КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604181 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239522
Пользователей - 109466

Впечатления

fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).

Пиратская принцесса [Дебора Мартин] (fb2) читать онлайн

- Пиратская принцесса (пер. Д. Крупская) (и.с. Лучшие романы о любви) 1.09 Мб, 325с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дебора Мартин

Настройки текста:



Дебора Мартин Пиратская принцесса

1

Бедность не порок, но большое неудобство.

Креольская поговорка
Новый Орлеан, январь 1804 года

Это была самая холодная зима в Новом Орлеане за последние несколько лет. Холода стояли такие, что местным жителям приходилось разбирать на дрова разрушенные городские укрепления. Камилла Гирон, кинув беглый взгляд на быстро убывающий запас, бросила еще несколько поленьев в холщовый мешок и поспешила со двора в дом.

Она распахнула дверь, и в лицо ей ударила волна горячего воздуха. Просто не верится, что в гостиной так тепло теперь, когда цены на дрова вполне сравнимы со стоимостью французских шелков. Положив мешок около камина, Камилла грела руки над гудящим огнем и старалась не думать о деньгах, вылетающих в трубу в этой пустой комнате, которой никто не пользуется. Сколько ни убеждала она тетю Юджину, что деньги любят счет, все было бесполезно — Фонтейны, кажется, попросту не способны к разумным тратам.

Теперь, когда испанцы ушли и в Луизиане правят бал американские власти, приходилось каждый цент экономить, не говоря уж о долларах. Но, боже мой, разве дело в названии? У Фонтейнов были на исходе и мелкие, и крупные, и какие угодно деньги.

«Если бы дядя Август прекратил попытку увеличить свои капиталы за игорным столом», — подумала Камилла и тут же одернула себя — нет, она не должна осуждать его!

При всех своих недостатках дядя Август был добродетельным человеком. Он принял Камиллу, несмотря на ее весьма скандальное происхождение: сестра тети Юджины в молодости убежала из дому с французским корсаром, родила Камиллу и растила ее в совершенно неподходящих для приличной девушки условиях. Потом жизнь Камиллы резко изменилась: родители ее были убиты в очередной стычке. Пиратство было в те времена еще довольно распространенным промыслом, и отдельные отряды жестоко сражались между собой. Камилла осталась одна, ей было тогда четырнадцать, дядя Август приютил ее у себя, и теперь Камилла жила в семье Фонтейн. И хотя дядя никогда не позволял Камилле забыть, что она отпрыск нечистых кровей, тем не менее она была одета и накормлена не хуже его собственных детей. Именно так полагалось поступить уважающему себя креолу[1]: взять на себя заботу об осиротевшем ребенке, даже если на его имени лежит пятно позора.

Камилла знала, что это не должно задевать ее. И все же не могла смириться. Ее оскорбляла необходимость носить девичью фамилию матери: мера предосторожности, на которую она согласилась, переехав к Фонтейнам, дабы ее скандальное прошлое не связывали с их семьей. Разумеется, все равно открылось, что она дочь пирата, и пошли пересуды. Принцесса Пиратов, вот как называли ее за глаза.

Но обиднее всего было принимать дядюшкину вынужденную благотворительность теперь, когда она знала, что в состоянии сама о себе позаботиться. В четырнадцать лет ей, конечно, были необходимы и его милосердие, и забота, но в двадцать пять!.. Она, слава богу, достаточно взрослая, чтобы найти работу гувернантки, или швеи, или еще что-нибудь в этом роде.

К сожалению, тете Юджине без нее не обойтись. Каково ей будет одной справляться с шестью детьми, которые, впрочем, доставляли гораздо меньше хлопот, чем муж. Правда, Фонтейны наскребли денег, чтобы отправить двух мальчиков учиться во Францию, чтобы все было «как у людей». Но с оставшимися малолетками работы хватало и у тети Юджины, и у Камиллы, и у Дезире, старшей дочери Фонтейнов, тем более теперь, когда приходилось на всем экономить. Поэтому, пока детишки не подрастут, Камилла вынуждена оставаться в семье.

Едва Камилле удалось немного отогреть озябшие руки, как в дом ворвался вихрь морозного воздуха, а вслед за ним поспешно вошли тетя Юджина, дядя Август и Дезире. Невзрачное лицо Дезире выглядело крайне измученным, движения тети были резкими, торопливыми; несомненно, что-то произошло.

Более того, дядя Август, нисколько не сдерживая себя, кричал:

— Плевать мне, что вы там услышали на рынке, Юджина! Вы с Дезире сегодня идете на бал, и точка!

— В чем дело? — спросила Камилла у тетушки. — Что вы услышали на рынке?

Тетя потянулась к огню, дрожа от пяток до макушки. В те дни мода предписывала женщинам появляться на публике в жакете до талии поверх тонкого муслинового платья. Разрешалось еще набросить шаль. Тетя Юджина придерживалась моды с цепкостью улитки на стенке аквариума, даже если рисковала при этом замерзнуть до полусмерти. Ее обширная грудь быстро вздымалась, свидетельствуя о сильном волнении.

— Мужчины сегодня собираются прийти на бал вооруженными.

— Мужчины всегда ходят на бал с оружием! — зарычал дядя Август. — Так почему же нынешний вечер должен быть исключением? Что изменилось?

— Ах, Август, в том-то и дело, что изменилось, — тетя Юджина, обернувшись, сняла воображаемую пылинку с рукава его пальто. Казалось, она всегда ищет какую-нибудь разумную причину, чтобы дотронуться до обожаемого супруга, особенно когда он сердится. — Мужчины явно намерены завязать драку, а ты, разумеется, не захочешь, чтобы твоя дочь очутилась в самой гуще потасовки. Они грозятся заставить американцев вести себя, как подобает настоящим джентльменам.

— Кого нам действительно не хватает в Новом Орлеане, так это креольских настоящих джентльменов, — пробормотала Камилла, как всегда не успев вовремя прикусить язычок.

Дядя Август гневно сверкнул глазами:

— Вот именно из-за таких ядовитых замечаний ты и сидишь в старых девах, дорогая племянница. Будь ты полюбезнее, может, один из этих настоящих джентльменов и сжалился бы над тобой, взяв в жены.

Камилла покраснела, но сдаваться и пропускать обидное замечание мимо ушей не собиралась.

— Моя любезность тут совершенно ни при чем, и вы это прекрасно знаете. Эти самые ваши хваленые настоящие джентльмены попросту не желают осквернять чистую кровь своих предков, женившись на дочери пирата.

Он нахмурился.

— Скорее всего они охотно забыли бы об этом, не отталкивай ты их вечно своим пресловутым остроумием. Какому мужчине понравится женщина, которая думает, что знает больше его?! Книжек ты дурацких начиталась, вот что! Книжки — это для ученых, а не для цветущих девиц, которым надо замуж выходить, да поскорее. Мне никогда не понять, откуда у тебя, выросшей среди пиратов, в грубости и невежестве, такой интерес к этим книжкам, но одно я знаю наверняка: к добру это не приведет.

Она едва удержалась, чтобы не напомнить дяде, что это отец приохотил ее к чтению. Ничего себе невежество — он ведь был школьным учителем, пока ему не надоело вечно бедствовать и он не выбрал более прибыльную профессию пирата.

Более прибыльную… И принесшую ему страшную гибель! Комок застрял у нее в горле, когда вспомнилось, как отец лежал в болоте в тот ужасный день, когда английские пираты напали на их лагерь…

Камилла усилием воли прогнала страшные образы. Ни к чему ворошить прошлое.

— Чтобы обзавестись поклонником, — между тем продолжал дядя Август, — тебе нужно обладать чудесным характером Дезире.

— Ой, папа, — сказала Дезире, посылая Камилле извиняющийся взгляд, — разве можно так говорить! Камилла замечательная девушка, и незачем ей меняться.

Но Камилла не возражала против дядиного замечания: Дезире действительно была милейшим существом на земле, и Камилла ее обожала.

— Ну что ж, хоть в одном мы все согласны друг с другом, — примирительно сказала Камилла, зная, как расстраивают кузину ее споры с дядей, — у Дезире чудесный характер.

— То-то, — подчеркнул дядя, всегда оставлявший за собой последнее слово. — Поэтому у Дезире есть поклонник, а у тебя нет, а ведь ты старше.

— У Дезире есть поклонник? — удивленно переспросила Камилла, игнорируя дальнейшие попытки дяди вывести ее из равновесия.

— Только не делай вид, будто не знаешь, что месье Мишель проявляет к ней интерес, — едко ответил дядя Август. — Поэтому мы и должны пойти сегодня на бал. Я обещал месье Мишелю, что мы непременно будем. Он особенно расспрашивал о Дезире. — И, обращаясь к жене, самодовольно продолжил: — Говорю тебе, Юджина, если как следует подразнить рыбку червяком, она клюнет.

Камилла будто примерзла к месту. Просто не верится! Дядя Август до сих пор полон решимости выдать Дезире за этого старого распутного осла. Линдер Мишель уже сжил со свету одну жену. Бедняжка ушла на тот свет во время тяжелых родов вместе с так и не родившимся ребенком. Ни одна креольская семья не поощряла сватовства месье Мишеля, но дядя более чем охотно приносил милую, ласковую Дезире в жертву этому монстру.

О, разумеется, тот был богат, и Камилла понимала, что дядя надеется получить некую долю его богатств, соблазнив его жениться на Дезире. Но неужели деньги важнее всего остального? Двум оставшимся дома сыновьям Фонтейнов совершенно не обязательно тоже учиться во Франции, разве не так? А младшие дочери найдут себе мужей и без большого приданого, только благодаря своей внешности. Хотя, конечно, не самых богатых и знатных, как предпочел бы дядя.

Глядя на жену, дядя Август скрестил руки на груди.

— Так что сама видишь, моя дорогая, вы с Дезире должны пойти на этот бал. Если хочешь, оставь дома Урсулу — ей всего семнадцать, и один бал она вполне может пропустить. Но, поскольку сегодня там будет месье Мишель, Дезире должна танцевать на балу во что бы то ни стало! А значит, ты должна ее сопровождать, сама понимаешь, Камилла тоже может пойти, если пожелает.

— Но, Август… — запротестовала тетя Юджина. Дядя Август прервал ее на полуслове, рубанув рукой воздух.

— Это мое последнее слово. И не спорь со мной, Юджина!

— Папа, а может, нам все-таки лучше остаться? — подала голос Дезире. Было настолько непривычно, что всегда покорная дочь посмела вдруг возразить, что все повернулись к ней, недоумевая. Щеки девушки запылали, но она храбро продолжала: — Может быть, вместо этого пригласим месье Мишеля отобедать с нами? Я… я могла бы одеться во все самое красивое и приготовить свое коронное блюдо — пралине. Тогда все избегут ненужного риска.

Дядя благодушно улыбнулся.

— Я рад, что ты наконец начала поощрять ухаживания месье Мишеля.

Камилла нахмурилась. Хотя Дезире никогда открыто не укоряла отца, но, уж конечно, не поддерживала его попыток заполучить в зятья богатого старого развратника. Однажды она сказала Камилле, что знаки внимания, которые оказывал ей месье Мишель, омерзительны. Сильное словцо в устах кротчайшей Дезире.

Неужели она передумала? Камилла просто не могла в это поверить. Да невозможно даже представить, что это… пучеглазое, отвратительное чудовище дотронется до твоего тела своими мерзкими руками! Да Камилла лучше бы покончила с собой, нежели бы такое допустила!

А что, если Дезире просто боится остаться старой девой и этот страх подтолкнул ее к столь печальному решению? Несмотря на воистину замечательный характер Дезире, месье Мишель был ее первым настоящим поклонником. И поскольку всего через месяц он уезжает в длительное путешествие по Франции, то, может быть, Дезире увидела в этом свой последний шанс?

Дезире не то чтобы была некрасивой. На вкус новоявленных хозяев страны она была вполне симпатичной, потому что американцы, кажется, предпочитают худощавых, высоких женщин. Но среди приземистых креолов она смотрелась как жердь. Слишком высокая для большинства мужчин, она вдобавок была лишена тех белокурых бараньих кудряшек, которые являются здесь непременным условием женской красоты. Все в сочетании с мизерным приданым и жадным до денег отцом представляло собой не слишком выгодную для молодых людей партию.

— Недостаточно пригласить месье Мишеля на обед, детка, — продолжал дядя Август. — Должен же он увидеть твою грацию и изящество во всей красе. Ему нравятся женщины, которые хорошо танцуют. Он сам мне говорил. А любой подтвердит, что ты танцуешь с легкостью газели.

Вот это правда. Дезире, казалось, была рождена для танца. На балах она скользила, парила, порхала — и все замирали. Ах, все было бы прекрасно, если бы…

— Но, папа, если мужчины приносят на бал шпаги…

Дядя Август покровительственно обнял дочь за плечи.

— Бояться совершенно нечего. У них вечно одно на уме — поставить американцев на место. Я сам там буду и, уж поверь, сумею тебя защитить. Вот увидишь, все это, как всегда, пустая болтовня. Мы с тобой и с мамой отправимся на бал, и все будет хорошо.

— Я иду с вами, — решительно сказала Камилла.

Она, конечно, отнюдь не горела желанием присутствовать там, где мужчины собираются устроить драку, нет. Она достаточно повидала крови за свою жизнь, чтобы испытывать отвращение к подобным зрелищам. Но беспокойство за Дезире не оставляло ее. Надо понять, почему это кузина внезапно захотела бросить свою жизнь под ноги месье Мишелю. Если ради этого придется торчать в зале, набитом вздорными шалопаями, так тому и быть!

Едва войдя в танцевальный зал на Конде-стрит, Камилла тяжело вздохнула. Подозрения тети Юджины, похоже, оправдывались. Насторожило ее, конечно, не то, что креолы теснились в одном углу, а американцы — в другом. Они и раньше всегда стояли отдельными группами. Но в этот раз было особенно заметно, как враждебно были настроены креолы.

И американцы это, безусловно, чувствовали. Напряжение нарастало. Мужчины с непривычно бледными для здешних мест лицами бросали угрюмые, злые взгляды на креолов. Женщины этих новых хозяев выглядели почти нелепо в своих туго стянутых — и, несомненно, неудобных — корсетах и в платьях из подчеркнуто скромных тканей, до которых ни одна уважающая себя креолка даже не дотронется из брезгливости.

Что же касается местных жителей мужского пола, то они, безусловно, казались сегодня задиристее обычного. Они расхаживали с напыщенным видом, одетые по последнему крику парижской моды, и насмешливо косились на незваных пришельцев в дешевых, но добротных костюмах из грубой шерсти. Их оливковые лица горели в предвкушении близкой драки. Внешний облик был для креолов крайне важен, они обожали производить впечатление и одевались соответственно, даже если это означало оставить семью без крошки хлеба на ближайшее время. Сегодня от них исходило крайнее возбуждение, как от аллигатора, почуявшего кровь. Камилла была слишком хорошо знакома с этой жаждой крови и забеспокоилась не на шутку, тем более что мужчины, которых обуяло это чувство, явились сюда вооруженные до зубов.

Некоторые креолки подчеркнуто поддерживали своих мужей. Они гордо выставляли напоказ свои роскошные, сильно декольтированные платья, бросая презрительные взгляды на скромные наряды американок. Как видно, спор, происшедший между тетей Юджиной и дядей Августом, был повторен в каждой креольской семье. Многие женщины восторженно принимали выпавшую им честь участвовать в общественном событии, намного более интересном, чем простой бал. Однако другие, более разумные, как ее тетушка, с тревогой ожидали неминуемой драки и ее, несомненно, дурных последствий.

Нехорошее возбуждение в зале достигло своего пика с появлением американских солдат, которые молча встали в сторонке, недовольные, видимо, отведенной им здесь ролью блюстителей порядка. Камилла вздохнула. Ну как же так, кто-то должен был предупредить американцев, что если они действительно хотят утихомирить толпу разгоряченных креолов, то не стоит бравировать перед ними превосходством военной силы. Такое не проходило у испанцев, которые раньше владели этой территорией, не выгорит и у американцев.

— Я же говорила, что не стоит приходить, — зашептала тетя Юджина мужу. Они стояли рядом с Камиллой. Дезире, оглядывая зал, болезненно морщилась.

Дядя Август пригляделся к американцам.

— Я не трус, чтобы удирать от варваров и невежд. Следует разочек проучить их, чтобы знали, как презирать освященные временем традиции и присылать на бал майора с толпой солдат. Какую наглость надо иметь!

Тетя Юджина прильнула к самому уху мужа и заговорила успокаивающим тоном:

— Ну, может быть, они просто потанцевать пришли. Генерал Уилкинсон, например, ни одного бала не пропускает.

— Да, но вам известно, что это — только политическая уловка. А майор Вудвард здесь по одной-единственной причине: применить силу в случае необходимости. Он никогда не бывает на балах, тем более с солдатами. Уверяю тебя, он не танцевать сюда явился.

— А кто это — майор Вудвард? — спросила тетя Юджина.

— Вон тот, высокий, он как раз протягивает сейчас генералу бокал. Говорят, генерал только ему одному и доверяет секреты, — в голосе Фонтейна промелькнули нотки отвращения. — Ходят слухи, папаша майора был охотником в Виргинии, пока не раскошелился и не купил себе место в порядочном обществе, приобретя торговую компанию. А сыночка-то он воспитывал по-простому, прямо среди дикарей. Поневоле поверишь, ведь, глядя на него, можно сказать, что он немногим от них отличается, н-да.

Камилла отыскала глазами генерала Уилкинсона и стоявшего рядом с ним майора. Майор Вудвард выглядел таким же чужим среди своих, как и сама Камилла. Он был высок ростом, и песочного цвета шевелюра пострижена явно длиннее, чем полагалось по уставу. Ей сразу стало понятно, почему дядя счел майора дикарем. Хоть одет американец был безукоризненно аккуратно, в лице его проглядывали необузданность и заносчивость, предупреждающие, что шутить с ним не стоит. У него был вид человека, способного подавить мятеж единственным взглядом. Камилла начала подозревать, что именно он, а не генерал контролирует присутствующих в зале.

Майор, видимо, почувствовал, что на него смотрят, и глаза их на секунду встретились. Она могла с уверенностью сказать, что взгляд его скользнул по ней с ног до головы, но вовсе не был оскорбительным, какими бывают обычно взгляды солдат. В нем не было привычного нагловатого оттенка, а скорее внезапно возникший интерес. И, честно говоря, обеспокоил ее намного сильнее, чем взгляд любого из местных грубиянов.

Когда майор Вудвард слегка склонил голову, приветствуя заглядевшуюся на него незнакомку, Камилла немедленно отвернулась. И все равно продолжала чувствовать на себе его взгляд, как будто теплое пламя свечи трепетало у щеки. Ах, как это унизительно — привлечь внимание мужчины, пялясь на него через весь зал! Ей сейчас только не хватало, чтобы один из этих незваных гостей строил нелестные предположения на ее счет. Американцы и так считали местных женщин испорченными и распущенными.

Вот было бы смеху, узнай они правду. Ведь креолки обычно остаются равнодушны к постельным удовольствиям, даже после замужества. Считалось, что добродетельный муж должен заниматься любовными играми на стороне, а отнюдь не развращать собственную жену. Слава богу, у дяди Августа любовницы не было. Возможно, потому, что ему слишком нравится разыгрывать из себя повелителя, а кто же, кроме покорной супруги, станет это терпеть. Но Камилла как-то слыхала историю одной креолки, с которой муж развелся после первой брачной ночи, и все потому, что она оказалась настолько ужасающе нецеломудренная, что стала искать удовольствия на брачном ложе! Вот такая она была, эта смешная правда. Камилле, в отличие от сверстников, представилась в пиратском лагере отличная возможность узнать, как с этим обстоят дела во всем мире, но она старательно скрывала от дяди свои познания, иначе он сочтет ее совсем развратной особой.

— Ах, боже мой, — пробормотала рядом тетя Юджина. И только тогда Камилла услышала разгоряченные голоса у входа в бальный зал, где небольшие группы мужчин пытались одновременно заказать оркестру разную музыку. Дирижер растерянно переводил взгляд с одних на других, но про него вскоре вообще позабыли, перейдя на личности.

— Слушай, ты, чертов пожиратель лягушек, — кричал по-английски неприятного вида американец молодому креолу. — Нравится тебе или не нравится, но здесь теперь Америка. А в Америке танцуют кадриль или джигу, а не ваши вычурные котильоны и вальсы! — Он обернулся к дирижеру: — Ну-ка, давай нам кадриль, дружище!

— Что он говорит? — зашептала тетя Юджина Камилле, которая единственная из всей семьи говорила по-английски, выучив язык в детстве с помощью одного из отцовских подручных. Та начала было переводить, но замолчала, когда креол, выкрикнув дирижеру свой собственный заказ, повернулся к американцам и с самым свирепым видом заявил:

— Только невоспитанная деревенщина вместо танцев предпочитает скакать козлом и выделывать непристойные антраша. Если не умеете предаваться более элегантным развлечениям, тогда, может, вам пойти куда-нибудь в другое место и поплясать, как вы привыкли?

Со всех сторон раздались нетерпеливые крики:

— Что там несет этот французишка?

И когда те, кто понимал по-французски, перевели остальным, все присутствующие американцы, потрясая кулаками, стали выкрикивать ответные оскорбления.

В общей неразберихе кое-кто взялся за оружие. Камилла заметила, как майор Вудвард подал знак солдатам, чтобы те рассеялись и были готовы предпринять необходимые действия. Эхо разъяренных голосов перекатывалось по залу, креолы сбились в плотную группу и встали напротив превышающей их по численности толпы американцев.

Тетя Юджина, вцепившись в руку Камиллы, напрасно взывала к дяде Августу, требуя немедленно оставить опасное помещение. Многие женщины запаниковали. Несколько самых впечатлительных при виде своих мужей, готовых к битве, потеряли сознание. Ради того, чтобы защитить своих дам, дядя Август даже достал пистолет, но уходить не собирался.

Когда в знак того, что разумные аргументы исчерпаны, раздалось звяканье стали и солдаты вытащили оружие, Камиллу охватил ужас. Споры вокруг того, какой танец играть, возникали и на предыдущих балах, но раньше они не приводили к насилию. К сожалению, выбор танца как раз символизировал все, что разделяло эти две группы. Более «горячие головы» — креолы — не успокоятся, пока не насадят на шпаги пару-тройку американцев. Солдаты начнут стрелять, и настанет настоящий ад. Что предпримет американское правительство? Введет военное положение? Засадит креолов-зачинщиков за решетку? И все потому, что они не сумели договориться насчет танцев?!

Такого безумия допустить нельзя. Не успев хорошенько подумать о последствиях лично для себя, Камилла выхватила из дядиной руки пистолет, вскочила на ближайший стул и выстрелила в воздух. Обе группы резко развернулись в ее сторону, готовые броситься на нападавшего… Но когда мужчины увидели ее с дымящимся пистолетом в руках, шум начал затихать, и вскоре в комнате воцарилась полная тишина.

— Неужели ни капли разума не осталось в ваших головах? — Камилла смотрела на креолов сверкающими от гнева глазами. — Разве забыли вы, что случилось, когда вы напали на наших прежних хозяев? Пятеро были казнены. Пятеро поплатились за это жизнями! Желаете кровью отпраздновать наше вступление в Соединенные Штаты?

Мужчины глядели на нее не отрываясь, а дядя дергал за подол и шипел: «Спускайся, слезай оттуда!» Но она еще не закончила. И когда он вырвал пистолет из ее рук, она обернулась к американцам, которые были слишком возбуждены, чтобы понять ее слова, произнесенные по-французски.

— А вам я вот что скажу. Тридцать лет нами управляла Испания, и ни разу испанцы не заставили нас танцевать фанданго. А вы, так гордящиеся своей пресловутой свободой, хотите вынудить нас танцевать кадриль или джигу?

Шепот побежал среди американцев, плохо ее понявших, но, прежде чем она успела перевести сказанное, майор Вудвард повторил все по-английски с предельной точностью.

Генерал Уилкинсон слушал и кивал. Затаив дыхание она ждала, что он на это скажет. Но он только рассмеялся, когда майор закончил. Генерал поднял свой бокал и произнес:

— Очень хорошо, мадемуазель. — Затем повернулся к оркестру. — Вальс, джентльмены! Сыграйте нам вальс, будьте любезны!

Креолы одобрительно зашумели, когда зазвучала музыка, и хотя американцы вряд ли были довольны, они не осмелились оспаривать приказ своего генерала. Камилла молча наблюдала, как генерал, бросив несколько слов майору Вудварду, увлек свою жену танцевать.

И только после этого она осознала, как возмутительно вела себя. Пресвятая Дева Мария, она стояла на стуле и кричала на мужчин, как торговка на рынке! Неужели ей мало разговоров вокруг ее имени? Сегодняшняя выходка едва ли будет способствовать тому, чтобы эти пересуды когда-нибудь стихли.

Она огляделась в поисках родных, но теперь ее окружало море людских голов. Кто-то помог ей спуститься, вокруг толпились мужчины, поздравляя с великолепной речью. Она рассердилась: те самые молодые люди, которые обычно игнорировали ее, теперь, когда она случайно стала героем дня, расточали в ее адрес комплименты. Она как раз собиралась высказать все, что о них думает, когда кто-то, глядя ей за спину, надменно произнес по-французски:

— Ну вот, теперь они послали сюда своего американского дикаря, чтобы он и дальше оскорблял нас.

— Американского дикаря? — Камилла оглянулась, ожидая увидеть невесть откуда взявшегося индейца.

Вместо этого она очутилась лицом к лицу с майором Вудвардом. К сожалению, гордое и насмешливое выражение лица указывало на то, что он слышал высказывание наглеца. И поскольку смотрел на нее с нескрываемым презрением, он явно заключил из ее ответа, что она вполне согласна с креолом. Камилла покраснела до корней волос, хотя и знала, что американец ошибается.

Вудвард небрежно поклонился и заявил на безупречном французском:

— Мисс Гирон, меня зовут майор Саймон Вудвард. Не окажете ли честь танцевать со мной в интересах мира и содружества?

Застигнутая врасплох, Камилла медлила с ответом. Дядюшка оторвет ей голову, если узнает, что она согласилась танцевать с человеком, который не был должным образом представлен семье. Но отказать она тоже не могла, ибо тогда американец подумает, что все креолы — сплошь невоспитанные грубияны. А это, разумеется, неправда, хотя с первого взгляда и может так показаться.

— Благодарю вас, с удовольствием, — пробормотала она, наконец решившись, и взяла его под руку.

Она ощущала исходящее от него напряжение, когда они отходили от группы креолов, и, едва освободившись от их назойливого внимания, майор пробурчал себе под нос:

— Ну и задание мне подкинули… Она с недоумением взглянула на него.

— Генерал просил передать вам его благодарность. Он глубоко признателен вам за столь удачную попытку восстановить спокойствие. Сам он не решился пригласить вас на танец: побоялся, что вы откажете ему, а с политической точки зрения ни к чему хорошему это бы не привело.

— А что, если бы я отказала вам? — спросила она, перейдя на английский, справедливо считая, что ему проще будет изъясняться на родном языке.

Он взглянул на нее оценивающе.

— Я бы не позволил вам отказать мне, — отрезал он. — Мы, «дикари», не слишком утруждаем себя правилами хорошего тона, знаете ли.

Ее захлестнул стыд — не столько за себя, сколько за своих соотечественников, которые могут повесить на человека ярлык, не основываясь ни на чем, кроме нелепых слухов.

— Я вовсе не считаю вас дикарем, — поспешно сказала она. — Вы, без сомнения, человек цивилизованный, и…

— Очевидно, не настолько, чтобы танцевать с королевой бала, — пресек он ее беспомощный лепет. Лицо его было жестким. — Так что простите, но порученную мне миссию я завершил и должен вернуться к своим обычным обязанностям.

Он высвободил руку и пошел было прочь, но Камилла его окликнула:

— Постойте!

Он медленно обернулся. Его лицо все еще хранило презрительное выражение, и ей вдруг захотелось видеть, как он улыбается. Но было ясно, что он не желает иметь ничего общего ни с ней, ни с ей подобными.

Камилла лихорадочно искала причину, которая заставила бы его остаться.

— Вы решили оставить даму без танца, на который ее пригласили?!

— Мой долг, мадемуазель, находиться при солдатах, — сказал он. Пренебрежительный взгляд, которым Вудвард одарил ее, отпугнул бы любую женщину. Но Камилла не зря была дочерью пирата.

— Не думаю, чтобы в данный момент они нуждались в вашем присутствии, — возразила она. — По-моему, они все тоже танцуют.

Он оглядел зал и убедился, что это правда. Потом посмотрел на нее испытующе.

— Я не умею танцевать вальс.

— Ах, вот как, — смутилась она. Пожалуй, вышло неловко. Слишком поздно вспомнились ей дядины слова о том, что майор не посещает балы. Теперь стало понятно почему. Дикари не умеют вальсировать, не так ли?

— Что ж, тогда я научу вас. — Слова сорвались с языка прежде, чем она успела поймать их.

На этот раз на лице его надолго застыла маска изумления.

— Простите, что?

Она подала ему руку, отступать было поздно.

— В интересах мира и содружества самое меньшее, что я могу сделать, — это научить вас танцевать наш любимый танец.

На мгновение ей показалось, что он готов отказаться. Он как будто задумался, не зная, как отнестись к ее словам. Наконец пожал плечами и сказал более мягким тоном:

— Вот и славно, — и решительно повел ее к танцевальной площадке.

И не успела она раскрыть рот, чтобы объяснить ему первые шаги, как он ловко вошел в круг танцующих, отлично поймав ритм.

— Вы мне солгали, — укорила она его, — вы отлично умеете вальсировать.

— А вы солгали мне, сказав, что не считаете меня дикарем, — уголки его губ дернулись кверху.

— Вовсе нет! — глаза ее вспыхнули. — Клянусь, майор Вудвард, я отнюдь не разделяю мнений моих соплеменников, тем более выраженных таким хамским образом. Я просто смутилась, решив, будто в зал попал индеец.

Он крепче обнял ее за талию, но тон его оставался весьма скептическим.

— Если бы вы не считали меня дикарем, вы бы не поверили так сразу, что я не умею танцевать вальс. Разве я ошибаюсь?

Но и это было только наполовину правдой, ибо он воспринял ее благородный порыв за очередное оскорбление. Губы у нее задрожали, и она отвернулась.

— Я просто поймала вас на слове, только и всего. Голос его потеплел.

— Простите, мадемуазель. Сегодняшние события сделали из меня совсем никудышного кавалера. Мир?

Она посмотрела на него с беспокойством, но, поняв, что он говорит искренне, согласилась:

— Мир.

Он улыбнулся, и вдруг странная дрожь пробежала у нее по спине. С тех пор, как они закружились в танце, она впервые ощутила у себя на талии тепло его рук и уловила исходящий от него тонкий аромат лавровишневой воды.

Хотя фигурой он обладал, безусловно, замечательной, особенно в форменном платье, с широкими плечами под синим сукном, в белых бриджах, обтягивающих его бедра, как перчатки, красавчиком его никто бы не назвал. Слишком резкими чертами обладало его грубо слепленное лицо. Скорее его можно было счесть привлекательным, даже притягательным, — как кажется притягательным необъезженный жеребец.

— Можно у вас кое-что спросить? — вдруг сказал он.

— Разумеется.

— Почему вы согласились со мной танцевать?

Она медлила с ответом. Сказать ему правду означало заново навлечь на себя обвинения, которыми он только что наградил ее. Поэтому она улыбнулась.

— Вы были единственным претендентом.

Он засмеялся. Этот тихий смех проник ей в самое сердце и там затаился. Она мысленно укорила себя за такую неуместную чувствительность. Почему она вспыхивает, как глупенькая монастырская послушница, от смеха этого американца? Ведь, помнится, ни один креол ни разу не заставлял ее краснеть.

Вероятно, это оттого, что он делает вид, будто она полностью завладела его вниманием, хотя, конечно, это не так. Просто танец, на котором настояла партнерша. Смешно!

— Я вам не верю, — сказал он. — Вы с такой удивительной смелостью защищали креолов. Безусловно, все ваши поклонники просто умирали от желания пригласить вас на танец.

— Мои поклонники? — теперь настал ее черед рассмеяться, хотя она не могла скрыть старую горечь. — Уверяю вас, майор Вудвард, у меня нет ни одного поклонника. Как вы, конечно, заметили, я уже вышла из возраста, когда девушка привлекательна для молодых людей.

Он внимательно посмотрел ей в лицо. Глаза его цвета гранита или расплавленного серебра, казалось, заглянули в самую глубину ее души.

— Креолки, конечно, всегда выглядят моложе своих лет, но готов поклясться, что вам ни днем не больше двадцати четырех.

— Двадцать пять, — сказала она беспечно, скрывая боль, которая захлестывала ее всякий раз, как она вспоминала, что мужчины попросту отвернулись от нее. — Я… как это по-английски? Я оказалась уже «за пределами для любого креольского джентльмена».

Он смотрел на нее таким потрясенным взглядом, что у Камиллы перехватило дыхание.

— Они дважды глупцы. Во-первых, потому, что не похитили вас до того, как вы оказались «за пределами», а во-вторых, потому, что посмели думать, будто женщина в двадцать пять лет теряет очарование.

Хоть комплимент и согрел ее, она не была уверена, стоит ли ему верить.

— Вы хотите сказать, что американцы думают по-другому? — она вздернула подбородок. — Я, например, сама слышала, как некоторых ваших леди называют старыми девами.

Он улыбнулся и наклонился к самому ее уху:

— Только не таких, как вы. — Его взгляд остановился на ее губах. — И уж, конечно, не таких красивых.

Совершенно уже смутившись, она покраснела. Сколько лет минуло с тех пор, как молодые люди хотя бы делали попытку ввести ее в краску. Боже, а когда ее последний раз приглашали на танец?! Если, конечно, не считать тех случаев, когда единственной целью ставилось выудить какие-нибудь подробности о ее семье, завоевавшей дурную славу пиратов.

И когда он спросил низким, чуть дрожащим голосом:

— Ну как у меня получается, мадемуазель? — на мгновение она испугалась, уж не прочел ли он ее возмутительные мысли. Но он добавил: — Я уже лучше вальсирую?

— Вы прекрасно вальсируете, — пробормотала она. Но мысли ее витали далеко от танцевальных па. Например, она думала о том, что пальцы его крепко переплелись с ее пальцами… что бедра его слишком близко, хотя и не дотрагиваются до нее… а дыхание согревает ей щеку.

Ох, нет, она слишком далеко зашла, такие размышления скорее подобают развратнице, нежели леди. Но до чего же все-таки странно, что раньше ни один мужчина не вызывал у нее подобных мыслей.

— Если уж я с вашей помощью так продвинулся в вальсе, — в голосе его слышались насмешливые нотки, — может быть, вы меня обучите и другим танцам? — Он вдруг перешел на хрипловатый шепот. — Мне почему-то мучительно захотелось пойти к вам в ученики.

Она подняла взгляд и натолкнулась на его странную улыбку, которая показалась ей несносной. Скорее всего, над ней просто издеваются, и ей следует немедленно обидеться. Но вместо этого она ощутила дрожь возбуждения.

— Думаю, вы выучили достаточно для одного вечера, майор, — лукаво усмехнулась она.

Музыка смолкла, и они остановились, но Вудвард не отпускал ее.

— Мадемуазель, — начал он, — не согласились бы вы…

— Ах, вот ты где! — прошипел позади нее знакомый голос. Она вздрогнула. Дядюшка! Она совершила ужасную ошибку, начисто позабыв о нем.

Майор выпустил ее, она обернулась и натолкнулась на гневный взгляд дяди Августа. Не подумав, что майор может знать французский, он заговорил громким шепотом:

— Сначала ты позоришь семью, громогласно у всех на виду подвергая мужчин критике. Затем ты бесстыдно пляшешь с варваром…

— Прошу прощения, — вмешался майор Вудвард на чистейшем французском. Лицо его вновь приняло жесткое выражение. — Ваша дочь просто…

— Вот еще! Она вовсе не дочь мне! — отрезал дядя Август. — Моя дочь никогда не повела бы себя столь возмутительно. Она мне всего лишь племянница, которая постоянно навлекает позор на наши головы.

Камилла хорошо знала, как дядя относится к ней, он никогда не позволял ей этого забывать, но тут ей стало нестерпимо обидно, что он так подчеркнуто грубо ведет себя на глазах у майора. Она отвернулась, скрывая набегающие слезы.

— Племянница, значит, — сказал майор Вудвард. — Но все равно вы не должны винить ее за то, что она приняла мое приглашение на танец. Я на этом настоял.

Она была благодарна ему за ложь, но дядюшку это вряд ли успокоит.

— Мне есть за что винить ее! — резко сказал дядя Август. — Прекрасно зная, что незамужняя женщина не вправе принять приглашение от человека, не представленного семье, она все же приняла его, — тон дяди стал снисходительным. — Поскольку американцы незнакомы с порядками, царящими в культурном обществе, вы не могли ожидать, что нанесете нам оскорбление, приглашая ее. Но она обязана была отказать вам незамедлительно! В будущем, уверяю вас, она так и поступит.

Камилла испуганно взглянула на майора, боясь, что он немедленно вызовет дядю на дуэль после такого высокомерного оскорбления. Вудвард действительно весь напрягся, рука потянулась к эфесу шпаги, но, видимо вспомнив, что нельзя нарушать столь хрупкий мир, с трудом воцарившийся в бальном зале, тем более что окружающие уже начали на них оглядываться, он спокойно взял ее руку и неспешно поцеловал.

— Благодарю за урок, мадемуазель, — тихо проговорил он, затем шагнул в толпу и исчез.

Она смотрела ему вслед, руку в перчатке жгло огнем. Урок. Она, конечно, поняла, что он имел в виду не урок танцев, а урок, преподнесенный ему дядей Августом. Первый она бы ни на что не променяла, а второй с удовольствием вычеркнула бы из памяти.

— Пошли, — бросил дядя, схватив ее за руку и потащив к двери. — Мы уезжаем сейчас же!

— Потому что я танцевала с американцем? — спросила она в недоумении, едва поспевая за его сердитым шагом.

— Нет. Потому что Дезире заболела. Юджина обнаружила ее на улице, ей стало дурно.

Мысли об американце как ветром сдуло.

— Боже мой! Что с ней?

— Наконец-то мне удалось привлечь твое внимание. Ты даже соизволила забеспокоиться. Но ведь именно это — самочувствие Дезире — и должно было волновать тебя в первую очередь! Ты обязана была присматривать за ней вместо того, чтобы отплясывать с этим америкашкой. Ты хоть понимаешь…

Но она больше не слушала брюзжания дяди по поводу ее ответственности. Единственное, что занимало ее мысли, — это Дезире. Уже третий раз на этой неделе ей становилось плохо. О двух первых случаях Дезире просила никому не говорить, потому что не хотела попусту беспокоить родных, и Камилла сохранила происшествие в тайне. Но теперь она сомневалась, что поступила правильно.

Что-то странное происходило с ее любимой кузиной. И пришло время выяснить, в чем дело.

2

Если не можешь быть целомудренной, будь осмотрительной.

Испанская пословица
— Я сказал «пригласи ее на танец», а не «увивайся за ней», — заметил генерал Уилкинсон майору Вудварду, когда тот подошел к своему командиру, стоявшему у стола с угощениями. — Теперь взбешенный дядя вообще утащил ее с бала.

Саймон посмотрел, как закрылась дверь за Камиллой Гирон, и с удивлением спросил:

— Вы знали, что это ее дядя?

— Не знал, пока мне только что не доложил об этом месье де Мариньи.

Бернард де Мариньи был одним из немногочисленных креолов, которые вели себя дружелюбно по отношению к американцам. И неудивительно, потому что в свои восемнадцать он был немыслимо богат и успел устать от жизни. Его покойный отец в свое время был самым богатым человеком в округе и избаловал сынка до отвращения. Так что он мог не обращать внимания на мнение окружающих.

— Она сирота, живет с дядей и тетей, — продолжал генерал. — Дядю зовут Август Фонтейн. Торговец хлопком, не слишком богат, но пользуется уважением благодаря своему происхождению. Считается, что он ведет свой род от какого-то из французских королей.

— Что ж, гордыня у него поистине королевская. Теперь понятно, почему он не желает, чтобы племянница танцевала с таким, как я. — Саймон налил стакан пунша и выпил одним глотком, от души пожелав, чтобы это было что-нибудь покрепче. — Оказывается, креольским леди запрещено танцевать с человеком, предварительно не прошедшим церемонии официального знакомства с семьей.

— А, ну да, — кивнул генерал. Он потягивал пунш маленькими глотками, скользя взглядом по лицам и нарядам собравшихся с легким пренебрежением. — Насчет этого у креолов целый свод правил. Традиции блюдут свято и заносчивы, знаете ли, чертовски.

«Заносчивы — не совсем точное слово, — подумал Саймон. — Высокомерные снобы, свихнувшиеся на идее своего псевдоевропейства!»

— Надеюсь, тебе удалось передать ей все, что я просил? — спросил генерал, прерывая его размышления,

— Да.

Генерал, видимо поняв, что майор не желает вдаваться в детали, добавил:

— Смелая девочка, правда? Встать над целой толпой разъяренных мужчин и объяснить им, какие они на самом деле дураки.

Саймон усмехнулся, вспомнив, как Камилла урезонивала своих соотечественников.

— Не знаю, храбрость это или мадемуазель Гирон просто не удержалась и высказала наконец все, что накопилось у нее на душе.

Он даже не предполагал, как много эти слова говорят о его отношении к новой знакомой, пока генерал не пробурчал себе под нос:

— Что и говорить, решительная особа.

Вот именно. Решительная. Это как раз про нее.

Саймон вспомнил, какой нагоняй получил за то, что поначалу отказался танцевать с ней. Большинство других женщин молча проглотили бы обиду. Но только не Камилла Гирон. Она ясно дала понять, что просто так его не отпустит. И сделала это на удивительно правильном английском.

Жаль, что с собственным дядей она ведет себя не столь решительно. Этому человеку не помешала бы хоть малая толика ее искренности. Саймон сжал в кулаке бокал с пуншем. Он, конечно, вряд ли простит Фонтейну наглость, которую тот себе позволил, но еще больше злило его отношение этого высокомерного хама к племяннице. Она не заслужила того, чтобы быть униженной перед лицом незнакомого человека.

— Я смотрю, мадемуазель Гирон не на шутку растревожила тебе душу, — проворковал генерал вкрадчивым голосом, который появлялся у него в те моменты, когда его начинали интересовать чужие секреты. — Что-то я не припомню, чтобы раньше ты выпивал больше одного стакана пунша на подобных мероприятиях, а нынче уже третий приканчиваешь.

Только теперь Саймон заметил, что лакает пунш, как заядлый пьяница, дорвавшийся до дармовой выпивки. Он осторожно поставил недопитый стакан на стол, про себя кляня генерала за проницательность.

Да, Камилла Гирон растревожила его душу, и не на шутку. Он не мог оторвать от нее глаз с той секунды, как поймал ее взгляд через весь зал. Как все креолки, она носила платье, которое с тем же успехом могло быть на ней просто нарисовано, поскольку повторяло малейшие изгибы ее тела с изумительной точностью. Ему доставляло болезненное наслаждение представлять то, что находится под этим платьем. Такую же боль он испытывал от желания взять в ладони ее пышные волосы орехового цвета и погрузить в них лицо.

Трудно выкинуть из головы такие возмутительные мысли, но он с этой задачей справился, прекрасно понимая, что эта девушка создана не для него. Что-то отличало ее от остальных — как королеву, которая по ошибке очутилась где-то в неподобающем месте, но все равно всем ясно, что она королева.

Н-да, только королевы ему сейчас в жизни и не хватало, особенно креольской. Если бы он тогда отказался с ней танцевать!..

Он помрачнел. Надо было крепче держать оборону. Черт подери, с ней потанцевать — все равно что в аду побывать. Он потратил целую вечность, разглядывая ее. Кожа ее была как тончайший фарфор, который обожала его мать и так и не смог купить отец. Он замечтался: а какова она на ощупь — там, на скрытых округлостях… кремовая и мягкая кожа обнаженного покатого плеча… гладкая и нежная — на внутреннем сгибе… туго натянутая, розовая — на изящной пяточке. Мучительное желание дотронуться до нее губами, проверить, какая она на вкус, заставило его поцеловать руку Камилле в перчатке. Хотя он бы предпочел, чтобы рука была обнаженной.

Саймон схватил отставленный было бокал и допил. Его брат Нейл всегда обвинял его в излишней романтичности, но эти беспочвенные мечты о недосягаемой креолке и вправду походили на наваждение. Следующим моим шагом, подумал он, будут глупейшие ухаживания, будто я какой-нибудь французишка.

Саймон со стуком поставил бокал на стол. Генерал взглянул на него и сказал:

— Позволь на правах старшего дать тебе совет, друг мой.

— Какой еще совет? — резко спросил Саймон, очнувшись.

— Если ты намерен и дальше ухаживать за мадемуазель Гирон, то приготовься к некоторому сопротивлению со стороны ее семейства. Судя по тому, что рассказал Бернард, месье Фонтейн этого не потерпит. Он не слишком жалует американцев.

— Не волнуйтесь, в мои планы не входит ухаживать за креолкой.

— Ну, раз так… — вздохнул генерал, и глаза его насмешливо сверкнули. — Я бы лично не возражал против этого. Было бы намного проще управлять территорией, если бы у нас состоялось хотя бы несколько смешанных браков. И, насколько мне известно, моя жена ждет не дождется увидеть вас в обществе молодой особы женского пола, будь то креолка или американка. Ей просто не терпится женить вас.

— Я не ищу жену. И очень сомневаюсь, чтобы мадемуазель мечтала заполучить в мужья «американского дикаря».

Генерал понимающе улыбнулся, а Саймон тяжело вздохнул. Меньше всего прельщала его перспектива иметь Уилкинсона в роли свата. Хватит и того, что жена его постоянно подсовывает ему каких-то девиц. Миссис Уилкинсон решила женить его едва ли не с первого дня их знакомства, особенно после того, как он признался генералу, что собирается подать в отставку по окончании срока службы в Новом Орлеане.

Но у него сейчас не было времени на то, чтобы заниматься обольщением женщины, тем более креолки. Он и его солдаты здесь задерживаться не станут: только убедятся, что присоединение бывшей французской территории к Соединенным Штатам прошло успешно. Была у него и личная цель, достижению которой девушка только помешала бы.

Вспомнив об этом, он наклонил голову почти к самому уху генерала и снизил голос до шепота:

— Вы намекнули, что хотите поговорить насчет завтрашнего дня. Сейчас самое время, лучше не придумаешь, — он окинул взглядом комнату. — Почему бы нам не прогуляться, пока все спокойно.

Генерал кивнул и последовал за Саймоном в небольшую боковую комнатку. Когда они зашли и прикрыли за собой дверь, генерал спросил:

— Все готово?

— Да. Мы встречаемся с Зэном в десять утра. Тогда обо всем и договоримся.

— А Робинсон?

Тень пробежала по лицу Саймона при мысли о Гарри Робинсоне.

— Мы вместе с ним идем к Зэну.

— Вы думаете, Робинсон вам верит?

— Думаю, да. Сами знаете, как это бывает. Когда люди слышат, что я провел детство среди «дикарей», они начинают думать, что я не имею ни малейшего представления о морали. И после визита Нейла, когда он удачно ввернул историю о том, каким образом я умудряюсь жить не по средствам, Робинсон, видимо, держит меня за дьявола в военной форме.

Нейл Вудвард приехал в Новый Орлеан пару месяцев назад и привез брату весть о смерти их отца. Он гостил ровно столько, сколько смог себе позволить, не подвергая опасности семейную торговую компанию в Виргинии. Саймон очень расстроился, когда младшему брату подошло время уезжать. Именно из-за Зэна Нейл остался его единственным братом, и теперь им приходилось жить отдельно.

— А действительно, как ты умудряешься жить не по средствам? — поинтересовался генерал, отвлекая Саймона от грустных мыслей.

— У Нейла хороший нюх на то, что происходит в мире, где делают деньги. Стоит отдать ему часть моих средств, он так удачно их вкладывает, что доходы растут как на дрожжах. Я хоть и не богач, но могу жить, ни в чем себе не отказывая.

— Да, но, пока мы не затеяли всю эту заваруху, ты жил скромно, как монах.

Саймон пожал плечами.

— Отец приучил меня экономить каждый пенни. Я не люблю тратить деньги на пустяки. — Он пристально посмотрел на генерала. — Если только это не в интересах моей страны, разумеется.

— Ах, ну как же, как же, — протянул генерал. — Ты — ничтожество, если не предан своей стране. — Он помолчал, будто взвешивая сказанное. — Я знаю, вы с губернатором Клэйборном считаете, что с каперством надо покончить, но я лично не торопился бы утверждать это с такой уверенностью. Боюсь, Клэйборн не слишком дальновидный правитель. Если их арестовать, это только создаст новые проблемы. Креолы, похоже, любят своих пиратов, а Зэн и его люди большого вреда не приносят.

— Большого вреда не приносят? — тихо переспросил Саймон.

Генерал побледнел, осознав, кому он это говорит.

— Простите, я запамятовал. Ведь вы считаете, что Зэн виноват в смерти Джошуа.

— Я твердо знаю, что это Зэн, а не считаю.

У Саймона ушло почти десять лет, чтобы найти человека, которому было известно, кто именно из пиратов разгромил корабль морского флота, на котором служил его брат. Таким образом он узнал, что Жак Зэн виноват в гибели Джошуа Вудварда, и решил остаться в армии, пока не окончится срок его службы в Новом Орлеане.

Никому до сих пор не удавалось поймать Зэна. Никому не удалось даже предъявить ему обвинение, более серьезное, чем каперство. Но это только вопрос времени. Майор Вудвард намеревается поймать не только Зэна, но и всех его людей, чтобы навсегда избавить страну от этого бедствия.

Саймон шумно втянул в легкие воздух.

— Я знаю, что это Зэн, — повторил он. — А человек должен платить за деяния свои. Даже если мне придется вздернуть его на виселице собственными руками, это меня не остановит.


Тетушка Юджина заботливо подвернула Дезире одеяло, подойдя к широкой кровати под балдахином, поцеловала дочь в лоб и сказала Камилле:

— Только не вздумайте болтать полночи. Я понимаю, у вас, девочек, всегда найдется сотня причин, чтобы не спать, но нынче Дезире необходимо отдохнуть.

— Ну разумеется, — Камилла постаралась улыбнуться как можно беззаботнее. Несмотря на то, что она давно уже превратилась в зрелую девушку, тетя по-прежнему наставляла ее как ребенка, но в этом было столько нежности и любви, что Камилла не жаловалась.

Едва тетя Юджина вышла из комнаты, Камилла откинула покрывало на кровати, где они спали вместе с Дезире, присела на пружинный матрац и положила ладонь на лоб кузины.

Никакого жара. Никаких жалоб. Просто неожиданное головокружение и дурнота. Это ее беспокоило, но еще больше беспокоило то, что Дезире не желала признаться тете Юджине, что это с ней происходит не впервые.

Глаза Дезире блестели.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Камилла.

— Лучше, — Дезире поймала руку Камиллы. — Ой, Кэмми, прости, что испортила тебе вечер. Тебе, кажется, было так весело, — юное лицо омрачилось тенью беспокойства. — Похоже, тебе пришлось по вкусу танцевать с майором Вудвардом?

Камилла пожала плечами.

— Да ничего, вполне.

Камилла всегда охотно выкладывала Дезире все о своих партнерах по танцам. Было время, когда ее часто приглашали. Дезире хотя и танцевала великолепно, но делала это редко и въедливо выспрашивала Камиллу, чтобы урвать хоть толику чужого удовольствия от бала. Дезире ни о ком плохо не думала, но обожала слушать, как Камилла остроумно и колко описывает своих глуповатых и неуклюжих партнеров.

Однако сегодня Камилла явно избегала делиться с кузиной впечатлениями о майоре. Она хотела сначала сама все обдумать и понять свои ощущения, прежде чем выносить на люди мнение об этом человеке.

Дезире посмотрела на нее каким-то странным взглядом и очень тихо сказала:

— Камилла!

— Что, дорогая?

— О чем вы с майором Вудвардом говорили во время танца?

Опустив глаза, Камилла принялась водить пальцем по кружевному цветку на ночной рубашке, которая успела уже сослужить верную службу ее тете.

— Да так… О том о сем. Просто вежливая болтовня. К ее удивлению, кузина, обычно кроткая, на этот раз не отступилась:

— Вы… казались оба такими серьезными… Камилла взяла Дезире за руку и стала разглядывать хрупкие пальцы, слишком бледные для ее смуглой кожи.

— Я тебе вот что скажу. Если признаешься, почему вдруг ты так заинтересовалась месье Мишелем, я расскажу, о чем мы говорили с майором.

Дезире выдернула руку и отвернулась.

— Не желаю говорить о месье Мишеле.

— Тогда ничего не услышишь и про майора Вудварда.

Некоторое время на той стороне кровати царила тишина. Затем Дезире резко обернулась к Камилле, лицо ее пылало гневом.

— Вы с майором говорили обо мне?

— О тебе?! — Камилла смотрела на кузину с любопытством. — Что это вдруг пришло тебе в голову? Почему именно о тебе?

— Я думала… Ох, ладно, не важно, — отмахнулась Дезире и, откинувшись на подушку, уставилась на волнистый балдахин над кроватью. — Не имеет значения.

— Ну, для тебя это, похоже, значение имеет. Так объясни, будь другом, почему тебе так любопытно знать, о чем мы говорили? И заодно, почему ты заигрываешь с месье Мишелем, тоже объясни. Я видела, ты с ним танцевала первый вальс и позволила прижать себя. Месяц назад ты бы этого не сделала.

Губы Дезире дрожали.

— Месяц назад я не была… Я даже не подозревала о его… хороших чертах.

— Глупости! Нет у него никаких хороших черт, и ничего у него нет, кроме денег. И ты прекрасно знаешь, каким образом они ему достались. Он прослыл самым жадным и жестоким плантатором в округе. Разве ты не помнишь, как он отказывался ссудить деньги монахиням ордена Святой Урсулы, пока не затребовал с них непомерный процент? Он злой, страшный человек. Нельзя за него выходить замуж! Я же знаю, ничего ты к нему не чувствуешь.

Дезире упрямо скрестила руки на груди.

— Не важно. Семье необходимо…

— Да какая разница, что необходимо семье! Ей всегда что-нибудь да нужно. Ведь не им жить с этим чудовищем, тебе!

— У меня нет выбора.

— Как это нет! — Камилла едва не кричала. — Дядя Август не станет заставлять тебя выходить замуж за месье Мишеля. Ты сама знаешь. Он будет ныть и жаловаться, но и только! — Поскольку Дезире не отвечала, Камилла продолжила: — Ты не должна приносить себя в жертву! Разве не видишь, к чему все идет? Месье Мишель настолько тебе отвратителен, что тебя уже третий раз тошнит. И…

— Нет, — слезы вдруг побежали по щекам Дезире. — Не поэтому меня тошнит.

— Да, конечно, поэтому! Ты просто не…

— Ты ничего не понимаешь! — Дезире повернула к Камилле заплаканное лицо, растирая кулаками слезы. — Ах, Кэмми, я уже не такая невинная, как ты думаешь. Я ужасно испорченная.

— Фу, глупости какие!

— Если я… если скажу тебе кое-что, клянешься не говорить никому, даже папе с мамой? Клянешься Святой Девой Марией, что это останется между нами?

Что-то в голосе кузины насторожило Камиллу. Она не хотела спешить и давать клятву молчать, если это впоследствии могло навредить Дезире. Но тут она вспомнила, сколько раз защищала ее кузина от несправедливого гнева дяди Августа, один раз даже солгала ради Камиллы… И к тому же совершенно ясно, что Дезире ничего не скажет, пока Камилла не пообещает хранить тайну. Она вздохнула.

— Ну, клянусь.

— Я плохо себя чувствую, потому что… потому что у меня будет ребенок!

Потребовалось немало времени, чтобы до Камиллы дошел смысл этих слов. Потом глаза ее расширились от изумления. Милая, невинная Дезире! Чистая, как белоснежная кисейная занавесь над кроватью.

— Это невозможно. Ты вообще ничего об этом не знаешь! Какой-то мальчик поцеловал тебя, и ты вообразила…

— Ничего я не вообразила! Я знаю: у меня будет ребенок. — Дезире схватила Камиллу за руку. — Вспомни, мама семь раз была беременна, и я ей помогала. Я массировала ей ноющую поясницу, приносила ночной горшок, когда ее тошнило, слышала все ее жалобы. Я получше тебя знаю, что означают эти признаки. — Лицо ее потемнело. — Вспомни, не ты ли сама просвещала меня, рассказывая, что происходит между мужчиной и женщиной?

— Мне, наверное, не стоило быть такой легкомысленной, — проворчала Камилла, не удержавшись. Она до сих пор ни секунды не сомневалась, что Дезире попросту не понимает, о чем идет речь.

Дезире судорожно сжала ей пальцы.

— Не говори так… — вспыхнула она. — Это случилось вовсе не из-за твоих рассказов. Наоборот, все это могло внушить только отвращение. Это казалось таким болезненным, мучительным… — Взгляд ее вдруг потеплел и стал мечтательным. — Ах, оказалось, все совсем не так. Наоборот, это прекрасно, удивительно, ты не поймешь…

Наконец Камилла с ужасом поняла, Дезире действительно преступила грань дозволенного. Она ничего не выдумывала и уж точно хорошо знала, о чем говорила. Камилла тяжко вздохнула и спросила, все еще на что-то надеясь:

— Ты что, лежала рядом с мужчиной? Как будто он твой муж, да? И он проникал в тебя… ну, как я рассказывала?

Дезире задумчиво кивнула.

— Да. Но это оказалось приятнее, чем на словах. Намно-ого приятнее.

— Пресвятая Дева Мария, — забормотала Камилла, соскальзывая с кровати.

— С тех пор прошло полтора месяца, — добавила Дезире. — И у меня не было месячных. Кроме того, я быстро утомляюсь, и в желудке у меня начинаются спазмы даже от запаха жареного мяса. Сегодня стало дурно от сигаретного дыма. Едва я его почуяла, как сразу…

— …тебя затошнило, — закончила за нее Камилла. — И не впервые. — Все, о чем упомянула Дезире, можно было с полной уверенностью отнести к признакам беременности. — Я заметила, что в последнее время ты немного не в себе, но такое… даже и предположить не могла. Боже мой!

— Знаю. Я очень испорченная, да? Камилла гневно посмотрела на нее.

— Ах, господи, что ты говоришь? Ты не испорченная. А вот тот, кто с тобой так поступил, — порочен до мозга костей.

Дезире испуганно замотала головой.

— Нет, нет, ты ничего о нем не знаешь. Он вовсе не такой. Я… я сама хотела, чтобы он это сделал. Правда, правда!

— Да, потому что он заставил тебя этого захотеть. Это называется соблазнить, дорогая моя.

— Ах, ну как ты не поймешь. Все было по-другому, — запротестовала Дезире. — Мы любили друг друга.

— Любили? Он, значит, так любил тебя, что тайно соблазнил?

— Ну, это, между прочим, была не только его вина. Я его подстрекала.

— Да неужели? И как же ты это делала? Каким образом ты вообще с ним встречалась? Господи, когда ты успела остаться с ним наедине да еще на такое время, чтобы…

— Мы познакомились на балу, ты с кем-то танцевала, а он танцевал со мной. Он оказался замечательным кавалером… Потом он вывел меня на балкон и поцеловал. — Дезире села на постели, глаза ее стали мечтательными и влажными. — Знаешь, меня ведь никто, кроме него, не целовал. Я и не представляла, как может быть сладок поцелуй.

Камилла понимала, как сильно могла Дезире влюбиться в человека, который впервые обратил на нее внимание. Но настолько потерять голову, чтобы улечься с ним в кровать!..

— Потом мы встречались на других балах и украдкой целовались где только могли. Я знала, что отец никогда не позволит ему ухаживать за мной. Я так страстно хотела видеть его, что, когда он просил представить его семье, я вместо этого назначала ему свидания где угодно, лишь бы подальше от папы.

Камилла взирала на кузину в полнейшем изумлении. Эта сторона души ее маленькой Дезире была для нее полнейшей неожиданностью. Дезире назначала тайные свидания? Она ведь никогда раньше ничего не предпринимала, не спросив предварительно разрешения у папы.

— И где же вы встречались? Дезире склонила голову.

— В дедушкином саду. Я ездила навестить дедушку, проводила с ним часок-другой, а потом удирала в сад, чтобы побыть с моим… любимым.

Камилла издала не слишком женственное восклицание. Дедушка Дезире по отцовской линии был глух и почти слеп. Он жил в старом доме Фонтейнов на окраине города. Когда семейство приобрело новый дом, попросторнее, он отказался покидать прежний, и дядя Август оставил его там, поручив рабам присматривать за ним. Там старик и жил последние несколько лет. Он бы не заметил, чем занята Дезире у него под самым носом, стой она хоть на голове.

Камилла мысленно вернулась на полтора месяца назад, когда внезапная привязанность Дезире к деду едва ли была замечена в семейном кругу.

— А Чучу? Она же всегда ездила с тобой… — Камилла подумала немного и проворчала: — Хотя, разумеется, она ни за что не проговорилась бы, хоть режь.

В обязанности рабыни по имени Чучу входило сопровождать девушек в гости. Дезире она боготворила. Давным-давно, когда дядя покупал новую рабыню у соседа, Дезире уговорила его купить Чучу вместе с сестрой, и теперь, если бы Дезире задумала даже совершить убийство, Чучу сама вложила бы нож ей в руку.

Раньше Дезире сопровождала к дедушке Камилла, но с некоторых пор старый Фонтейн не жаловал пиратскую дочку из-за ее скандального прошлого, и старый дом стал единственным местом, куда Дезире могла удрать из-под всевидящего ока двоюродной сестрицы.

— Теперь понимаешь, почему я так отчаянно спешу выскочить замуж за месье Мишеля, — прошептала Дезире. — Нужно успеть, пока не стал заметен живот. А месье Мишель, он ведь тоже спешит найти жену до отъезда во Францию, и я как раз подходящая партия. Нужно ловить момент и попытаться спастись от позора.

Камилла глядела на кузину во все глаза.

— Но почему бы тебе не выйти замуж за отца ребенка? Если вы так любите друг друга, то женитесь на здоровье, и всех-то делов.

— Не могу.

— Но почему?! Он что, беден? Ты поэтому считаешь, что дядя Август никогда не разрешит ему за тобой ухаживать?

— Ну, он, конечно, не богат, да. И он не католик. — Дезире мяла простыню, старательно пряча взгляд от Камиллы. — И он американец.

У Камиллы перехватило дыхание.

— Американец?! Ты отдалась американцу?! Дезире дернулась, как от удара, голос ее стал гневным.

— Да! И что с того?! Они совсем не такие, как вы все думаете! Ты же сама танцевала сегодня с американцем! И что, скажи на милость, такого в этом страшного? Тебе, кажется, даже понравилось. Разве нельзя полюбить американца?

— Что страшного?! Еще спроси, что такого страшного в том, чтобы обзавестись ребенком, не надев на палец обручального кольца, — резко ответила Камилла. Потом вспомнив, как дотошно Дезире выспрашивала ее насчет майора, она побледнела. — Но ты не… Это случайно не майор Вудвард, нет? Он же не из тех, кто…

— Пфф! — возмутилась Дезире. — Нет, конечно! Ведь он старик!

Камилла чуть не расхохоталась, что было уж совсем неуместно.

— Старик? Да ему не больше тридцати пяти. В толк не возьму, почему тебя так поразила эта мысль, если ты собралась замуж за такого древнего джентльмена, как месье Мишель.

— Это разные вещи, — мрачно огрызнулась Дезире. — Да, теперь я обязана выйти за месье Мишеля, но, будь у меня выбор, не он, нет, не он стоял бы рядом со мной под венцом.

— А почему же тогда ты расспрашивала меня о майоре? — настаивала Камилла. — Почему тебе, собственно, так интересно, о чем мы разговаривали?

Она пристально посмотрела Дезире в лицо, но та столь поспешно отвернулась, что ответ вдруг сам возник в голове у Камиллы.

— Майор Вудвард знаком с отцом ребенка, да? — Дезире вздрогнула. Значит, Камилла попала в точку. — Он знаком с отцом ребенка, и ты испугалась, что он мне об этом проговорится. Значит, это человек, которого майор хорошо знает. Может, один из офицеров? Нет, офицер был бы одного с ним возраста. Значит, по всей видимости, солдат. Солдат, находящийся под его командованием.

— Я не собираюсь обсуждать отца моего ребенка, — резко сказала Дезире. — Он больше не имеет ко мне никакого отношения.

— В каком это смысле — «никакого отношения»?! — почти прокричала Камилла.

Дезире зашипела:

— Тише!

Стены в их двухэтажном доме были очень тонкие. Камилла несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.

— Ты отдала этому американцу свою девственность, а теперь собираешься сидеть сложа руки и смотреть, как он уходит, оставляя тебя с пузом и необходимостью выходить замуж за этого ужасного человека? Что за безумие?!

— Ты не понимаешь! — вспыхнула Дезире, спрятала лицо в ладонях и начала всхлипывать. — Ты… не понимаешь…

Камилла решила, что надо сменить тон. Если она хочет помочь Дезире, разумеется, необходимо вытянуть из нее все до последнего слова правды, но так мучить бедняжку тоже не годится. Дезире — девушка чувствительная, легкоранимая, особенно теперь, когда пребывает в таком смятении.

Камилла присела рядом с Дезире на кровать и принялась поглаживать ее по спине.

— Все будет хорошо, милая, все образуется, — голос ее был мягкий и успокаивающий. — Обещаю тебе. Вот ты говоришь, что я не понимаю. Ну помоги же мне понять, я ведь больше всего на свете хочу именно понять. Правда!

Дезире кивнула и потихоньку справилась со слезами.

— Мой любимый не знает, что я беременна. Мы встречались всего несколько раз, и только однажды… ну… зашли слишком далеко. Он говорил, что любит меня, и просил моей руки. Я же… Я ответила, что должна подумать. Я понимала, что папа его и слушать не станет. Поэтому, вернувшись домой, я занялась подготовкой визита. Я спросила папу… — Она не удержалась и всхлипнула снова. — Спросила, как он отнесется к тому, что его дочь вдруг захочет выйти замуж за американца со средним доходом, причем не католика. Я притворилась, что просто дразнюсь, но он прямо взвился под потолок. Кричал, что, если его дочь станет женой человека из низшего слоя общества, это погубит всю семью. — Она снизила голос до шепота. — Он кричал, что я должна выйти замуж удачно, иначе мы все окажемся на улице.

Камилла стиснула зубы. Это вполне в дядюшкином стиле — заводить речь чуть ли не о нищете и голоде, чтобы удачно устроить свои дела за счет счастья дочери. Камилла была уверена, что на самом-то деле все не так страшно.

— Он преувеличивал…

— Может, и так, — голос кузины болезненно дрожал. — Но это не все. Еще он поклялся, что убьет любого недостойного, кто станет добиваться моего расположения. Если даже мы обвенчаемся тайно — что и предложил мой возлюбленный, — то папа сразу вызовет его на дуэль и сделает меня вдовой. Или будет убит. В любом случае я потеряю все.

Камилла заметила, как старается Дезире случайно не назвать своего молодого человека по имени.

— Но это произошло до того, как ты узнала, что беременна. Если бы ты поставила дядю Августа перед фактом…

— Ах, оставь, ничего бы не изменилось. Нам и так необходимы деньги. Скажи я о своем возлюбленном — и отец убьет его, меня все равно заставит выйти за месье Мишеля, и чем скорее, тем лучше. Только в этом случае папа меня возненавидит, и мама тоже…

— Этого никогда не случится, — улыбнулась Камилла, смахивая слезу со щеки Дезире. — Правда, милая, по-моему, стоит дать им шанс. Расскажи им.

— Не могу. Не могу, даже если бы верила в успех этого мероприятия. Уже слишком поздно. Он уехал.

Камилла уставилась на кузину непонимающим взглядом.

— Уехал? И куда, скажи на милость? Вид у Дезире был растерянный.

— Далеко. Он покинул город сразу после нашего разрыва.

— Ты с ним порвала?

— Да. После того разговора с папой я решила положить конец нашей связи. Я наговорила ему ужасные вещи, чтобы он отказался от меня. — Дезире не выдержала и снова расплакалась.

Камилла крепко обняла ее.

— Ох, бедная ты моя девочка. Как мне тебя жаль.

— Я думала, что смогу забыть его. Я думала, что мне так будет проще, — заговорила она шепотом. — Оказалось совсем не проще. И потом… когда обнаружила, что беременна, я поняла, что другого выхода нет: придется стать женой единственного человека, готового жениться немедленно.

— Месье Мишеля, — вздохнула Камилла. — Думаешь, он примет жену, лишенную невинности кем-то другим? Глупенькая.

Но Дезире покачала головой.

— Чучу научила меня, как притвориться девственницей, чтобы он ничего не заметил.

— Ох уж эта Чучу! Прямо не знаю, что я с ней сделаю! В общем так, надо найти твоего соблазнителя и заставить его жениться на тебе. Вот это будет правильно. — Тут глаза ее задумчиво сузились. — Ты знаешь, что я придумала… Если этот американец был под начальством майора Вудварда, то майор может знать, куда его перевели и как с ним связаться. Я поговорю с ним и…

— Нет! — воскликнула Дезире, будто ошпарившись. — Это невозможно! Ты только представь себе: придется писать ему, письмо будет идти целую вечность, может, недели пройдут, пока он его получит. А после того, как я прогнала его прочь, он вряд ли захочет вернуться. А если и захочет, то пока до него дойдет письмо, пока он сюда приедет…

— Но ты даже не знаешь, далеко ли он уехал. Дезире опустила глаза.

— Знаю. Далеко. Специально, чтобы оказаться подальше от меня. Так что, пока я узнаю, собирается он брать меня в жены или нет, будет уже слишком поздно выходить за месье Мишеля и лгать, что это его ребенок.

Подняв расстроенное лицо к Камилле, она добавила:

— Ты должна держать все в глубокой тайне. И должна мне помочь. Помочь стать женой месье Мишеля прежде, чем все поймут, какую страшную ошибку я допустила.

Камилла пожала плечами.

— Не собираюсь я помогать тебе попасть в лапы этого старого развратника.

Дезире умоляюще сложила руки.

— Ты обязана! Во имя семьи! Для моего собственного блага!

Во имя семьи. И когда наконец до нее дойдет, что Камилла не слишком печется о благе семьи. С другой стороны, Дезире просит и за себя саму, поэтому отказать ей трудно.

Но пока она не готова отречься от попыток найти отца ребенка. Не может быть, что из этого тупика нет выхода. Дезире, кажется, уверена, что соблазнитель действительно ее любит, и для нее было бы в сто раз лучше выйти замуж за него, чем за отвратительного типа, которого интересует только, как скоро она родит ему наследника. Брр! Что бы Дезире ни говорила, а попытать счастья надо. А поискать молодого человека можно и не посвящая Дезире в подробности.

— Хорошо, — Камилла по-детски держала за спиной скрещенные пальцы. — Я никому не скажу. Но обольщать месье Мишеля придется тебе самой. Здесь я умываю руки.

— Ох, спасибо тебе! — воскликнула Дезире, целуя кузину в щеку. — Тысячу раз спасибо!

— И нечего сентиментальничать, — буркнула Камилла, чувствуя себя прескверно. Боже, она обманывает свою дорогую Дезире, которой в жизни ничего, кроме правды, никогда не говорила. — Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать.

Но в душе она надеялась, что сможет сделать больше. Намного больше.

3

С собаками играть — блох нахватать.

Креольская поговорка
Камилла стояла у монастыря Святой Урсулы и, поминутно выглядывая из-за угла, внимательно следила за теми, кто выходил из казарм. Место было вполне укромное, но приходилось все же соблюдать разумную осторожность. Мимо быстрым шагом прошагала группа солдат, и она вжалась в стену.

Не хватало еще, чтобы ее тут увидели, особенно сегодня, когда она приложила все старания, чтобы улизнуть из дому незаметно. Она все утро соображала, как же это сделать, пока тетушка, на ее счастье, не собралась за покупками. Тут-то Камилла и удрала.

Конечно, встречаться тайком с майором Вудвардом — риск немалый, но разве есть у нее другой выход? Не может же она сложа руки наблюдать, как Дезире ломает себе жизнь.

Явиться с этой историей пред очи тети и дяди было бы не слишком умно. К сожалению, здесь Дезире была права. Дядя Август ни за что не позволит дочери стать женой простого американского солдата… если, конечно, не поставить его перед фактом тайного венчания. А если Дезире скажет ему сейчас, что беременна, ее отец только ускорит свадьбу с месье Мишелем. Тем более когда узнает, что отец ребенка исчез.

Но Дезире ни в коем случае нельзя выходить замуж за месье Мишеля. Нельзя, и все тут! Хотя бы потому, что ей ни за что не ввести старика в заблуждение по поводу утраченной невинности. Месье Мишель слишком опытен в таких делах, и если обнаружит ложь… Камилла даже боялась подумать, что за этим последует. А если Дезире и удастся обман, ей все равно придется всю жизнь провести с мерзким старым развратником, а очень скорo он станет дряхлым и немощным, и она станет вечной нянькой…

Камилла видела только один путь: найти любовника Дезире и поставить его в известность о ее положении. Для этого необходима помощь майора Вудварда. Только он может знать, кто из его людей был за последнее время переведен в другой город.

Но как же все это неловко, как стыдно — предстать перед майором с такой глупой просьбой да еще после того, как дядя Август наговорил ему гадостей. Как он теперь к ней будет относиться? И как вообще объяснить цель своего прихода?..

Она оглядывала галереи двухэтажных казарм и не представляла, как тут искать майора Вудварда. Она знала, что офицеры живут в этом сером здании, которое занимало целую площадь. Не ходить же по бесконечным коридорам, разыскивая майора и спрашивая всех встречных-поперечных. Ее к тому же могли узнать. Вот это был бы скандал!

Вдруг в торце здания отворилась дверь. Она юркнула за угол, потом тихонько выглянула. К счастью, из двери вышел майор собственной персоной, в штатском. Правда, не один.

Ох, как он нужен был ей для разговора с глазу на глаз! Ему-то она доверяла, но не могла сказать того же о попутчике майора, который был ей незнаком и вид имел неряшливый и помятый.

Что же делать? Вернуться в другой раз? Нет, только не это. Завтра ей может не выпасть такая возможность, а у Дезире каждый день на счету. Майор с приятелем пошли по Баракс-стрит. Подождав, она двинулась за ними на приличном расстоянии. Может, этот второй отправится потом по своим делам и майор Вудвард останется один? Не станет она отказываться от затеи, пока окончательно не убедится в ее безнадежности.

Мужчины повернули на улицу Конде и ускорили шаг, Камилла, надвинув поглубже на лицо капюшон, поспешила следом. Сначала ей приходилось чуть ли не бежать, но вскоре на улице, усеянной праздношатающимися и покупателями, стало людно, и офицеры сбавили скорость.

Пройдя оживленную улицу, они свернули на Сант-Петер, где магазинов было совсем немного, и большинство этих магазинчиков казались Камилле подозрительными. Любопытно, что за дела могут быть у майора на улице Сант-Петер?

И тут они вошли в оружейный магазин, слишком хорошо знакомый Камилле. Она неоднократно здесь бывала, но не как покупатель. Она заходила навестить хозяина — Жака Зэна.

Жак Зэн был братом ее отца, а следовательно, дядей Камиллы. И так же, как ее отец, он был пиратом и контрабандистом, пользующимся самой дурной славой в округе.

Она стояла на улице, не зная, что ей делать дальше. Эти люди пришли встретиться с пиратом. Или они не подозревали о побочном бизнесе дяди Жака? А может, он интересует их только как поставщик оружия? Непохоже. Армейское начальство наверняка должно быть в курсе, чем занимается Жак Зэн, и вряд ли они это одобряют.

Об этом все в городке знали. Креолы охотно закрывают глаза на каперство, да и другим темным делишкам потворствуют, главное — чтобы их снабжали французским бренди и английским оружием. Испанское правительство тоже попустительствовало пирату, потому что дядя Жак платил ему неплохие проценты. Даже американцы не против каперов, если те предоставят каперское свидетельство о разрешении грабить корабли противника.

К сожалению, каперы не очень-то стремились следовать букве закона и нападали на все корабли, которые случайно окажутся в их поле зрения, без разбору. И дядя Жак отнюдь не был исключением. Тем не менее никто бы не стал свидетельствовать против него. Может, поэтому американцам и не удалось до сих пор посадить его в тюрьму.

А что, если они наконец на это отважились? Что, если они послали майора Вудварда арестовать дядю Жака?

«Нечего выдумывать, — сказала она себе. — Для ареста майор взял бы с собой побольше солдат».

Ну хорошо, если не эта причина привела сюда майора американской армии, то что же тогда? Что может быть общего у честного офицера с человеком, который весь город снабжает наркотиками, спиртным и прочей дрянью?

Оглядевшись, дабы убедиться, что никто на нее не смотрит, она вошла в тень деревьев, растущих вдоль стены магазина. Здесь было грязно и пахло отвратительно, но для подслушивания это было идеальное место. Сюда выходило открытое окно дядюшкиного магазина, завешенное шторами. Она затаилась, прижав к носу надушенный платок.

Говорили приглушенными голосами, но Камилла слышала каждое слово: беседу вели, сидя за столом возле самого окна. Поначалу происходил обычный обмен любезностями, и ничего прояснить не удавалось, но постепенно разговор потек по нужному руслу.

— Сержант Робинсон обмолвился, будто вы желаете вложить деньги в мой бизнес, это так, майор? — спросил ее дядя по-английски с ужасным акцентом.

— Именно это я и намереваюсь сделать, с вашего позволения, — ответил Вудвард. У Камиллы от изумления глаза полезли на лоб. С каких это пор дядя принимает вложения, тем более от американцев?

Она, конечно, была не слишком хорошо осведомлена о делах Жака Зэна, и если честно, то вовсе и не желала углублять свои познания. Она любила дядю от всей души, но каперство презирала. Ее отец и дядя Жак были пиратами и контрабандистами, занятие не слишком почтенное, любому ясно. Но после той страшной расправы над отцом и матерью этот промысел внушал Камилле ужас и отвращение.

— Это tres interessant, майор, — проворковал дядя Жак. Раздался треск кремня, и Камилла поняла, что дядя разжег свою любимую сигару местного производства. Из открытого окна донесся терпкий запах табака. — Вы приближенный, le general. И ваш сержант, вероятно, доложил, что я вкладываю деньги в… э-э… как это сказать? Programme, которая не по душе вашему правительству. Интересно, почему вы хотите принять в этом участие?

— Вы меня удивляете, месье Зэн, — ответил майор довольно сухо. — Почему других креолов одолевают такие странные мысли по поводу нас, американцев, вполне понятно. Но вы-то, с вашим богатым опытом, наверняка знаете, что любовь к приятным, причем весьма доступным, развлечениям разделяют не только богатые креолы.

Дядя хихикнул:

— Как я заметил, вы недурно живете. Весьма недурно. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но сдается мне, ваши средства поступают в кошелек не только из армейской казны, поп?

— Безусловно. Вы весьма наблюдательны.

— А ваш друг, le general, догадывается об этом?

— Я сказал ему, что получаю доход с семейного предприятия. Это его, похоже, удовлетворило, — голос майора стал резким. — Я стараюсь поддерживать дружбу с генералом, ибо это в моих же интересах. И это — единственная причина.

— А-а, так месье — machiavellique, — усмехнулся Жак Зэн.

Майор засмеялся, и от этого смеха по спине Камиллы побежал холодок. Потом к беседе присоединился новый голос, принадлежавший, по всей видимости, приятелю майора.

— А что такое machiavellique?

На этот раз настала дядина очередь расхохотаться.

— Вот видите, почему я предпочитаю иметь дело с lе sergent? He приходится постоянно бояться, что он меня перехитрит.

— Слушай, ты, французский вориш… — начал было обидевшийся сержант.

— Довольно! — прервал его майор. — Месье Зэн предлагает нам хорошие деньги, и мы можем потерпеть, если он отпустит шутку-другую на наш счет. — Вдруг голос его стал острым как бритва. — Но деньги в этом случае должны быть очень хорошие.

— Уверяю вас, если вы нам поможете, мы отплатим вам сполна, — сказал дядя Жак. — Выделим вам процент с прибыли — такой же, какой мы определили le sergent за его усилия.

— Ну уж нет! — возмутился майор. — Сержант вам и вполовину столько не помогает, сколько я. Или вы запамятовали, что мы охраняем всю дельту Суваж? Вы сможете плавать совершенно свободно, включая и прилегающие рукава. И вы не хуже меня знаете, что обязаны получить каперское свидетельство. Значит, если я заподозрю, что большинство ваших товаров не соответствует категории дозволенного, то вам придется ввозить их контрабандой. Так что я вам очень даже нужен. За хороший процент я пригляжу, чтобы мои мальчики не слишком усердствовали в несении службы. А за значительный процент я даже позволю вам пользоваться моим домом в качестве временного склада для ваших товаров.

Камилла еле сдержала изумленный возглас. Приглядит, чтобы солдаты не усердствовали? Отдаст свой дом под склад контрабанды? Боже правый, так, значит, майор Вудвард вступает в тайный сговор с пиратами?!

Когда мужчины приступили к обсуждению деталей, она отошла от окна и в изнеможении прислонилась спиной к стене. Что же это такое?! Значит, майор берется помогать пиратам за деньги? Связывается с известным преступником? Предает страну, которой давал клятву верности?! Да он такой же бесчестный, как дядя Жак! И как ее покойный отец.

Она тряхнула головой. Нет, это не одно и то же. Ни папа, ни дядя Жак никогда не клялись верой и правдой защищать законы Соединенных Штатов, в отличие от майора.

Шорох внизу заставил ее взглянуть под ноги. Лучше бы она этого не делала. Огромная крыса, шевеля носом, принюхивалась к ее белоснежной туфельке. Она чуть не завопила от ужаса, но вовремя опомнилась и отшвырнула носком туфли мерзкое животное так, что оно перелетело через всю аллею.

Не услышали ли ее, не дай бог, в магазине? Она прижалась к стене и скосила глаза на окно, ожидая увидеть там дядино лицо… или, что еще хуже, лицо майора Вудварда, но никто не показался.

Она с облегчением перевела дух, но вдруг чья-то ладонь зажала ей рот. Она с опозданием сообразила, что следить-то стоило за дверью, а не за окном.

— Черт подери, вы-то что здесь делаете? — услышала она у самого уха ожесточенный шепот и, почувствовав, как сильная рука обхватила ее за талию, тихонько охнула. В мгновение ока Камилла оказалась прижатой к кому-то, стоявшему у нее за спиной.

У нее похолодело в животе. Обернувшись через плечо, она увидела, что это не кто иной, как майор Вудвард. Он неприязненно смотрел на нее сверху вниз. Оттащив Камиллу от окна, он повлек ее в угол за секунду до того, как раздался шорох отодвигаемой шторы и крик дяди вылетел из окна и растворился эхом среди деревьев.

— Что там, mon ami? Нашли что-то?

— Да нет, это крысы, — прокричал майор через голову Камиллы. — Здесь уйма крыс развелось.

— Oui, — ответил дядя Жак, в голосе его слышалось облегчение. — Когда-нибудь я изобрету способ избавиться от них. Ох и шумные твари, эти rates. Возвращайтесь, майор, закончим разговор.

— Иду. — Майор поспешно зашептал по-французски: — Я вас отпускаю, но лучше стойте здесь, в углу, пока я не выйду. Стойте тихо, как статуя. Если двинетесь с места — клянусь, поймаю, приволоку к своим дружкам, и пусть разбираются с вами по-свойски. Ясно?

Камилла энергично закивала. Тогда он выпустил ее так резко, что она чуть не упала.

— Не шевелитесь! — сурово напомнил он и исчез в дверях.

Дрожа как осиновый листок, она стояла и лихорадочно думала, что же делать. Ждать здесь совсем не хотелось, это точно. А если она не дождется — выполнит ли майор свою угрозу? Дядя, конечно, не сделает ей ничего дурного, но будет в ярости от того, что она подслушивает его деловые разговоры. А то еще и Фонтейнам пожалуется.

Она поежилась — прохладно, черт возьми! С тех пор, как она ушла жить к Фонтейнам, дядя Жак приглядывает за ней только издали. Он радовался, что она попала наконец в общество уважаемых людей. Виделись они редко, только когда она заглядывала в его магазинчик.

Тут из дверей появился майор Вудвард, один. Видимо сочинив подходящую причину, извинился перед собеседниками за внезапный уход и бросил их. Все, теперь не убежишь, поздно.

Он подошел вплотную и бросил ей по-английски:

— Пойдемте за мной! — и, сжав ей локоть, повлек в сторону, противоположную той, откуда они пришли.

— Майор Вудвард, я…

— Попридержите язык. Если нас кто-то услышит… Она замолчала. Боже правый, что же она натворила.

Ведь она только хотела найти любовника Дезире. А вместо этого ненароком влезла в совсем уж не свое дело и очутилась в руках весьма разгневанного американца. А ведь он может счесть ее опасной, и бог знает, чем все это может кончиться. Надо было сдаться на милость дяди Жака.

Быстрым шагом они миновали пару кварталов. Камилла догадалась, что они направляются к городским воротам. Страх захлестнул ее, она встала как вкопанная.

— Куда вы меня тащите?

Он тоже остановился, глядя на нее холодно и спокойно.

— Туда, где мы сможем поговорить наедине. Сложив умоляюще руки, она проговорила дрожащим голосом:

— Не… не думаю, что мне следует ходить с вами одной куда бы то ни было.

— В самую точку попали, мадемуазель, — усмехнулся он. — Сейчас я действительно готов убить вас.

От страха она едва дышала. А что, если он серьезно?

У нее не возникало ни малейшего желания выяснять, насколько решительно настроен Вудвард.

— Вам не стоит волноваться, что я кому-нибудь расскажу о ваших мелких делишках с Жаком Зэном.

— Моих мелких делишках?! Черт бы вас, женщин, подрал! — Он оглядел улицу. Никого не было видно. — Так вы подслушивали и, похоже, преуспели в этом?

Ох, мамочки! Надо было притвориться, что она ничего не слышала. Но, с другой стороны, было бы очень странно, поверь он в ее невиновность после того, как застал чуть ли не с прижатым к окну ухом.

Он сжал ее руки и как следует встряхнул.

— Все слышали, да?

— Я… довольно много слышала.

Он оттолкнул ее и откинул волосы со лба.

— Вот черт подери! — Лицо его приобрело озабоченное выражение.

— Но это не имеет значения, — заспешила она, — потому что…

— Не имеет значения?! — возмущенно крикнул он. — Еще как имеет! Только женщины нам не хватало. Тем более такой женщины, которая не соображает, что нельзя соваться в мужские дела.

Она побледнела, поняв, что он намекает на ее поведение во время бала, которое еще недавно назвал отважным. Но, помня о Дезире, решила не обострять отношений.

— Простите меня. Я вовсе не собиралась вмешиваться. Это вышло совершенно случайно.

Он произнес насмешливо:

— Да что вы вообще там делали, в кустах? Следили за мной? — Голос его был уже не таким резким, как раньше.

Пряча взгляд, она размышляла, что лучше — сказать правду или с ходу придумать что-нибудь. Пожалуй, пока лучше правду.

— Да, следила.

— Но зачем, ради всего святого?

Вертя в пальцах платок, она молчала. Просить все-таки негодяя и предателя о помощи или выбросить это из головы? Нет, нельзя пренебречь и ничтожным шансом. Она обязана узнать, кто был любовником Дезире. И без участия майора Вудварда здесь не обойтись.

— Так что, мадемуазель Гирон? Неужто на сей раз у вас нет в запасе подходящего ответа? Куда вдруг подевалась бесстрашная девушка, с которой я познакомился вчера? Или киска утащила ваш язычок?

Его колкие вопросы помогли ей решиться. Она смело взглянула ему в лицо.

— Мне было необходимо поговорить с вами наедине.

— О чем же? — удивился он.

Она все еще медлила, но времени раздумывать не было. Надо побыстрее покончить с этим.

— Прошлой ночью моя кузина Дезире призналась, что у нее были… интимные отношения с одним из ваших солдат. К сожалению, последствия этого… сказались на ней… сказались, и…

Пока она лихорадочно соображала, в какой форме преподнести это событие, чтобы не показаться неделикатной, он рявкнул:

— Вы пытаетесь сказать, что ваша кузина беременна? И в этом виноват один из моих людей?

Да, такой дикарь, как он, умеет в нужный момент называть вещи своими именами. Краска бросилась ей в лицо.

— Ой! И я прошу вас помочь мне выяснить, кто это был.

Он глядел на нее в полнейшем замешательстве.

— Так вы даже этого не знаете?

— Нет, она не призналась. Поэтому я и прошу вас помочь.

К ее ужасу, он издал невеселый смешок.

— Помочь? По какой такой немыслимой причине вам вдруг понадобилась моя помощь? Я уверен, что месье Фонтейн может сам перевернуть казармы вверх дном; но найти виновного.

— Он не знает об этом!

— Почему? — В голосе его промелькнула подозрительность.

Она вздохнула. Придется выложить ему все. Иначе он не станет помогать. Она рассказала печальную историю, скрыв только, к каким ухищрениям прибегала Дезире, назначая свидания в дедушкином саду. По мере того, как он слушал, лицо его становилось все более жестким. Но, когда Камилла объяснила, что, если не удастся найти отца ребенка, ее кузине придется выйти замуж за Линдера Мишеля, он усмехнулся.

— Линдер Мишель? Этот старый скряга, у которого полгорода в кармане? И опять-таки зачем вам моя помощь? Раз ваша маленькая кузина настаивает на скорой свадьбе, то, вероятно, она согласна на ужасную жизнь богатой леди.

В голосе его слышалось такое издевательство, что она отшатнулась.

— Как вы можете говорить такие ужасные вещи! Нельзя же, в конце концов, быть настолько бессердечным… — Она запнулась, наткнувшись на его взгляд. Ее неуместные оскорбления, не дай бог, напомнят ему об обидах вчерашнего вечера. Она продолжала более сдержанно: — Моя кузина — девушка замечательная, но, увы, не красавица. Я уверена, что этот солдат воспользовался отсутствием у нее поклонников и завладел ее сердцем. А теперь она должна стать женой этого гнусного месье Мишеля, которого вряд ли можно назвать подходящим для любой порядочной девушки.

— Мне очень неприятно напоминать вам, мадемуазель, но порядочные девушки не заводят тайную связь с солдатами.

— Так же точно, как честные солдаты не развращают порядочных девушек, майор! — жарко возразила она. — Почему вы защищаете этого… этого сластолюбивого обольстителя девственниц? Надо было учить своих солдат ответственности за поступки… Или армия Соединенных Штатов не отвечает за аморальные действия своих служащих?

Он угрюмо отвел глаза.

— Вы даже не знаете наверняка, правду она говорит или нет. Может, это вовсе не мой солдат…

— Дезире не солжет, — уверенно сказала Камилла. — Это один из тех солдат, которые в прошлом месяце уехали из Нового Орлеана. Она так сказала, и я ей верю.

Взгляд его снова остановился на ней.

— Действительно, примерно месяц назад несколько моих солдат были переведены в Батон-Руж, но…

— Вот видите! Это наверняка один из них! — Но почему Дезире сказала, что молодой человек далеко отсюда? Может, она ошиблась? Да, наверняка. Возможно, ее любимый совсем близко, в Батон-Руж, а Дезире даже не догадывается. — Теперь от вас требуется только съездить в Батон-Руж и поговорить с солдатами…

— Съездить в Батон-Руж? — У него расширились глаза от недоумения. — Да вы с ума сошли! Это почти день пути. У меня здесь дела поважнее, чем тащиться в Батон-Руж, чтобы спасти вашу бедную кузину от нежелательного замужества.

— Ах, дела поважнее? — вздернула она подбородок. — Например, помогать пиратам ввозить всякую дрянь в наш город?

Он мгновенно стал так холоден и спокоен, что ее смелость как рукой сняло. Ну да, она опять сболтнула лишнего. Никогда еще он не был так похож на дикаря… Лицо его казалось вырезанным из гранита, а глаза ледяными, как сталь. Он сделал шаг к ней, затем другой шаг, и она в испуге отступала, пока не уперлась спиной в деревянный забор. Он выставил вперед обе руки и прижал ладони к забору по бокам от нее, таким образом поймав ее в ловушку.

— Насколько я понял, вы обмолвились, что это вас не волнует. И кажется, обещали помалкивать. — Голос у него был почти мягким, но сомнений быть не могло: между бархатными тонами сверкала сталь.

— Я… говорила. И я буду. Ну, помалкивать… — Хотя ее безумно пугало его непредсказуемое поведение, она заставила себя не отводить взгляда от его глаз. Все-таки одна козырная карта остается у нее в запасе, и она воспользуется ею, чтобы добиться помощи этого майора. — Я обещаю хранить ваш секрет и не обращаться к властям но только в том случае, если вы поможете мне выяснить, кто отец ребенка моей кузины.

Как ни странно, угроза его отнюдь не напугала.

— Обратитесь к властям? — Он наклонялся к ней все ближе, пока ей не стала видна каждая морщинка на его свежевыбритом лице. — Уж не вздумалось ли вам меня шантажировать, мадемуазель Гирон?

Тон его говорил о том, что он не воспринял ее слова всерьез. Это ее разозлило. Она как можно тверже посмотрела в его грустные и удивленные глаза.

— Да… Наверное…

— Тогда, может, вы лучше передумаете? Потому что я не выношу шантажисток.

Он проговорил это так спокойно и сдержанно, что сначала она не уловила скрытую угрозу, но, когда до нее дошло, она испугалась.

— Охотно верю, но у меня, к сожалению, не остается другого выхода. Или я шантажирую вас, или наблюдаю, как моя кузина ни за что ни про что губит свою жизнь.

Она заметила его сочувственный взгляд прежде, чем он успел его скрыть.

— Да, но я не один замешан в преступных действиях. Неужели вы не боитесь пиратов, хоть немного? Подозреваю, что Жак Зэн не так снисходительно воспримет шантаж, как я. Можете представить, что он с вами сделает, если я скажу ему, что вы подслушали наши разговоры?

Если бы он не говорил это с такой серьезностью, она бы расхохоталась.

— Да, я действительно об этом как-то не подумала. Нонк Жак, должно быть, страшно рассердится, если вы ему скажете. Так что лучше не надо.

Когда до его понимания дошло креольское словечко «нонк», обозначающее «дядя», то с ним произошла неожиданная и почти комичная перемена. Кровь отлила от его лица, рот раскрылся.

— Нонк Жак? — эхом повторил он замогильным голосом.

Она кивнула.

— Да, нонк Жак. Брат моего покойного отца.

— Не может быть, — недоверчиво пробормотал он. — Братом Жака был Гаспар Зэн… — Тень пробежала по его лицу. — Погодите-ка, ваш покойный отец? Вы же не хотите сказать, что вы дочь…

— Гаспара Зэна. Да, это мой отец.

Теперь у него был вид тяжело больного человека.

— Но ваша фамилия Гирон.

— Представьте, я знаю, — она еле сдержала усмешку. — Просто я взяла девичью фамилию матери, когда переехала жить к Фонтейнам. Они надеялись, что таким образом предотвратят скандал. Увы…

Он отшатнулся от нее, взъерошив себе волосы.

— Не верю я вам. Если это правда, то ваш отец был одним из самых страшных и беспощадных пиратов в Гольфстриме.

— Боюсь, так оно и есть. Спросите любого в Новом Орлеане, и вам ответят, что да, я его дочь. Зачем бы мне обманывать вас, как думаете?

— Чертовщина какая-то. Гаспар Зэн! Невероятно! Они с Жаком завезли сюда больше отравы, чем сам Генри Морган. Пока Гаспара не убили… — Он умолк, взгляд его был преисполнен презрением.

Камилла опустила глаза, платок, который она вертела в пальцах, был уже влажный.

— Ну вот, похоже, вы тоже наслышаны о моей семье.

— Делом всей моей жизни стало побольше узнать о человеке, которого я намереваюсь… — он замолчал так резко, будто еле успел поймать себя за язык, — …с которым я намереваюсь вести дела. — Он прислонился рядом с ней к забору и тихо сказал: — Вы там были? Когда английские пираты напали на лагерь вашего отца, вы там были?

Тот день возник в ее памяти с мучительной ясностью. Резкий запах пороха и крови ударил в нос, когда она вбежала в лагерь… И повсюду — трупы… одни с перерезанным горлом, другие изуродованы ружейными выстрелами в упор. Это были те самые выстрелы, которые она слышала с болота, на звук которых побежала что есть сил к лагерю, чтобы застать родителей, лежащих возле обеденного стола в лужах собственной крови.

Она поглубже вдохнула морозного воздуха, чтобы страшные образы исчезли.

— Да, я была там. Не во время боя, но сразу после… Я собирала клюкву на болоте, когда англичане напали и всех перебили. Вот почему они меня не нашли.

Теперь в его голосе явно слышалось сострадание.

— А Жак в это время возвращался из Нового Орлеана и поэтому избежал смерти. Я прав?

Она кивнула. Дядя Жак приехал как раз вовремя, чтобы застать последний вздох своей жены. Иногда Камилла спрашивала себя, чувствует ли дядя Жак такую же боль, что и она, от необходимости жить дальше, когда погибли все близкие. Много ночей провела она без сна, вопрошая в темное небо: «Почему именно я? Почему бог не позволил мне умереть?»

— После этого, — продолжала она немного охрипшим голосом, — дядя Жак запретил мне иметь дело с пиратами.

— Да уж, надеюсь.

— Поэтому я и живу с тетей Юджиной, сестрой моей мамы. Дядя Жак решил, что так будет лучше, что я должна найти свое место в обществе.

Тяжело было в четырнадцать лет потерять обоих родителей, но еще тяжелее было смириться с дядиным решением: она должна жить впредь не с ним, а с незнакомыми людьми. Но когда дядя Жак признался, что намерен не только продолжать атаковать корабли, но и отомстить английским пиратам, то Камилла поняла, что разумнее всего дать ему жить собственной жизнью, а у нее свой путь.

Ее неприятие каперской жизни только усилилось, когда она увидела, насколько изменился после той бойни дядя Жак. Если раньше он был простодушным, очаровательным мошенником, то теперь превратился в мрачного убийцу. Она слышала жуткие истории о том, как, взяв в плен английских пиратов, он беспощадно убивал их одного за другим. И даже разгромил американский военный корабль, попытавшийся встать у него на пути, когда в бескрайних водах Атлантики он искал убийц, погубивших его семью.

Совершив свою страшную месть, он немного поутих и вновь обрел черты прежнего милого дяди-мошенника, которого она так любила в детстве. Жак вернулся в Новый Орлеан, и между ними вновь зародилась хрупкая дружба. Но стоило завести речь об англичанах, в глазах его загорался пугающий огонь, при виде которого у нее холодели пальцы. Ее глубоко ранила мысль, что когда-нибудь и он закончит жизнь, как ее родители.

Майор Вудвард вздохнул.

— Черт подери! Карамба и черт подери! Дочь Зэна! Только этого мне и не хватало, — он потряс головой. — С трудом верится, хотя, признаюсь, многое проясняет.

— Что, например? — она подняла на него глаза.

— Ну, например, то, почему вы так храбро вели себя на балу. И также то, почему до сих пор не замужем. — Голос его стал жестче. — И заодно и то, почему прибегли к шантажу, чтобы добиться моей помощи.

— Но ведь вы поможете мне, правда? — Она беспрестанно теребила платок, пытаясь скрыть свою неуверенность. — В обмен на мое молчание, договорились?

Он отодвинулся от нее и поглядел в сторону магазина Зэна.

— Я еще не решил. Но, поверьте, мадемуазель, лучше бы вы держались от всего этого подальше.

— От чего подальше? От безвыходного положения моей кузины?

— И от этого в том числе. — Он немного помолчал. — А более всего от моих дел с Жаком Зэном. — В его голосе проскользнуло нетерпение, но она не собиралась отступать.

— Если желаете последнего, то вы должны помочь мне с первым. Я не могу отказаться от поисков солдата, укравшего невинность Дезире. И если мне придется заставлять вас помочь, то способ я найду, можете не сомневаться.

— Серьезно? — спросил он насмешливо. — Сдается мне, что ваши угрозы — не больше чем пустой звук. Вряд ли вы горите желанием сдать дядюшку властям. Ну что, прав я?

Она не учла, что в этой маленькой битве он сможет использовать против нее такой ход. Ну что ж, мало ли других хитростей в копилке настоящей женщины.

— Вы правы. Я никогда не подвергну дядю Жака такой опасности. Но я абсолютно уверена, что вашим планам мне удастся помешать в любом случае. Подозреваю, что ваш вклад в дядин промысел довольно незначителен. Представляете его реакцию, если я пожалуюсь, что вы оскорбили меня на балу? Он сразу порвет с вами все дела, это в лучшем случае.

— Как я… что? — Он резко шагнул к ней, совершенно взбешенный. — Я не оскорблял вас!

Она пожала плечами.

— А дядя Август, кажется, считает, что оскорбили. И, уверяю вас, если я пророню пару слезинок и кинусь дяде на шею…

— Он прекрасно поймет, что вы пытаетесь навязать ему свою волю! — вскричал Вудвард. Но взгляд говорил, что его уверенность не так велика, как майор хочет показать.

— Возможно. Но тогда у меня в запасе есть история о том, как вы отказались помочь мне найти обидчика моей кузины.

Теперь он был мрачнее тучи. Таким она даже дядю Августа никогда не видела в худшие его минуты.

— Ну уж этого вы точно не сделаете. Не станете рисковать: вдруг дядя Жак протреплется вашему заносчивому Фонтейну о ваших с Дезире проказах.

— Почему же, отнюдь. Сделаю. Желаете испытать меня? Давайте вернемся в магазин и послушаем, что он скажет?

Вудварду оставалось бесцельно метать громы и молнии. Разумеется, Камилла блефовала. Ни за что не стала бы она совать нос в дела дяди Жака, а даже если бы и попыталась, он, скорее всего, счел бы это девичьими глупостями, не стоящими внимания. Особенно когда на чаше весов деловое соглашение, которое сулит хороший куш. Но майор Вудвард не мог знать этого наверняка.

И когда он наконец заговорил, Камилла поняла, что выиграла это сражение.

— Ни одна женщина не злила меня больше, чем вы.

— Но вы мне поможете, да?

— А разве у меня есть выбор? — процедил он сквозь сжатые зубы.

Она покачала головой, боясь проронить хоть слово: вдруг он услышит облегчение в ее голосе и поймет все ее уловки.

— Значит, вы будете молчать о том, что слышали? — спросил он сердито. Когда она кивнула, соглашаясь, он добавил: — Чтобы ни одна живая душа об этом не знала, мадемуазель Гирон. Даже ваша любимая кузина. Договорились?

Она еще энергичнее закивала.

— Ну что ж, я помогу вам, — неохотно произнес он. — Хотя подозреваю, что мне еще придется сильно пожалеть об этом.

4

От военной угрозы много солдат не погибнет.

Креольская поговорка
Глядя на мадемуазель Гирон, Саймон проклинал себя на чем свет стоит. Что за чертово невезение! Просто поверить невозможно. Связался с племянницей Зэна, это надо же!

Одного движения ее мизинчика было бы достаточно, чтобы сорвать все его планы насчет матерого пирата.

Признайся он в настоящих мотивах, толкнувших его на это соглашение, она непременно предупредила бы негодяя. Но если он хочет, чтобы все прошло как по маслу, значит, придется помогать этой чертовой девице. Она ясно дала понять, что такова цена ее молчания.

Он скрипнул зубами. Только бы удержаться и не задушить ее. Чертова французская ведьмочка! А ведь он уже почти ощутил вкус крови Зэна на своих губах, и тут появилась она и начала мутить воду.

И надо же было ей оказаться не кем иным, как племянницей пирата! Зачем только она напомнила ему, что Зэн тоже потерял близких в этой бойне…

Карамба и черт подери, это ровным счетом ничего не значит. Зэн — ничем не лучше тех пиратов, одиннадцать лет назад напавших на их лагерь. Достаточно вспомнить, что он открыл огонь по кораблю американского военного флота — без единой капли жалости. Может, он и не стрелял сам, но разве это важно? Джошуа, человек необычайной храбрости и благородства, едва вступивший в жизнь, был убит ни за что.

Он сжал кулаки. Значит, Камилла Гирон — племянница Зэна. Прекрасно! Это ничего не меняет. Ничегошеньки, черт подери!

Какой-то прохожий замедлил шаги и посмотрел на мадемуазель Гирон. Хотя лицо ее наполовину скрывал низко надвинутый капюшон, ей не поздоровится, если ее узнают. Саймон даже не отдавал себе отчета, почему это вдруг его так волнует. Он уставился злым взглядом в глаза незнакомца, и тот немедленно ретировался.

Когда он исчез за поворотом, Саймон взял Камиллу за руку.

— Пойдемте со мной, — сказал он, направляясь к городским воротам.

— Куда?

— Нам все-таки нужно поговорить в уединенном месте. Здесь вас, того гляди, узнают.

Руку она отняла, но покорно последовала за ним.

— Мне показалось, что мы уже все обговорили, — тихо произнесла она.

— Если бы, — усмехнулся Саймон. Но, наткнувшись на ее острый взгляд, добавил: — Не можете же вы просто переложить всю ответственность на мои плечи и забыть. Необходимо договориться о плане действий: как мы будем передавать друг другу сообщения, и что мне делать с любовником вашей кузины, когда я выясню его личность, и так далее.

— Вы расскажете ему о положении Дезире, и после этого он на ней женится. По-моему, все достаточно просто.

Он чуть не расхохотался от эдакой наивности.

— Безусловно, если только ваша кузина не выдумала всю эту историю… или не заблуждается относительно благородных качеств этого молодого человека. Предположим, он отнюдь не горит желанием на ней жениться, что тогда? Предположим, расскажу я ему о ее интересном положеньице, а он в ответ только рассмеется.

По растерянному выражению ее лица он понял, что такая возможность даже не приходила ей в голову.

— Тогда вы заставите его жениться! — уверенно сказала она. — Это ваша прямая обязанность.

Черт подери, эта девица ровным счетом ничего не знает о мужчинах, тем более о простых солдатах.

— Заставлю жениться?! Вы это серьезно?! И как, по-вашему, я это сделаю? А если он станет отрицать, что виноват в беременности вашей кузины? У меня ведь даже доказательств никаких нет на руках, а ваша Дезире отказывается помочь. Так что, даже установив его личность, мы не сможем заставить его жениться.

Теперь она смотрела на него в полнейшем замешательстве и совсем затискала этот свой дурацкий платочек, который так приятно пах.

— Не станет он отрицать, — сказала она наконец совсем упавшим голосом и безо всякой уверенности. — Они любят друг друга. Он женится на ней, как только узнает обо всем случившемся.

Любят друг друга? Ха! Мужчины не теряют голову от любви. Ну, по крайней мере, не так, как женщины. Он готов биться об заклад, что солдатик ее кузины и не помышлял о любви. Просто получал удовольствие со случайной симпатичной подружкой.

Они миновали ворота и пошли по Бэйю-роуд. Дом его находился неподалеку, но не мог же он отвести ее к себе. Он приметил небольшую кипарисовую рощицу, и они свернули с дороги в тень деревьев.

— Ну что же, — сказал он, — вот и все, чем мы располагаем, чтобы найти этого парня.

— И вы — единственный, кто может с этим справиться.

— А никак нельзя выпытать у нее побольше? Она покачала головой.

— Я пообещала, что не стану искать виновного, и она отказывается отвечать на дальнейшие расспросы.

— Надеюсь, ваша кузина испытывает большое удовольствие, создавая вам трудности. Может быть, она просто хочет выйти замуж за богатенького месье Мишеля, а вы напрасно суете ей палки в колеса?

Глаза Камиллы сверкнули.

— Моя кузина не из тех, кто выстраивает хитроумные планы, майор. Придется уж вам поверить мне на слово.

Придется. Черт подери, это слово больше всего выводит его из себя. Не дождавшись от него ответа, Камилла добавила:

— Вы упомянули о том, что несколько ваших людей были переведены в Батон-Руж. Пожалуй, это самые подходящие кандидаты. Как их зовут?

Он медлил с ответом, сомневаясь, стоит ли ей выдавать их имена. Но поскольку самой ей ни за что не добраться до Батон-Руж, то чего же опасаться?

— Насколько я помню, это Кит Мериуезер, Николас Тэйлор, Дэниел Пендлентон и Джордж Уайз.

— Вы не догадываетесь, кто из них мог встречаться с Дезире? Может быть, кто-то случайно обмолвился, что у него есть возлюбленная?

Может, и обмолвился, но только не ему. Он никогда не заводил дружбу с солдатами и не приветствовал излишнюю откровенность. Он командир, а не нянька и должен отдавать приказы, а солдаты — выполнять, иначе никакой дисциплины не будет.

— Знаю только, что все они не женаты.

— Ну так езжайте в Батон-Руж и добейтесь от них признания.

— Придержите лошадей, девушка, как вы, однако, торопитесь от меня отделаться! Есть способ куда проще. Почему бы вам не испробовать эти имена на своей кузине? Посмотрите, какое из них заставит ее вздрогнуть.

— Да, но… как это сделать?

Он пожал плечами.

— Это уж вам придумывать, мадемуазель.

Она отвернулась и спрятала лицо за капюшоном. Это начало его раздражать. Вчера вечером, помнится, она его не стеснялась.

И вдруг его охватило непреодолимое желание увидеть ее при свете дня, проверить, не потеряла ли она прежнее очарование, или это было всего лишь волшебное действие мягкого сияния свечей? Не успев толком подумать, не отдавая себе отчета, он откинул капюшон с ее лица.

Она в испуге попятилась, но Вудвард остановил ее.

— Здесь вас никто не узнает. А мне надоело разговаривать с каким-то привидением.

Камилла опустила руку, но приняла строгий вид. Она не смотрела на него. К сожалению, увидел он теперь достаточно, чтобы понять, что совершил большую ошибку, открыв ее лицо. Она была не просто симпатичной. Она была красавицей.

Волосы ее были пышнее и темнее, чем показалось ему сначала, и, кроме обрамляющих лицо кудряшек, были подняты наверх и уложены в высокую, замысловатую прическу. Он представил, как славно было бы дать им волю, чтобы рассыпаться по плечам. Золотистый загар скрывал обычный для креолок смуглый оттенок кожи. Черты лица были ровными, правильными. И главное, он не мог оторвать глаз от ее губ, полных, влекущих, желанных, незабываемых.

Но было в ней нечто такое, что всегда отталкивает мужчину, — холодная надменность. Один-единственный раз он видел ее без этого выражения вечного пренебрежения — это когда она предложила научить его танцевать вальс. А, нет — еще когда он поймал ее у окна Зэна.

Она подняла глаза и, поймав его взгляд, покраснела.

— Что такое? — вздернула она подбородок. — Почему вы на меня так смотрите?

— Ничего такого, — соврал он.

«Потому что хочу вас, — подумал он, чувствуя толчки крови в теле. — Ох, как я хочу вас! Это смешно, нелепо! Пиратская дочка, боже правый, и к тому же племянница треклятого Зэна». Нет, она не для него, эта красотка. Чем меньше он будет смотреть на нее, тем лучше.

Он оттолкнулся от дерева, к которому прислонялся до этого, и решил, что нужно поскорее закончить разговор, который становился все более опасным для него.

— Короче говоря, мы поступим так, мадемуазель Гирон. Вы проверите, как отреагирует ваша кузина на имена солдат, а потом доложите мне о результатах. Как только вы выясните, кто это, я отправлюсь в Батон-Руж и поговорю с ним.

— А как же это, позвольте узнать, я вам доложу о результатах. У креолов ни одно письмо или записка не проходят незамеченными, а если мой дядюшка узнает, что я вам пишу, он…

— Понимаю, — нахмурился он. — Но бегать и искать меня вы тоже не можете, это еще опаснее. И на людях встречаться нельзя. Да и наедине — тоже нельзя, рискованно…

— Может быть, на балу? — Лицо ее посветлело. — У нас ведь по два бала в неделю устраивают, а поскольку месье Мишель увивается за Дезире, то мы там будем непременно. Если вы придете…

— Ни за что! Я слишком занят, чтобы таскаться по балам. К тому же, — добавил он насмешливо, — ваш дядя ведь не позволит вам танцевать с «американским дикарем».

Она вспыхнула. Но продолжала настаивать:

— Мы можем договориться об условном сигнале. Например, я дотронусь до волос, вот так примерно… — она потянула и распрямила завитую прядку, — и вы выйдете на балкон, а я, как только смогу, последую за вами…

— Ничего из этой затеи не выйдет. На балконах всегда так же полно народу, как и в зале.

Она прикусила губу.

— Да, об этом я не подумала.

— Знаете что… вы принесете письмо прямо ко мне. Это совсем рядом, и по соседству — ни одного жилого дома… Хотя, если хоть одна живая душа вас увидит, ваша репутация полетит к чертовой матери.

Он опустил глаза и заметил небольшую нору под корнями кипариса.

— Придумал! Давайте отметим это дерево, чтобы мы оба смогли потом отыскать его, и будем оставлять сообщения в коробке. Вам удастся так надолго уходить из дому? — Она кивнула, и он продолжал: — А поскольку я живу совсем рядом, я могу каждую ночь проверять тайник и оставлять ответные письма.

— Да, это, пожалуй, разумный вариант. Может получиться.

Он посмотрел на кучку булыжников для брусчатой мостовой, неизвестно каким ветром сюда занесенных. Он взял несколько больших камней и уложил с одной стороны корня.

— Ну вот, — сказал он, отряхивая руки, — хорошая примета для тайника.

— Да, не спутаешь.

Повисла неловкая тишина. Все было сказано, и настала пора расходиться, поскольку видимых причин задерживаться дольше у них не было. Но Камилла медлила прощаться, и Саймон не торопился.

— Значит, вы оставите письмо, — повторил он без всякой на то необходимости.

Она кивнула и подняла лицо к небу, подставив щеки яркому солнечному сиянию.

— Я… мне пора. Близится время обеда. Боюсь, как бы меня не хватились.

— Ну что ж. Вы, наверное, не хотите, чтобы я вас проводил. Не стоит, чтобы нас видели вместе.

— Да, так будет лучше, — она сделала было шаг, но обернулась. Ее черные, с поволокой, глаза казались огромными.

— Я понимаю, что доставляю вам массу хлопот, и очень признательна за услугу… хотя и вынудила вас к этому. Скажите честно, вы не станете меня за это ненавидеть?

Только женщина может занести топор над вашей головой и просить за это неудобство прощения. Он не удержался от улыбки.

— Сильно не стану.

Она усмехнулась.

— До свидания, майор, — и повернулась, чтобы уйти, но он преградил ей путь. Разве не полагается ему хотя бы маленькая награда за все его хлопоты?

— До свидания, — и нагнулся поцеловать ей руку.

Хорошо, что сегодня она вышла без перчаток. Пальцы казались хрупкими, почти прозрачными. Он прижал губы к теплой коже и задержал на секунду дольше принятого — не больше.

Руку она не отняла. Более того, подняв наконец голову, он увидел, что лицо ее стало пунцовым. Ага! Значит, она не совсем равнодушна к нему. Она могла вести себя, как благородная леди, но ухаживания мужчины явно не оставляют ее равнодушной.

Тогда он пошел дальше. Повернув ее руку ладонью вверх, он поцеловал запястье и почуял, как учащенно пульсирует жилка. Радость победы обуяла его, когда он услышал ее частое дыхание. Она сразу отняла руку, но глаза у нее блестели. Значит, она только что обнаружила, что, кроме еды, воды и воздуха, женщине необходимо кое-что еще.

Отлично! Если уж ему приходится сдерживать свои желания из-за ее дяди-пирата, то пусть и она помучается хоть немного.

Взгляды их пересеклись, и на мгновение ему показалось, что черты ее лица смягчились. Но она тут же взяла себя в руки и натянула капюшон на самые глаза, будто желая спрятаться. Ни слова не говоря, она быстрым шагом направилась к городу.

Он неторопливо последовал за ней. Он, конечно, понимал, что провожать ее было неразумно, но тем не менее хотел убедиться, что она попала домой целой и невредимой. Интересно, чувствует она его присутствие или нет? Она ни разу не оглянулась, но едва не бежала, будто за ней сам дьявол гонится.

Когда она подошла к своему дому, он спрятался и дождался, пока она зайдет. Потом подошел посмотреть номер дома. Это никогда не помешает.

«На самом-то деле, — думал он, шагая прочь, — не помешало бы и еще кое-какие сведения о ней подсобрать. Хотя, вероятнее всего, она не врала, что ее отец — Гаспар Зэн». Но он предпочел убедиться лично. Кроме того, его интересовало, насколько она была близка с отцом… и дядей — отъявленными мерзавцами, на его взгляд.

Да, узнать все, что можно, — его прямая обязанность… Но еле слышный голосок внутри нахально утверждал, что на самом деле это не более чем простое любопытство.

К сожалению, узнать что-либо о ней было не так-то просто. Креолы — замкнутая каста. Они охотно сплетничают друг о друге внутри этого замкнутого общества, но не очень-то спешат посвящать в свои дела американских солдат, особенно когда речь идет о каперах.

Вудвард шагал к баракам и ломал голову, как же получить подтверждение рассказа Камиллы. И вдруг он вспомнил, кто первый поведал хоть что-то генералу о семье Гирон. Бернард де Мариньи! Конечно, как он мог забыть? Мариньи, в отличие от остальных креолов, был весьма расположен к американцам. Предполагали даже, что он увивается за дочерью американского консула. Если кто из креолов и станет разговаривать с ним о мадемуазель Гирон, то только этот ветреный юнец.

Резко сменив направление, майор пошел в ту часть города, где располагались игорные залы. Мариньи наверняка пропадает там, и в это время суток голова у него должна быть еще достаточно свежей, чтобы он смог разумно отвечать на вопросы.

Через полчаса Саймон разыскал Мариньи в развлекательном заведении Гамби. Тот потягивал абсент и играл в карты. Молодой человек, похоже, обрадовался его появлению и приветствовал американца по-английски. Не так давно Мариньи признался генералу, что не прочь занять какой-нибудь пост в американском правительстве, и теперь, вероятно, вознамерился произвести хорошее впечатление на друга генерала, майора Вудварда, показав, как хорошо владеет языком.

Саймон не стал его одергивать, он только следил, чтобы разговор двигался в интересующем его направлении.

— Вы, кажется, немного рассказывали генералу Уилкинсону о мадемуазель Гирон, не так ли? Должен признаться, что со вчерашнего вечера, когда мне удалось потанцевать с ней, меня терзает любопытство.

Мариньи тряс в кулаке кости, улыбка расползалась по его лицу.

— Только не пытайтесь меня убедить, что наш так серьезно настроенный майор нашел женщину, завладевшую его воображением.

Саймон пожал плечами.

— Может, так оно и есть.

Он уже понял, что Мариньи поможет ему с большой охотой, если будет думать, что майор преследует амурные цели, хотя притворяться влюбленным болваном было противно.

Мариньи со смехом кинул кости, выпало «три», и смех плавно перешел в стон. Бормоча проклятия под нос, он выудил из кармана несколько монет и швырнул на стол.

Но, заметив, что Саймон стоит и ждет его, он снова стал дружелюбным.

— Пойдемте, мой трезвый друг, — кивнул он на ближайший свободный столик. — Удача нынче бежит от меня. Похоже, я попал в черную полосу. Выпьем-ка лучше да поболтаем о мадемуазель Гирон.

Усевшись, Мариньи заказал два абсента и сказал, чуть понизив голос:

— Должен предупредить вас: довольно опасно заводить шашни с этой девицей.

Саймон рассмеялся. У Камиллы были, конечно, определенные трудности в жизни, но назвать ее опасной…

— Может, мы с вами ведем речь о разных людях? Мадемуазель Гирон и мухи не обидит.

— Да нет, не в этом дело. Не ее следует бояться, а ее дядю.

— Почему? Месье Фонтейн, конечно, довольно яростно бросается на ее защиту, но…

— Non, non, не этого дядю, другого!

— Другого? — переспросил Саймон, разыгрывая из себя идиота.

Официант принес абсент, Саймон с трудом отпил глоток, стараясь не выдать своего отвращения к этой ядовитой гадости. Он никогда не поймет, почему креолы так нежно любят это пойло.

Мариньи облокотился о стол, тоже хлебнул из своего стакана и зашептал:

— Жак Зэн.

— Пират? — Саймон сделал удивленное лицо.

— Да, чтоб вы знали. Ее отцом был сам Гаспар Зэн. — Мариньи с хохотком рассказал о ее благородной мамочке, которая сбежала из дому. Но дальше он сообщил то, что действительно насторожило Саймона. — Давным-давно Зэн распространил слух, что зажарит на вертеле любого, кто станет увиваться за его племянницей, не имея серьезных намерений. А поскольку жениться на ней для большинства уважаемых мужчин в городе означает навлечь позор на свою голову, то всерьез за ней никто никогда не ухаживал.

Так вот почему тогда, на балу, она сказала, что находится «за гранью». Интересно, знает ли она, что ее глубоко любимый дядюшка отпугнул от племянницы всех потенциальных поклонников?

Но он здесь для того, чтобы выяснить ее отношения с Зэном. И судя по тому, что рассказал Мариньи, отношения у них весьма близкие.

— Зэн, кажется, очень ценит родственные узы. А так ли она с ним дружила, пока не переехала к Фонтейнам?

— Думаю, так же. Она до четырнадцати лет прожила среди пиратов.

— До четырнадцати… — Ну да, конечно, она же говорила, что жила в лагере до нападения англичан, а случилось это одиннадцать лет назад. Значит… среди пиратов она прожила больше, чем в цивилизованном обществе. Неудивительно, что она такая дерзкая.

— Все равно, даже и не будь она выходцем из семейства пиратов, ухажеров у нее не прибавилось бы. Приданое у нее совсем мизерное. И слишком уж у нее независимый характер. Она не из тех, кто станет послушной женой, — он откинулся на спинку стула. — Нет, она, конечно, девушка хорошая. Насколько я слышал, тетка с матерью воспитали ее в строгости и целомудрии, дабы она не забывала о своем выдающемся происхождении по материнской линии. И, если честно, до того, как стать пиратом, папаша ее был в городе уважаемым человеком, учителем, кажется.

Мариньи покачал головой.

— Вчера вы, должно быть, заметили, что она особа довольно смелая, ее не переговоришь. Мы, креолы, предпочитаем жен покорных, услужливых. А уж чего-чего, но покорности в мадемуазель Гирон днем с огнем не сыскать.

— Да, я заметил, — Саймон подавил улыбку. Умная — вероятно. Красивая — несомненно. Но покорная — нет, отнюдь. — Однако неужели никто из мужчин не находит эту дерзость привлекательной?

Мариньи неуверенно пожал плечами.

— Некоторым, может, и доставляет удовольствие находиться в ее компании, но не до конца жизни. И если быть до конца честным, то сомнительно, чтобы она особенно горела желанием выходить замуж.

Глаза Саймона сузились.

— Это почему же?

— По-моему, она считает, что мы все ее недостойны. И всегда так считала, с тех пор, как появилась в обществе. Разве вы не слышали, каким тоном она разговаривала с мужчинами на балу? И всегда она так… Это неподобающее превосходство так и витает вокруг нее в воздухе. Я сказал «неподобающее», потому что не так следует вести себя женщине с таким скандальным прошлым. По крайней мере, помягче, что ли. Она должна сознавать, какую честь оказывает ей молодой человек, опускающийся до ее уровня, — он отпил из бокала, — но это, видите ли, не по ней. Вот ее и называют Принцессой Пиратов за то, что ставит себя выше всех.

«Принцесса Пиратов, — подумал Саймон. — Да, прозвище ей, несомненно, подходит. Она и впрямь держится по-королевски».

Но кто посмеет осуждать ее за это? Один ее высокомерный дядюшка отнял у нее последние надежды на респектабельного мужа из креолов, а второй, мерзавец, отпугнул остальных. Креолы, с виду такие смелые и отчаянные, оказываются распоследними трусами, когда речь заходит о достоинстве в женщине.

Вынужденная принимать милостыню от родственников, равно как и презрение от большинства соотечественников, она только и могла, что напускать на себя гордый и независимый вид. Что еще ей оставалось? Редкая женщина могла бы выполнить рекомендации Мариньи и кланяться и расшаркиваться с людьми, которые смотрят на нее сверху вниз. А уж мадемуазель Гирон при ее-то гордости ни за что бы не стала поступать подобным образом.

Но в отличие от Мариньи, Саймон ее за это уважал. И любой американец отнесся бы к ней так же. Если бы месье Фонтейн не был так настроен против новых хозяев страны, она вполне могла бы найти себе подходящего мужа среди богатых американцев, которым понравилась бы эта ее пресловутая дерзость.

Но, уверяя себя в том, что это возможно, он все равно ощущал непривычную горечь. Образ мадемуазель Гирон в объятиях какого-нибудь славного американского парня почему-то его не утешил. Скорее даже наоборот.

— Уж не вздумали ли вы к ней посвататься, майор? — прервал его размышления Мариньи.

Он посмотрел на креола — Мариньи усмехался.

Посвататься к ней? Жениться на племяннице его заклятого врага? Невозможно. Камилла наверняка не одобрит его планов насчет «дяди Жака», а от мести за брата он не откажется ни за что. Даже ради нее.

Но Мариньи совсем незачем это знать.

— Посмотрим. С одной стороны, я не уверен, что готов к супружеской жизни, а с другой — эта женщина меня заинтересовала, что и говорить.

Мариньи осклабился.

— Осторожней, мой друг, осторожней! Можно ни за что ни про что проснуться женатым в одно прекрасное утро… — усмешка медленно погасла на его губах. — Но лучше сразу жениться, чем потерять жизнь. Потому что я искренне огорчусь, увидев вас насаженным на шпагу Зэна за то, что осмелились поглядеть в сторону его племянницы.

— Не беспокойтесь. Я не позволю Зэну насадить себя на шпагу.

«Наоборот, — добавил он про себя. — Это Зэну грозит такая участь. Можешь не сомневаться».

5

Только кинжал ведает, что находится в сердце репы.

Креольская поговорка
Солнце давно зашло. Юджина Фонтейн склонилась над котелком с теплым кофе в углу спальни, которую они делили с мужем. С помощью кофе она красила седеющие волосы и вздыхала. Дезире в последнее время довольно странно ведет себя. Вчерашнее ее недомогание прошло, но на лице сохранилось такое страдальческое выражение, что сердце матери просто разрывалось от жалости.

До вчерашнего дня Юджина была совершенно уверена, что и дочь не хочет выходить замуж за Линдера Мишеля. Юджина была даже рада этому. Ведь страшно подумать, что ее милой доченьке придется провести жизнь с таким стариком. Юджина понимала, что, несмотря на неуемное желание Августа завладеть капиталом месье Мишеля, он не будет настаивать на замужестве, если Дезире решительно откажется.

Но Дезире, похоже, перестала сопротивляться, и Юджину это сильно обеспокоило. Опасно допускать, чтобы и отец, и дочь были сосредоточены на одной цели, особенно если эта цель так глупо выбрана. Но Юджина-то точно знала, насколько глупо, а Августа, видно, пора просветить на этот счет.

Когда муж вошел в комнату, Юджина некоторое время приглядывалась к нему. Он казался грустным, но не сердитым. Значит, самое время попробовать. Она боялась, что, если будет и дальше молчать, все это может слишком далеко зайти.

Она вытерла длинные волосы и пошла к камину, досушивать. Ничто так успокаивающе не действовало на Августа, как вид причесывающейся Юджины. Ее роскошные пышные волосы были предметом его особой гордости, и большинство детей были зачаты именно после того, как она сидела с расческой у камина.

Услышав, как он сел на постель и скинул по очереди ботинки, она нагнулась, перекинула волосы вперед и начала расчесывать.

— Ты сегодня прекрасно выглядишь, — сказал он чуть охрипшим голосом.

Она подавила довольную улыбку. Похоже, можно начинать разговор.

— Да, но чувствую себя неважно.

— Правда? — в голосе слышалось искреннее беспокойство, а не раздражение. Хороший знак. — Надеюсь, ты не заразилась от Дезире.

— Сомневаюсь. Думаю, что ее болезнь не так проста. Вряд ли ею можно заразиться. Думаю, здесь кроется что-то более важное.

— Что ты имеешь в виду? — Она слышала легкий шорох снимаемой одежды.

— По-моему, она слишком переживает из-за месье Мишеля.

Он хмыкнул.

— С чего бы это? Она должна чувствовать себя польщенной от того, что ей уделил внимание такой… подходящий в качестве мужа человек. Тем более что ей-то вообще нечего предложить, кроме приятного характера.

Юджина обернулась к мужу. Он уже разделся и сложил белье в свой ящик. Август был аккуратным человеком, хотя бы это не входило в список его недостатков.

— Я могу понять, что богатство месье Мишеля делает его желанным зятем. Но нужно ли нам такое богатство?

Черные глаза Августа стали сразу жесткими и колючими под седыми бровями.

— А кто говорит, что это богатство нужно нам? Я вовсе не по этой причине настаиваю на свадьбе. Просто, похоже, Дезире не найти более подходящего поклонника. А она заслуживает мужа, который может дать ей все, что она пожелает.

— Это, конечно, так, — Юджина некоторое время расчесывала волосы дрожащими руками, пытаясь отыскать в себе смелость продолжать. — Но месье Мишель, по-моему, как раз и не способен этого сделать. Согласна, он богат, но… Когда в прошлом году умерла его жена… Видишь ли, я слышала, что в этом деле он сыграл довольно неприглядную роль.

— Что ты имеешь в виду? — Август начал расхаживать по комнате. На этот раз он, кажется, действительно был раздражен. — Причиной этой смерти послужило рождение ребенка. Женщины то и дело умирают при родах. Это, разумеется, весьма неприятно, но вряд ли месье Мишеля можно считать виновником этого печального события.

Легкость, с какой он говорил о смерти женщин при родах, поразила Юджину, и она осмелилась высказать все, что наболело.

— Отчего же? Известно ли тебе, что это не первый раз, когда она ждала ребенка? У нее уже было два выкидыша! Два! После первого врач предупредил месье Мишеля, что его жена не должна больше предпринимать попыток выносить ребенка, но месье Мишель настоятельно требовал наследника. Это ее и убило.

— Юджина, — вздохнул он, тон его был снисходительным. Этот тон она просто ненавидела. — Где ты наслушалась этих сказок? Какая глупая сплетница заморочила твою красивую головку эдакой чепухой?

— Представь себе, мне рассказала это жена доктора.

Он нахмурился, услышав, что это не простые слухи. Пожалуй, жена доктора могла многое знать. Но все же как несерьезно.

— В любом случае это неважно, дорогая. Месье Мишель повел себя как любой другой на его месте. Ты считаешь, что он должен был воздерживаться от интимных отношений с женой всю оставшуюся жизнь? Оставить все надежды на наследника?

О разводе он даже не подумал. Креолы не разводятся. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Она поднялась с кресла и подошла к мужу.

— Да, именно это он и должен был сделать, если хоть немного заботился о своей жене. Он же точно знал, что она умрет. Ты понимаешь, точно знал! Он попросту убил ее.

Август ужаснулся.

— Что ты говоришь?! А как насчет его физических потребностей? Может, от них ему тоже следовало отказаться, подавить их?

— Да, — упрямо вздернула она подбородок. — Или, если уж он никак не может этого перенести, пусть бы завел любовницу.

— Боже, ты совсем сошла с ума. — Он откинул назад ее густые волосы, вглядываясь в лицо. — А если бы врач подал подобный совет мне, ты что, ожидала бы, что я перестану навещать твою постель?

Она посмотрела ему в глаза, удивляясь, как подобный вопрос мог вообще сорваться у него с языка.

— Конечно! Если бы ты любил меня, ты бы так и сделал.

Сначала он удивился, потом рассердился.

— Просто поверить трудно! — Он зашагал по комнате. — В таком случае давай помолимся, чтобы врачам не пришлось нам этого советовать, ибо мне бы не хватило благородства подавить свои естественные желания, моя дорогая. Тогда ничто не остановит меня от посещений проститутки.

Она понимала, что он сказал это сгоряча, но ей все равно было обидно.

— Наверное, у всех разное понимание, что хорошо и что плохо, — сказала она с горечью.

Он остановился и посмотрел на нее с раздражением.

— Да брось, Юджина, не делай из мухи слона. Ты же знаешь, я никогда не причинил бы тебе вреда. Но, ей-богу, в толк не возьму, почему тебя так волнует то, как поступил со своей женой месье Мишель.

Иногда мужчины просто изумляли ее своей кристальной глупостью.

— Не возьмешь в толк? Ты же отдаешь ему нашу дочь! Отдаешь человеку, который упрямо испускал семя в свою жену, зная, что убивает ее.

— Ерунда и чепуха! — протестовал он уже из чистого упрямства. — Нет причин полагать, что Дезире не сможет родить ему ребенка. У нее отличная родословная и крепкие бедра…

— Твоя дочь — не лошадь! — возмутилась Юджина, но быстро понизила голос, когда он нахмурился. — Не в этом дело — сможет родить или не сможет. Разве тебе настолько безразличны ее чувства? Разве тебе все равно, как муж будет с ней обращаться?

— А с чего бы это он стал с ней плохо обращаться? Во имя господа, ты даже не знаешь, правду ли говорила докторова жена. Может, она все это выдумала.

Качая головой, она вернулась к камину и принялась яростно причесываться. К чему с ним разговаривать, если он не в состоянии понять простейших вещей. Как упрямый мул, не хочет признать, что случившееся с Октавией вполне может ожидать в ближайшем будущем и его дочь.

— Юджина, — миролюбиво произнес он, положив сзади руки ей на плечи, — ты завелась на пустом месте.

К собственному удивлению, она отрезала:

— Не тронь меня! — Возможно, такие слова прозвучали впервые со дня их свадьбы.

И поразили его эти слова не меньше, чем саму Юджину, потому что он выдал такое проклятие, какого она от него за всю жизнь не слышала. Август уселся на кровать и скрестил на груди руки.

— «Не тронь»?! Просто не верится. Дьявол! Это безумие чистой воды. Пока ты забиваешь себе голову глупостями, у тебя под самым носом происходят вещи намного более важные.

— Какие, например? — одарила его Юджина надменным взглядом.

— Во-первых, твоя племянница оказывает на Дезире дурное влияние. А во-вторых, она дурно влияет и на тебя. Скажи по-честному, ведь это не сказочки докторовой жены так на тебя подействовали, а постоянные рассуждения Камиллы о том, какие изверги эти мужчины.

— Неправда!

Но он продолжал, будто не слыша ее:

— Эта девчонка приносит одни неприятности, говорю тебе! Она слишком долго прожила среди пиратов, а нам теперь расхлебывать последствия безумных похождений твоей сестрицы. Сначала Камилла выставила нас дураками перед обществом, потом танцевала с американцем, а теперь… Ох, ты просто будешь в шоке, когда узнаешь, что мне про нее сегодня сказали.

Юджина с удовольствием не обратила бы внимания на его попытки отвлечь ее от предмета разговора, но любопытство взяло верх. И она знала, что, пока не спросит, он не скажет.

— Что же такое ты услыхал?

— На базаре мне рассказали, что кто-то видел Камиллу на улице Сант-Петер: она беседовала с майором Вудвардом.

Юджина затаила дыхание. Да, Камилла была сегодня так напугана, когда вернулась утром. Стала вдруг оправдываться, что захотела немного пройтись, но щеки ее пылали, а юбка вся запылилась. Хотя, конечно, это вовсе не в ее стиле — тайком улизнуть из дому, чтобы встретиться с мужчиной, будь он даже таким красавчиком, как майор Вудвард. Независимо от того, что думал Август о ее запятнанном прошлом, Камилла была девушкой с головой.

Ах, в какое затруднительное положение попала Юджина! Сказать Августу об утреннем происшествии или нет? Если она скажет, то подтвердятся все его подозрения и Камилле грозят большие неприятности. Конечно, нельзя прощать девушке тайное свидание с мужчиной. Но что, если это была просто случайная встреча? Стыдно было бы наказывать Камиллу за подобную ерунду.

— Я вот что тебе скажу, — продолжал Август. — Если это была она — а я непременно это выясню, — то я предприму срочные меры.

— Срочные меры? — пролепетала Юджина. — Какие такие срочные меры?

— Я знаю, ты любишь девчонку, — сказал Август, и теперь в его взгляде промелькнула хитринка, — но я не спущу ей позорное поведение, это может погубить всех нас. Если я узнаю, что она и в самом деле встречалась с мужчиной, за разговоры с которым я уже ее наказывал, то мне другого выхода не останется. Я отправлю ее в монастырь Святой Урсулы.

Юджина, не веря своим ушам, очень тихо спросила:

— Что ты имеешь в виду?

Он пожал плечами.

— Она станет монашкой. Не позволю, чтобы она смущала других девочек своим бесстыжим поведением. А что ей остается-то? Поклонника у нее никогда не было и, похоже, не предвидится, — он послал Юджине победный взгляд. — И я не могу допустить, чтобы она отпугнула единственного человека, пригодного в мужья Дезире.

Глядя на мужа во все глаза, Юджина внезапно поняла, к чему он клонит, раньше он никогда не угрожал послать Камиллу в монастырь. Нет, здесь явно кроется нечто большее, чем просто беспокойство о ее «дурном влиянии». Ну, конечно! Он пытается заставить Юджину забыть о ее тревогах по поводу месье Мишеля. Август знал, как она любит Камиллу и как рассчитывает на ее помощь. Хитер, ничего не скажешь. «Я отошлю Камиллу, если ты не сделаешь по-моему», — вот что хотел он сказать.

Попробовав все-таки еще раз переубедить его, она сказала:

— Я понимаю, что раньше у Камиллы не было поклонника, но что, если… что, если этот американец всерьез захочет на ней жениться?

— Ха! Этот мужлан, немногим отличающийся от дикаря? Сын охотника, прости господи! Он и ему подобные не женятся, дорогая моя. Он за ней увивается только потому, что считает ее доступной! Он, несомненно, ищет любовницу, — он поскреб щетинистый подбородок. — Поэтому мы и обязаны положить конец всяческим тайным свиданиям, пока не поздно.

— Она не могла видеться сегодня с майором Вудвардом! — вырвалось у Юджины прежде, чем она успела подумать. — Это невозможно. Я весь день была с ней.

Глаза у него подозрительно прищурились.

— Да? А почему же ты раньше этого не сказала? Она отвернулась к огню и погрузила в волосы расческу, боясь показать замешательство.

— Я… как-то не подумала… не вспомнила об этом раньше. Но это правда. Мы ходили по магазинам, потом вернулись вместе домой и готовили обед, и потом…

— Понятно, — Август не выносил ее отчетов о проведенном дне. — Ну что ж… Значит, тот, кто ее видел, ошибся, — он нахмурился. — Но предупреждаю, Юджина, если до меня дойдет хоть крохотный намек на то, что девушка замечена в чем-то подобном, я тут же отсылаю ее в монастырь. Ни в коем случае не позволю ей погубить виды Дезире на выгодное замужество.

Теперь сомнений быть не могло: это прямой шантаж. Она проиграла эту битву. Если она станет настаивать, чтобы он прогнал месье Мишеля подальше от этого дома, он найдет способ отделаться от Камиллы.

Но разве можно допустить, чтобы Дезире вышла замуж за старого мерзавца? Она прикусила губу. И зачем только она пыталась его переубедить? Независимо от того, что она говорит или думает, он все равно выдаст Дезире за Линдера Мишеля. А если она будет продолжать перечить ему, то еще и отошлет Камиллу к монашкам. И Юджина потеряет обеих девочек только потому, что осмелилась высказать свое мнение.

— Дезире выйдет замуж за месье Мишеля, любовь моя, — проворковал он. — Ведь так будет лучше, правда?

Ей потребовалось все имеющееся в наличии мужество, чтобы подавить гнев и сказать:

— Да, дорогой. Тебе виднее.

Повисла долгая тишина. Потом она не глядя почувствовала, что он встал с кровати и подошел к ней.

— Разве волосы еще не высохли? Пора в постельку. Уже поздно, — голос у него был обволакивающий, соблазняющий. Он понял, что победил, и теперь хотел отпраздновать эту победу.

Ах, негодяй! Надо было сказать, что у нее найдется место, где сегодня спать. Она вздохнула. Нет, так не подобает вести себя хорошей креольской жене, когда муж желает заняться с ней любовью. А она всегда была хорошей женой. Ей по-настоящему нравилась физическая сторона супружеской жизни, и она гордилась, что достаточно хороша в постели и у ее мужа никогда не возникало желания заводить любовницу.

Но сегодня не тот случай. Хоть она и разрешила ему отвести себя к постели и уложить, больше почти ничего не позволила. Она не сопротивлялась, когда он, подняв рубашку, стал поглаживать ее груди, но на дальнейшее ее не хватило, такое вдруг она почувствовала отвращение. И она опасалась, что, похоже, не скоро еще начнет снова испытывать от этого удовольствие.


Камилла еще долго стояла в коридоре, примерзнув к полу, около спальни дяди и тети после того, как услышала их разговор. Она не собиралась подслушивать, нет, правда. Она просто шла мимо, чтобы принести снизу стакан молока для Дезире. Но не смогла не остановиться, услышав имя Октавии Мишель.

К сожалению, услышала она немного больше, чем ей хотелось. С трудом сойдя с места, как во сне вернулась она в комнату Дезире. Для нее, конечно, не было новостью, что месье Мишель был бесчувственной скотиной. Она это знала с самого начала, но теперь, имея полное представление о его гнусном характере, она еще яростнее будет бороться за спасение Дезире. Не слишком ее удивило и то, что дядя Август, узнав такие ужасные вещи о женихе, все равно продолжал настаивать на свадьбе. Семье нужны средства на жизнь, и это понятно. А дядя Август никогда не считал, что женские чувства — предмет, стоящий какого-либо внимания.

Нет, больше всего ее удивило совершенное его равнодушие к ней. Камилла догадывалась, конечно, что он считает, будто от племянницы — одни расходы. К тому же она подрывает репутацию семьи, и вообще само ее существование создает проблемы. Но придумать такую дикость — отправить ее в монастырь — этого она никак не могла от дяди ожидать.

Сама идея была смехотворной. Неужели монахиням нужна пиратская дочка? А как они гордятся, что дают заблудшим женщинам шанс начать новую жизнь… Это просто невыносимо. Если он хотя бы заикнется о монастыре, она просто пойдет жить к дяде Жаку, и всех-то делов. Уж он-то никогда не отдаст ее в монахини.

И все же ей было больно от того, что дядя Август такое придумал. И только потому, что ее видел какой-то прохожий! Кстати, каким образом мог он ее видеть? Когда? Где? Она ведь была так осторожна. Спасибо, что тетя Юджина солгала ради нее. Камилла не понимала, почему она на это решилась, но была страшно благодарна.

Жаль, что тете не удалось переубедить дядю Августа. Если бы тетя Юджина была покрепче духом, Камилла призналась бы ей, что Дезире беременна, и заручилась бы ее поддержкой в поисках исчезнувшего любовника. Но теперь тетя не осмелится и слова ему сказать поперек, потому что предательский скрип кровати говорит о том, что она сдалась.

Камилла дошла до дверей спальни, погруженная в глубокие раздумья. Неужели это и есть супружеская жизнь? Мужчина выдумывает правила, а женщина должна неукоснительно им следовать? Если так, то это не для нее.

К тому же шанса выйти замуж у нее не осталось. Дядя Август совершенно точно предсказал ее будущее. А предложение тети о том, что американец может сгодиться ей в мужья, доказывает только то, что и она считает: попытки найти другого успехом не увенчаются. И насчет майора Вудварда дядя, наверное, тоже прав. Майор никогда бы на ней не женился. Он слишком занят набиванием карманов процентами с преступного бизнеса дяди Жака.

Но, открывая дверь, Камилла усмехнулась. Да к чему ей вообще об этом задумываться! Ни за что на свете она не согласится выйти замуж за бесчестного человека. Он, конечно, по-своему недурен, этот майор, а главное, каждое его прикосновение заставляет ее кровь бежать быстрее. В этом он, конечно, преуспел, ничего не скажешь.

Но Камилла слишком хорошо знала, чем кончается влюбленность в преступников. Она безумно любила отца и в глубине души была уверена, что ее родители были бы до сих пор живы, не стань он пиратом. Каким романтическим ореолом ни окружай пиратство — а ее кузины просто с ума сходили: «Ах, как романтично! Ах, какая прелесть. Надо же, дочь пирата. Ах! Ах!» — все равно преступление остается преступлением и непременно приводит к трагедиям.

Нет, нужно поставить их отношения с майором на чисто деловую основу. Если повезет, они вообще больше не встретятся, если удастся ограничиться только перепиской. После того, как любовник Дезире будет найден и все уладится, Камилла никогда больше не будет иметь никаких дел с майором.

И не важно, что мысль об этом заставила заныть сердце. Лучше поскорее перестать думать об этом.

Образ майора Вудварда стоял перед глазами Камиллы, когда она вошла в спальню. Но, поймав на себе выжидательный взгляд кузины, она поняла, что забыла то, за чем, собственно, и ходила. Стакан молока.

— Прости, Дезире, голова у меня что-то стала дырявая, — пробормотала она и снова вышла. На этот раз спальню дяди и тети она миновала чуть не бегом. Но теперь ее мысли были заняты делами кузины.

Что же делать с Дезире? Если бы рассказ о судьбе Октавии мог повлиять на ее решение, она бы ей все рассказала. Но, к сожалению, это ничего не изменит. Дезире все так же будет твердить, что писать ее любимому слишком поздно. И даже если он ближе, чем думает Дезире, не исключено, что майор прав, и этот легкомысленный юнец откажется жениться.

Однако это только домыслы, прежде всего нужно выяснить его имя. Камилла сегодня весь день изобретала план, который должен в этом помочь.

Среди многочисленных талантов Камиллы числилась способность развлекать детей невероятными историями. Дезире тоже слушала их с удовольствием. И Камилла решила потешить ее рассказом, в котором фигурировали бы имена всех четырех солдат.

Она поспешила через двор на кухню и, налив стакан молока, быстро вернулась в дом.

Когда она вошла в спальню, Дезире сидела у окна в кресле-качалке, и лицо ее казалось бледнее обычного.

— Ты так добра ко мне, — проговорила она слабым голосом, когда Камилла протянула ей стакан. — Я рада, что ты теперь все обо мне знаешь. Ненавижу что-то от тебя скрывать.

Камилла улыбалась, глядя, как кузина, отложив шаль, которую вязала для матери, мелкими глотками пьет молоко.

— Я тоже рада. Но все же ты не права, и то, что ты делаешь, — ужасно.

Дезире взглянула на нее с упреком.

— Я не хочу говорить об этом.

— Знаю. Но стоит тебе назвать его имя — и я его из-под земли достану.

Слезы навернулись на глаза Дезире, она опустила голову.

— Ты обещала держать все в тайне. Обещала, что не будешь спорить с моим решением. Не надо, не надо было говорить тебе! Зря я…

— Ой, Дезире, ну прости, прости меня! — Камилла присела на подлокотник и обняла кузину за плечи. Она, конечно, не приняла случайно вырвавшиеся у Дезире обидные слова всерьез. Все это эмоции, и только. Дезире просто не видела другого выхода, кроме брака с месье Мишелем. — Все образуется, дорогая моя, все образуется.

Она бормотала успокаивающие слова, пока Дезире не перестала всхлипывать. Видно, все придется взять на себя, не рассчитывая на помощь вконец павшей духом кузины.

— Постой-ка, у меня есть чем тебя позабавить. Я сегодня придумала для ребят рассказик… Можно, я прочту его сначала тебе, а ты скажешь, удачно получилось или не очень?

Дезире вытерла слезы кулаками.

— Я… ну не знаю. Я хотела сегодня закончить вязать эту шаль… и у меня совсем нет настроения слушать сказки.

— А ты вяжи и слушай. Это отвлечет тебя от грустных мыслей, — настаивала Камилла. Если отложить до завтра, неизвестно, представится ли ей удобный случай. Кроме того, она хотела поскорее доставить майору записку, чтобы он мог уже завтра этим заняться.

— Ладно, — Дезире допила молоко и вернулась к вязанию. — Если так хочешь — читай. Но совершенно не понимаю, зачем тебе понадобилось мое мнение. Боюсь, из меня выйдет не слишком подходящий судья для литературных шедевров.

— Поверь, этому опусу до них далеко, — со смехом сказала Камилла, вытаскивая из ящичка стола листок и усаживаясь так, чтобы было удобно наблюдать за лицом Дезире. — Итак, слушай. Однажды давным-давно жил-был банковский служащий Кит Мериуезер. — Она быстро подняла глаза на кузину.

Но у Дезире был скорее скептический вид, нежели ошеломленный.

— Кит Мериуезер? Но это же американское имя. Почему бы не сделать его креолом? Детям будет понятнее.

— А почему я обязательно должна делать креолов героями всех сказок? Я подумала, что на этот раз нужно выдумать что-нибудь поинтересней. Да и вообще, пусть привыкают.

Вязальные спицы Дезире стукались друг о дружку с тем же ровным цоканьем, что и раньше.

— Ну не знаю. Американец он или креол, а вряд ли детям будет интересно слушать сказку про банковского служащего.

Камилла заговорила уже несколько раздраженно:

— Там будет достаточно приключений, не волнуйся. Слушай дальше. Кит очень любил рассказывать всякие небылицы, так что другие клерки, очень серьезные и недоверчивые, считали, что из него никогда не получится хорошего банкира, о чем каждый из них втайне мечтал. К тому же они прознали о его слабости — заходить каждый вечер в игорный дом на стаканчик пива после работы, что характеризовало его в их глазах как человека невысокой морали.

— Да, большинство мужчин не могут обойтись без развлечений, — сказала Дезире. — Но насколько я понимаю, банковскому клерку действительно совсем не к лицу так поступать. А американцы, кажется, вообще этого не одобряют.

Камилла нахмурилась.

— Он же не играл в азартные игры. Просто заходил выпить пива. Ясно?

Пожав плечами, Дезире пробормотала:

— Да ради бога, мне-то все равно. Это твоя история. Я только подумала, что тебе не помешает об этом знать.

— Ах, перестань придираться! — совершенно уже вышла из себя Камилла и тут же упрекнула себя за это. В конце концов, эта дурацкая сказка вообще не имеет для нее никакого значения. Главное, чтобы Дезире услышала имена действующих лиц. — Ну вот. Когда Кит сидел однажды за столиком, скрытый от глаз остальных посетителей толстой колонной, он случайно услышал, как трое посетителей упомянули в разговоре их банк. Он тут же навострил уши, особенно когда понял, что разговор идет об ограблении.

— О, это уже интересно, — спицы замерли у Дезире в руках. — Грабители!

— Кит слушал очень внимательно, — продолжала Камилла, — ведь если бы ему удалось поймать грабителей, он утер бы нос всем своим сослуживцам. И, прислушиваясь, он ухитрился запомнить имена трех преступников: Николас, Дэниел и Джордж. И еще человек по имени Джордж говорил, что у него есть сестра Серена…

— Джордж? — переспросила Дезире, и глаза ее округлились.

Камилла затаила дыхание.

— Да. А что?

— Но Джордж — не имя для воришки. Оно слишком скучное, обыкновенное.

Камилла надеялась усмотреть какой-то знак, подсказавший бы ей, что возражения Дезире против этого имени носят не просто эстетический характер. Но ничего такого она не заметила. Может быть, что-то выяснится, когда Камилла назовет фамилию?

— Так уж ему повезло, — сказала Камилла. — В общем, месье Мериуезер решил доложить об этом полиции, но увидеть воров он не успел: они смешались с толпой, окружающей игорный стол. Но он все равно поставил полицию в известность о готовящемся ограблении. Над ним лишь посмеялись, поскольку все в городе знали, что Кит — мастер плести небылицы.

Дезире покачала головой, очевидно, в знак осуждения городских властей за легкомыслие.

— На следующий день трое в масках ворвались в банк, выхватили пистолеты и стали угрожать смертью всем, если им не отдадут золото.

Дезире забыла о вязании и подалась вперед с круглыми от любопытства глазами. Камилла подавила улыбку.

— Когда Кит их увидел, он сразу понял, что надо делать. И пока управляющий выкладывал им золото, он заговорил: «А вас, господа грабители, не так трудно узнать, как вам кажется». Те испугались и потребовали от Кита объяснений. «Моя мать была цыганкой и многому меня научила, — соврал он. — И, даже встречая человека впервые, я могу назвать его имя. Вот вас, например, И зовут Николас, Дэниел и Джордж. Правильно?»

Здорово! — воскликнула Дезире. — Этот твой Кит отлично соображает.

Камилла с улыбкой продолжала:

— «Как ты это узнал?» — вскричали изумленные воры. Клерк склонил голову. «А я вообще все о вас знаю. Знаю даже, что у Джорджа есть сестра по имени Серена. И если вы и впрямь ограбите этот банк, я приведу полицию прямо к вашим домам».

Бандиты остолбенели. Они совершенно растерялись, но, пока Кит водил их за нос, другому служащему удалось выскользнуть с черного хода. Грабители медлили, не зная, что предпринять. Приехала полиция и арестовала их. — Камилла посмотрела на Дезире. — Все были просто потрясены, узнав, что грабителей действительно звали Николас Тэйлор, Дэниел Пендлентон и Джордж Уайз.

Камилла ждала реакции кузины, но ее не последовало. Никакой! Дезире не побледнела, не огорчилась, наоборот, она улыбалась.

— С тех пор, — закончила Камилла, не отрывая взгляда от Дезире, — все служащие банка стали с уважением относиться к Киту Мериуезеру, и, когда он начинал рассказывать свои байки, все слушали, не перебивая.

Дезире захлопала в ладоши.

— Отличная история. — И тут она задумалась. — Но мне кажется, тебе все-таки стоит изменить имена персонажей. Кит имя подходящее, но Николас — слишком благородное, а Джордж — слишком напыщенное для бандита. Разве преступники не должны носить клички типа Джудас Черный или еще какие-нибудь в этом роде? Если у них будут настоящие имена, их трудно будет запомнить.

Камилла недовольно поджала губы. Эти дурацкие имена предназначались лишь для того, чтобы смутить Дезире, а не сделать из нее литературного критика. И хотя у нее было отвратительное ощущение, что эксперимент с треском провалился, она сказала:

— То, что я использовала настоящие имена, делает эту историю более похожей на правду. А фамилия Уайз («Мудрый») даже придает рассказу немного иронии.

Пожав плечами, Дезире снова застучала спицами.

— Может, и так. Но дети это вряд ли оценят. Я бы и не сообразила, не подскажи ты мне.

Камилла еле удержалась, чтобы не сказать, что ее совершенно не интересует мнение детей. Забираясь под одеяло, она почувствовала примерно то же, что должен чувствовать ребенок, упустивший из рук птичку. Столько надежд возлагалось на эту проверку, но, видимо, майор Вудвард назвал не те имена.

Дезире не смогла бы настолько скрыть свои чувства, тем более сегодня. Узнай она хоть одно имя, она непременно бы выдала себя. Но, может быть, майор забыл какого-нибудь еще солдата. Под его началом ведь немало людей.

Вдруг Камилла вспомнила, как Дезире утверждала, что ее любимый далеко и до него не добраться так быстро. А что, если это и впрямь так? Тогда четверо из Батон-Руж исключаются. О боже, какая путаница!

Она заново прокрутила в голове разговор той ночи и сообразила, что Дезире ни разу не утверждала, что молодой человек — солдат. Ведь Камилла сама пришла к этому решению. А что, если возлюбленный кузины как-то иначе связан с майором? Да, наверное, в этом все дело. Может быть, они друзья? Офицер ведь тоже может быть молодым. Не нужно было делать таких поспешных выводов.

Что же теперь?

Единственное, что она могла теперь сделать, — это умолять майора Вудварда помочь ей разобраться. Должен же быть какой-то ответ на все вопросы. Пусть майор вспомнит, не покидал ли часть кто-то еще из его знакомых. Завтра она ему напишет.

Точно! Именно это она и сделает. Напишет майору, и они вместе что-нибудь придумают. Вдвоем.

6

В плохую ночь пусть событиями правит вино.

Испанская поговорка
Ночь была морозная и ясная, но не такая холодная, как в день бала. Саймон сидел за столом в своей комнате и смотрел в окно. Он отпустил слугу — свободного негра по имени Луис, и теперь совсем захмелел от бренди, которое прислал ему Жак Зэн в знак дружбы.

Сегодня он опять ходил на бал. Понимал, что совершает ошибку, и все равно пошел. Себя не обманешь — он хотел увидеться с мадемуазель Гирон. Посмотреть на нее издали. К сожалению, стоило ей только заметить его, как она сразу же подала этот глупый условный знак, о котором упоминала в день их последней встречи: сигнал того, что она будет ждать его на балконе. Он не пошел ни на какой балкон. Удрал с бала, как последний трус, и вернулся домой. Он вздохнул и посмотрел на стол, где были разложены три ее письма — по одному в день. И каждое последующее было еще более нахальным и требовательным, чем предыдущее.

Рано или поздно придется на них отвечать. Она писала, что четыре предложенных майором имени не произвели на кузину ни малейшего впечатления, и просила подумать, что делать дальше. Может, он перепутал имена или кого-нибудь забыл упомянуть?

Он покачал головой. Кроме этих четверых, никто из его подчиненных не покидал Нового Орлеана за последние два месяца. Так что одно из двух: или она сама что-то напутала, или ее кузина просто дурачится.

Скорее всего, последнее. И еще мадемуазель Гирон вот до чего додумалась: она говорит, что отцом ребенка может быть не солдат, а офицер. Карамба и черт подери, эта кузина наверняка наврала ей с три короба. Женщина, оказавшаяся в столь опасной ситуации, готова городить бог знает что.

Проще, конечно, было бы об этом вообще не задумываться. Но само собой ничего не происходит. Значит, Дезире клянется, что ее любимым был американский солдат, который теперь уехал. Таким образом, она может скрыть его имя и спокойненько выйти замуж. Мадемуазель Гирон говорит, что девушка не особо привлекательна. Так почему она будет пренебрегать шансом отхватить себе богатого мужа?

Однако Камилле он сказать этого не может. Она попросту обидится в очередной раз. Она наотрез отказывается верить, что ее кузина может строить какие-то корыстные планы.

Он глотнул бренди. Горло обожгло, и по всему телу разлилось приятное тепло. Внутри потеплело. Он развязал галстук и бросил его на стол. Потом скинул пиджак, жилетку и расстегнул верхние пуговицы на рубашке. И сделал еще глоток бренди, затем еще и еще.

Нужно отдать должное Зэну — напиток отличный, может, даже самый лучший. Пират ничего не делал наполовину. Так же, как его племянница. Если она поставила себе цель найти любовника кузины, то ее ничто не остановит.

Он откинулся на спинку стула, и хмель повлек его мысли туда, куда он запрещал себе заглядывать в трезвом виде. Камилла Гирон на балу! Она была в одном из этих дурацких полупрозрачных платьев, которые оставляют мало простора для воображения. Когда она стояла, или шла, или танцевала, ему чудилось, что он видит под тканью ее красивые длинные ноги и узкие щиколотки.

Он мрачно допил бренди. Однако не он один положил глаз на девушку. После выступления на предыдущем балу к ней как магнитом тянуло креолов… Он успел заметить, как она танцевала по крайней мере с двумя из них.

Креолы. Он усмехнулся. И как она вообще терпит этих напыщенных снобов? Один негодяй прижался к ней так плотно во время танца! Щеки ее пылали, а тело грациозно повиновалось ритму музыки. Неудивительно, что в головах молодых людей возникали весьма фривольные мысли.

С губ его сорвался вздох. Вероятно, мысли, схожие с его теперешними, терзали многих. Как жаждал поцеловать он этот влекущий розовый рот, выпустить из плена шпилек и гребней волосы и погрузить в них пальцы… уложить ее в постель…

Карамба, черт тебя подери! Он заерзал на стуле от резкой боли в паху. Если и дальше продолжать в том же духе, он скоро сойдет с ума. Он не переставая думал о ней с их последней встречи, поэтому, как дурак, потащился сегодня на бал. Не смог удержаться, так захотелось ему увидеть Камиллу.

И почему она на него так действует? Рассказ Мариньи о ее детстве, конечно, вызвал в нем сочувствие, но дело не только в этом. И даже не в том, что она так восхитительно красива. Нет, этого нельзя объяснить. Он только понимал, что думает о ней больше, чем допустимо… и безопасно.

Ее ежедневные послания только подливали масла в огонь. Если бы он мог потянуть время, пока не разберется с Жаком Зэном… Тогда бы до нее дошло, что он ничем не может помочь ее кузине.

К сожалению, промедление невозможно. Ближайшая возможность арестовать Зэна и его людей появится у него не раньше чем через две недели, когда пираты предпримут вылазку в город для сбыта нелегальных товаров. Тут он их и сцапает.

Кроме того, тянуть время означало избегать ее. А это оказалось выше его сил. И игнорировать ее отчаянные послания он тоже не мог. Он просто обязан объяснить ей, что она ошибается насчет своей кузины, иначе и быть не может.

Он взял ее последнюю записку, перечитал и вздохнул. Очередная версия, как обычно. Она предполагает, что кузина говорила не о солдате, а о ком-то другом, имеющем отношение к Саймону, может быть, об офицере. Проблема в том, что ни один офицер не покидал города за последние месяцы.

Но был человек, имя которого связано с Саймоном и который уехал из Нового Орлеана после недолгого пребывания. И этот человек — его младший брат Нейл.

«Это невозможно, — говорил он себе, шагая по комнате. — Нейл не повел бы себя как негодяй. Никогда! Он хорошо понимает, что такое честь».

Если Джошуа и Саймон провели детские годы на природе, путешествуя с отцом в самые отдаленные закоулки страны, то Нейл родился как раз перед тем, как отец приобрел торговую компанию. Саймону тогда исполнилось девять, а Джошуа тринадцать. Так что Нейл был цивилизованным человеком до мозга костей. В чем, в чем, а уж в этом отец преуспел. Мать Саймона умерла, рожая Нейла в полузаброшенной избушке вдалеке от врачей. Отец принял единственно возможное решение — перевезти семью в город. Так что Нейл воспитывался в совершенно иных условиях, чем Саймон и Джошуа.

Джошуа пошел в армию в шестнадцать лет, Саймон последовал его примеру, едва дождавшись положенного возраста. Нейл единственный, кто остался заниматься семейным бизнесом. Когда отец заболел, именно младший брат взял в свои руки управление торговыми операциями, и у него, надо признать, отлично получалось. Он был смелым, честным… может, излишне скромным, но, несомненно, хорошим человеком. Нет, ему было не свойственно обманывать юных дев.

И уж разумеется, если бы Нейл соблазнил девственницу, он бы обязательно на ней женился. Не бросил бы ее беременной, не позволил бы выходить замуж за нелюбимого человека.

Кроме того… Саймон налил себе еще бренди. Кроме того, Нейл… ну, словом… он совсем другой. Он мягкий и настолько уважает женщин, что частенько позволяет им водить себя за нос. Мадемуазель Гирон сказала, что кузина ее порвала с любовником, когда узнала, что отец будет возражать против их свадьбы. Саймон слишком хорошо знал, что, если женщина решает порвать с Нейлом, он не будет спорить, уважая ее решение, а отправится зализывать раны в одиночестве.

Но все это, разумеется, вовсе не означает, что именно Нейл был любовником Дезире Фонтейн.

Саймон потряс головой, чтобы в мозгу прояснилось. Несмотря на алкогольный туман, он знал, что прав. Нейл не способен совершить ничего предосудительного. Он не стал бы заводить роман с девушкой, чья семья недовольна его происхождением. Нейл относился к подобным условностям с намного большим уважением, чем кто бы то ни было из знакомых Саймона.

Саймон шагнул к столу и поставил стакан. Нет, Нейл не может быть отцом ребенка. Это абсолютно невозможно. Значит, кузина Камиллы просто выдумала эту историю.

Но тогда перед ним снова встает дилемма. Как убедить в этом Камиллу? И каким образом тогда он предупредит ее вмешательство в план поимки Зэна?.. Ах, черт!..


…Луна посеребрила крыши Нового Орлеана, когда Камилла тайком выскользнула из дома Фонтейнов. Она на мгновение замерла у стены и огляделась в бледном сиянии уличных фонарей. Похоже, ее исчезновения никто не заметил. Ну и слава богу — и без этого проблем выше головы.

К счастью, на улице в этот вечер было почти безлюдно, хотя время было не позднее. Соседи еще не вернулись с бала, откуда она только что сбежала. Майор Вудвард тоже там был, но никак не отреагировал на ее знаки, так что ей не удалось потребовать у него ответа на все ее записки.

Он просто взял и удалился, а она чуть не выскочила вслед за ним, окончательно рассвирепев. И тогда ей пришла в голову великолепная мысль. Он же говорил, что живет за городскими воротами на Бэйю-роуд. Почему бы ей не отправиться прямиком туда и не заглянуть в гости к майору? Тогда уж он не отвертится от прямого ответа.

Сказавшись больной, она попросила дядю отпустить ее домой. Август Фонтейн был всецело поглощен заботой о том, чтобы Дезире проводила как можно больше времени с месье Мишелем. Тетушка во все глаза следила за другими дочерьми. Благодаря этому Камилле было позволено не только покинуть бал, но и вернуться домой без сопровождения.

Она не могла не воспользоваться такой прекрасной возможностью потратить два часа с лишним как ей заблагорассудится. Примчавшись домой, она сказала Чу-чу, что ложится спать, а сама — за дверь. Теперь остается только отыскать дом вероломного американца и призвать его к ответу.

Это, разумеется, безрассудство. Ни одна благородная леди не отправится в гости к мужчине без сопровождения. Тем более к мужчине вроде майора Вудварда. Сама идея подобного поступка внушала ей трепет. Но она была ко всему готова! Рука ее скользнула в карман пальто и нащупала перламутровую рукоять кинжала, некогда принадлежавшего отцу. Если майор начнет выходить за рамки дозволенного, она по крайней мере сможет за себя постоять.

Нужный ей дом оказался несколько дальше, чем она предполагала. После утомительной прогулки по совершенно пустой ночной дороге она наконец добралась до пересечения Экспландэ и Бэйю-роуд. Здесь стоял единственный дом, эта часть Нового Орлеана еще не была толком заселена. Неудивительно, что дядя Жак обеими руками ухватился за идею использовать это здание как перевалочный пункт. Позади столь удобно расположенного дома шумел залив, вокруг — ни одной живой души, ни одной постройки, так что вряд ли кто-то заметит небольшую группу людей с поклажей.

Волнуясь, Камилла поднялась на крыльцо. Постучав, она сразу поняла, что действительно не ошиблась адресом, потому что до боли знакомый голос прорычал из-за двери:

— Кто там?

Она не ответила, боясь, что, узнав посетителя, он не откроет. На ее счастье, это сработало, за дверями раздались шаги, щелкнул замок, и она очутилась лицом к лицу с майором Вудвардом.

Он держал в руке канделябр с горящими свечами, ярко освещая собственное изумленное лицо.

— Мадемуазель Гирон, — словно не веря своим глазам, удивленно произнес он.

Она сразу же засомневалась в правильности своей затеи, заметив, что на нем ни пиджака, ни жилета, а рубашка наполовину расстегнута. Вид был довольно-дикий и беспокойный, не так должен выглядеть человек, с которым не страшно оставаться наедине.

— Я… прошу прощения, сэр… вижу, я не совсем вовремя…

— Вовсе нет. Зайдете? — Он освободил проход и оглядел улицу за ее спиной. Она медлила и неуверенно смотрела на него. Тогда он добавил чуть резче: — Да заходите же, пока вас никто не заметил.

Она молча вошла, хотя в душе кляла себя на чем свет стоит за то, что явилась вот так, без предупреждения — мало ли чем может быть занят человек. Вудвард закрыл дверь и поставил свечи на столик в прихожей.

— Позвольте вашу накидку, мадемуазель, — голос у него был хрипловатый, а тон несколько фамильярный.

Да, ей не стоило приходить, это точно.

— Нет, я… я вообще-то ненадолго, — начала она, но он уже развязал ей пояс, и, не успела она опомниться, накидка уже висела на вешалке.

Он снова обернулся к ней, в глазах плясали пугающие огоньки.

— Итак, мадемуазель Гирон собственной персоной. Какая нежданная радость, — это прозвучало немного насмешливо, а глаза его, печальные и любопытствующие, скользили по ее платью.

Она не переоделась после бала и теперь корила себя за оплошность. Платье было весьма неподходящим для делового разговора. Для бального зала, где сотни других женщин были одеты примерно так же, этот наряд годился как нельзя лучше, но в тесной комнате, освещенной мягким сиянием нескольких свечей, он казался просто вызывающим. Под голодным взором майора Вудварда Камилла ощущала себя девственницей, отданной на растерзание ненасытному дракону.

Ох, право, лучше было дома сидеть. До чего же она глупа! Теперь надо как можно скорее ретироваться, да постараться сделать это повежливее, чтобы, не дай бог, не обидеть его. Она шагнула к вешалке, схватила накидку и поспешила к выходу.

— Я вижу, что пришла не вовремя, месье, — бросила она на ходу, — не хочу отнимать у вас время, извините…

Ей удалось даже отворить дверь, но он тут же захлопнул ее перед самым носом Камиллы. Она резко обернулась и снова, как тогда на улице, попалась в ловушку его рук.

— Ну что вы, не уходите. Зачем же так торопиться? — Его голос, бархатный, обволакивающий, окончательно поверг Камиллу в смятение. — Вы ведь еще не сказали, зачем пожаловали.

Тут она вспомнила, что вооружена, хотя кинжал лежал в кармане накидки, которую в этот момент она держала в руках. Она ощущала под ладонью его твердый край и при необходимости могла им воспользоваться, нужно только немного ловкости. А уж этого ей не занимать.

Гордо подняв голову, она медленно нащупала кинжал, пытаясь незаметно высвободить его.

— Вы пьяны! — бросила она ему в лицо, вложив в это слово все презрение, на какое только была способна.

Губы его скривились в циничной усмешке.

— Ну разве самую малость. Я как-то не ждал гостей, знаете ли. А бренди вашего дядюшки весьма действенно…

— Моего дядюшки? — удивленно переспросила она, помня в этот момент только о дяде Августе. Потом сообразила, что он говорит о дяде Жаке. — Ах, нонк Жак.

— Да-да, нонк Жак, тот самый пират. — На мгновение она удивилась горечи, звучавшей в его словах, но тут же забыла об этом, встретившись с его глазами, которые пристально ее ощупывали, как будто платье не было им преградой. — Вы мне вот скажите, мадемуазель. А что подумает ваш нонк Жак, если узнает, что его Пиратская Принцесса пожаловала к мужчине среди ночи?

Она вдруг расстроилась, услышав от него это прозвище, доставлявшее ей столько огорчений.

— Не называйте меня так.

— Ну, почему же? На мой взгляд, вполне по существу, и притом идет вам, разве не так? Дочь знаменитого пирата! Ни одной женщине на свете так не шло это прозвище, как вам. Вы ведь вечно бросаетесь в бой, лезете на рожон, ищете опасности, правда?! Вот как сейчас, например, — голос его дрожал от злобы. — Не стоило вам приходить сюда, Принцесса.

— Я… догадалась. Так что, если позволите, я уйду, майор Вудвард.

— Так официально? — он насмешливо приподнял бровь. — Зовите меня просто Саймон. А я буду звать вас Камиллой. Мы с вами уже достаточно близко знаем друг друга.

Она замерла на месте. Что он имеет в виду? Почему он так смотрит на нее, почему так сверкают его глаза? Она почувствовала, как от лица отхлынула кровь. И вдруг сообразила, что сама-то глаз не сводит с его широкой груди. Он так эффектно выглядел в своей полурасстегнутой рубашке, открывающей ее нескромному взгляду его сильное, крепкое тело.

Пресвятая Дева Мария, что с ней происходит? Камилла заставила себя погасить неведомые доселе чувства, грозящие погубить ее. Она сжала руки и с облегчением вздохнула, ощутив под пальцами рукоять кинжала. Это придало ей уверенности.

Когда Вудвард приблизился почти вплотную, она выхватила оружие и приставила к его животу.

— Отойдите, — сказала она тихо. — Отойдите, или я применю его по назначению.

Чтобы продемонстрировать всю серьезность своей угрозы, она немного надавила на клинок, чтобы он почувствовал острие. Удивление вспыхнуло у него в глазах. Он опустил взгляд и недоуменно уставился на нож.

К ее изумлению, с губ его сорвался смешок.

— Ах, так Принцесса Пиратов не на шутку готовилась к этому походу и пожаловала с ног до головы вооруженная, а? — Он смотрел на нее и не двинулся ни на дюйм. — Значит, вы догадывались, что мои мысли о вас далеки от… ну, скажем, мыслей джентльмена. Вы знали, что я буду один дома ждать вас?

Несмотря на страх, она вздрогнула от возбуждения. Его откровенность ошеломила Камиллу, вот так просто заявить, что он желает ее.

— Пожалуйста… отойдите, — произнесла она дрожащим голосом.

Но он и не подумал. Вместо этого прижался еще теснее, вынуждая ее либо погрузить клинок ему в живот, либо… Она, конечно, стала отодвигать руку дюйм за дюймом, а он наклонялся все ближе.

— Чего же вы боитесь? — Глаза его, казалось, излучали уже живой огонь. — Что я сделаю это? — Он поцеловал ее, будто легчайшее перышко опустилось ей на щеку, и она ощутила его дыхание. — Или это? — Второй поцелуй, такой же невесомый, коснулся краешка ее губ.

Она почувствовала слабый запах бренди, но это ее не раздражало. Он смешивался с мускусным запахом его тела и уносил ее воображение так далеко, что постепенно Камилла и понимать перестала, где она и что происходит. Пальцы, сжимавшие рукоять, ослабли, она не могла пошевелиться и умирала от желания узнать, что же будет дальше.

И он не заставил ее долго ждать. Его губы приблизились к ее губам, дыхания слились в одно, и он шепнул:

— Вот что я нестерпимо хочу сделать с того самого дня, как увидел вас впервые, — и поцеловал ее в губы.

Она испытала настоящий шок, ощутив его губы, теплые и твердые. Ее никогда еще не целовал мужчина. Ни разу. Камилла не очень понимала, почему она их не привлекает. Она просто смирилась с этим, но теперь была рада, что так долго оставалась в неведении. Ах, ни один человек на свете не смог бы это сделать лучше майора Вудварда.

Он дотрагивался до ее губ мягко и ласково — как на флейте играл. Она и не представляла, сколько нежности можно вложить в поцелуй, сколько волнения.

Как сквозь сон почувствовала она его пальцы на своем запястье: он отвел руку с кинжалом, и теперь им ничто не мешало. Потом, нежно поглаживая шею Камиллы, вновь припал к ее рту.

Когда он пробежал языком по ее полураскрытым губам, она испугалась, но он слегка провел пальцем по ее подбородку, коснулся щеки, заставляя ее следовать своим желаниям. Она не успела опомниться, как его язык коснулся ее языка, затевая нежнейшие и опасные игры.

Она охнула и отшатнулась, но деться было некуда, сзади была стена. Он смотрел на нее своими бездонными глазами, а она молча погружалась в них, растворяясь и погибая, только это ей и оставалось. В одном дядя Август оказался прав: Саймон Вудвард, очевидно, имел к ней один-единственный интерес, и этот интерес заключался не в женитьбе. Кроме того, теперь-то она знала, какой он грубый и беспринципный человек. Это следовало из его отношений с дядей Жаком.

Тем не менее, когда он обнял ее покрепче и их губы снова слились, она не предприняла никакой попытки остановить его. И даже приоткрыла губы навстречу.

И тогда характер поцелуя резко изменился. Саймон жадно прижался к ее рту, будто хотел выпить ее до дна. Кровь текла расплавленным огнем, пульсируя в венах, колени подгибались. Комната исчезла, когда его язык глубоко проник в рот Камиллы, призывая ее ответить тем же.

И она ответила. Когда она нерешительно коснулась его языка своим, глаза ее медленно закрылись, а у него вырвался стон. Пальцы его поглаживали ей шею, затем опустились ниже, коснулись груди… Но она все так же ничего не сделала, чтобы его остановить, только глубоко вздохнула и выгнула шею, чтобы еще лучше ощутить вкус его поцелуя, его нежности, его страсти.

Он целовал ее долго, умело и уверенно. Его пальцы скользнули по обнаженной коже над вырезом платья, и ей захотелось, чтобы они дотронулись до кожи, скрытой тканью. Кинжал окончательно выскользнул из безвольных пальцев и ударился об пол. Она обняла Саймона за талию, наслаждаясь силой мышц, напрягавшихся под ее прикосновениями.

Он со стоном оторвался от ее губ и покрывал поцелуями ее щеки, тонкую кожу вокруг глаз, розовые уши.

— Вам определенно не следовало приходить, — шепнул он и чуть-чуть прикусил ей мочку уха. — Вы сводите меня с ума.

— Саймон, прошу вас, — пробормотала она, умоляя то ли о пощаде, то ли прося не останавливаться.

— Я видел вас на сегодняшнем балу, — в голосе проскользнули резкие нотки. Он прижался губами к ее шее. — Видел: вы танцевали с этими чертовыми креолами, которые вас ни капли не уважают.

Пресвятая Дева Мария, он ее ревновал.

— Вы меня в этом обвиняете? Но сами-то вы меня не пригласили, не так ли?

Он вдруг резко отстранился. В глазах запрыгали злые огоньки.

— Я боялся, что у вас потом будут неприятности с месье Фонтейном.

Она опустила глаза.

— Да, понимаю. Поэтому я и пришла сюда, чтобы поговорить.

— Скорее, чтобы помучить меня. — Его взгляд был полон грубого желания. Он погрузил пальцы в гущу ее волос, на пол посыпались шпильки и гребни, и кудри упали ей на плечи. — И вы будете говорить мне, что кузина ваша была невинной, когда ее соблазнили, — он покачал головой и накрутил завиток на палец. — А на самом-то деле вы обе слишком хорошо знаете, как поймать мужчину на крючок в минуту слабости. Кто бы он ни был, этот ее любовник, он, вероятно, просто не в силах был сопротивляться такому искушению. Бедный дурачина.

Она смотрела на него, онемев от неожиданности. Он снова властно притянул ее к себе, но на сей раз она его оттолкнула. Значит, он решил, что они с Дезире… нарочно соблазняли мужчин! Да как он посмел! Негодяй!

Она вырывалась, кипя от возмущения.

— Дезире не соблазняла парня, который бросил ее беременной, уверяю вас! А уж я-то сюда тем более шла не за этим.

Он не выпустил ее, и голос у него был коварный, как у самого дьявола.

— А зачем же в таком случае вы пожаловали посреди ночи в дом одинокого мужчины — одна, безо всякой защиты?

— Я пришла не беззащитной, — она растерянно оглядела пол в поисках кинжала. Своим глупым молчаливым согласием она, наверное, еще больше утвердила его в мысли, что креолкам остро не хватает целомудрия. Теперь он, конечно, не испытывает ни малейшего желания помогать Дезире. — Я принесла оружие! Я пыталась остановить вас, прекратить ваши… отвратительные ухаживания!

— Вот как! «Отвратительные ухаживания»?! — Лицо его потемнело, как небо перед штормом. Он проследил за направлением ее взгляда и увидел кинжал. — Ах да, я и забыл. Вы и впрямь принесли оружие! — Он поднял кинжал, поиграл им и протянул ей, пристально глядя в самые зрачки ее глаз. — Вот ваша защита, Принцесса. Берите и защищайтесь.

Она с беспокойством взирала на протянутую руку. Секунду помедлив, она все-таки схватила нож, но он мгновенно перехватил ее руку и приставил лезвие к своей обнаженной груди.

— Ну давайте, — усмехнулся он, — накажите меня за «отвратительные ухаживания». — Он заставлял ее надавливать на кинжал, пока острие не пронзило кожу и на поверхности не выступила капля крови. — Вы меня можете на кусочки порезать, а я даже не смогу вас арестовать. Слишком много вы знаете о моих преступных связях. Вы ведь так в себе уверены! — Он отпустил ее руку. — Так не бойтесь, вырежьте свои инициалы на моей груди. Отплатите мне за все. Ну, что же вы?!

Рука ее дрожала. Она никогда не причинила бы ему боль, тем более после того, что произошло между ними. Но она также не хотела, чтобы он думал, что они с Дезире — легкомысленны и доступны.

— Я не имела в виду…

— Чего?! — он вздернул бровь и встал в позу полного безразличия, будто она не держала у его груди смертельное оружие. — Чего вы не имели в виду? Может, мои ухаживания вовсе не были такими уж отвратительными? Может, они вам даже понравились? Или у вас не хватает смелости в этом признаться?

Она молчала. Саймон взял нож из ее рук и бросил со страшной силой. Кинжал с резким стуком вонзился в дверь за ее спиной.

— И впредь не лгите, что наши желания не обоюдны, — проговорил он с насмешкой. — Может быть, вам и «отвратительно» сознавать, что вы желаете такого «американского дикаря», как я, но это несомненно. По-моему, наш поцелуй говорил сам за себя. Вот почему вы пришли сюда, и вот почему…

— Я пришла попросить у вас помощи. Без вас я не смогу найти любовника Дезире! Только и всего!

Он отрицательно покачал головой.

— Нет, не все. Иначе вы не пожаловали бы сюда ночью, да еще в таком соблазнительном наряде, — он окинул ее взглядом с ног до головы, и Камилла чувствовала жар там, где его взгляд касался ее тела. — Можете объяснять себе свой приход как угодно, но на самом деле вы пришли потому, что между нами что-то есть, и это «что-то» заставляет нас искать встреч друг с другом.

Она начала было протестовать против такой наглой самоуверенности, но он не дал ей и слова сказать и продолжал тоном, в котором читалась неприязнь к самому себе:

— И я поплелся сегодня на бал по той же самой причине. Мне было необходимо видеть вас. Потому что… — он дышал с трудом, — потому что я слишком сильно желаю вас.

Не обратив внимания на дрожь, вызванную его признанием, она вздернула подбородок.

— И как все мужчины, вы полагаете, что ваше желание — закон для любой женщины.

— Ах, вы до сих пор пытаетесь протестовать?! — Он шагнул к ней и, обняв крепкой рукой за талию, второй резко поднял вверх ее подбородок и поцеловал. Поцелуй его был скорее наказанием, а не лаской.

Она хотела бы не отвечать на него, но это было выше ее сил. Двадцать пять лет прожила она без мужской ласки и за один вечер поняла, сколько она упустила. До появления Саймона она и не предполагала, что в теле ее живут какие-то желания, и теперь, когда он их пробудил, вряд ли ей удастся запрятать их обратно в потаенные уголки души.

Он упорно целовал ее, пока она не сдалась и не раскрыла губы ему навстречу. Жар, распалявший его, становился все сильнее, а свободная рука перемещалась по ее телу намного раскованнее, чем прежде. Он гладил ее спину и бедра, как будто платье, разделявшее его ладонь и ее кожу, было невидимым. Это было возмутительно… оскорбительно… восхитительно!

Когда он наконец остановился, глаза его сверкали.

— Ну что, будете и дальше отрицать? Собираетесь настаивать и впредь, что вам отвратительны мои поцелуи?

С прерывистым дыханием и дрожью в каждой клеточке тела она никак не могла бы доказать обратное. Краснея, она отвела взгляд.

— Вряд ли, — с трудом проговорил он.

Он слишком резко разжал объятия, так что она едва не упала. Он подошел к двери, вытащил нож и отдал ей, потом поднял пальто. В глазах у него была усталость.

— Вы лучше уходите, пока не оказались в таком же положении, что и ваша кузина.

От этих недвусмысленных слов ее захлестнул стыд, но они напомнили ей о причине ее прихода.

— А кстати, как быть с кузиной? — спросила она. — Вы ведь до сих пор не ответили.

Он не удержался и тяжело вздохнул.

— Даже не знаю, как быть. Эти четверо — единственные, кто уехал из Нового Орлеана за последние пару месяцев. Если это не один из них, то я — пас. Придется вашей кузине самой о себе позаботиться, — голос его стал жестким. — Сдается мне, что она и так уже все для себя решила. Богатый муж в полной мере возместит ей утерянную любовь. Для меня очевидно, именно этого она и добивается.

— Нет! — воскликнула Камилла, сверкнув глазами. — Обо мне можете думать все, что угодно, но о ней не смейте! Она совершенно бескорыстный человек. Если она выйдет замуж за месье Мишеля, жизнь ее станет просто невыносимой.

— Это не мои проблемы, — уголок его рта подергивался, и он отвернулся. — Я сделал все, что смог.

— Наверняка вы еще чем-то можете помочь! Как насчет офицеров из вашего окружения? Насчет друзей?..

— Чем мог — помог, — отрезал он. — Все.

Тогда, прекрасно понимая, что ничем сейчас не отличается от обычной шантажистки, она сказала:

— Придется все-таки доложить дяде Жаку, что я подслушала вашу беседу и что я не хочу, чтобы он с вами связывался.

Гнев мгновенно охватил Вудварда, но постепенно он успокоился и, к ее удивлению, беспечно прислонился к стене и сказал:

— Ну и идите. Вам же будет хуже. Говорите дядюшке все, что душе угодно, а я сыт по горло охотой за любовником вашей кузины. Глупейшая затея.

Она потеряла дар речи. Конечно, она не могла пойти к дяде Жаку. Он бы только посмеялся над ней. И раз Саймону все равно, расскажет она дяде или нет, то последняя надежда потеряна.

Неужели Дезире придется теперь выходить замуж за этого монстра Линдера Мишеля? Внезапно ее словно обожгло. А вдруг Дезире умрет при родах, как Октавия! Нет, она этого не допустит. Если не удалась сделка с Саймоном, где основным товаром была ее осведомленность о его нелегальной деятельности, тогда нужно найти другой предмет торга.

Саймон уже доказал, что его можно с легкостью подкупить. И у нее как раз есть то, что его интересует.

— Если все сказанное не может заставить вас мне помочь, тогда… — она запнулась. Оказывается, некоторые слова бывает довольно трудно выговорить. — Возможно, я могу… предложить вам кое-что другое в обмен на вашу помощь.

Он глядел на нее в недоумении.

— Если вы имеете в виду деньги, то не старайтесь: у меня их достаточно.

— Нет, я о другом, — она покраснела, удивляясь сама себе. Как можно было решиться на такое! Она принялась расстегивать накидку, которую только что застегнула, пока она не упала к ее ногам. — Я предлагаю вам себя.

Она почти физически ощутила мгновение, когда до него дошел смысл сказанного. Он шагнул к ней и вгляделся в ее лицо, взгляд его был такой злобный, что у нее затряслись коленки.

— Вы предлагаете то, что мне показалось, или я ослышался?

Она отвела глаза и кивнула.

— Вы сами сказали… что хотите меня. Так берите. Если… поможете моей кузине.

— Не верю я вам, — резко сказал он. — Неужели вы пойдете на риск очутиться в ее положении, лишь бы спасти ее от вполне выгодного замужества? Это сумасшествие.

— Он погубит ее, поверьте! Я знаю. Когда он обнаружит, что она уже не девственница, он забьет ее до смерти… или еще что-нибудь похуже сделает. Но жизнь он ей навсегда испортит, это точно.

Саймон подошел ближе.

— А вы сами как же? Разве вы не испортите жизнь навсегда, если я воспользуюсь вашим предложением?

— Мне легче будет с этим справиться, чем ей. Я привыкла к всеобщему презрению.

С его губ сорвалось проклятие.

— Привыкли? К тому, что вас называют шлюхой или еще того хуже? Фонтейн вышвырнет вас на улицу, если обнаружит, что вы его так опозорили.

— Он не узнает, пока… пока я не окажусь беременной.

— Вы понимаете, — он заставил ее посмотреть ему в лицо, — нет, вы хоть немного представляете себе, как велик соблазн, ведьма вы французская?! Не будь я джентльменом… Если бы я не знал, какой невыносимой станет ваша жизнь, я бы не задумываясь отвел вас в спальню и занялся с вами любовью. Но одной ночи мне все равно было бы мало. Чтобы насытиться вами, нужна вечность. — Он опустил ее подбородок и, не удержавшись, погладил ее изящную шею. — И знаете что, Принцесса? Подозреваю, что вам эта жертва не показалась столь ужасающей. Нет, я даже в этом уверен.

Она затаила дыхание, напуганная сквозившим в его глазах страстным желанием. Потом он отвернулся.

— К сожалению, я все-таки джентльмен, что бы вы про меня там ни думали. Одно дело сорвать у женщины поцелуй, а другое дело — обладать ею против ее желания.

Она сделала к нему шаг и дотронулась до рукава.

— Я предложила это вам не против собственного желания. А ради кузины.

— Знаю, — его жесткий взгляд скользнул по ее руке и остановился на лице. — Но если вы когда-нибудь и окажетесь в моей постели, то пусть это будет ради вас, а не ради вашей кузины.

Губы ее задрожали. Он недвусмысленно отказался от ее предложения. И тогда она произнесла еле слышно:

— Если вы не поможете, то я найду какого-нибудь другого офицера…

— Ни за что! — взорвался он. — Я не намерен наблюдать со стороны, как ради кузины вы предлагаете свое тело направо и налево, бери — не хочу. — Он сжал зубы. — Хорошо, — процедил он наконец. — Я помогу вам.

— По… поможете?

— Да, черт побери! Исключительно потому, что я сам решил помочь, а вовсе не из-за вашего бесконечного шантажа, немыслимое вы существо! И помогать я буду только в том случае, если у вас появились какие-нибудь соображения насчет того, как искать этого парня.

С ее души упал такой камень, что она не сразу смогла снова заговорить:

— Да, кое-что есть.

— И что же?

— Например, тот солдат мог назваться чужим именем. Он пожал плечами.

— Все может быть. Но это характеризует его с не слишком хорошей стороны, верно? Если он так поступил, то, пожалуй, лучше вашей кузине выйти за месье Мишеля.

— Никогда! — прошептала она упрямо. — Кроме того, Дезире все-таки особо отметила имя Джордж. Может, он представился какой-нибудь другой фамилией? Если бы вы поговорили с этими четырьмя солдатами…

— Я вижу, вы просто жаждете отправить меня в Батон-Руж, несмотря ни на что, — он улыбнулся. — Ладно, так и быть. Я совершу это чертово путешествие. И обещаю выведать все, что смогу.

Она наклонилась, подняла накидку и надела ее. И тогда он уточнил:

— Да, но только в том случае, если вы мне кое-что пообещаете.

— Что пообещаю? — Она затянула пояс.

— Что это будет наша с вами последняя попытка. Если никто из них не сознается, что он отец ребенка, то мы прекратим эти нелепые поиски. Идет?

Она задумалась. Если это не один из четверых, то загадка все равно останется загадкой, а время будет уже упущено.

— Хорошо, — кивнула она.

Он вздохнул с видимым облегчением.

— Я съезжу через пару дней в Батон-Руж, а когда вернусь, дам вам полный отчет. Не сомневайтесь, он будет ждать вас под кипарисом, только имейте терпение, — добавил он с усмешкой. — И больше никаких ночных визитов, Принцесса. Понятно?

Она кивнула. Вот в этом она была с ним солидарна. Ночные визиты в его дом — предприятие действительно слишком рискованное.

7

Только ботинок знает, есть ли в носке дырка.

Креольская поговорка
Через два дня после этого Саймон шел по улицам Батон-Руж к таверне, облюбованной солдатами. Он с легкостью получил разрешение на эту поездку, и его появление никого здесь не удивило. Офицеры то и дело ездили в другие части, и в этом не было ничего необычного.

Но удивило всех то, что, закончив за один день рутинные дела, он пригласил четверых недавно переведенных сюда из Нового Орлеана солдат к своему столику и полночи угощал их выпивкой.

Благодаря репутации одиночки ему с трудом удалось уговорить их встретиться с ним в таверне. Но это был лучший способ выполнить возложенную на него Камиллой миссию. Официально он не имел права задавать солдатам вопросы, касающиеся их личной жизни. К тому же это возбудило бы в них подозрения. Нет, необходимо было застигнуть их врасплох, чтобы они расслабились и сами выложили ему свою подноготную. А что лучше спиртного ослабляет внимание мужчины?

«Действительно, что лучше?» — подумал он с усмешкой, вспоминая, как сам две ночи назад потерял всякую бдительность из-за проклятого бренди Зэна. Иначе он ни за что не позволил бы себе подобных вольностей с Камиллой.

Нельзя сказать, чтобы он сильно сожалел об этом. О, нет, напротив. Он до сих пор ощущал вкус ее губ, чувствовал трепет ее полураскрытого рта. Кожа ее была нежной — такой нежной, что способна была свести с ума любого. Хоть Камилла пыталась отрицать, что ей понравились его ласки, он-то знал правду.

Когда она растаяла от его второго поцелуя, он захотел ее так, как не хотел ни одну женщину в мире. И когда она уронила накидку и произнесла те безумные слова…

Он отер выступивший на лбу пот. Боже правый! Если бы он только мог принять ее предложение! Может быть, он не просыпался бы по утрам в таком возбуждении.

Но это серьезное лицо, эти печальные глаза… они могут заглушить инстинкт самосохранения у любого мужчины. А ведь он вполне мог на время забыть о совести, благородстве, обо всем том, что мерзавцы считают помехой в жизни, и заняться с ней любовью. Один бог ведает, как он хотел этого тогда. И сейчас.

Это прямо проклятие какое-то. Надо же — племянница Зэна. Это из-за него, проклятого морского разбойника, Джошуа уже десять лет лежит в сырой земле. Джошуа, который обучил Саймона ездить верхом, удить рыбу. Который дал ему впервые отведать виски, спрятавшись под папиной каретой. Боже, ведь он мог бы жить, жениться, иметь детей! И все это, все надежды и мечты оказались в могиле из-за Жака Зэна.

Но что толку от подобных мыслей. Сколько он ни напоминал себе о своей ненависти к Зэну, его чувства к Камилле не угасали. Она ничем не напоминала дядю. Может быть, из-за детства, проведенного среди пиратов, она и была намного храбрее обычной женщины, но при этом обладала мягкостью, женственностью и состраданием. Он не мог забыть, как она старалась утешить его после того, как ее соотечественники оскорбили его на том первом балу. А как неподражаемо ведет она сражение за счастье кузины! Хотя, скорее всего, доверчивая Камилла идет по ложному пути.

Он только лелеял надежду хоть чем-то помочь ей. Но как тут поможешь, если она так упорно заблуждается и упорно считает, что любовником Дезире непременно должен быть солдат или офицер из его ближайшего окружения. Как ему отыскать этого иллюзорного незнакомца?

И снова мысль, что виновником всех этих треволнений мог быть Нейл, пришла ему на ум, но он тут же отмел ее прочь. Нейл просто случайно оказался в это время в городе. На всем белом свете не было человека, менее пригодного для роли соблазнителя невинных девиц. Тем более, если бы Нейл как-нибудь был в этом замешан, он что-нибудь да рассказал бы Саймону. Но он ни одного намека не проронил.

Саймон, правда, предупреждал его, что креолов надо избегать. Может, именно поэтому Нейлу неловко было признаться.

Саймон зашел в таверну и огляделся в поисках знакомых солдат, с которыми договорился здесь встретиться. В тот же миг он убедился, что торчит здесь как прыщ на носу: на нем единственном была офицерская форма, остальные посетители были простыми солдатами.

Вряд ли кузина Камиллы выбрала кого-то из них в любовники. Неужели Дезире могла бы влюбиться в человека, который настолько ниже по положению в обществе. Если дочка Фонтейнов получила такое же утонченное воспитание, как большинство креолок, то она, конечно, держалась бы подальше от простого американского солдафона. Хотя, разумеется, мужчина с приятными чертами лица, хорошо подвешенным языком и в ладно сидящей форме способен соблазнить любую девушку.

Он подошел к столику, где его ожидали четверо солдат. При его приближении они резко замолчали и вскочили на ноги. Так дело не пойдет. Чтобы их разговорить, необходимо, чтобы они чувствовали себя с ним раскованнее.

— Да садитесь, ребята, — сказал он, придвигая стул. Когда все уселись, он подал знак официанту: — Выпивку на всех! И проследи, чтобы наши стаканы не пустели. Подозреваю, что моих друзей жажда мучит не меньше, чем меня.

Приветливость принесла желаемые результаты. Молодые люди немного расслабились.

— Ну что, — начал он, откидываясь на спинку стула, — как вам Батон-Руж? — Он окинул взглядом отвратительный замызганный зальчик и добавил: — Держу пари, что скучаете по Новому Орлеану.

Похоже, фраза эта еще больше растопила лед. Кит Мериуезер улыбнулся:

— Уж конечно, майор. В Новом-то Орлеане развлечений было сколько угодно, а в этом городишке совсем нечего делать.

Кит был симпатичным молодым человеком с хорошими манерами. Саймон подумал, что он как раз подошел бы Дезире в ухажеры.

К всеобщему удовольствию, наконец принесли напитки. Саймон, в отличие от остальных, потягивал свой маленькими глотками. Ему надо было напоить остальных, а самому остаться трезвым.

— Я слышал, здесь где-то есть игорные дома — один или два, — заметил Саймон.

— Игорные дома! — горько усмехнулся Николас Тэйлор. — Может, здесь так и называют эти жалкие комнатушки на задворках, которые к тому же рано закрываются.

«Лицо Тэйлора не отличается особенно гармоничными чертами, но он высокий, стройный и вполне мог привлечь внимание девушки», — подумал Саймон. А что вообще, черт подери, главное в этом деле? Сначала он думал, что красота. Но иногда мужчина с весьма уродливым лицом, но острым умом может увлечь девушку не хуже любого другого. Он и сам не был таким уж красавцем, но женщин всегда покорял запросто. И Камилле, кажется, не внушают отвращения грубоватые черты его лица. Так как же догадаться, кто из этих четверых завладел сердцем Дезире Фонтейн?

— А мне до игорных домов никакого дела нет, — заносчиво заметил Дэниел Пендлентон. — Мне не хватает бальных залов. У них тут вообще балов не бывает. Тут все устраивают танцы в частных домах и чужаков не пускают.

— А уж мы-то знаем, почему Дэниел скучает по балам, — усмехнулся Николас Тэйлор, подмигивая друзьям.

Дэниел, в манерах которого сквозило природное изящество, заметил:

Только не говори, что тебе нравится, когда тебя прогоняют из приличного общества.

— А кого это прогнали из приличного общества? — спросил Джордж Уайз. Он уже допил свой стакан, и официант проворно наполнил его снова доверху. С виду он был самым симпатичным из них, хотя и самым распущенным. — Нетрудно попасть в приличное общество в городишке, где столько публичных домов.

Остальные посмотрели на Уайза укоризненно. Они еще не настолько опьянели, чтобы не соображать, что разговаривать о публичных домах со своим бывшим командиром не совсем прилично.

Но подобная болтовня непременно приведет к разговору о женщинах, что было как раз на руку Саймону.

— И что же, в этом городишке столько же публичных домов, сколько было в Новом Орлеане? — В молодости он побывал в одном или двух заведениях подобного рода, но с возрастом предпочел не иметь отношений с женщинами, которых интересует только содержимое его кошелька. Но его новым приятелям знать это было совершенно необязательно. — И как вам здешние девицы? Есть красотки, которых можно сравнить с Софи?

При упоминании этого имени солдаты сразу расслабились. Саймон хоть и не ступал ногой за порог веселого дома в Новом Орлеане, но наслушался достаточно, чтобы вспомнить о всеобщей любимице мужской половины города, несмотря на непомерно высокую цену, которую она требовала.

— Ах, Софи, Софи, — вздохнул Уайз. — Скажите, майор, ну где еще искать человеку приличное общество, как не в объятиях таких женщин?

— Да, вы правы, — кинул ему Саймон понимающий взгляд. — Самые красивые женщины. И самые… дружелюбные.

— Ну и якшайтесь со шлюхами, — одернул галстук Пендлентон. — Я лучше станцую один танец с леди, чем проторчу неделю в публичном доме.

Остальные обменялись взглядами, выражающими явное отвращение. «Пендлентона из списка вычеркиваем», — подумал Саймон. Похоже, остальные подозревали Пендлентона в том, что ему нравилось только танцевать с девушками, и не более того. Об этом можно было догадаться и раньше: солдаты не слишком обрадовались, узнав, что Пендлентон тоже приглашен выпить.

Саймон вздохнул. Жалко, что это не он. С его изысканными манерами и любовью к балам он был бы наиболее подходящим вариантом.

— Я и сам не отказался бы от леди, особенно если она на спинке лежит, — проговорил Джордж Уайз со злобной усмешкой.

Солдатам, кажется, стало немного не по себе, и даже Саймон не сдержал сухого замечания:

— А-а, любитель девочек. Вам, наверное, со многими пришлось сразиться.

Тэйлор слегка улыбнулся на это, и Саймон подумал, что лучше бы Тэйлор оказался избранником Дезире, чем Джордж Уайз.

— Поверьте мне, — говорил в это время Уайз, — что леди, что шлюха — под одеялом все едино. Благородная будет краснеть и разыгрывать из себя недотрогу, но если ее разогреть как следует, то и она изгибается и стонет, как любая девка.

Саймон водил пальцем по краю стакана, стараясь скрыть отвращение.

— Похоже, ты человек с большим опытом. Должно быть, в твоей постели перебывало множество «благородных»?

Остальные хихикнули, а Уайз сказал:

— Нет, сэр, не то чтобы много, но несколько побывало.

— Креолки не в счет, — вмешался Мериуезер. — Всем известно, как легко затащить их в постель.

Саймон навострил уши.

— Серьезно? Я думал, за ними слишком пристально следят мужья или папаши.

— Ловкому парню это не помеха, — Уайз проглотил залпом свой виски и отер рот рукавом. — Если женщина действительно хочет мужчину, она найдет способ с ним встретиться.

Саймон не на шутку разволновался.

— Только не хвастайся, что тебе удалось тайком встречаться с креолкой.

Уайз откинулся на спинку стула, кривая усмешка тронула его губы.

— Ну я-то могу уломать любую, так, Мериуезер, скажи?

— Так, так, — подтвердил Мериуезер, незаметно подталкивая приятеля локтем. — У Уайза язык подвешен что надо. Он уложит красотку на спинку быстрее, чем вы произнесете слово «шлюха».

Саймон отпил виски.

— И тебя не беспокоит, что ты попадешь в неприятнейшее положение, если тебя застукают с чьей-то женой или дочерью?

— Не-а, — ухмыльнулся Уайз. — Я и на дуэли могу за себя постоять, если до этого дойдет.

— Ах, вот как, — Саймон бросил на него подозрительный взгляд. — А если чья-то дочка забеременеет от тебя, тогда что?

Он полагал, что вопрос его расценят как простое любопытство. Майор не догадывался, что в этой среде любое упоминание беременной девушки вызывает настороженность. Впрочем, все, кроме Тэйлора, не увидели в этом вопросе ничего странного, а тот посмотрел подозрительно сначала на майора, потом на недопитый стакан виски. Из них пятерых только Саймон не заказал до сих пор второго стакана, и Тэйлору это явно не понравилось.

— Если она обнаружит, что ее обрюхатили, — небрежно ответил между тем Уайз, — то меня это не касается.

— Да не слушайте вы их, майор, — неожиданно прервал друзей Тэйлор. Голос его был холодным как сталь. — Эти двое запросто убедят вас, что переспали со всеми девицами отсюда до Бостона, но я сильно сомневаюсь, что им под силу уговорить кого-нибудь, кроме проститутки.

Уайз начал было протестовать, но Тэйлор одарил его таким взглядом, что он сразу замолчал.

Поняв, что Тэйлор раскусил его игру, Саймон обратился прямо к нему:

— А ты? Ты когда-нибудь посещал публичный дом?

Тэйлор покраснел:

— Разок-другой посещал, может быть. А что, есть насчет этого какие-то пункты в уставе, сэр?

— Да нет, конечно. А если бы и были, то меня бы, наверное, не реже других наказывали.

Но спасать беседу было поздно, разговор как-то увял. При упоминании об уставе у них вообще пропала всякая охота касаться каких-либо скользких тем. Похоже, и остальные вспомнили, с кем имеют дело, и мрачно замолчали, глядя в стаканы.

Карамба, черт тебя дери! Не нужно было так давить на них. Надо было дождаться, пока они напьются как следует. Но беседа о женщинах возникла сама собой, он просто не мог не воспользоваться случаем.

Тем не менее Саймон просидел с ними еще несколько часов, мысленно умоляя вернуться к интересующему его предмету разговора, но все впустую. Тэйлор вообще перестал пить и, как только речь заходила о женщинах, менял тему.

Под утро майор ни на йоту не приблизился к разгадке, только исключил из подозреваемых Пендлентона. Уайз был самой подходящей на роль негодяя кандидатурой, но и Тэйлор с Мериуезером явно не были святыми. А настороженность Тэйлора по степени подозреваемости приравнивала его к Уайзу.

По крайней мере, Саймон успокоился, Нейл тут, безусловно, ни при чем. Он, должно быть, с ума сошел, допустив подобную мысль. После разговора с солдатами Саймон решил, что один из них вполне мог воспользоваться чужим именем, отсюда и спокойная реакция Дезире.

Он ушел из таверны в два часа ночи, не приобретя ничего, кроме головной боли и премерзкого привкуса во рту. И что теперь? Трое подозреваемых, и ничего определенного. А ведь он обещал Камилле вернуться с ответом.

Придется наврать что-нибудь и умыть руки. Но он поставил себя в такое положение, что не имеет теперь права стоять в стороне. Если Дезире совратил Джордж Уайз, то лучше ей держаться от него подальше, хотя Саймон не прочь был бы узнать наверняка. Тогда он сумел бы превратить жизнь этого негодяя в сплошной ад за его бездумную жестокость.

Но что, если любовник Дезире — Тэйлор? Этот юноша на вид вполне респектабельный и может сделать жизнь девушки счастливой. Саймон вздохнул. Единственный способ узнать правду — это привлечь на помощь саму Дезире. Но это означает необходимость еще одной встречи с Камиллой. Чертовщина какая-то! Еще пара таких тайных свиданий, и в доме Фонтейнов будет не одна, а две девицы в интересном положении. Но ничего не поделаешь, без ее содействия не обойтись. На этот раз он постарается себя обезопасить. Встреча состоится при свете дня, на открытом месте, и Дезире пусть будет в сопровождении Камиллы — лишний свидетель не помешает.

Он улыбнулся, вспомнив, как генерал намекал ему, что пора обзавестись женой. Да, лучше при свидетеле. На этот раз он встретится с Камиллой при самых что ни на есть официальных обстоятельствах. Это поможет им сдержать страсть. И если удастся все решить на этой встрече, то она должна быть последней, потому что видеть Камиллу и не дотрагиваться до нее, не целовать… Он не сможет перенести это больше одного раза.

8

Не плюй в небо — попадет в нос.

Креольская поговорка
Время было за полдень. Камилла спешила домой. Ее и так неважное настроение испортилось еще больше оттого, что рядом все время была Чучу. Чучу, как назло, ходила с ней весь день и громко удивлялась, почему это Камиллу так привлекают пешие прогулки по кипарисовым лесам. Всю неделю Чучу и Дезире сопровождали Камиллу в ее ежедневных походах. Обычно Камилле всегда удавалось выкроить немного времени и улизнуть от них, чтобы навестить тайник под кипарисом. Но сегодня Дезире очень устала, и Камилла не смогла даже близко подойти к заветной коробочке.

Четыре дня прошло с их последней встречи с Саймоном. Она умудрялась проверять коробочку каждый день, хотя и понимала, что для новостей еще рановато. Но сегодня она как раз ожидала послания, а заглянуть в тайник так и не могла.

Если бы не эти чертовы условности! Дурацкие правила для незамужних девушек, запрещающие находиться на улице одной! Она бы могла ходить в рощу сколько угодно, могла бы даже встретиться с Саймоном…

Камилла вздохнула. О чем она думает! Какими бы жесткими ограничениями ни окружали девушку эти правила, они были необходимы. Они защищали женщин от дерзких ухаживаний, от таких беспощадных людей, как этот Вудвард. И как любовник Дезире, кем бы он ни оказался в конце концов.

Она отпустила Чучу и, стягивая перчатки, поднялась в свою комнату. Дерзкие ухаживания! Ухаживания Саймона были действительно дерзкими, но она покривит душой, если скажет, что они были ей неприятны.

Теперь она понимала, как мужчина может заставить женщину подарить ему свою невинность. Если даже она, достаточно взрослая, чтобы уметь сдерживать себя, могла настолько забыться, то насколько же проще справиться с молодой наивной девушкой вроде Дезире.

Мужчины обладали таким искусством обольщения, о котором Камилла даже не догадывалась. Уже от первого поцелуя Саймона она потеряла голову, а потом вообще забыла обо всем на свете. Как будто околдовав ее странным заклятием, он пробудил в ее теле странную дрожь и невиданный жар желания.

Она тряхнула головой. Нельзя думать о таких вещах. Это не подобает молодой леди.

Дойдя до спальни, она замерла, положив руку на ручку двери. Как же ей не думать об этом? Последние несколько дней ее голова только и занята этими поцелуями. Его глаза, когда он пробормотал, что хочет заняться с ней любовью… его хрипловатый голос, заставивший ее решиться на непростительный грех… прикосновение его пальцев к ее телу…

Она затаила дыхание. Так можно домечтаться и до обморока. В конце концов, думать о нем было просто глупо. Она не допустит, чтобы его губы еще раз коснулись ее. Хвала Деве Марии, у нее хватит на это сил!

Заставив себя выкинуть его из головы, она распахнула дверь спальни. К ее удивлению, там ее ждали тетя Юджина и Дезире.

Дезире казалась странно подавленной, а тетушка, наоборот, возбужденной.

— Ну наконец-то ты дома! Ни за что не догадаешься, кто без тебя заходил.

— Кто же?

«Конечно, не Саймон, — подумала Камилла. — Он бы ни за что не решился».

— Миссис Уилкинсон. Жена американского генерала собственной персоной! — Тетя казалась на вершине счастья. — И приходила она, чтобы пригласить тебя!

Тетя помолчала, чтобы насладиться впечатлением, которое эта новость произвела на Камиллу. Но та не знала, что и думать.

— Почему же ты не удивляешься? — спросила Дезире со своим обычным спокойствием. Она сидела на кровати и штопала чулок. — Ты разве этого ожидала?

— Разумеется, нет, — пробормотала Камилла.

— И это еще не все, — продолжала тетя. Она вручила Камилле изящную пригласительную открытку с Подписанными от руки словами. — Она приходила пригласить тебя отобедать у них дома с ней и с генералом. Только тебя! И нынче вечером! Ну теперь-то ты удивлена, племянничка? Разве это не поразительно?

Камилла уставилась на открытку. Это действительно было приглашение на обед. Да, она виделась с женой генерала на последнем балу, и миссис Уилкинсон поговорила с ней несколько минут, но нельзя сказать, чтобы она уделила Камилле какое-то особое внимание. Так почему же это приглашение? Что все это значит?

— Она обычно приглашает американок, — заметила Дезире. Она сделала узелок, потом зубами перекусила нитку. — Только однажды она удостоила такой чести креолку, и то только потому, что это было необходимостью. Так почему же она решила оказать тебе такую честь? Как ты думаешь?

— Я знаю, почему она это сделала, — ответила за Камиллу тетя. Глаза ее блестели, она ходила из угла в угол. — Она восхищена тем, как ты отчитала креолов на том балу. Она сама мне это говорила. Она сказала, что ты храбрая девушка. А в устах американки это действительно знак уважения. Они ведь все кажутся такими бесстрашными.

Камилла смотрела на тетю во все глаза, удивляясь, почему она так разволновалась.

— Кажется, вам это доставляет удовольствие? Не думала, что вы одобрите такое приглашение.

Тетя открыла дверцу гардероба и принялась перебирать наряды.

— Не будь дурочкой. Может, твой дядя и ненавидит американцев, но они здесь, и от этого никуда не деться. И приглашение от женщины, занимающей такое положение в их обществе, весьма лестно.

— Но разве дядя Август разрешит мне пойти? — спросила Камилла.

Тетя достала лучшее платье Камиллы, бархатное, изумрудного цвета, и теперь критически его рассматривала.

— Он играет в карты с месье де Мариньи нынче вечером, и сама знаешь, как поздно он в таких случаях возвращается. Они непременно вместе будут обедать. Пока он доберется до дому, ты успеешь сходить и вернуться. Он ничего и не заметит.

Камилла обменялась с Дезире многозначительным взглядом. Такой они тетушку никогда не видели. Она никогда раньше ничего не делала за спиной мужа и никогда не пыталась хитрить.

Но Камилла порадовалась смелости тети Юджины. Ее разбирало любопытство, чем же она заслужила внимание такой леди.

— Вот это, по-моему, подойдет, — сказала тетя, держа в руке платье. — Этот цвет тебе всегда к лицу.

Она решительно протянула его Камилле, и та спрятала невольную улыбку. Тетя так разволновалась, как будто у Камиллы сегодня первый бал.

— Держи, я заштопала, — сказала Дезире, протягивая Камилле чулки, и улыбнулась. — Ты должна отлично выглядеть.

— Одно плохо, — сказала тетя Юджина, потирая подбородок, — у тебя к этому платью нет никаких украшений. Ничего такого, что указало бы миссис Уилкинсон на твое высокое положение в обществе.

— О, да, высокое положение пиратской дочери, — буркнула Камилла.

— Тсс! Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Ты настолько же член семьи Фонтейн, сколько и семьи Гирон. И тебе есть чем гордиться. — Тетя Юджина подошла и взяла ее руку в свои. — Я знаю, ты прекрасно представишь нашу семью. Вот почему я хочу, чтобы ты выглядела лучшим образом.

Она внезапно отпустила руку Камиллы.

— Погоди-ка! У меня есть украшение, которое сюда отлично подойдет! Оно оттенит нежный цвет твоей кожи.

И не успела Камилла остановить ее, как тетя выбежала из комнаты. Камилла с улыбкой повернулась к кузине.

— Она так разволновалась.

Дезире поднялась с кровати и положила чулки на стул.

— Ты же знаешь маман. Она хочет, чтобы мы были в центре внимания общества. — Камилла уловила в ее голосе смутное сожаление.

Кузина перебирала вещи в гардеробе, наконец вытащила с самого дна нижнюю юбку. Камилла засунула ее туда, потому что ей не хватало времени подшить подол.

— Я знаю, ты терпеть не можешь шить, но жаль, что такая красивая юбка пропадает зря, — сказала Дезире и вновь уселась на кровать.

— К сожалению, я не так ловко управляюсь с иголкой, как ты. Я лучше что-нибудь сготовлю или почитаю, — Камилла с улыбкой подошла к кровати и вдруг замерла от неожиданности. Дезире потянулась за коробкой с нитками, и на запястье у нее сверкнул браслет, которого Камилла никогда не видела. Она поймала Дезире за руку и принялась разглядывать драгоценность.

— Откуда это у тебя?

Дезире вздохнула.

— Сегодня утром миссис Уилкинсон была не единственной нашей гостьей. До нее заходил месье Мишель. Маман просто забыла сказать об этом.

Камилла мрачно разглядывала подарок. Вещь была новой и стоила больше, чем Фонтейны могли бы себе позволить. А Дезире смотрела на него так, будто это был не браслет, а наручники.

— Значит, теперь он приносит подарки? — Камилла сжала зубы. — Наверное, и предложение не за горами.

— Я думаю, что он уже поговорил с папа. И папа дал ему согласие.

Камилла вздрогнула. События разворачивались слишком быстро.

Голос у Дезире стал тихим и слабым:

— Не знаю, что делать, Кэмми. Он, наверное, хороший человек, но…

— Но он смотрит на тебя, как паук на муху, да? И только и говорит, что о своих деньгах.

Когда Дезире подняла лицо, в глазах ее стояли слезы.

— Нам нужны деньги. Сама знаешь, что нужны. — С еле слышным всхлипом она сжала подол юбки. — Скоро придется добавить сюда кружев, чтобы не было видно пятен, которые уже не отстирываются. Мы и на все наши ночные рубашки их добавляли. Ох, я знаю, папа не заводит разговоров о наших денежных проблемах, но трудно не заметить, что повар все чаще готовит курицу, а не омаров, а папа вынужден переводить мальчиков в школу подешевле.

— Это всего лишь небольшие трудности, — возразила Камилла. — Ради этого совершенно не стоит приносить себя в жертву такому человеку, как месье Мишель.

— Но ты сама понимаешь, скоро будут трудности и посерьезней.

— Я знаю только, что это не твоя проблема! Ты должна выйти замуж за человека, который любит тебя, а не просто пользуется твоим безвыходным положением.

Дезире едва взглянула на нее.

— Если бы я была уверена, что смогу достаточно быстро связаться с ним и сказать о ребенке, я бы, наверное, так и сделала.

— Но ты можешь!

Дезире вновь посмотрела на нее, теперь уже в полном изумлении. Камилла едва не сказала, что ее любимый, вероятно, всего в одном дне пути отсюда, но смолчала и решила сначала подумать.

А что, если он не один из тех четырех? Или, не дай бог, Саймон выяснит, что он не желает отвечать за содеянное? Не стоит зря будоражить Дезире, пока все окончательно не прояснится. Если ничего не получится, Дезире никогда не простит, что она рассказала Саймону о ее бесчестии и позоре.

— Я хочу сказать, — беззаботно продолжала Камилла, — что, может быть, мы сможем поехать к нему сами. — Она сказала это, чтобы скрыть вырвавшиеся случайно слова, но теперь решила, что идея действительно неплохая. — Если ты удерешь и вы поженитесь, пока еще не поздно, то ты вернешься уже замужней, и вам никто не сможет помешать.

— Нет, это невозможно! — Дезире была просто шокирована. — А если он не захочет? А если он уже женат на другой?

— Если он уже женат и сделал с тобой то, что сделал, — сухо заметила Камилла, — то он вовсе не такой хороший человек, каким ты его расписываешь.

— Я не могу рисковать, — прошептала Дезире. — Его семья может быть настроена против меня. Если я уеду так надолго, а он меня отвергнет, маман и папа не переживут этого позора. Понимаешь?

Камилла кивнула. Это она, к сожалению, понимала. Значит, дело могла исправить только она одна. Она должна найти этого человека, заставить его прийти к Дезире и просить ее руки, пока еще не слишком поздно. И как только она получит вести от Саймона, она сделает это, даже если ей придется самой ехать в Батон-Руж и силой тащить этого парня обратно в Новый Орлеан.


Гостиная Уилкинсонов была освещена несколькими дюжинами свечей, и в ней было светло как днем. Саймон отпил глоток вина, жалея, что это не что-нибудь покрепче. Через несколько мгновений он снова увидит Камиллу.

Он поймал на себе любопытный взгляд миссис Уилкинсон и вздохнул. Жаль, что пришлось ее в это втянуть. Он всего лишь попросил миссис Уилкинсон помочь ему увидеться с мадемуазель Гирон так, чтобы об этом не узнал месье Фонтейн. И пусть его мучила совесть оттого, что он обманул жену генерала, сейчас он не мог думать ни о ком, кроме Камиллы.

Но он не ожидал от миссис Уилкинсон такого пылкого энтузиазма. Вместо того чтобы просто дать им возможность встретиться потихоньку, она устроила этот шикарный обед на четверых. Ему пришлось согласиться, тем более что она обещала на несколько минут оставить их с Камиллой наедине.

Теперь она опекала его, как кадета на первом балу, — подливала вино, отпускала льстивые замечания о его внешности и посылала многозначительные взгляды.

Если бы только он мог выглядеть более равнодушным! Но это было не в его силах, потому что его ожидал вечер с Камиллой. Сколько бы он ни убеждал себя, что хочет встретиться с ней только затем, чтобы держать ее подальше от их дел с Зэном, он знал, что это не вся правда. От одной мысли, что он снова ее увидит, у него слюнки текли, как у торговца, почуявшего деньги.

Конечно, миссис Уилкинсон принимала его волнение за признаки любовной лихорадки, а не за проявление низменных инстинктов. Что бы она сказала, доведись ей узнать, что он просто-напросто хочет Камиллу и ночи напролет только об этом и мечтает, воображая, что бы он с ней сделал, окажись она у него в руках. Хотя, конечно, миссис Уилкинсон должна понимать, что и влюбленный хочет оказаться в постели со своей любимой. Но ее поразило бы в самое сердце, что как раз любви-то он и не испытывал.

Да нет, конечно, какая любовь? Любовь — это когда двое чувствуют, что могут всю жизнь прожить вместе, а это его совсем не прельщало. Даже если бы он захотел этого, разве может солдат испытывать какое-то чувство к дочке пирата, которая глядит на него свысока. Вдобавок долг призывает его как можно скорее вздернуть ее дядю-пирата на ближайшем дереве.

В дверь постучали, миссис Уилкинсон поспешила в прихожую. Вскоре он услышал знакомый голос, и Камилла вошла в зал.

Она разговаривала с миссис Уилкинсон и не сразу его заметила. Потом обернулась, и их глаза встретились. Мгновенно щеки ее залила краска. Он-то думал, ее предупредили, что он тоже приглашен, но, судя по реакции, это оказалось для нее сюрпризом.

Он попытался улыбнуться ей, чтобы успокоить, но это, кажется, еще больше ее смутило. Она просто не могла оторвать от него своих огромных прекрасных глаз.

Боже мой, как она хороша! Она всегда прекрасно выглядела, но сегодня ее просто хотелось съесть. Губы ее казались еще мягче, запястья еще уже, а волосы — еще пышнее. Просто не верилось, что такая великолепная прическа — дело рук человеческих.

И хотя он убеждал себя, что это причудливое пламя свечей делает ее такой красивой, он понимал, что это неправда. Он сам пробовал вкус этих губ и знал, какие они нежные. Он держал это тонкое запястье и погружал пальцы в эти волосы. Нет, красота ее никак не связана с игрой света. А жаль.

— Простите, мадемуазель Гирон, — проговорила миссис Уилкинсон, с явным любопытством переводя взгляд с ее лица на лицо Саймона. — Надеюсь, вы не возражаете, что я пригласила майора Вудварда быть нашим гостем. Мы с генералом, милочка, скучные старики. Вот и подумали, что вам будет приятно, если с нами окажется молодой человек.

Камилла обернулась к миссис Уилкинсон.

— Нет, нет, я… вовсе не возражаю. — И когда она снова повернула к нему лицо, то уже совладала с собой и мягко улыбнулась: — Рада снова с вами увидеться, майор Вудвард.

Саймон слегка поклонился.

— Я всегда рад видеть вас, мадемуазель.

С умильной улыбкой миссис Уилкинсон сложила на груди руки.

— Извините меня, я схожу посмотрю, что там задержало генерала, — и выскочила из комнаты, шурша юбками.

Едва она скрылась из виду, Саймон подошел к Камилле.

— Простите, что напугал вас. Я не мог придумать, как урвать хоть несколько минут наедине с вами, а то, что я должен сказать, никак нельзя вместить в записку.

— Замечательно, — она без остановки крутила в пальцах веер, — просто… просто я никак не ожидала вас увидеть… здесь.

— Я думал, миссис Уилкинсон вам скажет, но, вероятно, она решила сделать сюрприз. — Он взглянул на дверь. — Послушайте, у нас есть всего несколько минут. Из этих четырех ребят трое вполне годятся в подозреваемые. Все трое обмолвились, что состояли в связи с креолками, но стоило мне начать их расспрашивать, как один из них заподозрил, что дело нечисто, и прервал разговор. Мне не удалось больше ничего выведать.

— Почему? Почему вы не могли просто потребовать, чтобы они сказали правду? Разве это так трудно?

Он вскинул бровь.

— Вот уж действительно! Вы предлагаете спросить у группы солдат, кто причастен к беременности Дезире Фонтейн, а потом отойти в сторону и наблюдать, как грязные слухи распространяются по всему полку быстрее пожара.

Она покраснела, рывком раскрыла веер и принялась быстро обмахиваться.

— Конечно, нет, — глаза ее сверкнули. — Но вы наверняка могли что-то сделать. Наверняка… — Она усмехнулась. — Нет, конечно, вы ничего не могли, я понимаю. Вы с самого начала не желали этим заниматься. Нужно было раньше догадаться, что вы не собираетесь сдержать свое обещание помочь и окажетесь в конце концов бесчестным негодяем.

Глаза его сузились от столь беспочвенных обвинений.

— Постойте-ка! Я…

— Полагаю, вы намерены объявить, что выполнили свою часть договора? Так вот, ничего подобного! Я знаю, вы можете придумать, как заставить их признаться, не упоминая имени моей кузины. Если бы вы только…

Она замолчала: в комнату вошла миссис Уилкинсон под руку с генералом. Саймон выдавил из себя улыбку, хотя в душе метал громы и молнии. Чертова Камилла, как молниеносно швыряет она обвинения, ничего не желая выслушать. Нужно поговорить с ней наедине и убедить, что он найдет способ отыскать любовника Дезире.

— Извините, что бросила вас одних, — сказала миссис Уилкинсон. Она, кажется, заметила напряженную атмосферу в комнате, и взгляд ее перебегал с Саймона на Камиллу. — Генерал никак не мог найти свой галстук.

— Ничего подобного, — возмутился генерал. — Ты сама велела мне подождать, пока ты за мной не придешь.

Миссис Уилкинсон покраснела и кинула на мужа уничтожающий взгляд.

— Джеймс Уилкинсон, я никогда ничего подобного не говорила!

Уилкинсон улыбнулся, явно довольный, что ему удалось уличить ее в сводничестве, но Камилла насторожилась. Саймон с самого начала хотел объяснить, как он устроил эту встречу, но не успел. Теперь он только надеялся, что Уилкинсоны не станут слишком прозрачно намекать на то, что считают их влюбленной парой. Камилла и так достаточно зла на него, еще не зная, что он обманул хозяев и поставил ее в ужасное положение.

— Ну ладно, дорогая, — сказал Уилкинсон, похлопывая жену по руке. — Я уверен, ты права, а я что-то напутал, — он подмигнул Саймону. — Иногда я сам не знаю, что говорю.

К счастью для генерала, жена была в настроении и быстро простила его, тем более при гостях.

— Что верно, то верно, — сказала она. Потом повернулась к Саймону: — Можно налить вам еще вина, майор? По-моему, вас сегодня мучит жажда.

Он с неприятным удивлением обнаружил, что выпил целый стакан чуть ли не залпом. Черт подери, это все Камилла, это все она виновата!

Нет, сегодня надо держать себя в руках! Он слишком хорошо помнит, что случилось в прошлый раз, когда она застала его выпившим. Она и так уже достаточно дурно о нем думает. Куда уж хуже!

— Нет, благодарю. Я подожду до обеда. — И добавил специально для Камиллы: — Спиртное влияет на меня совершенно непредсказуемо.

И был вознагражден: она бросила на него взгляд, горячий и возмущенный. Она была разгневана. Она действительно уверена, что он хочет разорвать их соглашение. Как она его назвала? Бесчестным негодяем? Эта женщина всегда умудряется оскорбить его.

Впрочем, нет, не всегда. Когда он целовал ее, она, пожалуй, не думала о нем плохо. Что бы она там ни говорила, а подтвердить, что она считает его ухаживания «отвратительными», у нее не хватило духу.

Миссис Уилкинсон обратилась к Камилле:

— А вам, мадемуазель Гирон? Могу я предложить вам вина?

— Да, с удовольствием. — Камилла посмотрела на него, будто говоря: «Уж я-то, в отличие от вас, могу вести себя воспитанно в любом случае».

Он нахмурился. Ах, она, оказывается, леди? Благородство и целомудрие? Нет, какова?! Он-то знал, что запросто сможет склонить ее к отнюдь не воспитанному поведению. Уж если он — дикарь, то она — тем более, эта маленькая Пиратская Принцесса. Они слишком похожи друг на друга, хотя она и не желает этого признавать.

Пока они ожидали приглашения к столу, текла обыкновенная застольная беседа. Генерал, несмотря на попытки жены перевести разговор на другую тему, настоял на обсуждении последних планов Конгресса. Обе женщины сидели молча, пока генерал и Саймон обсуждали все эти умные, но скучные вещи.

И только когда сели за стол, миссис Уилкинсон удалось взять беседу в свои руки. К несчастью, ей вздумалось перевести всеобщее внимание на Камиллу, которая до этого момента почти не раскрывала рта.

— Мадемуазель Гирон, — обратилась миссис Уилкинсон к Камилле, окуная ложку в суп, — насколько я понимаю, вы сирота?

— Да, — Камилла посмотрела на Саймона так, будто спрашивала, много ли он успел рассказать хозяйке дома.

— И всю жизнь прожили с дядей и тетей? — настаивала на продолжении интересующего ее разговора миссис Уилкинсон. — Или вы здесь поселились недавно?

— Дорогая, дай девушке по крайней мере справиться с супом, а потом уж задавай нескромные вопросы, — вмешался генерал, промокая губы салфеткой.

Миссис Уилкинсон мрачно посмотрела на мужа.

— На мой взгляд, в них нет ничего нескромного. Не так ли, мадемуазель?

Камилла вздохнула.

— Нет, что вы, — она отложила ложку, едва дотронувшись до супа. — Я живу с тетей Юджиной и дядей Августом одиннадцать лет, с тех самых пор, как умерли мои родители. Мне было тогда четырнадцать лет.

— Вот как?! И вы уже так долго живете с дядей и тетей? — Саймон прямо слышал, как в голове миссис Уилкинсон щелкали счеты, пока она вычисляла возраст Камиллы. Тайком глянув на Саймона, настойчивая дама продолжала: — Странно, что вы до сих пор не вышли замуж. Должно быть, не слишком весело жить с родственниками и гораздо приятнее завести собственную семью.

Саймон едва не зарычал. Миссис Уилкинсон явно выуживала из Камиллы точный ответ: хочет она замуж или не хочет. Неужели женщинам необходимо на все получить прямой, не оставляющий сомнений ответ? Где же их интуиция? Он уже жалел, что придумал для генеральской жены именно такую причину. Хотя, конечно, выбора у него не было. Зачем бы еще понадобилось ему встречаться с девушкой, если не для того, чтобы приударить за ней?

Камилла вздернула подбородок с чисто креольской гордостью.

— Вовсе нет. Мне нравится помогать тете с детьми. — Она заносчиво посмотрела на майора. — Я очень привязана к кузинам. И сделаю все, что в моих силах, ради их счастья.

Он понял, что эти слова адресованы ему лично. Вот ведь упрямица!

— Ну разумеется, понятное дело, — закивала миссис Уилкинсон. — Мне это очень хорошо знакомо. Хоть я и не видела ваших кузин, но тетя мне показалась очень милой. Она была просто душка сегодня утром, когда я к вам заходила. — Она сделала жест слуге, чтобы подавал следующее блюдо. — Но вы же наверняка все-таки хотите иметь в будущем собственный дом.

— Да, когда-нибудь, — она отклонилась, чтобы слуга мог забрать у нее тарелку. — Но сначала я должна убедиться, что Дезире устроила свою жизнь. Ей сейчас так трудно выбрать среди множества поклонников. — И, послав Саймону еще один взгляд, полный тайного значения, добавила: — Ей настолько необходима моя помощь, что мне с трудом удалось даже сейчас оставить ее одну.

— Ну, не глупите, — улыбнулась миссис Уилкинсон, когда слуга вошел со следующим блюдом. — Это забота ваших тети и дяди — следить за дочерьми. Вы не должны взваливать на себя такую ношу, когда вам нужно устраивать собственное будущее.

— Боюсь, мой дядя не очень-то разбирается, кто из поклонников кузины хорош, а кто плох, так что ей приходится спрашивать совета у меня. И я не могу ее подвести.

Саймон подавил желание немедленно возразить. Нужно подождать, пока они с ней не останутся наедине. Он еще заставит ее пожалеть, что она накинулась на него с такими обвинениями.

Миссис Уилкинсон, кажется, не понимала, что они с Камиллой говорят о разных вещах.

— Действительно, я слышала, что ваш дядя довольно строг и с вами, и с вашими кузинами. Не потому ли вы так нерешительно относитесь к замужеству? Боитесь, что дядя не одобрит ваш выбор?

Камилла не сразу поняла, что разговор переключился с кузины на ее собственное будущее.

— Нет, не думаю… не думаю, что его сильно волнует, за кого я выйду замуж.

Миссис Уилкинсон бросила на Саймона вопросительный взгляд.

— Если только это не американец, — добавил он, чтобы Камилла не выдала жене генерала, что он солгал.

Камилла посмотрела на него.

— Ах да, разумеется. Боюсь, что дядя у меня довольно старомоден. Он считает, что для креолки хорошего происхождения годится в мужья только богатый креол.

Миссис Уилкинсон расслабилась, решив, что Саймон говорил ей правду.

— Ну, вы-то сами, надеюсь, понимаете, что это чистейшая ерунда, — она улыбнулась мужу, который, казалось, уже заскучал от таких разговоров. — Уверяю вас, мужчины все одинаковы. В любой нации есть люди хорошие и плохие. Очень важно, чтобы девушке достался хороший мужчина — как, например, мой муж или майор Вудвард, — это намного важнее происхождения, национальности или богатства.

Если бы не смущенный вид Камиллы, Саймон только посмеялся бы над очевидными попытками миссис Уилкинсон их сосватать. Знала бы бедная генеральская женушка, что в эту минуту единственное, чего хочет Камилла, — это живьем содрать с него шкуру.

— Думаю, что все с вами согласятся, — холодно заметила Камилла. — Но я на собственном опыте знаю, что любящим друг друга парам подчас мешают объединиться только происхождение, национальность и богатство.

Миссис Уилкинсон, вероятно, решила, что добралась до самого сокровенного секрета взаимоотношений Камиллы и Саймона, но он-то знал, что речь совсем не о них. Ему уже основательно надоело слушать трагические речи Камиллы о ее кузине, которая, похоже, меньше всего заботилась о розыске отца собственного ребенка.

— Может, это и правда, мадемуазель, — вступил он в разговор, — но вы должны признать, что, когда перед женщиной стоит выбор между богатым мужем и бедным, она наверняка выберет богатого.

Миссис Уилкинсон, кажется, не поняла, к чему это он сказал, но Камилла прекрасно все поняла.

— Не богатство, — сказала она, глядя прямо на него, — интересует женщину, когда она выбирает мужа, а характер. Разумная женщина всегда предпочтет бедного мужа с хорошим характером сумасбродному богачу.

— Всегда? — недоверчиво усмехнулся он.

— Всегда! — она упрямо вздернула подбородок.

— А если у обоих характеры не ахти?

— Ну, перестаньте, перестаньте, — прервала их миссис Уилкинсон. — Что это вы все о каких-то нелепостях разговоры заводите? Я уверена, что мадемуазель Гирон никогда не выйдет замуж за плохого человека.

— Действительно, — ответила Камилла. — Дядя никогда этого не допустит. Ни один из моих дядюшек не допустит этого.

Он замер. Зачем ей понадобилось впутывать в этот разговор Зэна? Ах, вот зачем, он понял! Эта маленькая дурочка считает, что можно повлиять на него, упоминая о дяде, с которым у него, по ее мнению, какие-то дела.

— Так у вас есть еще один дядя? — навострила ушки миссис Уилкинсон.

Саймон поглядел на Камиллу. Нет, она, конечно, не зайдет так далеко, чтобы афишировать свои родственные отношения с Зэном.

Но это ее нисколько не смутило.

— Да. Жак Зэн, — сказала она упрямо.

Карамба, черт тебя подери! Пусть только окажется с ним наедине! Он перекинет ее через колено и отшлепает ремнем. Он не говорил генералу, что Камилла Гирон племянница Зэна, потому что не хотел, чтобы Уилкинсон знал, как глупо его друг позволил себя шантажировать.

Ну и разумеется, генерал мгновенно заинтересовался разговором.

— Пират? — спросил он, выстреливая в Саймона тяжелым взглядом.

Саймон взял стакан и, запрокинув голову, выпил одним глотком. Боже правый, ему, пожалуй, понадобится все-таки напиться, чтобы выдержать все это.

Камилла помедлила. По выражению ее лица Саймон понял, что все это она выложила в запале, не подумав. Но, видимо, поняла, что теперь пути назад нет. Кивнув, она посмотрела прямо на генерала.

— Да, пират. Мой отец — Гаспар Зэн. Гирон — фамилия моей матери.

— Ах, вот как, — протянул генерал, все больше мрачнея.

Саймон сжал зубы. Эта чертова дура собиралась просто подразнить его, упомянув имя дяди. Она и не подозревала, что генерал уже обеспокоен его «дружбой» с Зэном. Теперь Уилкинсон потребует полного отчета о дружбе Саймона с Камиллой, и Саймон не представляет, как он будет с ним объясняться.

— И отец — пират! — воскликнула миссис Уилкинсон. Она наклонилась ближе, глаза ее горели нескрываемым любопытством. — Как это, должно быть, интересно!

И когда Камиллу обстреляли градом вопросов о детстве, отвечать на которые не доставляло никакого удовольствия, Саймону было ничуть ее не жалко.

«Задайте ей, миссис Уилкинсон, — думал он, глядя на мучения Камиллы. — Потому что, когда вы с ней расправитесь, следующим буду я. И не думаю, что ей понравится то, что я скажу».

9

Не привязывай охотничью собаку у связки сосисок.

Креольская поговорка
Юджина штопала носки, когда муж бурей ворвался в гостиную.

— Август, ты вернулся! — воскликнула она в растерянности, бросив взгляд на часы. Только девять. Ах, боже мой! Обычно он не возвращался так рано после игры в карты с месье де Мариньи.

— Я хочу поговорить с Камиллой, — резким рывком он ослабил галстук. Лицо его пылало от выпитого, но пьяным он не казался. — Не поверишь, что я слышал от Мариньи. И я докопаюсь до сути. Ох, докопаюсь, и да поможет мне бог!

— Что же ты слышал? — Месье Мариньи не мог знать о приглашении Камиллы на обед с генералом и его женой.

Август сбросил с плеч пиджак, мрачная усмешка скривила его рот.

— Что этот американский майор расспрашивал его насчет Камиллы.

Юджина расслабилась и вновь принялась за работу.

— Вот видишь? Я же говорила, что у него серьезные намерения. Я сразу это поняла. Он был с ней очень любезен на том балу.

— И Мариньи тоже говорит, но я не верю этому ни на йоту. И знаешь, когда майор говорил с Мариньи о Камилле? В тот самый день, когда ее видели на улице с мужчиной. Довольно любопытный факт, ты не находишь?

Она старалась не встречаться с ним глазами.

— Просто совпадение. Я же тебе говорила, она была весь день со мной.

— А вот это мы посмотрим. Я хочу услышать это из ее уст и хочу знать, что она такого наговорила майору, что он ею настолько заинтересовался. Иди, позови ее.

Юджина побледнела.

— Сейчас?

— Да, сейчас же. Еще не так уж и поздно. Я хочу с ней поговорить немедленно.

Боже мой! Что же делать? Можно соврать, что Камилла плохо себя чувствует, или еще что-нибудь. Нет. Если он случайно прознает насчет обеда, он будет просто вне себя оттого, что она сказала неправду. Может быть, он уже поймал ее на лжи. И ухудшать положение нельзя.

Кроме того, думала она, поднимая на него глаза, скрывать ей нечего. Приглашение в дом генерала было вполне респектабельным и ничуть не оскорбляло достоинства их семьи.

— Камиллы нет дома. Друзья пригласили ее на обед, и я отпустила, потому что тебя не было дома.

«Ну пожалуйста, пусть его удовлетворит это объяснение!» — думала она с мольбой. Но сегодня вечером удача от нее отвернулась.

— Какие такие друзья?

Она постаралась не отводить взгляда.

— Генерал Уилкинсон и его жена.

Сначала вид у него был совершенно ошеломленный. Лицо его стало мертвенно-серым, а потом ярко-красным.

— И ты отпустила ее? Ты позволила ей пойти одной обедать с американцами?!

— Да. А почему бы и нет? Я посчитала это приглашение за честь.

— За честь?! — закричал он, потрясая в воздухе руками. — Разве ты не знаешь, что генерал Уилкинсон и майор Вудвард — закадычные друзья? Голову даю на отсечение, что майор тоже там и обхаживает ее, как волк кролика.

Юджина затаила дыхание. Она не предполагала, что майор тоже может быть на этом обеде. Хотя, если и так, это ничего не меняет. Как еще и встретиться молодым людям, если не под бдительным присмотром замужней дамы? Но если бы это намечалось, жена генерала, уж конечно, сказала бы ей.

— Я уверена, что ты ошибаешься, Август. Миссис Уилкинсон — уважаемая дама и не стала бы потакать…

— Она американка, — прорычал он, шагнув к выходу. — А эти американцы ничего в таких вещах не смыслят.

Юджина вскочила и бросилась за ним.

— Ты куда?

— К Уилкинсонам, разумеется! — мрачно заявил он, хватая с вешалки шляпу. — Со мной у них эти фокусы не пройдут.

Боже правый, этот рассвирепевший глупец опозорит их всех!

— Не смей ходить туда и устраивать переполох, Август! Над нами будет смеяться весь город!

— Возможно. Но лучше быть посмешищем среди сограждан, чем через девять месяцев иметь племянницу с дитятей.

— Август! Как ты можешь думать, что Уилкинсоны позволят…

— Я не знаю, что они себе могут позволить. Но прежде, чем они что-то позволят себе, я их остановлю.

Он приказал слуге седлать лошадь. Нельзя допустить, чтобы он это сделал. Какой стыд! Ужасно! Но она слишком хорошо знала Августа. Уж если он вбил что-то себе в голову, то отговаривать его бесполезно.

Она могла сделать только одну вещь, чтобы предотвратить полную катастрофу. Она побежала к шкафу и схватила свой плащ.

— Тогда я иду с тобой.

— Это совершенно необязательно. Она затянула пояс.

— Нет, обязательно. Это я позволила Камилле пойти, и если у нее будут неприятности, то я их с ней разделю.

— Но, Юджина…

— Не отговаривай меня, Август. Если ты не возьмешь меня с собой, то я просто поеду следом в карете.

Он, кажется, был удивлен ее непривычной решительностью. Но времени на споры не было.

— Ладно, — мрачно бросил он. И снова позвал слугу, чтобы изменить распоряжение. Пусть приготовят карету. — Но ты должна дать мне возможность высказаться, понятно?

— Да, дорогой. — Но когда он намеревается выставить себя полным дураком, она не будет молчать. Как бы то ни было, но она должна спасти его от самого себя. О приличиях она будет беспокоиться потом.


Камилла избегала встречаться с Саймоном взглядом. Подали десерт, вкуснейший паштет, от одного вида которого в другой раз у нее бы слюнки потекли. Но не сегодня. Она полностью потеряла аппетит после первого блюда.

Не надо, не надо было затевать все это. Он разозлился, как только она упомянула дядю Жака. Она хотела только показать, что не позволит ему отступить, не выполнив до конца обещания. Он говорил, что сделает все, что в его силах, а на самом деле едва пальцем пошевелил и теперь ожидал, что она удовольствуется этим, да еще скажет спасибо.

Но разве это возможно? Чтобы не отступать, ей было достаточно взглянуть в глаза Дезире, рассматривающей подарок месье Мишеля.

И все же нельзя было злоупотреблять расположением Саймона, упоминая при генерале имя Зэна. Но она же не думала, что генерал настолько заинтересуется. Почему он так подозрительно поглядывал на Саймона? Неужели он уже прослышал о его деятельности? Неужели она поставила Саймона в опасное положение?

У нее заныло под ложечкой от страха. Хоть она и не одобряла того, чем занимался Саймон, она все же причинять ему серьезные неприятности не хотела.

После десерта генерал откинулся в кресле и улыбнулся жене.

— Дорогая, можешь себя поздравить: обед снова удался на славу. И передай мои комплименты повару.

Миссис Уилкинсон ответила ему с сияющей улыбкой:

— Спасибо, Джеймс.

Камиллу пронзила зависть. Уилкинсоны были явно счастливы вместе. Было больно думать, что у нее никогда не будет того, что имели они: дружбы, простых взаимоотношений… любви. Она не из тех, на ком женятся. Она бросила взгляд на Саймона. Нет, печально подумала она, если она и интересует мужчин, то только в определенном смысле. И это доказал Саймон.

Генерал поднялся со стула и, повелительно глянув на Саймона, сказал:

— Ну что, настало время портвейна и сигары, майор Вудвард? Не пора ли предоставить дамам возможность посплетничать о том о сем?

— Нет еще, — настоятельно сказала миссис Уилкинсон. — Такой великолепный вечер, луна сияет, и после такого плотного обеда, я уверена, гости предпочтут подышать свежим воздухом в саду.

Генерал Уилкинсон нахмурился.

— Возможно, но я предпочитаю портвейн и сигару, и я уверен, что майор Вудвард…

— С удовольствием прогулялся бы, — продолжила за него миссис Уилкинсон, тоже вставая из-за стола. — Ты можешь идти и пить свой портвейн, а я проверю, что там делают слуги. — Она кинула взгляд на Саймона. — А майор наверняка захочет гулять.

Мрачная улыбка заиграла на лице Саймона.

— Да, мадам, я обожаю гулять. Особенно если мадемуазель Гирон доставит мне удовольствие, составив компанию.

Нотка сарказма в слове «удовольствие» не ускользнула от внимания Камиллы. Она поспешно встала со стула.

— Не стоит беспокоиться, майор. Если вам больше по душе выпить с генералом…

— Вовсе нет, — Саймон обошел стол и встал рядом с Камиллой. — Пойдемте, мадемуазель.

Хотя до этого она только и ждала возможности побыть с ним наедине, чтобы поделиться своими мыслями, теперь, разозлив его, она побаивалась. Но ведь у нее не было выбора. Миссис Уилкинсон смотрела на нее выжидающе, и Саймон всем своим видом давал понять, что он так или иначе улучит момент, чтобы оказаться с ней наедине.

— Что ж, чудесно, — пробормотала Камилла, беря Саймона под руку. Ее бросило в дрожь, когда она почувствовала напрягшиеся мускулы его руки под своими пальцами. Похоже, он зол как черт.

Они пошли по длинному коридору, ведущему к двери в сад, а Уилкинсоны провожали их любопытными взглядами.

Камилла украдкой взглянула в лицо Саймона, и то, что она увидела, отбило у нее всякую охоту оставаться с ним наедине. Губы его были плотно сжаты, а подбородок упрямо выдвинут вперед. Он молча открыл и придержал дверь, глядя, как она спускается по ступеням в сад.

И только закрыв дверь и пойдя за ней по узкой тропинке в глубь сада, он заговорил низким голосом:

— Не кажется ли вам, что вы как-то слишком охотно рассказываете о своих похождениях, пусть и давних?

Она ускорила шаг, стараясь обогнать его на тропке между розовыми кустами и камелиями.

— Мне скрывать нечего. А если вы предпочли поступиться своим долгом перед отечеством и ввязаться в бесчестные сделки с моим дядей, я в этом не виновата.

Двумя широкими шагами он сократил расстояние между ними.

— А разве вы не ведете двойную жизнь? Пираты, а в их числе ваш дядя и отец, годами грабили корабли, и вы имеете наглость называть мой бизнес бесчестным?

Она задрожала и замедлила шаг.

— Я никогда не говорила, что одобряю тот способ зарабатывать на жизнь, который выбрали мои отец и дядя. А сама я в этом не участвовала. Поэтому я имею право высказывать свое отношение к этому, как любой другой человек.

— Вы сделали это только из желания позлить меня. Хотели повязать меня по рукам и ногам, так ведь? — он поймал ее за руку, заставив остановиться. — И все потому, что не умеете слушать. Вы с места в карьер обвиняете меня во всех смертных грехах.

Она обернулась к нему и открыла рот, чтобы возразить, но он не дал ей и слова вымолвить.

— Теперь моя очередь, Камилла. Несмотря на глупые мысли, которые роятся в вашей голове, я старался выполнить свое обещание. Я пытался сказать вам и, кстати, сказал бы, если бы нас не прервали, что я придумал способ выяснить имя любовника вашей кузины.

Она уставилась на него недоверчиво.

— Что… что вы имеете в виду? Вы ведь сказали, что у вас нет никаких возможностей допросить этих солдат.

Он отпустил ее руку.

— Совершенно верно. И это все равно не лучший метод добиться правды. Но я придумал более подходящий план, который может сработать в том случае, если вы для разнообразия захотите все же мне довериться.

— Что вы предлагаете?

Какое-то мгновение ей казалось, что он не скажет и будет терзать ее неведением в наказание за ее резкие слова, но этого не произошло.

— Единственный способ выяснить его имя — это заставить Дезире назвать его.

— Но я пыталась! Я пыталась…

— Позвольте мне закончить, — сказал он ледяным тоном. — Если бы можно было каким-то способом дать им возможность встретиться на людях, как вы думаете, выдала бы она себя, увидев своего любовника?

Лицо Камиллы просветлело. Почему же она сама до этого не додумалась?

— Но как?

— На обеде вроде этого. Я уверен, что миссис Уилкинсон будет счастлива помочь, как она помогла мне, только нужно снова выдумать правдоподобную причину…

— Ах, причину? — возмущенно заявила Камилла, вспомнив застольную беседу.

Он отвел глаза.

— Она согласилась устроить этот обед, потому что я сказал ей, что ухаживаю за вами за спиной вашего дяди. Боюсь, миссис Уилкинсон сильно увлеклась идеей женить меня.

— Понятно, — это объясняло все странные взгляды жены генерала и неудержимое желание отправить их гулять.

Она усмехнулась. Как будто он мог и вправду за ней ухаживать. Нет, все это — лишь предлог. Он мог дотрагиваться до нее, обнимать, но не ухаживать, нет. Как его, должно быть, злила необходимость притворяться, что он ею интересуется.

Камилла, разумеется, не хотела, чтобы он за ней ухаживал, нет. Вовсе нет. Ей, конечно, не нужно было внимание такого негодяя.

— Я уверен, что смогу ее уговорить устроить обед или званый вечер и пригласить вашу семью и моих «хороших друзей» из Батон-Руж, — объяснял Саймон. — Она будет счастлива помочь бедному влюбленному. — Он снова посмотрел на нее. — И когда вы войдете в зал, вы сможете проследить, как поведет себя кузина, увидев этих троих. А я позабочусь, чтобы они были единственными приглашенными солдатами, и вы смогли бы опознать их по форме.

Он явно продумал все до мелочей задолго до этого вечера. Стыд захлестнул ее. Он, значит, старается изо всех сил, чтобы придумать, как помочь кузине, а она за обедом чуть не погубила его.

Камилла потупилась, прикрывшись веером.

— Думаю, я должна… извиниться перед вами.

— За что? За то, что назвали меня бесчестным негодяем? Или за то, что пытались выдать меня генералу?

Она пробормотала еле слышно:

— Простите. — Когда она подняла голову, лицо ее было пунцовым. — Вы правы, я делаю слишком поспешные выводы.

Теперь взгляд его потеплел.

— У вас обо мне сложилось не очень высокое мнение, да? Вы действительно считали, что я не выполнил обещания?

В голосе его нетрудно было услышать уязвленную гордость.

Она чувствовала себя виноватой.

— Я не знала, что и думать. В конце концов, вы ведь дали это обещание под нажимом.

— Неправда. Я же сказал вам в ту ночь, что сам решаю — помогать вам или нет. И уж коли я решил что-то сделать, то я не сдаюсь из-за мелких трудностей. Что бы вы обо мне ни думали, я свое обещание держу.

Остатки злости все еще посверкивали в его глазах, но теперь в них было и что-то другое. Камилла пожалела, что согласилась выйти с ним ночью одна в пустынный сад. Нарождающаяся луна посеребрила камелии волшебной пыльцой. И от незатейливых песен горлиц ночь казалась еще очаровательней.

Саймон чувствовал это. Он сделал к ней шаг, и она отступила.

— Я… я уже попросила прощения, — запинаясь, пробормотала она.

— Вашего извинения недостаточно, Принцесса.

Это ласковое прозвище, которым он называл ее в ту ночь, заставило ее сжаться, но стоило ему поймать ее запястье, беспокойство ее сменилось совсем другим чувством.

Рука его была теплой и сильной. Он резко притянул ее к себе. Камилле пришлось схватить его за плечо, чтобы удержать равновесие. У нее пересохло во рту, когда она заметила, с каким выражением он на нее смотрит. Когда он так смотрел на нее в последний раз, она растаяла под его поцелуями, как мороженое под солнцем. Неужели сейчас случится то же самое?

— Прошу, Саймон, вы не должны этого делать! — она бросила взгляд на горящие окна. — Миссис Уилкинсон увидит.

— Миссис Уилкинсон нет нужды шпионить. Она и так прекрасно знает, что происходит, когда мужчина ухаживает за женщиной, — он наступал, прижав наконец Камиллу к твердому стволу дуба. Тогда он опустил голову, и губы его оказались совсем рядом с ее лицом.

Если бы он не произнес слово «ухаживать» с такой иронией, она бы ему почти поверила. Но на самом-то деле он просто хотел забрать то, что ему не принадлежит, а этот негодяй слишком хорошо знал, как легко она сдается.

Она предприняла последнюю попытку спастись и сказала твердо:

— Отойдите, Саймон.

— Ни за что на свете. Мне необходима хоть какая-то награда за все неприятности, которые вы мне причинили за эти полторы недели, — мягкий, хрипловатый голос пронзил ее, колени ослабели. — Я по горло сыт вашими выпадами в мой адрес, — он прижал губы к ее лбу, — вашими постоянными требованиями… — его губы скользили по ее лицу, — и вашими проклятыми суждениями о вещах, о которых вы не имеете понятия, — теперь в его голосе появились серьезные нотки. — О таких, например, как мой характер.

Их губы были рядом, но он их не целовал. Пока не целовал.

— Вы ведь действительно считаете меня американским дикарем, правда? Думаете, у меня нет ни малейшего представления о морали и приличиях. Считаете, что я недостоин находиться с вами в одной комнате… с тобой, чертова пиратская дочка, — и он сжал ее запястье так, что ей стало больно. — Ну что ж, Принцесса, если тебе нравится думать обо мне самое худшее, то, пожалуй, настало время дать тебе, по крайней мере, повод для подобных мыслей.

И он сильно прижал рот к ее губам.

В этом поцелуе не было ни малейшего намека на доброту, на нежность. Он напал на ее губы, как, наверное, отец и дядя нападали на чужие берега, и сделал это без единого намека на жалость.

Это должно было ее шокировать, как шокировало бы и Дезире, и тетю Юджину. Но хотя тетя Юджина воспитала разум Камиллы, она не смогла воспитать ее душу.

Вместо того чтобы напугать, этот грубый поцелуй разогнал ей кровь, и она понеслась по венам, горячая и сладкая, как креольский кофе.

Саймон провел языком по ее сжатым губам, и они раскрылись ему навстречу шелковистыми лепестками. Она обвила руками его шею и прижалась крепко-крепко. Он со стоном отпустил ее запястье, чтобы позволить рукам свободно скользить по ее телу, прижатому спиной к стволу дерева.

Пальцы его гладили ее плечи, потом спустились к плавно расширяющимся бедрам. Саймон положил горячие ладони ей на грудь, и все поплыло вокруг, время и пространство слились воедино и закружились вокруг Камиллы.

Она задохнулась и, испуганно отпрянув, схватила его за руки.

— Саймон, не надо, прекрати!

Но он не отнял рук, жгущих ее тело сквозь бархат платья.

— Конечно, прекращу, — сказал он, и глаза его заблестели, — но только если тебе не понравится. — Он начал ласкать ее груди медленными, чувственными движениями.

Она снова задохнулась, на этот раз от невыразимого наслаждения. Пальцы ее все еще сжимали его запястья, но уже без намерения оттолкнуть. Он потянул осторожно за вырез платья, высвободив ее груди, и слегка нажал на сосок большим пальцем, нежно поглаживая его.

— Ну что, нравится тебе это, Принцесса? — пробормотал он, на лице его играла насмешливая улыбка. — Все еще хочешь, чтобы я прекратил?

Нравится ли? Она зарделась и отвернулась, чтобы не видеть победного блеска его глаз, но она не могла велеть ему остановиться, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Ах, какой позор… и какое блаженство!

— Знаешь, ты, наверное, такая же дикая, как и я, — шепнул он, — и никакое воспитание не в силах это вытравить.

— Не… неправда, — неуверенно пробормотала она. И когда он опустил голову и взял ее грудь в горячий, жаждущий рот, она поняла, что это истинная правда. Вылетели в трубу все старания мамы и тетушки. Тело ее стало податливым, как воск, который под жаром его рта вот-вот растечется в истоме у подножия дерева.

Не отдавая себе отчета в том, что происходит, она вдруг прижала его голову к груди, чтобы ни единая капелька того прекрасного чувства, которое он ей дарит, не пропала даром. Она не замечала ни жесткой коры, царапающей ей спину, ни лунного сияния, залившего сад мягким светом. Она вся сосредоточилась на губах, терзающих ее плоть, до тех пор, пока ей не показалось, что больше она не выдержит.

Но в самый неподходящий момент он оторвался от нее, дыхание его было прерывистым и сильным. Он поднял голову.

— Боже мой, Принцесса, какая же ты вкусная. Я должен остановиться. Вели мне остановиться.

Она посмотрела на него расширенными глазами.

— Остановись, — прошептала она, но обняла его за шею и вновь притянула к себе.

Он со стоном обнял ее и поцеловал с таким жаром, что она едва выдержала. Одной рукой он продолжал ласкать ее грудь, а второй поднял подол платья и притянул ее к себе, чтобы плотнее прижаться.

Когда Камилла почувствовала его возбужденную плоть столь близко, она поняла, что опасность слишком велика. Но она была не в состоянии оттолкнуть его. Стучащая в ушах кровь заглушала голос рассудка.

Поэтому она не услышала, как открылась дверь черного хода в доме Уилкинсонов, и не увидела роковых фигур, вырисовывавшихся в дверном проеме.

Но дверь с грохотом захлопнулась, и вслед за этим прогремел дядюшкин голос. Они отпрянули друг от друга, Камилла лихорадочно пыталась привести в порядок одежду, а Саймон подавил рвущееся наружу проклятие. Принцесса Пиратов поняла, что совершила сегодня самую большую ошибку в своей жизни.

10

Лучше поберечься до, чем просить прощения после.

Креольская поговорка
Саймон инстинктивно закрыл собой Камиллу, чтобы дать ей время привести себя в порядок. Но теперь было слишком поздно защищать ее. Все увидели более чем достаточно. И от ужасного ощущения, что это целиком и полностью его вина, у него заныло под ложечкой.

— Мерзавец! Дикарь! Да как ты посмел! — выкрикивал Фонтейн. Он бы вцепился Саймону в горло, если бы Уилкинсон не удержал его. — Тебе не место среди цивилизованных людей, ты животное!

— Дядя Август! — Камилла вышла из-за его спины, совсем бледная в лунном свете. — Не смейте так говорить! Ничего не было!

— Ничего не было?! — От гнева дядины глаза стали огромными, как блюдца. — Значит, ничего не было?

— Не было! Клянусь!

— Камилла! — предупреждающе шикнул Саймон, видя, что ее протесты подливают только масла в огонь. — Боюсь, что вы с дядей по-разному понимаете слово «ничего».

— Задранная юбка и сиськи наружу — это, по-твоему, ничего? — кричал дядя.

— Август, прошу тебя! — дергала его за рукав мадам Фонтейн. — Успокойся. — У тети Юджины был такой вид, будто она предпочла оказаться где угодно, только не здесь. Такой же вид был и у жены генерала, которая быстренько ретировалась, объяснив, что ей необходимо срочно отдать какие-то распоряжения слугам.

— Да он же погубил ее, как ты не понимаешь! — Фонтейн рванулся, чтобы освободиться от настырной опеки генерала. — Отпустите меня, сэр! Обещаю, что сейчас я не убью этого негодяя. С этим можно обождать до рассвета.

— Нет, Август! — мадам Фонтейн схватила мужа за руку. — Тебе нельзя вызывать его на дуэль! Он же военный! Он убьет тебя.

Саймон тяжело вздохнул, увидев, как Фонтейн распрямил плечи. Ничто так не возбуждает мужчину, как возможность постоять за свою честь на поле битвы.

— Хочу вам сообщить, мадам, что моего умения держать в руках шпагу как раз хватит, чтобы проучить этого… подонка.

— Нет никакой необходимости в кровной мести, — вмешался генерал. Он бросил на Саймона острый взгляд. — Я уверен, что майор Вудвард готов сделать все необходимое, чтобы поправить дело, не так ли, майор?

— Да, сэр, — Саймон знал, что так и будет. Это назревало с той минуты, как он начал тайно встречаться с Камиллой… и позволил своему «петушку» думать вместо него. Возможно, он и смог бы победить Фонтейна, не убивая его, но это не предотвратило бы скандала. Репутация Камиллы все равно была бы загублена, а она этого не заслуживала. Это он, и только он, виноват в том, что привел ее сюда и настоял на том, чтобы играть с огнем на виду у всех в полутемном саду. А ей пришлось пожинать плоды. Этого он позволить не мог.

Кроме того, на карту было поставлено не только их с Камиллой будущее. Если он не уладит все миром, Зэн порвет с ним, а этого он тоже не мог допустить. Его месть должна свершиться. И к тому же неустойчивость отношений между креолами и американцами. Все усилия генерала по восстановлению мира пойдут прахом, если креолы пожелают вступиться за честь Камиллы.

Нет, выход был только один. Он это знал, и генерал знал. Но он решит все сам, без помощи генерала. Он посмотрел прямо в глаза Августу Фонтейну.

— Я женюсь на Камилле, месье Фонтейн. Надеюсь, это удовлетворит вашу поруганную честь?

— Нет, — шепнула ему Камилла. — Вам не обязательно…

— Удовлетворит ли это мою поруганную честь?! — вскричал Фонтейн. — Разумеется, нет, сэр! Вы опозорили мою семью, вы соблазнили мою племянницу, и вы ожидаете, что вас вознаградят за это ее рукой и сердцем? С какой стати? Слава богу, ее мать была родом из одной из самых уважаемых семей в Новом Орлеане. Обвенчаться с человеком, чей отец был простым охотником…

— Поосторожней, месье, не переусердствуйте, преувеличивая достоинство происхождения вашей племянницы, — предупредил генерал. — Может, мать ее и из благородной семьи, но отец был пиратом. Или вы позабыли об этом?

— Ну, я… нет, конечно, но… — отступил Фонтейн, видимо, не в силах опровергнуть столь очевидный аргумент.

— Дорогой, если майор хочет на ней жениться, то почему бы нет, — примирительно проговорила тетя Юджина.

Камилла переводила взгляд с Саймона на дядю, с дяди на тетю и вдруг заявила, краснея:

— Но я не хочу замуж за майора!

— Камилла! — попытался удержать ее от опрометчивых слов Саймон.

— Не хочешь?! — взорвался дядя. — В каком же это смысле? Юбку перед ним ты, значит, хотела задирать, а замуж не желаешь? Что это ты тут вытворяешь? Разыгрывала перед ним шлюху, не допуская и мысли о свадьбе?

Гнев ослепил Саймона.

— А ну не смейте называть ее шлюхой! Или мы действительно встретимся на рассвете!

Камилла схватила его за руку.

— Пожалуйста, Саймон, позволь, я сама это улажу.

— Нечего тут улаживать! Мы с тобой женимся, и весь разговор!

— Да лучше я сражусь с тобой! Сражусь с тобой, а ее пошлю в монастырь! — зашипел Фонтейн. — Оттуда уж ей не выбраться и не опозорить больше семью своим шлю… бесстыдным поведением.

— В монастырь я тоже не пойду, не надейтесь! — теперь в голосе Камиллы была почти злоба. — Я сама могу о себе позаботиться. Уйду жить к дяде Жаку и стану швеей, или гувернанткой, или…

— Только через мой труп! — взвыл дядя. — Если ты опустишься до того, чтобы жить с этим преступником или работать какой-то чернорабочей, впредь я не позволю тебе и словом перемолвиться с твоими кузинами и тетей! Ты меня слышишь? Ты будешь мертва для всех нас! Клянусь!

Камилла отступила на шаг, такое будущее ужаснуло ее. Но Фонтейн, кажется, вознамерился вывалить на нее все имеющиеся в запасе угрозы.

— Я пресекал все гнусные намеки на твое скандальное прошлое… Я смотрел, как ты подрываешь все мои попытки устроить для Дезире достойный брак… И я видел, как ты растлеваешь мою жену своим болтливым, недостойным женщины языком! И я говорю тебе: довольно! Ты или выйдешь замуж, или отправишься в монастырь, но больше тебе выбирать не из чего!

Саймон нахмурился, увидев, как больно ранили Камиллу дядины слова. Какой, однако, подонок этот ее дядюшка! Похоже, ей лучше быть с Саймоном, чем в этом чертовом доме Фонтейнов.

— Можно мне поговорить с Камиллой наедине? — спросил он сквозь зубы.

— Кончилось твое свидание с ней наедине, кончилось, ублюдок! — заорал дядя.

— Август, — заговорила мадам Фонтейн, кладя руку ему на плечо, — позволь им поговорить минутку. Вряд ли он что-то сделает, когда мы все тут рядом, правда?

Фонтейн нехотя послушался жену.

— Ну ладно. Минуту можешь. Но не дольше! Саймон кивнул и отвел Камиллу в сторону, чтобы не было слышно, о чем они говорят.

— Принцесса, опомнись. Выйти за меня — это единственное разумное решение.

Она подняла на него глаза.

— Как вы можете такое говорить? Вы же совсем не хотите жениться на мне, а я ничуть не хочу стать вашей женой. Так неужели мы вынуждены идти на это только потому, что дядя меня ненавидит?

Его удивило такое упрямое нежелание выходить за него замуж, но ничего не поделаешь. Слишком многое поставлено на карту.

— Если мы не поженимся, вам же будет хуже, — взяв ее руку в свою, он поглаживал мягкую ладонь большим пальцем. — Придется вам идти работать. А вы не должны этого делать ни в коем случае. Вы просто не знаете, что это такое.

Она вырвала у него руку.

— Если вы думаете, что забота о детях и уборка дома — не работа, то вы ошибаетесь. Мне всю жизнь приходилось работать, и уверяю вас, если за это еще и платить будут, то я только спасибо скажу.

— Простите меня, я не хотел вас обидеть, — сказал он. — Не сомневаюсь, что вам удастся все за что, бы вы ни взялись. Но вы слышали своего дядю. Он в этом случае не допустит вас в семью. И он будет стоять на своем. — Саймон понизил голос и постыдно использовал довод, который, как он знал, ее убедит: — А ведь если вы вовремя не вмешаетесь, Дезире выйдет замуж за месье Мишеля. Уж будьте уверены.

Нежные черты ее лица исказились от боли.

— Это нечестно, — в глазах ее блеснули печальные слезы — Моей кузине пришлось испытать до конца этот постыдный акт с мужчиной и скрыть его, а я всего лишь позволила себе поцелуй, и вот нате вам, поймана, опозорена и наказана!

Что-то в ее словах кольнуло его.

— Неужели это замужество — такое страшное наказание для вас? Неужели вы… неужели я вам так не нравлюсь?

Она удивленно распахнула глаза.

— Нет, нет, что вы, я не это имела в виду. Вы мне нравитесь… Просто… — она крутила в пальцах веер. — Я всегда мечтала выйти замуж за человека, который сам этого захочет, а не которого силой вынуждают это делать.

Он с облегчением вздохнул. По крайней мере, она его не возненавидела.

— Да, но я же хочу этого, Камилла, хочу! Разве вы сами не видите?

Хотя он не мог бы утверждать это с уверенностью при таком бледном свете луны, но ему показалось, что она покраснела.

— Нет, я не это… не это желание имею в виду. А другое… и вообще… я же знаю, что не нравлюсь вам на самом деле. Вы сами много раз говорили, что я только приношу вам неприятности. Если бы у вас был выбор, вы бы на мне не женились, правда же?

Он медлил с ответом, понимая, что от этого теперь зависит вся их дальнейшая жизнь.

— Не буду лгать вам, Камилла. Сегодня я пришел сюда не затем, чтобы искать жену. И наша женитьба создаст мне немало проблем… — он оборвал себя, жалея, что не может сказать всего о Зэне. — В общем, не важно. Дело в том, что… мужчина должен в конце концов жениться. И я могу сказать вам совершенно честно, что если мне и подошло время обзаводиться женой, то я предпочту вас всем женщинам на земле.

Она закусила губу, а он шагнул к ней ближе и положил руку на плечо.

— Я понимаю, что это не то признание в любви, о котором вы всю жизнь мечтали, но, послушайте, можно я остановлюсь на этом? Вы должны признать, что мы созданы друг для друга. Я не учитываю, конечно, разные мелочи, но все это пустяки, согласитесь. Нас обоих не привлекает общество, мы любим поступать по-своему, — он сжал ее плечо крепче. — К тому же… в замужестве есть и другие плюсы… Я понимаю, вам неловко сознаться в этом, но ведь нас тянет друг к другу, да еще как, не правда ли? А это очень многое значит.

— Да, но… — она смотрела на него широко раскрытыми глазами. — Не знаю, смогу ли я сделать вас счастливым в других отношениях. Я не сумею быть мягкой, доброй, послушной женушкой, которая так необходима мужчине, которая не перечит и не жалуется.

— Поверьте, далеко не все мужчины хотят такую жену. Только креолы любят мягкость и послушание. А я лично и двух дней не протянул бы с таким созданием, которое вы описали, помер бы со скуки. — Он улыбнулся. — А с вами, думаю, не соскучишься.

В другом конце сада Фонтейн кашлянул, чтобы напомнить о себе, и Саймон сжал зубы.

— Боюсь, ваш дядя теряет терпение. Так что быстренько говорите, рискнете или нет? Я тоже не знаю, сумею ли сделать вас счастливой, но будьте уверены, я постараюсь. По-моему, мы вполне поладим, а это самое главное в браке.

Она помолчала несколько секунд, глядя невидящими глазами в противоположный конец сада, потом вздохнула.

— Наверное, я заслужила это, пытаясь вас шантажировать. Теперь моя очередь стать жертвой, и, оказывается, ничего приятного в этом нет. — Он начал было протестовать, но она перебила его: — Ох, не беспокойтесь, я выйду за вас замуж. Выбор-то у меня невелик.

Да, выбора у нее не было. Но, пожалуй, впервые за сегодняшний вечер он предпочел бы, чтобы она смогла выбирать. Он хотел бы, чтобы ее решение было абсолютно свободным, но увы. Может, это и не совсем справедливо, но, видя, как она сопротивляется, он чувствовал, что гордость его уязвлена. Размышлять над его предложением, когда, может быть, ей больше никто за всю жизнь этого не предложит, — разве не обидно? Что ж он, урод, дурак или подлец? Вот уж правда — принцесса!

Хотя чего же он ожидал от такой своенравной девушки, как Камилла? Но когда они поженятся, она поймет, что, право же, это не так плохо! Он об этом позаботится. Если уж все произошло так нелепо, то он постарается, чтобы она не пожалела. Он протянул ей руку.

— Ну пойдем. Надо сказать им.

Со смущенной улыбкой она подняла голову, глаза их встретились, и они поняли друг друга без слов. Они взялись за руки, чтобы чувствовать себя увереннее, представ перед дядей и тетей.

Дядя нервно шагал по тропинке, сцепив руки за спиной. Когда они подошли, он обернулся и мрачно посмотрел на них обоих.

— Ну? Что же ты решила, Камилла? Монастырь? Или майор Вудвард?

Она сжала пальцы в руке Саймона.

— Я выхожу замуж за майора. — Ее тетя уже было вздохнула с облегчением, и тут Камилла добавила: — Но только при одном условии.

Саймон затаил дыхание. О господи! Эта креолка невыносима! Что она там еще придумала?! Ее дядя сжал руки в кулаки.

— Условия? У тебя нет никакого права ставить мне условия, девчонка!

— Какое у вас условие? — спросил генерал, явно желая, чтобы все наконец закончилось.

Хотя рука Камиллы дрожала, она смело посмотрела на двух мрачных мужчин. «Это моя Камилла, — подумал Саймон. — Никто не скажет, что она трусиха».

— Я знаю, какие чувства вы питаете к американцам, дядя Август, — сказала она, — и знаю, что вы недолюбливаете майора Вудварда. Но папа оставил мне небольшое наследство, и оно по праву должно перейти к майору. И еще: вы должны дать мне слово, что примете его как члена семьи. — Голос ее стал почти просительным. — И что вы не откажете мне в возможности видеться с моими кузинами за то, что я так глупо себя вела.

Саймон успокоился. Ему не нужно было ее приданое, и позже он скажет об этом Фонтейну, но просьба Камиллы о том, чтобы его приняли в семье, как положено по традиции, глубоко тронула его. Что же касается всего остального, то он не был удивлен, что посреди такой суматохи она еще думает о том, чтобы не бросить кузину в беде. Фонтейн не пообещал, что допустит ее к дочерям, если она даст согласие на брак с майором, поэтому она решила вырвать это обещание силой, прежде чем скажет последнее слово.

— Это уже больше одного условия, — начал было Фонтейн с обычной надменностью, но жена что-то зашептала ему на ухо, и он сдался. — Хорошо. Пусть приданое твое достанется майору. И он… ему будут… рады в доме, когда вы поженитесь. Как и тебе, разумеется.

Он едва не поперхнулся на слове «рады», но Камилла не обратила на это внимания.

— Спасибо, дядя, — пробормотала она. Фонтейн глянул на Саймона мрачным взглядом.

— Завтра с утра приходите ко мне домой, и мы обсудим пункты брачного контракта. В следующий вторник вы обвенчаетесь.

— Но ведь это всего через четыре дня! — воскликнула Камилла. — Это слишком быстро!

— Насколько ты знаешь, понедельник и вторник — единственные пригодные для свадьбы дни, и, думаю, в вашем случае вряд ли стоит затягивать, — сказал Фонтейн — иначе опять где-нибудь встретитесь тайно, того и гляди не уследишь. А обручаться и ворковать вообще уже поздно, ты себя скомпрометировала.

— Ничего подобного… — начала Камилла.

— Четырех дней вполне достаточно, — прервал ее Саймон, не желая, чтобы Фонтейн и дальше оскорблял Камиллу. Кроме того, он хотел скорее покончить с этим, пока ей не пришло в голову раскрыть его планы насчет Зэна.

— Тогда решено, — вполне довольный, сказал генерал.

Фонтейн гордо задрал нос.

— Да решено, — сказал он, — хотя я и не удовлетворен в той степени, в какой хотел бы. — Он подал жене руку повернулся к Камилле и сказал командным голосом — Пошли, племянница, ты идешь домой.

Камилла помедлила, глядя на Саймона, как будто искала поддержки. Он ободряюще улыбнулся и похлопал ее по руке.

— Иди. Все будет в порядке. Вот увидишь.

Этого ей оказалось достаточно, потому что она отпустила его руку и пошла за дядей и тетей.

Глядя им вслед, Саймон вздохнул с облегчением. Миссис Уилкинсон вышла проводить их на крыльцо.

Генерал, однако, остался с ним. Саймон знал, что последует дальше. Со стоической покорностью он приготовился выслушать лекцию о том, как стыдно соблазнять женщин в его, генерала, саду.

Генерал кивнул ему на дверь черного хода.

— Зайдем? Думаю, самое время нам поговорить. Саймон, сжав зубы, кивнул и поплелся за генералом в дом. Внутри было очень тихо, как будто прислуга почуяла, что сегодня вечером случилось нечто из ряда вон выходящее. Генерал повел его в кабинет. Он закрыл за ними дверь и налил себе портвейн.

Он предложил и Саймону, но тот отказался. Даже вагон спиртного не сделает их разговор приятнее.

Генерал сделал большой глоток и бросил на Саймона острый взгляд.

— Должен сказать тебе, Саймон, что я не совсем удовлетворен. Мадемуазель Гирон мне понравилась, и, думаю, она не заслуживает, чтобы с ней обращались по-варварски.

Саймон сделал над собой усилие, чтобы разговаривать спокойно.

— Я знаю, что был не прав, позволив себе так забыться. И совсем необязательно тыкать меня носом. Но когда дело касается Камиллы, боюсь, я перестаю ясно соображать и теряю контроль над своими действиями.

— Оставь, эти ваши поцелуйчики в саду беспокоят меня меньше всего. Миссис Уилкинсон сама толкнула вас в объятия друг к другу, выпихнув за дверь в такую ночь. Нет, меня волнует, что такую славную девушку, как Камилла Гирон, ты втянул в свой план поимки Зэна.

Саймон подозрительно посмотрел на генерала. Он забыл, что до этого вечера генерал был не в курсе отношений Камиллы и Зэна.

— Уверяю вас, что она вовсе не является частью моего плана. Она вообще ни при чем. Это случайное совпадение. Кроме того, вы ведь сами хотели женить меня поскорее.

— Вудвард, ты переходишь все границы. Ты прекрасно понимаешь, что я так же, как и ты, не прочь избавиться от Зэна, но я не желаю, чтобы это портило отношения между креолами и американцами. Здесь хватает трудностей. Креолы поддерживают Зэна. Даже половина американской армии отворачивается и закрывает глаза на его дела, потому что он снабжает всех запрещенными товарами, которых больше негде достать. Тебе и так предстоит нелегкая борьба. И то, что ты скомпрометировал племянницу Зэна, весьма усложнит дело.

Саймон вздохнул.

— Я знаю. Даю вам слово: меньше всего я хотел втягивать во все это Камиллу.

— Так ты не знал, что она племянница Зэна? Ты тоже только сегодня узнал об этом?

Саймон со вздохом отвернулся и посмотрел в огонь камина. Придется рассказать генералу все. Или почти все, чтобы не впутывать кузину Камиллы, не подрывать хотя бы ее репутацию.

— Нет, я узнал об этом раньше. В тот день, когда она подслушала мой первый разговор с Зэном.

— Что?! — генерал чуть не подпрыгнул от изумления.

— Когда мы с Робинсоном пошли к Зэну, Камилла следила за нами. Она хотела поговорить со мной о личных делах, касающихся ее семьи. К сожалению, я заметил ее только у окна, когда она уже услышала все наши чертовы разговоры.

Он пошевелил горящие поленья.

— Чтобы заставить ее хранить молчание о наших с Зэном делах, мне пришлось… дать ей некое обещание, для выполнения которого необходимо было с ней встретиться, поэтому я и попросил вашу жену пригласить ее на этот обед.

Генералу потребовалось несколько минут, чтобы уяснить все, что выложил Саймон.

— А что, именно выполнение этого обещания потребовало, чтобы вы ее скомпрометировали? — едко спросил он наконец.

Саймон выпрямился и посмотрел генералу прямо в лицо.

— Нет, сэр. Это я сделал по собственной глупости.

— Значит, ты ухаживал за ней не затем, чтобы подобраться к Зэну?

Странно, почему эта мысль действительно не пришла ему в голову? Ведь на поверхности лежит! Но даже если бы она и пришла, он прогнал бы ее немедленно.

— Нет! Честное слово, я вообще… не ухаживал за ней.

— Ну, мне-то ты голову не заморочишь.

Он взглянул на генерала и понял, что тот едва сдерживает улыбку.

— Нет, не заморочу. Я уже обмолвился, что в ее присутствии теряю голову, так что — никуда не деться, я готов сдержать слово. Я женюсь на ней. Что бы вы обо мне ни думали, я джентльмен и готов отвечать за свои поступки.

Генерал смягчился:

— Понятно. А когда ты женишься на мадемуазель Гирон, ты не раздумаешь насчет Зэна?

Саймон сжал кулаки. Об этом он старался не задумываться, но он знал, что ответ может быть только один.

— Нет, сэр. Не раздумаю.

Генерал вздернул бровь.

— Боюсь, что твоей женушке это вряд ли придется по вкусу.

— Может быть. Но ей придется понять, что мой долг перед страной превыше всего. Я заметил, что и от собственной жены вы ожидаете того же.

Легкая улыбка заиграла на губах генерала.

— Серьезно, заметил? Жаль, что ты мне раньше не сказал. Звучит приятно. Хотя в принципе моя жена, конечно, согласна с тем, что долг превыше всего, но на деле она уверена, что это все не так уж важно. — Он отхлебнул портвейна. — Тебе придется узнать много нового о женщинах, если ты думаешь, что они всерьез принимают ту часть брачного договора, которая касается «повиновения». Женщины чаще всего поступают так, как им вздумается, а нам остается лишь надеяться, что это их «вздумается» совпадет с нашими интересами.

— Признаюсь, что в случае с Камиллой я уже с этим столкнулся. Но в этом случае я буду тверд. На это можете рассчитывать. — И тем не менее Саймон со страхом ждал дня, когда придется ей все рассказать. Да, он боялся этого.

— В таком случае позволь, я дам тебе небольшой совет относительно женщин. Мы с тобой — люди действия. Мы привыкли завоевывать мир шпагой. Но женщину шпагой не завоюешь. Единственное пригодное оружие — это уговоры и обещания. Не думаю, что тебе удастся заставить мадемуазель Гирон сделать то, что ты захочешь, женщину с таким характером трудно принудить к чему-нибудь.

— С Камиллой я справлюсь, — сказал Саймон сквозь зубы. — Об этом не беспокойтесь.

Генерал смотрел на дно своего стакана.

— А ты ее любишь, майор Вудвард?

— Что?

— Я спросил, любишь ли ты ее, — генерал поднял глаза и посмотрел прямо на Саймона. — Знаешь, женщины придают этому большое значение.

Саймон скрипнул зубами. Он не любил, когда ему задавали такие вопросы, особенно если сам не знал на них ответа. Любит ли он ее? А что он знал о любви? И как он мог полюбить племянницу своего заклятого врага, чей отец разорял корабли ради наживы, а дядя убил его старшего брата Джошуа?

Однако он ее хотел. Боже правый, как он хотел ее! Сила этого желания его просто пугала.

— По правде говоря, я пока не знаю, как отношусь к Камилле.

— Ах, вот как, — генерал снова отпил глоток портвейна. — Но, очевидно, у тебя не возникает физического отвращения, а? Понимаешь, о чем я говорю?

«Ну давай, скажи это, ты, старый негодяй! — думал Саймон. — Ты думаешь, что я жду не дождусь брачной ночи, не так ли? Ты чертовски прав! А если разобраться, почему мне и не ждать ее?»

Но сказал он другое:

— Да, генерал. Она очень красивая женщина. Генерал посмотрел на него долгим подозрительным взглядом. Затем лицо его прояснилось.

— Ну что ж, тогда желаю вам обоим счастья. Думаю, она будет тебе хорошей женой, хоть она и племянница Зэна.

— Спасибо, сэр. Я тоже так думаю.

К своему удивлению, он обнаружил, что сказал это от чистого сердца. Хотя Камилла порой сводила его с ума своей слепой преданностью кузине и постоянными попытками разрушить его планы, он обнаружил, что с нетерпением ждет того дня, когда она станет его женой.

Он не мог этого объяснить, но подумал: «Как приятно, когда кто-то ждет твоего возвращения в конце долгого-долгого дня. Как приятно…»

11

Унция кровных уз весит намного больше, чем фунт дружбы.

Креольская поговорка
Камилла блуждала в дебрях блаженного сна: ей снилось, что Саймон осыпает ее поцелуями, и тут ее сильно потрясли за плечо.

— Проснись, Кэмми, — донесся до ее сознания встревоженный голос. — Ты должна мне все рассказать! Что произошло? Ты действительно помолвлена с майором Вудвардом?

Камилла с трудом открыла глаза. Над ней склонилась Дезире, освещенная сиянием раннего утра. Камилла со стоном отвернулась и снова закрыла глаза.

— Я сплю. Не мешай.

Когда она наконец после долгих разбирательств с дядей Августом добралась до постели, было уже далеко за полночь, а заснуть ей удалось отнюдь не сразу. Она лежала без сна и думала о Саймоне, об их помолвке, обо всем…

Ох, Пресвятая Дева Мария, теперь она уже не заснет вновь, а рассказывать Дезире обо всей этой путанице очень не хочется: она пока и сама до конца не понимала, что произошло и как к этому относиться.

Она почувствовала, что Дезире снова склонилась над ней. Ни с чем не сравнимый аромат свежеиспеченных булочек разбудил ее окончательно. Она открыла глаза: перед лицом на подушке стояла тарелка с оладьями.

— Маман встала спозаранку, чтобы нажарить оладий, — прошептала Дезире. И добавила заговорщически: — Я тебе еще и кофе принесла.

Камилла тронула обсыпанный сахаром румяный бочок. Оладьи были горячие, только с огня. Дезире знала, что это ее любимое лакомство.

Осторожно, стараясь не перевернуть тарелку, она села в постели и уставилась на кузину.

— По-моему, это взятка.

Глаза у Дезире светились нескрываемым любопытством. Она протянула Камилле чашку дымящегося кофе.

— Я просто хочу знать, что случилось, и все. Я не подозревала, что вы с майором такие друзья. Ты в него влюблена?

Камилла взяла оладышек и откусила хрустящий край. Но даже вкусный завтрак не улучшил ее настроения.

— Нет. Мы…

— Папа сказал, что майор тебя опозорил. — Дезире поставила кофе на столик у кровати. — Он сказал, что ты пошла в дом генерала Уилкинсона, чтобы тайно встретиться с майором Вудвардом. Значит, ты должна его хоть немного любить, правда?

По тону Дезире было понятно: она обижена скрытностью Камиллы.

— Я действительно встречалась с ним тайно, но только потому, что… — Камилла вдруг оборвала себя на полуслове. Если она сейчас скажет, почему встречалась с майором, Дезире расстроится окончательно. И к тому же ее не удастся застать врасплох, когда она неожиданно увидит солдат на балу.

Какое ужасное, ужасное положение! Она ни с кем не может поделиться. Как ни поверни, все выходит плохо. Она прикусила губу, чтобы подавить неожиданные слезы, навернувшиеся на глаза, но одна из них не удержалась и скатилась по щеке.

— Ох, Кэмми! — Дезире села на кровать и протянула к Камилле руки. — Мне ты можешь рассказать, почему тебе пришлось встречаться с ним тайно? Что могло заставить тебя общаться с… — Она замолчала и с тревогой спросила: — Это ведь не имеет ко мне отношения, нет? Ты как-то обмолвилась, что поговоришь с майором о моем… положении, но я ведь тебе не велела.

— Нет, дело совсем не в этом, — поспешила Камилла успокоить кузину. Но Дезире продолжала смотреть подозрительно, и было понятно, что она не слишком-то поверила. Как же объяснить всю эту заваруху? Камилла едва ли могла рассказать ей о первом споре у магазина дяди Жака.

И вдруг ее словно озарило. Она могла открыть Дезире малую толику правды.

— Понимаешь, не так давно я пошла повидаться с дядей Жаком и случайно подслушала, как они с майором договариваются о ввозе контрабанды в Новый Орлеан. Майор меня поймал… и заставил обещать, что я никому не проболтаюсь. — И вдруг она вспомнила, что он не велел ей говорить об этом даже Дезире. Но как ей еще удалось бы вывернуться? — В общем, он устроил нашу вчерашнюю встречу, чтобы убедиться, что я держу обещание.

Это ведь очень маленькая ложь, правда? Наверняка ее можно за это простить.

— Так майор — преступник? — на лице Дезире был написан ужас. — Ох, ну что за подлец! Ни за что бы не подумала. А кажется таким…

— Да. Отъявленный негодяй.

— Тогда как же ты можешь выходить за него замуж? — воскликнула Дезире. — Он хочет, чтобы ты хранила тайну, и для этого принуждает выйти за него замуж?

— Ну это не совсем так, — возразила Камилла. Господи, она совсем запуталась! Она не рассчитывала, что ее маленькая ложь может быть так понята, и совсем не хотела выставлять Саймона бесчувственным преступником. — Он не такой плохой, как может казаться. Мы действительно женимся потому, что он меня скомпрометировал.

— Ты имеешь в виду, что он… Но он тебя не изнасиловал, нет? Он тебе не сделал ничего дурного?

Да нет же, ничего. Просто… Ну, те пару раз, что мы встречались, он… Ах, батюшки, как же объяснить ее привязанность к Саймону без того, чтобы не заговорить языком испорченной женщины, какою считал ее дядя.

Легкая улыбка тронула ее губы. О чем только она думает? Уж если кто и может понять, что такое физическое влечение, так это Дезире.

— Он поцеловал меня, когда поймал около дядиного магазина. Он был страшно зол, но все равно поцеловал меня. — Отчасти это было правдой. Он действительно поцеловал ей руку. — И… и еще раз поцеловал — прошлой ночью. Как раз на этом и застукал нас дядюшка и страшно разгневался, стал ругаться и сыпать проклятиями. А Саймон велел ему прекратить и сказал, что женится на мне.

— Майор Вудвард сделал тебе предложение? Так это не папа заставил его? Он сам?

Камилла кивнула. Это-то и поставило ее вчера в тупик. Саймон сделал ей предложение, хотя вполне мог допустить, чтобы дядя послал ее в монастырь. Это было совершенно неожиданно.

— Что ж, тогда не все так плохо, — успокоилась Дезире. — А тебе было приятно целоваться с ним?

Камилла в смущении взяла чашку и отпила кофе.

— Ну, наверное, — она вздохнула. — Да, приятно. Я хотела, чтобы он меня поцеловал. И когда он это сделал, мне понравилось. Очень даже понравилось.

— Ага, понятно, — Дезире, похоже, действительно стало все понятно.

Камилла водила пальцем по краю чашки.

— Я знаю, что он негодяй. Знаю, что у него нет ни капли совести. Но дело в том, что, когда он меня целует, я совсем забываю об этом. Он дотрагивается, и… и…

— И ты ничего не можешь с собой поделать, — похлопала Дезире Камиллу по руке. — Мне все это очень знакомо.

Камилла хотела рассмеяться, хотя готова была скорее заплакать. Это было совершенной правдой. Все в ней переворачивалось, когда Саймон целовал ее. Сколько бы она ни убеждала себя, что он не тот человек, который предназначен ей судьбой, и что он поведет ее по той же дорожке, по которой отец повел маму, и ей ничего не останется, кроме жара ее поцелуев и неотвратимой гибели, ничего не помогало.

— Значит, это и ты чувствовала, когда тебя целовал твой солдатик? — шепнула Камилла кузине. — Он тоже заставлял тебя забыть обо всем на свете, кроме него?

Дезире сухо усмехнулась:

— А как еще, по-твоему, у меня в животе появился ребенок?

Камилла погладила руку Дезире:

— Ты знаешь, что твой папа не стал драться с Саймоном на дуэли, хотя и собирался? И поэтому мне кажется, что, если ты пойдешь все-таки к нему и расскажешь все как есть, он, может быть, поймет.

Дезире со вздохом отняла руку, но Камилла продолжала упрямо:

— Он позволил мне вступить в брак с американцем. Может, он и тебе тоже разрешит?

— Ты не его дочь, — тихо сказала Дезире. — И потом, где мы еще достанем денег?

«Вот уж это не твое дело», — хотела возразить Камилла, но Дезире не переубедишь. Впрочем, и доля правды в ее словах была. Если дядя Август угрожал вызвать на дуэль человека, скомпрометировавшего его нелюбимую племянницу, то гнев его будет совсем уж безудержен, расскажи ему Дезире правду.

— Но я счастлива, что он разрешил тебе выйти замуж, — сказала Дезире, ей явно не терпелось сменить тему. — И, думаю, не стоит тебе так волноваться насчет характера майора Вудварда. Может, он и не такой уж негодяй, как показался. Он предложил тебе руку, а это, согласись, поступок порядочного человека.

— Но он помогает дяде Жаку, — возразила Камилла. — Он предает страну ради мелкой личной выгоды.

Дезире пожала плечами.

— Ну, это не так страшно. Большинство людей считают контрабанду допустимым занятием. И на самом деле твой дядя не то чтобы настоящий пират. Он капер.

— Не обманывай себя. Он самый настоящий пират. Он со своими людьми и грабил, и убивал, и… — Она резко поставила чашку с кофе на столик. — Ох, я знаю, я, наверное, выгляжу последней дурой. Я, дочь пирата, осуждаю человека за дружбу с пиратами. — Она понизила голос до шепота. — Но ничего не могу с собой поделать. Если бы он только не встречался с дядей Жаком! Если бы он был простым американским офицером, который не прочь слегка порисоваться — каким я видела его на том балу! Тогда я с удовольствием вышла бы за него замуж. С большим удовольствием и ни в чем не сомневаясь.

— Но если бы майор не поддерживал хороших отношений с твоим дядей, тогда он был бы его врагом, ты ведь понимаешь. Американцы не одобряют контрабандистов. И твой майор, скорее всего, арестовал бы дядю Жака. Ты разве этого хочешь?

— Да нет, конечно! — Она закрыла лицо ладонями. — Ох, я становлюсь глупой гусыней, правда? Я не хочу, чтоб он был с дядей Жаком, и не хочу, чтобы он был против него. Ужасно!

— Да все будет нормально, вот увидишь. Выйдешь замуж, будет свой дом, хозяйство — вот и некогда ломать голову, что да как. — Дезире погладила Камиллу по спине. — И месье Зэн, скорее всего, будет доволен, что ты выбрала человека, которому он доверяет.

И тут Камиллу как обухом по голове стукнули. Она совсем забыла, что нужно подумать и о том, как это воспримет дядя Жак. Он ведь не знает, что Камилла так близко знакома с майором. Он так старался держать ее подальше от своих темных дел, и вот теперь она собирается стать женой человека, так глубоко связанного с контрабандистами.

И еще одна страшная мысль поразила ее. А что, если он узнает, в какой ситуации застукал ее дядя Август?

Если до него дойдут слухи о том, что произошло у Уилкинсонов? Что он тогда сделает с Саймоном?

Она вскочила с кровати и кинулась одеваться. Не выбирая, она вытащила первое попавшееся платье, перчатки, чулки.

— Ты что задумала? — воскликнула Дезире.

— Я должна сказать дяде Жаку о помолвке, — пробормотала Камилла, натягивая чулки. — Должна сказать до того, как он услышит это от каких-нибудь сплетников.

— Почему? Разве это так важно?

— Потому что он может сделать какую-нибудь глупость, например, вызовет Саймона на дуэль. — Она натянула перчатки и повернулась спиной к Дезире. — Ну-ка, застегни мне пуговицы, быстрее.

Дезире застегнула ей платье дрожащими пальцами.

— Если дядя Жак подумает, что майор дурно со мной обошелся, то даже не знаю, что он натворит.

— Камилла, но ты не можешь просто побежать в магазин дяди…

— Нет, могу! — Она завязала волосы в узел, заколола шпилькой и огляделась в поисках туфель. — Я должна остановить его, прежде чем он сделает что-нибудь непоправимое. Ты что, не знаешь Жака Зэна — это же дьявол, если что не по нем.

— Для женщины, которая не влюблена, ты что-то слишком беспокоишься о своем женихе.

Камилла стрельнула в Дезире пронзительным взглядом.

— Если я не влюблена в него, это не значит, что меня не волнует, что с ним случится. Это я виновата, что ему пришлось на мне жениться, и я не допущу, чтобы он еще и попал в какую-нибудь переделку.

— И каким это образом ты виновата?

Но Камилла уже надела туфли и направилась к двери.

— Мне надо идти. Если кто-то спросит обо мне, скажи… ох, не знаю, что хочешь, то и скажи. Я, наверное, успею вернуться до того, как заметят мое отсутствие.

Она поспешила вниз по лестнице, надеясь, что не встретит тетю или дядю. Она до сих пор сердилась на дядю, считая, что он мог бы предоставить ее самой себе.

Но на тетю, как ни странно, она сердилась даже больше. Тетя Юджина просто стояла и молчала, пока дядя Август грозился отлучить Камиллу от семьи. И хотя тетя никогда не отличалась смелостью, Камилла обиделась, что она ее не защитила. Если бы она поддержала Камиллу, когда она отказалась пойти в монастырь или выходить замуж… Ох, но, в конце концов, это же не тетина вина, что Камилла постыдно вела себя с мужчиной. Тетя, должно быть, очень дурно о ней думает. Так что сердиться надо на себя.

Она была уже в холле, накинула плащ, и тут появилась тетя Юджина.

— Боже мой, дорогая, куда это ты так торопишься? — На тете было старое платье, которое она надевала, когда жарила оладьи. Платье было все в жирных пятнышках. — Я как раз собиралась переодеться. Разве ты позабыла? Майор Вудвард должен прийти утром, чтобы поговорить с твоим дядей о брачном договоре. Он будет здесь с минуты на минуту, я думала, ты хочешь с ним увидеться.

Камилла сдержала резкость. Тетя вела себя так, будто все было распрекрасно и никто не навязывал Камилле это замужество. Она вообще не собиралась влезать в деловые разговоры. Она уже высказалась совершенно ясно насчет своего приданого. Остальное было делом двух мужчин.

— Я вернусь до его возвращения, — сказала она, затягивая завязки плаща. — Я хочу пойти сказать дяде Жаку о помолвке прежде, чем он услышит это от кого-то другого.

Тетя вытерла руки о передник.

— А-а. Ну ладно. Наверное… наверное, Август разрешит, хотя неужели это так срочно?

Упоминание о дяде Августе окончательно вывело Камиллу из терпения.

— Дядя Жак — тоже моя семья. Неужели я должна спрашивать разрешения посетить его, чтобы сообщить о помолвке?

Тетушка отшатнулась, такие резкие нотки проскользнули в голосе Камиллы.

— Конечно, нет, моя дорогая! Ничего такого ты не должна! Я только хотела сказать… — она замолчала и заправила за ухо непослушный завиток. — Ладно, не важно. Иди сходи к дяде. Мы постараемся удержать майора до твоего прихода. Только не очень долго, хорошо?

— Ладно, — бросила Камилла, берясь за ручку двери. Но когда она уже выходила, тетя добавила:

— Ты ведь не сердишься на меня, Камилла? Я думала… ты будешь счастлива стать женой майора. Мне показалось, что вы двое так… Ты, конечно, говорила, что не хочешь за него замуж, но, кажется, он тебе нравится. И вроде бы других предложений у тебя нет…

Жалобные нотки в голосе тети смягчили Камиллу. Тетя Юджина всегда к ней относилась, как к собственной дочери. Может, она и побаивается выступать против дяди Августа, но она всегда была добра к Камилле. Это нечестно — обвинять ее в трусости.

Камилла со вздохом обернулась к тете.

— Я нисколько на вас не сержусь, тетя. Просто… — она оборвала себя. Разве могла она объяснить свое недовольство Саймоном, не рассказав тете о его связи с пиратами. Вместо этого она солгала: — Я знаю, что из майора выйдет хороший муж. И он мне нравится, хоть он и американец. Но мне страшно не хотелось бросать вас в трудную минуту.

Этот ответ, кажется, доставил удовольствие тете Юджине. Заключив Камиллу в объятия, она забормотала:

— Что ты, что ты, главное — чтобы ты была счастлива. Я так надеялась, что в один прекрасный день у тебя появится собственная семья. Ты ведь станешь прекрасной женой и матерью, вот увидишь. Это будет замечательно. Вы с Дезире будете замужем, а я буду давать вам советы, как растить детей…

Еще раз крепко обняв ее, тетя отстранилась.

— Ох, я болтаю и болтаю, а тебе не терпится убежать, — она смахнула слезу со щеки. — Давай, поторопись, чтобы вернуться вовремя.

Камилла выскочила на улицу. Но, торопливо шагая по мостовой, она не могла выкинуть из головы слов, сказанных тетей. Ни разу не задумалась Камилла о детях. А ведь замужество, конечно, предполагает детей. У нее будет ребенок. Не чей-нибудь, а ее собственный!

Эта мысль мгновенно затмила все ее «но». Ей всегда нравилось помогать тете Юджине с детьми. И теперь у нее будет собственный маленький ангелок, и она будет его укачивать, и кормить, и рассказывать сказки…

Она затаила дыхание, свернув на улицу Сант-Петер. А Саймон? Что он думает о детях? Будет ли ему приятно сажать ребенка на колени? Или он, вроде дяди Августа, бросит их на ее попечение, пока они не повырастают и не начнут вести себя как взрослые люди? Тогда он начнет распоряжаться их судьбами, не интересуясь ее мнением.

Дойдя до магазина, она помедлила, глядя на закрытые ставни второго этажа, где жил дядя. А как ее дети — их дети — отнесутся к тому, что их отец связан с каперством? Одно дело, что их мать провела детство среди пиратов — ведь у нее не было выбора, и совсем другое — иметь отца, который сам, по своей воле, замешан в темные дела.

Сердце у нее упало. Она не хотела, чтобы ее ребенок прошел через те ужасы, которые выпали на ее долю. А что, если Саймона арестуют, когда он предоставит свой дом людям дяди Жака? Пресвятая Дева Мария! Да ведь это будет и ее дом! Она будет в этом замешана, и дети ее — тоже! Ей вновь придется жить жизнью, от которой она с таким трудом избавилась.

Но потом лицо ее просветлело. Может быть, если дядя Жак поймет ее, он сам прекратит свои дела с Саймоном. Да, вот это было бы отлично. Это решит все проблемы. Она поговорит об этом с дядей Жаком. Он знает, что делать.

Почувствовав некоторое облегчение, она постучала в дверь. Ответа не последовало. Ведь дяди Жака может и не быть дома. Он может сейчас плавать в море или совершать рейс в дельте реки. И все же она снова постучалась, теперь чуть громче, и была вознаграждена за настойчивость. Ставни над дверями магазина распахнулись, и дядя высунул голову в окно.

Он хмурился и бормотал проклятия. Но, увидев, кто его беспокоит, широко улыбнулся.

— Камилла, девочка моя! Что ты здесь делаешь в такой немыслимо ранний час?

Как всегда, при виде его в душе Камиллы потеплело. Не важно, какие слухи о нем ходили, передаваемые устами недоброжелателей, она не могла думать о нем дурно.

— Я должна поговорить с тобой, дядя Жак.

— Ну, конечно, конечно, я сейчас. Только оденусь и спущусь. Погоди минутку.

Камилла развязала тесемки плаща и оглядела утреннюю улицу. Погода в Новом Орлеане была, как всегда, непредсказуемой. Неделю назад стоял жуткий мороз, а нынче вот сырой, теплый туман, так что выходить без плаща еще прохладно, а в плаще жарко.

Как раз в такой туманный день погибли ее родители. Из-за сырого тумана, поднимавшегося с болот, она так отчетливо слышала выстрелы и звон шпаг, будто находилась в самом центре событий. И когда она наконец выбралась к лагерю Баратария, туман и дым сгустились в сплошное облако, и облако это пахло смертью. Английские пираты уже ушли, но в лагере не было тихо: слышался треск догоравших пожаров и стоны умирающих. Этого она никогда не забудет.

Она не допустит, чтобы ее дети увидели когда-нибудь такую картину. Никогда!

Дверь распахнулась, и на пороге возник дядя Жак. На подбородке у него темнела щетина, а одежда была наспех застегнута. Но она всегда была рада видеть его. Обрадовалась она и в тот раз, когда он вошел в лагерь и обнаружил ее, скорчившуюся в рыданиях возле мертвых родителей.

— Камелия моя душистая, — назвал он ее давним прозвищем, которое сам придумал. Он вышел на улицу и крепко обнял ее.

Она прильнула к нему, чувствуя себя снова маленькой девочкой. Многие годы он заменял ей отца, был для нее ближайшим другом. Дядя Август никогда не был с ней так близок, да, впрочем, и не стремился к этому. Но дядя Жак во многом был похож на отца, поэтому она и чувствовала себя почти его дочерью.

Дочерью, которая постоянно тревожилась за него.

Чувствуя комок в горле, она с удовольствием вдыхала запах дыма старых сигар, который витал вокруг него. Он, кажется, понял, что она расстроена, поэтому просто похлопывал ее по спине, ничего не говоря.

— Ах, дитя мое, — наконец забормотал он ей в ухо, — сколько воды утекло с тех пор, как мы виделись последний раз. Дай-ка налюбоваться на мою красавицу племяшку.

Он отодвинул ее от себя и оглядел с ног до головы.

— Какая же ты красотка! — гордо сказал он, и краска бросилась ей в лицо. — С каждым разом, как тебя вижу, ты становишься все краше и краше. Ты, наверное, разбила сердца всех молодых людей в нашем городке, а?

Эти слова напомнили ей о причине прихода. Пряча глаза, она сказала:

— Вообще-то, я… я пришла сообщить, что помолвлена.

— Помолвлена? — он насторожился. — И когда это ты успела?

— Вчера вечером.

— И кто же этот счастливчик? Она огляделась.

— Может, лучше в доме поговорим?

— Разумеется, разумеется, — забормотал он, внезапно сообразив, что все это время они стояли на улице. — Входи. Я приготовлю кофе, а ты мне все расскажешь о своем молодом человеке.

Она вошла и оглядела стены, увешанные рядами пистолетов и ружей. С одной стороны небольшой комнатушки стоял стол, за которым в тот памятный день разговаривали Саймон и дядя Жак. За ним — пузатая печка.

Дядя разжигал огонь, а она ломала голову, как же ему все рассказать.

— Ну выкладывай, — сказал он, беря кофемолку и насыпая в нее кофейные зерна. — Я хочу знать все об этой помолвке, но сперва скажи, кто твой жених.

— Ну, я думаю… ты с ним знаком, — она почти решила сказать дяде Жаку все как есть, кроме, конечно, того, что касалось Дезире.

— Знаком с ним? — забеспокоился дядя.

— Да, его зовут Саймон Вудвард. Он майор американской армии.

Дядя хотел налить воды, но так и замер, услышав это имя. Когда он встретился с ней взглядом, глаза его ничего не выражали.

— Да, я слышал об этом человеке.

— Нет, — жестко сказала она. — Ты его знаешь. И у вас с ним какие-то общие дела.

Он отставил кувшин с водой и подошел к ней вплотную.

— Кто это тебе сказал?

Она глубоко вздохнула, потому что не сумела сдержать данного Саймону обещания.

— Помнишь тот день, когда ты встречался с ним и сержантом Робинсоном? Вы услышали шум под окном, помнишь? Это я там была. Я… в общем, я пришла тебя навестить и случайно подслушала ваш разговор. А поскольку я танцевала с майором накануне на балу…

— Да, я в тот же день узнал про этот танец, — сказал он ледяным голосом. — Через некоторое время после того, как он ушел, кое-кто поспешил мне поведать, как моя племяшка распугала целый зал мужчин, а потом танцевала с американским майором.

Она должна была догадаться, что слухи о ее поступке сразу разнесутся по всему городу. Но она не приняла в расчет, что дядя тоже может об этом услышать.

— Ну, вот… Саймон сразу не разобрался, что я тут делаю, и поэтому увел подальше, и только потом понял, что я подслушала. Тогда я сказала ему, что я твоя племянница, и он успокоился. — Ну, не совсем, конечно. Но дяде Жаку об этом знать необязательно.

Он облокотился о спинку кресла, лицо его разгладилось.

— И теперь ты выходишь за него замуж? С чего бы это?

— Он… — она замолчала. Эту часть ее приключений объяснить гораздо труднее, придется состряпать что-нибудь безобидное. — Вчера вечером генерал Уилкинсон пригласил меня на ужин, чтобы отблагодарить за то, что я сделала на балу. Майор был там. Мы вышли погулять в сад… — она поспешила миновать эту часть повествования, чтобы не насторожить его. — Он меня поцеловал, и тут вошел дядя Август и объявил, что мы должны теперь пожениться.

Костяшки пальцев дяди Жака, вцепившегося в спинку кресла, побелели.

— Поцеловал? И это все? Нет, не думаю, чтобы Фонтейн из-за одного поцелуя стал настаивать на свадьбе, да еще и с американцем. Что он наделал, говори, Камилла? Ты должна мне сказать правду.

— Ничего плохого, честное слово, — конечно, это смотря как понимать слово «плохой».

Дядя Жак нахмурился, а она встала и положила руку ему на плечо.

— Ты же знаешь, каким иногда бывает дядя Август. Увидел, что мы целуемся, и совсем потерял голову. Он постоянно этим грешит — кидается на всех с обвинениями, без всякой причины. Кроме того, он ненавидит американцев и не хотел, чтобы меня что-то связывало с майором.

— Да, Фонтейн скор на руку. Но он не стал бы заставлять тебя выходить замуж за человека, который ему не нравится, только из-за одного поцелуя. Скажи, может, еще что было? — Он оставил в покое спинку стула и начал выхаживать по комнате. — Может, он пытался принудить тебя к…

— Да нет! Ничего он не делал, говорю тебе!

— Ты бы не согласилась ни с того ни с сего выскочить за него замуж, если бы он ничего такого не делал.

Она заговорила взволнованно:

— Ой, в конце концов, какое это имеет значение, почему я выхожу за него. Я выхожу за него, и все тут. Просто я подумала, что если у тебя с ним общие дела, то лучше тебе узнать об этом от меня…

— Да, да! — Он резко остановился и уставился на нее. — А как насчет этого? Тебя не настораживает, что он начал за тобой ухаживать, как только обнаружил, что ты моя племянница? Разве ты не понимаешь? Он, возможно, решил воспользоваться тобой, чтобы стать ближе ко мне. Думает небось, что если ты станешь его женой, то он сможет безоговорочно мне доверять, потому что я не обману мужа моей племянницы.

Это даже не приходило ей в голову. Она смотрела на дядю, обдумывая его слова, и старалась не показать, что они причинили ей боль. При всех недостатках Саймона она все-таки безоговорочно верила, что она ему нравится сама по себе.

Она мысленно вернулась к их встречам, и тут лицо ее просветлело: она вспомнила их первое знакомство.

— Нет, не может быть. К тебе это не имело никакого отношения. Еще до того, как он узнал, кто я, он танцевал со мной на балу. Он назвал меня красивой и смотрел так… так… — Грозное выражение дядиного лица вовремя остановило ее, иначе бы она выпалила: «Так, будто он хочет меня». Вместо этого она сказала: — Как мужчина смотрит на нравившуюся ему женщину. Это вовсе не потому, что я твоя племянница.

Дядя вздохнул и провел руками по лицу, будто очень устал.

— Маленькая моя Камилла, это, конечно, жестоко звучит, но люди вроде майора весьма расчетливы. Ты же прекрасно понимаешь, что для него не представляло ни малейшего труда выяснить на балу, кто ты такая. Все здесь знают про меня и твоего отца. Ты уверена, что нет связи между тем, что он танцевал с тобой, а на следующий день явился ко мне?

— Уверена, — сказала Камилла, хотя часть этой уверенности она уже растеряла. — Он был ужасно удивлен, когда на следующий день я призналась ему, что мы с тобой в родстве. Правда! — Она не могла вынести мысль, что все ухаживания Саймона были просто частью его плана завоевать расположение дяди Жака. Этого не могло быть!

— Не стоит тебе выходить за него замуж, — сказал дядя. — Плевать, что говорит Фонтейн. Это неправильно, что…

Громкий стук сотряс входную дверь, напугав их обоих. Дядя взглянул на Камиллу с немым вопросом. Она покачала головой. Она понятия не имела, кто это. Никто из Фонтейнов не придет в магазин дяди Жака. Они изо всех сил притворяются, что его вовсе не существует.

Дядя подошел к двери и спросил:

— Кто там?

— Саймон Вудвард, — ответил низкий знакомый голос. — Фонтейн сказал, что Камилла у вас, Зэн, и я хочу поговорить с ней. Впустите меня! Немедленно!

Камилла затаила дыхание. По голосу было понятно, что Саймон разгневан. Но что ему-то было злиться?

Дядя посмотрел на нее недоумевающе, и она вздохнула. Она достаточно хорошо знала Саймона, чтобы понять, что открывать все равно придется. К тому же ей просто необходимо было услышать, как он опровергнет дядины подозрения.

— Открой дверь, — сказала она дяде, вздохнув перед неизбежным.

12

Нет ничего хуже неведения.

Французская поговорка
Саймон, сжав кулаки, стоял пред дверью магазина Зэна. «Если этот негодяй сейчас же не откроет дверь, я ее просто вышибу», — думал майор. Когда мадам Фонтейн сказала, что Камилла пошла поговорить с Зэном о свадьбе, он страшно разозлился. Даже на минуту не задержался у Фонтейнов. Сказал, что приведет Камиллу, и помчался сюда, будто за ним дьявол гнался по пятам.

Он хотел удостовериться, что она не нарушила всех его планов насчет Зэна. Она ведь что угодно может ему наговорить, чтобы оправдать эту вынужденную свадьбу. Дело, к которому он готовился десять лет, может провалиться из-за одного глупого поспешного слова.

Он услышал звук отодвигаемого засова и приготовился к драке. Из того, что он слышал о Зэне, непохоже, чтобы пират с восторгом принял весть о замужестве племянницы, особенно если узнал в подробностях, что к этому привело.

Дверь распахнулась, и там, разумеется, стоял Зэн собственной персоной, черные глаза его сверкали. Презренный подонок в человеческом облике! Разбойник и мерзавец. Он не имел ни малейшего права на существование, ведь сколько жизней он загубил, сколько кораблей потопил. Усилием воли Саймон заставил себя успокоиться. Нельзя терять голову, когда имеешь дело с Зэном, иначе закончишь жизнь, как Джошуа.

— Что вы здесь делаете в такой ранний час, месье? — спросил Зэн по-английски с ужасным акцентом.

Саймон отвечал по-французски, чтобы Зэн понял все, что тут будет сказано. Французский Саймона был, безусловно, получше, чем английский Зэна.

— Фонтейн велел мне привести Камиллу, чтобы она могла участвовать в обсуждении брачного контракта, — это было не совсем правдой, но зато такое объяснение как раз подходило на данный момент.

Зэн отступил, чтобы впустить его, но стоило Саймону войти, как тот встал между ним и Камиллой: она, конечно, была здесь и выглядела среди всего этого оружия так же неуместно, как цветок, выросший из ствола заброшенной пушки.

— Итак, — сказал Зэн по-французски, — вы уже надумали, куда пристроить деньги моей племянницы, которые станут вашими, когда вы поженитесь? Значит, сначала вы ее оскорбили, потом…

— Я не оскорблял ее, — нахмурился Саймон. Интересно, что она уже тут наговорила. — Я сделал ей предложение. Для большинства людей это комплимент, а не оскорбление.

— Предложение руки и сердца является комплиментом только тогда, когда не имеет под собой скрытых мотивов.

— Единственным скрытым мотивом моего предложения, — резко сказал Саймон, — было желание спасти репутацию вашей племянницы.

— Ага, репутацию, которую вы же и подорвали, причем намеренно.

Намеренно? Саймон взглянул мимо Зэна на бледную и молчаливую Камиллу, стоящую возле печки.

— Что вы ему наговорили?

Камилла открыла рот, чтобы заговорить, но Зэн не дал ей.

— Это не она наговорила. Это вы недоговорили. Почему вы не сказали мне, что она подслушала? Почему не дали мне самому разобраться!

— Она просила не рассказывать вам.

Зэн отступил.

— То есть как? Саймон пожал плечами.

— Она сказала, что вы рассердитесь. А я, разумеется, не хотел идти наперекор маленьким капризам юной леди.

С мрачной усмешкой Зэн обернулся к племяннице.

— Это правда, Камилла? Она кивнула.

— Я… я не думала, что тебе сильно понравится, что я… вмешиваюсь в твои дела.

Отойдя от входа, Зэн подошел к Камилле. Саймон закрыл дверь. Он вовсе не хотел, чтобы этот спор обсуждали потом все городские сплетники.

Зэн взял Камиллу за руку и кинул взгляд в сторону Саймона.

— Ты отдала себя в руки этого человека, потому что боялась меня? Мне совершенно наплевать, слышала ты наш разговор или нет. Это деловой контракт, только и всего. Ты должна была мне сказать.

— Тогда ей пришлось бы сказать вам правду и насчет ее кузины, — вмешался Саймон. — А я думаю, тогда она не хотела этого говорить. Зэн побледнел.

— Кузины?

Саймон посмотрел на Камиллу.

— Он не знает? Ты ему не сказала?

Она покачала головой.

Проведя ладонью по волосам, Саймон тихонько выругался. Неудивительно, что Зэн так разозлился. Он слишком мало знал о роли Камиллы во всей этой путанице. Не упомянув о своей жажде «спасти» кузину, она действительно поставила Саймона в положение человека, который вознамерился погубить ее.

Камилла кинула на Саймона умоляющий взгляд, но он сделал вид, что не заметил его. Он не позволит ей свалить всю вину на его плечи.

— Дезире Фонтейн беременна, — резко сказал он. — Камилла думает, что виновник — один из моих солдат. Поэтому, подслушав наш разговор, она стала шантажировать меня, чтобы заставить выведать, кто это сделал. Она сказала, что, если я ей не помогу, она убедит вас не иметь дела со мной. Вот почему мы встретились тайно, и вот почему Фонтейн нас застал в саду и велел нам пожениться.

Поскольку Камилла склонила голову, признавая правоту слов Саймона, Зэн вдруг рассмеялся, в долю секунды сменив выражение непонимания на изумление:

— Мой маленький цветок камелии тебя шантажировал? Серьезно? — Он снова расхохотался, взял Камиллу за подбородок и поглядел ей в глаза. — Как я посмотрю, тебе все-таки досталась капля крови Зэна, и довольно основательная. Шантажировала, значит, этого дикаря, американского майора? Вот смех!

— Ну, если бы я не обошелся с ней по-джентльменски, вам бы вряд ли показалось это смешным, — проворчал Саймон, которому шутка совсем не понравилась. — Если бы она пошутила так с другим, не столь выдержанным человеком, ей бы не поздоровилось.

Ухмылка Зэна погасла.

— Да, наверное. По-моему, вы вели себя именно так, как я и ожидал. Подружились с моей племянницей и скомпрометировали ее, чтобы она посчитала себя обязанной выйти за вас замуж. И теперь решили воспользоваться новой завоеванной позицией.

— Что-о?! Какой еще позиции, о чем это вы? — Он взглянул на Камиллу, которая смотрела на него чистыми, широко открытыми глазами. — Что тут насочиняла Камилла?

— Только то, что ты меня поцеловал и… дядя Август нас обнаружил, и все. Но дядя Жак решил почему-то, что… он посчитал, что… ты стал ухаживать за мной… ну, чтобы оказаться связанным с ним более тесными узами, чтобы быть уверенным, что он тебя не предаст.

Саймон затаил дыхание. Ого! Это становится опаснее, чем он думал. Он не предполагал, что если генералу пришла в голову подобная идея, то и Зэн может прийти к такому же выводу, хотя и по другим причинам. Черт бы их всех подрал!

Теперь из-за Зэна и Камилла, видимо, будет тоже так думать. Ее явно расстроила мысль о том, что он заинтересовался ею только из-за родственных отношений с Зэном. Он не хотел причинять ей боль. Как все глупо, просто удивительно, как все глупо!

Не отрывая от нее взгляда, он тихо сказал:

— Поверь, что у меня не было иных причин «ухлестывать» за тобой, кроме самых очевидных. — Ему было противно говорить такие слова при Зэне, но что делать. Он каким-то образом почувствовал, что она ему не поверит, если он не скажет этого при дяде. — С той минуты, как я увидел тебя в бальном зале, я… хотел тебя. Я признаю, что мотивы мои не были так чисты, — я тебе уже говорил, что не искал жену, — но к делам все это не имеет никакого отношения. И я рад, что мы обручены, — он вложил всю свою страсть в брошенный на нее взгляд. — Очень рад.

К его облегчению, она покраснела. Чертова глупышка, как вообще она могла поверить, что он разыграл перед ней спектакль? Он чуть было не взял ее в доме Уилкинсонов, под этим проклятым деревом.

— Не слушай его, — предупредил Камиллу Зэн. — Ясно, что он умелый соблазнитель и решил тобой воспользоваться.

И тут Саймон взорвался:

— Неудивительно, что у Камиллы в ее возрасте не было ни одного поклонника. Вы от всех избавились, да? Или врали ей о них, или грозили убить?

— Грозили убить… о чем это вы? — спросила Камилла. — Вы с ума сошли! Дядя Жак никогда не имел ничего общего с моими поклонниками. Это моя репутация, репутация пиратской дочки, отталкивала всех ухажеров. Он тут ни при чем.

Теперь Зэн мрачно уставился на Саймона. Саймон обернулся к Камилле:

— Очень даже при чем. В тот день, когда я поймал вас у окна, я разговаривал с Мариньи, и Мариньи сказал мне, что ваш дядя всем говорил, что убьет любого, кто станет играть с чувствами его племянницы, не имея серьезных намерений. Я могу поклясться, что большинство креолов предпочли держаться подальше от вас, чем подвергать себя опасности связаться с пиратом.

Камилла в изумлении едва не упала на ближайший стул.

— Вы хотите сказать, что дядя Жак… все эти годы он… — она не смогла договорить, обратила на дядю взгляд, в котором читалась затаенная боль. — Это… правда?

Делая шаг к Саймону, дядя сказал: — Вырвать бы тебе язык за такие вещи!

— Что вам мешает попробовать? — Саймон положил руку на рукоять шпаги.

Камилла вскочила и встала между ними.

— Прекратите, вы, оба! — Глядя на дядю, она понизила голос: — Я хочу услышать от тебя правду, дядя Жак. Ты действительно угрожал убить любого, кто будет за мной ухаживать?

Зэн смотрел на Саймона, очевидно, чтобы не глядеть в глаза Камилле. Облизнув губы, он неуверенно произнес:

— Только тех, кто не будет иметь серьезных намерений. Камилла вздохнула.

— Эх ты, дядя Жак…

— Я просто пытался защитить тебя, — виновато забормотал он. — Я боялся, что ты попадешь в такие руки… как руки этого лживого майора, — он сжал кулаки.

Когда она заговорила, голос ее был таким тихим, что Саймону пришлось напрячь слух, чтобы не пропустить ни слова.

— Лживого? Вообще-то он был со мной более честным, чем все остальные мужчины, которых я знаю.

Более честным. Черт! Саймон почувствовал себя неловко. Хотя у него не было для этого никакой причины. Он выполнял свой долг, не говоря всей правды о своих делах с Зэном. За это его нельзя винить.

— Ты говоришь, что он ухаживал за мной только потому, чтобы стать к тебе ближе, — продолжала она, — но ведь он никогда не притворялся, что любит меня. Если бы он был таким лживым человеком, каким ты его выставляешь, разве не старался бы он прежде всего убедить меня, что влюблен? Кроме того, когда он ухаживал за мной, он явно уже знал, что ты этого не одобришь, потому что все это было уже после разговора с Мариньи.

— Если вы этого не заметили, Зэн, — вступил Саймон, — то напомню, что ваша племянница — весьма красивая женщина. Только сумасшедший может не желать ее. Поверьте, мне не нужны были ни вы, ни ваш бизнес, чтобы оправдать мои ухаживания.

Камилла вспыхнула, а Зэн сжал зубы. Он вздернул упрямый подбородок и посмотрел на Саймона долгим мрачным взглядом.

— Тогда зачем вы на ней женитесь? Человек, который ради выгоды предает закон, не женится на женщине только потому, что он ее хочет. Он попытается соблазнить ее, да, но не жениться.

— Я предложил ей руку потому, что Фонтейн сказал, что иначе он пошлет ее в монастырь или отлучит от семьи, от тети, кузин. И поскольку я знаю, что она ни под каким видом не согласилась бы пойти в монастырь, то она потеряла бы семью, которую, как я знаю, она очень любит. Я не хотел, чтобы мои слишком поспешные действия послужили причиной этого.

Пока Зэн думал, как отнестись к его объяснению, Саймон добавил:

— Разве не может человек быть честным в одном и не совсем честным в другом? Разве вы не слышали о кодексе чести среди воров? Мы ведь, кажется, в кругу своих и можем себе позволить быть честными. Или у вас иные представления о морали?

Зэн посмотрел на Саймона тяжелым взглядом. Не мог же он признать перед лицом обожающей его племянницы, что у него нет представления о морали.

— Да черт с тобой. Наверно, нужно признать, что даже вор может быть галантным с красивой женщиной. — Он усмехнулся. — Но если собираешься жениться на моей племяннице, держи ее подальше от наших дел, понял? Я ее не уберег, но я откладывал для нее деньги не для того, чтобы ты…

— Ты откладывал для меня деньги? — прервала его Камилла.

Его лицо смягчилось, он кивнул.

— Конечно же. А откуда, по-твоему, взялось это твое приданое? Я, может, и распугал неподходящих молодых людей, но я никогда не говорил, что ты не должна вообще выходить замуж. — Он указал на Саймона пальцем. — Но я не для того старался, чтобы какой-то негодяй вроде этого майора воспользовался этим и сорвал свой куш… или воспользовался тобой ради своих целей.

— Мне не нужно ее приданое, — возразил Саймон. — Честно говоря, я вообще не хотел, чтобы она ввязывалась в наши с вами дела. — Вот это истинная правда. Он бы сейчас многое отдал, чтобы Камилла оказалась кем угодно, но не племянницей Зэна. — Моя свадьба с Камиллой никогда не будет иметь к нашим делам никакого отношения. И когда эти самые наши дела принесут мне доход, достаточный для покупки дома и земли, я прерву наше соглашение. — Может, Зэн смирится с этой свадьбой, если будет знать, что их деловые отношения — не навечно.

Зэн скрестил руки на груди.

— Серьезно?!

— Абсолютно! — Поскольку Зэн ничего не ответил, Саймон добавил: — Договорились? Вы благословите нас, если это не будет влиять на деловые отношения? — Он не столько нуждался в одобрении Зэна, сколько хотел убедиться, что все это не заставит пирата расторгнуть договор.

Вместо ответа Зэн повернулся к племяннице:

— Он нравится тебе, да? Нравится тебе этот проклятый майор? Ты действительно хочешь выйти за него замуж?

Когда она посмотрела на него, Саймон затаил дыхание. Ему вдруг показалось, что невидимая рука сжала его сердце. Только она могла даже в этот неподходящий момент пробудить в нем такое.

«Глупо», — подумал он про себя. Почему ему так важно, хочет она выйти за него или нет? Он женится на ней только ради того, чтобы спасти. Если она хочет пойти в монастырь или быть отлученной от семьи, ему-то что за дело? Лишь бы сохранить связь с Зэном. Ему даже выгоднее, если она от него откажется.

Но что толку врать себе, этого он не хотел. Может быть, то было вожделение. А может, обыкновенная глупая гордыня. Он не знал почему, но ему не хотелось, чтобы она его отвергла. Ни сейчас, ни потом.

Камилла смотрела на него, будто пыталась прочитать мысли, скрытые в его сердце, и наконец распрямила плечи и перевела взгляд на дядю.

— Да, он мне нравится. И я хочу стать его женой.

Саймон облегченно вздохнул. Она хочет выйти за него замуж. Спасибо Тебе, Господи. Он обернулся к Зэну.

— Это не повлияет на наш договор, так ведь? Вы удовлетворены тем, что я не вынуждаю ее делать что-то, чего она сама не желает?

Он заметил, что Камилла притихла, но в этот момент ему было не до нее. Он хотел убедиться, что они с Зэном до сих пор партнеры.

Зэн вздохнул.

— Ничего не изменилось. — Глаза его сверкнули. — Но если я когда-нибудь узнаю, что ты обижаешь мою племянницу, я порежу тебя на мелкие кусочки и разбросаю их, понятно?

— Иного я бы от вас и не ожидал, — ответил Саймон, не кривя душой. Он действительно считал Зэна убийцей. Он сказал, обращаясь к Камилле: — Мне неприятно прерывать ваш визит, Принцесса, но мы должны поспешить обратно, к вашему дяде Августу, пока он не выслал за нами городскую полицию.

— Пресвятая Мария! Я совершенно забыла о дяде Августе! — поспешно чмокнув Зэна в щеку, воскликнула Камилла. — До свиданья, нонк Жак. Нам пора. Ты ведь придешь на свадьбу, правда?

— Ни за что не упущу возможности натянуть нос американцам, — улыбнулся тот. — Приду обязательно.

Саймон прикусил язык, чтобы сдержать возмущение. Дни этого негодяя сочтены. Скоро Зэн уже никому не сможет натянуть нос, уж это точно.

Выйдя из магазина и оказавшись за пределами чуткого уха Зэна, Камилла спросила:

— Зачем ты пришел сюда, Саймон? — Впервые за это утро она заговорила по-английски. — Что-то сомневаюсь, чтобы дядя Август послал тебя за мной. Все равно он не дал бы мне ни слова сказать по поводу брачного контракта.

— Но без тебя я не стал бы разговаривать, — сказал Саймон, глядя прямо перед собой. Это было правдой, хотя не поэтому он отправился на ее поиски. — Уж коли мы женимся, я хочу, чтобы ты принимала участие в обсуждении.

Он помолчал. Потом набрал в грудь побольше воздуха и спросил то, о чем хотел спросить весь этот час:

— А ты почему пошла к Зэну? Получить его благословение на свадьбу? Или по какой-то другой причине?

Он кинул на нее взгляд, но она не повернула головы.

— Я не хочу, чтобы все случившееся дошло до него в виде слухов, чтобы он чего-то недопонял. Я подозревала, что он и так может рассердиться, что ты меня скомпрометировал… мог скомпрометировать.

Губы его тронула удивленная улыбка:

— Так ты за меня беспокоилась?

Она смотрела себе под ноги.

— Ну да, конечно. Ты… был более чем добр ко мне, помогал найти любовника Дезире и вообще…

Но что-то в ее тоне насторожило его. Она не выглядела ни довольной, ни спокойной. Она сказала Зэну, что хочет за него выйти замуж. Так что же ее пугает? Что расстраивает?

Может, она все еще волнуется насчет кузины?

— Послушай, насчет того, как найти этого любовника Дезире… Вчера вечером мне пришло в голову, что мы все равно можем осуществить план, который придумали. Я приглашу этих солдат на свадебный обед, и ты сможешь посмотреть, не выдаст ли себя Дезире.

Она поглядела на него пытливо и недоверчиво.

— Неужели тебя все еще заботит моя кузина? Я уже было подумала, что после всего, во что обошлась эта забота, ты не захочешь иметь с ней никакого дела.

Он не понял, была ли в ее словах горечь, или она просто констатировала факт.

— Вообще-то я подумал, что после всего, во что это обошлось тебе, это — самое меньшее, что я могу тебе сделать. Я имею в виду, что, если бы не она, мы бы не были сейчас помолвлены, и просто совестно после всего пустить это дело на самотек и опустить руки. Ты согласна?

— Наверное, ты прав. — Может быть, действительно стоит довести дело до конца и узнать все-таки правду.

«Наверное? Может быть, стоит?» — Нет, ее что-то явно волновало, и это не имело, скорее всего, ни малейшего отношения к ее кузине. Он мысленно вернулся к событиям нынешнего утра и попытался понять, в чем же дело?

— Послушай, ты же не веришь в то, что сказал Зэн? О том, что я женюсь на тебе из-за какой-то сумасшедшей идеи теснее связаться с ним?

— Нет, — она зашагала быстрее, и ему тоже пришлось прибавить шагу.

— Что же тебя так беспокоит? Она резко остановилась.

— Просто… — она нервно теребила концы платка и смотрела мимо него вдоль пустынной улицы. — Ох, Саймон, — сказала она тихо и взволнованно. — Ну зачем тебе связываться вообще с нонком Жаком? Это так опасно. И если тебя раскусит генерал, неприятностей не оберешься.

Он не мог поверить своим ушам. Так вот что ее беспокоило? Она за него переживала? И она не хотела, чтобы он имел дело с ее дядей? Он с трудом подавил улыбку. Черт подери, если бы она только знала!

Что ж, может быть, впоследствии, когда она узнает, что он обманывал и Зэна, и ее, это смягчит удар. Ох, боже правый. Ей это не понравится. Ох, как не понравится.

— Не волнуйся за меня, Принцесса, — пробормотал он. — Никто не интересуется мелкими каперами и их темными делишками. Я просто делаю то, от чего не отказался бы ни один офицер, — он едва не решился сказать ей правду. Но даже если она и не одобряет дядиного бизнеса, она ни за что не захочет, чтобы его арестовали. Ничто тогда не остановит ее, она побежит предупредить Зэна. Нет, он не мог рисковать. — Послушай, это ведь ненадолго. А потом мы попросту забудем обо всем.

Взгляд ее стал умоляющим.

— Мы можем забыть об этом прямо сейчас, — она схватила его за руку. — Почему бы не начать все сначала? Не нужно тебе связываться с нонком Жаком. Мне не важно, сколько у тебя денег, а у меня есть приличное наследство.

— Я не хочу твоих денег, — сказал он. Все ее наследство — результат пиратских набегов. Может, это было глупое упрямство с его стороны, но он не желал даже дотрагиваться до этих денег. — Можешь потратить их на что хочешь, но я сам должен позаботиться о своей жене.

— Но ты же предаешь свою страну ради жалкой горсти серебра и пары глотков виски! — воскликнула она, пожалуй, слишком громко.

Он оглянулся. Улица была пуста, но зачем зря рисковать. Поймав ее за руку, он увлек ее по направлению к полутемной аллее, где их никто не увидит и не услышит. Потом он притянул ее за плечи ближе к себе и заставил смотреть в лицо.

— Наша свадьба и мои дела с Зэном друг с другом не связаны, — так я ему и сказал. И тебя это не касается, поэтому держись от этих дел подальше!

— Нет, касается! А что, если у нас будут дети? Что с ними станет, если их отца посадят в тюрьму или казнят?

Дети. Он открыл рот. У него было такое чувство, будто из него мгновенно вышел весь воздух. Боже правый, она уже думает о детях! Он совершенно не думал о том, что будет после свадьбы. Но дети — это часть семейной жизни, и немалая часть.

Образ сына, который скачет рядом с ним на лошади, учится стрелять и охотиться, поразил его воображение… Черт подери! Он никогда не думал о детях. Но ему всегда хотелось когда-нибудь обзавестись детьми.

Из нее получится превосходная мать. Он представил, как она держит дитя у груди, баюкает, качает.

Вдруг он увидел, что по щекам ее бегут слезы, и сердце его как будто сжал железный кулак.

— Ох, Принцесса, — забормотал он, обнимая ее. — Клянусь, я не допущу, чтобы с тобой или с нашими детьми что-то случилось.

— А вдруг ты ничего не сможешь поделать? — зашептала она горячо. — Вдруг генерал узнает, и …

— Ш-ш, ш-ш, — прижал он палец к ее губам. — Доверься мне, я справлюсь. Только доверяй мне, и больше ничего.

Она хлюпнула носом.

— Я доверяю, но…

И тогда он ее поцеловал. Только этим и можно было отвлечь ее от рыданий. Сначала он подумал, что она отвергнет его поцелуй и будет дальше упрашивать его. Он покрепче обнял ее за талию и свободной рукой поймал ее голову, чтобы она не смогла отвернуться, и Камилла, кажется, сдалась.

И тут он забыл, где они находятся и куда шли. Как будто повторилось все, что произошло вчера вечером в том саду… он ее целует, она отвечает поцелуем, открывает свой нежный маленький рот, чтобы впустить его язык, хотя он бы предпочел войти в нее несколько по-другому.

Одна только мысль об этом так его возбудила, что он застонал и прижался к ее мягкому телу, ища облегчения сковавшему его напряжению. Он не знал, почему она так на него действует, почему с нею он чувствует себя безусым мальчишкой на первом свидании с женщиной, но он не жаловался. Рот ее был сладким и теплым, как разогретая патока, и от нее пахло лепестками розы, высохшими на солнце, и льняной тканью. Он не мог насытиться ею. И вряд ли когда-нибудь ему это удастся.

Руки его, кажется, зажили собственной жизнью, безудержно лаская. Но остановить себя он был не в силах. Он жаждал избавить ее от малейшего сомнения в его истинной страсти. Отодвинув лиф платья, он нащупал возбужденный сосок и поглаживал его, пока она сама не прижалась к нему крепко-крепко, будто повторяя линии его тела.

«Как будет чудесно делать с ней детей», — думал он, прокладывая поцелуями путь от выгнутой шеи к ее груди. Он не выдержит ожидания первой брачной ночи, если не попробует на вкус еще неизвестных закоулков ее восхитительного тела.

Но это все, что удалось ему на этот раз. Потому что стоило его губам сомкнуться на ее соске, она, кажется, очнулась.

— Нет, — зашептала она, отталкивая его.

Он смотрел на нее, желание билось в каждой его жилке.

— Почему нет? Мы помолвлены. Мы скоро поженимся.

Она кивнула и поправила одежду.

— И пока мы не поженимся, я хочу сохранить честь. — Он нахмурился, и голос ее стал умоляющим. — Я не хочу оказаться в положении Дезире — беременная и без мужа. Разве ты не понимаешь?

— Необязательно заходить так далеко. Я хочу дотрагиваться до тебя, Камилла, хочу…

— Нет. — Хотя ему и показалось, что его слова разожгли в ней желание, но подбородок ее был упрямо вздернут. — Не здесь. Не сейчас. После свадьбы для этого будет достаточно времени.

Он стал спорить, и снова сжал ее в объятиях, и целовал до тех пор, пока она снова не перестала воспринимать окружающий мир. Но одного взгляда, брошенного на грязную аллею, где они стояли, оказалось достаточно, чтобы он передумал.

Конечно, она права. Теперь не место и, не время для этого. Придется ему попридержать своего скакуна, пока не настанет его час. Он мог справиться с собой, но радоваться отсрочке он никак не мог. Этого она от него не дождется.

13

Я танцую под ту музыку, которую играют.

Испанская поговорка
День свадьбы Камиллы выдался ясный и солнечный, один из тех редких зимних дней, когда Новый Орлеан не охвачен ни пронзительным холодом, ни сырым туманом. Утро было прохладное, хрустящее и прозрачное, как льдинка. Но Камилла не замечала этой прелести.

Она давным-давно была на ногах, вышивала почти готовое свадебное платье.

— Интересно, дал бы нам дядя Август всего четыре дня на подготовку, если бы ему самому пришлось шить это платье? — проговорила она.

Дезире сидела рядом, в одной руке держа тоненькую иглу, в другой — крошечные жемчужины.

— Представь себе папа, пришивающего жемчуг на платье, — она приладила жемчужину на кайму рукава. — У него такие огромные ручищи, что ему понадобилось бы шило.

— А жемчужины тогда должны быть размером с персиковую косточку, чтобы он их из пальцев не выронил.

Представив себе эту картину, они засмеялись. И чем больше они об этом думали, тем сильнее разбирал их смех.

— Жемчужины будут такие… такие тяжелые… — еле выговорила сквозь приступы хохота Дезире, — что оттянут рукава… до земли. И будешь ты ходить… как обезьяна…

Камилла согнулась от хохота.

— А что… что… он нацепит вместо наперстка? Дезире, задыхаясь, выдавила из себя:

— Пробку… от виски!

И обе скорчились от нового приступа смеха. Они так устали, что ничего, кажется, не могло бы их развеселить. Но образ Августа Фонтейна с шилом, с огромной жемчужиной и крышкой от виски на пальце рассмешил бы и мертвого.

Все еще посмеиваясь, Дезире взглянула на Камиллу. И смех, внезапно начавшийся, так же внезапно утих. Глаза Дезире наполнились слезами.

Она обняла Камиллу и прижалась к ней.

— Ах, Кэмми! Мне так будет тебя не хватать! Я не вынесу одиночества. Ты будешь так далеко!

— Так далеко? Но я буду жить всего в двух милях от тебя.

— Нет, я уверена, он в конце концов увезет тебя в Виргинию. Он заберет тебя у нас навсегда!

— Нет, не заберет. Я не позволю. Я… — Внезапно Камилла отшатнулась и уставилась на кузину. — Откуда ты знаешь, что Саймон из Виргинии? Я точно знаю, что он никому не рассказывал. Я и сама только вчера об этом узнала, когда он пришел и твоя мама спросила, откуда он родом. Но тебя-то там не было. Ты шила здесь, наверху, потому что мы не могли позволить себе терять время. Дезире смотрела на нее широко открытыми глазами.

— Ну… я… — она склонила голову над рукавом платья. — Мне мама сказала.

— Ах, вот как, — пробормотала Камилла, все еще с недоверием глядя на кузину, и вернулась к вышиванию. Она почти закончила. Обе некоторое время работали молча.

— Мама сказала, что родители майора умерли, — вдруг заметила Дезире. — А еще она сказала, что у него есть брат в Виргинии. Интересно, он вызовет брата на свадьбу, чтобы познакомить вас?

У Камиллы возникло странное чувство, что у Дезире есть какая-то причина задавать вопросы, но в чем тут дело, она не могла понять.

— Должна признаться, я ничего не слышала о брате. Может, это покажется странным, но я вообще ничего не знаю о семье Саймона. После того, как он сказал тете Юджине, что оба родителя у него умерли, Чучу позвала меня на кухню, и остальной беседы я не слышала. Но если он пошлет за братом, он, конечно, скажет мне об этом.

— Конечно, — эхом повторила Дезире. И вдруг резко вскинула голову, охнув: — Ой, Пресвятая Дева Мария, я уколола палец и испачкала кровью твое замечательное платье.

— Покажи-ка, — Камилла забрала у нее рукав и тщательно обследовала. Единственное, что ей удалось обнаружить, — это крохотное пятнышко на изнанке. — Не волнуйся. Никто его тут не заметит. Честно говоря, по-моему, можно оставить его и без этих нескольких последних жемчужин. Я закончила с каймой и хочу примерить, чтобы осталось время что-то поправить, если нужно.

Дезире вырвала платье у нее из рук.

— Всего-то несколько минут, чтобы закончить. Моя кузина не пойдет в церковь в недошитом платье.

— Ты что, не помнишь? Мы же с Саймоном не венчаемся в церкви. — Хотя священник согласился обвенчать их, поскольку Саймон дал согласие растить своих детей в католической вере и не мешать жене посещать церковь, в соответствии с ее религиозными убеждениями, но полной службы не будет. Вместо этого венчание пройдет в ризнице, и присутствовать будут только члены семьи. Потом они вернутся в дом Фонтейнов на небольшой ужин, на который будут приглашены несколько друзей… и солдаты Саймона.

— В церкви ты венчаешься или не в церкви, — сказала Дезире, пришивая оставшиеся жемчужины, — все у тебя должно быть как следует. — Она откусила зубами нитку и протянула ей платье. — Вот, я закончила. Примерь.

Взяв почти невесомое шелковое платье из рук кузины, Камилла нырнула в него. Потом подошла к высокому зеркалу.

Слезы навернулись ей на глаза, когда она увидела, как хорошо сидит на ней простое, но изящное платье.

— Прекрасно! — обернулась она к кузине. — И у меня никогда бы не было такого замечательного платья, если бы не ваша с тетушкой помощь.

Дезире наклонилась и расправила складки.

— Не забудь и малышей. Даже Армандина сделала несколько стежков, а ей всего пять лет.

— Я знаю, — прошептала Камилла, чувствуя комок в горле. — Вы все так добры ко мне! — Это была правда. Только дядя Август давал ей понять, что она чужая. А кузины и тетя Юджина всегда обращались с ней как с родной.

Дверь раскрылась, и на пороге появилась тетя, на лице ее сияла улыбка. Она держала огромную корзину.

— Смотри-ка, Камилла, — сказала она с восторгом. — Твой майор прислал тебе свадебную корзину, ну прямо как порядочный креол.

Камилла с недоумением смотрела на корзину. И как это Саймону удалось узнать, что у креолов женихи присылают невестам корзину с подарками. Она едва не плакала от умиления, принимая дар из рук тети. Там оказалась кружевная мантилья, два расшитых платка, кашемировая шаль, веер и даже пара чудесных белых лайковых перчаток.

Тетя вынула из подарков перчатки.

— Вот их-то ты и наденешь на свадьбу.

— А вы уверены, что они подойдут? — спросила Камилла.

— Подойдут, подойдут, — улыбнулась тетя Юджина.

И вдруг Камилла поняла, каким образом Саймон узнал о традиционном подарке. Конечно, тетя подсказала. Ах, милая тетя Юджина.

— Тогда я их непременно надену, — сказала Камилла, ставя на пол корзину и беря перчатки из тетиных рук.

Она примерила их, и довольная улыбка появилась на ее лице. А что, может, это не так уж и плохо — быть женой Саймона. Если он и впредь будет так внимателен, это может быть даже приятно.

Последние три дня она только и делала, что старалась примириться с предстоящим замужеством. С того последнего разговора с Саймоном она все думала и думала о сказанном. Ее все еще беспокоила его тесная связь с дядей Жаком, но его утверждение, что это все ненадолго, ее порадовало и немного успокоило.

Она хотела ему верить. Кроме того, он, наверное, прав, когда говорил, что будут и приятные стороны в этом браке. Она вспомнила о жарких поцелуях в аллее, и щеки ее зарделись. Да, несомненно, будут и приятные стороны. Ведь если исключить его желание участвовать в дядином бизнесе, они с Саймоном отлично подходили друг другу.

Тихий, циничный голосок внутри ее нашептывал, что ее мама так и не смогла отговорить отца от вольной жизни морского разбойника, хотя и старалась. И тете Юджине не удается справиться со страстью дяди Августа к карточным играм. Да и многим ли женщинам удается переделать своих мужей?

Но Камилла не обратила внимания на этот слабый голосок. У нее с Саймоном будет все по-другому. Они заведут детей и станут настоящей семьей…

— Тебе нужно засунуть один из этих платочков за подвязку, на удачу, — прервала ее мысли тетя Юджина, широко улыбнувшись. Вдруг улыбка ее погасла, и она повернулась к Дезире. — Ох, чуть не забыла. Месье Мишель тоже прислал тебе подарок, чтобы ты надела его на свадьбу Камиллы.

Дезире выдавила из себя вежливую улыбку, хотя Камилла знала, чего ей это стоило.

— Вот как?..

Ни слова более не говоря, тетя Юджина полезла в карман и достала что-то, завернутое в тонкую, дорогую ткань. Дезире взяла и развернула ткань. На ладони у нее остался лежать гребень из слоновой кости, украшенный бриллиантами. Рука ее задрожала.

— Сегодня за свадебным ужином отец хочет провозгласить вашу помолвку, — сказала тетя Юджина. И когда Камилла посмотрела на нее с ужасом, она добавила: — Я отговаривала его. Сказала, что это несправедливо — портить радость свадебного вечера Камиллы такими заявлениями.

Дезире, вся бледная, смотрела на гребень. Мать подошла к ней и положила руку на плечо.

— Милая моя, ты ведь знаешь, что тебе необязательно выходить за него замуж. Не обращай внимания на то, что говорит папа. Я поддержу тебя во всем, если ты поговоришь с ним о месье Мишеле.

— Я хочу за него замуж, — твердо сказала Дезире. Подняв лицо к матери, она воткнула гребень в волосы. — Честное слово, мама, я с признательностью принимаю ухаживания месье Мишеля.

Мама посмотрела на нее долгим взглядом. Потом вздохнула и повернулась к Камилле.

Камилла прикусила язык, чтобы не выложить все, что она знает, тете Юджине прямо сейчас. Но Дезире никогда ей этого не простила бы, и к тому же они с Саймоном вот-вот раскроют эту тайну. Сегодня солдаты Саймона будут на званом ужине, и они узнают, кто отец ребенка. И тогда у нее останется уйма времени, чтобы сказать тете, почему Дезире хочет побыстрее выйти замуж за месье Мишеля. Улыбка тронула ее губы. Если повезет, может быть, сегодня действительно провозгласят помолвку Дезире, и делу конец. Но не с месье Мишелем. Нет, вовсе не с ним.

Когда несколько часов спустя они вошли в церковь, Камилла не жалела, что они с Дезире вложили столько труда в это прекрасное свадебное платье. Впервые в жизни на нее все смотрели с уважением и любовью. Даже сердитое лицо священника, который, вероятно, давал единственное объяснение столь поспешной женитьбе и к тому же страстно протестовал, узнав, что Саймон — не католик, даже его сердитое лицо смягчилось при виде Камиллы в этом нарядном платье.

Но приятнее всего был взгляд Саймона. Честно говоря, он смотрел на нее с таким обожанием, что она почти готова была поверить, что он и вправду женится на ней по любви. Его взгляд сопровождал каждый ее шаг, с той самой секунды, как они вошли в церковь. Она чувствовала, что от этого взгляда лицо ее просто пылает, и была рада, что вуаль скрывает ее от его глаз.

Но он-то от нее не прятался. А она, кажется, тоже была не в силах оторвать от него глаз. Он выглядел потрясающе. Он был в той же форме, которую надевал на тот первый бал. Его короткий синий мундир с алым шитьем и серебряными пуговицами выглядел еще красивее при дневном свете, освещавшем церковь. Сапоги сверкали, а волосы наконец-то были уложены в подобие прически. Несомненно, он выглядел просто великолепно. Она с трудом могла поверить, что он вот-вот станет ее мужем. И во второй раз за это утро она призналась себе, что не так уж и ужасно — быть женой Саймона, особенно когда он смотрит на тебя такими глазами.

Когда Камилле удалось наконец оторвать от него взгляд, она заметила, что рядом с ним стоит генерал, который согласился стать свидетелем. Генерал выглядел весьма по-военному подтянутым и совершенно по-отцовски счастливым. Около него стояла миссис Уилкинсон, которая, казалось, позабыла уже все постыдные обстоятельства, предшествующие этой свадьбе, и широко улыбалась. Они служили явным контрастом дяде Жаку, стоявшему поодаль. Он был одет весьма щегольски, хотя и достаточно респектабельно.

Когда дядя Август сопроводил ее к Саймону, она спросила себя, а знает ли генерал, кто стоит рядом с ним? Представил ли Саймон дядю Жака генералу? Да нет, конечно. О чем это она! Саймон не должен даже виду подать, что знаком с пиратом.

Но дядя Жак ясно понимал иронию этого положения, ибо он открыто подмигивал ей, когда она приблизилась к священнику. И все, что она могла, это осуждающе посмотреть на него. Но сегодня ничто не испортит ей праздника. Она не собиралась начинать эту и так непонятную свадьбу с выражения недовольства. Сегодня все будут вести себя культурно и вежливо друг с другом. Все, и дядя Жак в том числе.

Сама церемония прошла для нее как в тумане. Она слышала, как священник читает молитвы, повторяла, где нужно, за ним, но голова ее была занята одной-единственной мыслью: она выходит замуж за совершенно незнакомого ей человека. Она знала, что характер у него не из легких, но еще она знала, что он может быть добрым, когда захочет. Несмотря на то, что она полностью отдала себя на его милость тогда в его доме, он не воспользовался этим. Это само по себе уже хороший знак, правда?

И несмотря на постоянное недовольство, он все-таки помогал ей найти любовника Дезире. Ему можно доверять, это она знала наверняка. Он может быть и великодушным, судя по подаркам из корзины. Ну а со всем остальным она как-нибудь справится.

Поэтому, когда подошло время в церемонии произнести «да», она помедлила лишь мгновение. А быстрый и решительный ответ Саймона доставил ей удовольствие. Если она и волновалась по поводу этого замужества, то он, по крайней мере, не испытывал никаких сомнений. Слава Деве Марии.

И когда он поднял ее вуаль для венчального поцелуя, она припомнила снова его слова, которые он сказал четыре дня назад в ночном саду. Темные глаза его поблескивали, они были полны обещаний. Она затаила дыхание, когда он притянул ее к себе. И хотя этот поцелуй был не более чем легким прикосновением его губ к ее губам, она затрепетала: в нем было достаточно тепла и страсти. В этом она не сомневалась. Быть женой Саймона этом и в самом деле есть свои хорошие стороны.

Церемония завершилась. Они были мужем и женой — отныне и до веку.

Они потеряли уйму времени, ожидая, пока все присутствующие оставят свои подписи, как требовали правила. И когда они наконец сошли со ступеней церкви, на город уже спустились сумерки, укрыв собой все его тайны.

Саймон помог ей сесть в карету Уилкинсонов, которую генерал щедро предоставил молодым на целый день. Уилкинсоны поехали с тетей Юджиной и Августом, а остальные отправились на свадебный ужин в доме Фонтейнов в арендованных каретах.

Как только они уселись и возничий тронул лошадей, Камиллу охватило внезапное смущение. Хоть они уже и были женаты, она ничего не могла поделать с собой. Она еще чувствовала себя чужой этому человеку.

Саймон, казалось, понял ее смущение. Он взял ее руку в свои, поглаживая нежный шелк перчатки. Под ним он чувствовал золотое обручальное кольцо, которое надел ей на палец во время церемонии.

— Это те, что я тебе прислал?

Обрадовавшись, что появилась тема для беседы, она с удовольствием ее подхватила:

— Да. И у меня до сих пор не было времени поблагодарить тебя за эту чудесную корзину. Это было замечательно, хотя и неожиданно.

Он вскинул бровь.

— Ты не ожидала, что я воспринимаю это событие как настоящую свадьбу? Разве это странно, что жених дарит подарки невесте?

— Я вовсе не это имела в виду, — вспыхнула она. — Я хотела сказать… что тебе неоткуда знать наши традиции, и поэтому я не ожидала, что ты пришлешь корзину. Я слышала, что у американцев все по-другому.

— Честно говоря, это не я сам придумал, — он нахмурился. — Я ведь еще никогда не женился. Я спросил твою тетю, что положено делать, и она рассказала про корзину. Надеюсь, я не пропустил чего-то важного?

— Ну, и я не знаю, что там непременно должно быть, — улыбнулась она. — Ведь и я никогда раньше не была замужем.

Он взял обе ее руки и погладил.

— Что ж, тогда нам предстоит вместе пройти через это.

То, как он это произнес, ей понравилось. Да, они «пройдут через это» вместе. И может быть, у них даже получится не так уж плохо.

Они остановились перед домом Фонтейнов, освещенным свечами. Он посмотрел в окно.

— Похоже, все уже собрались. А сможешь ли ты среди этого шума и поздравлений проследить, как реагирует на гостей твоя кузина?

Она благодарно улыбнулась ему за то, что он напомнил о приглашенных солдатах. Сама она от волнения едва не позабыла об этом.

— Конечно, конечно.

Выйдя из кареты, она заметила у крыльца разукрашенный всякими финтифлюшками экипаж месье Мишеля и скривилась. Она не представляла, как этот франт сможет находиться в одной комнате с солдатами. Внезапно она подумала: а что, если между обнаружившим себя любовником Дезире и месье Мишелем вспыхнет какой-то скандал? Хотя, подумала она затем, будь что будет. Лучше скандал и Дезире с отцом своего ребенка, чем без скандала и Дезире с этим чудовищем до конца дней. Если Камилла не вправе выйти замуж по любви, то пусть хотя бы Дезире повезет.

К сожалению, первым они встретили как раз месье Мишеля. Он стоял у двери и пил шампанское.

— Ага, значит, я раньше всех поздравлю жениха и невесту! — воскликнул он, увидев их с Саймоном.

Месье Мишель выглядел, как всегда, с иголочки, в блестящем черном пиджаке и снежно-белом галстуке, его седые волосы зачесаны назад и напомажены. Но, как обычно, его острые черные глазки въедливо оглядели ее с ног до головы с той же алчностью, с какой он всегда оглядывал Дезире, да и вообще любую мало-мальски привлекательную даму. Даже Саймон, похоже, заметил это, потому что рука его, лежавшая на руке Камиллы, сжалась.

Камилла с трудом выжала из себя улыбку.

— Месье Мишель, очень мило с вашей стороны, что вы пришли. Позвольте представить вам майора Вудварда.

— Ее мужа, — добавил Саймон с металлом в голосе. Она покраснела.

— Да. Моего мужа. Я все никак не освоюсь в своем новом положении.

Месье Мишель издал смешок, больше напоминающий лягушачье кваканье, взял ее руку и поцеловал, задержав чуть дольше положенного. Заметив ее ледяной взгляд, он отпустил руку и, расплывшись в сальной улыбке, подмигнул Саймону.

— После сегодняшней ночи она уж наверняка освоится, а, майор?

Но Саймон смерил его таким мрачным взглядом, что Линдер Мишель, пробормотав что-то неразборчивое, быстро ретировался.

— И Дезире должна стать женой этого человека? — спросил Саймон вполголоса, поскольку к ним начала уже стягиваться толпа поздравляющих.

— Если только я не cnacv ее, — Камилла прошептала в ответ.

На несколько минут их разделили, но вскоре осталось всего несколько человек, не успевших пожелать им всего самого хорошего. Наконец Камилла получила возможность оглядеть комнату и заметила трех человек в форме, боязливо жавшихся к стене.

Камилла положила руку на рукав Саймона и спросила, указав на них глазами:

— Это и есть твои солдаты?

— Да. — Внезапный шум у дверей отвлек их внимание: это прибыли подзадержавшиеся гости. — Смотри, вон твоя кузина, — добавил он, когда Дезире вошла в комнату в окружении младших сестер и братьев, которые по такому случаю были разряжены в пух и прах.

Разумеется, месье Мишель сразу нацелился на нее, но Камилла не собиралась отдавать ему Дезире на целый вечер. Она сказала Саймону:

— Я отвлеку месье Мишеля на минутку, а ты в это время позови своих солдат и представь семье, особенно Дезире. Мне будет проще за ней следить на расстоянии.

Он согласно кивнул, и они разделились. Она пошла заговаривать зубы месье Мишелю, а он направился к своим оробевшим подчиненным.

Подойдя к месье Мишелю и Дезире, она услышала, что старикашка делает комплименты, больше похожие на грязные намеки. И хотя Дезире принимала их с обычной почтительностью, Камилла не могла не заметить, что вид у нее немного болезненный. Послужила ли причиной этого беременность или присутствие месье Мишеля, трудно было сказать, но в любом случае Дезире была благодарна Камилле за ее вмешательство, а той это было только на руку.

— Месье Мишель! — воскликнула она, сунув руку под локоть старику. Она заметила, что стакан его снова пуст. — Вам, кажется, не помешает еще немного шампанского. Пойдемте со мной, сэр, я сама пригляжу, чтобы о вас неустанно заботились. Не позволю, чтобы мои гости умирали от жажды.

— О, не беспокойтесь обо мне. Я прекрасно провожу время, мадемуазель Гирон… — начал он и сразу опомнился, со смешком хлопнув себя по губам. И снова глаз его дернулся в этом отвратительном подмигивании… — А теперь и я запамятовал о вашей свадьбе. Ах, но я уверяю вас, это не повторится, мадам Вудвард, правда? Ведь вы меня простите?

— Конечно, конечно, — она намертво вцепилась ему в рукав. — И вы меня страшно обидите, если не пойдете со мной, — она оглядела на ходу комнату и заметила Уилкинсонов. — К тому же, — вдохновенно лгала она, — генерал Уилкинсон и его жена умирают от нетерпения познакомиться с самым уважаемым гражданином Нового Орлеана, и я пообещала, что представлю вас.

И только после того, как слова сорвались с ее губ, до нее дошло, что генерал запросто мог уже встречаться с месье Мишелем. Она уже лихорадочно подыскивала какие-то оправдания своей оплошности, но тут, к ее облегчению, старик принялся охорашиваться и чистить перышки, как петух перед курами.

— Генерал с женой хотят со мной познакомиться?

— Да, — она взглянула на Дезире, у которой в глазах была немая мольба, — и моя кузина, надеюсь, отпустит вас на несколько минут, чтобы я могла представить друг другу самых уважаемых гостей нынешнего ужина.

Она обернулась к Дезире с приторной улыбкой.

— Ты ведь не станешь возражать, рыбка моя?

— Нет, нет, конечно, — поспешила Дезире.

Ведя месье Мишеля к накрытому столу, Камилла краем глаза увидела, что к Дезире направился Саймон, ведя за собой солдат, как курица цыплят. Она наполняла стакан месье Мишеля, потом свой, стараясь растянуть процедуру и одновременно не пропустить реакцию Дезире. Протягивая стакан своему неприятному собеседнику, она не отрывала взгляда от сцены знакомства. Солдаты по очереди кланялись Дезире, а она в свою очередь приседала в книксене… Но ни малейшего признака узнавания, или заинтересованности, или чего-нибудь еще не промелькнуло в глазах кузины, как будто она первый раз видит этих троих.

И чем дольше Камилла наблюдала, тем больше в этом убеждалась.

Кровь отлила от ее лица. Этого не может быть. Один из них должен был оказаться тем самым человеком. Но Дезире совершенно не умела притворяться, уж кем-кем, а хорошей актрисой она не была. Если бы один из них был ее любовником, она непременно чем-нибудь выдала бы себя.

— Мадам Вудвард, вам нездоровится? — дошел до нее голос месье Мишеля.

Она обернулась к нему, как будто очнувшись.

— Нет, нет, что вы. Все в порядке.

Но нет, все было не в порядке. Совсем не в порядке. Внезапно она поняла, что все ее усилия найти любовника Дезире были совершенно напрасны. Она влезла в дела дяди Жака… и Саймона. Она была публично опозорена дядей Августом, скомпрометирована и насильно выдана замуж за человека, которого едва знала. И ради чего, спрашивается?

Любовник Дезире до сих пор гуляет неизвестно где! Камилла сморгнула слезы, набежавшие на глаза. Все пропало. Дезире придется стать женой месье Мишеля. Другого выхода нет. И Камилла ничегошеньки не может с этим поделать.

14

«Если-бы-я-знал» никогда не приходит вначале, оно всегда приходит в конце.

Креольская поговорка
После роскошного, как и полагается в таких случаях, обеда, во время которого Саймон был слишком занят поглощением вкуснейших разносолов, толпа хохочущих мужчин, разгоряченных шампанским и винами, подхватила его и повлекла к его собственному дому.

С веселыми тычками и толчками они провели его через весь город к его дому на Бэйю-роуд… Даже трое солдат, казавшиеся здесь совсем чужими, принимали в этом участие. Камиллы не было в поле зрения, ее увели женщины сразу после того, как куски свадебного пирога были розданы всем незамужним девушкам в доме. Ему только сказали, что невесте положено быть в доме раньше его, чтобы «подготовиться».

Он мог только гадать, что это означает. И чем больше он гадал, тем горячее становилось у него внутри. Ему не помогло ни то, что он уже получил положенную на сегодня долю вина, ни соленые шуточки окружавших его мужчин, крутящихся вокруг одного и того же: что делают жених и невеста в постели.

Он ждал этого четыре дня. Он засыпал с мыслью об этом и просыпался с этой мечтой. Что бы ни происходило между ним и Камиллой, он знал, что эта часть их отношений будет в полном порядке. Он никогда еще так не хотел женщину и был уверен в ее ответном желании.

Наконец вся толпа добралась до его дома. Он поднял голову и увидел, что в спальне зажгли свечи, мягкие тени струились в окне. Он затаил дыхание. Она там, наверху, она ждет его. Мужчины хотели втолкнуть его внутрь, но в этом не было необходимости. Он не был зеленым юнцом, не знавшим, что его ожидает за дверью. Слава богу, он уже зрелый мужчина. Кровь стучала в каждой его жилке, когда он, перепрыгивая через две ступени, взлетел наверх.

— Вот это дело! Так держать! — закричали мужчины, но никто из них не вошел вслед за ним в дом. Это явно не входило в их полномочия.

Креольский обычай предписывал им с Камиллой не выходить из дому в течение последующих пяти дней, какой бы веский повод ни вынуждал их к этому. Заботиться о них должны Луис и служанка из дома Фонтейнов, потому что ему и Камилле следовало провести большую часть времени в спальне и еду им должны подавать туда.

Он усмехнулся. Некоторые креольские обычаи пришлись ему весьма по душе.

Вообще-то, если следовать букве закона, то им с Камиллой нужно было провести эти пять дней в доме ее дяди, но от этого он наотрез отказался. Меньше всего Саймон хотел провести первую брачную ночь под крышей Фонтейна. Другое дело — в своем собственном доме.

Он прошел через прихожую, удивляясь окружавшей его тишине. Хотя Камилла покинула ужин в окружении тети и других немногочисленных родственниц, очевидно, никто из них с ней не остался. Спасибо господу за эту маленькую радость. Он не хотел, чтобы кто-то, кроме Камиллы, видел его в таком состоянии.

Когда он взобрался по ступеням и вошел в спальню, она сидела на кровати в тонкой, как паутинка, прозрачной кисейной рубашке с глубоким вырезом, откровенной настолько, что кровь его побежала еще быстрее. Волосы каскадом ниспадали ей на плечи, повязанные атласной лентой цвета ореха, а по коже скользили янтарные блики зажженных свечей.

Сердце его яростно заколотилось. Ее просто хотелось съесть. Получить ее всю целиком — больше ему ничего в жизни не нужно.

Но что-то в ее глазах — легкая неуверенность или испуг — удержало его от того, чтобы сию же минуту наброситься на нее. Судя по тому, как она себя вела с ним все это время, она до сих пор хранила девственность. И от того, как он поведет себя с ней в первую брачную ночь, зависит вся их будущая жизнь.

— Саймон… — сказала она, потому что он смотрел на нее молча, с полубезумными глазами.

Он заставил себя подойти к ней — медленно и осторожно. Сел на краешек постели и погладил ее по щеке. Она вся дрожала, бедняжка.

— Я не сделаю тебе больно. Ну, разве совсем чуть-чуть, но… — он резко замолчал и вопросительно посмотрел на нее. — Ты что-нибудь об этом знаешь?

Она затаила дыхание.

Да. Я имею в виду, немного… — Она подняла лицо. — То, что недосказала мне мама, рассказала Дезире. — Глаза ее наполнялись слезами, и она отвернулась, чтобы скрыть их.

— Ох, Принцесса, — пробормотал он, обнимая ее. — И что, скажи на милость, она тебе наговорила?

— Да нет… не в этом дело. Я о Дезире… Ах, Саймон, что мне теперь делать? Этих солдат она просто никогда до этого не видела. Это ясно как божий день. И вместо того чтобы выйти замуж по любви, она теперь станет женой этого омерзительного месье Мишеля!

«О боже! Опять Дезире, черт бы ее побрал!» Со вздохом Саймон придвинулся к ней поближе и покрепче обнял. Признаться, он совсем забыл о Дезире и ее дурацких проблемах, но Камилла, очевидно, не забыла.

Он подавил нарастающее от прикосновения к ее телу возбуждение.

— С Дезире все будет в порядке. Ты сделала все, что смогла.

— Да нет же, не все! Я чувствую, что что-то упустила! И это обязательно как-то связано с тобой. Она все время тобою интересуется, на нее это не похоже.

Он замер. Его тоже обеспокоило, что кузина Камилла не узнала никого из солдат. Это заставило его снова подумать, не был ли Нейл ее любовником. Но все мысли отошли потом на второй план. Он был настолько захвачен предвкушением предстоящего, что не в состоянии был думать о чем-либо другом.

А теперь, похоже, Камилла хочет опять заставить его думать о другом. И именно сейчас, выбрала же время!

— Ума не приложу, что теперь делать, — говорила она. — По-моему, у нее есть какая-то тайна, связанная с твоим именем.

— Уж не думаешь ли ты, что это я обесчестил твою кузину?! — мгновенно взорвался Саймон.

— Нет, конечно! — она дернула головой, будто пытаясь отогнать эту мысль, кровь бросилась ей в лицо. — Я слишком хорошо знаю, что ты человек чести. — Она помедлила. — Но все же очень странно, что она так интересуется твоей семьей… Она даже спросила меня, приедет ли на свадьбу твой брат. Я даже не знала ничего о его существовании. Дезире обо всем расспросила тетю Юджину, но все равно не удовлетворила свое любопытство.

Он действительно как-то обмолвился мадам Фонтейн, что у него есть брат, так что Дезире вполне могла услышать о Нейле от нее. Но то, что девочка специально расспрашивала тетку, его удивило.

— Вот тогда я и поняла, насколько я бестолковая.

— Бестолковая? — он замер.

— Конечно. Я даже не спросила ничего о твоей семье. Мне стало так стыдно. Мы с тобой муж и жена… но ведь ты тоже мне ничего не рассказал… одобряют они твой выбор или нет?.. А брат у тебя только один? И собираешься ли ты нас познакомить?

— Это от тебя зависит, — сказал он, стараясь не выдать волнения. «Если Нейл — любовник Дезире, то что же мне делать? Нет уже времени писать ему, чтобы приехал, прежде чем грех обнаружится. Но если сказать Камилле, она будет на этом настаивать. А я даже не уверен, он ли это».

— Ну так кто еще у тебя есть из родни?

— Только брат, младший, — не задумываясь, ответил он, поглощенный совсем другими мыслями. — А мой старший брат, Джошуа, погиб. — А что, если она спросит у него, приезжал ли Нейл сюда его навестить? Что тогда?

— Погиб?

Он был так занят размышлениями о Нейле и Дезире, что сказал ей чистую правду.

— Да. Джошуа служил тогда на армейском крейсере, который атаковали пираты…

Саймон оборвал себя на полуслове, но было поздно, он проговорился. И кому! Она побледнела, глаза ее расширились.

— Пираты?! Твоего брата убили пираты?! Подбирая нужные слова, он отвернулся. Карамба, черт тебя дери! Ну почему он был так неосторожен?

Боже мой, если все так, — продолжала она тихо-тихо, — тогда как ты можешь иметь дела с дядей Жаком? По-моему, ты скорее захотел бы убить его, а не помогать… — она прижала ладонь к губам. — О, Пресвятая Дева Мария! Твой брат был на том самом корабле… который потопил дядя Жак? — Слезы побежали по ее щекам. — Твоего брата… убил дядя Жак?

— Прошу тебя, Камилла… — начал он, чувствуя, что она ускользает у него из рук.

— Скажи мне правду! Дядя Жак убил твоего брата?

Он вздохнул. Теперь не имело смысла скрывать от нее правду. И пусть с его души упадет этот камень.

— Да.

Она вздрогнула.

— И ты… ты здесь, чтобы отомстить, так? Пришел, чтобы…

— Да, чтобы арестовать его. — Ну, вот и все. Тайна его раскрыта. Он знал, что когда-нибудь придется это сказать, но почему сейчас! Это несправедливо. — Послушай, Принцесса, к тебе это не имеет никакого отношения.

— Никакого отношения?! — Она отодвинулась от него подальше. — Ты хочешь арестовать моего дядю! Ты, наверное, надеешься увидеть, как он будет болтаться на виселице! Как ты можешь говорить, что это не имеет ко мне отношения!

— Потому что не имеет, — он придвинулся и обнял ее. Камилла непримиримо старалась его оттолкнуть. — Ты же знала, что когда-нибудь наступит этот день и найдется человек, который его арестует.

— Но я не ожидала, что это окажется мой муж!

— А что бы ты предпочла? Чтобы я оказался бесчестным сквалыгой, за которого ты меня принимала вначале? Чтобы я рисковал ради «жалкой горстки серебра и пары глотков виски»?

Она покраснела, узнав свои собственные слова.

— Я бы предпочла, чтобы ты вообще не имел никаких дел с моим дядей. — Вырвавшись от него, она принялась ходить по комнате, волосы ее спадали на плечи, как бархатная накидка. — Ты мне солгал! Ты обманул и меня, и моего дядю.

— У меня не было выбора. Если бы я тебе сказал, ты бы пошла к нему…

— Пресвятая Дева Мария! — Она в ужасе посмотрела на него. — Так вот почему ты так хотел на мне жениться! А я-то никак не могла этого раньше понять! Теперь мне все ясно.

Он вскочил с кровати и встал перед ней.

— Да о чем ты, черт подери!

— Ты на мне женился, чтобы заставить молчать. И с Дезире ты мне только ради этого помогал, чтобы я не нарушила твоих планов. — Она сердито смахивала слезы, которые быстро катились у нее по щекам. — Конечно, в этом деле самое лучшее — жениться на его племяннице. Только так он будет доверять тебе на все сто процентов… и ты сможешь… сможешь…

Она запнулась. Сердце его переворачивалось в груди.

— Ты опять? Я уже говорил, почему женился на тебе, — он вновь попытался притянуть ее к себе, но она по-прежнему сопротивлялась. — Камилла, перестань, ты же понимаешь, что это совершенный абсурд. Поверь, наша свадьба никакой пользы в этом смысле мне не принесла, скорее вред. Я вообще не хотел тебя впутывать. Я старался преодолеть свое влечение. Ты же знаешь, что старался.

Она молчала, растерянно вслушиваясь в его слова, и он продолжил:

— Если бы я хотел тебя впутать, я взял бы тебя той ночью, у меня в доме, а уж потом силой заставил бы дать согласие на брак.

— А почему же тогда ты и дальше не пытался преодолеть свое влечение? Почему ты целовал меня в саду и ласкал? Боже правый, да я же племянница твоего врага! Я не американка и ничего, кроме неприятностей, тебе не принесла. Зачем вообще тебе иметь со мной дело, если не ради дяди Жака?

Ее вопрос окончательно вывел его из равновесия. Он не мог на него ответить, потому что и сам не понимал, почему его так к ней влечет. Это не было простым вожделением. Уж с этим он бы справился. Но как объяснить это неумолимое желание быть с ней рядом, с которым он безуспешно боролся все это время с самой первой их встречи?

— Слушай, ты слишком многого от меня хочешь. Ты не можешь просто поверить, что ты… мне небезразлична? Что ты мне нравишься настолько, что я просто схожу с ума. Я хочу, чтобы ты была моей женой, и все!

Она вспыхнула, но глаз от него не отвела.

— Ты хочешь, чтобы я была твоей женой… но все же собираешься арестовать единственного родного мне человека?

Почему она никак не перестанет смешивать две разные вещи? Одно не имеет к другому ни малейшего отношения.

— Конечно! Твой дядя — пират и большой негодяй.

— Он — капер! У него есть каперское свидетельство о тех испанских кораблях, которые он атаковал.

— Испанских — да. Но ты знаешь так же хорошо, как и я, что он не ограничивался одними испанскими кораблями.

Лицо ее стало пепельно-серым.

— Вот почему ты предлагал ему использовать твой дом, да? Как только он принес бы товары явно не с испанского корабля, ты бы его арестовал!

Он взглянул на нее.

— Очень хорошо, Камилла! Вот ты и раскрыла мой план. Теперь, полагаю, ты побежишь докладывать о нем дядюшке? Поэтому-то я и не сказал тебе правду с самого начала.

Она обратила на него обиженный взгляд.

— Неужели ты настолько мне не доверяешь? Ты знаешь, что я не могу ему этого сказать. Это навлечет беду на тебя. Я не хочу этого.

— Почему же? Разве тебе не все равно, что со мной случится? Славная возможность разом избавиться от мужа, за которого ты не хотела выходить.

На лице ее отразилась такая боль, что он тут же пожалел о своих горьких словах.

— Я никогда бы не выдала тебя! Как ты можешь так думать?!

Он запустил пальцы в свою немыслимую шевелюру.

— Черт подери, Принцесса, прости меня. Просто… Просто я не хочу тебя во все это впутывать.

Она смотрела на него в смятении несколько секунд.

— Может быть, если я поговорю с дядей Жаком, я смогу убедить его прекратить нелегальный бизнес? Если с этого дня он станет захватывать только испанские корабли.

— Нет! — взорвался он. Мысль о том, что он может упустить Зэна только оттого, что Камилла устранит причину его ареста, взбесила его. — Нет. Ты к нему и близко не подойдешь, понятно?! По крайней мере, пока все это не закончится.

Она ответила на его слова холодным взглядом.

— Понимаю. Ты собираешься арестовать его, невзирая ни на что, да?

— Это мой долг! Только за этим я и нахожусь здесь! Прости, мне жаль, что ты оказалась замешанной во все это…

— Ты это делаешь не только потому, что тебе велит долг, правда ведь? — Она скрестила руки на груди, тон ее стал обвиняющим. — Дело вовсе не в том, чтобы положить конец его нелегальному каперству. Ты охотишься за ним только потому, что он повинен в гибели твоего брата. И тебе не терпится увидеть, как его вздернут на виселице.

Да как она смеет судить его! Он схватил ее за плечи.

— Скажи честно, Камилла! Если бы у тебя была возможность отомстить пиратам, которые убили твоих родителей, ты бы ею воспользовалась?

Она задрожала, но взгляд ее был тверд.

— Мой дядя… перебил их всех или почти всех… Вот почему он напал на корабль, где был твой брат: они препятствовали тому, в чем он видел смысл своей жизни: месть, неувядающая жажда мести.

Саймон боролся с противоречивыми чувствами, охватившими его. Он не должен думать, почему Зэн атаковал тот корабль. Ему до этого нет никакого дела, черт подери!

Она стряхнула его руки со своих плеч.

— Я видела, что делает эта проклятая жажда мести с мужчинами. Она лишает их человеческого облика. Мертвые от этого не оживут, и разбитые сердца не срастутся вновь. Это пустое занятие для пустых людей. Жестокость порождает лишь новую жестокость.

Она замолчала. Было похоже, что она что-то для себя решает. Когда она взглянула ему в лицо, она как будто стала чуть выше.

— Но я этого не хочу. Я не могу предупредить дядю, потому что он убьет тебя. Ты изо всех сил цепляешься за свою месть. И я не стану… сидеть здесь и смотреть, как ты губишь дядю Жака.

— О чем это ты?

— Вы с моим дядей можете играть в ваши игры сколько угодно. Но пока вы не наиграетесь, я не выйду к тебе. А когда все закончится и один из вас выиграет, я… — она помедлила секунду. — Я расторгну наш брак.

Он был потрясен. Она хочет признать брак недействительным?

— Да ты, должно быть, сошла с ума!

— Я прослыву сумасшедшей, если останусь с тобой при подобных обстоятельствах. — Она подошла к гардеробу, натянула платье и принялась собирать вещи, только сегодня разложенные тетушкой.

В этот момент он понял, что она не шутит.

— При подобных обстоятельствах? — Он шагнул к ней и схватил за руку. — Никакие обстоятельства не могут повлиять на наш брак! Фонтейн такого не потерпит. Он навеки отлучит тебя от семьи. Тебе придется жить одной, и Зэн тебе уже не сможет помочь.

— Мне все равно! — голос ее упал до гневного шепота. — Несмотря на все твои недостатки, я считала тебя человеком чести, хотя бы по отношению ко мне. Я надеялась, что ты способен хоть немного думать обо мне. Но единственное, что тебя заботит, — это твоя месть!

Он сжал зубы. Чего она от него хочет, в конце концов? Но что лукавить, он прекрасно знал, чего она хочет. Эта одержимая хочет, чтобы он отказался от преследования Зэна. Хочет, чтобы он сидел сложа руки и наблюдал, как чертов пират уходит, не заплатив за все свои преступления.

Ну что ж, об этом она может забыть навсегда, черт подери! Он не такой дурак. Но отпускать ее он тоже не намерен.

— Я не дам тебе развода, — голос его был тихий, но твердый. — Можешь спать в другой комнате, если хочешь, и дуться, пока все не закончится, но я не позволю тебе расторгнуть наш брак.

Когда она взглянула на него, глаза ее горели бешеным огнем.

— Ты как-то обмолвился, будто я могу добиться всего, чего захочу. Так вот, я захотела этого, Саймон. И я получу развод, чего бы мне это ни стоило.

С этими словами она сгребла одежду, вытащенную из шкафа, и твердыми шагами направилась к двери.

— Камилла, вернись сейчас же… — начал он, но она даже ухом не повела. Он поспешил следом и увидел только, что она зашла в единственную, кроме этой, спальню в доме, и дверь за ней захлопнулась. Когда он подошел ближе, он услышал, как в замке повернулся ключ.

— Черт подери, Камилла! — он с силой дернул дверь. — Открой немедленно!

— Я, слава богу, не служу под твоим командованием, Саймон, — за толстой дверью из кипариса голос Камиллы был едва слышан. — Мне нельзя приказать.

— Если не откроешь, я выломаю дверь!

— Ну что ж, тогда я выскочу в сад и заору, что меня убивает муж.

Никто ей, конечно, не поверит. Никто в здравом уме не станет вмешиваться в дела супругов-креолов. Хотя он — изгой, а Камилла стала теперь всеобщей любимицей после такого своевременного выступления на балу. На свадьбе все тоже любовались ею. Симпатии публики — на ее стороне.

Черт!

Трудно поверить, что такое случилось с ним в первую брачную ночь. Она должна бы лежать у него на руках, постанывая от наслаждения под его страстными поцелуями, а не запираться в комнате и не выкрикивать угрозы. С небольшим запозданием припомнил он слова генерала о женщинах. Бери ее словами, мягкими речами и обещаниями. Он подавил злость, вплетающуюся в его желание, как красные нити в золотую ленту.

— Послушай, Камилла. Я сожалею, что из этого получился такой переполох. Я не хотел причинять тебе боль. — Слабый вздох с той стороны двери подсказал ему, что она внимательно слушает. — Но я ничего не могу поделать. Да, я прибыл сюда, чтобы арестовать твоего дядю. Независимо от того, что ты думаешь, это мой долг. И я не могу им пренебречь.

— Уходи. Прошу тебя, Саймон, уходи.

По ее умоляющему тону он понял, что слова его возымели действие. Тогда он стал настойчиво продолжать, надеясь изменить ее дурацкое решение.

— Но это не должно влиять на наши с тобой отношения. Я хочу тебя, Камилла, и знаю, что ты хочешь меня. Я чувствую, что мы станем отличной парой и будем счастливы. Если ты только захочешь понять это, все будет хорошо.

Камилла слушала, и сердце билось в ее груди как колокол. Понять? Как это можно понять — он приехал погубить ее дядю и отказывается даже дать ему шанс.

— Камилла, — донеслось с той стороны, — открой, пожалуйста, Принцесса. Сегодня наша первая брачная ночь. Мы должны провести ее вместе.

Она сжала кулаки. Так вот в чем дело! Он просто хочет ее. Ее слова он пропускает мимо ушей. Ее чувства его не заботят. Он жаждет удовлетворения своих желаний.

О нет! Она не желает быть просто подвернувшимся под руку сосудом для утоления жажды.

— Этот брак был ошибкой, Саймон. Мы оба это понимаем.

— Неправда. — Внезапно проснулась боль, затаившаяся в сердце. — Чего ты от меня хочешь? Чтобы я дал обещание пренебречь своим долгом? Ты сама понимаешь, что этого не будет. Я уже признал, что виноват в обмане, объяснил его причины. Это была необходимость. Что же еще?!

— Ты сказал, что хочешь мне добра. Дай дяде Жаку шанс. Вот и все, что я прошу. Позволь мне пойти к нему и упросить, чтоб он бросил пиратство. Если он не послушается, тогда можешь делать с ним все, что хочешь. Я отдам его в твои руки, и выполняй свой долг, как считаешь нужным. — Она прислонилась к двери. — Но по крайней мере один шанс ты должен ему предоставить. Ради меня.

На той стороне двери повисло тягостное молчание. Наконец он испустил едва слышное проклятие.

— Ты слишком многого просишь, Камилла. Ты забываешь о тех людях, которых похитил и убил твой дядя. Возмездие будет справедливым, и ты это знаешь.

Да, это она знала. Но еще она знала и другое. Никого не заботило, что делает ее дядя — или другие каперы, — пока не появился Саймон. Кроме того, он никогда не делился с ней своими планами. Если бы она знала, что он собирается арестовать ее дядю, она, возможно, и не согласилась бы на такое замужество.

Вот что ее беспокоило. У нее опять не было выбора. Если бы он рассказал ей все раньше, у нее была бы возможность принять разумное решение. Но он не предоставил ей такой возможности. Ни дядя Жак, ни Саймон — они не дали ей права выбирать. И это ее раздражало больше всего.

Ну что ж, зато теперь у нее выбор есть. Она может остаться замужем за Саймоном и позволить ему диктовать ей свои условия всю последующую жизнь. Или она может уйти от него. Самое грустное было в том, что ни того, ни другого она не хотела.

— Пожалуйста, Саймон, просто уходи, и все. Единственное, чего я хочу, — это чтобы ты оставил меня в покое.

Он даже застонал, да так громко, что она отчетливо услышала его стон из-за тяжелой двери.

— Неправда, не хочешь ты этого. И я тоже этого не хочу, черт подери! — Голос его чуть охрип, в нем появились соблазняющие нотки. — Я хочу заняться с тобой любовью, Принцесса. И можешь не притворяться, что ты не хочешь того же самого. Хочу держать тебя в руках, целовать и напомнить о том, как нам хорошо вдвоем.

— Нет, — она как будто проснулась. Ах, негодяй! Он пытается соблазнить ее словами, и у него это отлично получается. Но стоит ей сейчас поддаться — и так будет всегда. Она тогда и впредь будет сдавать позиции, если он заговорит с ней таким голосом. И это будет напоминать дядю Августа и тетю Юджину. А она хочет чего-то более достойного. Намного более достойного.

— Если ты задумал непременно заняться со мной любовью сегодня, то тебе остается единственный путь — взять меня силой. И хотя я иногда и называла тебя негодяем, я никогда не считала тебя способным на подобную дикость. Ты ведь не дикарь? Или я ошибаюсь?

Она затаила дыхание в ожидании ответа. Он выругался и ударил в дверь кулаком, но, к ее облегчению, на большее не решился.

— Отлично, Камилла! Сиди сегодня взаперти, если ты на этом настаиваешь. На этом дело не закончено, уверяю тебя.

Она услышала, как он ушел, как хлопнула дверь на другой стороне холла. Тогда она соскользнула на пол и закрыла лицо руками. Она знала, что он прав. Это еще не все. И что теперь будет, одному богу известно.

15

Вечно мы сами себе на любимую мозоль наступаем.

Французская поговорка
На третий день после свадьбы Камилла сидела в маленькой гостиной, пытаясь читать, а не ломать себе голову над поведением Саймона. С той неудавшейся первой брачной ночи Саймон не предпринял ни единой попытки как-то изменить ее решение расторгнуть их брак. По крайней мере, он не пытался соблазнить ее или разубедить. Похоже, он решил действовать как-то иначе.

На следующий день после свадьбы, когда она вышла из комнаты, он заговорил с ней. Поскольку их брак, по существу, не состоялся, сказал он, то нет смысла оставаться дома и сидеть с ней наедине пять дней. И когда она в испуге предупредила, что пренебрежение креольскими обычаями наводнит весь город слухами и кривотолками, он возразил, что уж если она собирается расторгнуть брак, то этих самых слухов и кривотолков не избежать. Потом он посоветовал ей прямо сейчас начинать привыкать к этому.

Так она впервые столкнулась с тайной войной, которую он начал, чтобы сломить ее сопротивление. С этого момента любое распоряжение, которое она давала его слуге Луису, немедленно отменялось противоположным со стороны Саймона. Так Саймон довел до ее сведения — наедине и крайне вежливо: она здесь в доме всего лишь «временный гость» и незнакома с его порядками. Саймон поздно возвращался к ужину, если вообще возвращался, и на вторую ночь она почувствовала, что от него пахнет бренди. День он проводил на службе, а вечер, наверное, в игорном доме. Впрочем, это были лишь ее предположения, Саймон отнюдь не сообщал ей, где он был.

Вскоре он уже вел себя, как будто он — холостяк, а она — навестившая его сестра. Ни о домашних делах, ни о его поведении он разговора не поддерживал. И ей было грех жаловаться. Он ясно дал понять, что она одна виновата в создавшемся положении. Все это, конечно, раздражало ее. Особенно по ночам. Она старалась не думать, что он делает в эти поздние часы вне дома, но не могла не воображать его окруженным раскрашенными девицами.

«Меня не волнует, что он развлекается где-то, — думала она. — Если дикарь желает… связываться с подобными женщинами, пусть его. Я не ревную».

Она со вздохом отложила книгу. Ох, да конечно, она ревновала, что и говорить. Безумно ревновала. Хоть и повторяла себе бессчетное количество раз, что не имеет на это права, тем более если собирается расторгнуть брак. Единственное, что удерживало ее от проявления своей ревности, было его несомненное ожидание этого. Вот тогда-то он и напомнит ей, что это она первая затеяла всю эту кутерьму.

Она решила бороться с этим так: она просто не будет замечать его отлучек из дому и отказалась прилагать малейшие усилия к тому, чтобы следить за хозяйством. В конце концов, если она всего лишь гостья, то зачем ей пытаться придать этому дому хоть какой-то уют?

Но она слишком привыкла работать, быть полезной, чтобы до конца выполнить свое намерение. После впустую прошедшего скучного дня она сдалась и принялась за работу… вернее, за ту часть работы, к которой ее допустил надменный Луис. Они с Чучу занялись генеральной уборкой, видимо, впервые после того, как здесь поселился заядлый холостяк Саймон. Они отмыли и отскребли все закутки и закоулки дома, брошенного на попечение двух мужчин. Она даже готовила сама, потому что Чучу оказалась не слишком хорошей поварихой, а Камиллу великолепно научила готовить мама еще в те далекие дни в Баратарии.

Покончив с этими обычными для хорошей жены обязанностями, она поняла, каково это — постоянно вести свое хозяйство. Она уже не хотела расторгать брак и возвращаться в дом Фонтейнов, даже если дядя Август и позволит ей это. Ей понравилось самой распоряжаться своим временем, делать все так, как хочется ей, а не кому-либо другому. И ведь если, как предупреждал Саймон, дядю Жака арестуют, она не сможет рассчитывать на его помощь. А если она будет предоставлена самой себе, ей ни за что не разрешат видеться с тетей и кузинами. Ситуация нравилась ей все меньше и меньше.

Но каждый раз, когда она подумывала отступить и сказать Саймону, что она не права, ее снова охватывало чувство протеста. Кроме того, ей неприятен был способ, каким Саймон пытался заставить ее передумать. Вот негодяй! Это же нечестно. Просто нечестно.

Ну хорошо, она не сдастся. Не позволит ему заставить ее сдаться! Он должен понять, что с ней так поступать нельзя, иначе она не останется его женой.

В этот момент в гостиную торопливо забежала Чучу и поспешила к дубовому комоду, где лежало белье.

Отложив книгу, Камилла смотрела, как девушка открывает один за другим ящики, пытаясь что-то отыскать.

— Что ты делаешь, Чучу? Я думала, ты уже час как в постели.

— Хозяину нужно отнести на кухню полотенца, мадемуазель… В смысле, мадам. Луис послал меня за ними. А потом я должна еще принести бутылку виски. Луис велел поторопиться, потому что хозяин требует все это немедленно.

— Ах, вот как, требует?! — возмутилась Камилла. — Знаешь, он ведь не твой хозяин и не имеет права отдавать тебе приказы. — Она подошла к комоду и достала из нижнего ящика стопку полотенец. Ну и тип! Она, значит, не имеет права приказывать в этом доме, зато его слуга может отдавать приказы Чучу, когда ему вздумается. Нет, она ему все сейчас выскажет! — Я сама это сделаю, Чучу. Иди в свою комнату.

Чучу посмотрела на нее с облегчением. Они сразу не поладили с мрачным слугой Саймона, и Чучу была просто счастлива, что ее избавили от необходимости лишний раз иметь с ним дело.

Камилла вышла из комнаты, ворча про себя. Саймон и его слуга считают себя в доме королями. Да боже мой, Луис всего-то несколько месяцев служит здесь, а уже стал таким же задиристым и вспыльчивым, как хозяин. Что ж, пора приструнить их обоих. Она не собирается больше жить в такой нелепой обстановке.

Войдя в кухню, она увидела, что Луис сидит развалясь на бочке, закинув руки за голову, с видом полнейшей расслабленности и душевного покоя. И хотя он все же встал при виде ее, в лице его не промелькнуло ни малейшего намека на смущение.

— Это полотенца хозяина? — спросил он лениво. —

Я отнесу ему.

— Нет, — сказала она. Нехорошо отменять приказания хозяина, но она доведет это до конца во что бы то ни стало. — Я сама отдам их ему, Луис. Можешь идти за виски, которое тебе велели принести.

— Но, мадам Вудвард, он…

— Делай, что я велю, — приказала она, рывком открыла дверь и вошла, готовая показать Саймону, на что способен ее острый язычок.

Но тут произошло непредвиденное. Она как-то упустила из виду, зачем, собственно, Саймону могли понадобиться полотенца. Он купался. Сидел в ванне посреди кухни, меньше чем в двух футах от нее, абсолютно голый.

Она едва не вскрикнула и ринулась было обратно к двери, но он уже услышал, как кто-то вошел, и, прежде чем она успела принести поспешные извинения, поднялся из воды во всей красе.

— Как раз чертовски вовремя, Луис, — прорычал ой, оборачиваясь. — Вода уже остывает…

Он резко замолчал, увидев ее. А она только и могла открывать и закрывать рот, не в силах выдавить из себя ни звука.

Она никогда раньше не видела обнаженного мужчину. Ну… разве только мальчиков — своих двоюродных братьев, когда их купала, — поэтому что-то она, конечно, себе представляла. Но, право же, не до такой степени. Ой, ну просто ужас!

Но каков наглец! Он стоял, смотрел, как она, открыв рот, пялится на его «мужское достоинство», и губы его кривила ухмылка. Она знала, что мускулы у него что надо, но даже не могла себе представить, какая у него совершенная фигура. Он как будто сошел с картинки, притом картинки весьма пикантной. Под его гладкой кожей четко прорисовывались линии мышц, русые волосы покрывали его широкую грудь, придавая ему еще более мужественный вид. Разворот плеч был восхитителен, и великолепно развитый пресс говорил о его образе жизни… как, впрочем, и шрамы, во множестве рассыпанные по телу.

Взгляд ее перенесся на его лицо, но недостаточно быстро, чтобы не успеть заметить, как то, на что она уставилась вначале, стало на глазах увеличиваться.

— Так ты собираешься отдавать мне полотенце, — спросил он чуть хриплым голосом, — или так и будешь стоять и рассматривать меня? — И когда кровь бросилась ей в лицо, он добавил: — Я-то, конечно, не возражаю. Но предпочел бы, чтобы и ты мне дала такую же возможность.

До нее не сразу дошло, что он имел в виду, но, когда дошло, она стала совершенно пунцовой. Несмотря на твердое решение не обращать внимания на его попытки соблазнить ее, тепло заструилось по ее телу, как легкий дымок от потрескивающих в пламени веток кипариса.

Она должна немедленно бежать отсюда. Отворачиваясь и отступая с полотенцем, до сих пор зажатым в руке, она пробормотала:

— Я позову Луиса, чтобы он помог тебе.

— Что, боишься подойти поближе, Принцесса? — донесся до нее нежный голос. — Вот уж не думал, что ты окажешься такой трусихой.

При этих словах она замерла. Гордость заговорила в ней, и, хотя она прекрасно знала, что только этого он и ждет, она решила не уходить. Она снова повернулась к нему. Но теперь она была куда внимательнее и тщательно следила за своим непослушным взглядом. Не настолько она была храброй.

Стараясь показаться равнодушной, она ступила ближе и протянула ему полотенце на самом кончике пальца, стараясь быть все же подальше от него. Но бесполезно. Его руки вместо того, чтобы подхватить полотенце, поймали ее саму.

Бросив полотенце на край ванны, он притянул ее к себе поближе.

— Почему бы тебе не присоединиться ко мне?

— Ты сказал, что вода остыла. — Она пыталась вырвать у него руку, но он не отпускал.

Он поднял ее лицо за подбородок, чтобы она смотрела ему в глаза, серо-голубые, яркие, такие яркие, что внутри у нее зажглись искры.

— По-моему, нам легко удастся разогреть ее, Принцесса. Как думаешь?

Она смотрела на него не отрываясь. Сила его взгляда, казалось, напрочь лишила ее дара речи. Нельзя же просто так стоять здесь, всего в нескольких футах от его обнаженного тела. Впрочем, сдвинуться с места она и не могла, особенно под его взглядом. А глядит он на нее, как проголодавшийся кот на миску сметаны.

Он прижал свои губы к ее губам, и она вздрогнула, отталкивая его. Но он только крепче прижал ее к себе, и от чувственного поцелуя у нее перехватило дыхание.

Он играл с ее ртом, как будто проверяя, насколько она расположена отвечать на его поцелуи. И когда, прикрыв глаза, она вздохнула, он тут же воспользовался ее слабостью. Положив ее руку на свое плечо, он провел ладонью по своей обнаженной коже, вызывая блаженную дрожь в теле Камиллы.

Платье ее сразу намокло, но ей было все равно. Она снова чувствовала себя как на небесах в его объятиях. Он поцеловал ее крепче, и она позволила ему это сделать. Горячая волна желания охватила ее, и она сама прижалась к нему, когда он погрузил язык между ее гостеприимно полураскрытых губ.

Она совершенно забыла, зачем пришла сюда. Да что там, она даже имени своего сейчас не вспомнила бы. Губы его были теплыми, тело все напряглось, он целовал ее, как будто больше никогда в жизни не представится ему такой возможности.

— Милая, сладкая Камилла, — шептал он, а рука скользила все ниже. — Ты — моя, Принцесса, вся моя…

Она попыталась сопротивляться, но он снова целовал ее, и с каждым движением его языка она теряла остатки самообладания. Его горячие руки, блуждающие по ней, заставляли тело ныть от сладкой боли. Она уже сама ласкала его загорелое плечо, грудь, влажную после ванны, спутанные волосы. Чем более настойчивым становился он, тем бесстыднее она ему отвечала. Ладони ее коснулись впалого живота, потом мускулистого бедра… Пока он не застонал, она и не почувствовала, что ее собственное бедро почти касается его главного оружия.

Кто знает, что было бы дальше, как далеко зашел бы он и сколь много позволила бы она, но…

— Ваше виски, сэр, — донесся голос от двери. — Ох, прошу прощения… — торопливо пробормотал слуга, но этого вмешательства оказалось достаточно, чтобы Камилла опомнилась. Она отпрянула от Саймона, и он от неожиданности отпустил ее.

— Луис, не уходите, — задержала она слугу. — Мы с вашим хозяином все обсудили.

— Проклятье! — прорычал Саймон, но Камилла уже со всех ног неслась прочь из комнаты.

Она слышала ругань за спиной и плеск воды: Саймон вылезал из ванны. Она не стала дожидаться, что будет дальше, и поспешила к себе, проскользнув мимо Луиса, прячущегося в тени от двери.

— Ну смотри, ты еще вернешься, Камилла! — крикнул ей вслед Саймон.

Она оглянулась: он стоял обнаженный на пороге кухни. Она была уверена, что, голый и мокрый, он за ней не побежит, однако не стала испытывать судьбу и заторопилась.

Она решила всеми силами избегать встречи с ним. Перед Саймоном было слишком тяжело устоять. Камилла не намерена давать ему шанс сказать последнее слово в битве их желаний, даже если это будет ей стоить еще одной бессонной ночи.


Осыпая проклятиями всех женщин мира, Саймон встречал утро следующего дня за столом в пустой казарме. Была суббота, и все отдыхали. Все, кроме него. Рано утром он вытащил из постели сержанта Робинсона, якобы для того, чтобы обсудить налет на Зэна, пока генерал отдыхает дома. Но вскоре Робинсон понял, что никакой такой срочности нет, и ушел, бурча, что только сумасшедший работает рано утром в выходной.

Саймон и вправду искал любой повод, чтобы уйти из дому. Еще одна минута наедине с Камиллой может стоить ему рассудка. Он надеялся, что дело отвлечет его.

Однако забыться ему не удалось. Единственное, о чем он мог думать, — это то, как она смотрела на него тогда в ванне. Желание жгло его адским огнем. Он-то был уверен, что она уже у него в руках, а она вновь заперлась у себя в спальне, предоставив его в полное распоряжение госпожи досады и госпожи бессонницы.

Нужно было догадаться, что так быстро ее не сломить. Эта женщина была самым упрямым созданием на свете.

И самое ужасное, что она обладала телом богини.

Он застонал: его терзали две разные боли. Первая была следствием нескольких дней неудовлетворенного желания, а вторая — следствием половины бутылки виски, которое он влил в себя в тщетных попытках избавиться от первой.

Обхватив раскалывающуюся на части голову, он пытался перестать думать о Камилле, да куда там! Разве это в его силах…

А он-то наивно полагал, что избрал замечательную стратегию — делать вид, что не обращает на нее внимания. Но это не сработало. Ей не было до него никакого дела.

И в то же время она постоянно о себе напоминала. По всему дому он обнаруживал следы ее прикосновений. Грубые полотенца были заменены на мягкие, запах непривычной чистоты и свежести наполнил прежде затхлые комнаты, цветы и яркие занавески и другие милые мелочи скрасили рутину повседневной жизни.

А как готовила эта женщина! Он не понимал, как в доме, полном прислуги, креолка благородной крови могла научиться так вкусно готовить. Однако кто-то научил ее, и научил весьма недурно. И хотя он старательно избегал этих обедов, по ночам он пробирался на кухню и таскал оставшиеся на его долю лакомства. Даже холодная, еда Камиллы была превосходна. С девяти лет он жил в доме холостяка и не привык к хорошей кухне. Он надеялся лучше питаться в Новом Орлеане, но Луис умел готовить всего два блюда — суп из стручков бамии и отварное мясо с овощами. Да и эта его стряпня была такой же безвкусной, как вода, на которой блюда варились. Так что зачастую Саймон довольствовался чем-нибудь, купленным прямо на улице.

Так продолжалось до появления в его жизни Камиллы. Она предложила ему отведать пирожков с мясом и воздушного риса с ростбифом, таким нежным, что, казалось, он тает на языке. К каждому блюду прилагались свежеиспеченные булочки, а на десерт — роскошный фруктовый пудинг. При одной мысли о ее обедах у него слюнки текли.

Как же он раньше управлялся без жены? Нет, даже не так: как же раньше он обходился без Камиллы? Без сомнения, это непростая женщина. Один тот факт, что она не бросилась ему в ноги, моля о прощении, мог служить этому доказательством. Она была так добра к своему треклятому дядюшке, что он уже начал думать о бесполезности задуманного.

Жизнь с ней была бы просто сказкой, не питай Камилла такую ненависть к нему. Перед глазами встала картина уютного домашнего мирка… Этого было вполне достаточно, чтобы Саймон поклялся себе во что бы то ни стало удержать девушку при себе.

В сердцах он стукнул кулаком по столу. Вот почему говорят, что женщины и солдатская служба несовместимы. Разве можно заниматься делом, когда рядом такая женщина, как Камилла? Разве можно отказаться от соблазна, когда его преподносят буквально на блюдечке?

Хотя ради справедливости надо заметить, женщинам трудно устоять против соблазнов. Достаточно вспомнить историю с кузиной Камиллы, которая влюбилась в солдата. Он застонал. Нет, Дезире не в солдата влюблена… Он не сомневался: у Дезире роман с его братом.

На следующий день после свадьбы он отправил письмо Нейлу, сообщая, что женщина по имени Дезире Фонтейн беременна. Он не знал, когда Нейл получит письмо, но это все, что он мог сделать.

Плохо, конечно, что он ни словом не обмолвился об этом Камилле. Правда, это только разозлило бы ее еще пуще. Если бы она обнаружила, что он даже не намекнул ей о Нейле как возможном кандидате, это привело бы ее в ярость. Кроме того, она бы тут же отправилась в Виргинию разыскивать Нейла, а это было не слишком разумно, учитывая, что его брат даже не догадывается ни о чем.

Лучше подождать и посмотреть, как Нейл воспримет новость. Он хорошо знал своего брата — если он и вправду отец ребенка, он поступит правильно. Чтобы брат понял важность и срочность происходящего, Саймон упомянул в письме о негодяе Мишеле.

Этот чертов Мишель! Проклятие! Он мог себе представить, что творилось в душе Камиллы после встречи со старым скрягой. Бедная маленькая Дезире даже шарахнулась от него. Дай бог, Нейл приедет вовремя и спасет малышку. Тогда, может быть, и Камилла ему все простит.

Он размышлял, пойти сейчас по делам или отправиться домой, когда в дверь постучали.

Кого еще принесла нелегкая? Кроме Робинсона, больше никто не знал, где он, а Робинсон уже час как ушел. Он не ответил на стук, и тогда человек по другую сторону двери рывком открыл ее.

На пороге стоял Зэн. Его вид говорил сам за себя — горящие черные глаза, искривленный злобой рот и враждебно поднятая голова.

«Уж кому-кому, а Зэну тут сейчас не место, — подумал Саймон. — Только его мне и не хватало».

— Что ты здесь делаешь? — Саймон обошел стол, остановившись напротив своего врага. Разговор шел на французском. — Никому не следует знать, что у нас есть общие дела.

— Что я здесь делаю? — огрызнулся Зэн. — Это я тебя должен спросить. Когда Робинсон сказал мне, что ты здесь, я не поверил своим ушам. Тебе положено быть в доме с моей племянницей. Тебе следовало быть там до понедельника, пока я не вернусь. А я еще в Баратарии узнаю, что ты явился сюда на следующий день после свадьбы!

Саймон сжал зубы. Значит, он ошибался, полагая, что это их личные дела с Камиллой. Он вернулся к столу.

— Зэн, оттого, что я женился, я не перестал нести службу. Кроме того, не твоего ума дело, как я провожу свое время.

— Напрасно ты так думаешь! Мне известно, что ты даже не уложил свою жену в постель!

Саймон обернулся:

— Это какая же сорока тебе на хвосте принесла?

«Безусловно, только не Камилла», — подумал про себя Саймон. — Она не станет бегать к дядюшке с такими сплетнями».

— У меня свои источники информации, — свирепо уставился на Саймона Зэн. — Мне сообщили, что ты вышвырнул ее из постели и приказал спать отдельно. А сам шляешься по ночам и делаешь что душе угодно.

— Вышвырнул ее из постели?! — заорал Саймон. — Какого черта ты, глупый болван…

— Мне хотя бы известно, как сделать женщину счастливой, — осклабился Зэн. Глаза его превратились в щелки. — А может, ты вообще к женщинам равнодушен? Может, ты кого другого предпочитаешь?

Холодный пот прошиб Саймона. Слава богу, его и Зэна разделял стол, иначе драка была бы неминуема. Последние две недели он провел, мучаясь от страсти к его племяннице, а этот кретин предположил…

— Зэн, я вызываю тебя на дуэль. Завтра на рассвете. Ты выбираешь оружие и секундантов. Дай мне знать о месте встречи.

Этот способ — самый лучший, чтобы покончить раз и навсегда со всей чертовщиной. Честная, простая дуэль. Просто мертвый Зэн. И все отомщено, и совесть его чиста. Едва ли Камилла обвинит его в убийстве дядюшки, если это произойдет по правилам дуэли.

Зэн сначала удивился, потом поглядел на него изучающе.

— Я не хочу драться с тобой, Саймон. Моя племянница никогда бы не простила мне твою смерть даже в честном бою.

— Я тебя успокою: на тот свет отправлюсь не я, а ты, — стукнув кулаком по столу, рявкнул Саймон.

Пожав плечами, Зэн сказал:

— Возможно. Не важно, кто погибнет, в любом случае ей будет больно. У меня нет ни малейшего желания причинять ей страдания.

У Саймона мгновенно угас весь пыл.

— У тебя нет ни малейшего желания причинять ей страдания? Ах, как благородно! Ты не только глуп, но и слеп. Именно из-за тебя моя жена бегает от меня, а ты встаешь в позу и заявляешь: «не хочу ее страданий».

— Из-за меня? — нахмурился Зэн. — Почему из-за меня?

— Именно благодаря тебе она… — Саймон осекся. Проклятие, эта женщина довела его до того, что он едва не проговорился. Конечно, он не может сказать Зэну, что Камилла отвергла его, потому что Саймон хочет арестовать ее дядю.

— Почему из-за меня? — настойчиво переспросил Зэн. Внезапно Саймон вспомнил, как они говорили с Камиллой о ее дяде перед свадьбой.

— Потому что ей не нравится то, чем ты занимаешься. Она не хочет, чтобы и я был к этому причастен. Разумеется, тебе дела до этого нет, но она… не даст мне ни малейшей поблажки, пока не откажусь от участия в деле.

В сказанном была изрядная доля правды. Зэн потер скулу, глаза его сузились:

— Это она так сказала?

Саймон повернулся спиной к Зэну и застыл у окна. Щека его непроизвольно задергалась.

— Да, это ее собственные слова.

Зэн издал короткий лающий смешок, и Саймон сердито обернулся.

— Ах, извини, у тебя такие сложности, а я смеюсь… — Зэн запыхтел, пытаясь унять смех. — Но ты должен признать, это действительно смешно, когда такая маленькая девочка может быть столь… столь…

— Упряма? Ловка? Стервозна? — прорычал Саймон. — Я не нахожу это смешным.

— Удивительная она девушка, правда?

Саймон бросил свирепый взгляд на Зэна, и тот прогнал с лица даже намек на улыбку.

— Я тебя понимаю, теперь я вижу, как тебе сложно, дело действительно серьезное…

— Убирайся! Вон отсюда, или я…

— Не нужно так кричать, — Зэн попятился к двери. Лицо его вновь засветилось улыбкой. — Имей в виду теперь я в курсе всех твоих домашних неурядиц.

— Вон! — заорал Саймон.

Зэн неслышно скользнул за дверь.

Саймон замер, уставившись ему вслед. Лицо его побагровело от прилива крови. Кто разболтал Зэну, что происходит между ним и Камиллой? Если это она сама бегает к дядюшке с такими сплетнями, он просто возьмет ремень и…

— Нет, — внезапно у него появилась идея получше. Подхватив плащ, он вышел из казармы и решительно направился вверх по улице в сторону своего дома.

Теперь даже самому дьяволу не удержать его.

16

Реки всегда впадают в моря.

Креольская поговорка
На четвертый день после свадьбы Камиллу охватило странное беспокойство. Она ничего не могла делать, ходила по дому, бесцельно переставляя с места на место вещи и вытирая несуществующую пыль. Саймон ушел несколько часов назад — она слышала, как за ним хлопнула дверь. Слоняясь из угла в угол, она вдруг поймала себя на том, что толчется перед дверью его спальни. Она сказала себе, что хорошо бы прибраться и там, пока его нет.

Конечно, это было только подходящей причиной, чтобы войти внутрь. Она чувствовала потребность находиться там, где его присутствие ощущается сильнее всего. Она посмотрела на разбросанные по комнате вещи, на бутыль лаврового рома на кровати… Внезапно она вспомнила, как он выходил из ванны… как медленно стекала по мускулистому торсу вода, как мокрые пряди волос обрамляли мужественное лицо с широкими скулами.

Со вздохом она опустилась на кровать и погрузилась в воспоминания. Она вспомнила его руки, ласкающие ее грудь, и жадный рот. Он заставил ее почувствовать желание. Да, именно желание. Желание чего-то, еще неведомого ей, что наполняло душу и тело смутной тревогой.

Она резко встала с кровати. Надо уходить отсюда. Она поняла, что Саймон влечет ее сильнее, чем раньше.

Дверь распахнулась прежде, чем Камилла подошла к ней. В лицо девушке ударил поток воздуха.

Сердце Камиллы было готово выпрыгнуть из груди, когда она увидела стоящего на пороге Саймона. Лицо его было жестким, а глаза светились недобрым светом. Святая Мария, он вернулся! И он здорово сердит, сердит на нее.

— Какого черта ты разболтала своему дяде про нас с тобой? — Он ворвался в комнату, размахивая кулаками.

Камилла не могла себе представить, что когда-нибудь увидит его таким разозленным.

До нее медленно доходили его слова. Она попятилась и подняла руку к горлу.

— Моему дяде?!

— Я говорю о Зэне, этом проклятом пирате! — Он обошел кровать. — Откуда ему известно, что мы не спим вместе с первого дня свадьбы?

— Я не знаю! — Она инстинктивно отступила, когда он ринулся к ней. Однако позади была стена, и Камилла смогла сделать лишь маленький шаг. Больше отступать было некуда. Он зажал ее в угол. Мысль, что она в комнате один на один с разъяренным Саймоном, привела ее в ужас.

— Почему ты решил, что ему что-то известно?

— Потому что мы с ним только что виделись, и он обвинил меня в том, что я вышвырнул тебя из постели.

— Ох, нет! — Лицо ее стало пепельным, когда она поняла причину его гнева. Она не могла не понимать, что эта сторона супружеской жизни очень важна для мужчины, ни один не потерпел бы болтовни по такому деликатному поводу.

— Я не говорила ему. — Она лихорадочно соображала, чьих это рук дело. — Должно быть, он… Возможно, это Чучу! Это единственное объяснение. У Чучу есть гадкая привычка сплетничать и…

— Знаешь, что я тебе скажу? — Саймон рванул плащ и швырнул его через комнату. Затем он стал злобно дергать застежки мундира. — Мне нет дела, откуда ему стало известно. Я все поставлю на свои места, Камилла, тебе понятно? Отказов больше не будет! Никогда! Я не позволю!

Она с ужасом наблюдала за ним. Саймон выдернул кинжал и бросил его на пол. Она судорожно пыталась сообразить, куда бы скрыться, но бежать было некуда.

— Саймон, успокойся, пожалуйста.

— А я спокоен! — заорал он. Из одежды на нем остались только сорочка, брюки и сапоги. Сердце Камиллы колотилось уже в горле, когда он направился к ней. Саймон взялся за пуговицы сорочки:

— Я сегодня вызвал твоего дядюшку на дуэль.

— О боже, нет! — Страх заметался у нее в душе, но едва ли бы она сказала, за кого она испугалась больше: за Саймона или за Зэна.

Сорвав рубаху, он бросил ее, не глядя, на пол.

— Не беспокойся, он отказался драться со мной, хотя самое приятное зрелище для меня был бы твой дядюшка, насаженный на мою шпагу, — он ткнул в нее пальцем, — но я не стал бы драться из-за женщины, тебе ясно? Никогда!

Поняв, что дуэль не состоится, Камилла вздохнула с облегчением. Но чуть напряжение спало, мышцы расслабились, и ее охватило блаженное тепло, как от его поцелуев прошлой ночью.

К счастью, он был слишком взбешен, чтобы что-то заметить.

— Зэн сказал, что сочувствует мне, — наклонился к Камилле Саймон. — Сочувствует мне! Ты слышишь, Камилла! Ей-богу, это последняя капля в чаше моего терпения! Мужчины дрались со мной, уважали меня, даже ненавидели, но сочувствовать — никогда! — Он почти касался ее головой. — Знаешь, что я тебе скажу? Мне это не по вкусу!

— Да у меня и мысли… не было… — заикаясь, пробормотала она. Ах, только бы встретиться с дядей Жаком. Она бы убила его за то, что он влез в это дело.

— Знаешь, что еще мне не нравится? — притворно-сердито произнес он. — Мне не нравятся девицы, которые указывают мне, что и как надо делать. Мне не нравятся люди, которые сплетничают о том, что происходит в моей постели. Но больше всего мне не нравится жена, отказывающая мне в том, что принадлежит мне по праву!

Она была готова рассмеяться над ним. Уж очень потешно он орал на нее, пока не заговорил о своих правах.

— А как насчет почета и уважения, которые причитаются мне по праву? — Она вздернула голову. — Ты солгал мне насчет дяди, а сам задумал отправить его на виселицу…

— Оставь Зэна в покое! — мрачно сказал Саймон. — Он не нуждается в твоей защите! Если у него не хватает разума держаться в стороне от дел, за которые можно отправиться на тот свет, я не считаю нужным страдать из-за его глупости!

— Но, Саймон… — начала она.

— Больше ни слова о Зэне, — прорычал Саймон, обнимая ее за талию и притягивая к себе. — Хватит, Камилла, я ставлю на этом точку.

— Тебе придется заставить меня, — прошептала она, когда Саймон наклонился к ней.

Пристально глядя ей в глаза, он подумал секунду. Затем вдруг, к ее огорчению, улыбнулся:

— У меня есть серьезные сомнения на этот счет.

С этими словами он поцеловал ее глубоко и страстно.

Сначала она сопротивлялась, но больше из гордости. И хотя его поцелуи прошлой ночью забыть было просто невозможно, ей не нравилось, когда ее заставляли, тем более когда это делал человек, не имеющий ни малейшего представления о приличиях и честности.

Проблема состояла лишь в том, что тело ее не было таким гордым. Она уперлась руками ему в грудь и старалась увернуться от поцелуев, но Саймон коснулся губами шеи, и по спине Камиллы пробежала дрожь.

— Ты ведь знаешь, что тебе не хочется сопротивляться, Принцесса. — В его голосе с хрипотцой так откровенно звучало вожделение, что в ней проснулось ответное желание.

— Нет… не знаю… — на больший протест она была не способна. Она извивалась в его руках, стремясь вырваться… или остаться… Едва ли она знала, что делала.

Он прижал ее к стене и языком начал ласкать маленькое ушко, и ей стало мучительно стыдно за свою страсть, сдержать которую не было сил. Одной рукой Саймон стал легонько пощипывать ей мочку уха, а другой поглаживал шею, плечи… Ладонь скользнула по груди…

Сквозь ткань одежд он забрал ее маленькие груди в ладони и нежно сжал. Камилла застонала.

— Ох, Саймон… пожалуйста… остановись… Ты не должен… не должен…

Но Саймон уже осыпал поцелуями ее лицо, провел языком по шее и щеке. Когда он вновь впился ей в рот, она пришла в ужас, осознавая, какую власть он имел над ее телом.

— Все будет хорошо, Принцесса, — прошептал он ей прямо в губы. — Я обещаю: тебе понравится.

Она вдруг вся ослабела. Когда он вновь поцеловал ее в губы выжигающим душу поцелуем, она, чувствуя всю бесполезность своего упрямства, позволила ему вести любовную игру.

Со стоном он проникал языком все глубже и глубже, а руки тем временем будоражили и терзали ее соски, пока они не превратились в ноющие бугорки, стремящиеся навстречу его пальцам. Изнутри ее тело горело огнем, окончательно сжигая ее сопротивление перед ним и его страстью.

Ослабевшую, с ноющим телом, он поднял ее на руки и перенес на кровать. Ловко расправившись с многочисленными застежками ее платья, он тут же припал губами к ее обнажившимся грудям, целуя то одну, то другую. Его руки оплетали лаской ее тело, скользя везде, касаясь каждого дюйма.

Секунду спустя она поняла, что ее раздели и она нага той же бесстыдной наготой, как и он вчера. Самое ужасное было то, что ее это ни капельки не смущало. Целую неделю она мечтала, чтобы он раздел ее и занялся с ней любовью. Она старалась себе представить, как же это случится, и вот он, этот миг…

Опустившись на колено, он обнял ее за талию и принялся расточать поцелуи и страстно ласкать груди, живот, крошечный пупок… Со стоном Камилла схватила его за плечи, и ему почудилось, что она хочет оттолкнуть его. Рыча, он сжал ее в объятиях и повалил на кровать.

— Я собираюсь заняться с тобой любовью, Принцесса, — громко прошептал он. — И ты мне отдашься. Этого хотим и ты, и я.

Увы, это абсолютная правда, подумала она, пристально вглядываясь Саймону в глаза.

— А как насчет…

— Ш-ш-ш, — прошептал он. — Все дела мы обсудим позже, обещаю тебе.

Сев на кровати, он стал торопливо стягивать сапоги, словно боялся, как бы она не сбежала. Но как бы она это сделала? Он обернулся к ней: лицо его светилось таким откровенным желанием, что она задрожала, предчувствуя небывалое.

Он пристроился на краешке постели. Как рукой, он провел взглядом по ее телу. Непроизвольно она потянулась за простыней, но он остановил ее.

— Не прячься от меня, — хриплым голосом произнес он. — Ты и так достаточно пряталась.

Не сводя с нее глаз, он встал, чтобы совсем раздеться. Она отвела взгляд: ей было неловко. Он прошептал:

— Пожалуйста, не надо отворачиваться. Вчера ты от меня не отворачивалась.

Его «пожалуйста» тронуло ее. Она подняла глаза и удивилась, обнаружив на его лице неуверенность.

— Тебе не будет больно, — вновь пообещал он, опускаясь на постель рядом с ней. Он взял ее руку и прижал к своей груди. — Я не спал всю ночь, вспоминая твои руки… — Он помолчал и добавил: — И как я ласкал тебя.

Она все еще смущалась его взгляда, но прикоснуться к его телу ей очень хотелось. Это было ее мечтой со вчерашнего дня. Во рту у нее пересохло, когда ее пальцы опустились на его грудь. Она ощущала бугры мышц под его жесткой от волос кожей. Ее тело было гладким и податливым, его же — словно высечено из камня. Дюйм за дюймом продвигалась ее ладонь по его широкой, мускулистой груди, пытаясь найти хотя бы крошечный уязвимый островок.

Ладонями она коснулась его сосков и провела по ним большим пальцем. Его дыхание стало прерывистым. Значит, и Саймон не из камня…

Эта мысль окрылила ее. Он задышал отрывисто и шумно. Когда ее пальцы коснулись его плоского живота и не спеша двинулись дальше, Саймон не сдержал стон.

Тело его было усыпано шрамами.

— Ты много воевал? — спросила она, едва прикасаясь к одному из них, тянувшемуся от ребер к пупку.

Он поймал ее руку и провел ею себе по животу.

— Да, я ведь солдат. А солдатам положено воевать, — и он положил ее ладонь прямо на свое напряженное «оружие». Она сомкнула пальцы, и Саймон глубоко вздохнул.

— Ты всегда побеждаешь, не так ли? — спросила она. Ее не покидало ощущение, что он выиграл в их сражении.

Он пристально посмотрел на нее.

— Нет, не всегда. — Его голос звучал резко. Словно читая ее мысли, он добавил: — Тебя, я думаю, мне никогда не победить.

— Это неправда! Ты победил! Только что!

Его глаза загорелись огнем.

— Неужели?

Она чуть сжала руку, охватившую его «орудие», и он застонал, ощутив ее мимолетное движение.

— Если я победил, мне положена награда, — с этими словами он прикоснулся к ее маленьким девичьим грудям, к восхитительному животу…

— Какая награда? — спросила она, едва не вскрикнув, когда он провел рукой у нее между ног.

— Моя награда — это ты. — Он принялся ласкать ее так яростно и откровенно, что она непроизвольно свела ноги. — Ну же, Принцесса. Позволь мне полюбить тебя.

Ей стало трудно дышать. Она только плотнее сжалась, но его бесстыдные пальцы дотянулись до ее самого интимного места, и Камиллу прошиб жар.

Его напористость смутила ее.

— Ты не даешь мне… выбора, — простонала она.

— У тебя всегда есть выбор, — хрипло прошептал он и добавил: — Ты только сделай правильный.

Вдруг, сама того не желая, Камилла развела ноги, и палец Саймона скользнул внутрь ее лона. Какое-то небывалое чувство заставило Камиллу выгнуться дугой под его руками, и страстное желание переполнило ее, грозя перелиться через край.

Он вновь поцеловал ее. Остановить его более она не могла. Это было бы все равно что попытаться остановить Землю.

Его ласки уводили ее в дебри неизведанного. Он добрался до ее самых сокровенных мест. Подобно лесному разбойнику, он упивался захваченным богатством.

Ужас был в том, что он и ее заставил вести себя так же. Не отдавая себе отчета, она осыпала его не менее бесстыдными ласками. Неопытными пальчиками она касалась его тела, и он щедро благодарил за это.

Ей казалось, он увлекает ее в бездну. Она страшилась своих чувств. Она не думала, что способна на такую страсть.

Внезапно он застонал и резко развел ее ноги еще шире.

Камилла почувствовала, как он вошел в нее, но неглубоко и отчего-то замер. Ощущение было странным, но приятным. Ей нравилось то, что происходило. Чутье подсказывало ей, что это именно то, чего она так ждала.

Саймон выжидающе посмотрел на нее. Казалось, его взгляд проникал в самую глубину ее глаз.

— Ты мне жена, Камилла.

Не понимая, чего он ждет, она слегка качнулась, словно призывая его продолжить игру.

— Скажи это, — прошептал он. — Скажи, что ты — моя жена.

— Я — твоя жена…

«Почему он не двигается? Почему не продолжает?» Она так хочет его.

— Саймон, пожалуйста…

— А я — твой муж. Скажи это.

Она уставилась на него в смятении. Его подбородок был решительно выставлен, а лоб искрился потом. Она чувствовала: если она не скажет этих слов, он способен покинуть ее постель и никогда больше не вернуться.

Или все же вернется? Крошечный червячок любопытства не давал ей покоя: продолжит ли Саймон их игру в случае ее отказа? Однако ей не хотелось искушать судьбу, по крайней мере сейчас. Сейчас, когда она почти у входа в удивительный, волнующий мир.

— Скажи! — потребовал он и слегка подался вперед. — Я — твой муж. Скажи!

— Ты — мой муж.

Она устала от битвы с ним, от ожидания. Тревога за кузину, за дядю Жака и остальных членов семьи почти исчезла. Хватит ей стоять на страже, все вдруг сделалось безразличным, кроме одного. Она желала его, и этого было достаточно.

Облегчение мелькнуло у него в глазах, и он со всей силой вонзился в ее тело.

Резкая, мучительная боль охватила ее. Камилла закричала, но он заглушил ее крик поцелуем, от которого закипела кровь. Саймон замедлил движения, словно заглаживая причиненную боль. Легкими, нежными поцелуями он осыпал ее шею, щеки и ключицы. Вскоре она обнаружила, что держит его за бедра, притягивая к себе и заставляя двигаться быстрее. Почувствовав это, Саймон забыл про всякий контроль. Подобно мощной реке, он понесся, сметая все на своем пути.

Камилле показалось, что они сплетаются в единое целое. Сила его желания полностью подчиняла себе. Чем резче становились его движения, тем сильнее становилась ее страсть. Погрузившись в этот неисчерпаемый океан новых ощущений, она не желала расставаться с обретенным чудом. Она хотела, чтобы Саймон властвовал над ней, а она — над ним. Движения слились воедино, и вскоре она полностью подчинилась их ритму, ощущая сладкую горечь его поцелуев.

Он влился в нее, а она старалась поймать каждый неистовый удар его тела.

— Моя… ты — моя… — шептал он, ускоряя темп. Камилле казалось, что она летит в пропасть, откуда нет возврата.

Но не было пути назад, и остановиться было невозможно. Она была в его власти, и не важно, сама она это выбрала или нет. Она принадлежала ему с тех пор, как он впервые поцеловал ее. Бессмысленно было с этим бороться. Их закружило и подняло к пику блаженства, на самую его вершину, откуда они рухнули вместе во всепоглощающий, бурлящий поток.

Потрясенная, Камилла почувствовала облегчение, наполняющее все тело. Она закричала и впилась ногтями в спину Саймона. С ответным криком, который был наполовину стон, а наполовину рычание, Саймон вонзился в нее еще глубже, и Камилле стало горячо внизу.

Она не сразу пришла в чувство. Прошло несколько минут, прежде чем она снова увидела солнечный свет, заливающий комнату, и сбившиеся в комок простыни. Саймон всем телом опустился на нее. Он совершенно не казался тяжелым. Его тело было влажным и теплым. Он был настолько неподвижен, что ей подумалось, не умер ли он.

Она сжала его плечи, и он тряхнул головой, словно отгоняя туман перед глазами. Не говоря ни слова, он перекатился в сторону и застыл рядом.

Дуновение прохладного ветерка вернуло ее к реальности, и Камилла застонала. Она все-таки сделала то, чего поклялась не делать. Она легла с ним в постель, тем самым отрезав себе путь к отступлению. Расторгнуть их брак теперь невозможно.

К ее великому огорчению, из глаз ее градом покатились слезы.

Саймон лежал без движения, пытаясь отдышаться. Он никогда не думал, что любовная игра с Камиллой окажется для него таким потрясением. Он мог с уверенностью сказать, что открыл в ней пугающую бездну чувственности.

Он вновь хотел ее с силой, которая завораживала его. Он не привык, чтобы над ним властвовала женщина, тем более такая непредсказуемая. Однако это ни капельки не уменьшило его желания, скорее наоборот. Он повернулся к ней, но Камилла лежала спиной.

Она была тиха и неподвижна. Он прикоснулся к ней и вдруг заметил, что плечи ее трясутся. В тревоге он повернул ее лицом к себе.

Камилла плакала. Она попыталась спрятать лицо и стереть слезы, но он все равно заметил.

Он чувствовал себя так, будто его резали на куски. Он ожидал многого после их первой ночи, но только не слез. Он думал, она рассердится или, наоборот, обрадуется, но уж никак не расплачется.

— Принцесса, что случилось? — И тут взгляд его упал на пятно крови на простыне.

Внезапно он осознал, что ей, наверное, пришлось перенести не только приятные минуты, в отличие от него.

— Неужели тебе так больно, Камилла? Мне казалось, что тебе нравится. Прости меня, пожалуйста, я никогда не думал, что…

— Мне понравилось, — шепнула она. — Не волнуйся, это было… ты был… Это было восхитительно.

Но когда он положил руку ей на плечо, она вздрогнула и снова отвернулась. Он с ужасом увидел, что она не успевает утирать вновь и вновь набегающие слезы.

— Тогда почему же ты плачешь?

Она не сразу заговорила, пытаясь сдержать всхлипывания. Когда она наконец ответила, голос ее был тише самого тихого шепота:

— Потому что я не хотела, чтобы это было так восхитительно.

Его наполнило чувство облегчения. Она просто злилась на себя за то, что сдалась. Надо было ожидать чего-нибудь подобного от такой упрямицы.

— Так дальше не могло продолжаться, — забормотал он успокаивающе. — Ты же не хотела расстаться со мной на самом-то деле. Ну сознайся, ведь не хотела? Только гордость мешала тебе это признать.

Она резко обернулась к нему и натянула на себя простыню.

— Ты всегда ведешь себя так, будто наверняка знаешь, чего я хочу. Но когда я говорю тебе, чего действительно хочу, ты это игнорируешь. А на самом деле ты ожидал от меня просто… просто… — Она вновь разрыдалась, и он почувствовал себя виноватым.

— Если ты говоришь о том, как я себя вел в последние несколько дней…

— Нет! — Она смотрела на него полными слез глазами, закусив нижнюю губу. — Не о том. Я понимаю, что ты… по-своему вел эту войну. Для тебя это была очередная битва. И как хороший стратег, ты довел эту битву до победного конца, затащив меня в постель.

— То, что в конце концов это произошло, вряд ли результат такой уж великой стратегии. Это было безумным поступком отчаявшегося мужчины, — он положил руку на ее прикрытое муслиновой простыней бедро и обрадовался, что она не оттолкнула его. — Все мои остальные планы провалились к дьяволу, поэтому я применил самый что ни на есть примитивный метод. — Рассердившись на себя за такие откровения, он добавил: — И, между прочим, эту войну вел не я один. Ты собрала против меня самое совершенное оружие из женского арсенала… готовила для меня… Делала этот дом настоящим домом… Всегда выглядела так чертовски красиво, что мне стоило неимоверных усилий не дотронуться, не поцеловать тебя.

Его признание, казалось, смягчило ее. Она глядела на него с удивлением и недоверием.

— Я думала, ты не замечаешь, — горечь была в ее голосе. — Ты был так занят своими гулянками… азартными играми и… другими женщинами…

— Я не дотронулся ни до одной женщины. Я, может, и делал вид, что весело провожу время. Я хотел заставить тебя ревновать, но я никогда бы тебя так не оскорбил. — Он притянул ее ближе. — Камилла, я… — он запнулся, не зная, как выразить словами то, что хотел сказать. — Я не хочу, чтобы наш брак был браком по договору. Я хочу, чтобы это был настоящий брак, со всем, что вмещает это слово. Чтобы мы заботились друг о друге и вместе состарились. Как мои родители. И твои.

Она сжала простыню, судорожно скручивая ее тонкими пальцами в какие-то немыслимые узлы.

— Не хочешь ты этого, Саймон. Не знаю, как насчет твоих родителей, но мои любили друг друга. Мой отец всегда уважал чувства моей матери.

Он открыл рот, чтобы сказать, что любит ее, но тут же опомнился. Карамба, черт ее дери! Любит? Неужели он мог полюбить Пиратскую Принцессу, которая перевернула бы его жизнь вверх тормашками, если бы он дал ей для этого малейший шанс? А Камилла продолжала:

— Ты хочешь, чтобы у нас был такой же брак, как у дяди Августа и тети Юджины. Ты устанавливаешь правила, а я им неукоснительно следую. Ты хочешь, чтобы я перестала думать о дяде Жаке, а я не могу этого сделать.

Он мрачно откинулся на свою подушку. Этот чертов дядя… А он чуть было не сказал, что любит ее. Сделай он такую глупость, и в ту же секунду она принялась бы из него веревки вить и заставила бы его все делать по-своему. Вот что означает вся эта чушь про уважение чувств друг друга. Она намерена давить на него, пока он не отстанет от ее дяди, так или иначе. Намерена воспользоваться его слабостью.

— Ты требуешь от меня пренебречь моим долгом, — сказал он. — Так вот, я не могу этого сделать.

Она так тяжело вздохнула, что сердце его снова сжалось.

— Тогда мы, наверное, зашли в тупик, да?

Она сделала движение, намереваясь уйти, но он схватил ее за руку.

— Ты куда?

Она остановила на нем свой ясный взгляд.

— Мы ведь закончили, правда? Теперь, когда ты получил то, чего хотел от меня…

— Не только… этого я от тебя хотел, черт побери! — он притянул ее обратно в свои объятия. Когда она расслабилась, уткнувшись ему в грудь лицом, он поцеловал ее, надеясь вернуть те чувства, что царили здесь совсем недавно. — Не только этого, Принцесса. Честное слово.

— Тогда чего же? — прошептала она сломленным голосом.

— Я хочу… — Он замолчал в поисках подходящих слов. Он не привык общаться с женщинами. Насколько проще было с солдатами, которые повинуются приказам без оговорок. Он понимал, что с Камиллой так не выйдет. — Я хочу большего. — Он горячо обнял ее. — Я хочу, чтобы ты была мне женой и не только постель связывала нас. А в обмен я обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы заботиться о тебе и быть хорошим мужем.

— Все, кроме разрешения предупредить моего дядю.

Он скрипнул зубами.

— Да. Кроме этого. — Она молчала, и он поспешил добавить: — Но попроси меня все, что угодно, и я тебе это дам. Что угодно. Клянусь. — Он поглаживал ее по голове. — Все, что я прошу взамен, — будь мне женой, а не женщиной, которая просто живет со мной в одном доме и ненавидит меня.

Она посмотрела ему в глаза.

— Вот уж этого никогда не было.

Она смотрела на него так правдиво, так пристально, что у него перехватило дыхание.

— Тогда останься со мной до конца дня. У нас есть еще один день, чтобы провести его вместе по обычаю, помнишь? И если мы не воспользуемся этим временем…

Он смотрел на нее, нежно поглаживая ее бедро, представляя, какие сладкие тайны скрыты под простыней. Она задохнулась, и он захотел ее еще сильнее. Он склонился к ней и мягко поцеловал.

— Прошу тебя, Камилла, — проговорил он приглушенным голосом, — давай забудем пока про твоего дядю и про мой долг. Давай поваляемся и понаслаждаемся друг другом. Как и положено молодоженам. Завтра подумаем обо всем остальном.

На какой-то момент ему показалось, что она станет сопротивляться. Глаза ее смотрели неуверенно, а тело напряглось. Потом она вздохнула.

— Я не собираюсь забывать об этом, Саймон.

— И не надо, разве я об этом. — Он ухватил простыню, которой прикрывалась Камилла, и не успела она возмутиться, как простыня отлетела в сторону, обнажая упоительной формы грудь. Как прекрасны были эти груди, как нежны и полны, как влекуще темнели соски! Саймону до боли захотелось прикоснуться к ним губами. — Я прошу у тебя только временного перемирия. На сегодня. Только до завтра.

Он будет продолжать войну, если придется. И в конце концов он победит. Он всегда побеждал. А в этот раз он во что бы то ни стало должен победить. Нужно одержать сразу две победы: не упустить ее и отомстить Зэну.

Она не отвечала, и тогда он принялся целовать ее — жадно, ненасытно. Он открыл ее губы языком и погрузился в шелковистую теплоту, он был слишком голоден, чтобы быть нежным и заботливым. Рука его ласкала ей грудь до тех пор, пока Камилла не застонала, выгибаясь. В следующее мгновение она обняла его, и страх, что она откажет ему, прошел.

Она принадлежала ему, с ее согласия или без ее согласия, но он получит все — и ее, и свою месть. В конце концов она поймет, долг превыше всего. К этому времени она уже будет его, навсегда. И ни один проклятый пират не встанет у него на пути.

17

Веточка к веточке — сплела птичка гнездо.

Креольская поговорка
В день, когда закончилось их свадебное заточение, Камилла стояла на пороге дома и смотрела, как Саймон затягивает на талии пояс со шпагой.

Ни один из них не обмолвился о ее дяде за последние полтора дня. Но его незримая тень смутно маячила между ними, и оба это чувствовали. Что, собственно, и придавало отчаянность их любовным играм, оба казались ненасытными. Долго ли занимались они любовью? Шесть, семь раз? Камилла не помнила. Это наконец превратилось в банкет со множеством блюд, одно лакомство следовало за другим, пока все они не слились в один нескончаемый праздник страсти.

Это было первое воскресенье в ее жизни, когда она пропустила мессу. Она вспыхивала каждый раз, когда вспоминала, в каком приятном грехе провела этот святой день. Нет, это был не грех. Они ведь женаты. Это позволено церковью.

Теперь она понимала, почему священнослужителям положено быть холостыми. Как могли они хранить свои святые мысли после столь откровенных плотских радостей, пусть даже и дозволенных.

Саймон заметил, что она за ним наблюдает. Он с усмешкой подошел и поцеловал ее захватывающим дух поцелуем.

— Я буду скучать по тебе весь день, — сказал он потом, отдышавшись. Глаза его снова поблескивали так же, как и с утра, когда он разбудил ее нежными, требовательными поцелуями. — А ты будешь по мне скучать?

Она хотела солгать, сказав «нет», чтобы стереть с его лица эту высокомерную усмешку, которая говорила, что он прекрасно знает, сколько удовольствия доставил ей за истекшие полтора дня. Но странный проблеск тревоги в его взгляде удержал ее от этого. При всей своей видимой уверенности он все еще в ней сомневался.

Смешно, конечно, но это ее согрело. И удержало от едких слов, которые могли его обидеть. Она одарила его смущенной улыбкой, поправила неряшливо завязанный шарф и сказала:

— Может, и буду.

— Не слишком-то теплый ответ, — он внезапно приподнял ее на руках. — Пожалуй, стоит затащить тебя опять в постель, чтобы убедиться, что ты действительно будешь скучать.

— Саймон, поставь меня обратно, — взвизгнула она, когда он направился к лестнице. — Ты опоздаешь на встречу с генералом!

— Он наверняка поймет, что, когда речь идет о молодоженах, точности ждать не приходится, — он озорно поглядел на нее и поставил ногу на ступеньку. — А если не поймет, я знаю, как смягчить его гнев. Я просто скажу, что хотел убедиться, что жена будет по мне скучать.

Она прервала его, поцеловав его в губы. Поцелуи мгновенно превратился в пламя, и Саймон ловко усадил Камиллу на колено, освободив руку для ласк. Он торопливо расстегнул ее платье и скользнул рукой к груди, а поцелуй его становился все более нетерпеливым.

Почувствовав, как что-то упирается в ее бедро, она оторвалась от его губ.

— Хватит, Саймон! Тебе надо идти. Опоздаешь!

Не обращая внимания на ее слова, он нагнулся, прильнув губами к ее груди.

— Я не уйду, не убедившись, что ты будешь скучать, — пробормотал он, легонько покусывая ее за сосок.

— Я буду скучать! — И тут она почувствовала себя такой ослабевшей от желания, что ей стало все равно, где он возьмет ее. Хоть прямо на улице. — Ах ты, дурень, я буду, буду скучать! Теперь отпусти меня!

Он поднял голову. На губах играла улыбка победителя.

— Так-то лучше, — он опустил ее и посмеивался, глядя, как она застегивает платье. — Я бы предпочел, чтобы ты вообще не носила одежды, Принцесса.

— Постараюсь это учесть, когда пойду за покупками, — хмыкнула она.

Он подхватил ее на руки.

— Ты прекрасно поняла, что я имел в виду, — он снова поцеловал ее. — Отошли сегодня вечером слуг, и мы оба сможем разгуливать по дому в чем мать родила, когда нам заблагорассудится.

Она постаралась принять вид оскорбленной невинности, но все, что ей удалось, — это нахмуриться, и то с трудом.

— Знаешь, ты настоящий дикарь.

— Знаю, — он пожирал ее глазами, и у нее от этого взгляда побежали по спине мурашки. — Поэтому я и нравлюсь тебе.

Конечно, Камилла пыталась протестовать, но попытки эти были смехотворны. Так что Саймон вполне мог довольно улыбаться, когда шел к выходу. Да и Камилла не могла удержать улыбки, спешила к двери поглядеть, как он бодро идет по тропинке, насвистывая американскую джигу.

Когда он скрылся из виду, она вернулась в их общую спальню и принялась прибираться, задвигая ящички, не закрытые впопыхах, подбирая валяющуюся одежду Саймона. Подняв с пола его шелковую рубашку, она прижала ее к груди.

Ох, что же ей теперь делать? Теперь, когда о расторжении брака не могло быть и речи, продолжать войну не имело смысла. Она должна признать, что быть его женой очень даже неплохо. Ей нравилось просыпаться с ним рядом, нравилось, как его рука нежно ласкает ее, играет ее шелковистыми волосами. Нравилось готовить для него, ибо каждому новому блюду он расточал щедрые комплименты. Нравилось смотреть, как он купается.

Она очень хотела понять, что это значит — жить с ним как муж и жена. И она уже увидела, с какой благодарностью принимает он ее усилия привести в порядок дом, он сам сказал об этом прошлой ночью. Ах, как недурно, в сущности, могла бы сложиться их жизнь.

Но сдаться и попустительствовать планам Саймона означало предать дядю Жака. Она вздохнула, и в ее памяти возникли знакомые картины: дядя Жак объясняет, почему она должна пойти жить к Фонтейнам: мол, они лучше его смогут о ней позаботиться… дядя Жак, грызя кончик сигары, хвалит ее за хорошие оценки в школе… дядя Жак плачет над телом убитого брата, ее отца…

Она проглотила подступившие слезы. Разве она могла предать его?

Она не представляла, что теперь делать. Покориться Саймону и спокойно смотреть, как дядю повесят? Или продолжать гнуть свою линию, отказывая ему в постельных радостях. Нет, это невозможно. Слишком сладок мир, чтобы снова желать войны.

Боже, ну и путаница. Ох, как необходим ей чей-то мудрый совет! Но кому она может довериться, кто поймет, что неудержимое влечение к мужчине может заглушить все доводы рассудка. Но ей не к кому пойти, увы.

Она уронила рубашку. Нет, неправда. Есть человек, который ее всегда поймет. Дезире. И теперь, когда закончился срок ее заточения после свадьбы, никого из Фонтейнов не удивит, что ей захотелось навестить семью.

Сразу почувствовав бодрость, Камилла быстро оделась и отправилась искать Чучу. Та уж наверняка с удовольствием присоединится к ней и зайдет к старым хозяевам.

«Ах, да, конечно, Чучу — маленькая предательница Чучу! Вот кто распространяет слухи об их отношениях с Саймоном, — думала Камилла, направляясь через двор к кухне. — Только Чучу, больше некому. Хотя и отчитывать ее сейчас нельзя: она просто станет все отрицать».

По крайней мере, теперь девчонка может оповестить всех и вся, что в доме Вудвардов жизнь наладилась. Когда утром Камилла спустилась за завтраком для Саймона, Чучу хитро заметила ей, что она отлично выглядит, значит, она наверняка поняла, что произошло. Но Камилла даже поддерживала в Чучу этот интерес, чтобы маленькая сплетница побыстрее разболтала обо всем и Саймону не пришлось самому пресекать насмешки креолов. Пусть и Фонтейнам насплетничает. Пусть знают. Выходя из дому, Камилла надела перчатки и шаль — подарок Саймона.

Войдя в дом Фонтейнов, она обрадовалась: тетя Юджина ушла за покупками, а дядя Август рано отправился на работу. Дезире была дома. Хорошо, что не придется вести вежливую беседу с дядей и тетей, зная, что они наверняка уже наслышаны о произошедшем.

Когда Камилла вошла, Дезире еще завтракала. Дети не могли скрыть любопытства во взглядах, Дезире же набросилась на Камиллу, как ураган, утверждая, что за эту неделю она похудела без женской опеки. Хоть Камилла и пыталась ее убедить, что ест достаточно, Дезире не успокоилась, пока не усадила подругу за стол отведать знаменитых оладьев.

Поначалу дети чурались ее, но, понемногу убедившись, что замужество ничуть ее не изменило, что она не превратилась в чужую тетю, они стали вести себя с ней так, будто она просто уезжала ненадолго в путешествие.

Камилла рада была снова стать частью семьи. Несмотря на напряженные отношения с дядей, она всегда считала себя здесь своей. Она рада была поболтать с ними за столом, поделиться слухами, подразнить малышку Армандину по поводу недавно потерянного зуба, послушать мечтательные рассказы Урсулы о молодом человеке, которого она встретила на балу.

Она огорчилась, когда подошло время отправлять детей в школу. Она помогла Дезире и Урсуле собрать младших и глядела вслед им, идущим парами по улице.

— Скучаю я по детям, — сказала Камилла, когда они с Дезире шли через двор к кухне. — Я так привыкла видеть их счастливые мордашки по утрам…

Дезире кинула на нее взволнованный взгляд.

— Но ведь ты скоро обзаведешься собственными детьми, правда же? Это же… В смысле… Я хочу сказать, что ты ведь собираешься иметь детей от Саймона, да?

Камилла тяжело вздохнула. Чучу всем уже разболтала.

— Ну наверное… — сказала она задумчиво. — У нас будут дети. Мы, конечно, не торопимся… м-м… со временем…

— Со временем? — улыбнулась Дезире. Она налила кофе и принесла его за маленький столик, где сидела Камилла.

— Да ладно тебе… — Камилла глядела в чашку. Дезире задумалась и взяла Камиллу за руку.

— Надеюсь, тебе это понравилось. Скажи, а он нормально с тобой обращается? Папа пришел в ярость, когда узнал, что майор Вудвард позорит нас всех, отказываясь оставаться с тобой в доме, и Чучу рассказывала нам такие странные вещи…

— Я знаю, — Камилла подняла глаза на кузину и увидела столько заботы во взгляде, что не удержалась и обняла ее. — Ох, милая ты моя, как же я по тебе соскучилась. Мне так не хватает нашей болтовни, я так много должна тебе рассказать.

Вот и рассказывай, ничего не скрывай, — забормотала Дезире в плечо Камиллы. — Ты можешь прибежать ко мне в любой момент, я же совсем рядом.

Камилла со вздохом выпустила Дезире и зашагала по комнате.

— Я знаю. Поэтому я и пришла. Мне ужасно нужен твой совет.

Дезире отпила глоточек кофе.

— Совет? Мой? Обычно это ты давала мне кучу советов.

— Да, но теперь ты у меня единственная, с кем я могу поделиться.

— Ты же знаешь, я всегда рада помочь. Что случилось?

— Понимаешь, в нашу первую брачную ночь я выяснила, что Саймон не совсем тот, за кого выдавал себя.

Дезире чуть не выронила чашку с кофе.

— В каком смысле?

— Ой, нет, ничего страшного, — поспешно забормотала Камилла. — Или, вернее, ничего страшного… для всех, кроме меня.

— Ничего не понимаю, — изумленно таращилась на нее Дезире.

— Саймон приехал сюда, в Новый Орлеан, чтобы арестовать дядю Жака, — ну вот, наконец она все сказала. — Поэтому он и завел с ним дружбу. Он прикинулся нечестным человеком, чтобы завоевать доверие дяди Жака и потом поймать его во время продажи пиратской добычи. А поймав, арестовать.

Прежде чем Дезире заговорила, прошло много времени.

— Ну что ж, по крайней мере, это значит, что майор Вудвард не тот бесчестный негодяй, за которого ты его принимала.

— Да, знаю. Я рада, конечно, что это так, — она повернула к Дезире несчастное лицо. — Но он хочет добиться того, чтобы дядю Жака повесили!

— Ох, Кэмми, ну что ты, он не зайдет так далеко…

— Вот именно, что так далеко! Он хочет отомстить ему за убийство своего брата.

— Брата майора Вудварда?! — Дезире побледнела. — Твой дядя убил его родного брата?

Камилла кивнула, удивленная столь бурной реакцией Дезире на весть о делах давно прошедших.

— Это случилось, когда дядя Жак мстил английским пиратам за гибель моих родителей. Он напал на корабль, который мешал ему, а там как раз служил Джордж, брат Саймона.

— А-а, понятно, — Дезире пыталась спрятать от Камиллы глаза и обрести над собой контроль. — Какой ужас. Наверное, твоему мужу очень тяжело.

Камилла пристально вглядывалась в ее лицо, но так и не поняла, почему она пришла в такое состояние. Наверное, очередная смена настроения, нападавшая на кузину во время беременности.

— Да, ему пришлось нелегко. Теперь он жаждет расплаты. Я умоляла его позволить мне предупредить дядю Жака, чтобы он бросил свои пиратские дела, но он не разрешил. Вот почему я отказывалась… ну, стать его женой.

Дезире покачала головой.

— А я думала, что твое «со временем» означает, что все в порядке.

Камилла вспыхнула и покраснела.

— Нет, сейчас-то все в порядке… Но это не сразу произошло… в общем… я сдалась. Он был так настойчив!

Дезире смущенно улыбнулась.

— Я знаю, как это бывает. Некоторым мужчинам удается заставить тебя хотеть того же, чего хотят они, даже если ты понимаешь, что хотеть этого нельзя.

— Господи, и что теперь? Я хочу, чтобы мы с Саймоном жили спокойно, — объяснила Камилла. — Но я не хочу, чтобы дядю Жака повесили.

— Об этом-то ты и хотела спросить моего совета?

Камилла кивнула.

— Ты же знаешь, что такое любить мужчину больше жизни. Но как же чувство долга по отношению к семье? Я не могу бросить на произвол судьбы родного человека. Что же мне делать? Если я приму сторону дяди Жака, я потеряю Саймона. Если сторону Саймона — потеряю дядю Жака.

Дезире нахмурилась.

— Да, вот это ситуация… Похуже моей. По крайней мере, мой любимый мне не муж, поэтому мне проще поставить интересы семьи на первое место… — Она закусила губу. — Но, может быть, есть какой-то способ угодить и нашим, и вашим? Скажи, а что, если тебе предупредить дядю Жака тайно, не ставя Саймона в известность?

— Он все равно узнает, как-нибудь да всплывет наружу.

— Вовсе не обязательно, если все как следует продумать. Можешь сказать дяде, что беспокоишься, как бы твой муж не попал в беду, если ввяжется в его темные дела. Потом попросишь не впутывать майора Вудварда во все это. Если ты преподнесешь это как тревогу за мужа, твой дядя наверняка сделает, как ты просишь, правильно?

— Даже не знаю, — Камилла бессильно упала в кресло. — Дядя Жак настолько непредсказуем…

— Да, но он же тебя любит. Я точно знаю. Попроси его защитить твоего мужа от неприятностей, но не говорить Саймону об этом, потому что он может на тебя рассердиться. А если у твоего мужа не найдется причин арестовывать твоего дядю, ему волей-неволей придется отступиться от этой затеи. И он не сможет обвинить тебя в таком странном поведении дяди.

Камилла отхлебнула кофе. Он уже остыл, но ей было все равно. Дезире подала неплохую идею. Почему она должна во всем потакать Саймону, даже когда он не способен вести себя разумно?

Проблема только в том, как уговорить дядю Жака. Но он становится с возрастом все покорнее и мягче. Может, это и не потребует каких-то ужасных усилий…

— Да, надо так и сделать, — сказала она наконец. — И немедленно, нынче же днем. Саймон сказал, что у него на сегодня намечена встреча. Он целый день будет занят какими-то делами с генералом и губернатором, так что я могу спокойно пригласить дядю Жака домой и поговорить с ним. Дезире нахмурилась.

— Может, лучше тебе сходить к нему в магазин?

— Нет. Уж об этом Саймон обязательно узнает. А вот если дядя зайдет ко мне, то Саймону нипочем не догадаться, что это я подстроила встречу. В конце концов, не могу же я запретить дяде навещать меня в собственном доме, правда?

Дезире села за стол, волнение все еще читалось в ее лице.

— Надеюсь, ты права. Я бы очень огорчилась, узнав, что мой план навлек на тебя неприятности.

— Ничего, с Саймоном я справлюсь, — проговорила Камилла с уверенностью, которой на самом деле не чувствовала. — Знаешь, он на самом деле не такой дикарь, каким казался.

— Да, он вроде бы добрый, — затаенная грусть слышалась в голосе Дезире. — И заботится о тебе.

Вдруг Камилла осознала, что, погруженная в собственные проблемы, позабыла о жутком положении кузины. Схватив Дезире за руку, она быстро заговорила:

— Ты же больше не хочешь выходить замуж за месье Мишеля, правда?

— А что же мне еще делать, только это и остается. Камилла с удовольствием объявила бы Дезире, что выход найден, но как можно помочь, если кузина наотрез отказывается назвать имя виновника?

— Ты по-прежнему упрямо не принимаешь в расчет, что могла бы связаться с отцом ребенка?

— Не могу я с ним связаться, — на губах Дезире появилась вымученная улыбка. — Но, Кэмми, милая, не беспокойся за меня, правда! Я выйду замуж, и мы будем чудесно проводить с тобой время, приводить вместе в порядок наши дома, воспитывать вместе наших детей… Все будет хорошо. Вот увидишь.

И хотя Камилла ни на секунду не поверила в столь светлое будущее, ничего другого она сейчас предложить не могла. Кроме нежной дружбы. Поэтому, послав записку дяде, остаток утра они провели вместе с Дезире.

Помолвка была уже объявлена. Дядя Август и месье Мишель провозгласили ее на следующий же день после свадьбы Камиллы. Свадьба была намечена через две недели. После чего молодые отправятся во Францию. И хотя это был очень короткий срок, в положении Дезире он мог оказаться слишком длинным. Как нарочно, возраст будущего супруга Дезире заставлял его торопиться с наследником, пока позволяли его мужские силы. Он жутко боялся, что настанет день, и он уже никого не сможет зачать.

Камилла ума не могла приложить, как Дезире будет объяснять столь раннее рождение ребенка. Та, разумеется, считала, что, когда придет время, она найдет что сказать, но Камилла не была в этом уверена. Месье Мишель, конечно, стар, но отнюдь не глуп.

Камилла покинула дом Фонтейнов с тяжелым сердцем. Придя домой, она стала готовиться к встрече с дядей. Он прислал слугу с ответом, что будет счастлив навестить ее где-нибудь после полудня. Впервые не она идет к нему в гости, а он к ней, потому что в семью Фонтейнов его не допускали. Она с удовольствием испекла ему его любимые пирожки и поставила его любимые цветы во все вазы, которые отыскала.

Только теперь она осознала, как приятно иметь собственный дом. Если ей удастся договориться с дядей Жаком, быть может, со временем они пригласят на званый обед Уилкинсонов и даже Фонтейнов. Разве не замечательно — приглашать кого вздумается и подавать какие вздумается тарелки, не оглядываясь на ограниченные модой вкусы Августа. «Да, о да, — думала она, оглядывая гостиную, готовую к встрече, — это будет просто замечательно. Я об этом позабочусь».

Когда в дверь постучали, она вдруг вздрогнула. Саймон, кажется, говорил, что дядя Жак в курсе их мелких неурядиц на личном фронте. А что, если дядя Жак поднимет эту тему? Она этого не вынесет.

Но стоило ей открыть дверь, как все ее страхи как рукой сняло. Дядя Жак стоял на пороге с огромным букетом цветов и такой же огромной улыбкой. И она позабыла обо всем, кроме того, как чудесно снова увидеться с ним.

— Входи, входи! — воскликнула она, когда он шутливо поклонился и, подняв голову, заразительно захохотал, обнажая ряд белоснежных зубов.

Он вошел и остановился в дверях, окидывая ее оценивающим взглядом.

— Прекрасно выглядишь, моя маленькая камелия. Небось и дела у тебя идут прекрасно, а?

Она зарделась.

— Да, я… Замужество, похоже, пошло мне на пользу, — она отвернулась и направилась в гостиную, он следовал за ней по пятам.

— Серьезно? А я слышал совершенно обратное.

Она не в силах была поднять глаза.

— Ах, это все сплошная чушь!

— Ну, скажем, не сплошная. Кое-что и правда. Это «кое-что» я слышал из уст самого твоего муженька.

— Я знаю. Но… с тех пор, как ты с ним разговаривал, многое… изменилось.

Его негромкое хихиканье вызвало новый всплеск румянца на ее щеках.

— Ах, вот как, значит. Почему-то я так и предполагал.

— П-присаживайся, пожалуйста, — пробормотала она, запинаясь. Скорее бы переменить тему на что-нибудь менее постыдное.

Но дядюшка вовсе не желал менять тему, он вольготно расселся на кушетке и продолжал:

— Так ты действительно отказалась лечь с ним в постель, покуда он не порвет со мной? А как же святой супружеский долг?

Она не торопясь наполняла его тарелку, делая вид, что не слышит.

— Камилла! — повторил он строго, как когда-то в детстве.

— Да, отказалась.

— А прав ли я, предполагая, что ты не слишком долго в этом упорствовала?

Она вздохнула. Она не рассчитывала на столь откровенную беседу. Хотя, конечно, надо было учесть нетерпеливый дядюшкин характер.

Она принесла ему тарелку и села рядом на кушетку.

— Да, в этом ты прав. Но это не значит, что я полностью сдалась. — Она вглядывалась в темные, непонимающие дядины глаза. Вот тут-то она и должна солгать. Но до чего же трудно сказать неправду, причем намеренно и продуманно. И все же придется. Ради него же самого… — Я ужасно беспокоюсь за Саймона. Что, если его поймают, когда он станет тебе помогать? Это значит, что его ждет тюремное заключение или еще что похуже, а я этого не переживу.

Он отставил тарелку с угощением и взял ее за руку.

— Какая же ты трусиха. Прямо как твоя матушка.

— Ага, и моя матушка, между прочим, оказалась права. Правда, это не принесло ей счастья, а лишь раннюю смерть, — с жаром проговорила Камилла.

Губы Жака Зэна сжались, он до сих пор не мог без боли говорить об этом, даже теперь, когда прошло столько времени. Он поднялся с места и рассеянно подошел к окну, глядя в сад.

— Она сама выбрала свой жизненный путь, дитя мое. Она выбрала жизнь с моим братом, твоим отцом. А ты выбрала жизнь с майором, невзирая на риск, с этим связанный.

— Невелик был выбор, — пробурчала Камилла. — И в любом случае не о том сейчас речь. Я не выбирала жизнь вдовы через несколько месяцев после свадьбы. А именно это, боюсь, меня и ожидает, если он будет продолжать вести с тобой дела.

Он пожал плечами.

— Опасность, конечно, всегда есть, но не думаю, чтобы она была так велика.

— Нет, мне не по силам это вынести, — сказала Камилла.

Он отвернулся от окна и задумчиво посмотрел на племянницу.

— Так чего ты от меня хочешь? Не могу же я отговорить его принимать участие в контрабандных делах, если он сам того пожелал.

Она закусила губу.

— Я знаю, что у тебя не всегда есть каперское свидетельство на корабли, которые ты… э-э… ну, не важно. Все, что я прошу, — пожалуйста, не приноси сюда нелегальных товаров, — я имею в виду в дом Саймона. Пользуйся его помощью только для тех товаров, на чьи корабли у тебя есть лицензия.

— А какой мне с этого будет толк? Легальные я и так могу прямо в порту выгрузить.

Об этом она не подумала.

— Ну да. Но… наверняка есть какой-нибудь способ удержать его. Пока его на этом не поймают…

— Это невозможно, — отрезал дядя. — Ну хватит, моя маленькая камелия, негоже тебе ввязываться в дела твоего супруга. Не женского это ума дело…

Но Камилла уже не слышала дядиных слов. Она с тревогой вслушивалась в другой звук, доносящийся снаружи. Свист. Когда Саймон утром уходил, он насвистывал.

Нет, не может быть. Она взглянула на часы на каминной полке. Саймону еще слишком рано возвращаться. Он сказал, что задержится до ужина. Потом она услышала, как открывается наружная дверь, и сердце у нее упало.

— Так что твоей красивой маленькой головке беспокоиться совершенно не о чем, — проговорил дядя в тот самый момент, когда в гостиную вошел Саймон. — Мы с твоим мужем будем крайне осторожны.

— Насчет чего это мы будем так осторожны? — поинтересовался Саймон по-английски.

Кровь отлила от лица Камиллы. Она знала, что он подумал. Он ни за что не простит ее. Она кинула на дядю умоляющий взгляд: молчи, мол, но тот, казалось, ничего не замечал.

— Насчет наших с вами дел, майор, — ответил он тоже по-английски. Вид у него был насмешливый, даже немного снисходительный. — Как вы мне и говорили в субботу, она беспокоится о нашем бизнесе.

— Серьезно? — мрачно сказал Саймон.

Она чувствовала, как его взгляд прожигает ее насквозь, но встретиться с ним глазами не могла. Дрожа, как осиновый листок, она поднялась и направилась с подносом к мраморному столику с закусками около кушетки.

— Я не ждала тебя так рано, — сказала она, стараясь не показать своего страха.

— Генерал сжалился над молодоженом и отпустил меня домой.

— Я рада, — старательно изобразила она довольную улыбку. — Хочешь паштета? Я напекла пирожков, они еще горячие.

— Я не голоден, — он вошел в комнату. От него исходили почти видимые волны ярости. — Я бы предпочел услышать, о чем именно ты так беспокоишься.

Теперь наконец и дядя заметил повисшее в воздухе напряжение.

— Ну, не будь к ней строг, mon ami. Все жены до единой волнуются за своих мужей. Ты должен только радоваться, что она о тебе заботится.

— Обо мне? — удивленно переспросил Саймон.

— Разумеется. За кого же еще ей бояться? — Дядя говорил таким невинным тоном, что у Камиллы сжалось сердце. Он продолжал успокоительным тоном: — Сам знаешь, какие они, женщины. Волнения, треволнения, и всегда без повода. Она боится, что тебя могут арестовать, если ты будешь иметь со мной дело, — он расхохотался во все горло. — Она даже предложила отговорить тебя здесь появляться, когда я доставлю товары, приобретенные… скажем, не совсем безопасным способом. Вот это идея! Как будто в другом случае ты мне понадобился бы!

Ответный смех Саймона звучал искренне. — Да, действительно, идея замечательная. Что же ты так оплошала, Камилла! Надо было лучше думать. Она наконец осмелилась взглянуть на него. Понятно, что они с дядей Жаком говорили совсем о разных вещах. Саймон хотел сказать: «Надо было придумать что-нибудь получше, чтобы помешать мне».

— Это было всего лишь предположение, — сказала она негромко. Похоже, он был прав.

— Предположение? — воскликнул дядя Жак. — А я уж было подумал, что ты вполне серьезно это предлагаешь. Не тревожься, ma chere, мы будем очень осторожны, не так ли, майор? У тебя не будет ни малейшей причины для беспокойства.

— Ну, конечно. Мы будем предельно осторожны. Да. — Голос Саймона был мягким, но достаточно ироничным, чтобы она рассердилась.

Нет, вы только поглядите на него. Сидит и притворяется дядиным товарищем, когда единственное его желание — убить дядю на месте. Жаль, что она не может бросить эти обвинения ему в лицо, чтобы дядя Жак узнал, что этот негодяй затевает.

Но если дядю и поймают, всегда можно надеяться на то, что смертный приговор ему не вынесут. А если она обмолвится дяде о планах Саймона, то Саймон будет убит наверняка. Она достаточно хорошо знала дядин вспыльчивый нрав.

Следующие полчаса прошли для нее как в тумане. Дядя, казалось, вовсе не спешил уходить, и она вынуждена была вести вежливую беседу и выслушивать, как они обсуждают планы продажи контрабандных товаров, при этом не подавая виду, что чувства ее мечутся между гневом и страхом.

К тому времени, как дядя ушел, ее гнев почти утих, зато страх заполнил все освободившееся в душе место. Когда Саймон проводил дядю Жака и вернулся, она собралась с силами, чтобы достойно встретить град его упреков.

Вместо этого он молча смотрел на нее несколько мгновений, в глазах посверкивали молнии. Потом он глубоко вздохнул и сказал пугающе спокойным голосом:

— Ты ослушалась и пыталась предупредить дядю, хотя я тебе строго-настрого запретил это делать.

Он снова помолчал, скидывая пиджак и закатывая рукава рубашки.

— Надеюсь, ты понимаешь, я этого не потерплю. Так что, дорогая моя женушка, пришло время наказания.

18

Добрые поступки наказуемы.

Креольская поговорка
Саймон подождал, пока она осознает сказанное. Глаза ее округлились, рот раскрылся. Он был в ярости. Только подумать! Открыто пошла против его воли! Она рисковала не только его собственной жизнью, но и жизнями его солдат. Ведь Зэн не удовлетворится местью только ему, Саймону.

Он сжал зубы. Дьявольщина, надо было сообразить, что его маленькая мудрая женушка непременно отыщет способ обойти его запрет. Слава богу, она оказалась достаточно умной, чтобы Зэн не заподозрил истинной причины ее беспокойства. И слава богу, разбойник слишком жаден и слишком уверен в успехе, чтобы прислушаться к предостережениям племянницы.

Тем не менее тот факт, что она не добилась желаемого, ничего не меняет. Это не извиняет ее непослушания. Он должен раз и навсегда убедить ее, что жизнь ее обожаемого дядюшки больше от нее не зависит. И он придумал, как это сделать, не причиняя ей физического вреда. Уж он точно знал все ее слабые места, и он постарается воспользоваться этим знанием в полной мере.

Он шагнул к ней, полный решимости. Она испустила слабый крик и попятилась к двери.

— Саймон, все совсем не так, как ты думаешь! Я ничего не сказала ему о тебе! Mon dieu! Я бы ни за что не стала рисковать твоей жизнью!

Он не отвечал, он продолжал медленно наступать. По жизненному опыту он уже знал, что порой молчание может напугать сильнее всего остального.

И в случае с Камиллой это себя полностью оправдало. Она побледнела и бросилась из комнаты к лестнице. Он поспешил за ней. Но, когда она бегом пустилась к спальне, где скрывалась от него в прошлый раз, он выругался и запрыгал через две ступеньки.

Он подоспел к двери как раз вовремя, чтобы не дать ей захлопнуть ее перед самым своим носом.

— О, нет. Только не на этот раз, Принцесса! Сегодня ночью ты от меня не запрешься.

Пятясь в глубь комнаты, она попыталась сменить тактику.

— Я не боюсь тебя, Саймон, — сказала она нетвердым голосом, выдающим всю лживость этого заявления. — Давай, показывай свое истинное лицо. Я поступила так, как должна была поступить, и я бы сделала то же самое, будь у меня второй шанс.

Она бы действительно так и сделала, маленькая упрямая ведьмочка.

— Вот в этом-то вся проблема, Камилла. — Он вошел и захлопнул за собой дверь. Глядя, как она вся замерла от страха, он развязывал платок на шее. — Ты не умеешь вовремя сдаться. Даже будучи побежденной, ты продолжаешь сражаться.

Она не двинулась с места, когда он приблизился. Но он видел, как она дрожит. Вот и хорошо. Так и должно быть — после того, что она натворила, срывая расследование армии — его армии. Ей просто чертовски повезло, что все так обернулось.

— В каком таком смысле — побежденной? — Ее креольский акцент смягчал звучание слов.

Она собрала волосы в узел после того, как он утром ушел. Теперь он стал освобождать их от шпилек, вытаскивая их по одной с такой медлительностью, что она тряслась каждой клеточкой.

— Твой дядя просто посмеялся над твоим предупреждением. Итак, ты меня ослушалась, и что это принесло? Ни черта хорошего. Вот это я и называю — побежденной.

— Я, по крайней мере, попыталась. И поступила так, как считала нужным.

К ней вернулось немного растерянной смелости, а ему этого как раз и не хотелось. Не теперь. Он схватил ее за руки и связал запястья своим шарфом у нее над головой прежде, чем она успела понять, что произошло.

Она пыталась вырваться, но бесполезно.

— Саймон, что ты делаешь? — воскликнула она, сопротивляясь: он тянул ее прямиком к постели.

Он снял пояс и привязал ее руки к спинке кровати.

— Помнишь еще про наказание?

Она потеряла дар речи, но только на секунду.

— Ты же не можешь… ты же на самом деле не собираешься… Саймон, не думаешь ли ты ударить меня? Я считала, что американцы не так жестоки со своими женами.

Он наклонился убедиться, что ремень держит ее крепко, но не причиняет боли.

— Но я же дикарь, помнишь? — шепнул он ей в самое ухо. — И делаю все, что мне, черт подери, заблагорассудится.

Когда он отступил от нее, весь страх, казалось, улетучился. На его место пришел гнев. Черные глаза ее сверкали, а оливковая кожа пылала. Она старалась высвободиться от пут и крутилась как заводная. До этого они говорили по-английски, но теперь она перешла на французский, причем на такой, на котором вряд ли говорят настоящие леди.

Он вскинул бровь.

— Ага, значит, пиратская дочка решила показать всю свою прыть, да?

— Тебе это так с рук не сойдет! Если ты меня ударишь, я вырву твое сердце и скормлю акулам! Нет, я позволю дяде Жаку вырвать тебе сердце! И после того, как он это сделает…

Он остановил поток слов поцелуем, но, почувствовав, как крепко сжимает она губы, отодвинулся.

— Не кипятись так, Принцесса. Я вовсе не собираюсь тебя бить, — проговорил он, скользнув рукой ей за спину и развязывая шнуровку платья.

Она быстро задышала, грудь ее вздымалась и опускалась, выдавая волнение. Она пугливо смотрела ему в глаза.

— Не собираешься?

— Нет, — долгим взглядом оглядел он ее распростертое тело. — Я задумал наказание получше.

Он ослабил завязки корсета, обнажая трепещущую грудь. Желание пробудилось в нем с неимоверной силой. Черт подери, как хотел он забыть обо всем, что она сегодня сделала, и без оглядки броситься в любовные игры, как в реку. Но сначала он должен закончить урок.

Он взял ее грудь в ладонь, возбуждая сосок, пока она не застонала.

— О, да, — говорил он. — Я задумал намного более действенное наказание.

— Саймон, — глаза ее были вопрошающе расширены. — Я… не понимаю.

— Поймешь.

Он склонился и прижался губами к ее шее, потом процеловал тропку вдоль ключицы вниз, пока не добрался до груди. Он так хотел просто целовать и целовать эту грудь весь день, но сейчас у него была другая цель. Он тронул сосок языком, потом отодвинулся.

Посмотрел на нее, чтобы увидеть реакцию. Она покраснела, но выгнулась навстречу ему, как будто умоляя не останавливаться. Когда он подул на влажный сосок, она вздрогнула.

— Саймон, пожалуйста…

— Что — пожалуйста? — Он снова наклонился и поцеловал ее, но это продолжалось всего секунду. Он хотел, чтобы она почувствовала такое желание, которое причиняет боль, чтобы она готова была сделать все, что угодно, сказать все, что угодно.

Она принадлежала ему, хотела она того или нет. И он заставит ее признать это, даже если ему придется мучить и терзать ее, оттягивая удовольствие, весь день и всю ночь.

Хотя нет, так долго ему не выдержать. Он уже и так изнемогал от вида ее обнаженного до талии тела, такого аппетитного и желанного, с нежной, розоватой кожей, которую хотелось ласкать до бесконечности. Он прикасался к ней легко, как перышком, возбуждая и не насыщая. Он поцеловал ее живот и пощекотал языком пупок.

— Саймон! Что ты делаешь?

— Это твое наказание, Принцесса.

От того, что руки ее были связаны, он не мог снять платье целиком и, встав на колени, обнажил, едва дыша, щиколотки, затем колени и наконец увидел ее пушистый кустик меж атласных бедер. Он дотронулся, там было тепло и влажно.

И тогда он заколебался. Она хотела его, и он ее хотел. Да, она ослушалась, но ведь ничего плохого из этого не вышло. Нужно просто-напросто позабыть обо всем и любить друг друга, чего, собственно, он и жаждал сделать весь день.

Потом он вспомнил, как Зэн стоял такой важный, довольный собой, такой самоуверенный, и снова им овладел гнев.

Он отдернул ласкающую руку.

— Хочешь меня, Камилла? Хочешь меня, негодяя и дикаря? — И добавил, подумав: — Ты меня хочешь, пусть я намерен добиться смертного приговора для твоего дяди?

— Нет! — воскликнула она, а глаза ее умоляли не верить.

— Твое тело предает тебя, Принцесса, — сказал он, снова возвращая руку к ней под юбку. — Оно утверждает, что ты хочешь меня. Оно просто кричит, что ты хочешь доставить удовольствие мне больше, чем своим родственникам, и получить удовольствие, которое только я, и никто другой, могу предложить тебе. И так и должно быть!

— Я не стану выбирать между тобой и моим дядей, — с горячностью сказала она. — Ты не заставишь меня делать такой выбор.

Упрямее женщины он в жизни не встречал.

— Еще как заставлю, — он пошире раздвинул ей ноги. — Заставлю, вот увидишь.

Он наклонился и поцеловал ее возле колена. Она изумленно ахнула. Раз за разом он поднимался все выше, пока не поймал ее, дрожащую как кролик, в ловушку, добравшись губами до самого сокровенного местечка.

— Саймон! — вскрикнула она, в голосе слышалась растерянность. — Ты что…

— Нравится? — спросил он, не прерываясь. Раньше он этого с ней никогда не делал: он не был уверен, что она воспримет это без смущения. Но это был лучший способ возбудить женщину… и заставить ее желать большего.

Он поднял голову и посмотрел на нее. Щеки ее полыхали, губы были полураскрыты, а глаза зажмурены.

— Нравится? — снова спросил он.

— Я… я не знаю.

И это было правдой, она не знала. Это было одновременно странно, и чудесно, и неприятно… и, боже, как это разжигало ее и без того неуемное желание. Но она в этом ни за что не сознается. Ни за что!

Теперь она раскусила его игру. Негодяй мучил ее ее же собственной страстью. Дьявольская тактика, конечно, но это не сработает. Ее этим не проймешь.

Когда он принялся ласкать ее языком сильнее, то надавливая, то слегка касаясь, она потеряла часть своей уверенности. То, что он делал, было так… О, он волновал ее до тянущей боли в животе, и каждый раз, когда ей казалось, что вот-вот наступит тот самый момент благодатного облегчения, он останавливался и начинал целовать где-то рядом.

Когда он сделал это в третий раз, она застонала. Слова сами собой сорвались с ее губ.

— Ох, Саймон, не надо.

— Что не надо? — Глаза его сверкали, когда он поднял голову. На лице его все еще читался гнев, но похоже, что другие чувства вот-вот возьмут над ним верх. — Чего ты хочешь, Принцесса? Скажи мне.

Дева Мария, он прекрасно знал, что делает. Так вот что он называл наказанием. О, пожалуй, он прав. Как это мучительно. Она предприняла слабую попытку сразиться с ним.

— Я хочу… хочу, чтобы ты меня… развязал.

Глаза его потемнели. И вдруг она поняла то, о чем только догадывалась. Он хотел ее точно так же, как она хотела его. Может быть, удастся воспользоваться этим, чтобы погасить его злость.

Она сказала нежно:

— Развяжи меня, Саймон, чтобы мы могли заняться любовью. Ты ведь хочешь этого, правда?

Он вздрогнул, но не шевельнул и пальцем.

— Я хочу только, чтобы ты сказала, что желаешь меня, — он снова опустил голову, и она почувствовала терзающее прикосновение его губ. Камилла изнывала от желания, но он снова слишком рано прекратил свои поцелуи. — Ты ведь хочешь большего?

— Да, — выдохнула она, не успев совладать с собой. — Да, да, да! Ох, Саймон, уймись! Это безумие! Ты достаточно наказал меня.

— Скажи, что хочешь меня, — шепнул он.

— Я хочу тебя.

Глаза его сияли в предчувствии триумфа.

— А теперь скажи, что я для тебя значу больше, чем твой дядя. Тогда я клянусь, что развяжу тебя и сделаю все, чего ты пожелаешь, чтобы доставить тебе удовольствие, — он ласкал ее и мучил. — Скажи это, Камилла!

Когда вместо так желаемых им слов она застонала и откинула голову на покрывало, он поцеловал ее в губы. Одной рукой он терзал ее грудь, а другой проник между ног, не позволяя ей и минуты передохнуть. Для этого не нашлось бы другого слова, кроме «терзал», он доводил ее до исступления, всякий раз прерывал ласки, не доведя ее возбуждения до вершины блаженства. Она чувствовала, как напрягся он от желания, даже через ткань платья, но он все равно не сдавался.

Ну что за человек, ради того, чтобы подольше сводить ее с ума, готов пренебречь собственными нуждами. Что ж, на этот вопрос легко ответить. Этот дикарь, американский солдат, готов на все, лишь бы получить полный контроль над ее мыслями. И хотя она все еще сопротивлялась, силы ее были уже на исходе.

Он снова встал на колени и принялся за старое, окончательно сводя ее с ума. На этот раз, когда он отдернул голову, дыхание его было хриплым и прерывистым.

— Скажи это, Камилла! Скажи, что ты выбираешь меня, а не дядю, или клянусь, это продлится до завтрашнего рассвета!

Больше она не могла этого вынести.

— Я… выбираю тебя, — сказала она сломленным голосом. — А теперь давай прекратим это. Пожалуйста!

Сначала она подумала, что он заставит-таки ее сказать всю фразу целиком, что она выбирает его, а не дядю, но его собственное возбуждение было слишком невыносимо для этого. Со сдавленным проклятием он вскочил и, освободившись от одежды, вошел в нее.

Она почувствовала облегчение сразу, хотя он еще не начал двигаться. Но и у него ушло на это немногим больше времени.

На несколько мгновений она забыла, что он связал ее и вынудил сказать то, что он хочет. Он прижимался к ней, и она ощущала, как бьется и рвется из груди его сердце. Она чувствовала запах его пота и кожи, но он не был ей неприятен.

Но скоро она пришла в себя. Она отвернула от него лицо и застонала.

Пресвятая Дева Мария, она дала ему то, что он хотел, — полный контроль над собой. Точно так же, как в первый раз. Он не отступал, пока она не выполняла его требований. А он взамен не давал ей ничего, кроме своей фамилии. Он обладал всеми привилегиями брака, а ей не доставалось и крошек.

Она подавила нахлынувшие было слезы. Он может связать ее, но не сможет превратить ее в марионетку. Этого она не позволит.

— Развяжи меня, — прошептала она. Он не двинулся с места, все так же прижимая ее. Тогда она повторила более твердым тоном.

Он со вздохом поднялся, в глазах его она заметила что-то вроде угрызений совести.

— Камилла, я…

— Развяжи! — прокричала она.

Он без лишних слов стал развязывать узел, и, как только Камилла почувствовала, что путы ослабели, она вырвала руки и отшатнулась от спинки кровати.

Она торопливо завязывала платье, не поднимая на Саймона глаз.

— Никогда я не прошу тебе этого, Саймон. Никогда!

— Я понимаю, — мягко сказал он, тоже приводя в порядок одежду. — Послушай, Камилла, я, конечно, слишком далеко зашел, но…

— Я больше ничего не желаю слышать, — прервала она его. — А теперь убирайся из моей комнаты! Сию минуту!

— Ну не собираешься же ты начинать все сначала…

— Вон! — Она с трудом умудрялась не заплакать. Сначала нужно было, чтобы он ушел. — Убирайся!

Казалось, Саймон намеревался поспорить, но потом пробормотал:

— Ну хорошо. Побудь немного одна, успокойся… Но недолго, слышишь? Что бы ни случилось, ты моя жена, и если уж то, что сейчас произошло, тебе этого не доказывает, тогда не знаю.

— Вон! — взвизгнула она. Если он не уйдет, она убьет его голыми руками. — Убирайся сейчас же!

Едва он вышел, Камилла бросилась на постель и сжатыми кулаками в бессильной злобе забарабанила по подушкам. Черт бы его побрал! Как посмел он! О да, он доказал, что она его жена, негодяй! Она жена дикаря, который не знает о женщинах ничего.

Ну что же, если он думал, что она покорно склонит голову и сдастся, как тетя Юджина, то он ошибается. Она совсем другая. Ни один мужчина не сможет после такого остаться безнаказанным.

Но как дать ему понять, что нельзя просто брать ее силой каждый раз, как ему захочется секса? Внезапно ей в голову пришла такая на удивление простая мысль, что она даже улыбнулась. О, да. Значит, он пытается сделать ее уступчивой, так? Ну что же, это игра на двоих. Она не обладает его силой, но у нее есть кое-что другое. Например, неплохое знание трав и крепкая веревка. О, мы еще повоюем!

Он пожалеет о совершенном еще до наступления ночи. Пусть поразит ее гром, если она не решится этого сделать.

Саймон зашел в свою спальню, стараясь не смотреть на постель. Он был ужасно собой недоволен. В пылу гнева на Камиллу ему казалось, что он поступает правильно, но теперь он в этом сильно сомневался.

Уже три часа прошло с тех пор, как Камилла вышвырнула его из своей комнаты и заперлась. Наверное, все глаза выплакала.

К концу «наказания», когда она так старалась подавить свои желания, он понял, что она не из тех, кого можно запросто сломить. Когда он начинал это сражение, он не задумывался над тем, что будет потом. Зато теперь ему есть над чем подумать.

Он всегда полагал, что любая женщина становится податливой, когда дело касается ее мужа. Что суровый тон и множество нежных поцелуев — вот и все, что требуется, чтобы сделать их шелковыми. Его ранние воспоминания об отношениях отца и матери, кажется, подтверждали эту мысль, хотя, надо признаться, сам он не приобрел слишком большого опыта. Большинство женщин, с которыми он спал, привела к нему в кровать только одна причина — секс. У него никогда не было времени на настоящие ухаживания.

Теперь он начал подумывать о том, что ошибался в женщинах. Камилла сдалась, но она в бешенстве. Она ведет себя точно так же, как один из его солдат, которого унизили перед всем полком. Только он не может заставить ее безропотно встать в строй. Его победа похожа на поражение. Если она сейчас повернется к нему спиной, то он не знает, как снова расположить ее к себе.

Он поежился. Карамба и черт подери! Ну как он должен был поступить при таком ее поведении? Как обращаться с непокорной женой? Оставить все как есть? Притвориться, что для него не имеет значения провал плана, который он вынашивал в душе полжизни? Он скрипнул зубами. Ну вот, она старательно вносит в его жизнь хаос. А он-то полдня потратил сегодня, устраивая отправку морем повторного письма Нейлу, лишь бы ее кузина была счастлива. Он ходил в доки узнать, какие корабли ожидают в ближайшее время. Ему ответили, что через три дня придет корабль из Виргинии и тотчас отправится назад. Он попросил передать его письмо прямо в Виргинию с кем-нибудь из пассажиров. Так оно попадет к Нейлу скорее, чем по суше. Может быть, даже вовремя. Может быть. В любом случае ему будет спокойнее знать, что он по крайней мере попытался.

Жаль, что он не мог сказать об этом Камилле. Особенно теперь, когда все так нелепо вышло. Она его просто разорвет на куски, если узнает, что он уже неделю подозревает Нейла и до сих пор не обмолвился ей об этом. Кроме того, нужно предоставить брату самому принять решение относительно сложившейся ситуации, без давления со стороны Камиллы.

В дверь спальни постучали, и он резко обернулся. Камилла, конечно, так скоро не покажется.

— Кто там?

— Луис, сэр.

Разочарование его оказалось сильнее, чем он ожидал.

— Что тебе угодно?

— Я принес ваш обед, сэр.

Его обед? Он открыл дверь. Действительно, на подносе стояла тарелка тушеного мяса с овощами и бутылка бургундского. Неужели после всего, что он сделал, Камилла приготовила для него обед? Может, он оказался прав, применив силу?

— Это мадам велела принести мне все это?

— Нет, сэр. Это приготовила Чучу. Она сказала, что вы должны поесть.

Саймон вздохнул.

— Спасибо. Поставь на письменный стол. — Когда Луис выполнил приказ, он добавил: — Можешь идти.

Сев за стол, он уставился в окно, ведущее в сад. Еда вкусно пахла. Он потерял сегодня довольно много энергии и был голоден. Раз ему не получить сегодня Камиллу, можно, по крайней мере, славно подзакусить.

Он принялся есть, и тут из сада до него донесся смех. Камилла и Чучу снимали с веревки белье, близился закат. Они, как всегда, болтали. Он никогда не встречал двух человек, которым нужно было так много друг другу сказать.

Он с проклятием отодвинул тарелку, потянулся за бутылкой и сделал большой глоток. Даже болтовня его женушки со слугами переворачивала все внутри его. С ними она, стало быть, весела, а на его долю оставляет всю свою строптивость.

Он еще отпил вина. Оно имело какой-то странный привкус, но он не обратил на это особого внимания. Оно согрело желудок, а как раз это ему и было сейчас нужно.

Еще через пару глотков он понял, что страшно хочет спать. Ведь день был очень длинным со всеми этими событиями. Отчего бы ему и не прилечь ненадолго?

Он встал из-за стола и шагнул к кровати. Странно, но голова его стала вдруг легче пуха. Он уставился на вино в бутылке. Может, он выпил больше, чем следовало? Да нет, непохоже.

Глотнув еще, он поплелся к кровати. Да, он немного поспит. А проснувшись, придумает, как убедить Камиллу в своей правоте. Он ведь не хочет, чтобы она сердилась. Совсем не хочет.

Саймон с трудом добрался до постели. Он положил бутылку рядом и свалился на покрывало.

Это последнее, что он помнил.

19

Страх перед женщинами — залог хорошего здоровья.

Испанская поговорка
Саймон проснулся, в голове гудело. Где он? Что случилось? Секунду спустя он понял, что лежит на спине в страшно неудобной позе и не может пошевелить руками.

Это его окончательно разбудило. Он удивленно посмотрел вверх, на балдахин, колышущийся над головой. Он лежал в своей кровати, но уже наступила ночь и горели свечи. Он попытался сесть и понял, что не в силах пошевелить руками. Они были привязаны к спинке кровати.

— Камилла! — крикнул он. Первой мыслью было, что, пока он спал, в дом вломились какие-то негодяи и связали его, чтобы добраться до Камиллы.

Но вдруг до него донесся ее голос:

— Что, Саймон?

Голос был спокойный, беззлобный. Недоумевая, он повернул голову и обнаружил, что она сидит совсем рядом.

— Что, черт подери, тут происходит? — взревел он, когда она подошла и присела на край кровати.

Она ответила сладким, как сироп, тоном:

— Ну неужели ты не догадался, дорогой мой муженек? У нас, креолов, есть поговорка: «Что хорошо для гуся, хорошо и для утки». Это значит…

— Я прекрасно знаю, что это значит, — прервал он ее. — У нас, американцев, есть похожая поговорка. Но это вовсе не объясняет…

Туман в его голове наконец рассеялся настолько, что он стал соображать, в чем дело. Что хорошо для гуся… Черт! Он связал ее, и она отомстила ему тем же. Вот ведь ведьмочка!

Он попытался освободиться, уверенный, что у нее не получилось как следует связать его. Но он зря старался. Узлы были вполне прочные. Как ей это удалось? Почему он не проснулся, когда она возилась с веревками? За годы службы в армии он давно уже научился спать вполглаза, со шпагой наготове, так как же она застала его врасплох?..

И вдруг его поразила догадка. Вино!

— Ты подмешала сонный порошок в вино, да? Она улыбнулась в ответ.

— Да, дорогой, и в мясо. Я постаралась на славу. Надо же мне быть уверенной, что ты не проснешься, когда я буду тебя связывать. Я ведь знаю, что ты любишь чем-нибудь набить брюшко, и если не едой, так питьем. Так что я учла все.

Ему почему-то не показалось это таким забавным, как ей. Он снова подергался в своих путах, они не поддались ни на дюйм, и он нахмурился.

— Тебе это с рук не сойдет, — проворчал он. — Не можешь же ты меня вечно держать связанным, меня начнут искать, придут сюда…

— Ну что ты, я не собираюсь держать тебя вечно связанным, Саймон, — она положила ладонь ему на бедро. — Только до тех пор, пока мы с тобой не договоримся кое о чем.

— Если ты думаешь, что сможешь на чем-то настоять, пока я связан…

Он резко замолчал, когда она провела рукой вдоль его бедра. Он хрипло задышал. Что, черт подери, она задумала? Не собирается же она и впрямь приводить в исполнение всю эту чушь «что хорошо для гуся».

Она расстегнула пуговицы и принялась за шнурок его нижнего белья. Да чтоб она под землю провалилась! Именно это она и задумала. Любое ее прикосновение мгновенно возбуждало его, и похоже…

Он повернул голову к двери.

— Луис! — крикнул он. — Иди сюда сию же минуту!

— Я отпустила слуг на вечер, — пояснила она с величайшим спокойствием. — Думаю, они отправились в цирк.

Она все продумала, проклятая креолка! Ярость захлестнула его.

— Я буду орать, пока кто-нибудь не услышит, — пригрозил он, задыхаясь.

— И кто же тебя здесь услышит? — довольная улыбка блуждала по ее губам. — Кроме того, представляю, как ты будешь выглядеть, когда кто-нибудь примчится сюда и увидит тебя в собственной постели связанным и со спущенными штанами. — Он негромко выругался. Она права. Если это станет известно кому-нибудь, он и глаз не сможет поднять на людях.

Камилла, подняв брови, уставилась на его предательскую часть тела, готовую к бою.

— Ну что, развлекаешься? — процедил он. Она перевела взгляд на его лицо.

— Ага, развлекаюсь, и знаешь, мне это нравится. — Она взяла предателя в руку и подразнила легкими, как перышко, прикосновениями.

Саймон застонал, все его внимание было приковано к ее руке.

— Знаешь, когда ты меня развяжешь, — а тебе придется это когда-нибудь сделать, — я тебя отшлепаю так, что ты на попу не сядешь в течение недели!

Улыбка ее погасла, на лице появилось странное выражение. Она разжала руку.

— Нет, ты меня не ударишь. Это будет первое условие, с которым тебе придется согласиться, Саймон: ты никогда не станешь меня бить. Я хочу услышать от тебя слово солдата.

Он смотрел на ее погрустневшее лицо. Он обидел ее. Обидел больше, чем сам того ожидал, силой заставив себе подчиниться. Было обидно осознавать, что она могла хоть на минуту поверить, будто он действительно способен ее ударить.

Она снова потянулась рукой к предателю, охотно раскрывавшему все тайные желания Саймона, и Саймон торопливо проговорил:

— У меня не было ни малейшего намерения бить тебя, Принцесса. Я был бы полным дураком, если бы собирался подобным образом налаживать наши отношения. — Его голос смягчился. — Это были пустые угрозы, я просто никогда не смог бы поднять на тебя руку, что бы ты ни натворила. И честью клянусь, что так оно и будет всегда.

Они встретились глазами. Он вдруг увидел, что она вовсе не так уж беззаботна, какой хотела казаться. Губы ее дрожали, глаза блестели от еле сдерживаемых слез. Она положила руку ему на бедро, даже не заметив, как он сразу напрягся.

— Ты сделал кое-что похуже, — сказала она прерывающимся голосом. — Ты не ударил меня, Саймон, ты поступил еще хуже. Ты отнял у меня чувство собственного достоинства. Отнял право отказать тебе.

Она глядела на него так, что он не мог думать ни о чем, кроме ее боли.

— Я знаю это. И прошу простить меня. Я ни о чем так не жалел в жизни, как об этом своем поступке. Гнев затмил мне разум.

Она задумчиво вздохнула.

— Я понимаю, но ты довольно часто сердишься. Я не могу каждый день жить под страхом того, что ты можешь снова связать меня… и вообще делать со мной все, что захочешь. Я должна чувствовать себя с тобой в безопасности, а этого нет.

Он уже тысячи раз проклял себя за то, что в голосе ее сквозила такая мука. Сердце сжималось от того, как запросто он потерял ее доверие к себе только потому, что хотел во что бы то ни стало настоять на своем.

— Я хочу, чтобы ты снова стала доверять мне, Принцесса, — сказал он.

Он взял бы ее сейчас на руки, как дитя, и качал бы, утешая, но не мог. Впервые он понял, что она должна была ощущать при полной невозможности двигать руками. Руками можно и оттолкнуть, и обнять. Когда у тебя отнимают право этого выбора, остается такое чувство, что тебе отрезали руки.

Она отвернулась, прикусив губу, будто стараясь справиться с подступающими слезами.

— Я не могу больше доверять тебе, пока ты не поклянешься никогда меня впредь не связывать, никогда не использовать своего… таланта обольщения, принуждая меня к чему-нибудь.

Он посмотрел на ее страдающее лицо, и мысли его сами собой сложились в нужные слова.

— Клянусь. Клянусь никогда тебя не связывать, не применять силы, не делать тебе того, чего я не хотел бы, чтобы сделали со мной. Клянусь честью!

Ему легко было пообещать это. Он никогда еще не был себе так отвратителен, как сегодня, после того, как она вышвырнула его из комнаты. Даже сексуальное удовольствие не смягчило неприятного ощущения от того, каким подлым образом он это удовольствие получил.

Она кивнула, принимая его клятву, но не шевельнулась, чтобы его развязать.

— Я пообещал то, что ты просила, — сказал он, стараясь не выдать нетерпения в голосе. — Теперь освободи меня, Принцесса, чтобы я мог заняться с тобой любовью так, как ты этого заслуживаешь.

Она нахмурила красивое личико.

— Еще не время. Осталось еще одно.

С большим трудом сдержал он раздражение. Он слишком хорошо знал, какое обещание она потребует теперь, но все же спросил:

— Какое?

— Что ты отступишься от моего дяди.

Со стоном откинул он голову на подушку. Ну, разумеется, что же еще могла она потребовать. Ей мало отобрать у него тело и сердце, ей понадобилась и его душа в придачу.

Она торопливо говорила:

— Пусть его ловит кто-нибудь другой, Саймон. Мне не важно, что ты скажешь своим начальникам. Можешь во всем обвинять меня. Но ты не можешь продолжать на него охотиться.

— Камилла, ты прекрасно понимаешь, — сказал он мягко. — Мой долг арестовать его, а долг прежде всего.

Она вскочила с места и заходила по комнате, кулачки ее были сжаты.

— Ты делаешь это вовсе не потому, что тебе велит долг! Просто ты хочешь отомстить.

— Это не единственная причина. Я хочу добиться справедливости по отношению ко всем, кого он ограбил и убил. И тебе известно, что таких людей великое множество.

Он подтянулся и сел на кровати. Не мог он спорить с ней, лежа в такой расслабленной позе.

— Перестань, Камилла. Я же знаю, что ты не одобряешь то, чем он занимается. На военном корабле, который он погубил, были невинные люди. Они не заслуживали смерти. У них остались матери, жены, сестры.

— Мои родители тоже не заслужили смерти! Единственным преступлением моего отца перед теми английскими пиратами было то, что он выхватил большой куш у них из-под носа. И в отместку они его зарезали! — Она быстро смахнула слезы. — Поэтому дядя Жак обязан был отомстить им. Он гнался за ними, чтобы убить, и, когда военный корабль стал у него на пути, он смел это препятствие. Да, там был твой брат. Теперь ты задумал свою месть и вынашиваешь свой план убийства. Когда это прекратится, Саймон? Сколько людей должно умереть, прежде чем кто-то наконец одумается?

— А как же насчет справедливости? — прервал он ее. — Закон утверждает, что твой дядя разбойник. Ты давно знала, что в конце концов его поймают. Какая разница, я это сделаю или кто-то другой?

— Я не желаю, чтобы на руках моего мужа была кровь дяди. — Она подошла к кровати и села с ним рядом. —

Неужели так трудно это понять, Саймон? Каково мне будет с тобой жить, зная, что ты погубил моего дядю?

Ее слова вдруг подействовали. Саймону вспомнилось предупреждение генерала, что Камилла никогда не простит ему ареста Зэна. И теперь у этого предупреждения появился неожиданный смысл: как они будут жить, если она обвинит его в смерти своего любимого родственника? Как будет он смотреть ей в глаза по утрам и заниматься с ней любовью по ночам, чувствуя, что эта смерть стоит между ними?

Но, с другой стороны, как он будет жить с собой в ладу, не отомстив за Джорджа?

Он не отвечал, тогда она положила руку ему на грудь, голос ее дрогнул.

— Если ты не можешь пообещать, что не будешь принимать участия в его аресте, то хотя бы приложи все усилия, чтобы его не казнили.

Он открыл рот, чтобы заговорить, но она быстро прижала ладошку к его губам.

— Я знаю, что он заслужил это. Я знаю, что много людей погибло от его руки. Но это все потому, что он был одержим местью, как и ты сейчас. После этого он никого не убил. — Голос ее потеплел. — Он обо мне заботился, когда мне необходима была помощь. Саймон, я никогда бы себе не простила, если бы просто стояла в стороне и смотрела, как он идет на виселицу.

Он смотрел на нее с замиранием сердца. Ну и выбор! Отпустить Зэна или успокоить душу, отомстив за Джошуа. Жить счастливо со своей Принцессой или выполнить долг чести.

Он отвернулся и попытался все взвесить. Во время ареста Зэна наверняка будет бой, и вполне вероятно, что кто-то в пылу битвы пристрелит его. Не будет же она обвинять его в этом, если признает, что Зэн заслужил арест.

Кроме того, если морского разбойника приговорят к каторге, это, пожалуй, еще почище казни. Зэну так нравится бороздить моря и жить вольной жизнью, что куда страшнее для него потерять свободу, а не жизнь. А каторга — местечко не из приятных.

Саймон вздохнул и вновь посмотрел Камилле в глаза.

— Хорошо, Принцесса. Я сделаю все, что в моих силах. С радостным восклицанием она бросилась ему на грудь.

— О, Саймон! Спасибо! Ты даже не представляешь, как много это для меня значит, — она целовала его лицо, губы, щеки.

— Если ты действительно хочешь выразить благодарность, — проворчал он, — то можешь меня развязать наконец. Если, конечно, у тебя нет больше никаких условий.

Отшатнувшись от него, она зарделась.

— Нет… в смысле, конечно, я тебя развяжу. — Она потянулась к его запястью, и вдруг улыбка медленно расплылась по ее лицу. — Хотя…

Ему почему-то не слишком понравилось, как это прозвучало.

— Камилла, не знаю, что ты задумала, но…

— Мне так жаль, что столько усилий было потрачено впустую. А тебе не жаль? — Ох, как хитро поблескивали ее глаза! Она вновь задумчиво разглядывала его. И, надо сказать, было на что посмотреть. Все, что положено, торчало так вызывающе, что мысли у Камиллы могли возникнуть решительные.

— Камилла! — сказал он резко. — Сейчас же отвяжи меня!

— Нет уж, Саймон. Ты со мной поразвлекался? Теперь моя очередь, чтобы все было по-честному.

— Клянусь, Камилла, если ты меня не развяжешь…— Он с проклятием замолчал, когда она наклонилась и поцеловала его в такое место!.. — Упаси меня боже впредь дразнить женщин, — простонал он, чувствуя сильное возбуждение.

Она усмехнулась.

— Не волнуйся. Это будет не так страшно. Кто знает, может, я с тобой закончу как раз вовремя, чтобы ты успел часок-другой соснуть перед работой.

Она поцеловала его в живот, и он прикрыл глаза. Она убить его хочет. Его дорогая маленькая креольская женушка хочет просто-напросто убить его. Он ее научил, как это сделать, и теперь она намерена использовать весь полученный опыт, чтобы убить его удовольствием. Ну что ж. По крайней мере, он умрет счастливым.

20

Скажи, кого ты любишь, и я скажу, кто ты.

Креольская поговорка
Прошло два дня. Камилла решила, что она довольна сделкой, которую они заключили с Саймоном. Если дядю Жака должны арестовать, а она признала, что это правильно, то, по крайней мере, это не означает его смерти.

Странно, но Саймон, кажется, тоже был доволен. Он даже простил ее за то, что она его связала, тем более после того, как она показала ему, каково это — когда тебя мучают удовольствием.

Они больше не ссорились. Постепенно в близком общении открывались вещи весьма интересные. Камилла с удивлением узнала, что он такой ненасытный читатель, как и она. Он читал не только военную литературу, но также огромные фолианты о коммерции и торговле, например, «Путь к богатству» Бенджамина Франклина и его эссе «Федерал». Он даже делал пометки на полях, а она-то думала, что, кроме нее, этого никто не делает. Дядя Август, конечно, никогда не питал слабости к чтению, а вкусы тети Юджины ограничивались книжками по домоводству. Так что Камилла была в восторге, обнаружив столь близкие ей интересы мужа.

Но этим прелести жизни с Саймоном не ограничивались. Камилла была наслышана, что американцы — люди, лишенные чувства юмора и интересующиеся только работой, но обнаруживалось, что Саймон не меньше любого креола любит развлекаться. Танцевал он отменно. Он повел ее на бал и, лопаясь от гордости, приглашал на все танцы. Он играл в карты и рассказывал о своих приключениях из армейской жизни. В общем, он оказался еще лучшим другом, чем она надеялась.

Все шло так хорошо, что, когда на третий день Саймон с утра погрузился в задумчивость, она не знала, что делать. Они сидели в гостиной за завтраком. Она дважды попросила его передать хлеб, а он, казалось, не слышал. Он смотрел в окно, на залив, простиравшийся позади его дома.

— Саймон, — сказала она в третий раз. Он снова не повернул головы, и тогда она повторила чуть громче: — Саймон!

На этот раз он очнулся и посмотрел на нее:

— Ты что-то сказала?

— Я говорю это «что-то» уже пять минут. Что-нибудь случилось?

Он нахмурился, взял хлеб и принялся намазывать его маслом.

— Нет. А почему ты спрашиваешь?

— Ты сегодня какой-то тихий, как будто… голова у тебя занята совсем другими мыслями.

— Сегодня просто приходит корабль из Виргинии, вот и все. Наверное, я задумался… о доме.

Дом. Вдруг до нее дошло, что Новый Орлеан ему, в сущности, чужой. Она с трудом проговорила:

— Саймон!

— Что? — сказал он, жуя бутерброд.

— Ты как-то редко вспоминаешь об этом. Я имею в виду о Виргинии. Ты хочешь, чтобы мы потом туда переехали, когда у тебя закончится срок службы?

Он отложил хлеб и посмотрел на нее.

— Ну, пока я не был женат, я всегда рассчитывал вернуться. Ты же знаешь, мой младший брат там, и, надо признаться, я по нему соскучился. — Он помолчал. — А что ты об этом думаешь? Как насчет того, чтобы уехать из Нового Орлеана?

Уехать? Комок застрял у нее в горле. Она отвела от него взгляд.

— Честно говоря, я… я этого не учла. Мы об этом никогда не говорили, и я думала… Глупо, наверное. Надо было предполагать, что тебе захочется вернуться в родной город.

Некоторое время он ничего не говорил.

— Я собирался уволиться в запас после окончания миссии в Новом Орлеане, но теперь, когда у меня появилась жена, мне, наверное, придется задержаться в армии, — он виновато поглядел на нее. — Я не знаю, куда меня пошлют после этого, но я могу попросить генерала Уилкинсона, чтобы он подыскал мне место здесь.

Он задумался, потом продолжал:

— Но раз Нейлу удалось наладить папино дело… Знаешь, ведь этот дом я взял в аренду. А в Виргинии у меня свой дом. Не слишком большой, но собственный, где жили мои родители. Хотя сейчас в нем живет Нейл, но принадлежит он мне.

Она не отвечала.

— Виргиния — отличное местечко, чтобы растить детей. Это не то что Новый Орлеан, где процветают азартные игры, пиратство и каперство. Никакой суеты, тихо, спокойно. А в Ричмонде есть все, к чему ты привыкла здесь, он достаточно большой город.

Он наклонился к ней поближе, глаза его заблестели.

— Я откладывал деньги каждый год. И теперь мы можем позволить себе вполне обеспеченную жизнь. У детей будет все необходимое. Торговое дело моего отца пошло потихоньку, когда Нейл взял его в руки, и через несколько лет, я уверен, мы с ним сможем содержать две семьи — его и мою.

— Это… это замечательно звучит, — выдавила она из себя. Но она не могла поднять на него глаз. Тяжело было даже думать о возможном отъезде из Нового Орлеана, о том, чтобы навсегда оставить Дезире, и тетю, и малышей. Она за всю жизнь нигде, кроме этого города и Баратарии, не бывала, и теперь сердце ее замирало даже при мысли о том, что она может очутиться в самом сердце Америки.

Хотя, конечно, с ней всегда будет заботливый Саймон. И дети, много детей. Она даже мечтать об этом не смела. Если сравнить с тем, каким она раньше представляла себе свое будущее, это было просто волшебной сказкой.

— Камилла, — позвал Саймон с тревогой в голосе. — Как ты думаешь, сможешь ты быть счастлива со мной в Виргинии?

Она подняла на него взгляд и вдруг подумала: «С тобой я буду счастлива где угодно, если ты меня не разлюбишь».

Она украдкой вздохнула. Вот, значит, как дело обернулось. Она влюбилась в него. Это произошло совершенно неожиданно, она даже не заметила как. Вот глупая, влюбилась в человека, который ее вовсе не любит.

Когда она выходила за него замуж, она не просила любви и не ожидала ее. Но за последние несколько дней она обнаружила, что жаждет этого всем сердцем. Она хотела большего, чем удобный брак, где между мужем и женой царят спокойные, дружеские отношения. Дружба — это, конечно, неплохо, но теперь она страстно хотела любви.

Она склонила голову над чашкой кофе. Пресвятая Дева Мария, это истинная правда. Она хотела, чтобы он полюбил ее, потому что обнаружила, что сама любит его искренне и беззаветно. Но он не подавал виду, что испытывает к ней какие-нибудь чувства.

Слезы набежали ей на глаза. Кое-как справившись с ними, она вышла из-за стола. Не хотелось объяснять Саймону, Почему ей вдруг стало грустно до слез. А вдруг она признается ему в любви, а он отнесется к этому вполне равнодушно. Это убьет ее, наверняка убьет.

— Камилла, — проговорил он с беспокойством, глядя, как она торопливо идет к двери. Он вскочил и пошел за ней. — Камилла, нам совсем необязательно жить в Виргинии. Может, когда мой срок здесь подойдет к концу, я… ну не знаю, может, найду какой-нибудь другой пост, где-нибудь в правительстве…

— Нет, — воскликнула она. Благодарение богу, он совершенно не понял причины ее огорчения. — Нет, что ты. Я буду счастлива поселиться в Виргинии. Если, конечно, твой брат согласится получить креолку в невестки.

Саймон подхватил ее на руки.

— Думаю, он с этим как-нибудь смирится, — сказал он, посмеиваясь. Она как-то не подумала поинтересоваться причиной его веселья, поскольку была слишком занята собственными эмоциями.

— А если не смирится, так заставим, — добавил он. — Придется мне тогда взять кнут и выпороть сорванца.

Наконец ей удалось с собой справиться, и она подняла на него глаза.

— Послушай, Саймон, ты вечно грозишь кому-то физической расправой. Интересно, и часто ты выполняешь эти угрозы?

Он пожал плечами.

— Разок-другой и до этого доходило. Но я ни разу не поднял руку на человека, который того не заслужил.

Она отстранилась от него и вздернула бровь.

— И, конечно, ты всегда в роли высшего судьи, решая, кто что заслуживает?

— Ну разумеется.

Она засмеялась.

— А ведь ты довольно самонадеян. Тебе никто еще этого не говорил? Надеюсь, что у тебя не будет из-за этого проблем в один прекрасный день.

— Уже есть. Если бы я не был таким самонадеянным, я не осмелился бы целовать тебя в саду Уилкинсонов перед лицом бога и всех остальных, и тогда мы бы не поженились.

Очень тихо она спросила:

— А что, я представляю собой такую большую проблему?

Он усмехнулся и ущипнул ее за подбородок.

— Ужасная проблема, хуже не бывает, Принцесса. К счастью, я люблю проблемы такого рода. Очень даже люблю, как ни странно.

У нее перехватило дыхание. Он нагнулся поцеловать ее, и в глазах у него светилась невыразимая нежность. И тут в дверь гостиной постучали. Он повернул голову, на пороге стоял Луис.

— Простите, хозяин, но к мадам пришел посыльный. Он ждет ответа в прихожей.

Саймон вопросительно взглянул на нее, а она покачала головой. Они вместе спустились вниз. Посыльным оказался сын кучера Фонтейнов, который всегда выполнял разные поручения и доставлял письма. Он отдал ей письмо, и она торопливо стала читать.

Потом она с улыбкой обернулась к Саймону.

— Тетя Юджина приглашает нас сегодня в восемь вечера отужинать с ними.

— Сегодня вечером? — переспросил он с тенью озабоченности.

— Да. — Она безумно обрадовалась при мысли, что снова очутится вместе с семьей. — Ведь мы можем пойти, да? Я так хочу успокоить тетушку, что у нас все нормально. Они не были на прошлом балу, и я не видела ее со дня свадьбы.

Вороша ей волосы, он пробормотал с натянутой улыбкой:

— Да-да, разумеется, мы пойдем к ним. Сегодня. Ну да. Она пригляделась к нему, удивляясь, что же могло снова повергнуть его в задумчивое и рассеянное настроение, как с утра.

— Ты уверен? Мне показалось, что ты расстроился.

— Нет, ничего подобного, — твердо ответил он. — Мы, разумеется, пойдем.

Нет, все-таки что-то случилось. Возможно, он чувствовал неловкость от предстоящего совместного обеда с Фонтейнами, поскольку дядя Август не вполне одобрил их брак. Да, это, по-видимому, его и беспокоит. Но это пройдет, как только Саймон и Фонтейны пообвыкнутся друг с другом, а лучший способ этого добиться — это почаще вместе ужинать. Она быстро написала ответ тете и отослала мальчика.

Саймон уже надел пояс и шпагу, готовясь уйти. Камилла подошла к нему и положила руку ему на плечо.

— Саймон, они не все такие противные, как дядя Август.

Он посмотрел на нее долгим, непонимающим взглядом.

— Я знаю. Не волнуйся, Принцесса. Я буду рад пообедать с твоими родичами.

Затянув пояс, он вогнал в ножны клинок и надел шляпу.

— Мне пора. У меня еще уйма дел. Вернусь, как только смогу, постараюсь пораньше, — и он вышел.

Она смотрела ему вслед, и странное предчувствие зашевелилось в ее душе. Что-то его тревожило, что-то поважнее предстоящего обеда и даже поважнее его тоски по дому. Жаль, что он не говорит. Она поняла, что Саймон прячет от нее свои чувства намного чаще, чем ей казалось. Она надеялась, что когда-нибудь это изменится. А до тех пор ей придется довольствоваться мыслью, что по крайней мере он о ней немного заботится.

Это, конечно, не предел мечтаний, но все-таки что-то.

«Я должен сказать ей», — думал Саймон вечером, глядя, как Камилла одевается к обеду. Он хотел сказать ей все еще утром, но записка от Фонтейнов нарушила его планы.

Сегодня ночью Зэн собирается принести товары с берега к ним в дом. Саймон считал, что это товары с английского корабля, который старый пират атаковал у берегов Флориды неделю назад. Так что сегодня вечером тридцать специально отобранных солдат будут ждать сигнала Саймона, чтобы арестовать Зэна и его подручных, как только Саймон удостоверится в том, что лицензии на этот корабль не было.

С тех пор, как вчера они с генералом Уилкинсоном решили брать Зэна сегодня вечером, Саймон все колебался, говорить ли Камилле. Если он ей скажет, не будет ли она пытаться снова предупредить дядю, на этот раз впрямую? Он не хотел допускать такой мысли, но трудно представить, что она способна натворить. Потом подоспело это приглашение на ужин, и у него появилась новая причина не говорить ей. Теперь ему только придется появиться у Фонтейнов, немного побыть для приличия и, сославшись на срочные дела, оставить ее там на сколько душе угодно, а самому сбежать. Он надеялся, что Камилла пробудет у родственников достаточно долго, а тем временем все закончится. Дела складывались как нельзя лучше, на более удачное стечение обстоятельств нельзя и рассчитывать.

Но чувство вины пожирало его изнутри, как огонь, и буквально сводило с ума. Сколько ни старался он убедить себя, что так будет лучше, все равно он знал, что она ни за что бы этого не одобрила. Он смотрел, как она надевает украшения. Женщины предпочитают все знать, а уж Камилла со своими вечными обидами на отсутствие выбора…

Он сердито одернул бриджи на коленях. Проклятие, он не должен даже задумываться о таких глупостях. У него и без того есть над чем подумать перед предстоящей ночью. Не может же она ожидать, что он выдаст ей план секретной операции, касающейся ее только в том отношении, что преступник приходится ей родственником. А если бы это была другая подобная операция, неужели он тоже обязан был бы отчитываться перед ней? Тогда в чем же разница?

«А разница в том, — подумал он, — что, если все закончится успешно и Зэн очутится в тюрьме, Камилла взбунтуется». Она, конечно, признала необходимость этого ареста, но он был уверен — Камилла придет в бешенство. Она будет ненавидеть его еще долго после этого. Вот почему он и не хотел говорить ей. Он рассчитывал продержать ее в неведении как можно дольше…

Камилла поднялась из-за туалетного столика и повернулась к нему. И он просто остолбенел от восхищения.

Боже мой, как она прекрасна! Она всегда была красавицей, но в этом полупрозрачном вечернем платье она была неповторима. Шелк придал ее коже мягкое сияние, а губы казались алыми, как вишни. И что еще хуже, он знал каждый дюйм ее кожи на вкус. И он опять хотел ее. Хотел прямо сейчас. Кажется, он никогда не переставал хотеть ее. И если быть совершенно честным, ее ответные чувства мало принимались им в расчет.

— Ты готов? — спросила она, натягивая перчатки, с невинной обольстительной улыбкой.

Эта улыбка обезоруживала его. Он встал и проговорил низким голосом:

— Нет, не готов еще, — и с этими словами подхватил ее на руки и поцеловал.

«Завтра ты возненавидишь меня за то, что я сделаю с твоим дядей, — думал он, погружаясь в сладкое тепло ее губ. — Завтра ты меня возненавидишь, и я должен овладеть тобою еще раз до того, как это случится».

Если она и удивилась, то ничем этого не выдала. Как будто понимала всю силу его желания и разделяла его. Она даже не воспротивилась, когда он положил ее на кровать.

— Я хочу тебя, — сказал он, когда смог наконец оторваться от ее рта. — Хочу прямо сейчас.

— Я знаю, — улыбнулась она, и глаза ее блеснули в пламени свечей.

Другого ответа ему и не требовалось. И секунды не ушло у него, чтобы расстегнуться и поднять повыше ее юбки. Больше он не раздумывал, ничего не взвешивал, ни о чем не сожалел. Он растворился в ней, потерялся, и она отвечала ему той же страстью.

Все произошло быстро и бешено, как будто им обоим необходима была уверенность друг в друге и только так они могли обрести ее. Когда все закончилось, он поцеловал ее еще раз и отвернулся от вопроса в ее глазах. Чтобы не встречаться с ней взглядом, он покрепче прижал ее к своей груди.

— Саймон, — шепнула она, уткнувшись ему в рубашку. Он ничего не ответил.

— Скажи, что-то случилось?

— Нет, — солгал он.

Она взяла в ладони его лицо и повернула к себе.

— Ты скажешь мне, если что-то случится, правда? Он не мог солгать во второй раз. Просто язык не повернулся.

— Давай-ка лучше одеваться, — сказал он вместо ответа. — Не то опоздаем.

Он подумал, что она спросит опять, но она посмотрела на него испытующе и поднялась с неповторимой грацией.

Они оделись в тишине. Он чувствовал, что обидел ее, не поделившись своими тревогами, но он убеждал себя, что это к лучшему. Совершенно незачем волновать ее попусту, а потом, когда все кончится, он скажет.

Они вместе спустились по лестнице, но теперь оба немного сторонились друг друга. Он стоял у двери, сунув руки в карманы, а она разговаривала с Чучу, когда в дверь постучали.

— Ты ждешь кого-нибудь?

— Я заказал карету, чтобы добраться к Фонтейнам, — сказал он с вымученной улыбкой. — Вряд ли тебе понравилось бы волочить юбки по грязным улицам. — А еще он хотел быть уверенным, что она вернется домой невредимой, когда поедет одна ночью, ведь он уйдет раньше.

Она посмотрела на него нежными, сияющими глазами.

— Какой ты предусмотрительный, Саймон! Сердце разрывалось от чувства вины, и, не удержавшись, он сказал с горечью:

— Да, я прямо сама предусмотрительность.

Стук повторился, и он поспешил к двери. Взяв канделябр со столика в прихожей, он открыл дверь и замер на пороге, раскрыв рот.

Нет, это вовсе не наемный кучер стоял на лесенке со шляпой в руках. Это был молодой человек со светлыми волосами и такими же серыми, как у Саймона, глазами.

Это был его брат Нейл.

21

Где любовь, там и боль.

Испанская поговорка
Камилла услышала, как у Саймона сорвалось с губ это имя, но сначала не поняла, в чем дело. Потом он повторил:

— Нейл? — И человек, стоящий в дверях, улыбнулся.

— Добрый вечер, братишка. Голову даю на отсечение, что ты не ожидал сегодня моего появления.

Камилла с удивлением приглядывалась к незнакомцу. Брат Саймона. Об этом можно было догадаться с первого взгляда. Нейл Вудвард был более худощавой и молодой копией брата. Одет он был по моде и выглядел как джентльмен. В нем не наблюдалось ни единого намека на диковатость Саймона. Но глаза… Глаза были точно такими же.

Наконец-то она познакомится с кем-то из семьи Саймона. Возможно, ей удастся узнать побольше о своем молчаливом и скрытном муже.

— Черт возьми, конечно, не ожидал! — бормотал Саймон, хватая брата в крепкие медвежьи объятия. — Боже мой, как славно-то!

Нейл расхохотался.

— И я рад тебя видеть, старый плут. Но я просто ушам собственным не поверил, услышав на улице, что ты взял да и женился, ни словом мне не обмолвившись.

Камилла чуть не застонала. Ох, ну и повеселятся же они, разъясняя Нейлу причины их поспешной свадьбы. Интересно только, какую часть правды собирается Саймон открыть брату, о чем сочтет нужным умолчать.

— К тебе спешат два письма, в которых все объясняется, — ответил Саймон, к удивлению Камиллы. Она вообще не знала, что он написал письма. — Похоже, одно из них как раз отправилось на том самом корабле, с которого ты только что сошел, если я правильно понимаю.

— Прелюбопытная история, — Нейл глядел через плечо Саймона на Камиллу, которая ждала, чтобы ее представили. — А это, надо полагать, та безумная, которая избрала тебя в мужья?

Камилла больше не могла молчать и расхохоталась. Она встала рука об руку с Саймоном и сказала:

— Oui, месье, я та самая безумная. Теперь я вижу, что мы с вами найдем общий язык.

Нейл кинул на нее недоумевающий взгляд.

— «Месье»? Позволю себе высказать догадку, что вы не американка, мадемуазель?

— Теперь она американка, — прорычал Саймон. — И не мадемуазель, а мадам! — Тон у него был угрожающий и не оставлял сомнения, что за нее он будет драться до последней капли крови. — Нейл, это моя жена Камилла Гирон Вудвард, — сказал он. — Камилла, познакомься с моим невоспитанным братцем, его зовут Нейл Вудвард.

Она чувствовала взгляд Саймона, когда протянула руку Нейлу для поцелуя. Тот задержал ее и, когда Саймон бросил на него предостерегающий взгляд, рассмеялся.

— Что за очаровательная у тебя жена, братишка. Надеюсь, ей удается выносить твой властный характер.

— Вы тоже находите, что у него властный характер? — дразнила она Саймона. Она уже поняла, что они с Нейлом прекрасно поладят. И, приглашая его жестом в гостиную, она добавила: — Проходите, месье Вудвард. Я вижу, нам с вами есть что сказать друг другу о достоинствах и недостатках вашего брата.

Саймон казался странно подавленным, когда вошел следом за ними в комнату. Странно — потому что не так должен был нормальный человек встречать любимого брата. Насколько Камилла могла судить по разговору за завтраком, Саймон действительно любил младшего брата и очень скучал по нему. Так почему же он не радуется?

Камилла налила вина в бокалы и подала один своему деверю.

— Вы, должно быть, хотите пить, — сказала она, совсем позабыв, что они собирались на ужин к Фонтейнам. — Вы проделали немалый путь. Что привело вас так неожиданно в Новый Орлеан?

— Замечательная новость, вот что, — Нейл сделал глоток и обернулся к шедшему сзади брату. — Ни за что не поверишь, Саймон. Помнишь Пэдди О'Хара, ближайшего друга отца?

— Помню. — Саймон пояснил Камилле: — О'Хара был одним из торговцев мехом, и, даже после того, как отец перестал путешествовать в поисках товара, он продолжал поддерживать с ним дружеские отношения.

Нейл улыбнулся брату:

— Ну так вот. О'Хара вдруг приезжает совершенно без предупреждения и говорит, что привез мне деньги, которые задолжал отцу. Ну, думаю, должно быть, это небольшая сумма, несколько долларов… — Он помолчал для пущего эффекта, волнение было написано на его лице. — Но это оказалось больше, чем несколько долларов. Это оказалось тридцать тысяч долларов.

— Сколько? — в один голос воскликнули Саймон и Камилла.

Несколько мгновений Саймон таращился на брата, не в силах вымолвить ни слова. Наконец переспросил:

— Какого дьявола?..

— Оказалось, — продолжал Нейл, — что отец и несколько его друзей сложились и наняли корабль, чтобы он доставил из Индии шелк и серебро. Это было рискованное предприятие, потому что путь лежал мимо мыса Надежда, а это опасно, но капитан им попался опытный, и они надеялись, что дело закончится хорошо, — Нейл усмехнулся. — И оно действительно закончилось чертовски хорошо. После продажи товара и выплаты гонорара капитану они получили огромную прибыль. О'Хара привез нам долю отца. Представляешь, тридцать тысяч долларов?!

Саймон все еще не мог прийти в себя. Камилла сказала:

— Как это замечательно для вас обоих! — Она села на кушетку и одарила Саймона сияющей улыбкой. Раз судьба преподнесла ее мужу такой подарок, он теперь может делать все, что хочет. Может даже уволиться из армии, как он и планировал до женитьбы. — Разве это не прекрасно, Саймон?

Саймон, все еще не веря в такую удачу, потряс головой.

— Никак не возьму в толк. Это не дурацкая шуточка, а, братишка? Ты серьезно?

— Серьезней не бывает. Большую часть твоей половины я положил в банк в Ричмонде, в ожидании дальнейших указаний. — Нейл достал из внутреннего кармана шелковый кошелек и улыбнулся. — Но сколько-то из этих денег я привез тебе. — С этими словами он бросил кошелек Саймону.

Саймон поймал, и Камилла поняла, что кошелек был не из легких. Саймон открыл его и вытащил на свет горсть золотых монет.

— Невероятно! И отец ни словом не обмолвился об этом! Ни одним словом!

— Ну, ты же знаешь, каким он был. — Нейл сел на кушетку рядом с Камиллой. — Он никогда не говорил о том, что задумал, пока не увидит результата.

— В основном все его задумки ничем не кончались, — пояснил Саймон Камилле.

Нейл улыбнулся.

— Может быть, Госпожа Удача решила осчастливить его, хотя и поздновато.

Камилла начала понемногу осознавать, что может принести такая неожиданная удача не только Саймону, но и ей. Они могли теперь строить большие планы на будущее для себя и своих детей.

Их детей, подумала она с неожиданным удивлением. А что, если их первенец уже растет внутри ее? Что, если нынче он заронил в нее семя их будущего ребенка?

Она покраснела от этой мысли. Надеясь, что никто этого не заметил, она сказала Нейлу:

Ты действительно очень хороший брат. Приехал в такую даль, чтобы привезти новость и деньги, а ведь мог просто послать письмо.

Улыбка Нейла погасла на его губах.

— Вообще-то, я не только ради этого прибыл в Новый Орлеан. У меня тут осталось одно маленькое незаконченное дельце…

— Ах, вот как, — проговорила Камилла. Какое незаконченное дельце мог он иметь в Новом Орлеане? Ведь он приехал сюда впервые. — И какое же это дельце?

Вдруг Саймон забеспокоился:

— Перестань, Камилла, может, Нейл не хочет говорить об этом, — он послал Нейлу бледную улыбку. — Креолы намного менее скрытны со своими родственниками, чем мы, американцы.

И прежде чем Камилла начала оправдываться, что не считает свой вопрос дерзким ни для креолов, ни для американцев, Нейл заговорил:

— Да нет, я вовсе не против сказать вам двоим. К тому же твоя чудесная жена-креолка может дать мне совет, как быть дальше. Дело у меня деликатное, так просто не подступишься.

Теперь выражение лица Саймона стало и вовсе странным. Камилла могла поклясться, что в этом выражении присутствовало чувство вины. Но в чем же, господи, дело?!

— Не знаю, как вообще я могу что-то советовать, тем более если дело касается бизнеса, но я попробую, — сказала Камилла, обращаясь к новому родственнику.

С благодарной улыбкой Нейл взял ее за руку.

— Видишь ли, дорогая моя сестрица, я должен сказать кое-что такое, чего даже Саймон не знает. Дело в том, что я безумно влюблен.

Камилла все еще не была уверена, что сможет что-либо здесь посоветовать, но она обрадовалась, что Нейл избрал именно ее для своих признаний.

— Это прекрасно, — сказала она с улыбкой. Саймон тихо застонал, и она взглянула на него с удивлением. Почему он не радуется за своего брата?

— Она креолка, совсем как ты, — продолжал Нейл.

— Неужели! — воскликнула Камилла. — Вот уж не думала, что в Виргинии живет много креолов.

— Почему в Виргинии? — спросил Нейл с такой улыбкой, будто она сказала что-то ужасно забавное, и уточнил: — Конечно, она живет здесь.

Камилла уставилась на него во все глаза.

— Но как же ты с ней познакомился? Она что, приезжала в Виргинию?

— Нет, нет. Я встретил ее здесь в мой прошлый приезд. Пораженная, Камилла задала совсем уж глупый вопрос:

— Значит, ты уже бывал в Новом Орлеане?

— Да, конечно. Я был здесь пару месяцев назад, привез Саймону весть о смерти отца. И жил в его доме примерно три недели. Разве он не говорил?

Саймон пробормотал проклятие, и тут Камиллу осенило. Боже мой, два месяца назад Нейл был в Новом Орлеане. За это время он встретил креольскую девушку, в которую влюбился. Ох, нет, быть того не может! Саймон наверняка сказал бы ей что-нибудь по этому поводу. Он не стал бы ее обманывать. Ведь это так важно.

Но, взглянув на Саймона, она поняла, что не права. Чувство вины легко читалось в его глазах. Ей потребовались все силы, чтобы продолжать улыбаться Нейлу, пряча свою боль. Ей казалось, что кто-то вырезал сердце у нее из груди кухонным ножом.

Каким-то образом ей удалось произнести:

— Нет, мой муж не упомянул об этом.

Нейл не замечал царящего в комнате напряжения.

— В общем, на балу я встретил девушку, которая просто похитила мое сердце, так… — теперь он выглядел виноватым, — что я захотел жениться на ней. Но она мне отказала. Она сказала, что я недостаточно богат, чтобы содержать ее, — теперь в голосе его слышалась горечь. — Тогда я уехал. Я не мог находиться так близко к ней и без нее.

Нейл и Дезире! Наверняка! Она все еще не верила, но это многое проясняет. Вот почему Дезире так интересовалась семьей Саймона. «Ох, какая же я глупая, — подумала о себе Камилла. — Почему было не спросить, бывал ли здесь его брат. Но, разумеется, он не признался бы ей».

Слава богу, что Нейл вернулся. Хотя… для этого ли он вернулся?

— Но если она тебе отказала, зачем же ты здесь?

— Потому что… ну, у меня же теперь есть деньги. Хотя не думаю, что для нее это так много значит. По-моему, это было важнее для ее семьи, чем для нее самой, особенно для ее отца. Она предупреждала меня, что отец не позволит ей выйти замуж за бедного. Она так сказала и призналась потом, что не любит меня.

Он заговорил доверительно:

— Знаете, сначала, когда я это услышал, мною овладел гнев, и я поверил. Но потом, чем больше я думал… Ох, я знаю, это глупо звучит, но я все меньше верил, что она сказала правду. Может, расстояние затуманило мне голову, но я могу поклясться, что она любит меня так же, как я ее. Сегодня она обещает поговорить с отцом, а назавтра разбивает мне сердце. Это совсем не похоже на мою милую Дезире.

— Дезире, — выдохнула имя Камилла. Ее надули. Она доверяла Саймону, а он так ловко провел ее. Черт бы его побрал! Она посмотрела прямо в лицо своему вероломному мужу и, не обращая внимания на те явные угрызения совести, которые его терзали, сказала:

— Так ты знал об этом все время?

— Нет, Принцесса, не все время, — взмолился он. — Ты так настаивала, что это солдат, мне просто ничего другого в голову не пришло. У меня не было причины думать, что это Нейл.

Нейл недоуменно переводил взгляд с Камиллы на Саймона и обратно, но теперь ни один из них не обращал на него ни малейшего внимания. Камилла встала с кушетки.

— Не было причины? Я же говорила, что это кто-то близкий тебе. Я говорила тебе об этом с самого начала!

— Да, но я ни на секунду не предположил, что это может быть Нейл. — Саймон выглядел таким честным, что ей хотелось просто задушить его. — Каждый раз, как я об этом думал, я просто не мог поверить, что он так поступил бы. Я ничего не подозревал до того момента, как ты сказала, что Дезире расспрашивала о моем брате. Но тогда было уже слишком поздно.

— Пресвятая Дева Мария, — прошептала она, припоминая свой вопрос в ту ночь. Как Саймон растерялся, когда она спросила его о брате. Без всякой видимой причины он стал рассказывать о Джошуа. А все потому, что пытался скрыть правду о Нейле. А она ничего не заметила.

— Может, все-таки кто-нибудь объяснит мне, что тут происходит? — прорычал Нейл, тоже поднимаясь с места.

Камилла отмахнулась от его вопроса, стараясь вытянуть всю правду из своего презренного мужа.

— Ты говоришь, что тогда было уже слишком поздно? Слишком поздно, чтобы сообщить ему? Но я же могла бы назвать его имя Дезире? Вот все и выяснилось бы. Мы могли послать за ним!

— Как только я начал подозревать, я послал письмо…

— Ах, ну да, те два письма, о которых ты мне даже не обмолвился! — Этот негодяй продолжал молчать, зная, насколько это для нее важно! — Ты позволил мне все это время горевать, что Дезире не миновать теперь грязных лап месье Мишеля!

— Да что же это такое? — в отчаянии заорал Нейл.

В этот момент в дверь постучали, и Чучу доложила, что карета подана. В ушах у Камиллы стучало, но она услышала, как Саймон просил Чучу велеть кучеру подождать.

Обед у Фонтейнов! Она совершенно забыла о нем. Но теперь было еще более необходимо пойти на него, чем раньше.

— Учитывая все обстоятельства, я думаю, Нейл должен пойти с нами, — сказала она Саймону. — Ты согласен?

— Пойти с вами — куда? — воскликнул Нейл, по-прежнему ничего не понимая.

Камилла наконец обернулась к деверю:

— К Фонтейнам. Ведь ты только что говорил о Дезире Фонтейн, так?

Нейл был поражен.

— Да. Как ты узнала? И почему вы собираетесь на ужин к ее семье?

— Она моя кузина, — сказала Камилла, посылая Саймону очередной обвиняющий взгляд. — Мать Дезире — сестра моей мамы. Я жила у них до того, как вышла за твоего брата. — «Твоего негодного, презренного брата-подлеца», — подумала она с горечью.

Нейл глядел на нее во все глаза.

— Послушай, Принцесса, — прервал ее Саймон. Она чувствовала, что в голосе его сквозит уныние. Он знал, что его поймают, и ничего не мог поделать. — Все-таки нельзя действовать так бездумно. Нельзя просто притащить его к Фонтейнам и объявить…

— Почему нельзя?! — крикнула Камилла. — Он хочет пойти. Правда, Нейл?

Нейл все еще выглядел потрясенным, но, собравшись, пробормотал:

— Я не стал бы пропускать такую возможность. — Потом кинул взгляд на брата. — Я что-то совсем запутался. Скажи, как ты вообще узнал… обо мне и Дезире?

— Я не знал! — выкрикнул Саймон.

— Сначала не знал, — поправила Камилла. Она холодно посмотрела на него и обернулась к Нейлу: — Или по крайней мере говорил, что не знал.

— Камилла, — начал было Саймон.

— После того, как ты уехал, — продолжала она, — моя кузина призналась мне, что она… м-м… отдалась молодому человеку. Она была просто больна от любви, и я решила, что должна помочь ей. Я хотела отыскать ее возлюбленного, надеясь, что все уладится наилучшим образом. — Она не собиралась докладывать ему о беременности Дезире. Пусть кузина сама ему об этом скажет. — Она не выдала мне имени этого молодого человека, — продолжала Камилла. — Сказала, что уже слишком поздно, что она прогнала его. Все, что мне удалось выяснить, — это то, что он каким-то образом связан с Саймоном. Поэтому я отправилась к твоему брату просить его о помощи.

— Попросила?! — яростно взвыл Саймон. — Как бы не так! И это ты называешь «попросила». Странная, однако, у тебя память на события, Камилла.

Она пропустила это замечание мимо ушей и снова заговорила:

— Я, видишь ли, ошибочно решила, что ее любовником был один из солдат Саймона. И мы пытались выяснить, кто это.

— Так ты не знал? — повернулся к брату Нейл. — Ты даже не предположил, что это мог быть я?

Скрестив на груди руки, Камилла мрачно смотрела на мужа.

— Так что, Саймон? Может, объяснишь своему брату, как же ты не подумал о нем?

Саймон поглядел на них обоих и покраснел.

— Мне действительно не пришло это в голову, веришь ты или не веришь. Если помнишь, Нейл, ты ни разу даже не упомянул, что у тебя есть девушка, пока ты здесь был. Ни единого разу.

Камилла посмотрела на Нейла, надеясь на подтверждение. Он пожал плечами.

— Ну, да, в общем, это верно. Но ты… всячески предостерегал меня, чтобы я держался подальше от креольских дам. Мне как-то неловко было признаться, что я не последовал твоему разумному совету, — он потер подбородок. — Но после того, как Камилла рассказала тебе свою историю, ты должен был сообразить.

Она горячо согласилась с ним. Оба осуждающе уставились на Саймона, и тот наконец взорвался:

— Скажи-ка мне, братишка, вот если кто-то говорит тебе, что твой брат, честный, разумный человек, заделал ребенка девственнице и преспокойно удалился, ты бы в это поверил? Неужто ты не стал бы настаивать, что это сделал кто-то другой, а твой брат на такое не способен? Боже правый, ведь Камилла пришла ко мне с обвинением, что один из моих солдат обесчестил ее кузину и бросил ее с ребенком! Разумеется, я ни на минуту не подумал, что это мог сделать ты!

Нейл побледнел как полотно, а Камилла взорвалась от ярости.

— Я же хотела, чтобы Дезире сама сказала ему!

Нейл одновременно с нею воскликнул:

— Бросил с ребенком?! Моим ребенком?!

Саймон не обратил внимания на брата, изливая всю злость на жену:

— Я пытаюсь втолковать тебе, что не я один заблуждался. И не я развлекался с твоей кузиной.

Нейл направился к двери с каменным лицом.

— Я иду за ней. Хватит тратить время на пустую болтовню.

— Нет, — воскликнула Камилла и, подбежав, схватила его за руку. — Саймон прав. Тебе нельзя просто так ворваться в дом и увести Дезире, если хочешь остаться в живых.

— Меня это не волнует… — говорил Нейл, пытаясь стряхнуть Камиллу со своей руки, но не на ту напал.

— А тебя должно волновать! Если дядя Август тебя пристрелит, кто тогда позаботится о Дезире и ребенке? Кто спасет ее от брака с этим ужасным месье Мишелем?

— Что еще за месье Мишель? — застыл на месте Нейл.

— Богатый креол, — торопливые, гневные слова срывались с языка Камиллы. — Дезире согласилась выйти за него, чтобы у ребенка был отец.

— Да я его на кусочки разорву! — зарычал Нейл.

— Нет, не разорвешь, глупая твоя голова! — сказал Саймон, глядя на Камиллу. — Вот видишь, что ты наделала? Теперь этот чертов болван считает, что должен драться на дуэли с половиной населения земного шара. Дождется, что его застрелят, как барана.

— Ни с кем он не будет драться, — заявила Камилла твердо. — Слушай, Нейл, я думаю, мы с этим справимся без лишнего шума. Дезире действительно прогнала тебя. Она боялась, что отец, узнав обо всем, убьет тебя. Я этого не желаю, и Саймон, разумеется, тоже, не говоря уж о Дезире.

Ее слова, казалось, подействовали на Нейла, туман ярости рассеялся, и вернулась способность рассуждать здраво.

— Мне надо пойти к ней. Надо защитить ее от этого… этого месье… месье… черт с ним, как бы его там ни звали.

— Все будет прекрасно, — взяла Камилла его под руку. Ей пришла в голову любопытнейшая идея. — Если ты будешь следовать моему плану, то сможешь жениться на Дезире, никого не убивая. Пошли, я в карете тебе расскажу, по дороге к Фонтейнам.

Нейл вздрогнул.

— Ну ладно. Прокачусь с вами. Но если мне не понравится твой план…

— Тогда можешь сходить с ума и добиваться, чтобы тебя пристрелили, — прервала его Камилла. Они с Нейлом направились к двери, когда Саймон окликнул ее:

— Погоди, Камилла. Я хочу поговорить с тобой. Наедине.

Она замедлила шаг и обернулась к нему с бледным лицом:

— Мне нечего тебе сказать.

Он не слушал ее, а поймав взгляд брата, бросил ему:

— Иди к карете, мы догоним.

— Нет, останься! — приказала деверю Камилла.

Но Нейл послушался своего брата, даже при сложившихся обстоятельствах.

— Только недолго, — проворчал он, выпустил руку Камиллы и вышел, хлопнув дверью.

Теперь, оставшись одна с предателем-мужем, она встретила взгляд Саймона, чувствуя такую ярость, какой никогда в жизни не испытывала. Неужели он рассчитывал, что все это не выплывет наружу? Дева Мария, да он настоящий дикарь, невоспитанный, глупый американец! Он заслужил того, чтобы его отравили. Ведь если бы Нейл сегодня не появился, кто знает, что случилось бы с Дезире.

— Камилла, — начал он, — я знаю, что ты думаешь, но ты должна мне поверить. Я не врал, говоря, что не подозревал Нейла, пока не стало слишком поздно.

— Да как я могу поверить? — сказала она, сжав руки. — Даже если это и так, то почему ты не сказал, что моя кузина — несчастная шлюха, которая использует подвернувшуюся беременность, чтобы отхватить богатого мужа, правильно?

Лицо его стало пепельного цвета.

— Никогда я этого не говорил!

— Не говорил, но думал. И не важно, что это твой брат лишил ее невинности и едва не толкнул на гибельное замужество. Да, когда дело касается твоей семьи, то всех побоку. Когда же речь идет о моей семье, то тебе наплевать. Ты можешь позволить моей кузине родить внебрачного ребенка, лишь бы защитить твоего брата.

— Черт бы тебя побрал! — Он подошел и тряхнул ее за плечи, заставляя взглянуть себе в лицо. — Поначалу я не мог поверить, что это был Нейл.

— Конечно, хотя события были совершенно очевидны.

— Для меня это вовсе не было столь очевидным! Она взглянула ему в глаза, слезы обожгли ей веки.

— Ну да. Твой брат казался тебе святым. Не мог же Вудвард бросить беременную женщину. Ах, это так неблагородно. Поэтому ты поставил под вопрос невинность моей кузины, так? В конце концов, я же пиратская дочка, так почему моя кузина не может оказаться женщиной чуть ли не легкого поведения, верно?

У него дергалась щека.

— К тебе это не имело никакого отношения!

— Очень даже имело! Разве ты не понимаешь, Саймон? Ты никогда не доверял мне, даже после того, как мы поженились и… занимались любовью. — Эта мысль ранила ее больше всего. — Ведь я несколько раз упоминала, что любовником кузины был человек, который уехал отсюда не больше двух месяцев назад. А ты ничего не сказал. Ты направил меня по ложному следу.

— Не нарочно, — проговорил он бессильно, стараясь обнять ее.

Она вырвалась.

— Правда? Тогда почему же ты не дал мне возможности решить самой, Нейл это был или нет? Ты даже имени его не произнес, чтобы я ненароком не назвала его моей кузине.

Он помолчал.

— Да, это так, — виновато проговорил он наконец. — Должен был, наверное, но…

— Хотел оставить для себя маленькую лазейку: а вдруг твой брат все-таки не виноват, — закончила она за него. — И что мы с кузиной, опутав его, можем испортить ему жизнь.

— Неправда! — вспыхнул он. — Я, конечно, думал, что Нейл не виновен, но я и мысли не допускал, будто вы можете оклеветать его.

— Почему же ты тогда ничего не сказал мне?

— Черт возьми, Камилла, я не знаю, — он заметно нервничал. — Положился на волю случая. Теперь я вижу, как это было глупо, но тогда казалось единственно верным решением, — он слабо улыбнулся. — В конце концов, теперь это не имеет значения. Правда? Теперь же все в порядке?

Она смотрела на него, поражаясь. Как это похоже на Саймона. Раз в результате все наладилось, о ее страданиях можно забыть. Она отвернулась и открыла дверь.

— Да, конечно, — горько сказала она. — Все в порядке. Он поймал ее за руку и не дал уйти.

— Ну прости меня, Принцесса, — сказал он с болью в голосе. — Ну что мне еще сказать? Я был не прав, что держал это в секрете. Я бы рад все переделать заново, но, увы, это невозможно. По крайней мере, сегодня мы все уладим, верно?

— О, я-то постараюсь все уладить, Саймон, с тобой или без тебя.

— Я предпочел бы, чтобы ты воспользовалась моей помощью, — он предложил ей руку. Она посмотрела на него. Обида еще не прошла в душе, но тон у него был такой искренний, полный раскаяния, что трудно было отвергнуть его.

Она мрачно взяла его под руку.

— Я все еще сердита: на тебя, — предупредила она, когда они выходили.

— Я знаю.

Она искоса взглянула на него. Довольная улыбка тронула уголки его губ, вызывая в ней новый прилив гнева.

— Я не собираюсь забыть и простить тебя так скоро.

— Если ты сможешь сделать это до того, как Нейл и Дезире обзаведутся вторым ребеночком, я надеюсь выдержать, — примирительно сказал он.

На этот раз в голосе его неприкрыто звучала ирония.

— Ты действительно думаешь, что можешь заставить меня простить тебе все, что угодно, одними шуточками и ухаживанием?

Лицо его погрустнело, и он не поднимал на нее глаз.

— Не все, — сказал он устало. Что-то в его голосе было такое, что мурашки побежали у нее по спине. — Теперь я вижу, что ты нелегко прощаешь. Но я хочу помочь тебе преодолеть обиду. Можно?

Она спрятала пальцы в его кулаке. Помочь ей забыть обиду — это меньшее, что он мог сделать.

— Да.

Но после того, как все это закончится, она придумает, как показать ему, сколь сильно он обидел ее своим недоверием. Ложь — вот что ранит больше всего.

22

Кролик сказал: ешь все, пей все, но не все говори.

Креольская поговорка
К тому моменту, как карета подъехала к дому Фонтейнов, Камилла с удовольствием убедилась, что оба — и Саймон, и Нейл — одобрили ее план. Нейл значительно все упростил, сообщив, что уже нашел священника, который согласился обвенчать их с Дезире. Оказывается, он еще в прежний приезд договорился о необходимой церемонии, но Дезире как раз тогда решила, что все кончено, и он уехал. Зато на этот раз он первым делом отправился в ту же церковь и передоговорился заново.

Камилла улыбнулась ему. Нейл ей нравился. Он явно был влюблен и готов все сделать по правилам. Теперь, когда он вернулся спасти Дезире, Камилла могла простить ему все, что угодно. Все, кроме того, что у него брат — негодяй.

Когда карета остановилась перед воротами дома Фонтейнов, она обратилась к Нейлу:

— Как ты думаешь? Получится?

— Ты лучше меня знаешь своих родственников, но думаю, да, получится, должно, по крайней мере, — он улыбнулся ей. — Я подожду, когда ты выведешь ко мне Дезире. Если тебе не удастся склонить их на мою сторону, я просто-напросто устрою похищение и увезу ее в Виргинию. Корабль отплывает послезавтра. Если я не услышу от тебя, что все в порядке, мы с Дезире уплывем.

— Хорошо, — она пожала ему руку. — Но я очень надеюсь, что ты здесь пробудешь еще долго, Вудвард.

Саймон вышел из кареты и ждал, чтобы помочь ей спуститься. Он тихо спросил:

— Ты уверена, что это сработает?

— Уверена, — кивнула она, когда они шли к воротам. — Ты же знаешь, что сейчас дядю Августа больше всего волнуют деньги. Новоявленное богатство Нейла сразу превращает его в завидного жениха.

— Ты действительно думаешь, что Фонтейн все забудет только из-за этого богатства?

Она помедлила с ответом, потом вздохнула.

— Не знаю. Но тетя Юджина и Дезире меня поддержат. Когда на стороне Нейла будет столько голосов, дядя Август вынужден будет прислушаться.

Саймон скептически фыркнул, но она проигнорировала его реакцию. Она страстно желала, чтобы все закончилось хорошо. Она задолжала Дезире этот счастливый финал.

Стоило им войти, как поднялся оглушительный гомон. Все заговорили одновременно: тетушка справлялась о здоровье Саймона, Урсула рассказывала о своем последнем увлечении, а дядя Август кричал на мальчиков, чтобы не путались под ногами.

Тетя Юджина наконец затащила Саймона в гостиную, а Камилле велела сходить за Дезире, что было очень кстати. Едва тетя отвернулась, как Камилла схватила с вешалки пальто и со всех ног бросилась наверх по лестнице.

Она обнаружила Дезире в спальне, девушка сидела на постели, отрешенно перебирая пальцами бахрому балдахина.

— У меня есть для тебя славная новость, дорогая, — выпалила Камилла без лишних слов.

Дезире взглянула на нее и радостно улыбнулась.

— О, Кэмми, ты уже здесь, а я думала, что мне показалось, будто карета подъехала.

Камилла села рядом с кузиной и взяла ее руку в свои.

— Мы с Саймоном привезли гостя.

— Какая прелесть. И кто же это?

— Брат Саймона, Нейл. — Дезире так сжала кулачки, что Камилла едва не вскрикнула. Она смотрела на кузину с любовью. — Ведь это он, твой любимый?

— Он правда здесь? Внизу?

— Нет, не в доме. Он в карете тебя дожидается. Выпустив руку Камиллы, Дезире вскочила и подбежала к окну.

— Не может быть.

— Да ты послушай меня. Он не может без тебя жить, так он сказал, поэтому и вернулся, чтобы уговорить тебя выйти за него замуж.

Дезире зажала рот ладонью и обернулась к Камилле с выражением ужаса на лице.

— Но, Кэмми, это невозможно! Папа дал согласие месье Мишелю!

— Не глупи, — Камилла подошла и обняла Дезире. — Месье Мишель как-нибудь отыщет другое молодое тело, которое выносит ему наследника, поверь мне. Пусть найдет девушку, которая еще не успела никого полюбить.

— Папа убьет Нейла, — прошептала Дезире. Но по ее тону Камилла поняла, что она готова рискнуть. — Он наверняка убьет его за такое оскорбление.

— Позволь нам с Саймоном об этом позаботиться. Скажи мне честно, дорогая, ты его любишь? Ты хочешь за него замуж?

— О, хочу, всем сердцем! — воскликнула Дезире. — Но папа…

— …не будет становиться у тебя на пути. Поверь мне. Я знаю, как расположить дядю Августа к молодому человеку, — она убрала непослушную прядку волос с лица Дезире. — Твоя любовь ждет тебя, и если в течение ближайших пяти минут ты не выйдешь, он возьмет дом штурмом. И вот тогда дядя Август наверняка убьет его. Так что выбирай. Ты хочешь прогнать отца твоего ребенка и единственного человека, которого ты любишь, или, может, рискнешь забыть о своем папа и ужасном месье Мишеле?

Дезире думала не больше секунды и ответила с сияющими глазами:

— Я знаю, что поступаю плохо и глупо, но я рискну.

— Отлично! — сказала Камилла, обнимая кузину. — Тогда пошли, нужно пробраться к карете, чтобы никто не заметил.

— Дай мне сначала написать записку мама и все объяснить.

— Ну, не все, надеюсь, — проворчала Камилла. — Иначе мы тут просидим до утра. — К счастью, Дезире с таким нетерпением ждала встречи с любимым, что записка получилась довольно короткой.

Крадучись, тихо, как кошки, они пробрались в галерею за домом. Лестницей черного хода почти никогда не пользовались. Во дворе никого не было. Из освещенного окна гостиной падал квадрат света, и по земле бродили тени. Кажется, все были наверху.

Но из гостиной двор был прекрасно виден.

— Возьми мое пальто, — сказала Камилла, набрасывая его на плечи Дезире. — И накинь капюшон. Если тебя кто-то и увидит, то подумают, что это я иду.

— Да, но они спросят меня, куда это я направляюсь.

— Ну, и притворись, что ты — это я. Скажи, что ты что-то забыла в карете. — Она достала из глубокого кармана своего пальто шаль, которая могла пригодиться ей позже.

— А как ты объяснишь, что пропало твое пальто?

— Господи, нашла о чем волноваться, — Камилла даже ногой притопнула. В любую минуту ее могли начать искать, удивившись, почему она так долго зовет Дезире. — Иди скорее, Нейл ждет. Он уже договорился о венчании, нашел священника. Так что ты в надежных руках, и я о тебе не волнуюсь. До встречи.

Дезире улыбнулась ей дрожащими губами.

— Я всегда была в надежных руках благодаря тебе. Спасибо, Кэмми. Я никогда не забуду, что ты для меня сделала.

— Давай, давай, беги, — Камилла легонько подтолкнула ее к лестнице.

Дезире помчалась по лестнице довольно быстро для беременной женщины. Камилла затаив дыхание смотрела, как она перебегает освещенный двор. И лишь когда кузина добралась до ворот и без труда открыла их, Дезире успокоилась.

Жаль, она сама не может испытать такого счастья. Она услышала, как тронулись лошади, увозя карету подальше от этого дома, и вздохнула. Камилла поднялась по лестнице, но в доме царил такой гам, что ее все равно никто не услышал бы. Она прошла через холл и вошла в комнату, полную народа.

— Ага, вот и она, — воскликнула тетя Юджина. —

Я видела, как ты выходила минуту назад, так, значит, я не заметила, как ты вернулась. Куда ты бегала?

— Забыла шаль в карете, — соврала Камилла, картинно накидывая ее на плечи.

— А где наша Дезире? — спросила тетя. — Я думала, ты пошла за ней. Ты ведь довольно долго пробыла наверху.

— Я знаю. Дезире неважно себя чувствует, так что мы немного поболтали, и я оставила ее в покое, пусть отдыхает.

— Неважно себя чувствует? Ох, батюшки! — вскочила со стула тетя Юджина. — Может, пойти к ней, посмотреть, что стряслось?

— Да нет, не стоит, — поспешила уверить ее Камилла. — Думаю, она как раз уснула, и незачем ее беспокоить. — Нужно дать Дезире и Нейлу достаточно времени, чтобы они успели обвенчаться.

Она уселась на кушетке рядом с тетей, хотя Саймон сидел в одиночестве на софе. Он удивленно поднял бровь, но вслух ничего не возразил.

— У меня есть для тебя новости, — сказала Камилла тете Юджине, бросив взгляд на дядю в надежде, что тот прислушается.

— Какие новости, дорогая?

— Саймону достались большие деньги.

— Правда? — навострил ушки дядя Август. Саймон смотрел на нее с удивлением. Она объяснила про приезд Нейла и про то, какие он привез новости.

— Но это же замечательно, дорогая моя! — заметила тетя. — Вы с майором, конечно, ужасно рады. — Взгляд, который она метнула в сторону дяди Августа, означал: «Я же говорила, что майор будет хорошей парой для Камиллы».

— Да, мы так взволнованы, — кивнула Камилла и вернулась к разговору о Нейле. — Но это удача не только для нас, но и для брата Саймона.

— Ну, разумеется, — улыбнулась тетя Юджина. — Почему же вы не привезли его с собой?

Камилла предвидела такой вопрос и не задержалась с ответом.

— Мы, конечно, пригласили его, но он очень утомился от длительного путешествия. Однако вы с ним скоро познакомитесь.

— Возможно, даже скорее, чем вы думаете, — вставил Саймон.

Камилла кинула на него недовольный взгляд.

— Похоже, эти деньги пришлись весьма кстати. Вудвард-младший, знаете ли, успешно ведет свое торговое дело в Виргинии, а такая неожиданная удача поможет ему стать хозяином одного из самых больших концернов в штате.

Теперь дядя Август всерьез заинтересовался.

— Неужели? — взглянул он на Саймона. — Наверное, славный молодой человек ваш брат, майор Вудвард?

— О, да, — ответила за мужа Камилла. — Нейл очень славный. Он умный, воспитанный и отлично умеет обращаться с деньгами и капиталовложениями. Он прямо непревзойденный финансовый гений, правда, Саймон?

Саймон с трудом погасил предательскую улыбку.

— Ты совершенно права, дорогая моя женушка, «непревзойденный».

Камилла увлеченно продолжала:

— И он не то что некоторые американцы, которые ничего не смыслят в культуре и искусстве. Он очень вежливый и образованный, говорит на французском и танцует…

— Жду не дождусь такого приятного знакомства, — прервала ее тетя Юджина. Теперь она смотрела на Камиллу со странным выражением на лице.

— И сейчас, когда ему так повезло, он наверняка станет солидной фигурой в обществе, — гнула свою линию Камилла. Она просто обязана заинтересовать дядю Августа деньгами Нейла. Тогда он, наверное для виду, станет возражать против свадьбы. — Та, которую он выберет в жены, будет жить спокойно и счастливо.

— Думаю, все тебя поняли, — немного резковато сказал вдруг Саймон. — Если ты скажешь еще хоть слово про моего замечательного брата, могут подумать, что у меня есть повод ревновать тебя к нему.

Камилла несколько растерянно оглядела слушателей. Судя по тому, как пылало лицо ее кузин, с каким натянутым выражением сидела тетя и как мрачно ухмылялся дядя, она действительно немного переборщила. Благодаря стараниям заронить в их сердца добрые чувства к Нейлу она почти убедила родственников, что заводит шашни за спиной Саймона.

Она расхохоталась.

— Ой, Саймон, какая чушь! Не могут же они всерьез такую глупость придумать. — Она поднялась и пересела к Саймону на софу, взяла его руки в свои и поцеловала в щеку. — Неужели я способна заинтересоваться кем-то, кроме тебя!

Кажется, это убедило всю ее родню, а Саймон одарил ее загадочным взглядом. Едва разговор переключился на другой предмет, она попыталась отнять у него руку, но он не выпустил. Не могла же она отбиваться от него, когда на нее направлены взгляды всего семейства Фонтейнов.

Он решил воспользоваться этим и принялся поглаживать ее руку и выписывать большим пальцем круги на тыльной стороне ее ладони, от чего у нее забегали мурашки по коже. По телу против ее желания разлилось приятное тепло. Он был настоящим дьяволом, ее муж. Всего несколькими легкими движениями он заставил ее забыть все на свете, кроме той страсти, с которой он любил ее всего несколько часов назад.

Щеки ее раскраснелись. Почему этот проклятый американец имеет над ней такую власть? После того, как он оскорбил ее и поставил под удар всю ее семью, ее все равно заботило, что он чувствует, что он думает. Это нечестно. Просто нечестно.

Когда наконец пригласили к столу, она обрадовалась, что теперь между нею и Саймоном будет хоть какая-то дистанция. Но он все не выпускал ее руки.

Вместо этого он наклонился к самому ее уху и прошептал:

— Давай я сам буду петь дифирамбы моему брату. Я же лучше его знаю, и выглядеть это будет менее подозрительно.

Она огляделась, не слышат ли их, но в комнате никого не было, все поспешили занять места за обеденным столом. Она не удержалась и пробормотала в ответ:

— Еще пару недель назад что-то было не заметно, чтобы ты так жаждал помочь.

— Пару недель назад я не был уверен, что именно мой брат был избранником Дезире. Что бы ты там ни думала, но это правда.

— Неужели? — она резко вырвала руку из его ладоней. — Я, кажется, больше не разбираюсь, где у тебя правда, где ложь.

— Ну, этому ты можешь верить. Я так же заинтересован в удачной женитьбе моего брата, как ты в замужестве кузины. И если это принесет счастье им обоим, я приложу все старания, чтобы помочь им этого добиться.

Взгляд его был таким честным, таким умоляющим и виноватым, что оставалось только выкинуть из головы весь свой гнев и броситься в его объятия.

До них донесся голос тети Юджины:

— Ну что, вы идете ужинать-то?

Это мгновенно разрушило чары, которыми он ее околдовал.

— Да, идем, — откликнулась Камилла, отворачиваясь от Саймона и направляясь к двери.

Остаток вечера она старалась сохранять дистанцию, к счастью, тетя Юджина посадила их по разные стороны стола, и Камилла упрямо избегала взгляда Саймона.

Ужин был выше всех похвал. На первое был черепаховый суп, затем подавали вишни, пирог с устрицами, жареную утку с ветчиной и десерт. Тетя Юджина явно хотела поразить их и превзошла самое себя.

Саймон сдержал слово и снова заговорил о брате. Он действительно лучше ее знал Нейла и так расписал его достоинства, что и Урсула, и тетя Юджина вновь загорелись желанием с ним повстречаться как можно скорее.

Все шло хорошо, вот только Камилла случайно опрокинула бокал красного вина. Пока она пыталась вытереть лужицу салфеткой, все Фонтейны с ужасом смотрели на красное пятно, а тетя Юджина перекрестилась. Камилла заметила, что Саймон смотрел на них, как на сумасшедших, и объяснила:

— У нас есть примета, что пролитое красное вино предвещает пролитую кровь.

Она думала, что он посмеется над такими глупостями, но он напряженно спросил:

— И вы в это верите?

— Ну, разумеется, нет, — сказала она уверенно, хотя себе призналась, что это ее обеспокоило. Она посмотрела на встревоженную тетушку и убедительно сказала: — Тетя, ведь Саймон — солдат. А значит, вполне может случиться и кровопролитие. Так что даже если примета сбудется, то это подтверждает только то, что мы и так знаем. Солдат всегда проливает кровь — свою или чужую, рано или поздно.

Рано или поздно… Пресвятая Дева Мария! Она напомнила себе, что это всего-навсего глупая примета и наверняка ничего не означает, но не могла забыть, что дядю Жака скоро должны арестовать.

Хотя не она одна расстроилась по этому поводу. После этого разговоры как-то притихли, а Саймон вообще рта не раскрывал. Наверное, обиделся, что жена его так свободно рассуждает о наиболее неприятных сторонах его службы. Она пыталась заговорить о чем-нибудь другом, но беседа не завязывалась.

Они как раз закончили пить кофе, когда Саймон вытащил из нагрудного кармана часы и, посмотрев, вздохнул. Обернувшись к тете Юджине, он выдавил из себя улыбку и сказал:

— Простите меня за невежливость, мадам, но, боюсь, я вынужден уйти. У меня нынче вечером намечено одно очень важное дело.

Камилла глядела на него, пораженная. О чем он говорит? Он ни словом не обмолвился об этом раньше.

— Сейчас? Дело? — изумился дядя Август. Ни один креол не покинет стол с яствами ради какого-то дела.

Саймон не смотрел на Камиллу.

— Боюсь, что дело не терпит отлагательства. Но Камилла может остаться. Я знаю, как она ждала этого вечера, и будет очень грустно, если она уйдет рано.

Тетя Юджина заговорила взволнованно:

— Но как жаль. Неужели никак нельзя…

— Нет, я должен идти, — твердо сказал он, поднимаясь из-за стола. — Примите мои извинения. И, пожалуйста, убедитесь, что она доберется до дому в целости и сохранности. Я… э-э… позабыл оставить кучера.

Тетя, хотя и разочарованная тем, что он уходит, кивнула. Не в ее характере было спорить с мужчиной, когда намерения его не оставляют сомнения.

Саймон взглянул на Камиллу:

— Оставайся в гостях сколько хочешь. Я вернусь домой очень поздно.

Столь неожиданно обнаружив, что он скрывал от нее правду о Нейле, она и теперь насторожилась, услышав про какое-то внезапно возникшее таинственное «дело». Он направился к двери, и тут она услышала свой голос, будто откуда-то издалека.

— Извините меня, — произнесла она, запинаясь. — Я сейчас вернусь.

Камилла поспешила следом за мужем, но догнала только у ворот.

— Саймон! — крикнула она.

Он медленно повернулся. Даже при лунном свете она увидела, как печально его лицо.

— Какие такие дела у тебя могли возникнуть так поздно?

Он бросил взгляд на дом и тихо сказал:

— На самом деле тебе лучше не знать.

— Нет, мне нужно знать. Ты ни о чем не предупреждал меня, когда мы собирались принять приглашение. — Она вдруг вспомнила, как он хотел отказаться сначала от этого ужина. Сердце ее сжалось. Она подошла к нему вплотную. — Саймон, что происходит?

Глядя на его понурый и растерянный вид, она все больше волновалась.

— Лучше иди и развлекайся с тетей и дядей. Я все объясню завтра.

Камилла упрямо последовала за ним, выйдя за ворота, и вдруг остановилась как вкопанная, заметив ожидавшего его солдата. Он сидел на лошади и держал в руках поводья лошади Саймона. Не заметив ее в тени, солдат сообщил:

— Ружья на месте, сэр, и Робинсона держат в вашей конюшне, ждут вашего прибытия.

Ружья? Робинсон в их конюшне? Сержант-предатель, который представил Саймона дяде Жаку?

Она вдруг все поняла, и кровь отлила от ее лица.

— Это произойдет сегодня, да? — прошептала она. — Ты сегодня его арестуешь.

Испуганный взгляд солдата упал на нее, он было начал бормотать какие-то извинения, но Саймон резко прервал его:

— Спасибо, капрал. — Он хмуро принял из рук растерянного подчиненного поводья. — Можете вернуться. И скажите там, что я еду.

Она проводила глазами отъехавшего солдата и посмотрела на Саймона взглядом, полным отчаяния:

— Сегодня!

Он грустно кивнул.

— Сегодня. В полночь он приезжает к нам домой с ворованными товарами.

Она вдруг поняла, почему Саймон так странно вел себя утром и почему он с такой жадностью занимался с ней любовью. Он уже знал, что надвигается и как она на это отреагирует.

— Это ведь не сюрприз для тебя, правда, Принцесса? — пробормотал он. — Ты же знала, что в один прекрасный день это случится?

— Но ты ничего не сказал…

— Я подумал, что тебе легче будет ничего не знать… пока это не кончится.

Она почувствовала, как ею овладевает гнев. Он и это хотел от нее скрыть так же, как проделки Нейла.

— Нет, ты не это подумал, — выпалила она. — Ты подумал, что я помчусь предупреждать дядю.

— Дело не в этом, — попытался было он возразить, но по его лицу было видно, что она права.

— Ты ничего не сказал потому, что не доверяешь мне. — Она почти кричала. — Действительно, как ты можешь доверять своей жене! Она всего лишь женщина и к тому же креолка.

— Перестань, ты не так меня поняла, — он шагнул к ней, бледный и взволнованный.

— Как раз так, признайся, Саймон. Тебе нравится иметь жену, когда речь идет о чистом доме, хорошей еде, постельных удовольствиях. — Слова без промедления соскакивали у нее с языка. — Ты хочешь, чтобы я согревала тебя в постели, но когда дело доходит до действительно важных вещей…

— Карамба, черт подери, Камилла! — прервал ее Саймон. — Ну как я могу тебе доверять, ведь ты у меня за спиной уже пыталась срывать мои планы. Твой характер непредсказуем, ты бросаешься в такие рискованные мероприятия, в которые сам дьявол побоялся бы лезть. — Тон у него стал неприязненным. — Ты говоришь, жена нужна мне только для ведения хозяйства и любовных игр. Ну что ж, у меня ведь нет выбора, правда? Ты же ничего больше и не желаешь дать. Я даже в преданности твоей не уверен. Она вся в распоряжении Дезире и дяди Жака. Вряд ли что останется для собственного мужа, — он резко оборвал речь, отвернулся и быстро пошел к лошади. — Нет у меня на это времени, — пробурчал он, взбираясь в седло.

Она подоспела к нему как раз вовремя, чтобы успеть выхватить гневно поводья у него из рук. Как мог он так просто развернуться и уйти от разговора!

— Так ты о преданности заговорил? Дезире и дядя Жак завоевали мою преданность, год за годом заботясь обо мне. Никто из них ни разу не солгал мне!

Он смотрел на нее, глаза его сверкали.

— Боже правый, как я устал выслушивать упреки по поводу того, как я плохо с тобой обращаюсь! Я сделал тебе предложение, хотя и не обязан был этого делать. Я предоставил тебе свой дом, свое имя… — он понизил голос, — свою нежность. Но тебе все