КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420149 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200550
Пользователей - 95501

Впечатления

Serg55 про Буркина: Естество в Рыбачьем (с иллюстрациями) (Эротика)

не осилил, секса много однообразного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Грон: Шалость Судьбы (Фэнтези)

нормальная дилогия, в обычном стиле: девушка в академии, в конце любовь счастливая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Хозяйка хрустальной гряды (Любовная фантастика)

уже по сумбурной аннотации ясно, что читать не стоит.
но я открыл. знаете, чем начинается? эту дуру, ггню, сбила насмерть машина, и её отвезли в морг. потом тройка абзацев - описания: как чувствует себя труп-ггня в морге - холодно ей, оказывается, трупом-то. (а я подумал, что афторша не курила, похоже - инъекции).
а потом этот труп-ггня восстала, на опознании родственницей.
а я - закрыл файл.
то, как эта снежная (???) ал-ндра шифруется, блокируя свои "шедевры", и отсылая дерьмо-письма денежным читателям, которые готовы с остальными поделится текстами "шедевров", уже понятно, что на такой особе - нужно экономить.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Купчиха (Любовная фантастика)

потрясающе.)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Гончарова: Маруся-2. Попасть - не напасть (Фэнтези)

Интриги, расследования, тайны! А главное - абсолютно непонятно, чем же все закончится...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: На Пороге Дома (Фэнтези)

написана в 2014 году, значит пятой книги не будет, жаль.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Никаких обещаний! (fb2)

- Никаких обещаний! (пер. А. Ильина) (а.с. Средиземноморские невесты-2) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1626) 335 Кб, 93с. (скачать fb2) - Люси Монро

Настройки текста:



Люси Монро Никаких обещаний!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Поверни-ка голову налево. Вот так, умница, Амбер!

Солнце палило нещадно, однако Амбер Тейлор не жаловалась. Рекламные съемки в Испании стали для нее первой солидной работой.

Амбер было двадцать четыре года. В этом возрасте можно либо добиться славы в модельном бизнесе, либо так и остаться посредственностью. Будучи еще подростком, она во многом себе отказывала ради карьеры фотомодели. Ей приходилось недосыпать, забыть про сладости и развлечения.

Мать Амбер, Хелен Тейлор, была вдовой. Она вырастила дочь в одиночку, пожертвовав ради нее своей карьерой. Именно Хелен заботилась о том, чтобы Амбер постоянно была в хорошей физической форме, и даже наняла для нее тренера по фитнесу.

Поддержка матери значила для Амбер очень много, и она рассчитывала непременно добиться успеха в модельном бизнесе.

– А теперь с видом триумфатора возьми телефон и улыбнись!

Амбер выполнила пожелание фотографа и ослепительно улыбнулась.

Внезапно кто-то присвистнул, и у Амбер по спине побежали мурашки. Она почувствовала, что за ней наблюдают.

Собрав волю в кулак, девушка сосредоточилась на фотосьемке, однако неизвестный снова присвистнул. Амбер съежилась, ее охватила досада. С какой это стати она так реагирует на обычный свист?

– Сделайте перерыв! – раздался властный мужской голос. Незнакомец говорил с легким испанским акцентом.

Фотограф объявил перерыв для всех. Амбер положила на стол сотовый телефон – образец рекламируемого товара. Едва она собралась надеть прозрачную накидку, как увидела, что некий мужчина уже держит ее в своих руках.

– Давай, дорогая, закрой свою роскошную кожу от солнца.

Амбер нехотя позволила мужчине надеть ей на плечи накидку. Она никогда не видела его прежде, однако у нее сразу возникло странное ощущение, будто они близко знакомы. Это немного напугало девушку.

– Кто это додумался устраивать фотосъемки в такую жару? – громко спросил мужчина.

– Сейчас очень удачное освещение, сеньор Менендес, – испуганно произнес менеджер рекламной кампании, а фотограф поспешно ретировался со съемочной площадки.

– Разве после обеда не следует отдыхать?

– Прошу прощения, сеньор, но если бы мы знали, что вы захотите понаблюдать за фотосьемкой, то устроили бы ее в другое время.

Мужчина, все еще стоявший за спиной Амбер, рассмеялся.

– А я не о себе беспокоился.

Амбер снова съежилась и сделала шаг в сторону, желая избавиться от прикосновений незнакомца, который положил руки ей на плечи. Прежде ни один мужчина не вызывал в ней такого отклика.

Она повернулась лицом к мужчине. Да, это определенно бы Мигель Менендес – владелец дочерней компании сотовой телефонии, для которой, собственно, и устраивалась эта рекламная съемка. Дед и отец Мигеля руководили этой компанией, а он сам отвечал за рынок сбыта.

Амбер досконально изучила компанию семьи Менендес, а также продукцию, которую она выпускала. Ее мама часто говорила, что нужно быть заранее подготовленной к любому повороту событий.

Мигель Менендес был высок и прекрасно сложен. Он обладал аристократическими чертами лица и волнистыми черными волосами. Взгляд его серых глаз был заинтересованным и чуть насмешливым. У Амбер при виде этого красавца подкосились колени. Ей вдруг показалось, что Мигель Менендес – лучший из живущих на свете мужчин. Чувствуя неловкость, девушка шагнула назад.

Увидев ее смущение, Мигель улыбнулся, на краткий миг обнажив белоснежные зубы.

– Я беспокоился вот об этой молодой красавице, которой, думаю, не следует находиться под лучами палящего солнца.

– Амбер нанесла на кожу самый сильный солнцезащитный крем, – сказал фотограф. Сеньор Менендес сощурился.

– Вы нарядились в рубашку с длинными рукавами и шляпу, а эта девушка должна сниматься почти обнаженной?

– Она фотомодель!

Фотограф был прав. Тело Амбер – средство зарабатывания денег. В подобном бизнесе грех жаловаться на неудобства.

Однако у сеньора Менендеса имелось на этот счет другое мнение. Фотограф поправил воротник рубашки и с мольбой посмотрел на менеджера рекламной кампании, который в свою очередь с ужасом взирал на Менендеса.

– Следует лучше заботиться об этой красавице, если мы хотим выгодно продавать наш товар. – Он повернулся к ней, выражение его лица смягчилось. – И вообще, почему сотовые телефоны должна рекламировать полуобнаженная женщина?

Амбер рассмеялась. Ее очаровало его искреннее удивление.

– Я рекламировала автомобильные аккумуляторы, будучи едва одетой. Съемки проходили летом в калифорнийской пустыне. Так что сегодняшняя жара терпима. Мое тело приносит мне доход, поэтому я вынуждена показывать его.

Уголков губ Менендеса коснулась улыбка.

– Мы же цивилизованнее американцев.

– Как скажете, – ответила Амбер, привыкшая к тому, что некоторые европейцы по-прежнему считают американцев чуть ли не дикарями.

– Значит, зарабатываете на жизнь своим телом? – Сеньор Менендес вскинул голову.

Амбер пожала плечами.

– Конечно, я зарабатываю своей внешностью, а вы – продавая свой товар.

– В вас есть нечто более притягательное, чем просто красивое тело. Например, душевная улыбка. Не зря мои рекламодатели выбрали для этой съемки именно вас.

Амбер улыбнулась ему и поблагодарила. Ведь большинство людей считают, что позирование перед фотокамерой не требует приложения душевных сил и переживаний.

– Вы всем так улыбаетесь?

А вот этот вопрос был сродни плевку в лицо. Амбер слишком часто приходилось доказывать, что она не кукла, а живой человек.

– Я хотел спросить: когда в последний раз вы наслаждались чем-нибудь?

Возможно, если бы ее мать оказалась рядом, Амбер нашлась бы, что ответить. Но сейчас девушка почувствовала себя уязвимой и обиженной. Чтобы скрыть свое состояние, она привычно улыбнулась и ответила:

– Я наслаждаюсь своей работой, сеньор Менендес. Если никто не возражает, я хотела бы чего-нибудь выпить перед съемкой.

Менендес схватил ее за руку, не давая возможности уйти.

– Позвольте мне купить вам апельсиновый сок. Кстати, зовите меня по имени. – Он кивком головы выпроводил со съемочной площадки фотографа и рекламного менеджера.

– Это приказ? – Она посмотрела на него в упор.

– А я должен вам приказывать? – Менендес не обратил внимания на ее холодный тон.

– Ваши работники зовут вас по имени?

– Некоторые из них зовут меня по имени, другие обращаются более официально. Но я бы предпочел, чтобы вы звали меня Мигель. Вы же не работаете на меня, а просто выполняете заказ. Так что субординация нарушена не будет – здесь мне ничего не подвластно.

– Неужели? Вы же прервали съемку, отослали прочь фотографа и менеджера для того, чтобы остаться со мной наедине.

Он пожал плечами и промолчал.

– Хотя лично я уж точно нахожусь не в вашей власти, Мигель. – Амбер холодно улыбнулась ему. – Я фотомодель, а не проститутка.

Менендес усмехнулся.

– Я просто хочу познакомиться с красивой женщиной. Что в этом плохого?

– Вам это лучше знать.

– Почему вы такая желчная?

– Жизнь заставила.

– Давайте выпьем апельсинового сока, а потом вы решите, поужинаете сегодня со мной или нет.

Амбер открыла рот, чтобы возразить, но он поднес палец к ее губам.

– Пожалуйста, уделите мне всего минутку. – Она поняла, что сеньор Менендес не привык просить. Мигель же не спешил убирать палец от ее губ.

Амбер закрыла рот, однако Мигель по-прежнему держал свой палец у ее губ.

– Ваше решение никоим образом не повлияет на вашу работу.

Девушка уставилась на него, пытаясь понять, искренен ли он. Судя по тому, что она читала о Менендесе, он был честным и справедливым человеком.

Его прикосновение к ее губам вызвало в ней непонятный отклик. Она сглотнула и резко кивнула головой.

– Вот и славно! – Мигель улыбнулся и опустил руку.

Неподалеку от павильона, где проходили съемки, находилось кафе. Как только они расположились за столиком на двоих, Мигель властным движением руки подозвал официанта.

К столику подошел молодой человек, который, узнав Менендеса, уставился на него широко раскрытыми глазами. Мигель заказал два стакана апельсинового сока. Амбер по привычке подсчитала про себя количество калорий в соке и решила, что ограничит себя за ужином.

– Вы всегда хотели стать моделью? – спросил Мигель, когда официант ушел.

– Да. А вы всегда желали стать финансовым воротилой?

Он весело рассмеялся.

– Так было предначертано с момента моего появления на свет. Бизнесом занимались мой отец и дед. Это всем известно.

– Но именно вы сделали компанию процветающей.

– Читаете желтую прессу? – Он с деланной опаской посмотрел на нее.

– Вообще-то эта информация имеется в деловых еженедельниках. Кроме того, моя мать работала финансовым консультантом. На ночь она читала мне сказки, в которых Серый Волк продавал недействительные облигации, а Красная Шапочка была надежным инвестиционным партнером.

Мигель взглянул на Амбер оценивающе.

– Меня удивляет, что вы выбрали карьеру фотомодели.

– Почему? Я вкладывала деньги в свою внешность, которая теперь приносит мне доход. В моем случае это был лучший способ вложения средств.

– Тяжелая работа того стоила? Доходы превысили расходы?

– Вам лучше знать. Успех в бизнесе стоит жертв?

– Да. Работая сутками, я сделал семью богатой.

Амбер понравилось то, что он упомянул о своей семье. Она отпила сока.

– К счастью, после окончания университета два года назад мне больше не нужно работать сутками.

– Вы учились в университете?

– Это вас удивляет?

– Для фотомодели образование не обязательно.

– Мама всегда поддерживала мое стремление стать моделью, однако и предупреждала, что рано или поздно мне придется заняться чем-нибудь другим.

Мигель снова с одобрением и теплотой посмотрел на собеседницу.

– Вы мне нравитесь, Амбер.

– Я думаю, что и вы могли бы мне понравиться, Мигель.

– Почему вы в этом до конца не уверены?

– Я осторожный человек.

Он склонил голову набок и рассмеялся, и Амбер оттаяла.


Следующие два часа съемка продолжалась без перерывов. Мигель все это время находился в павильоне, наблюдая, переговариваясь с менеджером по рекламе, фотографом и даже с Амбер. Его интересовало, не жжет ли песок ее ноги, как она относится к той или иной детали композиции.

Наконец девушка попросила сделать перерыв, чтобы переговорить с Менендесом и высказать ему две-три идеи.

– Вы изучали рынки сбыта? – спросил он, внимательно выслушав девушку. Ее замечания по расстановке смысловых акцентов показались ему весьма толковыми.

– А как бы вы поступили на моем месте?

– Думаю, так же. – Он побрызгал ей на плечи солнцезащитный лосьон. – Вы все время удивляете меня, Амбер. Таких женщин, как вы, я не встречал прежде.

– Должно быть, вы проводили время не с теми женщинами. А теперь мне пора работать.

– Поужинай со мной сегодня.

Да уж, этот Менендес не привык отступать! Он действительно понравился Амбер. Перспектива провести с ним вечер была пугающей и волнующей одновременно.

– Хорошо, – с некой обреченностью согласилась она, – но завтра на рассвете мне нужно снова работать. Я должна вернуться в отель пораньше.

– Если таково твое условие, то я позабочусь о том, чтобы ты легла спать вовремя.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Амбер услышала в последних словах Мигеля подтекст и нахмурилась.

– А ты хорошенькая, когда пытаешься злиться! – Он улыбнулся.

Девушка не могла вспомнить, когда кто-нибудь называл ее простым милым словом «хорошенькая». Этот мужчина просто сводит ее с ума!

– Поверь, что, когда я кажусь взбешенной, так и есть на самом деле.

– Ну, если ты столь опасна… – Он насмешливо поднял бровь.

– Тебе не следует покровительствовать мне. – Амбер отпила воды из бутылки. – Я не легкодоступная женщина.

– Не сомневаюсь.

– Мне нужно возвращаться к работе.

– Я заеду за тобой в шесть часов.

– В ресторанах вряд ли станут подавать ужин так рано.

– Это моя забота.

Амбер ответила согласием и вернулась под прицел объектива. Мигель остался в павильоне.

Когда съемка закончилась, Мигель оказался тут как тут и предложил Амбер длинный белый хлопчатобумажный халат. Девушка задалась вопросом, откуда он его взял, но потом, не колеблясь, надела халат.

Перед уходом фотограф подмигнул Амбер, а менеджер по рекламе улыбнулся ей и кивнул Мигелю. Что ж, по меньшей мере никого не раздражает то, что она завладела вниманием финансового воротилы. Неужели эти люди уже привыкли к тому, что Мигель не пропускает мимо себя ни одну фотомодель?

– Ты снова хмуришься и выглядишь беспокойнее, чем раньше, – сказал Мигель и озабоченно посмотрел на нее.

– А ты заводишь знакомство со всеми моделями, которые работают на твой рекламный отдел? – Амбер запахнула халат.

– Я не могу отследить каждую съемку. Кроме того, среди моделей полно мужчин, а я предпочитаю женщин, – пошутил он и коснулся щеки девушки.

Внутри у нее все сжалось.

– Думаю, нам лучше не ужинать вместе.

– Не глупи, – раздраженно сказал Мигель. – Или ты всерьез считаешь, что мой рекламный отдел подбирает мне любовниц?

– Нет, только вряд ли ты откажешься использовать ситуацию в свою пользу.

– Тебя это в самом деле беспокоит?

– Да.

Мигель подозвал менеджера по рекламе, Стефана, который только что вышел из служебного микроавтобуса.

– Да, сеньор?

– Мисс Тейлор хочет знать, со сколькими моделями, работавшими с нами, я заводил роман?

Стефан с удивлением осмотрел Амбер с головы до ног.

– Не припомню ни одного случая, сеньор, – искренне ответил служащий.

Амбер покраснела, поняв, что менеджер говорит правду.

– Это неважно. Я по-прежнему считаю, что ужинать вместе нам не стоит. – Она, словно защищаясь, взмахнула руками.

Мигель кивком отпустил Стефана и повернулся к Амбер. Выражение его лица было суровым.

– Я думаю, нам все же следует поужинать вместе. Поверь, тебе нечего бояться.

– Женщины вроде меня должны тебя опасаться.

Мигеля нисколько не задели ее слова. В ответ он улыбнулся.

– Жизнь без риска скучна, ты не согласна?

– Возможно, но не стоит бросаться в омут с головой.

– Некоторые, рискнув, получают то, о чем и мечтать не могли.

– Ужин с тобой это подразумевает?

– Я это гарантирую.

– А ты самодоволен!

– Просто уверен в своих силах.

– В твоем случае разницы в этом никакой. – Мигель снова рассмеялся, и Амбер сдалась.

– Хорошо, я поужинаю с тобой, но укладывать меня в постель ты не будешь.

– Торжественно обещаю! – Он лукаво улыбнулся, и сердце девушки учащенно забилось. – Я могу проводить тебя домой?

– Я возьму такси.

– Я отвезу тебя на своем автомобиле.

– Полагаю, что справлюсь сама.

– Сколько в твоих словах энтузиазма! – Амбер скрестила руки на груди, вскинула голову и посмотрела на него в упор.

– Вижу, ты привык настаивать на своем.

– В самую точку! – его губы изогнулись в усмешке.

– Я оденусь, и тогда поедем.

– Жду.

Амбер оделась в белое платье и серебристые сандалии без каблуков. Причесавшись, она нанесла на чуть потрескавшиеся губы блеск.

Взяв сумочку, девушка поспешила к Мигелю. Ей в самом деле хотелось быть рядом с ним. Мать всегда предупреждала Амбер, что она может влюбиться без оглядки, однако девушка не верила ей. Она никогда прежде не влюблялась и думала, что не способна испытывать сильные чувства.

Амбер была вполне удовлетворена своей карьерой фотомодели. У нее были две хорошие подруги и преданная мать. Она редко встречалась с мужчинами и считала, что им нет места в ее жизни. Такой человек, как Мигель, мог только внеси сумятицу в ее размеренное существование.

Амбер пыталась убедить себя, что еще успеет встретить мужчину своей мечты, однако в ее душе не было уверенности в этом.

Итак, она знала, что Мигель принесет ей только проблемы. Так зачем она так торопится на встречу с ним?

Или, рискнув, действительно можно получить то, о чем не посмеешь и мечтать?

Мигель вел свой черный «феррари» быстро и уверенно.

– Весело проводишь время в Барселоне? – обратился он к Амбер, переключая рычаг коробки передач.

– Да. Я редко бываю за границей, и съемка в Испании стала для меня неким подарком.

– Еще бы! Столь высокий гонорар ты получала лишь год назад в Канаде.

– А ты не терял времени даром, пока я позировала перед фотокамерой.

– Так, сделал несколько телефонных звонков.

– И что ты выяснил?

– Очень и очень многое.

– Что именно? – Она повернулась к нему.

– Ты мне очень нравишься.

– Это заметно. А ты разузнал о том, какой у меня характер?

– В основном да.

– Ух, ты! Не думаю, что кто-либо прежде наводил обо мне справки, назначая свидание, – Амбер была нешуточно удивлена. – Но у тебя не получилось бы узнать обо мне много. Твоему детективу нужно было добыть информацию всего за два часа.

Длинные смуглые пальцы Мигеля крепко сжимали руль.

– Ему удалось выяснить, что обычно ты не встречаешься с богачами и не требуешь от них материальной поддержки. Кстати, он обнаружил, что ты едва ли встречаешься с кем-либо вообще. – Амбер поняла, что он ждет от нее ответа.

– Почему тебя интересует моя личная жизнь? – девушка пыталась казаться обиженной. Конечно, богатый мужчина должен быть осторожен, однако подозрительность Мигеля не понравилась ей.

– Просто любопытно. Ты слишком красива и не можешь быть одинокой, – искренне сказал Мигель, и она смягчилась.

– Большинство мужчин считают фотомоделей ходячим украшением. Такое отношение меня не прельщает.

– Значит, с моей стороны ты разглядела иное отношение? – Он хитро сощурился.

– Честно говоря, я даже не успела подумать о твоих мотивах.

Амбер сама удивлялась своей откровенности. С Мигелем она вела себя даже слишком непринужденно.

– Зато можешь это почувствовать, – Мигель впервые казался смущенным.

– И что, по-твоему, я должна почувствовать? – отважилась спросить она.

– То, что происходит между нами. – Он махнул рукой, указывая на себя и на Амбер.

– Ты имеешь в виду взаимное притяжение?

– Вернее назвать это суперпритяжением. – Он тряхнул головой. – Я давно не откликался так ни на одну женщину. Обычно я терпеливее.

– Знаю, что ты имеешь в виду, – Амбер почувствовала облегчение. Все, о чем она фантазировала насчет Мигеля, и в самом деле оказалось реальностью. – Это действительно больше, чем взаимное притяжение. Но что мы станем с этим делать?

– Почему ты спрашиваешь?

– Я не сплю с мужчинами при первом же свидании. – Амбер предпочла не сообщать Мигелю, что она вообще никогда не была с мужчиной.

Он покосился на нее.

– Давай просто проведем вместе время и посмотрим, что получится.

– Я не люблю пускать дела на самотек.

– Нет ничего плохого в том, чтобы попробовать нечто новенькое.

– Мой агент говорит то же самое, когда пытается заставить меня сделать что либо против моей воли.

Мигель снова рассмеялся.

– Обещаю, что не стану убеждать тебя делать то, что тебе неприятно. Все будет наоборот.

Какое счастье, что Мигель не догадывается о том, что нравится Амбер! Она со страхом предчувствовала, что может влюбиться в Мигеля Менендеса.

Мигель остановил автомобиль у отеля, где проживала Амбер.

– Я не хочу расставаться с тобой, красавица. – Она вздрогнула от этих слов.

Мигель в свою очередь удивлялся тому, что ведет себя, будто томящийся подросток. Он надеялся убедить Амбер остаться с ним на несколько недель до его отъезда в Прагу. Тем более уже удалось выяснить у ее агента, что после съемок она проведет некоторое время в Испании.

Ему нравилось встречаться и заниматься любовью с женщинами, но никогда прежде не хотелось остаться с какой-либо красоткой навсегда. К Амбер же Мигель испытывал влечение такой силы, что оно казалось неисчерпаемым.

Девушка провела руками по белокуро-золотистым волосам и слегка взъерошила их. Это бесхитростное движение поразило Мигеля своей грацией и вызвало в его душе целую бурю эмоций.

– Мне нужно принять душ.

– Ты можешь сделать это в своем люксе.

– Хочешь подняться ко мне? – Она неуверенно посмотрела на него своими голубыми глазами.

– Хочу, – решительно ответил Мигель.

Амбер прикусила губу и отвернулась. Он удивился, увидев этот жест сомнения у столь искушенной женщины.

– Надеюсь, твой приход не вызовет никаких проблем.

Она казалась неуверенной и невинной, что вызвало у Мигеля странное чувство. Прежде он встречался с женщинами-фотомоделями и знал, что в мире моды целомудрие и неуверенность не приветствуются. Что до Амбер, то ее поведение не соответствовало общепринятому стандарту, и это до крайности заводило Мигеля.

Амбер нервно посмотрела на него. Мигель улыбнулся, понимая, что своим видом вряд ли приободрит ее. Он слишком сильно хотел обладать этой женщиной.

– Спасибо за то, что не прогоняешь. – Он коснулся ее руки.

Девушка снова взглянула на Мигеля, и ее рука под его ладонью вздрогнула.

– Если хочешь знать правду, я чувствую то же самое. – Амбер замолчала, будто подыскивая слова. – Мне очень нравится твое общество.

Мигель улыбнулся и взял ее за руку.

– На каком этаже ты живешь?

Амбер посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

– Твой детектив не сообщил тебе об этом?

– Вообще-то нет. – Мигель и не предполагал, что она согласится принять его в номере отеля.

– Тебе следует сурово наказать его.

– Ты права, тем более что номер в отеле для тебя резервировали служащие моей компании.

В вестибюле отеля было немало людей. По меньшей мере несколько человек заметили, как Мигель поднимается в номер Амбер. Менендес вздохнул. В этом городе невозможно ничего ни от кого скрыть! Однако он заранее предупредил своих работников, чтобы имя Амбер не упоминалось хотя бы на сайтах компании, пока она работает в Испании.

Мигель провел девушку к лифту и встал позади нее так, чтобы никто из любопытных не смог узнать его спутницу.

– Наши с тобой снимки неизбежно появятся в желтой прессе, но я постараюсь оградить тебя от слишком уж пристального внимания.

– Спасибо.

– Ты не хочешь огласки?

Она решительно покачала головой.

– Я не хочу, чтобы меня считали очередным трофеем богача.

– Мне нравится твоя точка зрения.

– Спасибо, – вновь поблагодарила Амбер. – Ты часто даришь подарки своим любовницам?

– Я стараюсь избегать таких отношений, однако иногда женщина в самом деле заслуживает дорогого подарка.

– Этакий временный доступ к богатству и славе через постель?

– Они же понимают, что наши с ними отношения временны.

– Расчетливые девицы!

– Я так не считаю.

– Но ведь эти женщины ложатся с тобой в постель за деньги.

– Это только их решение, а не мое.

– Однако ты поощряешь их поведение.

– Уверяю, женщина должна убедить меня в том, что мне стоит тратить на нее свое время и дать ей то, что она хочет.

– А разве тебя можно в чем-нибудь убедить?

– Да, только мы уже все с тобой обсудили. Наши отношения будут ни на что не похожи.

Двери лифта распахнулись. Мигель, поддерживая Амбер за руку, ввел ее в кабину.

Она покосилась на своего спутника и снова прикусила губу.

– Уж и не знаю, как себя чувствовать рядом с мужчиной, который признается в том, что платит женщинам за их услуги.

– Во-первых, мы договорились, что выгоду в наших отношениях никто искать не будет.

– Да, договорились.

– Во-вторых, разве тебе хочется, чтобы я притворялся другим?

– Нет, просто я…

– Я перестал быть наивным идеалистом еще в детстве.

Лифт остановился на нужном этаже. Амбер подошла к двери номера и достала из сумочки ключ.

– Неужели тебе может понравиться моя неопытность?

– Мне нравится в женщинах все. – Девушка открыла дверь и шагнула внутрь.

Мигель последовал за ней и захлопнул дверь.

– Запомни, я предоставляю женщине право самой решать, какими будут наши отношения.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Мигель снял пиджак и положил его на спинку одного из кресел, стоящих у невысокого столика. Люкс, в котором остановилась Амбер, был не слишком большим, однако современным и хорошо обустроенным.

Амбер остановилась у двери спальни.

– Я никогда не приму такие расчетливые отношения. – Девушка казалась взволнованной.

– А я, напротив, привык к таким отношениям.

– Так что, по-твоему, мы сможет дать друг другу?

– Мы оба хотим другу друга.

– Я не преследую корыстных целей, как твои бывшие подружки…

– Здесь никто и не говорит о корысти. Ты не нужна мне в качестве красивой спутницы на каком-либо приеме.

– А мне не нужны твои деньги или протекция.

– Вот видишь? В наших отношениях нет никакого расчета. – Он посмотрел в ее голубые глаза.

– Надеюсь.

Амбер улыбнулась, а Мигель едва сдержал стон желания.

Он хотел поскорее отправиться с этой женщиной в постель. Но к Амбер у него было не просто физическое влечение. Его привлекал ее ум и очарование.

– Я собираюсь принять душ. – Девушка взялась за ручку двери.

– Я пока сделаю несколько телефонных звонков, так что не торопись.

Амбер с улыбкой кивнула.

Мигель достал свой сотовый телефон и набрал номер нанятого детектива, но в последнюю секунду передумал звонить ему. Когда Амбер вышла из ванной комнаты, он разговаривал с партнером по бизнесу из Китая.

– Выглядишь потрясающе, – одними губами произнес он, в то время, как собеседник из Китая докладывал ему данные статистики.

Белокуро-золотистые волосы Амбер свободно струились по ее плечам и мягко обрамляли красивое лицо. На ней было голубое, облегающее платье, подчеркивающее ее хрупкость и женственность. Золотистые босоножки на высоких каблуках довершали ансамбль. Мигелю польстило то, что она нарядилась ради него.

– Спасибо, – также губами ответила ему Амбер и покраснела.

Мигель кивнул, не сводя с нее взгляда. Он изо всех сил старался сосредоточиться на телефонном разговоре.

Амбер подошла к бару и налила себе стакан чистой воды, потом повернулась к Мигелю и вопросительно посмотрела на него.

Он покачал головой, отказываясь от воды. Амбер пила воду и терпеливо ждала, когда ее гость закончит разговор.

– Извини, что задержал тебя. – Мигель наконец выключил телефон.

– Никаких проблем. – Девушка улыбнулась. – Напротив, я рада, что тебе не пришлось мерить шагами гостиную, дожидаясь меня.

Мигель уложил документы в свой портфель.

– Честно говоря, мне следовало уехать и вернуться к ужину.

– Ты же не хочешь уезжать. – Она прислонилась к ручке кресла, стоящего напротив того, в котором сидел Мигель.

– Не хочу.

– Я испытываю неизвестное мне чувство, – призналась девушка.

– И я.

Амбер насмешливо улыбнулась.

– Вижу. Я и не предполагала, что встречусь на съемках с кем-нибудь вроде тебя.

– Нельзя быть готовым к тому, что нас ждет. – Мигель поднялся на ноги, подошел к ней и коснулся ее плеча. – Мне нравится то чувство, которое ты во мне вызываешь.

– Я не назвала бы тебя человеком, которому нравится терять над собой контроль.

– Я контролирую себя, – Мигеля задели ее слова. Он не хотел признаваться даже себе, что его неотвратимо привлекает в этой женщине не только ее тело.

– Ты собирался провести на съемках весь день? – с невинным видом спросила девушка, однако он догадался, куда она клонит.

– Нет, – насмешливо ответил Мигель.

– Только сейчас ты признался, что должен был поехать в офис, а не оставаться здесь со мной.

– И что?

– Можешь назвать меня сумасшедшей, но мужчина, привыкший все контролировать, так не поступит.

А вот на этот раз Амбер ошиблась. Мигель всегда и все контролировал, ибо привык добиваться своего.

– Я увидел тебя и оторопел, а потом решил отменить кое-какие встречи, чтобы поближе познакомиться. Что-то перепоручил подчиненным. Так что у меня все под контролем. Возможно, мне и трудно справиться со своими эмоциями, однако я сдерживаюсь.

Кого Мигель убеждал: ее или себя?

– Я рада, что хоть кто-то держит себя в руках, – пробормотала девушка и отвела взгляд в сторону.

Амбер скрестила руки и уселась в кресло. Мигель наклонился вперед и дотронулся до ее подбородка.

– То есть ты себя в руках не держишь? – Она сухо улыбнулась ему.

– Все в порядке.

– Никогда не лги мне.

Амбер смерила его недовольным взглядом. Мигель отвел руку от ее подбородка.

– Я с трудом сдерживаю себя, – неожиданно для самой себя призналась девушка. – Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы не выбежать из ванной комнаты и не броситься к тебе. Чтобы побороть желание прикоснуться к тебе, я принялась пить эту воду, – она раздраженно указала на бутылочку с минералкой. – Я чувствую себя не в своей тарелке, потому что не уверена в твоих чувствах.

Мигель тихо выругался. Зачем женщины пытаются анализировать чувства? Разве их можно как-то объяснить? Страсть есть страсть, и они оба испытывают ее.

Он заправил прядь волос ей за ухо.

– Неужели я не говорил тебе о том, что испытываю к тебе необъяснимое влечение, дорогая?

– Я все равно не уверена, что поступаю правильно.

Мигель сдержал вздох. Все складывалось не так, как он предполагал. Ситуация оказалась необычной.

– Я не стал бы возражать, если бы ты подошла и прикоснулась ко мне. Тот факт, что ты не сделала этого, говорит о твоем умении контролировать эмоции. Но наши чувства взаимны, и мы оба не желаем больше сдерживаться.

Мигель взял у нее из рук стакан с водой и поставил его на стол. Потом поднял Амбер из кресла и обнял.

Девушка ахнула и широко раскрыла глаза.

– Что ты делаешь?

– Пытаюсь доказывать, что твои ощущения верны.

Он склонил голову и коснулся губами рта девушки. Это простое нежное прикосновение вызвало в Мигеле жгучую страсть. Его охватило нестерпимое желание.

Мигель жадно приник к ее губам, стараясь запомнить их вкус и то ощущение, которое вызвал в нем этот поцелуй. Ему казалось, что он впервые познает женщину. Никогда прежде Мигелю не приходилось переживать подобное чувство новизны и жажды.

Он целовал Амбер все требовательнее, но никак не мог утолить свою страсть.

Девушка слабо простонала и разомкнула губы. Сначала она держалась напряженно, а потом оттаяла и обняла Мигеля за шею.

Вкус губ Амбер опьянял Мигеля сильнее, чем любимое шампанское, его голова шла кругом. Со стоном он запустил руки в волосы Амбер.

Никогда прежде Мигель не испытывал такого первозданного желания обладать женщиной, как сейчас!

Когда он коснулся рукой внутренней стороны ее бедра, Амбер задрожала и слегка развела ноги, приглашая его продолжать ласки. Девушка постанывала, отвечая на прикосновения Мигеля. Он чувствовал жар ее тела сквозь тонкую ткань платья.

Она издала протестующий возглас, когда Мигель принялся настойчивее ласкать ее. Амбер чувствовала его возбуждение, неконтролируемая мощь которого слегка пугала ее.

Мигель обнял ее сильнее, желая овладеть ею сейчас же, прямо на полу. Однако в последний момент он передумал и, легко подняв, понес девушку в спальню. Казалось, что Амбер не замечает ничего вокруг. Она извивалась в его руках и исступленно отвечала на его поцелуи.

Мигель уложил ее на кровать и опустился рядом. Амбер отстранилась от его губ и, сдерживая прерывистые вздохи, спросила:

– Подожди! Что ты делаешь?

– Только не говори, что не знаешь, моя дорогая.

Амбер прикусила губу и умоляюще посмотрела на него.

– Я думала, что мы всего лишь поужинаем. – Она что, шутит? Ведь они уже почти занялись любовью!

– Я предпочту ужину тебя! – Он плотоядно ухмыльнулся, и в глазах Амбер вспыхнула тревога.

– Мигель, пожалуйста, не сейчас!

Сделав над собой невероятное усилие, мужчина резко поднялся с кровати.

– Поедем ужинать! – Он протянул руку, помогая ей сесть. – Я подожду в гостиной, пока ты приведешь себя в порядок.

Амбер выглядела ошеломленной и слегка дрожала.

– Спасибо.

– Ты все равно будешь моей.

– Я верю тебе, – пылко и искренне ответила она.

Мигель рассмеялся и направился в гостиную. Для того чтобы овладеть этой женщиной, ему придется приложить немало усилий.

Амбер несколько мгновений сидела на кровати, потом поднялась и направилась в ванную комнату, чтобы поправить прическу и макияж.

Что же она творит?

Ведь они остановились у критической черты! Еще несколько минут, и под воздействием его умопомрачительных поцелуев она отдалась бы ему!

Амбер попыталась взять себя в руки.

Выйдя в гостиную, она увидела, что Мигель пьет виски. Значит, и он старается успокоиться. И он не остался равнодушным к ее поцелуям!

– Ты готова? – он повернулся и осмотрел ее с головы до ног.

Амбер ответила утвердительно.

Мигель сжимал бокал с виски так сильно, что у него побелели костяшки пальцев. Допив янтарный напиток, он поставил бокал и произнес:

– Поехали!

По дороге к лифту Мигель не произнес ни слова. Он также продолжал молчать, пока они ехали в ресторан.

Молчание становилось все напряженнее, и Амбер не знала, как нарушить его. Сердится ли на нее Мигель? Его неразговорчивость заставляла девушку нервничать. Все-таки она правильно делала, когда избегала заводить романы. Отношения между мужчиной и женщиной всегда непросты.

Наконец Амбер робко тронула его за плечо.

– Что такое, дорогая?

– Ты рассердился на меня за то, что я остановила тебя?

– Нет. Мы же встретились только сегодня. Лишь отъявленный негодяй будет ждать того, что ты отдашься ему так скоро.

– Ты никогда не занимался любовью с женщиной на первом свидании?

– С такой женщиной, как ты, нет.

– А чем я отличаюсь от остальных?

– Я думал, что мы уже это обсудили.

– Женщине всегда приятно слышать о себе хорошее, даже если мужчина повторяется.

– Я это запомню. А ты не забудь, что я по-прежнему хочу тебя.

– Я знаю.

– И ты испытываешь ко мне то же самое.

– Да, только меня это пугает.

– Ты боишься, что станешь сожалеть о содеянном?

– Как же ты догадлив!

– Когда мы останемся наедине, я не дам тебе возможности сожалеть о чем-либо.

Хотела бы Амбер верить ему!

– Значит, ты правда не сердишься на меня? – Ей вновь захотелось услышать слова подтверждения.

– Не сержусь.

– Ты все время молчал…

– Я должен контролировать себя, чтобы не передумать.

– Я рада, что ты не передумал.

Мигель улыбнулся, и Амбер почувствовала себя счастливой.

– Ты очаровала меня, Амбер Тейлор.

– А ты, Мигель Менендес, заворожил меня.

– Как приятно это слышать!

– Рада, что могу тебе это сказать. – Мигель рассмеялся.

– Ты слишком откровенна.

– Тебе это не нравится?

– Нравится. Хорошо, что между нами все ясно.

– Я не люблю играть чувствами людей, – объяснила Амбер.

– В этом мы с тобой похожи.

Девушка улыбнулась и посмотрела в окно автомобиля. Ей нравилась Барселона, ее старинные и современные здания.

– А в какой ресторан мы едем ужинать?

– Мы едем ко мне домой.

Сердце Амбер на мгновение замерло, потом учащенно забилось. Она сделала протестующий жест.

– Сегодня вечером я не стану тебя соблазнять, Амбер. Завтра у тебя съемка, и ты должна встать очень рано, а нам потребуется несколько часов, чтобы насытиться друг другом. Сегодня ты не готова к этому.

– Спасибо, что понял меня правильно. – Амбер густо покраснела, услышав его слова о том, сколько времени им понадобится, чтобы насытиться друг другом.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Во сколько закончится твоя завтрашняя съемка?

– Не знаю наверняка, но если все пойдет гладко, то не позже десяти утра.

– Я приеду к тебе в отель и отвезу пообедать. Заодно отпразднуем удачное окончание съемок.

– Значит, мы будем праздновать? Только праздновать?

– Да, – он не обратил внимания на ее сарказм, – так что приготовься провести остаток дня со мной. Я переделаю свой рабочий график.

Подобная самоуверенность слегка покоробила девушку.

– А как же мой график работы?

– Ты же сказала, что к десяти утра закончишь съемку.

– А что, если я собиралась прогуляться по городу?

– Я покажу тебе все, что ты хочешь увидеть.

– В самом деле? Я хотела купить билет на экскурсионный автобус…

– Я не езжу в автобусах! – он рассмеялся.

– У меня есть всего неделя, чтобы осмотреть достопримечательности.

– Позволь мне стать твоим гидом, и тогда, возможно, ты пожелаешь остаться в моем городе подольше.

Амбер принялась вспоминать, много ли важных дел у нее запланировано на будущую неделю, но потом одернула себя. Девушка испугалась своих размышлений и какое-то время молчала.

– Я подумаю, – наконец выдохнула она.

– Уверяю, что лучшего гида, чем я, тебе не найти. В конце концов, я родился в Каталонии.

– Это дает тебе преимущество?

– Каталонцы – способные ребята. – Амбер рассмеялась.

– Думаю, мне следует дать тебе возможность продемонстрировать свои способности или потерпеть фиаско.

– Самое главное для меня – не потерпеть фиаско с тобой, солнце мое.

– Я думала, что испанские аристократы живут в Кастилии, – попыталась перевести разговор в безопасное русло Амбер.

– Я не аристократ и рожден в Каталонии.

– И мечтаешь, что однажды Каталония станет независимым государством?

– Об этом мечтают все каталонцы, однако меня устраивает то, как я сейчас живу.

– Если бы ты был беден и голодал, то рассуждал бы по-другому.

Мигель недоверчиво покосился на нее.

– Ты же никогда ни в чем не нуждалась!

– Но не могу не думать о тех, кто нуждается.

– Ты очень чувствительный человек.

– Лучше быть такой, чем безучастной.

– С этим я, пожалуй, соглашусь. Компания «Менендес индастриз» выделяет денег на благотворительность больше всех других компаний в стране.

– О, это же замечательно! – Амбер начинала постепенно влюбляться в этого совершенного мужчину. Внезапно ей захотелось позвонить своей маме, спросить совета и поддержки.

Не подозревая о том, какие страсти бушуют у нее в душе, Мигель пояснил:

– Те компании, которые тратят деньги на благотворительность, имеют большие преимущества при уплате налогов.

– Никогда не подумала бы об этом.

– Об этом не пишут в журналах по бизнесу. Моя семья не делает это достоянием общественности, деточка.

– Не называй меня так, я уже не ребенок.

– Твой рост выше среднего, но фигура такая хрупкая, что тебя может повалить дуновение ветра.

– Вряд ли.

– Я знаю, что говорю.

Амбер прикусила губу. Мигелю не нравится ее худоба? Он находит ее непривлекательной? Но, вспомнив его страстные поцелуи, девушка отогнала от себя сомнения.

– Модель должна быть худой.

– Знаю, однако тебя нельзя назвать худой. Ты гармонично сложена, и… тебе не требуется пластическая операция.

– Это комплимент?

– Конечно, комплимент.

– Тогда спасибо. Я прилагаю много усилий, чтобы держать себя в форме.

– Это видно.

Амбер слышала множество подобных откликов о своей внешности, но ни один из них не волновал ее так сильно. Казалось, Мигель ласкает ее своим красивым, низким голосом. Он заставлял ее чувствовать себя желанной женщиной.

* * *

Мигель жил в пентхаусе в престижном районе на окраине города. У Амбер была возможность хорошенько рассмотреть Барселону, пока они были в пути. Они все время разговаривали, большей частью о ее работе, что льстило Амбер. К тому же Мигель действительно оказался замечательным гидом и многое поведал ей о городе.

Подъехав к дому, он сообщил, что отпустил сегодня свою экономку пораньше.

– Она приготовила нам ужин, но обслуживать себя мы станем сами.

– Я только рада этому.

Квартира была богато декорирована и вполне соответствовала характеру своего хозяина. Ужин прошел великолепно. Они говорили обо всем: о работе, о семье… Оказалось, что родители оказали на Мигеля такое же сильное влияние, как на Амбер мать. Он с трогательной нежностью говорил о своих родителях, и это вызывало в ней неподдельное уважение к нему. К концу ужина девушка почувствовала, что Мигель нравится ей все больше.

Потом он отвез ее в отель, как и обещал. В его поведении не было ни намека на желание заняться с ней любовью, что также понравилось Амбер.

Доставив Амбер в отель, Мигель по дороге домой все время улыбался.

Амбер казалась ему необычной женщиной.

Жаль, что они проведут вместе слишком мало времени до его отъезда в Прагу. С такой женщиной, как Амбер, ему хотелось остаться надолго, возможно на несколько месяцев, пока первоначальное очарование ею не начнет иссякать. Мигель сожалел о том, что не встретился с ней раньше, однако не собирался впадать в сентиментальное настроение.

Ни Амбер, ни он не готовы к продолжительным отношениям. Впрочем, Мигелю почему-то не хотелось лишний раз напоминать Амбер о том, что они все равно вскоре расстанутся.

Амбер сложила в стопку туристические брошюры, которые хотела показать Мигелю. Съемка закончилась раньше, чем предполагалось, поэтому в свободное время девушка решила распланировать свои дела на день. Мигель вызвался стать ее гидом, и Амбер решила воспользоваться его услугами.

Сегодня он не появился на съемке. Предвкушая вечер вместе с ним, девушка чувствовала себя как-то по-особенному.

И все же Амбер не была готова отдаться Мигелю. Во всяком случае, рассудок твердил ей, что делать этого не нужно.

Она хотела посмотреть Барселону, но еще более стремилась поближе узнать Мигеля перед тем, как заняться с ним любовью. Амбер понимала, что, отдавшись ему, она изменит свою жизнь.

Жаль, что нельзя позвонить матери – сейчас в Калифорнии полночь. Посмотрев на часы, Амбер решила спуститься в бизнес-центр отеля и отослать матери письмо по электронной почте.

Она сложила брошюры в сумочку вместе с предметами первой необходимости, которые приготовила заранее. Ей предстоит провести с Мигелем весь день, а возможно, и ночь. Пусть она в душе и не готова отдаться ему, но нельзя же лгать самой себе, что близости между ними не будет. Если Мигель еще раз поцелует ее так же, как вчера, она неустоит…

Устроившись за компьютером, девушка сперва послала письмо агенту, в котором сообщила, что отменяет несколько съемок, продлевает себе отпуск на неделю, а потом вернется в Южную Калифорнию и примет участие в показе коллекции одежды, как и было запланировано.

Матери же она написала, что, вероятно, встретила мужчину своей мечты и собирается провести с ним весь день, чтобы ближе познакомиться.

Отправив письма по электронной почте, Амбер вышла из гостиницы и принялась ждать Мигеля.

Наконец у здания отеля остановился шикарный темный автомобиль. Пассажирская дверца автомобиля открылась, и появился улыбающийся Мигель.

– Я смотрю, ты с нетерпением ждешь меня.

Амбер в очередной раз отметила мужественную красоту Мигеля. Он был одет в дорогой костюм, который подчеркивал его мускулистую фигуру.

– А кто за рулем? – полюбопытствовала девушка.

– Нас повезет водитель. Так нам будет удобнее осматривать город.

– Как скажешь.

Она с сомнением посмотрела на автомобиль. Присутствие рядом с ней и Мигелем водителя слегка разочаровало ее.

– Ты не привыкла к такому виду транспорта? – Мигель приподнял бровь.

– Нет, я по-прежнему езжу на такси и в автобусе.

Мигель приблизился к девушке и поцеловал в губы, потом обнял за плечи.

– Пообещай мне, что не станешь пользоваться общественным транспортом, пока находишься в Барселоне.

Амбер пожала плечами и промолчала. Она не знала, сколько времени уделит ей Мигель, и потому не спешила что-либо обещать.

Он помог ей усесться в автомобиль.

– Машина и водитель будут в твоем распоряжении и тогда, когда меня не окажется рядом.

– Не нужно, Мигель, я привыкла ездить в общественном транспорте.

Он уселся рядом с ней на обтянутое черной кожей сиденье.

– Я настаиваю.

– Настаиваешь? – Она скрестила руки на груди и уставилась на него.

– Ты хочешь, чтобы я беспокоился о тебе, отвлекаясь от дел?

– Конечно, нет. – Хотя Амбер была бы не прочь, чтобы ради нее Мигель отвлекался от работы.

– Тогда ты согласишься на автомобиль и водителя.

– Ты манипулируешь мною! – возмутилась она.

Мигель пожал плечами. Амбер рассмеялась.

– Ты очень упрям, но и я тоже.

– Пожалуйста, уступи мне хотя бы в этой мелочи.

– Это в самом деле так важно для тебя?

– Да, солнце мое, важно.

– Хорошо, я приму автомобиль и твоего водителя.

– Тебе часто говорят, что ты красива? – он провел пальцами по ее щеке.

– Часто, но из твоих уст это звучит по-особенному.

– Рад это слышать. Так ты решила, что хочешь посмотреть?

– Да, я взяла с собой туристические буклеты, – она вытащила их из рюкзачка. – Я подготовилась.

– Хорошо. – Мигель улыбнулся и взял одну из глянцевых брошюр. – Сегодня посмотрим вот это место.

– А куда поедем на обед?

– Мы можем поехать в ресторан «Барри готик» недалеко от Ла Рамбла.

– О, я должна увидеть Ла Рамбла!

– Это в центре Барселоны.

– Еще я хочу увидеть работы Антонио Гауди.

– Все это завтра, а сегодня я покажу тебе Ла Рамбла и отвезу в казино.

– Звучит заманчиво.

Амбер нравилось, что Мигель всерьез воспринял ее желание посмотреть Барселону.

– Завтрашний день и выходные я полностью посвящу тебе, а в понедельник примусь за работу.

– Ух ты!

– Чему ты удивляешься?

– Ты изменил свой график ради меня?

– Нам отведено мало времени, и я хочу с максимальной выгодой использовать его.

Амбер стало жарко.

– Я отменила несколько съемок и продлила свой отпуск на неделю.

– Очень рад. – В его взгляде вспыхнуло удовлетворение от услышанного.

Ресторан, в который они отправились обедать, был оформлен в готическом стиле. Деревянные стулья с красными вельветовыми подушками, столики из красного дерева с головами львов на ножках. Однако меню было современным.

Амбер заказала салат без масла, куриную грудку на гриле и свою любимую минеральную воду.

Мигель удивленно посмотрел на девушку.

– Не хочешь попробовать местные блюда?

– Я не могу позволить себе этого. Нужно держать себя в форме.

– Один раз можно изменить своим правилам.

– Иногда я это делаю, но осторожно. – Амбер улыбнулась. – Много лет назад я научилась радоваться другим вещам, ограничивая себя в еде.

– Что же тебя радует?

– Интерьер этого ресторана, цвета и текстура стен. Мне нравится находиться здесь рядом с тобой, наблюдать за людьми.

– Я знал много женщин, которые следят за фигурой, но они всегда сожалели о том, что вынуждены сидеть на диете.

– Я должна свыкнуться с таким ограничением или распрощаться с карьерой фотомодели.

Мигель посмотрел на нее с некой опаской.

– Ты в самом деле очень упряма.

– Я уже говорила тебе об этом. – Он коснулся ладонью ее руки.

– Еще ты очень умна.

– Спасибо.

Его прикосновение было очень чувственным, и Амбер ощутила отклик в своем теле.

Она никогда не считала себя сексуальной, и порой даже думала, что не способна на бурные эмоции. Ни один мужчина еще не вызывал в ней таких чувств, как Мигель.

Он продолжал ласкать ее руку.

– У тебя такая мягкая кожа.

– Именно поэтому ты так часто прикасаешься ко мне? – Девушка изо всех сил старалась скрыть дрожь в голосе.

– Это одна из причин.

– Какова другая?

– Я хочу тебя и отчасти успокаиваю свою страсть, прикасаясь к тебе. Неужели ты не испытываешь ко мне тех же чувств?

– Вчера вечером ты не был настойчив, а сегодня мы договорились пообедать.

Прикосновения Мигеля к ее руке и его ласковые взгляды все больше распаляли ее чувства.

– Я уверен, ты знаешь, что ожидание усиливает удовольствие.

– Ты намеренно откладываешь момент нашей близости? – смущенно спросила она.

– А ты разве не этого хочешь?

Значит, Мигель решил, что она искусно соблазняет его. Если бы он только знал, что Амбер совсем неопытна!

– Я просто хочу узнать тебя получше.

– Уважаю твое желание, но и преимуществ ожидания наслаждения не отрицаю. Кстати, не нужно ничего говорить, – он улыбнулся. – Все это очаровательно.

– Ты так думаешь?

Амбер находила ситуацию скорее неловкой.

– Ты намеренно притворяешься невинной, хотя являешься невероятно искушенной.

– Хм… нет… не совсем. Я не настолько искушенная, как может показаться.

– В мире моды невинность не приветствуется.

– У меня не слишком много опыта общения с мужчинами.

Мигель какое-то время внимательно смотрел на нее.

– Знаешь, я могу тебе поверить. И твоя неопытность привлекает меня больше, чем я ожидал.

– Это тебя удивляет?

– Я привык встречаться с опытными женщинами. В общении с неискушенными девушками может возникнуть много недопонимания.

– Наши отношения будут другими.

– Да, для меня наше общение будет непривычным.

– А ты опасный человек, Мигель.

– Я был бы очень разочарован, если бы ты сочла меня другим.

Она прыснула. Все, чего ей хотелось в данный момент, так это усесться в автомобиль и прижаться к Мигелю. Все-таки они правильно сделали, что уехали из отеля. Не желая терять голову, Амбер отдернула руку, пресекая таким образом ласки Мигеля.

В течение всего обеда Амбер изо всех сил пыталась сдерживать эмоции и не смотреть на губы своего спутника, пока тот смущал ее чувственными речами. Девушка почти ничего не ела, наблюдая, как приглушенный свет играет на аристократических чертах лица Мигеля. Наконец он не выдержал:

– Дорогуша, если ты не перестанешь так смотреть на меня, то нам не удастся съездить в Ла Рамбла.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Амбер почувствовала, что краснеет.

– Магазины закрываются на время сиесты? – спросила она.

– Да, но сиеста начнется только через час. – Амбер вдруг захотелось прикоснуться к руке Мигеля и узнать, как он станет реагировать на ее ласки, но мужчина резко поднялся на ноги.

– Пойдем!

Она последовала за ним на улицу. Мигель обнял ее за талию, отчего голова девушки сразу же пошла кругом.

Они отправились в Ла Рамбла. Это была шумная улочка в центре Барселоны. В Ла Рамбла находился птичий рынок, отчего повсюду разносились птичьи трели и стрекот.

Мигель купил Амбер цветы, которые та с удовольствием приняла. Когда магазины стали закрываться на обед, он отвел девушку в тихое кафе.

– Здесь так прохладно, – вслух размышляла она, уже почти привыкнув к его объятиям.

– Это из-за близкого расположения зданий. Некоторые из старых улочек никогда не видели солнечного света.

– Ух, ты! Когда я была в Нью-Йорке и прогуливалась между небоскребами, то думала, что солнце никогда не освещает тротуары между ними.

– Скорее всего, так и есть, детка. Однако хорошо очутиться в таком месте в жару.

– Да, здесь можно отдохнуть от зноя.

– Я тоже так думаю, но прихожу сюда нечасто. Офисы моей компании находятся в новой части города.

– Человек часто не обращает внимания на то, какая благодать находится рядом с ним. Мы живем рядом с пляжем, но я могу неделями не заходить туда.

– Кто это «мы»?

– Я живу с матерью, и нам хорошо вместе. Я часто бываю в разъездах, поэтому мне незачем покупать отдельную квартиру.

– Возможно, поэтому у тебя мало опыта общения с мужчинами.

– Может быть.

Амбер говорила неуверенно. На самом деле Хелен Тейлор постоянно напоминала дочери о том, что ей пора встречаться с мужчинами.

– Ну что, поедем ко мне? – спросил Мигель.

– Поедем, если ты этого хочешь.

Мигель повернулся к ней и посмотрел в глаза.

– Главное, чтобы и ты хотела того же, дорогая. Я могу подбросить тебя в отель и заехать позже, чтобы отвезти в казино.

Амбер нервно облизнула губы.

– Я не знаю…

Он коснулся рукой лица Амбер, поглаживая большим пальцем ее подбородок.

– Чего ты хочешь больше?

– Мне выбрать то, что будет безопаснее для меня?

– В моих объятиях тебе ничего не угрожает, Амбер.

– Поцелуй меня.

– Если я это сделаю, то мы поедем ко мне домой.

– Я знаю, – прошептала она и опустила голову.

Мигель вновь коснулся ее подбородка, не позволяя отвести взгляд.

– Ты знаешь, что я хочу поцеловать тебя?

Амбер кивнула, не находя слов. Мигель склонил к ней голову и нежно коснулся губами ее губ. Амбер закрыла глаза и отдалась волнующим ощущениям.

Когда Мигель наконец прервал поцелуй, девушка слегка покачнулась. Он заботливо обнял ее за талию и достал сотовый телефон, чтобы вызвать своего шофера.

По дороге к дому Мигеля у Амбер зазвонил мобильник. Она вытащила его из сумочки и, посмотрев на определитель номера, произнесла:

– Это моя мама, я должна ответить.

– Конечно, ответь. – Мигель кивнул.

– Привет, родная, так ты уже встретила мужчину своей мечты? – с ходу произнесла мать.

– Я все расскажу тебе потом, мама.

Амбер покосилась на Мигеля. По счастью, он тоже разговаривал по телефону.

– Ты сейчас рядом с ним?

– Да.

– Это замечательно, милая, как его зовут?

– Мигель.

– Неужели Мигель Менендес? – Судя по голосу, Хелен была потрясена.

– Да.

– Но ведь он меняет женщин как перчатки! И намного опытнее тебя.

– Мама, все хорошо, поверь мне.

– Я рада, что у тебя появился мужчина, но твой избранник… Хотя сердцу не прикажешь.

– Это так.

– Должно быть, он необычный человек, если добился твоего расположения.

– Определенно.

– Я рада за тебя, родная.

– Спасибо, мама, я позвоню тебе позже.

– Согласна, а теперь развлекись как следует! Я люблю тебя, Амбер.

– Я тоже люблю тебя, мама.

Закончив разговор, Амбер вновь повернулась к Мигелю.

– Вы очень дружны, – заметил тот.

– Да. Мой отец умер незадолго до моего рождения. У меня нет других родственников.

– Она больше не выходила замуж?

– Нет. Она всегда говорила, что никто не сравнится с моим отцом.

– Твои родители, вероятно, были счастливы в браке.

– Согласно рассказам матери, это действительно так.

– Твоя мать замечательная женщина.

– Да… Сначала она сомневалась по поводу моей карьеры фотомодели, пыталась отговорить от этой затеи, а потом согласилась. Я до сих пор хочу доказать ей, что она не ошиблась, поддержав меня в моих начинаниях.

– Похвально!

– Мое упрямство все еще кажется тебе привлекательным?

– В твоем характере мне кажется привлекательным все, солнце мое. – Произнеся это, Мигель поцеловал ее, будто в подтверждение своих слов. – Тебе это не нравится?

– Нравится, – искренне сказала девушка.

– Тебе нечего бояться, нам будем очень хорошо вместе.

Амбер снова облизнула губы и вздохнула.

– Уверена, что ты прав, только тебе кое-что нужно знать.

– Что именно?

– У меня никогда не было таких отношений с мужчинами.

Мигель изумленно уставился на нее.

– О чем ты? – спросил он по-испански.

– Я говорила тебе, что не слишком опытна.

– Отсутствие должного опыта не одно и то же, что отсутствие опыта вообще.

– Да, это так. То есть, если бы я была девственницей, ты не захотел бы меня?

– Нет, я… – он замолчал и посмотрел на нее с большим удивлением. – Почему ты до сих пор девственна?

– Что значит, почему?

– Ты хранишь свое целомудрие для потенциального мужа?

– Я считаю это отжившей традицией. Просто я никогда не встречала мужчину, с которым мне хотелось бы заняться любовью.

– Я желаю тебя так, что едва сдерживаю свою страсть!

Амбер понимала, что ее откровенность не слишком порадовала Мигеля.

– Я тоже очень сильно хочу тебя. – Он кивнул.

– Наши отношения не подразумевают никаких обязательств.

– Конечно, нет.

Они были знакомы всего несколько дней. Неважно, как они относились друг к другу, но о длительных отношениях между ними и речи быть не может.

У них есть всего две недели, и кто знает, к чему приведет их общение?

Выражение облегчения на лице Мигеля уступило место чувственной страсти.

– Для меня большая честь стать твоим первым любовником.

– Думаю, выбора у меня нет.

– Я испытываю то же чувство. Хочу ласкать и познавать тебя.

– А водитель?

– Я могу отгородиться от него тонированной перегородкой, но тебе все равно будет неудобно. Не хочу смущать тебя.

Дорога до дома Мигеля показалась обоим вечностью. Приехав, они обнаружили, что домработница уже ушла.

– Я позвонил из машины и отпустил домработницу пораньше, – объяснил Мигель. – Но при этом попросил кое-что сделать перед уходом.

– Ты говорил, пока я общалась с мамой?

– Да, пойдем!

Мигель протянул ей руку. Немного помедлив, Амбер отправилась с ним в спальню, где на прикроватном столике стояла бутылка шампанского и два бокала. Постель была расстелена, шторы занавешены. Значит, именно об этом Мигель просил свою домработницу.

Какое-то мгновение они просто стояли и смотрели друг на друга. Амбер испытывала до сих пор неведомое ей чувство страстного желания.

Мигель заметил, что девушка дрожит, и провел ладонями по ее обнаженным рукам.

– Пора!

– Да.

Она нисколько не боялась, а, наоборот, только предвкушала то, что должно было между ними произойти. Ее сердце бешено колотилось, а тело томилось от возбуждения. Рядом с Мигелем она ощущала себя очнувшейся ото сна. Теперь все казалось ей ярче, насыщеннее и красивее. Жизнь вдруг стала роскошной и удивительной.

Мигель мягко притянул девушку к себе. В его взгляде читалась безумная жажда обладать ею.

– Я доставлю тебе истинное наслаждение, дорогая, – шепнул он.

– Раз ты говоришь, значит, так и будет, – выдохнула она.

– Вне сомнения. – Произнеся это, он с жадностью припал к ее губам.

У Амбер задрожали колени, и она слегка покачнулась. Мигель подхватил ее за талию и прижал к себе крепче. Девушка ощущала его возбуждение и при этом чувствовала себя невероятно хорошо и спокойно. Коснувшись руками его мускулистой груди, она поцеловала его в ответ.

Мигель простонал, ощутив ее прикосновения. Будто поняв, что Амбер тоже изнемогает от желания, он коснулся ладонями ее груди.

Амбер не носила лифчика. Тонкая ткань платья не мешала ласкам Мигеля, и девушка почувствовала еще больший прилив наслаждения. Вскоре она уже постанывала и пыталась прижаться к нему сильнее.

– Какой же ты красавчик, Мигель!

– Я рад, что ты так считаешь, солнце мое, – произнес он, наклоняя голову так, чтобы девушке легче было его целовать.

Амбер коснулась языком уха Мигеля и услышала его приглушенный стон. Внезапно он подхватил ее на руки и понес к кровати.

Осторожно уложив Амбер на постель, Мигель сделал шаг назад и сдернул пиджак. Она подняла руку, желая дотронуться до его мускулистой груди, однако Мигель стоял слишком далеко.

Амбер с живым интересом наблюдала за тем, как он раздевается. Все его движения говорили о неуемной страсти и о том, что он нисколько не стесняется своей наготы.

Эмоции и желание захватили Амбер. Увидев Мигеля обнаженным, девушка почувствовала невероятное возбуждение.

Взгляд Мигеля потемнел от желания.

– Ты поразительно красива, солнце мое.

– Ты потрясающий мужчина, Мигель, – выдохнула она.

Он улыбнулся и многообещающе посмотрел на нее.

– Ты самая соблазнительная из женщин, с которыми я когда-либо занимался любовью.

– Ты шутишь!

– Я серьезен.

– У тебя были сотни женщин.

– Не преувеличивай.

– Они были опытнее меня.

– Тебя я нахожу намного привлекательнее, сокровище мое.

– Я всегда считала себя непривлекательной, – тихо призналась девушка.

Мигель посмотрел на нее с недоверием.

– Я едва сдерживаю свою страсть при виде тебя.

Амбер хрипло рассмеялась, и он покачал головой.

– Я не шучу, поверь мне. Твоя неопытность ни при чем. Меня привлекаешь ты, Амбер Тейлор. – Произнеся это, он лег на кровать, опустив колено между ее ног, и высоко поднял подол ее платья. – И мне очень нравится то, что ты никогда прежде не была с мужчиной. – Он наклонился к ней.

– Ни один мужчина прежде не привлекал меня.

– Зато теперь ты встретила того, кто интересен тебе, и жаждешь отдаться ему.

Его слова нисколько не смутили Амбер. Все, что происходило между ними, казалось ей предельно естественным.

– Да, я действительно ждала своего мужчину.

– Значит, ты ждала меня? – Мигель уткнулся носом в шею Амбер, заставив девушку затрепетать.

– Разве я должна что-то говорить?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Мигель поцеловал уголок губ Амбер.

– Тебе не нужно ничего говорить. Я все вижу, и это возбуждает меня еще больше.

– Да? – она облизнула губы, желая почувствовать вкус его поцелуя.

– Поверь мне.

– А что еще тебя возбуждает? – осмелившись, тихо спросила она.

– В тебе меня волнует все. – Мигель поцеловал ее висок, потом коснулся губами щеки. – Однако больше всего меня возбуждает то, как ты смотришь на меня. Может показаться, что ничего более соблазнительного ты никогда в жизни не видела.

– Так и есть.

Мигель простонал и с жадностью поцеловал девушку.

– Твоя откровенность сводит меня с ума.

– Это хорошо, потому что я не хочу что-то скрывать.

Мигель провел руками по ее бедрам, и она вздрогнула.

– Это удивляет меня.

– Меня тоже, – призналась Амбер, наслаждаясь его прикосновениями. – Ведь я каждый день надеваю своеобразную маску перед фотокамерой… – Амбер замолчала и в исступлении помотала головой, когда ее захватили волны сладострастия.

– И что? – напомнил он ей.

– С тех пор, как мы встретились, я постоянно говорю тебе то, что никогда никому не сказала бы.

Мигель поддел пальцем край ее трусиков.

– Это хорошо, ибо я не хочу, чтобы ты говорила о своих желаниях другому мужчине.

Амбер ахнула, почувствовав, как он коснулся внутренней стороны ее бедер.

– А ты собственник!

– В тот момент, когда я обладаю женщиной, она принадлежит только мне.

– А на что может рассчитывать она?

– Я принадлежу ей, пока мы вместе.

– Значит, сейчас мы принадлежим друг другу?

– Да.

– Ты не хочешь меня раздеть?

Мигель тряхнул головой, продолжая водить пальцем по кромке ее трусиков.

– Я бы предпочел сделать это не спеша. Твоя красота не терпит суеты.

– Ты привык к красивым женщинам.

– Ты совсем другая. У тебя есть некий душевный свет, который облагораживает твои черты.

– Я таю от твоих слов.

– Интересно бы посмотреть!

– Что? – Девушка казалась смущенной.

– Как ты таешь от моих слов. – Мигель подмигнул ей.

Амбер рассмеялась, чувствуя себя счастливой.

– Я думаю, мы не слишком хорошо друг друга поняли!

– Возможно, – он на краткий миг коснулся ее губ. – В такие минуты мужчины теряют голову.

– Ты так думаешь?

Амбер едва могла говорить, ибо Мигель не переставая ласкал ее лицо, шею и грудь.

– Я в этом уверен. – Он ловко расстегнул крошечные пуговицы на лифе ее платья. – К примеру, прямо сейчас я могу думать только об одном, а именно как ты станешь реагировать, когда я начну ласкать твою грудь.

Мигель обнажил уже возбужденную грудь девушки, потом коснулся ее своей большой ладонью. Амбер выгнулась и ахнула.

– Как хорошо!

Мигель тихо и чувственно рассмеялся.

– Мне тоже нравится, солнце мое, но есть то, что полюбится мне больше.

– Что? – выдохнула она.

– Я хочу ощутить вкус твоей кожи. – Он коснулся губами и языком ее соска.

Амбер постанывала и вскрикивала, пока Мигель покусывал ее соски. Его рука скользнула ниже и коснулась внутренней стороны бедер девушки. Так Амбер еще не ласкал ни один мужчина.

– Ты очень красиво таешь.

Она сдержала смешок, а он страстно поцеловал ее в губы. Вскоре его поцелуи стали откровеннее и требовательнее. Амбер желала только одного: доставить Мигелю истинное наслаждение.

Девушка извивалась на кровати, отдавшись волнам наслаждения, которые охватили ее тело. Мигель не переставал ласкать ее, его прикосновения были сродни сладостной пытке. Амбер закрыла глаза и потеряла счет времени.

Наконец Мигель остановился.

– Это только начало, моя дорогая.

– Начало? – заикаясь, спросила она и открыла глаза.

Взгляд Мигеля выражал неутолимую жажду.

– Я намерен свести тебя с ума от наслаждения.

– Ты самоуверен!

– Это тебя удивляет?

– Нет.

– Значит, мне пора раздеть тебя.

– Я уже почти обнажена.

– Мы уже обсуждали, что «почти» не означает «совсем».

– А что изменится?

– Ты сомневаешься в моих намерениях? – Он улыбнулся, увидев, как страстно покачала головой Амбер. – Итак, я продолжаю.

Улыбаясь, он расстегнул молнию на ее платье и снял его. Стянув с ног девушки босоножки, Мигель медленно освободил ее от трусиков.

Амбер часто появлялась перед фотокамерой почти обнаженной, однако только теперь испытала, что такое настоящая нагота. Она почувствовала себя уязвимой.

Сочтет ли Мигель ее тело красивым? Какой глупый вопрос! Он же видел ее вчера во время съемки.

Стоя на коленях, Мигель молча рассматривал девушку. Амбер заволновалась.

– Мигель, что с тобой?

Он по-прежнему не сводил с нее взгляда.

– Я смотрю на тебя.

– Я… догадалась.

– Ты когда-нибудь замирала на месте при виде совершенства?

Он что, считает ее безукоризненной?

– Да, я испытала это при виде статуи Венеры Милосской.

– Она красива, но ты, мое сокровище, настоящее творение.

– Тебе нравится то, что ты видишь?

– Ты прекрасна.

– У меня маленькая грудь.

– Она изящна и пропорциональна.

– Я худая, и у меня кое-где выступают кости. – Амбер вдруг впервые в жизни застеснялась своей худобы.

Мигель покачал головой, будто прогоняя ее сомнения.

– Ты совершенна, разве можно в этом сомневаться? Неужели моя страстность и возбуждение не доказывают мою правоту?

– Но я привлекаю тебя не только физически? – в волнении спросила девушка, ибо правдивый ответ на этот вопрос был ей крайне необходим.

– Я уже говорил, что меня привлекает твоя душевная красота. Ты обладаешь не только подтянутым и холеным телом фотомодели.

– Спасибо тебе, Мигель.

– Это мне нужно благодарить тебя за то, что ты позволила наслаждаться таким совершенством.

– Та сам красавец, Мигель. – Он посмотрел ей в глаза.

– Тебе нравится смотреть на меня?

– О, да, дорогой!

Отбросив все сомнения, Амбер перестала смущаться и позволила ему рассматривать себя. Он наклонился и снова поцеловал ее изящную грудь. Амбер не выдержала:

– Мигель!

– Что, солнце мое? Чего ты хочешь?

– Ты знаешь.

– Скажи это вслух.

– Нет, я не могу. – Девушка попыталась склонить его голову к своей груди, однако он, дразня, едва касался ее соска пальцем.

– Пожалуйста, Мигель!

– Чего ты хочешь, Амбер? Скажи же наконец. Я хочу, чтобы ты произнесла это вслух.

– Возьми мою грудь.

Простонав, Мигель сделал так, как она просила.

Амбер вскрикнула от наслаждения. Никогда прежде она не думала, что ей будет так хорошо.

Она принялась ласкать его мускулистую спину, чувствуя невыносимое возбуждение. Когда ее руки скользнули ниже, Мигель не выдержал и оторвался от ее груди.

– Проклятье, Амбер, прекрати!

– Я хочу ласкать тебя.

– В следующий раз, а сейчас я должен держать все под контролем.

– Я не хочу, чтобы ты контролировал себя.

– А я не желаю причинять тебе боль, потому что ты невинна. – Мигель мягко, но твердо отвел ее руку в сторону. – В следующий раз, дорогая, ты сможешь делать все, что захочешь.

– Я это запомню.

– Так и будет, а сейчас доверься мне. – Мигель вдруг переместился к ногам девушки и принялся целовать внутреннюю сторону ее бедер.

– Подожди, Мигель, я не думала, что… – Амбер схватила его за волосы.

Он поднял голову.

– Сейчас не время думать, дорогая, лучше отдайся чувствам.

Она открыла рот, чтобы возразить, но смогла только простонать в ответ на прикосновения Мигеля.

Наконец он отстранился, и Амбер всхлипнула, ощутив недостаток его поцелуев.

– Тише, дорогая, мы просто сменим одно наслаждение другим.

Неужели ей будет еще лучше? Амбер и так потеряла голову от удовольствия.

Мигель опустился на нее, и она вздрогнула от прикосновения его обнаженной плоти. Наконец он вошел в нее и замер, при этом не сводя с нее взгляда.

Амбер содрогнулась и снова вскрикнула от наслаждения.

– Все хорошо? – спросил Мигель. На его лбу выступил пот.

Она в беспамятстве помотала головой, потом кивнула.

Он сжал зубы, потом напряженно улыбнулся.

– Тебе больно?

– Я думаю, что нет.

– Только думаешь?

– Все хорошо, – уже увереннее сказала девушка.

Мигель начал ритмично двигаться, и Амбер ахнула, чуть шире разведя ноги.

– Не останавливайся, – простонала она. В ответ он победоносно рассмеялся.

Амбер приподняла ему навстречу свои бедра, желая приблизить развязку, однако Мигель не торопился.

– Пожалуйста, продолжай, Мигель!..

Амбер, поддавшись инстинкту, двигалась вместе с Мигелем. Он обхватил ее бедра и притянул сильнее, что вызвало у Амбер новый прилив невероятной чувственности.

Они вскрикнули одновременно. Развязка была такой бурной и сильной, что по щекам Амбер потекли слезы.

– Это было слишком хорошо, – прошептала она.

Мигель не ответил, а просто опустил голову и, простонав, припал к ее губам. Ошеломленная своими ощущениями, Амбер страстно ответила на его поцелуй.

– Спасибо тебе, милая. – Она с трудом открыла глаза.

– Пожалуйста…

Амбер не знала, за что именно ее благодарит Мигель, ведь удовлетворение было взаимным.

– Ты сделала мне бесценный подарок. – Он снова, но на этот раз очень нежно, поцеловал ее.

Амбер охватила радость.

– Я думала, что мужчины больше не воспринимают невинность как подарок.

Он с сожалением улыбнулся и покачал головой.

– Подарком я считаю тебя и твою страстность. И для меня честь быть твоим первым мужчиной. Это драгоценный дар.

Амбер внезапно поняла, что безумно влюбилась в него.

Мигель вылез из постели и направился в ванную комнату. Только в этот момент Амбер вспомнила о том, что они не предохранялись. Девушка едва не расплакалась оттого, что вела себя так безответственно. Ведь она даже не задумалась о том, что может забеременеть! В данный момент Амбер еще была не готова стать матерью.

Честно говоря, она вообще считала, что при ее профессии нельзя обзаводиться детьми. Однако, встретив Мигеля, Амбер вдруг захотела стать матерью и подарить Хелен внуков. И все же пока рано думать о детях – Амбер ждет блестящая карьера фотомодели.

Девушка услышала шум воды, доносившийся из ванной комнаты. Вскоре Мигель появился на пороге спальни, подошел к Амбер и взял ее на руки. Потрясенная, она словно со стороны наблюдала, как он внес ее в ванную комнату и опустил в наполненную водой огромную ванну, а потом присоединился к ней. Принимать ванну вместе с Мигелем было для Амбер сродни занятию с ним любовью.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Мигель опустился в пенистую воду, обнял Амбер и принялся намыливать девушку глицериновым мылом с ароматом жимолости.

– Между прочим, это мыло не подходит для мужчин, – заметила она. – Откуда оно у тебя?

– Я всегда считал, что нужно быть готовым к любому повороту событий.

– Женщины часто останавливаются у тебя?

– Часто.

Амбер напряглась.

– Моя мать и сестры частенько приезжают на эту квартиру, когда отправляются за покупками.

Она почувствовала облегчение от его слов.

– Твои родители живут далеко от центра города?

– Не очень далеко, – он пожал плечами.

– А тебя не беспокоят визиты родни? – Мигель понимающе посмотрел на нее и снова пожал плечами.

– Я никогда не приводил сюда женщин. Ты оказалась первой.

– Почему я?

– Мы уже говорили, что наши отношения будут исключением из правил. У нас очень мало времени, поэтому я не хочу терять драгоценные минуты, разъезжая между отелем и домом.

Мигель в самом деле дорожит каждой минутой, проведенной с ней! Амбер снова почувствовала, что влюбляется в него все сильнее.

Внезапно он посерьезнел.

– Я хочу, чтобы ты осталась здесь до своего отъезда.

– Ты серьезно? – Девушка открыла рот от удивления.

– Абсолютно, но я смогу понять твои сомнения, потому что все происходит слишком быстро.

Если бы Амбер отказалась, он все равно бы убедил ее. Только у нее не было никакого желания отвечать Мигелю несогласием.

– Учитывая, насколько стремительно развиваются наши отношения, я не могу не согласиться.

– Иногда нужно сразу принимать то, что предлагает нам судьба.

– Ты прав.

– Так ты останешься?

– Останусь.

– Хорошо, – только и сказал Мигель, однако по чуть слышному вздоху облегчения Амбер поняла: он доволен ее согласием.

Девушка попыталась улыбнуться, хотя это было и нелегко. Амбер невероятно устала после близости с Мигелем. Пока он намыливал ее, она склонила голову ему на плечо и закрыла глаза.

Он помог ей выбраться из ванны, осторожно вытер мягким полотенцем, отнес в спальню и положил на постель. Потом поцеловал ее в висок, и она уснула.


Амбер проснулась, почувствовав, что ей жарко.

Ее голова покоилась на мускулистой груди Мигеля.

Амбер почувствовала себя как никогда спокойной и уверенной. Она по меньшей мере должна была испытать неловкость, впервые проснувшись в постели с мужчиной, однако этого не произошло. Все казалось ей абсолютно правильным и совершенным.

Только теперь Амбер поняла, насколько одинокой была раньше. Даже мать не могла заполнить эту унылую пустоту. Сейчас все изменилось. Рядом с ней находился изумительный мужчина.

Она осторожно коснулась рукой его груди.

Будучи фотомоделью, она постоянно испытывала на себе безобидные прикосновения костюмеров, стилистов и модельеров, но при этом сама редко к кому притрагивалась.

Амбер обнимала свою мать, друзей при встрече, однако прикосновения к Мигелю были совсем иными. Сейчас она могла свободно исследовать его совершенное тело, дотрагиваться до него собственнически и любовно. В данный момент, касаясь его, она не чувствовала страсти, а просто была счастлива.

Раньше ей приходилось выбирать между карьерой и любовными отношениями. Теперь все стало проще. Можно продолжать работать фотомоделью и иметь любовника.

Мигель прекрасно понимает, чего требует от нее мир моды, а она осознает те жертвы, на которые идет он ради своей работы. Поэтому оба могут пойти на компромисс, зная, что каждому из них дает карьера.

Амбер сдержала смех. Не слишком ли рано она начала строить далеко идущие планы? Ведь мужчины неохотно соглашаются на кардинальные перемены в своей жизни. Амбер решила дать Мигелю на обдумывание столько времени, сколько он захочет. Сперва ей казалось, что именно она неохотно пойдет на такие отношения с Мигелем, однако все сложилось по-другому. Сейчас ей стало очень легко и свободно.

Можно было любить Мигеля, прикасаться к нему, чувствовать себя счастливой. Она продолжала ласкать его грудь, потом ощутила, что его сердце забилось чаще.

Довольно хихикнув, Амбер стала прикасаться к нему чувственнее. Мигель пошевелил рукой, которой обнимал девушку, потом коснулся ее бедра.

– Приятно, – сказал он хриплым ото сна голосом.

Амбер улыбнулась.

– Да, невероятно приятно.

Рука Мигеля скользнула между ее бедер. Амбер непроизвольно содрогнулась и ахнула. Он замер.

– Тебе приятно, неудобно или ты удивлена?

– Я думаю, все сразу. – Она поцеловала его грудь.

– Объясни.

– Наверное, я еще не готова. – Перевернув Амбер на спину и склонившись над ней, Мигель неторопливо и чувственно поцеловал ее.

– Тогда поедем в казино.

– Я хотела…

Он приложил палец к ее губам, не давая возможности продолжать.

– Нам следует немного повременить, и тогда нас ждет еще большее наслаждение.

Амбер ощущала возбуждение Мигеля, поэтому решила переспросить его:

– Для тебя это не слишком большая жертва? – Он рассмеялся.

– Поверь мне, я знаю, что будет лучше для нас обоих.

– У тебя было так много девственниц? – спросила Амбер и почувствовала отвращение от перспективы услышать положительный ответ.

– Ни одной, но мой отец считает, что я должен жениться на целомудренной девушке. Когда нам с братом было по шестнадцать лет, он серьезно поговорил с нами о том, каковы должны быть наши невесты.

– Ты обмениваешься с братом впечатлениями о своих женщинах?

– Да, нам с ним намного легче обсуждать это друг с другом, поверь мне.

– Могу представить! Это отец научил тебя, как обращаться с девственницами?

– Он научил меня быть нежным и осторожным.

– То есть у тебя не всегда получалось быть таким?

– Я не знаю, но думаю, что таких неистовых любовниц, как ты, у меня не было.

– Ты считаешь меня необузданной?

– И это тоже. – Его взгляд потемнел.

– Я легко поверю тебе, потому что вначале отношения между мужчиной и женщиной всегда похожи на ураган.

– Ты откуда это знаешь? – спросил он.

– Я слышала, как об этом говорят мои коллеги. – Мигель рассмеялся.

– Понятно, только в следующий раз нам нужно быть осторожнее и не забыть о предохранении.

Амбер кивнула и улыбнулась.

– Ты очень милый, Мигель Менендес.

– Спасибо, дорогая, я постараюсь не разочаровать тебя.

После этих слов оба рассмеялись.


Мигелю нравилось ходить в казино, потому что в атмосфере всеобщего азарта удавалось легко укрыться от любопытных глаз. Его веселил тот факт, что Амбер совсем не умела играть, но с превеликим удовольствием училась этому.

Ему нравилось учить ее, как нравилось и то, что она охотно обращалась к нему за советом.

Впервые в жизни Мигеля раздражали взгляды других мужчин на его красивую спутницу. Он злился, когда кто-то из посетителей пялился на Амбер, улыбался ей и предлагал помощь.

Наконец не выдержав, Мигель собственническим жестом обнял ее за талию.

– У этой девушки есть к кому обратиться за советом, – с улыбкой сказал он тем тоном, каким привык общаться с конкурентами в бизнесе.

Высокий, белокурый, хорошо одетый американец, стоявший рядом с Амбер, удивленно посмотрел на Мигеля, потом перевел взгляд на нее.

– Значит, ты больше не хочешь учиться играть? – спросил американец.

Амбер покачала головой и, по мнению Мигеля, слишком мило улыбнулась мужчине.

– Нет, спасибо. Говорят, что у семи нянек дитя без глазу, так вот то же самое можно сказать и об избытке советов.

– Значит, детка, ты хочешь слушать советы только своего друга?

Услышав столь фамильярное обращение к Амбер, Мигель напрягся. Как смеет этот чужак так разговаривать с его женщиной, которая будет принадлежать ему по меньшей мере две недели?

Амбер только рассмеялась в ответ.

– Моя лучшая подруга родом из Техаса. Она была права, когда говорила, что мужчины хорошие друзья.

– Некоторые из них считают, что в общении с женщинами одной дружбой ограничиваться нельзя, – холодным тоном вставил Мигель.

Американец ослепительно улыбнулся.

– Я понял вас, мистер, и отправляюсь туда, где мне будут рады. – Кивнув Амбер и Мигелю, мужчина удалился.

Амбер покосилась на Мигеля.

– Ты ревнуешь?

– И ты спрашиваешь меня об этом после того, что между нами произошло?

– Когда другие женщины смотрят на тебя, мне тоже хочется врезать им в глаз.

– Я только рад этому.

Мигель улыбнулся ей гораздо теплее, чем американцу.

Повернувшись к игральному столу, она сосредоточилась на игре, но потом вдруг вопросительно посмотрела на Мигеля.

– Что мне следует делать?

– Это зависит то того, готова ли ты рисковать.

– Я никогда не рисковала до встречи с тобой.

– Приятно слышать. – Он усмехнулся.

– Правда?

– Да, мужчине приятно сознавать, что именно он изменил женщину.

Амбер улыбнулась.

– Ты действительно изменил меня и прекрасно об этом знаешь.

Произнеся это, Амбер внезапно смутилась и опустила глаза. Мигель не сдержался, наклонился к ней, быстро поцеловал и тут же отстранился, чтобы у фотографа не было возможности сделать снимок.

Следуя советам Мигеля, Амбер наконец выиграла партию.

– Как здорово, Мигель!

Тот с довольным видом посмотрел на нее.

– Я же никогда не играла прежде – и вдруг выиграла. Раньше я не любила испытывать судьбу.

– Ты удачно подтасовала колоду.

– Не говори так, а то меня сочтут шулером, – в притворном ужасе произнесла она.

– Никто не сможет заподозрить в нечестности такую красивую женщину. – Амбер фыркнула от смеха, а Мигель громко рассмеялся.

– История знает много случаев, когда красавицы с помощью своих чар скрывали обман.

– Ты не только потрясающе красива, но и невинна.

– Теперь уже нет, – язвительно заметила она, и Мигель слегка смутился.

– Я думаю, что ты все еще очень невинна.

– Уверена, ты исправишь эту ситуацию. – Амбер кокетливо взглянула на него из-под ресниц.

– С удовольствием сделаю это.

– Мне будет только приятно.

– Можешь на меня рассчитывать.

– Ух ты! Только все это очень необычно, Мигель.

– Что именно?

В ее взгляде отразилась уязвимость и нечто похожее на страх.

– Я никогда бы не подумала, что буду с тобой.

– Странно, но теперь наши отношения уже совсем не кажутся мне чем-то необычным. – Он крепче обнял ее за талию.

– Правда? – она серьезно и вопросительно посмотрела на него.

Мигель помолчал какое-то время.

– Ну, может быть, они немного и необычны.

Амбер улыбнулась ему так, как будто благодарила за подарок. Мигель внезапно пожалел о том, что через две недели им придется расстаться. Оба почувствуют сожаление при расставании.

Однако ничего изменить нельзя.

Они ведь сразу договорились, что их отношения временные.


Поздно вечером, лежа в постели рядом со спящей Амбер, Мигель думал об их скором расставании. Он перевез ее вещи из отеля, а потом уговорил лечь спать. Амбер хотела продолжить любовные ласки, однако Мигель был непреклонен и не уступил ей.

Раньше, если у него была бессонница, Мигель принимался за работу, но сегодня ему не хотелось покидать Амбер. Неужели он чувствует себя обязанным ей из-за того, что она была невинна? Он никогда не думал, что отношения с девственницей чем-то отличаются от того, что можно испытать с искушенной женщиной. С Амбер же он стал ревнивым.

Вспомнив о скором отъезде в Прагу, он почувствовал разочарование и внезапно разозлился. Он не хотел, чтобы Амбер доставалась другому мужчине и с такой же страстностью отвечала на чужие ласки.

А что он мог поделать?

Ни он, ни она не могли вступать в долговременные отношения, находясь так далеко друг от друга. Оба заняты своей карьерой и не имеют возможности связывать себя обязательствами. Они могут только изредка встречаться, когда появится такая возможность. Однако, если учесть, что у Амбер редко выпадает отпуск, их встречи будут очень редкими.

Через две недели Мигель полетит в Прагу, потом полгода или год проведет в России. С таким графиком работы ему не удастся выкроить время и прилететь к Амбер в Калифорнию.

Мигель понимал, что, расставшись с ней, вряд ли перестанет обращать внимание на других женщин. По меньшей мере так было раньше. Ему нравился секс, он был ему необходим в качестве разрядки после тяжелого трудового дня.

Итак, поблагодарив друг друга и разъехавшись по разным концам света, они начнут только страдать.

Мигель не мог отказаться от обязательств перед своей семьей и пустить дела компании на самотек.

Он также не имел права просить Амбер поехать вместе с ним в Прагу хотя бы на два месяца. Это было бы несправедливо по отношению к ней. Ее карьера только что пошла в гору, и, вероятно, Амбер будет очень занята, особенно получив хорошие рекомендации от менеджера по рекламе, который работал на Мигеля. Он нарочно ничего не сказал Амбер об этих рекомендациях, ибо она могла отказаться от них.

Мигель вздохнул и коснулся рукой ее груди. Ему будет трудно расстаться с этой женщиной, однако у него нет другого выхода.

Не желая больше размышлять о том, чего не изменить, он заставил себя вылезти из постели. Следует поработать. Только так ему удастся отвлечься от грустных мыслей. Кроме того, если Мигель хочет как можно больше времени провести с Амбер, надо использовать момент и завершить начатые дела.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Полтора часа спустя Мигель вышел из-за рабочего стола, уселся у журнального столика в гостиной и вытянул ноги. Он ответил на полученные электронные письма, выполнил все обязательства и даже пообщался с иностранными партнерами через Интернет в реальном времени. Мигель хотел максимально разгрузить следующую неделю.

Он уже собирался выключить компьютер, когда услышал слабый звук, Мигель поднял глаза.

В дверях стояла Амбер. Золотистые волосы в беспорядке обрамляли ее заспанное лицо, а шелковая ночная рубашка подчеркивала стройность фигуры. Она слабо улыбнулась и поздоровалась с ним.

Мигель со стуком захлопнул ноутбук и откинулся на спинку дивана.

– Привет, чем занимаешься, дорогая? – Амбер пожала плечами.

– Я проснулась, а рядом – никого. Решила отыскать тебя. – Она посмотрела на закрытый ноутбук. – Ты работал?

– Да, работал.

– Не мог уснуть или возникли неотложные дела?

– И того, и другого понемногу, но главное – я не выдержал бы искушения находиться рядом с тобой.

Амбер улыбнулась, подошла, присела рядом с ним и коснулась рукой его груди. Мигель вздрогнул.

– Значит, я искушаю тебя? – Он простонал.

– Не думал, что у тебя есть садистские наклонности.

– Но я не хочу причинять тебе страдания.

– Однако ты искушаешь меня, зная, что я не могу поддаться тебе. Твое поведение можно назвать жестоким.

– Двадцать четыре года я была девственницей, но кое-что знаю. – Амбер потерлась лицом о его грудь. – Мы можем доставить друг другу удовольствие и другим способом.

– Ты уже занималась этим раньше? – спросил Мигель, задаваясь вопросом, отчего это вдруг стало так важно для него.

– Нет, но я читала об этом. Мама давала мне кое-какие книги…

– И чего ты там вычитала?

Он возбудился при одной мысли о том, что Амбер начнет рассказывать ему о способах сексуальных утех.

Амбер провела рукой по его груди и коснулась пальцем соска.

– Я лучше покажу тебе.

– Я предпочел бы твой рассказ. Или ты очень стеснительна?

– Возможно. – Она лукаво посмотрела на него.

– Давай я помогу тебе.

– Ты расскажешь мне о том, что я и так прочла?

Мигель улыбнулся, услышав ее ворчание.

– Я могу рассказать тебе о том, до чего дошел сам.

– Хорошо, – тихо выдохнула она, – тогда скажи мне, почему тебе не нравятся мои прикосновения.

– Я боюсь, что не вытерплю, а нам нужно выдержать паузу.

– Рада, что ты так реагируешь на меня!

– А я обожаю то, что тебе удается меня искушать.

Амбер мило и невероятно чувственно рассмеялась.

– Так, с чего ты начнешь свой рассказ?

– Давай поиграем. Я начну, а ты продолжишь, договорились?

– Гм, я думаю, мы сможем разнообразить эту игру.

– Каким образом?

Амбер, несмотря на неопытность, была полна сюрпризов. Она помолчала, потом прикусила нижнюю губу.

– Скажи, что может доставить тебе наслаждение, и я выполню твое пожелание, согласен?

– А потом мы поменяемся ролями? – Она ответила согласием и покраснела. Мигелю начинала нравиться эта игра. Он едва сдержал смех при виде ее неловкости. Ему нравилось ее смущение, однако он не считал, что Амбер воспримет его смех как поощрение.

– Итак, но у тебя будет только три попытки, а потом я стану ласкать тебя там, где мне захочется.

Амбер закрыла глаза и кивнула.

– Договорились!

Они молча смотрели друг на друга, все больше волнуясь от предвкушения. Наконец Мигель взял руку девушки и положил на внутреннюю поверхность своего бедра.

– Прикоснись ко мне здесь, это доставит мне удовольствие.

– Как мне это делать?

– Как хочешь.

Амбер принялась легко касаться его бедер через шелковые трусы, отчего Мигель начал вздрагивать. Он едва не потерял контроль над собой, когда рука Амбер оказалась рядом с его возбужденной плотью. Простонав, он шире развел ноги.

Амбер посмотрела в его глаза. Ее взгляд выражал нетерпеливое желание.

– Тебе не нравится?

Он отрывисто рассмеялся.

– Поверь, что тебе удается доставить мне удовольствие даже самым незамысловатым способом.

Она прикусила губу и опустила глаза, будто раздумывая, а потом принялась ласкать его энергичнее. Мигель едва выдерживал эту сладостную пытку.

Когда Амбер остановилась, он глубоко вздохнул, прежде чем начать говорить.

– А теперь ты скажи, что может доставить тебе наслаждение.

– Я не закончила.

– Что это значит?

– Я не отработала технику этих ласк.

– У тебя все получилось, – настаивал Мигель, зная, что очередное ее прикосновение сведет его с ума.

Однако Амбер покачала головой и снова прикоснулась к его бедру.

– Пожалуй, нам придется ввести новое правило. – Он заскрежетал зубами, сдерживая стон.

– Какое правило? – Амбер посмотрела на него затуманенным взглядом.

– Нужно ввести лимит времени. – Мигель осторожно отвел ее руку, потом схватил со стола часы и установил таймер. – На каждую ласку отводится максимум три минуты.

– Всего три минуты? – В ее голосе слышалось разочарование.

– Этого более чем достаточно.

– Теперь твоя очередь?

– Да.

– Хорошо. – Амбер вздохнула, обдумывая свое желание. – Я читала, что если умело ласкать человека, то можно довести его до исступления, прикасаясь к любому участку его тела. Так что коснись моего лица.

Мигель удивленно посмотрел на нее. Амбер застенчиво улыбнулась.

– Мне нравится, как ты отбрасываешь прядь волос с моего лица и гладишь меня по щеке. Я хочу узнать, сможешь ли ты свести меня с ума своими прикосновениями или я не слишком отзывчива на твои ласки.

– Я покажу тебе, на что ты способна. Закрой глаза.

Амбер закрыла глаза и вздрогнула от предвкушения его ласк. Он очень осторожно поцеловал ее бровь, потом принялся мягко покусывать ее скулу и подбородок. Девушка слегка подрагивала, а когда Мигель начал целовать ее веки, она достигла пика возбуждения.

– Написанное в книге оказалось правдой, – задыхаясь, сказала Амбер, – а ведь ты даже не целовал меня в губы.

– Поцелуй в губы – это слишком легко.

– Ты потрясающий любовник, – простонала она и медленно открыла глаза. Ее дыхание было прерывистым. – Что дальше?

– Я хочу, чтобы ты поцеловала меня в живот. – Он откинулся назад и замер, ожидая ее поцелуя.

Девушка установила таймер и повернулась к нему лицом, потом принялась ласкать его торс.

Мигель хотел напомнить ей о том, что просил поцеловать его в живот, но сдержался, желая узнать, что задумала Амбер.

Она наклонилась вперед.

– Ты такой красивый! До того, как мы были близки, я всю ночь думала о том блаженстве, которое ожидает меня. Я фантазировала, как ты зацелуешь меня до полусмерти.

Вдыхая аромат ее волос и слушая ее страстный шепот, Мигель едва сдерживал стон. Амбер была одновременно невинной и откровенно чувственной. И это невообразимое сочетание покорило его.

Наконец Амбер поцеловала его пониже пупка.

Мигель содрогнулся от прилива страсти и хрипло застонал.

Она, не переставая, покрывала поцелуями его живот, касалась его языком, желая почувствовать вкус его кожи. Он начал постанывать, как вдруг раздался писк таймера.

Амбер выпрямилась, ее глаза сияли от желания.

– Время вышло!

Мигель кивнул, глубоко вздохнул и резко произнес:

– Моя очередь!

Амбер возбуждала его, как никакая женщина прежде.

Она лукаво посмотрела на него.

– Поцелуй меня там, где я меньше всего этого жду. Я помогу тебе. – Девушка забралась к нему на колени и развела ноги, касаясь его своей обнаженной плотью.

– Думаешь, так мне будет легче?

– Тебе будет удобнее сделать так, как я прошу.

– А если мне захочется просто целовать тебе ноги?

– Меня это не слишком удивит. Я думаю, что это самый неожиданный участок тела для поцелуев, когда хочешь кого-нибудь поразить. Ты понимаешь, что я имею в виду?

Мигель рассмеялся, удивляясь тому, насколько ему хорошо рядом с ней. Он привык к страсти и неистовству в сексе, но не к тому, что ему будет просто хорошо.

– Поставь таймер! – прорычал Мигель.

Амбер дотянулась до часов, установила время, и бросила часы на софу рядом с ними.

Мигель был готов удивить ее. Он обхватил ее лицо и поцеловал в губы, затем принялся исследовать ее рот своим языком, отчего девушка изумленно ахнула. Поцелуй продолжался до тех пор, пока таймер не сообщил об окончании установленного срока.

Когда Мигель остановился, Амбер подняла голову и посмотрела на него затуманенным взглядом.

– Я не думала, что будет так хорошо. Ждала, что ты поцелуешь, например, мой локоть или еще что-нибудь.

– Я знаю, чего ты ждала.

Мигель улыбнулся и внезапно простонал, когда Амбер слегка поерзала, касаясь его уже давно возбужденной плоти. Он схватил девушку за бедра и приподнял, давая ей понять, что она творит с ним.

– Я хочу, чтобы ты продолжила так же прикасаться ко мне.

Она удивленно ахнула, вздохнула и на краткий миг закрыла глаза.

– Ты разрешаешь мне дотрагиваться до тебя там? – спросила Амбер, слегка задыхаясь.

– Нет, ласкай мою грудь так, как ты делала это перед нашей поездкой в казино, – заявил он, напоминая ей, как рано утром она едва не лишила его чувств.

– Думаю, у меня получится. – Она выпрямилась и снова коснулась его плоти.

– Попытайся!

Амбер принялась ласкать и целовать его, даже позабыв установить таймер. Оба прерывисто дышали; когда она наконец оторвалась от него и подняла голову.

Мигель смотрел на нее, стараясь взять себя в руки и мыслить здраво.

– Чего ты хочешь, чтобы я сделал?

– Займись со мной любовью.

– Не сегодня, – ответил он, страстно желая уступить ей.

Амбер надула губы, и Мигель снова поцеловал ее. Уложив ее на диван, он снял с нее ночную рубашку, чтобы выполнить ее желание и зацеловать.

Амбер вскрикивала от удовольствия, пока Мигель мастерски ласкал и целовал ее обнаженное тело. Казалось, что без его внимания не остался ни один квадратный дюйм ее плоти. Она содрогалась от сладострастных волн, пробегавших по ее разгоряченному телу.

– Пора спать, – вдруг сказал Мигель, поднимая ее с дивана.

– А как же ты?

– Мне очень понравилось доставлять тебе удовольствие. – Он отнес ее в кровать. – Но всему свое время. Я приму душ и тут же вернусь.

Приняв душ, Мигель улегся в постель и обнял Амбер.

– Мне было так хорошо, – прошептала девушка.

– Завтра, когда мы сможем быть близки, тебе станет еще лучше.

– Боюсь, что я этого не переживу. – Мигель рассмеялся, и Амбер тут же уснула.


На следующее утро Амбер проснулась в одиночестве: Мигель ни свет ни заря уехал по делам.

Она посмотрела на часы: девять утра. Амбер никогда не вставала так поздно. Однако, учитывая, во сколько она и Мигель вернулись из казино и чем занимались после этого глубокой ночью, не грех и подольше поспать.

Амбер приняла душ, высушила волосы и завернулась в полотенце. Девушка замерла на месте, увидев свое отражение в зеркале. Бросив полотенце на пол, она принялась рассматривать свое тело.

На груди, животе и бедрах остались следы от поцелуев Мигеля. При одном воспоминании о нем у нее напряглась грудь, которая теперь казалась округлее и полнее.

Она давно не смотрела на себя как на объект желания мужчин. Раньше Амбер воспринимала свое тело только как способ зарабатывания денег. Сейчас она видела перед собой женщину, способную доставлять неизмеримое чувственное наслаждение мужчине, испытывать блаженство и любить.

Мигель вернулся незадолго до полудня. Он выполнил свое обещание и повез Амбер по Барселоне, потом отвел в музей, чтобы посмотреть работы Антонио Гауди. Картины этого мастера обоих не оставили равнодушными.

– Это невероятно красиво! – Амбер восторженно вздохнула, наслаждаясь произведениями искусства.

– Да, Гауди был человеком с воображением.

– Не все так думают.

– Потому что не каждому нравится модернизм.

– Нам с тобой нравится, – она улыбнулась.

– Да, это нас объединяет. Предпочтения и интересы Мигеля и Амбер в самом деле во многом совпадали. Он отвечал на ее многочисленные вопросы относительно Барселоны, ее населения и истории. Рассказывая об этом Амбер, Мигель чувствовал удовлетворение.

– Мне никогда не было так весело в путешествии, как с тобой, – благодарно сказала она. – С тобой не сравнится даже моя мама.

– Твоя мать, несмотря на свои достоинства, по-прежнему остается твоей матерью, а я твой любовник и уроженец этого города. Именно это тебя и очаровывает.

В Барселоне Мигель и Амбер провели чуть меньше недели. В один из дней они отправились на ближайший пляж, где, к удивлению Амбер, Мигель снял для них шикарной номер в отеле на воде.

Ей нравилось все, что он делал.

Они гуляли по пляжу до самых сумерек. Амбер хотелось посмотреть на закат солнца, однако Мигель отговорил ее, пообещав разбудить пораньше, чтобы насладиться восходом.

– Поверь мне, восход ничем не уступает по красоте закату, – сказал он.

– Я верю тебе.

На следующее утро они в самом деле наблюдали восход солнца.

– Ты действительно так любишь море? – спросил Мигель, любуясь ее восторженным лицом.

– Да, я вряд ли смогла бы жить вдалеке от моря.

– Может быть, ты русалка?

– Возможно. – Она рассмеялась.

– У меня для тебя есть сюрприз, и я думаю, что он тебе понравится.

– Уверена, так и будет.

При одной мысли о том, что Мигель потратил на нее свое время и устроил для нее нечто необычное, Амбер почувствовала блаженство.

Спустя какое-то время оба стояли на палубе яхты.

– Значит, мы уплываем?

– Да, уплываем.

– На целый день? – дрожа от предвкушения, спросила она.

– Ты же сказала, что у тебя есть еще девять дней отпуска.

– Но мы же не будем плавать все это время? – в ее голосе послышался испуг.

Мигель с превеликим удовольствием провел бы с Амбер на яхте и месяц, но это было невозможно.

– У меня по-прежнему много дел, однако мы можем поплавать подольше.

– Ух, ты! Прямо, как в медовый месяц. – Произнеся это, она прикусила губу и покраснела. Не важно, как хорошо ей и Мигелю было в последние дни, говорить о долговременных отношениях между ними не имеет смысла. – Забудь! Хотя мне не нужен такой муж, который станет работать в медовый месяц, – со смехом сказала она.

– Мы оба еще не готовы к такого рода отношениям, – ответил он, и его губы изогнулись в улыбке.

– Ты имеешь в виду брак или медовый месяц?

– Разве они не взаимосвязаны? На этой яхте нам удастся провести вместе несколько дней. Здесь между нами не будет недомолвок. Мы просто станем наслаждаться друг другом и красотой природы.

– Ты прав. Я знаю, что ты должен работать, но не можем же мы все бросить и до конца своих дней жить на берегу!

Прогулка на яхте казалась Амбер невероятно хорошим способом не думать о своей карьере, делах, а просто отдохнуть душой и телом.

– Я торжественно клянусь как можно реже вспоминать о своей работе во время нашего плавания! – произнес Мигель.

– Согласна!

Хоть на время позабыть о делах. Как говорится, с глаз долой – из сердца вон.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Мигелю и Амбер действительно удалось на всю неделю забыть о своих делах. Они плавали в открытом море, подходили к берегу, чтобы насладиться видом, и очень много времени проводили вместе. На борту яхты находилась небольшая команда, которая заботилась обо всем.

Амбер все время была в приподнятом настроении и улыбалась.

Наконец они отправились в порт. Мигель и Амбер стояли на палубе. Солнце мягко освещало кожу девушки, а ветерок легко трепал ее волосы.

– Скоро приедем домой. – Мигель крепко обнял ее за талию.

– Когда мы приплывем в порт?

– Через два часа, возможно, раньше.

– Значит, конец нашей идиллии?

– Похоже. – Он поцеловал ее в макушку. – Нам нужно поговорить.

Амбер повернулась к нему.

– Не сейчас. Я не готова обсуждать наше будущее. У нас в запасе осталось два часа.

Вечером Мигель и Амбер поужинали на яхте, потом там же занимались любовью и остались на борту до утра.

Следующее утро прошло в спешке. Мигелю срочно нужно было отправляться на работу, а Амбер – упаковывать свои вещи, чтобы лететь домой. Они договорились, что Мигель проводит ее в аэропорт, однако его вызвали на важное совещание.

Амбер уже собиралась взойти на борт самолета, как вдруг зазвонил ее сотовый телефон.

– Это Мигель!

– Я думала, ты уже не позвонишь мне, – сказала она.

– Я извинился и ускользнул с совещания, будто бы по нужде.

– Спасибо. – Девушка рассмеялась.

– Я уже скучаю по тебе.

– Я тоже скучаю.

– Мы так и не поговорили о нашем будущем. Я должен кое-что тебе сказать.

Объявили посадку. Амбер отвернулась от идущих к турникетам пассажиров.

– Что ты хотел сказать?

– Через неделю я уезжаю в Прагу.

– Ух ты! – Амбер всегда хотелось посетить Чехию. – Надолго?

– Надолго.

– Понятно… Мне нужно идти, Мигель. – Он тихо выругался.

– Я планирую прилететь в Калифорнию на следующей неделе.

– Я буду рада, – Амбер почудилось, будто у нее выросли крылья.

– Значит, до встречи.

– Замечательно! – Она выключила телефон, радостно улыбнулась и направилась к трапу самолета.


В аэропорту Калифорнии ее встретила мать. Они говорили о Мигеле всю дорогу домой.

– Родная, я так рада видеть тебя счастливой!

– Он такой хороший, мам, я не представляю, как выдержу разлуку с ним. Он уезжает в Прагу, но мечтает о встрече. Я и представить себе не могла, что смогу вот так сразу влюбиться.

– Ты уже открылась ему?

– Нет, я не хочу торопиться, да и он ничего не сказал.

Мать кивнула и заговорщически подмигнула ей.

– Мужчины редко признаются в своих чувствах.

– Ты судишь по папе?

Выражение лица Хелен смягчилось, когда на нее нахлынули воспоминания.

– Нет, он слишком быстро покинул меня. Твой отец сделал мне предложение стать его женой на втором свидании, а я не соглашалась почти два месяца. Я осторожничала, – она с горечью смотрела перед собой. – Если бы я знала, как мало времени нам отпущено, то осталась бы с ним в наше первое свидание.

– Я тоже об этом думала, прежде чем рискнуть… Я была близка с Мигелем. Решила не осторожничать, а сразу воспользоваться моментом. Мы с Мигелем даже шутили по этому поводу. Возможно, у меня где-то в подсознании сохранился страх потерять любимого человека так же скоро, как ты потеряла папу.

– Рада, что ты довольна своими отношениями с Мигелем, дорогая.

– Я тоже, – Амбер улыбнулась.


Спустя некоторое время Мигель позвонил Амбер, чтобы узнать, как она долетела. Девушка несказанно обрадовалась его звонку. В Испании в это время была полночь, а в Калифорнии – утро, однако Мигель не торопился закончить разговор. Они беседовали о его делах в Праге, а также о показе мод в Калифорнии, в котором примет участие Амбер.

Им пришлось закончить разговор, когда в комнату зашла мать Амбер, чтобы напомнить о завтрашней ранней примерке одежды перед показом мод.

– Ты же не хочешь предстать перед дизайнером, имея темные круги под глазами, милая. Ему это может не понравиться, и он заменит тебя другой моделью.

– Ты должна отдохнуть, дорогая, – сказал Мигель, ясно слыша то, что говорит ее мать. – Я позвоню тебе, когда точно узнаю о времени своего прилета в Калифорнию.

– Хорошо, – проворчала Амбер, впервые в жизни сердясь на требования, которым заставляла ее подчиняться профессия модели.

На следующий день, после утомительной примерки, когда Амбер занималась велотренажере, чтобы отвлечься и размяться, в дверь квартиры позвонили. Мать не говорила, что ждет гостей, однако это мог быть сосед или кто-нибудь из клиентов Хелен. Услышав голоса, доносящиеся из гостиной, Амбер решила выяснить, кто пришел.

Войдя в гостиную, она замерла на пороге. Хелен сидела на софе рядом с привлекательным пожилым мужчиной. Он обнимал Хелен за плечи, а она плакала.

Амбер никогда прежде не видела мать плачущей. Еще больше девушку удивило то, что она позволяет какому-то мужчине обнимать ее. Амбер окаменела, услышав, как ее мать, всхлипывая, произнесла:

– Я знала, что когда-нибудь это произойдет, но надеялась на обратное. Я была такой эгоисткой! Я поступила несправедливо.

Мужчина посмотрел на Хелен с горечью и сочувствием.

– Скажите, зачем вы забрали у меня дочь? – проговорил он.

Сердце Амбер замерло. О чем говорит этот человек и почему ее мать не называет его сумасшедшим?

Хелен попыталась произнести хотя бы слово, но задохнулась от рыданий.

Амбер видела по выражению лица матери, что та готова провалиться сквозь землю. А ведь Хелен не привыкла терять контроль над своими эмоциями, особенно в присутствии незнакомых людей!

– Мам, что происходит?!

Внезапно Амбер увидела девушку, очень похожую на нее. Сердце Амбер подпрыгнуло. У этой девушки были такие же, как у нее, волосы, глаза и фигура. Глаза незнакомки были наполнены слезами. Позади нее стоял темноволосый молодой мужчина.

– Амбер! – воскликнула девушка.

– Кто ты? – спросила Амбер, чувствуя крайнее беспокойство от непонятности ситуации.

– Я… – девушка замолчала, не в силах произнести ни слова, так же как и Хелен.

– Она твоя сестра, – наконец сказала Хелен. Как это может быть? Ведь Амбер – единственный ребенок Хелен Тейлор!

– Моя сестра? – Амбер тряхнула головой, ее сердце болезненно сжалось. – Нет, это невозможно. Неужели ты родила близнецов? Я правда всегда чувствовала, будто мне чего-то недостает…

Зачем она все это болтает?

– Мисс Тейлор, вам лучше присесть, – прервал ее монолог молодой мужчина.

– А вы кто такой? – спросила Амбер и шагнула назад, с опаской поглядывая на незнакомца.

– Я жених вашей сестры. Меня зовут Сандор Кристофидис.

– Магнат, который занимается судоходством?

– Вы читаете финансовые новости?

– Иногда, когда мне скучно во время съемок, – Амбер удивилась, зачем он спрашивает о таких приземленных вещах, когда ее собственный мир рушится.

Она повернулась к мужчине, который сидел рядом с Хелен.

– А вас зовут Джордж Вентворт? – спросила она.

Что делают здесь эти люди? Какое отношение они имеют к Амбер? Зачем они приехали в этот дом и разговаривают с ее матерью?

Пожилой мужчина поднялся на ноги.

– Да, меня зовут Джордж Вентворт.

Хелен сидела на софе, утирая слезы. Потом она вытерла руки о джинсы и раскрыла объятия, приглашая к себе Амбер.

– Подойди ко мне, детка, я должна кое-что рассказать тебе.

Амбер, не желая отказывать своей расстроенной матери, медленно побрела к ней. Мистер Вентворт присел в кресло рядом с софой. Амбер уселась рядом с матерью на софу.

– Ты очень похожа на меня, – сказала Амбер и посмотрела на девушку.

– Это так, – та миролюбиво улыбнулась в ответ и пожала плечами.

Амбер не унималась, желая во что бы то ни стало разобраться в сложившейся ситуации.

– Твои волосы темнее…

– Это так.

– И короче моих.

– Да, кроме того, мои брови имеют естественную форму, и я вешу больше, чем ты, на несколько килограммов. Я одеваюсь не так модно, как ты, и не люблю бегать. Однако я тоже люблю старые фильмы, ношу обувь такого же размера, как и у тебя, и предпочитаю серебряные украшения золотым.

Мать Амбер горько охнула, показывая, какие страсти кипят у нее в душе. Амбер научилась скрывать свои эмоции за годы работы фотомоделью, поэтому на ее лице не дрогнул ни один мускул. Она чувствовала себя достаточно сильной, чтобы выдержать крутой поворот судьбы, однако ей казалось, будто ее недавно обретенное счастье и спокойствие могут исчезнуть…

Она взяла свою мать за руку.

– Что произошло, мам?

– Пожалуйста, не осуждай меня, Амбер. Я заслуживаю ненависти, однако не выдержу, если ты возненавидишь меня.

Амбер была шокирована. О чем говорит мать и в чем хочет признаться?

– Никто не станет испытывать к вам ненависти, миссис Тейлор, мы просто хотим во всем разобраться, – твердо сказал Джордж Вентворт.

– Я никогда не буду ненавидеть тебя, – поклялась Амбер.

– До того, как ты вошла в комнату, мистер Вентворт задал мне вопрос. Он хотел… – ее мать замолчала, собираясь с мыслями. – Он хотел знать, зачем я украла его дочь.

Амбер подпрыгнула на месте, будто от электрического разряда.

– Что?!

Ее мать начала рассказ, который вызвал у Амбер чувство ужаса. Хелен потеряла своего ребенка в той же автокатастрофе, что и любимого супруга. После этого у нее начался психоз, сменившийся депрессией. Хелен оказалась в больнице в ту ночь, когда умерла роженица, давшая жизнь Амбер и ее сестре Элеоноре.

В душе Хелен что-то перевернулось, и она решила украсть одну из девочек. При этом она искренне верила, что Амбер – ее собственная дочь, к которой умершая роженица не имеет никакого отношения. Мистер Вентворт кивнул, будто понимая причину подобного поступка. Амбер подумала, что мистер Вентворт – один из самых удивительных людей, которых она когда-либо встречала. Он не укорял ее мать, не повышал голоса, не угрожал. Какое благородство!

– Не спрашивай, как мне удалось вынести тебя из больницы, Амбер, потому что я этого не помню. Вернувшись домой, я увидела в комнате детские вещи и окончательно внушила себе, что ты и есть моя маленькая Амбер, – ее голос прервался. – Я так тебя любила! Ты была моей единственной радостью.

Амбер обняла мать, пытаясь утешить.

– Все хорошо, мам.

Хелен покачала головой и продолжила рассказ. Оказалось, она в течение пяти лет даже не сомневалась, в том, что Амбер ее дочь.

– А что произошло через пять лет? – мягко спросила Амбер.

– Я увидела статью о Джордже Вентворте в деловом еженедельнике, – ее мать оглядела присутствующих в комнате людей. – Я ведь финансовый аналитик.

– Мы знаем, – тихо сказал Джордж.

– Конечно, знаете, – она глубоко вздохнула и сцепила свои дрожащие руки. – В статье было написано о вашей пропавшей дочери, вся история с подробностями. Тут и наступило просветление. Я многое вспомнила, не все, но многое…

– Я не понимаю… ты же могла вернуть меня обратно…

Амбер была убеждена, что Хелен никогда не стала бы удерживать рядом с собой чужого ребенка, зная, кто его отец.

– Да, я пыталась. – Мать посмотрела на Амбер затуманенным от слез взглядом, отчего у девушки сжалось сердце. – Я пыталась выяснить, действительно ли ты являешься дочерью мистера Вентворта и кто он такой. Не могла же я просто отдать тебя незнакомому человеку с сомнительным поведением, пусть он и был твоим биологическим отцом.

Столь нелестный выпад в сторону мистера Вентворта крайне удивил Амбер. Ведь он казался добрым, сочувствующим человеком. Но мать Амбер тут же рассказала о том, что считала Джорджа Вентворта мстительным, безжалостным человеком, этакой акулой в бизнесе и ужасным отцом – бездушным, замкнутым и совсем не заинтересованным в том, чтобы вернуть свою дочь.

Хелен посмотрела на мистера Вентворта – отца Амбер, – будто не веря, что на самом деле он не таков, каким она его считала, потом взглянула на дочь.

– Ты была такой хорошенькой и милой малюткой. Если бы ты попала к такому человеку, то зачахла и умерла бы. Я не могла вернуть тебя ему. Я читала публикации о нем и знаю, что он отправил свою дочь Элеонору в школу-интернат, когда ей было всего восемь лет от роду. – Хелен подняла на Элеонору глаза, заполненные слезами. – Мне было очень больно узнать о том, как с тобой обращался твой отец. Я любила твою сестру всем сердцем и очень переживала за тебя, Элеонора. Я не могла изменить твоей жизни, но и не хотела позволять твоему отцу сделать Амбер несчастной.

– Я понимаю вас, – ответила Элеонора к неописуемому удивлению Амбер. – И рада, что у моей сестры не было такого детства, как у меня. Хорошо, что вы любили ее и заботились о ней.

Амбер не могла поверить в то, что слышит, и не понимала, как Элеонора способна говорить такое о своем отце.

– Однако мы нуждались друг в дружке, – вмешалась она. – Если бы ты вернула меня отцу, мы с Элеонорой были бы вместе, – сказала Амбер.

– Я знала об этом, но не могла рисковать, – Хелен закрыла лицо руками и всхлипнула. – Мне жаль.

Мужчина, оказавшийся отцом Амбер, присел рядом с Хелен и молча обнял ее. В душе Амбер вспыхнула симпатия к этому человеку. Не важно, как Джордж Вентворт относился к Элеоноре, сейчас он показал себя человеком неслыханного благородства.

– Если мистер Вентворт на самом деле так ужасен, почему он не угрожает моей матери, не орет на нее и не обещает упрятать ее за решетку? – шепотом спросила Элеонору Амбер, пытаясь как-то связать услышанное и увиденное воедино.

– Две недели назад он чуть не умер и после этого совершенно изменился. Думаю, что на самом деле отец очень любит меня, и уверена, что он станет обожать и тебя, Амбер.

Слова Элеоноры насторожили Амбер. Сестра по-прежнему как-то неуверенно говорила о том, что отец любит ее.

– А что теперь будет с мамой? – не удержалась Амбер.

– Ни я, ни отец не хотим причинять ей страданий. Мне просто хотелось познакомиться с тобой и Хелен, если она, конечно, позволит. Она была тебе хорошей матерью, заботилась о тебе. Услышав рассказ Хелен, я поняла: она любила тебя, как только можно любить родную дочь.

– Значит, ты действительно ничего не имеешь против моей матери? – спросила Амбер, невероятно пораженная тем, насколько душевная и сочувствующая у нее сестра. – На твоем месте мало кто был бы настроен столь дружелюбно.

Сандор рассмеялся и обнял свою невесту.

– Элли особенная женщина.

Имя Элли больше понравилось Амбер, нежели Элеонора. Девушка обрадовалась тому, что теперь у нее появилась сестра, но, воспринимая любовь своей матери как должное, даже не могла представить, что у Элли было совсем другое детство.

– Рада это слышать. – Амбер на краткий миг опустила голову, однако быстро взяла себя в руки и повторила: – Я не хочу, чтобы моя мама страдала.

– С ней все будет в порядке, – убежденно произнес Джордж Вентворт. – Она заботилась о тебе лучше, чем я об Элли. Я прекратил твои поиски, Амбер, спустя всего год после твоего рождения. За это мне нет прощения. Кроме того, я плохо относился к твоей сестре, но она, несмотря на это, любит меня.

– На свете есть отцы и похуже, – ласково возразила Элли. Амбер захотелось обнять сестру, однако она сдержалась. Ведь они встретились только сегодня и пока ничего не знают друг о друге. Стесняясь до поры до времени открытого проявления сестринских чувств, Амбер была рада тому, что Сандор пришел вместе с Элли и поддерживает ее, как может.

– Спасибо, дорогая, – с чувством произнес Джордж, – однако я помню, как в детстве ты часто умоляюще смотрела на меня, словно прося хотя бы минимального участия. Я не замечал этого, и мне нет прощения.

– Иногда ты обнимал меня, – все так же ласково сказала Элли.

Слова Элли разрывали Амбер душу! Как жаль, что она провела столько времени вдали от своей сестры! Амбер нисколько не винила в этом свою мать, она понимала, что глубокое горе помутило ее разум. И то, что она не знала своего отца, не причиняло ей столько боли, сколько осознание одиночества Элли.

Джордж Вентворт поднял на Элли грустный взгляд.

– Могу поспорить, что ты помнишь каждое мое объятие, ибо их было крайне мало.

– Вы и в самом деле вели себя не лучшим образом, – вырвалось у Амбер.

Джордж Вентворт вздрогнул.

– Да, это именно так, но благодаря Богу Элли не переставала любить меня. Я понимаю, что сделал много ошибок, и хочу их исправить. Думаю, теперь мы все сможем быть одной семьей, если вы этого хотите.

– Я не оставлю свою маму, – сказала Амбер.

– Я, так же как и Элли, с удовольствием познакомлюсь с ней поближе, Амбер.

При этих словах Хелен высвободилась из его объятий и вытерла лицо. Теперь она выглядела спокойной и лишь слегка смущенной.

– Я так боялась все эти годы! – сказала Хелен. – Не могу поверить в то, что все так благополучно разрешилось.

– Все было бы иначе, если бы мы встретились две недели назад.

– Хорошо, что вы не отыскали нас именно две недели назад, – язвительно заметила Амбер.

Дальнейший разговор прошел в более позитивном русле. Элли все больше молчала, но Амбер и не упрекала ее в этом. Все происходящее было сверхъестественным и немного пугающим. Жизнь Амбер кардинально изменилась. При виде вновь обретенной родни у нее сжималось сердце, Ей не следовало рассказывать Хелен о своих переживаниях, а тем более делиться ими с сестрой и отцом.

Нужно было все таить в себе, и на это имелась масса причин. Девушка вспомнила о Мигеле и пожалела, что его нет рядом. Отчасти она завидовала Элли, которую заботливо поддерживал Сандор.

Потом Сандор вдруг объявил, что привезли заказанный им обед. Во время еды разговоры не прекращались. Было уже поздно, когда Сандор поднялся из-за стола и произнес:

– Элли пора отдыхать. Она очень переживала в течение последних нескольких дней. Давайте договорим обо всем завтра.

Амбер с сочувствием посмотрела на Элли.

– Ты все время молчала…

– Я внимательно всех слушала. Просто не привыкла находиться в семье, – сказала Элли.

Ничего себе! И это говорит Элли? Ведь именно Амбер была похищена и воспитывалась вдали от своей семьи.

Прощаясь, Элли пообещала Амбер зайти к ней на следующий день, и та с радостью согласилась.

Джордж Вентворт откашлялся.

– Я бы хотел задержаться и кое-что обсудить с Хелен. Это юридические тонкости…

– Все будет хорошо? – заволновалась Элли. – Хелен не отправят в тюрьму?

– Она останется на свободе. Я уже сделал все, чтобы спустить дело на тормозах.

Амбер почувствовала облегчение. Она пока не знала, как относиться к произошедшему сегодня, однако в одном была уверена наверняка: ей не хочется, чтобы мама когда-либо еще страдала.

– Так вы обо всем договорились с юристами до того, как приехать к нам? – уточнила Амбер.

– Разумеется.

– Спасибо! – Девушка спрыгнула с софы и обняла Джорджа Вентворта, который в ответ заключил вновь обретенную дочь в свои объятия. Амбер испытала странное, но приятное ощущение. Ведь теперь у нее появилась настоящая семья! До сих пор в жизни Амбер была только Хелен, хотя любовь матери всегда поддерживала ее в трудной ситуации.

Хелен сказала дочери, чтобы та отправлялась спать, ибо завтра ей предстоит показ моделей. Девушка не стала спорить. Следовало оставить мать и отца наедине, дабы они уладили все необходимое между собой. Амбер и самой нужно было побыть одной и собраться с мыслями по поводу произошедшего.

Элли, как и обещала, приехала к Амбер на следующий день. Однако на этот раз она болтала без умолку, и Амбер безумно полюбила свою сестру. Элли оказалась необычным человеком. Несмотря на достаток, она работала консультантом на бирже труда, пытаясь помочь безработным.

Самое удивительное было в том, что Элли считала себя заурядной девушкой. Амбер сделала карьеру модели благодаря своей красоте, поэтому громко рассмеялась, когда ее сестра-близнец назвала себя ничем не примечательной особой.

Они прекрасно провели время вместе. Амбер надеялась, что Мигель прилетит в Калифорнию до того, как сестра и отец переберутся на Восточное побережье. Ей так хотелось все ему рассказать!

Мигель позвонил Амбер вечером, однако девушка не слышала звонка, потому что оставила телефон в сумочке в своей комнате, когда к ним в квартиру внезапно нагрянули ее новые родственники.

Амбер плохо спала ночью, а наутро, едва проснувшись и даже не выбравшись из постели, набрала номер Мигеля.

Он ответил после первого же гудка.

– Привет, Мигель! – Она улыбнулась. – Это Амбер.

– Здравствуй, дорогая, – сказал он по-испански.

Улыбка Амбер стала шире. При звуке его голоса у нее запела душа.

– Ты мне звонил вчера вечером. Извини, я не смогла ответить.

– Ты работала?

– Вообще-то нет. Я кое с кем разговаривала. Мне нужно столько тебе рассказать!

– У меня тоже есть новости.

– Говори первым.

Амбер была уверена, что Мигелю не понадобится столько времени на рассказ, как ей.

Она хотела поведать ему о том, что теперь у нее появились отец и сестра, однако решила подобрать такие слова, чтобы не выставить свою мать в дурном свете.

– Я не смогу прилететь в Калифорнию на этой неделе.

Внутри Амбер все оборвалось. Ей так хотелось увидеть Мигеля!

– Мне жаль.

– Извини, но я думаю, все к лучшему.

– Что значит, к лучшему?

– Чем больше времени мы проводим вместе, тем сильнее привязываемся друг к другу.

– Неужели это плохо? – Она потерла виски. Уж не снится ли ей этот разговор с Мигелем. Однако, к сожалению, все происходило наяву.

– К лучшему, учитывая тот факт, что через пять дней я должен уехать в Прагу и пробыть там неопределенное количество времени.

– Но…

– Я знаю, что мы оба рассчитывали продолжить нашу связь.

Связь? Мигель называет восхитительные отношения между ними связью? Он нужен Амбер как воздух, но, похоже, она ему нисколько не нужна. Казалось, что две недели, проведенные вместе в Испании, ничего не значат для него.

– Я не стану…

Амбер, учитывая недавнее душевное потрясение, не могла найти слов.

Однако Мигелю было что сказать ей.

– Ты хочешь узнать правду, дорогая? Я подозревал, что мне понадобится несколько месяцев, чтобы насытиться тобой, но у нас нет столько времени, и мне в самом деле жаль.

Значит, ему жаль. Душа Амбер разрывается от боли, а Мигелю просто жаль! Ей хотелось закричать, однако она все-таки заставила себя продолжать:

– То есть ты хочешь сказать, что не жаждешь продолжения наших отношений?

– Мы поступим честно, если прекратим встречаться.

Неужели Мигель в самом деле сказал это сейчас? Да, что же это такое творится?! Сначала выясняется, что Хелен не ее родная мать, появляется сестра-близнец и отец, о которых она понятия не имела, а теперь Мигель дает ей отставку. Это несправедливо! Ведь она любит Мигеля!

– Почему ты так считаешь?

Он издал странный горловой звук, однако уже через секунду заговорил спокойным голосом:

– Твоя карьера набирает обороты, ты теперь будешь очень занята. Если мы не прекратим наши отношения, ты только станешь излишне волноваться.

– Я хочу быть с тобой.

Подобная просьба задевала самолюбие Амбер. Хотя на кой дьявол ей сейчас нужна эта гордость?

– Все слишком усложнилось, дорогая, ты же понимаешь.

Амбер не понимала Мигеля. А что, если все дело не в ней, а в том, что у него появилась другая женщина?

– Ты сказал, что мы поступим честно, если прекратим встречаться?

– Я не сторонник долгих отношений. Мы не сможем быть верными друг другу, находясь порознь в течение нескольких месяцев.

– Ты хочешь сказать, что не выдержишь долго без секса?

– Да, и это касается не только меня. Теперь, когда я пробудил в тебе чувственность, ты не станешь сдерживать ее.

– Ты негодяй!

Он горестно вздохнул.

– Амбер, мы оба вступали в эту связь, заранее обо всем договорившись. Ты же сама сказала, что не готова к долгосрочным отношениям.

Она что, в самом деле об этом говорила?

– Времена изменились.

– Мне жаль, дорогая.

Опять он говорит о том, что ему жаль! Как же это не нравилось Амбер. Недавно ее мать тоже твердила о сожалении. Хелен лгала своей дочери всю жизнь, и это отчасти можно было понять. Однако Амбер нелегко было смириться с тем, что ее обманывала женщина, которой она безгранично доверяла. Объяснения и оправдания ничего не изменили – вся жизнь Амбер протекала во лжи.

А теперь еще и Мигель рассказывает свою трогательную историю. Она влюбилась в него, а он заявляет, что не сможет выдержать одиночество, долго работая вдалеке от нее.

Амбер чувствовала себя в невероятно глупом положении. Она считала свои отношения с Мигелем особенными, а оказалось, что он просто выделил ей время в своем напряженном трудовом графике. Он даже предупредил ее в самом начале, что их связь основана не на эмоциях и любви, а на обмене чувственными переживаниями.

– Возможно, мы снова будем вместе, если к моему возвращению ни у одного из нас не будет любовников.

Эти слова резанули Амбер в самое сердце. Значит, Мигель считает, что у него в Чехии обязательно появится любовница.

– То есть ты вот так просто выбросишь меня из своей жизни? – задыхаясь, спросила Амбер.

– Ты сама сказала, что времена изменились. Давай подождем, и кто знает, может быть, мы еще будем вместе?

– А сейчас для этого время неподходящее?

– Ты знаешь, что да. Видишь ли…

Амбер убрала от уха телефонную трубку и посмотрела на нее. Ей хотелось разбить эту трубку на мелкие кусочки.

Наконец она выключила телефон, и голос Мигеля смолк.

Вот только на душе ей легче не стало. Три дня назад она была самой счастливой женщиной, хотя и скучала по Мигелю. Сейчас все изменилось. Ушла надежда на их совместную жизнь, а также спокойствие и уверенность в завтрашнем дне.

Все, что осталось у Амбер, так это карьера модели, однако профессиональные успехи не могли ее утешить. Жаль, что она не бесчувственный манекен.

Несколько минут спустя ее телефон снова зазвонил, но девушка не обратила на него внимания. Когда он зазвонил в третий раз, Амбер схватила его и швырнула в стену. В дверь постучали.

– Амбер, дорогая, через тридцать минут у тебя начинается съемка. Ты уже приняла душ?

Голос Хелен был хриплым, будто мать недавно плакала. Нельзя сейчас обрушиваться на нее со своими проблемами, нужно быть сильной. Собравшись слухом, Амбер настроилась на предстоящую работу, и заставила себя на время позабыть о проблемах.

Снова раздался стук в дверь.

– Амбер… с тобой все в порядке?

– Все хорошо, – солгала девушка, не желая расстраивать Хелен. – Я скоро выйду.

– Договорились, родная.

– Спасибо, мам.

Амбер поразилась тому, как звучит ее собственный голос. Она расскажет матери о Мигеле, но позже. Это произойдет после того, как ее отец и сестра уедут в Бостон. К тому моменту Хелен успокоится, а все юридические тонкости будут улажены.

Амбер будет держать себя в руках ради матери. Кроме того, теперь она будет полагаться только на себя.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Амбер так и не рассказала матери о предательстве Мигеля. Хелен однажды спросила дочь о нем, и девушка лишь ответила, что он уехал в Прагу. К счастью, дела Амбер пошли в гору, и она была настолько занята, что редко виделась с матерью.

Когда Хелен сказала ей, что отправляется в Бостон по приглашению Джорджа Вентворта, Амбер обрадовалась – ведь теперь ее мать не будет одинока. В Калифорнии останется квартира, которая всегда будет к ее услугам. Амбер знала, что отец и сестра ждут и ее переезда в Бостон, однако не спешила с ответом. Ей требовалось время, чтобы привыкнуть к своей новой жизни.

Элли вышла замуж, и Амбер присутствовала на ее бракосочетании в качестве подружки невесты. Она провела в Бостоне два дня со своей новой семьей, привычно улыбаясь и изображая из себя счастливую и довольную особу. А через две недели после возвращения в Калифорнию Амбер начала мучить тошнота, однако она объяснила это стрессом.

Из-за плохого самочувствия Амбер стала меньше питаться. Она получила новую работу и по требованию своего агента сбросила несколько килограммов, что оказалось нетрудно. Девушка стала ярче краситься, чтобы скрыть круги под глазами от постоянного недосыпания.

Каждую ночь она видела во сне Мигеля. Сны были прекрасны, однако просыпалась Амбер с тяжелым сердцем. Поэтому девушка решила, что лучше вообще не спать, нежели каждое утро мучиться от пробуждения.

В один из дней по дороге на съемку, сидя за рулем автомобиля, Амбер не выдержала и погрузилась в сон. Очнулась она уже в больничной палате. Все ее тело болело.

Простонав, она заставила себя открыть глаза.

– Мисс Тейлор?

Амбер посмотрела на подошедшего доктора.

– Да.

– Как вы себя чувствуете?

– Не слишком хорошо.

– Все могло быть еще хуже.

– Согласна.

– Вы уснули за рулем автомобиля, двигаясь со скоростью примерно шестьдесят миль в час.

– Кто-нибудь пострадал?

Амбер не вынесла бы, если бы кто-то пострадал по ее вине.

– Поблизости не было других автомобилей.

– Я ничего не разбила?

– Как вы себя чувствуете? – настаивал доктор.

– У меня болит все тело. И тяжесть внизу живота.

– Мне жаль, мисс Тейлор.

Кое-что во взгляде доктора сказало Амбер, что он сочувствует ей не только из-за автомобильной аварии.

– Что со мной произошло? – напрямую спросила она.

– Вы потеряли ребенка.

– Ребенка?

Она что, была беременна? Как это возможно, если она и Мигель были очень осторожны?

– Вы не знали о своей беременности?

– Не знала.

– Это объясняет, почему вы так невнимательны к себе.

Амбер уставилась на доктора, в душе ругая себя. Она понятия не имела, что беременна. Ее начало тошнить, и доктор поднес к ее рту продолговатое судно.

Спустя несколько часов Амбер выписали из больницы. Девушка позвонила своему агенту и сообщила ему, что попала в аварию. Она ничего не рассказала матери. Отправившись домой, начала готовиться к съемкам, которые должны были состояться на следующий день.

Амбер по-прежнему тошнило, она не хотела ничего есть. Потеряв ребенка, она ощутила небывалую внутреннюю пустоту. Единственное, что ей удалось заставить себя сделать, так это спать.

Нельзя же снова заснуть за рулем автомобиля!

Через пять дней после аварии ей позвонил Мигель. Услышав его голос, она произнесла обреченно:

– Никогда мне больше не звони.


Три недели спустя агент вызвал Амбер к себе в офис. Его буквально трясло от злости. Он бросил на стол пачку фотографий.

– Что это такое, дьявол побери?

Амбер посмотрела на фотографии и попыталась понять, что именно так рассердило агента. На всех снимках она улыбалась и позировала так, как просил ее фотограф. Амбер вопросительно посмотрела на агента.

– Ты похожа на ходячий скелет!

– Ты же просил меня похудеть для рекламной съемки.

– Я просил тебя сбросить два-три килограмма, дорогуша, а сколько сбросила ты? Расскажи-ка мне, для чего ты себя медленно убиваешь?

– Я этого не делаю.

– Тогда объясни, что это значит. – Он сердито махнул рукой на фотографии.

Амбер пожала плечами.

– Клиент был взбешен?

– Я не знаю. Они просто отказались брать эти снимки и пригласили другую фотомодель. А вот ты расскажи мне, что происходит.

– Слушай, может быть, нам переключиться на другую работу?

– Ты не актриса, Амбер Тейлор, дьявол побери! Ты модель и скоро отправишься на небеса, если не начнешь питаться.

Амбер не знала, что ответить. Она не собиралась умирать, ибо это было глупо. Да, она похудела, ну и что?

– Я постараюсь набрать вес.

– Вот и умница.

Однако Амбер не могла заставить себя поглощать пишу. Девушка была не в состоянии что-либо чувствовать. Она понимала, что должна отключить эмоции и справиться с душевной болью. Став матерью, она смогла бы продолжить жить дальше, однако ребенок умер…

Она подумала о своей сестре, которая всю жизнь любила отца, постоянно отталкивавшего ее. Странно, но оказалось, что на Джорджа Вентвора больше похожа Амбер, взращенная любящей Хелен, а не Элли, которой не хватало любви в детстве.

Неделю спустя Амбер отправилась в Бостон. В гостиной шикарного особняка Джорджа Вентворта ее встретили сестра, мать, отец и Сандор Кристофидис.

При виде вошедшей в гостиную Амбер Элли ахнула, Джордж Вентворт выругался, а Хелен расплакалась.

– Детка, я не знаю, что происходит, но ты должна позволить нам помочь тебе, – запричитала мать Амбер.

– Это все из-за Мигеля? – спросила Элли, будто подтверждая тот факт, что близнецы, даже будучи далеко друг от друга, чувствуют, какие эмоции переживает каждый из них.

Внезапно Амбер потеряла самообладание. На нее обрушилось слишком много. Сначала она утратила свою любовь, потом драгоценного ребенка, затем веру в жизнь. В ее душе что-то надломилось, и она, слабо вскрикнув, рухнула на пол.


Следующие два месяца выдались для Амбер нелегкими. Она была вынуждена заставлять себя питаться по определенному графику, чтобы выздороветь. Пребывая в безысходной тоске, Амбер перестала надеяться на чудо.

Мигель снова позвонил ей. На этот раз Амбер не удосужилась даже поговорить с ним, а просто повесила трубку.

Девушка по-прежнему не радовалась жизни, однако потихоньку стала набирать вес. Находясь в кругу семьи, Амбер старалась держаться молодцом и улыбаться. В один из дней позвонил ее агент с предложением новой работы, и внезапно оно поняла, что больше не желает работать моделью, позировать перед объективом фотокамеры. Она решила поработать у отца и, к радости матери и сестры, окончательно переехала в его особняк. Теперь для Амбер самым главным в жизни стали работа и семья.


Мигель чувствовал себя отвратительно после двадцати часов в пути. За последние два дня он практически не спал. Шесть месяцев, проведенных без Амбер, оказались для него самыми скверными в жизни. Работа в Праге шла успешно, однако он невероятно скучал по Амбер, а она не хотела иметь с ним никаких дел.

Он совершил ужаснейшую ошибку, сообщив Амбер о необходимости расстаться. Еще недавно Мигель задавался вопросом, справедливо ли поступил с ней, сможет ли вдали от нее сохранять ей верность. Приехав в Прагу, он понял, что в последнем уж точно может быть уверен.

В течение полугода у него не было ни одной любовницы. В Праге повсюду было множество красивых, опытных и, главное, доступных женщин. Однако ни у одной из них не было голубых глаз Амбер, в которых Мигелю хотелось утонуть. Ни одна из женщин не обладала ее милой привычкой кусать нижнюю губу или очаровательной неопытностью в любовных делах.

Никто из встреченных Мигелем женщин не тронул его сердца и даже не вызвал чувственного желания.

Он понял, что совершил роковую ошибку, однако пытался перебороть свои чувства, уверенный, что скоро все забудется. Никогда прежде Мигель не скучал по своим любовницам, поэтому считал: он будет испытывать к Амбер все что угодно, только не любовь. Он вел себя настолько эгоистично, что забыл о ее чувствах. Мигель пытался внушить себе, что в его жизнь любовь и супружество придут позже.

Поддавшись наконец своим чувствам, он позвонил Амбер, а она попросила его больше никогда этого не делать и повесила трубку. Мигель снова попытался связаться с ней, однако она не ответила. Он был взбешен и объяснял свою злость задетым самолюбием. Только спустя два месяца, поняв, что нешуточно страдает, Мигель еще раз набрал телефонный номер Амбер.

На этот раз она даже не захотела разговаривать с ним, а просто повесила трубку. Именно в тот момент Мигель понял, что Амбер страдает не меньше, чем он сам. Он не находил себе места, зная, что является причиной ее страданий. Впрочем, может быть, Амбер будет лучше без такого эгоистичного подлеца, как он?

Еще через два месяца Мигель получил информацию от своего детектива, которого заставил отслеживать каждый ее шаг: делать копии фотографий, просматривать рекламные проспекты, для которых она снималась. Когда агент сообщил ему, что Амбер закончила карьеру фотомодели и разорвала контракт с агентством, Мигель догадался: с ней произошло нечто очень серьезное. Он решил вес выяснить и, если удастся, уладить.

Мигель мучил себя мыслью о том, что Амбер нашла другого мужчину, однако детектив не предоставил ему такой информации. Мигель не хотел вторгаться в ее личную жизнь, но тем не менее порадовался тому, что слухов о ее связи с другим мужчиной нет.

Находясь в номере отеля в Калифорнии, он решил выспаться, а назавтра отправиться к Амбер.

Зазвонил сотовый телефон Мигеля. Это был нанятый детектив.

Мигель ответил на звонок.

– Менендес слушает.

Детектив говорил на каталонском наречии, однако Мигель прекрасно его понимал.

– Амбер живет со своей матерью в доме Джорджа Вентворта? – переспросил Мигель. – Она работает на него?

Мигель не знал, что поразило его больше: переезд Амбер подальше от ее любимого пляжа, проживание в одном доме с пожилым мужчиной или ее работа на него. Однако следующие слова детектива повергли Мигеля в шок.

Он заявил, что дочь Джорджа Вентворта как две капли воды похожа на Амбер Тейлор. Детектив провел дополнительное расследование и выяснил, что у Вентворта родились девочки-близнецы, но одна из них была похищена из больницы меньше чем через неделю после рождения. Достаточно одного взгляда на Элеонору Вентворт и Амбер Тейлор, чтобы понять, кем они друг другу приходятся.

Мигель не понимал, каким образом Хелен удалось похитить Амбер, однако тот факт, что Амбер живет в доме Вентворта, заставил его действовать.

Ему захотелось сразу же вылететь на личном самолете в Бостон, но он все же прислушался к голосу рассудка. Пилот Мигеля устал от долгого перелета. Кроме того, ему самому следует выспаться перед встречей с Амбер и переварить полученную информацию.

Мигель позвонил в авиакомпанию и заказал рейс на утро, а потом, несмотря на мысли, кружащиеся в голове, уснул.


Амбер привела себя в порядок и направилась в гостиную, где собралась вся семья. Она знала, что следует казаться счастливой, в противном случае родные вновь станут расспрашивать ее о делах.

Девушка немного удивилась тому, что ее мать оказалось легче обмануть, чем сестру. Однако это, скорее всего, происходило из-за того, что Хелен Тейлор, так же как и Амбер, была заинтригована поведением Джорджа Вентворта. А может, на то были и другие причины.

Сначала Амбер думала, что взаимный интерес Хелен и Джорджа имеет лишь исключительно деловую почву. Тем не менее после переезда в Бостон она заметила, что Хелен и Джордж нравятся друг другу. Амбер была рада за мать. Рассудок говорил ей, что ничего плохого в столь теплых отношениях ее матери и отца нет. Если бы еще Амбер могла восторгаться жизнью, как прежде, то была бы счастлива.

Входя в гостиную, Амбер заметила, что Элли улыбается и весело болтает с отцом. Увидев сестру, девушка вскочила со стула, подбежала к ней и обняла.

Амбер обняла ее в ответ.

Элли, держа Амбер за плечи, сделала шаг назад и внимательно посмотрела на нее.

– Ты великолепно выглядишь!

– Спасибо, ты тоже.

Элли одевалась не так модно, как Амбер, но всегда выглядела мило, впрочем, как и сегодня вечером.

– Тебе нравится твоя новая работа, Амбер?

– Больше, чем я ожидала. Вот только маминого страстного увлечения финансами у меня нет.

– Амбер прекрасно со всем справляется, – дружелюбно сказала Хелен.

– Мне ее начальник сказал то же самое, – с улыбкой произнес Джордж и слегка пожал руку Хелен.

– Так что все хорошо, – прибавил Сандор, присоединяясь к похвалам в адрес Амбер.

Амбер поначалу слегка удивилась, что никто не возражал против ее желания оставить карьеру фотомодели. Потом ее мать и сестра пару раз высказались о том, что им многое не нравится в современном модельном бизнесе. Вспомнили они и то, как Амбер едва не умерла из-за постоянного воздержания от пищи.

В плохом состоянии дочери Хелен винила не только Мигеля. Она по-прежнему считала себя виноватой. Амбер не нравились все эти разговоры, однако она не могла рассказать им всю правду. Родные так и не узнали о выкидыше…

Она многое хранила от них в тайне. Если Амбер позволит себе жаловаться, то ее окончательно поглотят горе и чувство вины, которые и без того переполняли ее душу.

Элли снова озабоченно посмотрела на Амбер, и та вдруг поняла, что за размышлениями не заметила, как стремительно изменилось выражение лица ее сестры. Она снова улыбнулась весело и дружелюбно, но Элли продолжала растерянно смотреть в сторону двери. Амбер обернулась и увидела… Мигеля Менендеса. Он стоял в дверях, не решаясь войти.

Мигель выглядел ужасно. Под глазами залегли темные круги, лицо осунулось от переживаний и усталости. Он похудел, однако это не убавило его очарования. Амбер подумала, что все равно роскошнее этого мужчины она никого и никогда не встречала.

Разве ей не следовало с отвращением смотреть на Мигеля? Тем не менее ей это не удавалось. На Амбер нахлынули чувства.

Мигель не обращал ни на кого внимания, пристально смотря на Амбер.

– Дорогая, нам нужно поговорить.

У нее помутилось в глазах, и она покачнулась.

Мигель подскочил к ней и протянул руки, а Амбер, внезапно обессилев, потеряла сознание.

Открыв наконец глаза, она увидела, что Мигель находится рядом с ней.

– Уходи отсюда, – сказала она.

– Не уйду.

Амбер свирепо уставилась на него, ее распирало от злости.

– Я не желаю тебя видеть!

– Я действительно все испортил. Именно потому теперь мне нужно все уладить, ибо мы должны быть вместе.

Амбер присела и только в этот момент догадалась, что находится на своей постели.

– Ты мне не нужен. Убирайся отсюда! – Кто-то ахнул позади Амбер.

Повернув голову, она увидела сестру, стоявшую у ее кровати, а также Сандора, обнимавшего Элли за плечи. Хелен потрясенно взирала на Амбер, Джордж успокаивающе поглаживал ее руку. Хорошо, что семья рядом, однако Амбер, как никогда, желала их ухода.

Она хотела, чтобы ушли все, включая Мигеля.

Менендес не нужен ей больше. Хватит с нее страданий! Она не заслужила их.

Ее сердце пронзила боль, и она с трудом сдержала слезы.

– Уходи, Мигель, пожалуйста… – Девушка замолчала и глубоко вздохнула, чтобы не расплакаться.

– Я никуда не уйду, – сказал он. Джордж Вентворт не выдержал.

– Ты здесь ничего не решаешь, потому что это мой дом, и я не позволю тебе расстраивать мою дочь!

Мигель нисколько не смутился, услышав такие слова. Казалось, он вообще не замечает ничего вокруг. Он не сводил взгляда с лица Амбер.

– Дорогая, мы принадлежим друг другу.

– Нет. – Девушка покачала головой, все так же желая, чтобы он ушел. – Я больше никогда не буду твоей.

– Ты слышал, что она сказала, парень? – Джордж Вентворт коснулся плеча Мигеля, и тот напрягся, будто приготовившись дать отпор.

– Прекрати! – резко сказала Элли, отчего все присутствующие удивленно посмотрели на нее. – Оставь его, пап.

Амбер хотелось повернуться к сестре и спросить, что та затеяла, однако она не могла отвести глаза от Мигеля.

– Только не говори мне, что решила защищать этого человека, Элли, – прогремел Джордж Вентворт. – Ты прекрасно знаешь, сколько мучений он причинил твоей сестре.

– Я знаю только то, что он, как и Амбер, страдает. В глазах Мигеля то же горе, что было во взгляде Амбер в тот день, когда мы приехали за ней в Калифорнию. Впервые за последние месяцы Амбер перестала быть бесчувственной куклой. Пусть она злится, но уж лучше такая эмоция, чем вообще никаких.

– Она уже стала выздоравливать… – начала Хелен, однако Амбер не смогла заставить себя посмотреть на мать.

Мигель пожирал ее своими серыми глазами. Амбер физически ощущала его взгляд.

– Нет, она не так и не выздоровела, – вновь заговорила Элеонора. – Просто научилась скрывать свои чувства. Амбер любит нас, поэтому хочет уберечь от переживаний… И все-таки это лишь искусная игра. Я старалась убедить и себя, что с ней все в порядке, но, увидев ее глаза при появлении Мигеля, сразу обо всем догадалась.

Хелен прижалась к груди Джорджа и приглушенно произнесла:

– Элли права. Боже правый, помоги нам… она все-таки права.

Хелен была готова расплакаться, и Амбер захотелось утешить мать, но девушка не смогла сдвинуться с места.

– Я не знаю, что произошло между вами и моей сестрой, мистер Менендес, однако уверена: вы единственный человек, способный вернуть Амбер к жизни, – сказала Элли.

– Нет, – не сдержавшись, прошептала Амбер, но потом пожалела о том, что сказала.

Элли схватила сестру за руку.

– Да. Я знаю, что он заставил тебя страдать, однако и сам не находит себе места. Но только вы сможете помочь друг другу.

Наконец Амбер отвела взгляд от Мигеля и посмотрела на сестру.

– Ничего не получится. Чувства умерли.

– Твоя душа по-прежнему жива. Наш отец после смерти матери считал себя бесчувственным. Но учти, я не стану ждать двадцать лет, как ждала его, что ты наконец очнешься и вернешься к жизни! Оказавшись на волосок от смерти, он все-таки изменился. Ты тоже чуть не умерла от голодания, Амбер. Доктора сказали, что ты довела себя до истощения, но не это сейчас важно. Ты по-прежнему держишь переживания в себе.

– Я снова начала питаться.

– Однако ты все еще не хочешь ничего чувствовать. Ты не живешь, а существуешь.

– Я живу ради мамы, отца и тебя. – На глаза Элли навернулись слезы.

– Амбер, мы хотим, чтобы ты жила ради себя. Мы так тебя любим!

– Я не вынесу, если Мигель останется, – сказала Амбер.

– Амбер, пожалуйста, просто поговори с ним. Поговори с ним ради меня.

– Зачем мне с ним говорить?

– Думаю, что он способен помочь тебе вернуться к жизни, – вновь произнесла Элли.

– Он не вернет мне того, что я потеряла, – возразила Амбер.

– Ты права, но, возможно, ему удастся дать тебе что-то взамен. Может быть, я ошибаюсь. Не отрицаю, что ты испытываешь к нему ненависть, но, дорогая, это твое первое проявление эмоций за последние несколько месяцев. Я хочу, чтобы ты поговорила с ним и не замыкалась в себе. Скажи ему, в конце концов, какой он эгоистичный подлец!

– Я и так знаю, что вел себя как подлец, – резко сказал Мигель.

Услышав это, Амбер не сдержалась. Она посмотрела на Мигеля и произнесла:

– Это не так, Мигель. Прошу тебя, я… – Девушка замолчала, чтобы собраться с мыслями. – Оставьте нас… – Амбер сделала глубокий вдох. Отчего ей так трудно дышать? – Если мы собираемся разговаривать, то нам нужно остаться наедине.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Элли сжала руку сестры и двинулась к выходу.

– Давайте оставим их наедине.

– Амбер! – умоляющим тоном произнесла мать, и девушка заставила себя посмотреть на нее. – Милая, не стоит так переживать. Все будет хорошо.

Амбер кивнула.

– Я знаю.

– Может быть, ты вначале поешь?

Амбер уже хотела отказаться, однако вовремя опомнилась, понимая, что должна питаться ради матери и себя самой, если стремится быть здоровой.

– Хорошо, но принеси что-нибудь и для Мигеля, – сказала Амбер.

– Я не голоден, – отозвался он.

– Ты будешь есть вместе со мной, потому что отвратительно выглядишь, – заявила Амбер со мстительной улыбкой.

Отец рассмеялся. Смех Джорджа Вентворта благотворно подействовал на Амбер – он слышался нечасто за последние несколько месяцев.

– Лучше тебе сделать так, как она говорит, сынок, – сказал Вентворт.

– Я сделаю все что угодно, лишь бы ты была счастливой, – лицо Мигеля было предельно серьезным.

Амбер удивленно уставилась на него. Так ли ей важно, чтобы Мигель поел вместе с ней? Стоит ли вообще задумываться об этом, хотя…

– Я хочу, чтобы ты поел вместе со мной.

– Я сделаю так, как тебе хочется. – Какое-то время Мигель и Амбер молчали и сидели, не двигаясь, пока наконец Хелен не внесла в спальню поднос с двумя большими тарелками и соком.

– Сначала поешьте, а потом поговорите, – сказала она и ушла.

Мигель и Амбер принялись за еду.

Закончив, Мигель взял поднос и поставил его на пол. Затем повернулся к девушке. Амбер поразил его измученный вид.

– Твоя сестра сказала, что ты едва не умерла… от истощения, – начал он.

Амбер кивнула.

Мигель сглотнул, его глаза блестели от эмоций.

– Почему ты отказывалась от пищи? – прошептал он.

Амбер охватил ужас, ибо никто прежде не удосужился выяснить истинную причину ее добровольной голодовки. Членам ее семьи казалось, будто они знают правильный ответ, а она решила не разочаровывать их. Следует ли ей солгать Мигелю? Может ли она солгать и сообщить ему уже известную всем причину?

Но разве Амбер может лгать ему? Ведь Мигель – отец ее неродившегося ребенка и имеет право узнать правду. Вот только заслуживает ли?

Мигель молча ждал, когда Амбер начнет говорить.

Он казался человеком, страдающим от любви, хотя несколько месяцев назад заявлял, что их отношения будут временными.

Амбер облизнула губы.

– Вскоре после моего возвращения из Испании у меня началась тошнота. Она мучила меня целыми днями, а мой агент хотел, чтобы я сбросила несколько килограммов для рекламной съемки.

– Ты похудела сильнее, – сказал Мигель, и она пожала плечами.

– Из-за тошноты я перестала питаться и быстро сбросила вес. Кроме того, я постоянно не высыпалась. Мне снились плохие сны… они меня угнетали, и я не желала просыпаться в одиночестве.

– Извини меня, – с болью в голосе проговорил Мигель и сжал кулаки, отчего костяшки его пальцев побелели.

– Что с тобой, Мигель?

Он тряхнул головой, будто желая собраться с силами.

– Ты едва не умерла, и я знаю, что это моя вина.

Мигель говорил так, будто осознание собственной вины убивало его.

– Ты ни разу не солгал мне и не давал непосильных обещаний. Я просто думала, что, если наши отношения казались мне восхитительными, то и ты расценивал их так же.

– Я действительно считал наши отношения особенными.

Амбер могла бы поспорить с ним, однако это уже не имело смысла. Эта часть ее жизни прошла. Она не знала, желает ли Мигель снова обладать ею или хочет просто стать другом, но была уверена в одном: в своем нежелании продолжать с ним какие бы то ни было отношения. Амбер стала разговаривать с Мигелем только потому, что об этом ее попросила Элли. А после он уйдет, и она никогда не увидит его больше.

– Что бы там ни было, я сама не заботилась о себе, так что ты ни в чем не виноват. Мне следовало быть осторожной, но я этого не делала. Я заснула за рулем автомобиля, пока ехала на съемку, а потом очнулась в больнице. У меня случился выкидыш.

– У тебя был выкидыш? – тихо спросил Мигель, приподнимаясь с постели, а потом резко усаживаясь обратно, будто ноги отказывались держать его. – Ты была беременна?

Должна ли Амбер успокаивать его? Возможно, должна, только не знала, каким образом. Что еще она может сказать ему?

– Да, хотя мы были очень осторожны. Не понимаю, как это произошло. Я никогда не прощу себе того, что потеряла ребенка, – призналась она с болью в душе.

– В тот самый первый раз… мы не предохранялись, – лицо Мигеля посерело. По щеке скатилась слеза, чего Амбер никак не ожидала. – Наш ребенок… умер, ты едва выжила. Я не заботился о вас.

– Это я должна была заботиться о ребенке, – с горечью возразила Амбер.

– Так… после того, как… – он замолчал, сглотнул и сделал видимое усилие, чтобы совладать с эмоциями. – После выкидыша ты совсем отказалась от пищи?

– Я уморила нашего ребенка голодом… и заслужила, чтобы умереть от истощения.

– Нет! – Он схватил ее за плечи, на его лице отразился ужас. – Нет, Амбер, не говори так. Даже не думай об этом!

– Я не могу не думать об этом, – сказала она.

– Но это неправильно! Ты же потеряла ребенка после аварии.

– Ну и что?

– Если бы причина выкидыша была в твоем недоедании, он произошел бы раньше. Ты ничего не ела, а ребенок забирал твои последние силы, отчего ты едва не умерла… – По щеке Мигеля скатилась еще одна слеза, и он досадливо смахнул ее рукой, будто злясь на свою слабость.

– Я убила нашего ребенка, – упрямо повторила девушка.

Мигель почувствовал себя дурно. А он-то думал, что страдал! Только сейчас он постиг истинное страдание. Амбер едва не умерла, их ребенок погиб… Мигель и вообразить такого не мог! Амбер считает себя виноватой, хотя единственный человек, кто ответственен за все, что произошло, – он сам.

Каждое слова Амбер было сродни острому ножу, который вонзался в его сердце. Он не знал, как переубедить девушку, однако решил попробовать.

– В смерти нашего ребенка следует винить только меня. Если бы я не предал нашу любовь, ты не была бы в таком ужасном состоянии.

Как же Мигелю хотелось убедить Амбер в том, что и он виноват в смерти их ребенка! Ему было невыносимо слышать, как она во всем винит только себя.

– Мы никогда не говорили друг другу о любви, – сказала она.

– А разве то, что происходило между нами, нельзя назвать любовью?

Амбер покачала головой.

Мигель знал, что она лжет. Они оба любили друг друга, пусть даже Мигель и совершил ошибку, поняв это слишком поздно. Однако прямо сейчас он не намеревался настаивать на своем.

Важнее всего было избавить Амбер от чувства вины.

– Ты не виновата в смерти нашего ребенка.

– Я виновата, потому что, если бы как следует заботилась о себе…

– Ты относилась бы к себе внимательно, если бы я не причинял тебе страданий. Зная о своей беременности, ты стала бы осторожнее.

– Мне следовало именно так и поступить.

– Нет, не упрекай себя. Я стал твоим первым любовником, у тебя не было никакого опыта. Нет ничего необычного в том, что ты сочла тошноту результатом стресса, – ведь ты обрела новую семью. Твоя жизнь безвозвратно изменилась. Я оставил тебя в тот момент, когда ты больше всего во мне нуждалась.

Мигель не знал, сможет ли когда-нибудь простить себе гнусное предательство. Одно он понимал наверняка: нельзя больше допускать ни единой ошибки.

– Все говорило о том, что мы влюблены друг в друга, а я этого не понял. Именно поэтому ты и наш ребенок пострадали. – Мигель содрогнулся в душе, вспомнив, как себя вел по отношению к Амбер.

– Нет… Я… Ты не любишь меня, Мигель.

– Я люблю тебя.

Амбер тряхнула головой, и он едва сдержал горькую улыбку. Еще полгода назад Мигель и предположить не мог, что на его признание в любви женщина ответит так, как это сейчас сделала Амбер.

Мигель не мог изменить прошлое, зато был способен думать об их совместном с Амбер будущем, ибо существовать друг без друга они не смогут.

– Я больше не хочу разговаривать, – сказала она.

– Отдохни, но я останусь в этом доме.

– Тебе лучше уйти.

Мигель промолчал в ответ. Он решил поговорить с Джорджем Вентвортом после того, как Амбер уснет.

Наклонившись вперед, Мигель целомудренно поцеловал ее нежные губы.

– Мы обо всем поговорим завтра, – прошептал он.

– Мы не станем разговаривать.

– Поспи, – ответил Мигель, не желая спорить с ней.

Спустившись по лестнице, он увидел, что Вентворт, Элли, Хелен и Сандор ждут его в гостиной.

Элли смотрела на Мигеля выжидающе, Сандор и Джордж Вентворт – немного угрожающе, Хелен Тейлор – так, будто боялась услышать нечто ужасное.

– Я хотел бы остаться здесь, если позволите, – сказал Мигель, переходя сразу к делу. Пусть сейчас ему придется умолять ее родню, главное – остаться рядом с Амбер. Им следует многое обсудить. Узнав, что Амбер потеряла ребенка и едва не умерла от голода, он не мог позволить себе уйти от нее.

– Она поговорила с вами? – спросила Элли, в то время как ее отец промолчал в ответ на просьбу остаться в его доме.

– Да, она очень переживает из-за того, что потеряла нашего ребенка, однако я намерен помочь ей преодолеть депрессию и убедить в том, что она ни в чем не виновата.

– О каком ребенке идет речь? – спросила Хелен.

И только в этот момент Мигель понял, что Амбер никому не рассказывала о выкидыше. Даже пережив трагедию, она не хотела расстраивать свою мать и обо всем молчала.

И Мигель понял, что пути назад нет.

– Я думаю, нам многое нужно с вами обсудить, – решительно проговорил он.


На следующее утро Амбер проснулась от звонка будильника. Она проспала четырнадцать часов. После той злополучной аварии девушка заставляла себя спать побольше, однако после возвращения из Испании ей так ни разу и не удалось хорошенько выспаться.

Приняв душ, Амбер надела вельветовый брючный костюм. Он оказался только слегка великоват, что очень обрадовало девушку. Она выздоравливала, к радости своей семьи.

Услышав доносившийся из гостиной голос Мигеля, она нисколько не удивилась. Однако то, что он и ее отец разговаривают, будто старые друзья, поразило Амбер. Чего-чего, а этого она никак не ожидала.

Когда она вошла в гостиную, мужчины посмотрели на нее и улыбнулись. Выражение лица Вентворта было безоблачным, напряжение ушло.

– Доброе утро, Амбер, кажется, ты хорошо выспалась.

– Хорошо – за четырнадцать-то часов! – Девушка улыбнулась.

– Приятно это слышать, – произнес Мигель несколько загадочным тоном.

– А где мама? – спросила Амбер, присаживаясь за стол и дожидаясь, пока экономка принесет ей завтрак.

– Я здесь, – отозвалась Хелен, появившись в дверях.

Она подошла и обняла дочь, потом поцеловала в щеку Джорджа, присела за стол и кивнула Мигелю.

– Доброе утро, Мигель, я надеюсь, что и вы хорошо спали?

Менендес лишь рассеянно пожал плечами.

– Я надеялся провести это утро с Амбер. Возможно ли это?

– А почему ты спрашиваешь об этом у моей матери? – осведомилась Амбер, выглядя явно смущенной. Мигель, конечно, самоуверен, но он не из тех, кто стал бы действовать вопреки желанию Амбер.

– Вчера вечером мне сказали, что она является твоим непосредственным начальником, поэтому я не хочу, чтобы из-за меня менялся твой рабочий график. Однако я в самом деле хочу поговорить с тобой.

– Ах, вот что!

Замечательно! Час от часу не легче. Амбер не знала, что и ответить.

Вчера вечером она была непреклонной и фактически дала Мигелю от ворот поворот, но сейчас он делает вторую попытку. Может, все же следует уступить ему.

– Я совсем не против, если Амбер сегодня утром останется дома, – сказала Хелен с дрожью в голосе, чего девушка уж никак не смогла понять.

Амбер повернулась к матери и посмотрела на нее в упор. Во взгляде Хелен отразилась печаль, чего девушка опять-таки не ожидала.

– Что произошло, мам?

– Я не понимаю, почему ты не сказала мне. Хотя, возможно, твой поступок объясним. Думаю, ты решила, что не можешь мне доверять после моей многолетней лжи… – На глаза Хелен навернулись слезы, и она покачала головой. – Извини, я дала себе обещание ни в чем тебя не упрекать.

До Амбер наконец дошло, что происходит, и она повернулась к Мигелю.

– Ты рассказал им о выкидыше?

– Я сначала не понял, что ты держала это от них в тайне. Мне очень жаль, дорогая. Если бы я знал, что ты не хочешь говорить своим близким об этом, я бы смолчал.

Амбер казалось, что в душе у нее что-то надломилось. Видя печальное лицо матери, она поняла, что должна обо всем поведать своей семье.

Вскочив на ноги, Амбер крепко обняла мать.

– Ты здесь ни при чем, мам, поверь мне. Я просто… Я стыдилась того, что наделала. И никому не могла об этом говорить, даже тебе.

– Ты же не сделала ничего предосудительного, – возразила Хелен.

– Я убила своего ребенка.

Мигель издал протестующий возглас. Джордж смущенно откашлялся, поднялся на ноги, подошел к Амбер и Хелен и обнял их.

– Ты не убивала своего ребенка, Амбер. Ты попала в автомобильную аварию, а теперь должна научиться жить заново. То, что с тобой произошло, было стечением обстоятельств.

Амбер покачала головой.

– Милая, я понимаю, что ты винишь себя, однако ты должна забыть об этом. По собственной вине я едва не потерял тебя и твою сестру. В ту ночь, когда ваша мать умерла, машину должен был вести я. Однако я работал, а ваша мать поехала на обед к друзьям без меня. Мне следовало бережней относиться к ней и защитить тебя и Элли, пока вы были в больнице, но я оказался поглощен своим горем. Я должен был спасти твою мать, тебя… всех вас. Мне было очень тяжело, но я заставил себя жить дальше.

– Но, папа… я ведь перестала питаться. И заснула за рулем, потому что не спала по ночам, желая справиться со своими страданиями.

– Детка, ты не виновата. Ты пыталась справиться со своими проблемами, но их оказалось слишком много. Мы все переживаем из-за потери твоего ребенка, однако мы могли потерять и тебя два месяца назад. Это было бы еще хуже. Ты нужна нам, а мы тебе. Мы поняли это, когда уже почти потеряли тебя. Конечно, можно положиться на время, которое все лечит, но тем не менее мы хотим, чтобы ты простила себя и все забыла. Позволь нам помочь тебе преодолеть эту боль.

Слова отца были по-настоящему целебными для души Амбер, однако она по-прежнему сомневалась.

– Мам? – Амбер вопросительно посмотрела на Хелен.

Хелен Тейлор смотрела на дочь взглядом мудрого человека, пережившего подобное потрясение.

– Милая, никто не понимает тебя лучше, чем я. Иногда мы делаем все, что только можно, но судьба действует по-своему. Если бы ты знала о беременности, то никогда не сделала бы того, что могло повредить твоему ребенку.

– Тем не менее ребенок умер…

– Я понимаю, детка, понимаю.

Все трое расплакались, а Мигелю пришлось изо всех сил сдерживать и свои эмоции. Следовало держать себя в руках, хотя бы для того, чтобы лишний раз не волновать Амбер. Наконец он подошел к ней и обнял. В смятении Амбер уткнулась в его широкую грудь.

Хелен и Джордж с надеждой в глазах наблюдали за Мигелем и Амбер. Девушка могла догадаться, о чем мечтают ее родители.

Почему никто не понимает, что между ней и Мигелем все кончено? Да, в порыве своего отчаяния она слишком сильно прильнула к нему. Смутившись, Амбер нехотя позволила Мигелю вытереть слезы с ее лица и попыталась взять себя в руки.

Она старалась подавить ожившие в себе эмоции, которые считала уже умершими. Мигель поцеловал ее в лоб.

– Нам нужно поговорить.

– Хорошо, – ответила Амбер, понимая, что им есть что сказать друг другу.

– Только сначала поешь.

– Ты будешь завтракать со мной. – Она слегка улыбнулась.

Мигель кивнул. Выражение его лица было серьезным, но взгляд мягким.

Хелен и Джордж повели себя невероятно тактично и удалились в офис, оставив Амбер и Мигеля наедине.

Амбер пригласила Мигеля в спальню, где можно было поговорить, ни о чем не беспокоясь. Войдя в комнату, они уселись в кресла напротив небольшого камина в углу.

Мигель пристально посмотрел в глаза девушки. В его взгляде отражалась решительность и томительная печаль, что тронуло Амбер. А ведь она считала, что уже ничего не испытывает к нему!

– Я люблю тебя, Амбер, и хочу, чтобы ты была со мной.

Этого признания девушка не ожидала. Хотя почему бы нет? Вчера Мигель уже сказал ей о своей любви. Однако именно сейчас Амбер ждала разговора о ребенке, разрыве их отношений, обо всем, о чем угодно, но только не о любви.

Она покачала головой.

– Ты не можешь любить меня.

– Я люблю тебя.

Амбер решила быть правдивой.

– Ты больше не принадлежишь мне, Мигель.

– Ты не права, мы оба принадлежим друг другу.

– Нет. – Амбер снова покачала головой, однако не смогла отвести от Мигеля взгляда.

– Я принадлежу тебе, Амбер, с того самого дня, когда в Испании мы впервые были близки. Я сглупил, наговорив тебе по телефону о разрыве наших отношений. После тебя я не прикасался ни к одной женщине – просто не было желания. В душе я всегда чувствовал, что мы с тобой вместе.

Амбер едва не задохнулась от его слов. Мигель был баловнем судьбы, легкомысленным красавцем. Разговор о любви и сердечности был также несвойствен для него, как для Амбер – беседа о китайской грамматике.

Отогнав от себя эти размышления, она произнесла:

– Что ж, а я не чувствовала себя рядом с тобой. Ты разорвал наши отношения, потому что не считал, что я достойна твоего обязательства. Так я и жила с этим знанием. А когда наш ребенок умер… когда я едва не погибла… тебя не оказалось рядом. Если ли бы ты принадлежал мне, то приехал бы ко мне. Не нужно вводить себя в заблуждение, Мигель. Я не знаю, зачем ты стремишься возобновить наши отношения. Этого не следует делать: умершую любовь не воскресить.

– Ты так уверена в том, что наша любовь умерла?

– Совершенно уверена.

– И все-таки я люблю тебя.

– Твоя любовь причиняет мне страдания, Мигель, поэтому я не хочу ее.

– И все же ты признаешь, что я люблю тебя?

– Нет, я признаю только то, что называемое тобой любовью чувство причиняет мне вред.

Амбер почувствовала во рту привкус металла. Ее охватил страх. Она не должна позволить ему убедить себя снова, ибо прежние их отношения едва не погубили ее. Ей не удастся пережить его предательство еще раз.

Пусть это было неразумно, но она ассоциировала ушедшие отношения со смертью их ребенка и своим душевным расстройством. Любить Мигеля было смертельно опасно.

– Наших чувств уже не спасти, – сказала она.

– Я уверен в обратном, поэтому постараюсь переубедить тебя.

Амбер покачала головой.

– Однажды я показал тебе Барселону. Ты окажешь мне услугу и покажешь свой город?

– Если я это сделаю, ты уедешь? – с отчаянием в голосе спросила она.

– Я не могу уехать. Ты нужна мне, как и я тебе. Я докажу, что ты снова можешь доверять мне. – Он посмотрел на нее с легкой улыбкой. – Кстати, и твоя сестра находит это хорошей идеей.

– Моя сестра верит в сказки, однако ей удалось найти счастье в любви.

– Возможно, мне удастся заставить тебя поверить в сказки снова.

Амбер встала, подошла к письменному столу, вытащила из ящика пачку фотографий и бросила их Мигелю.

Увидев снимки, он едва не задохнулся и выругался по-испански.

Воцарилось долгое молчание.

Амбер почувствовала себя неуютно. Лучше бы он продолжал ругаться. Его трясло от злости, только непонятно, почему. Это были те фотографии, которые агент Амбер отослал ее семье, когда она резко потеряла в весе. На снимках девушка выглядела изможденной и тощей. Увидев эти фотографии, члены ее семьи сразу же приехали к ней в Калифорнию…

– Твоя любовь губит меня, – наконец сказала она.

– Она была опасна для тебя до тех пор, пока я не осознал своих чувств.

– Я едва не умерла, Мигель, а наш ребенок погиб. Я не хочу твоей любви.

– У тебя нет выбора. – Он с силой сжал подлокотники кресла, будто желая побороть свою жажду прикоснуться к ней. – Мою вину не описать словами. Я причинил тебе боль, дорогая. Если бы только полгода назад я понял свои чувства! Теперь же я могу благодарить судьбу за то, что понял, как люблю тебя. Без тебя мне не будет счастья. Мы должны быть вместе!

– Мы не будем вместе.

– Будем. Просто дай мне время… покажи мне свой новый дом, проведи со мной несколько дней. Дай нам обоим шанс.

– Я боюсь.

– Я тоже боюсь, Амбер.

Она непонимающе уставилась на него. Мигель покачал головой, буравя ее сердитым взглядом.

– Ты думаешь, мне не страшно после того, что я увидел на этих фотографиях? И мое самолюбие здесь ни при чем.

– Я не понимаю тебя.

– Скажи, что бы ты почувствовала, если бы меня сбил автобус, а ты приехала бы ко мне в больницу и увидела меня на грани жизни и смерти?

Ее сердце замерло.

– Не шути так!

– Вот видишь? И я до смерти перепугался, увидев эти фотографии. Они показали мне, насколько ты хрупка. Я не позволю, чтобы с тобой снова произошло подобное.

– Теперь все зависит только от меня.

– От нас.

Амбер хотелось верить ему, и это желание потрясло ее до глубины души.

– Я покажу тебе Бостон… немного. – Мигель улыбнулся, услышав в ее голосе сомнение.

– Между нами не будет секса, – торопливо добавила девушка.

– Я все понимаю, – ответил он и печально посмотрел на нее.

* * *

Несколько последующих дней Амбер была непреклонна и отвергала ласки Мигеля. Он завтракал вместе с ней, заезжал в офис, приглашал на обед, приходил к ней домой, когда она возвращалась с работы. Мигель ужинал вместе с Амбер и членами ее семьи, дружелюбно общался с ее родителями.

Казалось, что все идет поразительно правильно в ее жизни.

Амбер выполнила свое обещание и показала Мигелю Бостон. Они по-дружески общались между собой, и Амбер было очень легко и приятно. Но Мигель два или три раза на дню признавался ей в любви, и это выводило ее из равновесия. Каждый раз его признание затрагивало потаенные струнки ее души.

Наступил четвертый день их совместного времяпрепровождения. Вечером Джордж и Хелен уехали в театр, а потом отправились ужинать в ресторан. Отношения Вентворта и матери Амбер бурно развивались, однако девушка по-прежнему находила их немного странными.

После ужина Амбер и Мигель сидели в гостиной, разговаривая обо всем на свете, как в прежние времена в Испании.

Внезапно Амбер выпалила:

– Ты скоро уедешь?

– Если потребуется, я останусь навсегда.

– Ты шутишь?

– Разве я похож на шутника? – Он загадочно посмотрел на нее. Под взглядом его сексуальных серых глаз она затрепетала.

Амбер принялась спорить, хотя совсем этого не хотела.

– Ты же не оставишь свою работу!.. А как же твоя ответственность за компанию?

Мигель смотрел на нее какое-то время молча, потом вздохнул.

– Ты никогда не думала, что, обнаружив в своей жизни нечто, переворачивающее все с ног на голову… – Он замолчал, вновь глубоко вздохнул и продолжил: – Если бы ты не потеряла ребенка, мой отказ продолжать наши отношения не стал бы так мучителен для тебя?

– Ты думаешь, что мне было бы легче? – Амбер сомневалась в том, что, даже родив ребенка, стала бы полностью счастливой без Мигеля. Она любила его, а он отказался от нее, как от ненужной вещи. Сказанное им сейчас глубоко отозвалось в ее душе.

Их отношения развивались слишком быстро. Мужчине с таким темпераментом, как у Мигеля, некогда задумываться о последствиях. Амбер поняла, что не могла требовать от него того же, что и от себя. Мигель – совсем другой человек, девушка признавала это рассудком. В основном Амбер и Мигель подходили друг другу, но все же были совершенно разными людьми.

Он решительно тряхнул головой.

– Нет, я так не думаю, Амбер. Я считаю, что ты могла бы простить меня… поговорить со мной, когда я в первый раз позвонил тебе. Возможно, я наступил бы на глотку своему самолюбию, мы бы все обсудили и не жили бы столько месяцев порознь.

– Ты не пошел бы против своего самолюбия.

– А что я делаю сейчас?

Это признание Мигеля заставило Амбер призадуматься. Неужели она готова его простить?

– Однако, если бы все произошло, как ты сказал, я не оставила бы модельный бизнес. Наши отношения все равно не смогли бы быть полноценными.

– Я не стал бы давить на тебя, если бы ты продолжила работу в модельном агентстве. Со своей стороны я готов пожертвовать всем ради того, чтобы наши отношения продолжались.

– Ты в самом деле пойдешь на это?

Амбер не могла поверить, что Мигель говорит правду. Если он не лжет, значит, по-настоящему любит ее, даже после того, что произошло с их ребенком и с ней самой.

– Я сейчас серьезен, как никогда, – решительно произнес он. – Ты спросила меня, надолго ли я останусь здесь. Отвечаю: навсегда.

– Нет, ты не можешь так поступить, потому что слишком привязан к компании.

– Я был привязан к ней… теперь многое изменилось. Горе сделало меня другим человеком. Спроси моего отца, и он расскажет тебе, как я собирался оставить «Менендес индастриз», чтобы жить рядом с тобой в США.

– О каком горе ты говоришь?

– А ты как думаешь? Я скучал по тебе, Амбер. Я причинил тебе страдания, разорвав наши отношения, когда усомнился в том, что смогу хранить тебе верность. Тем не менее я тоже страдал.

Не поверить ему Амбер не могла. Девушка видела, как было плохо Мигелю, когда он узнал о смерти их ребенка и о том, что она сама едва не погибла. Амбер почувствовала надежду, которая заглушила душевную боль.

Можно смириться с потерей ребенка, но способна ли Амбер вынести потерю Мигеля? Выбрав любовь Мигеля, она по крайней мере сможет жить надеждой когда-нибудь обрести душевный покой после потери ребенка.

Мигель смотрел на нее с любовью во взгляде. Сейчас Амбер могла либо принять его, либо отвергнуть.

– Я скучал по тебе даже тогда, когда говорил, что между нами все кончено. Никогда прежде я ни о чем не жалел в жизни, а теперь испытываю угрызения совести от содеянного.

Прятаться от своих чувств было для Амбер сродни возвращению к прежним страданиям.

– Я не хочу и не могу позволить тебе уйти.

– Даже после того, как я потеряла ребенка?

– Я всю жизнь буду оплакивать эту потерю, – произнес Мигель, и на его глаза навернулись слезы.

Он сглотнул, будто пытаясь взять себя в руки.

– Если ты уйдешь, Амбер, то у меня никогда не будет ребенка от другой женщины.

И девушка поверила ему, ибо понимала, что никогда не будет ни с одним мужчиной, кроме Мигеля. Она осознала это еще с первой их встречи, поэтому так страдала от разрыва их отношений. Амбер понимала, что они предназначены друг другу самим Богом.

Жизнь так коротка! Не стоит тратить ее на обиды.

– Я всегда хотела поехать в Восточную Европу, – тихо сказала Амбер, борясь с охватившими ее эмоциями, которые девушка уже и не чаяла испытать.

Мигель вздрогнул.

– Что ты сказала?

– Однако если я забеременею… – она замолчала, подбирая нужные слова, – то хочу, чтобы наш ребенок родился здесь… рядом с моей матерью и сестрой.

Мигель настолько быстро вскочил с кресла и наклонился к ней, что Амбер даже не успела понять, когда он схватил ее за руки.

– Так ты выйдешь за меня замуж? Ты любишь меня?

– Конечно.

– Скажи мне об этом.

– Я выйду за тебя замуж. – Мигель сильно сжимал ее руки.

– А остальное?

– Я люблю тебя. Я поняла это еще в тот самый первый день, когда мы были близки.

Мигель простонал и с жадностью припал к ее губам. Они не знали, сколько длился их поцелуй. Минуты, часы, а возможно, всего несколько секунд. Наконец оторвавшись от губ Амбер, Мигель поднял голову и счастливо улыбнулся девушке, отчего ее сердце радостно подпрыгнуло.

– Я люблю тебя, Амбер.

– Наша любовь вечна.

– До конца дней.

– И в горе, и в радости.

– Что бы ни приготовила нам судьба.

– Я всегда буду любить тебя, Мигель.

– А я буду любить тебя, дорогая.

Произнеся клятвы, они со всей страстью припали к губам друг друга, будто в подтверждение своих слов.

ЭПИЛОГ

Двухлетие своей супружеской жизни Мигель и Амбер решили отметить в круизе на яхте. Вместе с ними отправилась няня их мальчиков-близнецов; Джордж Вентворт и Хелен, ставшие супружеской парой; Элли и Сандор со своей маленькой дочерью, а также родители Мигеля.

Мигель несколько раз жаловался на то, что на борту яхты слишком много людей и им с Амбер не удается уединиться. Амбер отвечала ему, что им обязательно удастся побыть наедине, ибо остальные гости поглощены заботой о самых маленьких пассажирах.

Итак, жизнь Амбер полностью изменилась. Двадцать четыре года она считала свою мать единственным родным ей человеком, а теперь была окружена любимыми и любящими ее людьми. Однако никто из них так и не мог сравниться с ее удивительным и по-настоящему замечательным мужем.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ