КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406450 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147276
Пользователей - 92517
Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
plaxa70 про Абрамов: Школьник из девяностых (СИ) (Фэнтези)

Сразу оценю произведение - картон, не тратьте свое время. Теперь о том, что наболело. Стараюсь не комментировать книги, которые не понравились или не соответствуют моему мировозрению (каждому свое, как говорится), именно КНИГИ, а не макулатуру. Но иной раз, прочитав аннотацию, думаешь, может быть сегодня скоротаю приятный вечерок. Хренушки. И время впустую потрачено, и настроение на нуле. И в очередной раз приходит понимание, что либеральные ценности, декларирующий принцип: говори - что хочешь, пиши - что хочешь, это просто помойная яма, в которую человек не лезет с довольным лицом, а благоразумно обходит стороной.
Дорогие авторы! Если вас распирает и вы не можете не писать, попросите хотя бы десяток знакомых оценить ваш труд. Пожалейте других людей. Ведь свобода - это не только право говорить и писать, что вздумается, но и ответственность за свои слова и действия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
citay про Корсуньский: Школа волшебства (Фэнтези)

Не смог пройти дальше первых предложений. Очень образованный человек, путает термех с начертательной геометрией. Дальше тоже самое, может и хуже.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Укротительница привидений (fb2)

- Укротительница привидений (пер. Константин Иванович Мольков) (а.с. fairleigh-2) (и.с. Кружево) 821 Кб, 247с. (скачать fb2) - Тереза Медейрос

Настройки текста:



Тереза Медейрос Укротительница привидений

1

Лондон, 1825

Карлотта Энн Фарли вылетела в окно третьего этажа особняка тетушки Дианы. Вылетела прямо в своем роскошном бальном платье. Наверное, все обошлось бы благополучно, если бы не пышные шелковые оборки. Они зацепились за гвоздь, торчащий из подоконника.

– Гарриет! – позвала Лотти страшным шепотом. – Гарриет, где ты? Помоги мне!

Она повернулась совершенно невозможным образом, чтобы заглянуть в уютную гостиную, где так мирно и тихо сидела всего несколько минут тому назад. На каминной полке дремал пушистый белый кот, но Гарриет исчезла, как раз тогда, когда она была так необходима. А ведь Лотти всегда считала ее своей лучшей подругой!

– Куда же подевалась эта глупая девчонка? – негромко пробормотала себе под нос Лотти.

Она вновь завозилась, пытаясь отцепить платье от гвоздя. Ногами в бальных туфельках Лотги безуспешно пыталась дотянуться до расположенной чуть ниже толстой ветки.

Руки у нее быстро устали, и она посмотрела вниз. Вымощенная камнем терраса, еще недавно такая близкая, теперь вдруг отодвинулась на много миль. Лотти подумала, не позвать ли ей слугу, но тут же испугалась, представив, что вместо него может появиться ее брат. Что он скажет, если застанет ее в таком положении? Несмотря на то, что Джордж был всего на пару лет старше, он уже успел побывать на континенте и теперь смотрел на сестру с высоты своего нового положения.

Снизу, из раскрытых французских окон, доносились скрежещущие звуки – это приглашенный на сегодняшний вечер квартет музыкантов настраивал свои скрипки. Лотти знала, что очень скоро во дворе возле дома будут слышны новые звуки – цокот копыт, шелест колес, оживленные голоса и смех. Это гости начнут съезжаться на бал, посвященный ее первому выходу в свет. И если они обнаружат виновницу торжества висящей на дереве, можно будет считать ее дебют проваленным с треском.

Она никогда не попала бы в такое глупое положение, если бы Стерлинг Харлоу, ее шурин, устроил этот бал в своем особняке в Вест-Энде. Но его кузина Диана настояла на том, чтобы честь вывести Лотти в высший свет была предоставлена именно ей.

Лотти, с ее буйным воображением, не стоило труда представить себя лежащей внизу, на каменных плитах террасы. Гости соберутся возле ее распростертого безжизненного тела. Женщины будут всхлипывать, прижимая к губам надушенные платочки. Мужчины же станут покачивать головами и горестно винить судьбу, которая так рано навсегда вырвала из жизни столь очаровательную, живую и юную леди. Лотти уныло посмотрела на свое пышное фиолетовое платье. Если оно не слишком порвется при падении, ее можно будет похоронить прямо в нем.

О том, как поведут себя при виде разбившейся о камни Лотти родственники, можно было догадаться без особого труда. Ее сестра Лаура уткнется головой в грудь своего мужа, и сердце ее навсегда будет разбито безрассудством Лотти. А на красивом лице ее шурина проступят горечь и разочарование. Стерлинг наверняка с сожалением вспомнит о том, сколько его времени, терпения и денег пропало впустую. Он так мечтал превратить Лотти в настоящую леди, и сегодняшний вечер должен был доказать, что его старания были не напрасны.

А ведь все могло сложиться иначе. Она по-прежнему сидела бы в гостиной перед туалетным столиком, Гарриет нервно расхаживала бы по комнате, а горничная тетушки Дианы заканчивала бы укладывать волосы Лотти. Так оно и было всего лишь несколько минут тому назад.

Именно тогда, заметив на щеках подруги лихорадочный румянец, Лотти быстро поднялась из-за туалетного столика и сказала горничной:

– Спасибо, Селеста. Я думаю, что этого достаточно.

А затем, как только горничная вышла из гостиной, обернулась к подруге:

– Что случилось, Гарриет? У тебя такой вид, словно ты ежа проглотила.

Хотя Гарриет Димвинкл и нельзя было назвать толстушкой, вся она была какой-то кругленькой: пухлые щеки с ямочками, круглые очки в тонкой металлической оправе, прикрывающие карие глаза. Ее покатые плечи так и не распрямились, несмотря на все усилия миссис Литтлтон, заставлявшей учениц своей частной школы долгими часами вырабатывать осанку, маршируя для этого по залу с географическим атласом на голове. Бедная Гарриет, сколько насмешек досталось на ее долю в этой школе! Но разве она виновата в том, что всегда была немного странной и… что уж там скрывать, невзрачной?

Нетерпимая к несправедливости, Лотти взяла Гарриет под свою защиту, а та, в свою очередь, несмотря на всю свою застенчивость, стала поддерживать Лотти во всех ее проделках, нисколько не задумываясь о возможных последствиях.

– Я только что слышала, о чем шептались горничные, – сказала Гарриет, хватая Лотти за руку. – Ты ни за что не догадаешься, кто со вчерашнего вечера живет в том доме напротив прямо под носом у твоей тетушки.

Лотти выглянула в раскрытое окно. Дом, стоящий напротив и отделенный от особняка тетушки Дианы лишь каменной стеной, был едва различим в наступивших сумерках.

– И гадать не буду, – ответила Лотти. – Там тихо, как в могиле. Я здесь с четверга, но не видела в том доме ни одной живой души.

Гарриет открыла рот.

– Подожди! – остановила ее Лотти, вскидывая раскрытую ладонь. – Это неважно. Я ничего не желаю знать. Мне совсем не хочется, чтобы Лаура обвинила меня в том, что я сую нос в чужие дела.

– Ты не суешь нос в чужие дела, – возразила Гарриет, моргая сквозь очки, делавшие ее похожей на сову. – Ведь ты же писательница, и тебе необходимо знать жизнь. Вот почему я просто должна сказать, что…

Но Лотти опять не дала ей договорить.

– А ты знаешь, кого попросил пригласить на сегодняшний вечер Стерлинг? Мисс Агату Тервиллиджер.

– Как, ужасную Тервиллиджер? – побледнела Гарриет.

– Ее самую, – кивнула Лотти.

Агата Тервиллиджер была учительницей в школе миссис Литтлтон. От нее доставалось всем, и в первую очередь Лотти за ее «несдержанный нрав» и «возмутительные проказы». Смягчить эту старую деву не смогло даже вмешательство обаятельного и влиятельного опекуна Лотти, герцога Девонбрука. Она до самого конца придиралась буквально к каждому слову своей ученицы. Стоит ли говорить, что по окончании школы они с Лотти расстались злейшими врагами?

– Стерлинг хочет доказать мисс Тервиллиджер, что я теперь уже не та ужасная маленькая ведьма, которая завязывала узлами пальцы на ее перчатках и приводила ей в спальню пони. И поэтому, когда эта старая карга… – тут Лотти поморщилась и продолжила с вымученной улыбкой: – Эта милая, добрая женщина придет сюда, она должна увидеть перед собой воспитанную молодую леди, которую не стыдно показать в любом обществе. Леди, которая стала такой благодаря школе и своим мудрым учителям. Аминь.

– Но даже самым добродетельным леди бывает интересно, когда рядом с ними вдруг появляется какая-нибудь скандально известная личность, – заторопилась Гарриет. – Поэтому ты просто должна знать, кто живет сейчас в том доме. Это же…

Лотти поспешно зажала уши ладонями и принялась громко напевать, но, к сожалению, не расслышать слов Гарриет ей не удалось.

– Нет! – воскликнула Лотти, медленно опуская руки. – Не может быть! Сам Кровавый Маркиз?

Гарриет энергично кивнула, и ее мягкие каштановые локоны качнулись, словно шелковые уши спаниеля.

– Он самый, – прошептала она. – И горничные клятвенно утверждали, что это его последняя ночь в Лондоне. Завтра на заре он должен уехать в Корнуолл.

Лотти нервно заходила по гостиной, устланной толстым абиссинским ковром.

– Завтра на заре? – переспросила она. – Значит, сегодня у меня есть последний шанс самой увидеть его. Ах, почему я не знала об этом раньше? Я могла бы забраться на дерево, которое растет прямо здесь, под окном, и перебраться через стену во двор Кровавого Маркиза. Что может быть легче?

– А что, если он тебя заметит? – ужаснулась Гарриет.

– Мне нечего бояться, – с излишней уверенностью ответила Лотти. – Насколько я помню, он убивает только тех, кого любит.

Она подошла к своему дорожному чемодану и принялась рыться в нем, выбрасывая на пол старые перчатки, шелковые чулки и расписные веера, пока не нашла то, что искала, – театральный бинокль.

– Я не сделаю ничего дурного, если просто взгляну, правда? – спросила она и, не дожидаясь ответа, бросилась к окну.

Гарриет поспешила следом, путаясь в своих широких юбках. Облокотившись о подоконник, Лотти высунулась наружу, приставив к глазам бинокль и благодаря природу за то, что зеленые листья на деревьях еще не успели распуститься и не мешали ей смотреть.

Каменная стена разделяла не просто два дома, она разделяла два совершенно разных мира. Если дом тетушки Дианы был полон жизни, то за стеной царила мертвая тишина, которую не нарушали ни шаги слуг, ни голоса, ни детский смех, ни лай дворовых собак. Все окна в доме напротив оставались темными даже в наступивших сумерках.

Гарриет подтолкнула Лотти, уткнувшись ей в плечо своим острым подбородком.

– Как ты думаешь, твой дядя не мог пригласить его на сегодняшний бал? – спросила она.

– Если бы дядя Теин и пригласил Кровавого Маркиза, тот ни за что бы не пришел, – уверенно возразила Лотти. – Такие затворники, пользующиеся дурной славой, никогда не бывают на людях.

– Так ты полагаешь, что он не виновен? – оживилась Гарриет. – О Маркизе много писали в газетах, но к суду не привлекали ни разу, это верно.

Лотти взмахнула рукой, отгоняя любопытного дрозда, усевшегося на ветке у нее над головой и примерявшегося к ее прическе. Очевидно, внимание птицы привлекли перья, вплетенные парикмахером в локоны Лотти.

– Какие тебе еще нужны доказательства? – сказала она. – Мы знаем, что однажды ночью Маркиз вернулся в Лондон и застал свою прекрасную молодую жену в объятиях своего лучшего друга. Он вызвал бывшего друга на дуэль и застрелил его, а затем увез свою жену в Корнуолл. Там она спустя несколько месяцев покончила с собой, бросившись в море с высокой скалы.

– Будь я на его месте, я застрелила бы жену, а не любовника, – заметила Гарриет.

– Какая ты кровожадная, Гарриет! – воскликнула Лотти, поворачивая голову, чтобы взглянуть на подругу – Между прочим, в газетах только на прошлой неделе писали о том, что призрак жены Маркиза до сих пор бродит по комнатам его поместья в Корнуолле, оплакивая своего убитого любовника. Говорят, что она не успокоится до тех пор, пока не свершится правосудие.

– Я думаю, такой призрак может отбить аппетит у кого угодно, – сказала Гарриет. – Потому, наверное, Маркиз и решил хотя бы денек отдохнуть в Лондоне.

– Проклятие! – вздохнула Лотти, опуская бинокль. – Все шторы опущены. Знаешь, у меня появилось желание вывести Маркиза в своем первом романе в образе трусливого злодея.

Она продолжила наблюдение, пошире открыв окно.

– Впрочем, теперь это уже не имеет значения. С завтрашнего дня я стану девушкой на выданье, и весь Лондон будет обсуждать, как я умею пользоваться вилкой и носовым платком, и следить за каждым моим движением и словом. А там и оглянуться не успею, как стану женой какого-нибудь глупого сквайра, и он увезет меня в глушь, где мне придется воспитывать целый выводок детей.

Гарриет опустилась на мягкий диван и потянулась погладить дремавшего на нем кота.

– Но разве это не мечта каждой девушки – выйти замуж за богатого мужчину и жить в свое удовольствие?

Лотти не знала, что ей сказать. Как объяснить Гарриет, что если все это сбудется на самом деле, то она будет чувствовать себя обездоленной, словно ее жизнь? Прервалась, так и не успев по-настоящему начаться.

– Разумеется, каждая нормальная девушка мечтает о том, чтобы выйти замуж, – сказала наконец Лотти, пытаясь убедить не столько Гарриет, сколько саму себя. – И только глупая девушка может мечтать о том, чтобы стать известной писательницей, такой, например, как миссис Рэдклифф или Мэри Шелли.

Она присела на стул, стоявший возле туалетного столика, взяла листочек рисовой бумаги, обмакнула его в банку с пудрой и принялась припудривать свой изящный, слегка вздернутый носик.

– Разумеется, я не должна больше огорчать Стерлинга. Они с Лаурой взяли меня к себе в дом, воспитали, дали мне образование. Стерлинг для меня стал скорее отцом, чем шурином. Поэтому мне хочется, чтобы сегодня вечером они могли гордиться мной. Я должна стать такой леди, которой они всегда мечтали меня видеть.

Лотти посмотрела в зеркало, с трудом узнавая саму себя. Ее и без того большие синие глаза казались на припудренном лице еще ярче и шире.

– Каждый должен покоряться своей судьбе, дорогая Гарриет, – вздохнула Лотти. – Увы, время для забав и приключений закончилось для нас с тобой навсегда. Сегодня последний вечер.

Она поймала в зеркале отражение Гарриет и прошептала еще раз:

– Последний вечер.

С этими словами она неожиданно сорвалась с места, подобрала подол платья и перекинула ногу через подоконник.

– Что ты делаешь? – крикнула Гарриет.

– Собираюсь взглянуть разок на нашего знаменитого соседа, – откликнулась Лотти, перебрасывая за окно вторую ногу. – Разве я смогу написать роман о злодеях, если не увижу хотя бы одного из них своими собственными глазами?

– Ты хорошо подумала? – заволновалась Гарриет.

Слова подруги заставили Лотти остановиться. Это было так не похоже на Гарриет – попытаться отговорить Лотти от очередной, пусть даже самой необычной и рискованной, проделки.

– Для раздумий у меня впереди еще целая жизнь. А на безумства остался только один сегодняшний вечер, и я не собираюсь его терять, – решительно произнесла она.

С этими словами она вылезла наружу и вытянула ноги, пытаясь встать на толстую ветку растущего под окном дерева. Ей удалось лишь коснуться ветки кончиками туфель. Несмотря на это, Лотти держалась очень уверенно, полагаясь на свой богатый школьный опыт. Ведь сколько раз и по каким только деревьям она не забиралась и не спускалась за эти годы, ускользая после отбоя от неусыпного ока мисс Тервиллиджер!

– Но что мне делать, если твоя сестра или тетя придут за тобой? – крикнула ей вслед Гарриет.

– Не придут. Если все обойдется, я вернусь прежде, чем музыканты раскроют ноты первого вальса.

Так оно, наверное, и было бы, не зацепись платье за тот злосчастный гвоздь и не исчезни Гарриет из гостиной в неизвестном направлении.

Лотти, продолжая висеть между окном и деревом, еще раз, сильно и отчаянно, рванула скользкий шелк. Платье затрещало, и Лотти почувствовала себя свободной. Все оказалось так просто, что она растерялась, не зная, то ли ей по-прежнему держаться за платье, то ли хвататься за ствол дерева. Это секундное замешательст во привело к тому, что она окончательно потеряла равновесие и со сдавленным криком рухнула вниз, ломая по дороге тонкие ветки.

К счастью, летела она недолго.

Она приземлилась в колючее гнездышко, образовавшееся из трех переплетенных ветвей, покрытых нежной весенней листвой, и не успела даже как следует вообразить, как будут горевать об ее отсутствии специально приехавшие на этот бал из Лондона джентльмены, а в окне над ее головой уже появилась голова Гарриет.

– Ах, вот ты где! – обрадовалась Гарриет.

– А ты что здесь делаешь? – спросила Лотти, свирепо глядя на подругу. – Зашла выпить чашечку чая?

– Ходила за твоей накидкой, – ничуть не обидевшись, ответила преданная Гарриет. – Сейчас лишь самое начало мая, сама знаешь. Воздух еще холодный. Не дай бог, еще простудишься и заболеешь. Или умрешь.

– Прежде чем простудиться, я могла бы разбиться насмерть, – холодно сообщила Лотти и добавила, посмотрев на остатки того, что еще недавно было ее бальным платьем: – Ладно, бросай накидку. Похоже, она мне понадобится.

Гарриет швырнула накидку, и та упала прямо на голову Лотти, на время ослепив ее. Немного повозившись, она сумела высвободить лицо из мягкой шерстяной ткани, скатала накидку и решительно перебросила ее через каменную стену.

– Так что же мне делать, пока тебя не будет? – спросила Гарриет, нервно поглядывая через плечо.

– Найди иголку и нитки, – ответила Лотти, укладывая выскользнувшую на свободу грудь в разодранный лиф платья. – Иначе мое возвращение на бал станет действительно незабываемым зрелищем.

После этого Лотти ухватилась за торчащий над головой сучок, поднялась на ноги и быстро зашагала по толстой ветке, протянувшейся в соседний двор. Едва спрыгнув по ту сторону стены, она услышала шум кареты, подъезжающей к дому тетушки Дианы, и оживленные голоса.

Это начинали съезжаться гости, а значит, времени у нее осталось гораздо меньше, чем она рассчитывала.

Когда она нашла в темноте и принялась разворачивать заброшенную сюда накидку, из-за стены донесся знакомый резкий голос, от которого по всему телу Лотти пробежал холодок:

– Просто удивительно, что эта девочка дожила до своего первого бала! Я всегда говорила ей, что когда-нибудь она обязательно попадет в переделку, выбраться из которой не поможет даже ее смекалка и обаяние.

– Возможно, когда-нибудь я и попаду в такую переделку, мисс Тервиллиджер, – прошептала Лотти, набрасывая на плечи накидку, – но только не сегодня.


Хайден Сент-Клер сидел в полном одиночестве в гостиной дома, который он снимал в Лондоне, и при свече читал газету.

– «Загадочный Кровавый Маркиз вновь был замечен вчера на Бонд-стрит, когда выходил из галантерейного магазина», – негромко прочел он вслух из заметки на первой полосе.

Хайден поднял голову от газеты и так же негромко прокомментировал:

– Интересно! Особенно если учесть, что я никуда не выходил, начиная с понедельника.

Он перевернул страницу и продолжил:

– «Некоторые связывают приезд К. М. с началом сезона в Лондоне, а это, как всегда, означает появление на балах юных застенчивых красавиц, втайне мечтающих о замужестве, и полчищ жадных охотников за их приданым».

Хайден поморщился, представив себе старого лиса в вечернем фраке, крадущегося за хихикающими дебютантками.

«Если К. М. в самом деле вознамерился найти себе новую невесту, рекомендуем его избраннице заранее заказать для себя платье наиболее подходящего цвета – черного!»

Прочитав это, Хайден то ли хмыкнул, то ли коротко рассмеялся, а может быть, и просто негромко выругался себе под нос.

– Поразительно, – пробормотал он, – насколько же ничтожные людишки все эти писаки!

Он свернул газету, поднес ее к горящей свече, спокойно дождался, пока бумага не потемнеет и не начнет сворачиваться, а по краям листа не побегут синие язычки огня. Затем наклонился вперед на своем кресле-качалке и швырнул горящий факел на кипу других скомканных газет, лежащих в холодном камине, – на сегодняшние выпуски «Таймс», «Кроникл», «Курьера» и «Обозревателя». Надо же было получить от них хоть какую-то пользу – например, разжечь ими камин.

После сырого, пронизанного всеми ветрами Корнуолла туманный прохладный Лондон казался Хайдену тропическим раем. И все же, проведя здесь целых две недели, он уже успел соскучиться по соленому запаху моря и печальным крикам чаек, парящих над серыми, покрытыми пенной шапкой волнами.

«Интересно, что бы написали обо мне эти сплетники, узнай они о том, что я приехал сюда найти женщину, а не жену, – подумал Хайден. – Наверное, постарались бы извалять меня в грязи еще сильнее».

Одна газета дошла даже до того, что написала, будто он сбежал из Корнуолла от привидений, осаждавших его. Но ему, Хайдену, хорошо было известно, что настоящие призраки не прячутся среди прибрежных скал и не бродят по ночам по старым замкам. Нет, они таятся в меланхоличных звуках Шуберта, вылетающих из раскрытых окон на Бредфорд-стрит, они прячутся в дорогих французских духах, они скользят мимо тебя по залитым огнями тротуарам. Эти призраки с хорошенькими юными лицами заходят в магазины на Риджент-стрит и вновь выпархивают наружу, поправляя на ходу свои прически и призывно улыбаясь каждому проходящему мимо них мужчине.

А мужчины… у них, к сожалению, не хватает ума, чтобы понять простую вещь: то, что для одного из них кажется счастьем, для другого может обернуться погибелью.

Хайдену вспомнился один такой хорошенький призрак. Он явился в виде прелестной юной девушки с золотыми волосами, которая выскочила сегодня утром из экипажа у подъезда соседнего дома. Хайден наблюдал за этой девушкой, стоя у окна на втором этаже. Он запомнил, какими непослушными стали его пальцы, которыми он завязывал в ту минуту свой галстук. Боясь оказаться затянутым в пропасть, он поспешно отошел тогда от окна и плотно задернул шторы, но это очаровательное лицо до самого вечера маячило у него перед глазами, а в ушах серебряным колокольчиком продолжал звенеть беззаботный смех.

Он встал и направился к элегантному кожаному дорожному сундучку, стоявшему на краю стола. Его доставили Хайдену только сегодня утром. Хайден поднял крышку, обитую изнутри мягким бархатом, и заглянул внутрь. Увы, это было вовсе не то сокровище, которое он надеялся отыскать.

«Наверное, мне вообще не стоило сюда приезжать, – подумал Хайден, – но мое дело слишком деликатное, чтобы доверять его секретарю или стряпчему».

Он начал опускать окованную медными полосками крышку, но затем остановился, словно не решаясь расстаться с содержимым сундучка, и принялся укладывать книги и гроссбухи в раскрытый саквояж, стоявший на другом конце стола. Кто-то постучал во входную дверь, но Хайден даже не повел бровью. Всех своих слуг он отпустил сразу после чая, решив дать им возможность насладиться последним вечером в Лондоне. Сам же предпочел остаться в одиночестве.

Но медный дверной молоточек не унимался, тот, кто держал его в руках, продолжал стучать – громко и непрерывно. Терпение Хайдена лопнуло, и он, уложив в саквояж последнюю книгу, вышел в вестибюль и резко распахнул входную дверь.

И в тот же момент его вера в то, что привидений не существует, дала трещину.

На пороге, облокотившись на железные перила, с головой, окруженной легким венчиком седых волос, серебрившихся в свете газовых фонарей, стоял призрак, явившийся из прошлого. Хайден не видел сэра Эдварда Тауншенда более четырех с половиной лет, с того осеннего дня, когда тело жены Хайдена было погребено в семейном склепе в Оукли. Хотя похороны Жюстины проводились безо всяких церемоний, почти тайно, у Хайдена не хватило духа прогнать приехавшего на них Неда. Ведь, в конце концов, Нед тоже любил ее.

Итак, Хайден не прогнал тогда Неда, но ушел с кладбища, не обмолвившись с ним ни единым словом.

Обычно старые друзья, не видевшиеся много лет, бросаются навстречу друг другу, чтобы обняться, похлопать друг друга по спине, но Хайден застыл на пороге, словно ледяная статуя.

– Нед, – безо всякого выражения сказал он.

– Хайден, – с тонкой насмешкой ответил Нед, пытаясь скопировать ватный голос друга.

После этого Нед, не дожидаясь приглашения, ловко ввинтился в дверь мимо Хайдена и вошел в вестибюль, поигрывая тростью, которую ловко крутил между пальцами. Нед нисколько не изменился, он и сейчас казался все тем же двенадцатилетним мальчишкой, каким впервые увидел его Хайден в день своего приезда в Итонский университет, – длинноногим, длинноруким, безупречно одетым и с той же короткой стрижкой.

– Проходи, – сухо предложил Хайден.

– Спасибо, я уже вошел, – спокойно ответил Нед, легко постукивая своей тросточкой по деревянному паркету. – Видишь ли, я не мог позволить тебе улизнуть из Лондона, не повидавшись со мной. Я каждый день посылал тебе записки, но так и не дождался ответа. Вероятно, у тебя очень нерадивый дворецкий. В эту секунду взгляд Неда остановился на столе со стоявшим на нем серебряным подносом, усыпанным кремовыми веленевыми конвертами и пригласительными открытками.

– Ах, вот оно что, – протянул Нед. – Что ж, беру свои слова насчет твоего дворецкого назад. Нерадивым оказался я сам, слишком полагаясь на хорошие манеры, которым тебя обучила твоя мать, упокой, господи, ее душу.

Хайден прислонился к двери и ответил, скрестив руки на груди:

– Моя мама учила меня тому, .что нельзя совать нос в чужие дела.

Нед пропустил слова Хайдена мимо ушей и принялся перебирать лежащие на подносе приглашения.

– Леди Солсбери. Леди Скиффингтон. Герцогиня Беркли, – он повернул голову к Хайдену и продолжил, приподняв посеребренную сединой бровь: – Какие имена! Скажи, каково это – вновь почувствовать себя одним из самых знаменитых холостяков во всем Лондоне?

Хайден выхватил из рук Неда пригласительные карточки и бросил их назад на поднос.

– Меня не интересуют люди, которые гордятся собой, своими манерами, но при этом лишены сердца, – сказал он. – Все они ищут во мне либо партнера для бриджа, либо жениха для своих дочек. Они хотят видеть меня в своем доме лишь затем, чтобы их гостям было о чем посудачить между бокалом бренди и сигарой. Я вызываю у них только страх и любопытство, но не сочувствие.

– Ну да, конечно, ты же у нас Кровавый Маркиз! Герой, который не сходит со страниц бульварных газет, не так ли? Удивительно, но даже мне пришлось набраться смелости перед тем, как нанести тебе этот визит, – произнес Нед, изучая свои безупречно отполированные ногти. – Но, подумав, я решил, что поскольку у меня нет намерения переспать с кем-нибудь из твоих будущих невест, то можно не опасаться, что ты вышвырнешь меня за дверь или проткнешь вилкой в припадке гнева.

Хайден замер, пораженный откровенностью своего друга.

– Не беспокойся. Я не собираюсь жениться вновь, – коротко сказал он.

– Очень жаль, – ответил Нед, но в его серых глазах промелькнуло не сожаление, а легкая печаль. – Ведь ты всегда был одним из самых желанных кандидатов в мужья, о котором только могла мечтать любая женщина.

Некоторое время друзья стояли молча, а затем на губах Неда появилась тень его былой ослепительной улыбки.

– Пойдем со мной, Хайден! – сказал Нед. – Правда, Гарриет Вильсон уехала в Париж с герцогом Бофортом, но ее сестры остались, а уж они-то по-прежнему умеют устраивать вечеринки. Пойдем, выпьем как следует и порезвимся с девочками так, словно нам снова по восемнадцать лет и мы только что закончили Итон. Пойдем! Вот увидишь, все опять будет как встарь.

Несмотря на настойчивые уговоры Неда, оба они знали, что как встарь не будет уже никогда, хотя бы потому, что если раньше они везде были втроем, то теперь их осталось только двое.

Хайден через силу улыбнулся в ответ, с трудом вспоминая, как это делается, и ответил:

– Боюсь, тебе сегодня придется резвиться с сестричками Вильсон в одиночестве, Нед. Я собираюсь завтра встать пораньше, чтобы еще на рассвете отправиться в Корнуолл.

Нед взглянул через плечо на открытую дверь, в проеме которой виднелась сумрачная гостиная, тускло освещенная одной свечой.

– Невыносимо думать, что ты проведешь свой последний вечер в Лондоне, сидя в полном одиночестве в этом арендованном мавзолее, – сказал он. – Позволь мне тогда хотя бы прислать тебе что-нибудь вкусненькое к ужину.

– В этом нет необходимости. Повар приготовил на ужин жирную куропатку, и у меня есть бутылка мадеры. Больше мне ничего не нужно, – и с этими словами Хайден решительно распахнул входную дверь.

Нед не стал понапрасну терять время на уговоры, направился к выходу и лишь на самом пороге обернулся, чтобы сказать:

– И все же мне кажется, ты слишком поспешно отверг мое предложение. Даже самая сочная куропатка становится еще вкусней, если добавить к ней перца.

Он озорно подмигнул и стал спускаться с крыльца.

Хайден стоял в дверях, пока его друг не сел в поджидавший его экипаж и не отъехал от дома. Когда Нед подмигивал так в те годы, что они провели в Итоне, это всегда обещало приключения, и чаще всего – связанные с прекрасным полом.

Хайден энергично встряхнул головой, прогоняя готовые нахлынуть на него воспоминания, и решительно захлопнул дверь, отгородившись и от ночной темноты, и от призраков прошлого.


Лотти осторожно пробиралась по толстой ветке, благодаря небо за то, что рядом с ней не было сейчас Гарриет, которая никогда не годилась в шпионки. Начать хотя бы с того, что Гарриет не умела ступать тихо и вечно топала, как лошадь, причем это совершенно не зависело от того, насколько мягкой была поверхность, по которой она шла, и насколько тонкими – надетые на ней туфли.

От влажной земли поднимались прозрачные, невесомые полоски тумана, похожие на привидения, посеребренные лунным светом. Выйдя из тени, Лотти подняла капюшон накидки и спрятала под ним свои светлые волосы.

Над ее головой нависал узкий трехэтажный дом, темный и на вид совершенно пустой. Если бы Гарриет не передала ей, о чем сплетничали горничные, Лотти могла бы поклясться, что дом необитаем. Она обвела взглядом ряд темных окон на третьем этаже, гадая, за каким из них может скрываться спальня Маркиза. Ей легко было представить его небрежно откинувшимся на постели, застланной атласным покрывалом, с бокалом бренди в длинных аристократических пальцах, с опасным огоньком в глазах и притаившейся в уголках губ циничной усмешкой.

До своей помолвки, а затем и женитьбы, Хайден Сент-Клер, маркиз Оукли, считался самым завидным женихом во всей Англии. Весть о его браке с младшей дочерью малоизвестного французского виконта разбила не одно женское сердце. По этому поводу было пролито немало тайных слез. Несмотря на то, что брак закончился трагедией, имя маркиза до сих пор пробуждало в постаревших скромницах, помнивших молодые годы Хайдена, романтические воспоминания, и вздохи сожаления срывались с их губ. И хотя в глазах высшего света маркиз должен был пасть очень низко, Лотти не сомневалась в том, что не одна из этих былых красавиц была бы рада принять его в своей гостиной, причем не только ради нездорового интереса.

Но маркиз избрал роль отшельника и похоронил себя в корнуолльской глуши. Иногда он приезжал в Лондон, но эти краткие и нерегулярные визиты всегда оставались в тайне. И, как это обычно случается, чем сильнее сторонился маркиз высшего общества, тем больше любопытства он вызывал в покинутых им людях. Имя его практически не сходило с полос бульварных газет, то и дело сообщавших читателям все новые и новые душераздирающие истории из жизни Хайдена.

Несколько минут Лотти нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, но дом, стоявший перед ней, по-прежнему казался нежилым. Может быть, маркиза здесь и нет? Может быть, он сидит сейчас в каком-нибудь клубе или в игорном доме, развлекаясь от всей души перед тем, как покинуть столицу?

Лотти уже повернула назад, собираясь взобраться на стену и вернуться к себе, когда в одном из окон первого этажа мелькнул слабый огонек свечи.

Сердце Лотти учащенно забилось. Конечно, это мог быть кто-нибудь из слуг или горничная, пришедшая проверить, заперты ли на ночь окна, и все же…

Стараясь все время держаться в тени, Лотти осторожно двинулась вперед, но, когда она добралась до террасы, окружающей дом, огонек пропал так же неожиданно, как и появился.

Лотти, обернувшись, посмотрела на стену, отделяющую дом маркиза от дома ее тетушки Дианы. Оттуда все чаще доносился стук колес, цокот копыт, и все громче звучали обезумевшие скрипки. Ждать больше было нельзя. Стерлинг, конечно, обожает ее, но недаром же его прозвали в свете «Девонбрукским Дьяволом»! И если она опоздает на свой первый бал, он ей покажет, что такое ад.

В окне вновь мелькнул огонек – ровно настолько, чтобы раздразнить воображение Лотти, – и тут же вновь погас. Не в силах устоять перед соблазном, она снова двинулась вперед, дав себе слово, что только разочек взглянет на таинственного Маркиза и тут же назад, на бал. Подойдя к окну, в котором мелькнул огонек, Лотти приложила ко лбу ладонь, прикрываясь от лунного света, и наклонилась к стеклу.

Окно неслышно распахнулось. Из него высунулась сильная мужская рука, схватила Лотти за запястье и одним рывком втащила внутрь. Лотти не успела даже завизжать от страха, как оказалась с глазу на глаз с самим Кровавым Маркизом.

2

Хотя лицо незнакомца оставалось в тени, у Лотти не было никаких сомнений в том, что перед ней именно Кровавый Маркиз, а не кто-то из его слуг. Об этом говорили дорогие лакированные ботинки, отлично сшитые брюки и расстегнутый сюртук, под которым виднелась бежевая рубашка с небрежно распахнутым воротничком. Только джентльмен может позволить себе быть так одетым. От Маркиза тонко пахло хорошим одеколоном и немножко – вином. Он оказался на целую голову выше Лотти, и его широкие плечи загородили ей все окно, залитое лунным светом.

– Чертов Нед! Полагаю, это его идея – послать тебя с задней стороны дома, чтобы ты кралась сквозь кусты, словно воришка, – голос у Маркиза оказался мягким, глубоким. – Слава богу, что я хотя бы всех слуг отослал.

– Вы их… отослали? – слабым голосом переспросила Лотти, впервые оставшаяся наедине с незнакомым мужчиной.

До этого ей доводилось оставаться вдвоем только с кем-нибудь из слуг или родственников. И ни один мужчина еще не держал ее вот так за руку. Правда, Маркиз сжимал ее запястье весьма деликатно, но тем не менее Лотти сделала попытку освободиться.

– По крайней мере, у нас не будет свидетелей, – сказал Хайден, чувствуя под пальцами учащенный пульс девушки.

– Не будет… свидетелей? – слабым голосом повторила Лотти, чувствуя себя похожей на любимого попугая тетушки Дианы.

Ее буйное воображение немедленно принялось рисовать картины одна страшнее другой. Лотти уже видела себя задушенной и представляла себе, как безутешно будет рыдать Гарриет, увидев ее остывший труп.

Пальцы у Маркиза оказались совсем не длинными и не аристократическими. Напротив, они были твердыми, сильными и, как показалось Лотти, даже мозолистыми. Пока они сжимали заледеневшие руки Лотти, но что, если они сойдутся на ее горле?..

– Ты вся дрожишь. Тебе не следовало столько времени оставаться снаружи, глупенькая.

Обычно Лотти не лезла за словом в карман, но сейчас дерзость Маркиза осталась без ответа. У Лотти просто кровь застыла в жилах, а язык прилип к гортани.

– Я не вижу коляски возле входа. Полагаю, Нед подвез тебя до дома и высадил здесь? – Лотти не ответила, и тогда Хайден продолжил, покачав головой: – Это в его стиле. Мошенник! А еще осуждал мои манеры. Ну, да теперь уже ничего не поделаешь. Так или иначе, но ты здесь. Пойдем в гостиную, там есть камин.

Он быстро закрыл окно и взял со стола подсвечник с горящей в нем свечой. Теперь Лотти поняла, что это был за огонек, промелькнувший в окне. Она осмотрелась, ища пути к спасению, но тут же подумала, что это, быть может, последнее приключение в ее жизни, которая вскоре станет такой однообразной и скучной. Если она не убежит, будет о чем рассказать Гарриет! Если, конечно, ей вообще удастся выбраться отсюда.

Маркиз скрылся за углом, и Лотти пошла следом за ним, словно покорившись воле этого необычного, загадочного мужчины. Да, судя по всему, Маркиз просто не представлял, что кто-то может ему не подчиниться.

Они уходили все дальше в недра пустынного темного дома, и Лотти безуспешно, пыталась рассмотреть хоть что-то вокруг себя. Не так-то много ей удастся рассказать Гарриет о логове Маркиза! Мерцающий язычок свечи не столько рассеивал тьму, сколько углублял ее, заставляя сгущаться лежащие в углах тени. Лотти успела лишь заметить, что вся мебель в доме была накрыта белыми чехлами, похожими на привидения. Лотти и Маркиз уходили все дальше, и в пустынных комнатах гулко отдавались их шаги.

– А ты не слишком разговорчивая, – заметил Маркиз на ходу.

Чтобы не рассмеяться, Лотти прикусила кончик языка. Если бы только Джордж мог услышать это! Брат всегда считал ее несносной болтушкой, которая замолкает только для того, чтобы набрать в грудь побольше воздуха перед тем, как продолжить фразу.

– Быть может, это и к лучшему, – сказал Mapкиз. – Я тоже не люблю лишних слов. Сказать по правде я иногда молчу целыми днями, – он снова обернуля чтобы взглянуть через плечо на Лотти. – Знаешь, это большая редкость – встретить женщину, которая умеет держать язык за зубами.

Лотти раскрыла рот, но тут же захлопнула его и вновь промолчала.

Когда они проходили сквозь какую-то сводчатую арку, Лотти коснулась плечом Маркиза, и от этого прикосновения у нее в голове зазвенел негромкий колокольчик, сигнализирующий об опасности, а щеки немедленно запылали.

Наконец они вошли в гостиную. Мебель здесь была без чехлов, но от этого комната все равно не выглядела жилой. От пола до потолка по стенам тянулись книжные полки, но они были пусты, если не считать, конечно, покрывающего их толстого слоя пыли. Маркиз поставил подсвечник на стол, рядом с небольшим сундучком, крышка которого была открыта. Уловив направление взгляда Лотти, Маркиз опустил крышку сундучка, причем настолько поспешно, что это пробудило в ней жадное любопытство. Что он прячет в своем сундучке? Еще не просохшие листки мемуаров, в которых вспоминает о своих бесчисленных преступлениях? Или отрезанную голову своей последней жертвы?

Лотти осталась на месте, занятая этими интересными мыслями, а Маркиз тем временем подошел к камину и стал разжигать уложенные в нем поленья. Ему удалось быстро и ловко справиться и со спичками, и с растопкой, и буквально через минуту камин осветил и согрел гостиную. Стало уютнее.

Пока Маркиз разжигал огонь, был виден только его силуэт, но затем он отошел в сторону, и теперь Лотти смогла наконец как следует рассмотреть своего похитителя.

Проходя по улицам вместе со своим братом или дядей, Лотти не раз встречала красивых мужчин, но лишь немногие из них могли привлечь ее взгляд. Однако если бы ей встретился Маркиз, она, вне всякого сомнения, провожала бы его глазами до тех пор, пока не налетела бы на фонарный столб. Нет, лицо Маркиза не отличалось особой красотой, но оно завораживало, притягивало к себе и оказалось совсем не таким, каким представляла его Лотти. В глазах Маркиза не горел кровавый огонек, а на губах его не играла дьявольская усмешка. И еще он оказался гораздо моложе, чем ожидалось. В уголках рта и глаз Маркиза виднелись морщинки, но их нарисовало не время, а солнце и ветер. Лицо Маркиза оставалось молодым, почти мальчишеским, лишь между бровями залегла глубокая складка да нижняя челюсть стала твердой, как это бывает у сильных и уверенных в себе мужчин. Щеки Маркиза покрывала легкая щетина, а волосы на голове были густыми, такого глубокого коричневого оттенка, что их можно было бы назвать и черными. И еще ему давно пора было сходить к парикмахеру. Лотти сжала кулаки, чтобы подавить желание поправить буйную прядь, упавшую на лоб Маркиза.

Но удивительнее всего были его глаза – дымчато-зеленые, опушенные густыми ресницами. Глубокие, сияющие, они то казались заледеневшими, то вновь загорались живым огнем.

Голова Лотти кружилась. Вот это и есть Кровавый Маркиз? Вот это и есть тот ужасный разбойник, который убил своего лучшего друга и жену?

Он жестом указал на стол, где лежала недоеденная куропатка и наполовину опорожненная бутылка вина.

– Мой кучер еще долго не вернется, – сказал Маркиз – Быть может, ты хочешь перекусить? Или бокал мадеры, чтобы согреться?

Лотти отрицательно покачала головой, по-прежнему не произнося ни слова из опасения разоблачить себя.

Он выглядел немного озадаченным. Может быть, его вино было отравлено?

– Тогда, по крайней мере, позволь мне снять твою накидку.

И раньше, чем Лотти успела вновь покачать головой, он подошел вплотную к ней, а затем с неожиданной нежностью снял с головы Лотти капюшон, прикрывающий волосы.

Лотти зажмурила глаза, не зная, что ей делать дальше. Даже если она завизжит, в доме тетушки Дианы, где продолжают завывать скрипки, ее никто не услышит.

Маркиз провел пальцами по ее волосам. Она рискнула приоткрыть глаза. Он осторожно поправил выбившийся светлый локон.

– Спасибо Неду уже за то, что он не прислал мне брюнетку, – негромко сказал Маркиз. – Интересно, где он тебя отыскал? Скажи, ты не кузина Фанни Вильсон? Или он заплатил за твой визит миссис Мак-Говер?

Эти имена ни о чем не говорили Лотти. Впрочем, сейчас она была настолько растеряна, что навряд ли могла вспомнить свое собственное имя.

Пальцы Маркиза скользнули вниз и пробежали по щеке Лотти. Затем его большой палец оказался в опасной близости от ее губ, и вновь раздался низкий мягкий баритон:

– Кто бы мог подумать, что такой дьявол, как Нед, сумеет отыскать такого ангела, как ты?

Ангела? Лотти обычно называли озорницей, разбойницей, непоседой, но ангелом? А когда она заложила хлопушку в горшок с рассадой, то Джереми Доуэр, слегка сумасшедший, но милый старый садовник из их загородного дома в Хартфордшире, назвал ее маленьким дьяволом. А вот ангелом ее не называл никто и никогда.

– Могу вас заверить, сэр, что я не ангел, – ответила Лотти, поморгав глазами.

Он обхватил горячей ладонью ее затылок.

– Быть может, ты и не ангел, но бьюсь об заклад, что ты способна доставить любому мужчине поистине райское наслаждение.

Когда их глаза встретились, Маркиз слегка отпрянул назад и что-то негромко пробормотал себе под нос. Затем он вернулся к камину и сказал, приглаживая свои непослушные пряди:

– Боже правый, что я делаю? Я же знаю, что не должен был впускать тебя к себе в дом, – сейчас он стоял в профиль, и Лотти видела, как играют желваки на щеке Маркиза. – Боюсь, тебе придется удовлетвориться моими извинениями, малышка. Не волнуйся, свои деньги ты получишь сполна. Похоже, что мы с тобой оба стали жертвами неуместной шутки.

Тем, что Маркиз отошел от нее, Лотти была потрясена не меньше, чем его прикосновением.

– Я вижу, вы чем-то недовольны, – произнесла она неуверенно.

Он опершись рукой о каминную полку, не сводил глаз с играющих язычков пламени.

– Разумеется, я не сомневаюсь в том, что Нед действовал из самых лучших побуждений. Он по-прежнему считает меня своим другом и знает, что я ни за что не пойду туда, где могу попасться на глаза газетчикам, следящим за каждым моим шагом. Можно лишь поблагодарить Неда за то, что он прислал ко мне неизвестную, безымянную и молчаливую женщину, – он окинул обжигающим взглядом каждый дюйм обнаженной кожи Лотти. – Но это не может объяснить, какого дьявола он послал именно тебя.

Слова Маркиза должны были шокировать Лотти, но она целиком была поглощена тем, что сумела прочитать в глубине его глаз. Одиночество. Страшное, абсолютное одиночество, вот что она сумела рассмотреть. Бульварные газеты не солгали. Этот человек действительно страдал от привидений. Только они обитали не снаружи. Они жили внутри его.

Маркиз сделал один шаг навстречу Лотти, затем второй.

– Я не должен так поступать, – страстно заговорил он, но лицо Лотти уже было в его ладонях, и голос Маркиза упал до шепота. – Но могу ли удержаться?

Лотти не знала, что сказать. Голова Маркиза склонялась все ниже над ее лицом, и Лотти задрожала. Она и не предполагала, что может оказаться в подобном положении. Ужасный Кровавый Маркиз вовсе не собирался убивать ее. Он собирался ее поцеловать.

А она, кажется, собиралась позволить ему сделать это.

Когда губы Маркиза коснулись ее рта, у Лотти перехватило дыхание. Его губы оказались мягче, чем можно было предполагать, однако их нельзя было назвать вялыми. У нее губы дрожали и слегка раскрылись под призывным напором губ Маркиза.

Наконец он оторвался от ее рта. Только теперь Лотти отважилась открыть глаза и сделала это именно в тот момент, когда на губах Маркиза появилась слабая улыбка.

– Если бы я ничего не знал, то мог бы поклясться, что ты никогда прежде не целовалась, – и прежде, чем Лотги успела решить, что это: одобрение или осуждение, улыбка на губах Маркиза погасла. – Не знаю, какие тебе были даны наставления, – мрачно продолжил Маркиз, – но не стоит разыгрывать передо мной невинность. Я не из тех похотливых старичков, которые любят воображать, что держат в своих объятиях вчерашних школьниц.

Лотти приоткрыла рот от возмущения.

– Ну вот, так-то лучше, – и, вновь не дав Лотти ответить, он припал губами к ее рту.

«Ну, хорошо! – подумала Лотти. – Сейчас я вам покажу вчерашнюю школьницу, мистер Кровавый Маркиз!»

Хотя Лотти действительно никогда до этого не целовалась, она не раз видела, как это делала ее сестра со своим мужем. Лотти, не раздумывая ни секунды, обхватила руками шею Маркиза и сильно притянула его к себе.

Но вся ее бравада улетучилась, когда язык Маркиза проник между ее губами и коснулся кончика ее собственного языка. Ощущение оказалось настолько острым, что Лотти едва не потеряла сознание. Ноги у нее сделались ватными, голова закружилась, а язык Маркиза тем временем продолжал осторожно исследовать глубины ее рта. При этом поцелуй его не был грубым, напротив, нежным и сладким, словно поцелуй ангела. По всему телу Лотти расплывалось странное, неведомое ей прежде тепло.

Язык Маркиза вновь коснулся языка Лотти, и она невольно застонала. Маркиз крепче прижал ее к своему сильному, мускулистому телу, показавшемуся ей очень жестким. Затем он осторожно повел Лотти спиной вперед и она отступала до тех пор, пока не почувствовала под своими коленями край невысокой тахты, притаившейся в темном уголке гостиной. Накидка слетела, обнажив шею и плечи Лотти.

Она совсем забыла о том, что порвала платье, как забыла и о том, насколько легко мужской руке скользнуть в эту прореху, чтобы обхватить обнаженную грудь. Когда же Хайден Сент-Клер сделал это, Лотти замерла одновременно от ужаса и от наслаждения.

Поначалу Лотти казалось, что она слышит гулкие удары своего сердца, но вскоре поняла, что это не так. Кто-то настойчиво барабанил во входную дверь.

Они неохотно, с трудом, оторвались друг от друга. Их глаза встретились. Взгляд Лотти был виноватым, взгляд Хайдена – разгневанным.

– Если это очередная проделка Неда, я его придушу, – с чувством сказал Хайден.

Лотти открыла рот, но смогла издать лишь какой-то бессвязный писк.

– Останься здесь, – приказал Хайден, – я прогоню незваного гостя прочь, кто бы он ни был.

С уходом Маркиза к Лотти одновременно вернулись и дыхание, и рассудок. Что, если это не гость, а гостья, та самая женщина, за которую ее принял Маркиз? Или еще хуже: это Стерлинг, обнаруживший пропажу Лотти и отправившийся ее искать? Честно говоря если кого и следует придушить, так это в первую очередь ее саму. Почувствовав острое желание сбежать, Лотти осмотрелась. Подойдя к окну, она откинула в стороны тяжелые шторы и прижалась к стеклу. Гарриет за окном она не увидела, зато ей хорошо были видны уютные огни в окнах покинутого ею дома тетушки Дианы. Гостиная в доме Маркиза расположена на первом этаже. Быть может, стоит попробовать выпрыгнуть в окно и раствориться в призрачных тенях, нарисованных лунным светом? Причем делать это нужно немедленно, пока хозяин занят.

Но Лотти успела лишь подхватить с пола свою накидку, как в гостиную впорхнула женщина в темно-красной пелерине, с рассыпанными по плечам блестящими рыжими волосами. Нельзя было не признать, что эта женщина красива, хотя на ее лице оказалось столько румян и пудры, что оно годилось скорее для афиши варьете, чем для обложки модного журнала.

Вслед за женщиной в гостиной появился и Маркиз.

– Я уверен, что произошла ошибка, мисс. И не понимаю, почему вы распоряжаетесь здесь как у себя дома.

– Никакой ошибки, – ответила женщина. – Кучер привез меня точно по указанному адресу.

Она стянула черные лайковые перчатки и принялась расстегивать серебряные застежки на пелерине, продолжая при этом говорить с акцентом, выдававшим в ней обитательницу далеко не аристократического Ист-Энда:

– Вы бы лучше поторопились, сэр. Там, на улице, холодно и сыро, как в покойницкой. Не заставляйте бедного парня ждать до самого утра, – , и она окинула Хайдена взглядом с головы до ног, словно крыса, выбирающая, с какого края откусить доставшийся ей кусочек сыра.

Лотти невольно издала какой-то нечленораздельный звук. Женщина повернула голову, только теперь заметив присутствие Лотти, и спросила, указывая в ее сторону:

– А она что здесь делает?

– Я полагаю, следует спросить иначе: что вы здесь делаете? – невозмутимо ответил Хайден.

– Как что? – удивленно моргнула женщинам – Меня прислала миссис Мак-Говер.

«Миссис Мак-Говер. Фанни Вильсон». Эти имена прозвенели в голове Лотти подобно звукам расстроенного рояля. Теперь она их вспомнила, они довольно часто мелькали в бульварных газетах. И миссис Мак-Говер, и Фанни Вильсон были дамами полусвета и славились тем, что могли доставить любому мужчине самые экзотические наслаждения, – правда, за очень высокую плату. Только теперь лицо Лотти вспыхнуло от гнева: она наконец поняла, за кого принял ее Хайден Сент-Клер. Лотти прижала накидку к лифу своего платья, пытаясь прикрыть прореху.

Женщина тем временем принялась кружить возле Лотти, осматривая ее почти так же, как перед этим рассматривала Хайдена.

– Тот джентльмен, который нанял меня, ничего не говорил о вашей леди, – сказала она.

О вашей леди. От этих слов по спине Лотти пробежали мурашки. Она надеялась, что Маркиз сразу скажет, что это не так, но он промолчал.

– Нежная кожа, большие синие глаза, лакомый кусочек, не так ли? – продолжила женщина и, к великому облегчению Лотти, переключилась с нее на Хайде-на. – Впрочем, мне это безразлично. Если хотите посмотреть, как мы будем заниматься с ней любовью, вам придется заплатить двойную цену. Это довольно дорогое удовольствие.

Хайден стоял, склонив голову набок, задумчиво смотрел на Лотти, и поначалу ей показалось, что он обдумывает предложение, сделанное ему рыжеволосой женщиной. Но затем он спросил, очень тихо, так, словно они с Лотти были в гостиной одни:

– Если она от миссис Мак-Говер, то вы, очевидно…

– Уже ухожу, – поспешно перебила его Лотти и добавила, осторожно пробираясь к двери: – Дворецкого в доме нет, но я сама найду выход, не волнуйтесь.

Хайден сделал шаг вперед, перегораживая Лотти дорогу.

– Постойте. Я думаю, что дом должны покинуть не вы, а моя вторая гостья.

– Тогда я провожу ее, – заявила Лотти и вцепилась в руку рыжеволосой женщины так, как хватается утопающий за брошенный ему канат.

– Одну минутку, хозяин, – возразила рыжеволосая, выдергивая руку. – Я не желаю из-за вас терять свою репутацию. Еще не было случая, чтобы Лидия Смайлз оставила мужчину неудовлетворенным.

По-прежнему не сводя с Лотти глаз, Хайден вынул из внутреннего кармана толстую пачку денег, не глядя отделил несколько банкнот и протянул их женщине:

– Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы оплатить ваше время и ваши хлопоты, мисс Смайлз. А в данный момент я буду удовлетворен сильнее всего, если вы немедленно покинете мой дом.

Мисс Смайлз надула губки, что, впрочем, не помешало ей ловко засунуть деньги за вырез платья. Затем она принялась натягивать перчатки и заметила, с сожалением посматривая на Хайдена, и с сочувствием – на Лотти:

– Жаль, что я не могу остаться, дорогая. Боюсь, тебе одной будет нелегко справиться с этим наездником.

С этими словами она выскользнула из гостиной, не оставив Лотти времени на достойный ответ. Грохнула входная дверь, и дом опять погрузился в тишину.

Хайден Сент-Клер скрестил на груди руки, еще раз внимательно осмотрел Лотти с ног до головы и спросил:

– Вы писательница, я не ошибся?

– Но как вы догадались? – удивилась поначалу Лотти, посмотрела на свои руки и поспешно спрятала их за спину. А ведь казалось, что ей удалось полностью свести с пальцев чернильные пятна, готовясь к своему первому выходу в свет!

– Значит, вы пишете, – продолжил Хайден и нахмурил брови. – А для кого вы пишете, позвольте вас спросить? Для «Наблюдателя»? «Сплетника»? Или, быть может, для самой «Таймс»? Удивительно, зачем они поручили это женщине? Особенно такой, как вы, – Хайден вновь окинул Лотти с головы до ног своим обжигающим взглядом. – Впрочем, есть сорт мужчин, которые…

Хайден оставил фразу недосказанной, словно сам не был уверен в том, к какому сорту мужчин принадлежит.

– Уверяю вас, сэр, я не шпионка, – заверила Лотти.

– Тогда объясните, зачем вы подглядывали в окно.

Она открыла рот, но потом закрыла его, так и не сказав ни слова. Хайден вопросительно приподнял бровь.

И тут Лотти словно прорвало.

– Ну, хорошо, хорошо, – горячо заговорила она. – Да, если хотите, я подглядывала, но не ради заметки в какой-нибудь бульварной газете. Это только мое собственное любопытство.

– И я сумел его удовлетворить? – поинтересовался Хайден, и в его тоне прозвучал скрытый вызов. Ведь всего лишь несколько минут тому назад он держал Лотти в своих объятиях, целовал ее, обжигал ее обнаженную грудь вот этими самыми пальцами…

Щеки Лотти запылали. Она стала расхаживать вперед и назад перед окном, возле которого стояла.

– Я не понимаю, почему у вас так сильно испортилось настроение, – сказала она. – Сюда я пришла по своей воле…

Он приподнял вторую бровь.

– Я бы вообще не пошла, но когда Гарриет сказала, что в соседнем доме поселился не кто-нибудь, а сам Кро…

Она резко оборвала фразу и испуганно посмотрела на Хайдена.

– Сам Кровавый Маркиз? – спокойно закончил он.

Лотти решила, что безопаснее всего будет ни соглашаться, ни отрицать.

– Я забралась на дерево в своем лучшем платье, разорвала его, но решила не отступать, – Лотти сделала паузу и спросила: – Вы успеваете за моими мыслями?

– Стараюсь, – вежливо ответил Хайден, – но вы продолжайте, продолжайте, прошу вас.

Она на секунду остановилась и снова принялась холить перед окном, придерживая наброшенную на плечи накидку.

– Успешно избежав столкновения с ужасной мисс Тервиллиджер, я оказалась на вашем дворе и вскоре увидела свет в одном из окон. Ну, и подумала… подумала как бы не случилось пожара. Решила, что должна спасти вас. И что же получила в ответ? Вы втащили, меня в дом, назвали меня глупой – какова благодарность, а? – а затем вы… вы… – Она повернулась, чтобы взглянуть прямо в глаза Хайдену, и негодующе закончила: – Вы поцеловали меня!

– Ужасный поступок, – согласился Хайден. – Быть может, самое чудовищное из всех моих преступлений. Даже убийца не должен переходить известные границы.

Лотти взмахнула руками, не заметив, что при этом ее накидка соскользнула на пол.

– Как вы не понимаете? Меня еще нельзя целовать. Еще немного, и я могу выйти из себя!

– Мне кажется, вы уже вышли.

Заметив странный огонек, промелькнувший в глазах Хайдена, Лотти опустила, глаза и обнаружила, что края прорехи на лифе ее платья разошлись и наружу из шелкового плена вырвалась грудь, похожая на гладкую розовую раковину.

Лотти похолодела от ужаса, поспешно прикрылась, прихватив разошедшиеся края одной рукой, и твердо заявила, указывая свободной рукой прямо на окно, за которым виднелся дом тетушки Дианы:

– Я ухожу. Прямо сейчас. Немедленно. Мне нужно туда.

Дом тетушки сиял огнями, из-за стены доносились громкие голоса, цокот копыт, веселый смех и музыка музыка, музыка… Струнный квартет играл с такой страстью, что звучал громче любого большого оркестра. Казалось, что все там шло своим чередом, и Лотти оставалось лишь молиться о том, чтобы ее отсутствие до сих пор не было обнаружено.

Выражение лица Хайдена быстро менялось и вместо раздраженного сделалось застывшим.

– Вы… Вы действительно не из газеты, – выдохнул он, вглядываясь в лицо Лотти, а затем схватился руками за голову. – Вы – девочка с соседского двора. Я видел вас сегодня утром. Боже, что же я натворил!

– Ровным счетом ничего, – поспешила заверить Лотти, встревоженная поведением Хайдена. – И я вовсе не маленькая девочка. Если хотите знать, через два месяца мне исполнится двадцать один. Между прочим, Мэри Шелли было всего шестнадцать, когда она полюбила Перси Биши Шелли и уехала с ним во Францию.

– И это вынудило его расторгнуть свой брак с первой миссис Шелли, – заметил Хайден, вышагивая вдоль стола, который отгораживал его от Лотти. – Хорошо, я допускаю, что вы давно выросли из пеленок, но двадцать один год – не слишком ли поздно для дебюта в свете?

– Это легко объяснить, – недовольно поморщилась Лотти. – В тот год, когда мне исполнилось восемнадцать, мы жили в Греции, а в прошлом году… – Она замешкалась, понимая, что следующее признание не поможет ей выглядеть взрослой женщиной, а как раз наоборот, но все же закончила: – В прошлом году у меня была скарлатина, и я едва не умерла.

– Это было бы ужасно. Мы бы тогда никогда не встретились.

Лотти подумала о том, что недооценила Маркиза. Оказывается, он умел шутить, и притом довольно зло.

Не обращая внимания на негодующий взгляд Лотти, Хайден оперся обеими ладонями о крышку стола и сказал:

– Вы представляете, в каком положении мы с вами оба оказались, мисс… мисс?

– Фарли, – ответила Лотти и вежливо поклонилась – так, как ее учила мисс Тервиллиджер, но не забывая при этом придерживать разорванное на груди платье. – Мисс Карлотта Энн Фарли. Но родные и друзья обычно называют меня просто Лотти.

Хайден негромко фыркнул, и Лотти догадалась о том, что он подумал по этому поводу.

– Ну, если им кажется, что так лучше, то почему бы и нет? Итак, мисс Фарли, скажите мне: вы заинтересованы в том, чтобы сохранить свое доброе имя? Свою репутацию? Люди, как правило, не думают о своей репутации до тех пор, пока не потеряют ее. Поверьте мне. Уж я-то это знаю.

– Но я ничего пока не потеряла, – возразила Лотти.

– Да, – согласился Хайден, огибая стол. Заметив это, Лотти принялась пятиться к открытому окну. – Но как вы думаете, что я сделаю с вами дальше, мисс Фарли?

– Поскольку разрубить меня и спрятать останки в мусоре слишком хлопотно, – начала Лотти с вымученной улыбкой на губах, – то я полагаю, что вы постараетесь тайно переправить меня назад, в дом моей тетушки, до того, как Стерлинг обнаружит, что я пропала.

– Стерлинг? – удивленно переспросил Хайден приближаясь к Лотти. – Неужели сам Стерлинг Харлоу? Девонбрукский Дьявол?

– Ну, на самом деле он вовсе не такой страшный, – успокоила его Лотти. – Мои родители погибли при пожаре, когда мне было всего три года. Мать Стерлинга, леди Элинор, взяла нас к себе, но и она умерла когда мне было десять. Стерлинг стал для меня сразу отцом и братом и остался им даже после того, как женился на моей сестре Лауре.

– Значит, вы не будете возражать, если я вытащу вас отсюда за ухо и как следует нашлепаю, чего вы, безусловно, заслуживаете? – живо поинтересовался Маркиз.

Лотти сглотнула и перестала улыбаться.

– Быть может, оказаться в мусорном ящике – это не самая худшая участь, – заметила она встревоженно.

На нее упала тень Маркиза. Лотти уже готова была поверить в то, что он в самом деле возьмет ее сейчас за ухо и вытащит на улицу через окно, но Маркиз просто поднял с пола упавшую накидку и набросил ее на обнаженные плечи Лотти. Даже сквозь плотную ткань Лотти почувствовала, какие горячие у него ладони.

– Есть еще один момент, который мне хотелось бы прояснить, мисс Фарли. Почему вы позволили мне?.. – Маркиз опустил взгляд на ее губы, и его зеленые глаза почти полностью скрылись под пушистыми ресницами. – Тоже для того, чтобы удовлетворить свое любопытство?

– Нет, – тихо ответила Лотти и облизнула губы. – Я сделала это для того, чтобы удовлетворить ваше любопытство.

Он, похоже, собирался вновь поцеловать ее, это читалось в его глазах. На этот раз он нежно обхватил Лотти своими ладонями и поцеловал так, словно это был их первый и одновременно последний в жизни поцелуй. Когда язык Хайдена проник во влажную, горячую глубину рта Лотти, случилось нечто непредвиденное. Поначалу Лотти показалось, что у нее в душе зазвучала музыка, но в следующий момент она догадалась что та звучит не внутри ее, а доносится из дома тетушки Дианы.

– О, нет! – воскликнула Лотти и вцепилась в рукав сюртука Хайдена. – Только не это! Музыканты играют первый вальс! А значит, в эту минуту я должна спускаться по лестнице, поражая всех своей красотой! И меня должен вести под руку Стерлинг.

Хайден оглянулся через плечо и загадочно сказал:

– Боюсь, что Стерлингу сейчас не до этого.

Лотти медленно повернулась к окну и почувствовала, как похолодело у нее под сердцем. Даже со своего места она могла рассмотреть, что гостиная на втором этаже дома тетушки Дианы больше не пуста. Напротив, она, можно сказать, переполнена людьми.

Лотти не могла оторвать глаз и загипнотизировано смотрела на бледную женщину, одетую в черное платье и сидящую прямо напротив окна с театральным биноклем. А затем мисс Агата Тервиллиджер – это была, разумеется, она – передала бинокль высокому мужчине с волосами песочного цвета.

Теперь выпрыгивать в окно или задергивать шторы было уже поздно, и пока Стерлинг подносил к своим глазам переданный ему бинокль, Лотти застыла в объятиях Маркиза.

3

– Девочка погибла. Окончательно погибла, – Агата Тервиллиджер опустила свой лорнет и печально обвела взглядом всех, кто собрался сейчас в гостиной дома Девонбруков. – Чего я и опасалась. Всегда знала что это плохо кончится.

Услышав столь суровый приговор, лежавшая на полосатом диване Гарриет зарыдала в голос. Одна ее нога покоилась на подложенной подушке и была в щиколотке раза в два толще, чем вторая.

– Вы не должны осуждать Лотти, это я, я во всем виновата! – воскликнула Гарриет, не переставая всхлипывать. – Если бы я не отправилась ее искать и не попала бы в эту яму на заднем дворе, то никто и не заметил бы, что Лотти пропала.

– И если бы я не услышала твои стоны и причитания, ты до сих пор лежала бы там на траве, словно подстреленная утка, – отрезала мисс Тервиллиджер.

Рыдания Гарриет сразу стали тише, но до конца так и не прекратились.

Джордж, брат Лотти, вытащил из кармана белоснежный носовой платок с монограммой и протянул его Гарриет. Названный в честь святого Георгия, он всегда был готов освободить прекрасную даму из лап любого дракона.

– Напрасно вы осуждаете себя, мисс Димвинкл, – сказал он. – Мисс Тервиллиджер первой подняла тревогу, не обнаружив Лотти в ее комнате. И если бы она не была столь настойчива в своих поисках, никто из гостей тетушки Дианы и не догадался бы о том, что Лотти исчезла.

Джордж облокотился о каминную полку и с грацией, которой научился в Париже, поправил упавшую на лоб прядь светлых волос.

– Быть может, ситуация не настолько безнадежна, как нам кажется, – продолжил он. – В конце концов, это не первая переделка, в которой побывала Лотти.

– Но лучше, если бы она стала последней, – заметила мисс Тервиллиджер, опираясь тонкими, похожими на птичьи лапки, руками на трость и поднимая на Джорджа свои водянистые глазки. – Скажи мне, сынок, у вас в семье были наглецы и бесстыдники?

Джордж обиженно поджал губы, отчего сразу стал выглядеть двенадцатилетним мальчишкой, а не солидным двадцатидвухлетним мужчиной, и счел за лучшее промолчать, опасаясь, что любой его ответ может быть истолкован мисс Тервиллиджер в свою пользу.

Лотти наблюдала за происходящим из кресла-качалки, стоящего в дальнем углу гостиной. Она сидела, подобрав под себя босые ноги, в накинутой на плечи шали, а на коленях у нее свернулся клубочком серый котенок. В руке у нее дымилась чашка горячего шоколада, которую пару минут тому назад принесла ей Куки, старая служанка, ухаживавшая за Лотти почти с самого рождения. Очевидно, Куки считала, что побывать в лапах у разбойника и подхватить простуду – это почти одно и то же.

В гостиной не было Стерлинга. В последний раз Лотти видела его, когда тот затолкал ее в карету, чтобы увезти из дома тетушки Дианы. После этого он развернулся и пошел к дому Сент-Клера. Громкие проклятия Стерлинга еще долго доносились до Лотти.

Она отпила из чашки и со страхом подумала о том, что могло произойти между Стерлингом и Сент-Клером.

Позолоченные часы на камине отсчитали почти десять минут в полной тишине, нарушаемой лишь всхлипываниями Гарриет. Мисс Тервиллиджер сидела, запрокинув назад свою седую голову, прикрытую кружевным чепцом, слегка съехавшим на одно ухо.

Все они буквально подскочили на месте, когда громко хлопнула входная дверь и раздались уверенные, четкие шаги Стерлинга. Котенок проворно соскочил с коленей Лотти и поспешил спрятаться под диван. Лотти оставалось лишь сожалеть о том, что сама она не может проделать то же самое.

Увидев входящих в сводчатую дверь гостиной Стерлинга и Лауру, Лотти выпрямилась и напрягла спину.

За те десять лет, что Стерлинг был мужем Лауры, его светлые волосы слегка тронула седина, но они по-прежнему оставались пышными и блестящими. А гибкую, подвижную Лауру с пышной шапкой кудрявых коричневых волос на голове легче было принять за юную дебютантку, чем за мать двоих детей. Что же касается талии, то она у Лауры была тоньше, чем у самой Лотти.

– А, вот и вы! – воскликнула Лотти, стараясь, чтобы ее голос прозвучал легко и беззаботно. – А где же Николас и Элли? Они не приехали с вами?

Она втайне надеялась на то, что присутствие ее племянника и племянницы поможет слегка разрядить грозовую обстановку в доме.

Лаура скинула подбитую норкой пелерину на руки ожидавшего слуги, стараясь при этом не смотреть на Лотти.

– Дети остались на ночь у тетушки Дианы и дяди Теина, – сказала она. – Мы решили, что так будет лучше.

Лотти откинулась на спинку кресла. Рыдания Гарриет сводили ее с ума. Ну сколько же можно плакать?

Пока Лаура усаживалась на край обитого кремовой тканью дивана, по-прежнему отводя взгляд от Лотти, Стерлинг прошел к буфету, налил себе полный бокал бренди и осушил его одним глотком. При взгляде со спины было заметно, как напряжены его широкие сильные плечи, обтянутые тонким черным сюртуком. В предчувствии дальнейшего у Лотти похолодело под сердцем. Зная, что его жена не одобряет крепкие напитки, Стерлинг крайне редко позволял себе выпить бренди прямо на глазах у жены.

В гостиную вновь заглянула Куки с подносом в руках. Она склонилась над Лотти и сказала, широко улыбнувшись:

– Вот, моя маленькая, попробуй это миндальное печенье. Его только что испекли.

Стерлинг резко обернулся, продолжая сжимать пустой бокал в побелевших от напряжения пальцах.

– Прекратите наконец возиться с ней как с маленькой! – гневно воскликнул он. – Во всем, что случилось, прежде всего виновата она сама!

Лотти замерла, так и не донеся руку до подноса. Даже Гарриет перестала всхлипывать. Эхо слов Стерлинга растаяло в абсолютной тишине. Впервые за десять лет, что Куки провела в доме Стерлинга, он позволил себе прикрикнуть на нее.

Старая служанка медленно выпрямилась, стараясь высоко держать свой задрожавший подбородок.

– Как пожелаете, ваша светлость, – прошептала она и присела в поклоне, скрипнув при этом коленями, повернулась и покинула гостиную.

Стерлинг проводил Куки взглядом, и плечи его медленно опустились. Снова наступила тишина, и на этот раз ее прервала Лаура.

– Ты должен успокоиться, мой дорогой, – сказала она, обращаясь к мужу. – За всю дорогу ты не обмолвился со мной ни единым словом. Но нельзя же скрывать до бесконечности то, что произошло между тобой и маркизом.

Стерлинг поставил на стол пустой бокал и только после этого обвел взглядом всех, кто сидел в гостиной. В эту минуту он выглядел на все свои тридцать восемь лет, а может быть, и старше.

– Лорд Оукли заявил, что не намерен жениться вторично, – сказал он. – А еще он клянется, что ничем не скомпрометировал Лотти и не собирается делать ей предложение.

Гарриет судорожно вздохнула и побледнела так, что Джордж немедленно предложил ей бутылочку с нюхательной солью, протянутую ему мисс Тервиллиджер.

Лотти тоже коротко вздохнула, но скорее с облегчением.

– И хорошо. Просто прекрасно! – воскликнула она, устав от того, что окружающие говорили о ней так, словно ее не было в этой гостиной. – Потому что он мне совершенно не нужен. Он был и остается для меня просто незнакомым мужчиной. При этом мужчиной с дурным характером.

Теперь головы всех присутствующих повернулись к ней.

– И не нужно на меня так смотреть, – продолжила она.

– Я уже сказала, что порвала свое платье, когда спускалась по дереву. Возможно, этот человек грубиян, но он не лжец. Он ни в чем не виноват. Он ничем не скомпрометировал меня.

– Но ты же не станешь отрицать, что он целовал тебя? – спросила Лаура, пристально всматриваясь в лицо младшей сестры.

К своему ужасу, Лотти почувствовала, что щеки у нее запылали. Ей живо вспомнилось, как Хайден Сент-Клер гладил ее волосы, целовал в губы и нежно ласкал ее обнаженную грудь. А еще ей вспомнилось, сколько одиночества читалось в его глазах и как низко и мягко звучал его голос.

Для того чтобы выдержать взгляд Лауры, требовалось мужество, но Лотти сумела его набраться и ответила:

– Что плохого в невинном поцелуе? В свое время Джордж воровал такие поцелуи постоянно, и не по одному разу в день. Однако никто не вынуждал его делать кому-то предложение.

Ее брат отвел глаза и принялся с необычайным интересом изучать витую каминную решетку.

Стерлинг с мрачным видом покачал головой:

– Боюсь, что маркиз своровал у тебя не только пару невинных поцелуев. Он лишил тебя надежды на пристойный брак.

От этих слов побледнела даже Лаура.

– Может быть, мы слишком строги к ней. Стерлинг, – сказала она. – Если это в самом деле был всего лишь невинный поцелуй, ничто не помешает ей получить предложение руки и сердца от кого-нибудь другого.

– Другие предложения? – горько сказал Стерлинг. – Что же, возможно, она их получит. Но это будут не те предложения, на которые мы могли рассчитывать. Завтра о твоей сестре напишут во всех лондонских газетах.

Лотти обменялась взглядом с Гарриет. Ну вот, пришла и ее пора поменяться местами с теми, о ком они с подругой читали в колонках скандальной хроники. С теми, над кем они так жестоко насмехались.

– Не понимаю, зачем мне вообще нужно выходить замуж, – сказала Лотти. – Можно прожить свой век и незамужней женщиной.

– Наконец-то она сказала что-то разумное, – заметила мисс Тервиллиджер, стукнув по полу концом своей трости. – Посмотрите хотя бы на меня. Я живое доказательство того, что можно прожить долгую и спокойную жизнь, не будучи связанной с мужчиной.

Затем почтенная мисс Тервиллиджер вытащила из ридикюля желтый носовой платок и громко высморкалась в него. Лотти едва удержалась от гримасы отвращения.

– Мы хорошо понимаем вас, мисс Тервиллиджер, – мягко произнесла Лаура, – однако ни в одну приличную семью не возьмут гувернантку или учительницу с подмоченной репутацией. Особенно такую хорошенькую, как наша Лотти.

– Я не собираюсь становиться ни женой, ни гувернанткой, – запротестовала Лотти. – Я буду писательницей, я давно только об этом и мечтаю! Все, что мне нужно, это бумага и чернила, да еще маленький домик у моря, где можно писать в тишине.

– Мне трудно назвать литературой твои опусы, – недовольно заметила мисс Тервиллиджер. – Все эти истории с рыдающими привидениями и злобными героями которые расхаживают по ночам по замкам, держа под мышкой свои отрубленные головы… Нет, эти бредни не литература.

Прежде чем Лотти успела ответить, на ее защиту выступила Гарриет.

– А мне нравятся истории, которые пишет Лотти – заявила она высоким срывающимся голоском. – Даже если после них меня мучают кошмары и мне приходится спать, укрывшись с головой одеялом.

– Мы обсуждаем сейчас не таланты Карлотты, – резко сказал Стерлинг. – Мы обсуждаем ее будущее.

Он опустился перед Лотти на колено, взял в руки ее ладони, и ей подумалось, что лучше бы он продолжал кричать на нее. Гнев Стерлинга ей было легче снести, чем его участие.

– Ты все еще ничего не поняла, малышка? – заговорил Стерлинг. – Не поняла, что навсегда прошли времена, когда тебе можно было насыпать лягушек в карету леди Хьюитт или прятать под кроватью лису, чтобы ее не подстрелил лорд Дрэйвен? Не поняла, что теперь от твоего поведения зависит слишком многое? И что всего моего богатства, титулов, знакомств не хватит, чтобы замять скандал, в который ты всех нас втянула? Репутация – это не порванное платье, которое можно зашить. Если репутация погибла, ее уже не восстановить.

Он протянул руку, чтобы поправить прядь, выбившуюся из ее прически, и сочувственно посмотрел в синие глаза Лотти своими янтарными глазами.

– Все эти годы я старался избавить тебя от неприятностей, – добавил он, – но единственный человек, от которого я не могу тебя защитить, – это ты сама.

Лотти прижала ладонь к щеке Стерлинга, чувствуя себя совершенно убитой и беззащитной. А еще ей было крайне неловко видеть могущественного Стерлинга стоящего перед ней на коленях. Глаза Лотти наполнились слезами.

– Прости меня, – прошептала она. – Я так хотела, чтобы сегодня вечером ты мог гордиться мной. Я очень этого хотела, честное слово.

Сердце Лотти болезненно сжалось, когда Стерлинг попытался улыбнуться в ответ на эти слова.

– Я знаю, милая, – сказал он. – А теперь ложись спать, пока мы с твоей сестрой решим, что нам делать дальше.

«…пока мы с твоей сестрой решим, что нам делать дальше».

Эти последние слова Стерлинга не шли у Лотти из головы и не давали ей уснуть. Она не могла отделаться от мысли, что Стерлинг может совершить что-то ужасное. После того как все в доме стихло и Джордж проводил мисс Тервиллиджер до ее коляски, а двое слуг отнесли Гарриет в приготовленную для нее спальню, Лотти выскользнула за дверь своей комнаты и пошла по коридору, скупо освещенному притушенными на ночь лампами, стараясь ступать как можно тише.

Дверь нижней гостиной была приоткрыта, и Лотти подкралась ближе, чтобы лучше слышать, что происходит.

Стерлинг сидел за секретером и быстро писал что-то на листе почтовой бумаги.

Лаура стояла позади с грустным лицом.

– Мы выкрутимся, правда? – негромко спросила она мужа. – Кроме того, лорд Оукли совсем не тот человек, которого мы хотели бы видеть мужем Лотти. Да что мы знаем о нем, если не считать написанного в бульварных газетках?

– Некоторые свято верят в то, о чем написано в газетах, – коротко ответил Стерлинг.

«Интересно, помнит ли сам Стерлинг, что писали газеты о его браке? – подумала Лотти. – Помнит ли о том сколько шума было поднято из-за того, что сам Девонбрукский Дьявол вдруг решил отдать руку и сердце сироте какого-то университетского преподавателя? И как они при этом раздували каждую, самую мелкую, деталь?»

– Может быть, даже к лучшему, что он отказался сделать предложение, – сказала Лаура. – И как можно принуждать Лотти выходить замуж за человека, который ее не хочет?

«Здесь она не права, – подумала Лотти. – Хайден Сент-Клер очень хотел меня. Только не в жены».

– За человека, который не любит и никогда не сможет полюбить ее? – продолжала настаивать Лаура.

Стерлинг обмакнул перо в чернильницу и ответил, не переставая писать:

– Многие долгие и успешные браки строились на еще более зыбком фундаменте.

– Но не наш, – мягко напомнила ему жена. – И не брак Теина и Дианы. Или даже Куки с Доуэром. Мы с тобой всегда учили Лотти, что брак может быть основан только на любви. Ты понимаешь, насколько жестоко будет заставить ее провести остаток жизни без этого чувства? – Лаура погладила напряженные плечи Стерлинга. – Почему бы нам не уехать на время в Хартфордшир? Прямо завтра утром? Нам всегда было так хорошо там. Пройдет время, и новые скандалы смоют у всех воспоминания о том, что сегодня произошло между Лотти и маркизом.

– Время ничего не изменит, – ответил Стерлинг погладив ладонь жены, лежащую у него на плече. – Боюсь, что память о том, что случилось, останется надолго. И Хайдену Сент-Клеру это должно быть известно лучше, чем кому бы то ни было. А к нашему порогу вскоре потянутся не слишком разборчивые джентльмены, будь то в Лондоне или Хартфордшире. Они будут бормотать что-то о нашем затруднительном положении. Они будут предлагать Лотти свое участие, протекцию. Но ни один из них не предложит ей своего уважаемого имени.

Лаура горестно покачала головой.

– Неужели у нее не может быть иного будущего? – спросила она.

Стерлинг свернул лист, капнул на него воск и приложил свою печать.

– Может. Но только в том случае, если я позабочусь об этом.

Он поднялся и несколько раз резко дернул шнур колокольчика, висевший над секретером.

Услышав в коридоре шаги дворецкого Эддисона, Лотти отпрянула в сторону, чтобы пропустить его, оставаясь при этом незамеченной. По внешнему виду Эддисона невозможно было заподозрить, что он только что поднялся с постели. Лотти давно подозревала, что дворецкий спит не раздеваясь, прямо в своих отутюженных брюках, накрахмаленной сорочке и черном сюртуке.

– Вы звонили, ваша светлость? – громко спросил Эддисон.

Стерлинг повернулся, держа в руках два запечатан-письма, совершенно одинаковых с вида.

– Я хочу, чтобы эти письма были немедленно доставлены адресатам, – сказал он.

Лотти нахмурилась, недоумевая, что это за письма, которые необходимо доставить прямо посреди ночи. Она покосилась на каминные часы. Нет, точнее будет сказать, перед рассветом.

Лаура схватила мужа за руку и дрожащим голосом спросила:

– Что ты собираешься делать, Стерлинг?

– То, что обязан, – ответил тот, осторожно отводя руку жены. – Эддисон!

– Слушаю, ваша светлость.

– Я также хочу, чтобы к утру были проверены мои пистолеты.

Лотти прижала ладонь к губам, чтобы не вскрикнуть.

Эддисон невозмутимо поклонился и спокойно ответил:

– Да, ваша светлость. За этим я прослежу лично. С этими словами дворецкий взял письма и вышел из гостиной, оставив Лауру наедине с мужем.

– Ради всего святого, скажи, что происходит? – воскликнула она.

Стерлинг хладнокровно закрыл чернильницу, убрал в секретер чистую бумагу, воск и ответил:

– Чтобы защитить честь своей золовки, я вызвал лорда Оукли на дуэль, а Теина попросил быть моим секундантом.

– Ничего не выйдет. Диана не допустит этого! – яростно затрясла головой Лаура. – И я тоже не допущу.

Стерлинг деловито оперся ладонями о стол, продолжая стоять спиной к жене.

– У всех нас нет иного выбора, включая тебя! – воскликнул он.

– Это безумие, Стерлинг! – ответила Лаура, и по щекам ее потекли слезы. – Ты знаешь, как я люблю свою младшую сестру, но ты сам не раз говорил, что поздно исправлять ее характер. Что ты этим хочешь доказать?

– Что она стоит того, чтобы стреляться из-за нее.

– И умереть? – вцепилась Лаура в рукав Стерлинга.

– Да, – хладнокровно ответил он.

Лаура окинула мужа долгим взглядом, сдалась, поникла, а Стерлинг обнял жену и нежно погладил по голове.

Лотти осторожно выбралась в темный коридор и побрела, чувствуя себя совершенно опустошенной. Перед ней только что разыгралась драма, достойная великого романа. Драма, в которой на карту была поставлена жизнь Девонбрукского Дьявола, его жены и будущее их детей. О боже! Лотти хотелось умереть самой, лишь бы не стать причиной возможной гибели целой семьи!

Рука мужчины, застрелившего однажды на дуэли своего лучшего друга, не дрогнет, когда придется стрелять в незнакомца. Воображение Лотти живо нарисовало картину: на переднем плане – Хайден Сент-Клер с дымящимся пистолетом в руке и развевающимися по ветру темными волосами, позади него на траве лежит светловолосый Стерлинг в луже крови, и над ним рыдает безутешная Лаура. Рыдает, но при этом не сводит с Лотти своих карих глаз, в которых застыли боль и осуждение.

Лотти моргнула, и картинка сменилась. Теперь на траве лежал Сент-Клер с пробитым пулей сердцем – бледный, с закрытыми глазами. Только некому заплакать над его красивым бездыханным телом. Некому. Лотги потерла сухие и воспаленные глаза. Нет, несмотря на свои лучшие намерения, Стерлинг не прав. Ситуация, в которой они все оказались, вовсе не такая безвыходная.

Лотти широкими шагами пересекла пустынный вестибюль и бросилась вверх по лестнице.

4

Хайден долго ворочался на мягкой перине, с наслаждением расправляя уставшие мускулы, затем уснул, но вскоре проснулся от сильного стука в дверь.

– Проклятие, – пробормотал он, переворачиваясь на спину.

В Лондоне он мечтал, помимо всего прочего, как следует отоспаться, но и здесь ему не повезло.

«Наверное, это очередная проделка Неда, – подумал он. – Вот дьявол!»

Хайдену на сегодня вполне хватило приключений. Его одиночество было нарушено сначала любопытной девственницей, которую пришлось возвращать домой, затем нахальной шлюхой, которую пришлось выпроваживать за дверь, а теперь вот еще и шаловливый герцог явился в самый неподходящий час. Может быть, Нед пришел сказать, что все это было розыгрышем, чудовищной шуткой, а юная дебютантка и ее разъяренный шурин были всего лишь нанятыми актерами?

Но если так, то женщина, исполнившая роль юной дебютантки, должна быть непревзойденной актрисой Интересно, где Нед сумел отыскать ее, в каком театре? Да и не верилось Хайдену, что это была актриса. Невинность, конечно, можно сыграть, но так имитировать первый поцелуй?

Гениальная актриса.

Стук в дверь прекратился. Хайден замер под одеялом, боясь лишний раз вздохнуть, чтобы не нарушить тишины. Может быть, это вернулся его камердинер или кто-то еще из слуг, которого вышибли под утро из ближайшего кабачка?

Хайден перевернулся на бок и повыше взбил подушку, рассчитывая, что ему удастся хотя бы еще немного поспать.

Напрасная надежда. Стук возобновился, причем еще сильнее, чем прежде.

Хайден откинул одеяло, соскочил с кровати, накинул халат и запахнул его, наскоро перевязав широким поясом. Затем зажег свечу и пошел с нею вниз, проклиная всех слуг на свете. Для человека, который больше всего в жизни ценил уединение, сегодня выдался на редкость беспокойный день, да и ночь тоже.

Недовольно распахнув входную дверь, Хайден оцепенел. Вот уж кого он никак не предполагал увидеть на пороге своего дома, так это мисс Карлотту Энн Фарли!

Она явно собиралась что-то ему сообщить.

Хайден закрыл дверь перед самым ее носом.

Короткое затишье, и снова – стук, на этот раз вдвое сильней, чем прежде.

Хайден вновь отворил дверь и посмотрел сверху вниз, с высоты своего роста, на незваную гостью. Она сменила свое бальное платье на скромную бордовую юбку и изумрудно-зеленый бархатный жакет, подбитый мехом, и выглядела в них чуть менее эффектно, чем в прошлый раз. Однако и сейчас тугой жакет соблазнительно подчеркивал ее высокую полную грудь и осиную талию. На голове Лотти красовалась новенькая шляпка, украшенная розовыми перьями. Шляпка слегка съехала набок, и эта деталь почему-то казалась Хайдену особенно волнующей, заставив сильнее забиться его сердце. Если Лотти и побаивалась разгневанного разбуженного мужчину, на котором не было ничего, кроме наспех наброшенного халата, она этого не показывала.

– Добрый вечер, мисс Фарли. Точнее, доброе утро – Хайден посмотрел через плечо Лотти на пустынную улицу. Наемный кеб только что скрылся за углом, лишив Хайдена последней надежды поскорее избавиться от ранней гостьи. – Вы на этот раз одна? Или где-нибудь в кустах притаился ваш разгневанный шурин с кинжалом?

– Я одна, – ответила Лотти, но при этом оглянулась.

– Вот этого больше всего я и опасался. А служанки или няни с вами тоже нет? Никого нет, кто мог бы увести вас подальше от такого опасного человека, как я, благополучно доставить вас домой, уложить в кроватку и подоткнуть вам одеяльце?

Хайден старался не вспоминать о том, что совсем недавно он сам очень хотел уложить эту девушку в постель – свою, разумеется. Хотя до постели они не добрались бы, пожалуй, успели бы только до дивана, стоящего в гостиной. Во всяком случае, для начала.

– Я уже объясняла вам, лорд Оукли, что достаточно взрослая, чтобы обходиться без няньки, – вздохнула Лотти.

– В таком случае вы должны понимать, что это весьма рискованное занятие – приезжать под утро в наемном кебе в дом одинокого джентльмена одной, без сопровождения.

– Судя по тому, что говорят мои родные, моя репутация безнадежно погублена, – ответила Лотти, крепко прижимая к груди свой шелковый ридикюль, словно тот был талисманом, охраняющим от опасностей. – А значит, терять мне уже нечего.

– Если вы верите в это, мисс Фарли, значит, вы гораздо моложе и наивнее, чем я думал, – мягко заметил Хайден.

Лотти сумела не отвести глаз в сторону, но щеки ее заметно порозовели.

Хайден почувствовал свою бестактность, и отступил в сторону, освобождая дорогу.

– Заходите, пока вас никто не увидел. Не хватает еще, чтобы кто-нибудь подглядел, как я разговариваю под утро с юной дебютанткой на пороге своего дома. Список моих жертв и без вас очень велик.

Лотти не заставила себя уговаривать и немедленно переступила порог, и прежде чем Хайден успел закрыть дверь, уже направлялась к гостиной.

– Располагайтесь и чувствуйте себя как дома! – крикнул ей вслед Хайден. – А я пока оденусь. Еще раз.

Если Лотти пропустила ехидное замечание мимо ушей, то он, в свою очередь, не пропустил мягкого покачивания ее бедер под юбкой, когда она входила в гостиную.

Когда Хайден, переодевшись, вернулся в гостиную спустя несколько минут, Лотти сидела возле стола, глядя на догоравшие в камине угли, и выглядела так, словно это было ее привычное место.

Хайден опустился на стул возле стола и окинул ее изучающим взглядом. Вряд ли среди бесчисленного множества поэтов нашелся бы хоть один, способный передать очарование этого ангельского личика, обрамленного пышными волнами светлых золотистых волос, способный воспеть глубину этих прекрасных ярко-синих глаз, опушенных темными густыми ресницами. Нежные губы Лотти были причудливо изогнуты и напоминали Хайдену лук Купидона. Нос у нее был аккуратным, прямым и тонким, а твердый, хотя и небольшой, подбородок говорил о сильном характере и упрямстве.

Как и опасался Хайден, сейчас вся решимость Лотти была направлена именно на него. Она стянула с рук тугие перчатки, небрежно закинула их в свой ридикюль и сказала:

– Очевидно, вы удивлены тем, что я потревожила вас в такое неподходящее время.

– Просто сгораю от любопытства, – ответил Хайден, ничуть не сомневаясь в том, что, если этой девушке понадобится, она кого хочешь потревожит в любое время дня или ночи.

Он нетерпеливо-побарабанил пальцами по крышке стола.

Лотти наклонилась вперед и открыто посмотрела в глаза Хайдену.

– Может быть, это прозвучит немного странно, но я хочу попробовать убедить вас жениться на мне.

На какое-то время Хайден лишился дара речи. Он отклонился на спинку стула, долго прокашливался и только с третьей попытки сумел спросить:

– Вы что, делаете мне предложение, мисс Фарли?

– Пожалуй, что так. Хотя для наших внуков мы можем потом придумать и более романтическую историю.

В голосе Лотги было столько надежды и ожидания что Хайден невольно смягчил свой тон.

– Боюсь, что у нас с вами не будет никаких внуков. Как я уже объяснил вашему разгневанному шурину, у меня нет намерения жениться, ни сейчас, ни когда. либо в будущем. Кроме того, я заверил его, что нам с вами вовсе не с чего связывать себя браком, поскольку я ничем не скомпрометировал вас.

В эту секунду Хайден невольно вспомнил нежную атласную грудь Лотти, которую держал сегодня в ладони, и почувствовал нечто вроде угрызений совести. Если быть честным до конца хотя бы перед самим собой то нужно признать, что отнюдь не все было столь невинно.

Ответ Хайдена не смутил Лотти, и она продолжила:

– А если бы вы скомпрометировали меня, что тогда?

– Тогда, как истинный джентльмен, я был бы обязан защитить вашу честь, предложив вам свою руку, – ответил Хайден, крайне осторожно подбирая слова.

Она склонила голову. Насколько Хайден разбирался в женщинах, сейчас должны были последовать причитания, оскорбления и слезы. Но вместо этого Лотти просто сняла со своей головы шляпку и положила ее на стол. Качнулись розовые перья. Лотти пригладила руками волосы, и сквозь пышное золото блеснули маленькие перламутровые серьги и тут же скрылись под локонами, свободно упавшими на плечи девушки.

Она подняла лицо, а Хайден, увидев ее взгляд, одновременно невинный и призывный, почувствовал, как мгновенно пересохли губы.

Лотти казалась спокойной, но ее выдавали дрожащие пальцы, которыми она расстегивала на своем жакете обтянутые тканью пуговицы.

Хайден оказался по другую сторону стола прежде, чем осознал, что двигается. Он прикрыл ладонью руку Лотти, надеясь, что та не заметит, как сильно дрожат пальцы у него самого. Сейчас даже сквозь плотный бархат жакета он ощущал, как сильно бьется ее сердце. Хайден заговорил, и голос его был намного грубее, чем прикосновение его руки.

– Простите, но я не понимаю, зачем вы пришли: уговорить меня жениться на вас или для того, чтобы я вас по-настоящему скомпрометировал?

– Неважно. И за тем, и за другим. В конце концов, не все ли равно, если результат будет один и тот же? – она с отчаянием посмотрела на Хайдена. – Вы же не станете отрицать, что хотите меня. Во всяком случае, вчера вечером вы готовы были меня… скомпрометировать.

– Но цена, которую вы запрашиваете за это удовольствие, слишком велика для меня, – ответил Хайден, не сводя глаз с лица Лотти. – Ваш опекун – один из богатейших людей во всей Англии. За вами, без всякого сомнения, положено огромное приданое. С вашей внешностью и с вашими деньгами у вас отбоя не будет от желающих предложить вам руку и сердце. Так что же заставляет вас остановить свой выбор на мужчине с такой репутацией, как моя?

Она нервно сглотнула и облизнула губы кончиком языка.

– Потому что я нахожу вас… неотразимым?

Во входную дверь вновь постучали. Хайден и бровью не повел, зато Лотти буквально подпрыгнула на месте.

– Оставайтесь здесь, – распорядился Хайден и предостерегающе взглянул на Лотти.

Когда Хайден вернулся, она сидела на том же месте и в той же позе, в которой он ее оставил, глядя на догорающие угли камина. Хайден бросил только что полученное письмо на колени Лотти так, чтобы она сразу увидела взломанную на нем печать герцога Девонбрука.

Лотги опустила плечи и горько вздохнула.

– Если вы не согласитесь жениться на мне. Стерлинг должен будет погибнуть на дуэли, защищая мою честь, – сказала она, поднимая взгляд на Хайдена. – Я не могу позволить, чтобы он рисковал своей жизнью из-за такой пустяковой вещи, как моя репутация.

– А почему вы считаете, что ваш шурин не может победить в этой дуэли? – спросил Хайден, облокачиваясь на край стола.

Лотти прерывисто вздохнула, но не отвела глаз.

– Потому что все знают, что вы отличный стрелок.

Ни один мускул не дрогнул на лице Хайдена, но в ушах его гулко прозвучал сдвоенный пистолетный залп, ему показалось, что ноздри вновь наполнил горький запах порохового дыма, а на траве распластался Филипп, запрокинув юное лицо и глядя в небо мертвыми, невидящими глазами.

– Даже самый умелый стрелок способен допустить промах, – ледяным тоном произнес Хайден. – Особенно если встречается с равным ему соперником. Кто может гарантировать, что это не мое сердце будет прострелено?

Он покачал головой и прибавил с сухим смешком:

– Впрочем, если верить бульварным газетам, у меня вообще нет сердца.

– Тогда докажите им, что они не правы, – упрямо заявила Лотти, но при этом ее подбородок предательски задрожал. – Женитесь на мне и сохраните тем самым жизнь моему шурину.

– А о своей жизни вы не заботитесь, только о его, – склонил голову Хайден.

Пальцы Лотти продолжали судорожно сминать лежащее у нее на коленях письмо, но на губах появилась вымученная улыбка.

– Я подслушала разговор Стерлинга с моей сестрой. Они считают, что в будущем мне ожидать особо нечего и мной никто не заинтересуется, кроме желающих позабавиться развратников.

Хайден хотел улыбнуться в ответ, но не смог. Ему вдруг стало крайне стыдно за себя. А что, если Девонбрук прав? Что, если, отказавшись жениться на Лотти, Хайден обречет ее на ужасную, беспросветную жизнь, на вечное прозябание в тени? О, он-то хорошо знал, что это значит – навсегда остаться в тени!

Оказаться изгоем было тяжело даже для него, а каково придется этой юной девушке? Разумеется, такой красавице, как Лотти, не составит труда найти себе богатого покровителя, который будет баловать ее, ласкать, лелеять. Но потом он исчезнет и появится второй. А там и следующий, и еще, и еще…

Хайден невольно сжал кулаки так, что у него побелели костяшки пальцев, а затем наклонился над сидящей Лотти и негромко прошептал ей почти на ухо:

– А что, если я сам из той же породы людей, о которых говорил ваш шурин? Вы уверены в том, что я не затащу вас сегодня в свою постель, а назавтра отправлю назад, к вашей семье, убитой горем? Что не сделаю вас своей любовницей, а не женой? Что может дать вам гарантии?

Лотти повернула голову, и с ее губ чуть слышно слетело:

– Ваше слово.

Хайден посмотрел в глаза Лотти.

«Боже мой, как же давно никто не верил моему слову!» – подумал он.

Ради того, чтобы спасти своего опекуна, эта девочка готова была одновременно принести в жертву и свою честь, и свою гордость. Ради этого она готова даже позволить Хайдену прикоснуться к ее нежному телу испачканными кровью руками.

Он медленно выпрямился и вернулся за стол, где все еще стоял элегантный сундучок, с которым Хайден рассчитывал вернуться в Корнуолл спустя всего лишь несколько часов.

«И зачем я приехал сюда? – с горечью подумал Хайден. – Почему не остался дома, вдали от этой прелестной девушки и ее назойливых родственников?»

– Скажите, мисс Фарли, это ваш шурин научил вас так хорошо изъясняться по-английски? – холодно спросил Хайден.

Вопрос оказался для Лотти совершенно неожиданным, но тем не менее она с готовностью ответила:

– Я провела два года в школе миссис Литтлтон для благородных девиц. За это время я успела прочитать и наставление по этикету мистера Шейпоуна, и «Основы вежливости», и «Как управлять своими чувствами», – она виновато пожала плечами и добавила: – А вот «Воспитание характера» так и не смогла дочитать.

– Я тоже, – негромко сказал Хайден.

Тут Лотти позабыла про всякий этикет и принялась быстро перечислять, загибая пальцы:

– Я могу рисовать красками и акварелью, а еще умею вышивать и играю на рояле…

– Нет, только не это, – запротестовал Хайден. – С детства ненавижу музыку.

– Ну, тогда… я бегло говорю по-французски, умею танцевать менуэт, и вальс, и…

– А склонять латинские существительные вы тоже умеете?

– Что? – запнулась Лотти, никогда не подозревавшая что умение склонять латинские существительные необходимо, чтобы стать примерной женой.

– Склонять латинские существительные вы умеете? – повторил Хайден и продолжил, наклоняясь вперед: – А Маракеш на глобусе вы могли бы показать? Или сказать, в каком году остготы разорили Великий Рим? Или вы умеете только вышивать монограммы на платочках да шлифовать пол в бальном зале?

Лотти на секунду поджала губы, явно борясь с желанием вспылить, но сумела взять себя в руки и холодно ответила:

– Какой класс латинских склонений вы имеете ввиду: первый, второй, третий, четвертый или пятый? – и продолжила без остановки: – Маракеш – столица Южного Марокко и расположен на северо-западе Африки. Остготы никогда не разоряли Рим. Это сделали вестготы, и произошло это, если я не ошибаюсь, в 409 году новой эры.

Хайден в душе проклял себя за очередную бестактность. Он и без этого мог бы догадаться, что глупенькая девчонка с головой, набитой ненужным сором, никогда не стала бы так рисковать своей судьбой, как это сделала Лотти.

Он взял ее за руку, помог подняться с кресла, грозное послание Стерлинга упало смятым на толстый ковер. Хайден быстро зашагал к двери, таща за собой удивленную Лотти.

– Куда вы меня ведете? – спросила она. – Ком… компрометировать?

Он резко остановился у самой двери, круто развернулся и потянул Лотти назад, к столу. Схватил с него шляпку и сунул в руки девушки. Розовое перо задело Лотти по носу, и она неожиданно чихнула.

– Нет, мисс Фарли, – сквозь стиснутые зубы ответил Хайден. – Я собираюсь жениться на вас.

Они ехали в элегантном фаэтоне маркиза по пустынным улицам Вест-Энда, мимо спящих домов, смотревших на Лотти своими плотно закрытыми ставнями. На небе загорались первые розовые полоски приближающейся зари. Казалось, что в этот предутренний час спит весь Лондон.

Однако выяснилось, что это не так. Фаэтон свернул за угол, и Лотти увидела дом Девонбруков, сиявший всеми огнями. Сердце у нее тревожно сжалось, и она посмотрела на Хайдена, но его лицо оставалось совершенно спокойным.

Входная парадная дверь была распахнута настежь, и Лотти с Хайденом вошли внутрь. По всему дому сновали слуги. Здесь царила паника, причем настолько сильная, что никто даже не заметил их появления.

В дверях гостиной показался Стерлинг. Он взмахнул рукой и грозно закричал:

– Что значит – она пропала? Как она могла пропасть? Я сам отправил ее спать еще несколько часов тому назад!

К нему поспешила Куки с лицом, залитым слезами.

– Но ее постель пуста, ваша светлость, – запричитала она. – И выглядит так, словно в нее и не ложились.

В коридоре появилась Лаура.

– Ты думаешь, Лотти могла сбежать? – воскликнула она. – Неужели она настолько испугалась, что мы заставим ее выйти замуж за этого монстра?

Ладонь Хайдена, сжимавшая руку Лотти, заметно напряглась. Лотти хотела сказать ему что-то ободряющее, но не успела. Из библиотеки вышел Эддисон, неся на вытянутых ладонях большой ящик красного дерева.

Дворецкий остановился перед Стерлингом, прищелкнул каблуками и мрачно доложил:

– Ваши пистолеты, ваша светлость, смазанные, проверенные и заряженные.

– Пожалуй, нам лучше уйти, – прошептала Лотти, пытаясь утянуть Хайдена назад к двери. – Мне кажется, сейчас не самое подходящее время, чтобы объявить им радостную весть о нашей помолвке.

– Напротив, – прошептал в ответ Хайден. – Если что сейчас и требуется твоему опекуну, так это радостное известие.

И прежде чем Лотти успела возразить, он решительно пошел вперед, ведя ее за собой.

Услышав удивленный возглас Куки, Стерлинг обернулся и крикнул, заметив Хайдена:

– Вы? Какого черта вы здесь делаете? Считаете, что мало принесли нам горя? – И, увидев Лотти, добавил гораздо тише: – Да. Я оказался прав. Так оно и есть.

– Если ты дашь мне пять минут, чтобы объяснить… – начала Лотти.

– Меня интересует только один ответ, и только один вопрос, – перебил ее Стерлинг. – Ты провела ночь в его постели?

Лотти покраснела, чувствуя пожатие руки Хайдена.

– Послушайте, – произнес Хайден, выступая вперед, – я не могу допустить подобных обвинений, задевающих честь юной леди.

– Речь сейчас идет не о ее чести! – рявкнул Стерлинг. – Это по вашей части. И вступать с вами в переговоры я не намерен. Нас с вами рассудят пистолеты.

– Я пришел для того, чтобы сказать, что стреляться нам с вами нет никакой нужды, – сказал Хайден.

– Вот как? – спросил Стерлинг, окидывая Хайдена долгим взглядом. – Я так не считаю.

Он откинул крышку ящика, который по-прежнему находился в руках Эддисона. Куки взвизгнула, а Лаура попыталась схватить мужа за руку. Легко стряхнув ее пальцы. Стерлинг выхватил один из заряженных пистолетов и направил его ствол прямо в сердце маркиза.

Хайден даже не сделал попытки уклониться, а Лотти бросилась вперед, загородив его своим телом.

– Убери пистолет, Стерлинг! У маркиза самые честные намерения. Он пришел просить моей руки.

– Это правда? – спросил Стерлинг, медленно опуская пистолет и не сводя глаз с лица маркиза.

– Правда, – ответил Хайден.

– С чего такая резкая перемена? Ведь всего несколько часов тому назад вы клялись, что не собираетесь жениться. Никогда.

Хайден положил ладони на плечи Лотти:

– Полагаю, я не должен объяснять, какой настойчивой умеет быть ваша золовка.

– А что скажешь ты? – спросил Стерлинг, переводя взгляд на Лотти. – Полагаю, теперь ты попытаешься убедить меня в том, что безумно полюбила Оукли?

Лотти была рада, что Хайден не может в эту минуту видеть ее лица.

– Многие долгие и удачные браки держатся на более прочном фундаменте, чем любовь, – ответила она глядя прямо в глаза Стерлингу.

Тот опустил плечи. Лотти побила его словами, сказанными им самим. Стерлинг положил пистолет в ящик, который все еще держал Эддисон, и процедил сквозь зубы:

– Пойдемте со мной, Оукли. Нам нужно поговорить.

Когда дверь за ними захлопнулась, к Лотти подошла Лаура и сказала сквозь слезы, застилавшие ей глаза:

– Ах, Лотти, что же ты наделала?

– Похоже, я заполучила себе в мужья маркиза, – ответила Лотти, пытаясь улыбнуться дрожащими губами.


– Маркиз Оукли, – торжественно провозгласил дворецкий, появляясь в дверях.

Он пытался сохранять спокойствие, но тем не менее его седые брови были приподняты от удивления, а в глазах застыл ужас.

Нед Тауншенд едва не поперхнулся сигарным дымом, а Хайден Сент-Клер спокойно вошел в его гостиную. Нед инстинктивно потянулся, чтобы смахнуть со стола газеты, но момент для этого был уже упущен, оставалось лишь наклониться над столом, надеясь прикрыть своей тенью кричащие с первых страниц заголовки.

– Ты все-таки решил навестить меня, – заговорил Нед, пытаясь улыбнуться. – Отлично. Выходит, я был не прав, когда говорил о твоих дурных манерах. Но чему я обязан такой честью? Я был уверен, что ты уехал утром в Корнуолл, а ведь сейчас уже полдень.

– Я бы на самом деле уехал, если бы не ты и не твое вмешательство, – ответил Хайден, окидывая Неда ледяным взглядом своих зеленых глаз.

Нед не мог избавиться от мысли, что именно этот взгляд был последним из того, что увидел Филипп перед тем, как замертво упасть на траву пять лет тому назад.

Внешне хозяин и гость разительно отличались друг от друга. Волосы Неда были тщательно причесаны, галстук туго завязан, а все блестящие медные пуговицы на модном сюртуке аккуратно застегнуты. Ботинки Хайдена были потерты и минимум три года как вышли из моды, а галстук завязан так небрежно, что даже съехал набок, распахнутый сюртук в каких-то пятнах. Шляпу, по своему обыкновению, Хайден носил не на голове, а в руке, и потому его волосы были растрепаны. Несмотря на свое благородное происхождение, Хайден всегда оставался бунтарем, в нем было что-то от разбойника, и именно это делало его неотразимым в глазах женщин, причем как светских леди, так и портовых потаскушек. Если им нужно было выбирать между Недом, Хайденом и Филиппом, они всегда выбирали Хайдена.

Вот и Жюстина выбрала в свое время именно его.

Нед глубоко затянулся сигарой и сказал, прикидываясь удивленным:

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Не понимаешь? Я поясню. По всей видимости, ты единственный человек во всем Лондоне, который не знает о вчерашнем скандале. – Хайден взглянул на лежащие перед Недом газеты и поправился: – О, нет, ты тоже знаешь.

Нед протестующе взмахнул руками, но Хайден уже успел выдернуть у него из-под локтя утренний выпуск «Таймс» и прочел вслух аршинный заголовок на первой странице:

– «Кровавый Маркиз находит новую жертву».

Нед упал в кресло, а Хайден тем временем взял в руки еще пару газет.

– «Смертельный поцелуй Кровавого Маркиза ставит крест на репутации невинной девушки». Так, а что говорится в уважаемой «Сент-Джеймс кроникл»? О! «Юная дебютантка попадает в гибельные объятия Лорда Смерть».

– Лорд Смерть, – задумчиво повторил Нед. – Знаешь, это звучит еще романтичнее, чем Кровавый Маркиз.

– Надеюсь, ты удовлетворен, – заметил Хайден, смахивая со стола газеты. – Полагаю, что сегодняшние тиражи с этой чушью побили все рекорды.

Нед наклонился вперед, чтобы стряхнуть пепел сигары в серебряную пепельницу, сделанную в виде слоновьей ноги.

– Печальная история, – сказал он. – Только не понимаю, какое отношение имею я сам ко всему этому.

– Самое прямое. Если бы не ты, ничего бы не случилось. Когда эта девушка появилась возле моего дома, я принял ее за шлюху. За шлюху, которую ты нанял.

Нед открыл рот, отчего сигара повисла у него на нижней губе. Подхватив ее прежде, чем та успела упасть на кресло и прожечь на нем обивку, Нед с трудом выдавил смешок и сказал:

– Грандиозно! Бедная девочка. Скажи, а ты с ней…

– Разумеется, нет, – отрезал Хайден. Несмотря на это заявление, ему было трудно смотреть прямо в глаза Неду, который буквально сгорал от любопытства. – Я не укладываю в постель каждую женщину, постучавшуюся ко мне в дверь. Или в окно, как было в этом случае.

– Если бы ты поступал иначе, то чувствовал бы себя гораздо лучше, – заметил Нед и спросил, указывая пальцем на сброшенный со стола номер «Таймс»: – Но кто эта девушка? В газетах полно намеков, но ни одна из них не отважилась назвать ее по имени.

Хайден сел в обитое зеленым атласом кресло, закинул ногу на ногу и торжественно провозгласил, словно объявляя о появлении короля:

– Карлотта Энн Фарли!

Как Нед ни старался, на глазах у него заблестели слезы от едва сдерживаемого смеха.

– Маленькая Лотти Фарли? Хартфордширская озорница?

– Ты слышал о ней? – настороженно спросил Хайден.

– Еще бы, конечно, слышал. Найди-ка в Лондоне человека, который не слышал о Лотти Фарли!

– Не понимаю. Чем она так успела прославиться? И когда? Ведь вчера вечером должен был состояться ее дебют в свете.

– Почему ты так решил? – поинтересовался Нед, больше не сдерживая улыбки.

– Она сама сказала, что два года тому назад была за границей, а в прошлом году у нее была скарлатина.

– Острый приступ замешательства, если говорить точнее. Ее опекун просто выжидал, пока уляжется скандал связанный с первым выходом Лотти в свет. – Нед, полностью завладевший вниманием Хайдена, наклонился вперед и продолжил: – Впервые Девонбрук вывел Лотти в свет, когда ей было семнадцать. На том балу ее вместе с остальными дебютантками должны были представить королю.

Теперь пришла очередь Хайдена фыркнуть. Им обоим было хорошо известно о привычке короля Георга выбирать на этих балах юных дебютанток для своей постели.

– А теперь представь себе следующую картину, – продолжал Нед. – Юная Лотти в компании с другими дебютантками ожидает своей очереди быть представленной его высочеству. Когда подходит ее миг, она выходит вперед и направляется к королю, сверкая обнаженной грудью в низком вырезе платья и покачивая плюмажем из страусиных перьев. Делает поклон, и в этот миг ее плюмаж задевает нос короля. Король начинает чихать, да так безудержно, что с его камзола отлетают все пуговицы. Разумеется, этого не случилось бы, не пропитай Лотти свои перья острым перечным соусом.

– Но разве можно было так строго осуждать бедную девочку только за то, что король пару раз чихнул? – спросил Хайден.

– Нет, конечно. Да и наш добрый король Георг попытался обратить все в шутку, он лишь рассмеялся в ответ. Все худшее случилось потом. Пока придворные ползали по полу, собирая золотые пуговицы, сам король потянулся за одной, попавшей не куда-нибудь, а в вырез платья мисс Фарли.

– О дьявол, – пробормотал Хайден, опираясь на подлокотник кресла и прикрывая глаза ладонью. Ему было и любопытно, и в то же время страшно услышать, о том, что произошло дальше.

– Итак, мисс Фарли ощутила в вырезе платья мужскую руку, прямо на своей нежной обнаженной груди и, разумеется, поступила так, как и должна поступать в таких случаях настоящая леди.

– Только не говори, что она дала королю пощечину! – воскликнул Хайден, хватая Неда за руку.

– Конечно, нет, – усмехнулся Нед. – Она не дала королю пощечину. Она укусила его.

– Она… укусила короля? – ошеломленно переспросил Хайден.

– Да еще как! Говорят, что трое слуг с трудом сумели оторвать ее.

– Удивительно, что после этого ее не отправили в тюрьму за покушение на жизнь его величества, – заметил Хайден, и глаза его озорно блеснули.

– Вполне возможно, что этим все и закончилось бы, если бы не вмешательство ее опекуна. В результате Девонбрук увез Лотти подальше от Лондона и выжидал, пока скандал не утихнет и можно будет попробовать вновь вывести свою золовку в свет. Насколько мне известно, Лотти всегда славилась своими дикими выходками. – Нед взмахнул сигарой и закончил: – Только не понимаю, почему тебе до всего этого может быть дело, если ты в самом деле ее не скомпрометировал.

– К сожалению, ее опекун не разделяет твоих прогрессивных взглядов, – сухо ответил Хайден. – Не успели мы с ним обо всем договориться, как он выхлопотал для меня архиепископское разрешение на повторный брак.

– Ну, да, – коротко хохотнул Нед, – у Девонбрука опыт по части получения таких разрешений. Когда он сам решил жениться, это вызвало такой скандал, что память о нем жива и сейчас, хотя прошло уже десять лет. Так что же, я должен принести тебе свои поздравления?

– Скорее, выразить сочувствие. Ведь я должен теперь жениться на молоденькой девушке.

– Ну-ну, – хмыкнул Нед. – Тебе ведь всего тридцать один год, Хайден. Думаю, что твоя тычинка еще достаточно сильна, чтобы удовлетворить молодую женщину.

– Не в моей тычинке дело, за нее я спокоен, – ответил Хайден. – Просто моя первая жена была образцом кротости, и я привык к тихой спокойной жизни.

– Но ты был совсем мальчишкой, когда женился на Жюстине.

И похоронил ее.

Эти несказанные слова повисли в воздухе, и Нед долгое время изучал тлеющий кончик своей сигары, прежде чем заговорил вновь.

– Так все же, в чем цель твоего визита ко мне? Собираешься вызвать меня на дуэль? Мне пора посылать за секундантом?

Хайден поднялся, крутя в пальцах свою шляпу, и произнес, тщательно подбирая слова:

– Свадьба состоится завтра, в десять часов утра, в доме Девонбруков. Я подумал… одним словом, я прошу тебя быть моим свидетелем.

– Сочту за великую честь, – ответил Нед, облегченно откидываясь на спинку кресла.

– Не обольщайся, – усмехнулся Хайден. – Просто мне не из кого выбирать. У меня не осталось друзей, кроме тебя.

Он повернулся и пошел к двери, а Нед, не сумев сдержаться, сказал ему вслед:

– Не отчаивайся, Хайден. Нас с тобой только смерть разлучит.

Хайден не обернулся, но пока он шел мимо оцепеневшего дворецкого ко входной двери, у него за спиной раздавался хохот Неда.

5

– Лорд Смерть, – задумчиво повторила Лотти, теребя лист «Сент-Джеймс кроникл». – Хмм, сильно сказано, не правда ли? Может быть, я назову свой первый рассказ «Невеста Лорда Смерть». Что скажешь. Гарриет?

– Не понимаю, как ты можешь веселиться. Особенно когда ты в самом деле стала его невестой.

Они сидели, тесно прижавшись друг к другу, на кровати Лотти среди вороха газет. Сегодня Стерлинг отменил свое распоряжение «не баловать Лотти», и ей позволили оставаться в постели до самого полудня. С утра Лотти отметила, что все в доме стали относиться к ней, словно к тяжело больной, мгновенно исполняя все ее желания. Двое слуг перенесли Гарриет в ее спальню, а Куки испекла для Лотти ее любимые французские пирожные – в виде сердечка, пропитанные ромом и медом. Даже Джордж то и дело заглядывал в спальню, чтобы осведомиться, не нужен ли девушкам третий партнер в вист, и каждый раз приносил с собой все новые и новые газетные листы, пахнущие сырой типографской краской. Лотти, наверное, могла бы чувствовать себя счастливой, если бы только Куки не вздыхала так горестно, а остальные слуги не смотрели на нее с такой печалью в глазах.

Можно было подумать, что Лотти осуждена на казнь, а не на брак с богатым маркизом Оукли. Теперь Лотти точно знала, что означают слова: последний обед смертника перед выходом к виселице.

Назло всему и всем Лотти старалась держаться спокойно и весело. Ей не хотелось, чтобы ее жалели. Подведя Стерлинга и сорвав бал, который он для нее устраивал, она была полна решимости с честью сыграть роль невесты. Что ж, если ее брак – это каторжные галеры, она взойдет на борт с высоко поднятой головой. Даже Гарриет, поглощенная разыгрывающейся у нее на глазах мелодрамой, не чувствовала, насколько нервничает на самом деле ее лучшая подруга.

Отбросив в сторону «Кроникл», Лотти взяла последнее пирожное с подноса, стоявшего на коленях у Гарриет, и сказала:

– Довольно странно читать о самой себе в газетах. В них я выведена настоящей трагической героиней, словно сошедшей со страниц романа, который я когда-нибудь напишу. – Она слизнула с верхней губы капельку меда. – Нужно будет описать в своем первом романе мою свадьбу. А заодно изучить в нем черную душу маркиза и разгадать тайну смерти его первой жены.

– Все это хорошо, просто отлично, – мрачно сказала Гарриет, – но кто будет разгадывать тайну смерти его второй жены?

Лотти бросила на подругу косой взгляд и развернула последний выпуск «Обозревателя».

– О, потрясающе! Здесь пишут о том, что мы с маркизом были давно и безнадежно влюблены друг в друга, а зловещий Стерлинг всегда оставался преградой на пути к нашему счастью.

– Ужасно романтично! – воскликнула Гарриет прижимая руку к груди.

– Ужасно глупо, – ответила Лотти и скомкала газету. – Могу сказать тебе по секрету, что маркиз никогда не был влюблен в меня, ни тайно, ни явно. А вот Стерлинг в самом деле выглядел зловеще, когда прошлой ночью размахивал заряженным пистолетом.

Она пробежала глазами строчки скандальной хроники и воскликнула:

– Святые небеса! Если верить тому, что здесь написано, то нас с маркизом застали… – Она задумалась над тем, как ей деликатнее назвать то, что происходит в постели между мужчиной и женщиной, и остановилась на латыни: – …Застали во время flagrante delicto.

– Восхитительного аромата? – переспросила Гарриет, никогда не любившая латынь и ставившая ее хотя и выше, чем географию, но значительно ниже, чем правила хорошего тона.

Лотти вздохнула, приложила ладонь к уху Гарриет и тихонько объяснила, что на самом деле означает это выражение.

– Боже! – ахнула Гарриет, моментально покраснев до самых корней волос. – Ты никак не могла заниматься подобными вещами, да еще с ним.

Лотти хотела еще кое-что добавить, но в это время послышался стук в дверь.

– Войдите! – крикнула Лотги, втайне надеясь, что это прибыл новый поднос с пирожными. Однако это оказались Лаура и тетушка Диана, позади которых виднелись фигуры двух слуг. Глаза Лауры были красными от слез, а под глазами тетушки Дианы залегли глубокие тени.

Хотя Диана и не была родной теткой Лотти, она относилась к ней всегда с истинно материнской заботой и участием. Вот и сейчас она нежно поцеловала ее в лоб.

– Здравствуй, детка. Если мисс Димвинкл не будет возражать, мы с Лаурой хотели бы поговорить с тобой.

– А Гарриет нельзя остаться? – спросила Лотти, заранее переживавшая предстоящую разлуку со своей лучшей подругой. Ведь, по настоянию Хайдена, они уже завтра сразу же после венчания должны будут уехать в Корнуолл.

– Боюсь, что нет, – ответила Лаура, обменявшись с Дианой каким-то странным взглядом.

Все они молча подождали, пока двое слуг не вынесут Гарриет из спальни, затем Лаура плотно закрыла дверь и присела на кровать по одну сторону от Лотти, а по другую сторону опустилась Диана.

– Мы с твоей сестрой пришли, чтобы подготовить тебя к тому, что тебе предстоит в ближайшие дни… – начала Диана, беря Лотти за руку.

– …и ночи, – добавила Лаура и покраснела.

Лотти посмотрела сначала на Лауру, затем на Диану. «Хорошо бы сейчас зарыться с головой под одеяло и уснуть», – подумала она.

Диана сильно сжала руку Лотти и продолжила:

– Я уверена, что тебе кое-что известно о тех… особых обязанностях, которые жена должна исполнять по отношению к своему мужу.

– И эти обязанности никогда не бывают столь волнующими, как в первую брачную ночь, – дрожащим голосом подхватила Лаура.

– Наступает тот долгожданный момент, когда муж и жена остаются наедине, чтобы закрепить свой союз… – Диана слегка запнулась, – …физически.

– И это должно стать прологом к их дальнейшей счаст… счастливой жизни, – буквально простонала Лаура и уткнулась лицом в плечо Лотти.

– Ради всего святого, перестань плакать, Лаура! – прикрикнула на нее Диана, протягивая ей свой носовой платок. – Так ты можешь напугать бедную девочку до смерти!

– Ну, ну, успокойтесь, – пробормотала Лотти, пожимая руку Дианы и поглаживая сестру по голове. – Не нужно читать мне лекций о том, что происходит между мужчиной и женщиной. Ведь я выросла на ферме рядом с овцами.

Лотти понимала, что Диану и Лауру мучает мысль о том, что ее супружеская жизнь окажется непохожей на их собственную. У них обеих были мужья, которые обожали их, Лотти же должна была стать женой почти незнакомого ей человека, который, возможно, будет вести себя в постели как дикое животное – грубо, без малейшего намека на нежные проявления чувств. Сказать по правде, Лотти сама боялась представить Хайдена Сент-Клера на себе, внутри себя. При мысли об этом у нее холодело под сердцем.

Диана смахнула с глаз последнюю слезинку и сказала:

– Есть вещи, которым нельзя научиться на ферме, моя дорогая. У любой женщины есть способы подчинить своей воле даже самого несговорчивого и упрямого мужчину.

Лотти подалась вперед и вся обратилась в слух. Лаура запрокинула голову и прошептала:

– Диана, неужели ты в самом деле собираешься…

– Разумеется. Если уж так случилось, что Лотти должна будет отправиться в логово врага, ее нужно подготовить к битве. А мы с тобой должны дать ей в руки оружие и научить ее с ним обращаться.


По настроению, царившему в доме Девонбруков на следующее утро, скорее можно было подумать, что готовится не свадьба, а похороны. Лаура и Диана держались вместе, постоянно промокая глаза носовыми платочками, а Теин и Джордж стояли словно статуи, с каменным выражением на лицах. Несмотря на советы газетчиков одеться в черное, невеста была в розовом. Времени на то, чтобы сшить подвенечное платье, не оставалось, поэтому Лаура и Лиана помогли Лотти подобрать это розовое, с кружевными оборками, из своего обширного гардероба. Сейчас Куки прикрепляла к нему дрожащими пальцами букетик сорванных в саду пурпурных гиацинтов, на лепестках которых блестели капли. Только это была не роса, это были слезы Куки.

Она едва не выронила цветы, когда в дверях появился Хайден Сент-Клер. Вместе с ним пришел высокий худой мужчина, в светлых волосах которого было больше серебра, чем золота.

Пока мужчины занимали места возле мраморного камина, который должен был служить алтарем, незнакомец посмотрел на Лотти и неожиданно подмигнул ей. Лотти едва не подмигнула ему в ответ, но в последний момент сдержалась и нахмурила брови. Не хватало ей еще начать флиртовать прямо под носом у своего будущего мужа! В таком случае ей не добраться живой даже до Корнуолла. Лотти живо представила себе, как зарыдают ее родные, узнав о том, что она трагически погибла, поскольку подол ее платья «случайно» запутался в колесах экипажа.

Одинокий скрипач, стоявший в углу комнаты, выжимал из своего инструмента какие-то душераздирающие звуки, и под них Лотти подвели к жениху. Она вздохнула. Все это действительно напоминало восхождение на плаху. Теперь пришла пора взглянуть в лицо палачу.

Одетый во все черное, если не считать белоснежной крахмальной сорочки и галстука, Хайден Сект Клер показался Лотти еще выше и крупнее, чем прежде. Она успела отметить, что сегодня он даже умудрился слегка причесать свои буйные волосы. Его загорелое лицо было совсем молодым, и Хайдена скорее можно было принять за ровесника Джорджа, чем Стерлинга если бы только не морщинки у глаз.

Чем ближе подходила к нему Лотги, тем больше не замеченных прежде мелочей бросалось ей в глаза: твердый овал подбородка, тонкий белый шрам за левым ухом Хайдена, тонкая тень над верхней губой, снять которую было невозможно даже самой острой бритвой.

Заняв место рядом с женихом, Лотти подумала о том, что лучше бы ее тетушка и сестра не приходили к ней вчера со своим разговором. Даже при своем буйном воображении Лотти просто представить не могла, что этот мужчина способен проделывать с ней все то, о чем они ей рассказали.

Или она с ним.

И Лотти опустила глаза, надеясь, что это будет списано на ее девичий стыд.

Священник приказал Стерлингу передать невесту жениху, и маленькая рука Лотти утонула в большой ладони Хайдена.

Все это время с лица Стерлинга не сходила широкая улыбка, но это не помешало ему сказать, наклонившись к лорду Оукли так, чтобы никто, кроме их троих, не мог услышать:

– Если ты сломаешь ей жизнь, я сломаю тебе шею.

Жених и невеста преклонили колени, и Хайден ровным голосом поклялся перед всеми, что будет заботиться о жене и хранить ей верность до самой смерти. Лотти повторила те же слова, не переставая думать о женщине, которая до нее клялась Хайдену в вечной любви, но в результате предала и свою клятву, и его самого.

Остаток церемонии оказался скомканным. Лотти не успела опомниться, как священник закрыл Библию, и сказал молодоженам встать и скрепить свой союз супружеским поцелуем.

– Прости, что втянула тебя в эту историю, – тихонько шепнула Лотти, подставляя Хайдену свою щеку для поцелуя.

– Я счастлив, что мои ухаживания показались тебе более приемлемыми, чем королевские, – так же тихо пробормотал он в ответ. – По крайней мере, ты не укусила меня.

– Кто, черт побери, сказал тебе… – начала Лотти в полный голос, забыв от неожиданности о том, что такие вещи принято говорить шепотом.

Но договорить она не успела, ее муж закрыл ей рот поцелуем.

6

Выйдя из дома Девонбруков после свадебного завтрака в сопровождении Неда, Хайден обнаружил, что его карета буквально забита всевозможными сундуками, ящиками, чемоданами и коробками так, что осела на рессорах едва не до земли. При этом вокруг нее продолжали сновать одетые в ливреи слуги: что-то устанавливали, втискивали, привязывали веревками.

– О боже, – сказал Нед, увидев все это. – Твоя новая жена явно не привыкла путешествовать налегке.

– Это при том, что ее опекун уже отправил два экипажа, загруженных под завязку, – покачал головой Хайден. – Если бы я не отослал вперед своих слуг, мне пришлось бы нанимать еще одну карету, чтобы вывезти все это добро из Лондона.

– А это что? Неужели?.. – Нед указал рукой на хитрую штуковину, привязанную к крыше кареты.

Хайден покосился на нечто, отдаленно напоминающее детскую коляску на деревянных колесах. Это была вошедшая в моду игрушечная лошадка, изобретенная одним немецким бароном для прогулок по королевским садам.

– Да, очевидно, то самое.

В эту минуту из дома выскочила Лотти, сгибаясь под тяжестью плетеной корзины, которая была едва ли не больше ее самой. Хайден сделал шаг вперед, чтобы помочь жене, но та быстро увернулась.

– Не стоит волноваться. Я сама прекрасно справлюсь, спасибо, – решительно сказала Лотти и потащила корзину к карете.

С тех пор как Хайден напомнил ей о происшествии с королем Георгом, она посматривала на мужа с явным подозрением.

Стоявший наготове слуга распахнул дверь кареты, и Лотти втиснула свою поклажу на одно из сидений. Хайден расслышал явственное «мррр», донесшееся из корзины.

Теперь в карете вообще не осталось свободного пространства, и Хайден мрачно заметил:

– Наверное, лучше сказать слуге, чтобы он привязал эту корзину на крышу.

Корзина недовольно зарычала в ответ и слегка подпрыгнула на месте.

Лотти вылезла из кареты и сказала, тщательно прикрывая за собой дверцу:

– Не стоит. Это мой ленч.

Хайден приподнял бровь, но решил не начинать семейную жизнь с объявления своей жены обманщицей.

Лотти успела переодеться, сменив подвенечное розовое платье на дорожное, цвета бутылочного стекла, с жестким стоячим кружевным воротничком и меховой накидкой. Пышная прическа уступила место туго уложенным локонам, прикрытым шляпкой с лентами и цветами. Вероятно, Лотти надеялась в таком наряде выглядеть взрослой дамой, но на самом деле выглядела как девочка, нарядившаяся в мамино платье. Судя по внешнему виду, Лотти было еще рано становиться чьей-то женой.

Особенно его женой.

– Лотти, подожди! Ты забыла мистера Уигглза! Из дома вышла, прихрамывая, мисс Димвинкл с большим черным котом в руках.

Лотти взяла кота на руки, словно живую муфту.

– Ты не будешь возражать, если я возьму с собой своего кота? – спросила она у Хайдена.

– Конечно, нет, – ответил Хайден. – Я думаю, ему понравится в Оукли. Там в амбарах полно мышей.

– В амбарах? – переспросила Лотти, и в глазах у нее блеснул странный огонек.

Добавить что-либо она не успела, потому что появились ее остальные родственники. Стерлинг выглядел так, словно уже сожалел о своем решении выдать Лотти за Хайдена. Возможно, его огорчил отказ новобрачных провести свою первую ночь под крышей его дома, но Хайден не намерен был оставаться в доме Девонбруков ни единой лишней минуты. Кроме того он знал, что, если в первую брачную ночь с губ Лотти сорвется хоть один стон, этого будет достаточно, чтобы герцог вновь вызвал его на дуэль.

Брат, сестра, тетушка и дядя окружили его новую жену, осыпая ее нежными поцелуями. Хайден счел за лучшее отступить в сторону и укрыться в тени колонны. Он знал, что в глазах этих людей выглядит ужасным людоедом, похитившим их прекрасную принцессу.

В это время к толпе родственников направился и Нед, но Хайден заступил ему дорогу и спросил:

– А ты куда?

– Что значит – куда? Поцеловать твою жену, разумеется. Полагаю, что это священная обязанность для человека, бывшего на свадьбе свидетелем жениха.

– Только через мой труп, – отрезал Хайден. – Или через твой, если Лотти узнает, что это ты рассказал мне про тот случай с королем.

Нед признал свое поражение и прислонился к колонне рядом с Хайденом.

– Если у нее зубки такие же острые, как и ее язычок, нашему доброму королю просто повезло, что он остался в живых.

Лотти уже поглядывала по сторонам, разыскивая своего запропастившегося куда-то мужа, но ее заключила в свои объятия Гарриет, притиснув при этом недовольно взвизгнувшего кота.

Слезы градом катились из-под круглых очков Гарриет.

– Как бы мне хотелось поехать с тобой в Корнуолл! – всхлипнула она. – Меня-то саму никто замуж не позовет, ты же понимаешь. Кто захочет жениться на некрасивой дочери какого-то судьи, да еще без приданого?

– Не говори глупости, – попыталась успокоить ее Лотти. – К концу сезона ты напишешь мне о том, что получила не менее дюжины предложений и теперь раздумываешь, кого бы осчастливить своим согласием.Я уверена, так оно и будет.

Лотги передала кота брату, а сама полезла в карман за носовым платком.

Джордж тем временем исподтишка взглянул на Хайдена и прошептал своей сестре:

– Если вы с ним не поладите, не забывай о том, что ты всегда сможешь отравить его.

Несмотря на всю напряженность момента, Лотти не смогла сдержать улыбку. Они с братом не забыли, как Лотти, когда ей было десять лет, пыталась отравить ухаживавшего за ее сестрой Стерлинга поганками, посыпав ими его пирожное.

– Если верить тому, что говорят о маркизе, скорее он отравит меня, – тихо шепнула она Джорджу.

Брат нежно потрепал ее по плечу. Хотя их отношения всегда были сложными и симпатия в них постоянно смешивалась с раздражением, Джордж, очевидно, знал и понимал Лотти лучше, чем кто-либо другой. И любил ее, несмотря ни на что. Лотти обняла брата за плечи, а он в ответ нежно поцеловал ее в щеку.

– Ты должен быть счастлив за меня, – шепнула Лотти на ухо Джорджу. – Ведь не каждый день дочь скромного профессора становится женой маркиза.

– Ну, саму тебя скромницей никогда нельзя было назвать, – улыбнулся Джордж и погладил Лотти по голове.

– А значит, тебе не о чем волноваться. Я, если за. хочу, заставлю его полюбить меня. Я любого могу за ставить полюбить меня, ведь правда?

– Конечно, можешь, – заверил ее Джордж. Он отпустил сестру, и они обменялись улыбками.

Появилась Куки с большим пакетом, свернутым из пергаментной бумаги, и по запаху Лотти сразу же догадалась, что там имбирные пирожные, горячие, только что из печи. Глаза у Куки были заплаканными, но на губах у нее светилась улыбка.

– Пусть этот разбойник как следует заботится о моей малышке, иначе я накормлю его своими лепешками, обещаю, – сказала она.

Лотти весело рассмеялась. Лепешки у Куки всегда получались почему-то такими жесткими, что ее муж иногда заделывал ими щели в штукатурке.

Куки вытерла красные глаза кончиком белого фартука, а Лотти поняла, что наступает самая тяжелая минута. Надо было прощаться с Лаурой и Стерлингом.

Глаза Лауры подозрительно блестели. Все заботы о семье легли на ее хрупкие плечи, когда Лауре было всего тринадцать лет, и все эти годы она была матерью и нянькой для них обоих – Джорджа и Лотти.

Лаура быстро, порывисто обняла сестру и шепнула:

– Если я буду тебе нужна, только напиши, и я сразу же приеду.

– Тогда начинай паковать чемоданы, – ответила Лотти. – Ты нужна мне всегда.

Вслед за Лаурой подошла Диана, а Стерлинг обнял Лотти за плечи.

– Обещаю вам, что буду хорошей женой, – дрожащими губами произнесла Лотти. – Обещаю, что на этот раз вам не придется краснеть за меня.

Стерлинг покачал головой и слабо улыбнулся.

– Я всегда гордился тобой, девочка, – сказал он – Всегда.

Он поцеловал Лотти в лоб, а вся семья застыла в неловком молчании. Затем Стерлинг отступил назад. Джордж протянул Лотти кота. Теперь оставалось лишь забраться в карету, которая должна умчать ее в новую, неизвестную жизнь. Хайден дал знак одному из слуг, и тот немедленно подвел к нему статного жеребца. Когда же Хайден ловко вскочил в седло, все невольно попятились назад, даже сэр Нед.

Хайден подъехал к карете, в которой уже сидела Лотти, и спросил в открытое окно:

– Я всегда не любил ездить в карете, там слишком сильно трясет. Не будешь возражать, если я отправлюсь верхом?

– Конечно, нет, – ответила Лотти, поглаживая лежащего у нее на коленях кота. – Мне будет вполне достаточно общества мистера Уигглза.

Ее муж обманул ее.

7

Почему он решил ехать верхом, а не в уютной карете? Только для того, чтобы не быть рядом с женой, это вполне очевидно. Лотти откинулась на подушки сиденья и наклонила голову, пытаясь рассмотреть сквозь окно скачущего рядом с каретой Хайдена. Он, казалось, слился со своим жеребцом. По ветру развевались черные крылья его дорожного сюртука и темные длинные пряди волос. Лицо Хайдена было мрачным и решительным, точь-в-точь как у героя короткого рассказа, написанного Лотти, – «Злодей из Винфилд-Виллидж». В конце рассказа гордая героиня решала броситься с самой высокой башни развалин монастыря, чтобы не быть обесчещенной негодяем. Лотти оставалось лишь надеяться, что рассказ не окажется пророческим и в нем не описана ее собственная судьба.

Она потянулась было за карандашом и бумагой, чтобы описать сидящего верхом Хайдена, но альбом был спрятан где-то в багаже. Пользоваться в карет чернилами Лотти прекратила с тех пор, когда вылила целый пузырек на белоснежный воротничок Джорджа. Брат не разговаривал с ней после этого целых две недели.

Лотти было очень грустно. Хотя за спиной остались мили и мили пути, в ушах у нее продолжали звучать прощальные слова родных и близких. Лотти вдруг по няла, что впервые в жизни осталась совсем одна. Ведь даже в самые трудные годы, сразу после смерти родителей, они всегда были втроем – она, Джордж и Лаура. Теперь рядом с ней нет никого.

Кот ткнулся ей в ладонь своей круглой головой, словно напоминая, что он-то ее не покинул.

Лотти погладила кота, и тот сразу же замурлыкал.

– Извини. Конечно, ты со мной, мой старый друг.

Она запрокинула голову, надеясь немного вздремнуть, но прежде чем успела закрыть глаза, увидела перед собой что-то блестящее. Лотти наклонилась вперед и обнаружила, что это сияют застежки на обитом кожей сундучке. Том самом сундучке, который Хайден так поспешно закрыл, когда она впервые вошла в его гостиную. Хайден не поручал сундучок никому из слуг и собственноручно уложил его в карету.

«Интересно, что там может быть?» – подумала Лотти и украдкой выглянула в окно.

Хайден ехал далеко впереди, подставив ветру широкий разворот плеч.

«Нет-нет, я не должна быть такой любопытной, – подумала Лотти, сцепив руки у себя на коленях. – Ведь взрослая леди, маркиза. Разве пристало маркизе шарить по чужим сундучкам?» – Добродетель – главное достоинство женщины. Добродетель – главное достоинство женщины, – повторила она тихонько фразу, которую столько раз слышала от мисс Тервиллиджер. Это было ее любимое изречение.

Словно дразня Лотти, в карету ворвался солнечный зайчик и заиграл на медных застежках, засверкавших не хуже золотых. Лотти прикусила губу, чувствуя себя царем Персифалем, нашедшим Святой Грааль.

Она переложила кота с коленей на сиденье, а сама осторожно сползла на пол кареты, вытащила из укрытия маленький сундучок и попыталась приподнять крышку. Та оказалась запертой.

Впрочем, открывать без ключа любые замки Лотти умела с детства. Она вытащила из волос шпильку и принялась осторожно поворачивать ее в замке.

Занятая своим делом, она не заметила, что карета сбавила ход, а затем дверца раскрылась, и на плечо Лотги легла сильная мужская рука.

Лотти замерла. Слава богу, широкие юбки прикрывали собой весь пол кареты, и потому Лотти удалось незаметно оттолкнуть сундучок на его прежнее место.

Она улыбнулась и сказала, показывая Хайдену зажатую в пальцах шпильку:

– Я уронила шпильку, а потом нашла.

– Большая удача, – процедил Хайден, оглядывая сооружение из лент и цветов, украшавшее голову Лотти. – Было бы печально потерять такую шляпу.

В эту минуту внимание Хайдена привлек коричнево-рыжий полосатый толстый кот, широко раскинувшийся на сиденье.

– Странно, – сказал Хайден. – Могу покляся, что кот был черным.

– Наверное, это обман зрения, – сказала Лотти, пытаясь прикрыть собой кота. – И потом, если бы он был черным, разве я назвала бы его Тыковкой?

– Тыковкой? – еще сильнее нахмурился Хайден. – А я думал, что его зовут мистер Уигглз.

– Правильно, – не смутившись, ответила Лотти. – Мистер Тыковка Уигглз.

Кот потянулся, сонно посмотрел на Хайдена и снова закрыл глаза.

Хайден глубоко вздохнул и потер себе затылок под воротничком.

– Мы остановились возле корчмы, чтобы поменять лошадей, – сказал он. – Я подумал, что и нам самим можно было бы подкрепиться. – Он кивнул на корзину, стоявшую в углу кареты, и добавил: – Если ты, конечно, будешь не против поделиться со мной своим ленчем.

– О, нет! – воскликнула Лотти. – Мы оставим это для чая. К тому же Куки приготовила ленч только на одного.

Она приняла протянутую ей руку Хайдена, горячую даже сквозь перчатку, и вылезла из кареты. Дойдя почти до самых дверей корчмы, она обнаружила, что Хайдена нет.

– Ты идешь? – обернулась Лотти.

Он продолжал задумчиво рассматривать внутренность кареты.

– Нет, у меня что-то пропал аппетит.

Спустя какое-то время Лотти вернулась. Плетеная корзина и кот были на том же месте, где она их оставила. Хайден занимался на конюшне лошадьми. А сундучок исчез.

Лотти старалась не вспоминать о надвигающейся ночи, но когда солнце стало садиться и по лугам протянулись длинные вечерние тени, она уже не могла отвлечься от мыслей о том, что приближается миг, когда она навсегда потеряет свою невинность. Вскоре они остановятся в какой-нибудь гостинице, и ей придется лечь в постель со своим мужем.

Слуг Хайден, разумеется, отошлет прочь, и у нее не будет горничной, чтобы приготовить ванну и помочь раздеться. Может быть, Хайден захочет раздеть ее сам? Лотти со страхом представила себе, как пальцы Хайдена начнут расстегивать перламутровые пуговицы на лифе ее платья, затем снимут его и надетую под ним сорочку, и тогда обнажится ее тело.

Или он предпочтет подождать, пока она разденется сама и ляжет в темноте на их супружеское ложе? Тогда Хайден задерет ее ночную рубашку, ляжет сверху, и… и…

Несмотря на урок, полученный от Дианы и Лауры, Лотти не представляла, что сможет все сделать так, как они ей говорили. Сначала будет немножко больно, но потом удивительно приятно, особенно если муж сумеет как следует подготовить ее. Но почему в таком случае они беседовали с ней, а не с Хайденом?

Тетушка и сестра рассказали также, что бывают мужчины, которые занимаются любовью крайне примитивно. Быстро делают свое дело, поворачиваются на бок и засыпают. Разумеется, их жены не получают при этом никакого удовольствия. На этот случай Диана и Лаура дали ей несколько полезных советов, как научиться получать удовольствие самой и делиться этим удовольствием со своим мужем. В голове Лотти, сменяя друг друга, проносились фантастические, волнующие картинки. Лотти потерла лоб, пытаясь вспомнить все, что было сказано тогда тетушкой и сестрой, но мысли ее разбегались. Наверное, нужно было все записать.

Впрочем, опасаться того, что Хайден окажется примитивным в постели, у Лотти не было оснований Она помнила, как нежно гладил он ее обнаженную кожу своими сильными пальцами, каким обжигающим и страстным был его поцелуй. Нет, Хайдену явно не нужны ничьи советы. Он и сам отлично разбирается во всех премудростях любви.

Лотти зябко повела плечами и поправила свою меховую накидку. Стало уже совсем темно, но карета не сбавляя хода, проносилась мимо гостиниц и вновь мчалась во тьму, в которой быстро таяли приветливые огоньки.

Мысли Лотги постепенно начали путаться, и вскоре она задремала под уютное мурлыканье лежащего у нее на коленях кота.

Когда за деревьями замелькали огни гостиницы «Старая ольха», Хайден дал знак кучеру и ехавшим верхом слугам остановиться. Сам он готов был продолжать ночную скачку, но лошади устали, и им требовалось отдохнуть.

Карета завернула во двор и остановилась перед входом уютной гостиницы. На пороге появился, потирая глаза, заспанный рассыльный. Хайден бросил ему поводья, соскочил с седла и с наслаждением размял затекшие мускулы. Кучер слез со своего сиденья и стал распрягать лошадей, а Хайден тем временем отправился к гостинице.

– Милорд! – послышался за спиной голос кучера.

Хайден обернулся и увидел, что тот в растерянности перед открытой дверцей кареты. Хайден подошел ближе и заглянул внутрь.

Лотти лежала, скорчившись на сиденье. Губы ее были приоткрыты, несуразная шляпка сползла набок, а на коленях у спящей примостился серый котенок с белоснежной грудкой. Хайден недоуменно посмотрел на котенка, а затем его взгляд упал ниже, на задравшееся дорожное платье Лотти, обнажившее ее стройные, обтянугые шелковыми чулками ноги. Хайден вдруг почуствовал огонь в паху, настолько соблазнительно невинной была открывшаяся перед его взором картина.

Спящая Лотги выглядела до предела уставшей. Под ее глазами легли темные тени, и Хайден вполголоса обругал себя. Он проявил больше заботы о лошадях, чем о собственной жене! Нужно было сделать остановку намного раньше.

Во сне Лотти казалась совсем маленькой девочкой, хотя мерно вздымавшаяся полная грудь выдавала в ней вполне созревшую женщину. Она и была женщиной.

Его женщиной.

Хайден замер, привыкая к этой новой для него мысли. Семь лет, проведенных в браке с Жюстиной, открыли перед ним простую истину: чем ты больше привязываешься к женщине, тем больше у тебя шансов потерять ее навек.

– Разбудить ее, милорд?

Хайден поправил сбившийся подол платья Лотти. Он совсем забыл о том, что рядом с ним по-прежнему стоит кучер.

Разбудить ее? Это было бы слишком жестоко.

– В этом нет необходимости, – ответил Хайден, протянул кучеру котенка, а затем подхватил спящую Лотги на руки и понес к дому.

Пока Хайден нес Лотти на руках через общий зал гостиницы, она глубже зарылась лицом в его грудь и обхватила руками за шею. Жена хозяина гостиницы в наспех надетом платье и с ночным чепцом на голове пошла вперед, освещая путь зажженной лампой, а сам хозяин кланялся и говорил о том, что далеко не каждый день ему выпадает честь принимать у себя знатного джентльмена с очаровательной женой. Хайден поднялся по лестнице, протянул женщине банкнот в один фунт стерлингов и попросил, чтобы никто не беспокоил их до самого утра. Женщина понимающе улыбнулась и кокетливо поправила свои седые пряди.

Хайден затворил ногой дверь номера, уложил Лотти на кровать и снял с ее головы шляпку. Номер, как и вся гостиница, оказался скромным, но чистым. Логти уронила голову на подушку, но так и не разжала рук, обнимающих шею Хайдена, и ему пришлось осторожно убрать их самому. Лотти нахмурилась во сне и, не открывая глаз, пробормотала что-то о французских пирожных и мистере Уигглзе.

Хайден отступил назад, не сводя глаз со спящей Лотти. Возможно, сегодня ему не придется оправдать ожиданий жены хозяина этой гостиницы.

Хайден не был новичком по части кружев, пуговиц, лент и прочих деталей женского туалета. Всем этим премудростям он обучился еще задолго до того, как повстречался с Жюстиной.

Отбросив всякую нерешительность, Хайден стянул с Лотти накидку, а затем снял с ее ног дорожные полусапожки и принялся одну за другой расстегивать перламутровые пуговицы на ее дорожном платье. Дойдя до сорочки, он еще раз напомнил себе, что отныне имеет полное право проделывать все это. Но почему же его по-прежнему не оставляло при этом чувство вины? Лотти казалась ему такой маленькой, такой беззащитной. Впрочем, такой же казалась ему когда-то Жюстина. Он пытался защитить ее. И потерпел неудачу.

Рука Хайдена коснулась одного бархатного полушария груди Лотти. Он перевел взгляд на ее лицо. Ее губы слегка приоткрылись, обнажая белоснежные зубы.

У самого Хайдена пересохло во рту. Он вспомнил вкус сладких губ Лотти, вспомнил их нежное прикосновение к его рту. Как ему хотелось сейчас вновь припасть к этим коралловым лепесткам, чтобы украсть с них капельку божественного нектара!

«И это не будет воровством, – тут же напомнил он себе. – Я имею полное право и на поцелуй, и даже на большее. А рядом больше нет разъяренного опекуна, который непременно снова вызвал бы меня на дуэль, как только я прикоснусь к ее платью или шелковым панталонам. И нет газетчиков, которые могут написать о том, что я накинулся, словно дикий зверь, на эту бедную девушку, чтобы растерзать ее».

Он прикоснулся кончиками пальцев к телу Лотти, и она негромко застонала во сне, а бедра ее слегка разошлись в стороны.

«Нужно было сделать ее своей любовницей, а не брать в жены, – подумал Хайден. – Тогда ей не пришлось бы погружаться в темные тайны моего прошлого и непроглядные глубины моего сердца».

Обругав себя дураком, Хайден наклонился и нежно коснулся губами обнаженного тела Лотти.

Лотти перевернулась на бок и довольно вздохнула. Ей казалось, что это Стерлинг пришел пожелать доброй ночи, а может быть, уже утро, и сейчас придет Куки с чашкой горячего шоколада и свежими булочками. Она глубже зарылась головой в подушку, надеясь вновь погрузиться в яркий сон. Ей смутно припомнились эти руки, гладившие сейчас ее по щеке, и эти губы, так нежно касавшиеся ее рта.

Она резко открыла глаза. В незнакомое окно вливался молочный свет ранней зари. Стены и потолок комнаты перекрывали грубые тесовые балки. Что это за комната? В какой затерянной точке между Лондоном и Корнуоллом довелось ей проснуться? Последним, что запомнилось Лотти, было то, что сильные руки выносят ее из кареты, а все остальное казалось зыбким видением, в котором сон перепутан с реальностью.

Теперь она готова была поклясться, что сильные руки, которые несли ее во сне, словно пушинку, принадлежат ее мужу. Но разве не мог он приказать своему слуге отнести ее сюда?

Она глубоко вдохнула и почувствовала знакомый запах мыла. Его запах. Хайден пометил ее своим запахом, словно принадлежащую ему вещь.

Лотти прикусила губу и медленно повернула голову, готовая вскрикнуть, если увидит на подушке радом с собой темноволосую мужскую голову.

Подушка была пуста, а постель сбоку от Лотти ос тавалась холодной и нетронутой.

Она была одна.

Лотти села на постели и прикрыла лицо ладоням, испытывая облегчение пополам со стыдом. Она проспала свою первую брачную ночь, так и не применив ничего из оружия, данного ей Лаурой и Дианой. Она подвела их. А муж? Что скажет на все это ее муж? Да, но поцелуй? Был он во сне или наяву? Лотти прижала к губам палец, и тут же ее обожгла новая мысль: не проспала ли она в эту ночь самого главного? Разве это возможно? Скомканная постель? Это ни о чем не говорит. Лотти всегда спала беспокойно, ворочаясь во сне и раскидывая в стороны руки и ноги. Ее постель всегда напоминала к утру разворошенное гнездо. Она медленно приподняла край одеяла и заглянула под него. Платья и сапожек не было, но она оставалась нижней сорочке, чулках и панталонах.

– Не понимаю, что ты ищешь, – раздался низкий бархатный голос. – Неужели ты думаешь, что я мог овладеть тобой во сне, да еще так, чтобы ты при этом ничего не заметала?

Первым желанием Лотти было спрятать голову под подушку. Вместо этого она заставила себя посмотреть на мужа. Хайден стоял в раскрытом дверном проеме, прислонившись к косяку, и выглядел так, словно сошел с обложки модного журнала. Даже галстук на нем был повязан столь тщательно, что к нему не смог бы придраться и такой денди, как сэр Нед. На Хайдене была выглаженная белая рубашка и кожаные брюки, щеки чисто выбриты, а волосы смочены и тщательно причесаны. Рядом с ним Лотти моментально почувствовала себя растрепой.

Потрясенная тем, как умеет читать ее мысли Хайден, она подтянула к груди одеяло и сказала:

– Мое платье куда-то пропало. Вот я и смотрю, не потерялось ли еще что-нибудь.

– Вчера ночью ты слишком устала, и я попросил жену хозяина гостиницы помочь тебе раздеться, – Хайден указал рукой на кресло в углу и добавил: – А я спал там.

Лотти моргнула. Спать в кресле очень неудобно особенно если ты перед этим весь день провел в седле.

– Значит, это ты принес меня сюда?

– Очень удачно, что в общем зале посреди ночи не было посетителей, – кивнул он. – Иначе по Лондону уже поползли бы слухи о том, что я задушил свою новую жену, не дожидаясь брачной ночи.

Лотти нахмурилась. Она не могла понять, над кем сейчас смеется Хайден, над ней или над самим собой. И ведь он так и не ответил ни на один ее вопрос. Може быть, он и не сумел бы так ловко раздеть спящую женщину, но тот поцелуй… был он или нет? Неужели он ей только приснился?

– Если ты не возражаешь, я пришлю сюда горничнную, чтобы она помогла тебе одеться. Вероятно, ты не откажешься позавтракать в общем зале? – Он приподнял бровь и добавил: – Если, конечно, ты не предпочтешь поесть из корзины, которую тебе вручила Куки.

– Корзина! – воскликнула Лотти и откинула одеяло, совсем забыв о том, что она не одета. – Боже мой, я совсем забыла про корзину!

Чувствуя себя немного виноватым за то, что он за ставил ее так волноваться, Хайден быстро подошел к кровати и вновь прикрыл Лотти одеялом.

– Не нужно так волноваться. Тыковка, мистер Уигглз и их прелестная серая спутница сидят сейчас на кухне и лакомятся свежими сливками.

– Ах, – Лотти подтянула к груди колени. – Я собиралась рассказать тебе, только не сразу. Я боялась что ты не любишь кошек.

– Ерунда, – ядовито ответил Хайден. – Я обожаю кошек. Из них получаются превосходные мягкие перчатки.

Лотти ахнула и, только когда Хайден был уже в дверях, догадалась, что он разыграл ее. Во всяком случае, в этот раз.

– Наверное, ты считаешь меня неблагодарной девчонкой, – сказала она. – Ведь я до сих пор даже не поблагодарила тебя за то, что ты женился на мне и спас тем самым жизнь Стерлинга.

– Не стоит благодарности, – ответил он, не оборачиваясь. – Тем более что я не принял бы вызов твоего шурина.

Лотги удивленно откинулась на подушки, а Хайден тем временем вышел из комнаты, оставив жену в одиночестве ломать голову над очередной загадкой.

Меньше чем через час после их отъезда из гостиницы небо затянулось серыми тучами и посыпал дождь. Лотти высунулась из окна, чтобы посмотреть, не заставит ли непогода Хайдена пересесть в карету. Неужели ему настолько неприятно находиться рядом со своей женой? Неужели он женился на ней лишь по необходимости, не испытывая на самом деле никаких чувств, ни малейшего влечения?

Хайден осадил своего жеребца, и сердце Лотти учащенно забилось. Но оказалось, что ее муж остановился лишь для того, чтобы вытащить из седельной сумки какой-то сверток. Хайден развернул его, и Лотти увидела, что это непромокаемая накидка. Хайден накинул ее на плечи, оставив голову неприкрытой, лишь стряхнув с волос дождевые капли.

Похоже, он предпочитал ехать под дождем, нежели провести несколько часов в одной карете с женой. Лотти огорченно откинулась на сиденье, и глаза у нее стали мокрыми, но вовсе не от влаги, попавшей на них с прохудившихся небес.

Вскоре Лотти задремала и проснулась ближе к полудню. На коленях у нее развалился Тыковка, а мистер Уигглз и его серая подружка, Мирабелла, свернулись клубочком на соседнем сиденье. Теперь, когда не нужно было больше прятаться в корзине, кошки успокоились, и им, кажется, даже понравилось ехать в карете.

Стук дождя по крыше кареты прекратился, однако небо продолжало оставаться хмурым. Лотти, настроение у которой было под стать погоде, переложила кота на сиденье, подвинулась к окну и выглянула наружу. У нее захватило дыхание при виде картины, открывшейся ее глазам.

Исчезли луга, аккуратно разделенные изгородями и каменными стенками, и окружающий ландшафт стад совершенно диким. Ветер то проносился по бескрайнему морю травы, оставляя за собой зеленые волны, то вылетал на пустоши, оставляя за собой небольшие песчаные вихри, а затем с тихим свистом мчался дальше, чтобы умереть во мшистых болотах. Казалось, что природа здесь никогда не знала ни тепла, ни яркого весеннего солнца, лишь это серое небо и этот холодный ветер. Но вместе с тем была во всей этой картине какая-то суровая красота и ширь, которых невозможно было встретить ни среди мягких зеленых холмов знакомого Лотти Хартфордшира, ни тем более в каменных кварталах Лондона.

Пейзаж Корнуолла завораживал, и Лотти теперь понимала, почему этот край давно стал легендарным. Ее воображение рисовало картины, одну за другой, и Лотти казалось, что она видит бородатых разбойников и гномов, вылезающих из своих подземелий, слышит звон рыцарских мечей и храп коней.

Она посмотрела на Хайдена, скачущего в окружении слуг далеко впереди. Как ей хотелось бы сейчас сидеть в седле, мчаться вперед, подставляя лицо обжигающему ветру, жадно вдыхая запах близкого моря!

Когда Лотти впервые увидела Оукли-Мэнор, он казался ей упавшим с неба огромным серым камнем. Окруженный с одной стороны пустошью, а с другой – прибрежными скалами, этот дом казался стоящим на самом краю земли.

Хайден придержал поводья и обернулся. Большой, сильный, с развевающимися по ветру темными волосами он казался сейчас Лотти повелителем этих мест, протянувшихся вдоль бескрайнего моря под бездонным серым небом.

При этом он был еще и ее повелителем.

Коляска резко повернула и покатила по длинной изогнутой дорожке, мощенной крупным камнем. Лотти подняла голову и увидела перед собой дом, в котором ей предстояло теперь жить.

Он был огромен, этот дом, даже если подходить к нему по меркам Стерлинга. От центрального здания отходили два массивных крыла. Хотя высокая крыша была испещрена каминными трубами, лишь из немногих выходили сизые облачка дыма, таявшие в сером небе. Ни единого солнечного блика не отражалось от стекол, и потому казалось, что дом смотрит на Лотти слепыми глазами. Нет, этот дом выглядел не мертвым, но мрачным, под стать окружающему пейзажу. Лотти поежилась, подумав о том, каким редким гостем бывает здесь яркий солнечный свет.

Когда карета остановилась, на крыльцо высыпали слуги. Их было много, не менее двух дюжин. Они торопливо выстроились в две шеренги, готовые приветствовать своего хозяина.

«Интересно, сколько их здесь всего? – подумала Лотти. – Для того чтобы обслужить такой огромный дом, слуг должно быть не менее полусотни».

Застенчивость и скромность никогда не числились среди недостатков Лотти, однако она не сразу решилась выйти из кареты. Ведь быть женой маркиза – это одно, а стать хозяйкой такого поместья – совсем другое. И она тянула время, укладывая кошек в корзину, разглаживая складки платья, поправляя на голове свою шляпку. Наконец дверца кареты распахнулась, Хайден протянул свою руку, и, опираясь на нее, Лотти вышла наружу.

Ветер ворошил волосы, играл с фартуками застывших на месте горничных, а самой Лотти пришлось придержать свободной рукой норовившую слететь с головы шляпку. Пока она проходила к дому, Хайден внимательно и настороженно всматривался в лица слуг. Лотти не заметила ничего странного или необычного. Ей сразу запомнилась величественная фигура дворецкого и высокая костлявая старшая экономка со связкой ключей, прижатых к животу, а остальные лица пока что казались неотличимыми друг от друга.

– Добро пожаловать домой, милорд, – торжественно провозгласил дворецкий, выступая вперед. – Ваш багаж прибыл и уже разгружен.

– Отлично, Жиль, – пробормотал Хайден, по-прежнему ища кого-то взглядом.

Несколько молоденьких горничных с неприкрытым любопытством рассматривали Лотти. О том, кто она такая, им, очевидно, было уже известно от слуг, прибывших с багажом. Или все же нет? Прежде чем Хайден успел официально представить слугам свою новую жену, из-за угла дома появилась полная женщина. Ее появление могло бы остаться незамеченным если бы она не тащила за собой молодую леди, которой на вид можно было дать примерно десять лет. При этом тащила она ее… за ухо. Лотти поразилась, но сам Хайден не шелохнулся. Слуги смотрели кто куда, так, словно подобная картина была для них чем-то обыденным. Девочка шла, гордо подняв голову, и не сопротивлялась. Полная женщина подвела девочку к Хайдену и остановилась перед ним, положив руки на ее тоненькие плечики.

Девочка оказалась довольно высокой, но какой-то болезненно худой, похожей на птичку. Волосы у нее были темные, пышные, но ужасно непослушные. Они торчали во все стороны, отчего лицо девочки казалось еще более худым, едва ли не изможденным. У Лотти зачесались руки, так ей захотелось взяться за гребень и ленту, хотя для таких волос, как у этой девочки, скорее могли бы подойти садовые грабли и хорошая веревка. Если бы эту худышку увидела Куки, она немедленно посадила бы ее на диету из имбирного печенья и жирного пудинга.

Было видно, что перед выходом девочку пытались привести в порядок, однако ее чулки все равно обвисли и сморщились на худеньких лодыжках. Синий фартук был помят и перепачкан травой, а лента, которой были перехвачены ее волосы, сползла назад и в любую минуту грозила свалиться вовсе.

Лицо этой девочки показалось Лотти смутно знакомым. Этот упрямый подбородок, огромные лиловые глаза, изгиб верхней губы…

«Глупости! – сказала самой себе Лотти. – Это, должно быть, просто дочка кого-нибудь из слуг. Или сирота, взятая из соседней деревни. Стерлинг сам не раз брал к себе в дом таких сирот. Они вырастали, получали необходимое образование и становились слугами или горничными».

Полная женщина взглянула на Хайдена своими живыми карими глазами и сказала:

– Добро пожаловать домой, мастер Хайден. Мы рады, что вы вернулись. Надеюсь, вам удалось найти все, за чем вы ездили в Лондон?

И она широко улыбнулась Лотти, слегка наморщи при этом свой усыпанный веснушками нос.

Лотти не удержалась и так же тепло улыбнулась ответ.

– Напротив, Марта, – с явной ноткой иронией от ветил Хайден. – Мне удалось найти гораздо больше чем я ожидал.

– Вижу, – впервые подала голос девочка и уточнила, тряхнув головой: – Кто это? Моя новая гувер нантка?

И прежде чем Лотти успела возразить, Хайден произнес слова, от которых у нее все поплыло перед глазами.

– Нет, Аллегра. Это твоя новая мама.

8

Трудно было сказать, кто из них потрясен больше – Лотти или девочка. Они обе посмотрели друг на друга, а затем дружно уставились на Хайдена. Лотти даже попыталась выдернуть свою руку, но только это ей не удалось.

По рядам слуг пробежал негромкий шепот. По всей видимости, это известие оказалось для них столь же неожиданным, как и для Аллегры. Одна из горничных хихикнула, но ее немедленно одернула старшая экономка. Смех туг же затих.

В наступившей тишине Хайден сказал, отводя взгляд от Лотти:

– Лотти, позволь представить тебе мою дочь, Аллегру.

– Дочь? – ошеломленно переспросила Лотти. – Ты не говорил мне, что у тебя есть дочь.

Ей немедленно захотелось проглотить свои слова, но было уже поздно.

– А зачем? – с холодным спокойствием сказала Аллегра. – Он всегда предпочитает делать вид, что меня вообще не существует.

Лицо Хайдена напряглось, и они с дочерью стали удивительно похожи друг на друга. Можно было подумать, что Хайден стоит перед зеркалом.

– Ты же знаешь, что это не так, Аллегра, – сказал он . – Просто я не хотел заранее волновать тебя.

– Просто боялся, что я могу помешать тебе, – выпалила в ответ Аллегра.

Лотти почувствовала, что ей пора вмешаться и прекратить эту перепалку на глазах слуг.

– Ничего, Аллегра. Не сердись на папу за то, что он не предупредил нас с тобой заранее. К тому же наш с ним… роман развивался так скоропалительно, что у него на это действительно могло не оказаться времени. – Она запустила ногти в руку Хайдена и добавила: – Скажи, ведь ты хотел сделать нам обеим сюрприз, не так ли, дорогой?

– Ненавижу сюрпризы, – нахмурилась Аллегра, складывая на груди свои костлявые ручки и становясь удивительно похожей на отца.

– Вот уж с этим позволь мне не согласиться, – заметил Хайден, и лицо его прояснилось.

Он мог бы послать к карете кого-нибудь из слуг, но предпочел сходить к ней сам, чтобы развязать боковое отделение для багажа. Там, на самом верху, оказался тот самый загадочный сундучок, так долго мучивший воображение Лотти. Аллегра смотрела на все это впол не равнодушно, а вот Лотти даже прикусила губу от не терпения.

Хайден подозвал одного из слуг, чтобы тот подержал сундучок, а сам вынул из жилетного кармана маленький золотой ключик и вставил его в замочную скважину. Все слуги, и Лотти вместе с ними, вытянули шеи, чтобы посмотреть на то, что спрятано в сундучке.

Увидев, Лотти восхищенно вздохнула. В сундучке оказалась кукла, одна из самых прекрасных, каких только доводилось когда-нибудь видеть Лотти. Она была одета в изумрудное платьице с розовыми цветочками, на ней были шелковые чулочки и пара крошечных золотых туфелек. Густые черные волосы красиво уложены, а на тонком фарфоровом личике застыла нарисованная художником улыбка. Глаза у куклы оказались большими, лиловыми, опушенными густыми ресницами.

Лотти медленно перевела взгляд с куклы на лицо Аллегры. Хайден, по всей видимости, заказывал эту куклу у хорошего мастера, и тот сделал ее похожей на Аллегру, но не ту, какой она была сейчас, а ту, какой она могла стать спустя короткое время, превратившись из угловатого подростка в юную женщину.

Хайден ожидал, что скажет Аллегра, и Лотти показалось, что он при этом даже перестал дышать, но девочка с равнодушным видом продолжала рассматривать не куклу, а сундучок, в которой та прибыла. Не в силах больше выносить затянувшееся молчание, Лотти решила заговорить первой.

– Какая прекрасная кукла! – воскликнула она, гладя куклу по щеке и не сводя при этом глаз с Аллегры. – и так похожа на тебя!

– Не говорите глупостей, – презрительно поморщилась девочка. – Совсем эта кукла на меня не похожа. Она красивая.

С этими словами она выдернула руку из ладони Марты и пошла прочь, потряхивая гривой своих темных волос. На этот раз никто и не пытался удержать ее. Слуги лишь проводили Аллегру взглядами, тихонько перешептываясь.

Хайден тоже проводил дочь застывшим взглядом. Сама не понимая, откуда у нее хватило смелости, Лотти пожала руку Хайдена и сказала:

– Не принимайте слов Аллегры слишком близко к сердцу, милорд. В ее возрасте я сама была такой же упрямой.

– С тех пор ты ничуть не изменилась, – ответил Хайден, захлопнул сундучок и передал его в руки Лотти. И прежде чем она успела ответить, круто повернулся и широко зашагал к дому.

– Не осуждайте хозяина, – сказала Марта, ведя Лотти по широкой винтовой лестнице на третий этаж. – Он и в детстве был несдержанным на язык.

– Вы знали его в детстве? – спросила Лотти, скользя ладонью по медным перилам.

– Еще бы. Я была его нянькой. Я и его отца хорошо знала, упокой, господи, его душу, – глубоко вздохнула женщина своей пышной грудью. – Мастер Хайден был единственным сыном и наследником старого маркиза. Тот в нем души не чаял. Я часто думаю, что даже к лучшему, что отец и мать мастера Хайдена умерли еще до того, как он решил жениться на той француженке. Скандал был такой, что они его могли не перенести.

«Для кого это было к лучшему? – подумала про себя Лотти, слушая Марту. – Пожалуй, не для Хайдена, которому пришлось остаться один на один против всего высшего света».

Похоже, что Марта действительно привыкла управлять здесь всем. Поэтому она безо всяких сомнений взяла под свое покровительство только что пристыженную при всех новую жену хозяина и теперь провожала ее в приготовленные для нее комнаты.

Несмотря на то, что волосы Марты давно поседели, энергия в ней била ключом. Даже когда Марта стояла на месте, казалось, что она движется. Она так быстро вела Лотти по коридорам и галереям дома, что у той не было времени присмотреться к висящим на стенах фамильным портретам в массивных рамах из красного дерева. Даже слуга, шедший вслед за ними, должен был прибавить шаг и семенил, то и дело рискуя выронить сундучок с куклой Аллегры или плетеную корзину с сердито шипящими кошками.

– Аллегра унаследовала свой характер от отца? – спросила Лотти.

– И вдобавок еще темперамент от своей матери, – коротко хохотнула Марта. – Во всяком случае, никто не скажет, что эту девочку подменили в детстве.

В конце длинного коридора Марта открыла дверь и провела Лотти в комнату, заставленную сундуками, шляпными коробками и чемоданами так тесно, что между ними почти не осталось свободного места. Пробираясь впереди, словно утка, ведущая за собой свой выводок, Марта прошла по комнате, расчищая путь широкими бедрами.

– Я так и думала, – сказала она. – Когда прибыл ваш багаж, миссис Кэвендиш, наша экономка, распорядилась сложить вещи здесь, рядом с классной комнатой. Очевидно, думала, что вы – учительница. Я позову сейчас горничных, и они немедленно перенесут все в ваши комнаты.

– И где же расположены мои комнаты?

– Как это где? – удивленно моргнула Марта. – Рядом со спальней маркиза, разумеется.

Лотти осмотрела комнату. Она была просто обставлена, оклеена обоями с бледными листьями плюща и удивительно напоминала ту комнату, в которой они с сестрой жили в Хартфордшире перед тем, как Стерлинг увез их оттуда, чтобы окунуть в мир роскошных вещей.

– В этом нет необходимости, Марта, – твердо сказала Лотти. – Думаю, что эта комната мне вполне подходит.

Марта удивленно посмотрела на Лотти и медленно ответила:

– Хорошо, миледи. Тогда я скажу миссис Кэвендиш, чтобы она прислала горничных помочь вам распаковать вещи.

– Это тоже ни к чему, – заверила ее Лотти. Ей вовсе не хотелось, чтобы сюда приходили хихикающие краснощекие горничные. – Я прекрасно справлюсь и сама.

– Как пожелаете, миледи, – склонила голову Марта и ушла, сопровождаемая слугой.

Прошло три часа. Небо за это время успело потемнеть, и на нем среди облаков появился бледный лик луны. Лотти по-прежнему оставалась в полном одиночестве. Сейчас она сидела на одном из сундуков, переодевшись в элегантное вечернее платье, и ждала, когда же ее позовут к ужину.

После короткого визита в летний сад, который Лотти обнаружила в конце коридора, Тыковка завалился спать, а мистер Уигглз с Мирабеллой принялись исследовать свое новое жилье. Оба они только что вышли из возраста котят и умели только бегать или прыгать Зная об этом, Лотти положила ноги на соседний сундук, чтобы уберечь от острых кошачьих коготков свои тонкие шелковые чулки.

Она разгладила на себе шелковую юбку. За сегодняшний день она переодевалась уже трижды, и всякий раз – совершенно самостоятельно. Можно было, конечно, позвонить и позвать на помощь кого-нибудь из горничных, но сделать это не позволяла Лотти ее гордость. Для вечернего выхода она остановилась на синем, под цвет глаз, шелковом платье с низким вырезом. Извела целую коробку шпилек, несколько раз вскрикнула от боли, но в конце концов уложила волосы, не сумев справиться лишь с несколькими непослушными локонами, которые так и остались свисать вдоль щек.

Она даже пощипала себе щеки, чтобы на них появился румянец. Ей очень хотелось выглядеть сегодня как можно привлекательней. Пусть ее муж увидит наконец, что перед ним не какая-нибудь девчонка, а настоящая взрослая леди, достойная быть хозяйкой его дома.

В животе забурчало, и Лотти нетерпеливо взглянула на часы, висевшие у нее на шее на тоненькой золотой цепочке. В самом деле, существуют же более легкие способы избавиться от нежеланной жены, чем уморить ее голодом! Лотти подперла кулаком подбородок и представила лица Стерлинга и Лауры, когда они получат ящик с ее высохшими костями и запиской от Хайдена, в которой он выражает им свое соболезнование по поводу ее кончины от голодовки. Но Лотти ни разу в жизни не пропустила ни обеда, ни ужина, поэтому никто не поверит, что она решила сама уморить себя голодом. Тут-то убийца и разоблачит себя. В дверь постучали, и Лотти проворно спрыгнула со своего сундука. Бросилась к двери, но открыла ее не сразу, дав себе отдышаться и принять приличествующий вид. Не нужно показывать слуге, пришедшему позвать ее к обеду, насколько она проголодалась. И нервничать не нужно. Пусть лучше нервничает Хайден, по которому веревка плачет.

Лотти открыла дверь.

Это оказалась румяная огненно-рыжая горничная с веснушками по всему лицу. Она улыбнулась и сказала, кивая на поднос, который держала в руках:

– Мисс Марта подумала, что вы проголодались после дороги, миледи.

– Очень любезно с ее стороны, – кисло улыбнулась Лотти, принимая поднос.

Горничная проскользнула в комнату, зажгла свечи и ловко подложила в камин пару поленьев. Затем предложила Лотти помочь ей переодеться на ночь, но та гордо отказалась и после этого вновь осталась в одиночестве.

Похоже, муж целиком переложил заботу о ней на плечи слуг. А сам, вероятно, сидит сейчас где-нибудь в элегантной столовой вместе с дочерью, и они едят, едят…

Ну, нет, этим он ей аппетита не испортит!

И Лотти быстро съела свой ужин – до последи кусочка хлеба и до последней ложки фасолевого супа. Марта не забыла и про кошек, прислав для них большую миску рубленой рыбы. Хорошо хоть, что ее муж не спровадил кошек в амбар и не приказал портному выкроить из них три пары новых перчаток.

Поев, Лотти распустила волосы и стянула с себя вечернее платье, стараясь не порвать драгоценное венецианское кружево, которым был отделан подол. Затем походила среди сундуков и отыскала тот, в которое были уложены ее ночные принадлежности.

Сверху лежала ночная рубашка, которую Лотти видела впервые. В свете свечи ее ткань переливалась словно струи водопада. Такая рубашка, разумеется предназначалась не для того, чтобы спать в ней в одиночестве. Она предназначалась для ночи любви.

Неожиданно почувствовав себя одинокой и несчастной, Лотти прижала рубашку к щеке. Она живо представила, с каким трепетом и надеждой укладывали в сундук эту рубашку Лаура и Диана.

Запихнув роскошную рубашку поглубже, Лотти достала из сундука другую, одну из своих самых старых и самых любимых. Надев ее, Лотти задула свечи и улеглась в незнакомую холодную постель. В ту же минуту Тыковка и мистер Уигглз примостились у нее в ногах, а Мирабелла, которой было позволено почти все, улеглась на подушку рядом с Лотти и занялась своим любимым делом: принялась нежно покусывать ее локоны. Мирабелла была такой маленькой и хрупкой, что Лотти не раз боялась нечаянно придавить ее во сне.

Лотти долго лежала, глядя на то, как танцуют отблески каминного огня. За окнами грустно и протяжно завывал ветер. Потти невольно посмотрела на незапертую дверь. Что если Хайден вовсе не забыл про нее и лишь дожидается минуты, когда все в доме уснут? Может быть, именно поэтому он провел ночь в гостинице на жестком неудобном кресле? Хотел дождаться, пока Лотти окажется здесь, на краю земли, там, где слово Хайдена и его желание – закон для всех.

Теперь, в этой глуши, он может делать со своей женой все, что угодно. Может быть, именно в этот момент он пробирается коридорами к ее спальне, чтобы изнасиловать.

При этой мысли Лотти стало жарко, и одновременно ее прошиб холодный пот. Только сейчас она впервые поняла, насколько зависит от воли своего мужа. И нет рядом Лауры, чтобы предупредить о грозящей опасности, нет Джорджа, готового всегда встать на защиту, нет Стерлинга с его мудрыми советами. Она одна, совершенно одна.

Лотти заставила себя повернуться на бок и зажмурила глаза, надеясь поскорее уснуть, но не уснула, продолжая вслушиваться в странные звуки, которые раздаются по ночам в любом доме – скрипы, шорохи, вздохи, плач ветра…

Плач?

Лотти подскочила на кровати и вскоре услышала звук, от которого у нее замерло сердце. Это был не вздох и даже не стон, это был крик – далекий, жуткий, и его невозможно было спутать с завыванием ветра.

Словно из далекого прошлого в голове Лотти прозвучал ее собственный голос:

«Как пишет „Наблюдатель“, Кровавый Маркиз сбежал в Лондон от привидения своей жены, которое разгуливает ночами по коридорам его дома в Корнуоле, горько оплакивая свою несчастную судьбу».

Она накрылась с головой одеялом. Зубы у нее стучали от страха. Хотя Лотти всю жизнь пыталась писать именно о привидениях, она не верила в то, что они существуют. Не верила до этой минуты. Но звук который она только что слышала, не могло издавать человеческое существо.

Прошло какое-то время, пока Лотти рискнула осторожно выглянуть из-под одеяла. Во всех историях о привидениях героиня – юная и отважная – брала в таких случаях в руку зажженную свечу и бесстрашно отправлялась навстречу неизвестности по темным коридорам загадочного дома.

Собрав в кулак всю свою волю, Лотти отбросила одеяло и опустила ноги на ледяной пол, от которого тянуло сыростью. Гарриет никогда не отважилась бы на подобный подвиг, но разве пристало бояться привидений молодой маркизе Оукли?

9

Хайден неслышно, словно тень, пробирался по пустым коридорам Оукли-Мэнор. Ночь давно вступила в свои права, и в этот час весь дом был погружен в глубокий сон. Теперь до утра в нем не встретить ни одной души – по крайней мере, живой души.

Что за безумие было привозить сюда молодую жену! Лучше было бы нанять для нее дом в Лондоне, где она могла бы жить в полной безопасности под боком у своей семьи. В конце концов, не такая уж это редкость, когда муж с женой живут каждый в своем доме.

Или каждый спит в своей постели.

Хайден вспомнил, какими глазами смотрела на него Марта, когда пришла сообщить, что маркиза предпочла остановиться не в роскошных апартаментах, а в скромной спальне, примыкающей к классной комнате. Когда же он распорядился отнести туда ужин для Лотти и ее кошек, ему показалось, что старая няня начинает презирать его. Но что хотела от него Марта? Чтобы он уморил свою жену голодом? Или пошел, чтобы силой отвести ее в свою спальню?

Марте, может быть, и в голову не приходит, что Лотти выбрала для себя самое подходящее место. Достаточно удаленное не только от Хайдена, но и от западного крыла дома.

Однако искушение от этого не стало слабее. Ведь спальня Лотти оказалась далеко не только от западного крыла, но и от помещений для прислуги. Хайден может пойти и насладиться близостью с женой в любое время, и ему никто не сможет помешать, даже вечно бодрствующая Марта.

Хайден потер бровь, пытаясь отогнать соблазнительные видения, которые рисовало ему его воображение: картинки, в которых Лотти лежала на постели, разбросав в стороны руки и ноги, рассыпав по подушке золотистые волосы и призывно приоткрыв губы.

Его фантазия распалялась еще сильнее от воспоминаний о брачной ночи, которую Хайден провел в кресле, наблюдая за спящей Лотти. Тогда она закинула ногу на лежащую сбоку от нее подушку так, словно та была ее любовником. О, сколько выдержки пришлось проявить тогда Хайдену, как сильно ему пришлось стиснуть зубы, чтобы не сорвать со спящей Лотти одеяло и не улечься в постель, чтобы занять место той самой подушки. Тем более что лежать рядом с Лотти было отныне не только его правом, но даже обязанностью.

«Однако у теня есть и другие, не менее важные обязанности», – напомнил себе Хайден, широкими шагами направляясь к спальне Аллегры. Из-под ее двери пробивался серебристый луч света. С самого раннего детства его дочь мучили кошмары, и она наотрез отказывалась спать без зажженной лампы. Иногда она просыпалась среди ночи и бежала к отцу – ведь только он мог прогнать прочь ужасных чудовищ. До тех пор, пока сам не стал одним из них.

Хайден прикоснулся пальцами к дубовой обшивке двери. Ему хотелось убедиться в том, что Аллегра спит прижимая к себе во сне новую куклу.

Дверь он так и не открыл. Постояв несколько минут и убедившись, что в спальне тихо, Хайден медленно пошел назад в свою холодную постель.

И в этот миг по дому пронесся первый дикий вопль.

Хайден застыл на месте, чувствуя, как начинают шевелиться волосы у него на голове. Ему только показалось или крик в самом деле прозвучал сегодня громче, чем обычно? Мучительнее? Яростнее? Или за несколько дней, проведенных в Лондоне, он успел отвыкнуть и его восприятие обострилось настолько, чтобы различать в этом крике самые тонкие оттенки?

Когда крик раздался во второй раз, Хайден даже не вздрогнул. Он знал, что, как бы ни были ужасны эти крики, самое худшее наступает потом.


Кто-то играл на рояле, и Лотти замедлила шаги, вслушиваясь в переливы звуков и постепенно узнавая мелодию. Это была соната Бетховена, названная после его смерти «Лунной сонатой».

Прекрасная, но удивительно печальная музыка, музыка, от которой замирает сердце, а к горлу подкатывает комок.

«Быть может, я вовсе и не выходила на поиски привидения, – подумала Лотти, – а по-прежнему лежу в постели, и все это мне только снится: и пустынный, погруженный в сон и мрак дом, и дрожащий огонек свечи и эта раздирающая душу мелодия?»

Идя на звук, Лотти спустилась по лестнице на первый этаж. С тех пор, как она вышла из своей комнаты, держа в дрожащих пальцах зажженную свечу, не прозвучало больше ни единого крика. Пройдя залитый лунным светом холл, Лотти оказалась в широком коридоре, по обе стороны которого тянулись закрытые двери. Здесь она остановилась и прислушалась, склонив голову набок. Казалось, что печальная музыка доносится ниоткуда и в то же время отовсюду. Прикрывая одной рукой дрожащий огонек свечи, Лотти пошла ло коридору, свободной рукой открывая все двери подряд. И они легко отворялись, каждый раз обнаруживая за собой пустые темные комнаты.

К последней, дальней двери Лотти подошла, прислушиваясь к нарастающим, переливающимся подобно ручейку звукам, но в тот момент, когда пальцы Лотти легли на дверную ручку, мелодия резко оборвалась. Лотти отдернула руку и прислушалась, но единственным, что нарушало навалившуюся гробовую тишину, было лишь ее собственное прерывистое дыхание.

Она задержала очередной вдох и стала поворачивать дверную ручку. Та поначалу подалась, но затем застопорилась. Лотти резко дернула ручку. Бесполезно. Дверь оказалась запертой. Лотти стояла перед ней, думая о том, что если бы она была такой храброй, какой всегда хотела казаться, то чувствовала бы сейчас недовольство, а не облегчение.

Она тихонько вздохнула. В воздухе явственно запахло духами. Это был аромат жасмина – тяжелый и назойливый. А затем по коридору пролетел неведомо откуда взявшийся ветерок, задул свечу, и Лотти осталась в кромешной тьме.

В темноте всегда жутко, но еще страшнее, когда ты не одна. А Лотти явно чувствовала рядом с собой чье-то присутствие, безмолвное и оттого еще более пугающее.

Тут в темноте промелькнула какая-то тень, и прямо над ухом Лотти прогремел голос:

– Проклятие! Почему ты здесь бродишь?

Подсвечник выскользнул из рук Лотти, упал и с грохотом покатился по полу, а саму ее схватили чьи-то сильные руки и буквально припечатали к запертой двери.

Это был не призрак. Руки, схватившие Лотта, оказались теплыми и знакомыми.

Глаза Лотти немного привыкли к темноте, и оказалось, что тьма не такая беспросветная, как это могло показаться. Сверху, сквозь застекленные окна в конце коридора, падал лунный свет, рисуя на стенах тонкую серебристую паутинку. Во всяком случае, этого освещения было достаточно, чтобы рассмотреть дикий блеск в глазах Хайдена.

В эту минуту он, как никогда, был похож на убийцу. Ноздри его раздувались, он бурно дышал. Полусогнутым коленом Хайден так сильно прижал Лотти к двери, что не было ни малейшего шанса вырваться на свободу. Хайден опустил взгляд на дрожащие губы Лотти и ей оставалось лишь гадать, что он сейчас с ней сделает – задушит или поцелует. Постепенно взгляд Хайдена становился все более осмысленным.

– Это ты? – спросил он наконец.

Лотти отвернула лицо в сторону, а Хайден сказал, потянув ноздрями воздух:

– Не понимаю. Зачем ты так сильно надушилась?

Лотти покачала головой и тоже принюхалась. Затем притянула Хайдена ближе к себе и ответила:

– Какие духи? Я вообще не пользовалась духами.

Он отпустил ее и резко отступил назад. Пока руки Хайдена лежали у нее на плечах, Лотти чувствовала себя в большей безопасности.

– А что ты здесь делаешь? – требовательно спросил Хайден. – Почему ты не в своей постели?

Лотти едва удержалась, чтобы не напомнить Хайдену, что на самом деле ее место в его постели.

– Я была в постели, – ответила она, – но разве можно уснуть при таком шуме? Тут и мертвый проснется.

Не следовало ей говорить о мертвых, но теперь уже поздно.

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – с каменным лицом заметил Хайден.

– Неужели? Разве ты сам не слышал крики? – Она указала рукой на запертую дверь: – А потом кто-то начал играть на рояле, причем так, словно хотел выплеснуть в музыке всю свою печаль.

– Я ничего не слышал, – твердо повторил Хайден, но посмотреть на дверь почему-то не решился.

– А жасмин? Ты же сам сказал, что чувствуешь аромат духов.

– Возможно, какая-то горничная проходила здесь с жасмином, который она сорвала в саду. Я проста ошибся, решив, что это духи.

Лотти едва удержалась, чтобы не напомнить о том, что сейчас жасмин не цветет.

– Скажи еще, что те звуки, которые я слышала, это всего лишь завывание ветра в каминных трубах, – ус мехнулась она.

– У тебя есть лучшее объяснение? – с вызовом спросил Хайден.

Лотти облизала пересохшие губы и сказала:

– Я подумала, что это привидение.

Хайден смерил жену долгим взглядом и сердито буркнул:

– Не говори глупостей. Привидения существуют только на страницах бульварных газетенок. Или ты решила, что моя покойная жена восстала из могилы, чтобы заставить тебя держаться подальше от меня?

– Не знаю. Ты сам это сказал. А она была ревнивой? – Лотти посмотрела в красивое лицо Хайдена и подумала, что такого мужчину, как ее муж, просто невозможно не ревновать.

– Жюстина всегда была неуравновешенной женщиной, – мягко заметил Хайден.

Смущенная его прямотой, Лотти прижала ладонь к груди.

– Это не призрак напугал меня едва не до смерти. Это ты.

– Что ж, такого способа избавляться от своих жен мне еще не приписывали. Не сомневаюсь, что эта мысль может очень понравиться газетчикам. – Он прислонился к стене и насмешливо посмотрел на Лотти. – Скажи, Карлотта, если бы я в самом деле напугал тебя до смерти, ты стала бы являться ко мне в виде привидения?

– Непременно, – кивнула Лотти после недолгого раздумья. – Только я не стала бы стонать или играть на рояле. Я носилась бы по коридорам, грохоча в медную кастрюлю и во все горло распевая веселые песенки.

Хайден расхохотался, услышав такой ответ, и лицо его сразу смягчилось, а Лотти вдруг задумалась над тем, в каком виде она стоит перед мужем.

Босая, в мятой старой ночной рубашке, непричесанная. Ужасное зрелище! Она, наверное, похожа сейчас на девчонку-оборвыша. Вот только Хайден смотрит на нее не как на девчонку, а как на взрослую женщину.

– Ты второй раз за день поставил меня в неловкое положение, – заметила Лотти. – Стыдно, милорд.

Его улыбка погасла, и Лотти сразу же стало не хватать ее. Хайден взял с мраморного столика, приютившегося возле стены коридора, тонкую фарфоровую вазу и ответил, вертя ее в руках:

– Возможно, я должен был заранее сообщить о нашей свадьбе, но побоялся за Аллегру. Она могла бы весь дом разнести в щепки, – он сказал об этом так, словно речь шла о чем-то обыденном.

– А почему ты мне ничего не сказал о том, что у тебя есть дочь? Боялся, что я могу от тебя сбежать?

– А ты сбежала бы?

– Не знаю, – честно ответила Лотти. – Но, во всяком случае, задумалась бы над тем, что мне предстоит стать не только женой, но и мачехой.

– Как ты помнишь, я не настаивал на нашем браке.

Лотти вспомнила тот злосчастный вечер их первой встречи с Хайденом. Интересно, что было бы, появись та женщина от миссис Мак-Говер на несколько минут раньше? Захотел бы тогда Хайден хотя бы взглянуть на Лотти? И что бы тогда оставалось делать самой Лотти?

– Если на то пошло, я ездил в Лондон, чтобы найти гувернантку для своей дочери, – сказал Хайден, возвращая вазу на место. – Даже Марта с ней уже не справляется.

«Неужели?» – усомнилась про себя Лотти, припомнив, как Марта тащила Аллегру за ухо.

– Она всегда была трудным ребенком, но в последние несколько месяцев сделалась просто несносной, – закончил Хайден.

– То же самое мне приходилось слышать и о себе, – призналась Лотти.

– Ничего удивительного, – сухо вставил Хайден.

– Однако на свете существуют чудесные заведения, способные невозможное сделать возможным. Ты никогда не думал о том, чтобы отправить Аллегру в школу?

– Разумеется, думал. Мне казалось, что будет лучше, если она окажется как можно дальше от этого места, этого дома…

«И от меня самого». Лотти услышала эти слова так явственно, словно они были произнесены вслух.

А Хайден тем временем продолжил:

– Но Аллегра об этом и слышать не хочет. Каждый раз, когда заходит разговор о школе, она впадает в такую ярость, что я боюсь за ее здоровье. Стоило мне в прошлом месяце завести разговор об одной школе в Люцерне, как Аллегра перестала дышать. Пришлось вызывать доктора. Вот почему я решил поехать в Лондон и взять все в свои руки. – На губах Хайдена промелькнула горькая усмешка. – Но благодаря стараниям газетчиков моя попытка найти гувернантку не увенчалась успехом. И то сказать, какая приличная женщина отважится пойти в прислуги к человеку с моей репутацией?

– Согласна, ни одна респектабельная женщина сюда не поехала бы, – согласилась Лотти. – Но есть же другие – женщины с подмоченной репутацией.

Хайден не ответил, и отвел глаза куда-то в сторону. Наступило неловкое молчание, которое нарушила Лотти.

– Зачем ты вообще женился на мне? – тихо спроста она. – Почему просто не нанял меня?

– Трудно представить, чтобы молодая незамужняя женшина согласилась ехать в эту глушь, чтобы учить мою дочь, – мягкий тон Хайдена лишь усиливал ядовитый смысл его слов. – Особенно если бы считалось, что я ее… скомпрометировал.

«Нужно отдать ему должное, он по крайней мере ведет честную игру, – подумала Лотти. – А мне давно уже пора поумнеть и выбросить из головы те глупости, которыми она забита».

Она вспомнила славные времена, когда считалась ведущей актрисой любительского театра в школе миссис Литтлтон, изобразила на лице презрительную улыбку и сказала:

– Рада была узнать, милорд, что благодаря свадьбе вы приобрели себе не только нежеланную жену, но и долгожданную прислугу. А теперь, с вашего позволения, я хотела бы удалиться. Хорошо бы оказаться в своей спальне до того, как в каминных трубах вновь начнет завывать ветер или кто-то опять примется играть на рояле.

Она сделала движение, собираясь проскочить мимо Хайдена, но тот успел схватить ее за руку.

– Мне очень жаль, если вы ожидали от нашего брака чего-то большего, миледи.

Не грубо, но решительно освободив свою руку Лотти пошла вперед и сказала, повернув назад голову:

– Не стоит сожалеть, милорд. Ведь если вспомнить вы мне ничего и не обещали, кроме вашего имени.

Без зажженной свечи в руке и без мелодии, служившей ей звуковым маяком, Лотти сумела найти свою комнату только с четвертой попытки. Призрак Белой Леди ей по дороге не встретился, ей вообще никто не встретился в этом огромном доме, если не считать промелькнувшей на одном из поворотов маленькой жалкой мышки. Все это невольно заставило Лотти задуматься о слугах, населявших этот дом. Почему ни одного из них не привлекли или хотя бы не заинтересовали таинственные ночные звуки? Неужели все слуги здесь либо глухие, либо имеют привычку мертвецки напиваться перед сном?

К тому времени, когда наконец отыскалась ее спальня, Лотти была сильно раздражена. Она перешагнула через лежащую на полу Мирабеллу, сердито скинула с ног тапочки и повалилась на кровать. И все же у нее не было права на то, чтобы злиться. Хайден в самом деле предложил ей только свое имя, но не сердце.

Рассеянно поглаживая по голове сунувшегося под руку мистера Уигглза, Лотти уставилась в догорающий камин. Что ж, может быть, все и к лучшему. По крайней мере, ей теперь не нужно будет с волнением ожидать, когда же наконец наступит ее настоящая первая брачная ночь. Никогда она не наступит.

Хайден может говорить сколько угодно о том, что не верит в привидения, однако сегодня ночью в коридоре жгучий блеск его освещенных лунным светом глаз убедил Лотти, что та страсть, которую Хайден, как ей казалось, испытывает к ней, он на самом деле испытывает к своей покойной супруге. Сама же Лотти для него не более чем гувернантка из хорошей семьи.

Перед мысленным взором Лотти проплыло лицо мисс Тервиллиджер. Как знать, не придется ли Лотти повторить ее судьбу? Похоронив себя заживо в классной комнате, она быстро увянет, и кровь в ее жилах превратится в сухой мел.

И тут Лотти вспомнились те слова, которые она сама говорила, обращаясь к своим родственникам:

«Я не хочу стать ни женой, ни гувернанткой. Я хочу стать писательницей, я давно об этом мечтаю! Все, что мне при этом потребуется, – это немного чернил и бумаги да маленький домик в какой-нибудь глуши, поближе к морю!»

Лотти резко села на кровати и выпрямила спину. Кто сказал, что огромный дом на берегу моря хуже маленькой лачуги?

Несмотря на царящий в комнате хаос, Лотти довольно быстро нашла то, что искала, – небольшой кожаный чемоданчик. Она раскрыла его, разложила на столе бумагу, перья, открыла бутылочку чернил, зажгла новую свечу, уселась за роскошный письменный стол и положила себе на колени Тыковку.

Подумав немного, Лотти обмакнула перо в чернила и крупно вывела посередине чистого листа: «НЕВЕСТА ЛОРДА СМЕРТЬ», а чуть ниже поставила свое имя – Карлотта Энн Фарли. Затем подумала еще немного, решительно зачеркнула свое прежнее имя и вписала вместо него: «Леди Оукли». Если ее муж не дал ей ничего, кроме своего имени, нужно воспользоваться хотя бы этим. Любой лондонский издатель будет счастлив получить рукопись на которой стоит такое имя. Теперь даже мисс Тервиллиджер не посмеет утверждать, что уЛотти нет таланта.

Покончив с заглавием, Лотти подтянула к себе новый лист бумаги, постаралась вспомнить лицо Хайдена, каким оно было в ту минуту, когда он прижал ее к запертой двери, странный блеск его глаз, и перо ее быстро побежало по бумаге:

«Я никогда не забуду тот миг, когда мне впервые довелось заглянуть в глаза человеку, который собирался меня убить. Его лицо было пугающим и в то же время неотразимо привлекательным, словно на нем отозвалась мрачная красота бездонных глубин его души…»

10

«Хайдену нужна гувернантка? – подумала Лотти, проснувшись утром – Что ж, он ее получит»

Отложив в сторону свои любимые платья – розовое поплиновое и бархатное синее, она вытащила нз сундука серебристо-серое утреннее платье. Достаточно было оторвать шелковые розы, украшавшие подол, и оно превратилось в настоящее учительское платье – серое и невзрачное, словно небо за окном.

Лотти стянула волосы в тугой пучок, не оставив на этот раз на свободе ни единого локона. Посмотревшись в большое зеркало, стоявшее в углу, она сжала в тонкую ниточку свои пухлые губы. Еще бы пару очков в круглой железной оправе да большую волосатую родинку на подбородке, и она стала бы точной копией мисс Тервиллиджер. В этом наряде Лотти выглядела совсем старухой, года на двадцать четыре, не меньше!

Ожидая, пока ее позовут к завтраку, Лотти принялась распаковывать сундуки и коробки, решив, что в окружении знакомых вещей это новое место перестанет казаться ей таким мрачным. Опустошив пару сундуков и завалив вынутыми из них вещами почти весь темный ореховый стол, стоявший в углу, она случайно заглянула в зеркало и застыла от ужаса. Несмотря на то, что Лотти не только прочитала за свою жизнь массу страшных романов, но и сама написала несколько рассказов о привидениях, встречаться с ними наяву ей еще не приходилось.

Волоски на шее Лотти буквально вздыбились.

Чулок, который она держала в руке, выскользнул на пол, и Лотти медленно повернулась, готовясь остаться один на один с призраком первой жены Хайдена.

Лицо призрака, обрамленное копной темных всклокоченных волос, перепачканное грязью и перекошенное, было ужасно, но оказалось, что непрошеная гостья всего лишь пытается улыбнуться.

В следующую секунду страх отхлынул, и Лотти сказала совершенно спокойно:

– Доброе утро, Аллегра. Что ты стоишь в дверях? Проходи.

Уголком глаза Лотти сразу заметила, что шнурки на ботинках девочки не завязаны и волочатся по полу.

«Хорошо, что я догадалась спрятать подальше первую главу своей повести», – подумала Лотти. Не хватало еще, чтобы ее рукопись попалась кому то на глаза.

Аллегра немного помолчала, а затем спросила без всяких церемоний:

– Ты любишь моего отца?

Трудно сказать почему, но Лотти не сразу нашлась что ответить. Начнем с того, что она почти не знала человека, который был отцом этой девочки.

Пока Лотти раздумывала, Аллегра пошаркала по полу носком ботинка и заметила:

– Не буду тебя осуждать, если скажешь, что нет. Он несносный человек.

На счастье Лотти, из-под кровати вылезла прятавшаяся там Мирабелла и немедленно нацелилась на шнурки Аллегры. Глаза кошки загорелись огнем. Лотта ожидала, что Аллегра примется ахать и охать над котенком, как это сделала бы любая нормальная девочка, но та не сводила глаз с предмета, который Лотти только что выудила со дна своего сундука.

Это была повидавшая виды кукла.

– Моя сестра купила ее для меня, когда впервые приехала в Лондон. Мне было тогда примерно столько же, сколько тебе сейчас, – пояснила Лотти. – Лаура говорила, что эта кукла похожа на меня. Трудно поверить, но когда-то эта кукла была так же хороша, как та, которую подарил тебе твой папа.

Когда-то у этой куклы были пышные золотые локоны, но в свое время Лотти безжалостно остригла их тупыми ножницами. Румянец давно сошел со щек куклы, платьице ее помялось, а нос облупился. К тому же один глаз у нее был прикрыт черной повязкой.

– Глаз она потеряла, когда мы с моим братом Джорджем стреляли из лука, – продолжила Лотги. – С тех пор она у нас стала пиратом. Мы учили ее карабкаться на чердак, и после этого у нее облупился нос.

Аллегра продолжала с задумчивым видом рассматривать куклу, а затем решительно заявила:

– Мне она нравится. Можно мне поиграть с ней?

Сначала Лотти хотела отказать, но не устояла перед умоляющим взглядом Аллегры. В конце концов, эта девочка просит о такой малости!

Лотти разгладила на кукле платье и протянула игрушку Аллегре:

– Не думаю, чтобы ты причинила ей больше вреда, чем я.

– Спасибо.

И не говоря больше ни слова, Аллегра прижала куклу к груди и вместе с ней вышла из комнаты.

Придя к завтраку, Лотти нашла Хайдена сидящим за огромным столом, таким большим, что на нем, наварное, можно было бы играть в гольф. В доме Девонбруков был такой же стол, но его накрывали только тогда, когда ждали гостей. В остальных случаях Стерлинг настаивал на том, чтобы семья собиралась за другим столом, поменьше, чтобы иметь возможность общаться друг с другом.

Пока слуга провожал Лотти к ее стулу, поставленному в торце стола, напротив стула Хайдена, лицо ее мужа оставалось совершенно бесстрастным.

Правда, Хайден оказался достаточно воспитанным человеком, чтобы привстать при этом со своего места.

– Доброе утро, милорд, – натянуто поздоровалась Лотти, опускаясь на стул.

– Миледи, – таким же официальным тоном ответил Хайден.

Затем он сел и вытащил из жилетного кармана часы на золотой цепочке. Поначалу Лотти решила, что таким образом Хайден собирается укорить ее за опоздание, но потом заметила, что на столе стоит еще один прибор – точно посередине между ней и мужем.

У Хайдена едва хватило времени на то, чтобы недовольно хмыкнуть, как в столовой появилась Аллегра. На этот раз она не волочила ноги, как обычно, но летела почти вприпрыжку. Направляясь завтракать она даже подтянула один чулок и стерла с носа грязь, переместив ее, правда, при этом на щеку. Пыхтя от натуги, Аллегра подтянула к своему стулу еще один, такой же громоздкий, и установила его рядом со своим. На него она усадила свою новую куклу.

– Что это за штуковина? – мрачно спросил Хайден со своего места.

– Моя новая кукла. Ее дала мне мамочка, – ответила Аллегра и посмотрела на Лотти. На лице девочки вдруг засияла широкая улыбка, и на краткий миг оно вдруг сделалось удивительно красивым.

«Маленькое чудовище», – подумала Лотти, невольно сжимаясь под пристальным взглядом Хайдена.

– Очень мило со стороны мамочки, – процедил он и приподнял в руке чашку кофе, словно человек произносящий тост в чью-то честь.

Он был рассержен. Еще бы, его дочь нежно ворковала над каким-то ободранным чудищем, в то время как прекрасная кукла, подаренная им самим, оставалась в плюшевой могиле своего сундучка.

– Это моя старая кукла, – попыталась объясните Лотти. – Аллегра зашла ко мне, когда я распаковывала вещи, увидела эту куклу, и она ей понравилась.

Аллегра подняла голову и добавила, повязывая салфетку на шее куклы:

– Мамочка сказала, что эта кукла очень похожа на нее саму, когда ей было столько же лет, сколько мне.

Хайден задумчиво посмотрел на куклу, оценивая ее обрезанные волосы, облупленный нос и выбитый глаз. Второй глаз у куклы был тоже слегка поврежден и всегда оставался полуприкрытым.

– Я нахожу, что она и сейчас очень на нее похожа, – заявил он.

К счастью для Хайдена, в столовую вошла рыжая горничная, та самая, что приносила вчера ужин для Лотти и ее кошек. Горничная загородила собой Лотти и Хайден не смог увидеть, с каким выражением она посмотрела на него. За принесенную овсянку они принялись в полном молчании, которое прерывалось лишь невнятным воркованием Аллегры, то и дело подносившей ложку ко рту куклы. Шоколад Лотти выпила одним глотком, словно лекарство.

Аллегра подчистила свою тарелку, посмотрела на Хайдена, затем на Лотти и спросила:

– А как вы встретились?

Лотти невнятно промычала что-то, не раскрывая рта.

– Сейчас мамочка сама тебе обо всем расскажет, – и Хайден откинулся на стуле с таким видом, словно ему было необыкновенно интересно услышать ответ.

– Я влезла к твоему папе в окно, и он принял меня за куртизанку, – ответила Лотти и промокнула губы салфеткой. – Хотя может показаться, что мы с ним до свадьбы были едва знакомы, на самом деле я и раньше много слышала о твоем отце.

– Он такой знаменитый? – спросила Аллегра.

– Ужасно знаменитый, – кивнул Хайден, отхлебывая кофе.

– Скажем так, твой папа очень известен в определенных кругах, – сдержанно улыбнулась Лотти. – Поэтому мне было очень интересно познакомиться ним поближе.

– Он не обманул твоих ожиданий?

– Нет, даже, пожалуй, превзошел их, – ответила Лотти, одаривая Хайдена ядовитой улыбкой.

– А когда вы с ним познакомились?

– Во время моего дебюта в высшем свете. Как раз тогда, когда музыканты заиграли первый вальс, – сказала Лотти, стараясь не слишком далеко уклоняться от истины, и почувствовала облегчение, когда внимание девочки переключилось на Хайдена.

– А как ты понял, что хочешь на ней жениться?

Хайден ласково посмотрел на Лотти через весь стол и ответил:

– Надеюсь, ты сама уже заметила, что твоя мачеха может очаровать кого угодно, вот я и не стал раздумывать.

«Как бы не так, – подумала Лотти. – Достаточно хотя бы вспомнить, как тебя держал под прицелом Стерлинг».

Она отвела взгляд в сторону, потрясенная не только вопиющей ложью Хайдена, но и собственным неясным беспокойством. Впредь ей следует держаться осторожнее. Любой мужчина, способный обмануть ребенка, тем более собственную дочь, гораздо опаснее, чем можно предполагать.

На счастье, в столовую вновь вошла горничная, чтобы собрать грязные тарелки.

Аллегра вытерла кукле рот и спросила, встав:

– Мы можем идти, папа?

– Разумеется, – спокойно ответил Хайден.

Аллегра ушла, прижимая к плечу свою куклу, а провожавшая ее взглядом горничная оказалась настолько потрясена увиденным и услышанным, что не заметила даже, что льет шоколад, оставшийся в чашке, прямо на колени Лотти.

– Мегги! – прикрикнул на горничную Хайден.

Левушка вздрогнула, заметила свою оплошность и кинулась вытирать платье Лотти чистой салфеткой, приговаривая:

– Ах, простите, миледи! Я так виновата!

– Ничего страшного, – успокоила ее Лотти, забирая салфетку из рук горничной.

Хайден дождался, пока горничная уйдет, и произнес с улыбкой:

– Не сердись на Мегги. Она не привыкла к тому, что Аллегра на что-то может спросить разрешения. Особенно у меня.

– Когда мы начнем с ней заниматься, ее манеры станут лучше, я надеюсь.

– Мне нет дела до ее манер, – отрезал Хайден, ставя на стол пустую чашку. – Я привез тебя сюда не для того, чтобы ты забивала голову Аллегры всякой ерундой. Я хочу, чтобы ты учила ее истории, языкам, географии и математике. Я хочу, чтобы ты научила ее тому, что ей пригодится в будущем, когда она останется одна в этом враждебном ей мире.

– Многие считают, что умения вести себя в обществе, правильно говорить и хорошо танцевать достаточно для того, чтобы удачно выйти замуж, – заметила Лотти.

– Все это Аллегре не пригодится. Ей все равно никогда не занять в обществе достойного места и никогда не найти подходящего мужа, – горько усмехнулся Хайден. – Об этом позаботились мы с ее матерью.

– До времени ее выхода в свет осталось еще несколько лет, – попыталась возразить Лотти. – Может, этого времени будет достаточно, чтобы…

– Даже если я продержу ее здесь взаперти тридцать лет, она все равно останется дочерью хладнокровного убийцы, – жестко перебил ее Хайден.

Лотти сглотнула, пытаясь понять, имеет ли ввиду Хайден только ту дуэль, на которой он убил своего лучшего друга.

– Я хочу, чтобы ты помогла Аллегре развить и отточить ум, – печально произнес Хайден. – Укрепить ее волю. Решимость.

Вспомнив о том, с какой решимостью Аллегра добивалась права завладеть понравившейся ей куклой, Лотти кивнула головой и пробормотала:

– Думаю, что добиться этого будет не слишком сложно.

– Я хочу быть уверенным в том, что, когда меня не станет, Аллегра сумеет постоять за себя. Пока я жив, ей не о чем беспокоиться, – он тепло посмотрел на Лотти своими зелеными глазами и добавил: – И вам тоже, миледи, разумеется, если вы согласитесь помочь мне.

«Боюсь, что это обещание может оказаться невыполнимым», – подумала Лотти, а Хайден тем временем уже поднялся из-за стола и откланялся.

Лотти вообще начинало казаться, что она имела неосторожность пожелать невозможного.

Обойдя весь дом в поисках Аллегры, но так и не найдя ее нигде, Лотти решила сходить на кухню и спросить у слуг, не видели ли они девочку. Спустившись вниз, она завернула за угол и замерла, услышав разговор, который громким шепотом вели между собой Марта и миссис Кэвендиш. На кухне было шумно, и часть реплик Лотти могла прочитать только по губам говоривших.

– Думаю, нам следует отказать этой девушке, – сказала миссис Кэвендиш и нервно оглянулась. Ее лицо утянутое бледной кожей, казалось совершенно безжизненным. Она очень напоминала Лотти одну учиницу из школы миссис Литтлтон, которую они с Гарриет прозвали «миссис Труп». – Начать с того, что мы не знаем о ней ничего, кроме того, что она сегодня утром явилась в дом и попросилась на работу.

– Я полагаю, что у нас нет причин отказывать ей – ответила Марта. – Посудите сами. За прошлый месяц ушли три горничные, да еще две сбежали сегодня ночью. Сбежали, не дождавшись утра и даже не забрав свои вещи. Если так пойдет и дальше, к лету мы останемся здесь вдвоем: вы да я.

– Но у этой горничной нет даже рекомендаций. А когда Жиль открыл ей утром, она приняла его за привратника и так схватила за галстук, что едва не задушила. А вы видели, как она прибирается? После нее грязи становится больше, чем было! А когда я сунула ей в руки метелку, она вернула ее мне назад и сказала, что от пыли у нее начинается насморк.

– Захочет есть, быстро всему научится. А если не захочет учиться сама, я ей сумею вправить мозги.

– И все же я считаю, что взять ее было бы ошибкой, – возразила миссис Кэвендиш, раздувая свои тонкие ноздри.

Марта посмотрела на нее с таким видом, словно собиралась вправить мозги и самой миссис Кэвендиш, и жарко зашептала:

– Пусть даже это будет ошибкой, но мы должны принять эту девушку. Что еще нам остается? Теперь, когда в доме появилась новая жена хозяина, все станет еще хуже. Хотя куда уж хуже? Даже мужчины боятся с наступлением темноты покидать свои комнаты. Никто не хочет рисковать…

Очевидно, Лотти неосторожно повернулась потому что обе женщины дружно вздрогнули и посмотрели в ее сторону. Они выглядели так, словно Лотти застала их за бутылочкой хереса.

Миссис Кэвендиш ринулась вперед первой, гремя связкой ключей, висевших у нее на поясе, и складыва на ходу свои тонкие губы в подобие улыбки.

– Ах, миледи, что вы здесь делаете? Если вам что-то потребовалось, вам достаточно было просто позвонить.

– Это так, дорогая, – подхватила Марта. – Не забывайте, что вы теперь маркиза, а значит, старая Марта прибежит по вашему первому зову.

Лотти не успела перевести дыхание, как женщины окружили ее. Не переставая восклицать и приговаривать, они проворно спровадили Лотти с кухни, оставив ее в полном неведении относительно того, чего еще ей ожидать в самом недалеком будущем.

Поскольку ни Марта, ни миссис Кэвендиш не знали, где может быть сейчас Аллегра, Лотти решила поискать ее возле дома. Она вышла за порог, холодный ветер сразу же обжег ей щеки и принялся рвать с плеч наброшенную шаль. Трудно было поверить, что где-то светит солнце, что где-то теплый ветерок шелестит молодой листвой, а на клумбах распускаются тюльпаны. Здесь, на краю света, не было ничего, кроме диких пустошей, резкого ветра, холодного моря и низкого серого неба.

Справившись с желанием махнуть на все рукой и вернуться под крышу, Лотти пошла вперед, продолжая прокручивать в голове только что подслушанный разговор. Что бы там ни говорил Хайден, но стоны, которые Лотти слышала прошлой ночью, не могли быть игрой ее воображения. Их слышали многие, и не в первый раз. Что ж, впредь Лотти будет готова ко всему и не станет впадать в панику, подобно напуганным служанкам. Она найдет в себе достаточно мужества, чтобы разгадать тайну этих стонов, и доберется туда, где звучит по ночам нечеловеческая музыка, даже если для этого ей придется вновь вступить в противоборство со своим мужем.

Пройдя двором и пустынным садом, она наконец отыскала Аллегру. Та сидела на засохшей яблоне, возле которой, упав лицом в грязь, валялась одноглазая кукла.

Лотти сочувственно покачала головой, подняла куклу, вытерла ей испачканный нос и посадила, прислонив к стволу дерева.

– Эй, наверху! – крикнула она Аллегре. – Не хочешь слезть и поговорить со мной?

– Нет, спасибо, – мрачно ответила девочка, продолжая смотреть куда-то за горизонт. – Мне и здесь хорошо.

На раздумья Лотти не потребовалось и секунды.

– Отлично, – сказала она. – Если ты не хочешь спускаться, тогда я сама заберусь к тебе.

Урок, полученный в вечер несостоявшегося дебюта, пошел впрок, и перед тем как вскарабкаться на дерево, Лотти перевязала шалью юбку, перехватив ее между ног так, что образовалось подобие мужских брюк.

До ветки, на которой сидела Аллегра, она добралась, почти не запыхавшись.

– Вот уж не думала, что леди умеют лазить по деревьям, – недоверчиво протянула Аллегра.

– Леди должны уметь делать все, – наставительно ответила Лотти и негромко добавила, слегка наклонившись вперед: – И могут делать, что хотят, особенно когда их никто не видит.

Она уселась на развилке ветвей и осмотрелась круг. С одной стороны до самого горизонта катили серые морские волны, увенчанные белыми барашками пены, с другой – бесконечное море колышущейся под ветром травы. От этого простора кружилась голова.

– Что ты здесь делаешь? – поинтересовалась Аллегра. – Почему ты не с папой?

– На самом деле он-то меня и послал искать тебя. Надеется, что я сумею помочь тебе справиться с уроками.

– У меня нет уроков.

– А теперь будут, – сказала Лотти, слегка задетая резким тоном Аллегры. – Я привезла с собой из Лондона много интересных и полезных книг – «Мировую историю» Рейли, «Философию ботаники» Линнея и «Историю римского права в Средние века» Савиньи.

– Не люблю книг.

Теперь пришел черед Лотти с недоверием посмотреть на Аллегру. Она еще не встречала человека, который не любил бы книг.

– Если ты говоришь, что не любишь книг, значит, ты никогда не читала «Замок Вольфенбах», который написала миссис Парсонс. Это такой страшный роман что я, прочитав его, целую неделю не могла спать без света.

– Марта говорит, что книги – это пустая трата бумаги и времени, – презрительно фыркнула Аллегра. – И что лучше учиться сажать картошку, чем их читать.

Лотти была потрясена.

– Как? – воскликнула она. – «Полночный колокол», «Таинственное предсказание», «Кровавый монах» – это пустая трата бумаги и времени? Если бы Марта прочитала эти романы, она бы так не говорила!

Тут Лотти вспомнила о том, что должна во всем являться примером для Аллегры, и продолжила, умерив немного свой пыл и сумев взять себя в руки:

– Хотя я и не умею сажать картошку, но все же предлагаю встретиться в классной комнате перед чаем. Пусть это будет наш первый урок. Договорились?

– Хорошо. Тем более что ведь у меня все равно нет выбора, правда, мамочка?

На этот раз Аллегра произнесла это слово с непередаваемым презрением.

– Я не твоя мамочка, Аллегра, – ответила Лотти – и можешь впредь так меня не называть. Я не собираюсь ею притворяться.

– Тогда не притворяйся, что любишь меня, – пробурчала девочка, подтягивая коленку к груди и переводя взгляд в сторону моря. – Я же знаю, что меня никто не любит.

– Думаю, ты не права. Мне кажется, твой отец очень тебя любит.

– Ха! Не любит он меня! Просто покупает для меня дорогие игрушки, вроде этой дурацкой куклы.

– Ты его дочь, – нахмурилась Лотти, встревоженная отчаянными нотками, прозвучавшими в голосе Аллегры. – Он хочет тебя побаловать. Кто, кроме него, стал бы это делать?

– Ты умеешь хранить тайны? – неожиданно спросила Аллегра, поворачиваясь к Лотти.

– Нет, – честно призналась та.

Аллегра удивленно подняла брови и вновь переве взгляд на волны.

– Он балует меня потому, что моя мать была сумасшедшей, и я тоже стану такой же, – сказала она.

Хотя Лотти была призвана обучать Аллегру, в эту минуту она поняла, что сама может многому поучиться у этой девочки. То, что первая жена Хайдена была сумасшедшей, ее не слишком удивило. Какая же нормальная женщина может изменить мужчине, который умеет целоваться так, как Хайден?

– Это папа тебе сказал, что ты станешь сумасшедшей? – спросила Лотти.

– Конечно, нет, – презрительно откликнулась Аллегра. – Он вообще со мной ни о чем не разговаривает и уж особенно о таких вещах. Но я слышала, как слуги шептались об этом. Они не знали, что я подслушиваю. «Бедный ребенок. Она точная копия своей матери!» И качали при этом головами так, словно я уже сошла с ума.

– А сама ты не чувствуешь себя сумасшедшей?! – спросила Лотти, всматриваясь в лицо девочки.

Аллегра задумалась так, словно подобная мысль никогда не приходила ей в голову, а затем ответила:

– Нет, – и заморгала, сама удивившись своему ответу. – Но я часто испытываю гнев и злобу, – решительно добавила она.

Лотти беззаботно рассмеялась, легко перескочила на соседнюю ветку, а оттуда спрыгнула на землю.

– Ерунда! – воскликнула она. – Я сама была такой же. Не горюй, это скоро пройдет.

Оказавшись на земле, Лотти развязала шаль, которой была перехвачена ее юбка, подумала вскользь, не забрать ли ей куклу, но потом решила оставить ее на попечение Аллегры. Затем накинула шаль на плечи и рванула к дому.

– Знай, он никогда не полюбит тебя, – раздался вслед голосок Аллегры. – Он никого не любит, кроме нее.

Лотти отряхнула с юбки прилипшую травинку, справилась со своим замешательством и с вызовом ответила:

– Ну, это мы еще посмотрим!

11

25 мая 1825 г.

Дорогая мисс Тервиллиджер!

Я пишу, чтобы принести свои глубочайшие извинения за те многочисленные проделки, которые позволяла по отношению к Вам в то время, которое провела в школе миссис Литтлтон. Положив руку на сердце, я должна признаться, что вела себя крайне недостойно и глупо.

Теперь я понимаю, насколько возмутительно и непростительно приводить в чью-то спальню домашних животных. Подобные поступки ужасны. (Могу лишь заметить, что Вам еще повезло: я привела к Вам в спальню пони. Уверяю Вас, что козел в спальне – это еще хуже и опаснее, особенно для шелкового белья, цветов, лент и соломенных шляпок.)

Позвольте также заметить, что связанные пальцы . на перчатках не столь большая неприятность, если сравнить это с застроченными швами на панталонах, после чего при первой же попытке присесть вы производите такой звук, который непозволителен в любом приличном (и даже неприличном) обществе.

Только сейчас я по-настоящему сумела понять и оценить Вашу безграничную выдержку. Каждый раз когда мне хочется закричать, когда мои пальцы непроизвольно тянутся к горлу моей мучительницы, я вспоминаю вас и заставляю себя спокойно улыбнуться. Когда я слишком часто ловлю себя на том, что непроизвольно пробую большим пальцем, хорошо ли заточен кухонный нож, я вспоминаю Вас, и это дает мне силу перенести любые испытания, не взяв на душу грех убийства.

Мне приятно сознавать, что Вы теперь могли бы гордиться своей ученицей. Знайте, что я всегда останусь всецело преданной Вам Карлоттой Оукли.

P.S. Не знаете ли Вы случайно средства, с помощью которого можно вывести с кожаных ботинок следы от черной смородины?


30 мая 1825 г.

Дорогая тетушка Диана!

Хотя мы сейчас живем в разлуке, я знаю, что вы помните о моем дне рождения, который будет скоро, летом. Я очень надеюсь получить от вас в подарок новую шляпку и «вечные» штаны из чертовой кожи. (Пару полусапожек я тоже приняла бы с огромной радостью.)

Обожающая вас племянница, Лотти.

P.S. Огромный привет дяде Тену и близнецам, пожалуйста, не говорите им про штаны.


4 июня 1825 г.

Дорогой Джордж!

Представляю, как ты должен смеяться, вспоминая что твоя младшая сестра стала – о боже, страшно подумать об этом! – матерью! Ведь ты всегда говорил что я о самой себе с трудом могу позаботиться. Правда, мы оба знаем, что это не совсем так. Я всегда с удовольствием занималась своими племянниками, Николасом и Элли. А еще ты считал, что я недолюбливаю Элли за то, что она как две капли воды похожа на меня саму в детстве. Однако должна признать, что, помимо недостатков, у нее были и серьезные достоинства, среди которых я прежде всего отметила бы рассудильность и уверенность в своей красоте.

Полагаю, что ты был бы удивлен, увидев, какой серьезной я стала дамой. Но я же должна являть собой пример для своей маленькой падчерицы и направлять ее твердой, но любящей рукой.

Так что сохрани в памяти образ той беззаботной девочки, которую ты называл своей сестрой (помимо других слов), и знай, что нежная радость материнства превратила ее во взрослую, умудренную жизненным опытом женщину.

Твоя сестра Карлотта.

P.S. Знаешь, ты был не прав насчет коричневых пауков. Их укус вовсе не смертелен, даже если такой паук по недосмотру попадает в твой башмак.


8 июня 1825 г.

Дорогие Лаура и Стерлинг!

Пожалуйста, простите меня за то, что я давно вам не писала, но все мое время занято нежными хлопотами, связанными с мужем и приемной дочерью. Общение с ними доставляет мне столько радости, что порой бывает трудно выкроить свободную минутку для чего-нибудь другого.

Я знаю, как много сомнений вызывал у вас этот брак, но могу заверить, что у меня появился не только обожающий меня муж, но и любящая дочь. Прощу вас не допускайте даже мысли о том, что мне может быть плохо и меня нужно жалеть. Не выдержу, если вы это себе позволите!

Обещаю впредь писать как можно чаще. А пока прошу представить меня живущей в атмосфере вечного праздника, который может возникнуть только в счастливом союзе мужчины, женщины и ребенка.

Любящая вас Лотти.

P.S. Не пришлете ли вы мне новый желтый зонтик? На старый я неудачно села, и он совсем сломался.


10 июня 1825 г.

Дорогая моя Гарриет!

Прости за отвратительный почерк, но я вынуждена писать, забившись в чулан. (Представь себе свою модную, элегантную подругу сидящей в чулане на перевернутом ведре и держащей на коленях этот лист бумаги.).

Ты спросишь, что я делаю в чулане? Всему свое время, дорогая.

Я огорчилась, узнав из письма Джорджа, что ты после моего отъезда в Корнуолл вернулась домой. Уверяю тебя, что Стерлинг и Лаура были бы только рады, если бы ты погостила у них до конца сезона. Ходила бы на приемы, каталась бы в фаэтоне по парку, флиртовала и танцевала бы на балах, одним словом, получала бы все те удовольствия, которых а лишилась ради одного поцелуя. (Правда, нужно признаться, что это был восхитительный поцелуй!)

Если ты подумала, что я забилась в чулан, скрываясь от разгневанного мужа, то ты ошибаешься. Маркиз чрезвычайно добр ко мне. Иногда мне даже хочется, чтобы он прикрикнул на меня, дав тем самым понять, что помнит о моем существовании. А так, хотя он и изображает из себя настоящего джентльмена, но смотрит чаще не на меня, а сквозь меня, словно не видит. (А я, как ты знаешь, терпеть не могу, когда на меня не обращают внимания.) Нет, в чулан я спряталась от его дочери, десятилетнего монстра, который преследует меня буквально по пятам. Впрочем, долго отсиживаться в чулане мне не придется, через час у нас начнутся «занятия». Как правило, на них мы спрягаем французские глаголы, и моя ученица при этом все время зевает и смотрит в окно. А вчера, придя к себе в комнату, я обнаружила, что все мои чернила – прекрасные чернила! – подменены сапожной ваксой. Сначала я хотела отыскать девчонку и вылить ей эту ваксу на голову, но потом все же сумела сдержаться.

Как относится сам маркиз к проделкам своей дочери? Никак! Выслушает, пошевелит бровями и снова примется читать свою «Таймс». Иными словами предоставил нам полную свободу сражаться друг с другом без его вмешательства, и пусть победит сильнейший!

Мое единственное утешение – роман, который я продолжаю писать урывками по вечерам. (Я ведь уже писала тебе про свой роман.) К счастью, ночи проходят спокойно, и привидение больше не появляется. (Про привидение я тоже писала.)

Постой! Что я слышу? Под чьими шагами застонали вдруг ступени? О ужас! Они приближаются. О счастье! Это не демон, это всего лишь наша новая горничная, которую Марта наняла на свою погибель. Никогда в жизни не видела более неуклюжего создания, чем эта горничная. Она ходит, тяжело ступая, словно краб и оставляет за собой бесчисленные осколки битого стекла. По этому звону и причитаниям Марты можно легко проследить за всеми передвижениями нашего чудища по дому.

Я еще о многом хотела бы рассказать тебе, но меня здесь скоро найдут, это лишь вопрос времени. Ах, милая моя, дорогая Гарриет, как бы мне хотелось, чтобы ты была рядом!

Навек твоя Лотти.

P.S. Если я найду у себя в туфле хотя бы еще одного жука, клянусь, мой муж будет не единственным в этом доме человеком, которого подозревают в убийстве!


Спустя пару дней после отправки последнего письма на небе проглянуло солнце. Почувствовав наступление настоящей весны, Лотти решила ненадолго сбежать из дома чтобы немного отдохнуть от вездесущей Аллегры.

Подходя к конюшне, она вдруг почувствовала спиной чье-то дыхание и обернулась, чтобы высказать наконец этой несносной шпионке все, что она о ней думает.

Но это была не Аллегра. Вслед за Лотти на тонких лапках неуверенно семенил рыженький котенок.

Лотти отшатнулась так, словно увидела перед собой бенгальского тигра.

– Брысь! – закричала она. – Хватит с меня кошек! Проваливай, дружок, туда, откуда пришел.

И она поспешила вперед, стреляя на ходу из воображаемого ружья.

Котенок, нисколько не смущенный ее отказом, догнал Лотти и ткнулся мордочкой ей в ногу. Лотти застонала, нагнулась и подняла котенка. Он был тощий, жалкий и скорее не мяукал, а крякал, отчего был похож больше на утенка, чем на будущую грозу амбарных мышей.

Из конюшни показался молодой темноволосый конюх. Увидев котенка на руках Лотти, он снял с головы шапку и сказал с поклоном:

– Простите за беспокойство, миледи. Его мать пропала. Оставила его и еще троих котят одних, а они и лакать-то еще не научились.

– Ты сказал, еще троих, Джим? – переспросила Лотти, едва удерживаясь, чтобы не застонать снова.

– Боюсь, что так, – грустно покачал головой парень.

И словно в подтверждение его слов из конюшни высыпали еще три котенка – разноцветные, маленькие, похожие издали на пестрых крыс.

Рыжий котенок забрался тем временем на плечо Лотти, и ей оставалось лишь обреченно вздохнуть.

– У тебя найдется корзина, Джим? – спроси она.

Для того чтобы остаться незамеченной, Лотти пролезла вместе с корзиной в раскрытое окно на той стороне дома, что выходит к морю. Она отодвинула тяжелы шторы, шагнула в комнату и увидела перед собой большой письменный стол, заваленный бухгалтерскими книгами в темных кожаных переплетах.

За столом сидел ее муж.

Он смотрел на Лотти с неподдельным интересом, словно на вылезающую из стены гусеницу.

Лотти прижала к груди корзину, которую она, слава богу, догадалась завязать сверху платком, и воскликнула с притворной радостью:

– Привет! Ты здесь? – И продолжила как можно громче, стараясь заглушить многоголосое мяуканье: – Прекрасный сегодня день, не правда ли? А я вот ходила, собирала… – Она сбилась, соображая, что она могла бы собирать в таком пустынном месте, и наконец придумала: – Орехи. Целую корзину орехов набрала.

Хайден вежливо улыбнулся и ответил:

– Не позвать ли Марту? Пусть попросит повариху испечь пирог.

Лотти тревожно посмотрела на мужа и быстро возразила:

– Нет, не надо! Не делай этого! Я… я лучше съем их сырыми. Я обожаю грызть орехи.

– Как хочешь, – пожал плечами Хайден и вновь углубился в свои бумаги.

Она потихоньку побрела к двери.

– Карлотта!

– Да?

– Они, наверное, есть хотят, – сказал Хайден, не поднимая головы. – Зайди на кухню, пусть им дадут молока и рыбы.

Лотти окаменела. Аллегра была права, этот человек в самом деле невыносим. Она покосилась на платок, которым была обвязана корзина. Что там говорили Лаура и Диана, готовя ее к первой брачной ночи? Что любящие люди иногда обмениваются самыми неожиданными дарами?

– Вы сами во всем виноваты, милорд, – заявила Лотти, гордо задирая голову.

Наконец-то ей удалось привлечь к себе его внимание. Он даже голову от бумаг поднял.

– Я виноват? – спросил Хайден.

– Да. Потому что испортил сюрприз, который я хотела тебе преподнести. – Лотти приблизилась к столу, обрадованная тем, что ей удалось пробудить в Хайдене какое-то чувство, хотя бы подозрительность. – Я собиралась перевязать корзину красивой лентой и подарить тебе.

Лотти поставила корзину на стол и с ловкостью фокусника сорвала с нее платок. Котята вылезли из корзины и тут же разбежались в разные стороны, ковыляя по столу на своих дрожащих лапках. Хайден выглядел не более обрадованным, чем если бы Лотти вывалила ему на стол выводок гремучих змей. Один котенок, пестрый, не теряя времени, принялся грызть кончик пера, которым писал Хайден, а другой, полосатый, направился прямиком к бутылочке с чернилами.

Хайден с завидным проворством схватил бутылочку. Котенок, не ожидавший такого поворота событий, промахнулся, сорвался с края стола и плюхнулся в корзину для бумаг, откуда сразу же донеслось его жалоб мяуканье.

– Ой, взгляни! – указала Лотги на рыжего котенка.

Тот уже успел забраться по рукаву Хайдена и присосался к пуговице на его сюртуке так, словно обнаружил сосок пропавшей матери.

– Разве это не чудесно? Этот малыш решил, что ты его мать.

– К счастью, я не его мать! – поморщился Хайден оторвал от себя котенка и отставил его на расстояние вытянутой руки. – Благодарю вас за щедрый подарок миледи, но прошу вас поскорее убрать от меня этих… созданий.

Лотти почувствовала себя так неловко, словно опрокинула на себя блюдце со сметаной.

– Не знаю, что мне делать, – сказала она. – может быть, ты позвонишь Марте и прикажешь запечь котят в пирог?

– Не искушай меня, – проворчал Хайден, пытаясь стряхнуть с ноги вцепившегося в брюки полосатого котенка, который к тому времени уже успел перевернуть корзину для бумаг и выбраться на свободу.

– Об этом я и не мечтаю, – заверила его Лотти, широко улыбнулась и вышла из комнаты.

Она все еще продолжала улыбаться, пробираясь через холл к лестнице, ведущей на кухню. Надо же попросить для котят немного молока и рыбы! Хотя бы в этом Хайден проявил сострадание. Может быть, со временем ей и впрямь удастся добиться чего-нибудь, следуя инструкциям Лауры и Дианы? Во всяком случае, привлечь к себе внимание мужа ей сегодня удалось.

Возле лестницы, ведущей на кухню, Лотти встретила горничную с растрепанными, вылезшими из-под белого чепца рыжими локонами. Поравнявшись с Лотти, горничная не остановилась, чтобы сделать перед хозяйкой реверанс, как это было положено, но проскочила мимо, чуть слышно извинившись на ходу и отвернув в сторону залитое краской лицо.

Лoтти проводила ее взглядом, покачала головой и направилась дальше.

Она не успела спуститься вниз, как до ее ушей долетели с кухни возбужденные голоса и смех. Лотти перегнулась через перила, желая посмотреть, что там пооисходит, и увидела нескольких слуг и горничных, с интересом рассматривавших какой-то лист бумаги, расстеленный на сосновом столе, вокруг которого они сидели. Жиля, Марты или миссис Кэвендиш Лотти среди них не заметила.

– Прочитай-ка еще разок, Кук, – потребовала одна из поварих, тыча пальцем через грузное плечо рассыльного.

– Сама прочитай, – проворчала Кук, наклоняясь над столом так низко, что ее длинный нос едва не уткнулся в газетный лист.

– Она не умеет, – съехидничал рассыльный. – Мама не научила ее читать.

Повариха сильно ущипнула рассыльного и ответила:

– Зато она научила меня кое-чему другому, верно Мак?

Тут все слуги закатились от смеха, а Кук сказала, протягивая через плечо еще один лист:

– Вот, возьми это. Здесь с картинками.

– О-о-о! – в один голос взревели слуги, выхватывая лист из руки Кук и чудом не разорвав его пополам.

Лотти наклонилась вперед и прищурила глаза, она сгорала от любопытства. Теперь было ясно, что слуги развлекались чтением газеты. Но как она ни крутила головой, смогла лишь разобрать, что на карикатуре изображены двое – мужчина и женщина.

– Хотите послушать, что здесь пишут? – пританцовывая от нетерпения, воскликнула одна из горничных, которая явно умела читать. – Прежде чем вступить с ним в брак, она, как утверждают, переменила немало мужчин, среди которых был сам король.

Многие из слуг при этом ахнули, а горничная тем временем продолжала:

– Ее бывшие любовники как один уверяют, что в любовных утехах она не знает устали и ее тягу к ним можно сравнить разве что с ее амбициями.

Лотти сочувственно покачала головой. Когда-то и сама она набрасывалась на подобные бульварные сплетни, быть может, даже с большей страстью, чем эти слуги, но теперь она не могла испытывать ничего, кроме сочувствия, к той несчастной женщине, на которую обрушились жадные до сенсаций газетчики. Ни одна женщина, какой бы она ни была, не заслуживает такого отношения.

– Ну и ну! – проворчала Кук. – Она хуже паука, который плетет свою паутину, чтобы поймать в нее жирную муху!

– Эй! А вот послушайте-ка! – воскликнула грамотная горничная, разворачивая новый, неизвестно откуда появившийся памфлет. – После жаркой ночи проведенной в греховных усладах, находчивая дочь ректора сумела найти знатного джентльмена, готового откликнуться на ее мольбы.

– По этой картинке не скажешь, что она молится! – рассыльный развернул газетный лист, на котором была изображена молодая женщина с горящими глазами и растрепанной прической. Она стояла на коленях перед глумливо усмехающимся джентльменом, при этом грудь женщины была обнажена. Да, рассыльный прав. Эта женщина точно не молилась.

Лотти неожиданно замутило от дурного предчувствия. Но неужели вот это может быть написано о ней? Нет, Стерлинг не допустил бы такого, он просто-напросто поубивал бы этих писак или нашел бы другой способ заставить их навсегда заткнуть свои поганые глотки.

– Неудивительно, что хозяин не спешит пригласить ее в свою постель, – заметил один из садовников. – Наверное, опасается, что она может заразить его дурной болезнью.

– Или выжидает, чтобы посмотреть, не носит ли она под сердцем ребеночка от кого-нибудь из своих прежних дружков!

Снова раздался взрыв хохота, но тут одна из горничных обернулась и резко замолчала. Щеки ее буквально на глазах из пунцовых стали мертвенно-бледными, словно мел. Поначалу Лотти подумала, что горничная перепугалась, заметив ее, но увидела, что та смотрит куда-то выше и левее. Вслед за горничной притихли и остальные слуги.

– Может, кто-нибудь объяснит мне, что все это значит? – прогремели в звенящей тишине слова Хайдена.

Лотти хотела повернуться и убежать, но сильная рука мужа удержала ее на месте. Первым порывом Лотти было прижаться к плечу Хайдена, укрыться под его надежной защитой, но она поборола в себе это желание и осталась стоять, выпрямив спину. Позади Хайдена виднелось рассерженное лицо Марты и бледное как полотно лицо миссис Кэвендиш.

Газеты начали быстро и незаметно исчезать со стола.

– Мы просто слегка развлекались здесь, милорд, – плаксиво заныла Кук. – Мы не хотели ничего плохого.

Хайден заметил газету, которую рассыльный пытался спрятать за спину, и выхватил ее. Но прежде чем он успел развернуть лист, рядом оказалась Лотти.

– Нет! – крикнула она, вырвала газету и поспешно смяла ее в комок.

Хайден спокойно разжал пальцы Лотти, вынул из них бумажный шар и стал разворачивать. Лотти впилась глазами в его лицо.

Хайден быстро просмотрел рисунок, статью и буквально налился кровью. Затем снова скомкал газету и мягко сказал, повернувшись к Лотти:

– Прости. Мне хотелось уберечь тебя от этого.

После этого вся его мягкость мгновенно улетучилась, и он закричал громовым голосом, обращаясь к слугам:

– Кто принес в мой дом эту гадость?

Казалось, что слуги даже перестали дышать. Хайден подошел к Кук и молча протянул ей раскрытую ладонь. Кук также молча достала из-под стола еще один желтоватый газетный лист и положила в руку хозяина. Хайден, не глядя, швырнул газету в пылающий камин. Остальные слуги не заставили себя ждать и дружно принялись швырять в огонь припрятанные газеты.

Когда догорел последний лист, Хайден обернулся и жестко сказал:

– Миссис Кэвендиш, вы персонально отвечаете за поведение прислуги. Будьте любезны, объясните, кто принес в мой дом это… эту…

– Н-но, милорд, – заикаясь, ответила экономка, делая шаг вперед. – Я сама ничего об этом не знала, пока мне не сказала Мегги, а мне она сказала то же, что и вам. Как мне теперь найти виновного?

Марта прищуренными глазами обвела лица слуг – одного за другим, а затем процедила сквозь зубы:

– Предоставьте это мне.

И исчезла в темном коридоре, где были расположены комнаты для прислуги.

Вновь повисла мучительная тишина, а затем кто-то из слуг сказал, указывая пальцем на камин:

– Все, что пишут эти газеты, – чушь, это каждый знает. Мы не перестанем после этого уважать ее.

Хайден шагнул вперед – напряженный, подобранный, и была секунда, когда Лотти подумала, что он сейчас свернет этому слуге шею.

– Ее? Кого ты имеешь в виду, не мою ли жену? – Глаза Хайдена горели таким огнем, что даже Лотти стало не по себе. – Свою хозяйку? Маркизу? Леди, которая имеет полное право всех вас выгнать взашей отсюда, и без всякого выходного пособия и рекомендаций?

Слуги опустили головы, втянули плечи и стали такими ничтожными и жалкими, что Лотти твердо решила про себя никого из них не выгонять. Быть может, этот урок пойдет им на пользу.

Тут на кухню вернулась Марта, причем не одна, а с рыдающей молоденькой горничной, которую она тащила за руку. Лицо горничной было почти целиком скрыто под съехавшим на лоб чепцом. Собственно говоря, можно было рассмотреть лишь пару дрожащих губ и покрасневший от слез кончик носа.

– Я нашла того, кто это сделал! – торжественно объявила Марта. – Стоило щипнуть ее пару раз, как эта мерзавка призналась, что именно она притащила целый портфель, набитый этими газетенками. Ну, а теперь проси прощения у хозяйки, дрянная девчонка, а затем отправляйся укладывать свои вещи.

С этими словами Марта вытолкнула провинившуюся горничную вперед и сорвала у нее с головы чепец.

На свет показались жидкие бурые пряди волос, а с ними – некрасивое, распухшее от слез лицо.

– Гарриет! – ахнула Лотти, вглядевшись в горничную.

– Лотти!

И Гарриет бросилась в объятия подруги, едва не сбив ее при этом с ног.

12

– Миледи, что вы делаете? – испуганно спросила Марта. – Неужели вы в самом деле знаете эту паршивку?

– Еще как знаю, – ответила Лотти, крепко прижимая к себе плачущую девушку. – Эта паршивка – моя лучшая подруга, мисс Гарриет Димвинкл, а ее отец – судья в Кенте.

– Судья? – Марта попятилась назад, и Кук поспешила подставить ей табуретку.

Старая няня тяжело опустилась на нее, заранее готовая к тому, что теперь ее отдаднаползали друг на друга. Глаза Марты остекленели, словно уже видели перед собой мрачную тюрьму, затерянную в глухих болотах.

Миссис Кэвендиш недоверчиво хмыкнула и заметила не без злорадства:

– Тебе нужно было послушать меня. Говорила же что нельзя брать в дом эту глупую… – она перехватила предупреждающий взгляд Лотти и немедленно исправилась, – …эту милую девушку.

Немедленно появились еще два стула, на один из которых Лотти усадила свою подругу, а на второй уселась сама.

– А я думала, что ты уехала домой, в Кент, – сказала она, беря в ладони руки Гарриет. – Каким образом ты оказалась здесь, в Корнуолле?

– Да, да, мне тоже очень интересно было бы услышать ответ на этот вопрос, – сказал Хайден, вытаскивая из кармана носовой платок и протягивая его Гарриет. Затем он прислонился спиной к камину, сложил на груди руки и приготовился слушать.

– Я сбежала, – всхлипнула Гарриет. – Сказала герцогу и герцогине, что возвращаюсь домой, но на самом деле и не собиралась делать этого. Я знаю, как расстроились бы мои родители, возвратись я домой. Они-то надеялись, что мне удастся найти себе мужа и наконец-то можно будет сбыть меня с рук.

– Но как же ты добралась сюда одна, без сопровождающих? – спросила Лотти.

– Твоя сестра посадила меня в карету, отправлявшуюся в Кент, но я вышла через вторую дверь, и купила билет до Корнуолла. Никто и не заметил моего исчезновения, – и Гарриет громко высморкалась в платок Хайдена.

– Бедняжка, – сказала Лотти и поправила волосы на голове Гарриет. – А где твои очки?

– В карете я сняла их, чтобы протереть, положила на сиденье, и тут же на них сел какой-то толстый джентльмен. Он их раздавил, но даже не извинился и назвал меня растяпой.

На глазах Гарриет снова засверкали слезы. Лотти сжала руку подруги и поспешно спросила стараясь опередить новый поток рыданий:

– А почему ты сразу ко мне не пришла? К чему было устраивать весь этот маскарад?

Гарриет покосилась в сторону Хайдена и ответила:

– Я боялась, что он отошлет меня к родителям, – и добавила тихим шепотом, наклонившись к уху Лотти: – Или сделает так, чтобы я вовсе исчезла.

– И все же, мисс Димвинкл, как ни любопытно слушать о ваших приключениях, хотелось бы узнать зачем вы притащили в мой дом эти дурацкие газеты? – сурово спросил Хайден.

– Их продавали возле гостиницы, в которой я ожидала почтовую карету. Я потратила все оставшиеся деньги, до последнего шиллинга, чтобы скупить их как можно больше. Мне хотелось, чтобы как можно меньше людей смогли прочитать их. А сами газеты я собиралась сжечь при первой же возможности.

– Но так и не сожгли, – вежливо напомнил Хайден.

– Если честно, то я про них просто забыла. Закрутилась с приборкой, полами, посудой…

– …щипками, – дополнила Лотти, одарив Марту укоризненным взглядом.

– А кто их украл из моего чемоданчика, я не знаю, – беспомощно пожала плечами Гарриет. – Кто мог это сделать?

– И в самом деле, кто это мог сделать? – пробормотала Лотти, стискивая зубы. Слишком поздно она поймала на себе внимательный взгляд Хайдена, слишком поздно. Ее муж, не сказав ни слова, вышел из кухни. Лотти ничего не оставалось как только последовать за ним.

Аллегру они нашли в классной комнате. Девочка сидела за партой и старательно переписывала с черновика арифметические примеры в чистую тетрадь. Сегодня ее испачканные грязью чулки были аккуратно натянуты, а волосы перетянуты зеленой лентой. Точно такой же лентой были перевязаны и остатки волос на голове куклы, сидевшей за партой рядом со своей новой хозяйкой.

Увидев входящую в комнату Лотти, Аллегра вежливо встала и сказала:

– Добрый день, мамочка. Пора начинать урок?

– Немного погодя, – заметил Хайден, входя в классную комнату вслед за Лотти.

Тень Хайдена упала на парту, а улыбка на лице Аллегры мгновенно растаяла.

– Вы ничего не хотите нам сказать, юная леди? – спросил Хайден.

Аллегра медленно дописала колонку цифр и только после этого отважилась поднять голову. Ей все уже было понятно.

– Не скажу, что мне жаль, что так получилось, потому что на самом деле мне вовсе не жаль, – сказала она. – Я решила, пусть все знают, на ком ты женился, папа.

– Ты еще слишком молода и, вероятно, и не понимаешь, что все, написанное в газетах такого пошиба, – это ложь, злая ложь, – сказала Лотги, стараясь держать себя в руках. – А делается это для того, чтобы продать наивным читателям как можно больше экземпляров подобного вранья.

Девочка сунула руку в парту и вынула оттуда один газетный лист. Судя по многочисленным чернильным отпечаткам маленьких пальцев, эту, потертую уже по краям газету, читали не раз и не два.

– А что вы скажете о такой истории? Может быть это тоже ложь? – спросила Аллегра и принялась читать вслух дрожащим голосом: – «Многие до сих пор помнят о том, чем закончился брак лорда Оукли с очаровательной Жюстиной дю Лак. Думается, что его новой жене следует быть начеку. Известно, что жен Кровавого Маркиза отделяет от смерти всего лишь один шаг со скалы. Иногда они делают его сами. Иногда им помогают шагнуть в бездну».

В первый момент Лотти не решилась посмотреть в лицо Хайдену. Она затаила дыхание, ожидая его реакции. Она думала, что он рассмеется и скажет дочери, что это очередная пущенная газетчиками утка, или просто прикажет ей выбросить из головы этот вздор Судя по выражению глаз, Аллегра ждала от него того же самого. Причем ждала гораздо дольше, чем Лотти.

Наконец Лотти не выдержала и повернулась к Хайдену.

– Иди в, свою комнату, Аллегра, – приказал Хайден. Его лицо оставалось при этом совершенно непроницаемым, словно в маске. – Иди и оставайся там, пока я за тобой не пришлю.

Из горла Аллегры вырвался какой-то странный хрип. Она бросила газету на пол и молча вышла за дверь. Хайден окинул Лотти ледяным взглядом и ушел вслед за дочерью.


Хайден бешено гнал жеребца по вечерним пустошам, ему нужна была эта скачка, он хотел устать, выплеснуть накопившуюся в нем энергию. Хотя при этом отлично понимал, что, сколько ни скачи, ему никуда не убежать от взгляда Лотти, не забыть выражения ее лица когда она повернулась к нему на пороге классной комнаты.

После смерти Жюстины Хайден ловил на себе много взглядов – любопытных, подозрительных, осуждающих. Со временем он научился не замечать их, окружил свое сердце броней, но сегодня эта броня была пробита.

Куда же ему сбежать от вопрошающего, требовательного взгляда Лотти, что ему ответить на ее безмолвный вопрос, ударивший его сильнее пули?

Хайден натянул поводья, придержал жеребца, развернул его на краю болота и направил назад, к дому. Нет он ничуть не боялся свернуть себе шею, он просто не хотел рисковать жизнью ни в чем не повинного животного.

Ему давно пора было усвоить, что Лотти не пасует ни перед чем и готова принять любой вызов. Даже для него, человека, привыкшего за последние четыре года рассчитывать каждый свой шаг и следить за каждым словом, это казалось удивительным, невыносимым. Это задевало его до глубины души.

Хайдену порой хотелось увидеть в глазах Лотти страх, ненависть, отвращение, в конце концов. Разве он не заслужил всего этого своим поведением? Однако казалось, что она по-прежнему готова поверить ему, и эта возможность оказывалась для Хайдена еще большим искушением, чем сводящие с ума изгибы тела Лотти. И эта возможность таила в себе огромную, ни с чем не сравнимую опасность.

Хайден наклонился к шее жеребца, заставил проехать мимо дома и направился к скалам, чтобы напомнить самому себе, сколь высокой бывает плата за любую уступку.


«Она стояла на самом краю скалы, глядя на бескрайнюю пучину моря. Внизу на прибрежные камни одна за другой накатывали волны, разбиваясь и вскипая белой пеной. От земли поднимался холодный туман, он оседал на ночной рубашке, и тонкий шелк все туже прилипал к высокой груди и стройным бедрам стоявшей на обрыве женщины. Она промокла, замерзла, но не уходила от обрыва. Она размышляла о превратностях судьбы, о своей странной, запутанной жизни. Одна часть ее существа желала сбежать от ночной тени, распростершей свои крылья над мрачной землей, вторая жаждала обхватить темную пустоту раскинутыми руками и слиться, улететь вместе с ней в неведомую даль.

Женщина медленно повернулась. Он был здесь. Она знала, что он должен быть здесь, и вот уже его тень обрисовалась на сумрачном фоне ночного неба. Когда он подошел ближе, женщина отступила назад, сделав еще один шаг к бездне. Бежать? Они оба знали, что сбежать ей невозможно. Она не могла противостоять ему, как не может прилив устоять перед притяжением Луны. Оказавшись в сильных руках мужчины, женщина подняла лицо и раскрыла свои губы навстречу его поцелую.

Сначала поцелуй его был нежным, затем сделался страстным, обжигающим. Женщина прижалась к телу мужчины, полностью отдаваясь его воле, готовая исполнить любое его желание. Она стонала от мучительной сладкой боли, когда его руки касались ее губ, груди, горячей влажной плоти между слегка разведенными ногами. Но если прежде поцелуй мужчины требовал от женщины ее тела, то сегодня ставка в их любовной игре была гораздо выше – ее душа.

Ветер взмахнул своими крыльями, словно пытаясь вырвать женщину из объятий мужчины, но она лишь сильнее прижалась к нему. Она верила ему до последней секунды, до того мига, когда он оторвал губы от ее рта и легко оттолкнул от себя. Женщина вскинула руки, но они повисли в пустоте, и последним, что увидела она в своей жизни, было лицо мужчины – прекрасное, холодное лицо.

А затем она падала, падала, падала вниз, в кипящее море и прощальный крик долгим эхом отдавался в ее собственных ушах».

Лотти проснулась от крика и выпрямилась за письменным столом, чувствуя, как тело покрывается ледяным потом.

Дрожащими руками она сложила исписанные листы и закрыла лицо ладонями. Голова ее горела, глаза покраснели от напряжения. За сегодняшнюю ночь ей удалось написать почти половину главы. После того как Лотти помогла Гарриет перебраться в новую, отведенную для нее комнату, расположенную напротив холла, она вернулась к себе и поспешила выплеснуть на бумагу все накопившиеся у нее в душе сомнения и подозрения. Получилась сцена, в которой героиня осознает, что человек, которого она безумно любит, – бессердечный, жестокий убийца.

Придуманные образы причудливо переплетались с собственными переживаниями Лотти, и хотя ей не доводилось еще смотреть в лицо любовнику, она чувствовала вкус его поцелуя, ощущала странный, незнакомый жар, опаливший ее бедра.

Она прижала пальцы к вискам, пытаясь разобраться, где кончается фантазия и начинается реальность. И кто же, в конце концов, эта женщина на краю скалы – сама Лотти или Жюстина, обманутая и преданная? Что это было – картина прошлого или пророческое видение будущего? А может быть, это всего лишь игра воображения, расстроенного неприятной словесной дуэлью между Хайденом и Аллегрой?

Дверь спальни распахнулась, и Лотти вздрогнула увидев на пороге Гарриет. Та вбежала в комнату босиком, в одной ночной рубашке, с округлившимися от ужаса глазами.

– Ты слышала эти ужасные крики? Что это было? – нервно спросила она, вспрыгивая на кровать Лотти и едва не раздавив при этом спавшего на покрывале мистера Уигглза. – Это правда то самое привидение, о котором столько рассказывали мне слуги? Значит, этот дом на самом деле проклятое место.

Только теперь Лотти поняла, что крик, от которого она проснулась, вовсе не приснился ей. Вот и сейчас, если прислушаться, можно было уловить отдаленный вопль, шум и звон бьющегося стекла.

– Нет, это не привидение, моя дорогая Гарриет, – покачала головой Лотти.

– Тогда что же? – испуганно заморгала Гарриет своими круглыми, как у совы, глазами. – Быть может, дом захватили бандиты или контрабандисты? Сама понимаешь, это ведь Корнуолл. Чего доброго, еще изнасилуют нас с тобой здесь и убьют.

– Может быть, может быть, – загадочно пробормотала Лотти, оставаясь под гипнотическим воздействием сна.

Впрочем, она теперь точно знала, что ни привидение ни разбойники тут ни при чем. Вопли продолжались, наконец у Лотти лопнуло терпение. Последние три недели она старалась быть благовоспитанной женой и терпеливой мачехой, гувернанткой со стальными нервами. Хватит! Сколько можно терпеть этого десятилетнего маленького тирана, эту девчонку, которая выставила ее на смех перед всеми слугами? Сколько можно страдать из-за мужчины, который считается твоим мужем, но на самом деле даже не смотрит в твою сторону? За все нужно платить, и час расплаты настал.

Лотти встала, уложила свою рукопись в портфель и тщательно заперла его.

– Что ты делаешь? – спросила Гарриет, наблюдая за тем, как ее лучшая подруга хватает со стула платье и устремляется к двери.

Лотти обернулась на ходу и сказала с улыбкой, так хорошо знакомой Гарриет еще со школьной скамьи:

– Хочу объяснить одной юной мисс, почему меня называют «Грозой Хартфордшира».

Когда Лотти спускалась по лестнице, ведущей на второй этаж, часы в доме пробили полночь. Обычно в это время весь дом был погружен в затаенный мрак, но сегодня по нему, словно испуганные мыши, сновали слуги и горничные. Некоторые из них останавливались, чтобы проводить удивленным взглядом Лотти, летевшую по коридорам в одной ночной рубашке, с развевающимися на ходу волосами, и держащую в руке, словно знамя, так и не надетое платье.

Завернув за очередной угол коридора, Лотти столкнулась нос к носу с плотным рассыльным, тем самым, что так весело смеялся недавно над газетной карикатурой.

Он отпрянул назад, его круглые щеки покраснели, а Лотти выпалила, тронув его на бегу за плечо:

– Простите, пропустите, я очень спешу! – приложила палец к губам и таинственно добавила: – У меня любовное свидание с королем. Но только прошу вас, никому ни слова! Особенно хозяину!

Оставив рассыльного стоять на месте с раскрытый ртом, она продолжила свой путь. Для того чтобы найти дорогу, ей сегодня не понадобилась ни свеча, ни заунывная мелодия рояля. Все коридоры были ярко освещены, а обстановка вокруг скорее напоминала поле боя, чем дом, осажденный призраками. Несколько слуг стояли, словно в засаде, возле двери, ведущей в спальню Аллегры, и лица их были искажены от ужаса. Пол в коридоре был усыпан осколками стекла. Был здесь и раненый – молодой Джим с конюшни. Он стоял, прислонившись к стене, и зажимал на голове кровавую рваную рану. Дверь в спальню Аллегры была заперта, и из-за нее доносились чудовищные вопли.

Не успела Лотти подойти ближе, как путь ей загородила Мегги.

– Ах, миледи, остановитесь, туда нельзя! – воскликнула она, разводя руки в стороны. В ту же секунду в дверь с обратной стороны с грохотом врезалось что-то тяжелое и стеклянное. – Она уже подбила глаз Чаку и пробила голову Джиму!

Конюший утвердительно кивнул и поморщился от боли.

– Спасибо, что ты пытаешься защитить меня, но я справлюсь сама, – сказала Лотти. – Пожалуйста, отойди.

Мегги бросила на конюшего растерянный взгляд и крикнула:

– Приведи сюда хозяина, Джим. И поскорее!

Джим застонал и побрел на неверных, подгибающихся ногах по коридору.

– Хорошо понимаю тебя, Мегги, – сказала Лотти. – На твоем месте я сама поступила бы точно так же, но я приказываю тебе как хозяйка: отойди и пропусти меня в комнату!

Она все еще говорила с Мегги, когда в коридоре появился Хайден. Полностью одетый и даже причесанный, он выглядел словно ожившая иллюстрация со страниц романа, который начала писать Лотти. Вида не портили даже два котенка, семенившие за ним по пятам.

– Что ты задумала, черт побери? – крикнул он.

– Твоя дочь перебудила весь дом, и меня в том числеле, – так же резко ответила Лотти. – А теперь я хочу просто поговорить с ней.

Хайден оглянулся на слуг, затем схватил Лотти за руку и затащил ее в соседнюю, пустую спальню. Она была залита лунным светом – точь-в-точь как та роковая скала, которую описывала Лотти в своем произведении.

Хайден тем временем выпроводил в коридор повисших у него на брюках котят, закрыл за ними дверь, после чего шум снаружи стал значительно тише.

– Ты можешь говорить с ней хоть до посинения, но уверяю тебя, это будет пустой тратой времени. В таком состоянии, как сейчас, Аллегра невменяема. Я уже послал Марту за доктором.

– Зачем?

– Не хочу, чтобы Аллегра поранила себя или кого-нибудь еще, – он притронулся пальцем к белому шраму у себя за ухом. – Если доктору удастся влить ей в рот немного лауданума, она, может быть, проспит до утра.

Теперь Лотти узнала, откуда у Хайдена этот шрам за ухом. Узнала она и о том, сколько бессонных ночей пришлось провести Хайдену, ожидая, пока доктору удастся в очередной раз влить его любимой дочери порцию снотворного.

Лотти еще раз сочувственно покосилась на шрам и сказала:

– Мне кажется, Аллегре нужна не доза лауданума, а небольшая встряска.

– Имей в виду, я ни разу в жизни свою дочь и пальцем не тронул! – грозно предупредил Хайден.

Лотти посмотрела на него – такого большого, сердитого. Посмотрела и пожалела о том, что Хайден давно уже не трогал хотя бы пальцем ее саму. А как было бы приятно, если бы он вновь положил свою руку на ее грудь, нежно обхватил ее ладонью, словно погрузив в чашу, а потом наклонился бы и протянул губы к…

Дверь затряслась от нового вопля, долетевшего из спальни Аллегры.

– Результат налицо, – сказала Лотти. – Если бы ты вздул ее хотя бы разок, глядишь, все мы сегодня могли бы мирно спать в своих постелях. Будь любезен, скажи, по какой причине она бунтует сегодня? Очевидно, из-за вашей ссоры в классной комнате?

– Не совсем, – Хайден слегка отступил в сторону и потер ладонью шею. – Я сказал ей, что отправлю ее в школу, если она не извинится перед тобой в присутствии всех слуг. И добавил, что это мое окончательное решение.

Лотти почувствовала тепло под сердцем. Вот уж не думала она, что Хайден так яростно вступится за ее доброе имя! Однако в голове Лотти сразу же промелькнула другая, менее приятная мысль. Мысль, которая заставила Лотти запаниковать. «Ведь если он отправит Аллегру в школу, то ему не нужна станет гувернантка!»

Лотти подошла к двери и решительно взялась за ручку.

– Я тебя предупредил, – напомнил ей Хайден. – Могу повторить: слова на нее сейчас не подействуют. Они на нее вообще никогда не действуют. А уж во время припадка сумасшествия и подавно.

Лотти бросила на него недовольный взгляд через плечо и ответила:

– Хорошо, будем считать, что она сумасшедшая, пусть даже буйная.

Лотти открыла дверь и направилась к спальне Аллегры. Мегги, заметив ее приближение, заметно заволновалась, попыталась вновь перегородить своим телом дорогу, но вышедший в коридор вслед за своей женой Хайден коротко скомандовал:

– Пропустить!

Горничная тревожно взглянула на Лотти, но ослушаться хозяина не посмела и распахнула перед нею дверь, а сама поспешила укрыться в объятиях Джима.

Лотти ни разу не споткнулась и не замедлила шаг, даже когда над самой ее головой просвистел фарфоровый таз для умывания и разлетелся на мелкие осколки, разбившись о стену в считаных сантиметрах от того места, где стоял Хайден. Он ринулся было вслед за Лотти, но она захлопнула дверь спальни перед самым его носом.

Аллегра металась по комнате, ища, что еще можно было швырнуть в голову вошедшей. Все в спальне оказалось перевернутым вверх дном. Лицо Аллегры было красным, перекошенным от злости и по нему текли слезы. Лотти спокойно рассматривала девочку, и та, громко завизжав, схватила за ногу подвернувшуюся ей куклу и подняла ее над головой.

– На твоем месте я не стала бы этого делать, – громко заметила Лотти.

Аллегра замерла с поднятой рукой, а Лотти тем временем повернула в двери ключ.

Затем Аллегра медленно опустила куклу и сказала, дико глядя на Лотти:

– Разве тебя не предупредили, что ко мне нельзя подходить, когда у меня припадок? Я… я не отвечаю за себя. Могу ударить тебя, исцарапать или… или даже укусить! – и она показала свои острые зубки.

– Если ты сделаешь это, я тоже тебя укушу, – ответила Лотти. – Мне не привыкать, я однажды самого короля укусила.

У Аллегры от неожиданности отвисла челюсть.

– Какого короля? – растерянно спросила девочка. – Английского?

– Именно. Тогда, чтобы оттащить меня, потребовалось шестеро охранников. Или их было восемь? Не помню.

На самом деле их было трое, но Лотти решила, что капелька преувеличения не повредит.

Она подошла к кровати, на которую вскочила Аллегра. Девочка отпрянула назад, прижалась спиной к стене и вновь закричала, хотя и не так уверенно, как прежде:

– Я тебя предупредила! Не подходи ко мне. Если подойдешь, я… перестану дышать и посинею.

– Начинай, не стану тебе мешать, – ответилаЛотти, присела на краешек кровати и улыбнулась, выжидающе глядя на Аллегру.

Та теперь скорее растерянная, чем разъяренная, глубоко вдохнула, надула щеки и задержала дыхание. Лотти спокойно, вполголоса, считала секунды. На счет тридцать пять Аллегра сдалась, с шумом выдохнула воздух и откинулась на подушку.

– Боюсь, слабовато, – покачала головой Лотти. – Однажды, когда моя сестра отдала за чаем последнее пирожное не мне, а брату, я сумела задержать дыхание больше чем на две минуты. Джордж тогда ползал вокруг меня на коленях и умолял, чтобы я взяла то злосчастное пирожное.

Аллегра села и нагнула голову, словно бык, приготовившийся к броску.

– Если ты не уйдешь из моей комнаты, я закричу, – пустила она в ход свое последнее оружие.

Лотти только улыбнулась.

Аллегра раскрыла рот.

Лотти закричала.

О, это был крик мастера, крик, который наверняка был слышен далеко за пределами дома. Если бы к этому моменту в спальне Аллегры оставалась хоть одна неразбитая стеклянная вещь, она разлетелась бы от этого крика на мелкие кусочки.

Как только крик затих, в дверь принялись барабанить, и мужской голос выкрикнул имя Лотти. Затем дверь сорвалась с петель и рухнула в спальню, а в проеме появился Хайден. Он удивленно замер, обнаружив Лотти сидящей на краешке кровати с милой улыбкой на губах. Аллегра лежала, свернувшись клубком и зажав уши ладонями.

Вслед за Хайденом в спальню вошла Марта, а за ней какой-то седобородый джентльмен, в котором Лотти без труда узнала местного доктора.

Не переставая всхлипывать, Аллегра скатилась с кровати, бросилась к Марте и, прижавшись, обхватила ее руками.

– Марта, попроси, пусть она уйдет! – испуганно воскликнула девочка. – Клянусь, я буду хорошей, сделаю все, чего хочет папа! Только пусть она меня не кусает и никогда больше не кричит!

Лотти медленно поднялась с кровати. Хайден смотрел на нее так, словно она была великаном Аттилой и Жанной д’Арк в одном лице.

– Думаю, что теперь она уснет, – сказала ему Лотти и добавила, повернувшись к доктору: – Без лауданума.

Она подобрала подол своего платья и величаво выплыла из спальни. Когда Лотти проходила по коридору, Мегги, Джим и остальные слуги смотрели на нее с трепетом и уважением.

– А мы думали, что юная мисс убила вас, миледи, – пролепетала Мегги. – Я никогда еще не видела хозяина таким, ведь он растолкал всех и сам, своим плечом выбил эту дверь.

Лотти прошла дальше, с улыбкой представляя себе Хайдена, ломающего дверь, словно рыцарь, ринувшийся спасать свою принцессу. Слуги, мимо которых она проходила, низко кланялись ей, и Лотти решила, что с извинениями Аллегры можно подождать до утра. А пока всем надо вернуться в свои постели и спокойно уснуть. Что же касается слухов, будто она была любовницей чуть ли не всех лондонских джентльменов, то об этом можно больше не волноваться. Теперь слуги будут просто благодарить бога за то, что подарил им такую хозяйку.

13

После той ночи Аллегра превратилась в образцовую девочку. Она перестала опаздывать на занятия и каждое утро ровно в десять появлялась в классной комнате – в аккуратном платье, с подтянутыми чулками и даже причесанная. Поднималась во время урока, вставала возле парты со сложенными перед собой руками и старательно спрягала латинские глаголы или сидела, низко склонившись над тетрадью, и решала арифметические примеры. Она уже умела показать на карте Марракеш и могла рассказать о том, как пала Римская империя под ударами готов.

Теперь Лотти больше не нужно было вытряхивать по утрам туфли, чтобы проверить, нет ли в них пауков, и не приходилось прятать подальше свои зонтики и шляпки. И в свою спальню она стала заходить без опаски, зная, что не обнаружит в ней козу или кого-нибудь похуже. Аллегра и привидение вели себя тихо, давая дому спокойно спать ночь за ночью. Постепенно жизнь в Оукли-Мэноре покатилась по размеренной колее.

Все это хорошо, но с тех пор, как прекратилась война с Аллегрой, Лотти все чаще стала страдать от новой напасти – одиночества и скуки. Хайден по-прежнему держался с ней вежливо, но отстраненно, словно с дальней родственницей, и даже общение с лучшей подругой, Гарриет, не доставляло Лотти такого удовольствия, как в прежние времена. Между собой они теперь чаще всего разговаривали о пустяках например, о том, что вчера подавали к чаю.

В одно совсем не прекрасное утро Лотти и Аллегра сидели в классной комнате, молча провожая взглядам капли дождя, стекавшие по стеклу, и дружно зевали.

Так прошло несколько минут, а затем Лотти вдруг тряхнула головой и яростно ударила кулаком по столу. Аллегра вздрогнула и принялась быстро царапать что-то в своей тетради.

– На прошлой неделе мы говорили с тобой о Магеллане и Де Сото, – сказала Лотти, поднимаясь из-за стола. – Мне кажется, что понять дух исследователя можно, только если самому стать исследователем.

– Исследователем? – с интересом переспросила Аллегра.

– Говорят, что в этом доме более пятидесяти комнат. Я до сих пор видела не более дюжины. Почему нам не исследовать этот дом? Начнем с чердака, ты не против? Может быть, нам удастся обнаружить таинственные комнаты и секретные коридоры, о которых часто шепчутся Мегги и Джим.

– А как же папа? Ему не понравится, что я сегодня не сделала уроки.

– Насколько мне известно, твой папа уехал со своим управляющим в Боскастл и вернутся они только к вечеру. Марты тоже нет, она отправилась в деревню навестить свою сестру, – улыбнулась Лотти и решительно протянула Аллегре руку: – Вперед, мой маленький конкистадор, нас ждут новые миры, которые нам предстоит покорить!

В такой хмурый и ветреный день, когда дождь, не переставая, хлещет по крыше, нет более уютного места на земле, чем огромный пыльный чердак. Лотти и Аллегра долго бродили по нему, открывая сундуки со старыми съеденными молью вещами, обходя потрескавшиеся от времени стулья, заглядывая в коробки с ненужными, сломанными игрушками. В углу Лотти обнаружила древнюю деревянную лошадку и нежно потрепала ее по шее, подумав при этом, что на этой лошадке мог когда-то качаться маленький Хайден.

Так они провели все утро и спустились вниз к обеду уставшими, но довольными, в испачканных чулках и с оставшимися в волосах ниточками паутины. Во время похода Аллегра почти все время молчала, зато Лотти говорила за двоих, почти не умолкая.

После обеда они отправились исследовать второй и третий этажи, но нашли здесь только пустые пыльные комнаты, похожие друг на друга как две капли воды. Вскоре дорога привела их в галерею с висящими на стенах портретами, и здесь путешественницы вдруг услышали чьи-то тяжелые шаги.

Шаги приближались. Лотти схватила Аллегру за руку и потянула за собой к темной лестнице. Лотти понимала, что, скорее всего, они слышат поступь Мегги, идущей по своим делам с кипой свежего белья в руках, но тем не менее таинственно прошептала:

– Вперед, Де Сото! Нужно спешить, иначе проклятые англичане захватят наши корабли со всей добычей!

К тому времени, когда они спустились на нижний этаж, веселое настроение Лотти улетучилось, а Аллегра и вовсе притихла и стала угрюмой. Они свернули с лестничной клетки и оказались в начале широкого коридора, вдоль стен которого тянулись закрытые двери.

– Нам нельзя туда. Нельзя, – прошептала Аллегра, указывая в дальний конец коридора.

Лотти медленно осмотрелась, узнавая и этот коридор, и эти двери, и особенно – стеклянные окна в дальнем конце коридора. Они оказались в западном крыле дома, в том самом месте, куда привели когда то Лотти таинственные звуки рояля.

Аллегра с опаской оглянулась через плечо и повторила дрожащим голосом:

– Нам в самом деле нельзя туда. Папа не разрешает мне заходить в это место.

Но Лотги уже не могла оторвать глаз от загадочной двери в конце коридора, той самой двери, к которой прижимал ее тогда Хайден своими горячими жадными руками. Двери, из-за которой доносились в ту ночь звуки Лунной сонаты.

Осторожными, мягкими шагами Лотти направилась к манящей двери.

– Какие же мы с тобой исследователи, если сбежим при первых признаках опасности? – негромко спросила она.

Она взялась дрожащими пальцами за дверную ручку и попробовала повернуть ее.

– Ничего не выйдет, – прошептала Аллегра, подошедшая к двери вслед за Лотти. – Уже четыре года, как она заперта. А ключ только у Марты.

Лотти понимала, что это нехорошо – подбивать девочку к тому, чтобы нарушить отцовский запрет, но любопытство, как всегда, взяло верх над рассудительностью. Интересно, почему Хайден требует, чтобы эту дверь не открывали? Что он прячет за ней?

Лотти вытащила из волос шпильку, вставила ее в замок, повернула несколько раз, и язычок замка негромко щелкнул, открывая дорогу.

Лотти выпрямилась. Аллегра стояла совсем рядом, тяжело дыша и переминаясь с ноги на ногу. Затем она вложила в руку Лотти свои ледяные пальчики – то ли для того чтобы подбодрить Лотти, то ли для того, чтобы успокоить саму себя.

Лотти приоткрыла дверь, и с губ у нее слетел вздох восхищения. За дверью открылась восьмиугольная комната – просторная, элегантно обставленная светлой мебелью, совсем непохожей на ту мрачную и тяжелую стоящую в остальных комнатах дома. Настоящая дамская гостиная, выдержанная в стиле, который вышел из моды несколько лет тому назад. Стены обиты кремовыми обоями с золотыми тиснеными листьями. Занавеси и шторы украшены вышитыми цветами По периметру комнаты расставлены стройные белые колонны, отражающие свет, чтобы гостиная казалась уютнее и светлее даже в самый ненастный день. Часть потолка покрыта фресками, изображающими голубое небо с легкими летними облачками.

– Когда я думала о рае, я всегда представляла его именно таким, – прошептала Лотти.

В комнате было тихо, слышался лишь шум дождя за окнами да легкое поскрипывание паркета под ногами Лотти и Аллегры.

Если эта комната была раем, то женщина, смотрящая на них с портрета, висящего над белым мраморным камином, несомненно, была ангелом. С тех пор как Лотти научилась смотреться в зеркало, она всегда считала себя неотразимой красавицей, но эта женщина… Она была просто богиней – темноволосой, с огромными искрящимися весельем лиловыми глазами.

«Хорошо, что Нед хотя бы догадался прислать мне не брюнетку».

Вспомнив эти давнишние слова, сказанные Хайденом, Лотти невольно провела рукой по своим золотым локонам.

Женщина, изображенная на портрете, не была бледна, как большинство английских красавиц. Скорее она казалась смуглой, как южанка, с густыми черным ресницами и полными, призывно приоткрытыми губами. Трудно было поверить, что этой женщины больше нет. Даже на полотне она выглядела полной жизни.

Это была женщина, ради которой любой мужчина готов отдать свою жизнь. Женщина, ради которой можно убить своего лучшего друга.

Лотти засмотрелась на портрет и даже не почувствовала, что Аллегра вынула пальцы из ее руки. Обернувшись, она увидела, что девочка смотрит на портрет равнодушно и в то же время опасливо.

– Твоя мать была очень красивой, – сказала Лотти, тщательно скрывая свое смущение.

– Наверное, – пожала плечами Аллегра. – Я совсем ее не помню.

Чтобы избавиться от магического взгляда женщины с портрета, Лотти отвернулась и только теперь поняла, что комната, которую она приняла поначалу за гостиную, была на самом деле музыкальной комнатой. В углу, рядом с обитым серебряной парчой диваном, стояла зачехленная арфа. В противоположном утлу – старинные клавикорды, которым было наверняка не менее ста лет. А в центре комнаты блестел роскошный рояль с открытой крышкой и придвинутой к нему мягкой табуреткой.

Лотти подошла к инструменту и легко пробежала одним пальцем по полированным клавишам из слоновой кости. Пыли на клавишах не оказалось, как не было ее и на остальной мебели. Поскольку ключ от комнаты был только у Марты, следовало предположить что именно она прибирается в этом мавзолее, хранящем память о прежней хозяйке дома. Лотти слегка повернула голову к Аллегре и спросила:

– Ты играешь на рояле?

Девочка демонстративно заложила руки за спину и ответила:

– Конечно, нет. Папа никогда не позволяет мне играть.

Лотти нахмурилась. На рояле лежали ноты, несколько плотных желтоватых листов, покрытых черной вязью значков и линеек, так, словно хозяйка только что положила их на крышку рояля, чтобы отойти ненадолго – например, выпить чаю, и сразу же вернуться назад. Лотти опустилась на стоящий перед роялем табурет, испытывая при этом такое чувство, словно она прикасается к святыне.

Затем она размяла пальцы, взяла несколько неуверенных пробных аккордов и начала играть. Рояль был настроен и обладал превосходным звуком – глубоким и чистым. Сама Лотти очень любила играть на рояле, она играла на нем еще до того, как поселилась в доме Стерлинга. Сколько веселых, приятных вечеров провели они вместе с Лаурой и Джорджем возле старенького разбитого пианино, стоявшего в гостиной леди Элинор!

Немного разыгравшись, она раскинула пальцы и начала «Музыку воды» Генделя, свою любимую пьесу, мелодия которой напоминала журчание ручейка. Не переставая играть, она посмотрела через плечо на Аллегру.

Девочка не отрываясь следила за пальцами Лотти порхавшими по клавишам. Лотти сменила темп, перескочила на веселую шотландскую песенку и запела:

Моя жена любительница выпить,

Мне следует ее проучить.

Она пропила свое платье,

Она пропила свое платье

И ходит теперь в одеяле,

Мне нужно ее проучить.

Аллегра заулыбалась и вскоре принялась постукивать ногой в такт озорному ритму, а после третьего куплета неожиданно подхватила припев вместе с Лотти. Пела она негромко, но при этом очень чисто, хорошо сливаясь с сопрано Лотти.

В эту минуту Лотти думала о том, как будет невыносимо, если Аллегра вновь замкнется в своей скорлупе. Желая продлить песенку, она принялась импровизировать куплеты сама, на ходу, и слова у нее получались настолько неожиданными и абсурдными, что обе они едва сдерживались от смеха, а затем опять дружно подхватывали припев. При этом они совсем забыли о том, что дверь комнаты осталась приоткрытой.


Музыка и смех.

Хайден думал, что эти два звука никогда не будут больше раздаваться в Оукли-Мэнор. Но, вернувшись из Боскастла, он услышал именно их – смех и музыку.

Он стоял посреди холла, не замечая воды, стекавшей с полей его шляпы, и слушал, слушал, слушал. На минуту ему показалось, что он чудесным образом сумел вернуться в прошлое.

Хайдену захотелось броситься бегом к музыкальной комнате, не испытывая при этом ни малейшего страха, но лишь радость и нетерпение. Ему казалось, сейчас он откроет дверь и увидит Аллегру – маленькую, совсем маленькую Аллегру, сидящую на коленях матери.

Их головы будут склонены друг к другу – два темных облачка волос, – и Аллегра, нажимая клавиши тонкими пальчиками, попытается вторить материнскому контральто. Подойдя к двери, Хайден прислонился к косяку, закрыл глаза и долго стоял неподвижно, стараясь сохранить нарисованную его воображением картину. Сейчас он войдет и увидит свою жену – оживленную, радостную, без синих теней под глазами.

– Папа! – крикнет Аллегра и побежит к нему, соскочив с рук матери. Она обнимет его за шею своими тонкими ручками, а он закроет глаза и зароется лицом в ее волосы, чтобы вдохнуть ее детский, чудесный, родной запах.

Хайден открыл глаза. Он по-прежнему стоял в холле с мокрой шляпой в руках и разбитым, ноющим от боли сердцем.

– Милорд? – раздался негромкий голос Жиля. – Вы ужасно промокли. Позвольте принять у вас плащ и шляпу.

Хайден не ответил. Он просто оттолкнул дворецкого в сторону и направился к музыкальной комнате.

Лотти и Аллегра были так увлечены своим пением, что не услышали шагов и очнулись только в тот миг, когда чья-то рука с силой опустила крышку рояля, едва не отдавив им при этом пальцы.

14

Поднявшись с табурета, Лотти посмотрела на Хайдена, стоящего по другую сторону рояля. В ушах ее еще продолжала звучать веселая музыка.

Он даже не удосужился снять промокший плащ и шляпу, и капельки дождя стекали тонкой струйкой на блестящий паркет. Глаз Хайдена не было видно под низко опущенными полями шляпы. Лотти заметила как подобралась Аллегра, как напряглись ее тонкие плечики, как поджались ее губы. Лотти захотелось топнуть ногой.

– Кто вас сюда впустил? – спросил Хайден.

– Никто, – с вызовом ответила Лотти.

Он прищурился и перевел взгляд на дочь.

– Аллегра?

– У меня нет ключа, – ответила она и яростно тряхнула головой.

Он снял наконец свою шляпу. Теперь Лотти смогла увидеть выражение глаз Хайдена, и ей сразу же захотелось не видеть их вообще.

– Тогда каким образом вы сюда попали? Аллегра, ты же знаешь, что я запретил тебе заходить в эту комнату.

– Мы играли в исследователей, – сказала Лотти, стремясь переключить внимание Хайдена на себя.

Ей это удалось. Хайден обошел рояль и молча уставился на Лотти, ожидая, что она скажет дальше.

– Тебе наверняка известно, что исследователей привлекает все запретное и тайное, – извиняющимся тоном сказала она, пожимая плечами.

Зеленые глаза Хайдена загорелись мрачным огнем.

– Так как же вы сюда попади? Украли у Марты ключ?

– Конечно, нет! Я никогда бы не стала учить Аллегру воровать, – пылко возразила Лотти. – Просто я открыла замок своей шпилькой.

Хайден какое-то время продолжал пристально огреть на Лотти, а затем хрипло хохотнул:

– Превосходно! Воровать ты ее не учишь, зато учишь взламывать замки.

Аллегра подошла к нему и потянула за рукав, но Хайден не обратил на нее ни малейшего внимания и продолжал:

– Что у вас запланировано дальше? Будете учиться угонять лошадей и отстреливаться от погони?

Прежде чем Лотти успела раскрыть рот, Аллегра еще раз потянула отца за рукав и заговорила, постепенно повышая голос:

– Она не учила меня взламывать замки. Она открыла дверь сама. И знаешь, почему она это сделала? Потому, что видит, как я одинока, знает, что я здесь никому не нужна и не интересна!

И Хайден, и Лотти замерли, пораженные этим признанием. Лотти и не мечтала, что Аллегра когда-нибудь вступится за нее, но она вступилась, да еще с таким жаром!

Впрочем, Хайден, кажется, не был подвержен сентиментальности.

– Твоя мачеха, возможно, еще не знакома с правилами, установленными в этом доме, но тебе, Аллегра, они хорошо известны, – он осуждающе покачал головой. – Я очень недоволен тобой, очень.

– Это не новость, папа, ты всегда мной недоволен, – грустно ответила Аллегра.

Лотти ожидала, что девочка после этого расплачется и выбежит из комнаты, но та только сжала кулачки.

Хайден тяжело вздохнул и отвернулся от рояля оказавшись лицом к лицу с портретом своей первой жены. Лотти была рада, что не может видеть в эту минуту выражение лица Хайдена. Впрочем, она уже догадалась, кто стоял по левую руку от художника, когда тот писал этот портрет. Конечно же, это был Хайден, на него с такою любовью и нежностью смотрела Жюстина.

– После того как она умерла, – наконец заговорил Хайден сухим, суконным голосом, – я провел в этой комнате почти две недели. Я не ел, не спал, не хотел видеть свою дочь. А когда нашел в себе силы, чтобы выйти отсюда, я запер эту комнату и поклялся, что больше не войду сюда до самой своей смерти.

Он тяжело отвернулся в сторону, чтобы не видеть ни портрета своей первой жены, ни свою вторую жену – живую.

– Прости, – прошептала Лотти, впервые осознав до конца всю свою вину.

– За что? – спросил Хайден, крутя в пальцах промокшую шляпу. – За неуважение? За дочь, которая не желает слушать меня? И вечно сует во все свой нос, то и дело вбивая между мной и тобой все новые клинья?

– Если ты считаешь, что я дурно влияю на твою дочь, то не понимаю, зачем ты вообще привез меня сюда.

– Потому что хотел, чтобы она стала похожей на тебя, – и Хайден стукнул кулаком по крышке рояля.

Лотти молча смотрела на Хайдена, потрясенная его словами.

– Я хотел, чтобы она, как и ты, научилась быть сильнее любых обстоятельств и никогда не складывала рук. Я хотел, чтобы она стала сильной, умной, находчивой и уверенной в себе!

Лотти слушала слова Хайдена, и они звучали для нее словно музыка, и во рту у нее вдруг стало сладко, словно она только что откусила большой кусок пряного пудинга, испеченного Куки. Она обогнула рояль и плотную приблизилась к Хайдену.

– Клянусь, я не хотела ничего плохого. Разве ты не слышал? Когда ты вошел, Аллегра пела, пела и смеялась словно нормальная десятилетняя девочка. Она была счастлива, пусть несколько коротких минут, но она была счастлива!

– Ее мать тоже любила петь и смеяться. К сожалению, это не принесло счастья ни ей, ни другим.

– Тебе? – напрямую спросила Лотти.

Хайден не ответил.

– Ну, хорошо, и что же ты теперь со мной сделаешь? – вздохнула Лотти. – Отошлешь спать без ужина?

– Не говори глупостей. Хотя ты и заслуживаешь наказания, но ты же не ребенок.

– Да, и не прислуга, между прочим, – парировала Лотти. – Хотя ты и держишь меня за гувернантку.

Он не принял вызов и молча пошел к двери, а Лотти вдруг захотелось, чтобы у нее случился такой же припадок, как у Аллегры, чтобы можно было схватить какую-нибудь фарфоровую вазу и с грохотом расколотить ее об этот вот мраморный камин. А еще лучше – швырнуть ею в голову Хайдена.

– Может быть, твоя жена очутилась в постели другого мужчины вовсе не из-за сумасшествия! – крикнула она вслед Хайдену. – Возможно, она просто устала от твоего равнодушия!

Хайден застыл на месте, и Лотти готова была пожалеть о сказанном. Он обернулся и пошел назад назад, сверля Лотти горящим взглядом. Она не удивилась бы если бы в эту минуту от промокшего плаща Хайдена повалил пар, столько огня было в его глазах. Хайден прижал Лотти спиной к роялю и обхватил ее шею своей могучей рукой.

Нет, он не стал душить Лотти, он ее поцеловал.

Поцелуй на этот раз не таил в себе никакой прелести. Это было просто яростное, жестокое прикосновени губ к губам, поцелуй хозяина, который уверен в своем полном праве распоряжаться своей собственностью по своему усмотрению. В эту секунду он был тем самым темным человеком из ее романа, чей смертельный поцелуй был прелюдией к смерти героини. Поцелуй человека, который способен распоряжаться чужой душой и телом.

Он оторвался от ее губ, поправил волосы на голове Лотти и сказал с неожиданной болью:

– Вовсе не равнодушие удерживает меня от того, чтобы лечь в вашу постель, миледи.

После этого он резко повернулся и ушел, громко и сердито хлопнув за собой дверью.

Потрясенная до глубины души, Лотти облокотилась на рояль, а со стены на нее понимающе смотрела и улыбалась Жюстина.

В тот вечер Лотти легла в постель, но долго не могла уснуть: все ее нервы были напряжены. Спящий дом окутала ночная тишина, но она не успокаивала Лотти, а, скорее наоборот, лишь усиливала ее беспокойство. Тишина давила на нее, и порой Лотти думала о том, как было бы хорошо, случись этой ночью очередной приступ Аллегры. Страдая от одиночества и непонятной неги она заглянула напротив, в спальню Гарриет: ее лучшая подруга мирно спала глубоким сном.

Лотти повернулась, резко потянув при этом одеяло с лежащим на нем мистером Уигглзом. Она хотела взять кота, но было поздно. Мистер Уигглз гордо поднял трубой хвост, поцарапал дверь, приоткрыл ее и скрылся в коридоре, решив найти для себя более веселую компанию.

Лотти со вздохом откинулась назад и заметила, обращаясь к свернувшейся на подушке Мирабелле:

– Что-то не везет мне в последние дни. Особенно с мужчинами.

Лотти закрыла глаза, но тут же вновь распахнула их. Честно говоря, она боялась заснуть. Ведь когда она погрузится в сон, ей вновь привидится край той скалы, и та зловещая черная тень, и тот последний, смертельный поцелуй.

Лотти уставилась в потолок, на котором играли тени, отбрасываемые догорающим огнем в камине. Возможно, теперь она добавит в свой роман еще одну сцену. Сцену, в которой ее благородная героиня отвергнет любовные притязания злодея. В конце она скажет, что скорее предпочтет умереть, чем принять его поцелуй. Что смерть в этом случае достойнее, чем унизительное прикосновение жестких, жадных губ и языка… чувственного языка… и пальцев, нежных пальцев, ласкающих шею так, словно… словно…

Лотти почувствовала легкое жжение в паху и перевернулась на живот. Вскоре она начала задремывать, но в ту же минуту до ее ушей донеслись первые звуки рояля.

Разумеется, Лотти тут же открыла глаза. Первым порывом было спрятать голову под одеяло, но она справилась со своей секундной слабостью, затаил дыхание и стала слушать.

Далекая музыка была прекрасной и в то же время жуткой, в ней звучала страсть, слитая с безумием.

– Жюстина, – прошептала Лотти. С тех пор как она увидела портрет этой женщины, у нее язык не поворачивался называть ее впредь просто «привидением».

Какая сила способна поднять мертвеца из могилы? Чего хочет Жюстина? Отогнать соперницу подальше от Хайдена? Предупредить Лотти, чтобы она не повторила той же ошибки, которая стоила жизни самой Жюстине?

Лотти положила на голову подушку и прижала ее к ушам. Однако и это не помогло заглушить музыку.

Когда пьеса стала приближаться к яростному крещендо, Лотти вскочила, подбежала к столу и принялась рыться среди лент, чулок и подвязок, пока не нашла то что искала, – длинную серебряную заколку для шляп способную превратиться в умелой руке в смертельное оружие.

Лотти подняла свое оружие, любуясь отблесками каминного огня на его гранях. Жюстина упустила из виду одну, но крайне важную вещь. Теперь Лотти стала хозяйкой этого дома, и если кто-то желает превратить этот дом в ад, то она готова выступить против самого дьявола.


Настроение, в котором пребывал Хайден, точнее. всего можно было бы назвать отвратительным до нельзя. Он слонялся по пустым коридорам огромного дома, проклиная себя за то, что свалял дурака. Он хотел поцелуем наказать Лотти, а наказал в итоге самого себя, сейчас он просто сбежал из постели, которая по контрасту с теплыми руками Лотти, показалась ему настоящей ледяной пустыней. Знала бы Лотти, скольких демонов она выпустила на волю, открыв дверь музыкальной комнаты! В ней, как в склепе, покоилась часть самого Хайдена, та самая, что была связана с памятью о Жюстине.

А Лотти пришла и разрушила это пристанище теней пошлого, взорвала своими песнями и смехом его могильную тишину.

Под напором Лотти не устоял даже образ Жюстины, он поблек, когда Хайден целовал Лотти. Он не думал в эту минуту ни о ком другом, кроме нее, и ни о чем ином, кроме ее губ – горячих, сладких и неотразимых. Когда своими маленькими руками она вцепилась в отвороты сюртука, но не для того, чтобы оттолкнуть Хайдена, а, напротив, притянуть его к себе, он вдруг почувствовал, что возвращается к жизни. Нет, это не тело его пробуждалось, это оживала его душа.

Но еще больше, чем за поцелуй, Хайден укорял себя за ту секунду, когда заявил, что хочет видеть Аллегру похожей на Лотти. А затем отметил ее решительность, ум и нежелание жить в жестких рамках правил, установленных в обществе. С тем же успехом он мог бы просто признаться Лотти в любви.

Хайден резко остановился. Уже то, что в его голове промелькнуло слово «любовь», – весьма тревожный знак. В прошлый раз из-за этого чувства он потерял свое сердце и едва не утратил разум.

И словно в ответ на мысли Хайдена, в ночи зазвучала музыка, прекрасная и безумная.

Хайден выпрямил спину и зашагал в ту сторону, откуда доносилась мелодия, опасаясь, что Лотти сама того не желая, выпустила на свободу демонов способных погубить их обоих.


Лотти пробиралась по темным коридорам волоча за собой длинный подол ночной рубашки. Зная что по ночам все слуги сидят по своим комнатам, она не стала тратить времени на то, чтобы надевать платье. С каждым шагом звуки музыки, доносившиеся из западного крыла дома, становились все ближе, все отчетливее, и не было силы, способной задержать, останвить Лотти. Ведь уже не любопытство и не страх влекли ее вперед, но лишь яростное желание навсегда поставить последнюю точку в споре с женщиной, которая считает, что сердце Хайдена до сих пор принадлежит только ей одной.

Хотя если говорить честно, то Лотти была испугана сейчас так, как еще никогда в жизни. К тому времени когда она добралась до того самого длинного пустынного коридора, зубы у нее уже выстукивали мелкую дробь. Подходя ближе к двери, ведущей в музыкальную комнату, Лотти подумала о том, что та сегодня может быть не только не заперта, но даже приоткрыта, словно дверца мышеловки, готовая захлопнуться в любую минуту.

Лотти взялась онемевшими пальцами за медную ручку. Дверь оказалась запертой, точно так же, как утром. Лотти вытащила из волос шпильку и принялась открывать замок. Шпилька дважды падала, не удержашись в дрожащих пальцах, но под конец замок все таки сдался и мягко щелкнул.

Лотти замерла, пытаясь предугадать, что ее ждет за раскрытой дверью. Увидит ли она за роялем призрак похожий на сгусток тумана, или обнаружит, что в комнате никого нет, а клавиши инструмента играют сами, когда на них нажимает невидимая рука?

Лотти зябко повела плечами и медленно повернула ручку, слабо надеясь в глубине души на то, что музыка может совершенно неожиданно оборваться, как это случилось в ту ночь, когда она впервые подошла к этому месту. Она приоткрыла дверь. Музыка не прекратись.

Загадочная комната утопала в тени. Дождь прекратился к вечеру, но небо осталось облачным и низким. Сейчас сквозь облака проглядывал размытый диск луны, похожий на бледное лицо Жюстины смотревшее с портрета.

Верхняя крышка рояля была поднята, и за ней нельзя было увидеть того, кто сидит за клавишами, и сидит ли за ними вообще кто-нибудь. Лотти осторожно обогнула рояль, дав себе твердое слово не закричать, чтобы она ни увидела. До ее ноздрей долетел уже знакомый тяжелый и сладкий запах жасмина.

Еще несколько шагов, и Лотти увидела сидящую за роялем темноволосую женщину, одетую во что-то белое.

Жюстина!

От ужаса горло Лотти перехватило так, что она не смогла бы крикнуть, даже если бы решила нарушить данную самой себе клятву.

Ветер за окном бешено гнал по небу облака, и когда сквозь них ярче проглянула луна, Лотти рассмотрела, что белая рубашка, в которую было одето привидение, явно ему велика. Аллегра.

Потрясенная силой и красотой музыки под руками десятилетней девочки, Лотти оперлась о край рояля. Ноги у нее предательски дрожали.

Маленькие пальчики Аллегры летали по клавишам заставляя их петь о безумной страсти, о любви и смерти, о несбывшихся мечтах и рухнувших навсегда надеждах. Слезы текли ручьем по бледным щекам Аллегры, но она ни на секунду не бросала играть, и даже заметив стоящую у рояля Лотти, она не остановилась и доиграла все до конца.

– Где? – шепотом спросила Лотти в наступившей после этого звенящей тишине.

– Здесь есть потайной ход, – пояснила Аллегра, складывая руки на коленях и вновь превращаясь в обычную девочку. – Мы с мамой часто там прятались и папа ни разу не смог нас найти.

– Нет, я хотела спросить, где ты научилась так играть? – сказала Лотти и повторила, указывая на клавиши: – Так играть!

– Меня учила мама, пока не умерла, а вообще, ? тут Аллегра пожала тонкими плечиками, – вообще мне музыка дается гораздо легче, чем многим другим людям.

Лотти покачала головой. Эта девочка была музыкальным гением, но даже не подозревала об этом.

– Но ты говорила, что совсем не помнишь свою мать.

– Нет, я прекрасно ее помню! – воскликнула Аллегра, и глаза ее загорелись. – Он не хочет, чтобы я помнила, но я помню. Она была доброй и ласковой, всегда смеялась и пела. Мы с ней часами сидели вот здесь на ковре и рисовали или разучивали новую песенку. Мама позволяла мне мерить ее шляпы и вместе со мной устраивала чаи для моих кукол.

Лотти грустно улыбнулась, живо вспомнив о своей, рано умершей, матери.

– Думаю, ты очень скучаешь по ней, – сказала она.

Аллегра встала из-за рояля, прошлась по паркетному полу приподняв при этом длинный подол материной ночной рубашки.

– Понимаешь, я не хотела притворяться привидением, – сказала она после некоторого молчания. ? Просто когда отец уезжал, я пробиралась сюда по ночам и играла. Мне даже было невдомек, что меня могут слышать слуги, я узнала об этом совершенно случайно когда подслушала однажды утром, о чем шептались Мегги и Марта.

– Но и после этого занятий своих не оставила.

– Нет, – с вызовом ответила Аллегра. – Напротив, спустя некоторое время я начала играть даже тогда, когда отец был дома. А однажды, когда он уехал в Йоркшир, я забралась на чердак, разыскала там мамины вещи, которые отец спрятал в сундук, и взяла себе эту рубашку. В ней до сих пор остался мамин запах.

Лотти кивнула. Теперь можно было как-то объяснить запах жасмина. Но все-таки почему, например, этот запах был таким сильным в коридоре и совсем слабым здесь, в комнате?

– У меня ничего не осталось от мамы, понимаешь? – сказала Аллегра, умоляюще глядя на Лотти. – Он все, все спрятал. И не хочет говорить со мной о ней. Он ведет себя так, словно мамы никогда не было на свете! – Голос Аллегры забирался все выше, а на щеках у нее загорелся румянец. – О, как я ненавижу его! Всей душой ненавижу!

Лотти невольно раскрыла руки, и Аллегра не задумываясь бросилась в ее объятия. Она уткнулась лицом в грудь Лотти и зарыдала. Лотти успокаивающе гладила девочку по голове и в этот миг заметила в дверном проеме освещенное лунным светом лицо Хайдена. Еще секунда, и оно вновь растаяло в тени.


Лотти прикрыла спящую девочку одеялом. Лицо Аллегры все еще было залито слезами, но дышала она глубоко и спокойно, слегка .приоткрыв во сне рот. Но все равно Лотти было трудно уйти от нее сразу. Она посмотрела по сторонам, увидела свою старую куклу, сняла ее с полки и вложила в руки спящей Аллегры. Затем привернула лампу и вышла, тихо затворив за собой дверь.

Хайдена она нашла именно там, где и ожидала отыскать, – он стоял посреди музыкальной комнаты перед портретом Жюстины. Зыбкий лунный свет переливался на холсте, отчего лицо на портрете казалось живым.

– Почему бы моей дочери и не возненавидеть меня? – резко спросил Хайден, не оборачиваясь, но услышав шаги вошедшей Лотти. – В конце концов, ведь это я лишил ее матери.

Это было так неожиданно, что у Лотти замерло сердце.

– Посмотри на этот дом, – продолжал Хайден. Помимо этой комнаты, в нем нет ни одного портрета Жюстины, нет ее вышивок, акварелей, ни малейшего напоминания о женщине, которая жила здесь, ходила по этим коридорам. Когда она умерла, Аллегра была совсем маленькой. Я полагал, что для нее будет лучше забыть все.

Сердце Лотти вновь забилось, и теперь чаще, чем обычно. Ноги у нее предательски задрожали, и она присела на краешек дивана.

– Неужели ты вправду думал, что Аллегра может забыть свою мать? Не верю.

Хайден отвернулся от портрета, подошел к роялю и одним пальцем стал наигрывать знаменитую тему из второй части Патетической симфонии Бетховена.

– После смерти матери я даже запретил Аллегре подходить к роялю. Мне казалось, что музыка и безумие слишком тесно связаны друг с другом. Жюстина была великолепной пианисткой. Будь она мужчиной, ее наверняка пригласили бы играть при дворе. Она обожала музыку.

– А ты обожал Жюстину, – грустно произнесла Лотти.

Палец Хайдена сорвался, прозвучала фальшивая нота.

– Мы оба были очень молоды, когда поженились, – сказал он, снимая руку с клавиш. – Мне едва исполнился двадцать один, ей семнадцать. Поначалу мне даже нравились перепады в ее настроении, они казались мне очаровательными. В конце концов, она же была француженкой. Только что она смеялась, а в следующую минуту уже дулась по какому-то пустяку. А потом мы с ней мирились, и это было так приятно. Я не мог на нее сердиться.

Лотти украдкой взглянула на портрет и сразу же пожалела об этом.

Хайден отставил от рояля табурет и повернулся лицом к Лотти.

– После рождения Аллегры перепады в настроениях Жюстины сделались еще сильнее, – продолжил он. – Она могла несколько дней не спать, а затем неделям не вылезала из постели.

– Тебе было трудно с ней.

– Это были тяжелые, но и счастливые времена, ? покачал головой Хайден. – Когда Жюстина чувствовала себя хорошо, мы были счастливы. Она обожала Аллегру. Со мной Жюстина иногда бывала вспыльчивой, но она никогда и пальцем не тронула дочь. – Лицо Хайдена сделалось таким мрачным, что Лотти невольно взглянула в окно, посмотреть, не спряталась ли за тучи луна. – Когда Аллегре исполнилось шесть болезнь полностью завладела Жюстиной. Я решил, что сезон, проведенный в Лондоне, сможет улучшить ее состояние. Ведь она была молода, а я лишил ее радостей светской жизни, увезя в эту глушь. Мои старинные друзья, Нед и Филипп, когда-то были влюблены в Жюстину. На нашей свадьбе они смеялись и клялись, что никогда не простят мне, что я лишил их этого сокровища.

«Странного сокровища», – подумала про себя Лотти, разумеется, не произнеся этого вслух.

Хайден прошелся по комнате, точь-в-точь как незадолго перед этим делала это его дочь.

– Поначалу казалось, что я поступил совершенно правильно. Первые две недели Жюстина сверкала на всех лондонских балах, успела стать душой общества, а затем все покатилось кувырком. Она опять перестала спать. Глаза у нее лихорадочно блестели, смех сделался нервным, резким. Она вступала со мной в перебранки по малейшему поводу, самому незначительному. Это было ужасно. Мы с ней объяснились и сошлись на том, что так больше продолжаться не может. После этого она стала пропадать одна, возвращалась под утро, а когда мы выходили куда-нибудь вдвоем, не стеснялась флиртовать со всеми подряд.

– И что ты сделал? – спросила Лотти, борясь с желанием схватить расхаживающего взад и вперед Хайдена за руку.

– А что я мог поделать? – Он обернулся, чтобы посмотреть в лицо Лотти. – Кто-то из друзей порекомендовал мне своего доктора, очень известного, которого не раз приглашали к самому королю, но тот лишь покачал головой и предложил отправить Жюстину в сумасшедший дом. В сумасшедший дом! – Хайден опустился на колено перед сидящей на диване Лотти и положил руки ей на плечи. – Ты знаешь, что такое сумасшедший дом, Лотти? Больных там приковывают цепями к стене или содержат в железных клетках. И возят зевак посмотреть на сумасшедших. Жюстина там и дня нe прожила бы!

У Лотти не было сил взглянуть на портрет или на Хайдена. Она не могла представить себе Жюстину прикованной цепями к стене, в окружении зевак, которые смеются и показывают на нее пальцем. Она даже не поняла, что плачет, пока Хайден не смахнул слезинку с ее щеки.

– После того как доктор ушел, я сказал Жюстине, что утром мы возвращаемся в Корнуолл. – Он прикоснулся пальцем к белому шраму у себя за ухом. – Ей очень не понравилось это известие. Опасаясь за самочувствие Жюстины, я дал ей снотворного, большую дозу лауданума. Лекарством снабдил меня ее врач еще до нашего отъезда в Лондон. Вскоре она крепко уснула, а мне нужно было устроить еще кое-какие дела. И я уехал из дома, оставив Жюстину на попечение слуг.

Хайден поднялся с колена. Как ни хотелось Лотти услышать конец этой истории, еще сильнее ей хотелось прижать палец к губам Хайдена, прекратить его муку.

Но он заговорил вновь, сухо и бесстрастно:

– Когда я вернулся, то застал в ее постели Филиппа. И знаешь, что было хуже всего?

– Нет, – прошептала Лотти, вжимаясь в спинку дивана, но было уже поздно.

– Филипп заставил ее поверить, что он ? это я. Жюстина так и не поняла, что ее обманули, она находилась под воздействием наркотика. Не знаю, что меня удержало от того, чтобы не свернуть Филиппу шею прямо на месте.

И Хайден медленно сжал в кулаки свои могучие руки.

– И слава богу, иначе тебя посадили бы в Ньюгейтскую тюрьму и Аллегра осталась бы без отца, – сказала Лотти.

«Интересно, осталась бы она при этом и без матери?» – хотела спросить Лотти, но удержалась.

Хайден взъерошил ладонью волосы и сказал, покачав головой:

– Филипп тогда ушел, а все остальное я помню как в тумане. Наверное, я сам тогда едва не сошел с ума. Помню, как я нес на руках Жюстину, мне хотелось поскорее вытащить ее из постели, где она… где они… – Он снова сжал кулаки. – Она не понимала, что случилось. Лежала у меня в руках, обхватив мою шею. Смотрела мне в глаза и просила прощения за какие-то свои слова, сказанные утром. Говорила, что любит меня и благодарна за то, что я дал ей возможность выразить свою любовь.

Он разжал кулаки и посмотрел на свои руки так, словно они были чужие.

– На короткий миг меня охватило желание задушить Жюстину прежде, чем она узнает о том, что она…

– Но ты ее не задушил! – пылко воскликнула Лотти вскакивая с дивана.

– Мне не нужны ни ваши оправдания, ни ваше сочувствие, миледи, – сказал Хайден.

– Я не жалею тебя, – возразила Лотти. – Я тебе… завидую.

– Завидуешь? – удивился Хайден. – Ты что, тоже сумасшедшая?

– Многие люди так и проживают свою жизнь, не узнав той любви, которая связывала вас с Жюстиной, – покачала головой Лотти.

– Господи, сохрани меня от восторженных школьниц, – сказал Хайден, возводя глаза к небу. – Если это была любовь, то не дай мне испытать ее еще раз. Не дай погибнуть.

– Но эта любовь не погубила ни тебя, ни Аллегру.

– Ты уверена? Но разве ты не слышала того, что сказала Аллегра? Она ненавидит меня.

– В самом деле? – подбоченилась Лотти. – Но разве она не впала в истерику, когда узнала, что ты собираешься расстаться с ней? Разве не для тебя она разыгрывала весь этот маскарад с привидениями? Она же надеялась, что это ты придешь на звуки музыки, а не я. Разве она переоделась в платье покойной матери не для того, чтобы привлечь к себе твое внимание?

Хайден долго молчал, а затем ответил, недоверчиво покачав головой:

– Это глупо! Когда я стараюсь проявить к ней внимание, Аллегра просто убегает от меня. Или поступает так, как поступила с куклой, которую я ей подарил.

– Это потому, что она ждет от тебя вовсе не подарков. Она хочет твоего внимания к себе! Хочет чтобы ты видел в ней ее саму, а не Жюстину!

Лотти сама не заметила, в какой момент перешла на крик. Ей хотелось лишь всегда стоять вот так лицом к лицу с Хайденом, настолько близко, чтобы чувствовать тепло его тела, ощущать тонкий запах его мыла.

Хайден протянул руку, поправил пальцем локон на голове Лотти и негромко спросил:

– А ты, Карлотта? Чего хочешь ты?

Ей тоже хотелось, чтобы он видел в ней ее саму а не Жюстину. Ей хотелось быть уверенной в том, что она вышла замуж не за убийцу. Но больше всего ей хотелось, чтобы он поцеловал ее. Хотелось привстать на цыпочки и подставить ему свои губы. Хотелось самой поцеловать его прежде, чем сюда вернутся полчища призраков. Хотелось обхватить его за шею, прижаться к его груди и согреть своим теплом.

Что она и сделала.

15

Хайден замер, когда Лотти коснулась его подбородка, закрыл глаза и тяжело сглотнул, когда почувствовал ее нежные губы. Застонал, когда язык Лотти коснулся кончика его языка. Это было мучительно-сладко и горько, это было невыносимо.

Обняв Лотти, он ответил на ее поцелуй, глубоко погрузив свой язык в шелковистую, влажную пещеру ее рта. Этот поцелуй обещал неземное блаженство, блаженство, которого Хайден не знал уже столько лет. Где-то в глубине его сознания любовь навсегда соединилась с чувством утраты. Но Лотти постепенно растапливала тот лед, возвращая Хайдена к жизни.

Он поднял глаза и поймал насмешливый взгляд Жюстины, улыбавшейся ему с портрета. Она словно предупреждала его, что это искушение обернется для него новым несчастьем.

Хайден нашел в себе силы оторваться от Лотти, окинул взглядом ее волосы, посеребренные лунным светом, ее полные влажные губы, заглянул в ее бездонные загадочные глаза, в которых так легко было утонуть. Как легко повалиться сейчас вместе с ней на этот диван и отдаться неудержимому потоку страсти, но…

– Я уже говорил тебе, – хрипло сказал Хайден, – что не заслуживаю твоей жалости.

– Так ты считаешь, что все это я делаю только из жалости?

Хайден закрыл глаза, вслушиваясь в звук ее голоса.

– Я уверен, что вы можете предложить мне гораздо большее, миледи, – сказал он, – но боюсь, что мне нечего предложить вам взамен.

– Потому что все, что мог, ты уже отдал ей.

Даже зная о том, что не прочитает в глазах Лотти ничего, кроме молчаливого осуждения, Хайден не удержался и взглянул на нее. В последний раз.

Глаза Лотти были мокрыми от слез, но, несмотря на это, она держала голову высоко поднятой.

– В таком случае мне остается лишь надеяться на то, что вы будете с ней счастливы, – сказала она. – Я начинаю думать, что вы в самом деле стоите друг друга.

С этими словами его жена повернулась и покинула комнату точно так же, как покинула ее незадолго перед этим его дочь. Что за проклятый день!

Прикусив губу, Хайден схватил первую подвернувшуюся под руку фарфоровую фигурку из тех, что стояли на каминной полке, и с силой запустил ее в портрет. Фигурка легко отскочила от холста, не причинив ем ни малейшего вреда, не оставив и царапины на ангельском лице Жюстины.


На следующее утро Лотти ушла к скале и села на самом обрыве, подставив лицо ветру. Ей хотелось плакать, но она, сдерживая слезы, смотрела на пенные валы, разбивавшиеся о кромку берега далеко у нее под ногами.

Интересно, как часто сидела здесь Жюстина, ведь она не могла не приходить на это место?

Только теперь Лотти начала понимать, какую ошибку допустила, приехав сюда, в Оукли. Она надеялась изгнать привидения, живущие в доме, но на самом деле они гнездились не в нем, а в сердце Хайдена. А как сражаться с врагом, который для тебя остается невидимым?

Глядя на пенистые волны, она задумалась над тем, как должен чувствовать себя человек, испытывающий такую сильную, непреходящую страсть. И как можно уничтожить то, что так сильно любишь? Но страсть и ревность всегда идут рука об руку. И страсть к обладанию сменяется жаждой уничтожения, как только предмет обладания становится недоступным: или себе, или никому.

– Жюстина, – горько прошептала Лотти, глядя в небо. – Почему ты унесла с собой в могилу все свои тайны?

Она закрыла глаза, и ей почудился запах жасмина. Когда Лотти открыла глаза, то увидела Аллегру, сидевшую рядом с ней в обнимку с одноглазой куклой. Как всегда, девочка не стала утруждать себя ненужными приветствиями и перешла сразу к делу.

– Папа разрешил мне играть на рояле в любое время, когда я захочу! – выпалила она свою главную новость.

Хотя лицо Аллегры оставалось почти таким же угрюмым, как обычно, Лотти поняла, что девочка чувствует себя почти счастливой. И тогда из глаз Лотти потекли слезы.

– Прекрасно, – сказала она, отворачиваясь, чтобы Аллегра не заметила ее слез. – Я очень рада за тебя.

– Тогда почему ты плачешь? – спросила девочка, подвигаясь ближе к Лотти.

– Я не плачу, – возразила она. – Просто соринка попала в глаз.

Но тут против ее воли слезы хлынули ручьем.

– Это не соринка, – рассуждающе произнесла Аллегра. – Ты плачешь.

Не в силах больше скрывать очевидное, Лотти закрыла лицо ладонями и разрыдалась в голос.

Маленькая невесомая ручка легла ей на плечо, и послышался голос Аллегры:

– А зачем ты плачешь? Кто тебя обидел? Не я?

Лотти улыбнулась сквозь слезы и ответила:

– Никто меня не обидел. Просто мне сегодня грустно.

– Вот, возьми, – протянула ей куклу Аллегра. – Когда мне бывает грустно, я обнимаю ее, и сразу ставится легче.

Потрясенная детской заботой, Лотти взяла куклу и обняла ее, и ей действительно сразу стало легче. И еще легче ей стало, когда она почувствовала в своей ладони маленькую ручку Аллегры.

– Нас с тобой ждут к завтраку, – сказала девочка. – Пойдешь? Или тебе настолько грустно, что ты не хочешь есть?

Лотти покрепче сжала руку Аллегры. Быть может Хайдену она не нужна, но этой девочке нужна несомненно. Лотти смахнула слезы и легко вскочила на ноги.

– Глупости, – сказала она. – Меня никогда и ничто не может расстроить так сильно, чтобы я не пошла завтракать.


Хайден Сент-Клер был в смятении.

Он никогда ничего не боялся – ни духов, ни таинственных огней, мерцающих по ночам за окнами, ни пустынных коридоров, где можно встретить в полночь привидение, несущее под мышкой свою отрезанную голову, оскалившую зубы в лунном свете. Не пугали его ни звуки музыки, ни запах духов, который должен был бесследно исчезнуть за долгие годы.

Напротив, он любил бродить бессонными ночами по пустому дому, твердо зная, что у него есть прибежище, где он всегда может скрыться.

И вот теперь этого прибежища не стало, не стало покоя. Впервые он почувствовал это, когда увидел Лотти в освещенной лунным светом музыкальной комнате. А сегодня, проходя мимо гостиной, он услышал звук, заставивший его замереть на месте. Это был давно забытый звук, звук, который он никогда не надеялся больше услышать в своем доме, долетевший до него словно из далекого прошлого. Его дочь смеялась.

Не в силах устоять, он подошел ближе и осторожно заглянул в приоткрытую дверь.

Лотги, Гарриет, Аллегра и одноглазая кукла сидели за столом и пили чай. На головах у них были шляпки, все разные, с лентами, перьями и цветами. Картину дополняло старое, побитое молью чучело попугая со стеклянными глазами, прикрепленное к плечу куклы. В руке куклы красовалась игрушечная сабля, и можно было предположить, что сегодня она исполняет роль одноглазого пирата.

Даже Мирабелла, и та была в шляпке – детском кружевном чепчике, завязанном атласной лентой под ее пушистым подбородком. Аллегра держала котенка на коленях и радостно смеялась всякий раз, когда Мирабелла пыталась поймать кончик ленты, свисающий со шляпки.

Похоже, только Хайдена не пригласили на это чаепитие, поскольку трое котят, которых подарила ему Лотти, тоже были здесь, прямо на столе, возле блюдечка со сливками. Четвертый, рыжий, носился вокруг ножки стола, гоняясь за своим хвостом.

В данную минуту Аллегра пыталась надеть на Мирабеллу штанишки, а Тыковка и мистер Уигглз, заподозрив неладное, бросились к двери, чтобы проскочить мимо Хайдена, пока их самих не постигла та же участь. Разумнее всего было последовать за котами, однако Хайден никак не мог оторвать глаз от представшей перед ним картины.

Опасность пришла, как всегда, с самой неожиданной стороны. Прежде чем Хайден успел уйти котенок заметил его и с громким мяуканьем бросился навстречу.

– Предатель, – прошипел Хайден, безуспешно пытаясь оттолкнуть котенка ногой.

Теперь было уже поздно. Улыбки на лицах дам тускнели, веселый разговор оборвался. Мисс Димвинкл застыла с непрожеванным пирожным во рту. Если бы она сейчас подавилась им, Хайдену обязательно приписали бы еще одно убийство.

Лотти откинула свисающие на глаза перья и сказала вежливым, прохладным тоном хозяйки дома:

– Добрый день, милорд. Не желаете ли присоединиться к нам?

Аллегра насупилась, погладила Мирабеллу и явно не спешила поддержать приглашение Лотти. Впрочем Хайден и сам понимал, что это не столько приглашение, сколько вызов. Наверняка они надеются на то, что он струсит и уйдет. Но Хайден не привык отступать. Он криво усмехнулся и спросил:

– А вы меня не заставите надеть шляпку?

– Нет, если вы сами того не пожелаете.

Лотти подвинула ближе к столу единственный свободный стул и налила чашку чаю. Хайден опустился было на стул, но тут же вскочил, услышав недовольный вопль. Хайдену пришлось стиснуть зубы, стряхнуть на пол рыжего котенка, и только после этого он смог усесться. Рыжий зверек немедленно вскарабкался по его ноге, оцарапав Хайдена острыми коготками, и свернулся у него на коленях. Хайден накрыл котенка салфеткой и сделал вид, что больше его не замечает.

Стул оказался слишком низким, неудобным. Хайден не знал, куда ему девать ноги. Наконец он просто вытянул их, коснувшись при этом ног Лотти. Хотя на ней была юбка, и панталоны, и чулки, воображение немедленно нарисовало ему эти ноги не только обнаженными, но и обхватывающими его тело. Наваждение!

– Хотите сливок? – спросила Лотти.

Хайден с трудом оторвал глаза от нежного овала ее лица и перевел взгляд на кувшинчик со сливками. К кувшинчику как раз подобрался черный котенок и, прежде чем Аллегра успела протянуть руку, опрокинул все сливки на себя. Безобразник тут же встряхнулся, и большая часть сливок оказалась на сюртуке Хайдена.

– Нет, благодарю, – пробормотал Хайден, наблюдая за тем, как облизывается черный разбойник. – Сливок, пожалуй, не нужно.

– Мы позаимствовали эти шляпки на чердаке, – сообщила Лотти, протягивая Хайдену чашку чаю. – Надеюсь, вы не станете возражать? Аллегра сказала, что эти шляпки принадлежали ее матери.

– Не все, – сказал Хайден, указывая на чепчик, надетый на голову Мирабеллы. – Если память мне не изменяет, этот чепчик когда-то принадлежал мне.

– Ты носил чепчик? – хихикнула Аллегра, прикрывая рот ладошкой.

– Носил, представь себе. Но это было бы еще не так страшно, если бы твоя прабабушка не настояла на том, чтобы меня нарисовали в этом чепчике, сидящим у нее на коленях. В то время у меня были длинные волосы, совсем как у тебя.

– А где этот портрет? Я его никогда не видела, – сказала Аллегра.

– И не могла видеть, – ответил Хайден; пробуя чай. – Когда мне было лет десять, как тебе, я стащил на кухне керосин, облил им этот портрет и сжег его во дворе.

– И правильно сделал, – понимающе кивнула Аллегра и вновь принялась натягивать на Мирабеллу кукольные панталончики.

– Не поделитесь ли вы с нами еще какими-нибудь воспоминаниями о своей юности? – спросила Лотти прикусывая булочку с кремом.

Хайден испытал огромное желание наклонить слизать с уголка ее губ остатки крема.

– Боюсь, что в те годы со мной не происходил чего-либо, заслуживающего внимания. Обычные мальчишеские проделки.

Гарриет поспешно запихала в рот большой кусок торта, надеясь на то, что Хайден не обратится к ней с вопросом, пока она будет занята делом. Увы, это ее не спасло.

– Скажите мне, мисс Димвинкл, – спросил Хайден, – как вам нравится здесь у нас, в Корнуолле?

Гарриет уставилась в свою чашку, покраснела и тихо пролепетала:

– Очень нравится, милорд. Просто не могу выразить словами, как я благодарна вам за то, что вы написали моим родителям и попросили разрешения, чтобы я у вас осталась. Ведь если бы вы приказали мне вернуться в Кент, я, наверное, просто ум… – Гарриет запнулась, перестала жевать и замолчала.

– Умерли? – договорил за нее Хайден, не дожидаясь, пока она проглотит.

– А у Лотти мама умерла, когда ей было всего три года, – неожиданно сказала Аллегра. – Был пожар, и она погибла в огне. Лотти ее совсем не помнит. Грустная история, правда?

– Правда, – согласился Хайден, искоса взглянув на жену. – Ужасно грустная история.

Аллегра отвернулась, покачивая на руках Мирабеллу словно маленькую дочку:

– Лотти говорит, я счастливая, что помню свою маму.

Хайден почувствовал подкативший к горлу комок.

– Ты в самом деле счастливая, – сказал он, впервые после смерти Жюстины заговорив с дочерью об этом. – Мама очень любила тебя.

Затем он неуклюже отставил стул и поднялся. Рыжий котенок скатился на пол и недовольно покосился на Хайдена.

– А теперь прошу простить меня, леди, – сказал Хайден. – Меня ждут дела. Надеюсь, после чая вы вернетесь к вашим урокам.

Трудно было понять, кто при упоминании об уроках почувствовал себя более виноватой – Аллегра или Лотти. Впрочем, Хайдену было сейчас не до этого, ему хотелось как можно скорее исчезнуть. А когда он выбрался из гостиной и широкими шагами направился в свой кабинет, его догнал дружный взрыв смеха.

Вскоре Хайден окончательно убедился в том, что спокойные времена в этом доме отошли в прошлое. Теперь целыми днями здесь царило оживление и слышался смех. Он доносился из классной комнаты, он доносился в открытые окна со двора, когда Лотти и Аллегра выводили котят в сад на прогулку. Часто он доносился и из гостиной, где Лотти читала вслух свои любимые готические романы о привидениях, вызывавшие больше смеха, чем ужаса.

Однажды Хайден застал под дверями гостиной Мегги и Джима, но не прогнал их. Ведь теперь у него самого не было места, где можно было бы укрыться от посторонних глаз.

Но еще больше, чем смех, Хайдену досаждала музыка. Теперь, когда двери музыкальной комнаты оставались открытыми, он никогда не знал, в какой момент привычная, установившаяся за последние четыре года тишина будет взорвана звуками рояля. Музыка делала жизнь Хайдена просто невыносимой. Когда Аллегра садилась за рояль, он все чаще старался сбежать из дома – в соседнюю деревню или просто в луга своем на жеребце.

Чем теснее сближались Лотти и Аллегра, тем острее становилось одиночество Хайдена. Как-то дождливым вечером он заглянул от скуки в библиотеку и замер от удивления. Его дочь… читала!

Аллегра сидела, уютно свернувшись клубочком в большом кожаном кресле возле камина, уткнувшись носом в книгу, а на коленях у нее устроилась Мирабелла.

Хайден остановился в дверях и невольно загляделся на дочь, опасаясь, что та заметит его присутствие и сразу же убежит.

На лицо девочки ложились отсветы огня. Только сейчас Хайден заметил, как начала округляться фигура Аллегры, как красиво стали лежать ее волосы, перехваченные голубой бархатной лентой. Он вспомнил, сколько времени тратила Лотти, каждый вечер расчесывая эти непослушные пряди, выглядевшие теперь гладкими и блестящими.

Изменилось и выражение лица дочери, оно стало спокойным и… очень красивым.

«Скоро она превратится в очаровательную юную девушку, – с неожиданной печалью подумал Хайден. – А ведь я всегда думал, что ей никогда не выйти замуж и женихов к ней придется загонять из-под палки»

Хотя первым желанием Хайдена было тихо повернуться и уйти, он все же не сдержался и негромко кашлянул. Аллегра вскинула голову, увидела отца и испуганно заморгала пушистыми ресницами.

– Папа? Не слышала, как ты вошел. А я вот… готовлюсь к завтрашним урокам.

Но когда Хайден направился к ней, торопливо спрятала за спину книгу, которую читала.

– Что ты изучаешь? – спросил Хайден, вытаскивая пухлый томик у нее из-за спины. – Историю? Латынь? Или географию?

Он поднес книгу к свету и сразу узнал в ней одно из тех дешевых изданий в бумажных переплетах, которыми забиты лондонские прилавки. Обычно это были романы, рассчитанные на людей, не привыкших к серьезному чтению.

– «Свет в башне», вот как, – он быстро перелистал страницы. – Похищение детей, убийства, привидения и все такое прочее. Очень поучительно. А это что? – он вытащил еще одну книжку, засунутую под локоть Аллегры. На цветной обложке был изображен пират с обнаженной шпагой в руке. – О, «Пещера ужаса». Не хотел бы я в ней оказаться.

Аллегра спихнула Мирабеллу на ковер, встала с кресла и схватила обе книги.

– Нужно вернуть их Лотти. Это она их вчера здесь оставила.

Хайден потер пальцем щеку, мысленно аплодируя своей жене. Действительно, это было хорошо придумано – как бы случайно оставить здесь развлекательные книги, которые помогут развить в Аллегре любовь к печатному слову.

– Не уходи, – сказал он, увидев, что Аллегра направилась к двери, и добавил тихо: – Пожалуй я тоже хотел бы почитать что-нибудь перед сном. Можно мне взять «Пещеру ужаса»?

Аллегра недоверчиво посмотрела на отца, молча протянула ему книгу и вернулась в кресло. Хайден расположился напротив, скинул туфли и закинул ноги на оттоманку. Затем раскрыл «Пещеру ужаса» и принялся читать, стараясь делать вид, что не слышит возбужденного сопения дочери, углубившейся в другую книгу.

Долго читать он не собирался, так, просто пробежать несколько страниц, но роман удивительным образом захватил его.

Погруженные в чтение, они не заметили заглянувшую в двери библиотеки Лотти. Она постояла, любуясь необычной картиной: за окном стучал дождь, а здесь, возле горящего камина рядком сидели и читали отец и дочь, впервые проводя тихий вечер друг с другом.

Никто из них не увидел улыбки на лице Лотти, когда та тихо уходила прочь.

Хотя Хайден больше не повторял своей ошибки и не заходил на чаепитие, тем не менее он каждый день старался пройти мимо гостиной, чтобы мельком взглянуть на сидящих за столом Лотти, Гарриет и Аллегру. Как бы ни был занят Хайден, он обязательно улучал минутку, чтобы прийти сюда, послушать их щебетание и веселый смех. Когда он заглядывал в гостиную, Аллегра не делала попыток пригласить отца к чаю, однако и не убегала больше при его появлении, как это всегда бывало прежде.

Заглянув однажды в гостиную, Хайден увидел, что за столом рядом с одноглазой куклой сидит другая, та, что он привез для Аллегры из Лондона. Похоже, Аллегра была удивлена появлением новой куклы не меньше, чем сам Хайден. Она стояла подбоченившись и спрашивала у Лотти:

– А она что здесь делает?

– Гарриет сегодня нездоровится, – пояснила Лотти, разливая чай, – у нее лихорадка. А поскольку нас за столом должно быть четверо, я решила пригласить в гости эту куклу. Ведь ей так скучно в своем ящике.

Аллегра уселась на свободный стул, продолжая неприязненно коситься на непрошеную гостью. Лондонская кукла с причесанными волосами, целым, не облупившимся носом, в белых перчатках казалась рядом с одноглазой уродиной просто королевой.

Хайден прошел к себе в кабинет, но любопытство тут же погнало его назад, к гостиной. Вернувшись, он услышал, как его дочь поучает новую куклу:

– Не бери самые большие пирожные. И знай, что настоящие леди всегда снимают перчатки, когда садятся пить чай!

С этими словами Аллегра стянула с рук куклы перчатки и сунула ей маленькое пирожное с вареньем, измазав при этом клубникой новенькое кукольное платье. Лотти посмотрела на дверь, увидела Хайдена и отсалютовала ему чашкой.

Он понял, что куклу из сундучка она вытащила ради него.

В течение всей следующей недели Лотти и Аллегра притворялись, что усердно занимаются урокам. Хайден делал вид, что верит этому. Когда выглянуло солнце и вся компания отправилась во двор, чтобы опробовать деревянную лошадку Лотти, Хайден тоже вышел на крыльцо, чтобы посмотреть, как это будет выглядеть. А если говорить честно, то он вышел только для того, чтобы полюбоваться на свою жену.

Конструкция была сделана с таким расчетом чтобы ездок мог сам толкать повозку, взбираясь на холм, а затем скатываться с него. Конечно, лошадка эта предназначалась для городских садов, .где дорожки вымощены плитами, а не крупным гравием, и потому катилась с грохотом и дребезгом, но это, по всей видимости, не мешало ни ехавшей в повозке мисс Димвинкл ни бежавшим рядом с ней Лотти и Аллегре.

Когда вся компания с веселым визгом скрылась за холмом, Хайден вздохнул и подставил лицо солнцу. Сегодняшний день говорил о том, что даже здесь, в Корнуолле, рано или поздно наступает настоящая весна. В воздухе пахло нагретой землей и свежей травой. На ветках появились первые клейкие листочки и распустились бутоны, постепенно превращая унылый луг в пестрое цветочное море. Еще несколько дней, и вся трава покроется синими колокольчиками, желтыми одуванчиками и белоснежными маленькими цветочками, названия которых Хайден так до сих пор и не узнал. В воздухе закружились первые бабочки и стрекозы.

На вершине холма вновь появилась лошадка, но теперь в ней сидела Лотти, а Гарриет и Аллегра бежали рядом. Легко толкаясь длинными сильными ногами, Лотти вкатилась на вершину, села поглубже в повозку и с радостным визгом ринулась вниз, придерживая на голове соломенную шляпку. Хайден с тревогой наблюдал за стремительным полетом. Опасения его оказались не напрасными. Колесо подскочило на камне, повозка закачалась, соскочила с дорожки и покатила по траве. Лотти широко открыла испуганные глаза.

Повозка неслась прямо к канаве. Хайден стремительно бросился вслед, чтобы перехватить ее, но не успел. Повозка перевернулась вверх колесами, и Лотти вывалилась на землю.

Хайден бежал, с тревогой глядя на распростертое в траве тело Лотти. Почему она не поднимается? Жива ли она?

Он подбежал к перевернутой повозке одновременно с Гарриет и Аллегрой. Склонившись над лежащей Лотти, он приподнял ее тело и прокричал:

– Лотти! Лотти! Ты меня слышишь?

Она медленно открыла глаза и ответила, моргая:

– Конечно, слышу. Ты же кричишь прямо мне в ухо.

Затем она рассмеялась и подмигнула, а Хайден вытер со лба холодный пот и сердито проворчал, чувствуя себя под обстрелом глаз Гарриет и Аллегры:

– Сумасшедшая, что ты делаешь? Так и шею сломать недолго, черт побери!

Аллегра открыла от удивления рот, и Хайден осознал, что впервые чертыхнулся в присутствии дочери.

Лотти села, не спеша освободиться из объятий Хайдена.

– Глупости, – сказала она. – Не в первый раз я падаю с этой повозки. Ты бы видел бедного Джорджа, когда он свалился с нее! Так приложился о камень, что потом неделю сидеть не мог.

– Если ты еще раз выкинешь такую штуку неделю сидеть не сможешь, – проворчал Хайден, помогая Лотти подняться на ноги.

Гарриет и Аллегра обменялись многозначительными взглядами.

Повозка лежала на том же месте, вверх колесами. Лотти пошла, чтобы поднять ее. Она явно собиралась снова прокатиться, Хайден не выдержал:

– Ты что, снова хочешь забраться в эту колымагу, которая тебя чуть не убила?

– Разумеется, – ответила Лотти, – если только ты сам не хочешь сделать кружок-другой.

– У меня есть идея получше, – сказал Хайден, смело принимая вызов.

Он подошел к Лотти и поднял ее на руки. Та удивленно ахнула, но он уже забрался в повозку вместе с Лотти и, отталкиваясь ногами, быстро покатил вверх. Добравшись до вершины холма, он опустился на деревянное сиденье, посадил на колени Лотти, обхватил ее руками, и они понеслись вниз.

Сначала Лотти испуганно вопила, затем начала хохотать. Гарриет и Аллегра неслись сзади, отставая на несколько шагов. Теперь тела Лотти и Хайдена сплелись воедино, а впереди был только ветер, бивший в лицо.

По этой дорожке Хайден проезжал в своей жизни сотни раз, но теперь, когда у него на коленях сидела Лотти, все вокруг казалось ему новым и незнакомым. Увы, канава, возникшая впереди, тоже оказалась для него полной неожиданностью.

Хайден изо всей силы натянул направляющие рычаги, но повозка и не думала сворачивать, продолжая нестись вперед со все возрастающей скоростью.

– Почему она не сворачивает? – крикнул Хайдей навстречу ветру.

– Не сворачивает? – крикнула в ответ Лотти. – Куда не сворачивает?

Думая, что он не расслышал, Хайден повторил:

– Как ее повернуть?

Несмотря на всю напряженность ситуации, Лотти успела крикнуть в ответ:

– Ты думаешь, что, если бы она могла поворачивать, я бы упала тогда, в первый раз?

Обсуждать просчеты конструктора, придумавшего эту повозку, уже не было времени, канава была всего в нескольких шагах. Хайден крепко обхватил Лотти и выпрыгнул вместе с ней из повозки, согнувшись в полете так, чтобы защитить жену своим телом.

Потом был удар, а когда Хайден пришел в себя, то первым, что он почувствовал, были теплые руки, а первым, что он услышал, – голос, звавший его по имени. Он приоткрыл глаза. Его голова лежала на коленях у Лотти, и это было так приятно, что, будь его воля, Хайден не вставал бы до самого вечера.

– Ах, Хайден, это ужасно! Это я виновата, не предупредила тебя, что повозка не может поворачивать, – она погладила пальцем его бровь. – Ты слышишь меня, дорогой? Слышишь меня?

– Конечно, слышу, – ответил Хайден и открыл глаза полностью. – Ты же кричишь мне прямо в ухо.

Она резко поднялась на ноги, бесцеремонно скинув Хайдена на траву.

– Ой! – сказал Хайден, потирая затылок. – Слава богу, что земля здесь мягкая.

– Слава богу, – согласилась Лотти, стряхива травинки, прилипшие к платью. – Если бы ты сломал шею, быть бы мне Кровавой Маркизой до конца своих дней! Или по крайней мере до тех пор, пока мне не попался бы более учтивый муж.

Она повернулась, собираясь уйти, но Хайден успел схватить ее за руку и спросил, разворачивая лицом к себе:

– Для тебя что, нет ничего святого?

Лотти лишь рассмеялась в ответ, отчего разгладились морщины на лбу Хайдена, и ответила:

– Для меня свято только то, что этого заслуживает.

Хайден протянул руку, нежно снял с волос Лотти травинку и подумал о том, что сейчас они удивительно похожи на нормальную, счастливую семейную пару остановившуюся на залитом солнцем склоне холма. Ах если бы им встретить друг друга в другое время и при других обстоятельствах!

Вдали послышался стук колес и звонкое цоканье копыт. Хайден нахмурился, прикрыл ладонью глаза от солнца и увидел показавшуюся на подъездной дорожке блестящую, покрытую черным лаком карету.

Гости в Оукли-Мэнор приезжали крайне редко, можно сказать, никогда. Многих своих соседей Хайден не видел с похорон Жюстины.

Забыв про повозку, Хайден вместе с Лотти поспешили вниз с холма, чтобы присоединиться к Гарриет и Аллегре. Карета уже тормозила перед домом. Вот и слуга выскочил из дверей и поспешил к карете. Открылась дверца, и показалась тощая фигура, одетая во все черное, начиная от шляпки и заканчивая высокими ботинками.

Гарриет схватила Лотти за рукав и судорожно вздохнула. Лотти побледнела так, словно к ним в дом явился сам Черный Рыцарь, шагнувший прямо со страниц романа.

– Кто это? – спросила Аллегра, потянув Лотти за второй рукав. – Гробовщик?

– Хуже, – ответила Лотти. – Это сама Ужасная Тервиллиджер.

Хайден хотел было рассмеяться, но смех застрял у него в горле, когда он увидел спутника старой учительницы, вышедшего из кареты следом за ней, сверкая на солнце серебряной гривой волос.

Этот гость был одет в элегантный дорожный костюм и держал в руке трость. Аллегра присмотрелась, а затем широко улыбнулась и бросилась бежать к дому, выкрикивая на бегу:

– Дядя Нед! Дядя Нед приехал!

Хайден, не двинувшись с места, проводил дочь угрюмым взглядом, а та, пробежав мимо него, устремилась прямиком в объятия приехавшего мужчины.

16

Сэр Эдвард Тауншенд подхватил Аллегру на руки и воскликнул, целуя ее в щеку:

– Ах ты, моя девочка! Я уж думал, что ты забыла старого дядюшку Неда! Дай мне посмотреть на тебя! – Он откинул голову, и восхищенно добавил: – Когда я видел тебя в последний раз, ты была еще совсем маленькой, а теперь превратилась в настоящую леди! Ну-ка, признавайся, много уже у тебя ухажеров?

Аллегра покраснела от удовольствия, а Лотти тем временем искоса взглянула на Хайдена. Он наблюдал за этим обменом нежностями с совершенно непроницаемым, каменным лицом.

Нед отдал слуге свою трость и, словно настоящий рыцарь, предложил одну руку Аллегре, другую мисс Тервиллиджер, и они втроем неторопливо пошли дом. Лотти поправила перламутровый гребень в волосах и подумала о том, что одета не как маркиза, а скорее как горничная. Ведь для того чтобы кататься на деревянной лошадке, она надела свое самое старое коричневое платье.

– Как ты думаешь, это мои родители послали ее? – спросила Гарриет, испуганно прячась за спиной Лотти. – Теперь она отвезет меня домой?

– Кто она такая, черт побери? – спросил Хайден.

– Она была учительницей в школе миссис Литлтон, – шепотом пояснила Лотти. – А в последние годы работает частной гувернанткой.

– А! – сухо ответил он. – Та самая Ужасная Тервиллиджер.

Лотти догнала ушедшую вперед группу, прикоснулась к сухой, похожей на птичью лапку руке старой учительницы и сказала, выдавив на лице улыбку:

– О, мисс Тервиллиджер, какой неожиданный сюрприз! Какими судьбами вы оказались здесь, на самом краю света?

Старая женщина посмотрела на Лотти сквозь свои круглые очки в железной оправе и ответила:

– Не задавай глупых вопросов, девочка. Ты сама посылала за мной.

– Ты? – переспросил Хайден, мрачно глядя на Лотти.

– Разумеется, она, – кивнула мисс Тервиллиджер. – Прочитав твое письмо, я догадалась, что тебе необходима моя помощь, чтобы справиться с трудным ребенком. Ведь я умею читать между строк, – она пристально посмотрела на Аллегру, оценив ее спутанные волосы и съехавшую на одно ухо шляпку. – И вижу, что приехала как нельзя вовремя.

Аллегра тяжело вздохнула и перебежала поближе к Гарриет, которая пряталась за спиной Лотти.

Мисс Тервиллиджер указала рукой на Неда и добавила, моргнув своими редкими бесцветными ресницами:

– Боюсь, мне пришлось бы еще долго ждать возможности приехать сюда, если бы этот милый джентльмен любезно не согласился сопровождать меня.

Хайден холодно посмотрел на Неда и спросил:

– Полагаю, ты здесь тоже по приглашению моей жены?

Нед ответил прежде, чем Лотти успела возразить:

– Разве нужен какой-нибудь предлог, чтобы навестить старинного друга?

– Предлог не нужен, – согласился Хайден. – Нужно приглашение.

– Ты всегда придавал слишком много значения условностям, – вздохнул Нед.

– Но как вы вообще встретились? Мне кажется, вы не были знакомы, – спросила Лотти, переводя взгляд с Неда на мисс Тервиллиджер.

– Вы сами нам в этом помогли, миледи, – ответил Нед, забирая назад у слуги свою трость. – Во время свадебного завтрака я познакомился с вашим братом Джорджем. Мы поговорили, и оказалось, что у нас с ним много общих интересов.

Лотти могла себе представить их общие интересы. Наверняка это скачки, карты и балерины.

– Я оказался по приглашению Джорджа в доме Девонбруков как раз в тот момент, когда туда приехала мисс Тервиллиджер с вашим письмом. Обсудив его, все сошлись на том, что ей необходимо как можно скорее ехать вам на помощь.

Мисс Тервиллиджер стянула перчатки хорошо знакомым Лотти движением и сказала:

– Мои условия таковы: комната, питание и оплата за неделю вперед. И никаких ухаживаний со стороны нанимателя. Я уже слишком стара для флирта с благородными джентльменами. – Она посмотрела на Хайдена и добавила, погрозив ему пальцем: – Прежде чей я займу свою комнату, я проверю замок на двери и если он покажется мне недостаточно надежным, вам придется его заменить.

Хайден наклонил голову и ответил, тщательно скрывая свой страх перед этой женщиной:

– Вам не о чем беспокоиться, мадам. Я приложу все старания, чтобы вести себя в вашем присутствии так, как подобает настоящему джентльмену.

Затем он окинул Лотти таким испепеляющим взглядом, что ей стало ясно: если до этого Хайден и не собирался кого-нибудь убить, то теперь это представляется ему вполне возможным.

Ситуацию постарался разрядить галантный сэр Нед. Он подхватил Лотти под руку и повел вперед, не переставая говорить на ходу:

– Пойдемте, миледи. Расскажите мне, насколько вы счастливы в браке с моим лучшим другом. Я знаю многие считают Хайдена ужасным человеком, почти людоедом, но вы-то, я надеюсь, уже успели понять, что у него просто ангельский характер. Вы уже знаете, какое благородное сердце бьется в его могучей груди.

Лотти хотелось ответить, что в груди у Хайдена вообще нет сердца, однако она ограничилась тем, что осторожно оглянулась на мужа через плечо и пошла увлекаемая неудержимым сэром Недом.

Когда Хайден пришел к ужину, Нед развлекал сидящих за столом бесконечными историями о годах их учебы в Итоне. Хайден прошел на место и собирался сесть когда вновь услышал полузадушенное мяуканье. Он побормотал сквозь зубы нечто нелестное о «чертовых созданиях» и скинул со стула очередного котенка.

В честь приезда новую гувернантку также пригласили за стол, и сейчас мисс Тервиллиджер была вместе со всеми и клевала носом над своей тарелкой. Хайден обвел собравшихся взглядом и пробурчал что-то, что при известной доле фантазии можно было принять за приветствие.

– Не обращайте на нее внимания, – добавил он, принимая от Мегги тарелку с копченым лососем. – Истории Неда кого угодно способны усыпить.

Он не мог не заметить, что Нед расположился по правую руку от Лотти. Сегодня вечером его жена выглядела просто сказочно в своем шелковом платье, переливавшемся в свете свечей подобно розовому водопаду. Глядя на ее оживленное лицо, Хайден вдруг испытал почти непреодолимое желание подойти к Лотти и припасть губами к нежной жилке, бившейся у нее на шее.

Когда Нед, словно случайно, повернулся на стуле так, чтобы лучше видеть грудь Лотти в низком вырезе платья, Хайден непроизвольно взял со стола нож и начал пробовать пальцем остроту его лезвия. Пожалуй, он погорячился тогда, в Лондоне, сказав, что никогда не зарежет Неда.

Гарриет молча сидела с краю, лишь тихонько хихикая после каждого слова Неда.

«Как хорошо было бы, влюбись она в Неда – – думал Хайден. – Тогда этому старому ослу было бы чем заняться».

Аллегра сидела рядом с Гарриет и также не своди с Неда влюбленных глаз. Намазывая на хлеб масло Хайден с грустью подумал о том, что и не помнит чтобы дочь когда-нибудь смотрела такими глазами на него самого.

– Скажи, Нед, – сказал он, – – когда ты выезжаешь? До Лондона далеко, так что я думаю, что тебе завтра нужно будет встать пораньше. Во сколько приказать разбудить твоего лакея?

– Хайден! – воскликнула Лотти, возмущенная его грубостью. – Зачем в таком случае ждать до утра? Не лучше ли тогда просто подать Неду шляпу и указать ему на дверь прямо сейчас?

– Так я позову Жиля? – невинным тоном откликнулся Хайден.

– Не волнуйтесь, миледи, – громко рассмеялся Нед. – Я давно привык к манерам вашего мужа. Не огорчайся так, Хайден, мне нужно быть в Лондоне через неделю. И все это время я могу погостить здесь и поближе познакомиться с твоей очаровательной женой. – Он взял руку Лотти, поднес ее к губам и галантно поцеловал. – Надеюсь, она будет относиться ко мне, как к брату.

– Брат у нее и так есть, – заметил Хайден. – И муж тоже.

Он повертел в руках нож, положил его на тарелку и сказал, вставая с места:

– Если позволите, леди, мы с Недом хотели бы не надолго удалиться в библиотеку, чтобы выпить портвейна и выкурить по сигаре.

– Но еще не подавали второе, – возразила Лотти.

Нед тоже поднялся, положил на стол свою салфетку и ответил, принимая вызов Хайдена:

– Не стоит волноваться, дорогие леди. Мы вернемся к десерту. Хайден может подтвердить, что я никогда не пропускаю сладкого.

Он подмигнул Гарриет, и та хихикнула, прикрывшись салфеткой. Затем Нед учтиво поклонился и вслед за Хайденом вышел из столовой.

Хайден, широко шагая, шел по коридору впереди Неда. Он не сказал ни слова, пока оба они не оказались в библиотеке друг против друга, с бокалом портвейна в одной руке и с зажженной сигарой – в другой.

– Опасную игру ты затеял, приятель, – начал Хайден, прислоняясь к камину.

– Напротив, – ответил Нед, усаживаясь в кожаное кресло и вытягивая ноги в сверкающих башмаках. – Это ты рискуешь, не обращая должного внимания на свою очаровательную жену.

– С чего ты взял, что я не уделяю должного внимания Лотти? – нахмурился Хайден.

– Начнем с того, что вы спите в разных комнатах, – сказал Нед, выпуская облачко ароматного дыма.

– Ты только что приехал. Откуда такая осведомленность?

– Не нужно недооценивать мои возможности, – ответил Нед. – Достаточно было улыбнуться одной хорошенькой рыжеволосой горничной, и она выдала мне все тайны. Кстати говоря, слуги только и говорят о том, как странно складывается твоя семейная жизнь с маркизой.

Сигара вдруг потеряла вкус, и Хайден швырнул ее в холодный камин.

– Тебе лучше, чем кому-либо, известно, что никто из нас не стремился к этому браку. К тому же нет ничего необычного в том, что муж и жена спят в разных комнатах.

– Разумеется, но только в том случае, если у одного из них или у обоих есть любовники. – Нед посмотрел на Хайдена и взболтал в бокале остатки портвейна. – И не говори мне, что такая мысль не приходила тебе в голову. Лотти очень привлекательная девушка. Если она не нужна тебе, это не значит, что она не может понравиться другому мужчине. – Он сделал большой глоток из бокала. – Она выглядит гораздо более разумной, чем Жюстина. Тебе не стоит волноваться, я уверен, что она будет очень осторожна в выборе любовников.

Хайден тихо поставил свой бокал на каминную полку, затем подошел к Неду, схватил его за галстук и выволок из кресла. Сигара Неда упала на ковер, но, как истинный джентльмен, он умудрился встать так, чтобы не пролить ни капли из своего бокала.

– Что будешь делать дальше, Хайден? – с издевкой поинтересовался Нед, продолжая удерживать бокал на весу. – Вызовешь меня на дуэль? Что будет на этот раз – шпаги на заднем дворе? Или пистолеты на заре? Ты уже выбрал себе секунданта? Если хочешь, я сам могу зарядить твой пистолет, чтобы ты мог пристрелить меня из него.

Лицо Хайдена покраснело от гнева, когда он понял, что Нед нисколько не боится его. Он просто смеялся над Хайденом. Хайден медленно отпустил Неда, стараясь успокоиться. Взял с каминной полки свой бокал и сказал, шутливо салютуя им Неду:

– Поздравляю, приятель. Ты заставил меня потерять голову из-за женщины. Снова заставил.

– В прошлый раз ты потерял голову оттого, что любил свою жену.

– И это, как ты помнишь, стоило жизни двоим.

– Но разве в любви красота и опасность не идут рука об руку друг с другом? – с редкой для него страстью заговорил Нед. – Ради любви люди теряют не только голову, но даже свою жизнь.

– Удивительные речи для человека, который способен лишь волочиться за какой-нибудь балериной, да и то не дольше чем неделю. Будь Филипп с нами, он вряд ли согласился бы с тобой. – Хайден посмотрел на остатки портвейна в бокале. – Так зачем ты сюда приехал, Нед? Лишний раз обвинить меня в смерти Филиппа?

– Я подумал, что пришло время заставить тебя перестать упрекать самого себя. Честно говоря, Филипп заслуживал смерти, – мрачно усмехнулся Нед, – особенно после того, что он сделал с Жюстиной. Если бы ты не убил его, это сделал бы какой-нибудь другой обманутый муж.

– А что ты скажешь о Жюстине? – поднял голову Хайден. – Как по-твоему, она тоже заслуживала смерти?

– Честно говоря, сам не знаю, старина, – мягко сказал Нед, озабоченно глядя на Хайдена своими серыми глазами. – Это известно только тебе одному.

Хайден протянул руку и аккуратно поправил галстук на шее Неда.

– Мне кажется, леди в столовой хотят видеть тебя к десерту. Передай им мои извинения, – с этими словами Хайден сбил щелчком с галстука Неда невидимую пылинку, повернулся и вышел из комнаты.

– Если ты по-прежнему продолжаешь сопротивляться своим чувствам, то заслуживаешь только сочувствия! – крикнул Нед ему вслед.

Аллегра удивила всех тем, что очень быстро сошлась с мисс Тервиллиджер. Теперь их все чаще можно было встретить вместе, и они часто беседовали о чем-то вполголоса, склонившись головами друг к другу. После того как старая учительница сама стала заниматься уроками с Аллегрой, у Лотти неожиданно появилось много свободного времени. Слишком много.

Однажды утром она забрела в музыкальную комнату, чтобы забрать забытую там накануне книгу, и обнаружила сэра Неда стоящим перед портретом Жюстины.

Лотти подошла ближе, вздохнула и сказала:

– Вы проделали долгий путь из Лондона только для того, чтобы посетить это святилище?

– Пожалуй, нет, – ответил Нед, покачивая головой и вынимая руки из карманов. – Женщины, подобные Жюстине, всегда стремятся только к одному: вырвать сердце из груди мужчины, пока оно еще продолжает биться.

Лотти посмотрела на Неда, потрясенная глубиной его презрения к Жюстине.

– Зачем же так жестоко? Разве вы сами не были влюблены в нее?

– Был, – согласился Нед и вновь посмотрел на портрет. На губах у него появилась печальная улыбка. – Это было романтическое чувство, простительное для двадцатилетнего юноши. Я стремился тогда приглашать Жюстину на каждый танец и посвятил ей массу своих стихов.

– Полагаю, ваше сердце было разбито, когда Жюстина предпочла Хайдена.

Нед элегантно пожал плечами:

– Когда Жюстина отклонила мои ухаживания, я долго ходил с мрачным видом и проклинал судьбу, но, если хотите знать правду, в глубине души я испытывал огромное облегчение.

– А я думала, что вы обожали Жюстину, – нахмурилась Лотти, озадаченная откровениями Неда. – Как вы могли так легко отказаться от нее?

– Я обожал Жюстину? Не уверен. Скорее я предчувствовал то, что с ней случится дальше. К тому же я – не Хайден, – честно признался Нед, – у меня не хватило бы терпения выдержать все ее капризы.

– А этот друг Хайдена, Филипп? – спросила Лотти, стараясь не выдать голосом своего волнения. – У него хватило бы сил на это?

– Филипп никогда не был другом Хайдена, – ответил Нед и помрачнел. – Я много раз говорил Хайдену об этом, но он не хотел мне верить. Хайден, с его веселым и легким характером, всегда старался видеть в людях только самое лучшее.

Лотти слегка усмехнулась. Ей странно было слышать, что у ее мужа веселый и легкий характер.

– А вот когда мы с Хайденом увиделись в первый раз, он был склонен думать обо мне только самое худшее. Он решил, что я шпионю за ним, и принял меня за журналистку, – сказала она.

– Если бы он в самом деле подумал так, он не задумываясь свернул бы вам шею, – фыркнул Нед.

– Если Хайден считал Филиппа своим другом, почему Филипп предал его?

– Филипп был вторым сыном проигравшегося до гроша виконта, а Хайден – единственным и богатым наследником, любимым сыном, человеком с большим будущим. Филипп страшно завидовал ему и желал всего, что есть у Хайдена. Особенно сильно он желал Жюстину. Он так и не смог простить Хайдену что Жюстина выбрала из нас троих именно его.

– Хайден рассказывал мне, что они с Жюстиной очень часто ссорились тогда в Лондоне перед тем как… перед смертью Филиппа. Вы не знаете почему?

– Жюстина страстно желала второго ребенка, – вздохнул Нед. – Ей хотелось сына, наследника. Но после рождения Аллегры здоровье Жюстины пошатнулось настолько, что Хайден не хотел рисковать.

– Но как они сумели избежать?.. Каким образом они сделали так, чтобы?.. – мучаясь от неловкости спросила Лотти.

– О, это очень просто, миледи, – охотно ответил Нед, нисколько не смущаясь. – После рождения Аллегры Хайден ни разу не спал со своей женой.

Лотти даже приоткрыла рот. Она боялась оказаться не слишком темпераментной по сравнению с Жюстиной, однако, если верить Неду, Хайден не имел дела с женщинами по крайней мере уже шесть лет.

– Помимо всего прочего, Жюстина была ужасно ревнивой. Она решила, что если Хайден избегает близости с ней, значит, он находит утешение на стороне.

– А он? – Лотти посмотрела Неду прямо в глаза, надеясь, что тот не догадается, насколько для нее важен его ответ и как много от него зависит.

– Большинство мужчин не считают чем-то особенным иметь любовниц. Я сам такой же. Но Хайден другой. Он никогда так не поступал.

– Потому что любил Жюстину, – вздохнула Лотти, глядя в лиловые глаза Жюстины, смеющиеся ей с портрета.

Нед заговорил вновь, и на этот раз чувствовалось, что он очень тщательно подбирает слова.

– Хайден с раннего детства знал, что такое чувство долга. Я часто замечал, что его любовь к Жюстине больше напоминает отношение отца к дочери, чем мужа к жене. А еще в глубине души он всегда понимал, что любовь его обречена остаться безответной. – Нед оторвался от портрета и окинул Лотти оценивающим взглядом. – Я всегда чувствовал, что Хайден мечтает найти женщину, с которой он мог бы быть на равных как в постели, так и вне ее.

Затем Нед вежливо поклонился, попросил его извинить и ушел, оставив Лотти раздумывать над его словами наедине с портретом.

На следующий день Хайден занимался в своем кабинете с бумагами, их скопилось огромное количество, и с ними необходимо было разобраться. Услышав короткий стук в дверь, он скинул с коленей котенка и пошел открывать. На полпути он едва не наступил на второго котенка, которого ему пришлось убрать с дороги носком ботинка.

Когда Хайден открыл дверь, за ней никого не было. Он высунул голову, посмотрел налево, направо, но коридор оказался совершенно пуст. Тогда Хайден посмотрел себе под ноги и увидел лежащий перед дверью аккуратно сложенный лист бумаги, надписанный рукой Лотти.

Развернув листок, Хайден обнаружил, что это приглашение. Его, Хайдена, просили почтить своим присутствием музыкальный вечер, который будет устроен в честь их гостей. Леди Оукли и мисс Гарриет Димвинкл споют дуэтом «Слушай, слушай, это жаворонок!», а мисс Тервиллиджер сыграет на арфе «Я поцеловала могилу любимого».

«Необыкновенно подходящая для меня пьеса» – подумал Хайден.

Гвоздем же программы должна была стать леди Аллегра Сент-Клер, которая собиралась исполнить на рояле «Аппассионату» Бетховена.

Хайден медленно опустил листок с приглашением. «Аппассионата» была одной из самых любимых сонат Жюстины. Сколько тихих вечеров провел Хайден в музыкальной комнате, слушая, как она наигрывает эту пьесу, держа на коленях маленькую Аллегру. А когда у Жюстины начиналась бессонница, она играла «Аппассионату» по ночам, заканчивая и тут же начиная ее с самого начала. Тогда Хайден всерьез боялся, что сам может сойти с ума от этой сонаты.

При мысли о том, что ему предстоит сидеть и слушать «Аппассионату» в исполнении Аллегры, на лбу у Хайдена выступил холодный пот.

«Ты должен сделать это, ты можешь, – уговаривал Хайден сам себя. – Ради своей дочери».

Эти слова Хайден продолжал повторять и спустя шесть часов, стоя в своей огромной спальне перед зеркалом, оправленным в тяжелую дубовую раму. Собираясь на музыкальный вечер, он оделся не менее тщательно, чем если бы его пригласили сегодня на прием к королю. Воротничок и манжеты рубашки были туго накрахмалены, непокорные волосы смочены и тщательно причесаны. Из зеркала на Хайдена смотрел настоящий денди, только вот глаза у этого красавца были почему-то испуганными и дикими.

Он вытащил из жилетного кармана часы, щелкнул крышкой и посмотрел на циферблат. Очевидно, все явно собрались и ожидают только его. Каждому из них будет неприятно, если Хайден пошлет Жиля извиниться и сообщить, что хозяин не может посетить этот вечер. А сильнее всех расстроится Лотти.

«Если ты по-прежнему продолжаешь сопротивляться своим чувствам, то заслуживаешь только сочувствия», – вспомнились Хайдену слова Неда.

Хайден высоко поднял голову, одернул фрак и повернулся спиной к своему отражению в зеркале.

Аллегра порхала по всей музыкальной комнате, похожая на розовую, нервно взмахивающую крыльями бабочку. С помощью Лотти ее непокорные волосы были завиты и свободно падали на плечи. Несмотря на то, что на почетных местах в первом ряду сидели куклы Аллегры, сама она сегодня походила больше на юную девушку, чем на маленькую девочку.

Лотти тоже нервничала и сидела, не сводя глаз со входной двери. С каждой минутой она все больше опасалась, что вот-вот появится Жиль и с прискорбием сообщит, что неотложные дела требуют присутствия хозяина. Очень неотложные дела. Например, вынуть камешек, попавший в копыто скакуна, или проверить, как рабочие заменили треснувшую каменную плиту на подъездной дорожке.

Гарриет сидела на диване рядом с сэром Недом. Она то и дело прихлебывала пунш и в сотый раз повторяла:

– Надеюсь, вы не будете слишком разочарованы моим пением, сэр.

– Не стоит волноваться, мисс Димвинкл, – также в сотый раз ответил Нед, украдкой подмигивая Лотти. – У девушки с ангельским лицом и голосок должен быть ангельским, Гарриет уткнулась носом в чашку с пуншем и покраснела от удовольствия.

– Уже четверть часа, как я должна быть в посте ли, – громко и недовольно объявила мисс Тервиллиджер. – Никогда не согласилась бы демонстрировать свои таланты, если бы знала, что эта вакханалия продлится до самого утра.

Лотти взглянула на свои часы. Половина седьмого.

– Полагаю, дольше ждать не имеет смысла, – сказала Аллегра, присаживаясь к роялю и болтая ногами. – Он не придет.

– Он уже здесь, – раздался знакомый низкий голос.

Все дружно повернули головы. В дверях стоял Хайден. Он вежливо поклонился. Лотти просто не могла отвести глаз от своего мужа. Аккуратно причесанный, тщательно выбритый, в крахмальной рубашке и отутюженном фраке, он был сегодня просто дьявольски красив. Даже Аллегра и та слегка порозовела от удовольствия, хотя внешне никак не прореагировала на приход отца.

Хайден сел на стул рядом с Лотти, обдав ее теплом и знакомым запахом мыла. Лотти не вытерпела и шепнула, наклонившись к уху Хайдена:

– Ты выглядишь так, словно явился на публичную казнь.

– Так и есть, – так же шепотом ответил Хайден. – На свою собственную.

Поскольку все теперь были в сборе, концерт начался без промедления, и спустя минуту Лотти и Гарриет уже запели дуэтом. Сказать по правде, пела одна только Лотти, а Гарриет лишь хрипло каркала в припеве таким басом, что ей лучше было бы петь не от лица жаворонка, а от лица… ну, хотя бы жабы. – Ква! Ква! – так выходило у нее, и жаворонок был тут совсем ни при чем.

И все же, когда в воздухе растаяла последняя нота, Нед сорвался с места и принялся бешено аплодировать, громко восклицая:

– Браво! Бис! Браво!

Лотти поклонилась и отвела к дивану сияющую Гарриет.

Дальше в программе было соло мисс Тервиллиджер, но оно не вызвало у зрителей никаких эмоций, если не считать одобрительного кивка Лотти. А затем настал черед Аллегры. Она одернула платьице и уселась за рояль. Пальцы ее заметно дрожали.

Впрочем, стоило им коснуться клавиш, и они перестали дрожать, расправились, а затем легко понеслись, наполняя комнату чарующими звуками.

Как только прозвучала первая нота, Лотти украдкой взглянула на Хайдена. Правда ли его глаза начали наполняться ужасом или это ей только показалось? Готовясь к вечеру, Лотти намеренно поставила стулья так, чтобы они с Хайденом оказались спиной к портрету, но сейчас ей казалось, что она чувствует затылком пристальный, сверлящий взгляд Жюстины.

Аллегра дошла до кульминации, и Хайден, вдруг не выдержав, вскочил на ноги. Пальцы Аллегры дрогнули, застыли, и в воздухе повис незавершенный диссонирующий аккорд.

– Прошу простить меня, – хрипло сказал Хайден. – Мне очень жаль, но я… мне… я просто не могу…

Он умоляюще взглянул на Лотти и стремительно выбежал из комнаты.


Лотти сидела в своей спальне за письменным столом, но лист бумаги, лежавший перед ней, оставался чистым. Герои ее романа, которые казались совершенно понятными, воплощениями абсолютного добра или зла, вдруг оказались гораздо более сложными, неоднозначными. Они не были больше только белыми или черными, но стали какими-то размытыми серыми. Теперь Лотти понимала, что персонажи которые действовали в ее романе, были не более чем карикатурами на живых людей.

Как же быть? Пытаясь представить себе своего злодея, она не могла не вспомнить взгляд Хайдена, каким он был перед тем, как ее муж выбежал из музыкальной комнаты.

К себе Лотти вернулась только после того, как уложила Аллегру. Как ни упрашивали ее все, включая Неда, девочка после ухода отца наотрез отказалась продолжать свою игру. Лицо ее побледнело, и Лотти очень опасалась, что сегодня с Аллегрой может вновь случиться припадок. Однако она сумела справиться с собой, в очередной раз напомнив Лотти своим упорством Хайдена.

Задумавшись, Лотти и не заметила, как покрыла бумагу беспорядочными завитушками. Она скомкала лист, положила перед собой чистый, погрузила перо в чернила и стала писать, но спустя несколько минут подняла голову и прислушалась. Снизу, из музыкальной комнаты, до нее донеслись призрачные звуки рояля.

Лотти вздрогнула и опрокинула бутылочку. Чернила потекли прямо по написанным строчкам.

– Аллегра, – прошептала Лотти, зажмуривая глаза и вслушиваясь в нечеловеческую, разрывающую душу музыку. – О, Аллегра!


Хайден стоял и смотрел вниз, на волны, разбивавшиеся о камни у подножия скалы. Налетавшие порывы ветра то и дело толкали его в спину, словно подбивая прыгнуть в бездонную пустоту. По небу быстро бежали облака, изменчивые, как настроение Жюстины. Они то закрывали, то вновь обнажали бледный диск луны, а в отдалении темнел казавшийся мертвым и заброшенным уснувший до утра дом.

Хайден знал, что сегодня он не заснет. Стоит лишь открыть глаза, как он увидит перед собой причудливым образом слитые воедино лица Жюстины и Аллегры.

До того места, где стоял Хайден, долетели издалека первые звуки музыки. Это была она, волшебная и проклятая «Аппассионата», любимая соната Жюстины, которую сегодня вечером пыталась сыграть Аллегра. Когда Хайден повернулся к дому, звуки усилились, наполняясь грозной энергией и приближаясь, словно надвигающийся шторм.


Лотти выскочила в пустынный коридор, ведущий к музыкальной комнате, и звуки с новой силой ударили ей по нервам. Звуки налетали один за другим, словно волны, заставляя поражаться тому, сколько энергии, боли и страсти может быть заключено в душе маленькой пианистки, сидевшей сейчас за клавишами рояля. Дверь музыкальной комнаты была приоткрыта, и Лотти не пришлось вскрывать замок шпилькой, как в ту ночь, когда она обнаружила маскарад Аллегры с привидением.

Лотти проскользнула внутрь комнаты, бесшумно ступая по паркету. Сквозь окна пробивался призрачный лунный свет, тускло отражаясь от полированной, высоко поднятой крышки рояля, скрывавшей клавиши и того, кто сидел за ними.

Лотти потянула воздух, обнаружив, что он вновь наполнен запахом жасмина. Очевидно, Аллегра, как всегда, воспользовалась материнскими духами.

Огибая рояль, Лотти заговорила на ходу:

– Ты имеешь полное право сердиться на своего отца, Аллегра, однако это не значит, что…

Скамеечка перед роялем была пуста. Лотти перевела взгляд на клавиши и обнаружила, что они продолжают западать и подниматься – сами по себе!

Лотти не сумела даже вскрикнуть. Она протянула к клавишам дрожащий палец. Музыка резко оборвалась, а за своей спиной Лотти услышала:

– Так, значит, это ваша шутка, миледи. Я так и думал.

Лотти отпрянула назад и увидела в нескольких шагах от себя утопающее в тени лицо Хайдена.

17

В эту минуту Хайден вовсе не был похож на того джентльмена, который недавно сидел в этой самой комнате и слушал концерт. Теперь на нем не было ни фрака, ни жилета, а галстук хотя и остался, но распустился и съехал набок. Волосы Хайдена были спутаны, а глаза дико сверкали.

Лотти быстро отдернула руку от клавиш, и Хайден, увидев это, сказал:

– Поздно прикидываться невинной овечкой, ты так не считаешь? – Он подошел так близко, что теперь Лотти слышала исходящий от него опасный соленый запах моря. – Я только что заглядывал к Аллегре. Она крепко спит.

Лотти оглянулась на клавиши, умирая от любопытства смешанного с ужасом.

– Она… спит?

– Да. Так что сонату играла ты, больше некому. Конечно, ты не станешь с пеной у рта доказывать, это было привидение.

Лотти оглянулась на висящий над камином портрет и ей показалось, что на этот раз Жюстина смеется не над ней, а вместе с ней. Жюстина смотрела так, словно знала некий касавшийся только их двоих секрет и уверяла Лотти хранить его в дальнейшем. Возможно ли что они с Жюстиной из соперниц вдруг стали союзниками? И не Жюстина ли в таком случае свела здесь их вместе с Хайденом? Но если так, то зачем она это сделала, с какой целью?

Неожиданно приободрившись от этой мысли, Лотти повернулась к Хайдену.

– Я готова была поверить в привидение сегодня вечером, когда ты вылетел отсюда после того, как Аллегра начала играть, – заявила Лотти.

– Этим привидением была моя собственная глупость. Нужно было раньше сообразить, что я не должен и ногой ступать в эту проклятую комнату.

– И все-таки ты снова здесь, – сказала Лотти, делая шаг навстречу Хайдену.

Он бешено блеснул глазами и окинул Лотти взглядом всю, от растрепанных волос до босых ног.

– Только чтобы положить конец этой возмутительной, бессердечной шутке. Зачем ты это сделала, Лотти? Неужели тебе мало разочарования, которое испытала сегодня Аллегра? Тебе мало моих страданий?

– Я не хотела причинить тебе боль, – покачала готовой Лотти.

– Тогда за каким дьяволом ты заманила меня сюда среди ночи? – спросил Хайден, проводя рукой по волосам.

Лунный свет лег на лицо Хайдена, коснулся глаз, безнадежно и жадно смотревших на Лотти.

«Что я должна сделать, чтобы он всегда смотрел на меня только так?» – подумала Лотти.

И в следующую секунду поняла, что именно.

– Вот для чего, – прошептала она, обхватывая лицо Хайдена ладонями и протягивая губы к его. В поцелуй Лотти постаралась вложить всю свою нежность.

– Проклятие, – пробормотал Хайден, не отрывая губ. – Ты опять решила меня пожалеть?

– А разве ты в свое время не пожалел меня? – прошептала Лотти, проводя языком по могучей, пахнущей морем шее Хайдена. – Разве не из жалости женился на мне, когда я сама себя загнала в угол?

Он легко провел пальцами по ее волосам и поднял за подбородок голову Лотти так, чтобы невозможно было спрятаться от его горящего взгляда.

– Я женился на тебе потому, что мне невыносимо было думать о том, что ты можешь стать чьей-то любовницей. Что кто-то будет прикасаться к тебе, ласкать тебя так, как хотел бы это делать я сам.

– Покажи как, – прошептала Лотти, испытывая при этом внутреннюю дрожь.

Хайден осторожно проник языком между губ Лотти, подхватил ее на руки и понес, пока они не поравнялись с роялем. Здесь Хайден выбил локтем подпорку, и лакированная крышка инструмента с грохотом опустилась на место. После этого он посадил Лотти на рояль.

Чтобы сохранить равновесие, она положила свои маленькие руки на широкие плечи Хайдена и прерывисто дышала. Сейчас поблизости не было никого, кто мог бы им помешать, – ни слуг, ни Гарриет, ни Аллегры. Даже лицо Жюстины, и то скрылось в тени, оставив их в лунном свете совершенно одних. Хайден нежно обнял Лотти. Глубоко вдохнул запах ее горячей кожи. Коснулся кончиком языка мочки уха Лотти и ее колени сами собой раздвинулись. Хайден оказался между ее ног и, хрипло простонав, обхватил ладонями нежные бугорки ее грудей. Он провел пальцами по соскам, отчего внизу живота Лотти вспыхнуло невидимое пламя.

Ночная рубашка соскользнула с плеч Лотти, обнажая перед восхищенным взором Хайдена ее высокую полную грудь.

– О, Лотти, моя маленькая, сладкая Лотти, – прошептал Хайден, любуясь ее телом, посеребренным лунным светом. – Как давно я ждал этой минуты, с той самой первой нашей встречи.

И он склонил свою темноволосую голову к ее груди, припав губами сначала к одному ее соску, затем ко второму, лаская их языком, отчего они стали тугими и твердыми. Теперь ощущение сладкой тяжести-внизу живота сделалось для Лотти просто невыносимым.

Она хотела свести бедра, Хайден мешал ей, и Лотти оставалось лишь одно: обвить ногами талию Хайдена.

Хайден вздрогнул от этого проявления ее пока еще невинной страсти, слегка отклонился назад и окинул Лотти жадным, впитывающим все, даже самые мелкие подробности, взглядом. Она была ангелом – золотоволосым, невинным ангелом с обнаженной грудью, на которой еще не высохла влага, оставшаяся после поцелуев Хайдена.

– Лотти, – прошептал он, трогая пальцами ее локоны. – Я все время пытался убедить себя в том, что ты еще ребенок, но ты женщина. Настоящая сладкая женщина.

Не отрывая взгляда от глаз Лотти, он скользнул рукой под подол ее ночной рубашки. Провел ладонью по атласной коже бедра и наконец достиг покрытого тонкими мягкими волосами заветного треугольника.

Лотти медленно закрыла глаза. Грудь ее высоко поднималась, дыхание стало частым и прерывистым. Не в силах сдержать себя, Хайден положил Лотти на спину и медленно поднял ее ночную рубашку.

Вся она оказалась золотой – золотистые ресницы, золотистая кожа, золотистые волосы – и на голове и внизу.

Жадный, голодный взгляд Хайдена не мог насытиться, его пальцы потянулись, чтобы притронуться к сокровищу, таившемуся среди золотых волосков, которое было для него сейчас дороже золота.

Глядя Лотти прямо в глаза, Хайден осторожно прикоснулся к ее лону, обнаружив, что Лотти была готова принять его, она была влажная настолько, что Хайдену оставалось лишь погрузиться в пылающую влажную глубину, но он сдержался, желая продлить наслаждение Лотти и не торопиться с этим самому.

Он провел пальцем между нежных лепестков ее плоти раз, второй, и вскоре маленький бугорок, самой природой приспособленный для любовных игр, затвердел, а бедра Лотти задвигались, в такт ласковым поглаживаниям Хайдена.

– Ангел мой, скажи мне, внутри ты так же божественна, как и снаружи? – прошептал Хайден, склоняясь к уху Лотти.

Она непонимающе смотрела на него, и глаза были мутны от желания. Хайден своими сильными руками подтянул ее к самому краю рояля, и теперь Лотти оказалась целиком в его власти. А затем… Нет, Лаура и Диана ничего не говорили ей о том, что голова мужа может оказаться у нее между бедер, а губы его будут целовать то потайное место, к которому она сама избегала лишний раз прикоснуться рукой.

«Это сумасшествие, – мелькнуло у нее в голове. – я лежу в задранной до пояса ночной рубашке на крышке рояля, и мужчина, который никогда не проявлял своей любви, целует меня… там?»

И в эту минуту Лотти стало вдруг совершенно безразлично, убивал Хайден свою первую жену или нет.

С каждый новым прикосновением его языка ее наслаждение становилось все более жгучим и непереносимым, сладким и мучительным. Она провела пальцами по шелковистым волосам Хайдена, чувствуя, как в ее душе рождается странная, волшебная мелодия любви. Эта мелодия нарастала, взлетала все выше, и спина Лотти выгнулась дугой, словно сама Лотти тоже стремилась взмыть к небесам.

В этот самый момент палец Хайдена вошел в ее лоно, и Лотти почувствовала себя так, словно она летит с высокой скалы, но не падает, а парит в воздухе, поддерживаемая сильными горячими руками, которые и в полете продолжают ласкать ее.

После того как Лотти пережила свой первый в жизни оргазм, Хайден наклонился над ней и сказал:

– Честно говоря, я боялся, что ты закричишь, как тогда у Аллегры.

– Я сама этого боялась, – тяжело дыша, ответила Лотти.

Хайден припал губами ко рту Лотти, подхватил ее на руки и понес к дивану. Здесь он уложил Лотти на подушки, сняв и скинув на пол ее ночную рубашку. Это было так необычно – оказаться полностью обнаженной рядом с одетым мужем, и Лотти принялась растегивать пуговицы на рубашке Хайдена, чтобы ничто не разделяло больше их тела, даже тонкая ткань.

Хайден закрыл глаза, думая о том, что нет ничего прекраснее, чем прижиматься, как сейчас, обнаженной грудью к обнаженной груди Лотти. А ее маленькая ручка тем временем уже легла на пояс его брюк.

Бедра Хайдена вздрогнули и напряглись под ее рукой, а Лотти, коснувшись пальцами твердого длинного ствола, рвущегося наружу сквозь ткань, подумала о том, что Хайден обманул ее, сказав, что не может предложить ей ничего, кроме своего имени. Он мог предложить ей многое. Пришла пора освободить его душу от поселившихся в ней призраков прошлого.

Хайден застонал, прижимая Лотти к дивану. Луна вновь зашла за тучи, погрузив мир в темноту. Лотти раскинула руки и ноги, и Хайден вошел в нее, погрузив свою железную плоть в нежную глубину ее лона.

Лотти тихо ахнула, а Хайден тем временем все продолжал и продолжал свое движение, проникая с каждым новым толчком все глубже внутрь ее естества.

Если верить тому, что говорили ей Лаура и Диана, Хайден должен был подготовить ее к этому, но все произошло сразу, безо всяких предисловий. Лотти вцепилась кончиками пальцев в мускулистую спину Хайдена, прикусила губу, но все же не сдержалась и негромко вскрикнула.

Хайден тут же замер, но Лотти воскликнула:

– Не останавливайся! Позаботься теперь о себе.

– Спасибо, Карлотта, – торжественно произнес Хайден и неожиданно поцеловал ее в кончик носа. – Я высоко ценю твое самопожертвование. Надеюсь, что не причиню тебе слишком много неудобства.

Он приподнялся на руках, нависая над нею, и Лотти вновь почувствовала Хайдена внутри себя. Он двигался ритмично, то почти освобождая ее, то опять погружаясь до самого дна. Лотти закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Она чувствовала себя наполненной, она чувствовала жар, но почти не чувствовала боли. Боль ушла, сменившись каким-то другим, совершенно новым для Лотти ощущением – магическим, волшебным, неповторимым.

Она не уловила момент, когда это чувство переполнило ее, просто что-то изменилось в ней, и Лотти, перестав лежать неподвижно, принялась отвечать Хайдену поймав ритм его движений. Все случилось просто и естественно, как бы само собой, и теперь Лотти хотелось лишь одного: чтобы Хайден проникал в нее глубже, как можно глубже.

– Как ты себя чувствуешь? – напряженным голосом спросил Хайден. – Быть может, мне следует остановиться?

– Нет, – простонала в ответ Лотти. – Не останавливайся. Никогда не останавливайся.

– Моя маленькая ненасытная жена! Но однажды я заверил Неда, что у меня еще хватит сил, чтобы удовлетворить тебя.

Лотти крепче обняла Хайдена и прошептала:

– Тогда докажи это.

Он закрыл ей рот поцелуем, с восторгом принимая этот вызов. Его сильное мускулистое тело все сильнее вжимало Лотти в диванные подушки. В ушах Лотти вновь зазвучала мелодия любви, симфония страсти. Музыка росла, набирала мощь и вдруг зазвучала единым аккордом, навсегда связавшим воедино их тела и души.

А Хайден, полностью отдавшись своим желаниям наконец вырвавшимся на свободу, подумал в момент экстаза о том, что навсегда избавляется в этот миг от всех призраков своего прошлого.

– Лаура и Диана были правы, – пробормотала Лотти, лежа на подушке щека к щеке с Хайденом и закинув одну ногу на его бедро.

– В чем именно?

Она задумчиво погладила пальцем волоски груди Хайдена и ответила:

– Они говорили, что мне будет легче принять тебя если я буду к этому готова.

– Звучит так, словно ты должна была прислать мне официальное приглашение, – хмыкнул Хайден.

– Да, – хихикнула Лотти. – Через Жиля. И она произнесла низким голосом, подражая интонациям дворецкого:

– Леди Оукли готова принять вас, милорд, если вы соблаговолите пройти в музыкальную комнату и снять ваши штаны. Она ожидает вас на диване.

– Звучит просто великолепно. Пожалуй, я позвоню Жилю, – развеселился Хайден и сделал вид, что тянется к шнуру звонка, висящему возле арфы.

Лотти стремительно перевернулась на бок, схватила Хайдена за руку и воскликнула:

– Не смей! Не хватало еще, чтобы сюда явилась миссис Труп. – Она лукаво подмигнула Хайдену и поправилась: – Я имею в виду миссис Кэвендиш с ее любопытным длинным носом. Увидев тебя и меня в таком положении, она, чего доброго, пришлет сюда Мегги, чтобы та отряхнула нас от пыли.

– Что ж, это тоже неплохо, – озорно откликнулся Хайден, нежно кладя руку на грудь Лотти. – Между прочим, у меня есть кое-какие мысли насчет того, как можно было бы использовать метелку из перьев.

– У меня тоже есть кое-какие соображения на этот счет, милорд.

Хайден провел ладонью по бедрам Лотти, еще влажным и горячим, и застонал то ли от боли, то ли от наслаждения. Неду не стоит больше беспокоиться о том сможет ли Хайден справиться со своей юной женой. Достаточно взглянуть в эти синие бездонные глаза, и он снова готов к бою. А уж если она еще шевельнет при этом бедрами…

Он провел кончиком языка по припухшим от поцелуев губам Лотти и хрипло спросил:

– А о чем еще рассказывали тебе сестра и тетя, готовя к супружескому ложу?

– Ну… – протянула Лотти. – Они предупреждали, что некоторые мужья думают в постели только о себе и набрасываются на своих жен, словно дикие звери, спеша удовлетворить только свою собственную страсть.

– Это, конечно, ужасно, – усмехнулся Хайден, – но почему бы, собственно говоря, и не попробовать?

С этими словами он легко перевернул Лотти на живот и встал на колени позади нее. Лотти удивленно взглянула на него через плечо и сказала:

– Если это необходимо, я готова потерпеть. Надеюсь, я смогу выдержать такое испытание. В конце концов, мне не следует забывать про свой супружеский долг.

– У меня, как у мужа, тоже есть свои обязанности перед женой, – ответил Хайден, входя в Лотти сзади и припечатывая ее к дивану всем своим весом. – А теперь закрой глаза, ангел мой. Испытание скоро закончится.

На сером небе уже появились розовые полосы, первые предвестницы зари, когда уже одетый Хайден, не обращая внимания на слабые протесты Лотти, подхватил ее на руки. Перестав сопротивляться, Лотти обхватила руками шею Хайдена и прижалась к его плечу. В отличие от Жюстины, она не пользовалась духами и пахла только своим телом – юным и свежим.

Хотя поначалу Хайден хотел отнести Лотти в свою спальню, он все же заставил себя свернуть к восточному крылу дома. Если он отнесет ее к себе, они вновь займутся любовью. А потом еще раз и еще. Но сегодня ночью его жена не только устала, она еще и потеряла девственность. Лотти должна отдохнуть и как следует выспаться.

Он прикажет Мегги, чтобы его жену сегодня не будили, а как только она проснется сама, приготовили ей горячую ванну. Он представил себе обнаженную Лотти сидящей в медной ванне, и плоть его вновь напряглась. Хайден негромко выругался себе под нос и пошел дальше, неся Лотти на руках.

Они добрались до ее спальни, и здесь Хайден уложил жену в постель, прикрыв одеялами, из-под которых испуганно выскочил рыжий кот. Он соскочил на пол и уселся, неприязненно глядя на Хайдена.

– Нечего на меня так смотреть, – сказал коту Хайден. – Сейчас я уйду, и можешь возвращаться на место. Только смотри не вздумай приставать к моей жене!

Мистера Уигглза не было видно, но, когда Хайден потянулся, чтобы взять еще одно одеяло, из-под него показалась Мирабелла. Она спрыгнула с кровати, сделала три круга по комнате и вскочила на стол.

– Эй, посмотри, что ты наделала, – сказал Хайден, указывая на опрокинутую бутылочку с чернилами.

Мирабелла сердито фыркнула и, тут же оказавшись на полу, перешла к камину, улеглась возле него и принялась вылизываться.

Хайден оглянулся на спящую Лотти и подошел к столу собираясь поднять бутылочку, чтобы не дать чернилам стечь на пол. Присмотревшись, он понял, то Мирабелла здесь ни при чем. Чернила уже успели высохнуть, а значит, были пролиты задолго до ее прыжков.

Хайден поднял бутылочку и поставил на стол, случайно задев при этом локтем стоящий рядом портфель. Он раскрылся и из него вывалилась целая кипа листов, исписанных рукой Лотти. Почерк у нее был довольно разборчивым, хотя и немного неряшливым. То и дело на листах попадались кляксы. Хайден улыбнулся, подумав, что его жена пишет так же, как и занимается любовью: страстно, пылко, не забивая голову ненужными мелочами.

Поначалу Хайден решил, что у него в руках оказался дневник Лотти, и хотел вернуть листы в портфель не читая, но тут ему в глаза бросились строчки, выведенные на самой первой странице:

«Мне никогда не забыть той минуты, когда я впервые посмотрела в глаза мужчине, который собирался убить меня…»

Улыбка на лице Хайдена погасла. Он опустился в кресло и стал читать дальше.

18

– Лотти, Лотти, вставай! Скоро чай подадут! – голос Гарриет дрожал от страха. Еще бы, не явиться к чаю считалось в этом доме величайшим преступлением.

Лотти застонала и накрыла голову подушкой. Гарриет не позволила ей вновь уснуть, продолжая причитать:

– Сегодня сэр Нед уезжает, а ты почти весь день проспала!

Лотти вяло посмотрела на подругу. Гарриет взяла с ночного столика стакан с водой, осторожно понюхал его и спросила:

– О боже, маркиз отравил тебя, да?

Несмотря ни на что, Гарриет по-прежнему была убеждена в том, что Хайден только и думает о том как бы кого-нибудь убить.

– Не шуми, Гарриет, – слабым голосом ответила Лотти. – Никто меня не отравлял. Просто я не спала всю ночь.

Лотти с хрустом потянулась и только сейчас вспомнила о том, чем она занималась сегодня до самого утра. Мускулы слегка болели, но в целом Лотти ощущала себя так хорошо, как никогда. Прошедшая ночь казалась ей сном. Поверить в то, что все случившееся действительно произошло, ей было бы легче, проснись она не в своей постели, а в объятиях Хайдена.

– Скажи, Гарриет, – спросила Лотти, подтягивая колени к подбородку, – тебя не удивляет то, что мы с маркизом спим в разных комнатах?

– Нисколько, – пожала плечами ее подруга. – Будь их воля, мои родители вообще жили бы в разных домах. Но что тебя разбудило прошлой ночью? Снова вернулось привидение? – Гарриет опасливо оглянулась через плечо и продолжила скороговоркой: – Сама я сегодня спала как убитая, но слуги говорят, что кто-то играл ночью на рояле. Сначала все они подумали, что это Аллегра, но потом Марта заглянула к ней в комнату и увидела, что Аллегра спит. А еще Мегги сказала, что Марта бежала назад в свою комнату с такой скоростью словно на ней загорелась юбка. Еще они говорят, что после того как прекратилась музыка, из той комнаты слышались ужасные стоны.

– В самом деле? – спросила Лотти, прикрывая ладонью рот, чтобы не было видно, как она улыбается.

– Да! – Глаза Гарриет стали совершенно круглыми от страха. – Марта говорила, что и звуки были такими, словно чья-то душа мучается в аду.

Лотти представила себя лежащей на крышке рояля. Вспомнила свои стоны, вспомнила протестующий скрип диванных пружин, когда Хайден встал на колени позади нее. Смертная мука! Действительно, недаром французы называют то, что происходило сегодня между ней и Хайденом, «маленькой смертью». Но если это смерть, то так Лотти согласна была умирать хоть тысячу раз, хоть каждый день.

– Можешь сказать Мегги, чтобы она перестала бояться, – ответила Лотти, не в силах более скрывать улыбку. – Я думаю, что больше мы не услышим привидение, во всяком случае, в обозримом будущем.

– Почему ты так думаешь?

Но Лотти не могла выдать Жюстину, даже своей лучшей подруге. Она была безмерно благодарна женщине, заманившей их с Хайденом в музыкальную комнату звуками рояля.

– Не знаю. Просто уверена, что так оно и будет. Нельзя же все время жить только прошлым. – Лотти подумала о том, что теперь они с Хайденом и Аллегрой стали настоящей семьей, и решительно откинула одеяло. – Боже, как я проголодалась. Ты что-то говорила про чай? Мне кажется, я сейчас готова съесть целого быка.

И, не давая Гарриет ответить, Лотти подбежал к окну и широко распахнула его.

– Как я могла проспать такой день? – воскликнула она. – Такой прекрасный день!

За окном уныло завывал ветер, гоня по низкому небу серые облака.

Гарриет взглянула в окно, затем на Лотти и спросила:

– Ты точно уверена, что он тебя не отравил?

– Если он меня и отравил, это был самый сладкий на свете яд! – рассмеялась Лотти.

Прежде чем она успела прикрыть окно, порыв ветра залетел в комнату и разбросал лежавшие на столе листы бумаги. Лотти вместе с Гарриет бросилась их собирать, чтобы убрать в портфель, и вдруг поняла что все листы оказались чистыми.

Она нахмурилась, взяла из рук Гарриет то, что ей удалось собрать, но и они оказались чистыми, как в тот день, когда она купила их в магазине на Бонд-стрит.

– Что случилось? – спросила Гарриет, глядя на задрожавшие руки Лотти. – Ты побледнела, как привидение.

Лотти кинулась к своему портфелю, раскрыла потайное отделение, но оно оказалось пустым.

– Моя книга, – прошептала Лотти, с трудом сдерживаясь, чтобы не выпалить все известные ей ругательства. – Она пропала.

Обежав весь дом, Лотти вышла во двор. Вскоре ей удалось найти Хайдена. Он сидел на краю обрыва, и его темный силуэт четко выделялся на сером фоне неба и моря. Хотя Лотти со своего места и не могла видеть прибрежные камни, о которые с грохотом разбивались волны, ей показалось, что они уже оскалили свои зубы, готовясь принять очередную жертву.

Хайден что-то внимательно читал и. был сейчас как никогда похож на разбойника – с развевающимися по ветру волосами, в расстегнутой у ворота рубашке и высоких сапогах. Лотти видела губы Хайдена. Поджатые в ниточку, застывшие, они ничуть не были похожи на те губы, что так нежно целовали ее прошлой ночью.

Догадавшись обо всем, Лотти подошла вплотную и гневно закричала:

– Ты не имел права рыться в моих вещах!

Хайден поднял голову и с вызовом посмотрел на Лотти. Оба они знали, что она ошибается. По английским законам у нее не могло быть своих вещей. Все, чем она обладала, принадлежало ее мужу, включая тело Лотти.

– Ты совершенно права, – кивнул Хайден, глядя прямо в глаза Лотти. – Мне стыдно за себя. Но я надеюсь, ты простишь мне мои дурные манеры. Просто, увидев первый лист твоего шедевра, я не смог удержаться, чтобы не прочитать все до конца. Должен признаться, меня захватили приключения Ужасного Герцога и его несчастной невинной жены.

С этими словами он вытащил из-под камня остальные листы, исписанные рукой Лотти, и в эту минуту она почувствовала себя еще более обнаженной, чем вчера ночью. Вчера она чувствовала себя счастливой. Сегодня ей показалось, что Хайден заглянул в самые тайные глубины ее души. Она с трудом сдержалась, чтобы не выхватить у него из рук свою недописанную книгу.

– Странно, что ты до сих пор не разбросал рукопись по ветру, – холодно заметила она, указав кивком головы на край обрыва.

– Такой талантливый роман? Ну, что ты я не мог. – Он постучал пальцем по свернутым листам. – Кое-что мне очень даже понравилось, например глава, в которой твоя героиня обнаруживает сумасшедшую дочь Герцога запертой в потайной комнате на чердаке. Прекрасно описано.

Лотти чувствовала себя несчастной и раздавленной.

– В таких книгах обязательно кого-нибудь запирают на чердаке, – попыталась пояснить она. – Особенно если в доме нет подземелья.

– Нужно будет над этим подумать, – пробормотал Хайден, становясь при этом удивительно похожим на злодея, которого описала Лотти в своем романе.

– Ничего этого не случилось бы, отнеси ты меня не в мою, а в свою постель, – огрызнулась Лотти.

– Неужели ты смогла бы уснуть, зная, что я в любую минуту могу задушить тебя? – невинно поинтересовался Хайден и добавил, глядя на Лотти так, словно действительно был готов придушить ее прямо сейчас, на месте: – Скажи, ты уже нашла издателя на эту книгу?

– Конечно, нет!

– Но хотела бы найти, – это был не вопрос, это было утверждение.

– Нет. Да. Не знаю, – покачала головой Лотти. – Раньше я хотела издать свой роман, но это было… раньше.

Хайден засунул рукопись назад под камень и поднялся.

– Подумать только, ведь я принимал тебя за журналистку, пишущую для бульварных газет. Но у тебя оказались иные, более далеко идущие планы. Что ж, у Леди Оукли есть все шансы стать модной в Лондоне писательницей.

– Вот, значит, что ты подумал? Решил, что я все планировала с самого начала? Выйти за тебя замуж, поломать тебе жизнь ради одного несчастного романа?

– Не знаю. Ты сама это сказала. – Хайден задумчиво провел пальцами по щеке Лотти и негромко продолжил: – Ну, а вчерашняя ночь помогла возбудить твое воображение? Что ты почувствовала, когда «холодные руки разбойника коснулись твоей обнаженной кожи».

Лотти закрыла глаза. Он разил ее оружием, которое она сама, можно сказать, вложила ему в руки. Бил ее собственными словами.

– Я полагаю, объясняться излишне, – сказала Лотти, отводя руку Хайдена. – Считай, что я влезла тогда к тебе в окно, надеясь, что ты примешь меня за шлюху и обесчестишь меня прямо под носом у моих рдственников. Считай, что я уже тогда мечтала о том, чтобы моя репутация погибла, а сама я очутилась в глуши, на положении гувернантки, которую знатный и богатый господин нанял для воспитания своей дерзкой дочери. Считай, что я с самого начала знала о том, что этот господин до сих пор безумно любит свою погибшую при загадочных обстоятельствах жену, и решила заставить его забыть о ней и влюбить в себя. – Голос Лотти набирал силу с каждой секундой. – И все это я задумала исключительно для того, чтобы удовлетворить свои писательские амбиции!

Хайден долго смотрел на Лотти, и на щеках у него играли желваки.

– У тебя в романе все произойдет на клавесине или ты оставишь рояль? – спросил он наконец.

Не говоря ни слова, Лотти схватила исписанные листы и направилась к обрыву. Ветер ударил ей вслед и взметнул на голове волосы.

– Нет! – прорычал Хайден, увидев, что Лотти собирается выбросить свой роман в море. Он проворно схватил ее за плечи и оттащил от края обрыва. – Нет, – чуть спокойнее повторил он. – Мировая литература, быть может, и смогла бы перенести эту утрату, но только не один из нас.

Лотти обернулась, прижимая свой роман к груди.

– Я начала писать его в ту ночь, когда впервые услышала привидение, – призналась она. – И это было сразу после того, как ты объяснил, что не можешь предложить мне ничего, кроме своего имени.

Хайден отступил немного назад, словно ему было неприятно стоять рядом с Лотти.

– Полагаю, что работа над этим романом доставляла тебе немалое облегчение, – сказал он, – особенно после того, как ты избежала «ледяного прикосновения руки, испачканной невинной кровью».

– Ты что, весь роман наизусть выучил? – озадаченно спросила Лотти.

– Нет, только отдельные пассажи, – ответил Хайден. – В основном те, где речь идет о моей «небывалой распущенности» и «не сходящей с губ холодной и зловещей улыбке».

– Речь шла не о твоей улыбке, – простонала Лотти, – а об улыбке Герцога. Я же писала роман, а не твою биографию.

– Следовательно, все совпадения между мной и этим Ужасным Герцогом совершенно случайны? – скептически усмехнулся Хайден. Улыбка у него получилась точь-в-точь как у героя романа – холодной и зловещей.

Лотти сглотнула, стараясь не сгореть от стыда.

– Признаюсь, я ввела в канву романа отдельные элементы из твоей жизни, но клянусь, что никогда не писала, будто ты являешься убийцей, продавшим душу дьяволу.

– Может быть, кто-нибудь тебе и поверит, – с сомнением сказал Хайден, и улыбка его растаяла.

Лотти, глядя на него, подумала о том, что, возможно еще не все потеряно и она сможет еще все поправить, особенно если честно покается в собственных грехах.

– Так почему бы тебе не позволить, чтобы я доказала твою правоту и невиновность? – спросила она, делая шаг вперед.

– Не понимаю, чего ты от меня хочешь? – ответил Хайден, поправляя упавшую на глаза прядь волос.

Лотти глубоко вздохнула и выпалила:

– Я прошу тебя позволить мне рассказать всем твою истинную историю, а не ту, о которой пишут в газетах.

– А ты не находишь, что сейчас уже поздно менять характер описанного тобой Ужасного Герцога? – сочувственно спросил Хайден.

– Это никогда не поздно, – ответила Лотти, делая еще один шаг вперед, – особенно если найдется человек, который поверит в него.

– Но вы же пишете ужасы, а не сентиментальный роман, миледи.

Лотти почувствовала холодок под сердцем. Он снова назвал ее на «вы». Назвал «миледи», а не «мой ангел» и не «сладкая Лотти».

– Речь идет не о том, чтобы попытаться сделать монстра добрым, – потерянно сказала она. – Я говорю о том, чтобы вернуть доброе имя человеку, которого подозревают в убийстве собственной жены, но который на самом деле любил ее сильнее, чем самого себя.

Лотти пыталась говорить спокойно, но сказанные ею самой слова рвали ее сердце на части.

Хайден вздохнул и подошел к обрыву, встав в нескольких шагах от Лотти. Посмотрел на море, поднял голову к низкому серому небу, на фоне которого четко вырисовывался его профиль.

– Для того чтобы вернуть твое доброе имя нужно только одно: узнать правду о смерти Жюстины, – сказала Лотти, приближаясь к Хайдену. – Ты заявил полиции, что это был несчастный случай. Она выпила лауданум? Ушла из дома, заблудилась в тумане и сама сорвалась с обрыва? Наступила на камень, поехавший у нее под ногой, или зацепилась за край скалы платьем? Расскажи мне, что случилось в ту ночь, это единственное, о чем я тебя прошу. Позволь мне помочь тебе!

Она притронулась к руке Хайдена. После вчерашней ночи она окончательно поверила в то, что его руки, такие нежные и ласковые, не могут быть руками убийцы.

Почувствовав прикосновение, Хайден резко повернулся, твердо взял жену за плечи и подвел к краю обрыва.

– Вы сказали, что хотите знать правду, миледи? Но что, если эта правда окажется совсем не такой, как вы ожидаете? Что, если она не годится для счастливого конца романа? Что тогда?

Лотти отшатнулась от мужа. Несколько мелких камешков сорвались у нее из-под ног и улетели в пропасть. На секунду лицо Хайдена стало печальным, но тут же вновь застыло, словно на него надели маску.

Затем Хайден отвел Лотти от обрыва и резко сказал, осторожно снимая со своей руки ее руку:

– Возвращайся в Лондон вместе с Недом, Лотти. Заканчивай там свой роман. Пусть Ужасного Герцога постигнет заслуженное возмездие, а твоя героиня вновь обретет свободу. Пусть она найдет своего героя. И не проси меня о том, чего я не могу тебе дать.

С этими словами Хайден повернулся и пошел к дому оставив Лотти одну, с прижатыми к груди исписанными листами.


День отъезда из Оукли-Мэнор оказался удивительно похожим на тот день, когда Лотти впервые приехала в этот дом. Ветер, так же заунывно завывающий над пустошами, то же свинцовое море на горизонте, то же серое низкое небо над головой. Если бы не робкая зелень, покрывшая склоны холмов, можно было бы подумать, что в этот край никогда не приходит весна. Она казалась Лотти какой-то далекой, несбыточной мечтой, как и ночь, проведенная ею в объятиях Хайдена.

Почти все слуги вышли проводить хозяйку, однако ни Хайдена, ни Аллегры с ними не было. Мегги вытирала мокрые глаза краем фартука, а рядом с ней, горестно поджав губы, застыл Жиль. Марта неожиданно принялась всхлипывать, и тогда миссис Кэвендиш, не повернув головы, вытащила из кармана свой носовой платок и протянула его старой няне.

Сопровождать Лотти и Гарриет до самого Лондона должен был Нед, но и ему не под силу было разогнать царившую вокруг тоску. Он уже усаживал Гарриет в карету, когда из дома выбежала Аллегра, а вслед за ней появилась и фигура мисс Тервиллиджер. К счастью, она согласилась остаться в Оукли-Мэнор, понимая, что как никогда будет нужна теперь своей маленькой воспитаннице.

Аллегра остановилась перед Лотти и протянула ей старую одноглазую куклу.

– Вот, – сказала она, – возьми. Я не хочу, чтобы ты оставалась одна.

Тронутая до глубины души, Лотти подержала в руках куклу, погладила ее по волосам и сказала, возвращая ее Аллегре:

– Знаешь, ей никогда не нравился Лондон. Она всегда говорила мне, что это неподходящее место для королевы пиратов. Присмотри за ней, пока я не вернусь, – Лотти пылко обняла девочку и шепнула ей на ухо: – А я обязательно вернусь, обещаю.

Затем Лотти выпрямилась и подтолкнула Аллегру в надежные руки мисс Тервиллиджер. Передав свою трость слуге, старая гувернантка обняла Аллегру за плечи, заставляя девочку расправить спину.

Нед с унылым видом протянул Лотти свою затянутую в перчатку руку. Лотти оперлась на нее и забралась в карету. На сиденье уже стояла корзина с кошками. Нед вошел следом и уселся рядом с Гарриет. Несколько недель тому назад, когда Лотти впервые приехала сюда, она тосковала по дому. Сейчас ей казалось, что, уезжая, она оставляет здесь частичку своего сердца.

Карета тронулась, и Лотти высунулась в окно, чтобы в последний раз взглянуть на дом. И хотя в стеклах окон отражалось одно лишь серое небо, она знала, что за одним из них стоит Хайден, который сделал свой выбор, предпочтя Лотти общество бесплотных призраков.

– Если ты в самом деле любила его, Жюстина, – прошептала Лотти, – то отпусти его на свободу.

В ответ над головой Лотти закружились чайки, и крик их был похож на далекий женский плач.

19

– Тетушка Лотти вернулась! Тетушка Лотти вернулась! – зазвенели детские голоса, когда Лотти вышла из кареты, подкатившей к дому Девонбруков. Распахнулась парадная дверь, и из нее высыпали племянники, а вслед за ними и все остальные члены семьи.

Первые несколько минут царила суматоха, Лотти наперебой осыпали поцелуями, обнимали, радостно похлопывали по спине. Лаура сияла улыбкой, а Стерлинг подхватил Лотти и закружил ее в воздухе. Так сложилось, что сегодня у них как раз гостили дядюшка Теин и тетушка Диана, они приехали вместе со своими сорванцами и даже захватили спаниелей, которые только добавляли неразберихи, путаясь у всех под ногами. Услышав позади себя громкий визг, Лотти поспешно подняла ногу, думая, что наступила на одного из спаниелей, но этот звук издал Джордж.

Он обнял Лотти за плечи и воскликнул, широко улыбаясь:

– Никогда не думал, что мне будет не хватать твоей болтовни, сестренка, но, если сказать честно, мне без нее было очень скучно!

– А я слышала, что ты здесь не скучаешь, – ответила Лотти, кивая на своего попутчика, помогавшего в эту минуту Гарриет выйти из кареты. – Сэр Нед говорил мне, что теперь ты увлечен одной рыженькой танцовщицей.

Джордж покраснел до корней волос и ответил, негодующе глядя на Неда:

– Ерунда! Скорее это она не дает мне проходу.

– Тетя Лотти, тетя Лотти! – дернул ее за рукав восьмилетний Николас. – Это правда, что в Корнуолле живут великаны, которые чистят зубы косточками маленьких детей?

– Это не совсем так, Ники, – с улыбкой ответил Лотти, поправляя на лбу племянника прядь волос. – Они едят их вместе с костями. И хрустят ими по ночам не давая уснуть.

Старшая, девятилетняя сестра Николаса поджала губки и заметила:

– Эти мальчишки такие глупые. Всем известно что никаких великанов в Корнуолле нет.

– Верно, Элли, – легко согласилась Лотти и добавила как можно серьезнее: – Их всех давно съели морские чудовища.

– Вот видишь! – крикнул Николас. – Я же говорил, что в Корнуолле водятся морские чудовища!

Он, не в силах сдержать свою радость и возбуждение, дернул сестру за волосы и побежал. Дядя Теин сердито прикрикнул на детей, а заодно и на своих спаниелей.

– Ах, ты… – Элли бросилась за братом и погнала его к ограде.

Лотти проводила племянников взглядом, а Лаура тем временем взяла ее под руку и спросила:

– О чем ты задумалась? Или забыла о том, какие они разбойники, наши Ник и Элли?

– Просто думаю о том, с каким удовольствием познакомила бы их кое с кем.

– Со своей дочерью?

Лотти только сейчас поняла, что никогда, даже в мыслях, не называла Аллегру своей дочерью, и к горлу у нее подкатил комок.

– Да, – ответила она. – Со своей дочерью.

Стерлинг озадаченно посмотрел на карету и сказал:

– А где же твой муж? Если он прячется в карете, скажи ему, пусть выходит без опаски. Я ничего ему не сделаю. К тому же Эддисон давно уже спрятал мои пистолеты в кладовку.

Лотти глубоко вздохнула. Этого момента она боялась больше всего, и вот он наконец настал. Она через силу улыбнулась и ответила:

– К сожалению, Хайден не мог поехать со мной. Он очень занят делами, но, зная, как я по вам соскучилась, настоял на том, чтобы я непременно поехала.

– Из твоих писем я понял, что он по уши влюблен в тебя, – кашлянул Стерлинг. – Не думал, что вы способны расстаться хоть на день.

– Или на час, – вставил Джордж.

– Джордж, – негромко произнесла Лаура, беря брата за руку и не сводя при этом глаз с лица Лотти.

Лотти перестала улыбаться, и, впервые после отъезда из Оукли, на глазах у нее заблестели слезы. Пряча их от сочувственных взглядов, она сказала:

– Да, нам очень трудно быть в разлуке. Хайден будет скучать без меня, а я без него.

Джордж, не заметив перемены в настроении сестры, потрепал Лотти по плечу и спросил:

– Ну и надолго ты решила бросить своего мужа? Сколько ты у нас пробудешь?

– Долго, – ответила Лотти. – Боюсь, что я приехала навсегда.

И она залилась слезами, уткнувшись в плечо Лауры.


Оставшись наконец одна, Лотти забралась в постель, подложив под спину груду белоснежных подушек. Несмотря на то, что за окном стоял теплый весенний вечер, в ее спальне потрескивал камин. Более того, Куки принесла даже нагретый кирпич, завернутый в фланель, чтобы Лотти могла положить его себе в ноги и сейчас Тыковка и мистер Уигглз выясняли кто из них имеет право улечься на него, разумеется, право сильного.

К своему стыду, Лотти была рада, что осталась одна. Невыносимо было слушать причитания Дианы, крики Стерлинга, Джорджа и Теина, грозившихся вырвать сердце из груди ее мужа. От всего этого ей постоянно хотелось плакать.

В спальню ее отвела Лаура, сказав на прощание:

– Когда ты захочешь поговорить, я сразу к тебе приду.

Лотти выбралась из постели, размышляя о том, что она уже не маленькая девочка и ее разбитое сердце не возможно утешить сейчас, как встарь – чашкой горя чего шоколада и имбирными пирожными, испеченными Куки.

Она быстро нашла то, что искала. Собираясь в дорогу, она уложила свой портфель в последнюю очередь с самого верха. Она поставила портфель на кровать, согнав при этом с места Мирабеллу, раскрыла его и вытащила смятые листы своего недописанного романа.

Если бы Хайден не нашел их, она сидела бы сейчас в своей спальне в Оукли, ожидая прихода мужа. Лотти закрыла глаза и с болью вспомнила его нежные губы и сильные руки, умевшие быть такими ласковыми.

Вновь открыв глаза, она принялась перелистывать страницы. Роман, еще недавно представлявшийся ей верхом совершенства, сейчас показался скучным, надуманным и… глупым. Она словно наяву услышала голос Хайдена:

«Теперь уже поздно менять характер твоего Ужасного Герцога, ты не находишь?»

«Это никогда не поздно, – ответила она тогда. – Особенно если кто-то сумеет поверить ему».

Но она-то как раз и не верила. И никто не поверит, ни бульварные газеты, ни общество, даже его собственная дочь и та не верит Хайдену. А сама Лотти? Разве она не поступила точно так же, требуя от него какой-то там правды, заранее зная ответ?

Неожиданно Лотти поняла, что больше всего расстроило ее сегодня в поведении родственников – их жалость. Жалость, которой она не заслуживала точно также, как Хайден не заслуживал их осуждения.

Теперь Лотти точно знала, что ей нужно сделать. Она собрала исписанные листы и понесла их к камину. Бросив свой роман в огонь, она пошла назад, к постели, даже не обернувшись, чтобы посмотреть, как корчатся в огне написанные на бумаге строчки.

Затем она раскрыла портфель, достала чистый лист бумаги, перо и новую бутылочку чернил. Положив портфель на колени, она откинулась на подушках и принялась писать, быстро заполняя страницу за страницей.


– Что с ней происходит, черт побери? – воскликнул Стерлинг, обращаясь к жене. – До самого утра у нее в спальне горит свет, а сама она одевается как молочница и даже ест, не выходя из своей комнаты.

– Хотя бы ест, и то слава богу, – ответила Лаура, разглаживая вышивку, лежавшую у нее на коленях. – Куки клянется, что все подносы возвращаются пустыми.

– За ее аппетит я не беспокоюсь. Меня волну настроение. Она в Лондоне уже два месяца и хотя бы раз куда-нибудь вышла. Бедный Джордж уже замучился таскаться повсюду с этой мисс Димвинкл. Еще немного, и он начнет рвать волосы у себя на голове… или у нее. Лотти никого не принимает, за исключением этотго мошенника Тауншенда. – Лоб Стерлинга прорезал глубокая складка. – Она не объяснила, почему ее прогнал Оукли. Ты не думаешь…

– Нет, не думаю, – перебила его Лаура, продевая иголку сквозь ткань. – И ты тоже. Лотти способна на многое, но только не на измену.

– Если бы знать, что так получится, я убил бы этого мерзавца еще до свадьбы, – вздохнул Стерлинг яростно приглаживая волосы на голове. – Не знаю сколько смогу еще жить в полной неизвестности. Почему она не делится с нами? Я хочу, чтобы она нам доверяла.

Лаура отложила вышивку, подошла к мужу и нежно взяла его за руку:

– Спокойствие, мой милый. Возможно, именно это она и делает.


– Тетя Лотти! Тетя Лотти!

– Лотти со вздохом отложила перо, зная, что дописать фразу до конца ей уже не удастся. Николас болтал все время, не смолкая, но Лотти давно научилась различать, когда он болтает просто так, а когда хочет сообщить что-то действительно важное. Сейчас, похоже, был именно тот случай.

Потирая уставшую поясницу, она встала из-за стола и подошла к окну, вытирая на ходу руки о надетый на ней старый фартук Куки. Лотти всегда надевала его, чтобы уберечь свои платья от чернильных пятен.

Отодвинув штору, она выглянула в окно и прищурилась от яркого солнца. Сегодня ей удалось поспать всего три часа, и сейчас Лотти чувствовала себя вялой, словно бабочка к осени. Племянник сидел на нижней ветке вяза, росшего возле стены, выходящей на улицу.

– Ну, что там у тебя, Ники? Опять поймал блестящего жука?

– Нет, на этот раз карету! – крикнул в ответ мальчик, указывая рукой на улицу. – Но тоже блестящую!

Лотти присмотрелась и тоже увидела подъезжающую к их дому карету с гербом на дверце. Такие кареты не так уж редко встречались здесь, в этом фешенебельном районе Лондона. У одного только Стерлинга стояло в сарае не менее полудюжины карет с гербами на дверцах. Но такого герба – дуб с раскидистыми ветвями – Лотти еще не видела.

Сердце ее забилось тревожно и часто.

В следующую секунду Лотти уже летела стремглав вниз, к парадной двери, развязывая на бегу свой фартук. Она сунула его в руки проходившей мимо горничной и выбежала в холл, встреченная удивленным взглядом швейцара.

– Куда вы, миледи? Могу я… – едва успел крикнуть он, распахивая перед ней входную дверь.

Лотти, не сбавляя шага, выскочила на крыльцо и остановилась, поспешно приглаживая рукой волосы.

Она ни за что не узнала бы вышедшую из кареты девочку, если бы не появившаяся вслед за ней знакомая фигура, одетая во все черное. Мисс Тервиллиджер – а это была, конечно же, она – слегка горбилась, опираясь на свою неизменную трость, а девочка, приехавшая с ней, держалась прямо, высоко держа голову. Ее темные волосы были тщательно уложены, чулочки натянуты, а синие глаза светились от радости.

– Аллегра! – крикнула Лотта и бросилась вниз по ступеням, чтобы поскорее обнять дочь Хайдена.

Прижав к себе девочку, Лотти зарылась лицом в ее волосы, и ей показалось, что они пахнут морем и ветром, и даже – чуть-чуть – любимым мылом Хайдена. Какой знакомый, какой печальный запах!

– Дай же посмотреть на тебя! – закружила Лотти девочку. – Боже мой, как ты выросла за эти два месяца.

– Ничего удивительного, – .заметила мисс Тервиллиджер своим скрипучим голосом. – Все дети быстро растут. Для этого им нужен только режим и свежий воздух.

Лотти заглянула через плечо Аллегры в карету, надеясь увидеть в ней еще одного человека и с трудом расставаясь со своей надеждой.

– Разве леди могут отправляться в столь долгое путешествие одни, без сопровождения? – спросила она.

Вместо ответа Аллегра раскрыла свою дорожную сумочку, вытащила оттуда запечатанный конверт и протянула его Лотти:

– Это тебе. Он запечатал его прежде, чем я успела что-нибудь прочитать.

Лотти взяла конверт, сломала восковую печать и медленно развернула вложенный внутрь лист бумаги.

«Миледи, моя дочь после вашего отъезда впала в полное уныние. Ее поведение начинает внушать мне серьезные опасения. Прошу вас присмотреть за ней. Вы оказались для нее лучшей матерью, чем я – отцом».

– Он теперь остался совсем один, – сказала Аллегра, когда Лотти опустила письмо. – Я опасаюсь за него.

– Понимаю, милая, – прошептала Лотти, обнимая девочку. – Я тоже.

Она собиралась отвести Аллегру в дом, но в эту минуту появилась Элли, а вслед за ней и Николас, успевший удачно спрыгнуть со своего дерева.

– Ну, и зачем ты кричал на этот раз? – выговаривала брату Элли. – Всегда ты кричишь по пустякам, вот дождешься, случится с тобой что-нибудь серьезное, но никто тебе не поверит и не прибежит спасать.

Прежде чем Ники успел ответить, Элли заметила гостей. Аллегра смотрела на Элли широко раскрытыми глазами, прижимая к груди одноглазую куклу, как две капли воды похожую на нее саму.

Элли покосилась на куклу, подбоченилась и недовольно спросила:

– Где ты взяла эту куклу? Тетя Лотти никогда не разрешала мне играть с ней.

К удивлению Лотти, Аллегра не стала спорить. Она вернулась к карете и достала еще одну куклу, ту самую, что подарил ей отец.

– Вот, – сказала она, протягивая Элли светловолосую куклу. – Можешь играть с ней, если хочешь.

Элли внимательно осмотрела куклу, вздохнула и сказала после недолгого раздумья:

– Я, конечно, уже слишком взрослая, чтобы играть в куклы, но если ты настаиваешь, я ее возьму. Не бойся, я ее не сломаю. А хочешь посмотреть на моих котят? У меня их целая дюжина, они живут в моей спальне. Котята признают только меня, но если ты обещаешь ухаживать за ними, я скажу им, чтобы они тебя слушались.

– У меня тоже есть котята, – ответила Аллегра, снова сбегала к карете и вернулась с большой плетеной корзиной. Она открыла крышку, и Лотти увиде котят – тех самых, которых она подарила когда-то Хайдену.

«Аллегра права, – подумала Лотти. – Теперь Хайден остался совершенно один».

Девочки взялись за руки и дружно зашагали к дому держа под мышкой свои игрушечные копии, а оставленный без внимания Николас посмотрел им вслед и презрительно процедил сквозь зубы:

– Девчонки!

– Они куда хуже жуков, верно? – спросила Лотти погладив племянника по голове. – Ну и ладно. Пусть играют со своими куклами, а ты пока что проводи в дом мисс Тервиллиджер и скажи, чтобы приготовили две комнаты для гостей, хорошо?

Ники молча кивнул и с важным видом предложил свою испачканную руку мисс Тервиллиджер. Когда они скрылись в доме, Лотти разгладила пальцами письмо и прошептала:

– Ты просишь меня присмотреть за ней? Хорошо, я присмотрю. И за тобой тоже, вот увидишь.

Она положила письмо в карман платья и пошла к двери, твердо решив сдержать только что данное слово.


Прохладный осенний ветер, пахнущий прелой листвой и каминным дымом, залетал в форточку окна, открытого на четвертом этаже конторы. Лотти сидела на стуле, сцепив на коленях пальцы и пытаясь скрыть свое волнение. Ей до сих пор не верилось, что она находится в знаменитом издательстве «Минерва».

Трудно сосчитать, сколько книг, выпущенных этим издательством, она перечитала за свою жизнь, но никогда не думала, что сама окажется в этом святилище. Здесь царила тишина и чудесно пахло пылью, чернилами, кожей и бумагой. Неужели в этом самом кресле сидела сама миссис Элиза Парсонс, автор «Таинственного предсказания» и «Замка Вольфенбах»? Потрясающе!

Нед расположился напротив Лотти и нервно постукивал по полу концом своей трости. Поймав взгляд Лотти, он перестал стучать и сказал:

– Послушай, еще не поздно уйти отсюда. Ты уверена. что нам лучше остаться?

– Да, – кивнула головой Лотти.

– А ты понимаешь, что Хайден придушит меня за то, что я позволил тебе прийти сюда? Если, конечно, Стерлинг не успеет опередить его.

– Мне кажется, что риск оправдан, – твердо ответила Лотти.

Они оба выпрямились в креслах, когда дверь открылась и к ним вышел сутулый лысеющий человечек с рукописью в руках. На нем был давно вышедший из моды сюртук, мятый галстук и давно не глаженные полосатые брюки. Лотти посмотрела на испачканные чернилами пальцы человечка и сразу же прониклась к нему симпатией. Это был свой человек.

Вошедший уселся за стол, положил на него рукопись, снял очки и потер пальцами покрасневшие глаза.

– Ну, что скажете, мистер Били? – спросила Лотти. – Неужели все так плохо?

Издатель нацепил на нос очки и негромко заговорил:

– Моя дорогая леди, должен вам сказать, что наше издательство печатает несколько… иную продукцию. Наш читатель привык к более… как бы это сказать, – он потер подбородок, – …развлекательной литературе.

– Прошу прощения за то, что мы отняли у вас столько времени, сэр, – сказал Нед, вставая. – Надеюсь, вы…

Лотти посмотрела на Неда и негромко кашлянула. Тот вздохнул и опустился назад в кресло.

– Как давнишняя читательница, я хорошо знакома с литературой, которую вы обычно выпускаете, – произнесла Лотти, наклоняясь вперед. – Но в сложившихся обстоятельствах я полагаю, что мы можем хотя бы обсудить мою рукопись. По крайней мере, вы должны согласиться, что издание этого романа может сделать вам неплохую рекламу.

– Да, но какой ценой? Вы же понимаете, какую славу писателю принесет эта публикация. Хотя, если вы желаете выпустить роман под псевдонимом…

– Нет, – твердо заявила Лотти. – Напротив, я хочу, чтобы мое имя обязательно стояло на обложке.

– Положа руку на сердце, скажу, что не вижу возможности сделать это.

– Прошу, не отказывайтесь столь поспешно, – сказала Лотти, пряча под улыбкой свое разочарование. – Я понимаю, что мой роман недостаточно хорош для высоких стандартов, принятых у вас в издательстве но, если вы сделаете свои замечания, его можно отредактировать, подчистить…

Она замолчала, потому что издатель посмотрел на нее с нескрываемым удивлением.

– Вы не поняли меня, миледи, – сказал мистер Били, кладя руку на рукопись. – Это один из самых глубоких психологических романов, которые мне доводилось когда-либо прочитать. Я уверен, что он вызовет слезы даже у самых толстокожих читателей. Я не имел ввиду что ваш роман недостаточно хорош для нашего издательства. Он, напротив, слишком хорош. Он заслуживает того, чтобы быть изданным в более престижном издательстве, чем наша «Минерва».

Лотти раскрыла от удивления рот и почувствовала, что закружилась голова. На глазах выступили слезы, но она заметила их только тогда, когда Нед протянул ей свой платок.

– Но мне хотелось, чтобы этот роман вышел именно в вашем издательстве, – сказала она, не сводя глаз с испачканных чернилами пальцев мистера Били. – Скажите, вы согласны опубликовать его?

Мистер Били широко улыбнулся и ответил, кивая головой:

– Наше издательство почтет это за большую честь.

– Ты слышал, Нед? – воскликнула Лотти, оборачиваясь к своему другу и улыбаясь ему сквозь слезы. – Мой роман издадут, а сама я теперь стану знаменитой!

20

Над Оукли-Мэнор завывал осенний ветер. Он свистел над пустошами, жалобно стонал в каминных трубах, бился в окна. Он срывал последние листья с деревьев, мрачно тянувших к небу свои обнаженные черные ветви. Он яростно носился над морем, и казалось, что короткое лето ушло навсегда, навсегда…

Некоторые слуги клялись, что если выйти из дома и хорошенько прислушаться, то можно услышать дальний жалобный звон склянок с кораблей, затонувших у этого гибельного побережья десятки и сотни лет назад. Другие шептали, что точно такой же ветер неиствовал в ту ночь, когда первая жена маркиза сорвалась в пучину с высокой скалы, и теперь в эту пору с моря доносится ее предсмертный крик.

Все слуги вновь стали с наступлением темноты прятаться в своих комнатах, запираясь на все замки и засовы. Нет, теперь они боялись уже не привидения прячущегося в темных переходах, а самого хозяина. Это он, просидев весь день взаперти в своем кабинете , бродил ночами по темным пустынным коридорам огромного дома.

Несмотря на то, что после отъезда жены маркиза а затем и его дочери в доме больше не звучал рояль, горничные панически боялись заходить в музыкальную комнату. Никто из них не желал оказаться с глазу на глаз с портретом первой леди Оукли. Одна молоденькая горничная клялась, что, когда она сметала пыль с рояля, от его клавишей вдруг сильно запахло жасмином. Она бежала прочь без оглядки вне себя от ужаса. А уж после того, как с каминной полки сорвалась фарфоровая статуэтка и едва не раскроила голову Мегги, музыкальную комнату и вовсе стали считать проклятой. Теперь даже самой миссис Кэвендиш не удавалось загнать туда горничную с ведром и тряпкой.

Слуги-мужчины один за другим начали жаловаться Жилю, что, когда они проходят по коридорам, на них вдруг наплывает невидимое ледяное облако, заставляя бежать прочь и долго потом отогреваться на кухне возле горящей печи.

Когда Марта сообщила обо всем этом Хайдену, он лишь пожал плечами, сказал, что не верит больше в привидения и посоветовал ей нанять других слуг, не таких трусливых.

Несмотря на то, что Хайден отослал Аллегру в Лондон четыре месяца тому назад, по его приказу в ее спальне каждый вечер зажигали лампу, и она горела до самого утра. Иногда во время ночных бдений Хайден открывал дверь, словно надеясь увидеть свою дочь спящей в обнимку с любимой одноглазой куклой, но, разумеется, каждый раз спальня оказывалась пустой.

Иногда он подходил к двери гостиной, втайне надеясь услышать веселые голоса, смех и звон чашек, но там, как и во всем доме, царила мертвая тишина.

Однажды ноги сами собой привели его на третий этаж, к комнате, в которой жила Лотти. Войдя, Хайден обнаружил, что там осталось много ее вещей, и подумал, что она забыла их здесь потому, что очень спешила как можно скорее скрыться с глаз нелюбимого мужа. Ведь он помнил, с каким ужасом смотрела она на него тогда, на краю обрыва. С ужасом, который ему было бы невыносимо видеть в глазах любой женщины, а уж в глазах Лотти – особенно.

Хайден бродил кругами по комнате Лотти, вспоминая, как смешно она морщила нос, когда смеялась, как сверкали на солнце ее волосы, когда она катилась с холма на деревянной лошадке; вспоминались ее нежные стоны в ту незабываемую ночь, которую они провели вместе в музыкальной комнате. Он понимал, что нужно приказать Марте и миссис Кэвендиш упаковать вещи Лотти и отправить их в Лондон, но каждый раз медлил и часто заходил в спальню Лотти, чтобы посмотреть, все ли осталось на своих местах.

В первые недели после смерти Жюстины Хайден узнал об опасности, которая таится на дне бутылки, и с тех пор старался не пить, но в эту ночь он вдруг обнаружил, что стоит перед окном, держа за горлышко на половину опорожненную бутылку портвейна.

Он вышел из дома, направился к скалам и, слегка пошатываясь, встал на краю обрыва. В бешено летящих тучах то появлялся, то вновь исчезал бледный диск луны. Хайден сделал большой глоток из бутылки и раскинул руки, готовясь к последнему прыжку в пустоту.

И в этот миг он услышал долетевшую издалека мелодию – простую, красивую и невыразимо грустную. От этих звуков кровь застыла в жилах Хайдена, и он медленно повернулся. Это не могла быть ни Лотти, ни Аллегра, это он знал наверняка.

– Проклятие, – хрипло прошептал Хайден и неверными шагами направился к дому, держа в руке бутылку и постепенно удаляясь от роковой черты.

Вернувшись в дом, он прошел темными коридорами, подгоняемый музыкой и вскипевшей в нем яростью. Но, войдя в музыкальную комнату, он нашел ее такой, какой и ожидал найти: темной и погруженной в тишину. Хайден подошел к роялю, приложил ладонь к крышке, и ему почудилось, что он ощущает дрожание еще не успокоившихся струн.

Хайден повернулся к портрету Жюстины и закричал:

– Ну, теперь ты довольна? – Он размахнулся и швырнул в портрет бутылкой. Красное вино растеклось по холсту, покрыв белое платье Жюстины пятнами, похожими на пятна крови. – Я знаю, ты решила свести меня с ума, чтобы тебе не было одиноко даже теперь, после твоей смерти!

Жюстина загадочно смотрела на него с портрета.

– Хайден?

Он обернулся и увидел неясную мужскую фигуру, появившуюся в дверном проеме. На минуту Хайдену показалось, что это Филипп – юный, дерзкий, полный надежд. Сейчас он выйдет из тени, чтобы направить свой пистолет прямо в грудь Хайдена.

– Хайден? – повторил ночной гость. – Ты что, разогнал всех слуг? Я битый час стучал, стучал, но мне так никто и не открыл. Пришлось обогнуть дом и влезть в незапертое окно твоего кабинета. Иначе я бы сюда не попал.

Гость сделал шаг вперед, и в лунном свете блеснули его седые волосы. Хайден попятился и бессильно опустился на диван. Зарылся лицом в ладони и хрипло рассмеялся.

– Боже правый, Нед! – с облегчением воскликнул он. – Никогда не думал, что ты вновь явишься без предупреждения или приглашения.

– Удивительно теплая встреча, – ответил Нед. – Кстати говоря, это была прелестная пьеса. Не знал, что ты играешь на рояле.

Хайден медленно поднял голову и ответил, потрясенно глядя на клавиши рояля:

– Никогда в жизни не играл.

– Я не отказался бы выпить, – заметил Нед, посматривая на залитый вином портрет, – но предпочел бы получить вино в бокале, чем бутылкой по голове.

– Жюстина никогда не любила портвейн, – растерянно произнес Хайден, проводя рукой по волосам и только сейчас начиная понимать, насколько нелепо и странно выглядит все, что здесь происходит. – Но скажи, что привело тебя в Корнуолл, да еще в такую ночь?

– Прошу прощения за столь поздний визит, – спокойно сказал Нед, – но я привез тебе подарок от жены, который должен вручить немедленно.

– Что это? – спросил Хайден и тут же добавил с горькой усмешкой: – А, конечно. Это заявление о разводе.

– Нет, – ответил его друг и протянул Хайдену книгу в кожаном переплете.

Хайден взял книгу, повертел ее в руках и увидел что это первый из трех томов романа. О том, что это за роман, он догадался еще до того, как прочитал в лунном свете вытисненные на обложке слова:

«Леди Оукли. „Невеста Лорда Смерть“.

Разочарование, охватившее Хайдена, оказалось даже сильнее вспыхнувшей в нем желчной злости. Хотя Хайден сам сказал Лотти, чтобы та дописала роман, он не думал, что это может случиться на самом деле. А уж меньше всего он ожидал, что Лотти окажется настолько бессердечной, чтобы швырнуть ему в лицо свою книгу сразу после выхода ее в свет.

– Спасибо, но я не стану читать это, – сказал он, протягивая книгу назад Неду. – Я уже знаю, чем заканчивается этот роман.

Не обращая внимания на протянутую руку Хайдена, Нед положил ему на колени два остальных тома и сказал:

– На твоем месте я бы прочитал. Иногда сюжет романа бывает самым неожиданным, – Нед захлопнул свой саквояж и зевнул. – Жаль лишать тебя своей компании, но завтра рано утром я должен ехать в Суррей. Я давно обещал навестить мою дорогую мамочку. Так что прости, но я хочу поскорее лечь в постель, а заодно найти там хорошенькую горничную, которая эту постель согреет.

– Попробуй разбудить Марту. Она всегда была к тебе неравнодушна.

– Нет уж, лучше я обойдусь горячим кирпичом, – поежился Нед.

Он ушел, а Хайден так и остался сидеть с тремя томиками на коленях. Было неудивительно, что Лотти предала его, но как она могла предать Аллегру? Пускай ей нет дела до самого Хайдена, но она должна же была подумать о том, каково будет его дочери, когда все отвернутся от нее после выхода этого романа. Теперь ей никуда не деться, теперь отцовский грех будет до самой смерти тянуться за ней, лишая надежд на нормальный брак, надежд на то, чтобы занять подобающее место среди людей…

Гнев с новой силой охватил Хайдена, и он поискал глазами огонь, в который можно было бы швырнуть зт проклятые книги. Когда он встал, слегка пошатываясь после выпитого портвейна, один томик упал на пол, и Хайден нагнулся, чтобы поднять его. При падении обложка раскрылась, и стала видна надпись, сделанная рукой Лотти. Следовательно, это был первый из трех томов.

Хайден провел кончиком пальца по строчкам и негромко прочитал вслух:

– «От всего сердца…»

Хайден криво усмехнулся, хотел захлопнуть книгу, но глаза его невольно пробежали по строкам:

«Мне никогда не забыть той минуты, когда я впервые взглянула в глаза человеку, который пришел, чтобы спасти меня…»

21

– Ты достала? Ты достала ее? Только не говопч что нет! – воскликнула Элизабет Блай, пританцовывао от возбуждения, в то время как ее подруга выбежала из стеклянных дверей книжной лавки издательства «Минерва».

– Слава богу, достала! – радостно крикнула Каро Броквей, прижимая к груди томик в кожаном переплете. И обе девушки облегченно вздохнули.

Прежде чем Каро успела присоединиться к Элизабет, на пути у нее вырос широкоплечий мужчина в ливрее слуги и взял девушку за локоть:

– Даю вам три фунта за эту книгу, мисс.

Каро удивленно посмотрела на слугу и отступила назад:

– Я сама только что заплатила за нее полгинеи.

– Тогда возьмите пять фунтов, – предложил слуга и с тоской посмотрел на цепочку экипажей, выстроившихся у него за спиной.

Они растянулись почти по всей Грейсенчерч-стрит. Их седоки уже не первый час сидели, кутаясь в меховые шубы, в надежде достать третий, последний том нашумевшего романа «Невеста Лорда Смерть».

– Прошу вас, мисс, сжальтесь надо мной, – не отставал слуга. – Вы слышали, что случилось со слугой леди Драйден?

Девушки обменялись быстрыми взглядами. Весь Лондон знал о том, что случилось с этим беднягой. Он посмел вернуться к хозяйке с пустыми руками, буквально из-под носа упустив второй том романа, который достался леди Фезервик. Некоторые говорят, что крик леди Драйден был слышен до самого Олдгейта.

Она измочалила о несчастного слугу свой зонтик, а затем велела кучеру ехать, оставив провинившегося на улице, и тому пришлось бежать за экипажем целых десять кварталов. Он выбился из сил и упал лицом прямо в свежий конский навоз. Говорили, что бедолага ищет сейчас себе работу в доках.

– Мне очень жаль, сэр, но я ничем не могу помочь, – Каро сильнее прижала книгу к груди, обходя слугу стороной и понемногу приближаясь к Элизабет. – Чтобы купить эту книгу, я стояла здесь с самого утра и обещала матери, что сразу же принесу ее домой. Мы будем читать ее вслух всей семьей сегодня же вечером. Мы все сгораем от желания поскорее узнать, что же случилось после того, как герцог обнаружил, что его жена предала его.

– Не понимаю, как она могла так поступить, – вставила Элизабет и продолжила, восторженно заведя глаза к небу: – Ах, если бы мне повезло встретить в жизни такого доброго, щедрого и красивого мужчину, как этот герцог! Неужели я предала бы его?

– Подумайте, мисс, – не отступался слуга. – Я предлагаю целых пять фунтов. Ведь для вас это целое состояние!

– Бежим, Каро, бежим! – крикнула Элизабет, схватила подругу за руку и потащила прочь.

Они мчались по улице, а слуга в отчаянии скинул с головы шляпу и кричал им вслед:

– Семь фунтов! Я дам вам семь фунтов! Почти то же самое происходило в эти дни во многих других книжных лавках и библиотеках Лондона, несмотря даже на то, что роман в сокращенном виде обещали печатать в газетах, по одному выпуску в неделю. Вслед за первым немедленно было выпущено второе издание, но и оно моментально разошлось рукам. Роман вышел и в виде дешевых комиксов, чтобы даже те, кто не умел читать, могли по картинкам следить за тем, как развивается история любви богатого герцога и его неверной жены.

Имена персонажей романа и отдельные фразы из него вошли в обиход, и в гостиных часами обсуждали теперь все перипетии романа, пытаясь угадать кто именно выведен на его страницах под той или иной маской. Немало спорили и о личности автора, о человеке, явно принадлежавшем высшему обществу и взявшему в руки перо, чтобы написать эту удивительную волнующую и трогательную историю. Одним словом такого события в литературе Лондон не знал с тех пор когда женатый писатель Перси Биши Шелли сбежал во Францию со своей шестнадцатилетней любовницей Мери Гудвин.

Когда же объявили о том, что герцог Девонбрук и издательство «Минерва» устраивают бал в честь автора романа, сливки общества бросились всеми правдами и неправдами добывать приглашения на это торжество. Даже семьи, уехавшие на зиму из Лондона, потянулись назад в город, не желая пропустить столь важное событие и втайне надеясь увидеть на этом балу человека, который стал прототипом знаменитого Лорда Смерть.


Лотти стояла наверху мраморной лестницы, ведущей в бальный зал. Несмотря на всю торжественность минуты, она заметно нервничала. Внизу бурлило человеческое море – собравшиеся гости ждали ее появления. В углу зала располагался струнный квартет, готовый заиграть по первому знаку Лауры. Лаура вместе со Стерлингом была внизу. Джордж занимал разговором неугомонную Гарриет и страшно страдал от того, что не мог прервать это несносное занятие.

Об этой минуте Лотти мечтала всю жизнь, но вот она настала, а Лотти ощущала только полную опустошенность.

Лотти легко прикоснулась к своим волосам, думая о том, сумеет ли кто-нибудь признать в ней теперь знаменитую на весь Лондон озорницу и проказницу Карлотту Фарли. Сегодня, по совету Лауры и Дианы, она надела изумрудно-зеленое бархатное платье с низким вырезом на груди и открытыми плечами. Шею Лотти охватывала бархотка из того же материала, а пышные рукава и подол платья были отделаны золотым шитьем. Наряд дополняла нить жемчуга, вплетенная в волосы, да тонкое кружево, видневшееся в боковом вырезе юбки.

Эддисон стоял здесь же, на верхней площадке лестницы. Он выпрямился, негромко прочистил горло и торжественно провозгласил:

– Ее светлость маркиза Карлотта Оукли!

По залу пробежал шепоток, и все глаза повернулись к Лотти. Элегантно касаясь перил кончиками пальцев, она сошла вниз, сохраняя на губах приветливую улыбку.

У подножия лестницы ее ожидал Стерлинг. Лотти с грустью подумала о том, что на этом месте должен был бы находиться Хайден и его зеленые глаза смотрели бы на нее в эту минуту с гордостью и любовью.

Стерлинг подал ей руку. Лотти приняла ее, в тот же миг Лаура дала знак музыкантам. Зазвучал венский вальс, и Лотти со Стерлингом закружились на блестящем паркете.

– От Тауншенда по-прежнему никаких известий? – шепнул Стерлинг, когда вслед за ними закружились новые пары, наполняя зал негромкими голосами и шорохом разноцветного шелка.

– Ни единого слова. Я уже начинаю думать не швырнул ли его Хайден с обрыва вместе с моей книгой.

– Лучше уж его, чем тебя, – пробормотал Стерлинг.

После первого вальса Лотти подала руку мистеру Били. Танцуя, он говорил только об одном – о небывалом успехе своего издательства и романа. Лотти слушала его, внимательно следя, чтобы не очень-то ловкий танцор не отдавил ей ноги. При всех своих достоинствах мистер Били так и не научился танцевать.

– Это триумф, миледи, настоящий триумф, – говорил мистер Били, радостно посверкивая своими очками. – Пора подумать о том, чтобы выпустить третий том уже седьмым изданием!

Мистер Били был настолько увлечен, что не замечал осторожных взглядов, которые Лотти бросала по сторонам. На лицах, проплывавших перед ней, она не видела восторга или радости, но лишь любопытство и скрытое сочувствие. Она улыбнулась мистеру Били и выше подняла голову. Если Хайден сумел вытерпеть подобное отношение к себе на протяжении четырех лет, один вечер она уж как-нибудь тоже потерпит.

Занятая тем, чтобы уберечься от тяжелых неуклюжих башмаков мистера Били, она не уловила пролетевшего по залу шепотка и остановилась только тогда, когда музыканты вдруг замолчали, сбившись с такта. В наступившей тишине прогремел голос Эддисона:

– Его светлость Хайден Сент-Клер, маркиз Оукли4!

Лотти обернулась и увидела на вершине лестницы своего мужа.

22

Взгляды всего зала были прикованы сейчас к Хайдену, сам же он не сводил глаз с Лотти, и взгляд его был таким горящим, таким пронзительным, что кто-то из дам уже полез в сумочку за нюхательной солью.

Хайден спустился с лестницы и в полной тишине шагнул в зал. Только после этого послышался нестройный шепот.

– Это он? Не может быть!

– Только посмотри на него. Он еще красивее, чем описано в романе.

– О боже! В жизни он выглядит еще более непредсказуемым и неотразимым. Всегда восхищалась такими мужчинами.

Многие юные леди впервые в жизни увидели перед собой легендарного Кровавого Маркиза. Те, что постарше, помнили его еще с тех времен, когда он, разбив сердца – и их дочерей, и их собственные, – неожиданно женился на юной француженке. Но все теперь понимали, что перед ними герой, описанный в романе леди Оукли, и застыли на месте, с трепетом следя за его приближением. Многие полагали, что маркиз явился затем, чтобы отомстить своей жене, чего она, безусловно, вполне заслуживала.

Пока Хайден широкими шагами шел через зал, навстречу ему рванулись Стерлинг и Джордж, но Лаура сумела удержать их, сердито взглянув на брата и подхватив мужа под руку.

Остановившись перед Лотти, Хайден поклонился и сказал:

– Не окажете ли мне честь, миледи? Или все танцы у вас расписаны вперед?

– У меня не могут быть расписаны танцы, ведь я замужняя женщина, не забывайте.

– О, я не забыл об этом, – ответил Хайден пристально глядя на Лотти.

Мистер Били отступил в сторону – явно с некоторым облегчением. Даже не глядя на издателя Лотти знала, о чем он думает в эту минуту. Наверняка прикидывает, сколько дополнительных тиражей романа можно будет выпустить после сегодняшнего происшествия.

– Я уступаю вашему супругу без боя, – заявил мистер Били, – тем более, как я слышал, он невероятно ревнив. Не буду дожидаться, пока он вызовет меня на дуэль.

Он посмотрел на Хайдена, едва заметно подмигнул ему и отошел. Музыканты заиграли вальс с того же места, где остановились, и Хайден, обхватив Лотти, закружился с ней по паркету.

Лотти не могла не отметить, что Хайден сегодня выбрит до синевы и безупречно одет. Она до сих пор не могла поверить, что ее снова обнимают его сильные большие руки, не могла поверить, что именно с Хайденом она кружится сейчас в вальсе.

Глядя через плечо Лотти, Хайден заметил:

– Приношу вам свои извинения, миледи. Уступив своей сентиментальности и сделав из меня героя, вы обрекли себя на несчастную судьбу в обществе. Вы не представляете, чего вам будет это стоить.

– Несчастную судьбу? – переспросила Лотти, пытаясь скрыть свое волнение. – Но посмотрите вокруг, сэр. Я добилась того, о чем мечтала. Как вы и предсказывали, я стала самой модной писательницей во всем Лондоне.

Хайден посмотрел вокруг и, в отличие от мистера Били, быстро разобрался в том, что он видит.

– Они пришли не за тем, чтобы приветствовать вас. Они пришли поглазеть на вас как на диковину. Взгляните хотя бы на леди Драйден. Сколько презрительного сожаления в глазах этой старой коровы, а ведь сама она свела в могилу трех мужей своим несносным характером.

Хайден бросил пылающий взгляд на пожилую леди Драйден, заставив ее испуганно прикрыться веером.

– Вы слишком строги, – улыбнулась Лотти. – Я знаю, сколько слез все они пролили над страницами моего романа, читая о несчастной судьбе героини, которую ее муж вычеркнул из своей жизни и из своего сердца.

Хайден перевел взгляд на Лотти, и его сердце забилось сильнее.

– Но разве не вы говорили о том, что никогда не поздно начать все сначала? Особенно если в тебя кто-то поверил, – сказал он.

В этот момент музыка вновь оборвалась, но Хайден не отпустил Лотти, напротив, еще сильнее прижал ее к себе. По залу пролетела волна шепота, а затем прогремел голос Эддисона:

– Его величество король!

Только теперь Хайден и Лотти вздрогнули и отпрянули друг от друга. Стерлинг и Лаура казались потрясенными не меньше, чем любой из гостей. Ведь всем было хорошо известно, что король, здоровье которого стремительно ухудшалось, уже несколько месяцев не покидал своего дворца в Виндзоре. Поговаривали даже о том, что король проявлял первые признаки безумия, настаивая, например, на том, чтобы лично принять участие в битве при Ватерлоо вместе с Веллингтоном, вместо того чтобы предаваться своим обычным утехам – вину, картам и женщинам.

При приближении короля Хайден низко склонил голову, а Лотти присела перед его величеством, распластав по полу свои широкие юбки. Затылок у нее похолодел от страха. Ей казалось, что король прикажет сейчас следовавшим за ним гвардейцам схватить ее и отрубить ей голову.

Но вместо этого король сказал:

– Встаньте, моя милая. Дайте мне посмотреть на вас.

– Ваше величество, – пролепетала Лотти и медленно выпрямилась.

С тех пор когда Лотти видела короля в последний раз, он сильно погрузнел, но ни время, ни болезнь не отвадили его от прежних привычек. Король наклонил голову и прежде всего с огромным интересом заглянул Лотти в вырез платья, чтобы полюбоваться ложбинкой между ее высокими полными грудями.

– Прошу прощения за то, что явился непрошеным на ваш вечер, моя дорогая, но я просто не мог не выразить вам своего восхищения, – с этими словами король вытащил из кармана носовой платок и приложил его к влажным глазам, повергнув этим Лотти в глубочайшее удивление. – Я не получал такого наслаждения со времен опубликования мемуаров Гарриет Вильсон.

– Благодарю вас, ваше величество. Нет большей награды, чем получить одобрение из ваших уст, – ответила Лотти.

Король бросил нервный взгляд на ее мужа и негромко прошептал, склоняясь еще ближе:

– А особенно я благодарен вам за то, что вы ни словом не намекнули на то маленькое происшествие, случившееся между нами.

Лотти тоже взглянула на Хайдена и ответила, приложив палец к губам:

– Не беспокойтесь. Вы можете полностью положиться на мою скромность.

– Отлично, моя дорогая, отлично. – В этот момент король заметил проходившую мимо молодую женщину с высокой, почти обнаженной грудью и пробормотал, устремляясь за ней: – А теперь прошу меня извинить, дорогая, но появилось дело, требующее моего немедленного вмешательства.

– Я бы сказал, что сразу два дела, – уточнил Хайден, глядя вслед удаляющемуся монарху.

– Зато мне не пришлось сегодня кусать его, – произнесла Лотти, усмехнувшись.

– Если бы он стал к тебе приставать, я сам укусил бы его, – сказал Хайден.

– И нас обоих посадили бы тогда в Тауэр.

– Неплохая мысль. По крайней мере, мы оказались бы там наедине.

Хайден взял Лотти за руку, чувствуя себя очень неуютно под обстрелом десятков любопытных глаз. Ведь даже неожиданное появление короля не избавило их от зевак, жадно следящих за происходящей у них на глазах драмой. Высмотрев в дальнем конце зала дверь, Хайден потихоньку начал пробираться к ней, ведя за собой Лотти.

Но не успели они сделать и двух шагов, как на пути у них возник какой-то полный джентльмен.

– Оукли! – воскликнул он, кладя свою мясистую руку на плечо Хайдена. – Как я рад снова видеть тебя в Лондоне! Надеюсь, ты теперь надолго здесь задержишься. Мы с женой приглашаем тебя поужинать как-нибудь с нами.

Хайден что-то невнятно пробормотал сквозь зубь и двинулся в обход. Спустя секунду их остановила лучезарно улыбающаяся женщина.

– Если у вас нет других приглашений, милорд, мы с Реджинальдом будем рады видеть вас у себя к чаю завтра после обеда, – прощебетала она, моргая ресницами и придерживая Хайдена за рукав.

Он еще не успел ни принять, ни отклонить это предложение, как их окружила уже целая толпа леди и джентльменов, заголосивших наперебой:

– …на охоту в следующем месяце в Лестершире. Обещайте, что будете!

– …как великолепно весной в Лейк-Дистрикт! У нас подобралась великолепная компания, не хватает только вас.

– …надеемся, что вы будете в воскресенье у нас с лордом Эстесом в Ньюмаркете. Увидите, какую кобылку купил мой муж две недели назад всего за триста фунтов.

Хайден раскланивался, улыбался, но при этом неуклонно стремился вперед, ни на секунду не выпуская руки Лотти. Когда же они наконец оказались в пустом коридоре, Хайден отворил первую попавшуюся дверь и вместе с Лотти вошел в маленькую уютную гостиную. Здесь горел камин и мягко светила зажженная лампа.

Это было именно то, что он искал.

Хайден запер дверь, повернулся к Лотти и обнял ее:

– Боже мой, ты видишь, что ты натворила? Скажи, теперь ты счастлива?

– Вполне, – ответила Лотти. – Я сумела открыть перед тобой все двери. И перед твоей дочерью тоже. Теперь благодаря мне у Аллегры не будет отбоя от поклонников, когда она еще немного подрастет.

– Интересно, ты заметила, что все приглашения касались одного лишь меня? – спросил, нахмурившись, Хайден.

– А как же иначе? – пожала плечами Лотти, делая вид. что это ей безразлично. – Кто я такая, в конце концов? Неприметная пустая женщина, выскочка, которой повезло заполучить в мужья такого богатого и знатного человека, как ты.

– Неправда! Ты самое опасное создание, которое я когда-либо встречал, – возразил Хайден, запуская руку себе в волосы. – Не понимаю, почему я… я…

– До сих пор не убил меня? – с готовностью подхватила Лотти. – Не задушил, не сбросил с обрыва…

Хайден негромко выругался и прижал Лотти к своей груди.

На самом деле она никогда не боялась его самого, скорее своих чувств к нему. Он наклонил голову и влился губами в ее рот.

– Обожаю тебя, – хрипло прошептал Хайден, осыпая поцелуями лицо Лотти. – Всем сердцем обожаю.

– Тогда докажи это, – шепнула Лотти, обхватывая его за шею. – Пожалуйста.

Ей не пришлось повторять свою просьбу. Хайден вновь страстно припал к ее губам, и Лотти растворилась в его поцелуе, почувствовав себя вновь стоящей на краю обрыва, что так часто снился ей по ночам. Только теперь она не боялась шагнуть в пустоту, зная, что не упадет, а полетит, подхваченная сильными руками Хайдена.

Хайден взял Лотти за плечи и слегка отстранил ее от себя.

– Теперь, когда ты сумела убедить весь свет в том что смерть Жюстины была результатом несчастног случая, хочешь узнать правду? – негромко спросил он. – В конце концов, я просто должен тебе расска зать, как все было на самом деле.

Лотти покачала головой и ответила:

– Единственное, что я знаю и желаю знать, это то что я люблю тебя.

Хайден негромко застонал и снова привлек Лотти к себе. Не прерывая поцелуя, они принялись лихорадочно избавляться от всего, что разделяло их, – от бархата, шелка и полотна. Хайден расстегивал пуговицы на платье Лотти; она развязывала на нем галстук. Проведя кончиком языка по его гладкой щеке, она с наслаждением вдохнула знакомый аромат его мыла.

Хайден буквально вытряхнул Лотти из платья и скользнул ладонью, сдергивая с ее бедер нижнюю юбку. Лотти помогла ему, распустив завязки, и юбка свалилась на пол.

Хайден усадил Лотти верхом на кресло, зашел сзади и прошептал, расшнуровывая надетый на ней корсет:

– Если мне когда-нибудь удастся затащить тебя в настоящую кровать, ты никогда у меня оттуда не выберешься.

– Обещаешь? – спросила Лотти, чувствуя, как пальцы Хайдена выдергивают из ее волос шпильки.

Глядя на пышную волну золотистых волос, свободно упавших на плечи Лотти, он хрипло прошептал:

– Клянусь. Слово джентльмена.

Но когда из корсета вырвалась на волю грудь Лотти, Хайден, очевидно, забыл на время о том, что он джентльмен. Он превратился в мужчину, просто в мужчину, с его обычными страстями. И он ласкал ладонями грудь Лотти до тех пор, пока ее соски не напряглись, а сама она не начала извиваться, сгорая от желания.

Нежно поцеловав Лотти в шею, Хайден скользнул рукой к низу ее живота. Он не стал возиться с панталонами и просто нашел в них прорезь.

Достигнув желанной цели и погрузив пальцы в лоно Лотти, Хайден восхищенно вздохнул:

– Не думал, что такое возможно, но ты уже готова принять меня.

– Почему невозможно? – возразила Лотти, запрокидывая голову. – Я так давно тебя ждала.

Хайден расстегнул брюки, стащил Лотти на пол и стал погружаться в нее – дальше, дальше, дальше, пока не заполнил всю ее своей плотью.

Продолжая оставаться сзади, он зарылся лицом в ее волосы, глубоко дыша, словно теряя контроль над собой. Несмотря на острое желание поскорее достичь разрядки, ему хотелось, чтобы их близость длилась вечно. Он растворялся в Лотти, в ее жарком лоне, в запахе ее волос, а в ушах у него вновь зазвучала музыка, которую он слышал в ту первую ночь и которой он не надеялся услышать вновь с тех пор, когда Лотти покинула его дом.

Лотти раскачивалась, то и дело прикасаясь спиной к широкой груди Хайдена, и со стороны могло показаться, что она неистово молится. Сейчас их с Хайденом сердца стучали в унисон, в такт безумным толчкам, которые приближали их обоих к вершине наслаждения. Теперь Лотти двигалась сама, широко расставив бедра и ощущая внутри твердую, соединяющую их тела воедино плоть Хайдена.

Хайден с восторгом подхватил ее движения, встречая их, чтобы с каждым новым толчком все глубже и глубже погружаться в лоно Лотти. Одной рукой он продолжал держать ее за талию, а пальцами второй, свободной руки наконец сумел отыскать спрятанный под волосами маленький бугорок.

С губ Лотти сорвался хрип. Она вновь умирала той самой «маленькой», но такой сладкой смертью. Наступил момент, когда Лотти решила, что не сможет дольше терпеть, и в эту секунду Хайден вошел в нее с новой силой. Ритм его движений сделался бешеным, неудержимым.

Все поплыло, закружилось перед глазами Лотти.

И она закричала.


– Аллегра, Аллегра! Проснись!

Аллегра медленно открыла глаза и увидела Элли, стоящую на коленях перед ее кроватью. Глаза Элли были широко раскрыты.

– Что случилось? – пробормотала Аллегра, приподнимаясь на локте.

– Ты не поверишь, когда узнаешь, кто здесь. Твой папа!

– Глупости, – ответила Аллегра, обнимая старую любимую куклу и перекатываясь на другой бок. Спать она легла уже давно, как только мисс Тервиллиджер разогнала их по комнатам, сказав, что маленьким девочкам нечего делать на балу. – Мой папа в Корнуолле.

– Неправда! – воскликнула Элли, перебегая к другой стороне кровати. – Он здесь, в нашем доме!

Аллегра села на кровати и спросила, потирая глаза:

– Ты уверена, что это тебе не приснилось? Вспомни, что с тобой было, когда ты съела за ужином целых два сливовых пудинга? Тогда тебе приснилось, что в окно забрался великан.

– Я проснулась раньше, чем об этом узнала, – покачала головой Элли. – Меня разбудил крик тети.

– Лотти кричала? – тревожно переспросила Аллегра.

– Это было очень страшно, – кивнула Элли. – Я думала, что кого-то убивают, сунула ноги в тапочки и выбежала за дверь. Все гости были в панике, мама кричала, дядя Джордж с дядей Теином собирались ломать дверь в гостиной, а папа велел Эддисону принести пистолеты.

– Он хотел убить Лотти? – спросила Аллегра.

– Конечно, нет, глупая! Он собирался застрелить твоего папу! – воскликнула Элли.

Аллегра быстро откинула одеяло и спустила ноги с кровати.

– Не волнуйся, – поспешила успокоить ее Элли. – Прежде чем Эддисон принес пистолеты, тетя Лотти сама вышла из гостиной вместе с твоим папой.

– Но почему она кричала? У нее случился припадок?

– Она уверяет, что увидела мышь и испугалась. – Элли пошевелила в воздухе согнутыми пальцами. – Очень большую мышь с красными глазами и длиннющим хвостом. Тетя Лотти была очень взволнованна, щеки у нее так и пылали.

– Странно, – заметила Аллегра, подобрав ноги и нервно оглядываясь по сторонам. – У нас в доме столько кошек. Я думала, все мыши здесь перевелись. А где сейчас мой папа?

– В спальне тети Лотти. Вскоре после того, как они с твоим папой вернулись из гостиной, все гости разошлись, а Куки отвела меня на кухню, дала теплого молока с сахаром и позволила еще немного посидеть с ней и Эддисоном.

Аллегра задумчиво пожевала губу и слегка нахмурилась, а затем молча скатилась с кровати.

– Ты куда? – спросила Элли, глядя, как Аллегра влезает в свое платье.

– Увидеть папу. Должна же я узнать, почему он даже не зашел, чтобы сказать мне «здравствуй».

– Но ты же спала.

– Неважно. Мог бы пожелать мне тогда доброй ночи! – фыркнула Аллегра.

Она застегнула платье и выбежала из спальни, гордо задрав свой маленький носик.

Лотти лежала, прижавшись щекой к груди мужа, слушая, как гулко бьется его сердце. Хайден глубоко вздохнул, сильнее обнял Лотти и прижался губами к ее волосам.

– Как я рад, что Стерлинг не пристрелил меня, – сказал он. – Тогда я не лежал бы сейчас здесь рядом с тобой.

– Жизнь – хорошая штука, верно? – сказала Лотти, подтягивая выше одеяло. Не успела она вновь устроиться в объятиях Хайдена, как раздался какой-то тонкий скрип.

– Ты слышишь? – спросила Лотти, приподнимая голову.

– Это мышь, наверное, – серьезно сказал Хайден, едва удерживаясь от смеха. – Очень большая мышь с красными глазами и длиннющим хвостом. Она только что проглотила очередную жертву и уже высматривает следующую.

– Я всего лишь хотела выгородить тебя, – с упреком сказала Лотти. – По-моему, выдумка удалась.

– Увы, – рассмеялся Хайден. – Все могло бы обойтись, если бы ты не запуталась каблуком в шнурке от корсета.

– По крайней мере, газетчикам будет теперь о чем написать. Уверена, что завтра во всех газетах будут во-от такие заголовки. «Кровавый Маркиз и Хартфордширская Проказница занимались любовью в гостиной, куда их загнала бешеная мышь!»

Лотти откинулась на подушку, гляда в залитое лунным светом окно. Хайден так долго лежал молча, что она подумала, не уснул ли он. Но Хайден вдруг приподнялся на локте и с любовью посмотрел на жену.

– Я должен рассказать тебе о Жюстине, – медленно сказал он.

Лотти покачала головой и ответила, погладив его по щеке:

– Я уже все знаю. Ничего не нужно рассказывать.

Он взял руку Лотти, поднес к губам и нежно поцеловал:

– Я думаю, что должен сделать это. Может быть, не столько для тебя, сколько для себя самого.

Лотти медленно кивнула, и Хайден заговорил – спокойно и неторопливо, словно рассказывал не о себе, а о том, что случилось с кем-то другим.

– Спустя три месяца после того, как мы вернулись из Лондона, стало ясно, что Жюстина беременна. Она, разумеется, не знала, что ребенок у нее от Филиппа.

Лотти зажмурила глаза. Благодаря Неду ей не нужно было спрашивать Хайдена, почему он был уверен в том, что это не его ребенок.

– Жюстина по-прежнему думала, что в ту ночь в Лондоне с ней был я. А у меня не было сил сказать ей правду. Узнав, что она беременна, Жюстина буквально ожила. Она часами шила для малыша чепчики, напевала колыбельные песенки и все время говорила, как будет хорошо, когда у Аллегры появится братик. Жюстина не сомневалась в том, что это будет мальчик, наследник, продолжатель рода. Мне же оставалось лишь прикидываться, будто я разделяю с ней ее радость.

– Представляю, как тяжело тебе было тогда, – прошептала Лотти и погладила Хайдена по руке.

– Я не знал, что мне делать. Ведь ребенок не был ни в чем виноват, не от него зависело, при каких обстоятельствах зародилась его жизнь. Единственное, что я мог придумать, это держать Жюстину в Корнуолле до тех пор, пока в Лондоне не улягутся и не забудутся все слухи, связанные с той проклятой ночью. Но кто-то из слуг привез из Лондона газеты, и они попались Жюстине на глаза. Там было описано все – ее измена, дуэль и смерть Филиппа.

Теперь Лотти впервые поняла, почему все с таким презрением относятся к газетчикам, падким до сенсаций.

– И что она сделала?

– Впала в жуткую депрессию. Такой я Жюстину не видел еще никогда. Целыми днями она не вставала с постели, а по ночам бродила по темным коридорам, словно уже превратилась в привидение. Никого она не желала видеть, даже меня и Аллегру. Я думаю, ей было стыдно посмотреть нам в лицо. – Тут Хайден покачал головой. – Я пытался объяснить Жюстине, что она ни в чем не виновата. Это была моя вина, я не должен был покидать ее той ночью.

Лотти прикусила губу, зная, что сейчас не время разубеждать Хайдена. Время придет потом, позже.

– А в одну ужасную ночь она исчезла. Мы со слугами обыскали весь дом, затем двор. Я уже не знал, что подумать, как увидел Жюстину стоящей на самом краю обрыва. Я позвал ее, бросился бежать к ней сквозь дождь и ветер, но, когда она обернулась и посмотрела на меня, я замер на месте. Я знал, что не имею права сделать хотя бы еще один шаг. Во взгляде Жюстины не проглядывало и тени безумия, лицо ее было спокойным и прекрасным. Сумасшедшим в эту минуту был скорее я сам. Я валялся у Жюстины в ногах, я умолял ее подумать об Аллегре и о том невинном ребенке, которого она носила под сердцем. Подумать обо мне, в конце концов. И знаешь, что она мне ответила?

Лотти молча покачала головой, не в силах вымолвить ни слова.

– Она с любовью посмотрела на меня и сказала: «Я уже обо всех подумала». Я бросился к ней, но было уже поздно. Она даже не вскрикнула. Просто исчезла – мгновенно и беззвучно, словно и не было ее никогда на земле.

– А в полиции ты заявил, что это был несчастный случай, что Жюстина просто оступилась и упала, – всхлипнула Лотти.

– Я хотел уберечь Аллегру от скандала, связанного с самоубийством ее матери, – кивнул Хайден. – Но я даже не подозревал, какой скандал разразится вокруг всего этого. И уж конечно, я не думал, что Аллегра когда-нибудь начнет обвинять меня в смерти матери. Но все это я сделал не только ради дочери, но и ради Жюстины. Я хотел, чтобы ее отпели в церкви и похоронили на кладбище, а не за его оградой, там, где хоронят самоубийц. – Хайден скрипнул зубами и продолжил: – Мне невыносимо думать, что после всех страданий душа ее обречена целую вечность гореть в адском огне. Я надеюсь на то, что бог справедлив и милостив. А тогда, стоя над обрывом, я поклялся, что тайна смерти Жюстины умрет вместе со мной. О ней не узнает никто. Так оно и было до сегодняшнего дня. – Он повернул лицо к Лотти и закончил: – До тебя.

Лотти прижала к груди Хайдена залитое слезами лицо. 4Потом она подняла голову и нежно поцеловала лоб Хайдена, его брови, щеки, переносицу, словно желая смыть его боль своими поцелуями.

Хрипло шепча ее имя, Хайден обнял Лотти, повалил на спину, оказался сверху, и она с готовностью приняла его в себя. Упоенные страстью, они так и не услышали, как еще раз заскрипела входная дверь.

23

Кто-то настойчиво барабанил в дверь спальни, но это было бы только полбеды. Стучавший при этом еще во все горло выкрикивал имя Лотти. Проснувшийся от стука Хайден сел в постели и негромко выругался себе под нос. Лотти же просто перевернулась на живот и недовольно застонала, не желая покидать свое уютное гнездышко.

Но стук и крик никак не желали прекращаться. Лотти тоже села в кровати, прикрыв подушкой обнаженную грудь, и сказала, с трудом поднимая отяжелевшие от сна веки:

– Мне кажется, это Стерлинг. Зачем это он пришел, интересно? Или я опять кричала ночью?

Хайден скользнул ладонями по плечам Лотти, нежно поцеловал ее в затылок и ответил:

– Нет. Но если Стерлинг немного подождет, мы ему это устроим.

Стук в дверь продолжался. Лотти попыталась выскользнуть из рук Хайдена, но тот сказал, опрокидывая жену на подушки:

– Я предупреждал, что, когда мы окажемся с тобой в нормальной кровати, ты никогда ее не покинешь. На тот раз я сам разберусь со Стерлингом.

Хайден спрыгнул на пол, обернул бедра покрывалом и направился к двери. Волосы у него на голове торчали в разные стороны.

– Осторожнее, – предупредила его Лотти. – Он ножет быть вооружен.

– Тогда ему лучше было бы сразу прийти с секундантом, поскольку на этот раз я не намерен отклонять его вызов.

В другое время Лотти, очевидно, встревожилась бы, услышав такие слова, но сейчас она целиком была поглощена созерцанием обнаженной фигуры мужа. Он направлялся к двери, и при каждом движении по плечам, спине и рукам перекатывались под кожей мощные мускулы.

Хайден резким рывком распахнул дверь. Стерлинг открыл было рот, но Хайден опередил его и заговорил первым, наставительно покачивая пальцем перед носом Стерлинга:

– Перестаньте совать свой аристократический нос туда, куда вас не просят, Девонбрук. Карлотта уже не ребенок. Она вполне взрослая женщина и не нуждается в ваших советах. Хотя вы по-прежнему ее родственник, но вы больше не опекун Карлотты. Теперь она моя жена и находится именно там, где должна находиться, – в моей постели!

Стерлинг удивленно нахмурился и посмотрел в комнату через плечо Хайдена. Лотти лениво улыбнулась и помахала ему пальчиками. Стерлинг перевел взгляд на Хайдена и посмотрел так, что улыбка невольно сошла с лица Лотти.

– Я пришел сюда не из-за Лотти, – сказал Стерлинг, – а из-за вашей дочери. Она пропала.

Лихорадочно одевшись, Хайден и Лотти скатились вниз и застали в гостиной всю семью. Стерлинг нервно расхаживал вдоль буфета, Лаура застыла на краю бежевого дивана, закрыв лицо ладонями, Гарриет просто сидела рядом с Лаурой, а Джордж стоял возле камина и барабанил пальцами по его мраморной полке.

В углу гостиной застыла еще одна фигура, вся в черном, и именно к ней обратился первым делом Хайден, когда влетел в гостиную.

– Где она? – крикнул он. – Где моя дочь?

Мисс Тервиллиджер, казалось, усохла за эту ночь вдвое, и теперь от нее осталась только тень. Тяжело опираясь на трость сложенными на набалдашнике руками, мисс Тервиллиджер подняла седую голову и посмотрела на Хайдена покрасневшими глазами.

– Когда Аллегра не пришла сегодня утром на занятия, я отправилась разбудить ее. Но в постели девочки не оказалось. Но зато я нашла под одеялом вот это, – и мисс Тервиллиджер вытащила из-под своего стула куклу, которую подарил своей дочери Хайден.

Он дрожащими руками взял куклу, нежно притронулся пальцем к ее локонам.

– Вам было поручено присматривать за ней, – скаказал Хайден, переводя взгляд на старую гувернантку. – Как вы могли допустить такое?

– Нет, Хайден, – мрачно напомнила Лотти. – Это должна была присматривать за ней.

В эту минуту в гостиной появилась Куки, таща за собой Элли. Судя по красному носу и припухшим глазам, Элли долго плакала.

– Давай, девочка, – приказала Куки, выталкивая Элли вперед. – Расскажи им все, что тебе известно.

– Но я же дала слово! – вновь зарыдала Элли.

Лаура поспешно встала с места, подошла к дочери и обняла ее за плечи:

– Я никогда не попросила бы тебя нарушить слово, Элинор, но маркиз беспокоится за свою дочь. Он любит ее так же сильно, как и все мы. Если мы не найдем Аллегру в самое ближайшее время, маркиз очень расстроится. Ты можешь сказать нам, куда она направилась?

Элли поковыряла носком ноги ковер, расстеленный в гостиной, покосилась на Хайдена и пробурчала:

– Я сказала ей вчера ночью, что вы приехали. Сначала она мне не поверила, но когда я рассказала про мышь и про то, какой красной вышла из гостиной тетя Лотти, Аллегра поняла, что я говорю правду.

Лотти невольно покраснела так же сильно, как и в момент, о котором упомянула Элли, и спросила:

– А что было потом?

– Она сказала, что пойдет повидаться с папой. А спустя какое-то время зашла ко мне в спальню и попросила назад свою куклу. Вот эту, – указала Элли на куклу, которую держал в руках Хайден. – Когда Аллегра сказала мне, куда она отправляется, я думала, что она возьмет эту куклу с собой.

– Куда? – нетерпеливо воскликнул Хайден. – Куда она отправилась? Что она тебе сказала?

– В Корнуолл. Она сказала, что отправляется домой в Корнуолл.

– Но ей всего десять лет, – облегченно вздохнул Хайден. – Если она собралась в Корнуолл, то далеко ей не уехать. – Его умоляющий взгляд обежал лица всех присутствующих и остановился на Лотти. – Или?..

– Почтовая карета, – прошептала Гарриет. Поскольку лицо Гарриет при этом даже не дрогнуло, а слова прозвучали очень тихо, прошла почти минута, пока до кого-то дошло то, что она сказала.

– Что, что, мисс Димвинкл? – переспросил Джордж, наклоняясь к плечу Гарриет.

– Почтовая карета! – повторила Гарриет, и глаза ее, спрятанные за стеклами очков, вдруг ярко вспыхнули. – Аллегра знала, как мне самой удалось сбежать в Корнуолл. Она не раз расспрашивала меня об этом путешествии. Говорила, что это просто сногсшибательное приключение.

Стерлинг замер возле буфета и воскликнул, потирая брови:

– О боже! Если Аллегра в самом деле сумела пробраться в одну из почтовых карет, ушедших из Лондона на заре, она сейчас может находиться почти на полпути к Корнуоллу!

Хайден сильно провел рукой по волосам и оцепенело посмотрел на Стерлинга.

– Чушь какая-то. Если Аллегра знала, что я здесь, то с какой стати она отправилась в Корнуолл? – Он присел на корточки перед Элли и спросил, ласково обнимая девочку за плечи: – Подумай, милая. Хорошенько подумай. Аллегра говорила, зачем она отправляется в Корнуолл?

Элли медленно кивнула и ответила дрожащим голоском:

– Она сказала, что хочет повидаться со своей мамой.


Карета неслась мимо пустошей, то и дело попадая колесами в дорожные ямы. После каждого такого толчка Лотти проверяла языком, на месте ли все ее зубы. Хайден гнал вперед как одержимый, и днем и ночью, останавливаясь лишь для того, чтобы сменить загнанных лошадей. Лотти боялась, что, если у их кареты сломается колесо, Хайден просто побежит вперед, забыв обо всем на свете.

Они сумели обогнать уже три почтовые кареты, но ни один кучер так и не вспомнил о маленькой девочке, пытавшейся купить билет до Корнуолла. Впрочем, последний расспрашиваемый сказал, что совсем рано утром в тот день из Лондона ушла еще одна почтовая карета, которая должна была прибыть в Корнуолл вчера после полуночи.

В карете Хайден и Лотти сидели рядом, а на сиденье напротив разместилась кукла и всю дорогу не сводила с них своих немигающих лиловых глаз. Лотти глубже засунула руки в меховую муфту и вздохнула, вспомнив про другую куклу, свою любимую. Но она исчезла вместе с Аллегрой.

Хайден сидел неподвижно, и его профиль четко обрисовывался на фоне серого тусклого неба. С самого отъезда он не обменялся с Лотти и десятью словами вновь, как и раньше, замкнувшись в своей раковине. Но когда Лотти положила руку ему на рукав, он накрыл ее своей рукой и молча сжал ее пальцы.

Когда они поворачивали к дому, со стороны моря налетел шквал. Тяжелые капли дождя, принесенные ледяным ветром, застучали по голым ветвям деревьев.

Наконец карета остановилась. Хайден в ту же секунду выскочил из нее и, не дожидаясь Лотти, бросился в дом, выкрикивая имя дочери.

Лотти вошла в холл одновременно с Мартой, прибежавшей из глубины дома.

– Что вы здесь делаете, милорд? – удивленно спросила Марта. – Если бы вы дали знать, что вернетесь так скоро, мы могли бы пригото…

Хайден схватил Марту за плечи и нетерпеливо спросил:

– Аллегра здесь? Ты ее видела?

– Аллегра? – удивилась Марта. – Разумеется, Аллегры здесь нет. Она в Лондоне… с вами.

Лотти осмотрелась по сторонам, взгляд ее остановился на стоявшем под зеркалом столе, заваленном нераспечатанными конвертами.

– Почта, – сказала она и повторила, повысив голос: – Почта. Марта, скажи, сегодня доставляли почту?

– Да, конечно. Я сама посылала за ней Джима в деревню примерно час тому назад. – Она развела руками. – Но там не было ничего важного, всего лишь несколько извещений да письмо от вашего кузена Базиля.

Лотти и Хайден обменялись быстрыми взглядами.

– Аллегра! – крикнул Хайден, бросаясь вверх по лестнице.

– Аллегра! – эхом откликнулась Лотти и побежала , вниз, на кухню.

Спустя короткое время они сошлись в музыкальной комнате, запыхавшиеся и расстроенные.

– Ее нигде нет, – хрипло сказал Хайден.

– И никто из слуг ее не видел, – покачала головой Лотти. – Ax, Хайден, а вдруг мы ошиблись, и она сейчас где-нибудь в Лондоне? Испуганная, потерянная, холодная и голодная?

Хайден посмотрел на портрет Жюстины и непроизвольно сжал кулаки.

– Но твоя племянница клялась и божилась, что Аллегра отправилась сюда, чтобы… встретиться с матерью. – Он повернулся к Лотти, и глаза его наполнились ужасом.


Аллегра стояла у края обрыва, и сумасшедший ветер рвал с нее дорожный плащ. До чего же маленькой и хрупкой казалась ее фигурка на фоне бескрайнего бушующего моря и серого неба! Издав странный звук, похожий на всхлип, Хайден осторожно пошел вперед. Лотти, шедшая рядом, прикоснулась к его рукаву и молча указала рукой на камни, на которых стояла Аллегра.

Они лежали грудой, один на другом, готовые сорваться в пропасть при первом же неосторожном движении.

Оказавшись достаточно близко, чтобы быть услышанным сквозь грохот волн, разбивавшихся внизу о прибрежные камни, Хайден позвал:

– Аллегра!

Она обернулась, потеряла на долю секунды равновесие и пошатнулась. Лотти почувствовала, как напряглись мускулы на руке Хайдена, и поняла, сколько усилий ему требуется для того, чтобы сохранить над собой контроль и не сорваться с места раньше времени. Лотти увидела куклу в руке Аллегры, и тотчас к ее глазам подкатили слезы.

– Аллегра, дорогая, – сказала Лотти, пытаясь сохранить на лице улыбку. – Мы с твоим папой очень волнуемся за тебя. Ты не хочешь подойти к нам поближе?

Аллегра яростно затрясла головой:

– Я не хочу никуда идти, я не хочу, чтобы на меня смотрели. Пусть никто на меня не смотрит.

Лотти и Хайден обменялись озадаченными взглядами. Хайден вытянул руку и принялся медленно-медленно приближаться к Аллегре. Увидев это, девочка отскочила и оказалась уже на самом краю обрыва, нависающем над морской бездной. Хайден застыл на месте, продолжая протягивать руку. Лотти взглянула ему в лицо и подумала, что ей и десяти лет будет мало, чтобы заслужить от него подобный, исполненный любви и тревоги взгляд.

– Ты боишься меня, Аллегра? Почему? Считаешь, что я обидел твою маму?

– Я знаю, что ты ее не обижал, – снова покачала головой Аллегра. – Я слышала все, что ты рассказал Лотти. Теперь я знаю правду. Знаю точно, кто убил мою маму.

– Кто же? – с усилием спросил Хайден.

– Я, – ответила Аллегра, поднимая голову.

Хайден невольно сделал еще пару шагов вперед.

– Что за чушь? Как она только могла прийти тебе в голову!

– Нет, это правда! Я раньше не понимала, почему мама то любит меня, то не хочет видеть. Помню, как однажды я целый день стучалась к ней в дверь, умоляя впустить меня, но она так и не открыла. Тогда я пришла в ярость и крикнула: «Я тебя ненавижу! Хочу, чтобы ты умерла!» И она умерла, – Аллегра опустила голову и зарыдала.

– Милая, – сказал Хайден, опускаясь на колени перед дочерью. – Ты не убивала свою маму. Не нужно винить себя в ее смерти. Твоя мама была очень больна и не видела другого способа справиться со своей болезнью. – Он беспомощно покачал головой и продолжил: – Она очень любила тебя. Ты для нее была светом в окошке. Если бы мама не была больна, она никогда тебя не бросила бы. Она не бросила бы нас. Ни за что..

Лотти положила руку на плечо Хайдена, зная, что тот впервые произносит такие слова, и безгранично веря ему. Сейчас он стремился оправдать, очистить от несовершенного греха не только Аллегру, но и самого себя.

– Подойди ко мне, моя хорошая, – сказал он, раскрывая дочери свои объятия. – Иди к папе.

Лицо Аллегры сморщилось от слез. Девочка занесла ногу, чтобы сделать первый шаг, но в эту секунду налетел ужасный порыв ветра. Он туго натянул плащ Аллегры и потащил девочку назад. Она заскользила по мокрому камню, все сильнее теряя равновесие и судорожно хватая руками воздух.

– Аллегра! – закричал Хайден.

– Хайден! – закричала Лотти.

Аллегра тоже закричала, и это был кошмарный крик. Хайден рванулся вперед и успел схватить дочь за край плаща, а кукла, которую Аллегра держала в руке, вырвалась у нее из пальцев и полетела в бездну. Лотти ухватилась за Хайдена, и теперь они втроем пытались устоять перед шквалом. Лотти стиснула зубы и приготовилась к худшему. Она знала, что ни за что не выпустит Хайдена, а тот ни за что не выпустит дочь. Если им не удастся устоять, то они рухнут в море все вместе.

Лотти завела к небу глаза и тихо прошептала:

– Господи, молю тебя, пожалуйста, Господи… В этот самый миг неведомо откуда налетевший порыв пахнущего жасмином ветра подтолкнул Аллегру вперед, прямо в руки отца, и они, все трое, повалились спиной на острые, но уже совершенно не страшные камни.

– Ах, папа! – закричала Аллегра и обхватила Хайдена за шею, впервые за последние четыре года.

Хайден, растроганный, потрясенный, зарылся лицом в волосы дочери, повторяя:

– Все хорошо, дочка, все хорошо. Я здесь, и я никогда тебя не оставлю.

Лотти, дрожа от пережитого ужаса и удивления, посмотрела на край скалы. От него в небо поднималась прозрачная, эфемерная женская фигура. Женщина посмотрела на Лотти своими лиловыми глазами, признательно улыбнулась и взмыла вверх. Лотти догадалась, что в эту минуту душа Жюстины обрела наконец вечный покой, которого была лишена на земле.

Лотти медленно кивнула в ответ, беззвучно благословляя Жюстину и давая ей клятву принять на себя все заботы о тех, кого Жюстина ей поручила: о ее муже и дочери. Когда Хайден поднял голову, фигура Жюстины уже растаяла в воздухе и казалась снизу не более чем крохотным облачком, стремительно несущимся по серому тревожному небу.

Хайден потянулся к Лотти, и она сказала, улыбаясь сквозь слезы и возвращаясь к земным заботам:

– Все хорошо, Хайден. Я теперь знаю, что Жюстина навсегда останется твоей первой любовью.

– Возможно, Жюстина действительно навсегда останется для меня первой любовью, – ответил он, нежно проводя ладонью по щеке Лотти, – но ты, моя милая Лотти, будешь последней любовью.

В тот миг, когда их губы слились в поцелуе – нежном и страстном, – сквозь тучи пробился солнечный луч, а далеко в доме зазвучал рояль.

– Слышишь? – спросил Хайден, дико озираясь по сторонам. – Как ты думаешь, это снова привидение?

– Не говори глупостей, папа, – с важным видом ответила Аллегра.

Затем они с Лотти обменялись понимающими взглядами и в один голос закричали:

– Привидений не бывает!


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23