КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420455 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200642
Пользователей - 95542

Впечатления

pva2408 про Лойко: Аэропорт (О войне)

Киборгами воякыв называла скакло-американская пропаганда, а донецкие называли этих вонючих уродов, которые из ДАПа долбили 120 минометами по городу - ПИДОРГАМИ

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Кошкина: Как Розочка замуж выходила (Юмористическая фантастика)

Особенно повеселил ректор, которого все затрахали, но никто не кормил. А на карантина действительно можно сойти с ума...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
nga_rang про Лойко: Аэропорт (О войне)

Нормальная книга. Пропаганды нет. У меня товарищ в ДАПе побывал. Рассказывал и про РФскую спецуру, и про трофейные калаши сотой серии, и про зажареных в подземных коммуникациях чеченцев. Для этих засранцев там вообще климат неподходящий был. Обстрелы артилерией из жилых кварталов, из какой-то толи церкви, толи монастыря, толи приюта содомитов московского патриархата. Спрашивайте у тех, кто через это прошёл, они больше знают чем остальные.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
кирилл789 про Стриковская: Тело архимага (Фэнтези)

сюжет интересный, но уж больно героев потрепало, хоть и прекрасно закончилось, поэтому моя личная оценка "хорошо".
любителям незакрученных в разваренную сосиську детективных историй - вэлком.)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Свет утренней звезды (Любовная фантастика)

она, ггня, бежит так быстро, что лес сбоку смывается в ровно серое.
я онемел. это с какой же скоростью надо БЕЖАТЬ (!), чтобы деревья слились? ни на машине, ни на самолёте - НЕТ такой скорости!
и, пока она бежит, ей "мама говорит"! не кричит громко, не бежит рядом, потому что, когда окружающее сливается, то бежать-то надо быстрее скорости звука! а мать её ей - "говорит"!
афторша, чем колетесь?
и знаете, что говорит мама? что коххары приедут, а твоя морда выглядит, как у сарны. всё всем понятно? прямо первым предложением в "шедевре" это и идёт: про коххаров (это кто???) и сарн (а что что???).
и тут, психушка-ггня понеслась ЕЩЁ БЫСТРЕЕ! гиперзвуком, что ли?
а я файл закрыл. душевное здоровье важнее, нечего тратить время: искать логику в фантазиях больных, своя крыша уедет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Лойко: Аэропорт (О войне)

Весьма спорно. И насчёт стойких киборгов, и насчёт орков...
Спрашивайте у донецких, донецкие чуть больше знают, чем все остальные.
В целом - пропагандонская херня.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
кирилл789 про Стриковская: Практикум для теоретика (Фэнтези)

шикарно.)
кстати, коллеги, каждая книга серии - закончена (ну, кроме девушки с конфетами)).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Третий глаз дракона (fb2)

- Третий глаз дракона (а.с. Пророчество Сиринити-3) (и.с. Фантастический боевик) 955 Кб, 483с. (скачать fb2) - Ален Лекс

Настройки текста:



Ален Лекс Третий глаз дракона

ГЛАВА 1

Едкий зеленый дым проникал сквозь неплотно прикрытые ставни. Каверилл поморщился и перевернулся на другой бок, чихнув пару раз. Едучесть дыма ничуть не уменьшилась. Бормоча себе под нос нечто малоприличное, наставник седьмого курса академии Высокой Магии наконец разлепил глаза и попытался обозреть происходящее. Голова слабо гудела, напоминая о неплохо проведенном вечере. Рядом заворочалась белокурая дива – магичка Бьянка.

– Еще только рассвело же… – сонно пробормотала она. – Ой, а что за дрянью здесь пахнет?

Дрянью не «пахло», а уже конкретно воняло. Каверилл дополз до окна и распахнул его настежь. Это оказалось ошибкой. В мгновение ока зеленый дым заполнил комнату, заставив мага ощутить себя подсобным рабочим в городских сортирах. Лихорадочно размахивая руками перед собой, он по пояс высунулся в окно. Снаружи видимость была получше, но это лишь исторгло из груди наставника горестный стон. Центральный шпиль белого сектора академии, каковой должен был украшать сверкающее на солнце белое знамя, почернел и обуглился. Сверху на шпиле сидело нечто, отдаленно напоминавшее гибрид гигантского паука и бешеной лошади, и увлеченно жевало остатки опаленной материи, время от времени сплевывая вниз едучие комки слюны размером с кочан капусты.

Каверилл застонал еще раз и задал риторический вопрос:

– Какое сегодня число?

– Пятнадцатое, – любезно проинформировала его Бьянка, подходя сзади и также высовываясь в окно – скорее для того, чтобы прочистить легкие от едучего дыма, чем для ознакомления с пейзажем. Но, разумеется, монстр на опаленном шпиле не остался ею незамеченным.

– Э… на нас напали черные? – неуверенно спросила девушка.

– Хуже, – уже абсолютно несчастным голосом ответил Каверилл. – Нет, просто сегодня начались каникулы.

– И что? – недоуменно поинтересовалась Бьянка. Она была назначена в преподавательский состав совсем недавно, не прошло еще и пары месяцев. И, естественно, еще не имела счастья ознакомиться с местным стихийным бедствием.

Дверь спальни Каверилла с грохотом распахнулась, пропуская еще одного из преподавателей – Леаста. Белый маг был взъерошен, мантия не застегнута, а только перевязана на талии какой-то бечевкой, не скрывавшей синие кальсоны в желтый цветочек. Изучив кальсоны, Бьянка хихикнула. Белый маг не удостоил ее вниманием, жалобно уставившись на Каверилла.

– Ты уже знаешь, что Винс Арриера приехал? – печально вопросил Леаст.

Каверилл покосился на заоконный пейзаж. У твари на шпиле появилась компания – два ярко-желтых павлина, летающих восьмерками. Разумеется, магическая блокада по-прежнему не срабатывала.

– Уже да, – ответил он не менее несчастным голосом, пытаясь одновременно завернуться в мантию и нацепить обувь. Из обуви почему-то нашлись только тапочки.

Бьянка слушала их с возрастающим недоумением.

– Это моя, – отобрала она белую ткань у Каверилла. – Да что с вами такое? Кто это такой? И почему он приехал? На каникулы же, наоборот, по домам разъезжаются…

– Он к брату приехал, – автоматически пояснил Каверилл. Ботинки упорно не желали находиться. Значит, придется бегать в тапочках.

– Скоро сама все увидишь, – все так же печально пообещал Леаст. – Нужно успеть поймать их, пока они не натворили еще чего-нибудь. Похуже.

Путаясь в перекошенных мантиях, преподаватели вылетели в коридор. Бьянка едва успела выскочить следом: мужчины неслись, будто им подпалили пятки.

Пролетая по центральному залу, украшенному фресками батальных сражений с Пресвятым Орденом, Каверилл уже почти ожидаемо констатировал некоторые видоизменения сюжета, в основном выраженные в дополнении рисунков внеплановым количеством конечностей, рогов и усов. В одном месте лорду Арриера пририсовали хвост от дракона. На «усовершенствования», внесенные в изображения черных магов, кое-где смотреть было даже несколько неприлично. Если ректор это увидит!..


Взбудораженная реакцией коллег, Бьянка ожидала увидеть что-то жуткое. Возмутители спокойствия, общим количеством трое живых душ, найденные во дворе академии, жуткими явно не были. Обычные дети.

Двое эльфийских и один человеческий ребенок. Эльфы выглядели лет на одиннадцать-двенадцать по человеческому счету – а значит, фактически были как минимум на пять лет старше. Оба светловолосые: у одного пепельно-русая грива, у второго – золотисто-льняная. У обоих классически правильные, утонченные лица, светлая кожа, едва тронутая загаром. «Пепельный» обладал ярко-зелеными глазами и упрямо вздернутым подбородком. «Льняной» на первый взгляд казался поспокойнее, но голубые глаза его хитровато бегали.

Человеческий ребенок на их фоне смотрелся, как обугленная головешка: смолисто-черные волосы, торчащие во все стороны непослушной паклей, карие глаза, загорелая почти до абсолютной черноты кожа. Опаленная и перемазанная в саже одежда довольно органично дополняла этот «темный образ». Если бы Бьянка не видела, что у него определенно человеческие уши, она бы рискнула засомневаться – не из исчезающего ли рода темных эльфов этот ребенок. На всем лице было только три светлых пятна: белки глаз и ослепительная улыбка, которой он приветствовал преподавателей. Внешне он выглядел сверстником своих друзей.


– Ну и кто даст мне объяснения по поводу всего этого? – хмуро поинтересовался Каверилл, обращаясь к подросткам. Уточняя вопрос, рука его ткнула в опаленный шпиль.

«Пепельный» эльф шагнул вперед.

– Учитель Каверилл, но вы же знаете, что это я сделал. Больше ведь некому. – Зеленые глаза явно смеялись. Никакой тени раскаяния на лице даже отдаленно не наблюдалось.

– И, конечно, именно ты все это придумал, Грей?

– Нет, придумал он. – Пальцы обоих эльфов абсолютно синхронно ткнули в стоявшего чуть впереди черноволосого. Отработанность жеста вызвала у Бьянки подозрения в частом его выполнении.

– Угу. Желаешь что-нибудь добавить, Винс?

Услышав вопрос Каверилла, обращенный к черноволосому, Бьянка слегка удивилась. Она-то полагала, что братьями являются эльфы. Не говоря уже о том, что сам лорд Арриера – стопроцентный эльф. Нет, конечно, иллюстрации в учебниках до сих пор оставляли желать лучшего, но смуглый мальчишка даже отдаленно не был похож на героя последней битвы за Белую Башню.

Винс непринужденно почесал за ухом и улыбнулся еще шире.

– Ну мы хотели сделать дракона. Но у нас не совсем получилось. В следующий раз мы будем стараться лучше.

Каверилл возвел очи к небу, все еще местами окутанному зеленоватым дымом. Он очень надеялся, что «в следующий раз» ректор уже утвердит наконец его отставку, и расхлебывать все это счастье придется кому-то еще.

Визиты Винса были страшнейшей головной болью всей академии, но Белой Лиге традиционно доставалось больше. Сначала белые обрадовались, что юный Грей Арриера, с прямо-таки огромным потенциалом сил, на испытании определился именно как белый маг. Сам по себе Грей, несмотря на свои возможности, особенной проблемой не был. Стандартная магическая блокада, призванная рассеивать шалости адептов, прекрасно действовала и на него.

Из Винса мага не получилось. Несмотря на собственное горячее желание им быть, все тесты, включая и углубленные, проведенные после настойчивых просьб лорда Арриера, показывали строго отрицательный результат. Винс злился, пытался что-то доказать, но результаты не сдвигались с нулевой точки. То есть не просто низкий потенциал, а полное его отсутствие. С такими результатами в академию не принимали: это было бессмысленно.

Чуть позже выяснилось, что Винс не только сам не может колдовать, но и любые заклинания, направленные на его персону, неизменно рассеиваются. А спустя неполный год маги узнали, что при его участии можно деактивировать практически любое заклинание. Чем, собственно, подростки только что и воспользовались, сняв магическую блокировку на академии.

Наверное, если бы визиты к учащимся были разрешены не только в период каникул, академию уже не раз пришлось бы реставрировать.

Конечно, «нерадивых» учеников наказывали, но хватало этого ненадолго. Максимум на пару дней. Каверилл был абсолютно уверен, что попытку создать дракона они повторят еще до конца недели.

Будь на месте Грея кто-то другой, он уже давно с треском вылетел бы из академии. Но отчислять сына лорда Арриера было как-то… неудобно. К тому же Грея в перспективе пророчили на место Главы Белой Лиги, а маги, выброшенные из академии, зачастую начинали мстить своим обидчикам. Адепта такой силы было неразумно настраивать против Ордена.


Размышления Каверилла прервало появление ректора собственной персоной. Щеки ректора нервно подергивались. Мантия его, долженствовавшая иметь белый цвет, почему-то была украшена некоторым количеством крестиков и кружочков – словно кто-то из учеников использовал ее вместо бумаги.

– Что это такое?! – Ректор застыл напротив троицы детей и гневно ткнул пальцем себе в грудь, показывая на ряд из трех крестиков, перечеркнутых сплошной линией.

– Кто-то выиграл? – невинно поинтересовался Винс.

– Я запрещу тебе вход на территорию школы! – прошипел ректор, проглатывая ненормативные выражения, которыми ему очень хотелось дополнить свою фразу.

Каверилл тактично кашлянул, привлекая к себе внимание.

– Ну что еще? – Ректор резко повернулся в сторону преподавателя.

– Вы уже запрещали ему приходить.

– Тогда почему он здесь?! Кто его пустил?!

Винс почесал чуть шелушащийся от солнца нос.

– Никто не пускал. Я залез через стену. Заодно и потренировался. Ну нас как раз недавно учили, как проходить через такие препятствия.

Чтобы отвлечь Винса от постоянных сожалений на тему отсутствия у него магических способностей, мальчика отдали обучаться военным искусствам. Помогло это не сильно, а новоприобретенные знания Винс использовал на что угодно, только не на общественное благо.


Каверилл опять слишком отвлекся на размышления и не сразу заметил, как редеющая шевелюра ректора вспыхнула мелкими огоньками пламени и начала тлеть. Наставник поспешно щелкнул пальцами, и на голову главы академии перевернулось небольшое ведерце воды. Ректор замер на середине обличительной речи, со свистом втягивая воздух.

Золотоволосый эльфенок хихикнул. Неелерк тоже был той еще головной болью. Способности у него были средние, а вот наглость запредельная. Дружба с Греем открывала для него огромное поле для реализации собственных пакостей.

Формально Неелерк считался единственным сыном советника правителя Абадосса по финансам. Фактически профиль эльфенка до мелочей напоминал изображения, гравируемые на монетах. С учетом того, что законного наследника у Ксорта до сих пор не было, применять более-менее серьезные воспитательные меры к Неелерку опасались.


Ректор устало вытер остатки воды с опаленных волос. И почему все проблемы имеют свойство наваливаться сразу? В кабинете у ректора, до которого он не успел дойти, рассмотрев нововведения в окраску своей одежды, дожидалась вторая проблема: бесталаннейший из учеников выпускного курса, черный «маг» Галлик.

Способности Галлика едва-едва позволили положительно пройти тест при поступлении, трижды его оставляли на повторное прохождение очередного курса. Шансов успешно закончить академию у него, по мнению ректора, не было. Откровенно говоря, у него вообще не было шансов ее закончить. С курса на курс Галлика двигало только его собственное ослиное упрямство и нежелание понимать, что никем, кроме преподавателя начальных классов либо колдуна в отдаленной деревушке, ему быть ну никак не светит. Так нет, мальчишка мечтал о великой славе некроманта!

Ректор устало потер мокрый лоб. Хотя бы с Галликом пора все-таки заканчивать. Либо он доказывает свои способности, либо надо его отчислять.


За спиной Каверилла раздался легкий хлопок, и в воздухе снова распространился крайне неприятный запах. Еще не оборачиваясь, он логично предположил, что шпиль черного сектора повторил судьбу белого. Каникулы начинались традиционно.

– Грей!!!

ГЛАВА 2

Винс надеялся проскользнуть незамеченным, но уже во дворе дома наткнулся на явно поджидавшего его Ралернана.

– Мы же вроде договаривались, что ты никуда не исчезаешь? – полюбопытствовал эльф.

– Ну… я ходил проведать Грея, – слегка смущенно ответил Винс. Предполагалось, что визит в академию он нанесет вместе с родителями. Но разве вместе с ними получится поколдовать! Взрослые иногда такие зануды…

– Со мной уже связался его наставник и рассказал о твоем посещении. – Ралернан едва заметно вздохнул. Конечно, оставлять Грея в академии на каникулы тоже было не самой хорошей идеей, но преподаватели явно лучше справлялись с устранением последствий внештатного колдовства, чем он сам. Ралернан пытался терпеть выходки Грея около пяти лет, но когда тот в очередной раз «случайно» превратил первый этаж замка Арриера в огромный аквариум, Ралернан решил, что его сыну безопаснее оставаться в академии до окончания срока обучения.

Сам Ралернан так и не стал хорошим магом. Сила, которой наделила его богиня Света, отнюдь не сопровождалась знаниями по ее применению. Ралернану пришлось потратить несколько лет, обучаясь управлению своими возможностями, но до конца он их еще до сих пор не освоил. Формально Ралернан даже не числился в составе Белой Лиги.

– Ну пап… Мы же совсем чуть-чуть поколдовали. – Винс усиленно изучал пыль под ногами. Впрочем, он чувствовал, что на него не сердятся. Вероятно, Грею достанется больше. Хорошо еще, сам Грей абсолютно спокойно относился к тому, что большая часть упреков выливается на его голову.

– Каверилл был весьма огорчен. – Рука Ралернана взъерошила черные волосы Винса. – Знаешь, мне бы хотелось увидеть академию на том же месте, когда мы будем уезжать.

Винс сверкнул белозубой улыбкой:

– Там хорошие стены! Я абсолютно уверен, что здание выдержит.

– Винс!


Керри задумчиво наблюдала за ними из окна. Винс оживленно жестикулировал, рассказывая о деталях своего посещения академии. Ралернан делал притворно-суровое лицо, но глаза у эльфа были теплые.

Двенадцать лет назад она бы ни за что не поверила в это…


Разговор об аборте Ралернан завел почти сразу после своего возвращения. Керри это показалось странным – с учетом той лояльности, что эльф проявлял всего несколькими днями раньше. И с учетом того кошмара, что приснился ей в день сражения за Белую Башню. А еще спустя всего пару часов Ралернан проговорился, что убил Л'эрта.

Она не поверила. Не хотела верить. Не могла. Но тот сон… был слишком живым.

И потом, если вампир действительно мертв, его магия должна перестать работать! Она должна воспринимать его исключительно как монстра. Но… не воспринимала же!

Ей нужна была отсрочка. Для вида она согласилась с Ралернаном, но попросила «на всякий случай» проконсультироваться с хорошими лекарями – чтобы не было проблем со следующими детьми. Ралернан согласился. Они поехали в столицу. Керри всю дорогу изображала, как ей плохо. С учетом того, что раньше она стремилась изображать прямо противоположное, эльф крайне обеспокоился. Разумеется, он не стал возражать, когда она сказала, что хочет отдохнуть после тяжелого пути и немного побыть одна.

Портал построился неожиданно легко. Никогда раньше у нее не получалось с первого раза создать именно то, что надо. Но в этот раз магия слушалась ее практически идеально.

Сама Керри не знала никого из магов, но память вампира хранила довольно много имен – куда больше, чем ей было нужно. На свое счастье, она начала с не очень сильных представителей Ордена – и ей без труда удавалось устанавливать ментальный контроль над их разумом. Третий по счету невольный собеседник дал ей детальное описание битвы в Башне. Этот маг был уверен, что Л'эрт мертв. Керри по-прежнему в это не верила.

У следующего мага она узнала, что тело вампира забрал некий Глонк. Воспоминания Л'эрта предполагали четыре возможных места его постоянного проживания. Керри наткнулась на Глонка в первом же.


Портал был золотисто-красным, как мерцающий сгусток огня. Глонк не успел даже как следует ни удивиться, ни испугаться, когда портал развернулся, устанавливая связь. Построивший его настолько силен, что для него ничего не значит защитное поле? Глонку это казалось малореальным. Но портал не исчезал. Когда сполохи на его поверхности успокоились, в комнату из портала спрыгнула молоденькая девчонка, почти совсем еще ребенок. Глонк навскидку дал бы ей не больше семнадцати лет. А то и меньше.

– Чем обязан? – поинтересовался он, продолжая изучать гостью. Гостья не стала тратить время на приветствия и представление.

– Мне сказали, что ты забрал тело Л'эрта. Где он?

Глаза Глонка продолжали оставаться нейтральными. Очередная любовница Л'эрта? Но как она вышла на него? О его текущем местонахождении знал только Карвен.

– Я спросила: где он? – Шартрезовые глаза полыхнули огнем. Зрачки сузились, превращаясь в вертикальные полосы.

Глонку не понравились ее глаза. У человека таких глаз не бывает. А если она вампир, то ему положено бы знать об этом.

– Зачем тебе?

– Это тебя не касается.

Он чуть нахмурился:

– Не хами, девочка. Ты не знаешь, с кем говоришь. – Глонк бросил в нее стандартный аркан подчинения. Заклинание рассыпалось, словно разбившись о невидимую стену.

– Знаю. Мне нужен только ответ. – Она вздохнула и потерла маленькие ладошки, словно ей было холодно.

Глонк пожал плечами. В конце концов, тайной это не было, а разбираться с одуревшей от любви девчонкой ему не хотелось. Особенно с учетом того, что девчонка, кажется, не так чтобы уступала ему по уровню силы.

– В Орионе.

– Спасибо. – Неожиданно вежливо она кивнула головой и снова провалилась в портал. Дороги не спросила.


Замок Ориона казался заброшенным. Причем заброшенным давно. Темная громада почти растворялась на фоне ночного неба. Лунный свет призрачными бликами играл на каменных стенах, местами все еще отполированных, а местами выщербленных. В оконах ни огонька. Стояла странная тишина, стих даже порывистый осенний ветер.

В этой тишине скрежет цепей опускающегося подвесного моста показался Керри особенно жутким. Она непроизвольно сделала шаг назад, убеждая себя, что бояться нечего. Мост вполне мог опускаться из-за действия аркана, который уловил ее присутствие снаружи. Убедить себя ей так и не удалось, но, сделав еще пару шагов назад, она все-таки остановилась.

С глухим стуком мост встал в пазы, закрепляющие его в горизонтальном положении. Бессознательно Керри отметила, что цепи моста, в отличие от всего остального, кажутся довольно новыми. Недавняя починка?

Деревянные доски тихо скрипели под ее ногами, но больше ничего не нарушало тишину ночи. Она почти дошла до другой стороны моста, когда прямо ей под ноги выкатился большой рыжий клубок шерсти, издающий громкое мяуканье. Жутковатая атмосфера замка тут же затрещала по швам. Керри опустилась на колени и облегченно погладила кота. Он еще пару раз мявкнул, тщательно обнюхал ее сапоги и отбежал чуть в сторону, интенсивно помахивая хвостом.

Керри шагнула в его сторону, он сдвинулся еще дальше. Ей показалось, что кот хочет ей что-то показать. Впрочем, чего еще ждать от обитателя замка черного мага. За котом она не пошла, предпочтя исследовать замок самостоятельно. Начала она с верхних комнат. Кое-где ей удалось обнаружить следы чьего-то недавнего присутствия, но, кроме этих следов, ничего не было. И никого. Она методично обшаривала замок, коря себя за то, что не уточнила у Глонка место более конкретно.

Прошло почти два часа, пока она добралась до подвалов. Она уже привыкла к тяжеловатой, словно пропитанной смертью, атмосфере замка, но здесь, под землей, было еще более неуютно.

Двери по пути приходилось открывать самостоятельно. Они почему-то были заперты только на обычные замки, никакой магии. Странно: в воспоминаниях Л'эрта точно фигурировала магическая защита, крайне тщательно наложенная на замок. А пока магии она нигде не видела. Даже мост, как выяснилось, опускался механически: вероятно, встретивший ее на пороге кот прыгнул на соответствующий рычаг.

Последняя дверь также не стала исключением. Здесь даже не оказалось замка. Просто две тяжелые дубовые створки, окованные по краям толстыми металлическими пластинами. Дверь открылась легко: петли явно недавно смазывали.

Высокие, в четыре человеческих роста, каменные колонны подпирали каменный же свод. Окон не было: помещение находилось на несколько десятков метров ниже уровня земли. Вероятно, где-то была устроена вентиляция: полагающейся сырости Керри не ощутила. Воздух был прохладный и довольно сухой.

Как и в предыдущих подземельях, здесь было темно, но Керри это не мешало. Она все так же прекрасно видела в темноте. Открывшийся ее взгляду зал был прямоугольной формы, по центру пролегала мягкая ковровая дорожка. А слева и справа от дорожки стояли гробы. С призывно откинутыми крышками.

Она неуверенно сделала шаг вперед, по щиколотку утопая в мягком ворсе ковра. Ближайший к ней гроб оказался пустым. Изнутри он был обит мягкой тканью и снабжен подушками.

В воспоминаниях Л'эрта это помещение фигурировало весьма смутно. Кажется, оно служило чем-то вроде… гостевой комнаты? Керри не поняла точно, но времени копаться в чужой памяти у нее сейчас не было. Может, Глонк принес Л'эрта сюда? Чтобы тот смог вылечиться? Насколько она помнила, свет не оказывал негативное влияние только на вампира в здоровом состоянии.

Она еще раз окинула взглядом зал, более тщательно изучая гробы. Всего их оказалось двенадцать. Два самых дальних были закрыты.

Керри медленно двинулась по ковровой дорожке, заглядывая по пути в открытые гробы. Все они были пусты. И все выглядели как убранная постель, ожидающая уставшего с дороги гостя. Когда она дошла до конца зала, коленки у нее немного дрожали. Слишком уж чуждое это было место.

Закрытые гробы были абсолютно одинаковы: каменные саркофаги, украшенные гравировкой из цветов, листьев, каких-то щитов, мечей… На одном из них Керри заметила длинную пространную вязь Верхней Речи, выбитую на крышке. Она честно попыталась ее прочитать – но ее владение наречием эльфов не выходило за рамки требуемого при составлении заклинаний. Надгробную эпитафию – если это была действительно она – Керри перевести не смогла. С некоторым беспокойством ее рука потянулась к защелкам, удерживающим крышку. Защелки были тщательно замаскированы под выгравированными виноградными кистями: вероятно, чтобы отдыхающих не тревожили незваные гости. «Секрет» крышек был одним из немногих сведений, что всплыл в памяти относительно данного места.

Крышка откинулась без малейшего звука. И в нос Керри ударил смрадный запах гниющего мяса. Она не заорала только по одной причине: голос ее не слушался. Невидящими глазами Керри уставилась на разложившийся труп, аккуратно уложенный в саркофаг. Мягкие ткани почти полностью сгнили: сквозь истлевшую кожу проглядывали белые кости черепа, оскаленного в жутковатой гримасе. Кое-где на теле шевелились черви, поедающие остатки гнилого мяса. Тление не тронуло только роскошные черные волосы, пышной волной спускавшиеся до лодыжек.

Керри глубоко вдохнула воздух, уже не воспринимая трупной вони. Перед глазами закружились темные пятна. И только спустя несколько редких ударов сердца до нее дошло: этот труп никак не мог быть Л'эртом. В гробу перед ней лежала женщина. То есть то, что когда-то было женщиной. Керри еще пару мгновений всматривалась в кремовое платье усопшей, сохранившееся значительно лучше самого тела, а потом резко опустила крышку вниз и осела на ковер подле гроба. Ноги ее не держали.

Оставался еще один гроб. Она почти час собиралась с духом поднять его крышку. Но не может же она уйти отсюда, не проверив…

Наконец она решилась, тронула защелки – и тут же крепко зажмурилась, не в силах преодолеть паническую волну страха. На сей раз гнилью не пахло. Даже чуть-чуть. Она выждала пару минут, чтобы окончательно в этом убедиться, и медленно открыла глаза.

Он казался спящим. Черные локоны пушистым облаком разметались по уложенным в саркофаг подушкам, глаза закрыты, на лице спокойное и умиротворенное выражение.

Керри сглотнула. Он же спит! Только спит! Ведь правда же?

– Л'эрт! – прошептала она. – Л'эрт, ты меня слышишь?

Он не ответил.

Керри наконец оторвалась взглядом от его лица и заметила осколок лезвия, торчащий в груди вампира. Кровь на ране казалась запекшейся.

Но это просто рана! Она же видела, как он ходил, утыканный такими обломками – и ничего! Его не может убить какой-то ножик!

Керри нерешительно дотронулась пальцами до его лица, потрясла за плечо. Руки ощущали ледяной холод – но ведь он всегда холодный! Это его нормальное состояние! Ее начала колотить дрожь. Может, надо просто вытащить осколки? Конечно же он просто без сознания и не может восстановиться: мешает это проклятое лезвие.

Почти не соображая, Керри схватилась руками за обломок меча и потянула на себя. Она не почувствовала, как острые кромки прорезали ее ладони почти до костей, омывая рану вампира свежей кровью. Несколько капель попало на разрубленный медальон в форме солнечного диска. По краю медальона метнулось несколько искр – и тут же погасло, но Керри не заметила этого.

Отбросив обломок, она отерла порезанные руки о края своей куртки, не заботясь о том, как потом будет объяснять свой вид.

– Л'эрт! Ну пожалуйста, очнись! – Керри осторожно взяла его за руку. Голос ее срывался. – Л'эрт!!

Тело вампира по-прежнему было неподвижно. Кровь на рубашке вокруг раны казалась черной. Почему-то Керри ожидала, что рана начнет заживать – но ничего не происходило.

Он просто потерял слишком много крови, только и всего. Ему надо помочь… Она сосредоточилась, призывая магию исцеления. На кончиках ее пальцев затанцевали серебристые искры. Но вместо того чтобы окутать пораженное место, искры разлетались в пустоту и гасли. Она попробовала еще три раза, пока не вспомнила: такая реакция характерна, если объект излечения… мертв.

Керри опустила руки. В голове метнулось еще одно непрошеное воспоминание. На Орион была наброшена достаточно мощная магическая сетка. Она должна была воспрепятствовать любому магу, кроме установившего блокаду, накладывать какие-либо чары. А ее заклинание ничто не блокировало. Оно просто не нашло цели.

Ни один из арканов, наложенных хозяином, не работал. Ни один из огромного количества арканов, что должны были сработать. Они больше не существовали. Потому что создавший их маг был мертв.

Керри стояла у тела Л'эрта еще несколько часов, кроша пальцами каменную кромку саркофага и вглядываясь в его безмятежное лицо, словно пытаясь навсегда запомнить. Только когда рассвет лизнул шпили замка, она вызвала портал в свою комнату на постоялом дворе Керхалана. Ей даже не пришлось выходить из склепа – теперь это было просто обычное помещение. Сосредоточиться было трудно, с необходимым уровнем силы она слегка переборщила: при закрытии портала по склепу ударила волна спрессованного воздуха, опрокинувшая крышки на распахнутых гробах и перекосившая входную дверь. Керри этого уже не увидела.

Слезы пришли только на следующую ночь. Ралернану она сказала, что ей приснился кошмар.


Когда Ралернану показалось, что Керри окончательно пришла в себя после «тяжелой» дороги, он пригласил нескольких наиболее известных медицинских светил, традиционно практикующих в столице..

Первых трех Керри просто загипнотизировала, подчинив волю взглядом. Послушные ее приказам, они тупо повторили Ралернану, что прерывать беременность его жены крайне опасно для ее здоровья и лучше бы этого не делать.

Четвертый лекарь оказался иммунен к чарам вампира. Сухощавый невысокий старик с длинной, чуть ли не подметающей пол бородой, обладал, как оказалось, весьма цепким умом.

– Девочка, а ты ведь не человек, – выдал он после полуторачасового обследования.

– А кто же? – как можно более нейтрально поинтересовалась она.

Ралернан считал, что Акерене удалось вернуть Керри человеческую сущность. Керри не стала его разочаровывать. В конце концов, если для его счастья достаточно наблюдать, как она ест то же, что и он, – что ж, вмешательство Акерены дало ей эту возможность. Кровь животных и раньше не нравилась ей на вкус, но была необходима. Теперь эта необходимость отпала. Зеркала перестали прятать ее отражение.

Вот только человек не может остановить биение сердца, не может перестать дышать. Не может перекинуться в летучую мышь и подчинять взглядом. Она могла.

Возможно, она и перестала быть вампиром, но во что тогда она превратилась, она и сама не понимала.

– Не знаю. – Лекарь подергал себя за бороду, вырвал несколько волосков, но не обратил на это внимание. – Крайне любопытный, уникальный феномен. М-да. Но, конечно, тщательно в этом разобраться можно только путем эксгумирования трупа, а это несколько преждевременно. – Он поймал ошалелый взгляд девушки и поспешил вернуться к проблемам более насущным. – Это ведь у тебя третья беременность?

– Вторая, – холодно возразила Керри.

– Нет, третья. Твой муж сказал мне, что вы хотите прервать ее?

– Он хочет.

Лекарь задумчиво изучал ее своими темными глазами.

– Я слышал его разговор с моим предыдущим коллегой. Диагноз, который выставил коллега, показался мне странным. Скажи, ты сама ведь хочешь родить этого ребенка?

– И что? Это преступление?

– Нет. Но твой организм может этого не выдержать. Развитие плода на текущий момент складывается не самым удачным образом. Роды могут тебя значительно травмировать. Я обязан об этом предупредить.

– Он подкупил вас, чтобы вы меня запугали?

Лекарь покачал головой:

– Ты еще так молода. Стоит ли рисковать?

– Не ваше дело, – зло отрезала Керри. Ну что ей делать с этим типом? Ментальной атаке он не поддается. Пригрозить ему оружием? Как-то глупо…

Лекарь тем временем собрал свои инструменты и направился к двери.

– Постойте! – окликнула его девушка. – Что вы скажете Ралернану?

– Повторю диагноз моего коллеги.

Керри опешила:

– Но почему?

Лекарь огладил свою длинную бороду.

– Меня учили, что конечный выбор в данном вопросе всегда за женщиной. Я буду польщен, если ты захочешь прибегнуть к моей помощи через полгода. Удачи.


Странный лекарь оказался очень уважаемым и известным медикусом. «Диагноз» свой он расписал довольно пространно и в таких красках, что вызвал у Ралернана нервный тик. Больше разговоров об аборте эльф не заводил.


Если бы кто-нибудь сказал Керри двенадцать лет назад, что Винс станет для Ралернана любимым ребенком, она бы не поверила. Впрочем, она и сейчас до конца в это не верила. Но Ралернан не притворялся. Он действительно привязался к мальчишке, причем почему-то даже больше, чем к своему родному сыну. Не сразу: первые несколько месяцев после рождения Винса он подходил к 'ребенку, только чтобы лишний раз проверить, что у того не растут клыки. Но однажды в процессе такой проверки Винс схватил его ручонками за палец, проворковал «папа» и не пожелал отпускать. За какую струну души это задело эльфа, Керри так и не поняла. Но с того дня Ралернан навсегда перестал называть ребенка «проклятым отродьем».

ГЛАВА 3

День был теплым и солнечным. Глаакх, Глава Черной Лиги, откинул капюшон, подставляя лицо легкому летнему ветерку, напоенному ароматами цветов. Квадраату пришлось сделать над собой некоторое усилие, чтобы не дать проявиться эмоциям. Облик черного мага, значительно пострадавший во время первой битвы с Пресвятым Орденом, был довольно неприятным. Вся правая сторона тела Глаакха представляла собой мешанину толстых красновато-розовых рубцов. Несмотря на то что прошло уже много лет, они так и не зажили до конца. Правая бровь была выжжена, глаз казался вечно прищуренным и косящим из-за перетянутой кожи.

Глава Белой Лиги не понимал своего собеседника. Глаакх упорно не желал пользоваться наложением иллюзии, хотя в среде черных магов это был очень распространенный прием. Хотел он вызывать ужас своим обликом или же сочувствие – для Квадраата оставалось загадкой. Хотя какое сочувствие… За годы, прошедшие с момента столь неожиданного – и столь удачного – падения Пресвятого Ордена, Черная Лига уже довольно значительно восстановила свои силы. Но, конечно, не до конца. Потери, вызванные падением Черной Башни и схваткой за Белую, сильно проредили ряды черных магов. Глаакх все еще оставался в довольно невыгодном положении: в воспрянувшем Ордене Высокой Магии порядки задавали белые.

Квадраату было известно, что Черная Лига все-таки восстановила свою Башню. Но где расположен новый оплот черных – и насколько он уязвимее (а в том, что новая Башня уязвимее старой, Квадраат не сомневался), никто не знал. Разумеется, сам Квадраат также поспешил в кратчайшие сроки перенести Белую Башню в новое место – по его мнению, даже более удачное, чем предыдущее. Схватка с Пресвятым Орденом, на время объединившая интересы Черной и Белой Лиги, не могла обеспечить их дальнейшее мирное сосуществование. Как только общий враг исчез, старые склоки снова были вытащены на поверхность. Пока все еще оставалось на уровне косых взглядов и уколов исподтишка – белые маги тоже были несколько ослаблены случившимся противостоянием с церковниками, но Квадраат не сомневался, что пройдет менее столетия – и точечные уколы вполне могут перерасти в открытое столкновение. Но пока, пока все еще выглядело относительно мирно.

Орден заново отстроил разрушенную академию в Гринатаире – и даже добавил к привычным двум секторам новый, красный. Как выяснилось, дети с предрасположенностью к магии равновесия все еще встречались. Было принято решение попытаться восстановить Красную Лигу, хотя в отсутствие преподавателей и учебных пособий это было не самым простым начинанием. А единственный неизвестно кем обученный красный маг… Квадраат поморщился, возвращаясь к насущным проблемам.

– Итак, темнейший… Чем все-таки я обязан твоему приглашению? – обратился он к Глаакху.

Глава Черной Лиги еще несколько мгновений полюбовался ясным небом, после чего соизволил перейти к разговору.

– Пророчество. Или ты хочешь сказать, что забыл про него?

– Забыл?! В то время, как мы прилагаем титанические усилия, чтобы сгладить последствия прорыва богинь в наш мир?! Темнейший, ты издеваешься?

– Да при чем тут твои усилия… – Глаакх поморщился.

– Если бы не наше вмешательство, все живое уже давно было бы стерто с лица земли!

Квадраат несколько преувеличивал. Последствия призыва богинь оказались куда более мягкими, чем могли опасаться маги. Да, Клиастро успела разрушить несколько крупных торговых городов, спровоцировав длительные землетрясения. Кроме того, Квадраат полагал, что именно ей они обязаны многочисленными вспышками эпидемий странных болезней, не поддающихся никакому лечению и выкосивших немало людей. Общее количество жертв, конечно, было весьма значительно, но тотального уничтожения удавалось избежать. На публике Квадраат приписывал это активному участию магов Белой Лиги, тратящих свои силы на спасение жизней простых смертных, но сам он понимал, что его хвастливые выпады несколько не соответствуют реальности. По какой-то причине Клиастро медлила, не стремясь развивать бурную активность. Со стороны Акерены вообще пока не наблюдалось активных действий – то ли она довольствовалась тем, что мешала в некоторых из особенно крупных начинаний Клиастро, то ли ее планы были несколько иными.

Возникшее положение все больше и больше казалось Квадраату затишьем перед бурей. Вот только он не понимал, как эту бурю предотвратить. Но о решении призвать на помощь силы богинь он не жалел. Глава Белой Лиги полагал, что победа церковников не принесла бы этому миру спокойствия – и спасения.

Глаакх терпеливо выслушал пространный монолог Квадраата о том, какие героические усилия предпринимает Белая Лига для спасения мира, дождавшись, пока поток самовосхваления сойдет на нет.

– Тренируешься, светлейший? У тебя неплохо получается, – сухо вставил он в образовавшейся паузе. – Но давай все же сначала обсудим более насущные вопросы. Надеюсь, ты не позабыл те документы, что нам представилось изучить, захватив архивы Пресвятого Ордена?

– Нет. – Квадраат привычно сплел толстые пальцы на животе. Он прекрасно понимал, о каких манускриптах ведет речь черный маг. У Пресвятого Ордена оказалась очень и очень неплохая библиотека. После поражения церковников в сражении у Белой Башни захватить эту библиотеку было только делом времени. Формально Пресвятой Орден остался. Остатки его адептов, «милостиво» отпущенные в мир, время от времени таинственным образом исчезали, чтобы найтись через некоторое время в какой-нибудь канаве с перерезанным горлом – или не найтись вовсе. Но схема уничтожения выживших церковников была построена столь тщательно, что никому из непосвященных и в голову не могло прийти связать эти исчезновения с Орденом Высокой Магии. Единственным разочарованием оставалось то, что так и не удалось разыскать Главу Пресвятого Ордена – Кхенеранна. И тот артефакт, что церковник использовал для призыва магических сил. Кхенеранн будто провалился сквозь землю. Самые тщательные поиски не дали и намека на его местопребывание. Это было единственным, что отравляло сладость победы над Пресвятым Орденом.

– И? – нетерпеливо прервал воспоминания белого мага Глаакх.

– И ничего. Ты знаешь, как я отношусь к этим документам. Мы даже не в состоянии выяснить, не подделка ли это!

– Я бы предпочел перестраховаться. В этом конкретном случае, – возразил Глаакх. – Даты, указанные в данном документе, в отношении произошедших событий оказались слишком близки к реальности.

– Близки, но не идеально точны! Вероятно, и эта, так беспокоящая тебя дата является просто ориентировочной. Скорее всего, в этом году ничего не случится. Никакие из других косвенных признаков не указывают на увеличение активности сил равновесия.

– Даже если и так, это лишний раз говорит о том, что нам необходимо поторопиться!

– Поторопиться! Ну и поторопись! Что тебе мешает это сделать? Или тебе больше нравится делиться со мной своими опасениями? – Квадраат индифферентно отвернулся. Он был не прав, но показывать глубину своих собственных страхов полагал излишним. Кто знает, на что захочет использовать его слабость черный маг. После случая с неожиданным появлением кровососущих упырей в ходе последней битвы с церковниками Квадраат стал несколько опасаться Глаакха. Даже несмотря на то, что Черная Лига была слабее. В конце концов, лишняя осторожность никому еще не вредила.

– Ты же прекрасно знаешь, что одному мне не справиться. В свое время Риффир уже пытался в одиночку уничтожить эту девчонку и потерпел неудачу. К сожалению, тут нужны наши объединенные силы.

– Дело не в силах. – Квадраату было жарко под прямыми солнечными лучами. Растягивать разговор становилось довольно неприятным делом. – Для того чтобы ее уничтожить, ее надо заполучить на Круг, используемый для поединков.

– Или в одну из наших башен.

– Ты же сам понимаешь, башни – не тот вариант, что мы можем применить. Мы не настолько доверяем друг другу, а тратить силы на необходимый последующий перенос башни слишком уж расточительно. – Белый маг передвинулся, стараясь встать так, чтобы на него падала хотя бы легкая тень. – Но все это неважно. У нас нет возможности заполучить леди Арриера. Она даже отказалась от нашего предложения возглавить Красную Лигу…

– Можно подумать, ты полагал, что она согласится! Вздорная девчонка, и ничего более. Ойенг выбрал для себя весьма странного проводника.

– Если бы она согласилась, у нас был бы прекрасный шанс очень просто выманить ее на Круг. Просто притвориться, что это очередное место прохождения Совета. Ее знаний наверняка было бы недостаточно, чтобы разобраться в реальной ситуации.

– Что толку обсуждать провалившийся вариант! Она не согласилась – и я сомневаюсь, что когда-либо согласится. Она, вообще, на мой взгляд, с излишней подозрительностью относится к общению с нами. Можно подумать, ей известно про пророчество и ее собственную роль.

– Нет, это абсолютно невозможно. Доступ к этим документам более чем ограничен.

– Хотелось бы надеяться, светлейший. Но у тебя странный подход к безопасности. Ты даже согласился обучать лорда Арриера! Как знать, не пошерстил ли он в твоей библиотеке?

– Мы обучили его только самым азам. Это было необходимо для всеобщей же безопасности. Обладание такой мощью вкупе с неумением ее хоть как-то контролировать слишком опасно.

– Все равно я считаю, что его обучение было ошибкой.

– Просто тебе неприятно знать о существовании в составе Белой Лиги столь сильного мага, – пожал плечами Квадраат. В целом он был согласен с доводами своего собеседника, но лорд Арриера проявил завидное упорство, настаивая на обучении. Хорошо еще, удалось ограничиться общими знаниями.

Несмотря на то, что сила Арриера была чисто-белой, Квадраат не считал целесообразным развивать его способности. Все дело было в том, что лорд Арриера новоприобретенные знания использовал по большей части для обеспечения безопасности своей супруги. Квадраату он пояснял это тем, что опасается интриг со стороны царствующего монарха. Главе Белой Лиги такое объяснение казалось притянутым за уши. Насколько ему было известно, Ксорта почти не отреагировал на триумфальное возвращение опального лорда Арриера в роли спасителя Ордена Высокой Магии. И уж точно не устраивал никаких покушений на его супругу. Но доказать это Квадраат не мог, и ему приходилось мириться с теми объяснениями, что представлял Арриера. Периодически у Главы Белой Лиги возникало неприятное ощущение, что тот знает несколько больше, чем говорит, – но что толку с этих ощущений!

– В любом случае мы не можем незаметно похитить леди Арриера, – подытожил свои рассуждения Квадраат. – А открытое столкновение с ее мужем я не хотел бы устраивать.

– Ты просто боишься ему проиграть, – неприятно усмехнулся Глаакх. – Акерена наделила его огромной силой.

– Я не боюсь, но не полагаю это разумным. – На самом деле Глаакх не ошибся: Квадраат не хотел рисковать своей жизнью, ввязавшись в драку с помощником богини Света. Но признаваться своему собеседнику Глава Белой Лиги не собирался. – Нам необходимо как-то ее выманить. Так, чтобы лорд Арриера не смог этому воспрепятствовать.

– Усыпить или отравить, – предложил Глаакх. – Кстати, я уже работаю в этом направлении. Главное, чтобы в этот момент внимание ее мужа было отвлечено. О чем как раз можешь позаботиться ты.

– Даже если я отвлеку его непосредственное внимание, он все равно не оставит ее без охраны.

Глаакх тонко улыбнулся.

– Светлейший, ты поглупел за последние годы. Охрану можно подкупить.

– Ты что, действительно считаешь меня настолько идиотом?! Мы неоднократно пытались это сделать, но неизменно терпели крах! Арриера неплохо платит своим людям.

– Платит? При чем тут деньги? Надо просто узнать слабости ее охранников. У каждого человека есть свои слабости. Надавить на нужное место – и человек твой.

– У меня не сложилось впечатление, что это возможно. Его люди слишком ему верны.

– Но ведь совершенно необязательно, чтобы они его предавали. Конечно, нельзя требовать, чтобы они просто отвернулись и смотрели, как наши люди будут ее похищать – или убивать. Но вот допустить небольшое отклонение от своих обязанностей…

– Настолько небольшое, что оно позволит нам вмешаться? – Квадраат нахмурился. От иносказаний Глаакха у него уже голова шла кругом. Да и солнце поднималось все выше, припекая его лысоватую макушку и не способствуя улучшению настроения.

– Настолько небольшое, что охранник и не подумает, что мы сможем им хоть как-то воспользоваться. Наверняка он будет считать, что действует исключительно в своих интересах. А когда поймет, как помог нашим планам, будет уже поздно.

– Ты задумал нечто конкретное? – уточнил белый маг.

– Да. Но, как я и говорил, мне нужна твоя помощь. Я не смогу отвлечь лорда Арриера на достаточно долгое время. Так что этим придется заняться тебе.

– И в чем твой план?

– Я его еще корректирую. Мне надо закончить обработку телохранителей, а это требует времени. Не хочу рассчитывать на кого-то одного. Нужно предусмотреть несколько вариантов.

Квадраат пожевал нижнюю губу.

– Ты хоть понимаешь, что леди Арриера сама по себе – не беспомощный котенок? Я так и не смог точно оценить ее уровень силы.

– Это неважно.

– Неважно?! – Брови белого мага полезли на лоб. – Что за козырь ты прячешь в рукаве?

– Никаких козырей. Достаточно всего лишь оглушить ее, и вся ее сила ничем ей не поможет. А переправить ее на Круг будет уже просто делом техники.

– Глаакх, ты себя хорошо чувствуешь? Тебя послушать, так все наши проблемы можно решить, незаметно подойдя к ней на улице и тюкнув по виску!

– Все так. Именно незаметно. Я просто добьюсь того, что в момент нападения она будет сильно занята другими вещами. Настолько сильно, что переключиться на моих людей у нее просто не получится.

– Ты не хочешь хоть немного пояснить все эти туманные высказывания?

– Нет, не хочу. Иногда лишние уши появляются в самых неожиданных местах… Наберись терпения, светлейший. И будь готов отвлечь Арриера по моему знаку.

ГЛАВА 4

Ящер стремительно спикировал вниз из-за слоя облаков, прижав к спине огромные кожистые крылья. Когти его привычно подцепили отбившегося от стада козла. Несчастное животное успело только пару раз жалобно проблеять, прежде чем чешуйчатая лапа свернула ему шею.

Ящеру очень хотелось незамедлительно полакомиться своей добычей, но многолетняя привычка заставила его снова взмыть вверх и направиться к своему убежищу, затерянному среди горных хребтов. Тащить козла было неудобно. Кроме того, запах свежей крови слишком дразнил обоняние голодного ящера. Но вот еще несколько минут изнурительного полета – и впереди показались почти отвесные горные пики, куда не смог бы добраться ни один смертный. Убежище.

На площадку, где располагалось его логово, ящер приземлился только со второй попытки. И тут же с некоторым облегчением выпустил когти из неудобной ноши – только для того, чтобы вонзиться в добычу зубами. Когда-то ему претило есть сырое мясо. Когда-то давно. Сейчас ящеру казались смешными те привычки. Быстрыми, хотя и немного неаккуратными движениями он разорвал тушку на куски. Кровь обильно окрасила камни площадки и его пасть. Ящер облизнулся. Он был доволен сегодняшним днем.

Вскоре от козла остались только кости и ошметки шкуры. Небрежным движением сильной лапы ящер спихнул остатки своей трапезы вниз, следя взглядом за их падением. Вскоре кости достигли слоя тумана, скрывающего подножие гор, – и исчезли.

Ящер слегка потянулся, разминая мышцы, и свернулся кольцом. Солнце ярко сверкало на его золотых чешуях.

– Я настойчиво прошу тебя соблюдать осторожность, сын мой. – Раздавшийся в голове настойчивый голос прервал сладкую дрему ящера. Он приподнял голову, неосознанно раздувая кожистые брыжи по ее бокам. Нет, гость не представлял никакой опасности для ящера, даже напротив. Но часть животных рефлексов не поддавалась контролю разума. Ящер повернулся в сторону черного проема, ведущего в глубь его логова. Сияющий силуэт казался особенно ярким на фоне темноты.

– Я соблюдаю… осторожность… – медленно проговорил ящер. Говорить было трудно: пасть животного не приспособлена для человеческой речи. К тому же сказывалась весьма редкая практика.

Ящер смотрел на своего собеседника неподвижными янтарными глазами, лишенными всяческого выражения. Он еще помнил, как падал ниц перед этим богом. Но то, что было важным для человека, становилось все менее и менее важным для дракона.

– Я просил тебя выбирать для охоты более отдаленные места. И уничтожать следы своих трапез. Гора костей, которую ты создаешь внизу, рано или поздно привлечет чье-либо внимание. И блеск твоих чешуй слишком далеко заметен, когда ты лежишь здесь на солнце.

– Мне тяжело… далеко охотиться… Твоя магия… не настолько… совершенна… чтобы научить… хорошо летать… того, кто не родился… с крыльями… – Ящер облизнул пасть Длинным раздвоенным языком. Разговор утомлял его. – Даже если… меня и найдут… Что с того? Люди не посмеют… напасть на меня…

– Крестьяне – да. Но поползут слухи, и однажды ты увидишь у входа в свое жилище уже не крестьян, а воинов.

– Охотников за нечистью… – продолжил его мысль ящер. – Ты не находишь… это несколько… забавным? – Он склонил голову набок и слегка прищурился.

– Ты – не нечисть! Ты избранный!

– Это ты… так говоришь… Я слышал… разговоры людей… Белая Лига… теперь… обучает… охотников… А уж за чьими скальпами… они отправляются…

– Белая Лига только стремится уничтожить кровососущих тварей, выпущенных в мир черными магами. Их боевые маги нацелены именно на это.

– Но все же… это именно… боевые маги… Неплохо для белых… которые предпочитали… отсиживаться в обороне… Мир меняется…

– Это прямое следствие прорыва стихий. Но это мелочи, от них допустимо абстрагироваться. Не допустить полного и истинного прорыва стихийных сущностей – вот наша основная задача.

– Наисвятейший?

– Да, сын мой?

– Я пока еще… помню… основную задачу… Мой мозг… деградирует… не настолько… быстро… Но говорить… мне тяжело…

– Сын мой, скрепи свое сердце. Тебе осталось ждать совсем немного. Пойми, твоя миссия более чем важна. Артефакт, который я даровал тебе, не должен попасть в руки стихийных сил.

Артефакт… Ящер непроизвольно пошевелился, вспоминая о дополнительном кожном наросте на спине – как раз между крыльями. Двенадцать лет назад это казалось ему прекрасной идеей. С каким энтузиазмом он поддержал предложение своего бога! Его даже не смутило то, что для извлечения артефакта обратно придется уничтожить его физическое тело. Разве можно колебаться, когда речь идет о спасении мира?

А сейчас он именно колебался. Сил Наисвятейшего было недостаточно, чтобы просто способствовать изменению его человеческой формы. Пришлось осуществить слияние с животной сущностью. Тогда он был так удивлен своим будущим обликом, что даже особенно не задумывался, в какой глуши Наисвятейшему удалось отыскать этот вымирающий вид. Вот только они не учли, что человеческий разум не предназначен для существования в черепной коробке дракона. Сначала изменения были незначительны и касались скорее восприятия внешних раздражителей. Сейчас они начали затрагивать логические цепи. Наверное, необходимо было более активно предупредить об этом Наисвятейшего, но ящеру происходящие изменения не казались чем-то значительным. А говорить… говорить было вся тяжелее и тяжелее.

– Мне неприятно… его присутствие… – сказал ящер, когда пауза слишком уж затянулась. – Он жжет мне… спину…

– Сын мой, это всего лишь мелкое физическое неудобство. Но без силы, дарованной тебе этим предметом, ты не смог бы контролировать тело, которым обладаешь сегодня. Именно он позволяет тебе удерживаться в воздухе.

– Я помню… Ты пришел… только чтобы… напоминать?

– Время последней схватки близится. Ты должен быть готов к ней. Уже совсем скоро я призову тебя.

– Ты так говорил… уже несколько раз… Но ты ошибался… Смешно… Когда-то я считал… что боги… никогда не ошибаются…

– На сей раз нет никакой ошибки. Пройдет меньше года, и твои страдания закончатся. Душа твоя обретет заслуженный покой.

Ящер слегка встопорщил костяные наросты, идущие вдоль позвонков от головы до кончика хвоста. Покой… Ему не хотелось покоя. Ему просто хотелось жить. Пусть даже так, как сейчас, с огненным комком между основанием крыльев. Человеческая часть сознания вяло шевельнулась, несогласная с этой точкой зрения. Пока еще она имела на него влияние.

– Что-то не так, сын мой?– Сияющий силуэт приблизился к его голове. Ящер ощутил тепло, волнами исходящее от бога. Тепло и уверенность в правильности выбранного пути.

– Все… в порядке… Просто… устал ждать…

– Уже скоро. – Бесплотная рука коснулась его шеи. В душе ящера всколыхнулась благодарность к этому божественному существу, давшему ему возможность послужить на благо людей. В присутствии Наисвятейшего было так уютно… Ящер изогнулся, как огромная кошка, приласканная хозяйкой. – Уже совсем скоро, сын мой. Потерпи.

ГЛАВА 5

Летнее солнце весело сияло на безоблачном небе, распространяя волны жаркого тепла. Деревня казалась вымершей, лишь где-то вдалеке лениво брехали собаки да мычала одинокая корова. Деревня стояла на отшибе от основных дорог, и посторонние сюда забредали редко.

Появление странного путника, долго изучавшего деревянную табличку с названием деревни, невольно привлекло всеобщее внимание. Молодой человек, на первый взгляд не старше двадцати лет, был невысок ростом и чрезмерно худ. Светлые волосы его были подстрижены несколько неровно и перехвачены на лбу узкой кожаной полоской. Одет путник был в мантию, бывшую, вероятно, изначально черной, но сейчас пестревшую пятнами грязи и пыли. Пожалуй, грязной ткани было куда больше, чем чистой. На левом плече красовалась вышитая алыми нитками буква «А». На боку путника висела объемистая сумка едва ли не в половину его самого.

Путник не казался особенно опасным, но вот мантия… Магов крестьяне не жаловали. Если бы он был белым, то еще куда ни шло, но мантия была черной. Черных магов в последние годы стали бояться гораздо сильнее. Ведь именно черные выпустили в мир этих проклятых упырей! Кто знает, что нужно здесь этому типу? На вышивку на рукаве, означавшую принадлежность к обучающимся в академии, крестьяне не обратили внимания.

Староста деревни терпеливо ждал, надеясь, что маг наконец даст понять о своих намерениях, но тот по-прежнему не двигался с места, продолжая детальное изучение ничем не примечательной таблички. Наконец староста не выдержал и подошел к нему.

– Господин маг, вы по делу тут или проездом?

Путник вздрогнул и резко повернулся.

– Ой. Я вас не услышал. – Голос у него был тихий, ломкий и совсем не внушительный. – А тут кладбище есть?

Староста опешил.

– Ясное дело, есть. – Он автоматически махнул рукой в направлении искомого объекта и только мгновением позже спохватился. – А зачем оно вам?

Путник слегка замялся:

– Мне нужен практический материал…

– Чего?

– Ну… мне нужно позаниматься…

– На кладбище?! Это место упокоения наших предков! Чем вы там собираетесь заниматься?!

Путник застенчиво улыбнулся:

– Понимаете… мне непременно нужно сделать зомби.

– Что-о?! – Рука старосты сжалась в кулак. Староста был еще далеко не старым мужчиной, ему едва перевалило за сорок, сложением его природа наградила плотным и крепким. Путник покосился на его руки и весьма заметно побледнел.

– Если, конечно, вы не будете против, – поспешно добавил он.

– Да как ты смеешь! – От возмущения крестьянин потерял всяческий пиетет. – Ты что же, думаешь, что раз в эту тряпку завернулся, так тебе позволено наших предков позорить?! Да мы тебя сейчас!..

Путник не стал дожидаться конца фразы. Подобрав полы своей пыльной одежды, он припустил прочь.

Если бы жители деревни проследили за ним, они бы заметили, что маг убежал совсем недалеко. Как только деревня скрылась из виду, он поспешил спрятаться в первых попавшихся кустах, где и просидел до наступления темноты.

Но как только наступила ночь, путник вернулся, стараясь производить как можно меньше шума.


Стук лопаты о неожиданно попавшийся в мягкой земле камень заставил Галлика нервно дернуться и застыть в довольно неудобной позе. Несколько минут он выжидал, настороженно вслушиваясь в ночные шорохи. Нет, вроде ничего подозрительного. Можно продолжить работу. Ах, если бы магия давалась ему хоть немного легче! Но у него не хватало способностей самостоятельно сформировать даже такое простое заклинание, как шатер безмолвия. А как было бы удобно! Поставил себе – и работай, не затрудняясь необходимостью соблюдать тишину! Может, ректор прав? Нет, конечно же нет. Галлик не мог смириться с тем, что маг он никудышный. Он докажет всем этим напыщенным господам из экзаменационной комиссии, что по праву претендует на звание черного мага! Хотя бы один удачный опыт, и высокая оценка на выпускном экзамене не заставит себя ждать.

Галлик встряхнул головой, не желая задумываться о весьма вероятных сложностях с продолжением образования, но незваные мысли все равно настырно крутились в его голове. Академия представляла собой только первый этап обучения магов – тот этап, что был открыт для глаз простых смертных. Второй этап обучения, включающий возможные человеческие жертвы, проводился непосредственно в Башнях Ордена Высокой Магии. Маг, не завершивший второй этап, так и не становился полноценным членом Лиги.

Чтобы найти нужную могилу, у Галлика ушла почти половина ночи, и теперь молодой адепт академии разрывался между желанием скорее завершить начатое и опасением, что его могут обнаружить.

Лопата снова стукнула, но звук получился более глухой – на этот раз ей встретилась не каменная, а деревянная преграда. Галлик стремительными движениями расчистил крышку гроба от остатков земли. Захоронение было неглубоким и наиболее свежим из всех, найденных им на деревенском кладбище. Остается надеяться, что труп еще пригоден для его целей.

Крышка была забита явно наспех, без особого тщания. Галлику потребовалось только несколько минут работы небольшим ломиком, чтобы сорвать ее. В летнем воздухе тут же разлилась смрадная вонь. Правду сказать, запах гнили проникал и сквозь крышку, но теперь он стал почти что невыносим. Галлик давно уже привык к таким запахам, они его не беспокоили. Прокашлявшись и подождав, пока легкий ветерок слегка развеет вонь, он склонился над открытым гробом, изучая покойника.

Труп был захоронен сравнительно недавно, и ткани тела не успели еще полностью сгнить. Но, увы и ах, труп был калекой: одной ноги у тела не было. Причем, судя по всему, ее отняли задолго до смерти.

Галлик огорченно вздохнул. Ну как же ему сделать зомби из такого покойника? На чем тот ходить будет? С другой стороны, еще одну могилу он раскопать не успеет. Адепт еще раз беззвучно посетовал на судьбу и полез в свою объемистую сумку. В любом случае, раз уж он здесь, необходимо хотя бы попробовать.

Разумеется, мешочек с необходимыми ингредиентами завалился на самое дно. Рядом с кучами свежевскопанной земли образовалась ничуть не меньшая куча из различных совершенно необходимых для потенциального черного мага вещей, вытащенных из сумки, – начиная от учебника истории и заканчивая четками из сушеных майских жуков, пойманных в полнолуние.

Магическая фигура вычерчивалась с трудом. В учебном классе ему казалось, что все это весьма просто и обыденно, но сейчас руки дрожали, и Галлику то и дело приходилось подправлять линию. Наконец круг замкнулся. Адепт оттер обильно выступивший на лбу пот и нараспев начал произносить ключевые строки заклинания. Он настолько погрузился в таинство магии, что совершенно забыл о необходимости максимально соблюдать тишину. Последние слова аркана он почти что прокричал.

По краю магической фигуры вспыхнули слабые алые огоньки, метнулись в центр – и тут же начали угасать. Галлик досадливо сплюнул. Ну надо же! Неужели он плохо сконцентрировался?

Он уже почти приготовился повторить попытку, когда в отдалении заметались сполохи факелов и послышались возмущенные голоса. Галлик поспешно вскочил, наскоро заметая начерченный на земле многогранник. Чтобы сложить обратно все вещи в сумку, у него ушло слишком много времени: руки слегка дрожали, что не ускоряло процесса. Огоньки факелов двигались уже у соседнего захоронения, когда он закончил собирать последние предметы и метнулся прочь. К несчастью, Галлик ухитрился споткнуться о позабытую лопату, каковая с громким шумом грохнулась в разоренную могилу, сообщая о его местонахождении.

– Вот он! Здесь! Лови проклятого колдуна! На вилы его! – Громкие голоса перебивали друг друга, но обладатели их отнюдь не стремились перейти к рукопашной. Галлик этого не понял. Испуганный до полусмерти, он побежал прочь, не разбирая дороги. Какое-то время он слышал за собой топот ног и проклинающие выкрики.

Постепенно преследующие отстали, но Галлик не останавливался до тех пор, пока в боку не закололо, а ноги не стали подкашиваться. Он не знал, что крестьяне боялись его едва ли не больше, чем он их.


Наконец отдышавшись, он попытался осмотреться и понять, куда попал. Места были незнакомые. Удирая от своих преследователей, он практически не смотрел по сторонам. Кажется, он пересек какое-то поле и небольшой, но довольно глухой подлесок. Сейчас Галлик обнаружил, что стоит на заброшенной дороге. Где-то за спиной осталась недружелюбная деревня с неудачно откопанным покойником. А в нескольких полетах стрелы впереди на фоне ночного неба вырисовывался силуэт какого-то замка.

Галлик немного приободрился. Замок – а значит, там наверняка есть кто-то более или менее просвещенный. Быть может, они с пониманием отнесутся к его рассказу и даже позволят переночевать в человеческих условиях? Весь последний месяц Галлик обретался на задворках различных мелких селений и спал по большей части прямо на земле. Адепт решительно поправил сбившуюся мантию и направился к замку.

Однако по мере приближения энтузиазм Галлика начал иссякать. При более тщательном рассмотрении замок казался брошенным – слишком уж тихой и темной была его громада. Правда, Галлик ощущал постоянное усиление остаточного магического фона. Хозяин или хозяева замка явно не чужды были магии. У любого нормального человека этот фон вызвал бы волну мурашек по коже и желание убраться как можно дальше. Но Галлик привык к аналогичным всплескам во время некоторых из курсов. Гнетущей атмосферой его было не испугать.

Подвесной мост, перекинутый через все еще глубокий и вполне функциональный ров, был гостеприимно опущен. Может, хозяева все же есть и просто спят? С другой стороны – а где же тогда охрана? Мало ли кто тут шастает по дорогам. Галлик вошел внутрь и попытался осмотреться. В общем, ничего нового он не увидел – те же старые и местами поросшие мхом камни, что и снаружи. И все та же тишина. Словно кто-то набросил на замок долговременный шатер безмолвия, о котором недавно так мечтал адепт.

Ощущение постороннего присутствия возникло внезапно, застав Галлика врасплох. И шло оно почему-то снизу, от земли. Галлик прищурился, стараясь разобраться. Было слишком темно, и ничего, кроме не вполне аккуратно выполненной отмостки дворика, он не увидел. Камни – камни и есть. Ощущение пропало – и возникло снова, на сей раз более четкое и явное. Галлик поспешно опустился на колени, собираясь исследовать старые камни. Загадка начала его интриговать.

Он как раз с великим тщанием заканчивал выцарапывать один из камней, когда прямо перед его лицом возникло небольшое светящееся облако. Галлик вздрогнул и пребольно прижал пальцы уроненным камнем. Облако немного поколебалось из стороны в сторону и замерло точно напротив его глаз. Посасывая ушибленные пальцы, Галлик задумчиво уставился на непонятный ему феномен. Чем дольше он смотрел, тем больше ему казалось, что облако приобретает очертания животного. Кота или кошки. Призрачный зверь широко раскрыл пасть, издавая беззвучное мяуканье, и активно помахал прозрачным хвостом. Галлик заинтересованно протянул в его сторону руку, собираясь потрогать, но призрак тут же прыгнул в сторону – и снова замер, чего-то выжидая.

Адепт сосредоточенно почесал нос. Призраки. Странно, призраки животных – тема, конечно, еще малоизученная, но вроде они не должны быть разумны. А этот ведет себя необычно и на удивление неагрессивен. Во всяком случае, пока. Вот бы забрать его отсюда в лабораторию академии! Галлик мысленно прикинул перечень заклинаний, которые могли бы помочь ему удержать облачного зверя, и с неудовольствием отметил, что ни одним из них он еще ни разу не пользовался. Ну надо же когда-то начинать! Галлик выпрямился и попытался сконцентрироваться на самом простом из вспомнившихся арканов.

К его сожалению, призрак не стал ожидать окончания концентрации адепта, а проворно сдвинулся еще на несколько шагов. Галлик нахмурился. Если бы тот стоял, ему было бы куда проще накладывать заклинание. Призрак снова издал беззвучное мяуканье и пошел прочь, переступая прозрачными лапами по обросшим мхом камням. Галлик только моргнул, а кот был уже на другой стороне внутреннего двора замка – почти что у входа в само здание.

– Эй! Постой! – Галлик поспешно двинулся за призраком. – Постой, я не сделаю тебе ничего дурного! – Его слова породили множественное и жутковатое эхо, но адепт не обратил на него никакого внимания. Подумаешь, эхо. Вот необычный призрак – это да. Надо его непременно поймать.

Призрак любезно подождал, пока адепт приблизится к нему почти вплотную, после чего скользнул в щель приоткрытой двери. Галлик ругнулся и дернул дверь на себя. Тяжелые створки поддались с трудом: их явно давно не смазывали. Физическая форма Галлика была весьма далека от совершенной, и с дверью он провозился довольно долго. К его удивлению, призрак никуда не исчез – он сидел внутри, словно поджидая. Но как только Галлик прополз через частично приоткрытую дверь и протащил через нее свою объемную сумку, призрак снова двинулся прочь, помахивая хвостом и время от времени оборачиваясь и проверяя, следует ли адепт за ним.

Галлик восхитился. Похоже, это не просто призрак, а дух, снабженный поисковым либо направляющим заклинанием. Как интересно! Да, хозяева замка однозначно не чужды магии. Адепт уже не пытался поймать кота, а с любопытством следовал за ним. О том, что животное может завести незваного гостя в ловушку, он даже не подумал.

Призрак привел его к длинной винтовой лестнице, уходящей вниз, и проворно запрыгал по осклизлым от влаги ступеням. Галлик не обладал такой легкостью и то и дело оскальзывался, поспешно хватаясь за перила, чтобы не слететь вниз. Насколько ему было видно, лестница была довольно длинной, а ломать кости в намерения адепта не входило.

Он уже начал уставать от однообразного и монотонного спуска – и снова начал выстраивать в уме заклинание по поимке призрака, когда лестница неожиданно кончилась. Галлик понял это только по тому, что не нащупал ногой следующей ступеньки. Под ногами был уже не каменный, а земляной пол. Вокруг было темно, хоть глаз выколи. Смазанное пятно призрака скорее усиливало, чем разгоняло тьму – и уж никак не могло служить осветительным прибором. Галлик попытался наколдовать себе освещение, но, как всегда, вышла у него только миниатюрная копия желаемого: повисший над правым плечом огненный шарик был всего с ладонь в диаметре, а света давал ничуть не больше чадящей свечи. Впрочем, это было лучше, чем ничего.

Призрак снова раскрыл пасть, словно призывая адепта поторопиться. Подвал Галлику не понравился. Темно, грязно, сыро. И главное – никаких таинственных помещений с результатами каких-нибудь магических опытов или, на худой конец, тайной библиотекой. Только стены, стены, стены, по которым текла вода. Странно, что не было крыс – местечко как раз подходящее. Пару раз адепт поскальзывался на слое слизи, местами обильно покрывавшей пол. Черная мантия украсилась некоторым количеством мокрых и неприятно пахнущих пятен.

Призрак привел его к тяжелым двустворчатым дверям, окованным металлическими пластинами – и исчез. Галлик издал возмущенный вопль, но призрак не пожелал появиться. Может, он опять внутри? Адепт перевел взгляд на двери, подергал за ручку. Впрочем, он и так видел, что створки слишком сильно перекошены, чтобы поддаться так просто. Возиться с заклинившей дверью не хотелось. С другой стороны, он и так уже, одни боги знают, сколько времени гуляет по этому замку. Надо хоть проверить, куда же его привели.

Попытка расшатать дверь ни к чему не привела. Галлик провозился больше часа, пока не понял, что его сил тут явно недостаточно. Но уходить теперь было еще более глупо. И он вызвал заклинание тления, направив его на несговорчивую дверь. Заклинание должно было превратить дерево двери в труху, но, как всегда, сработало оно не в полном объеме. Доски приобрели подгнивший вид, и на этом все закончилось. И, конечно, тут же погас огненный шар: адепту не хватило сил на одновременное поддерживание двух заклинаний.

Галлик досадливо пнул дверь ногой, естественно, чуть не отбив при этом указанную конечность. Но то ли пинок дополнил заклинание, то ли сказались предыдущие усилия – створка скрипнула и прогнулась, образовывая щель, достаточную для того, чтобы худенький адепт пролез внутрь.

Внутри было темно, но воздух казался значительно более сухим и прохладным. Галлик поспешно наколдовал себе новый огненный шарик. Призрак, таинственно исчезнувший перед дверью, тут же выкатился чуть ли не под ноги. Но Галлик был слишком поражен помещением, в котором он оказался, чтобы уделить возвращению призрака должное внимание. Склеп! Кот привел его в самый настоящий склеп! Сколько хватало глаз, на постаментах слева и справа располагались гробы. Галлик склонился над ближайшим, изучая изысканную гравировку на крышке. Да, это вам не сельское кладбище. Адепт сглотнул. А вдруг… Вдруг здесь еще есть хотя бы один недавний труп? Склеп хорошо проветривается, может, он найдет здесь тело в более-менее пригодном состоянии? А раз хозяев нет, то его никто не прогонит, не так ли?

Галлик восторженно потер ладони, примериваясь к ближайшему гробу. Гробы явно были сделаны не из дерева – скорее всего, какой-то камень. Чем бы подцепить крышку?

Яростное мельтешение призрака под ногами отвлекло адепта. Кот казался недовольным задержкой и по-прежнему рвался куда-то вести. Галлик задумчиво посмотрел на приглянувшийся ему гроб, но все-таки последовал за призраком. Все равно он будет возвращаться этой дорогой.

Впрочем, насчет возвращения Галлик несколько погорячился. Призрак увел его совсем недалеко – на противоположный конец склепа. Кот прыгнул на крышку одного из гробов, на несколько мгновений застыл в неподвижной позе – и снова исчез.

Галлик почесал нос. Странно все это. Может, заклинание, наложенное на дух, сработало не до конца? А может, животное пыталось помочь ему и показало нужный гроб? Почему бы и нет? Вполне возможно, призрак настроен на восприятие мозговой деятельности посетителя. Галлик вздохнул. Нет, это животное совершенно необходимо поймать! Оно куда любопытнее, чем может показаться.

Гробы в этом конце склепа, по результатам беглого осмотра, ничем не отличались от всех прочих. Соответственно ничто не мешает ему начать именно отсюда.

Галлик подергал крышку гроба. Крышка, выполненная из камня, поддаваться не собиралась. Между ней и нижней частью угадывалась едва заметная щель, но сам механизм крепления оставался для Галлика загадкой. Может, она просто положена сверху? При таком весе даже и забивать гроб вовсе необязательно.

Адепт покрутил головой вокруг, выискивая что-нибудь, что можно было бы использовать вместо рычага. В его собственных пожитках ничего похожего, к сожалению, не было. Впрочем, откуда в склепе лишний мусор?

Но мусор в склепе все-таки был. Галлик заметил, как в свете созданного им огонька сверкнул какой-то металлический обломок на полу. Адепт поспешно поднял его, чуть не порезавшись. Обломок, видимо, когда-то был частью лезвия. Галлик с сомнением повертел его в руках: особенно прочной находка не выглядела, но все же ткнул лезвием в тонкую щель между крышкой и основанием гроба.

Лезвие жалобно хрустнуло и переломилось надвое. Но вот крышка гроба почему-то шевельнулась – и, к немалому удивлению Галлика, плавно и беззвучно откинулась вверх.

Изучение механизма движения крышки Галлик оставил на потом, с восторженным энтузиазмом изучая содержимое гроба. Призрачный кот не подвел! Труп был совсем свежим! К своему удивлению, Галлик даже не чувствовал запаха разложения. Ну совсем запаха не быть не могло – наверное, он просто уже привык.

Труп принадлежал мужчине лет тридцати, довольно высокому, но весьма и весьма отощавшему. Галлик сначала решил, что покойный умер из-за голода – лицо его было сильно заострившимся, кожа туго обтягивала кости, придавая телу сходство с мумией. Но в результате более пристального осмотра в центре груди обнаружилось пятно запекшейся крови, прикрывавшее сквозную рану в сердце. Чуть повыше раны на теле лежал какой-то странный медальон в форме солнечного диска, расколотый глубокой трещиной. Галлик покрутил медальон в руках и соединил части. По краю диска тут же метнулись крошечные сполохи, и адепт поспешно выронил опасную игрушку. Трещина на медальоне странным образом исчезла, будто срослась. Диск сверкнул еще пару раз и потух. Только в центре все еще осталась тлеть слабая, незаметная для глаз Галлика искорка. Впрочем, медальон мало интересовал адепта.

Галлик потрогал тело. Оно было мягким. Трупное окоченение либо еще не наступило – либо уже прошло. Скорее второе – навряд ли покойник умер меньше суток назад.

Адепт восторженно потер ладони и мысленно вознес благодарность таинственному призраку. Прекрасно! Абсолютно идеальный экземпляр! Возможно, его мозг даже не полностью уничтожен! Галлик поспешно вытащил из сумки необходимые принадлежности и начал вычерчивать круг вокруг гроба. Вынимать тело он пока не стал – склеп был достаточно просторным, но разместить магическую фигуру в проходе между гробами было бы сложновато. А тащить тело наверх – слишком долго и муторно.

На этот раз Галлика никто не отвлекал, необходимости соблюдать тишину не было, и фигура получилась хотя и не совсем идеальная, но куда ровнее, чем на сельском кладбище.

Галлик немного подумал и решил усилить аркан магией крови. Вообще-то ее рекомендовалось использовать в любом случае, но в прошлый раз он слишком волновался, и пропустил этот момент подготовки. Галлик сделал небольшой надрез на руке и прошел вдоль начерченной фигуры, окропляя ее алым. Наконец все было закончено. Адепт еще раз проверил углы сопряжения, встал в центр фигуры рядом с гробом и закрыл глаза, сосредоточиваясь на призыве сил. Сила текла к нему тоненькими, едва заметными ручейками, которые то и дело пытались иссякнуть. В этом не было вины конкретного места или неумения самого мага – просто не так уж много способностей было дано ему от природы.

Галлик забормотал под нос слова заклинания. Более опытные маги воспользовались бы просто ментальным приказом, но он этого еще не умел – и старательно произносил малопонятные фразы на Верхней Речи.

Но вот последняя фраза была произнесена – и Галлик неуверенно приоткрыл глаза, оценивая результаты своей волшбы. Начерченный им круг уверенно полыхал холодным огнем. Язычки призрачного пламени поднимались до колен и были наполнены силой. Но вот только тело в гробу почему-то так и не пошевелилось.

У Галлика вырвался досадливый возглас. Ну почему же так? Он ведь все сделал правильно! Адепт склонился над гробом, все еще надеясь увидеть хотя бы легкое шевеление. Труп лежал абсолютно неподвижно.

Галлик раздраженно схватил тело за плечи и встряхнул.

– Ну оживай же! Почему ты не оживаешь?

Несмотря на кажущуюся худобу, труп оказался неожиданно тяжелым. Галлик почти тут же отпустил его. Поцарапанная рука, откуда адепт брал кровь для аркана, отозвалась болью.

Галлик скосил глаза на все еще пылающий круг. Но ведь заклинание работает! Он слишком отвлекся, выискивая ошибки в нарисованной фигуре, и не обратил внимание, как тело в гробу пошевелилось. Холодные пальцы трупа резко схватили кисть раненой руки адепта и дернули его на себя. Галлик едва не упал вовнутрь гроба – с такой силой был сделан рывок. Глаза трупа были распахнуты, но взгляд их был невидящим. Странные глаза. Светло-светло-голубые, как толстый слой льда, и подернутые какой-то беловатой сеточкой, словно изморозью.

Галлик настолько погрузился в изучение необычных глаз, что до него не сразу дошло, что труп притянул его руку к своему рту и явно пытался пить его кровь. Адепт резко дернулся, желая вырваться, но хватка мертвеца оказалась неожиданно крепкой. По спине Галлика побежали мурашки. Он дернулся еще раз, и опять с нулевым результатом. Неужели он что-то напутал? Зомби не может восстать против своего создателя. За исключением тех редких случаев, когда нарушен контроль и зомби впадает в безумие. Ох боги, только не это! А ведь так хорошо начиналось! Галлика слегка замутило, незаметно подкралась волна слабости. Он снова попытался высвободиться, но уже не столь активно. Руки почему-то дрожали. Неужели этот поднятый монстр просто-напросто убьет его, высосав всю кровь? Галлик едва не плакал от отчаяния. Вечно у него что-нибудь да не так. Ну где же он мог ошибиться?

– Отпусти меня! Ну пожалуйста! – Галлик знал, что если контроль над зомби утрачен, восстановить его практически невозможно – до момента окончательного уничтожения тела они превращаются в безумную машину убийства. Но паника перемешала все мысли адепта. – Отпусти! Мне же больно!

Холодные пальцы неожиданно разжались – как раз во время очередной попытки адепта вырваться. Галлик не смог сохранить равновесие и опрокинулся на спину, с размаху ударяясь о пол.

ГЛАВА 6

Каменный свод потолка покрывал слой пыли, местами бережно спрятанный под паутиной. Потолок. Так, следовательно, он лежит на спине, и… И, собственно, что? Зачем он это делает и почему выбрал для отдыха столь грязное место? Хотя потолок однозначно был знакомым. Уже лучше. Ну и где же тогда он находится? Попытка порыться в памяти отозвалась сильнейшей головной болью. Одновременно пришло неуютное осознание того, что не помнит он, кажется, вообще ничего. Включая и информацию о собственной персоне. Мм… Не очень хорошо. При этом почему именно нехорошо – тоже неясно. Повторная попытка самоопределиться не принесла ничего, кроме усиления головной боли. Память любезно показала кукиш и отказалась от дальнейшего сотрудничества. Оставалось лежать и изучать потолок. Вот только за исключением смутного чувства спокойствия из-за нахождения в условно знакомом месте, детальное изучение каменной кладки больше ничего не дало.

Через пару минут в пустую голову пришла гениальная мысль – встать и осмотреть остальные части помещения. Встать получилось только с третьей попытки, да и то не до конца. В смысле, получилось сесть. Любопытно, а какой идиот придумал такие высокие бортики для кровати? Да еще и каменные… Он потер слегка ушибленную кисть. Так, ладно, боги с этой кроватью, но надо же наконец из нее вылезти. Странно, но почему все-таки тело так паршиво слушается? Или так и должно? Память согласилась уведомить, что нет, должно быть намного лучше, после чего опять сосредоточилась на составлении кукишей.

Всякое упорство, однако же, приносит свои плоды, и через каких-то несколько минут, сопровождаемых беззвучными, хотя и весьма выразительными ругательствами, ему удалось перебросить ноги через непонятный каменный бортик – и шлепнуться вниз. Что хорошо – шлепнулся он на что-то мягкое и даже теплое. Что плохо – с такой координацией далеко не убежишь. Правда, непонятно было, зачем ему куда-то бежать, но инстинкты настойчиво требовали срочно восстановить двигательные функции в полном объеме.

Он как раз попытался над этим задуматься, когда «что-то мягкое», на что он приземлился, издало возмущенный возглас и попыталось вылезти из-под его задницы. Не то чтобы он был против – сидеть на шевелящейся куче не вполне удобно, – но зачем же при этом пинаться?

– Стой, где стоишь! – громко выдала шевелящаяся куча. – Не двигайся!

Он отметил, что указания были взаимоисключающими по той простой причине, что он вообще-то сидел. Ну почти – пинки недовольного собеседника перевели его тело в полулежачее положение. Тем не менее какая-то сила, не имеющая ничего общего с его собственными желаниями, заставила его замереть в данной не очень удобной позе.

Более детальное изучение говорящего объекта проинформировало его о том, что перед ним находится живое существо, скорее всего относящееся к человеческому подвиду. Существо было совсем молодым и, кажется, чем-то напуганным. Гм. С учетом того, что никого другого вблизи не наблюдалось, выходит, напугал существо именно он. А чем? Инстинкты уверяли, что это правильно – напуганная пища меньше сопротивляется. Стоп. Какая еще пища? Он что, должен есть вот этот верещащий комок?! Да в нем же костей больше, чем мяса. Хотя есть действительно хотелось. Память отвлеклась от кукишей и выдала несколько картинок-воспоминаний, мигом перебивших аппетит.

– Чтоб меня сожрали демоны.:. – произнес он вслух. – Что же тут творится такое?

Живое существо недоуменно уставилось на него, после чего испуг на его лице сменился восторгом.

– Ты можешь говорить? – спросило существо.

– Да? – не менее недоуменно поинтересовался он. – А надо?

Существо радостно потерло верхние конечности и исполнило ряд малопонятных движений нижними. Кажется, это называется «танец». Память издевательски напомнила ему, что место для танцулек слегка неподходящее, после чего опять самоустранилась.

Тем временем существо перестало метаться взад и вперед и замерло на месте, максимально вытянувшись вверх. Звуки, издаваемые существом, перестали быть понятными. Почему? Существо сошло с ума? Но с чего бы? Или с ума сошел он? Второе казалось более вероятным. Жаль, он только начал разбираться в происходящем. Память сжалилась и разрешила осознать, что странные звуки – не что иное, как обычное заклинание. Эй, стоп. А зачем… Додумать он не успел. Существо снова перешло на понятную речь:

– Повелеваю тебе назвать свое полное истинное имя!

Он не понял, в чем суть вопроса, но губы уже шевелились, выполняя полученный приказ.

– Герцог Лаэрт Саранциа, – послушно произнес он. И тут же в голове взорвался фейерверк каких-то смутных образов и воспоминаний, словно в одночасье прорвало огромную плотину. Он заорал от разрывающей череп адской боли, и орал до тех пор, пока воспоминания не сменились уютной и безопасной темнотой, затопившей все вокруг.


Галлику уже начало казаться, что он оглохнет от крика зомби, когда тот неожиданно замолк и кулем свалился на пол. Адепт склонился над ним, избегая, однако, дотрагиваться – рука все еще болела. Зомби не шевелился, только медальон на его шее горел мягким голубым огнем. Галлик осторожно пнул неподвижное тело носком ботинка и тут же отскочил в сторону. Отскакивал он совершенно напрасно – никакого воздействия его пинок не оказал.

Адепт испытал очередной укол расстройства. Неужели все? Его сил хватило только на несколько минут? А может, попробовать еще раз? Может, в следующий раз получится лучше? Он уже начал прикидывать, какие поправки имеет смысл внести в заклинание, когда труп беззвучно принял полусидячее выражением. Медальон начал медленно гаснуть, пока сияние не свернулось в крошечную точку в его центре. Труп несколько раз мигнул и потер пальцами виски.

– Проклятье, как же голова болит. – Странные льдистые глаза уставились в лицо Галлика. Тот невольно почувствовал себя кем-то средним между лабораторной крысой и загоняемой дичью. – А ты кто вообще, а? И что тут делаешь? – наконец вполне осмысленно поинтересовался зомби.

– Г-ггг-галлик, – с трудом выдавил адепт. Бред какой! Он что, правда разговаривает с зомби?! Или у него уже крыша поехала от перенапряжения? Они же неразумны!

– Любопытное имя. Папа был заикой? – некультурно поинтересовался Л'эрт. Сказать, что он не понимал, что происходит, – почти ничего не сказать. Последнее, что он помнил – драку с Арриера. Кажется, о чем-то они еще в процессе спорили, но вот о чем? Вспомнить не удавалось. Зато прекрасно помнился удар серебряным лезвием в сердце, после которого… Так. Но он же вроде бы умер? Или нет?

– Нет, не был. – Адепт в конце концов разобрался со своим речевым аппаратом. – Галлик меня зовут. Студент последнего курса академии.

– Ага. – Л'эрт как раз закончил осматривать свое тело. Рана в груди присутствовала – соответственно драка с Ралернаном сном не была. Непонятно. – Но все-таки что ты тут делаешь?

– Лабораторную. – Галлику внезапно очень захотелось изучить пол под ногами.

– Ага, – повторился Л'эрт. Так, хорошо. А он действительно в Орионе или ему кажется? Может, его сделали живым экспонатом для студентов? Стоп. Для каких студентов?! – А разве академия не разрушена? – вслух поинтересовался он.

– Разрушена?! – На лице Галлика отразился панический ужас. – Когда?!

Л'эрт назвал дату. Галлик посмотрел на него, как на умалишенного.

– Все ясно. Мозг все-таки испортился, – заключил адепт.

– Чей? – уточнил его собеседник.

– Твой! – безапелляционно заявил Галлик. Странный зомби начал его несколько раздражать. – И не спорь. Ты вообще мертвый.

– А то я без тебя не знаю! – фыркнул Л'эрт. Очень хотелось добавить «уже несколько столетий», но он сдержался. Ну его, этого странного адепта.

Челюсть Галлика упала вниз.

– В каком смысле знаешь? То есть как? То есть я же делаю всё неправильно, но откуда ты это знаешь, я же еще ничего не рассказал?

– Так расскажи уже! Пока я окончательно не спятил от собственных догадок!

– Ну… тебя убили.

– Причем, кажется, аж два раза, – тихо пробормотал Л'эрт. Галлик его не расслышал.

– Тебя убили… и, наверное, ты умер. Во всяком случае, я так думаю.

– Ну убили меня, хорошо. И что дальше-то? Безутешные родственники послали тебя поплакать на моей могиле?

– Нет, я сам пришел.

– Поплакать на моей могиле?! – Л'эрт ощутил острое желание схватиться за голову.

– Ну… в общем, мне надо было сделать что-нибудь достаточно впечатляющее… А то у меня оценки очень низкие… Ну и я решил сделать зомби.

– И как, получилось? – отстраненно поинтересовался Л'эрт.

– Я как раз над этим думаю.

До Л'эрта наконец дошло.

– Прости, ты из меня, что ли, пытался сделать зомби?

– Ну да. – Румянцу на щеках адепта позавидовала бы любая юная леди.

– Э… – Л'эрт почувствовал себя очень и очень неуютно. Да нет, бред какой. Зомби – это же просто мешок гнилых костей, приводимых в движение волей и силой некроманта. Но думать-то они не могут!

– Только я не уверен, что у меня примут этот опыт. Ты какой-то странный. Слишком связно разговариваешь. Наверное, это из-за того, что ты совсем недавно умер. – Кажется, сомнения Галлика имели аналогичный характер.

Л'эрт задумчиво взъерошил волосы. Ему все больше и больше начинало казаться, что он спит и видит сон. Причем довольно идиотский.

– А какое сегодня число?

Галлик ответил. Л'эрт впал в еще большую задумчивость и медленно протянул:

– Тогда не сходится. Двенадцать лет под «недавно умер» притянуть сложновато.

– Какие еще двенадцать лет?! Да ты еще разлагаться не начал! Ох, как жалко. Говоришь ты временами разумно, но с головой у тебя серьезные проблемы.

– А может, меня забальзамировали? – отрешенно спросил Л'эрт. Голова у него решительно отказывалась воспринимать происходящее.

– Тогда ты точно не смог бы говорить. Без мозга. К тому же тогда твою рану бы наверняка зашили. Ну там и кровь вытерли. Чтоб красиво было.

– Угу. – Рука Л'эрта дернулась к упомянутой ране. Рана по-прежнему никуда не делась. При желании через нее можно было поизучать часть внутренностей. Ну хорошо, сердце естественно, не бьется, но ведь он и до этой дурацкой драки умел его останавливать. А еще по-прежнему сохранялась странная легкость в голове. Он не чувствовал вокруг никаких колебаний силовых потоков, хотя вообще-то должен был. Л'эрт попробовал сотворить простенькое заклинание. К его удивлению, оно не сработало. Вообще. Как будто он снова был ребенком, начисто лишенным магического дара. Да уж лучше некуда. Как это понимать? Временная утрата способностей? Или постоянная?

Неужели этот студентик прав, и он теперь действительно зомби? Л'эрта слегка затрясло. Наплевав на конспирацию, он попытался перекинуться в форму летучей мыши, но это тоже не получилось, как он ни старался.

– Какой кошмар, – заключил он вслух.

– Да не волнуйся ты так. – Галлик хотел похлопать созданного зомби по плечу, но не решился, отдернув уже занесенную руку. А ну как снова начнет кровь пить? – Я тебя быстренько покажу ректору, а потом освобожу от своего контроля, и ты снова станешь обычным трупом.

– Крайне радужная перспектива. Я прямо дрожу от восторга.

– Пойми меня правильно, я ничего против тебя не имею. Но когда ты начнешь пахнуть, ты будешь пугать людей.

– А что, мне теперь еще и мыться нельзя? – покосился на него Л'эрт.

– Мыться? Интересная мысль. – Галлик задумался, на несколько минут выпав из разговора. – Нет, думаю, ничего не получится. От воды ты начнешь разлагаться еще быстрее.

– Весело. – Тон Л'эрта был весьма далеко от оптимистичного. – А может, я все-таки не буду разлагаться?

Галлик вздохнул. Этот странный зомби упорно считает себя живым.

– Я не могу остановить этот процесс. В любом случае твой мозг погибнет самое позднее через несколько дней, и тебя это уже не станет беспокоить.

Л'эрт резко поднялся. Тело послушалось, но двигаться было тяжело. Руки и ноги казались чужими и ненормально тяжелыми. Л'эрт зло выругался и двинулся к выходу. Ладно, хрен со всем этим. С сумасшедшими студентами, с его потерянными способностями и вообще со всем. Но какого… он обязан сидеть и слушать разглагольствования этого чудика на предмет скорости своего разложения?

Галлик поспешно сделал несколько шагов в сторону, только сейчас оценив, что результату своего «опыта» он приходится едва выше плеча. Но ведь если этот зомби все-таки не безумен, он должен его слушаться, разве нет?

– Эй, герцог, ты куда это?

Л'эрт замер:

– Как ты меня назвал?

– Ну ты же сам сказал, что ты герцог. Как там бишь… Лаэрт Саранциа.

– Я этого не помню.

Галлик вздохнул. Мозг зомби разрушался слишком уж быстро.

– Я приказал тебе сказать свое имя, и ты сказал. Потом ты спросил у меня мое. Потом ты сказал, что академия…

– Стоп! – Л'эрт вскинул руку вверх. – Остальное я помню, спасибо. – Он возобновил медленное продвижение к двери.

– Вот и хорошо. Но ты все равно не сможешь уйти отсюда.

– Поче… – Л'эрт не закончил вопроса, ткнувшись носом в невидимую, но тем не менее весьма ощутимую преграду. Преграда на ощупь казалась каменной стенкой, но от ударов рукой и ногой лишь пружинила, не собираясь поддаваться. – Это еще что за дрянь?

Галлик облегченно вздохнул. Если быть честным, он опасался, что круг повиновения может и не сработать.

– Ну ты не можешь отходить от меня дальше, чем на тридцать шагов. Я заложил это в аркан, когда поднимал тебя.

– Вот дерьмо! – Л'эрт сел на пол около невидимой стенки.

Убедившись, что созданный им зомби не выказывает никаких признаков буйства, Галлик рискнул повернуться к нему спиной и начал стаскивать раскрытый фоб с постамента. Шум, сопровождавший данный процесс, заставил Л'эрта повернуть голову.

– И зачем тебе гроб?

– Не мне. – Пыхтя, Галлик отер со лба пот и покосился на каменную громаду. Гроб практически не сдвинулся. – Тебе. Гринатаир отсюда довольно далеко, нам придется долго добираться. А солнце тебя сожжет. Буду тебя днем прятать.

Сначала Л'эрт хотел возразить, но воспоминания о неудачных попытках призвать магию и перекинуться заставили его прикусить язык. Проверить, конечно, не помешает, но где гарантия, что его способности к сопротивлению солнечным лучам сохранились?

– Тебе помочь?

– Нет, не надо. У тебя мышцы атрофированы. Еще оторвешь руку или ногу.

– А двигаюсь я тогда как?

– Не знаю. – Галлик задумался. – Наверное, благодаря моей магии.

– Кстати. А почему ты не применишь заклинание левитации? Тогда тебе не пришлось бы так мучиться.

– Я… – Адепт покраснел. – Ну у меня не все заклинания получаются. У меня… не очень высокий потенциал.

– Весело. Я пленник мага-недоучки, который толком ничего не умеет.

Л'эрт воспользовался тем, что Галлик снова завозился с открытым гробом, и попытался приподнять один из пустых гробов, около которых он стоял. Он хотел проверить, пропала ли вместе с остальными способностями и его физическая сила. Морально Л'эрт был уже почти готов к тому, что гроб окажется неподъемной махиной, но пессимистические ожидания не подтвердились. Поднять тяжеленный камень по-прежнему не составляло для него труда.

Когда Галлик сделал очередной перерыв, чтобы передохнуть, он с изумлением увидел, как зомби вертит гроб одной рукой. И при этом у него явно ничего не отваливалось.

– Э… так, ладно, забирай лучше уж тот, который твой, и пойдем отсюда. – Галлик двинулся к выходу из склепа. В некоторых источниках говорилось, что зомби могут обладать значительной силой, но вроде он же ничего такого в свой аркан не вплетал. Опять он что-то напутал, не иначе.

Л'эрт вздохнул. Интересно, есть ли шанс обмануть этот проклятый аркан, привязавший его к адепту академии, как собаку на цепь? Или, разорвав заклинание, он автоматически превратится в неподвижный труп?

ГЛАВА 7

Гроб все-таки пришлось искать другой. Каменный саркофаг, вытащенный из Ориона, был слишком тяжел для замученной жизнью лошадки, позаимствованной Галликом в одной из ближайших деревень. В соседней адепт стащил пустой деревянный гроб прямо из лавки гробовщика, когда стемнело.

– Слушай, давай заключим сделку? – Л'эрт лежал на спине, не чувствуя уткнувшихся в спину неструганых досок, и задумчиво изучал ночное небо. Он уже успел попробовать вылезти под солнечные лучи, и попытка эта не была успешной: правая рука мгновенно обгорела до мяса. Самое мерзкое, что даже больно не было. Словно тело и сознание существовали по отдельности.

– Какую еще сделку? – Галлик старался поменьше разговаривать с ненормальным зомби, но вопрос задавался уже в четвертый раз. Адепт подумывал, можно ли добавить к действующему заклинанию голосовую блокировку, но опасался разрушить все остальное. Приказать зомби заткнуться ему просто не пришло в голову: Галлик все еще слишком сильно нервничал.

– Ты рассказываешь мне, что произошло в мире за последние двенадцать лет, а я буду вести себя прилично, когда мы доберемся до твоей академии.

– Зачем это тебе? – нахмурился Галлик. – Ты все равно сразу же все забудешь. Твоя память не функциональна и с каждым часом разрушается все больше и больше.

– Вот и проверим, насколько быстро разрушается моя память. А то пока что это исключительно твои умозрительные предположения.

– Не собираюсь я ничего проверять! И это не умозрительные предположения, а общеизвестная истина! В любом учебнике это написано.

– А что, по истории твои оценки тоже оставляют желать лучшего?

– Я не хочу с тобой разговаривать.

– Ладно, я поговорю еще с кем-нибудь.

– Ч-ч-чего? – Галлик испугался. Реакцию людей на говорящего зомби предсказать он не мог. Да, он старался ночью держаться подальше от селений, но вот только они были не единственными путниками на этой дороге. Правда, пока зомби вполне сохранял человеческий облик и, если не присматриваться к сквозной ране на груди, мог сойти за живого, но все-таки Галлику не хотелось расширять круг его общения. – Нет, это плохая идея.

– Тогда расскажи ты. Все равно ничем полезным не занят.

Галлик хотел возразить, что он размышляет над составлением заклинания, но передумал. Во-первых, это было неправдой: после поднятия зомби он размышлял исключительно о нем, непрерывно переходя от состояния восторга в состояние отчаяния. Во-вторых, ему надоели однообразные вопросы этой ходячей горы костей. Может, его память действительно удержит хоть что-то и избавит его на некоторое время от этого занудства. К тому же чем боги не шутят: мало ли, вдруг зомби и вправду начнет спрашивать других проезжающих. Тогда уж точно хлопот не оберешься.

– Ну хорошо, хорошо. Что ты хочешь услышать?

– Чем кончилась драка за Белую Башню?

Галлик вздохнул. Зомби не помнил даже общеизвестные вещи.

– Орден Высокой Магии одержал блистательную…

– Эй! Я догадываюсь, что он не оказался в заднице, потому как действует академия, да и ты свой костюмчик от людей не скрываешь. Но вот можно без этого пафоса и поконкретнее?

– Слушай, меня там не было! Я же еще ребенком был. Откуда я тебе возьму конкретику? Не нравится – могу не рассказывать.

– Уффф… – Л'эрт вздохнул. – Ты прав, извини. Я слушаю.

– Орден Высокой Магии одержал победу над превосходящими силами коварного противника. Маги призвали Изначальных богов, и те снизошли на их зов. Проклятый Пресвятой Орден был уничтожен, но члены его не были казнены, а милостиво отпущены в мир. Им запрещено было творить магию. Впрочем, они и не могли этого делать: вмешательство Изначальных богов лишило их силы. – Галлик явно цитировал по памяти какой-то талмуд. – Орден Магии восстановил разрушенную ранее академию и возобновил обучение одаренных детей. Была предпринята попытка возродить уничтоженную много веков назад Красную Лигу. Проводимые при принятии в Орден тесты показали, что некоторые из детей имеют предрасположенность к магии равновесия. Поскольку леди Арриера отказалась войти в состав Лиги, ограничившись участием в написании пособий, обучением адептов занимаются совместно представители двух других Лиг.

– Она жива? – перебил Л'эрт.

– Кто? – не понял Галлик.

– О, боги. Леди Арриера.

– Конечно. – Адепт посмотрел на своего зомби, как на умалишенного. – Она же маг, к тому же один из сильнейших. Говорят, на самом деле ей триста лет.

– Ну-ну. Триста лет, говоришь?

– А чего она тебя заинтересовала?

– Да так. – Л'эрт усиленно изучал звездное небо. – Я до смерти встречал ее пару раз. Вот и решил узнать, на каком она свете.

– Я ее тоже встречал пару раз, когда она своего сына в академии навещала, – поделился Галлик. – Жалко, что она все время носит эту дурацкую вуаль. Неужели она настолько страшная?

– Бррр… Какую еще вуаль?

– Черную. И совершенно непрозрачную. Один из наших как-то попытался сорвать ее, но она оказалась словно приклеена к голове. Только несколько суток карцера заработал.

– Любопытно, – заметил Л'эрт. Кажется, за время его сна… э-э-э… в смысле, смерти, мир окончательно сошел с ума. Зачем Керри прячет лицо? Она что, оспой переболела? Да нет, бред какой. Или не бред? Ралернан ведь собирался сделать ее человеком.

– А, это всем любопытно, – отмахнулся Галлик. – Они вообще немного странные, эти Арриера, хоть и герои войны.

– Герои? – Брови Л'эрта поползли вверх.

– Ну я лорда имел в виду. Он же считается героем. Особенно среди белых. Те с него разве что пылинки не сдувают. Даже на стенах рисуют. Наглядные уроки истории. – Тон Галлика был недовольным.

– И тебе это не нравится?

– А чего тут может нравиться? Тебе-то хорошо, ты небось ни разу учебников Белой Лиги не видел. Их почитать, так этот Арриера – спаситель всей земли.

– Даже так?

– Меня просто раздражает, что его коварное предательство вознесено белыми в ранг подвига! – Галлику явно давно хотелось высказаться. Он даже почти забыл, что разговаривает с временно поднятым трупом. – Он заманил нашего мага в ловушку и прикончил! Если бы не это, мы сейчас были бы куда сильнее! А из-за этого подлого убийства наша богиня ослаблена!

– Мм… а в чем подвиг?

– Белые уверяют, что наш маг не хотел вызывать богиню Тьмы в наш мир. Хотел придержать для своих целей. Чушь! Это был великий маг, и конечно же он понимал всю сложность ситуации. Просто он не хотел делать поспешных шагов. Если бы не его убийство, наверняка обошлось бы без такого количества жертв. И не пришлось бы призывать на помощь Упырей. Нам до сих пор ставят в вину их вмешательство.

«Великий маг» закашлялся, переваривая новости. Эпитафия была забавненькой.

– К тому же сын лорда Арриера творит в академии неизвестно что каждые каникулы. И на нашем секторе тоже! И ничего! Нет, ты подумай – меня они готовы отчислить только из-за того, что у меня слишком слабые, по их мнению, способности, а этот эльфенок может запросто сжечь половину сектора – и его только в угол поставят. Как же! Будущий великий маг! Тьфу! – Галлик раздраженно сплюнул. – И все потому, что мы сейчас слабее. Если бы не это, белые не посмели вести себя так нагло.

Возмущенный монолог адепта прервал тонкий и низкий свист, проникающий повсюду. Свист вибрировал, как натянутая струна. Воздух вдруг стал очень холодным, словно на смену теплому лету в одночасье пришла зимняя стужа. Усталая лошадка зафыркала и попыталась развернуться, одновременно вставая на дыбы. Галлик огрел ее хворостиной. Эффекта это почти не возымело. Бывшее минуту назад смирным и вялым животное внезапно обуяло какое-то безумие. Лошадь упорно пыталась повернуть назад. Изо рта ее хлопьями закапала пена.

– Да что же за напасть! – возмутился адепт, безуспешно дергая поводья. От его дыхания в воздухе возникали облачка беловатого пара.

– Кстати. Я не помню, на первом этапе обучения магов включен курс противостояния некросуществам класса дракона? – тихо спросил Л'эрт.

– Чего? Да какая разница? – Галлику было не до вопросов глупого зомби, он пытался усмирить взбесившуюся лошадь.

– Большая. Посмотри вперед.

Галлик на секунду отвлекся от поводьев и последовал его совету.

Впереди, прямо по дороге, к ним приближалось нечто жуткое. Огромный скелет ящера, покрытый сосульками льда. Внутри пустого брюха монстра танцевало что-то похожее на спрессованную в десятки раз метель. Скелет двигался вперед, медленно и целеустремленно. Костяные лапы, лишенные какого-либо намека на мышцы и сухожилия, жестко падали на утоптанную колею дороги, оставляя в земле глубокий четкий след. Но самым жутким были глаза. В пустых глазницах удлиненного черепа светились желтые огни. Свет их постоянно колебался, создавая впечатление вращения вокруг своей оси. Из этих глаз выглядывала Смерть.

Галлик судорожно сглотнул. Поводья выпали из его ослабевших рук. Он знал про таких существ, но одно дело – абстрактное знание, и совсем другое – когда монстр находится на расстоянии нескольких шагов.

– Великие боги…

– Ты бы лучше не молился, а аркан плел, – попытался вернуть его к реальности Л'эрт. – Он же тобой пообедает и не подавится.

Если бы Л'эрт обладал свободой передвижения, он бы предпочел убраться отсюда как можно скорее. Причем в самом начале, когда был шанс оторваться. Волной накатило сожаление об утраченных магических способностях. Надвигавшийся на них монстр действительно представлял собой серьезную угрозу – но для простых смертных, а не для магов. Таких чудовищ иногда рождали заброшенные и неупокоенные кладбища, поблизости от которых слишком часто занимались неконтролируемой волшбой. Более-менее опытный маг с легкостью мог вернуть этот мешок костей обратно в землю. К несчастью, Галлика нельзя было отнести к опытным магам.

– Я н-н-не ум-мею, – пролепетал адепт. – Я н-не знаю… К-к-какой аркан?

– Хотя бы Иглы Цверка. И любое защитное поле помощнее.

Галлик честно попытался воспользоваться подсказкой, но ему было слишком страшно, чтобы он мог сконцентрироваться. Адепту казалось, что его опыт обучения достаточен, чтобы противостоять любому кошмару, но он ошибался. Жуть, которая захватила его сейчас, не желала прислушиваться к доводам разума. Его сознание окунулось в вязкий туман ужаса и барахталось в нем, не находя выхода. Галлик не мог оторвать глаз от желтых огней в пустых глазницах монстра.

Л'эрт схватил Галлика за плечи и встряхнул, как мешок картошки.

– Да очнись же! Ему нельзя смотреть в глаза, иначе он начнет питаться твоим страхом!

Галлик нервно сглотнул. Руки его слегка дрожали.

– Я не могу сосредоточиться, – признался он. – Я пытаюсь, но… не могу.

Костяной ящер подошел уже почти вплотную. Нападать он не спешил – зазевавшимся путникам явно было уже не убежать. Передней лапой ящер медленно потянулся к мечущейся в оглоблях лошади и неторопливо вспорол ей живот длинными когтями. В воздухе резко и неприятно запахло кровью и содержимым кишечника животного.

Л'эрт попытался прикинуть, на какой высоте находится голова монстра. Насколько он помнил специфику штучного поднятия зомби, ограничивающий круг должен простираться в равные стороны от инициировавшего мага, в том числе и в высоту. Вроде бы длины «поводка» должно хватить. Нет, уничтожить это порождение смерти он не сможет, но ящер должен обладать разумом. И значит, можно попытаться его обмануть.

– Не мешай мне, ладно? – на всякий случай попросил он Галлика. Если тот в неподходящий момент решит приказать ему остановиться, ситуация станет совсем паршивой. Адепт не отреагировал на его вопрос, впав в полнейшее оцепенение.

Последующая идиотская выходка зомби также не смогла вывести его из ступора. Л'эрт метнулся в сторону монстра с нечеловеческой скоростью: Галлик видел только смазанные движения, порожденные его перемещениями. Каким образом зомби удалось запрыгнуть на череп костяного ящера, адепт вообще не понял. Но когда мельтешение теней перед глазами несколько замедлилось, Галлик обнаружил, что его зомби залез практически в пасть монстра.

Л'эрт с силой сдавил толстые черепные кости. Органика закрошилась под его пальцами. Желтые огни в глазницах огромного черепа чуть поугасли, вращение их слегка замедлилось.

– Ты мешаешь мне. Уйди, – пронеслось в голове Л'эрта. – Не отвлекай меня от моей добычи.

– Этот человек – не твоя добыча.

– Уйди.

– Нет.

– Ты такое же порождение ночи, как и я. Что тебе с этого куска мяса?

– Это мой кусок, а не твой.

– Ты мертв. Ты не сможешь меня уничтожить.

– Не смогу. Но смогу удержать тебя здесь до рассвета. А солнце сожжет тебя.

Ящер издал нечто, долженствовавшее служить смехом.

– Ты? Удержать? Да я размажу тебя, как пылинку. – Скелет резко дернул головой в сторону, стремясь подтвердить свои слова. Однако же стряхнуть назойливый труп у него не получилось – хватка того была слишком крепкой. Ящер попытался более активно покрутить черепом, но неожиданно ткнулся им в какую-то невидимую преграду, мешающую ему поднять голову выше. Л'эрт усмехнулся. Круг повиновения не мог позволить ему удалиться от «хозяина» больше, чем на тридцать шагов. Вне зависимости, перемещался ли он самостоятельно или с использованием подручных средств. И значит, пока он не отпустит костяного ящера, тот тоже лишался свободы перемещения.

– Нравится? – полюбопытствовал Л'эрт.

– Ты не маг! – Мысли чудовища были окрашены возмущением. – Ты не можешь меня остановить!

– Не маг? Ты уверен? Просто я очень хорошо скрываю свои силы. Так как. хочешь просидеть здесь до восхода?

– Ты умрешь.

– Я уже умер. Бессмысленная угроза.

Ящер предпринял еще несколько попыток повертеть головой. И по-прежнему везде были эти непонятные стены, мешающие ему отодвинуться в сторону. Ящер родился совсем недавно, это была его первая ночь охоты. Быть может, если бы он был постарше, он бы смог разглядеть обман. Но разум его был еще слишком мал и неразвит. Непонятная атака со стороны странного объекта, к тому же явно принадлежащего к его собственному типу, дезориентировала монстра.

– Что тебе надо?

– Уходи отсюда и охоться в другом месте. Это моя территория, и я не собираюсь ее ни с кем делить. Если не уйдешь, я заставлю тебя встретить солнце.

Ящер зашипел. Звук был низким и противным, проникающим глубоко в сознание. Л'эрт вспомнил, что данный тип атаки ящера должен причинять дикую боль. Вероятно, так оно и было: Галлик скорчился на повозке, прикрывая голову руками. Л'эрт видел, как из ушей адепта закапала кровь. Сам он не ощущал ничего.

– Ты плохо меня расслышал? – Пальцы Л'эрта пробили череп ящера еще в нескольких местах, делая его похожим на жуткое подобие решета. – Или тебя раскрошить на кусочки, не дожидаясь восхода? Ну? – Он знал, что его удары ящер не чувствует. Но монстр должен обладать стремлением к сохранению своей физической формы. Пока он голоден, он не сможет ее восстановить.

Ящер еще пару раз дернул головой, по-прежнему ударяясь о невидимую преграду, и в конце концов замер.

– Хорошо. Я уйду. Но однажды я найду тебя, маг, и отомщу.

– Всегда пожалуйста. – Л'эрт спрыгнул вниз. Ящер не изменит своему слову: эти создания просто не умеют лгать.

Скелет медленно, чуть неуверенно повторил попытку сдвинуться. На сей раз его ничто не держало.

Галлик ошеломленно смотрел, как жуткое чудовище разворачивается к нему спиной и, не торопясь, удаляется прочь, пропадая в сгустке зимней метели. Еще несколько минут – и дорога снова стала пустынна, а намерзшие льдинки начали стремительно таять под воздействием теплого воздуха.

Адепт судорожно втянул воздух замерзшими губами.

– Он… ушел? Но… как? Что ты сделал?

– Поговорил, – флегматично ответил Л'эрт. – Мы сошлись во мнении, что загар ему не пойдет. Он испугался и решил уйти. Повезло, что он еще молодой и глупый был.

– М-м-молодой? – Галлику очень хотелось упасть в обморок. Л'эрт с неудовольствием посмотрел на его стремительно белеющее лицо и отвесил адепту несколько звонких затрещин.

– Эй, приди в себя! Лучше подумай о том, где ты будешь искать лошадь. Эта теперь будет таскать повозки только на тот свет.

Галлик закрыл глаза и сделал несколько глубоких вздохов.

– Я в порядке. Тут… тут недалеко должна быть деревня.

– Если недалеко, то есть шансы, что ее уже нет, – пробормотал себе под нос Л'эрт.

Адепт потер пальцами виски.

– Ну я что-нибудь придумаю… Послушай, а откуда ты знал, что эта тварь боится солнца? И вообще… мне показалось, ты знал, что она из себя представляет? Ты что, до смерти был магом?

– Откуда я знаю? У меня же мозги испорчены, – съязвил Л'эрт, выпрягая из повозки вспоротый труп лошади. Галлик покосился на выпавшие в дорожную пыль внутренности.

– Ты спас мою жизнь, – тихо прошептал он. – Спасибо…

Л'эрт пожал плечами. Интересно, как быстро адепт вспомнит, что с его смертью уничтожаются и все наложенные им заклинания? Включая и поднятого зомби?

ГЛАВА 8

Остаток пути до Гринатаира прошел без особых приключений. Правда, пару раз на Галлика пытались напасть обозленные чем-то крестьяне, но от них удалось довольно легко оторваться. И один раз на старую повозку с гробом покусились местные разбойники. К их несчастью, покусились они ночью и вынуждены были в темпе показать пятки, когда из гроба вылез вполне себе активный покойник и поломал парочке из них кости.

Шпили академии весело сверкали на фоне ясно-голубого неба. Белый, черный и красный шпиль, украшенные соответствующего цвета вымпелами. Л'эрт всего этого не видел, по-прежнему вынужденный прятаться от света.

Заклинание левитации у Галлика так и не получилось, и, чтобы донести гроб до нужной залы, адепту пришлось прибегать к помощи сокурсников. Те не отказали, но явно не верили, что у Галлика получилось создать зомби. Их смешки Л'эрт слышал даже сквозь толстое дерево гроба.

Ректор пожелал осмотреть результат работы бесталанного ученика безотлагательно. Он также не верил, что у Галлика получилось хоть что-либо пристойное, но хотел поскорее с этим разделаться и подписать уже приказ об отчислении. К несчастью, пришлось потратить пару часов на сбор необходимого количества преподавателей для наблюдательной комиссии, но без этого было не обойтись.

Все это время Галлик нервно мерил шагами огромный экзаменационный зал, пока еще пустой: кроме него и доставленного гроба с зомби, здесь никого не было. Зал не имел окон, и Галлик мог продемонстрировать результат своего опыта, не опасаясь за его сохранность. Адепт жутко боялся, что все-таки сделал что-то не так, и более опытные преподаватели, конечно, тут же заметят это. К тому же еще эта дурацкая склонность зомби к разговорам…

Боковая дверь неслышно открылась, пропуская преподавателей. Шестеро магов в черных мантиях и шестеро в белых. Чуть впереди шел ректор, тоже в белой мантии. Галлик сглотнул. На обычном рассмотрении опыта не должно было присутствовать магов соперничающей Лиги. Кажется, ректор собирается продемонстрировать его неспособность к обучению и выбросить из академии, если хоть что-то пойдет не так.

Маги беззвучно садились на отведенные им места. Экзаменационный зал был поделен на три сектора: белый, черный и располагающийся между ними красный. Красный сектор пустовал. Пройдет еще много лет, прежде чем из детей, обучаемых сейчас под алым шпилем, вырастут полноценные маги равновесия.

Ректор огладил свою реденькую бородку и взмахнул рукой.

– Итак, юный адепт, мы все готовы оценить результаты твоих усилий. Ты сказал мне, что тебе удалось создать зомби, не так ли?

– Да. – Галлик хотел бы сказать это громко и уверенно, но получилось тихо. Его угнетали эти люди, изучавшие его из-под низко надвинутых капюшонов, словно бабочку, насаженную на булавку. Галлику чудились неодобрительные смешки и перешептывания, хотя на самом деле никто, кроме него и ректора, не проронил ни звука.

Немного дрожащими руками он начал сдвигать крышку гроба. Как на грех, она чем-то зацепилась за основание, и ему потребовалось сделать резкий рывок, чтобы снять ее. С рывком он слегка перестарался, и дерево с шумом упало на гранитные плитки пола, порождая множественное эхо. На щеках адепта проступили красные пятна.

Ректор неспешно подошел к открытому гробу и мельком заглянул внутрь. Л'эрт немигающим взглядом смотрел в потолок, не отвлекаясь на прочее. Потолок, кстати сказать, был детально и тщательно расписан. В основном сюжеты касались известных и не очень магических экспериментов, но было и несколько зарисовок из последнего противостояния Ордена Магии и церковников. В частности, Л'эрт имел возможность рассмотреть собственную сцену смерти. Правда, понял он это исключительно по наличию в ней лорда Арриера, имеющего неплохое сходство с оригиналом. Его самого художник счел необходимым изобразить в виде черной кляксы размером с дракона. Клякса обладала шикарными выпученными на пол-лица глазами и не менее шикарными когтями, которым позавидовал бы любой трупоед. У Л'эрта возникло легкое желание пообщаться с художником поближе. Дабы слегка разъяснить ему глубину постигшего его заблуждения.

– Это тело крайне хорошо сохранилось для трупа, – тем временем заметил ректор и, ничтоже сумняшеся, вытащил из-за пояса небольшой кинжал и воткнул его «трупу» в живот.

Галлик вздрогнул:

– Пожалуйста, осторожнее! Вы можете его испортить!

– Лишний порез на теле не должен испортить нормального зомби, – небрежно обронил ректор. Результаты теста его удовлетворили: реакции на рану не было. Ректор знал, что живое существо не может полностью скрыть боль. В его практике преподавания была пара случаев, когда студенты под видом зомби притаскивали своих приятелей. – Хорошо. Это действительно труп. А теперь покажи нам, что он умеет.

Галлик дрожащим голосом приказал зомби подняться, пройти перед сидящими в зале магами, остановиться, лечь на пол, встать, сесть… Команды были на редкость тупые, но Л'эрт не имел возможности им воспротивиться. Ощущать себя марионеткой было до омерзения противно.

Наконец ректор удовлетворенно кивнул:

– Хорошо. Он подчиняется тебе в движениях. Неплохое достижение для ученика твоего уровня. А теперь покажи, что его сознание также тебе подчинено. Пусть он ответит на твои вопросы.

Галлик побелел. Он едва успел обрадоваться, что зомби по какой-то причине удержался от комментариев его приказов, так теперь еще и это… Если они услышат, как он разговаривает, они точно решат, что зомби ненастоящий.

– Но… зомби же неразумны… – пролепетал Галлик.

– Неразумны. Но простейшие вещи сохраняются в их голове. Он должен помнить свое имя и уметь ответить на элементарные вопросы.

Один из магов, сидящих в черном секторе, резко поднялся.

– Я протестую. Он уже доказал, что его уровень возможностей не так низок, как предполагалось. Диалоги с мертвецами выходят за пределы образовательной программы первого этапа.

Ректор резко повернулся в его сторону, глаза его сощурились в узкие щелочки:

– Нам нужны сильные маги. Действительно сильные, а не всякое отребье. Если он не может столь несложной вещи, к чему тратить силы на дальнейшее обучение? Адепт, задай своему зомби несколько вопросов!

Галлик облизнул пересохшие губы.

– Зомби, назови нам свое имя.

Л'эрт едва удержался, чтобы не закатить глаза к потолку Адепт явно слишком уж нервничал, если забыл сопроводить вопрос ментальным приказом.

Ректор приблизился к зомби почти вплотную и ехидно поинтересовался у Галлика:

– Ну? Так что же он молчит?

– Зомби, назови имя. – Галлик тихо вздохнул и совершенно не по форме добавил: – Ну пожалуйста.

Из белого сектора донесся чей-то смешок. Впрочем, ректор тоже не удержался от покровительственной улыбки.

Глаза Л'эрта приняли еще более бессмысленное выражение. Четким, но очень хриплым и низким голосом он заунывно произнес:

– Иоар Киресс Галь аэп Гренх.

Глаза Галлика стали круглые-круглые, как блюдца.

– Ч-ч-что это?

– Имя, хозяин, – ровно в той же тональности ответил Л'эрт.

Брови ректора удивленно взметнулись вверх. Он тщательно осмотрел зомби, после чего переключился на своего адепта. Но никакого чревовещательного заклинания не обнаруживалось. Он чувствовал только аркан, связывающий Галлика со своим творением, – и ничего больше.

– Гмм… Что ж, неплохо, неплохо. Так, спроси его, что было причиной смерти.

Галлик послушно повторил вопрос.

– Не знаю, хозяин, – все так же заунывно ответил Л'эрт. Вертящийся вокруг него ректор начинал его довольно сильно раздражать. Маг детально разглядывал Л'эрта, будто тот был живым экспонатом музея. Таксидермистского.

Ректор почесал бровь.

– Хорошо, тогда спроси его, когда он умер.

Галлик стиснул пальцы.

– Но, понимаете…

– Адепт, перестань спорить! Просто спроси.

Галлик вынужденно повторил вопрос. Л'эрт спокойно назвал дату месячной давности. После чего медленно моргнул и посмотрел ректору прямо в глаза.

– Мясо. Голоден. Нужно есть. Можно есть, хозяин? – Его рука потянулась к шее ректора и зависла, не дотрагиваясь до мага. Ректор замер.

Галлик пришел в себя быстрее своего преподавателя:

– Нет, зомби, нельзя. Опусти руку и отойди назад.

Л'эрт послушно выполнил указание.

Ректор удивленно огладил свою бородку.

– Любопытно. Крайне любопытный пример остаточных инстинктов. Что, кстати, характерно для трупа, поднятого сразу после смерти. Ну что ж… мы с коллегами обсудим твое творение, адепт. О принятом решении я сообщу тебе позднее.

Все так же неслышно маги скользнули прочь. Один из черных, правда, ненадолго задержался, окидывая Л'эрта внимательным взглядом. Лицо его, как у всех прочих, было скрыто капюшоном, но взгляд Л'эрту совершенно не понравился. Впрочем, маг быстро последовал за своими коллегами. Зал опустел.

Галлик с громким вздохом опустился на выложенный гранитной мозаикой пол. Ноги его не держали.

– Кажется, все прошло хорошо? – неуверенно прошептал он вслух.

Л'эрт хмыкнул.

– Он тебя не очень-то любит, твой ректор, – заметил он уже нормальным голосом.

– А… – Галлик махнул рукой. – Естественно, не любит. Он же белый. А я черный. Если бы мы были сильнее, ректором стал бы кто-то из нашей Лиги. А так… приходится терпеть эту дискриминацию. Ой… А ты сейчас снова нормально говоришь! – с удивлением заметил он.

– А что, ты предпочитаешь в том варианте, что я представил чуть раньше?

– Ну… когда ты говоришь так, как сейчас, мне кажется, что ты разумен.

– Йепть. А когда ты говоришь так, как сейчас, я начинаю думать, что с твоим разумом далеко не все в порядке, – огрызнулся Л'эрт.

– Но ты…

– Ш-ш-ш! – перебил его Л'эрт. – Сюда кто-то идет.

– Да? Я не слышу… – Галлик начал настороженно оглядываться. К его удивлению, зомби не солгал – дверь беззвучно отворилась, пропуская одного из черных магов.

– Мне поручено сообщить тебе, что ректор решил разрешить тебе продолжить обучение, – раздалось из-под низко опущенного черного капюшона. – Ты можешь идти к себе.

Галлик озадаченно уставился на преподавателя. Голос был ему незнаком, но это ничего не значило: состав комиссии частенько изменяли.

– Но… а как же… – Он ткнул пальцем в зомби. – Мне же надо упокоить его… ну как положено…

– Я говорю: ты свободен. Ты плохо меня расслышал? – В голосе мага прорезались недовольные нотки.

– Он хорошо тебя расслышал, – проворчал Л'эрт. – Но вот если он выйдет за пределы этой комнаты, мне придется побежать за ним. Круг повиновения – забавная штучка, видишь ли.

Галлик еще не успел испугаться этого вмешательства, когда черный маг придвинулся к зомби почти вплотную. Роста маг был не очень высокого – совсем немного выше самого Галлика, и скрытая капюшоном голова чуть качнулась назад, когда маг уставился зомби в глаза.

– Немедленно перестань придуриваться! Уж не знаю, зачем ты затеял эту дурацкую игру, но меня она не впечатлила! Твоего протеже оставили, и давай заканчивать это шоу.

Галлик недоуменно переводил взгляд с мага на зомби.

– Э-э-э… – Ничего более интеллектуального в голову ему не пришло.

Маг резко повернулся к нему:

– Выйди отсюда, адепт!

– Но я правда потащу его за собой, – попытался возразить Галлик. – Или, если хотите, я могу упокоить его прямо тут. Так пойдет?

– Да пожалуйста! Только чтобы через минуту твоего духу здесь не было.

– Стой! – Л'эрт схватил Галлика за руку. Тот уже явно готов был разорвать свой аркан. – Не надо меня упокоивать. – Он повернулся к магу: – Ты уверена, что тебе нужен здесь мой труп, Валь?

Маг сделал шаг назад.

– Как… ты не мог меня узнать!

Л'эрт фыркнул:

– Заклинание изменения голоса – вещь, конечно, неплохая, но ты опять забыла о деталях. А именно – сменить духи.

Маг раздраженно откинул назад капюшон. К удивлению Галлика, под капюшоном пряталась очень хорошенькая девушка – и довольно молодая, навряд ли намного старше самого адепта. У девушки были прямые черные волосы, эффектно контрастировавшие с прозрачно-белой кожей и алыми губами.

– Неплохо выглядишь, – прокомментировал Л'эрт.

– Чего не скажешь о тебе! – возразила Валина.

– Ну я же труп. Мне положено плохо выглядеть.

– Это не смешно!

– А я и не смеюсь.

– Трупы не разговаривают! – возмутилась она.

– Зеркало подарить? – съязвил Л'эрт.

У Галлика возникло впечатление, что он сошел с ума. Иначе откуда у него все эти маразматические галлюцинации? Валина устало вздохнула:

– Послушай, я хочу поговорить наедине. Без этого вот. – Она некультурно ткнула пальцем в замершего статуей Галлика.

Л'эрт криво улыбнулся:

– Ничего не получится. Видишь ли, это вовсе не розыгрыш. Я тут действительно немножко умер. А этот милый мальчик действительно немножко сделал из меня зомби.

– Бред!

– Ну в любом случае я не могу отойти от него больше чем на тридцать шагов. Я проверял. Честное слово.

Валина ненадолго задумалась, рассеянно сжимая и разжимая тонкие пальцы в кулак. Вдруг по ее лицу скользнула немного неприятная улыбка. Она повернулась к Галлику.

– Ты ведь можешь передать управление своим зомби другому лицу, не так ли? – мягко поинтересовалась она.

– Ну… вообще-то, наверное, да… – растерянно ответил адепт. – Но он же на самом деле труп. Через некоторое время он начнет разлагаться и дурно пахнуть. Ну и все такое…

– Ничего, я просто хочу с ним немного пообщаться перед тем, как упокоить. Видишь ли, так уж случилось, что мы были довольно долго в разлуке. – Глаза Валины стали очень грустными. – Я даже не знала, что он умер… – Она слегка всхлипнула.

Л'эрт поморщился. Печаль Валины не была искренней. Но Галлик этого не понял.

– Ну… а вы точно потом его упокоите? – уточнил адепт. – А то ректору не понравится зомби, разгуливающий по академии.

– Разумеется. Клянусь тебе. – Она ослепительно улыбнулась.

Галлик недолго помялся, по потом все же согласно кивнул:

– Ну хорошо.

В глазах Валины сверкнули торжествующие искорки. Л'эрту они очень не понравились, но его мнения никто не удосужился спросить.

ГЛАВА 9

Хрустальная ваза врезалась в стену и разбилась на маленькие кусочки, оставляя в воздухе тонкий, невесомый звон. Пышные алые розы разлетелись по полу, посыпанные осколками хрусталя.

– Стенка-то в чем виновата? – поинтересовался Л'эрт, рассматривая мокрое пятно на обоях.

– Сволочь! Дрянь! Подлец! Импотент проклятый! – Валина металась взад и вперед с сумасшедшей скоростью. Тонкая ткань пеньюара то и дело распахивалась, демонстрируя нежно-белую кожу. В черных глазах пылал огонь бешенства.

– Ничем не могу помочь. – Л'эрт лениво потянулся, поудобнее устраиваясь на подушках. Иногда ситуация начинала его забавлять. Жаль только, что случалось это все реже и реже.

– Ты это специально устроил! – возмутилась вампирка.

– О да. Всю жизнь мечтал устроить красивый суицид, и вот почти сбылось. Так нет же, ходят тут всякие, вытаскивают с того света. Претензии какие-то предъявляют.

– Да прекрати ты уже пудрить мне мозги своей смертью!

– Не могу. Ты забыла приказать. – Он откровенно зевнул.

Валина нервно стиснула руки и села рядом с ним на край кровати.

– Послушай, ну что не так? Я тебе больше не нравлюсь? Я же не могла постареть, в конце концов!

Л'эрт приподнял голову и детально изучил ее облик. Облик был вполне ничего себе. Почти что мечта любого мужчины. Видимо, у трупов несколько другие мечтания.

– У тебя на носу прыщик.

– Что? Где? – Она схватила медное зеркальце. – Ты лжешь!

– Да-да-да. Я все время лгу. Валь, тебе еще не надоело? Найди кого-нибудь более положительного, а?

– Я не хочу никого искать! Я люблю тебя! В конце концов, ты мой муж!

– Я труп! Проклятье, Валь, тебе что, действительно хочется заниматься любовью, когда я выгляжу вот так? – Он рванул вверх рукав рубашки, открывая руку от запястья до локтя. Обожженная на солнце кожа так и не регенерировала, лишь кое-где клочки серых лохмотьев прикрывали открывшееся мясо. Крови не было. Рука выглядела как наглядное пособие учебника анатомии. Еще несколько шрамов от солнца присутствовало и на лице Л'эрта: Валина не сразу поверила, что солнце опасно для него. Но на лице шрамы были менее эффектными.

Валина поспешно сдвинула рукав вниз. Она старалась не смотреть на поврежденные участки его тела. От таких зрелищ вампирку начинало подташнивать. Она все еще пыталась убедить себя, что регенерация – это вопрос времени, но в последнее время ее сомнения весьма усилились.

– Просто ты слишком мало питаешься.

Л'эрт устало взъерошил волосы.

– Мы это уже обсуждали. Нормально я питаюсь. Ты же постоянно меня контролируешь.

– Но если бы ты действительно был зомби, ты бы давно уже… ну это… распался на кусочки. А за последние две недели в тебе ничего не изменилось.

– Значит, что-то разладилось в божественной канцелярии. Забыли они про меня. Вот вспомнят, и я сразу рассыплюсь в прах.

– Замолчи! – Она сжала пальцы поверх его запястья. – Ты так говоришь, будто тебе хочется умереть.

– Мне не хочется жить так. Зря ты начала эту игру.

– Но, Л'эрт, ты же сам виноват! Если я не буду приказывать, ты просто будешь стоять столбом и смотреть в никуда! И все! А мне нужно твое внимание, в конце концов!

– Мое? Или той марионетки, в которую ты меня превращаешь?

– Если бы ты выполнял мои просьбы, этого бы не было!

– Я не хочу выполнять твои просьбы.

Валина зло скрипнула зубами:

– Тогда ты будешь подчиняться моим приказам! В конце концов ты привыкнешь к ним. Я заставлю тебя меня полюбить!

– Ты иногда такая смешная, Валь. Интересно, ты сама-то веришь в свои слова?

– Не смей считать меня дурочкой! Вот заставлю тебя сейчас вымаливать прощение на коленях!

Л'эрт переместился в сидячее положение, вглядываясь в ее глаза.

– А ты изменилась. Ты очень сильно изменилась, леди Валина. – Тон его был слегка печален.

Вампирка нахмурилась:

– Я не могу измениться! Я навсегда останусь такой, какой была в момент превращения!

– Да я не про твою несравненную внешность. Раньше ты не стала бы с такой легкостью ломать чужую психику. Неужели на тебя так повлиял временный контакт с богиней Тьмы?

Валина побледнела:

– Откуда ты про это знаешь?

– Если бы я не знал, ты бы уже была мертва.

– Да как ты смеешь! Даже если бы я ее действительно убила сама, ты и пальцем до меня бы не дотронулся! Она была всего лишь эльфийкой. Они все для нас – только пища, и ничего более! Все это просто твои дурацкие человеческие заморочки!

– Похоже, ты много общалась с Карвеном, пока я был мертв, – сухо заметил он.

– Я ни с кем не общалась! В отличие от тебя, я соблюдаю верность супружескому долгу! – Ее уже трясло.

– Даже в качестве вдовы. Похвально. Хочешь, хороший монастырь посоветую? Чтобы было куда удалиться, когда я все-таки распадусь на составляющие?

– Ты не развалишься. И закончим об этом. Мне надоело обсуждать твою скорую кончину. – Валина сделала несколько глубоких вдохов, стараясь прийти в себя.

– Как пожелаешь, хозяйка.

– Вставай. Ты должен переодеться. Я собираюсь отдохнуть этим вечером, и ты больше не посмеешь портить мне настроение.

– Хочешь перед кем-нибудь похвастаться моими шрамами? – безучастно спросил Л'эрт. – Что, стало скучно сидеть взаперти? – Валина не учла, что переход контура влияния зомби на ее персону автоматически означал, что Л'эрт должен постоянно ее сопровождать – везде и всегда. Она потеряла возможность пользоваться своей недавно обретенной способностью находиться под солнцем – потому что для Л'эрта это означало практически мгновенное уничтожение. Ей даже пришлось сдвинуть график своих занятий (а она действительно стала преподавать в академии) полностью на вечернее время. Окружающим она в основном представляла Л'эрта как своего телохранителя, требуя от него прятать лицо под капюшоном плаща. Ненормально худой и покрытый жутковатыми шрамами, он слишком сильно привлекал внимание. Валина не хотела проблем и вопросов.

– Да, скучно. Сегодня же Ночь Духов. Орден Магии устраивает ежегодное празднество.

– Ты не находишь, что мой вид не вполне соответствует праздничному?

– Сегодня это неважно. Будет костюмированный бал. Ты вполне прекрасно спрячешься под маской. Это будет даже забавно. Как в сказке. Красавица и чудовище.

– А ты уверена, что чудовище – это я? – грустно пошутил Л'эрт.

Глаза Валины зло сощурились:

– Заткнись! Это приказ!

Л'эрту оставалось только подчиниться. Он начал приходить к выводу, что все больше и больше жаждет, чтобы аркан, поднявший его из могилы, перестал действовать.

ГЛАВА 10

Керри задумчиво изучала рисунок на веере. Веер был двусторонний: с одной стороны на нем был прорисован горный водопад, с другой – облачное небо. Рисунки, конечно, были довольно стилизованные, но все равно их изучение прельщало ее куда больше, чем настырно вертевшийся рядом собеседник.

– Прекрасная дриада! Ты совсем меня не слушаешь!

– Не слушаю. Неррак, я уже дала тебе понять, что твое общество мне неприятно.

Ее собеседник, переодетый в костюм менестреля, изобразил полное непонимание. С точки зрения Керри, эта эмоция – единственное, что выглядело натурально на его лице. Ей казался смешным выбор его костюма. Двухметровый силач более естественно смотрелся бы, замаскируйся он под горного тролля. Но нет, Неррак мнил себя романтиком.

– Но, дриада, твой муж специально выделил меня для твоей охраны!

Керри поморщилась. Формально менестрель говорил правду. Но от этого ей было ничуть не легче. К тому же Ралернан и в дурном сне не мог предположить, что этот чудик будет добиваться ее знаков внимания. Сам эльф не смог присутствовать на сегодняшнем вечере – какой-то срочный и конечно же секретный вызов от Главы Белой Лиги. И Керри оставалось развлекаться в одиночестве. Под неусыпным оком Неррака.

Тем временем Неррак явно счел, что только ока недостаточно – Керри почувствовала его пальцы на своей талии.

– Оставь меня в покое! – прошипела она.

– Я просто хотел пригласить тебя на танец!

– Не хочу танцевать.

– Тогда попробуй вот это прекрасное виленское вино. – Как по мановению волшебной палочки, в его руках появился бокал. Странно, Керри казалось, что она не видела никого из обносящей обслуги. – Несравненный букет! – Он вдохнул воздух над бокалом и закатил глаза.

– Если я выпью эту дрянь, ты от меня отцепишься? – устало спросила Керри. Неррак ходил за ней, как привязанный, уже два часа – с момента начала празднеств. И Керри чувствовала, что еще немного – и она выбьет зубы его слащавой улыбочке.

– Я обещаю стараться намного лучше держать себя в руках, хотя это и невыносимо трудно, видя твой очаровательный лик.

Лик, хотя и очаровательный, в настоящее время был спрятан под фантазийной маской, составленной из зеленых листков и веточек. Впрочем, Керри уже успела привыкнуть к тому, что ей почти все время приходится прятать лицо на публике. Не то чтобы она верила опасениям Ралернана о возможности покушения на ее персону – скорее, ей не хотелось спорить с ним и тем самым его огорчать.

– Хорошо, хорошо. – Она взяла бокал из рук Неррака и выпила его чуть ли не залпом. Дурацкий какой-то вкус у этого виленского вина. Отдает лекарскими притирками и тухлятиной. – Все, теперь ты доволен? Твой долг галантного кавалера выполнен?

– О да. – Менестрель улыбнулся, как мартовский кот, объевшийся сметаны.

Керри уже хотела его спросить, что его так обрадовало, когда внезапный спазм перехватил горло. Ноги неожиданно стали совершенно ватными. Чтобы не упасть, она вынуждена была вцепиться в своего собеседника. Перед глазами поплыли разноцветные пятна.

– Что… – выдавила она.

Улыбка Неррака стала еще ослепительнее, его руки обхватили Керри за талию и притянули поближе к себе.

– Маленький сюрприз для прелестной дриады, – пропел он ей на ухо.

– Какой… еще… сюрприз? – Говорить становилось все сложнее. Ее кинуло в жар.

– Тебе понравится, я уверяю…

– Если ты решил… отравить… меня… Ралернан… найдет тебя… даже… на том свете… кретин…

– О, если только ты сама захочешь ему об этом рассказать. Но ведь ты не захочешь, не так ли?

Лица вокруг стали смешиваться в какие-то странные пятна. Керри почувствовала дыхание Неррака на своей щеке, а в следующее мгновение менестрель поцеловал ее. Ей хотелось оттолкнуть его прочь, но сил хватило только на то, чтобы слегка мотнуть головой в сторону.

– Нет! Оставь меня…

Неррак издал вздох разочарования:

– Как медленно действует… ну ничего, я подожду. Керри бросило из жара в холод.

– Пусти меня… пожалуйста, пусти.

Неррак не обратил на ее слова ни малейшего внимания, продолжая прижимать к своему телу. Керри на мгновение стало страшно – но эмоция тут же пропала, унесенная прочь.

– Кхм… – Вежливое покашливание раздалось в непосредственной близости от них. – Уважаемый бард, сдается мне, ваша леди не вполне довольна вашим обществом.

Неррак резко повернулся в сторону посмевшего его потревожить. Как телохранитель он был очень хорош и знал это. Оценить потенциального противника для него было делом нескольких секунд.

Незнакомец был довольно высок – но все же пониже Неррака и, конечно, существенно тоньше в кости. Одет он был в костюм разбойника, на голове повязан черный – в цвет остального костюма – платок, длинные концы которого спускались сзади почти до пояса. Маска незнакомца почти полностью скрывала лицо, даже для глаз были оставлены только тонкие прорези. Видно было только рот и подбородок – слишком уж изящные, по мнению Неррака. Такими же изящными были и открытые кисти рук. Незнакомец не произвел на телохранителя серьезного впечатления. Наверняка какой-то отпрыск вырождающейся аристократической семейки. Да и к тому же Неррак был уверен, что тот совсем еще молод – лет двадцать, не больше – а значит, серьезного опыта стычек у него маловато.

– Уважаемый разбойник, я попрошу не лезть вас не в свое дело, – пока еще относительно любезно ответил ему Неррак. – У нас с леди присутствует полное взаимопонимание. Ведь так, дорогая?

Керри больше всего на свете хотелось заорать «нет!», но издать удалось только какой-то комариный писк. Разбойник скользнул по ней взглядом и снова повернулся к Нерраку.

– Чуть раньше взаимопонимания между вами не было. – В его словах присутствовал заметный акцент, словно он очень редко говорил на всеобщем – или приехал из какой-то отдаленной провинции.

– Ну такова жизнь. Люди иногда ссорятся, знаете ли.

Разбойник пожал плечами. Неррак был абсолютно уверен, что он удовлетворится его ответом и отойдет. Быстрого движения руки собеседника он даже не заметил – но мгновение спустя его горло кольнул холодок стального клинка.

– Отпусти ее. Медленно и аккуратно. И отойди в сторону.

Неррак почувствовал, как кровь приливает к его лицу. Какой-то сопляк ухитрился обвести его вокруг пальца! Таких проколов с ним не было очень и очень давно. Да как он смеет!

Нажим кинжала усилился. Острие прокололо кожу, по шее скользнула красная струйка.

– Я что, непонятно говорю? – Голос разбойника был абсолютно спокоен.

– Я тебя в бараний рог скручу, мелочь поганая, – прошипел Неррак, все же вынужденно ослабляя хватку рук на поясе Керри и делая шаг в сторону. Девушка тут же осела на пол: ноги ее не держали.

Неррак злыми глазами уставился на разбойника:

– Может, выйдем и поговорим? А, сопляк?

– Не сегодня. – Еще одно движение руки, пропущенное Нерраком, и его голова взорвалась от боли. Разбойник потряс кистью, восстанавливая ее подвижность. – Уходи, пока цел.

Неррак зло покосился на чересчур быстрого противника. Ну ничего, он подождет наглеца снаружи. Когда тот не будет ожидать нападения. Тогда они и разберутся. Поражения от какого-то мальчишки он принять не мог.

Разбойник проследил за его удаляющейся в пестрой толпе фигурой и склонился над сидящей на полу Керри, подавая ей руку.

– Ты в порядке, дриада?

– Не знаю. – Голова у нее все еще странно кружилась. Добавилось непонятное чувство легкости и какой-то эйфории. Ноги все еще плохо слушались, и она вцепилась в куртку разбойника, чтобы снова не свалиться.

– Он тебя напоил, что ли? – В вопросе собеседника явно прорезалось беспокойство.

– Н-нет, вроде… Я почти не пила. Только один-бокал… – Сменившаяся музыка отвлекла ее внимание. Ощущение легкости нарастало, ей захотелось утонуть в пестрой толпе. – Мы ведь танцуем? – полуутвердительно спросила она у разбойника.

– Если хочешь. – Он подхватил ее за талию, присоединяясь к кружащимся парам. – Если вдруг почувствуешь себя плохо, скажи.

– Плохо? – удивленно переспросила Керри. Музыка пронизывала ее насквозь, омывая волшебными звуками. – Почему мне должно быть плохо? Мне хорошо… – Ее руки скользнули вверх по его куртке, обвивая шею разбойника. Он на миг сбился с шага, едва не наступив ей на ногу.

– У тебя зрачки слишком сильно расширены, – встревоженно заметил он. – Все-таки тебя чем-то опоили.

– Ты такой забавный. – Она безмятежно улыбнулась. – А вот твоих глаз я совсем не вижу. Это у тебя специально такая маска неудобная?

– Наверное да. У меня не было особенного выбора. – Его губы изогнулись в улыбке.

– Это плохо. Выбор всегда должен быть. Хочешь, поменяемся?

Разбойник сдавленно хихикнул, видимо, представив, как он будет выглядеть в маске лесной феи.

– Нет уж, давай лучше не будем.

Керри прижалась щекой к его куртке и закрыла глаза, кружась в танце. Она бабочка, маленькая бабочка… Она летает в голубом небе. Высоко-высоко…

Когда музыка стихла, у нее вырвался разочарованный вздох.

– Это нечестно! Я еще хочу! – проинформировала она разбойника, все еще не снимая рук с его шеи.

– У музыкантов перерыв. Они немного отдохнут, и будет тебе «еще». Ты точно в порядке?

– Ну да, конечно. Почему ты спрашиваешь?

– Потому что я в этом не уверен, – тихо произнес разбойник.

– У тебя такой смешной акцент, – медленно протянула она. – Никогда такого не слышала. Откуда ты?

– Ты там не была. – В его улыбке на мгновение скользнула грусть. Керри этого не заметила. Странная легкость кружила ей голову, мешая адекватному восприятию.

– Ну я много где не была. А это далеко?

– Наверное, не очень. Но тебе бы там не понравилось. Давай поговорим о чем-нибудь другом?

– Мм… ну давай… – Она медленно провела пальцем по краю его маски. – А ты добрый разбойник или злой?

– Еще не знаю. Раньше как-то не приходилось становиться разбойником.

– А кем приходилось? – Ее пальцы сдвинулись с маски собеседника и скользнули по его подбородку.

– Если подробно, то. список получится довольно… – Он запнулся, оборвав фразу. – Ты хочешь ее снять?

– Что? – не поняла Керри.

– Маску.

– Нет. – Указательным пальцем она провела по контуру его губ. – Что-то не так?

– Все не так! – Он схватил ее за запястье и отвел руку от своего лица. – У тебя кожа ледяная.

– Значит, мне холодно, – глубокомысленно заметила Керри.

– Надо было прибить этого гада. – Разбойник процедил сквозь зубы какое-то ругательство и начал расстегивать куртку.

– Какого гада?

– Неважно. Если успею, я с этим разберусь позже. – Он накинул куртку ей на плечи.

– Ты все время говоришь загадками. – Она улыбнулась. Таинственность собеседника ее совершенно не беспокоила. – Только ты неправильно меня греешь.

– Поче… – Закончить вопрос он не успел. Керри поднялась на цыпочки и поцеловала его. Она сама не поняла, почему ее так потянуло к разбойнику. Теплой волной всколыхнулось желание, подавляя остальные чувства. Ее поцелуй, начавшийся как легкое соприкосновение губ, становился все более страстным. Керри оторвалась на секунду, чтобы вздохнуть.

– Пойдем… отсюда… – Разбойнику с трудом удалось восстановить дыхание.

– Зачем? – Она прижалась к нему плотнее, даже через ткань ощущая, как бьется его сердце.

– Мы привлекаем… слишком много внимания, – выдавил он. Они действительно собирали посторонние взгляды, замерев в объятиях в самом центре опустевшего танцевального зала, но Керри это было безразлично.

– Не хочу никуда уходить. Мне сейчас хорошо. – Она потерлась щекой о тонкий шелк его рубашки.

Разбойник прошептал себе под нос какую-то фразу. Керри его не поняла – он говорил слишком быстро и тихо, и к тому же зачем-то перешел на Верхнюю Речь. На какое-то мгновение ей показалось, что акцент у разбойника пропал. – Ты тоже маг? А что ты хочешь наколдовать? – на Верхней Речи говорили только эльфы, да и то не всегда. Остальные, как правило, пользовались его только для формирования вербальной части заклинания.

– Видимо, самообладания, – с непонятным для нее оттенком иронии произнес разбойник.

В следующее мгновение он подхватил ее на руки и направился в ту сторону, где располагались выходы в окружавший здание парк. В начале вечера там устраивали множественные фейерверки и воздушные иллюзии, вызывавшие восторг той части приглашенных, которые не принадлежали к Ордену Магии. Сейчас парк в основном пустовал, только кое-где встречались влюбленные парочки, сбежавшие от огней бальной залы. Разбойник донес Керри до увитой плющом открытой беседки и отпустил, усадив на деревянную скамью.

– Послушай, постарайся прийти в себя, а? – Он сжал ее ладони в своих руках. – Я не разбираюсь в этих отравах и понятия не имею, что тебе подсунули.

– Ты о чем? – Она честно постаралась сосредоточиться, но у нее ничего не вышло. Керри хотелось прижаться к нему, а он зачем-то отстранялся. Она схватила его за руки и потянула к себе. Разбойник попытался отодвинуться, но у него не вышло: вмешательство Акерены не отобрало у Керри нечеловеческой силы.

– Перестань! Ну пожалуйста, перестань, – прошептал он. Но не ответить на ее поцелуи не мог. – Ты же на самом деле этого не хочешь…

– Ты слишком… много… говоришь… – выдохнула она. Голова кружилась. Волны желания закутывали ее в мягкий кокон, не позволяя думать о чем-то ином. Ей было безразлично, что их могут увидеть. Ей было безразлично все, кроме тепла его тела.

– Если бы, – как-то слегка грустно возразил он. – Ох, достанется мне потом от тебя на орехи…

– Что? – Керри отвлеклась от процесса расстегивания его одежды.

– А-а, да ничего. – Разбойник улыбнулся, демонстрируя идеально ровные белые зубы. – В конце концов, должен же я соответствовать своему наряду. Придется слегка заняться грабежом. – Он стремительно притянул ее вплотную к себе, перехватывая инициативу. Керри не поняла его слов, но ее это не беспокоило. Ей было слишком хорошо в кольце его рук.

Слияние их тел было бурным и страстным, как взрыв фейерверка. Керри тонула в захлестнувшем ее наслаждении, раз за разом достигая его пика и взлетая на новый гребень. А потом мир раскололся на крошечные кусочки, и она исчезла вместе с ним.


Четкий стук чужого сердца под ее ухом. Теплые пальцы, мягко ерошащие ее волосы…

Керри со свистом втянула воздух, окончательно приходя в себя и только страшным усилием воли удерживаясь от того, чтобы не заорать. Что она творит?! Она что, совсем спятила, чтобы вешаться на шею первому встречному?

Разбойник почувствовал, как она напряженно замерла.

– Все в порядке? – тихо спросил он.

– Нет. – Керри резко отстранилась и попыталась привести в порядок свою одежду. В принципе, это было несложно: как выяснилось, они так спешили, что даже до конца не разделись. Даже маски остались на лицах. – Послушай, я понимаю, что это звучит довольно глупо, но все это не больше чем случайность.

– Я знаю. – Разбойник вздохнул. – Кажется, ты все-таки пришла в себя.

Керри сжала руки в кулачки:

– Давай не будем обсуждать мое состояние? И вообще… Могу я попросить тебя о небольшой любезности?

– Мне уйти? – Голос у него был несколько печален.

Она зло нахмурилась:

– Ты что, телепат?

– Да нет, просто у меня не настолько плохо с логикой.

– Тогда уходи! – почти что выкрикнула она.

– Кер, ложись! Немедленно! – Крик разбойника ввел ее в состояние ступора. Он что, совсем обнаглел и считает… Додумать она не успела: он фактически швырнул ее на пол беседки – и упал сверху. А в следующее мгновение она уловила тонкий свист на пределе слышимости: в воздухе над ними пронеслось лезвие.

Разбойник вскочил, будто подброшенный пружиной, и метнулся в сторону нападавшего. Керри не видела, кто это – только темный силуэт на фоне деревьев. Можно было бы принять этот силуэт за тень, если бы не слишком точное соответствие человеческой фигуре. В руках разбойника сверкнули неизвестно откуда вытащенные ножи. Нападавший не предпринял никакой попытки скрыться. В воздухе зазвенела скрестившаяся сталь. Керри не успела даже испугаться – схватка закончилась так же стремительно, как и началась: пропустив один из выпадов разбойника, нападавший схватился за горло – и… рассыпался облаком мерцающих искр.

– Великие боги… – изумленно прошептала она, поднявшись наконец с пола и медленно подходя к месту схватки. Разбойник настороженно обшаривал глазами окрестности, словно ожидал продолжения атаки. На левом плече его рубашка была вспорота и залита кровью: Керри чувствовала ее запах еще за несколько шагов.

– Ты ранен? – глупо спросила она.

– Царапина. Ничего страшного. – Он небрежно отмахнулся. – Послушай, я понимаю, что это не очень тебе приятно, но мне лучше сейчас побыть с тобой. Тебе нужна охрана.

Керри нервно вздохнула. Ну да, охрана. Неррака же он трогнал. Впрочем, с этим распавшимся фантомом Неррак мог и не справиться: реакция у разбойника была безумно быстрая. Боги, она же фактически послала его к лешему, а он спас ей жизнь!

Она прикусила губу, вспомнив еще один небольшой нюанс. Приказывая ей лечь, разбойник назвал ее по имени. Керри надеялась, что она сможет просто расстаться с ним, сделав вид, будто ничего не было. Случайная встреча с незнакомцем – только и всего. То, что он знал ее, существенно ухудшало ситуацию. Число людей, знавших, в каком именно костюме она пойдет на торжество, было ничтожно мало. И среди них не было никого, подходящего под внешние данные разбойника.

– Откуда ты меня знаешь? – Ее тон снова стал подозрительным.

– Знаю?

– Не притворяйся! – Она зло топнула ногой. – Ты назвал мое имя!

Разбойник нервно взъерошил волосы. Платок, скрывавший их, Керри сорвала еще во время их краткого любовного единения, и теперь они золотистым водопадом ниспадали почти до талии.

– Ну хорошо, хорошо. Я за тобой следил.

– По чьему приказу?

– Э… мм… да ни по-чьему. Сам по себе.

– Хватит мне врать! – Керри разозленно ткнула кулаком ему в грудь.

Разбойник схватил ее за руку:

– Я не вру! Послушай, я не задумывал ничего дурного!

Керри резко отдернула руку. Разбойник что-то прошипел сквозь зубы и схватился за свой порез. Запах крови в воздухе усилился.

Керри ощутила укол угрызения совести.

– Я не хотела. Больно?

– Давай ты не будешь драться? Мне же еще тебя защищать надо.

– Просто… Я тебя вижу первый раз в жизни, и у меня нет причин тебе доверять.

– Ты стала очень подозрительна, – криво усмехнулся он.

– Станешь подозрительной, когда тебя пытаются пришить! – возмущенно фыркнула она.

– Я не знал, что за тобой охотятся. Были… другие прецеденты?

– Нет. – Керри глубоко вздохнула. – Ладно, извини. Давай я перевяжу твою руку? – Она потянулась к его порезу, но разбойник слегка отодвинулся, и Керри только коснулась пальцами влажной от крови рубашки.

– Не надо. Все в порядке.

Керри бездумно сунула испачканные кончики пальцев и рот и облизнула. Странно… его кровь была… вкусной… И тут же захотелось еще.

– У тебя опять зрачки расширены, – прокомментировал разбойник.

– Уходи.

– Кер, я же уже объяснял…

Она попыталась упорядочить мысли. Не получалось. Жажда крови отступать никуда не собиралась и становилась только сильней. Керри испугалась:

– Уходи, идиот! Иначе я убью тебя!

– Ты? – Разбойник рассмеялся. – Это было бы забавно…

– Это не забавно! Я… я не вполне нормально реагирую на запах крови, – выдавила она полуправду.

Он покосился на свое вспоротое плечо.

– А, я и забыл… Ты голодная? – Тон его был совершенно спокоен.

– Забыл? – Ее сердце кольнули иголочки страха. Ненормально, совершенно ненормально. Обычный человек в такой ситуации должен испугаться – и драпать прочь со всех ног. – Что ты обо мне знаешь?!

– Не так много, как хотелось бы.

Керри нервно облизнула губы и бессознательно потянула руку к его ране. Ее пальцы замерли на его плече.

– Я… я не вполне понимаю, что происходит… Тебе действительно лучше уйти…

– Кер, все нормально. Я не против немного поделиться своей кровью.

– Ты что, псих?!

– Псих, псих… – Он притянул ее поближе к себе. – Пей. Мне ничего не будет.

Керри хотела возразить, но его кровь так хорошо пахла… Она всего лишь чуть-чуть попробует. Совсем чуть-чуть… Она осторожно коснулась губами пореза. Его пульс пойманной бабочкой забился у нее во рту. Было сладко и горько – и почти невозможно оторваться. Ей показалось, что прошли века, прежде чем она нашла в себе силы отодвинуться от раны.

Разбойник дышал не вполне ровно, кожа его приобрела сероватый оттенок.

– Забыл, что такой вариант все-таки довольно болезненный. – Он улыбнулся, но губы его чуть заметно дрожали.

Керри глубоко вздохнула и быстро коснулась губами его губ.

– Спасибо…

– Было бы за что. – Он хмыкнул и взъерошил ей волосы неповрежденной рукой. – Вампирчик…

Керри прижалась к нему и закрыла глаза. Может, просто считать, что все происходящее – кошмарный сон? Вероятно, так оно и есть. Или она сошла с ума.

– Мне казалось, я себя лучше контролирую… – пробормотала она.

– Возможно, остаточное действие дряни, которой тебя напоили, – пожал плечами разбойник. – Если она ослабляет центры контроля…

– Но я сейчас не пью кровь! – несчастным тоном возразила Керри, – В смысле – совсем! Уже больше десяти лет!

– Тем более. Нельзя столько сидеть на диете. – Он снова улыбнулся – уже совершенно нормально. Дыхание его постепенно восстанавливалось.

– Да что ты об этом… – Она прервала свою фразу, не закончив. – Сюда кто-то идет. Я слышу разговор.

– Значит, они еще далеко. Я пока ничего не слышу.

Керри нервно пригладила волосы.

– Я… нормально выгляжу?

– Мм… ну, условно да. – Разбойник окинул ее беглым взглядом. Керри, конечно, застегнула платье, но оно было измято до такой степени… – Но ты в маске, тебя все равно никто не узнает.

– Давай отсюда уйдем? Я не хочу ни с кем общаться, – жалобно произнесла она.

Разбойник вздохнул:

– Эта аллея насквозь просматривается. Разве что в кусты залезть. Нам еще повезло, что мы не наткнулись на кого-нибудь раньше.

– Нет, в кусты не стоит. – Она с подозрением изучила редкую поросль, усеянную шипами.

Разговаривающие тем временем приближались. Теперь разбойник тоже слышал голоса и шаги. Женский голос, мягкий и бархатистый, был полон недовольства:

– Опять ты все испортил! Неужели так сложно сделать мне приятное? Я что, многого прошу? Всего лишь вести себя любезно и галантно! Это не сложно! Зачем ты вынуждаешь меня прибегать к приказам?

– Потому что я не хочу вести себя любезно. Валь, у меня паскудное настроение, и изображать из себя пылкого влюбленного меня совершенно не тянет!

Сердце Керри ухнуло в пятки. Второй голос был похож… Но нет, этого совершенно не может быть!

– Ты раздавишь мне кости, – тихо заметил разбойник. – В чем дело?

Керри заставила себя разжать пальцы, стиснутые вокруг его запястья.

– Ни в чем, просто я… Мне показалось… – Она не договорила, нетерпеливо уставившись вперед. На расстоянии нескольких шагов аллея изгибалась, и разговаривавшие были пока еще не видны. Но вот наконец они показались из-за зарослей колючего кустарника.

Приближавшаяся пара была одета в костюмы принца и принцессы зимы – оба в белом, серебристая вышивка искрами вспыхивает в лунном свете. Принцесса была в маске – маленькой и почти не закрывавшей лица. Принц свою маску снял и раздраженно вертел в руке.

Керри закрыла глаза, медленно посчитала до десяти – и взглянула снова. Спорившие подошли совсем близко, и ни о каком зрительном обмане не могло быть и речи. Да, конечно, его лицо пересекали какие-то жуткие ожоги, но это было именно его лицо! Керри почувствовала, что ей не хватает воздуха.

– Великие боги… – вырвалось у нее.

ГЛАВА 11

Раздавшийся возглас отвлек Валину от спора. Она так увлеклась, что не обратила внимания на случайно попавшуюся им навстречу пару. Миниатюрная девушка в наряде лесной феи откровенно ошарашенно уставилась в лицо ее мужа. Даже рот приоткрыла от удивления. Валина поморщилась. Она не любила привлекать негативное внимание.

– Надень маску! – прошипела она. – Ты пугаешь людей.

Л'эрт не успел выполнить просьбу Валины: лесная фея бросилась ему навстречу и вцепилась в руки.

– Этого не может быть! Ты же умер! – В ее голосе сквозили истерические нотки.

Валина удивленно вскинула брови. Так-так. Любопытно. И кто эта фифа? Кажется, эту парочку она сегодня уже видела… Ах да, они же устроили целое представление, активно целуясь посреди пустого зала. Ей еще тогда показалось, что они прямо там любовью займутся.

– Тш-ш, мышонок. Не надо отрывать у трупа руку, даже если это на счастье. – Л'эрт улыбнулся кончиками губ. По-настоящему улыбнулся. Глаза его потеряли привычный ледяной холод, в них проскользнула какая-то теплая искорка. Валине нестерпимо захотелось свернуть настырной девчонке шею.


Керри со свистом втянула воздух. Не может, не может этого быть. Но… Неужели она тогда ошиблась? Но почему не работали заклинания?

– Ты правда живой? – неуверенно спросила она.

Л'эрт вздохнул:

– Вообще-то нет. Хотя я еще не разобрался до конца.

Ее рука потянулась к его лицу, осторожно касаясь обожженной кожи.

– Я не понимаю… Ты… плохо выглядишь… Хуже, чем когда ты выглядел мертвым…

Валина скрипнула зубами:

– Мне что, так и смотреть, как ты с ней обнимаешься? Совсем последнюю совесть потерял?

Л'эрт повернул голову в ее сторону.

– Ну хочешь, за свечкой сходи, – лениво протянул он. – А с совестью у меня всегда были проблемы.

– Ах ты… – Валина задохнулась от негодования. – Да как ты смеешь?!

Керри оторвалась от созерцания лица Л'эрта и обернулась к его спутнице. Маска ее была чисто символической, но лично ей принцесса зимы была совершенно незнакома. Она бы предпочла, чтобы так и оставалось, но чужая память любезно подкинула ей образ, максимально соответствующий внешнему облику. Включая кучу совершенно необязательных подробностей интимного плана. Керри нервно сглотнула и поспешно сделала шаг назад.

– Я… я не хотела никого обидеть… – протянула она.

Валина тут же переключила внимание на нее:

– Не хотела обидеть?! Ты, маленькая шлюха, ты что же, думаешь, если ты на шею мужику бросишься, так он сразу твой? Тебе мало твоего собственного кавалера?

Керри замерла. Глаза ее стали ледяными.

– Я не шлюха и у тебя нет права оскорблять меня!

Л'эрт схватил Валину за плечо:

– Валь, немедленно прекрати! Если ты хочешь почитать мне мораль, ты сделаешь это позже. А хамить посторонним людям ты не будешь!

– Да ну? – Она зло сощурилась. – Как ты ее защищаешь, посмотрите только! Прямо рыцарь в сверкающих доспехах. Вот только твоя любовница явно не собирается хранить тебе верность. Ты думаешь, она здесь только на звезды любовалась? – Валина выразительно взглянула на распахнутую и выдернутую из штанов рубашку разбойника. Тот моментально покраснел и попытался привести одежду в относительный порядок. Керри очень захотелось провалиться под землю. Л'эрт проследил за взглядом Валины.

– Все не так… не совсем так… – тихо пробормотала Керри, делая еще шаг назад и упираясь спиной в разбойника. Его руки тут же легли ей на плечи – то ли защищая, то ли успокаивая.

– Какая трогательная идиллия. – Валина тонко улыбнулась.

Л'эрт нахмурился:

– Валь, тебе не надоело завидовать чужому счастью? Нет? Со стороны очень неприятно выглядит.

Керри нервно сглотнула:

– Л'эрт, послушай, я могу объяснить…

Он протестующе поднял руку:

– Все нормально. Все абсолютно нормально. – Глаза его по-прежнему были теплыми.

Валина неприятно рассмеялась:

– Ты к ней настолько привязан, что готов спустить любое распутство?

– Да оставь ее уже в покое!!! – сорвался Л'эрт.

– В покое? Ну уж нет… К тому же… Я проголодалась. – Она улыбнулась, демонстрируя клыки.

Л'эрт мгновенно встал перед ней, перекрывая Керри с разбойником.

– Ты ее не тронешь!

– Трону, и еще как!

– Я тебе не позволю!

Валина медленно скрестила руки на груди.

– Ты?! Что ж… надо преподнести тебе урок… Убей ее! – Последний выкрик сопровождался ментальным приказом.

Керри вздрогнула, ощутив всплеск магической активности.

– Нет!!! – заорал Л'эрт, хватаясь за голову.

Валина недоуменно нахмурилась. Почему он сопротивляется приказу? Такого не может быть! Собрав все свои силы, она максимально увеличила воздействие:

– Убей!

Л'эрт пошатнулся, глаза у него закатились.

– Мышонок, беги! Быстрее! – с трудом выдавил он. Керри недоуменно уставилась на него, разбойник среагировал быстрее.

– Назад! – Он сдвинул девушку себе за спину.

– Что тут творится? – тихо прошептала она, смотря на застывшего в какой-то странной судороге Л'эрта.

– Не знаю. Кажется, она может его контролировать. – В голосе разбойника звенело напряжение. Странный акцент полностью пропал, и интонации показались ей смутно знакомыми – но ситуация не располагала к изучению воспоминаний.

Валина скрипнула зубами. Магический фон усилился до такой степени, что казалось, его можно есть ложкой.

– УБЕЙ ЕЕ!!!

Лицо Л'эрта стало совершенно бессмысленным, он качнулся еще раз – и сделал шаг вперед. Разбойник стремительно шагнул ему навстречу, в его руках с сумасшедшей скоростью закрутились ножи, сливаясь в серебристые диски.

– Не убивай его! – взмолилась Керри, обращаясь неизвестно к кому.

Валина неприятно расхохоталась. Ее смех царапал по коже, как битое стекло. И в то же мгновение Л'эрт прыгнул на своего противника. Движения их смешались в сплошной клубок мельтешащих теней. Человек ничего не разобрал бы в этом сплетении тел, но Керри человеком не была.

Разбойник двигался быстро – но проигрывал Л'эрту в скорости. Даже несмотря на то, что был вооружен. Л'эрт с легкостью ускользал от наносимых ударов. Еще несколько мгновений схватки – и правая рука разбойника безжизненно повисла вдоль тела, сломанная чуть пониже плеча. Керри ахнула. Она вспомнила, что другая рука у него ранена, что он из-за нее потерял много крови… Но разбойник еще пытался сопротивляться. Несколько раз Керри казалось, что он вот-вот достанет Л'эрта – но тот каждый раз уклонялся буквально за секунду до удара.

Ножи в очередной раз вспороли пустой воздух – и руки Л'эрта сомкнулись на шее разбойника. Керри, словно в кошмаре, увидела, как Л'эрт буквально оторвал голову своему противнику, выдрав ее из тела вместе с куском позвоночника. Резко запахло кровью. Ноги неожиданно отказались держать девушку, и она медленно опустилась в мокрую от ночной росы траву. Перед глазами затанцевали темные пятна.

Валина снова расхохоталась:

– Смертные… Иногда для разнообразия даже интересно, когда пища тебе сопротивляется… Это привносит остроту…

Керри захотелось одновременно заорать и упасть в обморок, но она только смотрела остановившимся взглядом, как капает кровь с оторванной головы разбойника. Л'эрт замер на некоторое время, потом решительно отшвырнул голову в сторону и сделал шаг в ее направлении.

И в то же мгновение Керри ощутила значительное возмущение магического фона. Разорванное на две части тело разбойника вспыхнуло ослепительно-белым светом – и исчезло. Л'эрт был вынужден остановиться и заслонить глаза рукой – свет был слишком ярок для него.

А когда свет потух… Керри показалось, что она бредит. Разбойник снова стоял перед своим противником – и голова его снова находилась на плечах.

Валина ахнула:

– Это невозможно! Никакой маг не может воскресить себя!

Разбойник неожиданно рассмеялся:

– А никто и не говорил о воскрешении. – Его ножи снова закрутились серебристыми дисками. Л'эрт резко обернулся в его сторону – и схватка возобновилась.

Керри сглотнула неприятный комок в горле. Происходящее перешло грань кошмара и превратилось в какой-то запредельный бред. Но волшебное восстановление разбойника смогло расколоть оцепенение, овладевшее ею.

Если им управляют… Керри попыталась нащупать аркан, соединяющий Валину и Л'эрта. Ей это удалось, но аркан оказался слишком сложен, чтобы мгновенно разорвать его. И Керри решила сначала попробовать вывести из игры Валину. Сформировать заклинание сна было делом одного мгновения. Усилить его таким образом, чтобы оно пробило защиту вампирки, было сложнее. У Керри зазвенело в висках. На ход схватки она уже не смотрела, сосредоточившись на плетении своего заклинания. Но вот ей удалось завершить его – и она бросила аркан в сторону Валины, молясь, чтобы этого оказалось достаточно.

Валина удивленно пискнула – и тут же мешком упала на траву. Нападения со стороны Керри она не ожидала и что-либо противопоставить ему просто не успела.

Керри стремительно обернулась к дерущимся. Разбойник лежал на спине, Л'эрт сидел на нем сверху. В момент, когда Валина отключилась, он, видимо, пытался снова оторвать своему противнику голову – пальцы его замерли на шее разбойника. Медленно-медленно он разжал руки и отвел их в сторону:

Керри хотела предупредить разбойника, чтобы тот не нападал – но ножи уже свистнули, разрезая воздух. Она бросилась к дерущимся. Ей хотелось закричать, но в горле слишком пересохло, и у нее вырвался только тихий писк.

Ножи сверкнули серебристыми ласточками – и упали далеко в сторону на траву. Л'эрт тяжело вздохнул и провел ладонью по лицу. Разбойник потер шею. На светлой коже четко выделялись синие следы чужих пальцев.

Керри замерла в шаге от них.

– Л'эрт… Ты в порядке? – наконец смогла спросить она.

– В порядке… условно… – Дышал он неровно, руки у него слегка тряслись.

Разбойник отвесил ему оплеуху:

– Имей в виду, еще раз попробуешь меня придушить таким экзотическим образом – что-нибудь все-таки отрежу!

– Ну и отрезал бы! – возмутился Л'эрт. – Ты пропустил как минимум три возможных момента удара.

– Ты еще скажи, ты специально подставлялся!

– Нет, но ты идиот!

– Ну раз я идиот, тогда перестань использовать меня в качестве кресла, – фыркнул разбойник.

Керри недоуменно следила за их диалогом. Нет, ну если Л'эрт действительно не контролировал свои действия, его реакция еще относительно понятна. Но вот реакция разбойника…

– Вы не собираетесь больше драться? – жалобно спросила она.

Л'эрт неожиданно хихикнул:

– Вообще-то нет, хотя… Говоришь, вы тут звезды изучали?

Керри снова покраснела:

– Послушай, я понимаю, это выглядит глупо…

– Глупо? – Он картинно изогнул бровь. – Как любопытно…

– Но… понимаешь… это правда получилось случайно… я вовсе не собиралась! – Почему-то ей жутко хотелось перед ним оправдаться.

Разбойник флегматично напомнил, обращаясь к Л'эрту:

– А кто-то что-то говорил о своей высокой лояльности… И к тому же ты уже один раз свернул мне шею.

Л'эрт легонько ткнул его кулаком:

– Тш-ш, не мешай. Мне жутко нравится изображать сцену ревности.

– У-у-у… А что, у тебя уже есть на это право? – несколько язвительно поинтересовался разбойник.

– Не-а, нет никаких прав. Но так даже забавнее. – Он широко улыбнулся.

Керри несколько недоуменно уставилась на них:

– Л'эрт… а ты что, его знаешь?

Он слегка склонил голову:

– Можно и так сказать. Наверное. – В синих глазах затанцевали искорки.

– Ты слезешь с меня уже или как? – возмутился разбойник.

– А надо? Мне и тут нравится.

– А мне не нравится. У меня уже вся спина от травы мокрая. Давай поменяемся?

Керри нахмурилась.

– Ты сейчас говоришь без акцента, – сообщила она разбойнику.

– Без акцента? – полюбопытствовал Л'эрт.

Разбойник повторил последнюю фразу, старательно коверкая слова.

– Какая прелесть! – Л'эрт восхитился. – А смысл?

– Ну… пугать не хотел, – смущенно признался тот. – Наверное.

– Все любопытнее и любопытнее. Придворные интриганы отдыхают. Кстати… – Л'эрт задумчиво взял его за кисть. – А как ты провернул этот фокус с телом?

– Чего попроще спроси, а? Я вообще-то думал, что меня убить нельзя, а не что я буду восстанавливаться. – Разбойник недовольно потер шею.

– Я скорее имел в виду твое первичное появление, – уточнил Л'эрт.

– Мм… – Разбойник настороженно покосился на Керри.

Девушка села в траву рядом с ними и сцепила руки перед собой.

– Это ничего, что я себя начинаю чувствовать круглой идиоткой? Что тут происходит?

– А ты с него маску сними, – предложил Л'эрт. Разбойник замер. Керри показалось, что он даже дышать перестал. Она нерешительно потянулась к его лицу, но почти сразу же отдернула руку. – Эй, смелее. Я не думаю, что там спряталось что-то страшное, – поддел ее вампир.

Разбойник вздохнул и резким движением сам сдернул маску.

Керри неверяще уставилась в его ярко-голубые глаза сдавленно пискнула и шлепнулась в обморок.

ГЛАВА 12

– Кер, очнись. – Теплые руки осторожно касались ее лица. – Ну очнись же…

– Ты все неправильно делаешь, – язвительно перебил его второй голос. – Положено либо нашатырь под нос подсовывать, либо несколько пощечин отвесить. Ну или там за ухо укусить.

– Я тебе сейчас укушу! До смерти не забудешь!

– До которой по счету?

Керри медленно открыла глаза. Небо уже было не таким черным: до рассвета оставалось не очень много. Она старательно пыталась думать о времени, о сырой траве под щекой, о любой чепухе – лишь бы не встречаться взглядом с двумя озабоченными лицами, склонившимися над ней. Но не получалось.

– Я умерла, да? – тихо уточнила она, медленно поднимаясь в сидячее положение.

– Семнадцать с половиной лет назад, если я ничего не путаю, – любезно уточнил Л'эрт, за что тут же заработал тычок в спину от Варранта.

– Нет, Кер, ты не умирала. Все в порядке.

– Но тогда почему я вас вижу? Вы же мертвые! – тихо пожаловалась она.

– Вообще-то совсем мертвый только я, – возразил Варрант. – Так что в некотором роде я действительно привидение.

– Но… но ты теплый и настоящий! – Она дотронулась пальцами до его щеки. Он поймал ее руку и сжал в своей.

– Только на несколько часов. К сожалению. Я и сам не ожидал, что у меня получится, – признался эльф. – Просто… решил попробовать. Есть несколько дней в году, когда неупокоенная душа может вернуться в материальный мир и поговорить с живыми.

– Поговорить? – съехидничал Л'эрт. – Теперь это так называется? Ну-ну.

– Да заткнись уже. – Он снова повернулся к Керри: – Я не уверен, но, кажется, возвращение богов как-то повлияло на мою попытку. И… и получилось то, что получилось – в плане временного возвращения физического тела. Но с рассветом, кажется, эта магия исчезнет. Так что у меня осталось где-то около часа, – немного грустно закончил он.

– А что потом? – совсем тихо спросила она.

– Не знаю. Наверное, снова превращусь во что-то вроде бесплотного духа, – пожал плечами Варрант. – Я пытался проделать нечто похожее и раньше, но это первый раз, когда мне удалось. И я не знаю, как оно должно кончиться.

– Я не хочу, чтобы ты снова умирал. – Керри осторожно придвинулась к нему поближе, прижалась к теплому плечу.

Варрант взъерошил ей волосы:

– Ну я не думаю, что это будет похоже на смерть. И потом, ты тут ничего сделать не сможешь.

– Вот-вот, – вмешался Л'эрт. – Зато ты можешь помочь мне. Ты можешь разорвать аркан, который привязывает меня к Валине?

– Ну да, наверное… Только не сразу. Он какой-то странный. Кстати, а почему ты сам не можешь это сделать?

– Долго объяснять. Постарайся его разорвать, хорошо? Прямо сейчас.

Керри закрыла глаза и попыталась сосредоточиться. Не вышло – Варрант резко встряхнул ее.

– Эй, ты чего? – не поняла девушка.

– Ты сама-то хоть понимаешь, о чем он тебя попросил? – недовольно поинтересовался эльф.

– Слушай, не лезь не в свое дело! – окрысился Л'эрт.

– Так. Минуточку. – Керри подняла руки. – Что вы тут опять устраиваете?!

– Если ты разорвешь это заклинание, он умрет, – ответил Варрант. – В смысле – совсем.

– Не обязательно! Это верно только для нормальных зомби! А я все-таки еще в состоянии мыслить! – возразил Л'эрт.

– Сдается мне, мыслить ты в состоянии исключительно благодаря вот этой игрушке. – Варрант кивнул в сторону медальона в форме солнечного диска, болтавшегося на груди вампира. В центре медальона время от времени вспыхивала слабая искорка.

– Подождите. – Она прижала пальцы к вискам. – Ты хочешь сказать, что тебя превратили в зомби?! И заклинание, что тебя держит, – круг повиновения?!

Л'эрт с энтузиазмом принялся изучать небо над своей головой.

– Эй, отвечай! – Керри дернула его за руку.

– Мышонок, я не знаю. Сначала я не верил, что я – зомби. Теперь я не верю, что это как-то можно исправить. Но, пока я привязан к Валине, я представляю собой значительную опасность для окружающих. Ходячая машина смерти. Если бы я знал, что все так кончится… Я даже и предположить не мог, что она захочет отдать такой приказ. Даже если я сейчас буду выполнять все ее желания, она навряд ли забудет о нем. – Он погладил пальцами ее ладонь. – Я не хочу участвовать в охоте за твоим скальпом, мышонок. Он мне куда больше нравится на своем изначальном месте. Но мои желания не будут браться в расчет. Разорви заклинание. Прошу тебя.

Керри покосилась в сторону все еще спящей Валины.

– Она будет в таком состоянии еще несколько часов. Еще достаточно времени подумать.

– Нет. Я потерял часть своих способностей. Я не могу больше находиться под солнцем, – возразил Л'эрт. – И я подозреваю, что Валина проснется, как только первые лучи попадут на меня. Аркан позволяет ей чувствовать ущерб, наносимый моему телу.

– Ты хотел сказать – «боль»?

– Я больше не чувствую боли. Вообще ничего не чувствую. Просто мешок кожи с костями, в который вложили разум. Мое тело не может регенерировать – даже в самой малости. Любая случайная царапина остается навсегда. Я не понимаю, почему я еще не распался на куски, но, скорее всего, этот момент не за горами. Мышонок, я уже мертв. Ты просто освободишь мою душу.

Керри облизнула губы:

– Что произошло в Белой Башне, Л'эрт? На самом деле?

Он улыбнулся и виновато развел руками:

– Кажется, я проиграл.

– Я знаю, что ты проиграл! Я видела твое тело! Проклятье, я думала, что ты мертв. А так… сначала решить, что ты выбрался, а потом убить… Это уж чересчур.

– Тебе больше импонирует вариант умереть самой? Пойми же, ты не сможешь меня остановить!

– Я могу попробовать что-нибудь придумать! – возразила она. – Возможно, этот аркан можно как-то изменить…

– Или перекинуть на другого, – вставил Варрант.

– Как?! Это должна быть добровольная передача!

– Добровольное желание можно вызвать разными путями. Не спорь, она права.

– Да ты-то зачем ее поддерживаешь, златовласка? – взвыл Л'эрт. – Я думал, ты несколько больше заинтересован в моем переходе в иной мир!

Варрант вздохнул:

– Я в состоянии еще немного подождать. Все, Л'эрт, это больше не обсуждается.

– Я окружен кретинами, – констатировал вампир. – К тому же обладающими суицидальными наклонностями. Какая прелесть.

– Л'эрт, – Керри осторожно коснулась его плеча, – я думаю, у меня получится перехитрить это заклинание. Мне нужно только подумать. В более спокойной обстановке.

– Ох, мышонок… С учетом того, как у тебя обычно все получается… Будем надеяться, что хуже, чем оно уже есть, сделать нельзя. – Он стремительно выпрямился. – Ладно, пойду я отсюда подальше. Пока солнце не взошло.

– До восхода еще почти час, – напомнил Варрант.

– Угу. Но мне сейчас от этого не легче. У меня все эмоции остаются только вот тут. – Л'эрт постучал себя пальцем по голове. – А изображать статую и тихо завидовать в уголочке я как-то не приучен.

– Но… – На лице эльфа мелькнуло растерянное выражение.

– Да ладно, златовласка. – Л'эрт улыбнулся. – Все нормально. Изучай свои звезды. – Он легонько щелкнул эльфа по носу.

– Вы о чем? – растерянно поинтересовалась Керри.

– Не слушай его. – Варрант взъерошил ей волосы. – Он опять говорит пошлости.

– Неправда ваша. Я их в основном думаю. Раз уж ничего другого не остается. – Л'эрт подошел к валявшемуся в мокрой от росы траве телу Валины и небрежным движением перекинул спящую вампирку через плечо. – Кс'аал'ер'ан л'иив'а, – добавил он на Верхней Речи и быстро пошел прочь, растворяясь в предрассветных сумерках.

– Что он сказал? – нахмурилась Керри.

– Я тебе потом переведу.

– Почему потом?

– Потому что я не хочу, чтобы тебя это отвлекало. – Варрант улыбнулся, обнимая ее. Керри замерла.

– П-послушай, я не уверена…

– Зато я уверен. – Он начал склоняться к ее лицу. Золотистая прядь пушистой полоской мазнула Керри по щеке. От него пахло лесной травой и вереском.

Керри понимала, что вообще-то ей положено прекратить эту сцену, встать и уйти, а лучше всего – вернуться к себе. Но ей было слишком тепло и уютно рядом с ним. И она расслабилась, позволяя себе утонуть в его голубых глазах.

…Оказалось, что час – это так мало…

ГЛАВА 13

Свеча мигнула несколько раз и окончательно погасла Растопленный воск давно переполнил старый подсвечник и небольшой лужицей растекся по столу. Керри пошарила в ящике стола, выискивая новую свечку. Она вполне могла бы читать и в темноте, но ей не хотелось лишний раз привлекать к этому внимание.

Девушка коснулась пальцем фитиля свечки, и тот послушно затеплился, рассеивая темноту. На столе беспорядочной кучей были навалены исписанные листки бумаги. Еще немного – и они начнут сыпаться прямо на пол. Но все это было бессмысленно. Все эти проклятые расчеты ни на шаг не приближали ее к цели. Решение должно быть! Непременно. Но что же она тогда делает не так?

Легкий шум шагов за дверью отвлек ее внимание. Керри бросила поспешный взгляд на каминные часы. Стрелки безучастно показывали три ночи. Девушка беззвучно выругалась.

Дверь тихо распахнулась, хорошо смазанные петли почти не скрипели.

– Дорогая, уже очень поздно, – напомнил Ралернан, подходя к ее креслу. – Ты собираешься спать?

Керри нервно вернула истрепанное перо в чернильницу и уставилась на свои испачканные пальцы.

– Да, конечно, собираюсь… – Она замялась. – Но…

Ралернан вздохнул:

– Да, да, я уже понял. У тебя опять болит голова, ты ушибла ногу, слишком устала, не то настроение… Я что-то пропустил? – Резким движением он развернул кресло так, чтобы оказаться к Керри лицом. – Хорошая моя, что происходит? Последнюю неделю ты сама не своя.

Керри очень захотелось испариться. Причем как можно быстрее. На щеках выступили красные пятна.

– Раль, понимаешь, мне сейчас несколько сложно все это объяснить… Мне просто надо немного побыть одной…

– Именно одной? – уточнил он.

– У тебя странная интонация…

– Всего лишь странная? – Эльф криво усмехнулся. – Знаешь, я безумно жалею, что отпустил тебя одну на этот проклятый костюмированный вечер. Что же там такого случилось, что ты столь тщательно стала меня избегать?

Керри стиснула деревянные ручки кресла, едва удерживаясь от желания раздавить их в труху.

– Раль, я правда не могу… Проклятье, ну не хочу я сейчас все это обсуждать! Давай потом? Уже действительно поздно, пора спать…

Эльф медленно отцепил ее пальцы от подлокотников. На дереве остались небольшие вмятины.

– Я не могу ждать завтра. Потому что ты опять не захочешь говорить. А у меня уже нет никаких сил играть в эту игру. – Он сжал ее ладошки в своих руках. – Я имел наглость поговорить с теми из моих знакомых, что присутствовали на этом балу. Они утверждают, что ты какую-то часть вечера танцевала с каким-то неизвестным в костюме разбойника, а потом куда-то вместе с ним же исчезла.

– Ты против, чтобы я танцевала с незнакомцами? – Керри старательно изучала чернильные пятна на своих пальцах.

– А ты только танцевала? – совсем тихо спросил он.

Керри резко вскинула голову и уставилась ему в глаза – серые-серые, как хмурое небо перед дождем.

– Я не хочу отвечать.

– Ты уже ответила. – Эльф вздохнул. – Знаешь, я таким дураком себя ощущаю… Я не хочу тебя терять и не знаю, что же мне сделать, чтобы этого не произошло. Я люблю тебя, Керри. Действительно люблю. Но, кажется, этого недостаточно, чтобы ты была счастлива.

Свечка зашипела и погасла. В комнате стало совсем темно, только слабый лунный свет пробивался сквозь щели в занавесках.

– Не хочешь меня видеть, повелительница огня? – полушутливо-полугрустно спросил Ралернан.

– Ох, я не специально. – Она снова зажгла маленький огонек. – И потом, я все равно тебя вижу, – растерянно проговорилась она.

– Я знаю. Это только я не вижу в темноте.

Керри замерла.

– Люди не обладают ночным зрением, – несколько нервно заметила она. Керри старательно скрывала свои «нечеловеческие» способности. И, кажется, до сего дня у нее это неплохо получалось.

– Ну ты же все-таки не совсем человек. – Ралернан осторожно поправил рыжий локон, выбившийся из ее прически.

– Я думала, ты хотел, чтобы я стала именно «совсем человеком».

– Я тоже так думал. Кажется, я ошибался.

– Но… твой договор с Акереной…

– Ну богиня Света сдержала свое слово. Это просто я согласился на сомнительную формулировку.

– И… как давно ты это понял?

– Точно не помню. – Он пожал плечами. – Просто куча разных мелочей, которые стало трудно игнорировать. Вроде вот этой. – Он кивнул на отметины от ее пальцев на ручке кресла.

– Я не монстр! – неожиданно сорвалась она. – Не монстр, слышишь?!

– Когда ты сердишься, твои зрачки сужаются в вертикальные полоски. Сейчас у тебя глаза, как у котенка.

Керри закрыла глаза и со свистом втянула воздух.

– Хорошо. Я – неизвестно что и веду себя неизвестно как. И что дальше?

Ралернан вздохнул:

– Ты не поняла. Я не считаю тебя монстром.

– Раньше считал! Помнится, тебя аж передергивало от мысли, что я должна пить кровь! А если это не изменилось? Если я по-прежнему вампир?! – Керри затрясло. Она резко вскочила с кресла и уставилась на него снизу вверх.

– Ты хочешь уйти? – странно спокойным голосом поинтересовался он.

– А если да, то – что?

– Ничего. Просто слишком много «если».

Керри обхватила себя руками.

– Раль… Прости, я веду себя по-дурацки… Я вовсе не собиралась с тобой ссориться. 'То есть, наверное, это ты собирался…

– Да я-то как раз не собирался.

– Но… я подумала… ну, что ты на меня сердишься.

– Из-за твоей нечеловеческой сущности?

– Раль! – Она ткнула кулаком ему в живот. – Нет, из-за… моего поведения… – На последних словах Керри активно покраснела.

Ралернан вздохнул:

– Я не сержусь, солнышко. Я ревную. Это несколько разные категории. К тому же я совершенно не понимаю, как со всем этим связан твой внезапный интерес к некромантии.

Керри покосилась на свои записи.

– Ну я просто пытаюсь понять, можно ли сделать так, чтобы зомби перестал быть зомби.

– Можно. Он станет трупом.

– Нет, чтобы он стал не трупом, а… в общем, тем, кем был раньше.

– Я все равно не понимаю связи. Или ты хочешь сказать, что твой… мм… спутник… оказался зомби?

– Нет, – грустно ответила Керри. – К сожалению, нет.

– К сожалению?! – Ралернан начал опасаться за свой рассудок. – Ты стала увлекаться трупами?!

– Вообще-то я тоже не совсем живая. Строго говоря.

Ралернан устало взъерошил волосы.

– Так. Хорошо, допустим. Хотя, с моей точки зрения, ты все-таки живая. Но все равно это не является ответом на мой вопрос.

– Ну… он привидение.

– Кто привидение? – окончательно запутался Ралернан.

– Варр… то есть разбойник, – слегка растерянно пояснила Керри.

– О боги. Так, хорошо. И поэтому тебя заинтересовали проблемы обращения с зомби.

– Нет, но ты же спросил, почему мне не нравится, что он не зомби…

– Керри!!!

– Что?

– Кажется, я явно переоценил свои силы. Я не в состоянии обсуждать, что тебе нравится, а что не нравится в твоем любовнике. Я только прошу тебя, ответь мне на один вопрос. Почему?!

Керри уставилась в пол.

– Я не знаю, – прошептала она. – Я сама не могу разобраться.

– А кто тогда может?

– Не знаю!!! Ну что ты от меня хочешь?

– Я хочу, чтобы таких ситуаций больше не возникало. Ох, Керри, что же ты такое творишь… – Он притянул ее к себе и уткнулся носом в рыжую макушку.

– Раль? – всхлипнула она.

– Что?

– Я люблю тебя.

Эльф вздохнул, осторожно гладя Керри по вздрагивающей спине.

– Я тоже люблю тебя. Ладно, давай забудем про этот дурацкий разговор. Могу я надеяться, что твоя голова больше болеть не будет?

Керри молча кивнула.

– Тогда идем спать, хорошо?

– Я… я сейчас приду. Буквально через несколько минут. Ладно?

Ралернану пришлось призвать все свое самообладание, чтобы спокойно согласиться.


Керри лихорадочно старалась сложить исписанные листки более-менее прямой стопкой. Ей не хотелось, чтобы еще кто-то видел ее расчеты, и она собиралась по-быстрому спрятать их.

Щелчок пальцев – и над столом возникло маскирующее поле. Теперь за сохранность бумаг можно было не опасаться. Керри затушила свечку и пошла к двери, когда за спиной снова вдруг вспыхнул свет. Девушка недоуменно обернулась. Неужели она опять что-то напутала с заклинаниями?

На краю стола, небрежно болтая ногами в воздухе, сидел худощавый молодой человек в потрепанных кожаных штанах и снежно-белой рубашке. Кожа на его руках и лице была бронзовой от загара. Голову венчала пушистая шапка ярко-алых, похожих на живое пламя, волос. Светлые глаза были прозрачными, как горное озеро. Вся его фигура распространяла неяркий мягкий свет – тот самый свет, что привлек внимание Керри.

Девушка потрясенно моргнула и потерла глаза. Незваный гость никуда не пропал, только губы его сложились в саркастическую улыбку.

– Ну здравствуй, девочка, – первым нарушил он молчание.

– А… Ты как сюда попал? – Керри нахмурилась.

– Довольно просто. – Он продемонстрировал ей широкую улыбку. – Если будет время, я тебе покажу.

Рука Керри дернулась к рукояти закрепленного на поясе кинжала. Ей не понравился незнакомец. К тому же от него волнами исходила какая-то магическая аура.

– И что тебе здесь надо? – недружелюбно поинтересовалась она.

– Ну как же. Я пришел помочь. Тебе ведь нужна помощь, не так ли? – Он взмахнул правой рукой, и маскирующее поле, недавно установленное Керри, с легким хлопком распалось. Исписанные неровными строчками листки закружились в воздухе, словно подхваченные несуществующим порывом ветра. Керри попыталась прекратить это мельтешение, но все ее усилия рассеивались, не достигая цели. Девушка перевела злой взгляд на красноволосого.

– Ты кто?!

– Как, я разве не представился? – Он легко спрыгнул на пол и отвесил шутовской поклон. – Бог Огня к твоим услугам, юная леди.

– Ойенг? – потрясенно прошептала она и тут же встряхнула головой: – Нет, глупость какая. Ты похож на обычного мага. Прекрати меня дурачить!

– Гмм… Значит, недостаточно впечатляюще? Тогда, может быть, вот так подойдет? – Он щелкнул в воздухе пальцами. Керри показалось; что по периметру комнаты метнулась струя огня, и только чуть спустя она поняла, что на самом деле это не огонь, а огненно-алая, подсвеченная изнутри чешуя. Вокруг нее кольцами свернулся дракон. Голова его, увенчанная парой длинных рогов, расслабленно лежала на передних лапах – прямо перед ее носом. Глаза цвета свежей крови уставились на девушку немигающим взором. Прозрачные кожистые крылья были полуприкрыты, кончики их скребли потолок комнаты. – Так как, девочка? – Дракон выдохнул тонкий сгусток огня, прошедший прямо над ее головой. Она ощутила легкий запах паленого волоса.

– Это всего лишь иллюзия! – Керри вовсе не была уверена в своих словах.

– Н-да? – Меж острых зубов дракона на мгновение мелькнул тонкий раздвоенный язык. – И что же мне сделать, чтобы доказать обратное? Подпалить весь дом?

Керри попыталась найти ключевые точки чужого заклинания, чтобы рассеять вызванное наваждение – но никак не могла этого сделать. Все ее поиски упирались в невидимую стену, которая блокировала абсолютно любое проявление магии.

– Впрочем, это неважно, веришь ты мне или нет. – Керри не успела отследить момент, когда дракон исчез. Перед ней вновь стоял огненноволосый молодой человек. – Давай лучше поговорим о той помощи, что я могу тебе оказать.

Керри презрительно фыркнула:

– Ты думаешь, я собираюсь заключать с тобой какие-то сделки? Хвала богам, меня успели предупредить о том, что ты есть на самом деле, бог Огня. Или, может быть, лучше назвать тебя богом Коварства? – Ралернан потратил немало времени, чтобы посвятить ее в детали пророчества Сиринити – и убедить в том, что любое соглашение с Ойенгом может стать смертельно опасным как для нее, так и для всего мира.

– Ты льстишь мне, девочка. Хотя это имя не является для меня неприятным. С другой стороны, имен у меня много. Я еще и бог Равновесия. – В его руке из ниоткуда возникли аптекарские весы. Одна чашечка была раскрашена белым, другая – черным. Ойенг качнул рукой, и чашечки весов заколебались.

– Ты – сила стихии, сила Огня. Ты не можешь что-либо уравновесить. – Фраза раздалась из-за спины Керри. И в то же мгновение свечение в комнате усилилось. Девушка резко развернулась. У двери возникла неподвижная фигура, с ног до головы закутанная в длинный золотой плащ. Лица очередного гостя не было видно – низко надвинутый капюшон скрывал его.

– О, Хиис! Как мило с твоей стороны оживить нашу маленькую приватную беседу. – Ойенг широко улыбнулся, демонстрируя белоснежные зубы. – Но ты в корне не прав. Я могу уравновесить очень многое. В отличие от тебя. Ты же у нас любишь делать вот так. – Палец Ойенга нажал на белую чашечку весов, заставив ее сильно опуститься вниз. Черная чашечка, достигнув максимально возможной верхней точки, перевернулась, оттуда полетела темная труха, засыпая белую чашечку. Ойенг щелкнул пальцами, и весы исчезли.

– Я никогда не поддерживал и не буду поддерживать Акерену! – Фигура в золотом скрестила руки на груди.

– Правда? А моя память говорит мне совсем иное.

– Стихийные силы несут зло и разрушение.

– Они несут еще и созидательное начало. А ты, Хиис, не умеешь ничего создавать. Можешь только улучшать созданное другими. И критиковать их за то, что чужие создания несовершенны. – Ойенг пожал плечами.

– Твое время еще не пришло. Ты слишком спешишь, сила Огня, – не снисходя до спора, продолжил свою линию Хиис.

– Ничего, я как-нибудь сам разберусь со своим временем. А вот твое явно истекает. Тебе никто не давал права вмешиваться в мой разговор. Уходи!

Воздух в комнате на мгновение стал невыносимо горячим но почти сразу же вернулся к нормальной температуре.

– Девочка должна знать, с кем имеет дело.

– Должна, но не из твоих слов. Ты хочешь нарушить перемирие?

– Вы его уже нарушили. – В бесстрастном голосе Хииса впервые с момента разговора прорезался сарказм. – И у меня есть определенные права…

– Возможно, возможно. Но сегодня ты не будешь вмешиваться. – Очередной щелчок пальцами, и комната вокруг Керри поплыла, наполняясь каким-то призрачным туманом. Фигура в золотом плаще исказилась и стала быстро становиться все более и более прозрачной – до тех пор, пока не исчезла совсем. – Ну вот, – удовлетворенно сказал Ойенг, – теперь можно продолжить наш разговор в более спокойной обстановке. Итак, что там насчет моей помощи?

– Я же сказала, что мне не нужна никакая помощь. – Голос Керри звучал неуверенно. Ей не хотелось в том признаваться, но странный диалог и использование непонятной ей силы все-таки произвели определенное впечатление. Ни о какой иллюзии речи быть не могло.

– А я думаю, что нужна. Ты ведь хочешь спасти одну потерявшуюся душу, не так ли? Безопасно разорвать одно маленькое заклинание? Вернуть живому трупу все потерянные способности?

Керри погладила рукой рукоять кинжала. Откуда Ойенг знает все это?

– Я справлюсь сама. Полагаю, я уже нашла верный путь.

– О, ты, несомненно, справишься. – Кинжал неясным образом исчез из-под ее пальцев, перекочевав в руку Ойенга. Бог Огня неторопливо установил его острием вниз на свою ладонь – и кинжал тут же начал крутиться вокруг своей оси, сливаясь в сверкающее металлом веретено. – Вопрос не в том, справишься ты или нет. – Он сделал паузу, созерцая вращение кинжала.

– А в чем? – несколько нервно поинтересовалась Керри.

– Во времени, девочка. Всего лишь во времени. Как ты думаешь, сколько тебе его понадобится?

– Какая разница? – огрызнулась она. – Сколько надо, столько и буду этим заниматься.

– Вот тут ты в корне не права. Разница очень даже велика. – Ойенг остановил вращение кинжала, позволив ему плашмя упасть на ладонь. – Видишь ли, тело, которому ты так стремишься вернуть жизнь, сейчас весьма уязвимо. Оно разрушается и разрушается довольно быстро. Так что ситуация более чем критическая.

– Ты лжешь! – Керри стало вдруг очень холодно.

– О девочка! Твои оскорбления совершенно напрасны. Боги никогда не лгут. Мы можем что-то недоговорить, что-то по-другому сформулировать, но лгать… нет, лгать мы не умеем.

Ей очень хотелось бы ему не поверить, но Ралернан ведь тоже говорил ей, что боги никогда не лгут напрямую. Но если Ойенг не лжет…

– Сколько у меня еще осталось времени? – Голос ее слегка охрип, в горле пересохло.

Ойенг небрежно пожал плечами:

– Осталось? У тебя уже ничего не осталось. По имеющимся у меня сведениям, если не вмешаться в течение ближайших суток, то ты застанешь только весьма неаппетитно выглядящий труп.

Керри стиснула пальцы в кулак.

– Я не понимаю. Он еще совсем недавно вполне нормально выглядел.

– Многие вещи прекрасно маскируются одеждой. Перчатками. Впрочем, отчасти он и сам виноват в своем состоянии. Он опасается, что твои усилия окажутся тщетными. К тому же его возможности сдерживать эмоции управляющего мага почти на нуле. Вот он и пытается решить ситуацию тем способом, что кажется ему наиболее правильным.

– Ты хочешь сказать, он сознательно себя убивает?

– Именно так. Но, конечно, исключительно из лучших побуждений. Разумеется, в той степени, какими могут быть лучшие побуждения у такого существа, как он.

– О чем ты? – недоуменно спросила Керри.

– Ну как же. Он ведь считает себя чудовищем, убийцей. По сути, он не так уж и неправ – на его счету весьма много чужих смертей. А зачем такому исчадию зла продолжать жить?

– Я так не считаю! Он не чудовище!

– Да? Но ты сама его так называла, разве неправда? – вкрадчиво поинтересовался Ойенг.

Керри судорожно сглотнула.

– Но… Это было давно! С тех пор многое поменялось!

– Ну не так уж и давно. Особенно по его счету. Сколько он уже существует на этом свете? Несколько столетий, не так ли? Для него пара десятков лет – как несколько дней для тебя. Вот и подумай, давно ли. А ведь память у вампиров практически идеальная. Не думаю, что он позабыл твои слова.

У Керри закружилась голова. Дышать стало трудно, воздух вокруг стал каким-то вязким.

– Но я действительно так больше не думаю!

– А он об этом знает? – лениво протянул Ойенг.

– Ты хочешь сказать, он фактически умирает именно из-за моих слов?!

Бог Огня неспешно установил кинжал вертикально на ладони и снова закрутил его.

– Я ничего не хочу сказать. Я просто изложил тебе некоторые факты, могущие представлять интерес. – Он задумчиво уставился на сверкающее веретено. – А уж сделать выводы будь любезна сама. Ты все еще уверена, что тебе не нужна моя помощь?

Керри потерла руки. Ей казалось, они превратились в маленькие ледышки.

– У твоей помощи очень высокая цена, насколько мне известно, – тихо произнесла она.

– Вовсе нет. Кто сказал, что пророчество человеческой ведуньи верно? И, что наиболее важно, – полно?

– В смысле?

– Увы, девочка, эту загадку тебе придется разгадать самой. А моя цена… В общем, ты права – мне нужно твое тело, чтобы обрести материальность. Но я не спешу. Я готов предоставить тебе отсрочку – три месяца по времени твоего мира. И если ты найдешь способ изменить наше соглашение, мы обсудим это. К тому же ты можешь потратить данный срок на поиск полного текста пророчества. Возможно, изучение данного документа изменит твои взгляды. А взамен я помогу тебе спасти твоего вампира. Так как? – Из прозрачных глаз на мгновение взглянули полные крови глаза дракона.

Керри вздрогнула:

– Я… я не уверена… Наверняка я могу его спасти и как-то иначе…

– Нет, не можешь. – Ойенг отложил кинжал на стол и приблизился к Керри. – Но, с другой стороны, может, я и не прав. Действительно, ну подумаешь – умрет какой-то вампир. Невелика важность. В конце концов, кто он тебе? Случайный знакомый? Да и, кроме того, зачем тебе вносить сумятицу в свою спокойную жизнь? Ты ведь вполне счастлива своей текущей жизнью, не так ли? А возвращение вампира неизбежно породит целую кучу проблем. Да, полагаю, зря я не учел все эти нюансы. Тебе незачем заключать со мной сделки. Что ж, девочка, увидимся как-нибудь в другой раз. – Он неторопливо направился к двери.

– Стой!!! – одернула его Керри.

– Ну что еще? – Одной рукой Ойенг уже держался за дверную ручку. Керри не пришло в голову, что ему вообще-то совершенно необязательно пользоваться дверью для того чтобы исчезнуть. Она была слишком взвинчена состоявшимся диалогом.

– Я согласна на твое предложение, – выдавила девушка. Почему-то ей казалось, что после этих ее слов на нее должен как минимум обрушиться потолок – или произойти что-то не менее значительное, но ничего похожего не случилось. Ойенг просто небрежно пожал плечами и все так же неспешно подошел к ней.

– Хорошо. Тогда нам следует заняться воскрешением твоего… друга. – Он протянул ей руку ладонью вверх. – Пойдем?

Керри, слегка недоумевая, вложила свою руку в руку бога – и в тот же миг окружающий мир исчез.

ГЛАВА 14

Часы показывали уже шесть утра, когда весь дом сотряс жуткий грохот. Ралернан вскочил как ужаленный. Наверняка опять Керри что-то намудрила со своими опытами. Он сердился, что она не выполнила своего обещания – он ждал ее уже больше двух часов, но раздавшийся шум изрядно напугал его. Лишь бы она ничего себе не повредила…

Добраться до ее кабинета было делом нескольких минут. Дверь оказалась намертво запертой – и почему-то обугленной по краям. Ралернан недолго думая просто вышиб ее вовнутрь.

В комнате было тихо, пусто и невероятно чисто. Все бумаги, которые он несколькими часами назад видел разбросанными по столу, были аккуратно сложены в стопки и перевязаны. Книги вернулись обратно на свои полки. Чернильная лужа на полу исчезла. Воздух пах жасмином и ванилью. Ралернан привык, что Керри вечно оставляет пусть небольшой – но беспорядок. Идеальная чистота помещения насторожила его куда больше, чем раздавшийся ранее грохот. К тому же самой Керри нигде не было.

Ралернан нервно еще раз оглядел пустую комнату. Не могла же она испариться, в конце концов! Тогда – где? Ушла? Посреди ночи? Одна, никого не предупредив? Эльф раздраженно побарабанил пальцами по столешнице.

Тонкую струйку черного тумана, медленно втекающую в комнату через выбитую дверь, Ралернан заметил не сразу. Туман уже достиг уровня его щиколоток, когда эльф обратил на него внимание.

– Это еще что за морок? – пробормотал он себе под нос. Ралернан чувствовал присутствие магии, но несколько иной, чем он привык ощущать от членов Ордена. Странное ощущение – словно кто-то царапал когтями по его спине.

Тем временем туман плавно сгустился в подобие человеческой – а точнее, женской – фигуры, становясь все более и более материальным. Наконец уже ничто не напоминало о странной форме появления гостьи – перед эльфом стояла, казалось, самая обычная женщина. Вот только глаза у нее были жутковатые – черные провалы в бездну.

– Чем обязан? – сухо полюбопытствовал Ралернан.

– Несколько нелюбезный тон, как мне кажется, – лениво ответила гостья. – Особенно с учетом того, что мои сведения могут весьма и весьма помочь тебе.

Ралернан скрестил руки на груди и смерил ее крайне холодным взглядом.

– Помочь? И чем я заслужил помощь богини Тьмы?

Клиастро прищурилась:

– Заслужил? Какие вы смешные, человечки… Чтобы заслужить мою благосклонность, тебе придется сделать весьма и весьма немало. Но тем не менее я собираюсь поделиться с тобой кусочком своих знаний. Ты ведь хочешь отыскать свою супругу, верно?

– Керри не связана с тобой. Она маг равновесия.

– Н-да… Но ведь некромантия является частью моих сил, а отнюдь не чьих-либо еще. А вот эти записи, – Клиастро неторопливо погладила аккуратные стопки бумаг на столе, – несомненно, свидетельствуют об интересе именно к некромантии.

– И что? – Эльф нахмурился.

– Я бы посоветовала тебе пообщаться на эту тему с одной магичкой, которая в последнее время также весьма активно изучает раздел некромантии.

– Зачем? Что здесь произошло?

Клиастро томно улыбнулась:

– Полагаю, картину произошедшего ты сможешь восстановить и сам. После того, как последуешь моим советам. Найди мага Валину. Она преподает в черном секторе академии – там тебе подскажут, где она находится в настоящий момент. Полагаю, ваш разговор будет весьма и весьма небезынтересным.

– Мне не нужен пустой диалог с твоей протеже. Если ты хочешь что-то сказать – говори это сейчас! – Ралернан разозлился. Его не оставляло ощущение, что черная богиня слишком многого недоговаривает.

– Я сказала все, что хотела. Твои шансы увидеть твою супругу живой весьма малы, человечек. Зря ты так бездарно теряешь время.

– В каком смысле – «увидеть живой»?! Где она и что ей грозит?

– Я не хочу больше отвечать на твои глупые вопросы. Ты либо следуешь моему совету – и получаешь некую ценную информацию – либо не следуешь. В последнем случае, вероятно, тебе остается тихо надеяться, что ты что-то не так понял. А пока ты раздумываешь, твоя жена сражается за то, чтобы остаться в живых. Как ты считаешь, сколько она протянет без твоей помощи?

– Лжешь! – У эльфа невольно задрожали руки.

– Боги не лгут, человечек. Ты забыл? – Она стряхнула с рукава невидимую пушинку. – Ну что же ты медлишь? Ты не хочешь спасти ту, кого ты любишь?

Ралернан беззвучно выругался и выбежал из комнаты, сопровождаемый тихим смехом Клиастро.

Едва он скрылся, в комнате появилась еще одна гостья – тоненькая девушка, с ног до головы одетая в белое. Даже волосы ее казались сотканными из снега.

– Зачем ты устроила этот маскарад, Клиа? – недовольно спросила Акерена, скрещивая свой взгляд с богиней Тьмы.

– Почему бы и нет? Человечки так забавны. – Клиастро вытянула руку перед собой, изучая совершенный маникюр.

– Эта девочка принадлежит Ойенгу. Зачем ты вмешиваешься?

– Вмешиваюсь? Ты шутишь! Твой эльфенок не сможет воспрепятствовать игре нашего брата. Я ведь не сказала, что его визит к Валине поможет спасти жизнь девчонке. Но, несомненно, он именно так и подумал. А я хочу довершить свою маленькую месть. Мой эмиссар так долго и тщательно водил меня за нос… Мне еще тогда казалось, что просто смерть – слишком легкое наказание для него. К счастью, мне удастся повторить эту столь греющую мое сердце сцену.

– Ойенг обещал вернуть ему жизнь. Точнее, иллюзию жизни. Полагаю, он исполнил свою часть сделки.

– О да. Но так даже лучше. Ведь Ойенг не обещал сделать его бессмертным, не так ли? К тому же вампир будет очень и очень ослаблен, насколько мне известно. А твой эльфенок уже знает, как убивать таких созданий.

– Ты его слишком напугала. Он будет пытаться выяснить, как спасти девочку, а не заниматься повторным убийством.

– Сестричка, не считай меня идиоткой. Разумеется, я позаботилась о том, чтобы эльфенку крайне активно захотелось отправить моего неверного помощника в небытие. Сказанные вовремя тут и там несколько слов, чуть ранее умело донесенных до его ушей сторонними доброжелателями, карнавальный костюм, который твой эльф найдет в комнатах Валины… И запутанные чувства самой девчонки, так мило разрывающие ему сердце. Всего этого более чем достаточно, чтобы ревность заставила его действовать именно так, как я хочу.

– Кажется, ты нашла себе новую игру, Клиа.

– Да. Человечки забавны. Наблюдать за их душевными терзаниями довольно любопытно. Меня развлекает эта игра. Разве ты этим недовольна? Я воздерживаюсь от активного вмешательства в этот мир. Практически не разрушаю поселений этих живых существ. Ты ведь так беспокоилась за сохранность их смешных шкурок… Почему же ты пытаешься осуждать меня?

– Ты не занимаешься разрушениями только потому, что ты ослаблена. Ты знаешь, что если решишься на открытое противостояние, я уничтожу все твои начинания.

– Возможно. Но ты рано радуешься. Ойенг уже совсем скоро навестит нас с визитом. Благодаря ничтожной помощи с моей стороны он стал обладать весьма ценной информацией – и распорядился ею более чем правильно.

– Ойенг не будет вставать на твою сторону. Ему невыгодно крушение этого мира.

– Это ты так думаешь. А я полагаю, что смогу его переубедить. – Клиастро улыбнулась. – Кстати… Отчего же ты не спешишь открыть своему эльфенку глубину моего коварства?

Акерена пожала плечами:

– Твое настроение так переменчиво, Клиа. Возможно, завтра ты решишь помиловать своего эмиссара и наделить его силой. Зачем мне присутствие в живых существа, который и без твоей поддержки неплохо уничтожал людей целыми городами?

– Но ведь сердце твоего эльфенка будет разбито. Какое несчастье!

– Его сердце будет разбито в любом случае. Если твой эмиссар останется в живых, он непременно начнет вмешиваться в жизнь моего помощника. Не думаю, что данная ситуация долго останется незамеченной. Не говоря уже о том, что у девочки очень мал шанс благополучно вернуться, как это ни прискорбно.

– Прискорбно? Ведь она – лишь человечек. Одним больше, одним меньше…

– Я не люблю лишних жертв. Жаль, что она не знает, чем заплатит за свое желание.

– Она же не спрашивала. Все беды человечков – исключительно из-за их недальновидности. – Клиастро снова рассмеялась, мягко и музыкально.

ГЛАВА 15

Л'эрт проснулся от жуткой боли, скручивающей все тело. Внутренности жгло нестерпимым огнем. Казалось, все кости в теле сломаны. Он хотел заорать, но из обожженного горла вырвалось только придушенное шипение. Несколько минут он плавал в этом океане боли, захлестнувшем его с головой, пока сознание не начало немного проясняться.

Вампир выругался про себя и попытался сесть. Как ни странно, ему это удалось. Простыни были мокрыми и липкими от крови. Чувствовал он себя так, словно с него заживо ободрали всю кожу. Впрочем, почему «словно»? По состоянию на предыдущий вечер, неповрежденного кожного покрова на его теле практически не оставалось.

Хватаясь за статуи каких-то волшебных существ, поддерживавшие полог кровати, он принял условно вертикальное положение. Теперь лужи крови появились и на полу. Забавно, что подумают по этому поводу уборщики? Хотя Валина, наверное, предпочтет сама удалить все эти пятна. Но что же происходит? Раньше ведь боли не было… Л'эрт нахмурился. Крови раньше тоже не было.

Шатаясь, он подошел к висящему на стене зеркалу. Зеркало казалось слегка мутным – оно было изготовлено из тщательно отполированной меди. Конечно, его качество было куда ниже привычных зеркал, изготавливаемых с использованием амальгамы серебра, но зато медный диск мог отразить и вампира. Впрочем, полюбовавшись пару минут на свое отражение, Л'эрт начал жалеть, что он себя видит. Если днем раньше он выглядел как манекен, используемый в качестве пособия для учебника анатомии, то сейчас отражение показывало ему жертву каких-то садистских пыток. Причем по всем правилам данной жертве положено было бы лежать в гробу, так как имеющиеся в наличии травмы были явно несовместимы с жизнью, не говоря уже об отсутствующей коже и обильном кровотечении в местах ее отсутствия.

– М-да. – Л'эрт наконец справился с голосовыми связками и извлек нечто отличное от хрипов и шипения. – Красавчик, каких поискать…

Он постарался абстрагироваться от боли. Жалко, здесь нет облаков. В тот раз они ему неплохо помогли забыться…

Все-таки что-то не так было в его отражении. Чего-то не хватало. Л'эрту потребовалось несколько долгих мгновений, чтобы найти недостающую деталь: на его шее больше не висел медальон в форме солнечного диска. Тот самый медальон, который, по мнению Варранта, был как-то связан с сохранением его памяти и разума. Л'эрт несколько раз пытался снять украшение, но у него ничего не выходило: медальон казался припаянным к его телу. А сейчас его не было. Л'эрт обернулся в сторону кровати, разглядывая кровавые пятна Слетел, пока он был без сознания? Назвать сном периоды понижения своей активности Л'эрт никак не мог.

Медальон действительно был в кровати. Вот только диск его был раздроблен в мелкую труху – словно артефакт что-то со страшной силой взорвало изнутри. Л'эрт автоматически попытался понять, что это было, потянувшись к магическому полю. Он так и не смог до конца привыкнуть, что магия оставила его. У него и на этот раз ничего не получилось. Почти не получилось. Где-то в глубине сознания шевельнулось привычное ощущение ручейков силы – совсем слабое, едва-едва заметное… но оно было!

Л'эрт медленно осел на липкие от крови простыни. Неужели Керри все-таки удалось?! Нет, это слишком нереально. Она не некромант и эта магия за пределами ее возможностей. Но глаза его то и дело возвращались к нанесенной на полу в дальнем конце комнаты меловой полоске – всего в шаге от окна. После очередной ссоры Валина собственноручно нарисовала для него напоминание о границах его свободы. И если Валина все еще спит и не сократит разделяющее их расстояние… Он не сможет перешагнуть через эту полоску.

Смешно, но ему стоило громадного усилия заставить себя встать. Л'эрт безумно боялся потерять возникшую надежду. Но не проверить он не мог. Обычно, подходя к полоске, он утыкался в невидимую стену, мягкую и кажущуюся податливой – но все же абсолютно неприступную. В этот раз стены не было. Он перешагнул через меловую линию и подошел к окну. Стены домов уже окрашивал в розовые оттенки рассвет. Л'эрт только сейчас понял, что ошибся с восприятием времени. Солнце не садилось – оно вставало. А значит, его «сон» длился меньше часа. Ползущий по стене солнечный луч проник сквозь неплотно прикрытые ставни и скользнул по руке вампира. Л'эрт зашипел и отодвинулся: попавший на ободранную руку свет вызывал неприятные ощущения. И тут же замер. Всего лишь неприятные ощущения! А парой дней раньше такой лучик прожег ему руку почти насквозь! Но, может, ему это только кажется?

Все еще шатаясь, Л'эрт дошел до смежной комнаты, где предпочитала отдыхать Валина. После того как он несколько раз подряд попал под солнце, она решила, что ее спокойствие требует раздельного времяпрепровождения. Во всяком случае, в те периоды времени, когда ожоги Л'эрта не спрятаны под слоями одежды.

Валина все-таки спала, безмятежно раскинувшись посреди горы подушек. Глаза ее были закрыты, и Л'эрт не видел ставшего уже привычным их хищного блеска. Но если она не меняла своего положения, круг должен был бы сработать. А он не сработал.

Л'эрт закрыл глаза и вытянул руку ладонью вверх. Заклинание сработало только с третьей попытки – но все-таки сработало. На его ладони расцвел небольшой фейерверк – легкая иллюзия, практически не требующая сил. Но эта слабость была вполне понятна – с учетом того, насколько сильно изранено его тело.

Л'эрт некоторое время смотрел на переливающиеся искорки, а потом рассмеялся. Все-таки у Керри получилось. Какой же он идиот, что не доверял ее способностям.

Смех и всполохи фейерверка разбудили Валину. Она медленно села в кровати и уставилась на Л'эрта мутными от сна глазами.

– Что ты здесь делаешь? – Она поморщилась, окончательно приходя в себя. – И почему в таком виде?!

– Опыты ставлю.

– Какие еще опыты?! Ты что, решил снабдить меня кошмарами? Пошел прочь!

Л'эрт криво улыбнулся:

– «Прочь» – это хорошая идея.

– Я же приказала тебе, – растерянно пробормотала вампирка. Ей казалось, что она уже в совершенстве освоила управление зомби. Прокол с приказом об убийстве был единственным.

– Возможно, мне надоело выполнять твои приказы.

– Да как ты смеешь со мной спорить! Ты принадлежишь мне, и не твое дело обсуждать мои действия!

– Валь, Валь… Во что ты превратилась… И, главное, зачем? – покачал он головой.

Вампирка резко села на постели, подтянув колени к подбородку.

– Мне надоели твои рассуждения о падении моего морального облика! Я не меняюсь! Это невозможно! Вампиры навсегда остаются такими, какими их обратили.

– Внешне – да. А вот насчет души ты сильно ошибаешься.

– Да что ты говоришь! – ехидно произнесла она. – Ты вывел эту глубокую мысль, анализируя мое поведение?

Л'эрт грустно усмехнулся:

– Да нет, мне хватило и своего собственного.

– Меня уже тошнит от твоих странностей! Твой характер и твои взгляды абсолютно невозможны! Не говоря уже о твоем дурацком отношении к людям.

– Именно дурацком?

– Люди – всего лишь пища! А та сцена, что ты устроил на балу… Это просто возмутительно! Ради какой-то человеческой девчонки…

– Валь, знаешь, почему я полез к тебе в тот вечер, что устраивал Аластра?

Вампирка недоуменно моргнула, дезориентированная сменой темы:

– Ну и?

– Ты была безумно похожа на человека.

Валина воззрилась на него, словно увидела привидение:

– Ты издеваешься?!

– Нет. Впрочем, это уже неважно. Мне действительно пора уходить. – Он шагнул в сторону двери – но не той, что вела в его комнату, а той, что выходила в коридор.

– Эй, куда это ты собрался? – резко окликнула его вампирка.

Л'эрт вздохнул:

– Валь, ты разве еще не поняла? Твой аркан больше не работает. Так что, куда именно я собрался, тебя совершенно не касается.

Валина попыталась опровергнуть его слова, послав несколько сосредоточенных приказов, но Л'эрт даже не пошевелился.

– П-п-подожди… – растерянно произнесла она. – Что происходит?

– Не знаю. Но ты потеряла игрушку в моем лице.

– Послушай, возможно, это какое-то временное ослабление заклинания. Если ты уйдешь слишком далеко, а оно возобновится – твое тело будет попросту уничтожено!

Л'эрт пожал плечами:

– Ну и что? Смерть куда привлекательнее жизни с тобой.

Валина выскочила из-под простыней и подбежала к Л'эрту:

– Ты неадекватно рассуждаешь. Ты ранен, и тебе нужна моя помощь. И потом, я же люблю тебя!

– Нет, Валь. Ты меня уже не любишь, – криво улыбнулся он. – Просто ты сама еще этого не поняла.

– Бред! С чего ты взял?!

– Вот с этого. – Он медленно вытянул вперед ободранную руку, с которой капала кровь. – Некоторые из высших вампиров могут питаться не только кровью, но и эмоциями.

Валина нахмурилась:

– Я это прекрасно знаю, но при чем тут это? Да, Карвен специально вызывает у своих жертв страх – это общеизвестно. И что?

– А то, что я тоже так могу. Но, в отличие от Карвена, я питаюсь не страхом, а вожделением или любовью.

– Ты хочешь сказать, что разучился питаться таким образом?

– Нет. Я автоматически впитываю указанные эмоции, мне даже не нужно на этом сосредотачиваться. А сейчас я не чувствую насыщения ни на йоту, Валь. Если бы все было так, как ты говоришь, я бы выглядел чуть менее погано.

– Послушай, ты буквально только что пришел в себя. Возможно, ты еще не восстановил свои способности, – попыталась возразить Валина.

– Возможно, тебе бы хотелось так думать. – Он сорвал висящий на стене черный плащ и закутался в него. В нескольких местах ткань тут же пропиталась кровью, но на темном фоне это было не слишком сильно заметно.

– Л'эрт, подожди! – Валина нервно вцепилась в рукав плаща, бессознательно избегая касаться ободранной руки вампира. – Ты не можешь вот так просто взять и исчезнуть!

Он медленно отцепил ее пальцы от своего рукава.

– Могу. И ты мне не помешаешь.

Валина оцепенела.

– Но…

– Прощай.

Дверь с легким щелчком захлопнулась за его спиной.

ГЛАВА 16

Снаружи, у дверей в апартаменты Валины, Л'эрт наткнулся на аккуратно сложенную кучку одежды. Поверх одежды лежала черная маска. Вампир недоуменно повертел ее в руках. Странно, Валина вроде бы не имела привычек разбрасывать тряпки за порогом. К тому же маска до мелочей напоминала ту, в которой он последний раз видел Варранта. Нет, некоторые отличия, несомненно, имелись, но их было немного. Л'эрт разворошил сложенную одежду. Остальные предметы также представляли собой части карнавального костюма – костюма разбойника. Зачем это здесь? Что за очередную игру собиралась закрутить Валина? На миг у него возникло искушение вернуться и спросить – но по небольшому размышлению он отказался от этой идеи. Он и так с трудом стоял на ногах. Если Валина вспомнит, что она может банально удержать его физической силой, кончится это крайне паскудно. Особенно с учетом того, что убивать ее он все же не хотел.

Л'эрт положил карнавальный костюм на место, позаимствовав из него перчатки: вампиру уже надоело украшать пятнами крови все, к чему он прикасался. К тому же это было довольно болезненно.

Он отошел от комнат Валины всего на несколько шагов, когда навстречу ему вылетел бегущий со всех ног адепт академии. Л'эрт даже не успел отодвинуться в сторону: слабость делала его реакции слишком замедленными. Адепт буквально сшиб его с ног, опрокинув на пол. Капюшон плаща вампира откинулся назад, давая возможность лицезреть кровоточащие ожоги.

– Ой, я не хотел, я извиняюсь. – Адепт с достойным иного применения любопытством изучал его обожженное лицо. – Нет, быть этого не может! – наконец заключил он.

– Чего не может быть? – недовольно проворчал Л'эрт, возвращая капюшон на место. Он уже успел разглядеть адепта и вспомнить его имя – Галлик. Именно с его… хм… эксперимента… и началась вся эта история.

– Ну ты же должен был давно умереть! То есть я так думаю. Ты же не можешь быть просто похож, правда? И здесь больше никто не живет, кроме этой странной леди… А почему ты ходишь один? Тебя же должен ограничивать круг.

– Я поссорился с леди и теперь хожу сам по себе. А вот зачем ты носишься по данному коридору, совершенно неясно.

– Ну… у меня сегодня был экзамен. Там нужно было сделать один эликсир… В общем, я его не совсем сделал. То есть сделал, но не его… И теперь мой наставник немного… злится… Я хотел спрятаться. Ой! – Последний возглас относился к появлению в коридоре сухощавого мага в развевающейся черной мантии. Галлик попытался спрятаться за спину Л'эрта, но маг уже успел его заметить.

– Адепт Галлик! Ваше поведение совершенно возмутительно! Не говоря уже о вашей глупейшей попытке скрыться. Или вы думаете, что я собираюсь лишить вас жизни? – По правде говоря, именно это Галлик и думал, но подтвердить вслух как-то не решился. – На ближайшем же учебном комитете я подниму вопрос о вашем исключении, – закончил маг и переключил свое внимание на Л'эрта: – Кто вы и что здесь делаете? Это закрытая территория!

Л'эрт медленно уставился ему в глаза – светло-голубые, как зимнее небо.

– Эй, извольте отвечать!

– Ты никого тут не видел. – Утверждение Л'эрта сопровождалось ментальным приказом. – А адепт Галлик… блестяще сдал сегодняшний экзамен. Тебе же совершенно нечего делать здесь, тебя ждут другие адепты в лаборатории.

Черный маг неуверенно моргнул, смотря куда-то сквозь вампира, кивнул и медленно пошел в обратную сторону. Движения его были слегка дергаными и неуверенными.

Галлик недоуменно переводил взгляд с Л'эрта на удаляющегося преподавателя.

– Он чего… он тебе поверил?! – наконец выдавил адепт.

– Угу. – Л'эрт не стал объяснять, что весь этот трюк он выполнил вовсе не ради Галлика – он просто хотел проверить, насколько к нему вернулись его способности. То, что у него получилось подчинить разум черного мага, было хорошо, но вот то, что это потребовало столько сил и времени – было отвратительно. В преподавательский состав никогда не брали магов, обладающих более-менее значительными способностями – их силам находилось применение в других областях. А значит, Л'эрт должен был справиться с преподавателем за доли секунды, в то время как на самом деле ему пришлось потратить несколько минут.

Л'эрт постоял несколько минут, унимая головокружение, и медленно продолжил свой путь – в противоположную сторону от удалившегося преподавателя.

– А почему ты еще не умер? – продолжал любопытствовать Галлик, тенью следуя за вампиром.

– Ты что, думаешь, мертвым быть намного интереснее? – съязвил Л'эрт.

– Э… мм… ну я не это имел в виду, – стушевался адепт. – Но ты же все равно мертвый.

– Мертвый, мертвый. И чего?

– Мертвым положено лежать в гробах, – тоном величайшего откровения выдал Галлик.

– Точно. Спасибо, что напомнил. Сейчас найду гроб и улягусь отдохнуть. А то ходят тут всякие, дурацкие вопросы задают.

Галлик задумчиво оглянулся на оставленную далеко позади дверь в комнаты Валины.

– Слушай, но ты точно уже ушел больше, чем на тридцать шагов. Или она смогла расширить аркан? Но ведь это вроде как невозможно!

Л'эрт свернул влево, продолжая двигаться в сторону выхода. Здесь уже не было так пустынно, то и дело попадались другие преподаватели в черных мантиях. На Л'эрта особенного внимания не обращали – его плащ, если детально не разглядывать, немного походил на мантию.

– Тебе сложно ответить, да? – обиженно вопросил Галлик.

– Так я же не обладаю разумом. Мой мозг давно разрушился. Как же ты хочешь, чтобы я ответил? – с сарказмом поинтересовался вампир.

– Но… наверное, у тебя неразрушаемый мозг. Какой-нибудь специфический подвид…

Л'эрт его не слушал. Его внимание привлекла фигура в белых одеждах, ярким пятном выделяющаяся на фоне черных магов. Чужак явно пытался что-то узнать, пытаясь остановить чуть ли не каждого из попадавшихся ему навстречу черных магов, и бешено жестикулируя при этом. Наконец кто-то, видимо, ответил на его вопрос, и чужак стремительно двинулся в сторону того коридора, откуда только что вывернули Л'эрт с Галликом.

Галлик проследил за взглядом вампира и обалдело выпучил глаза.

– Ой! А что здесь делает лорд Арриера? Никогда его не встречал в нашем секторе!

– Вот и мне тоже это интересно, – проворчал себе под нос вампир, опуская капюшон плаща как можно ниже и застывая на месте.


Разыскать черную магичку Валину почему-то оказалось не самым простым делом. Даже несмотря на то, что Ралернана узнали, сведения о местонахождении Валины либо не желали давать, либо давали довольно противоречивые. Эльфу показалось, что магичка уже довольно давно старается ни с кем не общаться, что и порождало сумятицу в ответах. Наконец кто-то указал ему на один из боковых коридоров, где находились апартаменты преподавателей. У поворота в искомый коридор Ралернан наткнулся на несколько странную парочку: высокий мужчина, столь тщательно закутанный в черный плащ, что даже лица его не было видно – из-под капюшона выглядывал только самый край подбородка, – и худощавый низенький адепт в грязноватой мантии с вышитой на плече алой буквой «А». Ралернану показалось, что от мужчины явственно пахнет кровью. Впрочем, это было неудивительно: в конце концов, часть черной магии использовала жертвоприношения. Эльф поморщился, но счел необходимым подойти к ним и уточнить, где бы он мог найти Валину.

Реакция на его вопрос была довольно странная. Точнее, реакция закутанного в плащ – адепт просто молча изучал его расширенными от удивления глазами. Мужчина схватил его за руку и дернул к себе.

– Зачем тебе Валина?! – Голос у него был низкий и хриплый, словно он недавно переболел тяжелой формой простуды.

– Послушайте, мне просто нужно ее найти. У меня к ней личный разговор. Этот разговор не требует отлагательства! Если надо, я готов заплатить, – привычно закончил эльф. Черные маги, как он уже имел возможность убедиться, вовсе не брезговали принимать деньги в благодарность за свои сведения.

– Заплатить? – Интонация его собеседника была какой-то странной. – Хорошо, я учту. Что за разговор?

– Это касается только меня и ее. Послушайте, это срочно! Вы знаете, где ее найти?

Адепт вышел из состояния молчаливого созерцания и выдавил:

– А я знаю, знаю. Хотите, я покажу?

Маг в плаще резко повернулся к нему:

– Заткнись!

Ралернан нервно взъерошил волосы.

– Я действительно готов заплатить! Покажите мне дорогу!

– Сразу после того, как я узнаю, в чем суть вашего приватного разговора.

– Но… – Адепт попытался встрять, но был снова одернут своим спутником.

– Да какая вам разница?!

– Большая. Вообще-то я – личный помощник Валины. Если ты собираешься ее потревожить во время ее медитации, я должен знать, что тому причиной. Ей крайне не нравится, когда ее беспокоят по пустякам.

– Да по каким пустякам! – взорвался Ралернан. – Жизнь моей жены зависит от нашего разговора!

Возникла небольшая пауза. Кажется, такого ответа незнакомец не ожидал: эльф ощутил, как дрогнули пальцы, удерживающие его руку.

– Даже так? – наконец ответил незнакомец. – Но этой информации недостаточно, чтобы потревожить Валину. Я не располагаю сведениями, что она была хоть как-то связана с твоей женой, лорд Арриера.

– Да боги, что же тут у вас за идиотские порядки! Мне нужен некромант, слышите вы?! К вашей Валине мне рекомендовал обратиться более чем авторитетный источник!

– Некромант? – Пальцы на запястье эльфа снова чуть заметно пошевелились. – Зачем тебе некромант? Твоя жена умерла?

– Она не умерла! Она исчезла! – заорал Ралернан прямо в капюшон собеседника. – И только Валина может мне помочь найти ее! Она занималась какими-то идиотскими опытами и исчезла! Да покажи же мне дорогу!!!

– А кто, ты говоришь, посоветовал тебе обратиться именно к Валине? – с кажущейся небрежностью поинтересовался незнакомец.

– Ваша богиня! – Ралернану было уже все равно, поверят ему или нет. Он ощущал, как бессмысленно теряет драгоценное время, и пытался пробить броню невозмутимости своего собеседника.

– О-о. Это конечно же меняет дело.

– Так где мне найти Валину? – нетерпеливо спросил эльф.

– Видишь ли… – медленно протянул его собеседник. – Валина сейчас в трансе, который просто так не прервать. Она тебя просто не услышит. Тебе придется подождать часа три-четыре, после чего конечно же я проведу тебя к ней.

– Какие три часа! – возмутился Ралернан. – Я не могу столько ждать! Как ты не понимаешь!!!

– Нет необходимости так волноваться, лорд Арриера. Быть может, чтобы не терять время, ты согласишься принять мою помощь?

– Твою?

– Ну да. Я тоже довольно неплохой некромант. А когда Валина закончит свою медитацию, она присоединится к нам.

Ралернан глухо выругался сквозь зубы. Проклятая Черная Лига! Да что у них там за медитации такие?!

– Хорошо, пусть будет так! Тогда пошли, я покажу записи моей жены! Надеюсь, ты хоть что-то сможешь мне пояснить.

– Я тоже надеюсь, – едва слышно произнес незнакомец в плаще. Эльф его не расслышал. Стремительно развернувшись, он потянул своего собеседника в ту сторону, откуда несколькими минутами ранее появился.

– Не так… быстро… – Незнакомец явно не успевал за его темпом передвижения.

– Да поторопись же! – попытался подогнать его Ралернан. – Ну что ты плетешься, как черепаха?

– Потому что быстрее не могу! Или ты хочешь понести меня на руках?! – В ответе послышались какие-то странные нотки, но эльфу было не до изучения нюансов чужой речи. Он замедлил шаг, подстраиваясь под своего спутника. Вероятно, тот просто не так молод, как первоначально показалось эльфу. Многие из черных в совершенстве владели иллюзиями изменения облика.


Потеряв драгоценные полчаса, они все-таки добрались до дома, снятого Ралернаном для своей семьи на время пребывания в Гринатаире. К неудовольствию эльфа, молоденький адепт увязался за своим наставником, как его ни пытались прогнать. В конце концов, Ралернан плюнул на назойливого студента. Чем боги не шутят, вдруг и от него будет хоть какая-то помощь.

В. комнате Керри все было точно так, как он оставил. Исписанные листки по-прежнему аккуратными стопками лежали на столе.

– Вот! – Ралернан ткнул в их сторону. – Полагаю, тут все ее записи. Надеюсь, ты разберешься в них.

– Угу. – Пальцы незнакомца быстро разорвали нитку, скрепляющую верхнюю пачку листков. Бумажки веером разлетелись по столу, одна чуть не упала на пол. Эльф заметил, что руки незнакомца по-прежнему в перчатках, да к тому же и слегка дрожат.

– Эй, ты поосторожнее.

– Я правильно понимаю, что именно отсюда она пропала? – оторвавшись от изучения записей, поинтересовался некромант.

– Не знаю. Наверное. Хотя, возможно, она все-таки куда-то вышла. Не знаю. – Ралернан устало взъерошил волосы. – Последний раз я видел ее около трех ночи. Мы поговорили, и она вроде собиралась закончить какую-то запись и лечь спать, но она слегка задержалась. А на рассвете в комнате было пусто.

Незнакомец покачал головой:

– Странный у вас распорядок. Работать ночами…

– Да при чем тут наш распорядок! Я не разбираюсь в этой проклятой некромантии! И она не говорила мне, что пытается сделать! Я ничего не понимаю в этих записях!

Ралернан действительно ничего не мог прочесть в исчерканных листках. Но в этом был виноват не только характер записей, но и почерк Керри, бывший довольно неразборчивым. Мягко говоря.

– Не страшно, зато я понимаю.

– И в чем тут дело? Куда она пропала?

– Ты думаешь, она оставила об этом записку, лорд Арриера? Я как раз над этим думаю!

– Надо не думать, надо что-то делать! Богиня Тьмы утверждала, что ее жизнь в опасности! – довольно нервно выкрикнул Ралернан.

Вертевшийся у них под ногами адепт неожиданно встрял в разговор:

– Надо составить аркан Хлианса. Он позволит считать воспоминания с предметов, находившихся в это время в комнате.

– Прекрасно! Так делайте этот аркан Хл-как-его-там! – согласился эльф.

Адепт несколько смутился:

– Ну… это не так просто… Это же магия крови…

– И что?

– Ну… надо много жертв. Где же мы быстро их возьмем?

Незнакомец в плаще вздохнул:

– Галлик, выйди из комнаты.

– Но я же только хотел помочь! – возмутился адепт.

– Выйди! Немедленно! Иначе я устрою так, что результаты твоего последнего экзамена снова будут изменены. Тебе очень этого хочется?

– Но… но… что ты собираешься делать?

– Я неясно выразился? Вон! И не смей заходить, пока я тебя не позову. – В его голосе прорезался смертельный холод.

Адепт поежился и медленно вышел наружу, не переставая поминутно оглядываться. Незнакомец резким движением закрыл за ним дверь.

– Для аркана действительно необходима кровь. Ты готов пожертвовать свою?

Ралернану совершенно не понравилась тональность вопроса:

– И… как много надо крови?

– Много. Очень много. Нет, ты останешься жив, но твое самочувствие будет оставлять лучшего. Если тебя это не устраивает – собери добровольцев на улице. Правда, это потребует времени…

Эльф нервно вздохнул. Ему было сильно не по себе, но затягивать поиски Керри он не хотел.

– Хорошо, возьми мою. Надеюсь, я буду в состоянии увидеть результат твоего колдовства.

Незнакомец взял со стола кинжал и покачал его в пальцах. Ралернан настороженно следил за ним.

– Ну что ты медлишь? Чего еще тебе не хватает?

– Думаю, нужен ли мне этот ножик. Ладно, твое счастье. Давай руку.

Эльф покорно выполнил его распоряжение. Прикосновение кинжала к своему запястью он едва почувствовал: разрез был нанесен с хирургической аккуратностью. А мгновением позже ему показалось, что рука ниже локтя просто исчезла: он полностью перестал ее ощущать.

– Эй, это еще что?

– Заморозка, – сдавленно прохрипел некромант. Эльф заметил, что из-под капюшона на идеально чистый пол скатилось несколько капель крови. – Закрой глаза! Ну?

– Зачем? Что ты собрался делать?

– Это заклинание не терпит лишнего участия. Либо ты закрываешь глаза, либо я ухожу. Итак?

Ралернану очень хотелось послать нахального мага куда подальше, но особенного выбора в такой ситуации у него не было – и он зажмурился. Потянулись долгие минуты ожидания. Сначала была просто тишина, разбавленная какими-то булькающими звуками. Потом эльф почувствовал, как накатывается странная слабость, сопровождаемая звоном в ушах. Странно, неужели он уже потерял так много крови? Руки, на который был порез, он по-прежнему не чувствовал. Ралернан старался не поддаваться слабости, но у него ничего не получалось. Спустя совсем недолгое время он понял, что ноги уже не держат его, и медленно осел на пол. Руки некроманта тут же подхватили его и прислонили к чему-то спиной. Ралернану показалось, что руки эти холодны как лед.

Наконец сквозь слабость он различил какие-то новые звуки – что-то вроде царапанья по полу. Запахло паленой шерстью и прогорклым воском. Спустя мгновение волосы эльфа встали дыбом, как во время грозы. И в тот же момент запахи в комнате сменились – резко потянуло озоном. Холодная рука встряхнула его за плечо.

– Все, смотри. Только внимательно, повторить я не смогу. – Голос некроманта странным образом изменился, куда-то пропала недавняя хриплость.

Ралернан медленно открыл глаза, собираясь с силами. Голова кружилась, в поле зрения то и дело появлялись какие-то посторонние пятна. Эльф скосил глаза на свою руку. Порез был аккуратно забинтован. Судя по всему, для бинта некромант отрезал часть его рукава.

– Да смотри же!!!

Эльф обвел глазами комнату. В центре ее появилась странная фигура, немного напоминающая искривленный круг. Около каждого искривления были нарисованы непонятные символы, мерцающие неровным мертвенно-белым светом. Внутри фигуры воздух казался полным неприятного вида мути. Но вот внутри этой мути начали появляться какие-то фигуры. Присмотревшись, Ралернан узнал в силуэтах Керри – и себя. Постепенно картинка становилась все более четкой – эльф уже вполне мог перепутать иллюзорный образ с настоящей Керри. Но фигурки двигались молча, только губы их шевелились.

– А что со звуком? – тихо спросил Ралернан.

– Не будет. Только так, – отрывисто ответил маг.

Эльф сосредоточился на изображении. В конце концов, можно попробовать прочитать и по губам. Правда, текущий диалог и так был ему известен: некромант перестарался, захватив своим заклинанием слишком ранний отрезок времени. Впрочем, наверное, точно уловить нужный момент было слишком сложно.

Наконец знакомый ему диалог подошел к концу. Его изображение кивнуло Керри и сдвинулось за пределы картинки. Пару минут эльф наблюдал, как Керри возится со своими бумажками на столе, после чего картинка странно мигнула, показывая появление в районе стола какого-то странного алого сгустка. Ралернан сначала подумал, что это искажение заклинания, но призрачная Керри явно сочла сгусток чем-то вполне реальным – потому что обратилась к нему с вопросом. И, кажется, он ей ответил. Ралернан почувствовал себя крайне неуютно, наблюдая, как она разговаривает с комком какой-то непонятной материи. Но по мере того, как он разбирал – более или менее – произносимые ею фразы, ситуация начинала несколько проясняться. Хотя отсутствие возможности понять ответы собеседника Керри усложняло его попытки вникнуть в суть беседы. К тому же в начале разговора к алому комку добавился золотой, на время появления которого Керри попросту замерла. Но вторая непонятная субстанция довольно быстро исчезла, после чего монолог возобновился.

Разобрав, как Керри соглашается на предложение существа, названного ею в начале беседы Ойенгом, Ралернан громко выругался. Он успел разглядеть, как она протягивает руку в сторону алого сгустка, который зашевелился и начал обволакивать ее в какой-то пульсирующий кокон. И тут на мгновение картинка сменилась чем-то странным. Половина комнаты превратилась в туманное облако, испещренное ярко-голубыми звездами. Все так же протянув руку, Керри шагнула в это облако, в момент ее движения распавшееся на четыре цвета: белый, алый, черный и золотой, – и исчезла. Еще миг – и заклинание показывало только пустую комнату.

Картинка дернулась несколько раз и начала заволакиваться мутью: действие аркана заканчивалось.

– Я не понимаю, – растерянно заметил Ралернан. – Куда она ушла? Это не было похоже на портал.

– Единственное, на что это относительно похоже по внешним признакам – это Нейир. Вот дерьмо!

– Все равно ничего не понимаю… Кого она собралась спасать? Я же ее предупреждал, что Ойенг опасен! – Ралернан потер раскалывающуюся голову. – Куда, ты сказал, она ушла?

– Нейир. Призрачный лабиринт потерянных душ.

– Ничего не слышал про это место. – Эльф слегка нахмурился.

– Обычно смертные мало что про него знают.

– Я все-таки маг! Я должен…

– Должен, должен. Видимо, кто-то слегка подсократил программу твоего обучения.

Ралернан невольно прикусил губу. Некромант был прав. Его действительно обучили только самым азам. Мотивации выдвигались разные, но эльф подозревал, что маги попросту его боялись.

– Ладно, оставим это. Как туда попасть?

– Понятия не имею. – Некромант пожал плечами.

– Послушай, ты… – Эльфу очень захотелось встряхнуть собеседника, но он едва смог подняться с пола и, шатаясь, подойти к нему ближе. – Клиастро утверждала, что моя жена в смертельной опасности! Ей надо помочь! Неужели это непонятно?!

– Понятно, – устало вздохнул некромант. – Но я не знаю, как попасть в Нейир. Надо подумать.

– Хорошо, думай. Как скоро освободится леди Валина? Полагаю, уж она-то сможет подсказать, как туда проникнуть.

– Леди Валина… Леди Валина ничего не сможет тебе подсказать.

– Это еще почему? – изумленно воззрился на низко опущенный капюшон некроманта эльф.

– Потому что маг она аховый. Про Нейир она вообще ничего не знает.

– Хватит пудрить мне мозги! – взорвался Ралернан. – Клиастро утверждала, что именно Валина сможет мне помочь!

– Подозреваю, что она использовала несколько другую формулировку… Ей просто было надо, чтобы ты к ней пришел.

– Бред полнейший! Зачем мне к ней приходить, если не ради спасения Керри?! Она сказала, что мой визит к Валине снабдит меня… как же это… ценной информацией. Кажется, так.

– Ценной информацией? Ну-ну.

– Да что ты все время стараешься выставить меня идиотом?! Зачем Клиастро заставлять меня приходить к какой-то слабой – по твоим словам – магичке? Посидеть за чашкой чая?!

Некромант задумчиво повертел в руке снятые перчатки. Ралернану показалось, что они изнутри были запачканы кровью.

– Точно сказать сложно. Но полагаю, она хотела добиться чьей-то смерти.

– Керри?! – На лице эльфа отразился панический ужас.

Некромант небрежно отмахнулся:

– До Керри богине Тьмы нет совершенно никакого дела. Зачем ей помощник Ойенга?

– Тогда чьей? – абсолютно растерявшись, спросил Ралернан.

Некромант продолжил изучение перчатки, словно черная кожа могла ответить как минимум на половину вопросов о мироздании.

– Эй! Ты что, заснул?! Чьей смерти, я спрашиваю?

– Либо твоей, либо моей. Правда, я не знаю, какой именно вариант ее бы больше устроил, – задумчиво ответил некромант.

– Чего?! – опешил эльф. – Да что ты несешь?! Я тебя вообще первый раз в жизни вижу! Зачем мне тебя убивать?!

– Ну допустим, видишь ты меня далеко не в первый раз. И списочек причин у тебя тоже имеется. – Некромант плавно качнул головой, отбрасывая с лица капюшон.


Ралернану на миг показалось, что он сходит с ума.

– Ты же мертв!!!

– Семьсот пятьдесят четыре года, – устало уточнил Л'эрт.

– Я уничтожу тебя!!! – Заявление было несколько громким, с учетом того, что он едва держался на ногах, но Ралернан не обратил на этот нюанс внимания.

– Серебрянка, тебе еще не надоело меня уничтожать?

– Я полагал, что убил тебя! – зло прошипел эльф.

– Убил. Хочешь, я тебя сильно обрадую? Именно из-за того, что ты меня убил, мы сейчас в такой заднице. Ты в следующий раз подольше думай, прежде чем серебром куда ни попадя тыкать.

– Не понял… – Спокойствие и странная безучастность вампира несколько дезориентировали взбешенного эльфа. К тому же этот непонятный ответ…

Л'эрт сцепил руки в замок и уставился на них.

– Ты меня убил. Потом вот тот мальчик, которого я выгнал за дверь, решил, что из меня получится хороший материал для его опытов, и превратил меня в зомби. Потом Керри решила, что ей меня жалко и вообще – неэстетично, когда с меня шкура кусками осыпается… Дальше продолжать?

Глаза Ралернана стали круглыми:

– Она согласилась на сделку с Ойенгом из-за тебя?! Ах ты дрянь!!! Я думал, что твои заклинания не будут действовать после твоей смерти! – Он запнулся. – Костюмированный бал… После которого она так странно себя вела… Ты ее нашел и снова заколдовал, мразь поганая!!! – Эльф вцепился руками в воротник плаща вампира. Тот без малейшего усилия высвободился.

– Да не заколдовывал я ее, – возразил Л'эрт.

– Хватит лгать!!! Она никогда не стала бы спать с тобой, если бы не твои колдовские штучки!!! – заорал эльф.

– Угу. Да, Клиастро не сильно ошиблась. Тебя хлебом не корми – только дай свалить на меня все проблемы мира.

– Если ты думаешь, что тебе удастся сменить тему… – все так же на повышенных тонах прервал его Ралернан.

– Да во имя всех богов! Прекрасно, давай не будем менять тему! У меня твои инсинуации уже вот тут сидят. – Вампир ребром ладони стукнул себя по горлу. – Во-первых, меня уже задолбало слушать, что как мужик я без этих вот штучек, – Л'эрт пощелкал пальцами перед носом эльфа, оставляя в воздухе радужные крути, – ничего не стою. Во-вторых, на этом проклятом балу с Керри спал не я!

– А кто? – слегка опешив от взрывной тирады вампира, спросил эльф.

– Зачем тебе знать, объясни мне? Пойдешь отрывать голову? Так ты слегка опоздал – он уже давным-давно как на том свете. Но это же тебя не остановит, не так ли? Великий Белый Рыцарь идет на правое дело, выжигая всех мечом и огнем! Тьфу, смотреть противно.

– В к-каком смысле – уже на том свете?

– В прямом! Мертв он. И давно мертв.

– Ты, мерзкий кровосос, – прошипел Ралернан в лицо Л'эрту. – Мало того, что ты пытаешься выставить мою жену шлюхой, так ты еще имеешь наглость утверждать, что она… с трупом…

– Да, я имею наглость это утверждать! Еще я имею наглость утверждать, что я тоже – труп! И она тоже – труп! И ты тут единственный живой в нашей теплой загробной компании! – Л'эрт глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. – Все, серебрянка. Мне надоел этот дурацкий разговор. Поскольку отправить на тот свет ты меня сейчас технически не в состоянии, я не собираюсь больше все это обсуждать.

– Ты специально довел меня до такого состояния! – взорвался эльф. – Только и можешь, как обманом входить в доверие…

Вампир резко схватил его за плечи и встряхнул:

– Ты, самовлюбленный рыцарь! Тебе не приходит в голову, что у тебя сейчас есть проблемы и поважнее, чем лаяться со мной? Если тебе нравится считать меня исчадием зла – нет проблем, считай. Тем более что это не так уж и неверно. Но придержи свои эмоции при себе хотя бы до тех пор, пока мы не вытащим Керри обратно!

Ралернан даже задохнулся от возмущения:

– Ты имеешь наглость думать, что я соглашусь принять твою помощь?!

– А чью еще?! Сколько у тебя под рукой магов моего уровня, готовых помочь? Ну? Сдается мне, Орден Высокой Магии спит и видит, как бы уничтожить Керри! Еще бы – последний оставшийся винтик этого идиотского пророчества! Последняя надежда спасти мир! И ты думаешь, они поддержат тебя в твоем стремлении спасти ее?!

– Я в состоянии справиться и сам! – процедил эльф.

– Сам?! Да ты даже не знаешь, куда ее выбросил Ойенг! Но нет, лучше ты будешь героически топтаться на месте, чем согласишься на мою помощь! Так вот, Белый Рыцарь. Я собираюсь вытащить ее – с твоего одобрения или без оного. И если ты начнешь мне мешать – я засуну тебя куда подальше, чтобы ты не пугался под ногами до ее возвращения. – В глазах вампира стеной стояло бешенство.

Ралернан скрипнул зубами, не отводя взгляда. Проклятый упырь был прав. В одиночку у него не получится вернуть Керри.

– Хорошо, – неестественно спокойным голосом произнес он. – Я согласен, мне действительно нужна твоя помощь. Но имей в виду – ты не сможешь отнять ее у меня. И как только мы обеспечим безопасность Керри, мы возобновим наш разговор. Отнюдь не на словах.

– Принимается, – ледяным тоном согласился вампир.

ГЛАВА 17

Керри недоуменно закрутила головой. Привычный облик рабочего кабинета неожиданно сменился белой пустотой, ватной и непроницаемой. А спустя всего один удар сердца пустота раскрасилась четырехцветным спектром. Алая, черная, белая и слепяще-золотая полосы постоянно сменяли друг друга, вращаясь по спирали. Цвета были настолько яркие, что ей резало глаза.

Дышать было тяжело. Разноцветный воздух казался вязким и совершенно непригодным для дыхания. На миг накатила паника, но Керри постаралась не поддаваться ей. В конце концов, Ойенг наверняка знал, что делает. Но вот только где же он сам?

Постепенно вращение разноцветного спектра становилось все медленнее, пока не остановилось совсем. Керри показалось, что она попала в ущелье с раскрашенными каким-то безумным художником стенами. Левая приобрела ярко-золотой цвет, наполненный глубинным блеском. Правая замерла чередующимися бело-черно-красными многоугольниками. Стены сходились почти вплотную, расстояние между ними было столь мало, что вряд ли пропустило бы больше двух человек одновременно.

– Ты хотя бы понимаешь, что ты наделала, дитя? – Голос, раздавшийся сзади, был исполнен печали.

Керри резко развернулась и уставилась на фигуру в золотом плаще. На сей раз капюшон был откинут, и взору девушки предстало спокойное лицо мужчины средних лет, примечательное только своими глазами, горящими, как расплавленный металл. Впрочем, она тут же поняла, что поторопилась с его оценкой: лицо незнакомца не было постоянным. Оно текло, понемногу, но непрерывно изменяясь. Вскоре на Керри смотрел уже совсем молодой человек, а еще спустя миг – пожилой старец. Не менялись только горящие глаза.

Ей не нравился человек в плаще. Горящие глаза вызывали неприятный озноб по позвоночнику.

– И что же я наделала? – настороженно уточнила она.

– Ты погубила себя, неразумное дитя. Зачем ты согласилась на предложение Ойенга?

Упомянутый Ойенг возник из ниоткуда, с легким хлопком на миг разорвав окружающее Керри пространство.

– Пытаешься перетянуть ее к себе? Ну-ну, – вмешался он в диалог.

– Что значит «погубила»? – покосившись на бога Огня, уточнила Керри.

Хиис бесстрастно уставился на нее.

– Ты знаешь, куда он привел тебя?

– Куда надо, туда и привел. Ты же хотела спасти своего вампира, не так ли?

Керри потерла пальцами виски. Ей начинало казаться, что она уже никогда не выберется из всего этого бреда.

– Чуть помедленнее, если можно. Я ничего не понимаю. Ты вообще кто? – спросила она у Хииса. Все чередующиеся лица его казались бесстрастными.

– Люди знают меня как Наисвятейшего, – спокойно ответил он.

– Да-да, – подтвердил Ойенг. – Люди даже лишены права знать его имя. И, главное, скромно-то как. Самое благородное божество во всей вселенной!

Хиис не счел целесообразным отвечать на этот выпад, продолжая рассматривать Керри глазами цвета расплавленного металла.

– И какое отношение ты имеешь к моей сделке? – хмуро поинтересовалась Керри у Хииса. Бог церковников не вызывал у нее желания хлопнуться ниц и вознести хвалу. Она слишком хорошо помнила давний обход по замку Арриера, когда ее пытались помыть в святой воде.

– Я хочу помочь тебе спасти твою душу.

– Она сама разберется со своей душой. Не мешай, Хиис.

– Это нейтральная территория. Ты не можешь помешать мне присутствовать здесь – и давать этому несмышленому ребенку советы.

– Не смогу. Девочка, а тебе разве нужны его советы? – обратился к Керри. Ойенг.

– Какие советы? Ты обещал мне помочь спасти моего… друга? Что мне надо сделать?

Ойенг небрежно пожал плечами, алые пряди живым огнем качнулись на его голове.

– Ничего не надо. Все уже сделано. Твой вампир условно жив, условно здоров и будет неплохо себя чувствовать, как только подкрепится. Так что на сей счет не волнуйся. Я держу свое слово.

Керри непонимающе осмотрелась.

– А зачем я тогда здесь?

Хиис осуждающе глянул на бога Огня.

– Потому что для того, чтобы вернуть из небытия одну душу, надо заменить ее другой. Твоей, дитя.

Девушке стало крайне неуютно, руки покрылись мурашками.

– То есть я умерла? – Ей вспомнилось, что никаких гарантий ее жизни после выполнения данного обещания Ойенг не давал. Но, с другой стороны, он обещал ей три месяца до своего воплощения! Как же она ими воспользуется, будучи мертвой?

– Нет, ты не умерла, – ответил Ойенг. – Просто ты временно исключена из вашего материального мира. Хиис прав – чтобы вернуть твоего вампира к жизни, нужно было поместить тебя сюда. Но иначе ничего бы не получилось. Некоторые законы мироздания не могут поменять даже боги.

– Но она непременно умрет! – возразил Хиис.

– Не непременно, но возможно. Все в ее собственных руках.

Керри скрестила руки на груди.

– Так. Бог Огня, могу я получить некоторые объяснения? – Она понимала, что ее обращение далеко от корректного, но слишком уж она разозлилась. – Что я делаю в данном странном месте и сколько мне еще надо здесь находиться? Ты же обещал мне дать время до того, как соберешься воспользоваться моим телом!

– А кто говорит, что я тебе не дам это время? Оно у тебя есть. Я же не собираюсь переходить в твой план бытия немедленно.

– Но… как долго мне еще надо быть здесь? – Керри обвела рукой разноцветное ущелье.

– А вот это уже как пожелаешь. – Ойенг улыбнулся. – Я не собираюсь тебя здесь задерживать. Хочешь уйти – пожалуйста. Хоть прямо сейчас.

Керри закрыла глаза и попыталась сосредоточиться, уловить течения силы вокруг себя. Она собиралась просто построить портал – обратно в свою комнату в Гринатаире. Но попытка неожиданно не удалась. Сорвавшиеся с кончиков пальцев тонкие сполохи огня тут же рассеялись в окружающем пространстве, постепенно впитываясь в трехцветную стену. Пространственная магия почему-то не работала.

– Бедное дитя. – Хиис вздохнул. – Из этого места так просто не убежать. Здесь не будет действовать твоя магия, ибо само это место – порождение ее. Ты не сможешь отсюда уйти. Никогда.

– Но… вы же наверняка сами как-то отсюда собираетесь выбираться!

– Мы – порождения иного разума, часть тех сил, что образуют это место. Мы можем появляться здесь и исчезать, когда нам это заблагорассудится. А ты – человек со смертной душой. Ты не сможешь преодолеть зависимость от этой ловушки.

– Я не человек, – нервно поправила Керри.

– Это детали. Ты слишком критична к словам. Но это не меняет сути.

Девушка попыталась добиться ответа от индифферентно разглядывавшего стены ущелья бога Огня:

– Ойенг, это действительно так?

– Нет, конечно. Отсюда есть выход. Просто его очень сложно достичь. Но ведь ты не боишься трудностей, не так ли?

– Он обманул тебя, дитя, – печально вмешался Хиис. – Разве ты не понимаешь? Пока ты будешь искать выход – если ты найдешь в себе силы его искать – истечет время вашего соглашения. И он воспользуется своим правом на твое тело.

– Ты считаешь, что я не разберусь, как мне вернуться, за целых три месяца?! Я не круглая идиотка! – возмутилась Керри.

– У тебя нет трех месяцев, дитя. Это иное пространство, здесь время течет совсем с иной скоростью. За то время, пока в твоем родном мире истечет три месяца, здесь пройдет только семь дней. Не так уж и много для поисков.

Керри нахмурилась:

– Но это же обман! Ойенг, я полагала, боги не лгут!

– Я и не лгал. Я вполне четко сказал, что даю тебе отсрочку именно по часам твоего мира.

– Но ты не говорил, что мне потребуется выбираться неизвестно откуда, да еще и самой! Кстати, у этого проклятого места есть хоть какое-то название?

– Смертные называют его Нейир.

Керри стало сильно нехорошо. Короткое название всколыхнуло прятавшиеся в ее голове чужие воспоминания. Лабиринт потерянных душ. Место, где зависают те, кто потерялся между жизнью и смертью. Л'эрт полагал, что выхода отсюда попросту не существует. Во всяком случае, изнутри.

– Меня вытащат! – несколько неуверенно проговорила она. – Мой муж наверняка меня вытащит. Мне просто надо подождать, пока он пробьется сюда, вот и все.

– Ты не сможешь «просто подождать», – разуверил ее Хиис. – Это место поглотит тебя, если ты будешь стоять на месте и не воспротивишься оказываемому воздействию.

– Не ее. Только ее сознание, – поправил его Ойенг.

Керри нервно потерла взмокшие ладони.

– Но как же с тем сроком, что ты дал мне, бог Огня? Если я умру, ты не сможешь получить свою часть сделки.

– Если ты умрешь – нет. Если лишишься сознания… В общем, это мне не помешает. В любом случае, твое сознание покинет тебя в тот момент, когда я вырву тебя обратно в твой план бытия. Но мы уже заключили соглашение. Твой разум мне больше не нужен, я вполне обойдусь только телом.

– Подожди. Ты хочешь сказать, что я в любом случае лишусь разума – вне зависимости от того, дождусь ли я помощи или же закончится срок нашей сделки?

– Верно, но не вполне. Ты упускаешь из виду третий вариант. Ты можешь попробовать выбраться отсюда сама. Если ты сделаешь это быстрее, чем за семь дней по здешним часам – твоя душа и твое сознание сохранятся.

– Это подло! Из Нейира нельзя выйти!

– Можно. Поверь мне – можно. Я всегда оставляю людям выбор. Другой вопрос в том, захотят ли они им воспользоваться. Ведь опустить руки и проклинать злую судьбу куда заманчивее, не так ли?

– Есть и еще один вариант, – вмешался Хиис. – Ты можешь сама убить себя, находясь здесь. Ты не оговаривала этого в сделке с Ойенгом, и это не запрещено правилами.

– 3-зачем? – опешила Керри.

– Дитя, ну как ты не понимаешь! – тяжело вздохнул Хиис. – Выйдешь ли ты отсюда в сознании или же без него – ты должна будешь сделать то, что обещала Ойенгу. Помочь ему попасть в ваш мир. Но ваш мир не перенесет одновременного присутствия всех трех стихий, он будет уничтожен. Неужели тебе этого хочется? А если ты покончишь с собой, все живое будет спасено благодаря тебе! Разве это не достаточный довод в пользу моего предложения?

– Я выберусь отсюда! – резко возразила Керри. – А что до моего соглашения, то Ойенг оставил мне время подумать. Убить себя я всегда успею.

Бог Огня мягко рассмеялся:

– Видишь, Хиис, девочка вовсе не жаждет приносить себя в жертву. К тому же зачем ей играть на твоей стороне? – Он сделал паузу и перевел взгляд на Керри. – Ты думаешь, он просто так зашел сюда и дает свои советы? Исключительно из побуждения спасти мир? Ан нет. Хиис преследует свои цели. Он тоже хочет перекроить твой мир по своему желанию. Но мы используем для этого природные силы, а он будет перестраивать ваши души.

– Я не собираюсь ради своих амбиций уничтожать все живое! – возразил Хиис.

– Мы тоже не собираемся. Пророчество ведь неполно, не так ли? Ты в свое время потратил немало сил, чтобы позаботиться об этом. О, конечно же надо напугать людей так, чтобы они отвернулись от своих создателей – и повернулись к тебе, вознося мольбы о спасении. У тебя почти получилось в тот, первый, раз. Но ты недооценил наши силы. Видимо, ты считаешь, что со второй попытки у тебя получится лучше? – Прозрачные глаза Ойенга были холодны.

– Ваше вмешательство несет только страдания всему живому! – возразил Хиис. – Твоя черная сестра так увлечется переделкой внешнего облика мира, что не заметит, как в созданные ею разломы земли рухнут целые страны.

– Любой процесс рождения сопровождается некоторым количеством крови, – заметил Ойенг. – Это нормально. Для того чтобы создать новое, надо пожертвовать кусочком старого. Но твои попытки представить все так, будто мы пытаемся превратить их мир снова в тот бесплодный клочок пространства, каковым он был до нашего вмешательства, – просто смешны.

– Ваше вмешательство им больше не нужно! Они прекрасно обходились без вас все это время и смогут обходиться и впредь! Вы и так сделали много лишнего, от чего стоило бы воздержаться.

– О да, несомненно. Мы все сделали не так, великий Хиис. Наши создания несовершенны, они подвержены самым разнообразным желаниям, страстям и порокам, подчас чуть ли не разрывающим их на куски. – Ойенг резко приблизился к Керри. – Знаешь, во что он хочет превратить твой мир? В абсолютно идеальное творение! Все «неправильные» побуждения живых существ исчезнут, будут упразднены как ненужные. Абсолютно стерильный мир, где все счастливы! Тихо, без надрыва, счастливы. Эдакая пробирочная, строго дозированная радость. Нереальный мир, где абсолютно никому не приносит горя чужое счастье. Мир существ, которые не будут отягощены никакими сердечными волнениями – просто потому, что это негативно сказывается на их организме. Так же как и сильные проявления того же счастья. Ну что, девочка, тебе захотелось помочь Наисвятейшему? Что с того, что для этого тебе потребуется умереть? Зато у него возникнет шанс воплотить в реальность свой бездушный мир абсолютно счастливых призраков! – Волосы Ойенга бешено колыхались, словно пламя, раздуваемое штормовым ветром.

– Мои стремления разумны, – спокойно прервал его Хиис. – Вы породили множество ненужных явлений. Войны, болезни, кровная вражда. Ревность, наконец. Я не хочу, чтобы боль и огорчение терзали души моих детей.

– Они не твои дети, как бы тебе ни хотелось это так представить! Ты не создавал их! И ты не понимаешь, что нельзя убрать черное и оставить только белое! Ты уже однажды попытался вмешаться. Тогда ты счел, что Акерена не так уж и плоха и ваши намерения схожи. Я едва успел спасти ситуацию, да и то мне пришлось пожертвовать всей своей силой!

– Ах, великое падение Красной Лиги… Действительно, весьма печальное событие. Для вас, стихий! Без своих последователей ты потерял так много, Ойенг, не так ли? Магия пагубна для этого мира. Она лишь подогревает нездоровые желания его обитателей.

– О да, намного лучше низвести их до животного уровня, когда для счастья нужна только сытная пища и крепкий сон! Не говоря уже о том, что твоя сила – точно такая же магия, как и наша! Просто тебе удобно называть ее верой, чтобы дистанцироваться от нас. Твой мир нереален, пойми же это! Нельзя сделать счастливыми абсолютно всех! Для того, чтобы накормить человека, необходимо лишить жизни курицу. Или ты собираешься устроить все таким образом, чтобы курица была счастлива от принесения себя в жертву?

– Убийства живых существ омерзительны в принципе. – Хиис поморщился.

– Но наш мир держится на них! Хорошо, пусть не курица, пусть яблоко или пшеница. Но они же тоже – живые организмы, пусть и растительной формы. Этот мир построен на использовании одних ради выживания других. Если ты сломаешь эти цепочки, он просто перестанет существовать!

– Это ты так полагаешь. Тебе обидно признавать, что вы столь сильно ошиблись в своем творении.

– Зачем ломать чужие игрушки, Хиис? Построй свой мир и делай с ним все, что пожелаешь.

– Мне больно смотреть на страдания живых существ, в которых вы случайно вдохнули жизнь. И я собираюсь сделать так, чтобы их ничто и никогда не мучило. Дитя… – Хиис вновь обратил взгляд к Керри. Девушка молча слушала спор богов, даже не пытаясь его прервать. – Дитя, пойми, я действительно хочу и могу улучшить этот мир. А стихии его разрушат. Так не лучше ли тебе оказать помощь в моих начинаниях?

Керри зло уставилась в его расплавленные глаза:

– А если я тоже хочу быть счастливой?

– Дитя… Если бы я мог обойтись без твоего самопожертвования, я ни в коем случае не стал бы о нем просить. Но я не могу.

– Кстати, – вмешался Ойенг. – По мнению Хииса, вампиры – есть суть воплощенное зло. И, несомненно, он их ликвидирует как класс. Включая и твоего… друга.

Хиис глубоко вздохнул:

– Дитя, пойми меня правильно. Вампиры действительно паразиты на лике земли. Они продлевают свое существование только за счет убийств. Это омерзительно. А что касается того индивидуума, в котором ты так заинтересована… Ты ведь сама сделала эту ошибку. Ты могла просить Ойенга вернуть ему человеческую сущность, но ты не сделала этого.

Керри нервно облизнула пересохшие губы:

– Сделать вампира человеком не в силах богов. Акерена не смогла сделать меня прежней.

– Нет, но теперь твое существование не отяготится чужими убийствами. Ты могла бы попросить того же. Но ты этого не сделала. Это твоя, и только твоя ошибка. Но ты можешь принести великое благо, пожертвовав собой на благо всех живых.

Керри скрипнула зубами:

– Я сначала выберусь, а там посмотрим!

Хиис покачал головой:

– Дитя, тебе все равно не преодолеть лабиринт душ без проводника.

– А я попробую! – Она решительно повернулась спиной к обоим богам и шагнула в сторону разноцветного ущелья.

ГЛАВА 18

Ралернан старался поддерживать на лице максимально любезное и вместе с тем нейтральное выражение, выслушивая своего собеседника. Но беспокойство за Керри снедало его слишком сильно, чтобы игра его была идеальной.

– До нас дошли слухи, что вас постигло небольшое несчастье, – покончив с многочисленными взаимными приветствиями, перешел к сути беседы Квадраат. Глава Белой Лиги уже уловил излишнюю нервозность лорда Арриера и теперь старался выжать из того как можно больше информации.

– Слухи явно преувеличивают. – Ралернан изобразил недоуменную улыбку, незаметно покосившись на огромные часы работы горных гномов, висевшие на стене. Ему надо было отвлечь Квадраата хотя бы на четверть часа. Вот только, как он и предполагал, разговор этот нес в себе слишком много риска.

– О, я понимаю ваше стремление к сохранению тайны. – Квадраат сочувственно кивнул лысоватой головой. – Но здесь вы среди друзей, лорд. Неужели вы думаете, что мы бросим вас в столь тяжелой ситуации? Известие об исчезновении вашей супруги – трагедия не только для вас, но и для всего нашего Ордена.

Ралернан закусил губу. Нет, ну а на что он надеялся? Не надо было тогда через раз объяснять черным магам, зачем ему нужна Валина. Конечно же большая часть их даже и не подумала сохранить доверенную им информацию. Но от осознания собственной вины эльфу было ничуть не легче.

В воздухе на миг возникло Ощущение магической активности – и тут же исчезло. Квадраат нахмурился и попытался потянуться к источнику этого всплеска. Ралернан громко перебил его сосредоточение:

– Мне просто казалось это исключительно моей личной проблемой. Не хотелось втравлять вас во все это. Наверняка я сам смогу ее найти.

Квадраат перестал прислушиваться к искажению магического фона и переключился на своего собеседника. С нарушителями режима он всегда сможет разобраться потом. А вот выяснить что-либо ценное относительно посредника Ойенга куда важнее. Особенно с учетом того, что план Глаакха с треском провалился – хотя сам Глава Черной Лиги и не пожелал признать это в открытую. Об истинных эмоциях Глаакха свидетельствовало только найденное через двое суток после памятного бала тело телохранителя леди Арриера, из которого темный маг пытался вытянуть объяснения – разумеется, отнюдь не в ходе застольной беседы. Тело удалось опознать лишь по косвенным признакам – даже лица, как такового, у него не осталось.

И вот теперь это загадочное исчезновение Керриалины. Квадраат опросил всех, до кого смог дотянуться, но никто ничего не знал. Никаких деталей, никаких подробностей. За исключением того, что лорду Арриера зачем-то понадобилась магичка Валина.

Сама Валина отказалась давать какие-либо объяснения на сей счет. Особенно после того как узнала, что это как-то связано с Арриера. Единственным полученным от нее комментарием, высказанным в весьма жесткой форме, было пожелание лорду Арриера скоропостижно покинуть сей мир. у Квадраата даже возникло впечатление, что сама леди Валина не прочь бы поспособствовать скорейшему выполнению данного пожелания.

Глаакх надавить на Валину не смог. И не стал пояснять Квадраату причины этого. Впрочем, у Главы Белой Лиги были кое-какие догадки на сей счет, которые он сформировал по результатам беседы с другими черными магами.

– Ну что вы, лорд, – вернулся Квадраат к текущей беседе. – Оказание вам помощи нисколько не затруднит нас. К тому же мы и сами кровно заинтересованы в скорейшем – и безопасном, разумеется, – возвращении вашей супруги. Вы же помните, что ее вклад в наш Орден воистину бесценен, – улыбнулся он.

Ралернан ответил ему не менее фальшивой улыбкой. Вклад! Единственным вкладом Керри было ее согласие по памяти восстановить часть книг, когда-то принадлежавших Красной Лиге. Именно на этих книгах сейчас строилось обучение новых адептов. Причем сам Ралернан понятия не имел, откуда Керри получила все эти знания.

– Я безмерно благодарен вам за предложение о помощи, но я даже не представляю, что можно сделать в данной ситуации. Возможно, мою супругу просто кто-то похитил…

– О, вы просто слишком расстроены. Конечно же наше участие в поисках будет весьма способствовать их скорейшему успешному завершению.

– Вы слишком любезны! Я не могу позволить, чтобы вы ради меня отрывали людей от куда более важных дел. Это недопустимо.

Настенные часы мелодично отбили новую четверть часа. Ралернан облегченно вздохнул. Все, ему можно было уходить.

– Вы слишком строги к себе. Помощь, которую вы оказали нам во время битвы с серыми мантиями, слишком значительна, чтобы мы могли позволить себе бросить вас в одиночку в такой ситуации. Я уже переговорил на сей счет с несколькими доверенными лицами и нашел людей, которые поддержат вас в ваших поисках.

– Простите, светлейший, я, кажется, не понял вашу мысль. – Эльф нахмурился.

– Я дам вам помощников, весьма знающих и опытных. Может, вы о них слышали. Маг Кретвик и его помощница Лакерра. Уже сегодня вечером они поступят в полное ваше распоряжение. – Глава Белой Лиги радушно улыбнулся.

Ралернан скрипнул зубами. Как неудачно! Ну и как ему выйти из этой ситуации? Если откажется, он явно выкажет недоверие – и что тогда?

– Вы… невероятно любезны… – выдавил он.

– О, не стоит благодарности.

Еще пять минут, посвященных рассыпанию во взаимной любезности, – и Квадраат соблаговолил отпустить своего собеседника. Ничего нового ему так и не удалось выяснить, но, с другой стороны, лорд не отказался от предложенной помощи – и значит, Орден скоро поймет, что же случилось. Да, спешный визит в Гринатаир того стоил.


Ралернан медленно шел по коридору, гадая, удался ли Ра'ота его идиотский план – тот план, из-за которого на них теперь повесили двух соглядатаев. Больше всего на свете ему хотелось свернуть вампиру шею.

– О, лорд Арриера. Вы тоже тут? – ломкий голос прервал его печальные размышления.

Перед ним стоял адепт Галлик. Адепт был еще одной проблемой Ралернана – вампиру не удалось стереть ему память, а привычка подслушивать и подглядывать сделала адепта обладателем некоторой излишней информации, связанной с поисками Керри. Ра'ота предпочел держать Галлика при себе, чтобы данная информация не стала известна Ордену. Ралернан был удивлен: он предполагал, что вампир просто убьет надоедливого юношу. Но, вероятно, миролюбивость Ра'ота банально объяснялась какими-то планами по более продуктивному использованию Галлика.

– Лорд? Вы меня слышите?

– Да, да. Ты чего-то хотел?

– Ну… Герцог просил меня отнести несколько писем… – неуверенно начал адепт. Ему было слегка не по себе, что приходится выполнять поручения странного зомби. Но с другой стороны, текущая ситуация была самым захватывающим приключением в его жизни – и реальной возможностью прикоснуться к «настоящей магии». Добровольно Галлик ни за что бы не согласился устраниться.

– Письма? Боги, какие еще письма? – сначала Ралернан подумал, что у Ра'ота съехала крыша. Разве время сейчас заниматься рассылкой корреспонденции, когда жизнь Керри висит на волоске? Но уже спустя минуту он понял, что вампир банально нашел предлог отослать адепта подальше – с учетом того, чем он должен был недавно заниматься, это было более чем разумно.

– Ну всякие письма. Разные. Я почти все отнес. Кроме одного. – Галлик с неудовольствием посмотрел на слегка измятый конверт, который он вертел в руках.

– Так отнеси его. В чем проблема?

– Я боюсь туда идти, – нехотя признался Галлик. – Вдруг она меня помнит и подумает, что я украл зомби? Еще опять поставит вопрос об отчислении.

– Она – это кто?

– Леди Валина, кто же еще.

Ралернан пару мгновений задумчиво изучал белый прямоугольник, зажатый не слишком чистыми пальцами адепта. Леди Валина… О которой Ра'ота так и не соизволил ничего рассказать.

– Хорошо, давай я отнесу это письмо. А ты можешь возвращаться.

– А вы точно отнесете? – с легким недоверием уточнил адепт. – Герцог говорил, что его надо обязательно передать лично в руки.

– Конечно. – От улыбок у Ралернана уже начинало сводить мышцы лица. – Мы же с ним друзья. Неужели ты мне не доверяешь?

– Нет, ну я доверяю. – Галлик несколько стушевался. – Просто…

– Я обязательно передам это послание прямо леди Валине. Не волнуйся. – Ралернан протянул руку. Адепт нерешительно – но с явным облегчением – вложил в его пальцы мятый конверт – и тут же поспешил прочь.

Эльф задумчиво повертел прямоугольник в руках. Конверт был из плотной бумаги, но пальцы эльфа совершенно однозначно чувствовали что-то еще, кроме письма. Какой-то небольшой предмет, кажется, круглой формы.

Ралернан поколебался. Конечно, вскрывать чужую корреспонденцию более чем недостойно… Но что, если Ра'ота ведет за его спиной двойную игру? Ралернан ведь так и не узнал, почему вампир сделал такие странные выводы из указания Клиастро. Может, она действительно хотела помочь ему, а Ра'ота просто отвлек его внимание?

Он еще размышлял, а его пальцы уже аккуратно распечатывали конверт. Никакого сургуча на конверте не было – заклеить письмо обратно не составит труда.

В конверте оказалось два листка бумаги: один плотный, с красивым золотым тиснением по краям, и один обычный. А еще в конверте лежало кольцо. Ралернан недоуменно покрутил его в пальцах. Кольцо было красивым и дорогим, но явно делалось не на женскую руку. Странный подарок… Ралернан медленно развернул листки письма – и чуть не поперхнулся. Пергамент с тиснением уведомлял о состоявшемся разводе Валины и Л'эрта Ра'ота. Эльф недоуменно уставился в странную бумагу. Он понимал все меньше и меньше. Наконец он нашел в себе силы глянуть на второй листок. Резкий и размашистый почерк, несомненно, принадлежал вампиру: за прошедшие несколько дней эльф более чем достаточно успел налюбоваться на его манеру письма. На листке была всего одна строчка:

«Приказ об убийстве дриады был лишним».

И все. Ни приветствия, ни прощания. Даже подписи не было.

Ралернан медленно сложил листки письма обратно. Пальцы его слегка дрожали. На том злополучном балу Керри была именно в костюме дриады. О каком же приказе тогда пишет Ра'ота?! Эльфа затрясло.

Как он добрался до снятого им дома, откуда пропала Керри, он не помнил. Перед глазами серой пеленой стоял туман.

Болтавшийся в коридоре Галлик поспешно сдвинулся в сторону, бросив только один взгляд на лицо эльфа. Кабинет Керри был окружен силовой защитой – Ралернан почувствовал, как встают дыбом волосы, еще не дойдя двух шагов до Двери. Защитное поле беспрепятственно пропустило его – в отличие от Галлика. который тут же попытался пролезть следом.

– Что все это значит, Ра'ота?! – заорал эльф, размахивая зажатым в кулаке злополучным письмом.

Вампир медленно повернулся в его сторону, отрываясь от зависшего над столом ярко-голубого шара, подсвеченного изнутри. Внутри шара непрерывно текли строчки какого-то текста – слишком быстро, чтобы Ралернан мог прочитать их. Л'эрт плавно махнул рукой, и мельтешение строчек замерло. Шар стал светиться чуть более тускло.

– Во-первых. Несмотря на то что я поставил звуковой барьер, ты не мог бы не орать мое имя вслух? Мы же договаривались. Во-вторых. Что именно я опять сделал не так?

– Ты, хладнокровное самовлюбленное чудовище! Что вот это значит?! – Эльф подошел к Л'эрту вплотную и сунул ему под нос распечатанный конверт. Вампир бегло глянул внутрь. Лицо его даже на миг не утратило непроницаемого выражения.

– С каких пор тебя начали интересовать мои семейные дела, серебрянка?

– О каком убийстве здесь идет речь?! – От крика Ралернана взметнулась пыль.

– Ни о каком. Мы не договорились о цене, – любезно «пояснил» вампир.

– О какой цене?! Ах ты, паскуда… – Он схватил вампира за шею, явно намереваясь придушить.

– Серебрянка, научись уже держать себя в руках. И потом, если ты хочешь услышать ответ, неразумно пережимать мне горло, – сдавленно прошипел Л'эрт. Ралернан смерил его ледяным взглядом, но пальцы все же разжал.

– Я жду объяснений, – процедил он.

– А с чего ты решил, что имеешь на них право? Ты залез в мою частную переписку, между прочим.

На скулах эльфа вспыхнули и тут же исчезли алые пятна.

– Это было необходимо.

– Что необходимо? Следить за мной? Как трогательно. Что бы я делал без твоего неусыпного внимания, – фыркнул Л'эрт.

– Ты действительно собирался убить Керри? – стараясь говорить спокойно, спросил Ралернан.

Вампир некоторое время изучал его своими бесстрастными глазами, потом устало вздохнул:

– Сам-то ты понимаешь, что несешь? Нет, не собирался. Валина придерживалась другого мнения, если тебе интересно.

– Не понимаю… Зачем ей-то убивать Керри?

– Она меня к каждому столбу ревнует… – безразличным тоном пояснил Л'эрт.

– Бедная женщина… Быть связанной с такой сволочью, как ты… Зачем ты пытаешься представить ее монстром? Думаешь, я не смогу спросить у нее, как все обстоит на самом деле?

– Великие боги. Ну пойди, спроси. Только она вообще-то не особенно тебя любит. Ты же все-таки меня убил. Загрызет еще… – Поймав недоуменное выражение на лице эльфа, Л'эрт нехотя пояснил: – Она вампир, серебрянка. И, в отличие от меня, у нее нет никаких причин, чтобы сохранить целой твою шкуру.

– Прекрати выставлять себя тем, кем не являешься! Ты же спишь и видишь, как бы отправить меня на тот свет! – взвился эльф.

– Мертвые не видят снов. – Голос вампира был холоднее льда. – Мы заключили соглашение. Ты, кажется, хочешь его нарушить?

Ралернан скрипнул зубами.

– Нет, – медленно процедил он, – я в состоянии подождать. Но ожидание сделает твою кончину только более мучительной. – Эльф метнул взгляд на зависший над столом шар. – Тебе удалось прорваться в Библиотеку Белой Лиги?

– Как видишь. Но это мало что дало… Очень мало… – задумчиво протянул Л'эрт, изучая притушенное свечение шара. – Фактически здесь только подтверждение того, что для внешнего прорыва в Нейир нужен автономный источник силы, по мощности сопоставимый с башнями Ордена. Но башнями мы воспользоваться не можем… Да даже если бы и могли… Источник необходимо доставить в совершенно конкретное место, а перемещение башен обеспечивается только благодаря объединенным усилиям верхушки Лиги.

– Но должен же быть выход! Возможно, если набрать достаточно различных силовых артефактов, их энергию можно будет объединить и…

– Нет, нельзя. Нам нужен направленный пучок выброса. А при объединении он будет рассеянным. – Вампир побарабанил пальцами по столешнице, продолжая прокручивать в голове различные варианты.

Ралернан раздраженно наблюдал за ним. Источник, равный башням! Да где они такой найдут! Если бы такой артефакт и существовал, о нем давно бы знали в Ордене – и наверняка сведения о нем они нашли бы в закрытой библиотеке. Но нет, по-прежнему нет… Ни в архивах Черной, ни в архивах Белой Лиги не было упоминания об аналогичных артефактах. Хотя… Быть может, часть архива Черной Лиги все же была утеряна при эвакуации после первой схватки с церковниками? Да, нападение Пресвятого Ордена тогда разрушило… Ралернан замер, обдумывая пришедшую мысль.

– А нужен источник именно стихийных сил?

– Что? – не понял вампир.

Ралернан вздохнул и нервно потер ладони. Неужели это выход? Нет, слишком просто было бы… Или не слишком?

– Кажется, Кхенеранн пользовался неким артефактом при нападении на Орден Высокой Магии. Довольно сильным, если полученная мощь способствовала уничтожению Черной Башни.

Вампир резко повернулся к эльфу:

– Но в архивах он значится уничтоженным!

– Этого не может быть! – возмутился Ралернан. – Они же каждые несколько месяцев формируют поисковые отряды! Кхенеранна так и не нашли! Я не думаю, что он расстался со своим артефактом!

– Добровольно – скорее всего, нет. А вот по принуждению…

– Но я же был там! – прервал его рассуждения эльф. – Сразу после объявления о капитуляции Кхенеранн просто взял – и исчез! И я уверяю тебя, на момент исчезновения его свиток был при нем!

– Его могли найти потом…

– Забрать свиток и выпустить на волю?

– Бред… Но почему тогда поиски ведутся столь странно… К тому же… почему Орден просто не возьмет и не найдет эту игрушку? Может, Кхенеранн избавился от нее, чтобы спасти собственную шкуру? Ралернан нахмурился:

– То есть, если бы он от нее не избавился, его бы давно уже нашли? Артефакты такого уровня настолько легко вычислить?

– Да не то чтобы легко… Но они фонят, и довольно сильно… Но ты прав… лучше проверить… – Вампир замер неподвижной статуей, полуприкрыв глаза. Ралернан уже хотел одернуть его и потребовать перейти к поискам, когда руки Л'эрта с сумасшедшей скоростью взметнулись вперед, оставляя за собой дымный шлейф странных ломаных линий. В воздухе начала вырисовываться искаженная фигура, чем-то напоминающая расширяющуюся от центра разбитую спираль. Наконец ладони вампира с громким хлопком сошлись в центре спирали – и все ее линии вспыхнули изнутри приглушенным свечением. Вампир напряженно уставился в зависшую перед ним фигуру, словно пытаясь что-то выискать в сплетении светящегося дыма.

– Ну и что это такое? – поинтересовался Ралернан. – Что он показывает?

– Ничего, в том-то и проблема, – тихо произнес Л'эрт, не отрывая взгляда от дымных линий.

– Просто ты не умеешь искать! – возмутился эльф. – Говорю тебе, не могли они найти свиток! Надо просто использовать нормальное заклинание поиска, а не эту вот лабуду. – Он презрительно ткнул пальцем в центр спирали.

– Стой!

Но было уже поздно. Рука эльфа окуталась белым свечением, с пальцев его посыпались искры. Ралернан взвыл и отпрыгнул назад. Кожа на кисти руки была страшно обожжена и вздулась пузырями.

– Какого?! – Он хотел напуститься на вампира, но тот даже не смотрел в его сторону. Дымная спираль распалась. А в центре ее возникла карта. Самая обычная карта, разве что часть ее мягко мерцала золотистым свечением.

– Серебрянка… ты даже не представляешь… – На лице вампира было написано непередаваемое изумление.

– Что я не представляю? Ты же не предупреждал, что… – Он потряс обожженной рукой.

– Ох, и хорошо, что не предупреждал… – Л'эрт разглядывал карту так, как будто нашел драгоценный клад. – Ты хоть понимаешь, что ты сейчас сделал?

– Обжег руку, – проворчал эльф. – Я думал, это просто проекция.

– Ты изменил заклинание.

– Чего?! Ничего я не менял!

Вампир хмыкнул:

– Менял. Просто неосознанно. Так вот почему Орден не может найти этот проклятый свиток… Наверняка им даже и в голову не могло прийти внести такое изменение в поисковый аркан…

– Да перестань уже говорить загадками! – вспылил Ралернан. – Ты нашел артефакт церковников? Тогда пойдем и заберем его! Чего мы медлим?

– Я не уверен, что это именно артефакт церковников. То, что нашло заклинание… Оно живое. Когда ты сунул руку в аркан, ты изменил формулу поиска. Но артефакты не бывают живыми…

– В каком смысле живое? – опешил эльф. – Это должен быть свиток из старого пергамента…

– Да он может выглядеть хоть болотной лягушкой. Но Башни – это мертвые источники силы. Точнее, просто ее хранилища. А это… оно явно обладает собственным разумом. Возможно, это и не та вещь, которой пользовался Кхенеранн, но уровень ее мощности… Нам надо ее найти. Возможно, это наш шанс.

– Так чего же мы тут стоим? Где она?

– Точно не знаю. – Вампир задумчиво рассматривал висящую в воздухе карту. – Оно чем-то защищено. Чем-то достаточно мощным, чтобы размыть поисковое заклинание. Нам нужно подобраться поближе. Отсюда я вижу только очертания региона, в пределах которого оно может находиться.

Ралернан также уставился на карту.

– Но это же почти треть Абадосса!

– Именно. Но эта как раз та треть, что находится от нас максимально далеко. Надо строить портал в центр этой зоны и сужать область поиска.

– Портал? Но пространственная магия…

– Моя работает. – Вампир еще раз взглянул на карту и резким движением руки разорвал заклинание. – Через пару часов начнем.

– Почему не сейчас? – недовольно воззрился на него эльф. – Керри в опасности! Ты же сам говорил, что живому существу крайне тяжело находиться в Нейире!

– Потому что мне надо перекусить. Иначе мой портал не покроет это расстояние.

– Перекусить?! Да как ты можешь… – Громкий стук по дверному косяку прервал его фразу.

– Герцог, тут к тебе пришли… – донесся неуверенный голос Галлика. Звуковой барьер, настроенный Л'эртом, действовал только в одну сторону. Звуки извне в комнату прекрасно проникали.

Вампир небрежно отодвинул Ралернана в сторону и двинулся к двери.

– Ра'ота!!! – прошипел ему в спину взбешенный эльф.

Л'эрт обернулся:

– Серебрянка, мы договаривались, что ты не называешь меня так. Ты опять забыл? Это последнее предупреждение!

Эльф скрипнул зубами. Замечание вампира имело под собой основания. Не стоило ставить Орден Высокой Магии в известность о волшебном воскрешении мага Ра'ота – и причинах его совместной деятельности с собственным убийцей.

Л'эрт прошел через силовое поле, закрывавшее вход в комнату, и исчез. Ралернан подавил желание выругаться и последовал за ним.

В холле стоял Галлик в обществе двух девушек. Количество косметики на их лицах, а также излишне открытая одежда вполне однозначно указывали на способ, которым они зарабатывали на жизнь.

– Ты последнюю совесть потерял?! – Эльф схватил Л'эрта за плечо и развернул к себе лицом. – Ты что, теперь в мой дом будешь девок из борделя таскать?! Моя жена в опасности, а тебе приспичило поразвлечься?!

– Угу. Я, знаешь ли, плохо колдую, пока не поразвлекусь. – Зрачки вампира сузились в вертикальные линии. Он повернулся к проституткам. – Девочки, поднимайтесь наверх. Я сейчас приду.

Проститутки послушно поспешили вверх по лестнице, не преминув по пути одарить и Ралернана завлекающими взглядами. Того передернуло от отвращения.

– Мой дом – не место для подобных… развлечений, – собрав в кулак всю свою сдержанность, сухо процедил эльф. – И я настоятельно тебе советую…

– Я тоже настоятельно тебе советую, – прервал его вампир. – Заткнись. – Он с легкостью высвободил свое плечо из пальцев эльфа и беззвучно последовал за своими «гостьями». На втором этаже хлопнула дверь.

– Э… лорд Арриера? – Смущенный голос Галлика заставил его обернуться. – Вы же говорили, что вы с герцогом друзья?

Ралернан глубоко вздохнул, стараясь успокоиться.

– Мы… друзья. Просто мы иногда не сходимся во мнениях. Не обращай внимания.

Галлик явно хотел потребовать более пространных объяснений, но ему помешало появление новых гостей. Входная дверь мягко распахнулась, пропуская двоих в белых мантиях. Мужчина шел чуть впереди и выглядел главным в этой паре. Он был среднего роста, неплохо сложен и, вероятно, пользовался успехом у женщин. Золотисто-русые волосы красиво оттеняли бронзовый загар и падали на плечи тщательно завитыми локонами. Над чувственно-полными губами топорщились тонкие щегольские усики. Глаза у мага имели оттенок морских волн. Его юная спутница совершенно терялась на его фоне. Пожалуй, несколько высоковатая для девушки – одного роста с магом, она казалась испуганной и неуклюжей. Кожа у нее была светлая, почти белая – и на фоне белой мантии это придавало ее лицу болезненный оттенок. Ралернан так и не понял, какого цвета у нее волосы – они были связаны в валик на затылке, настолько тугой, что кожа на висках казалась перетянутой. Губы магичка сжимала в какой-то неприятно-презрительной гримасе, превращая их в тонкую линию. Впечатление общей бесцветности нарушали только глаза – ярко-зеленые, кошачьи. Но девушка предпочитала прятать их, постоянно смотря в пол либо в сторону. На левом плече магички переливалась вышитая золотом буква «А».

– Лорд Арриера, – обратился к эльфу белый маг. Голос у него оказался под стать внешности: густой и обволакивающий. – Мы прибыли к вам по поручению главы нашей Лиги, светлейшего Квадраата. Меня зовут маг Кретвик, – он слегка наклонил голову, – а мою помощницу зовут Лакерра. Она адептка выпускного курса академии, но, несмотря на это, уже весьма талантливо проявила себя. Квадраат полагает, что мы сможем принести пользу в поисках вашей супруги.

– Я… благодарен вам. – Эльф непроизвольно покосился за окно. До вечера было еще ой как далеко. Квадраат более чем поторопился, присылая ему помощников. – Я не ждал вас так скоро. Какой приятный сюрприз.

– Глава нашей Лиги заботится обо всех ее членах, – сухо проинформировала его девушка. Ралернану показалось, что она хочет дать ему понять, что делает ему невероятно большое одолжение своим визитом. – И, разумеется, он не мог оставить без внимания вашу проблему. Полагаю, мы сможем разрешить ее в кратчайшие сроки!

– Э… да, я надеюсь.

– Хорошо. – Она небрежно кивнула эльфу. – Покажите нам место, откуда исчезла ваша супруга, чтобы мы могли начать поиски. Да, и полагаю, целесообразно удалить из здания посторонних лиц. – Ее взгляд холодно скользнул по Галлику. Тот немедленно вытянулся в струнку, пальцы его сжались в кулаки.

– Это кто тут посторонний? Это я посторонний? Ты думаешь, что ты самая умная, раз тебя в ассистенты взяли?! – Адепт тряхнул головой с такой силой, что с его взъерошенной шевелюры посыпалась какая-то пыль.

– О, я тебя сразу не узнал. – На губах Кретвика возникла любезная улыбка, но взгляд его был холоден. – До меня доходили слухи, что тебя собираются отчислить. Но, я смотрю, ты все еще в мантии? Надеюсь, ты не сохранил ее обманом?

– Меня никто не отчислял! – На щеках Галлика вспыхнули алые пятна. – И не отчислит! Я буду магом, и я вам всем еще покажу!

– Ну же, адепт, – успокаивающе произнес Кретвик. – Никто не сомневается в твоих поистине выдающихся способностях. Но здесь не место устраивать ссору. К тому же я собираюсь применять довольно опасные заклинания… Полагаю, тебе следует покинуть это здание.

– Вы мне не указ. – Галлик зло скрестил руки на груди. – Герцог разрешил мне остаться, и я останусь!

– Герцог? – Кретвик изобразил на лице вежливое недоумение, поворачиваясь к Ралернану. – Я полагал, вы не посвящали в свою проблему посторонних…

– Я… – Эльф не успел ответить. Галлик снова влез в разговор:

– Герцог Саранциа. Он очень хороший друг лорда Арриера! Они давно не виделись, но сейчас герцог будет ему помогать!

– О! Как мило. Может, вы его пригласите, чтобы мы обсудили наши совместные планы? – поинтересовался у Ралернана Кретвик.

– Он… занят. – Эльф покосился наверх. – Мы не ожидали вашего визита так рано.

– Но я полагал, что с поисками вашей супруги лучше не откладывать. В таких ситуациях промедление крайне небезопасно! Думаю, ваш друг может прерваться… – Громкий женский стон, донесшийся сверху, не дал ему закончить. Лакерра покраснела. Ралернан тихо вздохнул.

– Он не сможет прерваться, – сухо заметил эльф. – Вам придется подождать.

– Ну полагаю, мы могли бы в ожидании осмотреть место, где все это случилось. Вероятно, герцог там уже все посмотрел и в его присутствии нет необходимости?

Ралернан подавил желание выругаться. Защитное поле, поставленное Л'эртом, было настроено только на них двоих. Пропустить в комнату других магов эльф просто не мог. Уничтожить наложенную вампиром защиту он не мог тоже.

– Послушайте, Кретвик… Я благодарен вам за помощь, но у меня сейчас были несколько другие планы. Я собирался пообщаться с детьми, успокоить их… Они нервничают из-за отсутствия матери. Было бы более разумно, если бы вы сочли возможным приступить к активной фазе поисков вечером, как и планировалось изначально.

Ралернан думал, что белые маги будут активно возражать, но его опасения не оправдались.

– Что ж… Я понимаю ваши чувства, – ответил Кретвик. – Конечно, вы правы. Мы вернемся после заката, если это будет удобно.

Эльф хотел кивнуть, как вдруг почувствовал странное напряжение в воздухе, будто кто-то бросил и сразу же погасил заклинание. В висках неприятно кольнуло. Он невольно поднес руку к голове.

– Лорд? С вами все в порядке? – обеспокоенно поинтересовался Кретвик.

– Д-да, да… Просто что-то… голова закружилась… – Он потер виски, стараясь убрать неприятное ощущение. Не помогало. Жжение в голове только усилилось.

Наверху громко хлопнула дверь.

– Х-ха! Сколько гостей! – донесся до эльфа абсолютно пьяный голос. – Как здо-о-орово! – Лестница заскрипела под тяжелыми шагами.

Ралернан недоуменно обернулся. Л'эрт спускался, шатаясь из стороны в сторону. Черные волосы его были всклокочены, рубашка расстегнута и выдернута из штанов. Правый рукав ниже локтя начисто оторван. Запах какого-то дешевого пойла, исходивший от него, чувствовался даже на таком значительном расстоянии. Но когда же вампир успел дойти до такого состояния? Вроде времени прошло всего ничего…

Белые маги изумленно уставились на спускающегося. Где-то в середине лестнице Л'эрт споткнулся и кубарем скатился вниз, остановившись только у самых ног Кретвика.

– Уй… Я это… ик… – Вампир схватился за полы белой мантии и, цепляясь за мага, попытался встать. Эльфу показалось, что у него почти получилось, когда вампира опять качнуло и он повис на шее Кретвика. Тот брезгливо отвернулся и попытался отцепить пьяного от своей одежды.

Ралернан впал в ступор, не в состоянии как-то прервать происходящее.

– П-п-простите… – Л'эрт покорно отпустил пальцы и попытался принять вертикальное положение. Получалось не очень. – Я так рад вас всех здесь видеть… Так много людей… Только почему вы все такие одинаковые? – Он качнулся в сторону Лакерры. – О, девушки, какие вы милые… Позвольте, я вам ручки поцелую? – Вампир шлепнулся на колени возле ее ног, схватив за руку. – О, всем сразу поцелую… Как замеча-а-ательно… – Он успел коснуться губами тыльной стороны ее ладони, прежде чем девушка вырвала свою руку и брезгливо отерла о мантию.

– Лорд Арриера! – В ее голосе звучало бешенство. – Что это такое?!

– О? Я не п-п-представился, да? – Л'эрт продолжал стоять на коленях, выражение на его лице было блаженно-счастливым. – Я – герцог Сар… Саранциа, вот! А у меня замок есть… На севере… Хотите, покажу? Там такой большой камин… Над ним сабли висят. К-красивые…

– Я полагаю, нам действительно сейчас лучше уйти, – относительно спокойно вмешался Кретвик. – Надеюсь, к нашему повторному возвращению вашему другу станет лучше.

Ралернан с трудом справлялся с желанием ударить вампира. Вежливые слова дались ему тяжело:

– Спасибо за понимание. Он… он просто принял близко к сердцу мою проблему… Мой… друг очень отзывчивый… Надеюсь, у вас будет возможность составить о нем иное впечатление.

– Герцог – хороший человек, – вмешался Галлик. – Он меня тоже поддерживает.

– Да-да, конечно. До вечера, господа. – Белые маги предельно вежливо попрощались и покинули дом Ралернана.

Как только за ними захлопнулась дверь, эльф в бешенстве схватил Л'эрта за шкирку:

– Что ты себе позволяешь?! И когда только ты успел так надраться?!

– Я не пьян, – абсолютно нормальным голосом возразил вампир, высвобождая свой воротник из руки эльфа.

– Не пьян?! Что за представление ты тут устроил?! От тебя несет так, словно ты третьи сутки не просыхаешь!

– Вылил на себя бутылку дешевого самогона. – Вампир повернулся к Галлику: – Выйди, пожалуйста. Мне надо поговорить с Арриера наедине.

– Но… но вы же говорили, что я буду принимать участие в поисках… – жалобно пробормотал адепт.

– Будешь. Я хочу обсудить с моим другом кое-что личное. Это ненадолго. Прошу тебя.

– Ну ладно, ладно, – ворчливо согласился Галлик, выползая на улицу.

– Ну и зачем ты устроил весь этот кошачий концерт? – неприязненно поинтересовался Ралернан.

– Зачем ты дал им поставить на себя метку Клиффа?

– Что? – Эльф слегка смешался от смены темы. – Какую метку?

– Дерьмовую! Они теперь будут иметь возможность следить за тобой не меньше, чем месяц – а то и дольше! Ты что, совсем идиот?!

– Я идиот?! Да они вообще пришли сюда исключительно из-за того, что я засветился у Квадраата – по твоей, между прочим, просьбе!

– Мы могли от них оторваться! А сейчас уже не сможем! Эта метка выведет их на тебя надежней, чем маяк в ночи! Проклятье, тебя что, вообще не учили защите?!

– Какой защите?!

– Только не говори, что ты вообще ничего не почувствовал! Это невозможно при твоем уровне силы!

– Ну… у меня голова немного кружится… и в висках колет… Подожди… ты хочешь сказать, они наложили на меня поисковую метку? Но зачем? Я же согласился на их предложение о помощи? И почему тогда они, а не Квадраат?

– В стенах академии аркан такого уровня наложить невозможно. Хотелось бы мне знать, кто они на самом деле. – Вампир задумчиво взъерошил и так пребывающие в жутчайшем беспорядке волосы.

– Они представились как Кретвик и Лакерра.

– Да зачем мне их фальшивые имена… Я не смог определить уровень их сил. Даже при физическом контакте.

– Подожди. – Ралернан потер лоб. – Ты хочешь сказать, что повис на шее у Кретвика специально, чтобы определить, насколько он силен?! Какой бред… Я это мог бы узнать и так, просто наведя справки среди моих знакомых в Лиге… А теперь они считают тебя пьяницей и полудурком. И меня, видимо, тоже, – раз я принимаю тебя в своем доме.

– И пусть считают. Полудурок не представляет опасности, и за ним не надо тщательно следить. Они опасны, серебрянка.

– Опасны? Да это просто соглядатаи, приставленные ко мне Квадраатом! Ясно же, что им надо проследить за моими поисками Керри – и в случае успеха сразу дать знать Главе Лиги.

– Если бы. Подозреваю, что на случай успеха у них другое задание. Видишь ли… Метку Клиффа может наложить только очень сильный маг, по рангу близкий к Главе Лиги. К тому же без какой-либо подготовки! Я почувствовал только всплеск при самом аркане – и все. Таких сильных магов не так уж и много. И мне казалось, что всех их я знаю в лицо. А эту парочку я вижу впервые. И они очень тщательно прячут свой потенциал. Настолько тщательно, что фон у них ничем не отличается от обычных людей.

– Ты был мертв больше десяти лет! А они оба еще сравнительно молоды! Они просто могли быть детьми в то время.

– Не смеши меня. Такой силой не овладевают за десяток лет. И это мне очень не нравится. Я не чувствую иллюзии в их облике.

– Ты бредишь. Я не верю в твои идиотические опасения!

– Глупо. Но, так или иначе, из-за твоей неосмотрительности нам придется тащить этих двоих в качестве балласта. По крайней мере, до тех пор, пока я не смогу снять наложенную ими метку.

– Неужели для тебя так сложно разорвать чужой аркан? – язвительно поинтересовался эльф. – Видимо, ты не так силен, как хочешь казаться.

– Разорвать я могу хоть сейчас. Но его надо разорвать так, чтобы тот, кто держит в руках конец ниточки, ничего не заметил. А это не так уж и просто. К тому же они белые маги. Будь метка наложена черными, мне было бы куда легче.

Виски Ралернана снова пронзило иголочкой боли. Он тихо выругался.

ГЛАВА 19

Дорога, ведущая через лес, была старой и местами почти полностью заросшей травой. До ближайшего большака было не менее двух дней пути в сторону. Уже четыре раза они перескакивали в новое место внутри обозначенной золотым светом зоны на карте – и каждый раз безрезультатно. После последнего перехода они топтались уже третьи сутки, пока вампир искал точку, в которой поисковый аркан даст наибольший эффект. Но найти ее не получалось. Аркан упорно не хотел сокращать зону поиска – а прочесать треть страны в поисках неизвестно чего не представлялось хоть сколько-нибудь возможным.

Л'эрт счел необходимым представить дело таким образом, чтобы все окружающие полагали, что поиском занимается именно лорд Арриера. Но для этого Ралернану требовалось улавливать ментальные приказы вампира – и пока он более-менее научился с ним общаться данным образом, он едва не сошел с ума от головной боли. Впрочем, и после длительных и многочисленных тренировок Ралернану было тяжело долго поддерживать мысленную беседу. Ему даже не приходилось притворяться: по результатам построения каждого поискового аркана он чувствовал себя, как выжатый лимон. К тому же магия вампира требовала от последнего нормального питания – а единственным источником крови для него служил Ралернан, что также не улучшало внешний вид эльфа. Белые маги имели все основания предположить, что лорд Арриера полностью выкладывается при построении заклинаний.

Пробираясь через густой подлесок вслед за беззвучно скользящим вампиром, Ралернан успел порадоваться, что сегодня он наконец избавлен от общества белых магов. Вначале Кретвик и Лакерра неотступными тенями следовали за эльфом, не давая ему свободно ступить ни шагу. Но после последнего перехода леди Лакерра сказалась больной и уже вторые сутки не поднималась на ноги. От помощи белые маги категорически отказались. Ралернан даже не был раздосадован случившейся задержкой: скачки внутри зоны поиска пока ни к чему не приводили – и дальнейшие хаотические перемещения, с хорошим шансом, не могли принести особенной пользы. Эльф уже начал размышлять над другими путями решения проблемы – когда этим утром, следуя за вампиром, он наткнулся на труп.

Сначала эльф ничего не заметил и, только споткнувшись о внезапно замершего неподвижной статуей Л'эрта и проследив за его взглядом, увидел ворох свежесломанных веток, из-под которых в одном месте торчала обутая в потрепанный сапог нога. Вампир с легкостью сбросил верхнюю часть лиственного кургана, обнажая окровавленный труп.

Ралернану показалось, что умерший погиб в результате нападения какого-то хищного зверя – что было совсем неудивительно, учитывая глушь, в которую их занесло. Шея трупа была разорвана, грудь вспорота чем-то вроде острых когтей. Чуть в стороне валялся мешок с вещами и залитая кровью лютня.

– Зачем ты его раскапываешь? – поинтересовался эльф у Л'эрта, методично разгребавшего остатки наваленных веток.

– Он умер недавно. Кровь совсем свежая. – Вампир задумчиво провел рукой по разодранному горлу.

Ралернан резко перехватил его за запястье:

– Ты спятил?! Я не дам тебе заниматься трупоедством! Довольно уже и того, что ты мне все руки изрезал!

– Серебрянка, не мели чушь. Я не ем падаль. – От голоса вампира, казалось, мерз даже воздух.

– Тогда зачем ты сюда полез?! Зачем тебе труп?

– Хочу понять, кто его убил. Смотри. – Вампир перевернул сумку погибшего. На траву посыпались какие-то склянки и сушеные листья. Последней вылетела тонкая книга в кожаном переплете – точнее то, что от нее осталось: большая часть страниц у нее была выдрана с корнем, а остальные измяты и выпачканы до такой степени, что текст прочитать было уже невозможно.

– И что я должен увидеть? – хмуро спросил эльф. – Ничего необычного. В академии такого добра навалом в каждой лаборатории.

– Угу. Правильно. Обычный набор мага, не так ли? – Л'эрт уставился ему в лицо чуть прищуренными глазами.

Ралернан перевел взгляд на труп. Обычный набор мага… Но на погибшем не было мантии. Одет он был как странствующий бард или лицедей. Да и лютня подтверждала это впечатление. Но зачем барду книга с заклинаниями? Ралернан осторожно взял потрепанную книгу в руки, взглянул на заголовок. Название ничего ему не говорило. Он раскрыл переплет, пролистнул несколько страниц. Изнутри на переплете была выдавлена черная эмблема: полумесяц поверх двух скрещенных ножей. Эмблема была обведена красным кольцом, полустертым от времени.

– Черная Лига? Еще один соглядатай? – пробормотал эльф себе под нос. – Если это и так, нам повезло, что он был так неосторожен.

– Неосторожен? – Л'эрт продолжил разгребать кучу из веток. Чуть в стороне от тела на траве обнаружился контур какой-то странной фигуры, образованной выжженными линиями. – Он хотел отправить сообщение… – задумчиво произнес вампир, рассматривая проплешины в травяном покрове. – Но ему не дали. Вопрос – кто это сделал?

– Да какая разница! Волк или медведь. В конце концов, в одиночку разгуливать по этим местам – не самое безопасное занятие. Отвлекся на свою волшбу, потерял осторожность…

– Волк или медведь? Почему же они только убили его и не стали есть свою добычу? И ветками тело забросал тоже волк?

Ралернан хмуро покосился на развороченную гору листвы:

– Ну и?.. Что ты всем этим хочешь сказать?

– То, что у нас, кажется, очень неприятный противник… – Вампир пристально изучал следы когтей на трупе. – И очень сильный…

– Еще один? Но кому все это интересно, кроме Белой и Черной Лиги? Церковники? – Ралернан потер голову. К постоянному звону в висках он уже почти привык, но комфорта это не добавляло. – Нет, не верю я в это.

– И я не верю. Возможно, кто-то из наших новых друзей в белом скрывает пару тузов в рукаве.

– Лаэрт… – Эльф поморщился, как всегда, когда ему приходилось обращаться к вампиру по имени. – Ты совсем уже спятил от своих подозрений! Они просто соглядатаи, и ничего больше! Ты что, думаешь, они вот такого зверя, запросто могущего выдрать человеку кишки одной лапой, в наплечной сумке прячут?

– Не знаю. Присутствие этого мага, – Л'эрт ткнул пальцем в труп, – я более-менее чувствовал. Но только его, и никого больше.

– Чувствовал? А почему ты не сказал раньше?

– Потому что его почти сразу убили. А без использования довольно специфической магии найти мертвого мне намного сложнее, чем живого. – Вампир небрежно подхватил лютню. – Возьму-ка я это с собой. Посмотрим, насколько сюда замешаны белые.

– Кровь хотя бы сотри… – хмуро заметил ему Ралернан. Лютня действительно была запачкана в крови – и запачкана довольно сильно. – Незачем пугать Лакерру.

– Возможно, она тоже к этому причастна.

– Она еще совсем юна! – разозлился эльф. – Нашел кого подозревать!

– О Белый Рыцарь, опять ты решил встать на защиту обиженных девиц? – Вампир передернул плечами. – Или, может, она тебе нравится? – издевательски добавил он.

Ралернан раздраженно сплюнул:

– Ты вообще можешь мыслить какими-нибудь другими категориями?

– Нет. Пошли. – Л'эрт небрежно закинул лютню за спину и двинулся в сторону их временной стоянки, что-то насвистывая под нос. Снова прикрыть труп ветками он даже не задумался, и это пришлось делать Ралернану.


Кретвик сидел около костра, время от времени подбрасывая в огонь новые ветки. Лакерра, против ожидания Л'эрта, сидела рядом с белым магом – и больной отнюдь не выглядела. Галлик устроился на некотором отдалении от белых, старательно следя, чтобы дистанция не сокращалась. Посланников Белой Лиги он терпеть не мог и при каждом удобном случае старался им напакостить. Периодически те отвечали ему тем же.

– Угу, – пробормотал себе под нос вампир. – Так, значит, наша ведьмочка вернулась.

– В смысле? – не понял его эльф. Они были еще достаточно далеко от костра соглядатаев, чтобы не переходить на ментальное общение.

– В прямом. Я думаю, она не болела, а куда-то отлучалась.

Ралернан не счел целесообразным продолжать этот бредовый диалог. С его точки зрения, единственной персоной, которую вампир не подозревал в двойной игре, был он сам. К тому же – куда можно отлучаться в глухом лесу?

Тем временем Л'эрт небрежно снял лютню и повертел ее в руках, привлекая к себе внимание.

– Забавную вещицу я тут недалеко нашел. А я-то думал, здесь совершенно безлюдные места! – С инструмента в траву упало несколько капель свежей крови.

Лицо Кретвика осталось совершенно нейтральным, он лишь слегка скользнул глазами по лютне. А вот Лакерра немедленно стала еще белее обычного – хотя Ралернану казалось, что цвет ее кожи и так мало чем отличается от мелованной бумаги.

– Как интересно, – флегматично ответил вампиру Кретвик. – А зачем вы ее принесли сюда? Мне только кажется, или на вашей находке действительно пятна крови?

– Да? – Вампир изучающе уставился на лютню. – О, и правда. Я сразу и не заметил. Твои глаза явно будут поострее. Спасибо. – Он протер лютню краем плаща Ралернана. Последний даже не успел среагировать на подобное хамство.

Лакерра издала полувздох-полуписк. Ей явно было нехорошо.

– Герцог, вас не затруднит убрать эту вещь? Моя помощница еще не привыкла к виду крови, – вежливо попросил Кретвик.

– Белые! – не преминул презрительно фыркнуть Галлик, демонстративно разглядывая лютню. – Дохлой мухи боятся…

– Ну зачем же хорошую вещь выбрасывать, – возразил белому магу вампир. – К тому же, говорят, под музыку иногда легче думается. Глядишь, поможет нам в поисках. – Тонкие пальцы на мгновение коснулись струн, вызвав какой-то жутковато-тоскливый звук.

Ралернана передернуло:

– Лаэрт… э-э-э… может, мы обойдемся без музицирования?

– Ты шутишь, да? Тебе же нравится музыка? – Лицо вампира было абсолютно непроницаемым. Эльф вздохнул. Переубедить Л'эрта хоть в чем-либо у него еще ни разу не получилось.

В воздухе поплыла странноватая мелодия. Ралернан никогда прежде не слышал ничего подобного. Словно погибшая душа жаловалась на своих убийц.

Не прошло и четверти часа, как белые маги не выдержали «концерта» и поспешно удалились в сторону, мотивируя уход потребностью переговорить на личные темы. И почти тут же Л'эрт поменял мелодию. Теперь в воздухе звенел разбивающийся о камни водопад. Эльф не понимал, как вампиру удается издавать столь ненормальные звуки из обычного в общем-то музыкального инструмента, но спрашивать не стал. Журчание водопада постепенно убаюкало его, и он провалился в какое-то полузабытье между сном и явью.

– Как вы собираетесь ее вытащить?

– Что? – Ралернан резко дернулся, воззрившись на вампира. Опять его идиотские тренировки? – Я слишком устал для твоих опытов! – возмутился он.

– Для каких опытов? – нахмурился вампир, прерывая мелодию.

– Ты еще скажи, что это не ты!

– Это не он! Не отвлекайся, мне сложно пробиваться к твоему сознанию! – Голову пронзил всплеск боли. Ралернан схватился за виски и придушенно взвыл.

– Немедленно прекрати! – прошипел эльф.

– Эй, что с тобой? – настороженно поинтересовался вампир. Зрачки его сузились в вертикальные линии. – С кем ты говоришь?

– С тобой, с кем же еще! – процедил эльф. – Насколько я помню, только ты способен на такие идиотические методы беседы! – Его голову снова прострелило болью, эльф приглушенно выругался.

– Со мной? – Л'эрт несколько секунд ошеломленно глядел на него, после чего на его лице мелькнуло какое-то странное выражение. – А ну-ка, пойдем погуляем… – И вампир стремительно потащил Ралернана в сторону от стоянки, углубляясь в глухой подлесок. Галлик проводил их слегка недоумевающим взглядом.

– Ну зачем ты его втравил? – снова мелькнули посторонние мысли в голове. Ралернан от неожиданности споткнулся и кубарем влетел в какой-то колючий кустарник.

– Да что это за бред?! – разозленно заорал он.

– Значит, так. – Вампир схватил его за воротник плаща и без какого-либо усилия вернул в вертикальное положение. – Ты мне сейчас медленно и очень подробно повторишь свой разговор с тем, кого принял за меня. Можешь считать меня психом – мне плевать. Я слушаю.

Ралернан устало прикрыл глаза. Звенящая боль в голове не хотела уходить. Он уже понял, что ошибся: ментальные приказы вампира всегда несли какой-то темный след – что-то вроде застарелого запаха крови. А текущее вмешательство в его голову скорее ассоциировалось с осколками радуги, сверкающими на солнце.

– Да ни о чем я с ним не говорил еще!

– Вот именно. А я не смогу долго продержаться! Как вы собираетесь вытаскивать Керри?

– Что-о?! – Ралернан опешил. – Ты вообще кто? И какое твое дело?..

– Я могу помочь. Отвечай быстрее!

Вампир тряхнул его за плечо, привлекая к себе внимание:

– Ну? Я же тебя о чем-то просил?

– Ты знаешь, чьи это выходки? – нахмурился эльф. – Кто это? Откуда он знает про мою жену?

– Что знает? – уточнил Л'эрт.

– Он спросил, как мы собираемся ее вытаскивать, если дословно.

Глаза вампира чуть ли не мгновенно потеряли насыщенно-синий цвет, став почти белыми, зрачки по-прежнему оставались суженными в вертикальную линию.

– Даже не смей думать! – резко сказал он, уставившись куда-то сквозь эльфа. – Слышишь? Не смей! Я справлюсь и сам!

– Он иногда такой смешной, да? – раздалось в голове Ралернана. – Скажи ему: мне жаль, что я не могу поговорить с ним. Но ее нужно вывести к точке прорыва, иначе все ваши попытки будут абсолютно бессмысленными.

Окончательно запутавшись в происходящем, эльф послушно повторил фразу непонятного собеседника. И добавил уже от себя:

– Хорошо, Лаэрт, если ты не хочешь сказать, кто это, может, ты мне скажешь, о чем идет речь? Мне не нравится, что ты начинаешь юлить, когда дело касается вызволения Керри.

– Да не юлю я! – зло бросил вампир. – Но мы вполне в состоянии справиться и сами! В конце концов, у меня есть уже как минимум две идеи, как можно сузить зону поиска!

Ралернан прижал ладонь ко лбу, выслушивая взрывное возражение невидимого собеседника.

– Он говорит, что пробить проход – мало. Что мы все равно сами не сможем попасть внутрь.

– Я смогу! – медленно процедил вампир. – Не дури, слышишь?

– Он спрашивает, почему именно ты, – передал эльф. – О чем вы вообще, а?

– Потому что у меня все равно нет шансов! – Л'эрт уже орал. – Я не хочу, чтобы ты туда совался! Я не смогу тебя вытащить, понимаешь ты или нет?!

Ралернан успел порадоваться, что они успели отойти достаточно далеко, и их спутники не услышат этих криков.

– Он говорит, что себя вытащить ты тем более не сможешь.

– Это неважно!!! – взвыл вампир. – Я могу придумать еще что-нибудь! Не лезь туда, будь оно проклято!!! – Он с шумом втянул воздух. – Ну пожалуйста, не лезь!

– В любом случае мне сделать это будет проще всех, – прозвучало в мыслях Ралернана. – Это мой выбор. Я бы предпочел поменяться с тобой местами, Белый Рыцарь, но это невозможно… Мне сложно дольше поддерживать контакт. И, знаешь… передай вампиру – я благодарен ему за звезды. Жаль только, что мне нельзя смотреть на них вечно. – И с каким-то странным полувздохом ощущение чужого сознания исчезло.

Эльф на автомате повторил последние слова и уставился на неподвижно замершего Л'эрта.

– Ты объяснишь наконец о чем был этот диалог?

Вампир перевел на него пустой взгляд.

– Даже если у нас получится… Когда у нас получится, – поправился он, – пробить портал в Нейир, кому-то нужно будет вывести к этому порталу Керри. – Голос вампира был сух и ломок, как сожженная солнцем трава. – Возможно, у нее получится добраться самой, но… этот шанс очень мал.

– И что? Что надо сделать-то? – нетерпеливо перебил его эльф.

– Ей нужен… Скажем так, проводник по Нейиру. Но провести ее сможет только тот, кто отдаст лабиринту свою собственную душу. Я… планировал вывести ее сам…

Ралернан застыл.

– Ты?! Но почему ты? – спросил он.

Л'эрт уставился на небо.

– А кто еще? Ну не ты же? Видишь ли, тебя она любит. Сомневаюсь, что она обрадуется, найдя по возвращении твой хладный труп.

– И ты думаешь, что я поверю в эдакий благородный жест с твоей стороны? – неприязненно поинтересовался эльф.

Вампир пожал плечами:

– Мне все равно, что ты думаешь и во что веришь. К тому же… Судя по всему, мне не потребуется делать этот жест.

– То есть ее проведет тот, кто залез мне в голову? – спросил Ралернан. – Может, ты все-таки пояснишь, кто это? Я не склонен доверять каким-то посторонним личностям столь важную миссию!

– Тогда перережь себе горло и вытаскивай ее сам!

– Я всего лишь спросил! Я имею право знать…

– Не имеешь. Все, серебрянка. Разговор закончен. Оставь меня в покое. – Вампир продолжал смотреть куда-то вверх. Пробившийся через кроны деревьев лучик света скользнул по его лицу. На миг эльфу показалось, что щеки вампира выпачканы в крови. Впрочем, какая ему разница!

Ралернан раздраженно повернулся к Л'эрту спиной и зашагал обратно к стоянке.

ГЛАВА 20

Черное. Золотое. Черное. Шаг. Шаг. Еще шаг. Перед глазами цветные пятна. Снова золото. Керри начинало казаться, что она ходит кругами. Странное ущелье с разноцветными стенами осталось где-то позади. Ущелье еще имело какое-то сходство с привычным ей миром. Оно хотя бы отдаленно напоминало обычный разлом в горной гряде. То, куда она попала сейчас, было слишком странным. Керри даже не могла подобрать никакого аналога. Сменяющие друг друга клочки двухцветного тумана. Когда она попадала в золотое облако, кожу чем-то покалывало, как будто она обгорела на солнце. Черное облако не вызывало никаких физических ощущений – только подспудный, бессознательный страх, стремящийся перерасти в панический ужас.

Может, она что-то делает не так? Керри не хотела и думать, что заблудилась в этом странном месте. Она совершенно потеряла счет времени, и не могла даже примерно определить, сколько уже ходит здесь. Усталости она не чувствовала, как не чувствовала и голода. Казалось, физические потребности организма уснули.

Снова черное. На сей раз клочок тумана показался ей несколько больше остальных. Керри решила считать это добрым знаком и зашагала интенсивнее. Черный сектор все не кончался и не кончался. Где-то сбоку в абсолютной темноте сверкнула искорка света, еще и еще одна – словно в тумане порхала стайка светлячков. Керри шагнула в сторону мерцания. Может, оно указывает на выход? Но, чем ближе она подходила к танцующим светлячкам, тем слабее становилось их мерцание, пока не пропало вовсе. Керри нерешительно замерла, размышляя. Она не сразу заметила, что туман вокруг нее уже не целиком черный, а сероватый – как предутреннее небо, и продолжает светлеть.

Керри моргнула, ощутив порыв ледяного ветра. В лицо ей сыпануло снежной крупой. Непроизвольно она сделала шаг назад. Под ботинками скрипнул снег. Туман исчез. Она была в зимнем лесу, запорошенном недавней метелью. Кое-где сугробы достигали человеческого роста. Керри потерла руки. Было холодно, безумного холодно. И как-то… одиноко?

Сзади раздалось поскрипывание снега – кто-то приближался к ней легкой походкой. Керри резко развернулась. За ее спиной была полянка – идеально круглая, словно вычерченная циркулем. Через полянку шла двойная цепочка следов – но тех, кто оставил этот след, нигде не было.

Новый скрип где-то слева от нее. На сей раз Керри поворачивалась медленно, стараясь уловить малейшие изменения вокруг. Кто играет с ней в эти дурацкие игры?

Всего в шаге от нее стояли две фигуры, плотно закутанные в плащи. Керри показалось, что это женщина и мужчина, но точно сказать было сложно. Капюшоны были низко надвинуты на лица, бросая густую тень. Женская фигура качнулась в ее сторону.

– Что с тобой, девочка моя? – Голос женщины был нежен и мягок. – Тебя кто-то напугал?

Керри уставилась на женщину. Нет, быть этого не может! Иди – может? Она почти позабыла этот голос. Голос, который когда-то рассказывал ей на ночь сказки о благородных рыцарях и кровожадных драконах.

– Мама? – выдохнула она.

Женщина рассмеялась. Смех у нее был очень красивый и мелодичный. Керри вспомнила, что после смерти отца перестала слышать этот смех…

– А кто же еще, глупышка! Ты что, опять играешь в прятки с закрытыми глазами? Ну иди же сюда! Ты вся дрожишь от холода. Как можно так небрежно одеваться! Истинные леди не должны хлюпать носом. – Из-под плаща показалась тонкая рука, затянутая в черную перчатку. – Иди к нам.

– Мама… но ты же… – Керри неуверенно уставилась на протянутую ей руку.

– Малек, ну что ты там топчешься? Иди к нам, – вмешался низкий бас второй фигуры. – Замерзнешь же!

Этот голос она тоже помнила, хоть и хуже. Он не так уж часто бывал дома и совсем мало времени проводил с ней…

– Отец… Что здесь происходит? – Она безумно боялась сделать разделяющий их шаг.

– Мы пришли за тобой, – мягко сказала женщина. – Ты заблудилась. Мы поможем тебе найти верный путь. Ну что же ты стоишь? – Ее рука все еще висела в воздухе, неподвижно замерев.

Керри сглотнула. Ну даже если они и призраки… Они ведь не причинят ей вреда, не так ли? И она шагнула вперед, касаясь протянутой женской руки.

Взвыл ветер. Снежная крупа больно царапнула ей по лицу. Еще один порыв – и капюшон женской фигуры качнулся, откидываясь назад. На Керри пустыми глазницами уставился полусгнивший череп, облепленный остатками волос. Из правой глазницы медленно выполз толстый белый червь.

Керри придушенно взвизгнула и дернулась назад. Но рука, затянутая в черную перчатку, держала слишком крепко.

– В чем дело, девочка? – Было до невозможности жутко слышать родной голос, порождаемый шевелением беззубого черепа. – Пойдем с нами… Мы покажем тебе дорогу!

Еще один порыв ветра сорвал капюшон с мужчины. Его голова была изогнута под ненормальным углом, свидетельствовавшим о переломе шейных позвонков, глаза вылезли из орбит, язык распухшей синей тряпкой висел из полураскрытого рта. По лицу ползали мухи.

Керри стало плохо.

– НЕТ!!! – Вопль девушки разорвал странную тишину зимнего леса, порождая множественное эхо. – НЕТ!!!!!! – Она с безумной силой рванулась прочь, отпрыгивая на несколько шагов назад. Державшая ее рука так и не разжалась, с мерзким звуком оторвавшись от остального тела. С края разрыва по руке трупа поползли толстые черные жуки, неспешно приближаясь к запястью Керри.

– НЕТ! – Она стремительно развернулась и побежала назад, размахивая на бегу рукой и стараясь стряхнуть жуткий груз.

Она не заметила, как мертвая рука стала истаивать, растворяясь в уплотнявшемся вокруг черном тумане. Постепенно лес исчез, и она снова мчалась через непроглядную тьму. Впереди показался широкий золотой проблеск. Керри с разгону влетела в облако золотистого цвета и упала на колени, споткнувшись обо что-то невидимое. Тьма осталась позади.

Девушка с внутренней дрожью скосила глаза на свое запястье – но нет, оторванная конечность трупа исчезла, будто ее и не было. Только кожа в том месте, где ее коснулась черная перчатка, покрылась волдырями – будто от ожога. Керри с присвистом вздохнула. Надо успокоиться. Наверняка это какое-то испытание. Она снова вздохнула. Сердце билось часто-часто, не желая замедлять стук. Просто испытание. А вдруг этот треклятый лабиринт может залезать в память? Нет, просто надо быть осмотрительней. Тут никого нет, кроме нее, – и значит, ей надо пройти это место одной. Только и всего. Она нервно потерла дрожащие ладошки и сделала шаг вперед. Вокруг по-прежнему клубился золотистый туман, и ничего угрожающего не возникало. Еще шаг, другой, третий. Она как раз начала успокаиваться, когда туман снова поредел.

На сей раз это произошло резко, почти скачком. Керри замерла, не довершив шага и покачнувшись назад. Она была где-то около горной гряды – далеко впереди на фоне ярко-голубого неба вздымались острые пики. Под ногами – довольно хорошо утоптанная и явно часто используемая дорога. Дорога изгибалась вправо, пересекая какую-то деревушку и устремляясь в сторону замка. Белые с синим шпили красиво переливались под лучами света. Над центральным полоскался большой голубой стяг. Наверное, человек не разглядел бы вышивку на таком расстоянии, но она ее видела – орел, взлетающий к солнцу.

Со стороны деревни послышалось мычание коровы, где-то вдалеке забрехала собака.

– Ты заблудилась? – раздался сзади спокойный голос.

Керри подпрыгнула, нервно оборачиваясь. Нет… Если еще и он превратится в разлагающийся труп…

Но никаких плащей, скрывающих тело, – как на недавних мертвецах – на окликнувшем ее не было. И перчаток тоже. Он был одет в несколько старомодного покроя костюм, расшитый серебряной нитью. Из-под отворотов камзола на руки падали волны кружев. Черные волосы были намного длиннее, чем она привыкла видеть, и аккуратно перехватывались сзади голубой лентой.

– Л'эрт? – неуверенно прошептала она, облизнув пересохшие губы. Ее родители были мертвы… Но он-то почему здесь, если это место принадлежит мертвым? Ведь Ойенг обещал… Или это новая иллюзия?

– Ты меня знаешь? – Он недоуменно склонил голову, разглядывая ее. – А я тебя не помню. Какое свинство с моей стороны. Но почему ты говоришь с альпийским акцентом? Ты же вроде человек?

– Не помнишь? – Керри недоуменно уставилась ему в лицо. Он казался другим. Совсем чуть-чуть, практически неощутимо, но… Она привыкла, что кожа вампира имеет мертвенно-бледный оттенок, а сейчас она казалась загоревшей. И глаза… Радужка Л'эрта меняла цвет от почти белого до глубокого синего. Но Керри никогда не видела, чтобы его глаза были карими. Значит, опять иллюзия?

– Кажется, я сказал что-то не то. Ты побледнела. Не обижайся. У меня не абсолютная память.

– Не абсолютная? – Керри недоверчиво покачала головой. Ох, если бы…

– Ты немного странная. – Он задумчиво посмотрел куда-то поверх ее плеча. – Ты точно не заблудилась? Ты явно не из этих мест.

– Я действительно заблудилась, – выдавила она, так и не решив, иллюзия перед ней или нет.

– Ну я так и подумал. Ты так странно вертела головой во все стороны. А куда ты направлялась?

– Но все-таки… почему же ты меня не помнишь? Неужели ты тоже мертв? – тихо прошептала она. Нет, этого не может быть. Керри закусила губу и потянулась рукой к его лицу, молясь про себя, чтобы оно не сменилось оскалом черепа.

Карие глаза распахнулись от изумления, когда она провела пальцами по его щеке. Кожа казалась странно теплой на ощупь. Он поспешно перехватил ее руку и чуть отодвинул.

– Послушай, ты очень красивая, но не делай так больше. Не ровен час, меня Гил застукает – так мне же уши на корню открутят.

– Гил?

– Моя жена. – Он улыбнулся. Керри судорожно вздохнула. Улыбка была самой обыкновенной. Человеческой. Никаких клыков.

Керри резко дернула руку, все еще зажатую в его руке. К ее удивлению, он не стал ее удерживать и легко отпустил.

– Н-н-не трогай меня! – Она резко сделала шаг назад. – Я никуда с тобой не пойду, слышишь?! Ты – только иллюзия! Призрак, и ничего больше! Ты ненастоящий! – Еще шаг назад.

На его лице застыло удивленное выражение.

Вокруг замерцали золотые вспышки. Керри что-то с невероятной силой швырнуло вверх. Она зависла высоко в небе, словно ее подняла и держала рука неведомого великана. Замок и окрестности подернулись золотой дымкой. Несколько мгновений – и дымка разошлась. Теперь внизу расстилался молодой лес – во все стороны, насколько хватало взгляда. Сначала Керри показалось, что она попала в новое место, но почти сразу она поняла, что ошибается. Излом горных пиков на горизонте был прежним. Но вместо замка и окрестных деревень теперь шумела зеленая листва.

– Ты сама сделала эту ошибку. Ты могла попросить вернуть ему суть человека, – прошелестело в ее сознании. – Тыне стала. Это твоя, и только твоя ошибка. Ты сможешь признаться ему в этом? Как думаешь, что бы он дал за то, чтобы вернуться? Как думаешь, он сможет быть счастлив?

– Не ваше дело!!! – зло прокричала она в пустоту.

– Ты не можешь исправить сделанной ошибки. Но ты можешь принести великое благо. Подумай над этим.

– Заткнись!!!

Лес под ней заволокло золотистым туманом.

И почти тут же незримая рука отпустила ее – и Керри полетела вниз. Вокруг были только золотые переливы, она не различала ни воздуха, ни земли. Но, спустя несколько секунд свободного падения, она с силой ударилась обо что-то твердое – и кубарем покатилась по невидимому склону. Керри пыталась за что-нибудь схватиться, чтобы остановить падение, но пальцы ее натыкались только на острые каменные грани.

Толчок, еще толчок – и невидимая гора наконец закончилась. Чуть пошатываясь, Керри поднялась на ноги. Тело болело, будто она и в самом деле сорвалась с горной кручи. Руки оказались исцарапанными до крови.

Это тоже иллюзия. Не надо придавать этому никакого значения! Иллюзия, иллюзия. Керри пыталась убедить себя в этом, но получалось плохо. Кто и зачем показывает ей эти странные картинки? Что им надо? Она коснулась царапин на руке. Кровь выглядела обычной кровью. Никуда не исчезли и ожоги, оставшиеся после хватки жуткого трупа.

Может, она идет не в ту сторону? Может, ей вообще не надо никуда идти? В любом случае, разве будет хуже, если она немного постоит на месте и соберется с мыслями?

Керри потерла лицо ладонями. Голова слегка кружилась. Проклятое место! Как же найти отсюда выход, если она вообще не понимает, куда идет и идет ли? А вдруг то, что она двигается – тоже иллюзия? Девушка поежилась.

Щиколотки ног чем-то неприятно кольнуло, отвлекая ее от размышлений. Керри скользнула взглядом вниз. Ничего не изменилось – вокруг по-прежнему был золотистый туман. Вот только… только почему же у нее ощущение, что она проваливается сквозь него куда-то вниз, будто затягиваемая трясиной?!

Девушка резко подпрыгнула, стараясь приземлиться чуть впереди от того места, где только что стояла. Ощущение проваливающейся почвы исчезло, под ногами снова было что-то устойчивое и твердое.

– Это место поглотит тебя, если ты будешь стоять на месте…

– Это ты, Хиис? – Керри резко развернулась, но вокруг был только мерцающий туман. – Зачем ты прячешься?! Что за дурацкие игры?

Ей никто не ответил. Вокруг стояла тишина, ничем не нарушаемая. Беззвучно переливались искорки в тумане.

– Ну и хорошо! – процедила она сквозь стиснутые зубы. – Ну и пусть! Я все равно найду выход! Меня не запугать! – Она решительно тряхнула рыжей челкой, отбрасывая ее с глаз, и пошла вперед. Золотистый туман стал гаснуть, уступая место черному.

Наконец вокруг снова заклубилась непроглядная мгла. Шаг, еще шаг. По-прежнему темно… Но темнота стала какой-то иной. В этой темноте она, кажется, что-то видела… Еще шаг. Контуры предметов стали достаточно четкими, чтобы Керри смогла узнать место, в которое ее занес лабиринт. Девушка замерла. Она не хотела быть здесь. И боялась того, что могла увидеть. Потому что справа и слева от нее ровными рядами стояли гробы из подземелья Ориона.

Что ей хотят показать на этот раз? Разложившийся труп Л'эрта? Керри стиснула зубы. Она сильная! Ее не взять какими-то иллюзиями!

Крышка ближайшего к ней гроба с жутким скрипом поползла в сторону. Керри ощутила, как мгновенно пересохло во рту. Но крышка сдвинулась всего на чуть-чуть, и замерла. Из образовавшейся щели выпорхнула летучая мышь, быстро мельтеша в воздухе крыльями. Мышь стремительно подлетела к ней, едва не задев крылом лицо, и метнулась обратно. Легкий хлопок – и на том месте, где только что была мышь, возникла красивая молодая женщина с длинными черными волосами. Сочные алые губы контрастировали с прозрачно-белой кожей. В черных глазах клубились сгустки вязкой тьмы. Открытое алое платье – точно того же оттенка, что и губы, идеально облегало фигуру. В воздухе поплыл чуть тяжеловатый аромат имбиря и корицы, дополненный горьковатой ноткой лилий.

Керри нахмурилась. Валина? Странно…

– И ты думаешь, ты права, маленькая шлюшка? – Красивые губы изогнулись в презрительной гримасе. – Ты думаешь, ты все знаешь?

– О чем ты? – недоуменно поинтересовалась Керри, намеренно не замечая оскорбления. Ее собеседница пока не выказывала желания схватить ее за руки. Возможно, разговор поможет ей разобраться, как найти выход?

– Ты действительно думаешь, что знаешь все! – она склонила голову, черные волосы скользнули по обнаженному плечу. – Ты ведь так и не смогла до конца прочесть его память, не так ли? Да это и невозможно – прожить несколько столетий за несколько часов. Чтобы разобраться во всем, тебе потребуется очень долгая жизнь.

– При чем тут его память?

– Ты коснулась самой верхушки айсберга. Ты не видишь всего. Зачем ты решила отобрать его у меня?

– Я ничего не отбирала!

– Лжешь, маленькая шлюшка! Ты дразнишь его обещаниями, которых не собираешься выполнять! Ты думаешь, что знаешь его, не так ли? Но ведь ты не знаешь! Ты видела только то, что он сам позволял себе видеть. А наша самооценка далеко не всегда адекватна. Разве ты считаешь себя убийцей, когда ешь жареного кролика? Думаю, нет…

– Он не убийца!

Ее собеседница рассмеялась. Смех ее царапал по коже, словно битое стекло.

– Тебе просто хочется там думать. Ты перепутала звезды с отражениями в колодце. Ты глупа! Или, быть может, ты боишься? Боишься узнать правду? – Алые губы изогнулись в издевательской улыбке.

– Я не боюсь! – возмутилась Керри. – Но ты мне никакой правды открыть не можешь!

– А почему бы тебе самой не решить? – вкрадчиво поинтересовалась та. – Пойдем, – она протянула в сторону Керри холеную руку с длинными ногтями, – я покажу тебе то, чего ты не знаешь. А верить или нет – ты решишь сама!

Керри отшатнулась.

– Как невероятно глупо – думать, что я поддамся на такую дешевую провокацию! – фыркнула она. – Я никуда не пойду с тобой!

Улыбка молодой женщины стала еще более неприятной.

– Не пойдешь? Это ты глупа! Ты считаешь, что я буду учитывать твои пожелания?! – И в следующее мгновение она метнулась вперед, обнажив клыки. Керри шарахнулась в сторону – но медленно, слишком медленно. Вампирка была быстрее. Острая боль пронзила руку чуть пониже плеча, по коже потекло что-то теплое.

– Нет! – Керри резко рванулась, высвобождаясь из хватки вампира. Руку кололо болью, в ушах звенело. Бежать, бежать прочь… Не осознавая полностью своих действий, она сформировала ударный аркан и бросила его в свою противницу. И в тот же миг все вокруг снова погрузилось в абсолютный мрак.

Керри неуверенно покрутила головой. Подвала с гробами больше не было, как не было и Валины – или ее призрака. Но из рваной раны на руке по-прежнему толчками текла кровь. Керри оторвала нижнюю часть рукава и кое-как перевязала укус.

Плохо. Если так пойдет дальше, долго она не продержится.

Девушка заставила себя сделать несколько шагов вперед, постоянно опасаясь, что вампирка вернется. Но нет. Вокруг клубился только черный туман. Он все так же вызывал ощущение страха – но абстрактного, не относящегося к чему-либо конкретно.

Ей казалось, что она уже несколько часов двигается в черной мгле, когда та неторопливо расступилась, снова сменившись золотом. Керри вздохнула. Как долго будет продолжаться это чередование? Быть может, ей полагается выбрать какой-то один из цветов? Но почему тогда выбор только между Клиастро и Хиисом? Куда исчезли все остальные?

Золотой туман впереди чуть расступился в стороны, пропуская сухонькую фигурку пожилой женщины в просторной серой мантии. За спиной у нее трепетали два огромных белых крыла. Карие глаза были печальны.

– Ты так стремишься к выходу, девочка… Ты так хочешь вернуться обратно. Но неужели тебе не совестно, что мир может погибнуть только из-за тебя?

Керри нахмурилась:

– Это я уже слышала. Покончить самоубийством я успею и потом. Не мешай мне.

– Ты слышала? А ты помнишь, что если бы не ты, богини Света и Тьмы не пришли бы в этот мир? Ты знаешь, сколько боли и разрушений принесло их возвращение? Да, твой мир пока еще не погиб, но разве ты не помнишь цену, уплаченную за победу Ордена Магии? Сколько человеческих смертей на твоей совести, девочка? Тысяча, две, три?

– При чем тут я! Я договаривалась только с Ойенгом!

– При чем? – Женщина пожевала тонкими губами. – Но ты же сама помнишь, что именно твою смерть отменила Клиастро. И именно ради тебя, ради того, чтобы вернуть тебе человеческий облик, была призвана Акерена. Только из-за тебя. – Белые крылья взметнулись вверх, порождая легкий ветерок.

– Но я же их не просила! – почти что жалобно возразила Керри.

Но, казалось, женщина в серой мантии ее не слышит.

– Если бы не ты, девочка, пророчество вашей ведуньи никогда не сбылось бы. И не надо было бы спорить, разрушат твой мир стихии или же нет. И кто выживет после их вторжения. И захотят ли они продолжать свою жизнь в переломанном мире. Только ты во всем виновата.

– Это неправда! – Она сжала руки в кулаки, до боли впиваясь ногтями в ладони.

– Ты не хочешь верить никому, кроме себя. Потому что так тебе удобнее, не правда ли? Даже свою жалкую жизнь ты ценишь выше жизней всех остальных живых существ твоего мира, вместе взятых. Ты очень эгоистична, тебе не кажется? Ты стремишься выйти отсюда. Ты тешишь себя надеждой, что покончить с собой всегда успеешь. Красивая отговорка. Но разве собираешься ты и в самом деле лишить себя жизни, если не найдешь способа перехитрить Ойенга? Не думаю. Ты любишь только себя, девочка, и никого больше. Ты готова потакать только своим желаниям. Из-за сиюминутного порыва, из-за нежелания сделать что-то своими силами ты заключила и эту сделку с Ойенгом. А ведь твой потенциал мага очень и очень велик. Но ты не захотела искать решение сама. Ты предпочла пойти самым легким, самым простым путем. То, что при этом пострадают другие, тебя не волновало.

– Это ложь! Я пыталась! Но Ойенг сказал, что у меня больше нет времени!

– А он действительно сказал именно это? Видишь ли, девочка. Боги не лгут. Но смертные так часто слышат только то, что хотят слышать… Вот и ты лжешь самой себе – и столь хорошо, что сама уже веришь в свою ложь.

Керри стиснула ладонями голову. Что же в точности тогда говорил Ойенг? Мысли путались, сосредоточиться не удавалось.

– Я все равно никуда не пойду! – резко выкрикнула она.

– Ты совсем запуталась, девочка. Мы никогда не действуем обманом. Хиис предпочел бы, чтобы ты приняла решение, полностью его осознав. И для этого никуда идти не надо. Вот, – женщина сделала плавный жест, и к ногам Керри подкатился кинжал, – возьми. Это тебя ни к чему не обязывает. Но, если ты примешь верное решение, тебе будет удобнее воплотить его в жизнь.

Когда Керри подняла взгляд от кинжала, женщины в серой мантии уже не было. Вокруг по-прежнему мерцало золотое облако. Она снова посмотрела вниз. Очередная ловушка? Но… у нее нет оружия… Вампирка из предыдущей иллюзии чуть не перервала ей горло… Керри поколебалась несколько минут, но все же наклонилась, подбирая кинжал. Ничего необычного в нем не было. Разве что по клинку время от времени пробегали золотистые сполохи. Но это вполне могли быть и отражения искр, то и дело мелькающих в этом тумане. Керри повертела кинжал в руках, и все-таки засунула его за пояс. Пусть будет. Сомнительно, что он сам перережет ей глотку. Иначе бы это уже произошло.

Она решительно двинулась вперед. Золотой туман заканчивался, снова уступая место черному. Шаг, еще шаг – и вокруг снова с густилась сплошная тьма. Очень долго она просто шла вперед, и никакие иллюзии не нарушали ее продвижение. Но черный сектор все не кончался и не кончался. Наконец, когда она уже почти успела решить, что теперь будет бродить в этой черноте все оставшееся время, туман рассеялся. И Керри оказалась в пещере, образованной кристаллами льда. Свет, неизвестно как попадавший сюда, преломлялся в миллионах граней, отражаясь сам в себе.

Керри стало немного жутко, когда она заметила как минимум с десяток своих отражений, хаотично двигающихся б различных направлениях.

– Милое местечко, не правда ли? – Язвительный вопрос раздался откуда-то сверху. И тут же разнесся многоголосым эхом. Керри задрала голову. На одном из ледяных кристаллов, скрестив козлиные ноги, устроился сатир. Тонкий хвост его безвольной веревкой свисал вниз. – Я не слышу ответа, путница. – Он почесал бородку.

– Мне здесь не нравится, если тебе интересно мое мнение, – сухо сказала Керри.

– О-о-о, – протянул сатир. – Ей здесь не нравится! А почему? Ты думаешь, здесь плохо? Уверяю тебя, Нейир умеет быть весьма и весьма комфортным. Но ты просто не хочешь этого испытать. У тебя ведь совершенно другие планы, не так ли? Кажется, ты ищешь выход, если я ничего не путаю?

– А если и так, что с того? – насупилась Керри. – Если ты собираешься помочь мне найти его, я все равно тебе не поверю.

– Я? Еще чего не хватало. Я что, похож на проводника душ? – Он передернул голыми плечами. – Но я весьма любопытен. Пожалуй, я дам тебе пару дельных советов. Если ты ответишь на один мой небольшой вопрос.

– Ну? – хмуро поинтересовалась она.

– Простой вопрос. Вот, посмотри-ка. – Небрежным движением руки он швырнул ей какую-то книгу.

Керри непроизвольно поймала ее и глянула на обложку. Учебник? Учебник истории? Она попыталась открыть книгу, но та вдруг сама зашелестела страницами, распахиваясь на самых последних листах. «Битва за Белую Башню» – было выведено в заголовке.

– И что мне здесь смотреть? – несколько нервно уточнила девушка, быстро пробегая глазами текст. Ничего нового она не видела. Стандартное, хотя и несколько детальное описание подготовки к сражению… Словно в ответ на ее вопрос, страница перевернулась. На этом развороте красовалась небольшая гравюра. Художник изобразил момент схватки между носителями сил Черной и Белой богинь. Керри сглотнула. Конечно, изображение имело весьма ничтожное сходство с оригиналами, но все равно… Смотреть, как сверкающее лезвие летит в грудь черного мага, ей было больно.

– Ну как, нравится? – полюбопытствовал сатир.

– Нет, не нравится! Доволен? Это и был твой вопрос? – выкрикнула она.

– Нет, путница, это было бы слишком просто. – Он захихикал, спрыгивая вниз и приближаясь к ней неровной походкой. Керри подавила желание отодвинуться: от сатира пахло давно немытым телом и экскрементами. – Меня интересует не эта схватка, а та, что будет. – Он постучал длинным желтым ногтем по развернутой книге. Гравюра немедленно стала объемной, оживая. Фигурки задвигались. Белая нападала, черная уклонялась. Резкий выпад – и черная фигурка отскакивает, зажимая раненую руку. Сатир щелкнул пальцами, и сражающиеся замерли. – Ну так что с ответом на мой вопрос?

Керри нервно облизнула губы:

– Я не понимаю. В чем суть твоего вопроса? Эта драка – уже прошлое!

– О да. Но благодаря тебе у них есть шанс ее повторить, не так ли? – Он сощурился, заглядывая ей в глаза. – Как ты думаешь, чем она кончится на сей раз?

– Никакой схватки не будет!

– Да-а? – издевательски протянул он. – Ты настолько наивна? Ты думаешь, что твой муж посмотрит сквозь пальцы на возвращение вампира? Просто смирится с ним, как мирятся с дождем или с засухой? А я вот так не думаю. Он ведь очень ревнив, твой лорд Арриера, не правда ли? А уж когда он узнает, почему ты заключила сделку с Ойенгом, – сатир мерзко хихикнул, – не думаю, что он воспылает любовью к своему сопернику. В тот раз выиграл Арриера. А кто выиграет сейчас? Кем ты готова пожертвовать? Кем? Кем?..

Кристаллы льда сдвинулись со своих мест, окружая ее кольцом. Фигурки на гравюре снова зашевелились, сходясь в смертельном поединке. Сатир неожиданно вырос до потолка пещеры, нависнув над девушкой живой горой.

– Кем? Кем? Кем? – Многоголосое эхо отражалось от стен, возвращаясь к ней. – Я не слышу ответа, путница?

– Прекрати! Не надо! – Она стиснула грозившую разорваться голову. – Не надо!

– Тебе придется выбирать, – неумолимо звучало под стенами ледяной ловушки. – Кого ты выберешь? Тебе надо поторопиться, путница! Пока выбор не сделали за тебя! Чью смерть ты готова пережить? Кем пожертвовать? Кем? Кем?

– Нет!!! – заорала Керри. Ей надо выбраться из этой проклятой пещеры – но выхода не было. Везде были только кристаллы льда.

– Тебе придется ответить на мой вопрос! – Сатир снова захихикал, порождая эхо.

Керри медленно опустилась на ледяной пол. Рука ее потянулась к кинжалу, подброшенному женщиной в сером.

– Эта игрушка здесь бесполезна! – Сатир хихикал, не переставая. – Я отпущу тебя, только когда ты ответишь на мой вопрос!

– Я не могу на него ответить! Я хочу, чтобы они оба были живы! – простонала она.

– Тебе придется ответить! Придется выбрать! Придется!..

В воздухе над ее головой что-то взвизгнуло – и почти ударилось в один из ледяных кристаллов, окруживших ее. Почти – потому что стрела не долетела до цели, столкнувшись с невидимой преградой. Но этого оказалось достаточно. Ледяная ловушка покрылась трещинами, словно разбитое стекло, и начала осыпаться вниз. Сдавленно крикнул – и рассыпался осколками сатир. Всего несколько ударов сердца – и мир кристаллов исчез, превратившись в кучку мелкого стекла у ее ног. Поверх осколков упала сломанная стрела. Самая обычная стрела с синими перьями на конце.

– Мне надо было прийти раньше, – немного грустно раздалось сзади. – Зря я тянул. Как ты, Кер?

Девушка обернулась. Варрант стоял в нескольких шагах позади. За плечом стрелка привычно покачивался колчан с луком и стрелами. Керри нахмурилась:

– Ты тоже иллюзия? Которая меня не помнит?

Эльф задумчиво склонил голову:

– Любопытно. А почему я должен тебя не помнить?

– Не знаю! Ты призрак. Иллюзия в иллюзии. Бред какой. – Она поежилась. – Зачем ты здесь?

– Показать тебе выход. – Он едва заметно улыбнулся.

– Ну уж нет! – Керри скрестила руки на груди. – Хватит с меня. Не надо мне подсказок, не надо мне помощников, я сама разберусь! Если ты думаешь, что я пойду куда-то с тобой…

– М-да… – протянул Варрант. – Мне действительно нужно было прийти раньше. Нет, я, конечно, дух, но пока еще не подчиняюсь приказам этого места.

Она зло сверкнула шартрезовыми глазами:

– Так я тебе и поверила!

Варрант нахмурился:

– Ну и что мне надо сделать, чтобы тебя переубедить?

– Понятия не имею!

– Ладно. Тогда давай так. Я пока просто пойду вместе с тобой, но мешать тебе не буду. Может, по дороге смогу тебя переубедить?

Керри подозрительно сощурилась:

– Если ты – настоящий, то что ты здесь делаешь?

Варрант вздохнул:

– Я же уже объяснил. Я хочу помочь тебе выбраться.

– Зачем?

– Потому что ты одна не справишься! Не глупи, Кер! – Он шагнул в ее сторону. Девушка поспешно отшатнулась назад, выставляя перед собой кинжал:

– Не приближайся! С меня хватит ран!

– Ох боги! Хорошо. – Он развел руками. – Я не буду приближаться. Просто пойду рядом, но не буду подходить слишком близко. Пойдет? В конце концов, именно я вытащил тебя из этого ледяного гроба.

Керри прикусила губу и некоторое время разглядывала его. Эльф не был похож на того разбойника, что так странно – и немыслимо – появился на костюмированном балу. Сейчас Варрант был в форме армии повстанцев, спереди на куртке красовались две скрещенные синие линии – знак стрелкового отряда. Поверх рукавов были закреплены ножны для метательных звездочек. Совсем как во время войны с Некшарией.

Девушка вздохнула. А может, он и вправду настоящий? Хотя как он может быть настоящим, если он мертв?

– Ладно, иди рядом. Но не ближе, чем за два шага, – наконец решила она.

ГЛАВА 21

Клык – Свету.

Третьи сутки находимся у северного подножия Драконьих Пиков. Рыцарь пытается уточнить свой поиск, но пока продвижение идет по-прежнему хаотично. Плановые точки переноса все еще скрываются от нас под различными предлогами. Прошу разрешения на активное вмешательство, план «Взрыв».

Повторно запрашиваю разрешения устранить из команды Чужака. Первое впечатление о нем мне все более и более кажется ошибочным. Как мне кажется, у Пера возникли такие же ощущения. Чужак может быть опасен. Мы так и не смогли понять, обладает ли он магией. Настойчиво рекомендую произвести изыскания на сей счет среди людей Противостояния. Полагаю, что несвоевременное вмешательство Чужака может испортить наше дело.

Наши опасения относительно Неудачника не подтвердились. Его функционал неясен. Возникает впечатление, что Рыцарь тащит его с собой из каких-то сторонних побуждений. Возможно, он будет нужен на итоговом этапе поиска?

Пришлось устранить человека Противостояния. Он видел, как отправляется Перо, и поставил нашу миссию под угрозу. Приношу свои извинения, я помню о договоренности с Противостоянием – но другого выбора не было. Устранение прошло чисто, мы не раскрыты.

Перо нервничает. Мне сложно продолжать поддерживать видимость лояльного отношения, так как поведение Пера становится не вполне адекватно. Понимаю важность дела, но мы оговаривали определенные рамки. Прошу оказать воздействие на Перо, иначе высока вероятность обострения ситуации.

Жду указаний.


Перо – Свету.

Повторно прошу снять меня с задания. Вы переоценили мои силы. Я не справляюсь. Я НЕ СПРАВЛЯЮСЬ! Это выше моих возможностей.


Свет – Клыку.

Соблюдайте максимальную осторожность. Противостояние не должно знать о ваших способностях! Это может более чем серьезно ослабить наши позиции и почти гарантированно приведет к охоте за вашими головами!

Активное вмешательство в дела Рыцаря запрещаю. Последствия слишком непредсказуемы.

Исправь ситуацию с Пером. Меня не интересуют твои чувства! Как смеешь ты ставить свои эмоции выше важности нашего дела?!

Противостояние вышлет другого наблюдателя. Будьте внимательны, не подведите меня на этот раз. Обращаю ваше внимание: ему дан приказ убрать Неудачника. Не вмешивайтесь! Неудачник – не более чем случайная фигура, но ее присутствие в столь ответственном деле слишком чревато дополнительными неожиданностями. Мотивации Противостояния можете затребовать у нового наблюдателя, но в любом случае это их сектор, и они вправе так поступить без объяснений. Еще раз повторяю – не вмешивайтесь.

Чужака устранить не разрешаю. Войдите в более тесный контакт и под любым предлогом вытяните из него всю доступную информацию. Воспользуйся Пером или выполни эту миссию лично, если тебе это больше понравится. Мотивация неважна. Если подозрения – мои и Совета – подтвердятся – вам необходима будет поддержка. Пока ничего сообщать не буду.


Свет – Перу.

Не может быть и речи. Продолжай выполнять приказы. Твои эмоции не должны служить помехой делу Лиги.

ГЛАВА 22

Ралернан задумчиво смотрел на пляшущие языки костра. Три недели практически непрерывных поисков сузили зону потенциального нахождения артефакта до Драконьих Пиков и близлежащих окрестностей – но все равно этого было мало. Особенно с учетом того, что во многих местах эти горы были практически непроходимы.

Но вампир слишком устал за последнее время. Ему нужна была хотя бы небольшая передышка. При построении последнего портала он только чудом не наломал дров.

Галлик увлеченно рисовал на земле возле костра очередную магическую формулу – его не отпускала идея внести усовершенствования в используемый поисковый аркан.

– Ну лорд Арриера? – поинтересовался он, закончив свое творчество. – Вот если ее добавить на втором этапе построения кольца…

– …то получится полная чушь, – оборвал его Л'эрт.

– Ну откуда тебе знать?! – обиделся адепт. – Ты же не маг! И я не тебя, а Арриера спрашиваю!

– Спрашивать ты можешь кого угодно, а то, что получится чушь, – неоспоримый факт. – Вампир передернул плечами. – Лучше бы ты свои собственные навыки совершенствовал, чем в чужие заклинания лезть.

– А толку-то. – Галлик как-то разом сник. – Все равно у меня ничего путного не получится. Я слишком плохо умею концентрировать силу.

– А еще ты очень плохо умеешь думать тем овощем, что по недомыслию считаешь головой… Думаешь, обладание большой силой решит все проблемы? – Вампир послал Ралернану ехидную улыбку. – Ну-ну.

– Да, думаю! – Галлик обхватил руками колени и уставился в землю. – У меня ни одного стоящего заклинания не получилось!

– Почему ни одного? Как минимум одно получилось точно.

– Какое? – недоуменно поинтересовался адепт.

Вампир хмыкнул и демонстративно ткнул себя в грудь:

– Да зомби из меня сделать, какое же еще.

– А-а… – разочарованно протянул Галлик. – Так ты все равно же не зомби. Ты, наверное, с самого начала притворялся.

– Ага. Особенно когда твой драгоценный ректор мне в брюхе ножичком ковырял.

– Ну не знаю… В любом случае ты сейчас живой, значит, и раньше ты тоже как-то…

– Формально нет.

– Чего?

– Ладно, не будем об этом. Хочешь, я тебе слегка подскажу, как улучшить твои заклинания?

– О… ну да! А ты сможешь? Ну ты же правда не маг… вроде? – растерялся Галлик.

– Зато я много умных книжек читал. В раннем детстве. Глядишь, что-нибудь и вспомню.

– Э… ну… спасибо.

– Лаэрт, – Ралернан коснулся плеча вампира кончиками пальцев, – мы же как будто собирались устроить небольшой перерыв. Чтобы восстановить силы?

– Ну это же тебе нужно восстановить силы, серебрянка, – съехидничал вампир. – Вот и восстанавливайся. Я не буду тебе мешать. Главное – питайся хорошо. А то что-то ты бледный последнее время.

Ралернан непроизвольно потер повязки, охватывавшие его руки от запястий до локтей. Сначала Л'эрт применял магию восстановления, чтобы залечить порезы, но в последние дни он счел это излишней тратой сил. Эльф уставился на пляшущее пламя костра. Кто бы мог подумать, что он по собственной доброй воле будет отдавать свою кровь этому подонку! Как жаль, что у него нет другого выхода, чтобы найти Керри! Боги, скорей бы все это закончилось… Странно, он всегда думал, что вампиры зубами пользуются, чтобы пить кровь… Может, Ра'ота просто теперь не может кусать из-за всех этих умираний и воскрешений? Хотя зубы у него не выпали. К тому же эта его привычка накладывать заклинание онемения на зону пореза – на то время, пока он пьет кровь… Зачем? Наверняка не для того, чтобы уменьшить боль – иначе он продолжал бы лечить наносимые им разрезы… Ралернан потряс головой. О чем только он думает?!

Тем временем Л'эрт стер фигуру, нацарапанную на земле Галликом, и начал наносить на выровненный участок земли ряд каких-то формул. Адепт увлеченно следил за ним, то и дело задавая удивленные вопросы. В глазах Галлика мало-помалу начало загораться что-то вроде восхищения.

Ралернан задумчиво смотрел на вязь Высшей Речи, перемежаемую математическими символами. Интересно, а насколько хорошо вампир разбирается в белой магии? Что-то он знает точно, иначе не смог бы переделать поисковый аркан таким образом, чтобы тот казался созданным эльфом. Но вот насколько? Впрочем, навряд ли вампир стал бы его обучать. Разве что с намеренными ошибками – чтобы проще было потом победить. Ралернан поймал себя на мысли, что завидует Галлику. Он вздохнул и снова уставился на огонь.

Шум приближающихся шагов отвлек эльфа от размышлений. К костру подошел белый маг Кретвик. Несмотря на то что Ралернан вынужден был терпеть присутствие посланцев Главы Белой Лиги, в моменты передышек белые маги предпочитали держаться обособленно. Их костер горел на противоположном конце поляны, и даже вампир с его острым слухом не мог проникнуть в разговоры соглядатаев.

– Как вы себя чувствуете, лорд Арриера? – вежливо поинтересовался Кретвик, усаживаясь рядом с ним. – Выглядите вы не вполне хорошо.

– Я просто устал, – скрипнул зубами эльф. Нет, он понимал необходимость соблюдения взаимной вежливости, но от бесед с Кретвиком его уже конкретно тошнило. Периодически он сожалел, что воспитание не позволяет ему прервать эти беседы – как обычно вел себя вампир.

– Вам нужно хорошо отдохнуть, чтобы следующий поиск был успешен. Но, я смотрю, ваш друг тоже выглядит несколько бледным.

Вампир оторвался от прорисовки формул и повернул голову к Кретвику.

– Это аристократическая бледность. Ничего-то вы, плебеи, в красоте не понимаете! – небрежно бросил он, презрительно сощурившись.

– Лаэрт! – ошеломленно выдохнул эльф.

– Нет-нет, все в порядке, – успокоил его Кретвик. – Полагаю, герцог просто сегодня не в духе.

– Э… да… – покорно согласился Ралернан. Под «не в духе», надо полагать, белый маг имел в виду «пьян». – Мы все несколько устали после последнего перехода.

– Я, собственно, как раз хотел предложить свою помощь. – Кретвик вытащил из складок плаща небольшую фляжку. – Я считаюсь одним из наилучших целителей Белой Лиги. Этот эликсир будет весьма способствовать скорейшему восстановлению ваших сил. – Он открутил крышку и протянул флягу Ралернану. Тот неуверенно понюхал. Пахло в общем-то приятно – сладковатый запах наводил на мысли о выпечке или конфетах.

– Спасибо. Вы очень любезны. – Эльф не был полностью убежден, что напиток – действительно лекарство, но выказывать недоверие явным образом было слишком уж невежливо. А Кретвик, судя по всему, терпеливо ждал, пока он выпьет. Эльф поднес флягу ко рту, но не успел сделать и одного глотка, когда вампир буквально выдрал сосуд у него из рук.

– А мне ведь тоже можно, да? – невинно спросил Л'эрт у белого мага.

На лице последнего не дрогнул ни единый мускул.

– Да, герцог, конечно. Сделайте одолжение.

Л'эрт перевернул флягу над горлом и опустошил ее в несколько глотков.

– Вкусно! А я всегда считал, что лекарства – исключительно противная вещь, – безмятежно улыбнулся он.

– Ну что вы. – Кретвик одарил его встречной улыбкой и повернулся к Ралернану: – Моя помощница приготовит еще одну порцию и принесет вам чуть позже. Вам тоже надо восстановить силы.

– А как оно действует? – полюбопытствовал вампир. – Что-то я пока ничего не ощущаю.

– Ну это же не заклинание. Необходимо, чтобы состав усвоился организмом. Подождите пару часов, и вы сразу заметите изменения. Что ж, – Кретвик плавно встал, – не буду больше досаждать вам своим обществом. Кроме того, мне нужно будет помочь Лакерре приготовить вторую порцию. – И он сделал пару шагов в сторону своего костра. Дальше Кретвик уйти не успел – навстречу ему вылетела Лакерра, еще более бледная, чем обычно. Зеленые глаза девушки лихорадочно блестели.

– Как… да как вы только могли? Как посмели?! – громко выпалила она. – Это же подло!

– Лакерра, мы обсудим это позднее. – Маг жестко схватил ее за локоть, пытаясь увлечь в сторону, но девушка с неожиданной силой высвободилась.

– Не пейте то, что он принес! – нервно обратилась она к эльфу.

– Оп-па! – Вампир состроил удивленное лицо. – А что, Кретвик что-то напутал и нечаянно подсунул нам немножко яда? Как любопы-ы-ыытно…

– Нет… вовсе не яда. – Лакерра несколько растерялась. Кретвик снова взял ее за локоть и повернулся к остальным:

– Моя помощница излишне впечатлительна. Дело в том. что состав, который я вам принес, может оказывать небольшие побочные эффекты. Но основа его, несомненно, обладает высокой целительной силой. Ведь обладает же, не так ли? – Он взглянул на Лакерру.

Та судорожно сглотнула.

– Но… зачем надо было это делать? – совсем тихо возмутилась она. – Можно же было использовать и другие методы!

– Мы должны оказывать всяческую помощь лорду Арриера. На то есть прямое указание Главы Белой Лиги. Или ты забыла? – Голос Кретвика был весьма холоден.

– Но нельзя же при этом поступать так бесчестно! – В ее глазах сверкнули слезы. – Я и не думала, что вы можете пойти на такое! Я так вас боготворила!

– Лакерра, этот разговор мы можем продолжить наедине! – Сквозь обычную бесстрастность на миг прорезалась злоба.

– Я не хочу ничего продолжать наедине! Вы меня вовсе не слушаете! Вы меня только терпите! Я так жалею, что согласилась пойти с вами! Я надеялась, что смогу привлечь ваше внимание! Быть полезной! А вы смотрите на меня только как на лабораторный инструмент! – Слезы стремительно катились по ее щекам, но девушка их не замечала. – Неужели вы не понимаете…

– Да приди в себя! – Кретвик размахнулся и наотмашь хлестнул ее рукой по лицу.

Лакерра оборвала свой монолог на полуслове и слегка шатнулась назад. Ралернану потребовалось несколько секунд, чтобы выйти из оцепенения, вызванного действиями мага, и вклиниться между ним и девушкой. На щеке Лакерры проступили ярко-алые следы пальцев Кретвика.

– Я не допущу такого в моем присутствии, – холодно проинформировал белого мага Ралернан. – Это абсолютно недостойное поведение! И как только вам могло в голову прийти поднять руку на женщину?!

Лицо Кретвика перекосила гримаса бешенства.

– Лорд, вы не владеете ситуацией! Если бы вы были на моем месте, я уверен, вы бы поступили так же! Лакерра в последнее время совершенно сошла с ума! Вещи, которых она от меня требует, абсолютно невозможны и недопустимы!

– Требую?! – тихо ахнула Лакерра. – Я ничего не требую! Я просто… я же люблю вас!

– Как мило, – вмешался вампир. – И как романтично!

На него одновременно уставились три пары разозленных глаз. Реплика была явно несвоевременной.

– Твоя, как ты изволишь выражаться, «любовь» мешает мне спокойно работать! Да ты не даешь мне и минуты спокойно побыть! Куда бы я ни повернулся, я постоянно натыкаюсь на твой телячий взгляд! Это что, нормально?! Неужели ты не можешь найти себе другой объект для обожания?! Или ты настолько глупа, что действительно думала, будто я увлекусь такой серой мышью, как ты? – Кретвик раздраженно сплюнул и стремительно пошел прочь.

Лакерра громко всхлипнула и бросилась в противоположную сторону, с громким шумом проламываясь через подлесок. Плач ее был слышен еще очень долго.

– Весело, – задумчиво констатировал вампир, подкидывая очередную ветку в костер. – Кстати, – он повернулся к Ралернану, – серебрянка, не делай больше таких глупостей, договорились?

– Ты про что? – недоуменно поинтересовался эльф.

– Я про «лекарство», которое Кретвик пытался в тебя влить. Я-то полагал, что у тебя уже в крови должно быть недоверие к таким жестам. Как же ты выживал-то в дворцовых интригах с такой доверчивостью к людям?

– Подожди… – Ралернан потер тыльной стороной ладони лоб. – Но ведь Лакерра вроде как подтвердила, что это не яд. Правда, я не понял, о каких нежелательных эффектах идет речь…

– Ну да, не яд. В целом это действительно довольно неплохой целительный эликсир. С одной небольшой поправочкой. Они добавили туда «сыворотку правды». Ну и соответственно тебя неудержимо пробило бы поведать господам магам все интимные стороны своей жизни.

– Но… а зачем ты ее выпил? – растерялся эльф. – У тебя что, тайн меньше?

Вампир приглушенно рассмеялся:

– Перетопчешься, серебрянка. Мои тайны побудут со мной. А такая трава на меня не действует. Метаболизм не усваивает-с.

– А алкоголь, значит, усваивает? – слегка запутавшись, возразил Ралернан.

– Ага. Удобно, правда? – издевательски подмигнул ему Л'эрт.

Эльф прошипел себе под нос пару ругательств и отвернулся. Ладно, боги со всем этим. Да и проверить, прав вампир или это очередной приступ его подозрительности – невозможно.

Вампир вернулся к прорисовке формул для Галлика. Последний никак не прокомментировал состоявшийся диалог: белым магам он изначально не очень-то доверял, а в тайны Л'эрта предпочитал не лезть. Все равно тот, как показывал опыт, ничего не стал бы объяснять.

Ралернан продолжил вдумчивое изучение пламени. Время текло медленно и незаметно. Постепенно эльфа начало клонить в сон. Он кинул беглый взгляд на небо. Первые звезды уже загорались.

– Лаэрт?

– Ну? – Вампир оторвался от общения с Галликом. Ему тоже хотелось спать, но адепт слишком воодушевился идеей обучения. А точнее – тем, что, кажется, у него уже кое-что стало получаться.

– А ты можешь определить, куда ушла Лакерра? Что-то ее долго нет…

– О боги. Ну могу, а зачем? Ты ее что, утешать собрался? Поплачет и успокоится, делов-то.

– Вообще-то это совершенно ненормально: спокойно смотреть, как девушка так убивается. Но я не о том. Тут могут быть дикие звери…

– Ну она же маг. Сделает «щелк-щелк» пальцами – и все дикие звери превратятся в бифштекс.

Ралернан покосился на Галлика и попытался максимально сосредоточиться.

– Тот, переодетый бардом, тоже был магом. Я нехочу, чтобы ее убили. Надо ее найти, – мысленно передал он вампиру, делая промежутки чуть ли не после каждого слова.

– У-уф-хф… Ладно, найду я твою ведьмочку. – Л'эрт поднялся, потягиваясь всем телом, как огромный кот.

– Зря ты. Она действительно довольно милая девушка.

– Милая, милая. Это не мне нужно глаза раскрывать, а Кретвику. Интересно, ты ко всем врагам так относишься? – Он издевательски выгнул бровь. – Кстати, пообещай мне одну вещь.

– Какую?

– Если я потеряюсь, ты тоже пойдешь меня искать. – Вампир мерзко хихикнул и растворился в чаше. Взбешенный взгляд эльфа наткнулся только на слегка качающиеся ветки.


Найти Лакерру не составило особого труда. Собственно, эльф мог бы и сам справиться с этим: девушка оставила за собой весьма приметную дорожку из смятых и поломанных веток. Но ушла она довольно далеко – вампиру пришлось потратить больше часа, пробираясь по ее следу. О приближении цели поисков он догадался, почувствовав довольно едкий дым, проникающий через листву.

– Оригинально. Сбежать на такое расстояние, чтобы сварить очередную мерзость для поправки здоровья? – пробормотал Л'эрт себе под нос, продолжая неслышно продвигаться по проложенному Лакеррой следу.

Наконец, отодвинув в сторону очередную ветку, он выбрался на небольшую полянку. Магичка сидела к нему спиной подле небольшого костерка, явно питаемого магией, и мешала какое-то варево. Последнее имело вид и запах чего-то сильно протухшего. Возле костерка аккуратной кучкой лежали недавно собранные травы.

Л'эрт беззвучно скользнул поближе, остановившись прямо за спиной Лакерры. Она его не слышала – перемещения вампира слишком тихи для человеческого слуха. Девушка задумчиво покопалась в собранной траве и выудила тоненькую веточку бледно-салатового цвета с округлыми бархатными листьями. Немного поколебавшись, она бросила ее в котелок, пробормотав под нос кусочек заклинания.

Вампир, слегка недоумевая, следил за ней. Салатовая травка называлась орчикой и была вообще-то довольно сильным ядом. Белые маги решили заменить сыворотку правды чем поэффективнее? Мгм…

Тем временем Лакерра перестала помешивать свое варево и, набрав немного в ложку, подула на нее, стараясь остудить. Л'эрт беззвучно выругался. Вот этого только еще не хватало!

– Я тебе не помешаю? – вежливо поинтересовался он вслух.

Лакерра подпрыгнула от неожиданности, услышав посторонний голос в шаге позади себя, и резко развернулась. Ложка выпала из ее пальцев.

– Изм… Ох, герцог… Я не слышала, как вы подошли.

– Надеюсь, я не напугал тебя?

– Нет-нет. – Магичка неосознанно шатнулась назад, увеличивая дистанцию, и нечаянно задела подолом мантии котелок с эликсиром.

Но прежде чем кипяток опрокинулся ей на ноги, Л'эрт успел схватить ее в охапку и отпрыгнуть в сторону. Там, где вылилось варево, трава задымилась и начала скукоживаться.

– Забавные у тебя снадобья, – прокомментировал вампир, переходя на другую сторону полянки и опускаясь на траву. Лакерру он посадил себе на колени.

– Я… я… ну… это… от насекомых… чтоб ночью не досаждали…

– Н-да… – Л'эрт посмотрел на место, куда вылилось зелье. Дымящаяся трава уже исчезла, оставив неприятного вида проплешины в зеленом покрове. – Наверное, сильно досаждали?

– Кто?

– Насекомые. Я, конечно, не специалист, но не думаю, что имеет смысл повторять данный опыт. По-моему, запах разогнал всю живность на три дня пути вокруг.

Лакерра закашлялась. Запах действительно был еще тот. Л'эрт незаметно щелкнул пальцами, вызывая аркан очищения воздуха.

– Я… очень благодарна вам… но не могли бы вы меня отпустить? Мой эликсир сюда не дотечет.

– На траве вообще-то холодно и сыро. Простудишься еще.

– Но… но это же неприлично! – Лакерра попыталась сдвинуться, но пальцы вампира на ее талии превратились в стальное кольцо. – Эй, отпустите меня!

– Ты мне настолько не доверяешь? – Л'эрт склонил голову.

– При чем тут доверие? – Она нахмурилась. – Просто… это неправильно! Да пустите же!

– Давай меняться? Я тебя отпускаю, а ты выполнишь одну мою ма-а-аленькую просьбу.

– Какую просьбу? – Брови Лакерры сошлись в одну тонкую линию.

– Я тут поспорил с Арриера… Вот какой у тебя на самом деле цвет волос?

– Э… ну… – Магичка растерялась. – Ну светлые… – Она неуверенно коснулась рукой туго скрученного пучка на затылке.

– Ага… Так я и думал. Ты не возражаешь, если я посмотрю? – Не дожидаясь ответа, его пальцы затанцевали над ее прической. Лакерра не успела даже ничего понять, как шпильки упали на землю, а волосы ее волнами рассыпались по плечам. – Действительно светлые. – Вампир задумчиво пропустил через пальцы одну прядь. – Соломенный лен. Красиво, кстати.

– Я… да что вы себе позволяете!!! – Она резко вскочила. На сей раз Л'эрт ей не препятствовал. Но вот собрать обратно в пучок пушистую гриву у нее не получалось. Отчасти еще и потому, что большую часть шпилек вампир зашвырнул довольно далеко. – Герцог, это совершенно возмутительно!!! Кто дал вам такое право?!

– С распущенными волосами тебе больше идет. – Он лениво потянулся, закидывая руки за голову и опираясь спиной на ствол дерева. – А когда ты сердишься, у тебя очень симпатичный румянец.

– Что? Да как… Да зачем вы вообще сюда явились?!

– А у меня хобби такое. Гулять ночью по лесу и наблюдать, как очаровательные леди пытаются на тот свет отправиться, – небрежно протянул Л'эрт.

– Я не пыталась… – Она страшно покраснела. – И я вовсе не очаровательная…

– М-да? Мне казалось, что ты хотела глотнуть пару ложечек того милого зелья, что сожгло здесь полполянки. Я не прав?

– Это не ваше дело!!!

– Строго говоря – да, абсолютно не мое. Ты против, что я вмешался?

Лакерра стиснула руки в кулаки.

– Я хочу побыть одна. Не могли бы вы оставить меня?

– Меня прогоняют? После того, как я спас тебя? Фу, как некрасиво…

– Но… – Она растерялась.

– Но – что? – Л'эрт уставился ей прямо в глаза. – Или ты собираешься повторить сей опыт с отравой?

– Да какая вам-то разница?!

– Вообще-то просто жалко. На земле не так уж и много красивых девушек, чтобы просто стоять и смотреть, как одна из них занимается самоубийством.

– Опять вы издеваетесь! Я не красивая!!!

– Н-да? И кто тебе сказал такую чушь? Кретвик?

Лакерра медленно опустилась на траву и заплакала, закрывая лицо руками.

– Вы… вы не понимаете… я думала, я хоть немного ему нравлюсь… а он…

Л'эрт незаметным движением переместился ближе и слегка приобнял ее за вздрагивающие плечи.

– Тш-ш-ш… не надо плакать из-за всяких недоумков.

– Он не недоумок… Он… понимаете… Я всю жизнь о нем мечтала!.. Еще когда он у нас преподавал! Я специально пошла в его группу, когда объявили новый набор! Я так старалась… Я думала, он меня заметит… Наверное, я действительно недостаточно хороша для него. – Она хлюпнула носом.

– Ну ты же не мальчик… – нейтрально заметил вампир.

– Я не… что? Какой еще мальчик?.. – Лакерра подняла на него заплаканные глаза.

– А, так ты не в курсе? Твой Кретвик – он мальчиков предпочитает. Недавно, когда ты болела, он пытался к Галлику приставать. Еле отвадили. Бедному адепту полночи кошмары снились. Неприятный тип этот твой Кретвик. – Голос вампира был пределом искренности.

– Ччч… ш-ш… – Глаза магички стали абсолютно круглыми, как блюдца. – П-п-правда?!

– Естественно. Зачем мне тебе лгать, скажи на милость? – Л'эрт небрежно пожал плечами.

– Великие боги!.. – Она прижала ладони к изумленному лицу. – Какой ужас.

– Да, приятного мало, конечно. Ты, главное, не расстраивайся из-за этого. – Он погладил ее по голове.

– Боги… а ведь… он же действительно… в академии он ни с кем не встречался… – растерянно прошептала она.

Л'эрт слегка нахмурился. Эта новость была несколько странной. Кретвик не произвел на него впечатления монаха.

– Ну вот видишь. А ты не верила. – Он провел пальцами по ее щеке, вытирая слезы.

– Вы… вы опять себя неправильно ведете… – тихо возмутилась Лакерра.

– Почему? Тебе нравится сидеть с мокрым лицом?

– Ну… нет. Но вы могли бы предложить мне платок. Не обязательно пальцами же!

– У меня нет платков. Что-то поиздержался я в последнее время. Но ты права – пальцами не обязательно. – Он наклонился ближе и коснулся губами уголка ее рта. Лакерра замерла, на щеках у нее вспыхнули красные пятна.

– Вы с ума сошли! – выдавила она.

– Но ты же сама просила, чтобы не пальцами! – делано возмутился Л'эрт.

– Но… но…

– Тебе не нравится? – мягко поинтересовался он, снова касаясь ее губ. На сей раз поцелуй получился более продолжительным. Лакерра не сразу смогла восстановить сбившееся дыхание.

– Пожалуйста, перестаньте… – наконец выдавила магичка. От его поцелуев слегка кружилась голова. – Я ведь даже не люблю вас.

– Это разбивает мне сердце, – подкупаюше серьезно ответил Л'эрт.

– Но…

– Ш-ш-ш… Не волнуйся…

Его слова обволакивали теплым покрывалом. Лакерра не заметила, как пальцы Л'эрта пробежались по застежкам мантии, распахивая ее по всей длине. От его ладоней по ее телу раскатывались волны густого тепла, и возражать совсем не хотелось.

Руки магички, словно против ее воли, скользнули по его спине, прижимая ближе, еще ближе… С легким шорохом белая мантия упала на траву. Секундами спустя туда же полетели оставшиеся предметы нижнего белья. Пальцы Л'эрта проникли в самое интимное место, вызывая нервную дрожь. Лакерра сдавленно выдохнула.

– Герцог… стойте… пожалуйста… – Она попыталась перехватить его руки. – Не надо больше… Это… мне нельзя… – В зеленых глазах скользнул неподдельный испуг. Л'эрт слегка нахмурился.

– Почему нельзя? – Пальцы его скользнули по ее соску, вызвав приглушенный стон.

– П-пожалуйста… я могу… потерять контроль…

– Теряй. Я разрешаю. – Вампир улыбнулся кончиком рта.

– Я… это опасно… ох, боги… Правда… ну стойте же…

– Ты мне доверяешь? – Он коснулся губами ее виска. – Ведь доверяешь же? Не бойся, милая.

– Я могу… я могу… причинить тебе боль…

– Ты что-то перепутала, – тихо усмехнулся Л'эрт. – А мне казалось, что как раз наоборот.

– Вы не… понимаете…

– Тщ-ш-ш… не волнуйся. Все будет хорошо. Обещаю. – Вампир бережно опустил ее на разбросанную по траве одежду. Лакерра какое-то время еще помнила о необходимости остановить его, но вскоре ласки Л'эрта погрузили ее в почти бессознательное состояние.

Маленькую искорку боли она едва заметила. Волны наслаждения накатывали на нее, вызывая сладкие стоны. А потом мир исчез, затопленный очередной волной. Лакерра закричала.

Л'эрт чуть не поперхнулся, когда тело девушки, сжимаемое им в объятиях, начало стремительно меняться, покрываясь перьями. Нет, против перьев он ничего не имел, они были довольно мягкие на ощупь, но все же… Зеленые глаза вылиняли, став янтарно-прозрачными. В чертах лица появилось что-то непереносимо хищное. Ногти на руках начали стремительно удлиняться, все больше и больше напоминая когти дикого зверя. Всего миг – и эти когти пропороли спину вампира, словно бумажный лист. Л'эрт с трудом сдержался, чтобы не выругаться. Было больно. В воздухе повис металлический запах крови. Лакерра издала еще несколько криков – и наконец бессильно обмякла в его руках, тяжело дыша.

Вампиру показалось, что прошло около четверти часа, прежде чем янтарные глаза начали принимать более-менее осмысленное выражение. И почти сразу же началась обратная метаморфоза. Л'эрт зашипел, когда когти царапнули по еще свежим ранам на спине. Перья исчезали, сливаясь с белой кожей. Глаза магички снова приобрели первоначальный цвет зеленой травы.

Лакерра недоуменно уставилась на свои пальцы, вымазанные в крови вампира.

– О, боги… – вырвалось у нее. – Боги, что же… – В ее глазах застыл испуг.

– Ну ты же меня предупреждала, – относительно спокойно произнес вампир.

– Я… я же чуть не убила тебя! – в панике прошептала она.

Л'эрту категорически не понравилось выражение ее лица. Казалось, еще чуть-чуть – и она ударится в истерику. Он обнял Лакерру за плечи, прижимая к себе.

– Ну не убила же! – На его губах появилась беспечная улыбка. – Знаешь, а ведь у меня никогда не было настолько удивительной девушки. А царапины – это мелочь. Заживут.

– Т-ты… меня не боишься? – Зеленые глаза распахнулись от изумления.

– Бояться? Глупости какие. – Он нежно поцеловал ее в щеку.

– И… тебе не противно? – тихо уточнила она.

– Нет, мне не противно, – сделав большие глаза, передразнил он. – Честное слово! Но мне любопытно – что это было. Я и не знал, что маги так умеют.

Лакерра обхватила руками его за шею, утыкаясь лицом в грудь, и расплакалась. Л'эрт недоуменно коснулся ее плеча:

– Милая, ты чего? Все же в порядке, нет? И вообще, мне нравятся птички. Помню, когда был маленьким, обожал прикармливать всяких пернатых тварей.

Лакерра издала нервный смешок:

– Боги… ты… ты такой хороший…

Л'эрт очень хотел сказать, что вовсе он не хороший и влюбляться в него на данной почве совершенно необязательно, но момент был слегка неподходящий.

– Все… раньше… кто видел, как мы перекидываемся… особенно если частично… я привыкла уже видеть омерзение на их лицах… они нас боялись… презирали и ненавидели…

– Я не очень понимаю. – Он убрал упавшую ей на лицо прядь волос. – Расскажи по порядку, ладно?

Лакерра помнила, что рассказывать ей категорически запрещается. Что если кто-то узнает, что она нарушила свою клятву… Смерть покажется ей наслаждением. Но они обращались с ней как со зверем, выставленным на потеху публике… А он… он был так ласков… И потом… он все равно уже видел, как она частично перекинулась…

– После сражения за Белую Башню наша Лига, – слегка неуверенно начала она, – приняла решение создать отряд… боевых магов. Белая магия изначально не направлена на атаку – только на защиту. Видоизменить заклинания оказалось практически невозможно. Но оказалось возможным изменить самих магов. – Лакерра прикрыла глаза, вспоминая часы, дни и месяцы пыток различными травяными составами. Пыток, после которых полы лаборатории становились мокрыми от крови, а количество подопытных неумолимо сокращалось. – Они придумали несколько эликсиров… Которые смогли превращать людей… в нечто иное… Отряд боевых магов изначально формировался для борьбы с новой нечистью, выпущенной в мир Черной Лигой. Не знаю, правда ли это. Меня ни разу не посылали против упырей. Возможно, кого-то и посылали… У нас не стало друзей… после… превращения… Даже среди своих… мы были чужими… Превращение… сильно поменяло нас… внешне. – Лакерра с тоской посмотрела на свою руку. – У меня была загорелая кожа, почти бронзовая. А теперь я могу сколько угодно находиться на солнце, но все равно останусь вот такой… Кое у кого полиняли глаза. Это хуже – мешает появляться на людях, поскольку выдает нечеловеческую сущность. Кое у кого – волосы, преждевременно поседев. Наверное, только Кретвик не утратил ничего… Не знаю. Он стал одним из первых метаморфов. – Магичка вздохнула. – Во всяком случае, он самый старший из нас. Я думала, раз он смог сохранить свою внешность, у меня тоже получится. Я его так обожала. Еще до того, как узнала, кто он. А потом… потом он предложил мне пройти превращение. Я согласилась. Я думала, это знак внимания с его стороны. – Она зябко поежилась. – А став одной из отряда, я потеряла все. Даже право на самостоятельные действия. Нас слишком мало, чтобы Белая Лига могла выпустить нас из-под своего контроля. В академии мы носили специальные кольца, мешающие нам удалиться за пределы Гринатаира. Сейчас с меня кольцо сняли… Им надо было, чтобы я могла летать. Но, думаю, Кретвик все равно нашел бы меня, даже пожелай я скрыться.

– Кретвик превращается во что-то вроде волка, верно? – спокойно уточнил вампир.

– Откуда ты знаешь? – изумленно выдохнула она.

– Да так, догадался. – Перед мысленным взором Л'эрта встал труп черного мага. – А ты, значит, в птицу…

Лакерра сглотнула.

– Хочешь… посмотреть, на что я похожа, когда превращение полное? – нерешительно произнесла она.

– А тебе не больно менять форму?

– Нет. – Она качнула головой. – Я только не знала, что это может получиться самопроизвольно… Нас всегда учили контролировать себя, но я не думала… – Лакерра окончательно смутилась и покраснела.

– Эй, ты же обещала показать! – прервал ее размышления вампир.

Магичка покорно отодвинулась в сторону и закрыла глаза. По ее телу прошла рябь. Кожа словно взорвалась изнутри, прорванная лезущими перьями. Тело девушки судорожно изогнулось по какой-то немыслимой дуге. Перья на руках все удлинялись, пока руки не приобрели почти полное сходство с крыльями. Ноги плавно сжимались, превращаясь в огромные когтистые лапы. Нос резко увеличился, становясь жестким клювом. Глаза снова приобрели прозрачно-янтарный цвет. Еще несколько мгновений – и перед Л'эртом стоял огромный, в рост человека, орел. Ударом одной лапы такая птица могла переломить хребет довольно крупному хищнику.

Вампир спокойно приблизился к птице и погладил ее по хохолку на голове.

– Знаешь, а ты и в этом облике красивая. Хотя, пожалуй, человеком ты мне нравишься больше. Будешь превращаться назад или нужно некоторое время?

Янтарный глаз, повернутый в его сторону, мигнул, на миг в нем мелькнуло что-то разумное. Обратное изменение было более быстрым – но несколько более пугающим. Впрочем, Л'эрта сложно было смутить изменениями как таковыми. Высшие вампиры меняли форму похожим образом, и он достаточно насмотрелся, как перестраивают тело Карвен с Глонком. Правда, до сих пор Л'эрт полагал, что люди ничего подобного провернуть не могут. Что ж, значит, он ошибался.

Лакерра смущенно скрестила руки на груди, кутаясь в распущенные волосы.

– Как странно не видеть отвращения… – прошептала она.

– Дурочка. – Вампир поцеловал ее в макушку. – Ты действительно очаровательна.

– Ты правда так считаешь? – Магичка слегка склонила голову.

– Ага. Сейчас докажу. – Улыбка Л'эрта была мягкой и искренней.

ГЛАВА 23

Ралернан раздраженно потер гудящую голову.

– Мы топчемся на этом проклятом месте уже несколько дней!

– Угу, – индифферентно согласился вампир.

– Да что с тобой уже? – зло сощурился эльф. – Ты как сонная муха! Неужели ты не понимаешь, что пока мы не продвинемся вперед…

– Да-да. – Л'эрт зевнул, прикрывая рот ладонью. – Я все помню.

– Нам нужно придумать что-то новое, чтобы ускорить поиски! Такими темпами мы будем еще год искать этот проклятый артефакт!

– Что нам действительно нужно – так это избавиться от Кретвика. В смысле – незаметно.

– Только от Кретвика? Помнится, раньше ты не доверял обоим белым магам, – подозрительно уставился на него Ралернан, – С чего это ты вдруг решил поменять свое мнение?

– Не мнение. Ситуацию. – Вампир снова зевнул. – А что касается поисков… Я нашел нужное место.

– Ч-что? – Глаза эльфа полезли на лоб. – Когда?! Почему ты молчал об этом? – Он схватил Л'эрта за отворот куртки, явно намереваясь хорошенько встряхнуть. Вампир с недовольной гримасой перехватил его руки.

– Вчера. А молчал – потому что нам сначала нужно избавиться от эскорта. Они могут вмешаться в самый неподходящий момент. С учетом того, что артефакт идентифицируется как живой объект, последствия могут быть непредсказуемыми. Вот, смотри. – Он перевернул руку ладонью вверх. В воздухе повисла едва видимая карта. Сначала она была абсолютно идентична той, что показывал последний составленный поисковый аркан, но вскоре зона, выделенная золотым мерцанием, стала стремительно сокращаться, сжавшись, в конце концов, в одну невыносимо яркую точку в районе Драконьих Пиков. Вампир сжал пальцы, и карта исчезла.

Ралернан нервно сглотнул.

– О боги… Хорошо, я что-нибудь придумаю с соглядатаями. Ты ведь сможешь построить туда портал?

– Нет.

– Нет? – Эльфу показалось, что он ослышался. – Но… я дам тебе кровь! Столько, сколько нужно.

Л'эрт покачал головой:

– Да при чем тут кровь, серебрянка? Эта зона… В общем, если говорить упрощенно, она защищена от любого магического вторжения. Мой портал добьет только к подножию гор. Дальше придется идти пешком.

– Пешком?! Но эта часть Драконьих Пиков считается непроходимой!

– Просто никто особенно и не пытался прогуляться в тех местах, – проворчал вампир. – Там нет никаких жилых поселений на многие мили вокруг.

В воздухе раздался тоненький свист, почти сразу же исчезнувший. Ралернану показалось, что где-то рядом сработало мощное заклинание.

– Что за?.. – Он стремительно поднялся на ноги, недоуменно оглядываясь в поисках источника звука.

– Слева! – Л'эрт тоже вскочил. Вампир слишком устал за последние дни, его слегка пошатывало, а движения потеряли привычную стремительность.

В указанной им стороне громыхнуло, на несколько секунд из-за деревьев блеснул оранжевый сполох. Ралернан метнулся в направлении шума. Если ему не изменяла память, там собирался ставить какие-то свои магические опыты Галлик. Но происходящее имело неприятный привкус опасности и на опыты похоже не было.


Галлик заканчивал вычерчивать очередную магическую фигуру, когда его внимание привлекли странные колебания магического фона – будто буквально в нескольких шагах от него кто-то построил портал. Адепт нахмурился, проворно вскакивая с коленей. Неужели Арриера с герцогом решили уйти без него? Неприятно кольнули иголочки обиды. Ну да, конечно. Он же бессмысленная обуза.

Галлик покосился на выведенную на мокрой от ночной росы земле фигуру. У него почти ничего не получается. Даже с учетом тех советов, что ему дал герцог. Все равно – только самые простейшие вещи. Конечно, он только мешался бы под ногами у Арриера…

Ощущение постороннего присутствия возникло неожиданно – словно кто-то коснулся его спины ледяной рукой. Галлик резко развернулся. Позади него, небрежно скрестив руки на груди, стоял незнакомец, закутанный в черную мантию. Капюшон был откинут, давая возможность разглядеть резкие черты бледного лица – и глаза, поистине жуткие глаза. Зрачки казались растекшимися на всю радужку – сплошные черные точки. Но самым страшным Галлику показалось то, что белки глаз имели ярко-красный цвет. Словно незнакомец измазал глаза кровью.

Адепт сделал неуверенный шаг назад, отводя взгляд в сторону и стараясь не смотреть незнакомому магу в лицо. Незнакомец пугал его, хотя Галлик пытался этого и не показать.

– Кто вы и что вам здесь надо? – спросил адепт. Ему удалось скрыть дрожь в голосе.

Незнакомец неприятно улыбнулся, демонстрируя зубы. Галлик придушенно охнул – у его собеседника были длинные, как у зверя, клыки.

– Твоя жизнь, смертный. – И он бросился на адепта.

Галлик стремительно выставил перед собой руки. Атакующее заклинание – последнее из тех, что он разучивал с Саранциа, – всплыло будто само собой. С кончиков пальцев адепта сорвались белые молнии, ударившие точно в грудь нападавшего. В воздухе раздался грохот. Вампира отбросило на несколько шагов назад.

Галлик нервно выдохнул. У него… получилось? Получилось?! Но обрадоваться адепт не успел. Заклинание, долженствовавшее прожечь в противнике дыру, только отбросило вампира – тот уже вставал на ноги. Вокруг его фигуры разлилось неприятное оранжевое свечение. Галлик попятился. Он знал этот аркан. И не знал, что ему противопоставить. Адепт начал плести защитное заклинание, но закончить его не успел – свечение вокруг фигуры нападавшего ярко вспыхнуло – и устремилось к нему, по пути разбиваясь на горящие полосы. Полосы прорезали тело Галлика, словно горячий нож масло. Адепт упал на колени, прижимая руки к груди. Из опаленных ран брызнула горячая кровь.

Нападавший расхохотался – резко и неприятно. Вокруг него снова начало конденсироваться свечение – он готовился повторить удар. Галлик пытался вспомнить хоть что-нибудь, но боль мешала ему сосредоточиться.


Ралернан первым вылетел на поляну, где происходило сражение, – и замер. Чтобы оценить ситуацию, ему хватило нескольких мгновений. И почти сразу же он начал создавать защитное поле, чтобы накрыть Галлика – арканами такого уровня он владел достаточно неплохо, в отличие от атакующих.

Л'эрт скосил глаза на наливающееся оранжевое свечение Он чувствовал, как эльф начал создавать противодействующее заклинание… Но время, время… У нападавшего было слишком много форы. И Л'эрт побежал вперед, врываясь на линию предполагаемого удара. Закрыться он не успел – выбор между скоростью и самозащитой он решил в пользу первого. Заклинание незнакомца острыми ножами вспороло его тело – а всего мгновением позже за его спиной раскрылось защитное поле, укрывшее Галлика. Ударной волной Л'эрта отбросило на невидимую стенку поля, по которой он сполз вниз.

Незнакомец снова рассмеялся:

– Как трогательно. Меня не предупреждали, что у этого недоучки такие бесстрашные защитники. Но вы напрасно вмешиваетесь. Я сильнее. Отойдите с дороги. Против вас я ничего не имею. Но недоучку я должен убрать.

– Щаззз, – невежливо фыркнул Л'эрт, поднимаясь на ноги. На стекающую из многочисленных ран кровь он не обращал внимания, но его ощутимо покачивало. – Может, нам тебе его на блюдечке с голубой каемочкой преподнести?

– Ты не знаешь, с кем связался. – Нападавший осклабился в улыбке, демонстрируя клыки.

– Клевые зубки. Жевать не мешают? Могу посоветовать одного очень хорошего дантиста. Он тебе красивый прикус сделает. Будешь, как Глонк.

– Как кто? – На лице нападавшего отразилось непередаваемое изумление. – Откуда ты… Да как ты смеешь?!

– Легко и непринужденно.

– Прочь! Прочь с моей дороги! – зашипел незнакомец.

– Размечтался. Попробуй-ка сначала убрать меня.

– Ты – труп!

– А вот обзываться некрасиво, – возразил Л'эрт. – Особенно на старших.

Ралернан не успел отследить момента, когда незнакомец бросился вперед, сцепляясь с Л'эртом. Еще миг – и они сплелись в какой-то сплошной дергающийся комок. Глаза эльфа не могли различить их стремительных движений. Он даже не понял, что произошло, когда дерущиеся расцепились, и незнакомец безвольной грудой осел к ногам Л'эрта.

– Арриера, у тебя есть при себе что-нибудь серебряное? – прокричал Л'эрт.

Эльф недоуменно уставился на него. Да, один из его ножей действительно был серебряным – Ралернан взял его с собой на тот случай, если драка с Ра'ота случится все-таки раньше, чем они планировали. Но зачем?..

– Да давай же! Наверняка ты что-то с собой таскаешь! Проклятье, да быстрее же! Мне не улыбается сворачивать ему шею еще раз!

Ралернан неуверенно приблизился к ним, одновременно вытаскивая нож.

– Ты не сможешь его держать в руках. Что ты хочешь сделать?

– Спятил? Тебе еще и детали рассказать? – Л'эрт резко выдернул у него нож и невольно поморщился: рукоятка тоже была из серебра.

Ралернан ошеломленно смотрел, как неуловимо быстрыми движениями Л'эрт вскрыл грудную клетку своему противнику, вырезал сердце и отшвырнул его в сторону. Еще несколько движений – и голова незнакомца была отделена от туловища.

Л'эрт уронил кинжал на землю. Ладонь, в которой он сжимал оружие, была сожжена почти до костей.

К горлу Ралернана подкатил неприятный комок. Совсем недавно так мирно выглядевшая полянка сейчас казалась лавкой сумасшедшего мясника. Все вокруг было залито кровью, в воздухе стоял неприятный металлический запах.

Новый шум за деревьями привлек его внимание. Эльф резко развернулся – но на сей раз, кажется, шум не представлял опасности: на полянку выбежали белые маги. Лицо Кретвика, вопреки обыкновению, было перекошено от бешенства. В руке у него был зажат клочок белой ткани. Спустя минуту Ралернан понял, что этот клочок был оторван от рукава Лакерры.

Белые маги замерли на краю поляны, пытаясь оценить происходящее. Лакерра тихо вскрикнула и метнулась в сторону Л'эрта. На разодранный труп незнакомца она едва глянула – как, впрочем, и на лежавшего без сознания Галлика.

– Я живой. Не надо меня так сжимать. – Л'эрт попытался вывернуться из кольца ее рук, но безрезультатно. Ралернан озадаченно смотрел на них. Странно, ему ведь казалось, что магичка увлечена Кретвиком.

Последний также уставился на Лакерру с плохо скрываемым изумлением.

– Что здесь произошло? – Голос белого мага был почти нейтральным, но глаза выдавали волнение.

– Горячая встреча с вашим коллегой, – неприязненно процедил Л'эрт. – Что, неужели ты был не в курсе его предполагаемого визита?

Кретвик покосился на разорванную черную мантию, в которую был облачен труп.

– Мы не отвечаем за действия Черной Лиги. Я не знаю, что тут нужно было этому человеку.

– Да ну? Не отвечаете? – Л'эрт выпутался из рук Лакерры и, пошатываясь, приблизился к Кретвику. – А кто же отвечает, скажи на милость? Кто еще знал, где мы находимся? – Он схватил белого мага за руку. Тот слегка посерел – хватка вампира была слишком болезненной.

Ралернан поспешно тронул вампира за плечо.

– Белая Лига действительно может быть не в курсе этого инцидента, – успокаивающе произнес он. – Оставь его. Нам надо заняться Галликом. Да и твои раны не мешало бы перевязать. – Одежда вампира была уже насквозь пропитана кровью.

Л'эрт отмахнулся:

– Вот и займись Галликом. А я хочу поговорить с этим человеком.

– Я не причастен к этому визиту. – Кретвик задрал вверх подбородок, встречаясь с Л'эртом взглядом. – Если вы не верите моим словам, герцог, что же еще может вас убедить?

– Быть может, твои слова после нескольких глотков состава, которым ты пытался «лечить» Арриера? – холодно произнес Л'эрт.

Выражение лица Кретвика оставалось по-прежнему непроницаемым.

– У меня кончилось данное средство. Но, если вам это так необходимо, герцог, я могу приготовить еще. Или вы можете сделать это самостоятельно. Быть может, с помощью уважаемого лорда Арриера. Но до тех пор я настоятельно прошу оставить меня в покое. Или вы собираетесь и меня прикончить, как вашего недавнего противника?

Л'эрт расцепил пальцы, отталкивая Кретвика назад. Тот слегка покачнулся.

– Пойди прочь, пока я действительно не решил выдрать тебе сердце и посмотреть, какого цвета твоя кровь.

Кретвик холодно поправил воротник мантии и с достоинством удалился.

– Лаэрт, ты спятил?! – прямо в ухо вампиру прошипел Ралернан. – Ты хоть понимаешь, что фактически вызвал его на поединок? Если он доложит об этом Квадраату…

– Это я его вызвал – не ты! – резко оборвал его вампир. – А я с самого начала не выказывал ему никакого доверия. Сомневаюсь, что данная ситуация что-то изменит. Но вот в чем я не сомневаюсь – он знал о визите представителя черных. Я окончательно перестаю понимать, что за игру ведет Орден! Зачем им потребовалось нападать на студента, который считался полным неумехой? – Л'эрт направился к Галлику, все еще неподвижно лежавшему на окровавленной земле. Тот дышал часто и неровно.

Вампир опустился на колени, коснулся пальцами лба адепта. Веки раненого затрепетали и медленно поднялись.

– Герцог? – Из уголка его рта вытекла тонкая алая струйка. – Я… я его победил? – с легким удивлением спросил Галлик. – Да? Я… тот аркан… У меня получилось!

– Победил, победил. А теперь помолчи, пожалуйста. Мне надо слегка подлатать твою шкуру. – Пальцы вампира затанцевали над телом адепта, рассыпая синие искры. Лакерра изумленно смотрела на него. Магия восстановления?! Он тоже маг? Белый?

Ралернан был удивлен ничуть не меньше. Сам он не мог активировать подобный аркан: заклинание было довольно сложным, и такому его попросту не обучали.

Раны Галлика медленно затягивались, превращаясь в свежие шрамы. Дыхание адепта стало чуть более ровным, но цвет лица все еще оставался слишком бледным.

Вампир покачнулся. Синие искры вспыхнули слабее – и погасли совсем. Л'эрт оперся на дрожащие руки, стараясь не упасть ничком.

– Больше не смогу… – едва слышно произнес он. – Слишком много повреждений… Он не умрет, но дальше лечиться ему придется самостоятельно…

– А ты? – Лакерра опустилась рядом с ним на землю, боясь коснуться. – Ты ведь тоже весь изранен! Великие боги… Ну почему же я не умею так лечить… – Она почти плакала. – Лорд Арриера, вы не можете помочь ему?

Ралернан прикусил губу. Даже если бы он и умел… Лечить своего смертельного врага…

– С ним ничего не будет. Не волнуйтесь так, Лакерра.

– Не будет?! – Зеленые глаза были влажными. – У него насквозь пропорот живот! Я не понимаю, как он все еще в сознании…

– Тебе же сказали: ничего не будет, значит – не будет. – Вампир легонько щелкнул ее по носу, силясь улыбнуться. У него получилось, хотя и несколько вымученно. – Какое-то глупое заклинание меня не в состоянии уничтожить. Хотя нельзя отрицать, что все это несколько болезненно.

– У тебя, наверное, бред! – Она стиснула руки. – Лорд Арриера! Да сделайте же что-нибудь!

Ралернан успокаивающе положил руку ей на плечо:

– Хорошо, я непременно что-нибудь сделаю. Не волнуйтесь так.

Вампир криво усмехнулся. Ему надо было не только залечить раны, но и набрать сил достаточно, чтобы построить портал до Драконьих Пиков. И как-то придумать способ избавиться от соглядатаев со стороны Белой Лиги – и, видимо, от раненого Галлика. В таком состоянии адепту нечего было с ними делать.

Но сейчас он даже не мог толком восстановить собственное тело. А Ралернан банально отправится на тот свет, если он выпьет крови столько, сколько ему действительно необходимо.

Л'эрт устало взъерошил волосы. Ему явно требовался еще один донор. Жаль, что Лакерра не поддавалась ментальному гипнозу. Навряд ли охотница за нечистью по собственной доброй воле будет отдавать этой нечисти кровь. Даже если он ей и нравится.

ГЛАВА 24

Ралернан закашлялся и с трудом разлепил глаза. Дыма уже не было, воздух был чист и свеж. Но порадоваться этому обстоятельству эльфу серьезно мешало то, что, кажется, он был связан. Ралернан попытался пошевелить руками. Не вышло. Судя по всему, его стоймя привязали к дереву. Причем привязали плотно – он мог только слегка вертеть головой, руки и ноги были вдавлены в шершавую кору. Эльф тихо выругался.

Так по-идиотски подставиться! Но он даже не подозревал, что все может зайти так далеко. Они слишком устали после того проклятого нападения со стороны представителя Черной Лиги. Но все равно нельзя было настолько терять бдительность, нельзя!

Нельзя – но… После того как он дал вампиру своей крови, он был в почти полуобморочном состоянии. Впрочем, самому Л'эрту его кровь так и не помогла полностью восстановиться.

А потом был странный дым, неизвестно откуда пропитавший воздух. Дым, который он слишком поздно заметил – и не успел задержать дыхание.

Сколько он был без сознания? Черный напал посреди ночи, а сейчас, кажется, был день – сквозь плотные тучи пробивался свет солнца. Несколько часов? Или несколько дней?

Ралернан скосил глаза вправо. Неподалеку аналогичным образом к деревьям были примотаны Галлик и Лакерра. Оба они, судя по всему, находились без сознания. На виске магички красовался здоровенный фиолетовый кровоподтек.

– Так-так-так. – Небрежной походкой к нему подошел Кретвик. Сейчас лицо его разительно отличалось от того вежливо-добродушного, что привык видеть Ралернан. В облике белого мага появились какие-то хищные черты, напоминающие дикого зверя. – Я смотрю, вы уже пришли в себя, лорд Арриера. Это хорошо, очень хорошо.

– Кретвик, что вы творите?! Вы с ума сошли? Зачем вам потребовалось нападать на нас?!

– О, мне просто надоело. – Кретвик неприятно сощурился. – Надоело изображать из себя эдакого идиота, у которого очень много времени и его некуда девать. Так вот. У меня есть и куда более важные дела, чем облизывать вашу задницу, уважаемый лорд! И мне надоело ждать, пока вы не проговоритесь! Вы мне расскажете все, что меня интересует – и расскажете сейчас. И ваш странный друг вам ничем не сможет помочь! – Маг посмотрел куда-то влево. Ралернан проследил за его взглядом.

Л'эрт тоже был привязан к дереву – но, в отличие от всех остальных, привязан не веревками, а несколькими кольцами довольно массивной цепи. Вампир был в сознании – посветлевшие до цвета голубого льда глаза смотрели вверх, словно ища что-то. Цепь была вымазана в красном, под ногами вампира натекла уже довольно солидная лужа крови.

– Удачно, что у меня оказалась эта цепь, не так ли? – продолжил свои разглагольствования Кретвик. – О, это не обычный металл. Это специальным образом подготовленная цепь. Она может сдержать даже орду диких горных троллей. И даже такого странного типа, как ваш друг. Он уже успел протестировать эти путы. Кстати, мне крайне интересно – откуда у него такая сила? – Маг качнулся взад-вперед на пятках, заложив руки за спину. – Несомненно, это я тоже пожелаю выяснить. Но позже, несколько позже. В первую очередь меня интересует ваша супруга, лорд Арриера. Вы почти месяц водили меня за нос, но сегодня мы закончим наши игры. – Кретвик порылся в складках плаща, вытаскивая плоскую флягу. – Вы сами выпьете мой эликсир или вам необходимо помочь? – поинтересовался он, отвинчивая крышку.

– Я все равно не знаю, где Керри! Да если бы и знал, не сказал бы тебе! – взорвался Ралернан.

– О, как благородно! Но – глупо. Ты скажешь все, что я прикажу. Эликсир правды заставит тебя. – Одной рукой Кретвик поднес флягу к лицу эльфа, а другой схватил его за подбородок, не давая дернуться. Ралернан плюнул своему противнику в лицо. Кретвик брезгливо поморщился и с силой ударил эльфа в промежность, вызвав сдавленный стон. – Ты, уродец! Если ты хочешь стать калекой…


Л'эрт пристально следил за тучкой, медленно заслоняющей солнце. Чуть-чуть, еще чуть-чуть… Тучка перекрыла солнечный диск. И в то же мгновение звякнули цепи, опадая вниз – они не могли удержать маленькую летучую мышь.

Кретвик удивленно повернулся на раздавшийся звон. Л'эрт стоял позади него, снова перекинувшись в человеческий облик. Он едва держался на ногах, но Кретвик этого не понял.

– Как ты освободился? – прошипел маг. – Кто ты? Эти путы заговорены против любой магии!

– Ты слишком много трепешься, белая гнида. Странно, а ведь мне всегда казалось, что белые должны нести в мир свет и добро. – Глаза вампира глядели холодно и зло.

– Даже ты с твоей ненормальной силой не в состоянии победить меня!

– Правда? В какую собачку тебя научили превращаться? В болонку?

– Ты слишком много знаешь! Ты умрешь! – Кретвик метнулся в его сторону. Тело его начало меняться прямо в процессе движения. Мускулы вспучились, обрастая короткой серой шерстью. Одежда треснула по швам, выпуская измененное тело. Голова стремительно удлинилась, являя огромную пасть, полную острых желтых клыков, с которых капала слюна. Всего несколько мгновений – и перед Л'эртом стоял, изготовившись к атаке, огромный волк – серый с проседью. В янтарных глазах не было ничего человеческого.

Зверь щелкнул челюстями и прыгнул на вампира – прямо с места, оттолкнувшись невероятно мощными лапами.

Ралернану показалось, что волк перекусит Л'эрта, как соломинку, – но в самый последний момент тот слегка уклонился в сторону, и зверь пролетел над его головой, только слегка цепанув когтями волосы.

Волк издал недовольное рычание и мгновенно развернулся, прыгая снова. На этот раз вампир не успел уклониться – пасть зверя сомкнулась на его руке, начисто отрывая с костей все мясо ниже локтя. Неповрежденной рукой вампир с размаху ударил в грудную клетку зверя. Ралернану показалось, что он пытался пробить тело противника насквозь – но кулак его лишь спружинил о жесткую шкуру. Л'эрт выругался. Волк ответил ему низким горловым рыком. Вампир дернулся, вырывая из пасти зверя ошметки, оставшиеся от правой руки, и скользнул под его брюхом, стремительно перегруппировываясь. Еще одно неуловимое движение – и Ралернан увидел, как волк летит в сторону, бешено молотя лапами по воздуху.

Л'эрт, дрожа, поднялся на ноги, но оборотень явно не собирался давать ему передышки – новый прыжок зверя опрокинул вампира обратно на землю, протащив несколько метров по земле. Зубы оборотня клацнули у его бока, захватив кусок рубашки. Л'эрт вывернулся, но еще более неуверенно. Волк сжал зубы на его ободранной руке, ломая остатки костей. Не разжимая пасти, зверь попытался заглотнуть руку поглубже. Вампир сдавленно зашипел и резко рванулся в сторону, отбрасывая от себя волка. Из оторванной руки ручьем хлестала кровь.

Волк перемолол остатки вырванной конечности и медленно, с явным наслаждением, облизнулся. Л'эрт рывком выпрямился, простирая уцелевшую руку вверх, к безучастному небу. Ралернан почувствовал какое-то магическое воздействие, голову эльфа охватил невидимый обруч – и начал сжиматься, сдавливая все сильнее. Фигуру вампира окутало мерцающее свечение. Миг – и свечение это словно взорвалось изнутри.

Волк заскулил и завертелся на месте, будто ошпаренный кипятком. Тело его стремительно менялось, возвращая себе человеческий облик. Еще несколько секунд – и на месте жуткого зверя стоял Кретвик.

– Такты все-таки маг, герцог, – прошипел он. – Но ничего, твоя магия не бесконечна! – И двинулся на вампира. Руки его снова начали меняться, на сей раз частично: ногти удлинялись, превращаясь в огромные когти, каждый размером с хороший нож. Кретвик замахнулся и всадил когти в предплечье вампира. Тот даже не стал уклоняться. Вместо этого он схватил мага за волосы целой рукой – и дернул на себя. Ралернан увидел, как сверкнули невероятно длинные клыки – и в следующую секунду из шеи Кретвика фонтаном брызнула кровь. Тот дернулся – раз, другой, третий – и вдруг замер. Вампир по-прежнему не отрывался от его шеи. Когти Кретвика начали уменьшаться, пока не вернулись в изначальный вид. Ралернан ошеломленно смотрел, как маг обхватил вампира за плечи обоими руками, прижимаясь к нему, словно к любовнице. Стон, слетевший с губ белого мага, никак нельзя было назвать стоном боли. Вампир покачнулся и рухнул на траву, все еще не выпуская зубы из Кретвика.

С того места, где был привязан Ралернан, он не мог видеть упавших – и только слышал, как сладострастные стоны Кретвика становились все тише и тише – пока не замолкли совсем. Прошло несколько томительно долгих минут, прежде чем эльф заметил, как Л'эрт поднимается – шатаясь и разбрызгивая вокруг кровь, все еще капавшую из оторванной руки. Конец обрубка светился каким-то мертвенно-холодным светом.

Л'эрт сделал шаг в сторону эльфа, еще один – и упал на колени. Замер на минуту, попытался подняться. Со второй попытки ему это удалось. Шатаясь из стороны в сторону, он медленно подошел к привязанному Ралернану и вцепился пальцами в державшие его веревки. От рывка вампира дерево ощутимо покачнулось – но веревки не выдержали и с треском лопнули, пребольно хлестнув эльфа толстыми обрывками. Вампир прислонился спиной к дереву и сполз по нему на землю.

Ралернан настороженно заглянул ему в лицо. Зрачки Л'эрта была расширены на всю радужку, вокруг них светился тонкий алый круг. Смотреть в глаза вампира было довольно неприятно.

– Ты как? – неуверенно поинтересовался Ралернан, косясь на оторванную руку. Может, его все-таки перевязать? Интересно, насколько смертельна для вампиров потеря конечности?

Л'эрт ему не ответил. Ралернан поколебался, но все же оторвал полосу ткани от своей рубашки и начал бинтовать кровоточащую рану. Он уже почти закончил, когда взгляд Л'эрта стал несколько более осмысленным. Вампир протянул к эльфу здоровую руку, стремительно пробежал кончиками пальцев по шее Ралернана. Эльф почувствовал холодок на коже. Ощущение от прикосновения этой руки было каким-то странным.

– Всегда и во всем рыцарь? Да, серебрянка? – тихо произнес вампир. – Знаешь, а я ведь чувствую, как бежит кровь по твоим жилам. Теплая и вкусная. – На его лице мелькнула мечтательная улыбка. Ралернан нахмурился. Вампир вел себя… странно?

– Ты в порядке, Лаэрт? – повторил он свой вопрос.

Вампир улыбнулся еще шире, показывая клыки. Выражение его лица было крайне безмятежным.

– Я пьян, серебрянка. Я смертельно пьян.

– Ч-ч-чего? – Ралернан недоуменно склонился над ним. Что он несет?

– Слишком много крови… Мне нужно было… И потом, он был обречен. Но все равно – слишком много за один раз. – Вампир склонил голову набок. Черные пряди волос скользнули вниз, закрывая половину его лица. – Почему ты не боишься меня? Ты жуткий дурак, ты знаешь это? – Он издал тихий смешок.

Ралернан недоуменно посмотрел на него, перевел глаза на привязанных и все еще находящихся без сознания Галлика и Лакерру, снова взглянул на вампира. Нет, пожалуй, лучше повременить с приведением их спутников в себя. Общество плохо контролирующего себя вампира – не самая лучшая компания.

– Зачем ты так долго дразнил его? – рискнул эльф задать вопрос, все еще не дававший ему покоя. – Если ты мог сразу перекусить ему шею…

– Ну не волчью же… Я не ем зверей. – Л'эрт опять улыбнулся. – К тому же у него слишком жесткая шкура.

– Ну и что мешало тебе сразу призвать тот аркан, что вернул его в человеческий вид? – проворчал Ралернан. – Хотел покрасоваться?

– Нет… не хотел красть твою жизнь…

Эльф нахмурился:

– Не понял?

– Он слишком силен, этот метаморф. Был. – Вампир хихикнул. – Ну и… Простой аркан не вернул бы его назад. А то, что я использовал… Я похитил у тебя что-то около десяти лет жизни…

– А моего разрешения разве не требуется на применение такого рода заклинаний? – зло процедил эльф.

Л'эрт беззаботно отмахнулся одной рукой:

– Ты дал мне своего рода доступ, когда учился пускать меня в свою голову… Если ты не поставишь защиту, я смогу так сделать снова.

– Ах ты… Да как ты посмел! Неужели ты не понимаешь, что это подло?!

– Да ладно, серебрянка. Все равно мы собирались драться. Считай это частью драки. – Очередной смешок.

– И зачем только ты влез в мою жизнь?! Почему ты не можешь оставить Керри в покое?

– Я пытался. Нет, честно пытался. Но ничего не получается. И потом, я люблю ее.

Эльф поморщился:

– Ты? Да что ты вообще понимаешь в любви! Ты только и умеешь, что убивать!

– Если бы я не умел убивать, ты бы сейчас оказался в редкостной заднице, рыцарь! – возмутился Л'эрт.

– Она все равно никогда не станет твоей!

– Ну не факт, – медленно протянул вампир. – Раз она перестала считать меня монстром… Может, у меня не так уж и мало шансов… – Выражение его лица стало слегка мечтательным.

Ралернан в бешенстве схватил его за ворот рубашки, едва не придушив:

– У тебя нет шансов! И я не дам тебе ее снова околдовывать!

Вампир задумчиво уставился на него, даже не пытаясь высвободиться.

– Самое дурацкое в том, что ты прав… В смысле – те два раза, когда я спал с ней, я все-таки использовал магию…

У Ралернана затряслись руки. Ему очень захотелось оторвать проклятому вампиру голову. Л'эрт не обратил внимания, как перекосилось лицо его собеседника.

– И вообще я тебе завидую, – непоследовательно добавил вампир. – Два раза – это жутко мало.

– Я убью тебя! – прошипел ему в лицо эльф. – Один раз у меня это уже получилось!

Л'эрт слегка прищурился.

– А ведь действительно получилось. Знаешь, я никак не могу вспомнить детали той драки… И не помню, почему я пропустил твой удар. Смешно.

– Если ты немедленно не заткнешься, я убью тебя прямо сейчас.

– Ты не можешь. Мы же договорились, а ты слишком благороден, чтобы нарушить свое слово. – Вампир пожал плечами. Бинты на оторванной руке набухли кровью. – Удары из-за спины – это только моя прерогатива.

– Ты – редкостная сволочь, – Ралернан брезгливо отпустил его воротник, чуть отталкивая вампира от себя. Тот качнулся.

– Сволочь, конечно. – Вампир поймал его руку, пробежался пальцами по забинтованному запястью. – Ты даже не представляешь насколько.

– Тебе нужна еще кровь? – Эльф старался успокоиться. Он должен убить этого проклятого вампира, но сейчас… сейчас без этой помощи не обойтись. Ралернан прикусил губу. Если бы он мог справиться сам!

– Нет, несколько позже. Я просто думаю, зачем мне пытаться играть честно. Ведь можно так просто все изменить. Один маленький укус…

– Ты о чем? – нахмурился Ралернан. Он никогда не признался бы в этом, но выражение, промелькнувшее на лице вампира секунду назад, напугало его.

Л'эрт криво усмехнулся, отодвигаясь подальше.

– Забудь. Кажется, я слишком много болтаю. Мне нужно поспать.

Он прислонился затылком к стволу дерева, закрывая глаза. В конце концов… перемешать карты он всегда успеет.

ГЛАВА 25

Квадраат, Глава Белой Лиги, устало вздохнул и вытер обильный пот, проступивший на лбу. Длинные седые пряди волос то и дело норовили залезть за воротник мантии и неприятно щекотали кожу.

– Глаакх, ты испытываешь мое терпение! Мало того, что я согласился на встречу на твоей территории, так ты еще и опаздываешь! – возмущенно попенял Квадраат вошедшему в комнату черному магу.

Впрочем, насчет чужой территории Квадраат несколько сгустил краски – Глава Черной Лиги всего-навсего попросил его устроить текущие переговоры в одном из загородных домов в окрестностях Гринатаира. Формально домик действительно принадлежал Черной Лиге, но исключительно как обьект недвижимости – и, значит, магию Квадраата здесь ничто не ограничивало.

– Сожалею. – В тоне Глаакха не было и намека на указанное сожаление. Черный маг поправил капюшон плаща, частично скрывавший его ожоги. Квадраат бы предпочел, чтобы капюшон был надвинут поглубже, но, естественно, не стал даже и упоминать об этом.

– Ну и чем была вызвана необходимость устраивать встречу именно здесь? – сухо поинтересовался Квадраат.

– Я поясню это позднее. Сначала я хотел бы обсудить ситуацию с лордом Арриера.

Квадраат устало опустился в большое кресло, обитое мягкой тканью, и сцепил пальцы над выпирающим брюшком.

– С лордом Арриера все намного хуже, чем нами планировалось.

– Нами? Или тобой, светлейший? Ведь именно твои ставленники уничтожили моего первого наблюдателя! И я не исключаю факт, что именно они уничтожили и второго. И теперь я должен воспринимать информацию только с твоих слов, не так ли? Удобно, весьма удобно. – В глазах Главы Черной Лиги на несколько мгновений прорезался гнев.

– Глаакх, я тебя уверяю, – Квадраат картинно развел полными руками, – мои люди абсолютно непричастны к исчезновению твоих людей! Не говоря уже о том, что исчезновение твоего второго соглядатая совпало с исчезновением их самих! Я тоже могу обвинить тебя в том, что это твой человек убрал моих магов.

– Ты еще скажи, что мой первый наблюдатель покончил с собой! – возмутился Глаакх.

Таинственное исчезновение его людей весьма и весьма беспокоило Главу Черной Лиги. Первый наблюдатель был Довольно опытным и осторожным магом. И ему что-то удалось разузнать – гибель его произошла во время передачи очередного сообщения. Ему удалось отправить только несколько слов, прежде чем канал связи был разорван. «Белые маги – не те, за кого себя выдают. Они превращаются…» И все. Глаакху оставалось только гадать, во что же могли превращаться люди Квадраата. Но из области догадок вылезти пока не получалось, и это было весьма и весьма неприятно.

– Я не знаю, кто его уничтожил. – Слова Квадраата прервали размышления черного мага. – Я уже говорил тебе, что мои наблюдатели не заметили ничего подозрительного.

– Хватит пудрить мне мозги, светлейший! Ты же сам говорил, что твои наблюдатели фиксировали все действия Арриера и его компаньонов! Но раз это сделал не Арриера – то остаются только твои люди! Кто еще мог прикончить мага в этом безлюдном месте? Птичка в темечко клюнула?

Квадраат потер влажные ладони. Глупый промах. Не надо было утверждать, что Арриера не мог уничтожить черного. И вот, пожалуйста. Конечно, все это только в области подозрений, но эти подозрения слишком уж близки к истине. Неужели он стареет? Все-таки уже совсем скоро ему будет триста семьдесят лет… Да нет. Просто это обычная невнимательность. Иногда такое случается.

– Я могу только еще раз повторить, что мои люди к этому не причастны.

– А со вторым? Что на самом деле Там произошло?

– Откуда я знаю! Последнее сообщение к нам пришло накануне планового визита твоего мага! Возможно, именно он и спровоцировал всеобщую бойню, напав на этого… как его… Галлика.

– Это было необходимо, – жестко отрезал Глаакх.

– Необходимо? Убить студента, который толком практически ничего не умеет и уже который раз висит под угрозой отчисления?!

– Да, все так.

На самом деле Глаакху был глубоко безразличен адепт-неумеха. Он вообще полагал, что Арриера потащил его с собой из каких-то сентиментальных соображений. Ну там помочь набраться опыта или что-то аналогичное. Насколько он успел узнать Арриера, такое вполне было бы в его духе. Глаакх отдал приказ напасть на Галлика, чтобы спровоцировать белых магов. Из предыдущих донесений он понял, что один из них, вернее, одна, Лакерра, сильно нервничает и довольно впечатлительна. Глаакх полагал, что убийство беззащитного мальчишки заставит ее как-то проявить свои способности. Он хотел знать, во что же превращаются ставленники Белой Лиги.

Но его план провалился. Его посланник исчез, а сразу за этим – если не одновременно – исчезли и белые маги. Во всяком случае, так утверждал Квадраат. Глаакх полагал, что тот говорит правду. Об этом свидетельствовала косвенная информация о сильном расстройстве Главы Белой Лиги, кропотливо собранная шпионами черных.

Квадраат первым решил сбавить обороты:

– Ладно, давай оставим эту тему. Или ты хотел встретиться, только чтобы обменяться взаимными упреками?

– Нет. Но Арриера пропал, и я не представляю, как нам теперь отслеживать его перемещения. Полагаю, он сорвал наложенный тобой маячок?

Квадраат не стал ставить Глаакха в известность, что на самом деле маячок повесил один из соглядатаев. Метаморфы, с их искусственно развитыми способностями, были его маленькой тайной, открывать которую он не собирался.

– Он не до конца сорвал его. Полностью ликвидировать такое сигнальное заклинание может лишь тот маг, что его наложил. А я заблаговременно позаботился о небольшом запасе крови лорда Арриера. Так что найти лорда не составило особого труда.

– То есть ты его уже отыскал? – Брови Глаакха поползли вверх. – Но почему ты тогда говоришь, что ситуация с Арриера хуже, чем планировалось?

– Потому что он находится вот здесь. – Квадраат сделал плавный пасс руками, и между магами в воздухе проявилась проекция карты. Глаакх узнал окрестности Драконьих Пиков. В одном из мест на карте светился алый крестик.

– Так. – Глаакх бросил еще раз беглый взгляд на карту и выругался. – То есть Арриера ухитрился залезть в одно из мест, где не работает никакая пространственная магия? И, пока он оттуда не вылезет, нам остается только сидеть и грызть локти? Прекрасная перспектива! Просто прекрасная! На материке всего пять аналогичных мест, и нашего мятежного лорда занесло именно в одно из них! Это даже уже не невезение, это вообще ни в какие ворота!

– Ну проекционный портал туда построить можно… наверное… – задумчиво протянул Квадраат. – Но в целом – да, ты прав. Собственно, именно поэтому я не нахожу ничего положительного в сложившейся ситуации.

– Ну и что ты предлагаешь в связи с этим делать?

– Я еще не знаю. Мне необходимо более детально все обдумать.

– Прекрасно. Мы потеряли леди Арриера, мы почти потеряли лорда Арриера, у нас на носу торжественная материализация последнего из Изначальных богов, а Глава Белой Лиги просто не знает, что делать. Лучше некуда!

Квадраат смерил его злым взглядом.

– Если ты такой умный, я слушаю твои предложения! Что-то все твои планы в последнее время бьют мимо цели. Я вот не желаю оказываться в подобной ситуации. Для чего и собираюсь потратить некое время на размышления.

– Размышляй. А я буду действовать. – Глаакх резко встал и заходил взад-вперед, мелькая перед глазами Квадраата: Последнего слегка замутило от мельтешения черной мантии.

– Ну и как ты будешь действовать? – спросил Глава Белой Лиги.

– Очень просто. Мы слишком цацкались с лордом Арриера. Ах, если он подумает то, если он подумает сё. Не время играть в эту дипломатию, когда мир на пороге катастрофы! К ним нужно применить жесткие меры, и я это сделаю.

– Ты опять ограничишься общими словами, темнейший, или все же соблаговолишь приоткрыть завесу над своими грандиозными планами? – кисло съязвил Квадраат.

– Мы захватим детей лорда и леди Арриера. И будем использовать их в качестве заложников. Уверен, любящие родители согласятся обменять свои жизни на жизни детей.

На несколько минут в комнате повисла тишина. Квадраат пытался переварить услышанное.

– Ты с ума сошел! Они сейчас в академии! Это нейтральная территория!

– Что с того?! Поговорим с Ксорта, Арриера опять будут объявлены вне закона, наши действия получат формальную основу. Это не проблема.

– Да очнись, Глаакх! Это же академия! Там дети! И что, ты предлагаешь устроить там посреди бела дня похищение?! Ты хоть понимаешь, какой это даст резонанс?

– Во-первых, не «посреди бела дня», а, разумеется, ночью. Тихо и неслышно. Сейчас каникулы, и большинство адептов разъехались по домам. Так что я не думаю, что тут возникнут проблемы, – уверенно сказал черный маг.

– Не думаешь? А Неелерк, который не отлипает от сыновей Арриера? На его голову ты тоже выбьешь у Ксорта ордер? Или ты думаешь, что их сходство – просто дело случая?

– Нет, не думаю. Но Ксорта так и не признал его как своего официального наследника. Собственно, и как неофициального тоже. А осенью планируется его свадьба с одной из принцесс Гелионосского Эмирата. Так что весьма сомнительно, чтобы он сильно обеспокоился исчезновением бастарда. Напротив, это только развяжет ему руки.

– Ох, не думаю я, что все будет так просто, – покачал головой Квадраат.

– В любом случае, что нам мешает сначала похитить детей, а потом одного из них отпустить? Мои люди будут применять минимум магии, и Неелерк просто не поймет, кого обвинять, даже если у него и возникнет такая возможность. А мы тем временем успешно разрешим нашу проблему.

– Не нравится мне эта идея. Все-таки дети… Я так понимаю, у тебя уже есть на примете люди, которым ты собираешься поручить эту щекотливую миссию?

Глаакх небрежно пожал плечами:

– Разумеется.

– Послушай, я соглашусь на этот план только при одном условии: в академии не должно случиться резни. Ты меня понял?

– Я и не собирался устраивать резню. Светлейший, ты плохо меня слушаешь. Все будет очень тихо. Никто ничего и не заметит.

Квадраат отер вспотевший лоб. Да, конечно, план был не самый лучший… Но выбора-то у них все равно нет. Пусть уж лучше так. Кроме того, в итоге дети не пострадают. Несколько дней под замком – это лишь мелкое неудобство. А что до их родителей, то тут ограничиться мягкими методами просто невозможно.

ГЛАВА 26

Каверилл, наставник седьмого курса академии Высокой Магии, проснулся от какого-то неприятного ощущения опасности. Маг покосился на окно. Судя по небу, спал он всего ничего – полночь еще не миновала. Каверилл зевнул и перекатился на другой бок, но сон упорно не желал возвращаться. Ощущение опасности нарастало, сопровождаемое весьма явными колебаниями магического фона. Наставник выругался и спустил ноги с постели, нашаривая тапочки. Ну что еще могло случиться? А ведь каникулы проходили на редкость спокойно! Несмотря на то, что этим летом на территории академии жил Винс Арриера.

Хотя, конечно, какие могут быть шалости, когда родная мать пропала неизвестно куда! Слухи об исчезновении леди Арриера циркулировали по академии довольно долгое время, пока не заглохли в связи с полным отсутствием информации. Каверилл поддержал лорда Арриера, когда тот попросил разрешения оставить на некоторое время в академии своего второго сьша, отправляясь на поиски своей жены. Несмотря на возможное неудобство от проказ детей, Каверилл полагал, что в такой сложный момент им лучше быть вместе.

Но пока дети вели себя тихо. Пока. Так почему же он сейчас не может уснуть?

Спальни учащихся размещались на последнем, самом верхнем ярусе здания. Стараясь не производить лишнего шума, Каверилл направился туда. Когда маг преодолел последний пролет, он слегка взмок от незапланированной физической нагрузки. В коридорах все было спокойно. Тускло светили ночники, бросая на стены мягкие тени. Каверилл подошел к двери спальни мальчиков и прислушался. Ничего необычного, все тихо. Но неприятное ощущение не желало оставлять наставника. Он неуверенно потоптался пару минут, но все же приоткрыл дверь и максимально тихо скользнул внутрь. В комнате, как и предполагалось, было темно. Каверилл задумался, имеет ли смысл зажечь слабый светильник или лучше оставить детей в покое и перестать рыскать по их спальне, когда его окликнули из дальнего угла:

– Учитель Каверилл? Это ведь вы?

– Винс? – Наставник повернулся в сторону голоса. – Ты узнал меня по походке?

– Нет, я вас вижу. – Обычно бодрый и жизнерадостный, сейчас голос Винса был довольно испуганным.

Каверилл потер лоб. Видит? Как он может его видеть, когда в комнате темнота – хоть глаз выколи? Или это ему просто так кажется после освещенного коридора? Наставник двинулся в направлении голоса мальчика, но почти сразу же обо что-то споткнулся. Закусив губу и мысленно выругавшись, Каверилл активировал простенький аркан, зажигая над левым плечом небольшой огонек. Свет его был достаточно слаб, чтобы не потревожить спящих – но все же он позволит магу не сбивать своими коленками все углы.

Теперь Каверилл смог увидеть Винса. Точнее, он смог увидеть всю бедовую троицу: дети сидели на постели Грея, прижимаясь друг к другу, как напуганные котята. В них не было ничего от тех горе-сорванцов, что в начале лета устроили шоу с обгоревшими шпилями и «драконом».

– Вы тоже это чувствуете, да, учитель? – тихо спросил Грей. Глаза у него были расширены и казались не зелеными, а черными.

Каверилл поморщился. Что за бред! Если дети тут ни при чем, то кто занимается несанкционированной магией в его секторе? Да еще такой, от которой мороз по коже?!

– Сидите здесь, – приказал он после некоторого размышления. – Я схожу, разберусь, кто тут развлекается.

– Не ходите! – неожиданно возразил Винс.

– Это еще почему? – Каверилл нахмурился.

Винс сполз с постели, подошел к нему и схватил наставника за руку.

– Не надо. Там ходит смерть.

– Чего? – Маг опешил. – Это еще как понимать, Винс Арриера?

– Не знаю. Я ее чувствую.

– Смерть чувствуешь? Винс, не глупи. Просто кто-то занимается запрещенной магией, вот и все. Это обычные колебания магического поля. Естественно, восприимчивые люди плохо себя ощущают, находясь рядом с работающим арканом, если он не экранирован должным образом.

– Учитель Каверилл! Я же не могу чувствовать магию! Это что-то другое! Пожалуйста, поверьте мне!

– Гм. Ну и что мне, по-твоему, теперь поселиться в вашей спальне?

– Нет. Вам нужно вернуться к себе. Пожалуйста!

– Винс, это уже полнейший бред! – Каверилл передернул плечами. Дети просто перевозбуждены. В таком состоянии они не то что смерть – армию зомби в состоянии увидеть на ровном месте. – Ладно, я все же схожу, посмотрю, все ли… – Грохот, раздавшийся в коридоре, прервал его слова. Маг быстро подошел к двери и выглянул наружу. Все ночники погасли. Здесь стояла абсолютная темень, еще более непроницаемая, чем в спальне детей, и казавшаяся какой-то живой.

Мальчишки высыпали в коридор вслед за наставником и теперь настороженно выглядывали из-за его спины. Каверилл уже хотел приказать детям вернуться в спальню, когда в конце коридора из окружающей мглы выступило пять черных фигур, скользящих бесшумными тенями. Когда они проплывали под самой дальней аркой, та на несколько секунд вспыхнула белым.

Каверилл выбросил защитную сеть еще прежде, чем успел до конца осмыслить происходящее. Арка, среагировавшая на чужаков, была охранным арканом. Арканом, призванным реагировать на нежить. Но аркан оказался слишком слаб, чтобы остановить их.

На этаже располагались только спальни адептов. И, насколько Каверилл помнил, этой ночью в белом секторе не должно было быть других детей, кроме той троицы, что жалась к нему сзади. Так какая же паскуда взорвала защитные заклинания академии и собралась натравить на детей умертвия?!

– Мальчики, немедленно уходите отсюда! Спускайтесь вниз! – стараясь говорить абсолютно спокойно, обратился к детям Каверилл. – Ну же!

Черные тени были уже на расстоянии нескольких шагов. Каверилл почувствовал, как прогибается его защитная сеть под их ударами.

Мальчишки словно пробудились от летаргического сна – и бросились к лестнице. Винс на несколько мгновений задержался, дотронувшись до руки Каверилла:

– Спасибо вам, учитель. И… простите.

Кавериллу некогда было осмысливать странную реплику мальчишки. Он пытался усилить блокирующее заклинание. Маг максимально сконцентрировался и вложил в аркан все имеющиеся силы. Но этого оказалось недостаточно. Одна из черных теней подняла вверх сцепленные в замок руки. От них оторвался и полетел в сторону Каверилла сгусток ярко-алого пламени. Когда сгусток соприкоснулся с защитным полем мага, раздался страшный взрыв. Каверилла отшвырнуло почти на полкоридора назад. Он успел порадоваться, что дети успели уйти с яруса.

Ноги держали плохо, в ушах звенело от взрывной волны. Цепляясь за висящий на стене гобелен, Каверилл поднялся на ноги – только для того, чтобы лицом к лицу встретиться с оскаленной пастью вампира.

– Мерзкий червь! Ты помешал нам! – прошипел вампир.

Каверилл успел рассмотреть, как блеснул свет на его клыках, и почувствовал режущую боль в шее. Боль все усиливалась, пока не сломала его самообладание, заставив дико закричать. Впрочем, боль была недолгой. Вскоре она сменилась абсолютной пустотой, где не было уже ничего.


Мальчишки успели пробежать вниз только три пролета, когда странное ощущение вновь полоснуло по натянутым нервам.

– Они поднимаются снизу! – выдохнул Винс.

– Откуда ты знаешь? – уточнил Неелерк.

– Не знаю я, откуда знаю! Но там мы не пройдем! – Он дернул дверь, ведущую на десятый ярус. Здесь находились лаборатории. Ночью этот этаж не освещался вообще. Грей и Неелерк попытались создать что-то вроде огоньков, аналогичных сделанному Кавериллом. Пока они возились, Винс успел пробежать довольно далеко вперед. – Ну же!

– Да подожди немного! Мы же не видим в темноте, как некоторые!

– Быстрей! Оно снова рядом!

Дергаясь от каждого шороха, подростки пробежали длинный коридор и вылетели к развилке.

– Куда?

– Налево! – предложил Грей.

– Направо! – возразил Винс.

– Там же тупик! Там только балкон, и все! – не согласился с ним брат.

– Да быстрее же решайте! – нервно вмешался Неелерк.

– Направо! – И Грей первым повернул в указанном направлении. Впрочем, вскоре оказалось, что он был прав в своих опасениях: в этом конце коридора лестницы не было. Ярус заканчивался открытым сектором, огражденным перилами и служившим для изучения арканов, требующих открытого пространства.

Мальчишки вылетели на открытую часть и замерли. В противоположном конце коридора уже мелькали черные силуэты.

– И куда теперь? – тихо спросил Неелерк.

Винс нервно облизнул губы:

– Вниз! Вы же можете создать эту… ну как ее… воздушную подушку… Вы мне показывали неделю назад, когда прыгали со стены!

– Там была высота в несколько раз меньше! Отсюда с трудом землю видно! – несколько нервно возразил Грей. – И потом, ты-то колдовать не умеешь!

– Ну вы сначала спрыгнете, а потом, уже когда будете на ногах, создадите для меня. Мы же пробовали так сделать!

– Вот именно что пробовали! Но у нас же не получилось, дурак! – разозлился Грей. – Ты что, хочешь в лепешку размазаться?!

– Лучше размазаться, чем нас сожрут эти черные!

– Они уже близко! – Неелерк отшатнулся к парапету.

– Прыгайте!!! – завопил Винс.

Грей с Неелерком метнули косой взгляд на черные тени – и сиганули за ограждение. А в следующую секунду черные ворвались на балкон. Винс отшатнулся к перилам.

– Ты пойдешь с нами! – гулко пророкотал черный. Глаза его сверкали безумными огнями и казались ярко-алыми.

– Нет! – Винс поспешно полез на парапет. Но еще слишком рано, его друзьям надо время, чтобы приземлиться.

Черный взмахнул руками. Волна странной силы покатилась к Винсу, стараясь схватить. Мальчишка отшатнулся и потерял равновесие, падая вниз.


Ветер с бешеной силой бил в лицо. Земля и небо то и дело менялись местами. Винс кружился, падая, падая, падая. Ему было невыносимо страшно. Ему до безумия не хотелось так глупо умирать. Ах, если бы у него было хоть немного способностей к магии!

До земли оставалось уже всего ничего. Винс зажмурился, словно это могло отдалить момент падения. Но вместо удара о камни он вдруг почувствовал, как его подхватил ветер и потащил вверх. Воздух наполнил маленькие крылья, надежно удерживая мышонка.


Грей с Неелерком едва успели приземлиться, когда заметили, как падает Винс. Грей начал создавать новую воздушную подушку, но он уже видел, что не успевает. Он даже не успел придумать что-то еще – так быстро все произошло. Грей уже почти видел, как Винс разбивается о камни, как вдруг он исчез. Было темно, и что-то понять Грей не смог. Он побежал к месту, куда должен был упасть Винс – но там ничего не было.

Эльфенок в полнейшем недоумении закрутил головой. Но где же?!

Прямо ему на голову, бешено перебирая крыльями, спикировала летучая мышь. Грей дернулся от неожиданности и попытался оторвать от своих волос грызуна. Но тот проявил настойчивость, не желая выползать из шевелюры Грея.

А спустя миг Грей почувствовал толчок в спину, и на него грохнулся Винс.

– Ты живой? – глупо спросил его Грей.

– Н-не знаю. – Винс был бледен как мел, что жутковато смотрелось при его загаре, и дрожал с ног до головы.

– Они снова здесь! – нервно закричал Неелерк, подбегая к братьям.

Грей посмотрел в указанном им направлении. Там действительно появились черные тени, стремительно приближавшиеся к подросткам. Но как они смогли так быстро спуститься? Грей повернулся было в другую сторону – но там тоже маячили черные силуэты. Мальчишки замерли, окруженные широким кольцом черных. Кольцо быстро сжималось, пока черные не остановились на расстоянии нескольких шагов.

– Даже не пытайтесь больше убежать! – холодно произнес один из черных. – И пусть вот это послужит вам предупреждением. – С его пальцев сорвалась зеленая молния, скользнувшая в сторону Грея. Тот попытался отшатнуться, но молния настигла его почти мгновенно. Острая боль пронзила ногу, Грей неловко упал на бок, сжимая руки на правой лодыжке. Сквозь пальцы просочилась кровь. Эльфенок попробовал встать, но не смог – поврежденная нога слишком сильно болела. Винс и Неелерк попытались ему помочь, но даже с их поддержкой он с трудом поднялся. Куда-то идти, не говоря о том, чтобы бежать, в таком состоянии он не мог.

Боль почему-то продолжала усиливаться, распространяясь вверх. Грей тихо вскрикнул и снова начал оседать на землю. Один из черных приблизился к детям и небрежно схватил Грея за шкирку, перекидывая его через плечо. Еще двое приблизились к Винсу и Неелерку.

Прошло всего несколько минут – и на площадке под балконом уже никого не было.


Утром о ночном визите свидетельствовали лишь опаленные перекрытия на верхнем ярусе и труп одного из наставников, найденный там же.

Куда пропали дети, ректору выяснить так и не удалось.

ГЛАВА 27

Галлика решено было отправить в ближайшее селение. К удивлению Ралернана, вампир построил портал почти сразу после того, как эльф привел адепта и Лакерру в сознание. Вероятно, кровь Кретвика давала Л'эрту необходимые силы. Правда, раны свои он так и не смог залечить. Или на это требовалось больше времени? Ралернан не знал ответа.

Лакерра согласилась остаться с Галликом и проследить за его выздоровлением. Согласилась легко – по первой же просьбе Л'эрта. Правда, взгляд, которым она их проводила, был до безумия тоскливым. На смерть Кретвика девушка почти не отреагировала. На миг эльфу показалось, что эту новость она восприняла даже с некоторым облегчением. С другой стороны, это было бы слишком уж странно – с учетом того концерта, что она устроила несколькими днями ранее. Наверное, ему действительно только показалось.

Вампир предпочел не вдаваться в детали случившегося поединка. Факт потери руки он скрыл, закутавшись в просторный плащ и старательно держа дистанцию с Галликом и Лакеррой как минимум в несколько шагов.

Обратный портал выбросил Ралернана с вампиром почти к самому подножию Драконьих Пиков – точно в то самое место, что Л'эрт показывал на своей карте. Отсюда им предстояло несколько дней пешего продвижения. Сначала эльфу показалось, что им повезло: они наткнулись на едва заметную горную тропу, ведущую на первый взгляд как раз в нужном направлении. Вероятно, все-таки кто-то путешествует через эти горы. Правда, тропа была слишком крутой и узкой, но все равно это было куда лучше, чем ничего.

Ралернан предполагал, что, если они будут двигаться достаточно быстро, до искомой точки доберутся максимум за неделю. Но вскоре в этот план пришлось вносить коррективы. Во-первых, вампир двигался значительно медленнее эльфа, и пару раз чуть не сорвался: одной рукой цепляться за скалы было не очень удобно. А во-вторых… К исходу вторых суток они уперлись в неожиданную преграду.

Мерцающий заслон густого черного цвета, возникший на их пути после очередного поворота горной тропы, имел явно магическую природу. Ралернан покрутил головой. Снизу они не видели ничего подобного – вероятно, преграда действовала по принципу хамелеона, принимая истинный окрас только вблизи. Черная завеса простиралась в обе стороны от тропы – столь далеко, насколько хватало взгляда. Спускаться и искать другой путь? Но это значит потерять как минимум четыре дня… Да и не факт, что им повезет наткнуться на аналогичную тропу, да еще идущую в нужном направлении – а прыгать через разломы и взбираться по отвесным кручам эльф, к несчастью, не умел.

Ралернан повернулся к своему спутнику:

– Ты встречался с чем-нибудь подобным?

Вампир задумчиво коснулся пальцами черного заслона. Тот слегка спружинил под его нажатием.

– Нет, но… Серебрянка, нам лучше вернуться.

– Эта вещь опасна?

– Преграда? Нет, я могу ее пробить.

– Так пробивай! Чего же ты ждешь?

Л'эрт вздохнул:

– Послушай, я тоже хочу вытащить Керри как можно быстрее, но нельзя же совсем терять голову! Полагаешь, эту штуку поставили здесь только ради красоты?

– Мне все равно. Полагаю, она просто мешает пройти тем, у кого нет ключа. Своего рода ворота.

– Да, но ворота куда? Эта штука создана с помощью магии крови. И довольно специфической магии. Странно, я не могу точно распознать опорные точки заклинания. И она маскирует своих создателей. Очень странно…

– Что ты хочешь этим сказать? – нахмурился Ралернан. – Это творение Черной Лиги?

– Не знаю. – Вампир снова коснулся пальцами завесы. – Тот, кто это сделал, сильнее меня. Я вижу в заклинании только кровь, и ничего больше. Серебрянка, нам не стоит туда соваться. Сомневаюсь, что поставившие эту игрушку будут рады гостям.

– Глаакх не станет ввязываться в драку со мной! Это автоматически будет означать объявление войны Белой Лиге!

– В открытую? А то, что его человек напал на Галлика, – не в счет?

– Но не на меня же! И потом, не факт, что это был его человек! Насколько я знаю, вампиры напрямую Глаакху не подчиняются.

– И что, тебя будет греть этот факт, когда кто-нибудь еще, не подчиняющийся Глаакху напрямую, пристрелит тебя? Аккуратненько так, втихую?

– Бред! И потом, ну что тебе мешает пробиться через эту стенку, а если что пойдет не так – построить портал и уйти? – не согласился Ралернан.

Л'эрт задумчиво смотрел на завесу. Ему показалось, что на черной поверхности появились разводы, которых раньше не было – как масляная пленка на воде.

– Серебрянка, давай вернемся? Это несколько идиотски звучит… Но я боюсь.

– Ты?! – Эльф издал язвительный смешок. – Да ты совсем спятил! Может, опять слишком много крови выпил, а?

Л'эрт вздохнул. Он устал от долгого подъема, раны от последних драк еще даже не до конца закрылись, не говоря об излечении. Спуститься и попробовать найти другую тропу, несомненно, было бы безопаснее. Но, с другой стороны… Может, эта завеса – часть охранной системы, скрывающей артефакт? Тогда им по-любому придется прорываться через нее. В целом эльф прав – преграда не выглядит чем-то серьезным. У него вполне должно хватить сил на построение портала, если что-то пойдет не так.

– Хорошо, попробуем пробиться. Дай руку.

Л'эрт протянул Ралернану открытую ладонь. Их фигуры окутало серебристое свечение, когда вампир начал пробивать проход. Эльф думал, что тот создаст в преграде некое подобие дыры, но вампир просто пошел сквозь нее, как будто попросту ее не видел. И они полностью погрузились в вязкую черноту.

Л'эрт предполагал, что толщина черной завесы составляет несколько шагов – так ему показалось снаружи. Но они сделали шаг, другой, третий… А ощущение того, что преграда скоро кончится, все не было. Четвертый, пятый, шестой шаг…

– Я думал, эта штука несколько меньше, – пробормотал себе под нос эльф. Дыхание вырывалось изо рта серебристыми облачками. Звуки почти мгновенно рассеивались в окружающей тьме.

Седьмой шаг, десятый, двадцатый… Эльф начал терять представление о времени. Ему казалось, что они будут вечно ползти через эту черную муть. Постепенно начала кружиться голова. Ощущение чем-то напоминало то, что приходило после сильной кровопотери. Кольнуло и пропало чувство голода. Ралернану стало холодно, по спине поползли мурашки.

Вампир, все еще державший его за руку, покачнулся и замер.

– Я идиот, серебрянка… Я полный идиот, – прошептал он.

Ралернан также вынужденно остановился.

– Ну что еще? Давай двигаться вперед. А то мне скоро начнет казаться, что эта темнота пытается кормиться нами. И так уже в ушах звенит.

– Она и пытается. – Л'эрт резко развернулся и попытался сделать шаг назад. Тьма взорвалась рыжими всполохами, брызнувшими в лицо вампиру. Тот отшатнулся. Ралернан почувствовал запах паленой кожи. – Вот дерьмо!

Эльфу показалось, что температура вокруг еще сильнее понизилась – словно кто-то перенес их на самую вершину гор. Он пошевелил окоченевшими пальцами.

– В чем дело? Зачем нам назад? Что ты опять творишь, а?

– Это ловушка. Назад нас не пустят. – Кожу на лице вампира еще жгло после недавней вспышки.

– И что теперь? Стоять здесь, пока не окоченеем?

– Тебе холодно? – Л'эрт повернул к нему голову.

– А что, тебе нет?

– Нет. Но это неважно. – Вампир резко тряхнул головой и решительно двинулся вперед. Ралернану показалось, что его рука ощутимо дрожит, а лицо постепенно приобретает странноватый оттенок плесени.

Шаг, шаг, еще шаг. И вдруг мгла исчезла, оставшись за спиной. Перед ними по-прежнему вилась едва заметная в ночном сумраке узкая горная тропка, петляющая между скал. Только скалы – и ничего больше. Ралернан обернулся. Черная завеса отсекала путь назад. По поверхности ее плыли разводы, собираясь время от времени в жутковатые подобия человеческих лиц.

Вампир чуть слышно охнул и начал оседать вниз. Эльф едва успел его подхватить. Глаза Л'эрта были сплошь белыми, зрачки превратились в едва различимые точки.

– Прости… я переоценил свои силы, – едва слышно выдохнул он. – Скажи им мое имя… Это единственный шанс. Если он все еще жив, возможно… Если я поговорю… – Вампир обмяк в руках эльфа, не закончив фразы.

– Кому сказать? С кем поговоришь? – Ралернан встряхнул его, но никакого эффекта это не возымело: голова Л'эрта лишь безвольно мотнулась из стороны в сторону. – Проклятье! – Эльф аккуратно опустил своего спутника на землю. Ну и что ему теперь делать? Тащить на себе? Но он слишком тяжел, чтобы это было хорошей идеей! Ралернан снова потряс вампира – и снова безрезультатно.

А миг спустя ему показалось, что по горам пронесся ледяной порыв ветра.

– Так-так-так. Как мило. Ужин сам пришел к нам, – раздался язвительный голос, слегка искажающий гласные. Ралернан резко вскочил, оборачиваясь к говорящему. Рука его скользнула на рукоять меча.

На тропе, в нескольких шагах перед ним, стояли трое мужчин, закутанных в плащи. Лица их было сложно различить из-за наступившей темноты, но у Ралернана возникло неприятное впечатление, что они улыбаются.

– Ну и кто же ты такой, наш нежданный гость? – продолжил тот, что стоял в центре. – Надо же знать, что вписать в меню. – Он издал противный смешок.

Эльф выпрямился, выдергивая меч из ножен.

– Меня зовут Ралернан Арриера, и мне не нравятся ваши шутки, господа.

На несколько минут наступила абсолютная тишина. Потом тот, что стоял справа, недоверчиво уточнил:

– Арриера? Лорд Арриера? Тот самый, что призвал богиню Света?

– Тот самый, и вы еще пожалеете, что пытаетесь преградить мне дорогу!

Ответом ему был слитный хохот, породивший многоголосое эхо. Эльф выставил меч перед собой, внимательно следя за своими противниками. Он был уверен, что хотя бы одного он сможет одолеть. Он ошибся.

Стремительного движения он просто не заметил: кажется, еще секунду назад их разделяло несколько шагов – и вот они уже стоят вплотную перед ним, и рука одного из незнакомцев держит обнаженный меч за лезвие. Еще секунда – и страшный рывок вынудил эльфа выпустить свое оружие. Незнакомец небрежно отбросил меч себе за спину. Лезвие глухо звякнуло о камни, заваливаясь в какую-то щель.

– Лорд Арриера… Надо же… Вы даже не представляете, лорд, насколько мы вам благодарны. Благодаря вашему визиту мы получим столько… – Новый взрыв смеха оборвал конец фразы. – Но я смотрю, вы даже не один, а с другом? – Он кивнул на безвольно лежавшего Л'эрта. – Пожалуй, не стоит вас разлучать. Быть может, наш Мастер захочет поиграть и с ним тоже… Полагаю, он приготовил вам нечто особенное. Он так долго жаждал пообщаться с вами, лорд, но у него все не получалось.

Ралернан закрыл глаза и сосредоточился. Его способности в управлении магией были весьма слабы, но защитный купол он сумеет создать.

К сожалению, завершить заклинание ему не дали. Рывок за руку вернул эльфа к действительности.

– Но я не думаю, что Мастер рассердится, если с лордом сначала поиграем мы, – заявил один из троицы, обращаясь к своим спутникам. – Ведь верно?

Ралернан выдернул свою ладонь:

– Что вам надо?! Вы даже не в состоянии честно сражаться!

Один из его противников приблизился к нему вплотную и широко улыбнулся. И эльф наконец заметил, что клыки у него слишком длинные для человека.

– А-а-а, лорд, я смотрю, ты начинаешь понимать, в какой теплой компании ты очутился… Тебе нравятся мои зубки?

– Мне противно разговаривать с вами. – Ралернан демонстративно отвернулся.

– Ой-ёй! Ему противно, подумайте только! – Снова издевательский смешок. – Интересно, а будет ли тебе все так же противно, если ты станешь одним из нас, а?

Эльф опешил:

– Что?! Вы не в состоянии превратить меня в монстра!

– Да ну? А давай проверим!

Стремительный бросок вампира Ралернан даже не успел отследить. Шею кольнуло болью. Эльф шатнулся назад, стремясь отбросить от себя прочь противника, но державшие его руки казались стальными.

– Из тебя получится забавный вампирчик, лорд, – вставил другой из троицы.

Боль, пронзавшая шею, казалась огненными иголками. Эльф сжал зубы, чтобы не заорать. Они не могут так просто превратить его в одного из своих! Не могут! Но… Л'эрт ведь никогда не кусал его…. Быть может, именно потому, что не хотел обращать? Ралернану стало невероятно холодно.

– Эй, а мне? – Еще один укус, еще одна вспышка боли. Голова кружилась все сильнее. – А он вку-у-усный…

– И я тоже! Я тоже хочу принять участие! – Снова резкая боль.

Ралернан почувствовал, что ему не хватает воздуха. Колени его плавно подогнулись, и он начал заваливаться вправо, повисая на руках своих врагов. Последнее, что он слышал – чавкающие звуки, сопровождаемые взрывом хохота. А потом наступила темнота.

ГЛАВА 28

Л'эрт моргнул, открывая глаза. Тело болело, словно пропущенное через мясорубку. Перед глазами плавали какие-то пятна и разводы. Он глубоко вздохнул и попытался прийти в себя. Попытка пошевелиться сопроводилась неприятным звоном цепей.

Л'эрт сделал над собой усилие и сел. Кажется, его бросили в какой-то каменный мешок – и сковали. На ногах болтались толстенные кандалы, уцелевшая рука была прикована к поясу. Он попытался разорвать цепи, но то ли слишком ослаб, то ли цепи были того же качества, что и примененные Кретвиком, но высвободиться у вампира не получилось. Окон в помещении не было – только глухие стены из неровно отесанных камней – и такой же пол. Узкая дверь, выполненная целиком из железа, была не меньше трех ладоней в толщину. Под потолком камеры плавали маленькие фосфоресцирующие шары, отбрасывающие на стены мертвенно-призрачный свет. Пожалуй, в абсолютной темноте было бы уютнее.

Легкий вздох привлек его внимание. Л'эрт обернулся, стараясь не качаться. На полу у дальней стены сидел Ралернан. Судя по всему, его тоже сковали – вампир уловил тусклый блеск металла, полускрытого плащом. Эльф бессмысленно уставился в какую-то точку на стене. Л'эрту совершенно не понравилось выражение его лица: тот выглядел, словно только что похоронил близкого человека.

– Серебрянка? Слушай, что мы тут делаем? Что вообще случилось? – Он медленно подошел к эльфу, производя жуткий грохот своими цепями.

Ралернан повернул голову в его сторону:

– Лаэрт, скажи… Вампиры могут питаться животными?

– Чего? – Л'эрт опешил. Эльф что, головой приложился?! Нашел время обсуждать гастрономические предпочтения!

– Тебе сложно ответить?

– Э… да нет, не сложно. Ну я не могу питаться. А что?

– А не ты? Вообще, в целом – могут? Керри же могла?

Л'эрт опустился рядом с ним на пол. Глаза эльфа были до странности пустыми. Может, действительно спятил? Странно как-то…

– Керри могла, потому что я сделал из нее не совсем вампира. Нет, некоторые из нас могут время от времени пить кровь животных, но этого недостаточно для нормального функционирования. Слушай, ты себя вообще нормально чувствуешь? Зачем тебе все это знать-то?

Ралернан закрыл глаза и прислонился затылком к каменной стене.

– Убей меня, а?

– Ч-чего?! – Л'эрту показалось, что у него слуховые галлюцинации. Наверное, это от слабости.

– Убей меня!!! – зло бросил ему эльф. – Ты же сам этого хотел, разве нет?! Я не буду сопротивляться!

– Э-э-э… Ну я, конечно, хотел… Но…

– Так убей! Ты же можешь, не так ли?! Выпить всю мою кровь или придушить… Только прошу тебя, поскорее.

– Так. – Л'эрт уселся поудобнее, позвенев цепями. – Я тебя, несомненно, с большим удовольствием отправлю на тот свет. Но не раньше, чем ты мне детально объяснишь, что с тобой происходит. Ты не похож не психа.

– Я не хочу ничего объяснять. Я хочу, чтобы ты меня убил.

– Не, серебрянка. Так не пойдет. Я что-то стал жутко любопытен в последнее время. Так что, не услышав всей истории, я ничего делать не буду.

Ралернан скользнул по нему пустым взглядом.

– Хорошо, тогда я сам. – Он потянулся руками к своей шее. Л'эрт схватился за цепь, сковывавшую руки эльфа, и дернул вниз. Даже раненый, он был сильнее Ралернана.

– Ну уж нет. Никаких суицидов, пока я не услышу объяснения. В конце концов, серебрянка, войди в мое положение. Это же мне придется находиться в обществе твоего разлагающегося трупа. Должен же ты хоть как-то это компенсировать.

Ралернан некоторое время молча смотрел на него, потом дернул руками.

– Пусти. Я… объясню.

– Н-ну? – Л'эрт разжал пальцы, сомкнутые на цепи эльфа.

Ралернан снова начал поднимать руки вверх, но вроде не к горлу. Схватившись за воротник рубашки, он сильно оттянул его вниз, открывая шею. Глаза Л'эрта изумленно расширились. Красные точки, несомненно, были следами укусов.

– Когда мы прошли через барьер, ты потерял сознание, – глухо проговорил эльф. – По другую сторону были трое… таких, как ты. Им захотелось поиздеваться надо мной. И они решили превратить меня в вампира.

Л'эрт еще раз скосил глаза на его шею. Следов от укусов было несколько. Нетипичный вариант для обращения.

– Ты пил их кровь? – как можно более нейтрально поинтересовался вампир.

– Я?! Ты что, меня не слушаешь? Они меня искусали!

– Только искусали?

– А что, разве этого мало?! Они сказали, что теперь в моей крови яд, и я начну мутировать. Через сутки я стану одним из них.

– Яд. Ага. – Л'эрт с трудом сдержался, чтобы не улыбнуться. Надо же, на пару минут они вправду чуть не поверил, что эльфа обратили. Хотя чего он так за него разволновался? Враг все же. Вампир небрежно отмахнулся от своих размышлений. – Но, знаешь, серебрянка, это в корне меняет дело. Я не могу так просто убить тебя.

– Почему? – Ралернан нахмурился.

– Ну ты же сейчас находишься в активной фазе мутирования. Если тебя просто задушить, то ты запросто воскреснешь. Тут надо применить довольно специфический алгоритм. Значит, так, слушай меня внимательно. – Л'эрт нацепил максимально серьезное выражение лица. – Сначала тебе надо избавиться от предметов, на которые могла попасть твоя кровь во время превращения. Ну там плащ, рубашка…

Ралернан потянулся скованными руками к завязкам плаща. Кое-как ему удалось их размотать, и он смог отбросить плащ в сторону.

– Рубашку снимать обязательно? – хмуро уточнил он.

Л'эрт сосредоточенно кивнул.

– Конечно. На воротнике остались пятна крови. Хотя я понимаю, это несколько сложно. Да и холодно, наверное… Но ты же все равно скоро умрешь… Я бы тебе помог, но сам видишь, – вампир подергал руку, прикованную к поясу, – тебе оставили несколько больше свободы.

Эльф процедил что-то нелицеприятное и рванул ткань рукава, раздирая его по шву. Иного способа снять рубашку, кроме как порвав ее, не было: руки эльфа были скованы спереди. Спустя четверть часа, почти непрерывно ругаясь, Ралернан освободился от данного предмета своего гардероба. Клочки белой ткани разлетелись по всей камере.

– Ну? Что дальше?

– Дальше… тебе нужно встать на четвереньки.

– Зачем?

– Серебрянка, тебе нужен результат или мои объяснения? Я не очень хорошо себя чувствую, так что ты бы лучше поторопился. А то тебе придется искать кого-нибудь другого на роль убийцы. Будь любезен, встань вот у этой стены. Она как раз обращена на запад. То, что надо. – Эльф тихо вздохнул, но все же опустился на пол. – Нет-нет, чуть ближе к стенке. Ага, вот так. А сейчас главное – не шевелись. – Л'эрт неторопливо подошел к стоящему на карачках эльфу и уселся ему на спину. Надо заметить, теплая спина была куда удобнее камней пола. Уголки губ вампира изогнулись в улыбке. Впрочем, эльф не смог бы увидеть эту улыбку, не свернув шею.

Ралернан некоторое время покорно стоял, удерживая вес вампира, но наконец терпение его истощилось.

– И долго мне так стоять? Что теперь?

– Теперь? – Л'эрт глубоко вздохнул и широко улыбнулся. – А теперь покатай меня, лошадка.

– Что-о-о?! – взвыл Ралернан, резко дергаясь и сбрасывая с себя вампира. Тот, уже не в состоянии сдерживаться, громко захихикал. – Ты, гад! Ты надо мной еще и поиздеваться решил! – Он с размаху саданул наручниками по лицу Л'эрта. Тот почти успел увернуться, отделавшись легкими царапинами.

– Эй, не бей меня! Я же тебя еще убить должен, разве ты забыл?!

– Да я скорее сам сдохну, чем еще раз тебя хоть о чем-нибудь попрошу! – Ралернан метнулся в сторону вампира, намереваясь повторить процедуру с наручниками.

– Да не бей же меня! Я тебе страшную тайну открою! – Душивший вампира смех мешал ему уклоняться с нужной скоростью. Ралернану удалось поймать вертлявого противника и повалить того на пол. – Не станешь ты вампиром! Честное слово!

– Чего?! – Эльф от неожиданности выпустил Л'эрта. – В смысле?

– Да в прямом! Те типы, что приволокли нас сюда, просто хотели тебя напугать! Для того, чтобы инициировать вампира, нужно выпить всю кровь жертвы – и поделиться несколькими каплями своей. От простого укуса ничего не будет. Ну же, серебрянка! Ты же видел, как я обращал Керри. Давай, вспомни!

Ралернан задумался.

– То есть… Я действительно не вампир? И не буду? – К его глазам медленно начало возвращаться более-менее живое выражение.

– Ну сейчас точно нет. Хотя, если ты настаиваешь, я могу тебе помочь! – Л'эрт подмигнул ему.

– Ты… ты мерзкий, паскудный, наглый… – Эльф запнулся, прикусив губу. – Ох-х. Спасибо.

– Всегда пожалуйста. Я знал, что тебе понравится. Кстати, представление с рубашкой – это было нечто! Особенно когда ты зубами отгрызал тот шов…

Если бы взгляды могли убивать, Л'эрту надлежало бы испепелиться на месте.

– Кстати, серебрянка. А с какой радости они тебя все-таки не сожрали и что мы тут делаем?

Эльф потряс головой, пытаясь перестроиться на другую тему:

– Не знаю. Они что-то твердили про то. как обрадуется мне их Мастер.

– Именно тебе? – Л'эрт задумчиво склонил голову.

– Ну да. Наверное. Я представился, до того, как заварилась вся эта каша с укусами.

– Угумс. Так. Очень плохо. А мое имя ты им называл?

Эльф припомнил, что Л'эрт действительно просил что-то такое сделать – до того, как хлопнулся в обморок.

– Нет, я не успел. Но, полагаю, это легко исправить. Явится же за нами кто-то сюда.

Л'эрт уставился на грубо отесанные камни пола.

– Нет, знаешь, пока не надо. Вероятно, те, кто нас схватил, все же не знают меня в лицо – иначе нас навряд ли запихнули бы в одну камеру. И неизвестно, кто у них сейчас рулит. Все-таки довольно много лет прошло… Я и не знал, что в этих горах есть лежбище ковена.

Поразмышлять ему не дали – железная дверь с мерзким скрежетом распахнулась вовнутрь. В проеме возникла мужская фигура, задрапированная во что-то вроде савана. Л'эрт отметил, что кое-где «саван» заляпан чем-то красным. Именно «чем-то» – вампир не ощущал запаха крови. Л'эрт слегка нахмурился. Что за идиотский карнавал?

Тем временем закутанный в саван вплыл в комнату и свистящим шепотом обратился к Ралернану:

– Следуй за мной, презренный червь. – Он сделал драматическую паузу. – И друг твой пусть следует также. Ну?! – Пришедший выпростал из складок савана руку и дернул за цепь, сковывавшую запястья эльфа. Ралернан с трудом сохранил спокойное выражение лица: рука незнакомца не имела кожи и мышц. Это была высушенная длань скелета.

– Ладно, ладно, мы идем, – вмешался Л'эрт, подталкивая эльфа к выходу и встряхивая головой так, чтобы черные пряди волос упали на лицо, скрывая его.

Узкий коридор, ведущий из камеры, перешел в спиралевидную лестницу. Ралернан думал, что лестница будет вести вверх – обычно ведь заключенных располагали в подвалах – но она вела вниз. Каменные ступени были мокрыми и осклизлыми. Эльфу приходилось внимательно смотреть под ноги, чтобы не поскользнуться. Шедший перед ними человек – если это был человек, – словно плыл над лестницей. Эльф не слышал даже слабого эха его шагов. В стенах по сторонам появились ниши – сначала пустые, но постепенно в них стали встречаться различные предметы. Разглядев в очередной оторванную и истекающую свежей кровью человеческую кисть, эльф предельно сосредоточился на ступенях под ногами. Воздух пах кладбищенской гнилью и кровью. Лестница сделала очередной виток. Сбоку начали доноситься какие-то шорохи и скрежет, перемежаемые постанываниями. Ралернан старался смотреть только вниз. Становилось все более и более сыро. Наконец по ступеням слабыми ручейками заструилась вода. А еще через мгновение эльф понял, что это не вода, а кровь.

Ралернан невольно покачнулся и, несомненно, упал бы, если бы шедший сзади Л'эрт не успел схватить его за ремень штанов, удерживая в вертикальном положении.

– Это иллюзии, серебрянка, – раздалось в голове эльфа. – Тебя пытаются напугать. Не поддавайся.

Ралернан выдохнул и зашагал несколько увереннее.

Л'эрт задумчиво разглядывал стены и лестницу. Место было на редкость мерзким. Он солгал Ралернану: никакими иллюзиями здесь и не пахло. Вывалившийся им под ноги на очередном пролете трупик новорожденного младенца был самым что ни на есть настоящим. Но на сей раз эльф не споткнулся.

Л'эрт никогда не был в этом месте. Собственно, он даже не слышал ни про что похожее. В период правления Аластры такого точно не было. Аластра не имел идиотской склонности к театральным эффектам и запугиванию. И еще он очень не любил сырость. Интересно, эта лестница – выдумка Карвена или у ковена снова сменился глава? С Карвена-то как раз могло статься устроить подобное местечко.

Л'эрт передернул плечами, когда на них из стены выплеснулось как минимум с ведро свежей крови. Счастье еще, что не человеческой, а коровьей. Эльф слегка побледнел. Да уж, представление по высшему разряду.


Лестница кончилась внезапно. Еще минуту назад Ралернану казалось, что он видит ступени, ведущие ниже, как вдруг все вокруг подернулось на миг туманной дымкой. Когда дымка рассеялась, они оказались перед массивной дверью, украшенной гравировками из черного металла. Их проводник постучал в дверь и замер. Видимо, надлежало ждать.

Из-за вынужденного промедления Ралернан начал рассматривать дверь – и почти сразу пожалел об этом. Гравировки, весьма искусно выполненные, отображали все самые жестокие и отвратительные способы убийства, какие только могли прийти на ум. Изображенные на них люди казались живыми.

Эльф сглотнул и уставился в пол.

Дверь распахнулась неожиданно – и совершенно беззвучно. Проводник в саване сделал приглашающий жест – и исчез, обернувшись летучей мышью.

Ралернан шагнул вперед. Открывшаяся его взглядам зала казалась огромной – стены и потолок ее терялись в колеблющемся свете. Сначала ему показалось, что зал освещен свечами, но вскоре он понял, что природа светильников аналогична той, что была устроена в камере – странного вида фосфоресцирующие шарики плавали под потолком, время от времени объединяясь в сложные фигуры – только для того, чтобы вскоре разлететься в стороны.

Вдоль стен залы стояли люди. Хотя нет, не люди – вампиры – ненормально белая кожа и улыбки, которые они время от времени демонстрировали, заставили эльфа думать именно так. Все они были облачены в изысканные одежды и выглядели бы вполне аристократами, если бы не отпускаемые ими время от времени смешки.

Ралернан старался не обращать на них внимания, медленно продвигаясь вперед.

В противоположном от него конце залы был устроен массивный трон – достаточно массивный, чтобы вместить чудовищного монстра. Ралернан вспомнил, что однажды видел нечто похожее – еще во времена, когда он был главой разбойников, а Л'эрт пытался разобраться с ним из-за эльфийки.

Но создание, что было тогда с Л'эртом, можно было счесть милой домашней кошечкой по сравнению с тем монстром, что сейчас возвышался на троне. Роста он был как минимум в четыре человеческих, а то и больше. Голова у чудовища была ящерообразная, сильно вытянутая вперед. Над глазами имелись крупные роговые наросты, из-за которых глаза казались глубоко запавшими дырами. В провалах глазах переливалось пламя. Время от времени узкие языки этого пламени вырывались из глазниц и лизали чешуи, покрывавшие монстра. Огромная пасть, оснащенная острейшими зубами, была полуоткрыта, выпуская наружу два длинных клыка. Голову чудовища венчала корона из рогов. Ралернан понадеялся, что она просто надета сверху, а не является частью тела.

Брюхо монстра имело грязновато-желтый цвет, выпущенные когти могли поспорить по своим размерам с крестьянским серпом. На шее, безумно контрастируя со всем обликом монстра, висела крайне изящная пентаграммка на тонкой цепочке.

Справа от трона перекатывал кольца своего туловища огромный змей цвета сожженной травы. Изо рта его то и дело высовывался раздвоенный язык, облизывавший морду. Глаза змея смотрели холодно и бездушно.

– Стоять!

Ралернан не понял, кто отдал приказ, но на всякий случай повиновался. Л'эрт остановился за ним, перекрываемый от взглядов спиной эльфа.

– Лорд Арриера… – На этот раз звук явно исходил из пасти монстра на троне. – Какая приятная неожиданность. Ну и как вам, нравится в моих скромных владениях? – От этого голоса мурашки ползли по позвоночнику.

Сзади раздался легкий перезвон цепей: Л'эрт стремительно шагнул вперед.

– Не знаю, как ему, а лично мне абсолютно не нравится. И бижутерия тут никуда не годится. – Он выразительно позвенел наручниками, одновременно встряхивая головой, чтобы отбросить с лица волосы.

– ТЫ?! – Монстр на троне стремительно вскочил и сделал шаг вперед. По залу разнеслось громкое эхо.

– Нет, не я. Ты перебрал, и у тебя началась белая горячка, – издевательски фыркнул Л'эрт. – Кстати, забавный облик, Карв. Долго практиковался?

Эльф заметил, как по стенам залы пополз удивленный шепоток. Глаза змея утратили ледяное выражение и отражали вполне человеческую растерянность.

Монстр сделал шаг вперед, заколебался, сделал еще один. И вдруг вся фигура его поплыла, как тающий на ярком солнце воск. Мускулы перестраивались, меняя облик того, что шло им навстречу. Зеркальная чешуя исчезла, на миг мелькнуло обнаженное мясо, истекающее кровью, еще миг – и морда зверя превратилась в нечто совершенно непонятное. Кости плавились, меняя очертания. Последний шаг – и перед пленниками стоял молодой человек лет двадцати – двадцати двух. Высокий, довольно красивый – но какой-то жутковатой, нечеловеческой красотой. Одежда его изобиловала огромным количеством кружев и драгоценностей. Ралернану подумалось, что не каждый монарх может позволить себе аналогичный гардероб. Длинные прямые черные волосы рассыпались по плечам потоками тьмы. Прозрачно-белая кожа казалась подсвеченной изнутри. Черты лица чем-то напоминали эльфа – но уши были обычные, человеческие. Только глаза вампира почти не изменились – в них по-прежнему билось мертвое алое пламя.

– Ты жив? Действительно жив? – В человеческом облике голос его был даже приятным. – Но что… Что ты делаешь в его обществе?! – Он ткнул пальцами в сторону эльфа. – Он же убил тебя!

На губах Л'эрта заиграла довольно неприятная улыбка:

– Видимо, не убил, раз я здесь.

Глава вампиров потер пальцами виски, словно у него разболелась голова.

– Но все равно… Почему… почему вы вместе?

– Ну-у-у… Вообще-то изначально мы немного поссорились. Но сейчас он мой друг, – любезно ответил Л'эрт.

Ралернан опешил. Друг?! Вампир пытается его защитить? Или закопать в одну с собой яму? Видимо, скорее последнее: возникшее на лице собеседника Л'эрта выражение эльфу категорически не понравилось.

– Друг? – Глава вампиров сощурил алые глаза. – В каком смысле «друг»?!

– Ах, Карвен! – Л'эрт пошел ему навстречу, сопровождая свое движение звоном цепей. – Не будь это абсолютно невозможно, я бы подумал… Но ведь это абсолютно невозможно, не так ли? Ведь не может же быть, что ты… ревнуешь? – Он замер, приблизившись к своему собеседнику почти вплотную и изучающе уставившись тому в лицо. Последнее слово Л'эрт произнес слишком тихо – эльф его не расслышал.

Ралернан не смог понять, почему глава вампиров судорожно сглотнул и неожиданно заорал:

– ВСЕ ВОН!!!

Приказ вспорол воздух, как щелчок кнута.

Вокруг немедленно расцвели разноцветные вихри порталов. Несколько секунд – и в зале никого не осталось, кроме них троих и огромного змея.

Змей беззвучно скользнул в их сторону – и Ралернан понял, что тот тоже меняется. На сей раз метаморфоза была чуть менее жуткой, чем с главой вампиров, но все равно более чем неприятной. Монстр словно вывернулся наизнанку, еще и еще раз – пока на его месте не возник невысокий вампир со светлыми, слегка отдающими в рыжину волосами. Одежда его казалась взятой с чужого плеча – особенно сильно это было заметно по контрасту с элегантным главой вампиром.

– Мне тоже уйти? – уточнил он.

– Ты… А, ладно, оставайся пока… – Глава вампиров устало отмахнулся и снова уставился на Л'эрта. – Ты все еще должен мне, помнишь?

Л'эрт нахмурился. Ралернану показалось, что ему не понравился вопрос.

– Помню, но я сейчас сильно занят, Карвен. Я не могу так надолго здесь задержаться. Или ты собираешься оставить меня силой? – Л'эрт погремел цепями. Его собеседник скользнул взглядом по пустому рукаву рубашки.

– Что с твоей рукой?

– Был слегка неосторожен. Знаешь, это на тебя не похоже – увиливать от ответа.

– Нет, не собираюсь я тебя удерживать. – Глава вампиров вздохнул. – Что ты здесь ищешь? Стражи сказали, что кто-то из вас пробил защитное поле.

– Ну я же не знал, что здесь твоя резиденция. Уверяю тебя, я бы постарался войти более культурно. Мне просто надо прогуляться вверх по этой части гор. Я не виноват, что ты попался на моей дороге.

– Вверху почти ничего нет. Во всяком случае, ничего такого, что могло бы тебя заинтересовать.

– Кто знает. У меня разносторонние интересы. Ну если ты нас не собираешься удерживать, то может, снимешь эти милые кандалы, и мы пойдем? – нейтрально спросил Л'эрт.

– Я не собираюсь удерживать тебя. Но не твоего спутника. Возможно, он захочет детально поведать мне об истоках вашей дружбы. – Пламя в его глазах шевельнулось и снова застыло.

– Гад! – Л'эрт сплюнул. – Чего ты хочешь?

– Твой долг. – По лицу главы вампиров скользнула почти незаметная улыбка.

– Я действительно сейчас не смогу остаться так надолго.

– Ты думаешь, я поверю, что ты заскочишь ко мне на обратном пути? – язвительно поинтересовался он.

– Я и не предлагаю. Возможно, на обратном пути у меня будет та же проблема со временем.

Глава вампиров какое-то время пристально разглядывал Л'эрта.

– Тогда ты задержишься до рассвета. На моих условиях. И тебе придется доказать, что они тебе нравятся. Кроме того, ты выполняешь свое обещание, как только решишь временные проблемы.

– И ты не трогаешь Арриера.

– Да, если только он сам не начнет драку.

– Хорошо, договорились.

Глава вампиров повернулся к рыжему:

– Выведи лорда Арриера отсюда. Он подождет своего спутника снаружи.

Тот кивнул и потянул Ралернана за цепь, сковывавшую ручные кандалы.

– Серебрянка, ни в коем случае ни во что не вмешивайся! – острой иглой ворвался в мозг Ралернана приказ Л'эрта. – Тебе покажут иллюзию – несомненно, жуткую и отвратительную! Они будут пытаться тебя спровоцировать, но ты должен остаться просто сторонним наблюдателем! Слышишь?! Все, что они тебе покажут, – обман! Не верь тому, что увидишь!

Ралернану пришлось тщательно сконцентрироваться, чтобы ответить:

– Я понял. Я не буду вмешиваться.

Рыжий вампир довел его до двери в зал и толкнул в спину, побуждая первым подняться по лестнице. Перед выходом Ралернан успел еще раз оглянуться.

Глава вампиров заключил Л'эрта в объятия и, кажется… плакал?

Эльф помотал головой и решительно направился вверх по скользким ступеням. Если они отсюда выберутся, он потребует у Л'эрта детально объяснить всю эту бредовую сцену.

Обратный путь напоминал дорогу вниз – те же лужи крови, те же оторванные конечности. Правда, где-то на середине пути рыжий вампир толкнул его вправо, заставляя войти в залитую какой-то желчью нишу – где обнаружилась другая лестница, и потребовал идти именно по ней. Ралернан даже слегка порадовался: этот путь, хотя и имел запах свежей крови, все же был несколько менее жутким.

Через почти час ковыляния по осклизлым ступеням Ралернан увидел впереди легкий свет. Сначала он принял его за дневной, но вскоре понял, что это те же шары, что использовались здесь для освещения помещений. Шары висели над проемом, которым заканчивалась лестница – и начиналось что-то вроде сада. Эльф недоуменно огляделся. Странно, ведь они же в горах. Откуда здесь сад?

Сад был, несомненно, прекрасен. Деревья и кусты выглядели ухоженными и подстриженными, дорожки посыпаны свежим мелким гравием. Зеленая листва мягко колыхалась под порывами ветерка. Издалека долетал аромат роз и жасмина. Сад освещался уже привычными фосфоресцирующими шарами.

Ралернан поднял голову вверх. На ночном небе ярко горели звезды. Ночь… значит, они пробыли в темнице почти сутки. Впрочем, это соответствовало предположениям эльфа.

Рыжий вампир подтолкнул эльфа к одному из деревьев.

– Стой здесь. Если подождешь до рассвета, Л'эрт найдет тебя здесь. – Незаметным движением он вытащил откуда-то из карманов небольшой ключ и, повозившись минуту, разомкнул кандалы Ралернана. – Полагаю, так тебе будет удобнее. – Слова вампира были вполне вежливыми, но улыбка, которой он их сопроводил, вызвала мороз по коже. Ралернан проводил вампира долгим взглядом. Что тот хотел ему сказать? Удобнее для чего? Но рыжий ушел, бесследно растворившись в ночной темноте.

Ралернан еще раз посмотрел на небо. Если оно – не иллюзия, ночь еще только начиналась. Что ж… он подождет. Все равно у него нет другого выхода.

Тишина и спокойствие сада убаюкивали. Ралернан не заметил, как глаза его начали закрываться, и он задремал.


Как долго он провел в полудреме, эльф не знал. Разбудил его отдаленный шорох бегущих шагов. Постепенно шум становился все ближе и ближе, и через несколько мгновений Ралернан уже увидел бегущего – юная девушка в полупрозрачном белом одеянии мчалась прямо на него, преследуемая (или сопровождаемая?) гроздью танцующих огоньков. Не добежав до эльфа нескольких шагов, она резко остановилась – и уставилась прямо на него.

– Нет! Не тронь меня! – пронзительно закричала она, начиная пятиться. Ветер взметнул ее длинные светлые волосы, и Ралернан заметил, что уши у девушки заостряются кверху. Эльфийка? Эльфийка-вампир?

Пятясь спиной, девушка споткнулась о корень дерева и опрокинулась навзничь, издав жалобный писк. Ралернан уже сделал шаг в ее сторону, чтобы помочь ей встать, когда в его памяти всплыло предостережение Л'эрта – и эльф поспешно вернулся к своему дереву. Нет, он не будет шевелиться, что бы ему ни показали. В конце концов, Л'эрт вполне мог выйти отсюда и один, если Ралернан правильно понял его диалог с главой вампиров. Но, раз уж он решил вытащить и его тоже, навряд ли он солгал про иллюзорность происходящего.

Эльф покачал головой. До чего он дошел! Верить одному вампиру, чтобы выбраться из логова другого! Какой позор…

Девушка тем временем поднялась на ноги. Танцующие в воздухе огоньки окружили ее горящим ожерельем, слепя глаза и мешая сдвинуться. За деревьями беззвучно замелькали какие-то черные тени, придвигаясь все ближе и ближе к замершей девушке. Наконец они вытекли на открытое место, и Ралернан разглядел, что это вампиры – но, вероятно, не те, что он видел в зале. Эти были одеты довольно просто, можно даже сказать – строго: все в черном, – из-за чего эльф и перепутал их сначала с тенями. Но полуоткрытые рты с выставленными клыками, несомненно, указывали на их упыриную природу. Вампиров было семь – пять мужчин и две девушки. Все они выглядели довольно молодо, хотя Ралернан уже знал, что на самом деле им может быть и не одна сотня лет.

Вампиры заскользили вокруг девушки в белом в каком-то странном танце, то и дело стараясь коснуться ее пальцами. Девушка тоненько вскрикнула и заметалась в их кольце, как пойманная рыбка, жалобно заламывая руки.

– Отпустите меня! Умоляю вас! Прошу! Я же не сделала вам ничего дурного! За что? Ки'рер'н'к кн'ик'кер авал'ла'нр цв'ер'л! – Девушка перешла на Верхнюю Речь, хаотично перемежая ею просьбы на всеобщем.

Ралернан невольно напрягся. Даже если это иллюзия… Было неприятно смотреть, как вынуждено унижаться это юное создание.

Кольцо вампиров внезапно распалось. Один из них метнулся к девушке, обхватил ее руками. Она попыталась оттолкнуть вампира, но безрезультатно – не прилагая видимых усилий, он заломил ей руки за спину и рванул вниз вырез на платье. Ткань подалась с легким треском. Девушка жалобно крикнула, вырываясь. Лунный свет скользнул по округлостям ее грудей. Вампир по-хозяйски положил одну руку ей на обнаженную грудь и слегка сжал. Остальные вампиры встали чуть в стороне и, казалось, с интересом наблюдали за происходящим – все, в том числе и девушки.

Ралернан сглотнул. Во рту внезапно пересохло. Это всего лишь иллюзия. Иллюзия. Ему нельзя вмешиваться…

Вампиру тем временем, вероятно, наскучило лапать грудь девушки – она перешла в полуобморочное состояние и почти перестала вырываться. Он развернул ее к себе лицом и попытался поцеловать. Девушка дернула головой в сторону, отодвигаясь. Вампир позволил ей это, а потом снова схватил, притягивая к себе.

– Разве я тебе не нравлюсь? – Его голос напоминал шорох гравия под ногами.

– Пустите меня! – снова стала умолять девушка. – Пустите!

Вампир одним резким движением оборвал все остатки ее платья выше пояса, погладил рукой по позвоночнику.

– Не нравлюсь, значит… А кто нравится? Кого ты хочешь? – Он развернул ее лицом к остальным вампирам. – Ну?

– Не трогайте меня! – Она попыталась прикрыться ладонями, но вампир ей не дал. Резким толчком он отбросил ее к ближайшему дереву. Девушка ударилась спиной и упала на колени. Другой вампир, оказавшийся к ней ближе всех, рывком поставил ее на ноги. Одной рукой он дернул ткань ее юбки, разрывая вдоль по шву, другой рукой – прижал к стволу дерева.

Ралернан до боли стиснул кулаки и закрыл глаза, не в состоянии наблюдать сцену насилия. Он помнил, что все это иллюзия, но спокойно смотреть на происходящее просто не мог. К несчастью, крики девушки он продолжать слышать и с закрытыми глазами.

А потом эльф почувствовал прикосновение ледяных пальцев к своей щеке.

– Почему же ты не смотришь, лорд Арриера? – прошелестел у него над ухом голос того, первого, вампира. – А ведь мы так стараемся… Может, тебе помочь открыть глаза? – Ледяной палец коснулся его века и дернул за ресницы. – Мы ведь откроем. Это не запрещено. Так как, помочь? – Чужая рука, казалось, вырвала не меньше половины ресниц из его века поднимая его вверх и заставляя Ралернана смотреть на происходящее.

Девушка все так же была прижата к дереву. На остатках белой юбки появились кровавые пятна. Насильник сменился – теперь это был уже другой вампир. Свои действия он сопровождал громкими стонами и циничными комментариями. Девушка извивалась, словно насаженная на булавку бабочка. Кажется, она прокусила губу, чтобы не кричать – из уголка ее рта стекала струйка крови.

– Я должен здесь ждать! Но я не обязан все это смотреть! – очень тихо произнес эльф. Голос его дрожал от сдерживаемого бешенства.

Л'эрт сказал, что все происходящее будет ложью. Ложью, которая должна его спровоцировать на вмешательство. Никакой девушки на самом деле нет. Ничего нет. Скорее всего, и сад этот – тоже иллюзия! Ну конечно же! Откуда в горах быть саду!

– А ведь ты успокоился, – задумчиво пробормотал стоявший рядом с ним вампир. – Твой пульс стал ровнее. Интересно, с чего бы?

Ралернан покосился на небо. Оно светлело, но медленно, безумно медленно… Еще как минимум два часа…

– Ты снова не хочешь смотреть! – Холодные пальцы дернули его за веко, привлекая внимание.

Быть может, Ралернану и удалось бы заставить себя отрешиться от происходящего, но надрывный крик девушки, исполненный страшной боли, вынудил взгляд эльфа вернуться к ней.

Кажется, следующий насильник был четвертым по счету. Эльф старался об этом не думать. Но кричала девушка не из-за этого. Еще один вампир оттянул ее голову в сторону и медленно, словно стараясь в деталях продемонстрировать Ралернану процесс, вонзил зубы в ее тонкую шею. Брызнула кровь. Вампир отер лицо и снова приник ртом к кровоточа-шей ранке.

Ралернан с присвистом втянул воздух. Это иллюзия. Никакой девушки на самом деле нет. Он не должен вмешиваться. Это иллюзия…

Еще один вампир скользнул к шее девушки с другой стороны – и тоже запустил в нее зубы. Несколько минут ничего не менялось – вампиры сосредоточенно пили кровь, девушка пыталась кричать – но все слабее и слабее.

Наконец к ним приблизился тот вампир, что первым развязал весь этот кошмар. Вампиры, тянувшие из нее кровь, медленно, с явным сожалением отстранились. Он неторопливо, плавными движениями, погладил пальцами нервно ходящее горло девушки – и вгрызся в него зубами, еще и еще раз. В стороны полетели ошметки мяса и кожи – вампир рвал горло девушки, словно хищный зверь.

Ралернан вцепился пальцами в ствол дерева, не замечая, как продавливает кору, как щепки до крови царапают ему ладони. Ничего этого нет. Это все иллюзия. Обман. Обман. Обман.

Девушка издала высокий, пронзительный крик – и обмякла, обвисая тряпичной куклой. Еще несколько стремительных движений – и в руках вампира оказалась отгрызенная голова. Он поднял ее за волосы и отпихнул прочь обезглавленное тело.

Вампир медленно подошел к Ралернану, держа голову убитой за волосы. Из разодранной шеи на белый гравий капала кровь. Посмертная гримаса девушки исказила ее лицо, делая его пугающим и нечеловеческим.

– Понравилось, лорд Арриера? – небрежно поинтересовался вампир, покачивая в пальцах голову.

Ралернану больше всего на свете хотелось сломать ему шею. Удерживался он только запредельным усилием воли. Ведь все это обман.

Вампир медленно поднял оторванную голову на уровень глаз эльфа и качнул ее из стороны в сторону. Капли крови обильно брызнули на тело Ралернана, заставляя его вздрогнуть.

– Вижу, вы все-таки впечатлились, лорд Арриера. Надо сказать, мы тоже впечатлились. Такое самообладание! Не ожидали от вас. Что ж, вас ждет еще один приятный сюрприз, но это будет несколько позже. А пока мы вынуждены оставить вас. Светает.

Вампиры обернулись стайкой летучих мышей и порскнули в разные стороны, бесследно растворяясь среди деревьев. Голова девушки упала на гравий перед ногами Ралернана и так и осталась лежать там. Эльф даже не мог найти в себе сил, чтобы немного отодвинуться.

Небо действительно стремительно голубело. Еще несколько минут – и Ралернан увидел, как разгорается алая полоса восхода.


В паре шагов слева полыхнул овал портала. Эльф повернул голову в ту сторону. Портал завис над травой, мерцая беловатыми переливами. Что это? Выход? Он должен туда подойти?

Прошло несколько минут томительного ожидания – и эльф уже хотел шагнуть в сторону портала, когда из него кто-то выпал. Еще несколько долгих минут выпавший неподвижно лежал на дорожке лицом вниз, но потом, чуть пошатываясь, поднялся – и Ралернан узнал Л'эрта. Эльф облегченно выдохнул и сделал шаг ему навстречу, когда заметил, что у вампира присутствуют обе руки. Что это? Продолжение представления?

Л'эрт тем временем приблизился к нему. Он был закутан в плотный плащ, но Ралернан четко ощущал идущий от вампира стойкий запах крови.

– Пойдем. – Голос Л'эрта был абсолютно бесцветен и лишен эмоций. Он протянул эльфу руку.

– А как я узнаю, что ты не иллюзия? – тихо произнес Ралернан.

– Никак. – Л'эрт схватил его за запястье и потащил за собой. Портал все еще висел в шаге от них, переливаясь белыми всполохами. Л'эрт толкнул в портал Ралернана и тут же шагнул туда сам.

Громкий взвизг ударил по барабанным перепонкам, окружающий мир на несколько мгновений растворился в беловатой мгле. А когда мгла рассеялась, Ралернан стоял на горной тропе, вьющейся между скал. Позади влажно блестела черная стена, покрываясь время от времени маслянистыми разводами. Восходящее солнце окрасило скалы в нежно-розовый цвет. Их отпустили? Неужели их действительно отпустили? Кошмар закончился? Ралернан с невыразимым облегчением вздохнул.

– Пойдем. – Л'эрт потянул его за руку, увлекая за собой по горной тропе. – Нам нужно уйти подальше, – тихо добавил он.

Ралернану пришлось почти что бежать за ним. Тропа сделала один поворот, другой, третий. Прошло два часа непрерывного бега. Черная завеса скрылась в изломах гор.

– Все. – Л'эрт неожиданно остановился, тяжело и хрипло дыша. – Больше я не выдержу. – И грохнулся на колени.

– Проклятье! – Ралернан склонился над ним. – Зачем нужно было так бежать, если ты еще так слаб?!

– Чтобы уйти из зоны видимости.

– Но нас ведь выпустили! Я выполнил это дурацкое условие, я ни во что не вмешался!

– Выпустили? – Л'эрт поднял на него глаза. Радужка у него была почти белой, зрачки сузились в вертикальные линии. – Ты действительно думаешь, что Карвен вот так просто взял – и отпустил тебя?

– Но… подожди, я не понимаю…

– И не надо… Серебрянка, мне нужна твоя кровь.

– Слушай, я сейчас не в лучшем состоянии. Мне надо немного поесть. Давай чуть позже? Нам все равно прямо сейчас не нужно колдовать.

– Немедленно! – В глазах Л'эрта полыхнул какой-то шальной огонь. Но спустя мгновение он взял себя в руки и продолжил относительно спокойно: – Мне нужно сейчас. Иначе ситуация может выйти из-под контроля.

Ралернан недоуменно покосился на вампира.

– Хорошо, хорошо. – Он протянул Л'эрту руку. – Только не очень много, договорились?

Л'эрт размотал бинты, перевязывавшие старые порезы, – и тихо выругался.

– Эй, ты чего?

Не отвечая, вампир схватил его за другую руку и освободил от бинтов и ее. И неподвижно замер, уставившись в землю.

– Эй, да в чем дело? – Ралернан высвободил правую руку и попытался вернуть бинты обратно. Старые порезы уже не кровоточили, но все равно прикосновение к ним было довольно неприятным.

– Серебрянка… – Л'эрт нервно взлохматил волосы. – У меня с собой нет ничего режущего или колющего. У тебя тоже… Мне нужно, чтобы ты прокусил себе запястье до крови.

– Чего?! – Ралернан остолбенел. – Это что, очередной розыгрыш?! Еще одна «лошадка»?! Чтобы я сам погрыз себе руку? А потом мне лечь на тарелку и украсить себя укропом?! – Накопившееся за последние сутки напряжение прорвалось наружу.

– Замолчи! – Вампир схватил его за плечи и яростно встряхнул. – Сейчас не время! Я прошу тебя, поверь мне! Мне действительно очень надо, чтобы ты прокусил руку сам!

– Тогда, может, ты объяснишь мне, в чем дело? – хмуро поинтересовался эльф.

– У меня нет времени! Серебрянка, я клянусь, я расскажу тебе все, что ты захочешь, – но чуть позже! Мне сейчас безумно нужна кровь! Я говорю правду!

– Но ты какую-то чушь просишь! Да и как я себе руку прокушу? У меня же нет таких клыков, как у тебя!

– Постарайся! У тебя должно получиться! – Л'эрт лихорадочно сжал в своих ладонях ладонь Ралернана. – Я клянусь, это не розыгрыш!

Эльф чувствовал, как дрожат руки вампира. Глаза Л'эрта стали совершенно ненормальными, Ралернану было страшно даже в них смотреть.

– Хорошо, будь по-твоему! Но если это опять шутка, мы будем драться прямо здесь и сейчас! – Эльф с силой сомкнул зубы на собственном запястье. Прокусить кожу у него получилось только с третьей попытки. Почувствовав во рту солоноватый привкус, Ралернан с омерзением сплюнул и протянул кровоточащую руку вампиру. – Ну? Сойдет?

Л'эрт не ответил, приникая к маленьким ранкам. Эльфу категорически не понравилось прикосновение его губ. Какое-то оно было… слишком интимное, что ли. Пожалуй, хорошо, что раньше вампир пользовался замораживающим заклинанием. Надо будет сказать ему, чтобы и впредь пользовался.

Минуты все текли и текли, а вампир все не отрывался от руки эльфа. Ралернан почувствовал приближение слабости, в ушах зашумело. Он тряхнул рукой, пытаясь сбросить вампира.

– Эй, хватит! Хватит, я говорю! У меня уже голова кружится!

Л'эрт никак не отреагировал. Ралернан слегка испугался и попытался вырваться более активно. Л'эрт оторвался от его руки. Глаза вампира стали абсолютно черными – и чужими. Резким толчком он уронил Ралернана на спину и прижал к земле, лишая возможности двигаться. А в следующий миг Л'эрт снова приник к прокушенному запястью.

Ралернан резко дернулся, но это ни к чему не привело. С равным успехом он мог пытаться сдвинуть многотонную плиту. В ушах звенело все сильнее. Перед глазами поплыли какие-то черные точки. Точек становилось все больше и больше, пока их черная масса не поглотила его сознание. Боль исчезла. Темнота была спокойной и мягкой, как ватное одеяло.

ГЛАВА 29

Черное, золотое, черное… Туман клубился вокруг нее, меняя цвет. Шаг, шаг, новый шаг. И новый кошмар, который лабиринт неведомо как создавал на основе ее памяти. Ей казалось, что дорога шла спиралью – и с каждым витком кошмары все усиливались и усиливались. Наверное, Керри не смогла бы пройти этих иллюзорных миров, рождаемых туманами, затерялась бы в очередном облаке, потеряв разум. Но рядом по-прежнему спокойно шел Варрант – и иллюзии рассыпались, не выдерживая его присутствия. Керри не хотелось вспоминать увиденные кошмары. Она складывала их в самый дальний уголок памяти. Когда-нибудь потом, когда она отсюда выберется и окончательно успокоится – возможно, она найдет в себе силы подумать над ними. Но не сейчас. Сейчас ей просто надо пройти.

Очередное золотое облако рассеялось, распадаясь мелкой трухой. Керри подсознательно уже настроилась на черный сектор – но ошиблась: перед ней расстилалась равнина. Обычная равнина, если не считать огненно-красного цвета.

Керри замерла.

– Красный сектор? – неуверенно повернулась она к Варранту. Девушка так и не решила, относился ли эльф к порождениям лабиринта. Да, вроде бы он пока помогал ей – но вдруг это так и задумано? Ее слишком напугали первые шаги в разноцветном тумане, чтобы она могла полностью довериться своему спутнику. И Варрант по-прежнему держал небольшую дистанцию, шагая чуть левее.

– Полагаю, да. – Эльф задумчиво уставился на алые травы, колеблемые невидимым ветром. – Мы идем слишком медленно, Кер. Осталось всего три дня, а пройдена только треть. Если бы ты меня слушала…

– Я знаю. Ты считаешь, что мы двигались бы быстрее. Но ты ведь не можешь доказать, что тот путь, что предлагаешь ты, – не очередная ловушка!

– Не могу, но… тебе надо рискнуть.

– Не думаю. Я успею вовремя. Черный сектор был самым тяжелым. Теперь должно быть легче.

– Почему ты так решила? – Варрант вопросительно изогнул бровь.

– Это же очевидно! – Керри недовольно фыркнула. – Кажется, Клиастро пыталась воздействовать на меня страхом. Но Ойенг и Акерена навряд ли прибегнут к тем же способам.

– Боги весьма слабо могут влиять на это место. По большей части оно существует – и действует – самостоятельно. А что касается секторов… Кер, ты ошибаешься. Богиня Тьмы действительно хотела запугать тебя. Возможно, алый сектор тебе будет пройти несколько проще – все же это твоя стихия. Но вот белый… – Он нервно побарабанил пальцами по поясному ремню.

– А что белый? Разве он может быть тяжелее черного?

– Иногда несбыточные надежды удерживают человека куда прочнее аркана страха. Если бы богиня Света не умела драться, она бы давно уже исчезла. Вот только методы ее понятны далеко не сразу. – Он посмотрел на алую равнину.

– Варрант? А Акерена правда предлагала тебе стать ее помощником?

– Что-то в этом духе.

– Ты именно поэтому отказался? Потому что не доверяешь ей?

– Возможно. А возможно – потому, что я не люблю быть марионеткой. И не люблю выискивать недоговоренное.

– Очень смешно! Мне уже надоели постоянные загадки! – Она раздраженно попыталась ткнуть кулаком ему в грудь, забыв об осторожности. Все те иллюзии, что являлись ей в лабиринте, были вполне материальны: она царапалась о камни, ее кусали и могли избить. Руки, пытавшиеся схватить ее, обладали значительной силой – и даже в самом лучшем случае оставляли синяки на ее коже. А сейчас… ее рука прошла сквозь Варранта, как сквозь туман. Керри резко дернулась назад, отскакивая и принимая оборонительную позу. – Ты тоже ненастоящий! Я так и знала!

Варрант вздохнул:

– Кер, ну я же в некотором роде умер. И потом – мне тяжело находиться в этом месте. Оно слишком привыкло поглощать в себя субстанции вроде меня. Я могу придать своему образу более… материальную форму – но совсем ненадолго.

– Но ты же был вполне себе живым на маскараде!

Эльф улыбнулся:

– Я помню. Но мне скорее просто повезло.

Керри зло вскинула голову, смерив его ледяным взглядом снизу вверх.

– Так значит, просто повезло?!

– Сильно повезло. – Его улыбка стала теплой-теплой.

Керри отвернулась. Он призрак! Призрак из этого проклятого дурацкого лабиринта! И вообще, его все равно нельзя обнять, даже если ей и хочется. Он – не более чем обман зрения! Она зло пнула ногой какой-то камушек под ногами.

Камушек покатился вперед, подпрыгивая на ярко-красной земле. Керри не заметила, как земля постепенно потеряла красный цвет, перейдя в посыпанную мелким светлым песком дорожку. Она подняла глаза.

Равнина исчезла. Она стояла в большом саду. Слева и справа от дорожки на ветках деревьев были подвешены различных размеров клетки с птицами. То и дело слышался птичий клекот.

Керри недоуменно замерла. Она знала это место. Или очень на него похожее. Когда-то давно… очень давно… У ее родителей был такой сад. Ее отец любил коллекционировать красивых птиц.

Девушка пошла вдоль аллеи. Птицы в клетках провожали ее взглядами – то нейтральными, то ожидающими, то злыми. Здесь было множество самых различных видов – от домашних белых голубков и разноцветных попугайчиков – до хищных соколов и стервятников.

Аллею на миг заволокло красной дымкой. Когда она исчезла, в противоположном ее конце появилась маленькая девочка – лет четырех, не больше. Она была похожа на фарфоровую куколку – изящное личико, огромные глаза, завитые длинными локонами рыжие волосы, перехваченные на макушке светло-зеленой – под цвет платья – шелковой лентой.

Керри настороженно глядела на ребенка.

– Очередное воспоминание, – тихо пробормотала она.

– Я пока не чувствую опасности, – заметил Варрант, неслышной тенью стоявший за ее левым плечом. – Тебя опять хотят натолкнуть на идею о суициде?

– Не думаю. Я плохо помню этот день. Тогда я была слишком маленькая и многого не знала.

– Не знала чего? – В руках Варранта затанцевал неизвестно откуда вытащенный ножик.

– Наверное, ты сам увидишь. Если я не ошиблась…

Тем временем девочка подошла к ближайшей клетке. Там сидел крупный голубь светло-серого цвета с голубоватым отливом. Грудка у него была розовая, на животе светлеющая до белого оттенка. На крыльях виднелись мелкие белые пятнышки. Девочка просунула руку в клетку, пригладила мягкие перья птицы. Вытащила из кармана горстку зерен и насыпала их в клетку. Голубь тут же принялся склевывать подношение.

– Бедная птичка. Тебе, наверное, плохо в этой клетке. Ты ведь не можешь летать… Птички должны быть свободны. Сейчас я тебя выпущу. – Девочка завозилась с дверцей. Замок был несложный – и всего спустя пару минут дверца распахнулась. – Ну же, лети!

Голубь неуверенно покосился на распахнутую дверцу, склевал остатки зерна – и медленно вылетел наружу. Он покружился вокруг своей клетки – и почти сразу же опустился на нее сверху, цепляясь коготками.

– Почему ты не летишь? – Девочка протянула к птице руку, но та сдвинулась чуть назад, перебирая по прутьям клетки лапами. – Наверное, ты боишься. Ладно, я подожду. – И девочка сделала шаг вперед по аллее, останавливаясь у следующей клетки.

Эта клетка была существенно больше. В ней держали пепельно-серого орла. Девочка сыпанула на пол клетки зерна. Птица пошевелила его лапой, но есть не стала. Зерно явно не выглядело привлекательным с точки зрения хищника. Девочка попыталась погладить его сквозь прутья – но орел резко отпрыгнул, неуклюже взмахнув крыльями в ограниченном пространстве.

– Тебе тоже хочется летать, да, птичка? – Девочка снова завозилась с дверцей. На этот раз потребовалось немного больше времени – но ей удалось отпереть и эту. Она пошире распахнула дверцу. – Ну же, лети! Ты свободна, птичка!

Орел, будто недоумевая, подошел к появившемуся проему в прутьях. Секунда – и он вылетел наружу, широко распахнув сильные крылья. Голубь, до того мирно сидевший на соседней клетке, заволновался – и тоже взмыл в небо.

Девочка захлопала в ладоши:

– Ура! Они летают!

Голубь старательно молотил крыльями воздух, но набрать скорость у него не получалось. Он слишком давно жил в саду, его обильно и сытно кормили. Потребовалась всего пара минут, чтобы орел настиг его. Хищная птица резко спикировала сверху, вцепляясь в голубя острыми когтями. Мгновение – и голубь рухнул вниз, пятная песчаную дорожку кровью из ран, – прямо под ноги девочки. Она испуганно вскрикнула и склонилась над упавшей птицей. Но орел не собирался уступать свою добычу. Хищно клекоча, он бросился на ребенка, широко раскрыв клюв и угрожающе выставив когти.

– Нет! Плохая, гадкая птичка! – Девочка попыталась его прогнать, махнув рукой. Когти орла легко вспороли зеленый шелк платья, оставив на коже кровавые царапины. Девочка ойкнула и сделала шаг назад. Орел взмыл вверх и развернулся, явно собираясь пойти на второй заход.

В воздухе раздался свист камня, брошенного сильной рукой. Камень настиг хищную птицу, не дав ей приблизиться к ребенку. Безжизненной кучей перьев орел рухнул вниз. Камень перебил ему шею. На песке растеклась еще одна лужица крови.

– Юная госпожа! – К девочке спешил высокий мужчина, облаченный в ливрею слуги. – Вы в порядке? Вы целы? Как же она выбралась наружу? Надо мне лучше проверять замки.

– Они умерли. – Девочка села на песок рядом с трупами птиц. Ноги ее не держали. Из оцарапанной руки медленно сочилась кровь, пачкая платье. – Они совсем-совсем мертвые? – Она потянулась пальцами к вспоротой тушке голубя, но так и не коснулась серых перьев.

– Они вас больше не потревожат. Пойдемте, – слуга с легкостью подхватил ребенка на руки, – я перевяжу вам руку. Какое несчастье! Господин так любил этого орла… Редкий и очень ценный экземпляр… Ну-ну, юная госпожа! Не плачьте! Ваш отец купит другого, еще лучше. И я починю замки. Все будет хорошо.

Красная дымка начинала заполнять все вокруг, скрывая деревья по обеим сторонам аллеи, взволнованно шумящих птиц, слугу с ребенком. Осталась только дорожка из светлого песка под ногами – и окровавленные трупики двух птиц.

– Как думаешь, что лучше? – Справа появилась фигура в алой мантии с низко надвинутым на глаза капюшоном. – Жить в неволе или умереть свободными?

– Я не знала тогда, что орлы – хищные птицы. Я думала, они тоже едят зерно, – хмуро ответила Керри. Ее уже не удивляли непонятные собеседники. Она успела привыкнуть к этой странности лабиринта.

– Но теперь-то знаешь.

Трупики птиц стали исчезать. Но не растворяясь в воздухе – а превращаясь в какую-то странную двумерную картинку. Рисунок на песке. Красный подошел поближе и взмахнул рукой. Песок зашевелился, словно живое существо. Когда красный отодвинулся чуть в сторону, Керри увидела, что на песке – там, где недавно лежали тела птиц, – появился кусок ткани. Ее собеседник небрежно подцепил ткань одним пальцем, разворачивая и стряхивая песчинки. Черный шелк с серебряной вышивкой. Орел, падающий от удара молнии. – Ну так что же ты скажешь?

– Это просто совпадение! – фыркнула Керри. – Мало ли каких глупостей я наделала, будучи ребенком! То, что эта птица – часть его герба…

– Вся наша жизнь – это цепь совпадений. – Красный подкинул ткань вверх. Вниз на его ладонь упал уже не черный шелк, а белый – с ромбом посередине. Уголок белой ткани был измазан в красных пятнах. – Вся наша жизнь… – Он застыл неподвижной статуей.

Керри обернулась к Варранту:

– Почему ты не вмешиваешься?! Нам нужен проход!

– Он не мешает тебе пройти, Кер.

Красный действительно стоял чуть в стороне от песчаной дорожки, изучая кусок ткани в своей руке.

Керри подозрительно на него покосилась и двинулась вперед, подсознательно ожидая какой-нибудь пакости. Если бы она была в черном облаке – до нее наверняка попытались бы дотянуться, схватить, удержать… Толкнуть в другую сторону – чтобы она потеряла представление о том, куда идти. Но фигура в красной мантии не предприняла никакой попытки помешать ей. Она только еще раз подкинула кусок ткани, когда Керри проходила мимо, и исчезла, пропав так же беззвучно, как и появилась. Кусок ткани, кружась, упал на песок перед ногами девушки. Теперь цвет его было не определить – обычная тряпка, обильно залитая кровью. Керри решительно переступила через нее и двинулась дальше. Все это иллюзия. Обман, порождаемый волшебством Нейира. Ничего вокруг на самом деле нет. Просто ее разум пытается найти выход, только и всего.

Она шла и шла вперед, сосредоточенно смотря под ноги. Главное – идти быстро и не останавливаться. Тогда она успеет.


Золотистый туман мягко рассеивался. Керри внутренне собралась, готовясь к очередному «представлению». Преодоление золотых секторов не было особенно тяжелым – по сравнению с черными и уж тем более с красными. Ее никто не пытался задержать или остановить. Но вот образы, которые являл золотой туман, были весьма и весьма мучительны.

На этот раз перед Керри предстала высокая старуха, облаченная в просторную серую мантию. Полы были расшиты сложной вязью непонятных формул. Седые волосы плотным плащом падали на чуть согбенную спину, колышась от невидимого ветерка. Лицо гордое, слегка надменное – и немного печальное.

– Нам нужно поговорить, девочка, – надтреснутым голосом сказала старуха и шагнула к Керри.

Варрант резко прыгнул вперед, вставая между ними:

– Кер, назад! Она – не призрак! Это может быть опасно!

– В каком смысле «не призрак»? – пробормотала девушка. – Тут же все – иллюзия…

Варрант не стал отвечать. Натянутый лук уставился в сторону старухи.

– Ты не подойдешь. Еще шаг – и я стреляю!

– Не стоит. Тебе нужно провести ее до конца, Хранитель. А ты и так потратил слишком много сил. Если ты потратишь еще кусочек своей сущности, чтобы отбросить меня – тебя не хватит на оставшийся путь. – Тем не менее старуха прекратила свое продвижение и скрестила руки на груди. Кисти у нее были сморщенные и обильно покрытые пигментными пятнами. – Я просто хочу поговорить.

– Говори! Но не приближайся! – Рука эльфа по-прежнему удерживала лук в натянутом состоянии.

Старуха перевела взгляд на Керри.

– Твой спутник прав. Я действительно не вполне принадлежу этому месту. Нейир – хищное творение. Он многое готов поглотить. Но некоторые души не по зубам даже ему. Боги считают, что лабиринт полностью им подчиняется. Полностью ими контролируем. Они почти правы. Но не совсем. И только благодаря этому я смогу предупредить тебя.

– Кто ты?

Старуха слегка пошевелила скрюченными пальцами.

– Ты меня знаешь. Но не такой, какая я сейчас. – Справа от нее золотистый туман заколебался, пропуская небольшую книгу. Книга зашелестела страницами, пока сама собой не раскрылась на одной из иллюстраций. Иллюстрация начала увеличиваться, выползая за пределы книги – до тех пор, пока не стала размером с саму старуху. На разросшейся картине была изображена молодая женщина в алых одеяниях Лиги Равновесия. Керри озадаченно перевела взгляд на старуху. Сходство, несомненно, присутствовало. Но… при чем тут красные? Она же сейчас в золотом, а не в алом тумане! – Этот облик, – тем временем продолжила старуха, – то, как меня стали изображать впоследствии в ваших книгах. Еще одна часть обмана. Я хочу рассказать тебе историю, девочка Огонь. Попроси своего спутника опустить лук. Это не самая короткая история. Он и так слишком устает, сражаясь с этим местом.

Керри нерешительно прикусила губу. Старуха не выглядела опасной. Но ведь тут поначалу большая часть призраков не выглядит опасными!

– Говори так.

Старуха пожала плечами:

– Дело твое. Этой истории много, очень много лет. Прошло всего ничего с момента, когда Изначальные боги оставили созданный ими мир. Боги ушли – но привнесенное ими волшебство осталось. Остался Орден Высокой Магии, повелевавший стихиями. Маги могли сделать почти все, что угодно. Всесильные и безнаказанные… Их не любили. Их не любил никто, кроме них самих. Люди боялись магов. Последствия битвы богов были еще слишком свежи в их памяти. Это была благодатная почва для создания нового культа. Так возник Орден Пресвятой Церкви. Послушники Церкви проповедовали любовь, доброту и всепрощение. Но, чтобы заслужить эту любовь, человек должен был изменить себя и начать вести исключительно праведный образ жизни. И, разумеется, отказаться от какого-либо сотрудничества с магами.

Я была третьим ребенком в семье. Я знала это, потому что мне рассказывали. Моих старших братьев убили почти сразу после рождения. Убили, потому что моему отцу показалось, что новорожденные дети обладают магической силой. Отец считал, что его кто-то проклял. Что на самом деле – это вовсе не его дети, а нечисть. Периодически он напивался и избивал мою мать, обвиняя ее в продажности темным силам. Мне было семь лет, когда магический дар проявился и у меня. Моя мать первой узнала об этом – и чуть не сошла с ума от ужаса. Она учила меня скрывать мои способности. Два года это получалось. А потом правда всплыла наружу. Случайно, неожиданно. К нам зашел один из служителей Пресвятого Ордена. Я не знаю, как он вычислил мои способности – но каким-то образом ему это удалось. Он поставил в известность моего отца. Тот хотел самолично убить меня, но церковник удержал его – и попросил позволения забрать меня с собой. Дескать, возможно, еще не все потеряно и ему удастся заставить злых духов покинуть мое тело. Разумеется, отец согласился. Разумеется, он щедро вознаградил служителя за столь любезное предложение.

Я не понимала, в чем я провинилась. Меня поили какими-то составами, от которых я начинала грезить наяву. Скоро я перестала отличать сон от яви… Иногда грезы были приятными, иногда – кошмарами. И никогда я не понимала этих грез. Они были образами – смутными образами. Каждый раз, когда я приходила в себя, церковники требовали рассказывать видения, что являлись моему взору. Я рассказывала. Они записывали.

Время текло непрерывной лентой. Не было ничего нового. Мне давали еду, периодически разрешали поспать. Купали, одевали в чистую одежду. И поили странными отварами. Постепенно грезы становились все сильнее и ярче. Кажется, церковники были мною довольны. Меня никто не ругал и не бил. Во время пауз между грезами церковники разговаривали со мной об окружающем мире. Но меня никогда не выпускали в этот мир. Я жила в маленькой комнатке с глухими стенами. Я спрашивала, когда я смогу вернуться домой – мне говорили «скоро», однако все оставалось по-прежнему. Я замечала, как меняется мое тело – но в комнатке не было даже зеркала, чтобы я могла посмотреть на себя. Только случайные отражения в чашке с водой – все, что было мне доступно. Я не знала, что отвары, которыми меня пичкают, не только помогали видеть мне странные сны – они еще и крали тот срок, что был отпущен мне природой, преждевременно изнашивая мое тело.

Постепенно я начала разбираться в своих грезах. И задумываться над ними. Я спрашивала у церковников, зачем им мои видения, но они не отвечали. Они детально записывали сны – слово в слово, но ничего не желали объяснять.

А потом настал день, когда я увидела два сна. И во втором из них была я сама. Сон предрекал мне гибель – если я расскажу первое видение. Я не стала рассказывать. Но другие видения перестали приходить в мою голову – только эти два. И наконец церковники озаботились моим молчанием. Мне дали еще один состав. Другой. Он также погрузил меня в сон, но не вызвал грез. Это была вязкая муть, в которую упало мое сознание. Муть, сквозь которую я слышала вопросы церковников. Я не хотела отвечать – но не могла сопротивляться. Я рассказала им первый сон. Наверное, они записали его – как и все предыдущие. А второй я рассказать не успела. Потому что этот сон превратился в реальность.

Я думала, разум исчезает после смерти. В моем случае почему-то оказалось не так. Мою душу отдали этому месту, призрачному лабиринту, подкармливаемому призраками. Они думали, что Нейир поглотит мое сознание – и я исчезну, затерявшись одной из бесчисленного множества искр, что составляют здешнее пространство. Они ошиблись, – старуха сделала паузу и внимательно посмотрела на Керри. – Девочка Огонь, мой первый сон люди назвали Пророчеством Сиринити. Но если мой второй сон был верен до конца – церковники скрыли часть правды. Ту часть, что была невыгодна им, потому что мешала их планам. Ту часть, что могла бы не дать воплотиться их желанию единоличного господства.

– Э-э-э… – Керри слегка поежилась. – И теперь ты хочешь рассказать эту часть мне?

– Я не могу. – Старуха вздохнула. – Это место влияет на меня. Не в полной мере, но все же. Но я могу предупредить тебя, девочка. Не допусти третьей крови.

Керри нахмурилась. Третьей крови? О чем говорит старуха? Текст пророчества завертелся в ее памяти – и она вспомнила. «И когда прольется трижды в Огне кровь, объединятся в нем Свет и Тьма, и откроется третий глаз дракона».

– А… эм… А что такое третья кровь? Если Огонь – это я, то это как-то странно. Меня ранили куда больше трех раз. Нет, правда!

Старуха едва заметно улыбнулась. Улыбка у нее была горькой.

– Истинная кровь, девочка. Истинная боль. Два раза это уже произошло. Не допусти третьего. Он изменит твое сердце, расколет его на те кусочки, что собрать уже нельзя. И Огонь погрузится во Тьму.

По позвоночнику Керри пробежал неприятный холодок. Она постаралась его прогнать.

– Это лишь игра слов! Я не понимаю!

– Я могу дать тебе одну подсказку. Надеюсь, ты поймешь…

И старуха бесследно растворилась. Керри недоуменно покрутила головой. Вокруг никого не было. Безучастно мерцал золотистый туман.

– Варрант? – Девушка повернулась к эльфу, только сейчас опустившему лук. – Ты сказал, она была настоящей? Не призраком?

– Нет, не совсем… – Он закинул лук за спину. – Она была чем-то вроде меня. Не такие иллюзии, что порождает Нейир. Возможно, она и связана с ним, но это явно не галлюцинация, вытащенная из твоего разума.

– И что тогда означают ее слова? – Керри нервно передернула плечами. – О чем она хотела меня предупредить? Ох, как же я не люблю все эти дерьмовые загадки! – Она шагнула вперед, намереваясь продолжить движение. И в этот момент золотой туман распался.

Они стояли на холме. Под ногами хлюпала жидкая грязь пополам со снегом. В воздухе пахло кровью. Кажется, недавно здесь был бой – взгляд Керри то и дело натыкался на трупы. Впереди виднелись остатки разрушенной крепостной стены – и город за ними. В небо устремлялись густые клубы черного дыма: часть города горела. Вдалеке за рядами домов возвышался дворец, изрядно опаленный и отнюдь не блистающий. На крыше дворца возилась человеческая фигурка, менявшая флаги на главном шпиле. Всего несколько минут, и красно-черный стяг, разорванный во многих местах, был сброшен на землю – на его месте заколыхалось в темнеющем вечернем воздухе белое полотно, украшенное ромбом.

– Керхалан, – произнес Варрант.

В его голосе Керри послышались странные нотки. Она обернулась:

– Что-то не так?

– Нет. Просто я этого не видел. – Эльф смотрел, как окончательно закрепляют над шпилем белый флаг. – Не успел.

Керри задумчиво покосилась на поле битвы.

– Ну и куда теперь? С кем нам тут драться? – Она запнулась. – Хотя нет, это же золотой сектор. Они обычно ограничиваются иллюзиями… Я хочу уйти отсюда. Это место мне не нравится. – Девушка решительно повернулась к разрушенной стене спиной и сделала шаг в сторону.

Вдалеке на поле виднелось несколько фигур. Солнце садилось, и лиц их девушка не видела – только черные силуэты на фоне неба. Ветер донес до Керри обрывок разговора.

– …Ты не мог убить кого-нибудь еще? Или ты специально уничтожаешь тех, кто хоть сколько-то мне дорог?

– Какая теперь разница…

– Свяжите… Казнить завтра на рассвете…

Керри побежала в сторону черных силуэтов, по щиколотку проваливаясь в жидкую грязь. Но почти сразу же все снова заволокло золотой дымкой – и поле битвы исчезло, будто его и не было.

Керри запнулась и едва не упала. Сердце ее билось быстро-быстро. Варрант неслышной тенью подошел сзади. Кажется, он хотел что-то сказать – но туман снова начал рассеиваться, являя новую картинку.

Теперь под ее ногами был выложенный мозаикой гранитный пол. Темные плитки чередовались со светлыми, сплетаясь в затейливый узор. По плиткам медленно растекалась лужа ярко-красной крови, подбираясь к ее ногам.

Керри подняла голову. На мозаичном полу неподвижно лежало тело, частично перекрытое от ее взгляда фигурой девушки в белой мантии. Кажется, девушка плакала. Керри не было видно лица того, кто лежал в луже крови, – только рассыпавшееся по полу облако черных волос.

Она замерла, не в силах сдвинуться. Это всего лишь волосы… Сколько на земле брюнетов? Керри повернула голову в другую сторону. По залу медленно перемещались фигуры, закутанные в белые и черные мантии. Белых было существенно больше. Картинка затуманилась, подергиваясь дымкой. Керри нервно вздохнула и потянула ладонь к лицу? стирая непрошеные слезы.

Золотистый туман снова окутал все вокруг. Минута, другая, третья… Но туман оставался туманом.

– Кер, не плачь. Он ведь жив. Правда, – послышались над ухом мягкие слова Варранта. Керри дернулась, как от удара, и уставилась ему в лицо.

– Подсказка, – почти беззвучно прошептала она. – Варрант, пожалуйста… Нам нужно отсюда выбраться! Как можно быстрее! Если… ох боги… Я не должна опоздать! – Она попыталась схватить его за руку, но пальцы снова прошли насквозь, не ощутив ничего.

– В чем дело? – Тонкие брови эльфа сдвинулись в одну линию.

– Пожалуйста, помоги мне! – В глазах Керри скользнула паника. – Третья кровь – это Ралернан!

ГЛАВА 30

Все вокруг плавало в зыбкой темноте. Ему иногда казалось, что он выплывает на поверхность – но не было сил даже открыть глаза и осмотреться. И он позволял темноте утянуть себя обратно. В ней было безопасно и спокойно. И пусто. Иногда сквозь темноту пытались прорваться звуки. Ему казалось, что в них есть что-то знакомое. Возможно, что-то важное. Но от попыток сосредоточиться начинала болеть голова – и он тут же прекращал свои потуги. Зачем? Ему и так хорошо. А звуки… Им скоро надоест нарушать его уединение – и они уйдут. Надо просто подождать…

Прикосновение чего-то твердого к губам. Слабый, щекочущий обоняние съедобный запах. Бульон? Да, кажется, именно так…

– Проклятье, да открой уже рот! С какой радости ты решил начать сопротивляться? – Слова долетали глухо, теряясь в бесконечности зыбкой тьмы. – Ну же, серебрянка! Всего пару глотков, и я отвяжусь!

Он мотает головой, пытаясь вырваться из удерживающих его ледяных пальцев. Миска у рта дергается, раздается тихая ругань. Несколько капель попадает ему на кожу. Горячо… Зачем все это? Голод ворочается где-то глубоко внутри, но он слишком далеко, чтобы начать управлять остальными инстинктами. Больше всего хочется спать.

Он поворачивается, надеясь снова провалиться в черную пустоту и обрести покой.

– Ну уж нет! – Разозленное шипение прямо над ухом. – Ты будешь есть. Ты выкарабкаешься! Ты должен! Ты слышишь меня? Слышишь же?

Он слышит, но отвечать нет сил. Так же, как нет сил открыть глаза. Он не хочет слушать назойливый голос и снова мотает головой. Пусть он уйдет. Ему нужна тишина.

– Серебрянка, ну соберись же! Ты нужен Керри! Неужели ты готов бросить ее умирать?!

Керри, Керри… Имя падает в глухую пустоту, не рождая никаких ассоциаций. Что нужно от него этому голосу? Зачем все это? Кажется, это важно, но почему… Он не помнит. Хочется спать.

Резкий рывок ледяных пальцев, давящих ему на челюсть. Губы вынужденно разжимаются, и в рот тонкой струйкой капает теплая жидкость. Новое нажатие пальцев – и он глотает влитую в него субстанцию. Движения повторяются снова и снова. Ему кажется, что это будет продолжаться бесконечно, и иногда он пытается вырваться из ледяных рук. Но ему не дают.

Но, в конце концов, пытка заканчивается, назойливый голос замолкает – и он уплывает в свой темный и уютный омут – до того момента, пока ледяные пальцы опять не потревожат его покой.


Прикосновение мокрой прохладной ткани к лицу вырвало Ралернана из состояния полудремы. Ему снились какие-то кошмары, которых он не мог вспомнить. Разлепить глаза оказалось неожиданно тяжело – каждое веко весило не меньше, чем каменная плита.

Он почувствовал, как его что-то дергает, переводя в сидячее положение – и медленно сфокусировал взгляд. Над ним склонилось бледное лицо вампира.

– Лаэрт?.. – Слова получились едва слышным сипением.

– Ох… – В синих глазах отразилось нечто, похожее на облегчение. – С добрым утром тебя! Ну ты и соня, оказывается.

– Что?.. Что случилось? – Память реагировала как-то вяло. Постепенно из смутных образов выплыл вампирский замок… Иллюзорная девушка… Нападение… – Ты хотел убить меня? – Уже задавая вопрос, эльф понял, что он звучит несколько глупо.

– Нет. Пей. – Вампир вложил ему в руки теплую кружку. От нее клубами поднимались легкие облачка пара. Ралернан вдохнул запах – и тут же закашлялся. Пахло варево на редкость омерзительно. Кружка задрожала в его руках. Если бы вампир не обхватил его ладони своими, Ралернан наверняка опрокинул бы втиснутую ему мерзость.

– Что… за дрянь? Зачем? – Сил было мало, их хватало только на очень короткие предложения.

– Лекарство. Серебрянка, пей. Или я заставлю тебя. – В глазах вампира сверкнуло что-то непонятное. Ралернан попытался поднести кружку ко рту, но это оказалось безумно тяжело. Он сделал маленький глоток и опустил посудину на землю рядом с собой, не перевернув только чудом.

– Зачем? Сначала доводить меня почти до смерти, а потом вытаскивать? – Память постепенно возвращалась, помогая Ралернану более адекватно оценить происходящее. Слабость, так напугавшая его в первые минуты после пробуждения, слегка отступила, позволив говорить более-менее связно. Но двигаться он все еще не мог.

Вампир вздохнул:

– Прости.

Ралернану показалось, что он ослышался.

– Что?

– Что слышал! Я сожалею, что получилось так, как получилось! Могло быть и хуже!

– Куда уж хуже! – Эльф сделал еще один маленький глоток. На вкус напиток был еще противнее, чем на запах, но он явно помогал прийти в себя. – Я думал, ты себя контролируешь! Ты что, хотел выпить всю мою кровь?

– Я не хотел, но… Я тоже думал, что я себя лучше контролирую. – Л'эрт устало взъерошил черные волосы. Эльф автоматически отметил, что выглядит тот вполне свежим и отдохнувшим. Впрочем, с учетом того, что вампир едва не отправил его на тот свет, это было неудивительно.

– И что только на тебя нашло? Я думал, у нас договор. Если бы я знал заранее… Честное слово, проще было бы выяснить с тобой отношения на мечах.

– На мечах всегда проще. – Вампир криво усмехнулся. – Я же уже извинился. Чего тебе еще надо?

– Ничего мне от тебя не надо. – Эльф вздохнул, делая новый глоток лекарства. – Я просто не понимаю. Если ты хотел меня убить – то почему не убил? А если не хотел – почему не остановился, когда я попросил об этом?

– Я… я был ранен, серебрянка. Я думал, что смогу контролировать свой голод, но у меня не вышло. То есть вышло, но несколько позже, чем надо.

– Придурок! Надо же, а ведь я уже начал тебе доверять. А ты мало того, что чуть меня не убил, так еще и поиздевался в свое удовольствие. Вот объясни, зачем нужно было меня заставлять руку прокусывать, а?

– Кажется, ты приходишь в себя. – Л'эрт улыбнулся. – А руку… Ну как же, ты ведь их не мыл. Зачем мне кусать грязную кожу? Это негигиенично.

Ралернан попытался выплеснуть остатки лекарства в лицо своему собеседнику, но вампир вовремя удержал его. Эльф смерил его злым взглядом, но поделать ничего не мог: силы его все еще были слишком слабы.

– Ты все время врешь. Мне надоело. Либо ты сейчас рассказываешь, что тут творится на самом деле, либо мы продолжаем путь по отдельности.

– Продолжаем путь? – удивился Л'эрт. – Да ты сам не в состоянии удержаться в вертикальном положении и двух минут!

– Тем лучше. Иди один, не буду тебя задерживать. Кажется, именно так ты в самом начале и собирался поступить?

– Серебрянка, ты не дойдешь. Ты слишком ослаб. Не говоря о том, что эти горы далеко не безжизненны. Ночами я пару раз видел довольно крупных кошек, вышедших на охоту. Тебя сожрут, если я тебя брошу.

– Все лучше, чем общаться с таким лгуном, как ты, – зло возразил Ралернан.

– Хорошо, хорошо! – Вампир примирительно поднял руки. – Я расскажу. Просто правда выглядит еще более идиотски, чем все мои шуточки.

– Я слушаю, – сухо обронил Ралернан, испытующе уставившись ему в лицо.

– Я просто не хотел тебя к себе привязывать. Поэтому и не кусал. Керри вряд ли пришла бы в восторг, если бы ты бегал за мной вроде дрессированной зверушки.

– В каком смысле? Что-то вроде гипноза? – Ралернан нахмурился. – То есть получается, если я случайно встречу тех вампиров, что меня искусали – они смогут мною манипулировать?

– Что? – Л'эрт не сразу понял. – Нет, укус не дает возможности подчинять своим приказам. Просто ты… хм… некоторым образом привяжешься ко мне. А манипулирование… В общем, большинство вампиров умеют устанавливать что-то вроде ментального контроля. Как правило, он кратковремен. Если захочешь, потом покажу. Для этого достаточно только посмотреть в глаза. Поэтому вне зависимости, кусал тебя кто-то или нет – в глаза вампирам лучше не смотреть.

– Так. То есть ты в любой момент можешь мне приказать что захочешь, если я тебя правильно понял? – Эльф скрипнул зубами. – Просто посмотрев в глаза? Вот как сейчас?

– Если ты не поставишь защиту.

– Прекрасно! – Ралернану очень захотелось выругаться. – Я начинаю ощущать себя кем-то вроде блохи. Ну и чем же тогда отличается твой укус? Если уж даже загипнотизировать меня ты можешь, не прикасаясь?

– Ну… скажем так… последствия моего укуса будут несколько хуже. Особенно для тебя. И с учетом… хм… твоего ко мне отношения. – Л'эрт упорно рассматривал жухлый клочок травы под ногами.

– Не понял? Куда уж хуже!

– Ну… Я вообще-то инкуб. И мой укус вызывает у жертвы скачок вожделения к моей персоне.

Ралернан переваривал пару минут.

– Все равно не понимаю. Я же не женщина! Какое это имеет ко мне отношение?

Л'эрт оторвал взгляд от земли, в синих глазах сверкнули смешинки.

– А вот пол жертвы на мои способности не влияет. Так что, если я тебя покусаю, ты прыгнешь в мою постель вне зависимости от личных предпочтений. Вампирская магия – опасная штука, серебрянка.

Ралернан раздраженно сплюнул:

– Тебе не мешало бы урезать свое самомнение. Я не прыгну, как ты выразился, в твою постель, даже если ты обкусаешь меня с ног до головы. Хвала богам, я не увлекаюсь подобными извращениями.

Л'эрт уже почти откровенно смеялся:

– Ну тебе тоже не мешало бы урезать самомнение. Но проверять, действует ли на тебя моя магия, я, пожалуй, не буду. Я до сих пор не могу расхлебать последствия одного аналогичного спора на тему «кто круче». И при укусе я несколько хуже себя контролирую. В части необходимости остановиться, чтобы не убить жертву.

– Что, еще хуже, чем в последний раз? Может, хоть объяснишь, почему ты едва не убил меня?

Л'эрт посерьезнел и снова отвернулся, рассматривая землю.

– Карвен вовсе не собирался отпускать тебя живым. Вампиры… почти не контролируют свой голод в некоторых ситуациях. В частности, если полученные ранения превышают определенный предел… Даже высшие не всегда являются исключением. Я старался, но…


– Я… скучал. – В полумраке глаза Карвена светились алыми точками.

Л'эрт фыркнул:

– Ты не мог скучать. Ты же считал, что я мертв.

– Знаю, но… Что тебя связывает с Арриера?

– Какая разница?

– Ты высоко его ценишь. Настолько высоко, что решил спасти его жизнь. А ведь он убил тебя. – Карвен перевернулся на живот и приподнялся на локтях. Длинные черные волосы змеями скользнули по белой коже. – Из-за чего вы дрались в башне?

– Карв, отцепись. Ты что, действительно ревнуешь, что ли?

– А если да, то что?

– Да ничего. Кто я такой, чтобы лишать тебя данного удовольствия?

– Тебе хочется, чтобы я сказал вслух?

– Что именно? Мою личностную характеристику? Так я вроде в курсе. У меня неплохие информаторы.

Карвен улыбнулся, алые глаза на несколько мгновений потеплели.

– Ты… нужен мне. В каком-то плане это можно назвать любовью.

– Чушь. Что тебе нужно – так это прибить меня поизощреннее.

– Я думал над этим. Но твоя магия слишком сильна, чтобы мне хватило сил на такой шаг.

Л'эрт устало вздохнул.

– В любом случае, это не любовь, а лишь последствия моего укуса.

– Это только твое мнение. Я вправе иметь собственное.

– Да ну? Но разве тогда ты не действуешь несколько нелогично, развлекаясь данным образом? – Он поднял руку. Из порезов, идущих ниже локтя, выступила кровь. Пока что ее было совсем мало, а порезы были неглубокими. Но до конца ночи было еще очень далеко…

– Я же не могу по-другому. Зато я восстановил твою оторванную конечность.

– Чтобы больше было плацдарма для последующих издевательств? Или ты у нас как Валина – не любишь калек в своей постели?

На лице Карвена мелькнула растерянность.

– Нет. К тому же ты и сам мог бы регенерировать, но не захотел.

– Я не хотел платить за свое тело чужими жизнями! – Л'эрт сел в кровати, подтянув колени к груди. В синих глазах плескалась злость. – Я тебя просил об этом? Нет, разве просил?! Пять трупов только ради того, чтобы я был цел и невредим!

– Это всего лишь люди. Пища.

– Они не «всего лишь пища»! Они – разумные существа! Честное слово, Карвен, если бы я мог тебя прибить – я бы это сделал!

– Так сильно меня ненавидишь?

– У меня есть на то основания!

– Или ты так думаешь. Ты слишком хочешь быть похожим на человека. – Пальцы Карвена скользнули по волосам Л'эрта, убирая упавшие на лицо волнистые пряди.

– Это моя жизнь. И мои желания. – Он дернулся, отодвигаясь в сторону.

– Говорят, от ненависти до любви всего один шаг.

Л'эрт криво усмехнулся:

– Ты веришь тому, о чем болтает твоя пища?

– Когда мне удобна эта болтовня.

– Ну помечтай, помечтай.

Л'эрт резко откинулся на спину, закидывая руки за голову. Простыни украсились новой россыпью кровавых пятнышек. Красное на белом. Как рассыпавшиеся лепестки роз. Карвен задумчиво уставился ему в лицо.

– Что от меня требуется, чтобы ты сделал этот шаг? – неожиданно серьезно спросил он.

– Карв, ты впадаешь в маразм. Или ты полагаешь, что у меня на сей случай в тумбочке лежит талмуд с пожеланиями?

– А все же?

– Прекрати издевательства над смертными. – Л'эрт небрежно пожал плечами. – Мне неприятен твой образ мышления и восприятия жизни.

– Только и всего-то? – Улыбка Карвена была горькой.

– Ага. Поменяйся. А там посмотрим.

– Мне тысяча лет. Не находишь, поздновато для изменений?

– Не-а. Самое время. Карв, заканчивай с этим. Ты ведешь себя как влюбленная сельская дурочка наутро после потери невинности.

– Возможно, в каком-то смысле так и есть.

– Н-да… Зря ты не предупредил, что тебе захочется пофилософствовать. Возможно, я бы переиграл условия нашей сделки.

– Все равно ты ее нарушишь.

– В смысле? Мне казалось, я играю честно.

– Я про остаток твоего долга.

– А-а… Нуда, я и забыл. А ты отпустишь Арриера? Действительно отпустишь? Если да – я верну долг.

– Ты же знаешь, что я не могу его отпустить. Даже если он не будет вмешиваться.

– Почему нет?

– Он убил тебя. – Пальцы Карвена скользнули по шраму на груди Л'эрта – тонкой розовой полоске напротив сердца. Этот шрам останется навсегда: раны от освященного серебра полностью не регенерируют. – Я так и не могу понять, как случилось, что ты все еще жив. Я был абсолютно уверен в твоей смерти.

Л'эрт поморщился. Он не хотел рассказывать Карвену, что, возможно, своим «воскрешением» он в какой-то степени обязан подаренному главой ковена артефакту. Это только усложнит ситуацию.

– Ты ж ему должен благодарственные молитвы петь. Моя смерть освобождала тебя от последствий укуса. Карв, ты же мечтал об этом освобождении!

– Освобождение несколько запоздало, – чуть отстранение прокомментировал Карвен. – Впрочем, ладно… Я действительно теряю время. – Он поймал Л'эрта за руку и потянул на себя. Второй рукой Карвен скользнул к кинжалу. Л'эрт проследил его движение и вздохнул.

– Ты против? – Пальцы Карвена замерли на рукоятке.

– Я дал слово играть по твоим правилам. Я играю. Но изображать бурный восторг несколько выше моих сил.

– Хорошо, не изображай…

Карвен приложил его ладонь к деревянному изголовью кровати. Л'эрт предположил, что тот хочет пришпилить его к дереву. Но вот чего он предположить не мог, так это того, что за мгновение до удара Карвен переплетет с ним пальцы. Кинжал пробил руки обоих вампиров и вошел в изголовье почти на половину длины лезвия. Кровь тонкой струйкой закапала вниз, пятная белье.

– Ты спятил? – выдохнул Л'эрт, стараясь не морщиться от боли: кинжал был серебряным. – Садизма тебе мало, решил в мазохиста поиграть?

– Ты… сможешь… двигаться? – Зрачки Карвена расширились на всю радужку, дыхание участилось.

– Смогу, естественно. Это ты не сможешь.

– Тогда… пожалуйста…

– Да понял я уже, понял.

– …Л'эрт…


– Но я же выполнил все условия, – прервал его воспоминания Ралернан. – Получается, он тебя обманул?

– Нет. Он обещал, что не тронет тебя. Он не тронул. Просто он предположил, что я выполню его пожелание своими руками. У него почти получилось, – Л'эрт грустно усмехнулся. – Я не собирался тебя убивать, но жажда крови была слишком сильной, чтобы я мог с ней справиться.

– Но зачем тогда нужно было устраивать все это представление, если он с самого начала хотел заставить тебя убить меня? Это же, наверное, потребовало огромного расхода сил! Девушка выглядела совсем как настоящая. – Ралернан вздрогнул, вспоминая, как из оторванной головы эльфийки на его тело брызнула теплая кровь.

Л'эрт поднял голову. Синие глаза казались бездонными колодцами, их выражения Ралернан не мог определить. Иллюзия… Никакой иллюзии не было. Конечно, Л'эрт не мог точно знать, что именно показали эльфу, но догадывался, что это была сцена убийства – несомненно, достаточно жестокого и достаточно медленного, чтобы наблюдавший захотел вмешаться. Л'эрт вспомнил брызги крови, которыми был покрыт Ралернан. Эта кровь была самой что ни на есть настоящей. Наверное, это тоже было частью плана Карвена. Вид и запах свежей крови еще сильнее подстегнул чувство дикого голода вампира. С учетом того количества ран, что были на теле Л'эрта, удивительно, что он сумел не наброситься на эльфа прямо у портала.

Но Ралернану все это знать совершенно необязательно. Он просто сойдет с ума, осознав, что был свидетелем убийства – и не вмешался. Неважно, что его намеренно провоцировали, неважно, что, скорее всего, соотношение сил было один к десяти – и не в пользу эльфа. Он бы все равно попытался. Просто потому, что не смог бы иначе. И гарантированно погиб бы.

– Возможно, сначала он не хотел использовать меня, а потом передумал. Сложно сказать. Полагаю, у тебя нет желания вернуться и выяснить ответ на свой вопрос?

– Нет… но все это слегка странно. Мне показалось, что он… ну, соскучился по тебе, что ли. А ты говоришь, что он тебя ранил? Или я не так понял? Вы там дрались?

– Серебрянка, я же не прошу тебя в деталях рассказывать о том, как ты провел время? Или ты расскажешь?

Ралернан невольно сглотнул.

– Мне бы не хотелось вспоминать то, что я увидел.

– Вот и мне не хотелось бы. Хорошо? Мои взаимоотношения с Карвеном не имеют никакого отношения ни к тебе, ни к текущей ситуации.