Абаддон промокли насквозь.


Через два часа погода улучшилась, снова вышло солнце. Абаддон от нечего делать лежал на диване и смотрел какое-то райское шоу, когда послышался стук в дверь. Конечно же это была Нике.

— Вставай, собирайся, — сразу заявила она, в очередной раз усаживаясь на стол. — Надевай что-нибудь удобное, спортивное например.

Сама Нике уже была в спортивном костюме. Абаддон покорно поднялся с дивана, подошел к комоду с одеждой и снял с себя футболку, после чего повернулся к Нике.

— Отвернись, а то смущаться будешь.

Девочка фыркнула, но отвернулась.

На улице снова было тепло и людно. Радостные птицы пили воду из луж. Щурясь от яркого солнца, Абаддон рассматривал гладко отшлифованные камни, из которых была сложена дорога.

— У вас бездомные животные не бегают? — вдруг заметил парень.

— У нас их просто нет, — уверенно ответила Нике и повернулась к остановке городского транспорта.

— Это здорово, — продолжил Абаддон, теперь изучая глазами просторную, полностью чистую стеклянную остановку без каких-либо бесячих плакатов с рекламами. — Значит вы передвигаетесь без страха, что на вас может напасть банда пьяных драных котов.

— Ты про Баст?

— Про Баст и ее друзей.

— Занятно у вас.

Приехал городской автобус, двери которого плавно открылись, как только Нике нажала на кнопку в центре. Городской транспорт бесплатный, небольшой, но мест было достаточно. Нике села возле окна на одном из задних сидений, и Абаддон приземлился рядом. Его взгляд зацепил находящийся возле средней двери кофейный автомат, на котором висела надпись: «Мы заботимся о том, чтобы ваш день начался с бодрящего ароматного кофе Юрхелс!». Абаддон вспомнил, что Нике как-то упоминала об отсутствии кофеина в райском кофе, но все с тем же заряжающим энергией эффектом.

— Куда мы едем-то? — поинтересовался он, наблюдая за тем, как мужчина в элегантном костюме наливает себе кофе.

— За город, — лаконично ответила Нике.

— А там что?

— А вот увидишь.

Девочка расплылась в улыбке, представляю реакцию Абаддона на ее сюрприз.

Через двадцать минут они вышли где-то в сельской местности. С двух сторон от дороги, выложенной из камней, находились поля, а дальше лес. Они немного прошли вперед, а затем свернули на узкую тропинку, разделяющую поле на две части.

— Идем гулять в лесу? — спросил Абаддон.

— Ага, по грибы, — фыркнула Нике.

По лесу они шли недолго. Минут через пятнадцать деревья поредели, и взгляду открылась огромная свободна поляна с вытоптанной травой. Где-то вдалеке виднелась крупная деревянная постройка. Нике уверенно двинулась туда.

— Алико-орн! — позвала девочка, когда они подошли совсем близко.

— Иду-у! — послышалось в ответ из недр здания. Постепенно в тени начал вырисовываться стройный силуэт мужчины с рогом на лбу. Когда он вышел под солнечные лучи, свет резко отразился от его белых волос, сплетенных в одну косу до пояса, а также от белоснежной кожи, что белее, чем у кого-либо из знакомых Абаддона. Большие белые крылья в данный момент он скрывал.

— Приветствую вас, — добро улыбнулся он прибывшим гостям.

— Привет, — улыбнулась в ответ Нике.

— Давно не виделись, — сказал Абаддон и пожал Аликорну руку. Они уже давно знакомы, хоть толком и не общались. Виделись пару раз благодаря хорошей дружбе Аликорна с Юи.

— Я так понимаю вы пришли посмотреть на моих друзей? — спросил мужчина, и Нике согласно кивнула. Ее глаза блестели от нетерпения.

— Они сейчас на тренировке с военными. Минут через десять должны вернуться. Абаддон, ты когда нибудь видел пегасов?

— В живую не видел. Только если в книгах, в мультиках…

— Пегасов и также единорогов очень любят описывать хрупкими, нежными и беззащитными. Обязательно изящными и с тонкими ногами, — начал вдохновенно вещать мужчина.

— О животных он может говорить вечность, — шепнула Нике.

— Но это в корне неверное представление! — вдруг воскликнул Аликорн. Абаддон сделал вид, что внимательно слушал с полной заинтересованностью.

— А в принципе сейчас сами увидите, — вдруг прервался мужчина и посмотрел наверх. Нике и Абаддон тоже подняли головы и увидели стремительно приближающиеся тени. Хлопая крыльями, на площадку по одному начали приземляться невероятные создания со всадниками на спинах. Эти кони были раза в полтора больше земных лошадей. На широких спинах перекатывались мускулы, когда они шевелили громадными крыльями. Да и не только спина, весь конь был весьма поджарый. Грива была обстрижена, видимо для удобства во время полетов. Но несмотря на размеры, пегасы были удивительно грациозными. С каждого слезал всадник, снимал уздечку, гладил своего коня, отдавал честь Аликорну и уходил в сторону дороги.

— А я думал они маленькие… — покачал головой Абаддон, перебегая глазами с одного пегаса на другого.

— Они же тебе не пони, — укоризненно сказала Нике. — Тем более их используют в боях как ездовых животных.

Последний солдат ушел, и на поле осталось около двадцати пегасов. Они ложились на траву и расслаблялись, отдыхая под теплыми лучами солнца. Некоторые из них решили перекусить свежей травой.

— Хочешь познакомиться с ними поближе? — обратился Аликорн к Абаддону.

— Если они демонов не боятся, то было бы здорово.

— Который тебе приглянулся?

Абаддон завис, словно он опять оказался перед полками с печеньем. Он долго рассматривал пегасов со стороны, не рискуя подходить к ним близко. Удивительно, как Нике с Аликорном терпеливо ждали его окончательного решения. Они успели бы уже чай попить, обсудить в спокойной обстановке все последние события.

Наконец Абаддон указал на пегаса, что ушел подальше от всех остальных и спрятался в теньке здания.

— Неплохой выбор. Этот гнедой довольно спокойный и хорошо тренированный.

Они подошли к коню, и тот заинтересованно поднял голову.

 — Итак, его имя Рамзес, — Аликорн ласково потрепал коня по гриве. — Подойти к нему ближе и протяни руку к носу, но не касайся. Он немного изучит тебя и, если ты ему понравишься, он сам ткнется тебе в ладонь.

Конь опять опустил голову на траву. Абаддон медленно подошел к нему, присел на корточки и протянул руку. Рамзес лениво осмотрел парня, понюхал, фыркнул, обдав его теплым воздухом, но ткнулся в руку. Кожа на носу была очень мягкой на ощупь.

— Поздравляю! Успех с первого раза, — Аликорн легонько похлопал в ладоши, чтобы не напугать животных, — не всем так везет. Бывают очень привередливые пегасы. Теперь можешь его погладить и даже покормить. Вот…

Из сумки на поясе он достал морковку и передал демону.

— Он выглядит каким-то уставшим, — заметил Абаддон, поглаживая нос гнедого. Но стоило предложил пегасу морковь, тот тут же поднял голову, убедившись, что в руке действительно любимое лакомство, обрадовался и аккуратно взял ее, обслюнявив руку.

— У них была тренировка. Кстати, короче чем обычно, так что он еще довольно взбодрен. Рамзес у нас просто немного ленив и не любит двигаться сверх того, что ему приказывает наездник, — пояснил Аликорн поведение пегаса.

— Как я тебя понимаю, друг. Мне тоже лень работать, а уж тем более выполнять дополнительные поручения от Сатаны и Локи. Было лень…

— Думаю, он даст тебе покататься.

— Серьезно? Вы хотите, чтобы я прокатился на нем? — удивился парень, окинув недоуменным взглядом ангелов.

— Ой, только не говори, что испугался этого милашки. Или высоты, — ехидно подколола его Нике. Абаддон, прищурившись, показал ей фак.

— Пускай лучше отдохнет.

Демон слегка похлопал коня по шее, но тот фыркнул и потряс головой, словно говоря: «Отдыхать? Да я еще полон сил!». Он вскочил на ноги и повернулся боком, приглашая Абаддона прокатиться.

— Оу, ну, раз уж ты так настаиваешь.

Парень тоже встал. Насмотревшись, как это делают в фильмах и играх, Абаддон сразу смог залезть на Рамзеса. Он до этого никогда не катался на лошадях или других животных, поэтому очень удивился своему прогрессу. Он чувствовал волнение, но старался его не показывать, удобнее располагаясь в седле.

— Значит так, — строго произнес Аликорн, обращая на себя внимание, критичным взглядом осматривая пегаса с наездником. — Мы не хотим происшествий, так что запомни пару вещей, — в процессе он начал надевать на Рамзеса уздечку. — Во-первых, когда он будет взлетать, прижмись к шее, чтобы от резкого рывка тебя не сорвало. В полете при поворотах тяни уздечку вправо или влево. Куда потянешь, туда Рамзес и повернет. Если хочешь подняться выше, натягивай её на себя, если ниже — сжимай коленями бока. Захочешь прекратить полет, командуй «вниз». Все ясно?

— Да, кажется, ничего сложного, — пожал плечами демон. — А вы тоже кататься будете?

— Я буду, — ответила Нике. — А Аликорн с земли посмотрит.

— Буду за вами приглядывать, — усмехнулся мужчина.

Нике направилась к крупному, чисто-черному пегасу, который тоже прилег в теньке и отвернулся от всех своих собратьев. Появление девочки перед его носом не вызвало энтузиазма, но за морковку он дал себя погладить и взнуздать. Маленькая Нике смотрелась очень странно на таком мощном черном коне.

За это время Абаддон по совету Аликорна походил с Рамзесом по земле, дабы привыкнуть к нему. Крылья мешали, постоянно задевали ноги, но в целом Абаддон уже готов был нестись по полям так, словно всю жизнь катался на лошадях. Нике подъехала к нему.

— Ну, что, ты готов?

— Подняться в воздух? Это точно необходимо? — спросил парень, смотря в чистое небо.

— Конечно! Когда еще тебе выпадет шанс прокатиться на пегасах?

— И то верно. Но если я упаду, здесь произойдет землетрясение.

— Аликорн словит тебя, если что. А если нет… то и ты, вероятно, не выживешь. Если будешь хорошо справляться, то мы поднимемся на высоту двух километров.

— Так высоко…

— Это для маневров. А для начала нам хватит и пятиста метров. Что ж, смотри и учись.

Нике направила коня в галоп. Набрав скорость, он распахнул огромные черные крылья, взмахнул ими и оторвался от земли, стремительно поднимаясь вверх.

— Ого… — только и смог произнести парень, наблюдая за зрелищным взлетом. Он убрал волосы в хвост, чтобы они сильно не запутались, и погладил шею пегаса. — Ну, Рамзес, не подведи меня, — тихо сказал он.

Конь побежал вперед, по ходу дела расправляя крылья. Набрав нужную скорость, он взмахнул ими. Помня слова Аликорна, Абаддон прижался к шее Рамзеса. Рывок был сильным, а взлет головокружительным. Пока они набирали высоту, Абаддона подбрасывало вверх-вниз, но когда полет выровнялся, вдруг стало удобно сидеть, и крылья совсем не мешали. Парень выпрямился и осмотрелся. Внизу все казалось крошечным. В лоб врезался жучок. «Я забыл дать им защитные очки,» — вдруг вспомнил Аликорн.

— Офигеть. Где я только не бывал: и под землей, и на земле, и в воде, и в вулкане. Но летать мне еще не приходилось, — сказал Абаддон Рамзесу и вдруг заметил вдалеке Нике. Она летела спокойно, видимо, чтобы дождаться Абаддона, так что парень быстро ее догнал.

— Эй, Нике! — позвал он девочку, когда они уже летели на одной скорости.

— Ну, как тебе? — счастливо улыбаясь, спросила она. Её голос звучал восторженно.

— Это невероятно! Только вот жуки уже надоели.

— Да, мы забыли защитные очки. Но ничего. Главное поменьше рот открывать.

Абаддон снова посмотрел вниз. Он никогда не думал, что летать так здорово. Ему знакомо только падение с высот. Вид полей с неба завораживал.

— Хочешь покажу кое-что? — спросила Нике.

— Что?

— Смотри внимательно, я училась этому очень долго, — с этими словами она натянула поводья, и её пегас стал набирать высоту. Когда они были уже довольно высоко, она резко развернула коня и прижалась к его шее. Тот сложил крылья и камнем полетел вниз, одновременно крутясь в воздухе. У Абаддона что-то в груди екнуло. Это выглядело так, словно они падают и вот-вот разобьются. Чем ниже они падали, тем более страшно становилось. Но Аликорн преспокойно наблюдал за этим, значит все под контролем? Нике с пегасом пролетели мимо Абаддона, и вот тут парень действительно запереживал, ибо до земли им оставалось падать совсем немного, но тут чёрный сделал очень крутой разворот, и они вышли в свободный спокойный полет. Они подлетели к Абаддону. Нике выглядела бесконечно счастливой. В ее растрепанных волосах запуталась парочка жучков.

Абаддон поднял голову, его глаза были закрыты. Он резко выдохнул.

— Ну, как тебе? — Нике очень широко улыбалась, крайне собой довольная.

— Чувствую себя бабкой старой, — еле слышно пробормотал парень, открыл глаза и посмотрел на девочку. — Разве можно так пугать?!

— Ага-а, значит, впечатлён?

— Не то слово, — покачал головой Абаддон, все еще отходя от увиденного.

— Среди наездников пегасов это называется «штопор». У людей он тоже есть, но выполняется на самолетах и делается совсем иначе.

— И только в Аду толком никто не летает. И штопором у нас зовется только открывашка для алкахи…

— Но у вас же тоже есть крылатые.

— Да, но их немного. По крайней мере в стране Сатаны. К тому же, одно дело летать на своих крыльях, другое — на ком-то или на чем-то. Тебе лучше это знать, чем мне, не летающему.

— Ты прав. Но ты всегда можешь прийти сюда и полетать с Рамзесом, — она ободряюще ему улыбнулась.

— Только если с тобой.

— Один боишься что ли? — улыбка превратилась в усмешку.

— Не хочу летать в одиночестве. Кто знает, может ты трюкам меня научишь когда-нибудь.

— Может, но это сложно. Не каждый пегас способен на трюки, хотя тренированные многое умеют. Чтобы научиться штопору мне пришлось очень долго налаживать отношения с Громом, — она погладила своего коня по шее. — А потом приходилось много тренироваться. Сначала на высоте поменьше мы отрабатывали отдельные кусочки этой фигуры. Меня тщательно привязывали и пристегивали к коню, чтобы, не дай Бог, я не упала. А еще рядом всегда были спасатели и медики на всякий случай. И постепенно мы объединяли все в одно. Потом я научилась делать это без креплений. Было сложно.

— Понимаю. Но ведь есть же и другие трюки? Попроще?

— Конечно есть.

Летать на пегасах было весело, но пришло время заканчивать. Наездники спустились вниз и слезли. Абаддон остался рядом с Аликорном пока Нике отводила Грома в конюшню.

— Видел, она показала тебе свой штопор, — заговорил Аликорн.

— Ага, — ответил Абаддон, поглаживая Рамзеса на прощание.

— Обычно она не падает так низко. В этот раз она рисковала, делая разворот так поздно.

— Меня впечатлить хотела, — усмехнулся парень, хотя в душе ругал ее за такие опасные трюки.

— Думаю, да. Она чувствует себя слабее других приближенных Файтера и это заставляет её оттачивать многие другие навыки. В плаванье и полете Нике действительно хороша, и читает просто постоянно. Говорит, духовное развитие и мозг — это очень важно. Мне кажется, вы гармоничная команда.

На секунду в голове Абаддона пробежала мысль, будто Аликорн намекнул на тупость демона, но комментировать ничего не стал. В этот момент как раз вернулась девочка. Они попрощались с Аликорном и направились в сторону остановки. На улице уже был вечер, похолодало.

— Мы здесь еще не закончили. Заскочим еще в одно место ненадолго, — сказала Нике.

— Куда же? — поинтересовался парень.

— К единорогам. Но на них только посмотреть. Они не дают к себе приближаться.

— И почему я не удивлен?

— Они действительно осторожные и опасливые. Но невероятно красивые! У них даже есть кое-какие магические особенности.

— Какие?

— Их рог может запустить в тебя что-то вроде шаровой молнии, если он почувствует от тебя опасность. А еще напускать сонное оцепенение и видения.

Вернувшись на главную дорожку, ведущую к шоссе, они направились в противоположную сторону, пройдя небольшое расстояние, и завернули налево. Единороги жили и свободно расхаживали в лесу. В данный момент они пришли к роднику попить воды. Нике и Абаддон остановились в почтительном отдалении. Самый крупный единорог, явно вожак стаи, долго к ним присматривался, его гладкий белый рог даже начал искриться, но все же атаковать он не стал. Просто продолжал стоять на месте, как бы отгораживая остальную стаю от чужих.

Все единороги были белоснежными настолько, что было совершенно неясно, как можно оставаться такими чистыми в лесу. Мужские особи были крупнее, мускулистее и рог имели толще и длиннее. Женские особи были изящнее, более хрупкими, с рогом поменьше. При этом все имели длинные хвосты и гривы. Нике и Абаддон не проронили ни слова, дабы не привлечь к себе лишнее внимание. Недолго они за ними наблюдали. Девочка посмотрела на демона, и тот кивнул, давая понять, что они могут идти, так что они развернулись и теперь уже точно пошли к остановке. Единороги Абаддону понравились.

На следующий день после ужина Нике и Абаддон отправились по вызову к Файтеру. Зайдя в кабинет, они сразу отметили, что выглядит он еще хуже, чем раньше.

— Присаживайтесь, — он указал им на кресла напротив своего стола. Они сели. Кажется, их ждала не самая приятная новость.

— У вас новая миссия, — сразу объявил Файтер, — и теперь, чем больше выживет, тем лучше.

Файтер сделал небольшую паузу, всматриваясь в лица призванных, особенно в лицо Абаддона. Решив, что информация благополучно дошла до них, правитель продолжил:

— Мне звонил Локи. У него было сообщение от его родни, проживающей на земле, в России. Они ездили в лес и заметили там огромное количество следов на снегу. Людям там гулять незачем, тем более толпами. А также они заметили там силуэт с крыльями. Предположили, что там собрались ангелы, поэтому решили доложить. У нас недавно как раз всплывала информация, что наши подозреваемые ангелы направлялись в Россию, так что не исключено, что в том лесу могут оказаться именно они.

— Черт, у них там холодно… — тихо пробормотал Абаддон.

— Понимаю, тебе будет тяжело. Оденьтесь потеплее. И будьте готовы к тому, что вам придется в этом лесу пробыть не один день.

Файтер замолчал, подошел к окну. По его лицо было видно, что он задумался.

— Я подготовлю несколько воинов на случай, если вам понадобиться подмога, — наконец, выдал он и кивнул сам себе, соглашаясь, что идея хорошая. — Постарайтесь меньше крушить и убивать. На этом все. Можете идти собираться.

— Это будет действительно сложно, — вздохнула девочка, привалившись спиной к двери. — Я не знаю землю, я была там всего пару десятков раз за то время, что живу тут. А ты еще и холод не переносишь.

— Мда уж… они знают, где прятаться, — задумчиво произнес Абаддон, смотря куда-то в сторону. Нике отошла от двери кабинета правителя.

— Думаю, нам не помешает зелье для уменьшения еды. Неизвестно, как долго мы там будем. Много взять с собой не получится, а пытаться найти что-то там, в мороз — бессмысленная затея.

— И где ты хочешь достать это зелье? — скептически спросил парень.

— У Сета — нашего ученого. Я уже как-то говорила тебе о нем. Пойдем.

Девочка махнула рукой и пошла вперед.

Спускаться никуда не пришлось. Нике вела демона в другой конец РАМа, где за самой отдаленной дверью находится их цель.

— Абаддон, — вдруг позвала девочка, пока они шли.

— Мм?

— А Локи, он… какой? — неожиданно спросила она и кажется даже слегка смутилась. — Просто я читала о нем. И то, что пишут в книгах, это восхитительно! Гений, самостоятельно изучивший все цвета пламени, сделавший из Райля, классифицированного как «плохо подходящего на роль лидера», отличного правителя. Я ни разу не видела его в живую, но так хотелось бы познакомиться!

— Понимаю твое восхищение. Локи действительно невероятный демон. Он сильный, трудолюбивый, умный. Логика у него развита на все сто. Ему всегда дают самые запутанные, загадочные миссии, ибо он легко с подобным справляется. Прям как экстрасенс какой-то. Сейчас Локи работает учителем в школе своей младшей сестры. Говорит, дети его там просто обожают. Он и сам очень любит детей.

Широко раскрытые глаза Нике выражали лишь восторг.

— У него у самого два взрослых сына и дочь, — продолжал парень. — Жаль только, что жена его умерла. Хорошая была. Добрая, заботливая. И вот с ее смерти прошло уже так много лет, а он… так и не нашел себе другую женщину.

После небольшой паузы лицо Абаддона скривилось в неприязни, и он добавил:

— И теперь он стал чертовым геем!

— Ты гомофоб? — девочка сильно удивилась.

— Ну, да, — ответил демон так, словно это само собой разумеющийся факт.

— Зря ты так. Геи ведь не плохие. Вот, например, Бари часто мне помогает… Ты знаешь Бари?

— Брат Карла?

— Да.

— И Бари значит гей?

— Ну, или би. Я не уверена, — Нике пожала плечами.

— Знаешь, я ненавижу геев не потому, что считаю их всех плохими.

— Я просто не понимаю, почему сам факт того, что кто-то гей, должен вызывать неприязнь? У вас же в АЦП тоже такие есть, и ниче…

— Почему мы вообще об этом говорим? Тебе мешает жить факт, что я гомофоб? — раздраженно спросил Абаддон, перебив Нике.

— Да нет, не мешает, — растерянно ответила девочка не понимая, почему Абаддон злится. — Просто хочу понять, наверное.

— Понять что?

— Понять нелюбовь к конкретному типу отношений. Но раз уж это для тебя неприятная тема… — она пожала плечами, намекая на то, что не будет продолжать этот разговор. — Кстати, мы пришли.

Они уже некоторое время стояли возле двери. Нике постучалась, но в ответ раздалось только какое-то невнятное бурчание. Она открыла дверь, и оба прошли внутрь. У Абаддона разбежались глаза. Они оказались в самой настоящей крупной лаборатории. Парень уже видел что-то подобное у Тота, но это место все же отличалось. Тут было множество разных жидкостей в колбах, бутылках, склянках. Различная аппаратура, не переставая, гоняла эти жидкости из одних склянок в другие. Что-то постоянно шипело, мигало, испарялось или наоборот появлялось. И никого не было, кто бы следил за всем этим. Они прошли вперед к двери в конце лаборатории.

— Кому что надо? — недовольно спросил мужской голос, и из кладовой с реагентами в руках вышел высокий мужчина. Черты лица были довольно резкие: прямой нос, выступающие скулы и крайне недружелюбные узкие глаза бордового оттенка. На голове красовались защитные очки. Черный халат и черные защитные перчатки делали его похожим скорее на ученого-злодея из комиксов, чем на обитателя Рая. Когда он повернулся закрыть за собой дверь, можно было заметить черные прямые волосы, убранные в хвост до лопаток, чтобы не мешали работать.

— А, это ты малявка. А ты этот, да? — как-то неодобрительно глянул он на Абаддона и поставил пару бутылочек на стол.

— Да, тот самый этот, — саркастично ответил Абаддон, слегка закатив глаза.

— Вот и познакомились. А теперь: что надо?

— Мне нужно зелье для уменьшения еды, — сразу выпалила Нике.

— Получите завтра утром. Сегодня не успею.

— Хорошо, спасибо, — радостно ответила девочка и повернулась к Абаддону. — Пошли.

— Стоять! — послышалось вдруг от Сета. Парень с девочкой оглянулись. — Если мои ингредиенты пострадают еще раз, то от меня вы помощи больше не дождетесь.

Нике на это только вздохнула, зная, что Сет просто выражает своё недовольство. Абаддон понял, что это относиться к нему, и просто растерянно кивнул.

Они вышли и теперь уже отправились к своим комнатам.

— Значит отправимся мы только завтра… — задумчиво произнес Абаддон.

— Ага. И, это… Ты не думай, что Сет предвзято к тебе относится, потому что ты из Ада. Он ко всем так обращается. Кроме своего кота.

— Чем-то он похож на нашего ученого.

— Да? Чем?

— Ну… — дальше Абаддон рассказывал про Тота. Нике добавляла что-то про Сета, вследствие чего они выяснили, что их ученые могли бы неплохо подружиться. Так они обсуждали своих ученых до тех пор, пока не дошли до комнат, чтобы потихоньку начать собираться.

====== Глава 14. Холодный секрет ======

Раннее утро. Белые, блестящие от солнечных лучей хлопья медленно спускались на землю, образовывая хрустящий под ногами снежный покров. Укутавшиеся в теплую зимнюю одежду Абаддон и Нике шли в тишине по протоптанной тропинке в поселок Новорыбная, где проживали три суровые русские женщины: Ефросинья, Авдотья и Прасковья.

Абаддон уже бывал у них в гостях один раз, так что он примерно помнил, куда нужно идти. Людей на улицах не было, и лишь бродячие собаки провожали незнакомцев уставшими глазами.

Надувшиеся от холода голуби и галки сидели на деревянном заборе, нуждающемся в покраске. Птицы даже не шелохнулись, когда Абаддон открыл калитку, и они с Нике прошли по расчищенной от снега каменной дорожке, ведущей к главной двери дома женщин.

Звонок в дверь. Послышался низкий, немного хриплый голос: «Иду!». Абаддону вдруг подумалось, что сейчас произойдет что-то не очень приятное, и он был прав. Уже через несколько минут он и Нике сидели за кухонным столом, и все три хозяйки дома осыпали Абаддона смущающими его комплиментами.

— А ты подкачался! — сказала Ефросинья, щупая руку парня.

— И подрос! — заметила средняя по возрасту женщина — Авдотья. — В последний раз, когда мы виделись, ты еще хиленьким таким был, низеньким, совсем маленьким.

— А сейчас аж возмужал! — смеясь, заявила старшая.

— Как же быстро дети растут! — воскликнула Прасковья — самая молодая хозяйка дома. — Крепкое тело — это хорошо. А иммунитет-то свой укрепил? Не заболеешь от холода, как в прошлый раз, мм?

— А то мы тебя лечить не будем! — продолжала смеяться Ефросинья.

— А это твоя сестренка что ли? — Авдотья посмотрела на девочку.

— Нет. Я Нике, его партнер, — спокойно ответила она и взяла в руки чашку чая, который только что разлила всем Прасковья.

— Такая маленькая, — покачала головой бабка, выкладывая на большую тарелку печенье. — Что за мода пошла у детей идти в правительство и выполнять опасные задания?!

Нике на это просто, улыбаясь, пожала плечами. Абаддон решил все же поднять важную тему:

— Давайте перейдем к делу? Где вы видели следы? Ангела? Когда? Как это было?

— А-а, — вдруг протянула Ефросинья, что словно было сигналом для Авдотьи, которая резко вскочила и убежала в комнату. Вернулась она с небольшой картой в руках, которую положила на стол перед гостями. Ефросинья подвинулась поближе к Абаддону и ткнула пальцем в красную точку на карте.

— Смотрите, мы сейчас находимся здесь. А вот это, — она повела пальцем по тонкой дорожке, выходящей из поселка, — дорога, по которой вам предстоит идти или ехать в лес. Как пожелаете. А там, честно вам говорю, — бабка вдруг положила руку на грудь, — не помню! Не помню, как мы шли! Девчонки, вы помните?

— Не-а, — покачала головой Авдотья.

— Увы, — пожала плечами Прасковья.

— Вот и я не помню! Но лес-то вы найдете. Походите там немного, пока не увидите шкуру лисы на дереве. Она давно там висит как ориентировочный знак. И вот от дерева со шкурой прямо по тропинке вглубь леса. Там уже начинают встречаться следы. Там где-то мы и встретили случайно кого-то, похожего на ангела. Я была без очков, не разглядела, а эти дуры даже не заметили! — бабка махнула на женщин рукой. — Возможно они живут в заброшенной казарме в такой чаще леса, куда нога нормального человека не ступала!

После небольшого чаепития Абаддон и Нике попрощались с женщинами и сели на ближайший автобус, идущий в сторону леса.

Выйдя в нужном месте, Абаддон и Нике застыли, словно не знали, что делать дальше и стоит ли вообще идти в этот лес. Через минуту молчания они посмотрели друг на друга, понимая, что пора двигаться.

Дорога, по которой они прибыли, постепенно удалялась, и становилось менее спокойно среди заснеженных деревьев. Успокаивало лишь пение птиц, что иногда перелетали с ветки на ветку, скидывая снег на землю.

Несмотря на то, как тепло они оделись, Нике заметила, что пальцы и губы Абаддона слегка дрожат от холода, хотя сама девочка была одета чуть полегче и ей было тепло.

Через какое-то время брождения по снежному, холодному лесу они вышли на небольшую поляну с огромным дубом, от которого шло несколько тропинок в разные стороны. Но лисьей шкуры нигде не было. Нике обнаружила возле старого дерева несколько следов. Следы явно принадлежали либо людям, либо ангелам. Осмотревшись вокруг, ребята заметили, что больше следов не видно. Они находятся только у дерева, и больше нигде.

— Вероятно это ангелы. Они прилетели сюда, встали у дерева, и сразу улетели, — выразила свои мысли Нике.

— Только вот зачем? На этом дереве висела шкура?

— Не исключено. Или здесь есть что-то еще. Надо лучше осмотреться.

Поиски вокруг дерева не увенчались успехом, тогда Нике и Абаддон решили осмотреть всю поляну. Пока девочка копалась в кустах, разрушитель прошелся немного по одной из тропинок и вдалеке вдруг заметил большое серебряное перо. Он подошел ближе, поднял найденный предмет и, осматривая его, стал перебирать в голове изображения всех знакомых ему земных птиц. Все возможные варианты птиц мигом отлетали, так как одни не живут в лесах, другие слишком маленькие, третьи также не любят холод и снег. Не вспомнив ни один подходящий вид птиц, Абаддон позвал Нике. Девочка подбежала и сразу узнала перо, принадлежащее как правило ангелам-воинам, чьи крылья серебряные, словно сталь.

Найденное перо как раз находилось недалеко от одной из тропинок, поэтому Нике и Абаддон предположили, что именно это нужное им направление. Однако сколько они ни шли, никаких следов поблизости не было, если исключать отпечатки лап местных обитателей.

Так до самой ночи они бродили по лесу, окончательно заблудившись, пытаясь выйти хоть куда-нибудь. Но усталость и голод в итоге взяли свое, вынудив потерявшихся поставить палатку и поужинать перед тем, как лечь спать.

Посреди ночи Нике вдруг открыла глаза. Она не сразу поняла, что ее так резко разбудило, поэтому попыталась уснуть. Но странное, неприятное ощущение мешало вновь погрузиться в крепкий сон. Она снова открыла глаза, поднялась и посмотрела в палаточное окошко. На улице еще была ночь. Нике понимала, что выходить туда одной — рискованно, поэтому она повернулась к крепко спящему рядом парню и толкнула его плечо.

— Абаддон? Абаддон, проснись!

— Мм?.. — промычал парень, перевернулся на спину и приоткрыл глаза.

— Абаддон, я… мне надо отойти… в кустики.

Демон лениво поднялся и кивнул. Накинув куртки и надев обувь, они вышли из палатки и дошли до ближайших кустов, густо покрытых снегом. Абаддон сел на пенек неподалеку, а Нике спряталась за подобием неухоженной живой изгороди.

Парень лениво водил слипающимися глазами в разные стороны, проверяя, чтобы никого поблизости не было, однако держаться без чашки кофе очень трудно, так что Абаддон опустил веки на пару секунд, давая глазам отдохнуть. И снова демон посмотрел в сторону куста, а затем по сторонам. Ему показалось, что он чуть было не уснул, когда прикрыл глаза, и прошло достаточно времени, чтобы девочка могла сделать свои дела.

— Ты там скоро?

Но никто не ответил.

— Нике? — встревожился парень и даже полностью открыл глаза, убирая усталость и сонливость на второй план.

— Нике?!

После очередного длительного молчания Абаддон встал и медленно подошел к кусту.

— Ты там уснула что ли? Или прикалываешься?

И снова тишина.

— Так, ну, это не смешно… — тише произнес парень, словно сказал это самому себе, и обошел куст. Нике за ним не оказалось, а на снегу были лишь ее следы.

Резко нахлынувшая паника словно заглушила разум, и Абаддон просто стоял и смотрел то на куст, то на следы, то по сторонам, не понимая, что происходит и что ему нужно делать, но вдруг парень похлопал себя по щекам, приводя все мысли в порядок.

— Так, соберись… — прошептал он, и повернулся в сторону леса. Никаких следов в округе не было, а значит девочка не могла просто убежать, и местные обитатели не ходили рядом. Дыр никаких в земле тоже не было, то есть и провалиться Нике не могла.

Абаддон пошел в сторону лагеря, выкрикивая имя девочки, надеясь, что она ответит. Собрав все вещи он пошел по лесу, теперь уже в поисках своей таинственно пропавшей напарницы.

Долгие, утомительные поиски продлились аж до следующей ночи, но не увенчались удачей, а наоборот только пошатнули состояние демона. Низкая температура, морозный ветер и голод навевали сильную усталость, хотя Абаддон и пытался их игнорировать, а голод — запивать водой. Разочарование оттого, что в этом проклятом лесу нет ничего, кроме растительности и безобидных животных, вынуждало парня останавливаться и подавлять свои эмоции, чтобы не сжечь весь лес к чертям.

В очередной раз он присел на бревно и опустил голову на руки, оперевшись локтями на колени. «Надо идти. Надо продолжать поиски, ” — говорил он себе в мыслях, чувствуя, как вялость растекается по всему телу. Боковым зрением Абаддон заметил движение слева от него. Он нехотя поднял голову и увидел перо. Точно такое же, что они с Нике нашли возле поляны. Это перо только приземлилось на мягкий белый снег. Парень вскочил, подобрал перо и запрокинул голову, рассматривая верхушки деревьев. Определенно это было перо ангела, и раз оно только что упало, значит демон здесь не один.

Он пошел прямо, не опуская головы, в надежде заметить кого-нибудь наверху. Так он незаметно для себя вышел на поляну, но уже на другую. Здесь в самом центре росла маленькая елочка, а на ней лежала лисья шкура. Тропинка от поляны шла только одна, и возле нее есть следы. Абаддон пошел вперед.

Следы привели прямо ко входу в заброшенную казарму, о которой говорила Ефросинья. Абаддон хотел уже было обрадоваться, но вдруг в голову пришла мысль, что все это ловушка, и его здесь уже ждут. Осмотревшись по сторонам и убедившись, что вокруг никого нет, Абаддон зашел внутрь. В здании было темно, как в подвале, и демон выпустил пламя на ладони, а на плече невольно появился желтый мотылек, готовый нападать на любого, кто окажется сзади.

Почему-то именно сейчас, передвигаясь по искомому зданию, парень почувствовал действительно сильный голод и легкую головную боль. Он заглядывал в разные комнаты. Они были совершенно пустые. Это наводило на мысль, что ангелы не могли жить в этой казарме, хотя еще предстояло проверить второй и третий этажи.

В одной из комнат на первом этаже Абаддон вдруг обнаружил стол. Относительно чистый и целый стол, который окружало несколько стульев. Больше в этой комнате ничего не было, но она уже говорила о том, что все-таки кто-то здесь был.

С первым этажом покончено, и парень поднялся на второй. Перед ним встал длинный, мрачный коридор с кучей проходов в другие комнаты. Все они были похожи друг на друга наличием ржавых кроватей, старых деревянных тумб и наполненных паутиной шкафов. Судя по всему это были комнаты, где спали солдаты. И хотя Абаддон видел свет в конце коридора, он внимательно осматривал каждую из комнат, все еще ожидая внезапное нападение со спины. И чем ближе он подбирался к светлой комнате, тем больше его напрягала тихая, безжизненная обстановка.

Коридор подошел к концу, и демон остановился перед светлой комнатой. Дверь, держащаяся на одной петле, была приоткрыта, но звуков никаких не было. Абаддон потушил пламя на ладони, глубоко вздохнул, и посмотрел в проем. Но ничего не увидел. Тогда он медленно открыл дверь.

Его встретили двое: взволнованная Нике, на шее которой красовался странный ошейник, и Афобий, смотрящий на Абаддона так, словно очень рад этой встрече. Они сидели рядом друг с другом за столом, а напротив них чуть дальше от стола пустовал еще один стул, словно приготовленный специально для Абаддона. Больше никого в комнате не было.

— Наконец-то ты пришел, Абаддон, — довольно ухмыляясь, заговорил Афобий. — Проходи, присаживайся. Ты, наверное, так устал бродить весь день по лесу.

— Что здесь происходит? — спросил Абаддон, сделав несколько резких шагов вперед, но остановился возле стула, когда Нике вдруг пискнула и схватилась за ошейник.

— Не советую совершать резких движений, — медленно проговорил ангел. — Видишь этот прелестный аксессуар на шее твоей напарницы? — Он провел пальцем по ошейнику, — Он немно-ожечко ей маловат. И может стать еще меньше, если ты будешь плохо себя вести. — Афобий сделал небольшую паузу и перевел серьезный взгляд с ошейника на долгожданного гостя. — Садись.

Абаддон взволнованно посмотрел на Нике, чье лицо скривилось от неприятных ощущений. Она кивнула парню, давая понять, что сейчас действительно лучше слушаться. Абаддон аккуратно сел, а Нике выдохнула с облегчением — похоже ошейник перестал давить.

— И тебе ее не жалко?.. — тихо спросил парень, смотря в глаза своему врагу.

— Жалко, — выдохнул Афобий, смотря на девочку, — но у меня нет выбора.

— В смысле «нет выбора»? — не понял Абаддон. В его тоне уже чувствовалось раздражение. — Просто оставь ее в покое и давай нормально подеремся один на один.

— Я бы рад, но я не могу так рисковать, иначе мне тоже достан… — тут Афобий запнулся и удивленно посмотрел на демона, но быстро взял в себя в руки и продолжил, — а вообще, если все пройдет гладко, то она точно не пострадает и будет свободна. Все зависит от тебя, Абаддон.

— Что ты хочешь?..

— Ничего особенного. Просто нужно спокойно переждать эту ночь, и утром мы уже отведем вас куда надо: Нике домой, а тебя… впрочем, тебе не обязательно это знать.

Абаддон ничего не ответил и только опустил глаза в пол. Он не был уверен как долго придется ждать утра, но уже чувствовал, что это будет самая длинная ночь в его жизни.

— Чаю? — вдруг спросил ангел.

— И где ты собираешься кипятить тут воду, — фыркнул Абаддон.

— Здесь, в камине.

Афобий указал на каменную постройку за своей спиной, внизу которой было углубление, перегороженное железной решеткой.

— Можешь даже зажечь его, если силы еще есть.

Это странное предложение слегка повеселило Абаддона, и он согласился. Ангел покинул комнату, чтобы взять чайник, и Абаддон решил воспользоваться этой возможностью и попытаться сломать ошейник. Он подошел к Нике и попытался продеть пальцы под мешающий аксессуар. Лицо девочки снова скривилось, ибо ошейник и без того плотно прилегал к шее, а тут еще и пальцы начали давить.

— Прости. Потерпи чуть-чуть, — полушепотом произнес Абаддон и начал сжимать ошейник, тянуть, но эта проклятая штуковина даже не треснула.

За это время уже вернулся Афобий, и как только Абаддон почувствовал давящую боль в пальцах, он прекратил попытки и убрал руки. Ошейник снова расслабился, и Нике глубоко задышала.

— Бесполезно, — покачал головой ангел, подойдя к пустующему стулу Абаддона и похлопал по верхушке спинки. — Сядь.

— Абаддон, сядь, пожалуйста, — тихо попросила Нике.

— И зажги камин, — улыбнулся Афобий. Демон выпустил небольшое красное пламя в сторону камина и вернулся обратно на стул.

— Молодец.

Афобий похлопал врага по голове.

Чай в конечном итоге пил только Афобий. И хотя Нике уговаривала Абаддона немного согреться, видя, как дрожат его посиневшие от холода губы, демон упорно отказывался от предложения, стараясь делать вид, что все с ним хорошо.

Так они просидели час, пока в комнату не забежал один из помощников Афобия.

— У нас проблемы! Нужна твоя помощь! — протороторил ангел, и главный неохотно покинул свое нагретое место, вновь оставив Абаддона и Нике наедине.

— Это наш шанс, — сказал демон, посмотрев на девочку.

— Ломать его бессмысленно, — сразу предупредила Нике.

— Тогда попробуем сбежать?

Девочка покачала головой.

— Я не смогу уйти далеко, пока эта штука на мне.

— Значит мне надо забрать у Афобия то, чем он контролирует ошейник?

— Возможно. Можешь его подловить на входе.

— Да, так я и сделаю, — хитро улыбнулся парень. — Глупо с его стороны было оставлять меня вот так, без чего-либо мешающего.

Демон выглянул из комнаты и зажег пламя, освещая коридор и рядом находящийся проем. Убедившись, что никого нет, он тихо перебрался в соседнюю комнату, потушил пламя и затаился.

Прошло немало времени, как засыпающий Абаддон услышал долгожданные шаги, эхом отражающиеся от пустых стен. Он медленно поднялся с лежащего на полу шкафа, заменившего ему стул, и бочком подошел к проему. Когда идущий прошел мимо, парень выглянул и убедился, что это Афобий. Он уже подошел осветленной комнате и тянул ручку двери на себя. Не успел ангел осознать, что в комнате лишь одна Нике, как Абаддон схватил его за руки и прижал лицом к стене. Девочка тут же подбежала и стала искать в руках и карманах Афобия что-то, чем он мог контролировать ошейник.

— Нашла! — воскликнула Нике, вытащив из переднего кармана утепленных штанов врага маленький пульт с четырьмя кнопками, нажав на одну из которых девочка высвободила свою измученную шею.

— Какая жалость, — театрально вздохнул Афобий и раскрыл ладони. Конечно же, никто не обратил на это внимание, но вдруг Абаддона резко оттолкнул к другой стене ветер, силой ударивший демона в живот. Нике от испуга отскочила в сторону. Повисла тишина. Все трое смотрели друг на друга, словно каждый ожидал первый шаг со стороны оппонента.

Абаддон долго ждать не стал. Он двинулся в сторону противника.

— Не советую, — медленно произнес Афобий, который уж слишком подозрительно довольно улыбался для того, кто оказался в невыгодном положении. Однако это остановило демона.

— Что, затупил со своим планом, теперь думаешь заболтать меня, как в прошлый раз? — спросил Абаддон, ожидая от ангела чего угодно, кроме очередного разговора.

— Признаюсь, я затупил, — кивнул Афобий. — Кто ж знал, что ты догадаешься спрятаться и подловить меня в коридоре? Надо было тебя сразу к стулу привязать. Или хотя бы поставить охрану. Хотя с этим возникли бы проблемы. Понимаешь, ребят у меня осталось немного, и они готовятся к…

— Хватит болтать, — начал злиться Абаддон и снова пошел вперед на врага.

— А перебивать некрасиво. Почему бы нам с тобой не поговорить? Мы же друзья.

Абаддон снова остановился. На его лице нарисовались отвращение и недоумение сразу.

— Какие нахуй друзья?..

— Ну, понимаешь, — Афобий расслабленно облокотился о стену, — друзья все знают друг о друге. Ты вот всегда знаешь где меня найти. А я многое знаю о тебе и твоем прошлом… — многозначительно повел он бровями.

— Да что ты можешь обо знать? — прошипел Абаддон, сжав руки в кулаки.

— К примеру, дату твоего рождения, фамилию твою знаю, что ты родился в бедной семье, и один твой большой секретик из детства.

— Какой еще секрет?

Абаддон остановился прямо перед Афобием. Его нисколько не напрягли знания ангела, которые тот мог узнать из книг, но вот именно секрет заставил понервничать. А Афобий продолжил говорить загадками:

— Я говорю о том случае, после которого у тебя была депрессия. Так грустно…

— Не было у меня никакой депрессии, — напряженно пробормотал Абаддон.

— Да? А почему же тогда из АЦП сбегал?

— Да не было такого!

— А чего ты вдруг так побледнел-то? — ухмыльнулся Афобий, видя, что Абаддон прекрасно понимает, о чем идет речь.

— Тебе кажется…

— Почему же ты так разнервничался? Уж не потому, что я так легко узнал этот страшный секрет?

— Это… н-неправда…

— Не надо прикидываться идиотом, Абаддон. От правды не сбежишь.

Афобий сделал шаг вперед, встав почти впритык к потерявшемуся в своих мыслях демону.

— Только вдумайся: я, — он сделал акцент и засунул руки в карманы, — смог узнать о том, что с тобой тогда сделали и как это было во всех подробностях. А теперь представь, сколько демонов в Аду уже знают об этом. Сколько демонов обсуждают этот твой унизительный секрет.

Боковым зрением Афобий заметил Нике, которая подобралась поближе к Абаддону. Видя его потерянное состояние, она решила, что ему может понадобиться помощь. Но она никак уже не могла помешать дальнейшим планам Афобия. За спиной Абаддона вдруг раздался сильный взрыв. Нике нагнулась и закрыла глаза, а Абаддон от неожиданности аж выпрямился, но даже не понял, что Афобий уходит прямо у него на глазах.

Придя в себя, Абаддон посмотрел на Нике. Убедившись, что она в порядке, он повернулся и осознал, что часть здания разрушена. Они подбежали к краю, посмотрели вниз. С первого этажа выбегали ангелы и разбегались в разные стороны. Их было не так мало, как говорил Афобий, а наоборот даже много.

— Их надо ловить! — воскликнула Нике. Она подняла голову на Абаддона и увидела на его лице ярость. Ярость от осознания того, что Афобий не только узнал его главный секрет, но и вновь одурачил и так просто сбежал. Нике поняла, что дело пахнет жареным.

Абаддон вдруг прыгнул и приземлился прямо перед последними шестью выбегающими ангелами, которые еще не успели взлететь. Земля пошатнулась, и убегающие резко остановились, пытаясь удержаться на ногах. Осознав, что перед ними демон разрушений, они испугались и побежали обратно в здание, чтобы попытаться сбежать другими путями, но Абаддон вдруг поднял из-под земли лаву, что высокой стеной окружила ангелов и обладателя магмы. Нике к этому моменту успела спуститься на крыльях и оказалась также в горячем кругу.

— Не забудь, нам надо взять их живыми, — очень тихо обратилась она к демону, который явно был настроен убивать.

— Я очень советую вам сдаться по хорошему, — это она адресовала противникам. Ангелы в панике начали пытаться сдуть лаву или сбить камнями. Абаддона эти никчемные попытки только веселили.

— Не-ет, сегодня не ваш день, — покачал головой парень и двинулся к напуганным ангелам. Один из них все-таки осмелился напасть на Абаддона, но в итоге его лицо было поймано левой рукой и впечатано в уцелевшую стену. Послышался громкий хруст, и голову просто расплющило, как шарик пластилина. Сквозь пальцы просочился раздробленный череп вперемешку с мозгами. Безжизненное, безголовое тело упало в быстро образовавшуюся лужу крови.

— И так будет с каждым, кто осмелится сопротивляться, — мрачно произнес Абаддон, медленно поворачиваясь к остальным до ужаса перепуганным ангелам. На его одежде, руках и лице также щедро была разбрызгана кровь. Не отрывая взгляда от врагов, он провел рукой по лицу, размазывая кровь и убирая ошметки раздробленной головы.

— У меня нет желания с вами разбираться. Сдавайтесь по-хорошему, — добавил разрушитель и пнул труп к ангелам. Трое застыли в полном ужасе, одного из них сильно вырвало, а последний и вовсе потерял сознание.

— Х-хорошо, мы сдаемся! — дрожащим голосом вдруг воскликнул ангел, который стоял ближе всех к Абаддону. Он уже несколько раз прокрутил у себя в голове картину того, как демон подходит к нему со словами «ты следующий» и точно также хватает за лицо своей уже окровавленной рукой. Он понимал, что если этот демон смог один разобраться с двадцатью ангелами, то пять, а точнее даже три ангела для него пустяк, который можно убрать одной левой.

Ангелы собрались в кучку и подняли руки, показывая полное нежелание сопротивляться и провоцировать демона. Абаддон и Нике крепко связали руки и ноги ангелов цепями так, чтобы они могли передвигаться, но не имели возможности оказывать сопротивление. Стена из лавы опустилась, и Нике с Абаддоном повели заложников по лесу.

— Умыться не хочешь? — спросила Нике и протянула бутылку воды. Парень молча принял ее и начал смывать кровь с лица. Вода была ледяная, и только сейчас, когда все закончилось, Абаддон снова почувствовал сильный голод, холод и полное отсутствие сил. Ему было тяжело даже передвигаться, вдобавок еще и в горле запершило, из-за чего он все время кашлял.

Смотря на полуживое состояние парня, Нике казалось, что с каждым шагом ему становится все хуже. Только она подумала предложить передохнуть, как вдруг он остановился. Немного постояв бездейственно, Абаддон начал привязывать ангелов к дереву. Девочка уже подумала, что он сам решил сделать перерыв, и сняла рюкзак, чтобы достать оттуда воды, еды и что-нибудь еще, что может пригодиться, но странный хриплый голос ее остановил.

— Нике, — еле слышно произнес Абаддон, — зови подмогу, — еще тише закончил он и упал лицом в снег.

====== Глава 15. Поправляйся, Абаддон! ======

— Все очень плохо, — замогильным голосом возвестил Сет, закончив осмотр. У Нике закололо в груди от страха, что Абаддон при смерти.

— У него сильное истощение, обморожение рук, воспаленное горло. Он очень тяжело дышит, есть нарушения… — с каждым симптомом лицо Сета становилось все мрачнее и мрачнее, что наводило на Нике самые трагичные мысли. — Одним словом у него грипп. Адский грипп, если быть точнее, — закончил врач.

Как только до Нике дошло, что адский грипп не такой уж страшный, каким описал его Сет, она была готова его прибить, но вместо этого развернулась и пошла к Файтеру за номером адского врача. Адский грипп — болезнь противная в том плане, что никогда не знаешь, чем его лечить. И рисковать пичкать Абаддона райскими лекарствами точно не стоит, а то может стать намного хуже.

У Файтера был только номер Тота. Ему-то они и позвонили на громкой связи, объяснили, что произошло на миссии. Тот пообещал прибыть на утро следующего дня и дал несколько советов:

— Грипп не заразный, можете его не бояться. Ему нужно восстанавливать тепло в организме, так что побольше одеял, побольше горячих напитков, но не алкогольных! А то любят у нас высокоградусным лечиться…. Одного не оставляйте — иногда этот грипп вызывает галлюцинации. Райские лекарства ни в коем случае не давайте, даже от кашля! Мало ли побочные эффекты какие будут… Если он вдруг начнет задыхаться, то-о… будем надеяться, что этого не произойдет. Вроде бы все. Если будут какие вопросы, звоните. Не занимайтесь самолечением! За день он умереть не должен, так что не беспокойтесь.

Разумеется Нике решила взять на себя ответственность за состояние Абаддона. Она запаслась книгами, чаями и приятными пряностями к чаю, помогающими облегчить боль в горле, и до самого вечера дежурила возле больного. Он все это время спал под двумя теплыми одеялами. Его лицо было бледное, лоб горячий, а само тело слегка теплое, что для демонов совсем не норма.

Время шло медленно. Нике читала книги и ждала наступления вечера, чтобы начать готовиться ко сну и устроиться на соседней койке в палате, но последняя книга так сильно ее затянула, что она не заметила, как уснула прямо на стуле.

Ночью во сне она услышала шорох поблизости. Это прервало ее сон, глаза открылись и сразу опустились на кровать, где ворочался Абаддон. Казалось, его что-то беспокоило во сне, и Нике положила ему на плечо руку, стараясь успокоить. Демон взял руку девочки и тут же очнулся. Лунный свет просачивался сквозь незадернутые шторы и хорошо освещал комнату, и первое, на что Нике обратила внимание, — глаза Абаддона. Если раньше они всегда были темно-серыми, то сейчас стали совсем светлыми, и зрачок побледнел.

Об этом Тот не предупреждал, и девочка испугалась, не зная, что ей делать.

— Кто здесь? — спросил Абаддон, отпустив руку Нике. Его голос был еще более хриплый, чем на миссии. Сразу понятно, что у него сильно болит горло.

— Это я, — тихо ответила девочка.

— Нике?

— Да.

— Где мы?

— В больничной части. У тебя адский грипп. Утром прибудет ваш врач, нужно продержаться. Сможешь?

— Да продержусь. Не так уж мне и плохо. Только горло болит. И голова….

— Сделать чай с травами для облегчения боли?

— Давай.

Абаддон сел на кровати, а Нике поставила чайник разогреваться и включила настольную лампу, находящуюся на тумбе рядом с кроватью. Заварив чай, она протянула кружку парню. Он опустил глаза вниз, прищурился, медленно поднял руки и еще медленнее начал словно искать кружку пальцами. Коснувшись руки Нике, он нащупал кружку и взял ее.

— Спасибо.

— Ты что,. ничего не видишь? — спросила девочка, наблюдая за глазами демона, смотрящими в пустоту.

— Не-а, — спокойно ответил парень и сделал глоток чая. — Вкусно.

— И тебя это не беспокоит что ли?

Абаддон опустил кружку и тяжело вздохнул.

— Понимаешь, этот грипп высасывает силы. А я по факту… слепой. В данный момент я все вижу как просто сильно размазанные краски. Каждый раз, когда я остаюсь совсем без энергии, когда я прям реально слаб и беспомощен, я вдобавок еще и зрение теряю.

Абаддон поднял большой палец вверх и сделал саркастично-довольное лицо.

— Надо же… — только и смогла произнести Нике, удивленная такой новостью.

— Не переживай об этом. Через дня два-три зрение полностью восстановится, и глаза вернут прежний цвет.

— Это хорошо, — с облегчением выдохнула она. — Было бы жаль, если бы твои таланты пропали из-за слепоты.

Абаддон допил чай и протянул пустую кружку Нике. Она сразу сполоснула ее в раковине, протерла и убрала в ящик прикроватной тумбочки. Абаддон лежал на спине со все еще открытыми глазами.

— Мм… Абаддон? — обратилась к нему Нике. — Ты не хочешь спать?

— Не особо. Может это из-за чая. Хочешь что-то обсудить?

— Да. Это насчет Афобия. Тебе не показалось, что он будто что-то скрывает?

— Он вечно что-то скрывает, — покачал головой Абаддон. — Хотя меня тоже кое-что напрягло. Он сказал, что не может рисковать, иначе ему…

— Тоже достанется, — закончила Нике. — Будто он на кого-то работает.

— Да. И, кажется, он хочет меня живым куда-то доставить. А ангелов, которых мы поймали, передали Файтеру?

— Ага. Их уже расспросили. Знаешь, я долго думала о словах Афобия и о предположении, что он на кого-то работает, но они утверждали, что работали только на Афобия и больше никого главного у них не было.

— Не исключено, что сам Афобий следует за кем-то, — подметил Абаддон, — и, я полагаю, что это мог бы быть Вельзевул.

— Почему ты так думаешь?

— Ну, смотри: в то время, когда Вельзевул напал на страну Сатаны, начались проблемы у вас в Раю, которые устроил Афобий и его подчиненные. Из-за этого Рай не смог прийти на помощь Аду. Еще и эта проклятая кукла, которую Афобий подарил Мэй. Возможно он с Вельзевулом как-то договорился о том, чтобы Мэй стала жить в Аду, и Афобий смог бы спокойно похитить Юи. На простые совпадения это не очень похоже.

— Да, звучит логично. Надо будет рассказать об этом Файтеру.

Они молчали какое-то время. Если бы Абаддон мог видеть, он бы заметил как Нике периодически поднимает на него глаза, словно хочет что-то сказать, но потом опускает их, не зная, как правильно начать новый диалог. Парень пытался уснуть, ибо чувствовал он себя не так хорошо, как говорил. Резкая боль в горле вынудила его вдруг подняться и сильно раскашляться.

— Тебе хуже? — обеспокоенно спросила Нике, напугавшаяся таким резким подъемом.

— Не, просто… кхм… в горле резко запершило. Все в порядке, — ответил он, оставшись в сидящем положении.

— Хорошо. Эм… я… хотела еще узнать… — неуверенно произнесла девочка, наблюдая за реакцией Абаддона.

— Ну?

— А что у тебя за секрет такой, о котором говорил Афобий?

Демон нахмурился и резко ответил:

— Нике, секрет есть секрет.

— Да, но… тут такое дело… когда я рассказывала Файтеру о том, как прошла миссия, его очень обеспокоило то, что Афобий узнал о тебе что-то такое, что привело тебя в ступор. И он задумался о том, чтобы все же отстранить тебя от поимки Афобия, потому что неизвестно, как еще он будет манипулировать тобой через этот секрет.

— Никак. Я просто был шокирован тем, что он откуда-то об этом узнал.

— Абаддон, — Нике опустила ладонь на руку парня, — я тоже очень переживаю за тебя. Пожалуйста, расскажи.

Демон молчал, пытаясь что-то увидеть в расплывчатом в его глазах одеяле.

— Я обещаю, что не расскажу никому, даже Файтеру.

Парень тяжело выдохнул, закрыл глаза.

— Представь… — он высвободил руку и сильно сжал ее во второй своей руке, — как маленький, беспомощный мальчик попал в толпу взрослых аморальных уродов…

Девочка молчала. Она сразу поняла, о чем говорит Абаддон, но не могла поверить в это, поэтому пыталась придумать другие варианты исхода событий. Постепенно тревога сменилась на шок. Она положила руку ему на плечо и крепко сжала, давая понять, что она все поняла и хочет поддержать в столь трудную минуту.

Они молчали какое-то время. Каждый думал о своем, однако, эта тишина сводила обоих с ума. Слишком уж трагическая обстановка накалялась.

— Спасибо, что рассказал, — прервала-таки тишину Нике. — Мне жаль, что тебе пришлось это пережить.

Абаддон кивнул.

— Сможешь уговорить Файтера дать мне еще шанс? — тихо спросил он.

— Не уверена, — честно призналась девочка. — Не хотелось бы это признавать, но Афобий действительно может сильно надавить на тебя этой информацией.

— Нет. В следующий раз я буду готов к этому.

— Не думаю. А что если он будет угрожать тем, что, предположим, опубликует твой секрет на известных адских форумах? И вынудит тебя выполнять все, что он скажет?

— Ясно, — после небольшой паузы, выдохнул Абаддон и, наконец лег, повернулся к девочке спиной.

— Не расстраивайся. Мы что-нибудь придумаем. Как-нибудь решим.

Она не стала больше ничего говорить. Понимала, что сейчас это не нужно. Теперь им обоим следовало бы успокоиться и попытаться уснуть.


На утро Файтер зашел в палату проведать Абаддона. Нике поделились с ним их соображениями по по