КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426120 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202772
Пользователей - 96520

Впечатления

Masterion про Квернадзе: Ученый в средневековье Том 1- 4 (Попаданцы)

Отвратительно. Даже для начинающего. Может автору стОит писать на родном языке?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Shcola про Ардова: Невеста снежного демона (Фэнтези)

Вот только про шалав и писать, ковырялка сотворила шИдЭвер.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Газета Завтра 203 (42 1997) (fb2)

- Газета Завтра 203 (42 1997) (а.с. Газета Завтра-127) 428 Кб, 130с. (скачать fb2) - Газета Завтра

Настройки текста:



Газета Завтра
Газета Завтра 203 (42 1997)
(Газета Завтра — 203)

ВЛАСТЬ ПИНЦЕТОМ НЕ БЕРУТ

Александр Проханов

Всю неделю после отложенного “вотума” с разных сторон к Зюганову неслись голоса.

Одни из них понуждали:

“Что вы тянете с “вотумом” — трусите или куплены?..

За годы сидения в Думе при вашем умолчании сложился бандитский строй, где банки, воры, семья президента превратили Россию в берлогу с косматым криминальным чудовищем. Объявите “вотум” — последний шанс для России!..

В 91-м компартия сдала страну без боя. Бездарно промотала семьдесят лет истории, куда сама затолкала народ. Теперь снова трусите. Вы что, горбачевцы?..

В 93-м на баррикадах приняли бой не коммунисты Рыбкина, а простой беспартийный народ. Лег костьми. Тогда вы уклонились от боя, прошли в Госдуму на народной крови, и мы смолчали. Но теперь, если вы снова отступите, мы поставим перед народом вопрос о трусливых вождях и партии!..

В 96-м народ, оскорбленный, униженный, пошел не за коммунистом Зюгановым, а за своей надеждой, желая видеть в вожде искупление всех своих болей, требуя от него подвига, нравственной жертвы во имя Родины. Еще немного — и народ отвернется от робкого лидера, пойдет хоть за Лебедем, хоть к Лукашенко!..

Не объявив “вотума” в Думе, вы лишаетесь права призывать народ к сопротивлению, звать его на улицы и на площади. Не станет народ бороться на шпалах Транссибирской, в шахтах Кузбасса, если вы в теплой Думе боитесь проголосовать пластмассовой карточкой!..

Ваш затянувшийся союз с Черномырдиным — грязный союз с человеком, который расстрелял Дом Советов. Сначала развязал, а потом провалил войну в Чечне, стоившую России ее целостности. Прикрывал своими пустыми, как бумажный кулек, речами преступный курс, равнозначный геноциду народа. На вас, коммунистах, — трупные пятна черномырдинского правления!..

Объявляя “вотум”, вы ничем не рискуете, вам не грозит ни тюрьма, ни расстрел, как это было у ваших ранних предшественников. Вам придется три месяца после роспуска Думы агитировать, а потом возвратиться в Думу с победой. Решайтесь, робкие души!..

Если вы промедлите год или два, уклад, который воцарится в России, не оставит места для ценностей, которые вы проповедуете, вам закроется место в русской истории. Вас вычеркнут и забудут, как курьез двадцатого века!..

Хотите раскола и самораспада — пожалуйста, воздержитесь от “вотума”!..”

Эти голоса жгут Зюганова паяльной лампой. Но другие, не менее громкие, пескоструйным аппаратом сдирают кожу.

Голоса вразумляющие:

“Просим не путать; мы — не КПСС, имевшая в руках могучее государство, великую армию, финансы и СМИ. Мы — остатки разгромленной и расчлененной организации, состоящей во многом из стариков. Грех подвергать их еще одной выборной встряске, гонять по подъездам и подворотням. Умно и тонко воспользуемся пребыванием в Думе для укрепления организации…

Строй, сложившийся сегодня в России, столь силен, имеет поддержку в Америке. Его не опрокинуть простым объявлением “вотума”. Мы взращиваем сложный, медленно созревающий союз партий, движений, профсоюзов, губернаторов, элементов властных структур, чтобы сообща, согласованно изменить сокрушительный курс. Преждевременный “вотум” спугнет несложившийся хрупкий союз, обернется обычным “фальстартом”, в угоду крикунам и истерикам…

В 93-м году мы сохранили организацию — единственную, способную противодействовать власти. Оставьте демагогию о “Думе на крови”. Кровь пролилась из-за поспешных, несогласованных действий авантюрных неопытных лидеров. Где другие союзы и партии, которые действуют умнее и отважнее нас? Где могучий РОС? Где ФНС? Где “Союз офицеров”? Почему за Анпиловым в его “Марш на Москву” пошло лишь полсотни людей?..

Мы призываем народ сражаться, зовем его к забастовкам и стачкам. А голодный, безработный народ не бастует. Умирает, уходит с земли, но не покидает своих нетопленных и бесхлебных квартир. В стране идет “гражданская война особого типа”, без тачанок и конных армий, без белого и красного террора. И пока мы не овладеем технологиями этой войны, непродуманный одноразовый “вотум” будет хлопком холостого патрона…

Не колите глаза Черномырдиным. Политические союзы выходят за пределы обычной человеческой этики. Ленин вошел в союз с кайзером, Сталин — с Гитлером, Александр I — с Наполеоном, Александр Невский — с ордой. Союз с Черномырдиным, каким бы он ни выглядел грязным, — это союз против Чубайса, ЦРУ, сепаратизма, распиливания России на части…

Любители митингов, громких фраз и хлестких газетных статей, что вы станете делать, если вам в руки упадет завтра власть? Какой первый декрет подпишете? Как остановите преступность? Кто из вас возглавит финансы? Как впишете Россию в международный контекст между Европой, Америкой и Китаем? У нас есть лишь малая горстка опытных государственников, экономистов и управленцев, недостаточная, чтобы возглавить страну в час катастрофы. Мы не можем ошибиться и пустить под нож истории новые миллионы жизней. Нам нужен не взрыв, не конфликт, который уничтожит Россию, а сложное взаимодействие всех классов и общественных сил, способных преодолеть катастрофу. Если на это взаимодействие искренне идет президент, мы должны на него откликнуться…

Разговоры о “социализме” и “капитализме” из риторики тридцатых годов подменяют огромную мировоззренческую задачу, стоящую перед миром. Каков этот новый мир? Каково в нем сочетание разума и свободы? Веры и информации? Природы и машины? Принуждения и справедливости? “Левая” и “правая” мысль не дают ответа на этот современный вопрос. Сможет ли наше движение дать на этот вопрос развернутый и ясный ответ? Если да, то мы сохранимся…”

Два электрода жалят Зюганова. Тормозят, побуждают медлить. И торопят, толкают к быстрым решениям.

История не сотворяется нажатием кнопок. Ее творит отважный, ответственный, жертвенный, связанный с риском и глубоким прозрением поступок, собирающий в огненную точку не просто ум и опыт политика, но мистическую энергию народа.

Ясно одно: каким бы ни было решение — “вотум” или “невотум”, упадет ли с думского дерева гнилое “Яблоко” Явлинского или останется висеть с торчащим из него говорливым червячком, — политическая жизнь России стала уже другой. И мы, сторонники компромисса или, напротив, ярые его враги, живем уже в новой, увы, по-прежнему катастрофической фазе.

Александр ПРОХАНОВ

Губернатору Кузбаса ТУЛЕЕВУ

РЕДАКЦИЯ “ЗАВТРА”

ДОРОГОЙ АМАН,

ТВОЯ ПОБЕДА — НАША

ПОБЕДА! РЕДАКЦИЯ “ЗАВТРА”

ТАБЛО: ПОЛИТИЧЕСКИЙ МОМЕНТ

l Ельцин и его команда оказались в крайне трудном положении и более всего опасаются готовности КПРФ-НПСР “пойти до конца” и проголосовать вотум недоверия, невзирая на авторство резолюции.

Политическое будущее Зюганова и коммунистов полностью зависит от его способности добиться досрочных выборов Госдумы и в среднесрочной перспективе — президента, что должно утвердить его в качестве главной политической альтернативы Ельцину.

Партия Ельцина стремится “спихнуть” большую часть ответственности за текущую экономическую политику на парламентскую оппозицию.

Главной опасностью, о которой предупреждают Ельцина зарубежные эксперты, является выдвижение КПРФ ультимативного требования к Б. Н. публично дать обязательство “ЗАМОРОЗИТЬ ЦЕНЫ НА ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЮ, ЖИЛЬЕ, БЫТОВЫЕ УСЛУГИ, А ТАКЖЕ ПРОИЗВЕСТИ ПОЛНУЮ ВЫПЛАТУ ВСЕХ ЗАДОЛЖЕННОСТЕЙ В МЕСЯЧНЫЙ СРОК ЗА СЧЕТ НАКОПЛЕННЫХ ЦБ 35 МЛРД. ДОЛЛ.”, что приведет к сокрушительной победе оппозиции на досрочных парламентских выборах и слому режима.

l Каковы особенности подходов партии власти и оппозиции к “вотуму недоверия”?

Послание Ельцина к Госдуме с просьбой снять вопрос о вотуме недоверия является беспрецедентным актом на фоне предшествующих “угрожающих” жестов. Более того, в последующем радиообращении он опять “протягивает руку”, стремясь “упредить вотум недоверия”. Парадокс в том, что уже накануне было ясно, что вотум не пройдет: Явлинский выдвинул свои проекты резолюций, что исключало совместное голосование с левыми фракциями. И даже внесение им дополнительного проекта (без идеологической преамбулы), предложенного якобы для совместного голосования с КПРФ, было лишь политическим маневром с расчетом на негативную реакцию фракции КПРФ. Объективно говоря, Ельцину не требовалось никаких обращений к КПРФ или же к Госдуме. Тем не менее, эти обращения были сделаны. Телефонный разговор, оглашенный Селезневым, привел к тому, что лидер КПРФ перенес голосование на неделю, мотивируя это решение потребностью “консультаций с союзниками по НПСР”. Далее Пленум КПРФ определил возможность как минимум еще одного “недельного переноса”, что должно позволить оппозиции, сохраняя позиции в Думе, довести свою платформу до народа, завоевывая новые пласты “избирателей”.

Между тем, идея “внезапного” обращения Б.Н. к депутатам-коммунистам была не случайным “капризом” Ельцина, а скоординированной акцией, которая обсуждалась на встрече Черномырдина, Строева и Селезнева за день до пденарного заседания Думы. Там же было выработано постановление СФ к Госдуме с просьбой “отказаться от дестабилизации обстановки”.

Одобрение Ельциным данной инициативы было получено Черномырдиным через Березовского, который использовал свои специфические связи с ельцинской семьей. Оба деятеля рассчитывали, что “умиротворение” ситуации способно уменьшить влияние “младореформаторов”, сформировать стабильную обстановку для завершения “приватизационных аукционов” и встроить КПРФ в сложившийся истеблишмент. Последнее должно одновременно подорвать ее позиции в протестном электорате (руководителям телевизионных каналов и ведущих “демократических” изданий были даны указания развернуть соответственную пропагандистскую кампанию) с целью понизить авторитет Зюганова как лидера и объединенного кандидата всей оппозиции на будущих президентских выборах.

Само обращение Ельцина дает Зюганову формальное право утверждать, что власть пошла на удовлетворение части требований оппозиции (круглый стол, введение представителей оппозиции в наблюдательные советы по ТВ-каналам, ослабление давления на ГД, отсрочка и поэтапное введение Налогового кодекса, совместное рассмотрение бюджета с его известным смягчением). Однако главные смысловые блоки “курса реформ” явно остались за рамками предложений Б.Н. и, по его замыслу, исключаются из круга обсуждения. Это формирование бюджета и принятие Налогового кодекса на принципах жесткой “монетаристской” политики, введение в торговый оборот земли, списки к закону о разделе продукции, наконец, — полное исключение кадрового вопроса. Но даже весьма ограниченные уступки Б.Н. показывают, что резкое политическое обострение с перспективой досрочных парламентских выборов или же пересмотра Конституции не отвечает его текущим силовым потенциям.

l Новые парламентские выборы автоматически должны были привести к комплексному обсуждению итогов деятельности Ельцина после 1996 г., а здесь для него приятных перспектив нет: и невыполнение предвыборных обещаний, и обман общественного мнения в связи с состоянием здоровья, и невыплата долгов, и скандальные истории по коррупции, и поражение в Чечне, и срывы по кадровым вопросам в региональном плане, и многое другое, — при всем желании невозможно занести в актив.

Даже итоги опросов населения продемократическими службами по изучению общественного мнения демонстрируют стабильную поддержку Зюганова на уровне 18-20 процентов. В общественном мнении сохраняется высокая степень доверия к нему как альтернативе Ельцину, а компартия и НПСР в целом спокойно могут рассчитывать на 22-30 процентов голосов при умелой агитационной деятельности на ближайших выборах.

ЛДПР и НДР за счет появления Лебедя и Рохлина значительно сократят представительство в парламенте. Явлинский, видимо, получит поддержку у части разочаровавшихся демократов и увеличит свою представительство до 9-10 процентов (если Лужков не сделает ставки на некую другую партию). Аграрии в очередной раз не смогут преодолеть планку, и в Госдуме появится Анпилов с 6 процентами. Возможно, пройдут в парламент и некие новые политические силы, отнюдь не продемократической направленности. То есть совокупная оппозиция может радикально увеличить свое представительство в Госдуме и вырасти вплоть до конституционного большинства. При этом президент утрачивает морально-политическую способность давить на парламент и вынужден будет идти на РЕВИЗИЮ своей линии. Подобная приблизительная раскладка и трехмесячный срок избирательной кампании с остановившимся политпроцессом явно не нужны Ельцину.

Более того, приостановка деятельности Думы повлечет явное неудовольствие США и Запада в целом, поскольку окажутся невыполненными обещания, которые были даны лично Ельциным своим западным партнерам (в том числе ратификация СНВ-2, список к разделу продукции, легитимизация внешних заимствований и курса МВФ). Страсбургские же обязательства Ельцина и РФ в целом жестко ограничивают радикально антиконституционные действия.

Наконец, проведение парламентских выборов в конце зимы — начале весны 1998 г. дает наиболее высокий уровень протестного голосования, которое нельзя в течение года ревизовать, что вплотную подводит режим к следующим президентским выборам 2000 г. при “связанных руках и утраченной инициативе”.

l Планы самого Ельцина сильно отличаются от расчетов Черномырдина, Строева и Зюганова. Его обращения к Думе и вовлечение КПРФ в длительный и непродуктивный диалог позволяют сделать некоторую передышку для решающего наступления на оппозицию. В этом ключе имеются указания на то, что Б.Н. собирается в очередной раз применить свою апробированную тактику “проведения ускоренными темпами референдума”. Через подобный референдум должен быть решен больной для “реформаторов” вопрос о земле, а в связке с ним — и пересмотр конституции по списочному голосованию. “Затяжка по времени через круглый стол” абсолютно необходима, чтобы внести вопросы и начать телевизионную кампанию по примеру 1993 г. По планам Б.Н. только за победой на “референдуме” нужно и можно идти на роспуск Госдумы и новое голосование. Именно это, по ельцинскому менталитету, позволит “переломить” политическую ситуацию и даст двухлетний зазор для необходимых мер по оживлению экономики (приватизационные конкурсы, жилищная реформа, продолжение жесткой кредитно-денежной политики), которые, по обещаниям младореформаторов, дадут экономический рост в 1999 г. накануне президентских выборов.

За последние недели центральным элементом политических маневров Ельцина был запуск различного рода “пробных шаров”, особенно по “третьему сроку” своего. Впервые Б.Н. обратился к этому вопросу 1 сентября и твердо заявил свой отказ, затем последовали “туманные” фразы из Нижнего Новгорода, которые подкрепил трактовкой о “первом сроке” президентства Б.Н. в своем интервью в Страсбурге Явлинский. Наконец, выступление Ельцина в Страсбурге на первый взгляд подвело черту под этим рядом.

Категоричность заявлений Б.Н. о “соблюдении” Конституции перед общественным мнением Европы, казалось бы, закрывает для него дверь к выходу на следующие выборы. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, торжественное обещание затрудняет возврат к позиции “выдвижения”, но отнюдь не исключает этого, если КС все же примет необходимое решение — в особенности “по настоятельным просьбам трудящихся”.

“Раскачивание” ситуации за три года до выборов представляется довольно странным делом, поскольку за рамками “запугивания” Госдумы и оппозиции (после роспуска не будет выборов, а произойдет новый пересмотр конституции, если не утвердите бюджет, а отсюда и основы курса) трудно найти некую рациональность под данными маневрами Б.Н.

Но президент и его ближайшее окружение, давая старт подобным процессам, имели серьезную мотивацию делать это именно сегодня, а не, скажем, через год. Она связана прежде всего с необходимостью политическими средствами “закрыть” текущие срывы в проведении курса и сосредоточить внимание российской общественности на вопросах трансформации политической власти с выходом на перспективу преемственности.

В этой связи план Ельцина состоит в том, чтобы в очередной раз вовлечь КПРФ в псевдокомпромисс на платформе бессмысленного диалога и договоренностей, которые не будут выполняться. Следующий этап — это ВБРОС РЕФЕРЕНДУМА И ОБРАЩЕНИЕ К НАЦИИ, где вся вина будет возложена на оппозицию в КПРФ, что всего можно ожидать где-то в середине декабря или в январе. Затем новая ТВ кампания и проведение самого референдума где-то в апреле следующего года с позитивным для Б.Н. результатом (технология фабрикаций известна). По итогам референдума имеется в виду осуществить роспуск Госдумы и провести новые выборы в июле-августе исключительно по мажоритарным округам. Это, по их расчетам, даст кардинальное увеличение доли местных предпринимателей в составе нижней палаты. В процессе пересмотра конституции лично для Ельцина также возникает удобный шанс попытаться ввести в правительство Т. Дьяченко или кого-то, кто может стать “верным” преемником.

В группировке Чубайса считают, что подобная схема должна привести к укреплению ее позиций (Чубайс, Потанин и примкнувший к ним Гусинский) и росту авторитета Ельцина при расшатывании позиций других возможных кандидатов на пост президента в 2000 г.

Именно поэтому радикал-демократы объясняют Б. Н., что экономические неудачи упираются в неготовность Госдумы провести ряд законов, в первую очередь по Земле, по амнистии российского капитала вывезенного за границу и по иностранным инвестициям. Отсюда делаются предложения пойти на референдум (неконституционные решения) для утверждения новых конституционных положений. Такие предложения позитивно воспринимаются Б.Н., который в свою очередь надеется получить поддержку США и в целом западного сообщества в подобном повороте.

Примитивные схемы пересмотра конституции явно не работают сейчас. К их числу следует отнести модели с отменой выборов, разгон Госдумы и откладывание парламентских выборов с переводом их на мажоритарную систему, созыв всероссийского земского собрания взамен Госдумы, наконец, прокачку “ситуации” по модели Милошевича — превращение Ельцина в главу единого союзного государства с сохранением Кремля.

Любой подобный вариант требует весьма высокого уровня силовой готовности и длительной пропагандистской подготовки, что требует единства в рядах “партии власти”, а ныне явно блокируется избранными руководителями регионов. Для успешной реализации подобных вариантов необходимо как минимум, шесть месяцев активной телекампании, способной погасить возможное общественное негодование и сопротивление отдельных субъектов федерации. Именно поэтому единственный правовой выход на антиконституционное решение лежит через референдум. В его ходе опять же можно сплотить распавшуюся команду образца 96-го г., хотя уровень сопротивляемости на местах резко вырос, а отсюда и вероятность стихийного бунта или силового сопротивления. Только такая модель позволяет приблизиться Ельцину для решающего “прорыва” в направлении решения приоритетной для Ельцина задачи — вхождения в историю и приведения к власти нужного преемника, будь то Дьяченко или Немцов.

l Главной предпосылкой активных действий Ельцина, в особенности с выходом за конституционные рамки и силовыми акциями служит консолидация не столько собственных сил, сколько унификация позиций Запада, чего пока явно не имеется. Для создания подобной ситуации Ельцину и его приближенным нужно провести ряд кампаний, которые бы реанимировали бы, а в известной степени и инспирировали жесткое идеологическое противостояние, что незамедлительно будет транслироваться западным руководителям. Считается также, что нынешний министр иностранных дел недостаточно эффективно добивается этого, отсюда и попытки внедрить на данный пост Ястржембского.

Между тем для следующей кампании во внутреннем плане Б.Н. требуется в равной мере как поддержка группы Чубайса, так и Березовского с Гусинским (ТВ и СМИ). А в еще большей степени такого гиганта, как Газпром и популярного московского мэра. Все эти компоненты предполагают, что крупные кадровые перемещения становятся весьма затруднительными. “Зачистка” Чубайса подрывает взаимодействие с определенными американскими финансовыми кругами. Отставка Черномырдина затрудняется связкой с Германией. Отторжение Березовского и Гусинского наносит удар по Израилю и личным интересам. Отсюда для Ельцина необходим ясный курс, в рамках которого будет создан единый механизм и единый блок, что не исключает ужимание то одних, то других.

Идеальным вариантом было бы использование Белоруссии, но объединение в союзное государство наталкивается на стратегическое сопротивление США, которые опасаются, что в этом случае под “российское влияние” начнет возвращаться Украина. В США же сейчас доминирующей становится точка зрения Бжезинского относительно “ВЫДАВЛИВАНИЯ РОССИИ ИЗ ЕВРОПЫ”. Как следствие — визит в Страсбург и “педалирование” общеевропейского единства.

Одновременно позиция ФРГ и Франции оказывается более благоприятной по отношению к России, а отсюда и укрепление в российской высшей бюрократии группировок Черномырдина и Березовского, которые, тем не менее, имеют весьма конфликтные интересы по конкретным вопросам.

Вместе с тем явные “подвижки” в околоельцинском окружении показывают, что главные группировки входят во все больший “клинч”, а сам Б. Н. “заинтересован” в их примирении. Отсюда и новые нюансы по взаимоотношению с Госдумой, а также разворот в сторону “референдума” и обсуждение “третьего срока”, что идет вразрез с действующей Конституцией.

l Думская оппозиция, как известно, взяла на обсуждение предложений Ельцина неделю, но практически на следующий день приняла решение “пойти на диалог с президентом”, сохраняя “процесс недоверия” в качестве “инструмента постоянного давления”. Внутренний торг начался видимо практически незамедлительно, а во вторник вступил в конечную фазу. Ельцин и Черномырдин на встрече с Селезневым и Строевым приняли тактические политические требования (круглый стол, постоянный диалог четверки, а также некоторые подвижки партии власти по количественным показателям бюджета — “найдены” еще 60 трлн. руб.). Дано обещание о “парламентском часе” и “наблюдательном совете над ТВ”. Взаимодействие восстановится, а оппозиционные лидеры постараются в контексте круглого стола совместно доказать негодность Налогового Кодекса, а отсюда и нереальность бюджета, за чем, по замыслу, должно последовать пробивание парламентского варианта земельного кодекса и отставка Чубайса. Вотум будет отложен до декабря и поставлен в зависимость от реальных уступок исполнительной власти. Таков “мягкий” вариант действий КПРФ (ползучая победа).

Как это было не раз в прошлом, через несколько недель выяснится, что никаких реальных уступок Ельцин и исполнительная власть не сделали, а прошедшие месяцы были использованы для подготовки условий по проведению “общенародного референдума”. Далее — по апробированной схеме. За время торга будет ужат в протестном электорате авторитет Зюганова и в целом КПРФ, проведены мероприятия по подготовке нового конституционного переворота через полуконституционные действия и начнется в полном объеме антикоммунистическая истерия.

Отсюда следует вывод, что для думской оппозиции требуется другой вариант. Он должен опираться на СВЯЗЫВАНИЕ ГОЛОСОВАНИЯ ПО ВОТУМУ НЕДОВЕРИЯ С НАСУЩНЫМИ НУЖДАМИ НАСЕЛЕНИЯ. Это уже очерчено в требованиях КПРФ, которая потребовала заморозить тарифы по квартплате и коммунальным услугам. Следует требовать публичного заявления Ельцина по этому вопросу и выплаты всех задолженностей в месячный срок из авуаров ЦБ, который накопил 35 млрд. долл. за счет рублевого “кровопускания” российской экономике. Такое заявление Б.Н. не сделает, а роспуск Думы под такими ультимативными требованиями выльется в крупнейшую победу оппозиции.

Именно энергичные упреждающие действия, неожиданные для противника, позволят не только переломить ситуацию, но и радикально закрепят существующее лидерство Зюганова в оппозиционном движении с реальными шансами на движение к президентскому креслу. В противном случае — ожидание 1999 г. и медленная кончина политического авторитета, который рассыплется под напором других оппозиционных движений.

Только в принципиальном и последовательном решении о “вотуме недоверия” (его можно оттягивать, но политическое обрамление должно ориентироваться на обычного человека) находится залог “победы” над режимом и спасение народа, который пока пассивно вымирает. Несомненно, требуются новые выборы при одновременном засвечивании линии на одностороннее осуществление референдума и конституционный переворот. Перекрытие данного канала возможно через ряд постановлений (не имеющих обязывающей законодательной силы, но являющихся моральнополитической гарантией), связанных в частности и с Западом. Возможен и упреждающий вариант обращения в ОБСЕ и другие международные правовые инстанции, которые не смогут так просто констатировать конституционность действий “партии власти”.

Наконец, остается возможность осложнить маневры режима через регионы, руководство которых оказывается один на один с властью и социальным протестом народных масс.

Совершенно очевидно, что НПСР и Госдума вбивают Ельцина в ситуацию, в которой он не сможет в одностороннем порядке легетимизировать свой референдум, тем более, что бойкот его — дело достаточно простое. В этих условиях полностью срывается схема с иностранными инвестициями, с жилищно-коммунальной реформой и другими мероприятиями, перекладывающими бремя финансов на плечи избирателей. В этом ракурсе победа для НПСР становится все более очевидной, поскольку рушится реформаторский график, а экономические ресурсы еще не восполнены от прошлых выборов. Силовой вариант для режима оказывается еще менее возможным. Следовательно, для Ельцина наступает патовая ситуация, переходящая в настоящую агонию, когда уже не появляются мысли о конституционной монархии или же возведении Т.Дьяченко на престол.

Обострение необходимо для победы над режимом. И в этом плане не имеет смысла бояться использовать Явлинского и его резолюцию, тем более, что, вероятнее всего, он пойдет на попятную. Только курс на жесткий прессинг режима и отвечает чаяниям того спектра избирателей, которые отдали свои голоса Зюганову и находятся на грани выживания, а посему готовы пойти еще раз на “штурм” бастиона антинародного режима.

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР “ДЕНЬ”

ДИВИДЕНДЫ ОТ ШАНТАЖА

С. Кургинян

13 октября — В Госдуме начала работать трехсторонняя согласительная комиссия по бюджету-98.

14 октября — Черномырдин в связи с ожидаемым голосованием вотума недоверия правительству заявил, что немедленно подаст в отставку. “Подвесить правительство не удастся”.

15 октября — Ельцин в своем телефонном разговоре с Селезневым заявил: “Не хочу новых выборов, прошу не доводить дело до отставки правительства. Готов к работе в согласительной “четверке”. Гарантирую — правительство сделает выводы”.

— Черномырдин подчеркнул, что ни Бюджет, ни Налоговый кодекс не являются для правительства “священными коровами”.

— Голосование по вотуму недоверия отложено на неделю.

16 октября — лидеры думских фракций КПРФ, “Народовластие” и АПР направили президенту и правительству письмо, в котором потребовали объяснить их позиции по ряду принятых Думой законов и высказали свои предложения для “круглого стола” политических сил.

17 октября — Чубайс заявил, что считает вполне приемлемыми для реализации предложения, изложенные в письме думской оппозиции.

— Ельцин в очередном радиообращении призвал к компромиссу между ветвями власти без отставки правительства и роспуска Госдумы, назвал полезными идеи “круглого стола” политических сил и регулярных заседаний “четверки”, но предупредил, что эти его шаги навстречу Думе “не следует считать проявлением слабости”.

— Чубайс и один из лидеров КПРФ Маслюков едины в очень высокой оценке результатов работы трехсторонней комиссии по бюджету. Маслюков: такой разумности сторон и готовности к компромиссам не было давно. Я очень доволен.

18 октября — пленум ЦК КПРФ одобрил диалог своей фракции с правительством и делегировал фракции право самостоятельно решать вопрос о вотуме недоверия.

Чем вызвана заявка НПСР на вотум недоверия правительству — сейчас уже ясно любому мало-мальски думающему и следящему за ходом событий наблюдателю. Что уж говорить о тех, кто замыслил и реализовал игру в отставку! Они шли на обострение лишь для того, чтобы выторговать себе какие-то дивиденды от шантажа “противника”. То, насколько игровое начало доминировало задолго до постановки “категорического” вопроса о недоверии, демонстрирует пленум ЦК КПРФ, на котором идея соглашения с властью оказалась поддержана чуть ли не всем “агрессивно-послушным большинством”. Заимствуя этот термин из эпохи перестройки, мы сознательно адресуем читателя к самоубийственно-идиотским выходкам той, горбачевской, компартии.

Ситуация с Горбачевым, видимо, воспроизводится полностью. Но такое воспроизводство требует объяснения. А объяснение, увы, не может быть комплимен- тарным по отношению ко всей структуре, именующей себя российской компартией. Мы и до этого отказывались от других объяснений, которые давали разного рода “певцы российского номенклатуризма”. Объяснения этих “певцов” выглядели заманчиво. Мол-де, есть здоровые силы, управленческий потенциал партии. Эти здоровые силы вели народ верным путем. Но зловещий заговор мирового империализма сумел внедрить в их ряды отдельных немногочисленных изменников. Эти изменники во главе с “исчадием ада”, находящимся на службе у самых зловещих сил и отмеченным за это адской печатью на лысине, извратили доброе начало в здоровой номенклатурной среде и за счет этого подорвали устои социализма и разрушили СССР.

Недоуменный вопрос: как же это здоровое большинство не сумело ничего “проунькать” по части зловещих происков не только в 1985 или 1987, но и в 1990 году — оставался без ответа и раньше. Но раньше этот вопрос можно было еще считать некорректным и обвинять вопрошающих в том, что они ставят знак равенства между преданностью партии, стремлением сохранить единство ее рядов и основополагающий принцип демцентрализма, — и клиническим идиотизмом, политическим дегенератизмом, тупостью, граничащей с изменой народу и государству.

Этот вопрос ранее можно было также трактовать, как подрыв единственной народной надежды на избавление от мировых супостатов, нагрянувших на Отечество. Мол, есть надёжа в лице КПРФ, а вы ее подрываете! Кому служите, господа, на чью мельницу?.. И поехало, понеслось…

На самом деле, задавая базовый вопрос об ответственности за крах страны и системы, ответственности, лежащей на всей партии как политическом целом, со свойственным этому целому принципом выдвижения своего руководства, мы вовсе не сводили все к политической “клинике”, тупости и беспомощности широкой (от пленума до съезда) партийной правящей группы. Мы именно считали и считаем, что эта группа претерпела длительное и необратимое перерождение. Мы считали и считаем, что замысел воровского передела собственности и сдачи геополитических позиций советской сверхдержавы родился в недрах правящего советского элитного сословия (партия, спецслужбы, армия, хозяйственная верхушка, научно-культурная элита и т.п). Эта верхушка сгнила ровно настолько, чтобы обеспечить перевес сторонников подобного замысла над его противниками. Она сгнила ровно настолько, чтобы невозможным стал системный и эффективный отпор данному замыслу изнутри самой партии.

Наличие противников этого замысла внутри элитной прослойки — безусловно. Как безусловно и то, что эти противники не сумели создать эффективных форм отпора тем, кто вполне понимал в кровавый миг передела, на что и зачем он поднимает свою преступную руку. Сговор совокупных элитных верхов с торговым классом и его криминальными спонсорами привел к тому, что мы имеем. Партия сдала позиции фактически без боя. Никогда в истории правящая элита не собирала вещички на своих “Старых площадях” с такой безропотностью. И никогда в истории эта правящая элита так легко и безболезненно не пересаживалась с правящих административных кресел в офисы банков и корпораций так называемых “новых русских”.

В нашем российском доме пахло не мятежом, не революцией или контрреволюцией. В нем пахло воровством. Воровством, неслыханным в мировой истории. Этот смердящий запах бил в ноздри уже в 1991 году и стал почти нестерпимым осенью-зимой 1993 года. Гнилье глядело на нас своими выморочными зенками все последние годы. Какой запас веры в способность ЭТОГО обновиться, какой запас любви к своему прошлому нужно было иметь, чтобы принимать мертвое за живое, скелет за любимое существо, тление за семена новой жизни?! Страшно больно отнимать веру, но еще больнее видеть, как эта вера отдается на поругание. Происходит же именно это. И происходит потому, что концентрация гнили в обновленном и преобразованном номенкла- турном субъекте в 1997 году выше, а не ниже той, уже запредельной, которую мы имели к началу распада СССР.

Как именно эта гниль будет проявлять себя на каждом новом витке исторического предательства — важно лишь постольку, поскольку анализом форм гниения можно отделить зараженные ткани от чего-то неповрежденного и способного к волевому усилию по вырыванию себя из тлена и смрада. Любая крупица подобной здоровой политической ткани бесконечно дорога, и борьба за отделение каждой такой крупицы от гниющего остова должна вестись и будет вестись. Она будет вестись, несмотря на растущее отвращение, которое не может не вызывать у всего живого и хотящего жить перебирание форм гниения и распада.

С этой точки зрения не имеет, в сущности, значения то, как именно кто-то проголосует за недоверие к правительству. “Банк” в сегодняшней политической игре “мечет” один человек — Борис Ельцин. Он и его окружение, то есть то, что именуется “Кремлем”, составляет ядро нынешней политической власти. Правительство, вокруг которого сейчас идет борьба, — это значимая периферия власти, сплетенная с эпохи выборов и назначения Чубайса в единое взаимозависимое целое с совокупным “Кремлем”.

Таким образом, в нынешней политике мы видим две политические борьбы. Первая — почти неслышная и невидимая — борьба за “пакеты политических акций” в самом “Кремле”. Здесь очевидным образом борются две “партии”. Партия N1 — партия Березовского и Черномырдина. Партия N2 — партия Потанина и Чубайса с Немцовым. При этом участие в игре Немцова вначале было очень заметным и значимым, но постепенно сходит на нет. Когда полгода назад кое-кто пытался кое-кому “вклеить” обвинения в клевете на дружную солидарность членов правительственной команды, это уже казалось смешным. Сегодня не найдется уважающего себя политика, который разглагольствует об этой дружбе и солидарности. Совершенно очевидно также, что внутри “Кремля” уже не две партии, а три и более. И именно наличие малозаметных, но все более значимых партий под номерами больше двух придает борьбе в Кремле реальное содержание.

Тенью этой кремлевской борьбы является борьба в “Белом доме”. Что такое в этой связи вотум недоверия, буде он состоится? Это перераспределение сил в кремлевских командах N1, 2, 3 и т.д. Ельцину нужно это перераспределение (например, умаление Чубайса)? Если нужно — будет вотум и перераспределение сил. Не нужно — все будет тихо и гладко, а борьба в Кремле так и останется “прокурорско-эфирно-подковровой”. Такие у нас сейчас времена!

Все играют по этим правилам. КПРФ в том числе. Кто-то мог в это не верить. Но этот “Фома неверующий”, если у него есть уши, не мог не услышать, с каким придыханием, с какой царедворски-привычной восторженностью один из руководителей “конструктивно-непримиримых” оппозиционеров, он же спикер Госдумы, на всю страну произнес: “Мне Борис Николаевич уже 2 раза звонил!” То, что игра “тухлая”, было ясно и без этого. Теперь же дополнительно стало ясно только одно: что эту тухлость уже никто не хочет даже скрывать!

Кремль “выкатил” бюджет Чубайса. При этом Кремль намекнул, что в этом бюджете есть вкусный кусок для тех, кто понимает правила тухлых политических игр. В номенклатуре КПРФ эти правила понимают все. Поэтому Зюганов заявил о вотуме недоверия. Купив на эту заявку Явлинского. Который, видимо, уже успел забыть о Горбачеве и судьбе программы “500 дней”. С точки зрения циничной политической арифметики, Зюганов и должен был прокричать насчет вотума! А что ему делать? Тихо принимать бюджет Чубайса? На это сейчас дураков нет. Замахнуться Зюганов должен. Ударить — ни в коем случае. Страх же у него и его коллег — в одном: как бы не замахнуться так, чтобы Царь Борис и его приближенные не воспользовались замахом и не “закатали” в ответ в рожу.

Тут-то и шли зондажи — заинтересован “царь” в том, чтобы “закатать”, али не очень? И решили, что не очень. Замахнулись с максимально проявленной неубедительностью. И тут же стали торговаться. Зюганов даже пояснил для особо непонятливых, что торгуются не всерьез, что понимают — по крупному обязательно “кинут”, но… того, что есть — не отнимут. А может, что-нибудь и дадут… Не отщипнуть, так поприсутствовать при дележе…

Народу, который на это смотрит, объяснят, что свирепый режим без защиты коммунистов изнасиловал бы народ с предельной грубостью и особым цинизмом. А коммунисты изнасилование смягчат и дополнят использованием противозачаточных средств, что в подобном случае, согласитесь, немаловажно. О роли средств этих народу каждый день по телевизору рассказывают. Так что он, может, и согласится. А автора данного зело превредного пасквиля опять осудят, скажут: этот хочет, чтоб нас… тово… без презервативов!… Ясно ведь, на чью мельницу льет… И так далее…

Так что поначалу вроде все будет и “по науке”. Той самой, политической, в которой расписано, как дурачить “электорат”. Но только потом выяснится, что дальше арифметики наши номенклатурные “митрофанушки” и эту науку подлую не захотели превзойти. И окажется, как говаривал один не лишенный волчьих зубов “пастух” оных номенклатурных стад по имени Иосиф, что “кроме арифметики, есть еще и алгебра”. И что с этой точки зрения “грохнули” номенклатурщиков за милую душу. И сразу по нескольким позициям.

Позиция первая и простейшая. Если вначале у коммунистов в эпоху ФНС был в качестве “образа врага” весь “Кремль” (временное оккупационное правительство Ельцина-Бурбулиса), то после 1994-го и особенно 1996 г. с образом врага возникли проблемы. Придя на крови 1993 года в уютные думские кресла, бывшие сопредседатели ФНС захотели вписаться в элиту, согласно рецептам своих советников. Так возникло понятие “системная оппозиция”. Что это такое и с чем это едят? Поясним. Берется, например, вся власть, и говорится, что она не вся плохая, а что в ней есть абсолютное зло (Чубайс) и зло относительное (Черномырдин). Ельцин при этом как бы “подвешивается” в расселине между абсолютным и относительным злом. Затем с помощью несложных процедур, сродни манипуляциям наперсточников, относительное зло превращается чуть ли не в добро. И к нему идут в услужение. И тогда говорится: “Виктор Степанович (варианты — Александр Васильевич, Олег Николаевич и пр.), да мы ж не против тебя! Мы против тех злодеев! Давай договоримся, как вместе их прищучить! Ты рули, а мы на подхвате”. Сходил в кабинет… Поговорил, как прищучить злодеев… Что-нибудь подписал… О чем-нибудь пошептался… и чувствуешь себя снова в родном ЦК КПСС…

Все хорошо! Одно плохо… Цыкнет “Кремль” — и этот самый “относительный” злодей, он же союзник, возьмет, да и зарычит на тех, кто к нему бегал шептаться: “Вы, мол, меня не впутывайте в ваше… это…”. И на всю страну заорет-то! По телевизеру! И с “абсолютным злодеем” обнимется! А нас и оттолкнет… Обидно… И появляется формула о “конструктивно-непримиримой” оппозиции. Никто не понимает, что это такое… А это жест обиды на “относительных злодеев” за то, что меньше стали подписывать и шептаться.

Ладно, пообижались. А дальше что? Дальше либо теряй уютный элитный микроклимат в Госдуме и начинай бороться (с непредсказуемым результатом), либо… либо “ложись” под “абсолютное зло”. А как под него ляжешь, если оно абсолютное, а ты спаситель от него? Ясно как! Сначала надо “размять тему” и “подогреть ситуацию”, а затем идти к заветной цели “соглашательства без берегов”. При этом политическая эволюция такова. От действительной оппозиции 92-го года к “системной оппозиции” 94-96 годов. От “системной оппозиции” к “конструктивно-непримиримой” химере начала 97 года. А от химеры этой (гримасы обиды, то есть) — к чему? Отвечаем: К СИСТЕМНОЙ КОАЛИЦИИ с властью!

Это очень, очень рискованный ход! Но ведь идут именно на него, вещают впрямую об этом по телевидению! Как говорится, если нельзя, но очень хочется, то можно. А хочется не просто очень, а очень, очень и даже ужасно, то есть фактически нестерпимо! И потому издержки подобного политического кульбита — списываются со счетов.

А издержки эти ох, как велики. И об этом — в разборе второй, тоже не слишком сложной, позиции.

Оппозиция теряет в лице власти образ врага, образ абсолютного зла. Теперь оказывается, что этого абсолютного зла не содержит не только вся власть, но и ее особо зловредный, “чубайсовский”, сегмент. А где же тогда (и чему) оппозиционность? И что будет с растущим протестным “электоратом”, для которого вся власть — абсолютное зло, а зло здешней власти — лишь отсвет зла власти иноземной? К Лебедю такой “электорат” не придет — Лебедь сам “прогибается” перед Западом. К Явлинскому — тоже не пойдет.

И все же — и Лебедь, и Явлинский на фоне “системной коалиционности” КПРФ становятся хотя бы “оппозицией без дураков”. Классической парламентской, в случае Явлинского, и чуть ли не протестной (умеренно-протестной) в случае Лебедя. Таким образом, КПРФ расстается с умеренной частью своего электората. Еще часть электората уходит на перспективу к Лужкову, который “кроет” Чубайса натурально и что-то делает, какие-то живые альтернативы реализует. КУДА ЖЕ ПОЙДЕТ КРАЙНИЙ ПРОТЕСТНЫЙ ЭЛЕКТОРАТ — А ЭТО ГЛАВНЫЙ ВОПРОС — СЕГОДНЯ ТРУДНО СКАЗАТЬ. ИБО В РАДИКАЛЬНЫХ НЫНЕШНИХ ЛЕВЫХ И ПРАВЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ ЛИДЕРЫ МЕЛКИ, ЗАМШЕЛЫ, ПРОВОКАЦИОННЫ. Но куда-то такой электорат пойдет! И вот тогда (с расколом КПРФ или без)… вновь встанет вопрос о “клюквенном соке”. И на этот раз данный вопрос встанет в самой мерзкой и преступной редакции.

Но есть еще и третья, главная, позиция, перед которой обе предыдущие меркнут. Базовый политический миф Зюганова и всей его команды “державников” основан на наличии мировых злых сил, которые неисправимы и столетиями чинят козни против России. Сразу же возникает вопрос: эти силы “вдруг” исправились, устыдились “разносов”, учиненных им Геннадием Андреевичем в Швейцарии и США? Эти силы исчезли, испарились? Или они есть? И как тогда относятся к ним в КПРФ? Как относятся — стало ясно после внесения концепции “устойчивого развития” в партийную программу. Но там-то можно было еще “полоскать мозги” политически и теоретически неопытным людям! Теперь вопрос стоит ребром! Зюганов договаривается с МВФ и ВБ, или борется с ними? Договариваться с абсолютным злом нельзя… надо бороться… хоть для проформы! Значит, на вопрос, меняем отношение к этим силам, или нет — у Зюганова один ответ: не меняем!

Но если не меняем, то начинается следующий парадокс. Чубайс — агент этого абсолютного зла, или нет? Несколько лет говорили, что да. Что теперь? Если он агент тьмы, то как он может быть коалиционером света (то бишь Зюганова и КПРФ в целом)? А если он не агент тьмы, и “свету” с ним можно входить в коалицию, то зачем столько лет орали, что он главное и завершенное воплощение абсолютной тьмы?

Но, предположим даже, что КПРФ начнет “отмывать” Чубайса, дистанцируя его от “тьмы”, и ей удастся в очередной раз “облапошить” своего крайне доверчивого избирателя. Сам-то Чубайс что будет делать? Известно что — целоваться взасос с тем, что для зюгановцев тьма, называть эту тьму средоточием добра и света, а самих зюгановцев — тьмой! И что тогда нужно будет делать? Как-то убирать сам базовый политический миф, взрывать его то ли вместе с партией и Зюгановым, то ли только с Зюгановым и какими-то частями партии?… Сложнейшая и фактически невыполнимая процедура! Итогом которой все равно, как ни виляй и как ни верти, окажется только одно. ЧТО 22 ОКТЯБРЯ 1997 ГОДА ЗЮГАНОВ И ЕГО СОРАТНИКИ В ГЛАЗАХ ТЕХ, КТО НЕ ХОЧЕТ ТЕРЯТЬ МИФ ОБ АБСОЛЮТНОМ ЗЛЕ (К КОТОРОМУ ОНИ САМИ ЖЕ ПРИУЧИЛИ), В ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ ОСОЗНАННО ПОДПИСАЛИ ПОЧЕТНУЮ КАПИТУЛЯЦИЮ ПЕРЕД СИЛАМИ “АБСОЛЮТНОГО ЗЛА” (ПРЕДПОЛОЖИМ, ВО ИЗБЕЖАНИЕ “ПОЛНОЙ И БЕЗОГОВОРОЧНОЙ КАПИТУЛЯЦИИ”, РАДИ СПАСЕНИЯ НАРОДА ОТ ГЕНОЦИДА И ПР.). А В ХУДШЕМ СЛУЧАЕ — САМИ СТАЛИ ЧАСТЬЮ ЭТОГО ЗЛА… ИЛИ БЫЛИ ЭТОЙ ЧАСТЬЮ ИЗНАЧАЛЬНО, И ЛИШЬ ПРИТВОРЯЛИСЬ ЕГО ПРОТИВНИКАМИ.

Теперь я задаю вопрос. И не Зюганову. И не КПРФ в целом, поддержавшей его на пленуме. Я задаю вопрос реальным политическим сущностям, разыгравшим эту игру — понимают ли они, какой крутой вираж закладывается в политической жизни России, каковы будут отсроченные, но неизбежные последствия очередного социокультурного шока? Если понимают — то либо обезумели, либо… сами являются частью того зла, с которым якобы борются и которое только и ждет последней и окончательной дискредитации “красного” вообще. Дискредитации, я бы сказал, онтологической, метафизической, согласно которой это “красное” специально занесено в Россию чуждыми силами для истребления национального духа…

И если это так, то в такой системе самомножащихся политических провокаций, таком зеркальном лабиринте, есть лишь один выход — идти сквозь зеркала, дробя их вдребезги, обращая их против них же, поедая ими то, что они творят.

Но это уже из другой “политической оперы”. В которой нынешним нашим героям нет вообще никакого места. И это надо отчетливо сознавать. И делать свой окончательный политический выбор — в иной системе координат, смыслов, ценностей и, главное, уровней понимания.

С.КУРГИНЯН

ПРЕДВЫБОРНАЯ “МНОГОВЕКТОРНОСТЬ”

А. Кудинова

2 июля — Премьер Украины П.Лазаренко отправлен в отставку.

22 июля — “Газпром” ограничил поставки газа на Украину.

23 июля — Р.Вяхирев провел в Киеве переговоры с Л.Кучмой и новым премьером В.Пустовойтенко.

16-17 сентября — В ходе визита В.Пустовойтенко в Москву обсужден вопрос о 10-летней программе российско-украинского сотрудничества.

24 сентября — Верховная Рада приняла закон “О выборах народных депутатов Украины”.

27 сентября — На третьем съезде Всеукраинского объединения “Громада” его новым председателем избран П.Лазаренко.

10 октября — Верховная Рада отклонила проект бюджета на 1998 г.

15 октября — Верховная Рада отклонила поправку президента к закону “О выборах”, предусматривающую сохранение 50%-ти процентного барьера обязательной явки избирателей.

14-16 октября — Л.Кучма посетил с официальным визитом Казахстан, 16-17 октября — Киргизию.

20 октября — Делегация МВФ проведет в Киеве переговоры о предоставлении Украине трехлетнего займа в 2,7 млрд.долл. для финансирования широкой программы приватизации.

Политические судороги, бьющие Украину вот уже несколько месяцев, свидетельствуют: выборы не за горами. “Стыдливость”, свойственная ранним стадиям предвыборного марафона и выражающаяся в словесном камуфлировании “истинных мотивов и намерений”, отброшена. В конце июня, когда Л.Кучма вдруг заявил, что готов рассмотреть “предложение о продлении полномочий Верховной Рады на один год”, некоторые СМИ еще пытались “соблюсти приличия”, объясняя необходимость отложить парламентские выборы (а “продление полномочий” подраз- умевало перенос выборов с марта 1998 г. на 1999 год, т.е. совмещение парламентских выборов с президентскими) опасением Кучмы, как бы электорат не проголосовал за “красных”.

Хотя данное объяснение и отдавало архаикой, поскольку политическая борьба на Украине никак не втискивается в “красно-белые” рамки, тем не менее оно выглядело вполне “пристойным”. Нынешнее социально-экономическое положение — аховое, и надеяться на его принципиальное улучшение к марту (а значит, и на благосклонность избирателей к власти) не приходится. Однако сам президент, разоткровенничавшись, внес весьма существенное — и более соответствующее духу времени — уточнение: предстоящие выборы плохи тем, что выбирать будут не люди, а деньги.

Из этого “откровения” недвусмысленно вытекало, что у соперников президента проблем с деньгами для создания предвыборных структур гораздо меньше, чем у него самого. Вероятность согласия основных политических игроков Украины на “заброс” Кучмы о переносе выборов была изначально крайне низкой: ведь победивший на парламентских выборах получает возможность “делать погоду” и на выборах президентских! Вывод Кучмы напрашивался сам собой: если оттянуть парламентские выборы нельзя, а денег на их победное проведение в марте лично у него не хватает, надо устранить того, у кого с финансами проблем нет и кто к выборам, соответственно, более подготовлен — то бишь премьера П.Лазаренко.

Устранение конкурента сулило, к тому же, возможность получения неплохих дивидендов: во-первых, предполагалось, что раскошелится Запад, во-вторых, прельщала перспектива наведения порядка в богатой вотчине Лазаренко — на газовом рынке. Запад, в особенности США, неоднократно намекал Кучме, что приток иностранных инвестиций и кредитов напрямую связан с отставкой премьера, кото- рый: закрепил за Украиной имидж коррумпированного государства (накануне снятия Лазаренко количество зарубежных публикаций о “миллионах”, скопленных премьером, достигло пика); тормозит реформы; устраивает проволочки с приватизацией, рассуждая при этом о приоритетах национального капитала; препятствует реструктуризации энергетического комплекса страны и т.д.

“Компрометирующий Украину” Лазаренко лишился поста ровно за неделю до подписания в Мадриде Хартии об особом партнерстве Украины с НАТО. А в день подписания Б.Клинтон пообещал Л.Кучме, что Украина не останется один на один с ее проблемами накануне президентских и парламентских выборов. Однако обещание Клинтона повисло в воздухе. Конгресс США, поразмыслив, решил не увеличивать размер денежной помощи Укра- не в следующем финансовом году, причем увязал предоставление будущей помощи с успехами республики на ниве полного искоренения коррупции. Всемирный Банк приостановил кредитование энергетики Украины в размере 317 млн. долл. МВФ отложил решение вопроса о предоставлении Украине долгосрочного кредита по линии расширенного кредитования EFF (от 2,5 до 3 млрд. долл.).

И если в начале июля Украина, окрыленная обещаниями Клинтона, гордо заявляла, что возможность повторного предоставления кредита “стенд-бай” (а не EFF) исключена, ибо это было бы для страны “проигрышем”, то два месяца спустя “стенд-бай” уже не казался “проигрышем”. Еще бы, ведь серьезные проблемы возникли даже с первым траншем кредита в 49 млн. долл.! “Суровость” США не в последнюю очередь связана с некоторыми неосторожными высказываниями украинского лидера. Подписав Хартию с НАТО, Кучма обрушился с упреками на ЕС, приводя европейцам в качестве положительного примера плодотворное сотрудничество Украины с США. Европе было предложено “исправиться” и активнее осваивать пространство республики. Но нельзя сказать, что до призыва Кучмы этот процесс находился на нулевой отметке. В частности, за первое полугодие 1997 г. украинский экспорт в ФРГ вырос на 34%, шли интенсивные переговоры Украины с германскими инвесторами.

Так что заметного позитивного отклика Европы не появилось, а США на подобные проявления декларируемой Украиной “внешнеполитической многовекторности” прореагировали весьма болезненно. Не случайно в числе главных условий предоставления Украине американских кредитов фигурирует следующее: до 30 июля 1998 г. должно быть приватизировано 9500 предприятий с глубиной продажи акций до 70%. Предполагается, что приватизация будет открытой и конкурсной, без ограничений на доступ иностранного капитала, и… вовсе не “многовекторной”…

Действительно, в самой республике нет серьезных субъектов, способных скупить значительную часть собственности на условиях открытых конкурсов. Участие России, занятой собственным этапом приватизации, будет ограниченным. ФРГ стоит перед широким комплексом экономических проблем, связанных, во-первых, с объединением Германии, во-вторых, с необходимостью форсированно выполнить условия Маастрихта для перехода на единую европейскую валюту. Последнее касается и всех остальных участников европейского объединения. Япония еще не оправилась от экономического и банковского кризиса, страны ЮВА — от валютного кризиса.

С учетом всех этих факторов, при форсированной приватизации украинской собственности США оказываются вне конкуренции. И Лазаренко был неугоден США прежде всего не как “коррупционер”, а как тормоз на пути осуществления этого замысла. Экс-премьер имел непростительную, с точки зрения США, склонность вести приватизацию “тонким ручейком”: если в 1996 г. на Украине приватизировано около 3 тысяч средних и крупных предприятий, то в первом квартале 1997 г. — всего 300. “Ручеек” к тому же оказывался направлен явно в сторону “Газпрома” и создававшихся при участии клана Лазаренко СП.

Помимо невыполнения клинтоновских обещаний, Кучма в наказание за проявленную бестактность получил наращивание внутриполитического напряжения. В отношениях президента и парламента на протяжении последних месяцев нарастает конфронтационность. Отклонение на днях Верховной Радой проекта бюджета на 1998 г. подлило масла в огонь. Список “незадействованных единомышленников” Кучмы, по согласному мнению экспертов, исчерпан. Список “недоброжелателей”, напротив, ширится: в их ряды влился Е.Звягильский, долгое время сохранявший “нейтралитет”, но в конце концов “разочаровавшийся”, поскольку ни губернаторский пост, ни пост министра угольной промышленности при недавней перетряске кабинета ему так и не перепали.

Но главное — сражение между президентским окружением и командой отставного премьера разворачивается не только на политическом, но и на экономическом и пропагандистском фронтах. В ответ на отмену Госимуществом Украины результатов конкурса по Харцызскому трубному заводу, где победила патронируемая Лазаренко корпорация “Единые Энергетические системы Украины” (ЕЭСУ), руководство ЕЭСУ провело ряд кадровых перестановок в подконтрольных корпорации газетах. Далее было объявлено о намерении превратить малопопулярное объединение “Громада” в оппозиционную президенту партию. Затем Лазаренко возглавил парламентскую фракцию днепропетровцев “Единство”. Затем — сессия Днепропетровского облсовета (Лазаренко вернулся после отставки к обязанностям его председателя) отказалась выделить Орджоникидзевскому ГОКу землю под новые карьеры Приднепровского месторождения. Поскольку ГОК дает 40% мировой добычи марганца и является одним из важнейших валютных экспортеров, для правительства это “удар под дых”. Кроме того, Днепропетровск отказался принимать радиоактивные отходы из других областей для переработки и хранения.

Дальше — больше. На горизонте замаячил “взрывоопасный” союз: П.Лазаренко, Е.Марчук и спикер парламента А.Мороз провели переговоры о совместных действиях в парламентской предвыборной кампании. По словам Лазаренко, первый результат “союзничества” — принятие Верховной Радой закона “О выборах народных депутатов”. После почти годичных ссор и скандалов предпочтение отдано смешанной избирательной системе. Не желая обострять ситуацию, Кучма ограничился внесением нескольких поправок, из которых главную — сохранение 50-процентного барьера обязательной явки избирателей на участки — депутаты тут же “прокатили”. Таким образом возможность признания парламентских выборов недействительными из-за низкой активности “электората” блокирована. Между тем Лазаренко победно заявляет, что именно его “Громада” станет в недалеком будущем основой парламентского большинства, а посему уже сейчас приступает к формированию “теневого кабинета”. Добавляют головной боли президентскому окружению и недавние обещания экс-премьера опубликовать “поближе к выборам” “очень интересные документы”.

В этой ситуации международные кредиты были бы как нельзя кстати. В Киеве с надеждой ожидают очередного раунда переговоров с представителями МВФ. Кстати, недавнее вторичное водворение в президентской администрации отставленного в декабре Д.Табачника — не только ответ на союз двух экс-премьеров и спикера, но и знак лояльности США (Табачник — ярко выраженная проамериканская фигура).

Однако на американцев надейся, а с ЕС и прочими не плошай. В сентябре проходит первый в истории отношений Украины с ЕС саммит, на котором затрагивается вопрос “впускания” Украины в зону свободной торговли стран ЦВЕ. В сентябре же новый премьер В.Пустовойтенко призывает общественность “осознать, что Россия является нашим стратегическим партнером”. “Осознанию” предшествовало бурное выяснение между Россией и Украиной “газовых отношений”. Своеобразным ответом “Газпрома” на отставку Лазаренко и порожденные этой отставкой слухи о грядущем удушении крупнейшего партнера Газпрома — ЕЭСУ — стало сокращение поставок газа на Украину “за неплатежи”. А Лукашенко, также “наказанный” накануне “Газпромом” за неплатежи, но уже успевший “согласовать позиции”, заявил, что собирается ввести “жесткие меры таможенного и пограничного контроля” на границе с Украиной. За этим “двойным ударом” последовали переговоры Р.Вяхирева с Л.Кучмой, носившие “скорее политический, чем экономический характер” — о механизмах поставок газа.

Пытался ли Вяхирев спасти ЕЭСУ от разгрома, или же судьба попавшего в опалу партнера интересовала его в значительно меньшей степени, чем некий “новый газовый договор” России с Украиной? Например, реализация обсуждавшейся еще с Лазаренко схемы: украинская госсобственность в обмен на долги за газ? Сторонники Лазаренко радостно потирают руки, предсказывая, что отсутствие фигуры Павла Ивановича существенно затруднит “газовый диалог”. Так ли это — время покажет. Во всяком случае, “антилазаренковская” часть днепропетровцев (Кучма — Горбулин — Пустовойтенко) активно пытается найти в России свою, “не помеченную” влиятельным отставником опору, столь необходимую в предвыборной ситуации. В ходе сентябрьского визита Пустовойтенко в Москву обсуждалась совместная 10-летняя программа сотрудничества, которая способствовала бы подъему ракетно-космической, судостроительной и авиакосмической отраслей двух стран. Уже предприняты конкретные шаги: летом Национально-космическое агентство объявило о создании СП с Российским космическим агентством (РКА). Цель — модернизация МБР СС-18 для коммерческих запусков спутников. Другой крупный проект — совместное выведение на европейский рынок разработанного в Киеве нового транспортного самолета АН-70.

Не беда, что к участию в проекте совместного производства АН-70 приглашены Париж и Бонн, с которыми Москва только что заключила Тройственный союз — в пику американскому “дяде”, без коего, как выразился Б.Ельцин, в Европе вполне можно “серьезно объединиться и жить нормально”. Участие в российско-европейском проекте можно, “не отходя от кассы”, сбалансировать спешным проявлением антироссийскости. Например, прямо на Страсбургском саммите СЕ, где было заявлено о возникновении “тройки” (Россия, Германия, Франция), порассуждать в кулуарах с коллегами из Азербайджана, Молдовы и Грузии о транспортировке азербайджанской нефти через Грузию и Украину на Запад и о выработке “общей” антироссийской позиции накануне грядущей встречи лидеров СНГ.

Затем — опять-таки для “сверки позиций” и обсуждения “обходных маршрутов” транспортировки нефти, на сей раз западно-казахстанской, — съездить в Центральную Азию. А попутно раскритиковать все внутриэсэнговые союзы — и “двойку”, и “четверку”, и даже, не пощадив самолюбие принимающей стороны, Центрально-азиатский. Но при этом, дабы раздражение Москвы не оказалось запредельным, дать российским нефтяным кампаниям доступ к приватизации НПЗ “Лисичанскнефтеоргсинтез” (ЛИНОС), внести в закон о выборах поправку о необязательности знания украинского языка при выдвижении кандидатуры (пусть возликуют русскоязычные!), с почетом принимать во время учений “Си бриз-97” российского минобороны И.Сергеева, а потом расшаркиваться перед американским вице-адмиралом Ч.Эбботом, прибывшим в Ялту на борту штабного корабля 6-го флота ВМС США: мол, намеченные на конец октября совместные с Россией “миротворческие учения с элементами боя” не следует рассматривать ни как ответ на “Си бриз”, ни как шаг на пути к военно-политическому союзу с Москвой.

Украинский “ласковый теленок” пытается совместить несовместимое: одновременно сосать нескольких маток и грызть их за вымя. Но так не бывает. Для Украины вопрос лишь в том, какая из “маток” первой потеряет терпение и повернется к данному теленку рогами. Но для России, которой сегодня не слишком хватает и собственного “молока”, и собственной крови, длить соревнование с забугорными, куда более упитанными “матка- ми” в столь двусмысленном занятии не только издержечно, но и опасно. И имеет смысл в одном лишь случае: если “теленок” перестанет измерять свои симпатии сугубо меркантильными мерками и вспомнит о чем-то по-настоящему значимом. В любом другом случае единственным осмысленным типом поведения России в отношении зарвавшегося “теленка” может быть вполне законное между чужими: “товар за деньги”. Или “зуб за зуб”.

А. КУДИНОВА

ДРАМА ПРЕЗИДЕНТА

Владимир Бондаренко

Борису Николаевичу Ельцину сегодня нелегко. И капусту квасить надо, и окна на зиму утеплять. А тут Дума спокойно жить не дает, лишает стабильности…

Я без шуток говорю. Ельцин уже не тот, что в 1991 и 1993 годах. На танк уже не полезет, да и танки в Москву запустить побоится.

Как король Лир, он ищет, кому из наследников какую часть наследства оставить. Как Иван Грозный, он не видит достойных наследников. Он сам ради стабильной власти давно предает и будет предавать своих соратников. Куда как верен был Коржаков, и не хотелось Борису Николаевичу его бросать, но пришлось. Власть диктует свои суровые законы, российская — еще более суровые. По этим законам Иван Грозный убивает своего сына, Петр Великий отправляет сына на казнь, а Сталин отказывается менять сына из плена на немецкого маршала. Так и Ельцин — предал Гайдара, предал Сосковца, сегодня готов предать Черномырдина. Предаст и Чубайса с Немцовым, но, с ужасом думает он, так же точно все предадут и его… Он пребывает в эти дни в тихой истерике. Он уже молится за убиенных в 1993 году, он уже — сам?! — протягивает в ужасе руку Думе в молении о спасении, а спасения нет. И доверия нет — ни ему, ни он сам никому не верит. Ну чем не царь Борис, у коего, к тому же, и “мальчики кровавые в глазах”…

Встает он хмурым осенним утром, отовсюду информация: ближние бояре плетут заговор, дальние — точат ножи. Думает Борис Николаевич: как бы нанести удар сразу по всем и остаться на вершине? Он совершенно искренне не хочет разгонять Думу, его устраивает спокойный и рассудительный Зюганов, он, на всякий случай, готов заменить уже премьера — то ли Росселем, то ли Титовым, то ли Тулеевым, лишь бы не было жаркой осени, лишь бы провести еще один референдум и спокойно жить до третьего срока.

Прямо почти как Сталин в трагические дни 1941 года, обратившийся к народу с необычными словами “Братья и сестры”, обращается Борис Ельцин в свои трагические дни, надеясь на понимание, персонально к каждому из 146 коммунистов, подписавших призыв к вотуму недоверия.

Он искренне хочет стабильности для себя. Он никак не может по-стариковски привыкнуть, что его решения, его бюджеты и налоговые кодексы могут кем-то отвергаться. Надо понять его.

По сути, он же советский человек, партийный чиновник большого ранга, не привыкший к демократии. От всех этих парламентских противостояний его сводит судорога.

Это для Европы вотум недоверия правительству — привычное дело. Наш обкомовский руководитель к этому не привык, но… пытается. В своем поведении именно Борис Ельцин демонстрирует качества совкового руководителя, а Геннадий Зюганов — навязывает ему европейские правила поведения! Как тут не затоскуешь о том времени, когда можно было на год вперед все предугадать, а осенью заняться, по привычке, уральской засолкой огурцов и капусты.

Это драма короля, которому мешают заниматься своей капустой.

Вечная драма: король и капуста.

Владимир БОНДАРЕНКО

ДРАМА КАБИНЕТА

Александр Бородай

За последние годы Россия уже привыкла к тому, что осень — пора полититческих кризисов и жарких баталий. В эту любимую Пушкиным пору российский истеблишмент, проснувшись от летней спячки, кипит от переизбытка энергии, так и лезет в драку. То исполнительная власть громит законодательную танками, как в 1993 году, то неведомые силы организуют колоссальную финансовую спекуляцию вроде “Черного вторника”. Осень — пора драматическая. Сгорают чьи-то репутации, рушатся карьеры, а новые триумфаторы поспешно занимают освободившиеся постаменты, забывая смыть с них старую запекшуюся кровь.

Нынешняя осень — это замерзающие в лишенных отопления и электричества городах и поселках работяги, перестрелки на чеченской границе, громкие заказные убийства и зловонные фонтаны компромата в Москве. Для кого-то эта осень — пора крупных акуционов, массированной игры на фондовом рынке. Этой осенью Дума попыталась перейти в контрнаступление на правительство, задавшись целью убрать ненавистных “молодых реформаторов”. Но как это сделать? Ведь наше правительство — не отлаженный механизм, не политическая машина западного образца, которую можно разбить и покорежить ударом законодательного молота. Наше правительство — это странное биосоциальное чудовище, изощренное творение лучшего генетика современности Ельцина. Здесь в нелепом симбиозе сплелись несовместимые обычно люди, финансовые группы и политические прослойки.

И чтобы ударить по Чубайсу и Немцову, депутаты должны сначала обрушить почти любимого и родного Черномырдина. Именно родного — такого же тяжелого, косноязычного, обремененного советским аппаратным прошлым, как и многие из них. Черномырдин устраивает всех думцев: с ним легко работать главам фракций, он готов на непринципиальные уступки и поблажки, он предпочитает торговаться, а не рвать контакты и конфликтовать в открытую. Он такой уютный и домашний в своем синем шлафроке, так доверчиво делает брови домиком (отсюда, наверное, и название фракции). Он совсем не похож на двух вертких и кусачих бесенят — одного рыжего, другого курчавого, что укрылись в его урчащем чреве. Он не меньше, чем депутаты, ненавидит своих сожителей по “Белому дому” и охотно готов подыграть думцам, стремясь хотя бы ослабить позиции своих первых замов. Притворяясь простаком, он “случайно” публично унижает их, культивирует народную ненависть к прячущимся за его широкой спиной кровососам. Черномырдин не желает роспуска Думы и готов вечно водить депутатов на крючке мелких и крупных поблажек, создавая для штатных оппозиционеров теплые места в различных советах и советиках, комиссиях и постоянно действующих совещаниях . А много ли еще нужно тем, кто хочет спокойно встретить старость?..

Чубайс и Немцов выглядят обеспокоенными накалом всеобщей ненависти. Понимая, что депутаты не посмеют тронуть Черномырдина, они сначала лишь презрительно комментировали усилия противников: “Что-то у них там не клеится”. Потом тон их выступлений стал ниже, появились даже не характерные покаянные интонации. “Молодые реформаторы” явно не боятся Думы самой по себе. Просто затянувшийся кризис подрывает их международный престиж, столь важный для запланированной на ближайшие месяцы широкомасштабной торговли остатками российского достояния. Так же слабеют позиции вице-премьеров в государственном аппарате — в чиновничьих играх они еще сильно уступают своему шефу. Однако эксперты утверждают, что Чубайс уже занят активным строительством властной вертикали “под себя”, и по работоспособности, а также логичности принимаемых административных решений, значительно превосходит премьера. Возможно, эти качества и позволят ему взять реванш, если только в новый политический расклад не ворвется президент, оторвавшийся от засолки или заклеивания окон на зиму…

Александр БОРОДАЙ

ДРАМА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

Николай Анисин

Два лорда после охоты дремлют у камина. Один открывает глаза и, не шевелясь, молвит: “Сэр, мне кажется, у вас горят носки”. “Сэр, — отвечает другой, не размыкая век, — вы хотите сказать: горят сапоги?” “Нет, сэр, сапоги уже сгорели”.

Члены российской “палаты лордов” — Совета Федерации — университетов в Кембридже и Оксфорде не заканчивали и на своем заседании 15 октября, обсуждая “горящий” вопрос, — столкновение Думы с правительством — почтительностью в обращении друга к другу не блистали.

Председатель СФ, выпускник Мичуринского плодоовощного института Егор Строев, однажды, например, так апеллировал к палате: “Ребята, нельзя же в пропасть головой нырять”. Никто из седых членов СФ не возмутился развязностью председателя. Никто не попросил его уточнить: почему в пропасть нырять нельзя именно головой? А другим местом можно?

Манерами и умением говорить на родном языке российские “лорды” не походили на лордов английских. Но нисколько не отличались от них в невозмутимом восприятии происходящего. У большинства граждан страны сапоги давно сгорели и уже догорают носки. Сэры из СФ, они же — начальники территорий, бок о бок живущие с миллионами босяков, прекрасно это видят и ясно понимают — кем распаляется пожар нищеты. И что же?

15 октября , когда всем в Совете Федерации было известно, что оппозиция в Думе ставит вопрос о недоверии правительству и его разорительному курсу реформ, “палата лордов” принимает обращение к нижней палате: “Мы разделяем озабоченность депутатов Государственной думы положением дел в стране, ходом и результатами экономических реформ и поддерживаем предложение о проведении совместных “круглых столов”. Как это перевести с канцелярского языка на язык нормальный?

Да, господа-товарищи из Думы, реформы правительства и президента губительны для народа. Но премьер, вице-премьеры и министры, которые эти реформы проводят, — несмышленые и наивные люди. Они не ведают, что творят, и поэтому их надо не гнать прочь из правительства, а надо садиться с ними за “круглые столы” и совместно вразумлять.

За данные бредовые, по сути, умозаключения проголосовало 129 “лордов”. И только 6 — высказались против. Значит ли сей факт, что абсолютное большинство членов СФ окончательно потеряло собственное лицо и способно лишь пресмыкаться перед Ельциным и его правительством?

Мэр Москвы Лужков за диалог с творцами разрушительных реформ не голосовал — он покинул зал заседаний перед тем, как СФ начал обсуждать обращение к Думе. Президент Татарстана Шаймиев предложил вместо рекомендаций о диалоге дать оценку текущему моменту. Что происходит? Что делать? Кто виноват? Глава законодателей Камчатки Машковцов внес резолюцию: поддержать намерение Думы, выразить правительству недоверие.

В Совете Федерации нет полного единомыслия. В нем есть и верные сторонники Ельцина с Чубайсом, есть и их яростные противники. Но первые не ратуют за осуждение оппозиции в Думе, а вторые не требуют “крови” правительства, потому что и тем, и другим нужна в сей момент стабильность в государстве.

Большинство начальников территорий на своей шкуре чувствует провалы реформ и рост недовольства населения. Большинство их наверняка подумывает о том, чтобы возглавить народный протест против реформ. Но каждый из них при всем том вынужден думать, как выжить его территории сегодня, как не допустить в ней распада всей системы жизнеобеспечения.

Оказавшись перед альтернативой: или конфликтовать с творцами реформ, или, утопая, попытаться ухватиться за соломинку — Совет Федерации выбрал последнее, проголосовав за предложенный Строевым текст: давайте все жить дружно, давайте усадим за “круглые столы” нанятых Западом волков-реформаторов и ходоков от российский овец.

Николай АНИСИН

ДРАМА ПАРТИИ

Николай Михайлов

Верхушка КПРФ в минувшую субботу решала на пленуме: какой должна быть линия поведения партии осенью-зимой?

Решала, но ничего не решила. Не решила потому, что внутри единой по форме верхушки — ЦК — нет единства. Как нет его и внутри всей партии.

КПРФ беременна расколом. Признаки этого проявлялись на пленуме по разным поводам.

Член ЦК Светлана Горячева сложила в своем выступлении оду Зюганову. Член ЦК Татьяна Астраханкина доказывала, что Зюганов как лидер партии исчерпал себя. Кто из двух дам завоевал на пленуме больше поклонников, не установлено. Но обе они не остались без одобрительных взглядов.

Разное отношение к председателю ЦК — не главное, что разделяет верхушку партии. Главным предметом спора на пленуме был вопрос о взаимоотношениях с властью.

Из доклада Зюганова на октябрьском (1997 г.) пленуме ЦК КПРФ: “Отказывая правительству в доверии, мы тем не менее не намерены оставлять ситуацию в подвешенном состоянии. Потому настаиваем на том, чтобы текущие и перспективные государственные дела стали предметом забот “большой четверки”, трехсторонней бюджетной комиссии и “круглого стола” с участием всех ветвей власти, профсоюзов и общественно-политических организаций”.

Из того же доклада на том же пленуме: “Определить главной задачей всех организаций партии и их руководящих органов на осенне-зимний период подготовку и проведение Всероссийской политической стачки в поддержку требований смены социально-экономического курса и создания правительства народного доверия”.

Как мы видим, Зюганов и ближайшее его окружение, с которым он готовил доклад, полагают, что партия может и сидеть за “круглым столом” с Ельциным и Чубайсом и одновременно бить по ним кулаком политической стачки. Часть же членов ЦК считает, что эти две задачи несовместимы, ибо переговоры с властью лишают партию права звать людей на улицу и отрезают ее от энергии народного протеста.

Пленум не вынес решения: соединять ли в тактике две задачи или сосредоточиться на одной — на организации внепарламентской борьбы. Последнее слово пленум позволил сказать президиуму ЦК. Каким будет это его слово — предугадать трудно. Но поскольку в партии есть те, кто не представляет своей политической деятельности вне пресс-конференций и “круглых столов”, и есть те, кто диалог с режимом Ельцина считает капитуляцией перед ним, то вполне вероятно, что одни члены КПРФ найдут свое место рядом с представителями режима, а другие пойдут к проходным заводов, шахт и воинских частей.

Николай МИХАЙЛОВ

ДРАМА НАРОДА

Александр Лысков

Народ мало что смыслит и в процентных чубайсовских ставках, и в налоговом кодексе. Вряд ли знает, в чем суть противоречий между депутатами и правительством. Бюджет? А что это такое? Потому что в последние годы народ живет свободно, в смысле неуправляемо. Ощущения правительства нет в нем. Но коли Дума напомнила ему, что правительство есть и это не одно и то же, что “косоротый” Ельцин, то народ, конечно, за то, чтобы такое правительство — на фиг. Хотя он и прекрасно понимает, что при Ельцине любое другое правительство тоже будет само по себе, а он, народ, сам по себе.

Шахтеры не присягнут “Горному уставу” и не станут государственными людьми — из дезертиров никогда не получится хороших солдат. Даже собирающиеся вместе на площадях, даже проголосовавшие за Тулеева, они остаются не солидарными трудящимися, а той же стаей волков-одиночек.

Один за другим мурманские тральщики “сматывают удочки” в Атлантике, лопаются рыбацкие конторы, суда становятся на прикол. Молодых, сильных, желающих работать моряков выкидывают на берег, и они расползаются по теплым обжитым углам родителей-пенсионеров. В лучшем случае, берутся за челночные баулы. А треска и пикша из Канады и Аляски составами перегоняется в Москву по указам Ельцина.

Артельные крестьяне живут усадьбами, как их предки триста, пятьсот лет назад. Вспоминают голод послевоенных лет, когда выживали даже на лебеде, так же не имели денег, — тихо, тайно радуются тому, что живы. Закидывают сети в омута. С открытием охоты бьют уток, лосей, кабанов. Все лето многие из них кормились в найме у богатых дачников. На зиму уйдут в города. Тот же шахтер брезгует дворницкой и ассенизационной службой в Кемерово. А мужик — согласен.

Фермеры — из тех, что рискнули осесть на земле лет семь назад, вовремя ухватили всевозможные льготы, бесплатную технику, успели построить хороший дом, подкупить чиновников в “области”, окупить урожаем затраты да вступить в привилегированную Крестьянскую партию, — получат кредит до весны и перебьются.

Молодые парни будут пить, колоться, перебиваться халтурами, воровать и грабить. Девушки, выходя за них замуж, будут отказываться от свадеб, довольствуясь вечеринкой с родителями, и пользоваться противозачаточными средствами, как учит их депутат Лахова.

Голосовавшие когда-то за Ельцина старики и старухи дотерпят до смерти. А “зюгановцы“ будут опять высмеяны, унижены и обезврежены демпропагандой…

В приюте беспризорников соберут самые чадолюбивые градоначальники. А патриотически настроенные из их числа создадут “юношеские корпуса”, в которых через пять-шесть лет вырастут хорошие солдаты для дедушки Ельцина в третьем пришествии.

В общем, русский терпеливый и неприхотливый народ, кажется, будет и дальше жить своей отдельной неизъяснимой жизнью, тянуть судьбину безотцовщины.

Пережив страшную войну в середине века, не очень-то упивался он потом собственной героичностью, наперекор всяческой попсе продолжал какую-то печальную дорожно-ямщицкую песню. Сходная, трудно уловимая народная мелодия несется с родных просторов и в конце века.

Александр ЛЫСКОВ

БЫТЬ ЛИ ВЗЛЕТУ? ( О роли Военно-воздушных сил в вооруженной борьбе и обеспечении национальной безопасности страны )

Владимир Рог

Роль Военно-воздушных сил в современной войне постоянно возрастает. Это — объективная закономерность. Она находит свое отражение в развитии процессов вооруженной борьбы ХХ столетия и подтверждается опытом, практикой. В обычной войне Военно-воздушным силам (ВВС) принадлежала, принадлежит и в обозримом будущем будет принадлежать решающая роль в завоевании господства в воздухе — одного из главных условий достижения целей операции Сухопутных войск, а также в авиационной поддержке своих войск как неотъемлемой части огневого поражения противника, особенно в его оперативно-тактической глубине.

Подтверждением справедливости данных выводов может служить война в Персидском заливе (1991 г.) — первая крупная региональная обычная война конца ХХ столетия после прекращения “холодной войны” — велась через 46 лет после завершения ВОВ. В состав многонациональных сил (МНС), воевавших против Ирака, были включены объединения, соединения, части различных видов ВС 30 государств мира, в т. ч. США, Великобритании, Франции, Египта, Сирии, Саудовской Аравии и др. Основу МНС составили сухопутные войска, ВВС и ВМС США.

США и их союзники по антииракской коалиции сделали основную ставку на ВВС — на нанесение ими по Ираку сокрушительных ударов с воздуха. В соответствии с такой концепцией в районе Персидского залива была создана мощная авиационная группировка в составе 2600 современных самолетов и вертолетов, в т. ч. 1800 американских. Характерно, что ВВС многонациональных сил подчинялись одному должностному лицу — командующему 9-й воздушной армии ВВС США, т. е. управление ВВС МНС было строго ЦЕНТРАЛИЗОВАННЫМ.

Война в Персидском заливе началась 17 января 1991 г. решительным наступлением с воздуха. В течение трех суток ВВС МНС провели воздушную наступательную операцию, в результате которой было завоевано господство в воздухе на театре войны. Этим самым были созданы благоприятные условия для успешного проведения сорокасуточной воздушной кампании. Используя эффективные результаты воздушной кампании, сухопутные войска МНС всего лишь за последние 100 часов войны, перейдя в решительное наступление, завершили ее, очистив территорию Кувейта от иракских войск.

В этой войне, обычной региональной войне конца ХХ столетия, получен ПЕРВЫЙ ОПЫТ по изменению технологии военных действий, а именно: решительным наступательным действиям соединений сухопутных войск, в т. ч. их танковым соединениям, предшествовала НЕ АВИАЦИОННАЯ ПОДГОТОВКА в несколько десятков минут (часов), проводимая в тесном взаимодействии с артиллерийской подготовкой, как это было в локальных конфликтах в Персидском заливе, а в десятки суток — ВОЗДУШНАЯ КАМПАНИЯ — включавшая в себя и воздушную наступательную операцию, и систематические боевые действия авиации. Такая технология военных действий при решающей роли Военно-воздушных сил принесла МНС не только победу, но, как известно, и минимальные потери в личном составе и боевой технике их сухопутных войск. Решающая роль ВВС в ведении военных действий была подтверждена “Хорватской Бурей”.

Во второй половине ХХ столетия боевые возможности авиации продолжают стремительно развиваться. Так, к примеру, в массированных налетах американской авиации на Ханой во время войны во Вьетнаме участвовало по 160-200 самолетов, а через 18 лет, в операции “Буря в пустыне”, число самолетов, участвовавших в массированных авиационных ударах, увеличилось до 360-600 самолетов, т. е. в 2,2- 3 раза.

Применение высокоточного оружия позволило сократить потребные наряды самолетов для поражения одного и того же объекта в 2-5 раза по сравнению с применением неуправляемых авиационных средств поражения.

Однако это — весьма дорогостоящее оружие. Согласно расчетам, стоимость выполнения боевой задачи по выводу из строя бетонированной взлетно-посадочной полосы на аэродроме тактической авиации с применением высокоточных авиационных бомб в 10-12 раз превышает стоимость выполнения данной задачи при применении только обычных бомб.

Основной недостаток высокоточного оружия — его чувствительность к погодным условиям. Этот вывод следует из опыта войны в Чечне. Авиационные части ВС России, принимавшие участие в боевых действиях в Чечне, из общего количества самолетовылетов применили ВТО только 35 раз, что составляет всего лишь 2,3 процента от общего количества вылетов за четыре месяца боев. Основная причина столь редкого применения — сложные метеорологические условия.

Из изложенного следует, что самой актуальной военно-технической задачей была и есть разработка всепогодного авиационного ВТО для поражения в первую очередь важных подвижных и стационарных объектов противника. Важнейшей задачей ВВС была и остается авиационная поддержка Сухопутных войск.

Следует выделить положение и о том, что авиационную поддержку своих войск можно эффективно выполнить при условии завоевания господства в воздухе (тактического, оперативного) нашей авиацией.

Приведенные примеры — убедительные доказательства постоянно возрастающей роли Военно-воздушных сил в вооруженной борьбе, в обеспечении национальной безопасности страны в военной сфере.

Сегодня очевидно, что надежды человечества, связанные с окончанием “холодной войны”, не оправдываются. В мире сохранились устойчивая военная опасность, проявлением которой являются различного масштаба вооруженные конфликты (Афганистан, Таджикистан, Ближний Восток). Вооруженные конфликты и локальные войны при определенных условиях способны перерасти в крупномасштабную обычную войну. История свидетельствует о том, что мировые войны (1-я и 2-я) заранее не планировались.

НАТО идет к фактической смене всей своей военной доктрины. До 1994-1995 гг. стратегия этого блока, по крайней мере номинально, декларировалась как защита ее членов от угрозы извне, с ВОСТОКА, т. е. была как бы оборонительной. Однако за два последних года в НАТО произошел сдвиг к явно наступательному курсу — передвижение собственных передовых рубежей на Восток, на территории, в первую очередь, стран — участник бывшего Варшавского Договора. НАТО расширяется и укрепляется независимо от того, есть “советская военная угроза” или нет.

Если Черчилль в фултонской речи в 1946 году зафиксировал существование железного занавеса и начало “холодной войны”, то спустя полвека президент США Клинтон в детройтской речи (октябрь 1996 года) утвердил намерение США создать в Европе новую военно-политическую ситуацию, чреватую вторым разделом континента.

Базовым положением детройтской речи Клинтон стало заявление, что целью США является принятие в состав НАТО новых членов НАТО из числа государств Восточной и Центральной Европы к 1999 году — 50-летию образования НАТО и 10-летию разрушения Берлинской стены. Следовательно, официально заявлено, что интересы России, которая выступает против экспансии НАТО, учитываться не будут. Расширяющийся альянс представляет реальную угрозу для национальной безопасности России, хотя наши натовские партнеры и стремятся убедить нас в обратном. В чем видится эта опасность?

Во-первых, к западным границам России бует приближена морская военная группировка. Боевой состав сухопутной группировки блока будет увеличен за счет ВС Венгрии, Польши и Чехии с 48 до 62 полнокровных дивизий, т.е. прибавка может составить ни много ни мало 14 дивизий. Объединенные ВВС получат довесок по боевым самолетам на 17 процентов, по вертолетам — на 13 процентов. Усилится ПВО НАТО в Европе за счет новых членов альянса. Североатлантический союз дополнительно приобретет 285 аэродромов разных классов, в т. ч. в непосредственной близости от границ России.

К мероприятиям по оперативной и боевой подготовке ОВС НАТО все чаще привлекаются войска и штабы других стран. В ходе совместных учений в рамках программы “Партнерство ради мира” чаще всего отрабатываются не элементы миротворческих операций, а планы операций начального периода региональной обычной войны. Так было на совместном морском учении “Си бриз-97”, проведенном в северо-западной части Черного моря и на территории Крыма (25-31.8.97 г.). В начале сентября на военной базе под Ригой прошли крупные военные учения, в которых участвуют воинские подразделения 15 государств: США, Канады, Норвегии, Голландии, Латвии, Литвы, Эстонии, Финляндии, Македонии, Венгрии, Польши, Румынии, Швеции, Молдавии и Украины. Объявленная цель учений — отработка миротворческих наземных операций.

Слова высокопоставленных представителей НАТО о том, что современная инфраструктура новых членов НАТО, в т. ч. аэродромная сеть, не будет использоваться для размещения ядерного оружия, могут служить лишь утешением. Дело в том, что любой современный самолет тактической авиации может нести ядерное оружие. Для выполнения задачи по предназначению он может взлететь с аэродрома постоянного базирования (например, Рамштейн), расположенного к западу от границ государств-новых членов альянса: выполнить поставленную задачу с применением ядерного оружия и после этого, уже не имея на борту ядерных боеприпасов, произвести посадку на аэродром новой инфраструктуры НАТО под невинным предлогом — дозаправка топлива с целью полета на аэродром посадки.

В военном строительстве США и НАТО особое место отводится

ВВС, которые рассматриваются высшим государственным и военным руководством США одним из первоочередных гарантов национальной

безопасности страны.

В свете возрастающей роли ВВС в вооруженной борьбе при решении таких важнейших стратегических задач, как завоевание и удержание превосходства в воздухе и космосе, в США за последние 2-3 года на ВВС выделается 30-33% бюджета МО; в европейских странах (членах НАТО) на ВВС расходуется в среднем 26-27% военного бюджета. И это не от излишка денежных средств, а от четкого понимания объективно возрастающей роли ВВС в обычных войнах (вооруженных конфликтах). В США ведутся конкретные работы по ряду новых программ в рамках создания боевых самолетов шестого поколения. По существующим программам ВВС США должны “поднять планку” новых технологий в области обеспечения малозаметности летательных аппаратов, поставив целью создать действительно “невидимый летательный аппарат”, способный эффективно действовать в любое время суток.

По заявлению председателя Объединенного комитета начальников штабов ВС США Д. Шаликашвили технология “Стелс”, реализованная в истребители F-117 и стратегическом бомбардировщике В-2, представила Америке боевые возможности, которым нет равных в мире. Эта технология обеспечивает низкий уровень обнаружения самолетов современными и ближайшей перспективы средствами ПВО. Ее планируется применять при создании новейших авиационных систем (например, F-22), а также при разработке военно-морских судов, танков и др. военной наступательной техники.

После завершения модернизации к 2000 году в боевом составе ВВС США будет насчитываться 187 стратегических бомбардировщиков. В течение 15 лет ВВС США, имея в боевом составе самолеты В-2, F-117, F-22, сохранят монополию на самолеты-”невидимки”. Все это вместе взятое показывает роль американских ВВС в деле достижения геополитических интересов США в различных регионах мира.

Изложенное — свидетельство того, что ни в США, ни в развитых странах Запада, ни в НАТО на бли-жайшие 25-30 лет нет и в помине мысли об упразднении ВВС как вида вооруженных сил и вместо ВВС иметь, например, Войска воздушно-космической обороны. В современном мире в настоящее время и на ближайшую перспективу ВВС рассматриваются как самостоятельный, мощный и универсальный вид ВС.

Существуют качества, которые выгодно отличают ВВС от других видов вооруженных сил. Это, прежде всего, универсальность, что проявляется в их способности вести эффективные боевые действия днем и ночью в простых и сложных метеоусловиях, в различных физических сферах: на суше, на море и в воздушно-космическом пространстве, с выполнением широкого маневра по фронту и в глубину на большие расстояния в короткое время, способности наносить авиационные удары с малых, средних и больших дальностей и высот по важным наземных и морским объектам (целям) противника; применять обычное и ядерное оружие; вести воздушную разведку в интересах всех видов ВС; выполнять десантирование, перевозку войск и боевой техники, решать ряд других задач на всю глубину оперативного построения войск и в глубоком тылу противника.

Так, например, Войска ПВО не обладают такой универсальностью. Они способны успешно осуществлять раннее обнаружение целей в воздушно-космическом пространстве и поражать их с высокой эффективностью. Но войска ПВО не способны осуществлять авиационную поддержку Сухопутных войск.

Большая боевая мощь ВВС позволяет, при умелом использовании, в котроткие сроки изменить ход и исход операции. Но это можно осуществить при условии, что авиационные объединения находятся в оперативном подчинении командующих фронтов (в мирное время — командующих военных округов), а в непосредственном подчинении — Главнокомандующего ВВС.

Авиационные объединения (соединения) в современных условиях и обозримом будущем остаются единственным средством нанесения решительного поражения резервам противника в ближайшей оперативной, оперативной и стратегической глубине. Это обуславливается тем, что в современных условиях и в обозримом будущем глубина огневого поражения ракетно-артиллерийских комплексов наших войск и армейской авиации не превышает 50-70 км, максимум 100 км от линии боевого соприкосновения.

Способности ВВС по выполнению основных задач по предназначению зависят от ряда факторов. Важнейшим из них является геополитические положение ВВС России и их состояние в современных условиях геополитическое положение ВВС России в современной военно-стратегической обстановке неутешительное. Количественное соотношение военной ВВС объединенных НАТО и ВВС России на Западе, как показывают расчеты, составляет порядка 6-7:1, а количественно-качественное — 4:1 в пользу НАТО.

К моменту распада СССР в составе ВВС имелось 20 авиационных объединений. На вооружении находилось более 10000 самолетов. С развалом ВС бывшего СССР их ВВС потеряли свой прежний облик, а вновь создаваемые российские ВВС его еще полностью не приобрели.

В 1992 году — году образования Минобороны России — самолетный парк ВВС составил лишь 62% от ВВС СССР. Около 35% боевых машин, в их числе стратегические ракетоносцы Ту-160, Ту-95, оказались на территории других стран СНГ. Расчеты показали, что самолетный парк ВВС России к 2000 году может сократиться еще на 25% (отход по ресурсу). Одной из важных причин этого является распад единой авиационной промышленности. Часть ее важнейших структур в области самолетостроения, двигателестроения, приборостроения остались на территориях Украины, Узбекистана, Белоруссии и др.

Аэродромная сеть ВВС России по сравнению с той, что существовала в б. СССР, сократилась почти на 50%. Из них по крайней мере 40% аэродромов требуют капитального ремонта, реконструкции или дооборудования элементов летного поля. Командование ВВС с трудом поддерживает их в эксплуатационном состоянии.

Одним из важнейших направлений укрепления ВВС в интересах национальной безопасности России в военной сфере и повышения эффективности их оперативного применения является совершенствование ВВС как вида Вооруженных Сил России. Эта задача — неотъемлемая часть военной реформы. 16 июля 1997 г. президент РФ Б. Ельцин подписал Указ “О первоочередных мерах по реформированию Вооруженных Сил Российской Федерации и совершенствованию их структуры” Одним из главных положений Указа является положение о том, что с 1 января 1999 года Военно-воздушные силы и войска противовоздушной обороны преобразуются в вид Вооруженных Сил Российской Федерации — Военно-воздушные силы.

Этим Указом положено начало решения внешней проблемы строительства ВС России: переход от пятивидовой — самой затратной и единственной в мире — к четырехвидовой структуре: РВСН, СВ, ВВС, ВМФ. Воздушное пространство любого государства едино и по здравому смыслу в нем должен быть один хозяин, организующий все виды военных действий в нем и управляющий ими. За воздушно-космическое пространство, или обретая сферу военного действия (суша, море, воздух), сможет отвечать один вид ВС, а не так, как сегодня в России: ВПКО и ВВС. В подавляющем в большинстве стран мира ВС имеют трехвидовую структуру: СВ, ВВС, ВМС (США, Великобритания, Франция, Германия, Турция и др.).

Принцип централизованного управления авиационного объединения — основа существующей оргструктуры ВВС. Он должен остаться и фундаментом оргструктуры новых ВВС. Учитывая геополитическую ситуацию России, ее экономическое положение, рассчитывать на увеличение боевого состава ВВС — не реально на обозримую перспективу. Реальный выход, если возникает необходимость отражения агрессии и разгрома агрессора, — это выполнение маневра авиачастей из состава мирных воздушных армий на опасное стратегическое направление. А это реально осуществить в короткое время только при условиях непосредственного подчинения воздушных армий Главнокомандующему ВВС. Если обратиться к зарубежному опыту, то американское военное командование не приемлет принцип децентрализованного управления авиацией. Надо хотя бы прислушиваться к истории — истории строительства отечественных и зарубежных ВВС.

Во имя обеспечения национальной безопасности России Военно-воздушные силы, мощь которых после интеграции в них ВПВО значительно возрастет, особенно в сфере оперативного применения истребительной авиации, должны укрепляться, развиваться как самостоятельный и мощный вид ВС России. Без таких Военно-воздушных сил невозможно обеспечить национальную безопасность России в военной сфере в тех геополитических условиях, в которые поставлена Россия историей своего развития.

Владимир РОГ,

академик РАЕМ, доктор военных наук,

заслуженный деятель науки и техники России, профессор, генерал-майор авиации в отставке

ПРОВЕРЕНО: МИННАЯ ЛОВУШКА ( ГЕНШТАБ ГАЗЕТЫ «ЗАВТРА» )

Альберт Макашов

Мины — оружие оборонительное. Мины — оружие обороняющихся. Мины — самое дешевое оружие для отсталых и развивающихся стран. В наступательном бою минные заграждения используются для прикрытия флангов и при отражении контратак и контрударов. Морские мины, страшное оружие против надводных и подводных кораблей, используются в любом месте Мирового океана, у своего и чужого побережья. Россия (СССР) умело применяла мины во все времена, НАТО делало то же.

Почему вдруг с экранов телевизоров, из радиоприемников понеслись звуки тикающего метронома и полились слезы: “Прошла минута и еще кто-то подорвался на мине…”?

Было время, когда Советский Союз (Россия) был настолько силен, что в академиях и штабах в контрнаступательных операциях рисовали на картах красные стрелы через Рейн до Ла-Манша. Тогда НАТО на территории ФРГ реально строил колодцы для установки ядерных мин (фугасов) с целью подрыва их при возможном наступлении Советской Армии. Создавались такие зоны радиации на территории Германии, что даже на бумаге (карте) эти зоны преодолеть было нельзя. Тогда НАТО и Бундесвер не беспокоились ни о своих мирных жителях, ни о потомстве всей германской расы. Им нужно было остановить русских…

Прошли годы. Предатель Горбачев, “лучший немец всех времен”, сдал Потсдамские соглашения за 30 (?) миллионов мемуарных долларов, после чего изгнали группу советских войск, “без боя” бросили все трофеи Великой Отечественной войны. Демократ N 2 (после Горбачева) успешно продолжает дело своего коллеги по Политбюро. Вот только один перечень:

— уничтожение обычного вооружения (танков, самолетов, боевых машин, орудий);

— подписание конвенции по уничтожению химического оружия;

— подписание договора СНВ-2 (после чего бери Россию голыми руками);

— открытое небо, РЛС дальнего обнаружения, военная “реформа”.

Но натовские специалисты с помощью пятой колонны продолжают копаться: что же еще осталось в арсенале русской армии?..

Остались мины. И теперь уже натовские генералы рисуют голубые стрелы через Волгу до Урала. Но помешать наступлению могут противопехотные мины. А Запад жалеет своих солдат, обутых в тяжелые ботинки: вдруг кому оторвет ногу или что-то еще по соседству?.. Угоднически подмахивая Западу, Ельцин в Страсбурге в очередной раз бахнул в лужу: что Россия, мол, уничтожит все свои мины!..

И родилась конвенция по уничтожению противопехотных мин. Если Россия будет ее выполнять, то она впрямь обязана уничтожить все свои запасы старых мин и создать новые, с самоликвидаторами. Через определенное время минное поле должно само взорваться, не препятствовать наступающим. Вроде мысль нормальная (для натовцев), но мы — при разрушении нашей электронной промышленности — не сможем сегодня создать даже миниатюрные батарейки, технологию которых нам отказывались выдавать и Запад, и Япония. Не боясь мин, натовский солдат без потерь дойдет до Урала.

Кампания по подписанию конвенции сопровождается, как всегда, шумихой во всех средствах массовой пропаганды: и русские-де завалили весь Индокитай, всю Анголу своими минами, и это взрывное оружие отрывает ноги, пальцы, и это негуманно, ибо чудовищно больно для солдат НАТО!.. Как будто не сам Запад завалил Алжир всеми их видами, а наши парни несколько лет чистили территорию этой страны от французских, итальянских, английских, американских мин всевозможных конструкций и предназначений. То же самое было, когда советские воины чистили воды Суэцкого канала и залива Бангладеш от мин, которые Англия, Франция, Италия и США набросали туда, как клецки в суп.

Всеми способами проталкивая конвенцию по уничтожению противопехотных мин, страны НАТО начинают аж выть, когда разговор заходит о минах морских. Дескать, США и Англия — великие морские державы и им надо защищать свои берега и свои интересы на море. Да, но Россия тоже ведь осталась еще великой, пусть и сухопутной, державой — и нам также надо защищать свои интересы на своей территории!

Не продвигайтесь к нашим границам, не проводите тренировочных учений на нашей исконно русской, советской земле, не планируйте наступательных действий на нашей территории — тогда и не будут взрываться мины. Это наша земля, и на ней мы можем и будем устанавливать любые средства защиты.

Внимание: опасность! Нас опять хотят обмануть.

Альберт МАКАШОВ,

генерал-полковник, депутат

Государственной думы России

РУБЛЬ-СКВ, ОГОНЬ! ( ГЕНШТАБ ГАЗЕТЫ «ЗАВТРА» )

Генерал Виктор Филатов

“Самому известному” отныне в мире журналисту и главному теперь “претенденту на президентство” в Белоруссии и России — так аттестуют сейчас Шеремета иные СМИ — воинство Запада, говорят, отстегивало за каждые сутки, которые удавалось ему оставаться невыдворенным из гродненского изолятора, по 1000 долларов суточных — как в спецкомандировке. А доллар, как известно, это солдат нашего врага. Вчера еще в ситуации, подобной той, что была вокруг Шеремета, американцы посылали армаду вертолетов с морпехами — к примеру, в Панаму или в Иран — а сегодня и их вертолеты, и их морпехи — все в одном — в долларе. Каждые сутки новая 1000 американских солдат подпитывала и вдохновляла Шеремета…

О долларах сегодня наши компрадоры толкуют с упоением, верой и надеждой. Так и столько говорили только о немцах бандеровцы в 1941 году, чеченцы и крымские татары тогда же. Я был в Сайгоне, там южно-вьетнамские марионетки тоже рассусоливали с упоением об американских морпехах-оккупантах и о долларах. Есть нечто символическое в том, что американский доллар стал оккупантом, под командованием финансиста из генштаба сионистов с фамилией Маршалл. Это по “плану Маршалла” доллар парадным шагом двинулся сразу после Победы в мае 1945 года над блоком фашистских государств захватывать Западную Европу, а потом и весь мир. В наш стан доллар ворвался с бомбами и ракетами типа “Гуманитарная помощь” и “Новые технологии”…

Мало околючить Русь в лагерь, требуется и то, что концлагерю приличествует. Это капо — надзиратели. Всю грязную работу капо в России-лагере исполняет он — американский доллар-уголовник. Даже путаны в постели торгуются о нем, а значит, и там трудится он. Доллар всюду. Поэтому свои ударные армии — СМИ — мировое правительство сегодня развернуло фронтом на стратегическую цель: “Мировая русская мафия.” Итальянская газета “Карьера делла Сьерра” пропечатала тайну, которая, как всегда, тайна только для нас с вами: “Американский самолет приземлился в пустыне Южного Ирака. (Для точности — в Миндали и Аль-Талиб в районе Майсан). Началась разгрузка. Груз — мешки с деньгами: это доллары США и иракские динары. Руководят всем тайные агенты ЦРУ. Они в строго означенных количествах распределяют фальшивки среди контрабандистов. Те, в свою очередь, потаенными тропами доставляют фальш-банкноты в Багдад. Подделка купюр такая искусная, что мало пока кто распознает ее”.

Цель аферы — рвануть фугас под иракской финансовой системой, вызвать в ней всеуничтожающий пожар инфляции. Фальшивые деньги заменили здесь все образцы и виды американского оружия “горячей войны”.

До “бури”, учиненной США-фальшиво-монетчиком, доллар стоил 3 иракских динара. После “бури”, которую американцы проиграли, — 2% и даже менее этой стоимости. США-фальшивомонетчик обесценил динар до безобразия, и Ирак спасло то, что Хусейн мгновенно ввел карточную систему, которая действует безукоризненно — т. е. лишил фугас запала. В свое время за 2 доллара давали 1 югославский динар. В канун исчезновения Югославии с политической карты мира за доллар давали сумму югославских динаров, исчисляемую шестизначной цифрой. В Белграде я спрашивал: много ли в ту пору ходило фальшивых денег по стране? Мне ответили: “В том финансовом хаосе и обвальной инфляции, когда за доллар давали мешок динаров, уже невозможно было отличить, что настоящее, а что фальшивое”…

“Со времени войны в Персидском заливе Ирак вынужден использовать собственную бумагу для денежного печатного станка (до “бури” иракские динары печатались на бумаге из Англии, которая теперь отказала Ираку в этой бумаге: банда ведь одна, спецоперация — совместная). Качество иракской бумаги отвратительное, и фальсификация национальной валюты упростилась до примитивизма, — продолжает та же газета. — Для фальшивомонетчиков грянул “бал”. На этом “балу” американцы отпраздновали свою монетаристскую победу над иракским динаром”.

Так вот откуда наши монетаристы с Гайдаром-главарем: из рутинных фальшиво-монетчиков! Но на уровне государственном. К слову, Англия здесь — главный подручный у США-фальшивомонетчика: она мировой монополист бумаги для дензнаков. В нужный момент не только мгновенно прекращает поставки бумаги для печатания той или иной национальной валюты, как это было в случае с Ираком, но и мгновенно сама приступает к выпуску “своих денег” для таких, как Хорватия или Чечня, или через подставные фирмы, как это было в случае с Украиной, задолго до объявления их “самостийности”, а это, между прочим, чистая уголовщина, деяния фальшивомонетчиков на том же государствен-ном уровне по отношению к национальным валютам Югославии, СССР, теперь России.

“Иракская экономика является объектом американской дестабилизационной кампании, которая заключается в направлении гигантских сумм фальшивых денег в эту страну”, — говорят арабские официальные лица, но этого не скрывают и западные политические деятели. В Вашингтоне Марк Менефильд, официальный пресс-секретарь ЦРУ, вообще выразился так: “Это дело политическое, поэтому мы воздерживаемся от комментариев, связанных с обвинением по этому поводу”. Вон оно что: фальшивомонетничество теперь — “дело политическое”, а не уголовное…

В Ираке сегодня в ходу шутка : “Мы стали такими специалистами, что можем на глаз определить, где печатали фальшивые монеты: в Израиле, в США или в Саудовской Аравии”… ”Фальшивые динары в Ирак забрасывают через границу с Иорданией, Саудовской Аравией, Турцией и Ираном”, — свидетель-ствуют официальные лица. Саудовский дипломат, который пожелал остаться неизвестным, растолковывает непонятливым: для переброски фальшивых денег в Ирак “используются все границы”. А высоко-поставленный иорданский дипломат оправдывается: “Иордания не соглашается с этим, но мало что может сделать, чтобы остановить ход событий”. И это не только в отношении Ирака. 11 октября премьер-министр Малайзии Махатхир Махамад назвал нынешний кризис национальных валют стран Юго-Восточной Азии результатом “еврейского заговора”. А как с “заговором” у нас? Еще проще. Вот свежий пример: 9 октября молдавские пограничники задержали на границе с Румынией гражданина из Камеруна, пытавшегося провезти оборудование, материалы и клише для производства фальшивых долларов. А в этот день в Бухаресте начинала работу сессия Североатлантической ассамблеи НАТО. Случайное совпадение? Вряд ли, больше похоже на рапорт о проделываемой работе. В смысле канала заброски к нам фальшивых денег сегодня Румыния, Польша, Прибалтика, Чечня, Турция, Грузия для России то же, что Израиль для Ирака.

Операция с фальшивыми деньгами, забрасываемыми в Ирак, имеет мощнейшее прикрытие со стороны СМИ-войск. Круглые сутки Ирак бомбят и атакуют десятки радиостанций, финансируемых США, Ираном, Саудовской Аравией, Турцией, Израилем, Великобританией и Францией…

Почему я так подробно пишу про Ирак сегодняшний? Потому что, если вы поставите вместо слова “динар” слово “рубль” — это как раз и будет про нас с вами! Когда доллар США официально стоил в Ираке 3 динара, у нас за доллар давали какие-то копейки, кажется, 93. Сколько стоит сегодня в России доллар? А отсюда легко посчитать, сколько самолетов, пароходов, фур разгрузилось и разгружается на юге, на севере, на востоке и западе “русской пустыни” с фальшивыми деньгами. Вот она, тотальная война гитлеров конца ХХ века на уничтожение русских. Вот откуда несметные доллары соросов и коробки из-под ксероксов у чубайсов…

США — государство-фальшивомонетчик. Это знают в мире все, кроме наших “реформаторов” да наших же затюканных и замордованных, потерявших всякую ориен-тировку, простых людей. Зачем надо было менять советские деньги на ельцинские? Да затем, что советские были полностью защищены от подделки, а ельцинские на бросовой, как сегодня в Ираке, бумаге — праздник для США-фальшивомонетчика. Попробуй-ка найти: кто и зачем отдал приказ о графическом изменении наших денежных знаков и введении номиналов от 500 до 500000? Кто их нам нарисовал? Ротшильд? И сколько видов наклепали? А главное — когда, в какие сроки все это подменили? Что это за история с новыми долларами? Почему они введены? Какая разница между внутренней и внешней конвертируемостью рубля? Только без теоретической блевотины. Почему никто из них никогда не ставил ребром вопрос о внешней конвертируемости рубля? Как это, вы спросите, ребром? А вот так, к примеру: “Если НАТО — на Восток, то рубль — на Запад!” Вы — сюда, мы — туда, вы — к нам, а мы — к вам! Национальный, свой интерес -железная логика на все времена. В системе обороны (в целом, а не только военной) утрачены элементы прикладной логики. Умирала не столько идеология, сколько “идео-логика”. КПСС никогда не была партией, она всегда была крепкой железной госструктурой, которой, к сожалению, рулили или комбайнеры, или прорабы с воровских строек… Эти комбайнеры да прорабы не выдержали мозговых атак агрессивного Запада. Произошла дезактивация мозгов.

Под самыми страшными пытками не ответят на вопросы ни Федоров, ни Гайдар, ни Лившиц, ни Ясин — никто, потому что все они и есть пятая колонна наших финоккупантов, потому что именно их руками мировое правительство ведет страшную войну против русских. Никто из лившицев не скажет вам вразумительно: почему у людей нет денег? Да разве кто из них признается, что рублей не стало потому, что доллар-бандит, доллар-наркоман, доллар-растлитель, доллар-киллер, которого они предательски впустили в наш дом-крепость, зарезал насмерть нашего кормильца и поильца — русский рубль. Именно здесь — причины деформации мышления, причины бед и нищеты, психологическая неустойчивость и политические фальсификации. Не растолкуют они вам и того, насколько, допустим, коррупированность правительства влияет на отсутствие рублей в государстве и наоборот. Есть ли связь с резким падением рубля и открытием в 1990 году гигантского количества пунктов обмены валюты, в основном — долларов? И вообще, возможна ли в принципе внешняя конвертируемость рубля? Никогда наши финансовые воротилы не дадут ответов, потому что они сами — часть всемирного заговора против России!

Между тем, есть к ним вопросы и другого рода. Например, почему с такой поспешностью всем республикам буквально навязали свои дензнаки? Не для того ли, чтобы началась между этими дензнаками неизбежная война — и они бы поубивали друг друга? При единой рублевой зоне никому бы в голову не пришла дикая идея делить армию и ставить таможни, рисовать границы и маршировать в НАТО в качестве его пушечного мяса в будущей войне НАТО с Россией. Никакая идеология не поднимает того же украинца воевать с русским — это может сделать только доллар, что он уже и делает: украинцы за доллары воевали против русских в Чечне. Не за Чечню — а в Чечне.

Ни один “новый русский”, ни один банкир и бизнесмен, что промышляют на русских просторах, ни один министр финансов РФ — никто даже не заикается о признании платежеспособности рубля на международном уровне. Почему? Кто празднует победу? Доллар — солдат Америки! Он и на Украине пан, и в России барин. Война есть война, главное — победить.

Нам навязали такую войну, но вряд ли мы победим. Нам навязали войну, законы которой нам еще неведомы. Мы не владеем “наукой побеждать” в такой войне. У нас нет “патронов” для боев в этой войне. Мы не выпускали для такой войны вооружения. Оружием, которое мы имеем, до станка Ротшильда, клепающего доллары-солдат, нам не добраться. Ну а если все же попытаться?

Вспомним из нашей истории, как Россия завоевывала тот же Кавказ. Горная война — особая война, особая наука, особое искусство. На равнине война совсем иная. Для горной войны нужны особые люди — егеря. В горах два десятка хороших егерей, высаженных на горный перевал, способны держать дивизию врага. И с ними победить можно. Вопреки всему. Вопреки Кремлю, битком набитому чубайсами, лившицами и немцовыми. Здесь, как в горной войне, хватило бы двух десятков… офицеров из РВСН (Ракетных войск стратегического назначения). Надо оседлать, как перевал — егеря, ракетный пульт управления и объявить открытым текстом приблизительно следующее: “Рубль — не фальшивая монета. В ООН имеется справка, неизвестная только русским: в России разведанные полезные ископаемые оценены в 30 триллионов долларов; в США — в 10 триллионов; во всей Европе — в 0,5 триллиона; в Японии — 0,0. А это значит, что цена одного рубля — 3 доллара. Срок — сутки. Если за эти сутки вы официально не признаете рубль конвертируемым — нажимаю на кнопку “Пуск” по крышам ваших банков и по всем “Change” во всех городах мира с курсами валют — вплоть до Мальтийской. За эти сутки на всех “Change” должно появиться слово “Россия” и курс нашей валюты “1 рубль = 3 долларам”. Ждем-с.”

Нормальный ход!

ЕСТЬ, ТОВАРИЩ… ПАХАН!

Олег Серпухов

До последнего времени военные училища оставались единственным воплощением чистых и сильных юношеских порывов, удовлетворявших их потребность в патриотизме и самопожертвовании. Криминальной демократией теперь и оттуда вытеснен русский воинский дух. Свято место пусто не бывает. И освободившееся место в духовном мире военной молодежи заняла агрессия братвы из городов, прилегающих к казармам будущих офицеров, истинными воспитателями которых теперь зачастую становятся главари мафиозных структур.

Автор этого очерка, недавний курсант Новосибирского командного училища, сам был свидетелем описываемых событий.

Надоедливый, противно жужжащий зуммер полевого телефона, образца тридцатых годов, разбудил и заставил подняться начальника караула. Платову нравилось заступать в караулы и различные наряды в субботу. Дома его никто не ждал, а здесь, кроме дежурившей смены, никого из начальства не было. Сегодня вместе с ним дежурным по училищу стоял его сосед по лестничной площадке — полковник Шумилов, с которым еще вчера, вместе отмечая день независимости какого-то там острова Тонгатапу, Платов договорился о порядке несения смены: Платов не достает мелочными проблемами Шумилова, а Шумилов не создает ему этих лишних проблем проверкой караула. Поэтому сейчас все, кто должен был отдыхать — спали, кто должен был бодрствовать — тоже спали, кому не спалось — не мешали другим.

— Начальник караула слушает, — не открывая глаз, отрапортовал Платов в трубку, стараясь придать голосу твердый, бодрый тембр.

— Часовой третьего поста Черняев. Товарищ капитан, кто-то идет в мою сторону, что делать?

— Что, Черный, устав забыл, там же написано килограмм, так нечего перевешивать, дай поспать.

— Понял, товарищ капитан. Спокойной ночи.

Четыре года назад, будучи еще старшим лейтенантом, он принял взвод этих ребят, пацанов-абитуриентов. Сам, только что закончивший училище и не успевший износить ни одной офицерской рубашки, он должен был сделать из них русских офицеров, о которых понятия не имел, поскольку из него в свое время точно так же сделали типичного советского вояку. Чувствовал и даже был уверен, что надо было что-то менять, но все стоящие мысли и планы, возникающие у него в голове обычно за стаканом вина, утром исчезали на плацу вместе с головной болью. Единственное, что он воплотил в жизнь, так это свой собственный принцип “демократического военного пофигизма”, который заключался в поступенчатом угражданивании отношений с курсантами из курса в курс: на первом — равняйсь и смирно; на втором — не в ногу, шагом марш; на третьем — вольно, разойдись; на четвертом — мужики, закуривай; на пятом — давай-ка, ребята, выпьем, что ли.

Складывая поудобнее шинель, заменяющую ему сейчас подушку. Платов мимолетом задумался о звонке. Мало ли кто может бродить по территории, пусть даже и в ночное время. После отбоя прошло уже, наверное, часа два, но это запросто мог быть и солдат из хозвзвода, проспавшийся в каморке свинарника после бурных проводов земляка на дембель, мог быть и водитель из автороты, приехавший с дачи командира, мог быть и простой “самоходец”. Это его мало волновало. Постовой Черняев знал, что делать, и Платов, с аппетитом зевнув, закрыл глаза. Но уже через мгновение Платову показалось, что он услышал глухой хлопок, очень похожий на выстрел. Это было внезапно и, казалось, совсем неестественно. Платов прислушался, задержав при этом дыхание так долго, что едва не потерял сознание. Он услышал мирную тишину и негромкое, спокойное похрапывание караула. “Пойду-ка прогуляюсь”, — решил Платов, но не успел он свесить ноги с койки, как его подбросила, казалось бы, сотня оторвавшихся пружин. Резкая, отчетливая, без сомнения, автоматная короткая очередь пронзила до боли в голове эту тишину.

Поднялся спавший за столом помощник, протирая сонные глаза и еще не поняв, чем вызвано его пробуждение — до смены часовых еще было время.

Стараясь впихнуть ноги в сапоги, Платов накручивал ручку телефона, когда, отозвавшись продолжительным, мощным эхом, прогремела еще одна автоматная очередь. Теперь не короткая, а длинная, патронов в девять-десять, успел просчитать про себя Платов.

— Караул, в ружье! — каким-то неестественным для себя голосом, поперхнувшись, прокричал Платов. Команду продублировал помощник, после чего послышался шум подымающегося караула.

— Черный, Черный, третий пост, отвечай, Черняев!

— Третий пост слу…

— Что там у тебя, кто стрелял, Черный, с тобой все в порядке?!

— Я в порядке. Стрелял я. Все по уставу. Он где-то там.

— Кто?!. Ладно, Черный, жди!

Натянув, наконец, сапоги и застегивая на ходу портупею, он выбежал на место построения караула. Безупречно экипированный караул стоял уже в полном составе. “А на учебных тревогах за это время они бы только еще намотали портянки, и все равно уложились бы в норматив”, — успел подумать Платов. Помощник сделал строевой шаг в его сторону для доклада, но Платов, махнув рукой, скомандовал: “За мной, бегом марш!”- и выскочил на улицу. Третий пост находился метрах в двухстах. Под его охраной были склады с боеприпасами, но кроме кое-какого учебного старья, в них сейчас ничего не было, и поэтому, находясь на самой окраине территории училища, этот пост считался блатным местом для часового.

За Платовым сейчас бежали семь человек, но постороннему слуху донесся бы топот одного — все бежали в ногу, как редко бывало даже на показательных учебных занятиях. Этими мыслями старался отвлечься Платов от того, что ждет их впереди.

— Стой, кто идет?! — достигнув установленного места, услышал Платов и, перейдя на шаг, остановился. Остановился и караул.

— Начальник караула со сменой. Черняев, это мы идем!

— Освети лицо! — опять послышалось с бетонной, четырехметровой вышки.

— Черный, блин, сдурел, что ли, — все же освещая себе лицо фонарем, прокричал Платов, — хозяина не узнаешь?

— Продолжай движение!

Караул ускоренным шагом двинулся по тропинке в сторону вышки. Слева — старые, деревянные ворота складов, освещенные тускло горящими лампочками, справа, метрах в двух,- густой, старый малинник. Платов автоматически просматривал замки на воротах и деревянные планшетки с пластилиновым оттиском его печати. Все находилось в том виде, в котором он оставил при приеме дежурства.

— Осторожно, товарищ капитан! — кто-то сзади предупредил его.

Платов сбавил шаг, осветил прямо перед собой и остановился. Пучок света вырвал то, что он с искренней надеждой не хотел видеть. Луч выбрал сначала ноги, потом, все более вибрируя в руке Платова и продвигаясь в сторону малинника, — все остальное. Перед ним лежал Петрович. Юрка Петров. Курсант из взвода Платова, однокурсник ребят, стоявших сейчас за ним, приятель стрелявшего по нему Черняева. Петрович лежал на спине, повернув голову в их сторону, глаза закрыты без напряжения, одна рука неудобно подвернута под себя, ноги неестественно вывернуты. Все остальное представляло из себя перекрученное в фарш мясо. Петрович был мертв. Кого-то из караула вырвало. Платов, сам чувствуя желание своего желудка прочиститься, резко развернулся и, ослепив помощника фонариком, еле слышно приказал: “Трое по периметру, двое здесь, двое со мной”.

Военный человек — человек государственный. За свои пять лет учебы Платову внушали это десятки раз, и для него существовало тогда одно государство — армия, со своим президентом и правительством. Территория его государства была ограничена бетонными стенами училища — его границей, со своей погранслужбой — патрулем и погранзаставами — тремя КПП, своя тюрьма — губа и свой прокурор — командир.

Бетонный забор, КПП, гауптвахта стояли и сейчас, но границы были уже открыты. Все, что происходило в стране, происходило и в его “государстве”.

Сейчас не надо было курсантам ждать две недели своей очереди увольнения — после обеда иди куда хочешь, не надо снимать квартиру в городе, чтобы там переодеваться в гражданку, а потом, через замаскированную дыру в заборе попадать в училище — переоделся в общежитии и иди через КПП; не надо было ждать полуночи, чтобы в каптерке выпить бутылку вина в день чьего-нибудь рождения — спустись вниз, в буфете купи, поднимись и в комнате выпей; не надо было ремонтировать кабинет какой-нибудь кафедры, чтобы получить “зачет” — дай преподавателю сто долларов; не надо ждать денежного перевода от родителей, чтобы купить сигарет,- устройся вышибалой в бар или будь дистрибьютером; не надо после отбоя вызывать недруга в туалет, чтобы набить ему морду — найми киллера.

Для Платова все это было относительно ново, ему было с чем сравнивать. А для его курсантов — это была уже норма жизни…

Гроб с телом Петровича простоял полдня под палящим солнцем у входа в клуб. Оркестр играл марш, иногда, заходя в здание освежиться, часто менялся почетный караул из первокурсников. После трех залпов из карабинов гроб погрузили в микроавтобус, который тут же умчался, ко всеобщему удивлению, в сопровождении восьми иномарок и двадцати “жигулей”. В шесть вечера центральный ресторан города на поминках Петровича выполнил план за месяц, милиция несла дежурство в усиленном составе.

Братва поминала Петровича — сына местного авторитета по кличке Лещ…

Через два месяца Платова вызывали в суд “давать свидетельские показания по уголовному делу, возбужденному по факту умышленного убийства гр. Петрова Ю.Д. гр-ном Черняевым В.В.”.

Юра Петров — Петрович — виноват был лишь тем, что умудрился родиться сыном своего отца — какого-то там мафиози, поссорившегося с другим, себе подобным, за что в отместку и погиб. В эти подробности Платов не хотел вникать. Он хотел, чтобы его спросили: “Как вы допустили такое в своем взводе? Как смогли проглядеть? Чему вы их учили четыре года?” Он бы ответил. Но ни командиров, ни следователей это не интересовало, или, может, они без него знали ответ. Все, что им было нужно, Платов выучил наизусть за время бесчисленных пересказов и рапортов: нес службу, принял доклад от часового, принял меры. Все параллельно и перпендикулярно. Как в армии. В суде от него тоже большего не потребовали.

А Черный сознался.

Его гениальный и до глупости простой план провалился только из-за того, что в училище первокурсников, проходящих КМБ — курс молодого бойца, пока еще не отпускают в увольнение. Двое таких возвращались из самоволки как раз в том месте и в то время, когда Черняев с вышки подзывал Петровича к себе, предлагая покурить травку. Петрович отозвался и со спокойной уверенностью шел по тропинке, пока не прозвучал выстрел. Дальше происходил расстрел недвижимой мишени с расстояния двадцати метров.

А стрелял Черный потому, что за месяц до случившегося в одном из клубов крупно проигрался в карты. Взял, откуда ни возьмись, предложенное в долг, чтобы отыграться, и тоже проиграл. Стал должником. Вернее, его сделали должником. Эквивалент долга был равен жизни Петровича. Сверху давали еще штуку баксов. Черняев, недолго думая (впрочем, выбор был невелик), согласился, и сразу в его неоплодотворенных мозгах родилось то, что произошло через месяц.

Наихудшая доля совершившего преступление — осознание того, что его ищут, могут найти и наказать. Для многих это основное в решении вопроса — совершить или нет. Черняев был из таких, и у него не было выхода.

Черный знал про увлечение Юрки Петрова травкой и накануне сказал ему, что часов в двенадцать ночи на пост принесут хороший товар, и если Петрович хочет, пусть подходит. Петрович захотел. Они договорились о времени встречи и об условных окриках, чтобы Черный его свободно пропустил. Пообещав больше никому не рассказывать об этом, они распрощались. Петрович был не из болтливых, и теперь от Черного требовалось только не промахнуться — все остальное в его плане уделялось уставу караульной службы.

…Уже давно дослав патрон в патронник, Черный ждал условленного свиста. Петрович пришел вовремя. Пока Юрка выбирался на тропинку, Черный позвонил в караулку, доложил Платову о неизвестности, зная, каков будет ответ. Черный видел, как приближается Петрович. Когда тот пересек рубеж открытия огня на поражение — выстрелил в воздух. Юра остановился как вкопанный. Наверняка прошептав про себя что-то наподобие “не понял юмора”, услышал приказ оставаться на месте. Черный в это время хладнокровно прицеливался по отлично видимой фигуре своего сослуживца. Хорошо отработанная короткая очередь на счет “тридцать три” — и, как положено, одна пуля попала в цель. Петровича отбросило. Упав на колени, глядя на черный силуэт вышки, он в последний миг своей жизни успел наконец-то догадаться, какой травкой его здесь угощают. Черный прицелился заново и теперь полоснул уже как следует. Вынув ствол автомата из бойницы, он пытался разглядеть творение рук своих, когда зазвонил телефон.

— Третий пост слушает…

Черный все сделал по уставу. Задумал по уставу Советской Армии, осуществил по уставу своей. И если бы не двое шалопаев, которых, кстати, отчислили из училища за самоволку, то гулять бы Черняеву суток пятнадцать в отпуске за бдительное несение службы и пропивать в кабаках полученные от не найденного пока заказчика тысячу долларов.

НИЖНЕКАМСКИЕ ПРИЛИПАЛЫ

Алексей Григорьев

Акционерное общество открытого типа “Нижнекамскшина” известно далеко за пределами Татарстана. Вернее, не столько оно само, сколько его продукция. С ней приходится иметь дело каждому российскому водителю, если он крутит баранку отечественного автомобиля, будь это юркая легковушка или многотонный грузовик. На автомашины спрос был всегда. Ходовой товар они и сегодня. Раз так, то вокруг обязательно появляются желающие погреть на нем руки. Как за большой корабль цепляются рыбы-прилипалы, так вокруг предприятия с прибыльным производством вьются мошенники и воры разных мастей.

Восемнадцатилетний нижнекамский паренек Алексей Затулин не унаследовал фантастическое состояние в несколько миллиардов рублей по ценам 1995 года от богатой бабушки из-за океана. Он нажил его сам, взяв там, где плохо лежит. Проработав некоторое время на “Нижнекамскшине”, Затулин быстро смекнул, как можно мгновенно и с лихвой компенсировать регулярные недоплаты и невыплаты зарплаты. Требовалось лишь немного находчивости, наглости и ума, а остальное давно валялось рядом. Потому, сфабриковав соответствующие документы, он стал самостоятельно вывозить готовую продукцию. Получалось это у него достаточно успешно. Часть ее беспрепятственно разошлась по просторам Урала и Сибири. Потом Сашу задержали сотрудники спецотдела милиции “Промышленный”. Это подразделение было специально создано для борьбы с расхитителями. Отметившему свое совершеннолетие криминальному бизнесмену инкриминировали хищение шин на сумму более трех миллиардов рублей…

Достаточно длительное время на Нижнекамском шинном действовала преступная группа, которая в качестве канала хищения готовой продукция использовала… заводскую канализацию. Свои люди в цехе “отбраковывали” из очередной партии не просчитанные и не пронумерованные шины, еще не остывшие после форм. Безусловно, что выбирали только самых ходовых размеров R-13 и 14 для легковушек. После этого собранная партия сбрасывалась в сточный коллектор отвода технической воды. Дальше их сообщникам за заводской территорией оставалось только ждать, когда желанный товар сам приплывет в руки. Там его грузили на поджидавший транспорт и переправляли сбытчикам.

Канализационные или сточные воры долго оставались незамеченными по простой причине: они похищали фактически неучтенную продукцию. Никто не знал и не представлял настоящего размаха их подпольно-преступной деятельности. Попались они случайно. Протолкнуть застрявшую партию левых шин спустились два диггера-”нелегала”. Дело очень опасное даже для специально подготовленных и должным образом оснащенных специалистов. Надо знать схему подземных коммуникаций, режим сброса технических отходов. Именно последнего они не учли. Поэтому через несколько дней были обнаружены их тела, буквально сваренные в кипятке.

А начальница военизированной охраны, обслуживающей “Нижнекамскшину”, как и подобает номенклатурному работнику ее уровня, решившись на криминальный бизнес, не стала размениваться на мелочи. Уж если воровать, так с размахом… вагонами. Но, как известно, вагоны без рельс не двигаются, а тем более с грузом. Потому для выполнения намеченного плана Любови Карелиной, потребовалось содействие специалистов с железной дороги. Так она подыскала себе еще трех компаньонок, приемосдатчиц из железнодорожного цеха. Обговорив взаимодействие и распределив будущий куш, дамы из только что собранного квартета, приступили к конкретным делам. Лидия Герасимова отметила в документах один вагон, загруженный шинами как порожний, другой — как брак. Передала все по цепочке Татьяне Евгеньевой, которая, сделав соответствующие отметки, протолкнула все дальше. Начальница ВОхр, обязанная бдительно охранять общественное добро, выпустила вагоны с территории. Одновременно позвонила своей тезке на сортировочную станцию Биклянь, где та встретила вагоны и загнала на запасной путь. Здесь товару предстояло дожидаться покупателей, но вместо них нагрянули сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями.

Методом Надежды называют этот воровской прием в Нижнекамске — по имени его основателя, точнее основательницы. Симпатичная женщина Надежда Савина работала на шиннике начальником смены цеха отправки готовой продукции. Среди доверенных людей она подобрала группу из десять человек, где оказались и грузчики, и водители, и кладовщики. Вывоз шин производился на основании подлинных документов. Вся хитрость была в том, что сопроводительные накладные использовались дважды. Один раз продукция по ним отпускалась, как и положено, запланированному потребителю, а вот второй раз — себе, в сеть сбыта преступной группы.

Автор уже отбывает наказание по приговору суда, а метод Надежды на предприятии живет. В конце 1996 года сотрудники милиции спецотдела “Промышленный” задержали две преступные бригады из пяти и восьми человек. Действовали они точно так же.

Алексей ГРИГОРЬЕВ

Нижнекамск

ОДИН ДЕНЬ НАУЧНОГО СОТРУДНИКА

С. Станиславов

Что ни утро я вспоминаю проникновенные слова Ельцина: “После себя я оставлю цветущую Россию”? Ну как не пожелать такому замечательному человеку многия лета?

Правда, в подленькой памяти всплывают его недавние уверения: “Я не допущу падения жизненного уровня россиян. Такой путь — не наш путь.” А чей? Об этом думать не хочется.

Мне вообще утром думать не хочется. Я оттягиваю время, когда надо будет идти на кухню — там стоит холодильник и досадно ворчит. Я его понимаю: он должен работать, то есть хранить продукты. Но что поделаешь — их в доме нет. Ему вторит мой пустой желудок, и от этой какофонии звуков я хватаюсь за косяк. Впрочем, я не вполне искренен. В холодильнике второй месяц лежит дюжина яиц. Это мой валютный запас. Под него у соседей я беру кредиты. А рядом с холодильником на стене висят график роста стоимости яиц и портрет Чубайса — это наглядное свидетельство, что не всех перестройка обошла стороной. Но пока я питаю себя надеждой, что, быть может, когда он насытится, то и нам перепадут крохи с барского, демократического стола.

Ободренный этой мыслью, я двигаю на работу. А зачем — и сам не знаю. То ли по привычке, то ли это вечная общечеловеческая тяга к себе подобным. Мы не работаем вот уже десять лет. Оказалось, что наше СКБ стоит на пути демократического развития страны и, что хуже того, давно уже торчит бельмом на глазу у стран с благоденствующим общенародным капитализмом по обе стороны Атлантики. Вот и сидим без денег и без работы. Хотя был у нас золотой шанс, да мы его упустили. Пришли к нам добрые дяди и предложили создать СП по производству раскладушек. Только наш шеф возмутился — как так! СКБ, работавшее по линии космоса, насчитывающее не один десяток специалистов высшей квалификации — и вдруг будет заниматься выпуском никому не нужного ширпотреба. Дяди пожали плечами и укатили к себе за границу, а мы в дураках остались. Сейчас бы на своих раскладушках сидели, а то с тех пор, как акционировались и распродали оборудование, чтобы выплатить хоть какую-то зарплату, — сидим на подоконниках. Сидим и заключаем пари, кто первым явится: кандидат наук Надежда Сергеевна с гербалайфом и начнет уверять, что совсем небольшой кусочек ее продукта заменит обед, завтрак и ужин вместе взятые, или руководитель группы ракетных двигателей заслуженный деятель науки Владимир Петрович — наш челночник — и снова начнет трясти маечками, внутренний начес которых позволяет удерживать тепло соразмерно показателям вышедших из моды болгарских дубленок?

Так незаметно проходит день, и я возвращаюсь домой. Темными закоулками, чтобы не видеть самодовольных витрин с лоснящимися сырами, колбасами, ветчинами и прочей снедью. Я утешаю себя мыслью, что не демократы придумали их. При Ленине они были “торгсинами”, при Брежневе — “Березками”, а теперь стали “егорками”. Честно говоря, домой идти не хочется. За последнее время наша двухкомнатная квартира заметно уплотнилась. Несколько лет назад приехал и поселился у нас мой дальний родственник с семьей из Чечни, сбежавший от смерти у “серых волков”…

Нет, домой не тянет, а больше идти некуда. Приду сейчас, забьюсь в уголок, и опять вспомню золотые слова Ельцина: “После себя я оставлю цветущую Россию”.

С. СТАНИСЛАВОВ

Новосибирский Академгородок

ПОЩЕЧИНА

Николай Аверин

Проездом из Кемерова на вокзале Новосибирска я встретился с местным писателем Николаем Авериным — в начале девяностых мы вместе учились на Высших литературных курсах. Он передал мне несколько очерков для “Завтра”. Это один из немногих современных писателей глубинки, счастливо совмещающих публицистичность с художественностью. Историей о пощечине Горбачеву, о которой как-то быстро забыли, Николай Аверин начинает в нашей газете серию статей на остросоциальные сибирские темы.

Александр ЛЫСКОВ


Всеволод Топольков, сирота новосибирская, трезво холостячил в двухкомнатной квартире. С утра в воскресенье тягал гирю у открытого окна: двухметровый, сорокалетний, налитой — лаковый от пота, весь опыленный тонким кудрявым волосом, в одних трусах еще производства маменьки-покойницы — заслуженной учительницы младших классов — делал физкультуру под музыку стоящей на подоконнике старой ламповой радиолы. В этом ящике все четыре динамика из-под истлевшего декора накачивали пространство двора старинной советской песней: “И смех у завалин, и мысль от сохи, и Ленин, и Сталин, и эти стихи…” И мраморный античный локоть Всеволода с пудовиком, как заводной механизм огромного патефона, угрожающе, до хруста в суставе, отсчитывал такты.

После припева гиря долбанула язву на ленолеуме, уселась в ямку бетонного перекрытия, выбитую за годы тренировок.

Теперь он стал делать прыжки и рывки руками и ногами с замиранием то ли в какой-то позиции карате, то ли в позе “Рабочего и Колхозницы”. Он смотрел в старое трюмо на четырех ножках, почерневших у корня от тычков половой тряпки, хмурил розоватые брови, нагонял морщины на лоб, как бы пытаясь вздыбить светлые арийские кудри и напугать самого себя.

На несколько секунд он замер, отвлеченный стуком по батарее у нижнего соседа. И затем распустил по раскрасневшемуся, молодому еще лицу, ядовитый восторг, и снова принялся маршировать в подскоках и обронзовевать.

Толстая струна водопроводного стояка звенела надрывно, яростно. Били чем-то металлическим. Сосед сбоку хватил о стену кулаком. А верхние выставили на подоконник магнитофон и попытались задавить классику дешевой попсой.

Звенящая медью песня закончилась, Всеволод минуту дал соседям поторжествовать в многодневной битве на подконтрольной территории, перевернул пластинку и сквозь хрипы и трески “Апрелевского завода” опять зазвучал какой-то величавый союзный баритон. Враги-глушители снова грянули в стены и трубы. Кто-то из них даже стал ломиться во входную дверь.

Стоя под трепещущей пленкой льющейся из душа холодной воды, голый Всеволод вскрикивал от удовольствия, рычал, визжал и топал в ванной.

Когда-то он был писаным красавцем и умницей, дослужился даже до директора сельской школы. Но потом все силы кинул на спасение страны от ядерной угрозы, одно за другим проектировал легкие, общедоступные бомбоубежища в сибирских лесах, попал под надзор психдиспансера, чем свел мать в могилу, отпугнул девок и сделался в конце концов профессиональным уборщиком лестниц в подъездах…

После душа с полотенцем на шее он варил овсянку на воде. Вдруг на полпластинке оборвалась его музыкальная артобработка двора, песня закончилась не резко, а с замедлением-отъездом, будто кто-то из недругов влез в окно и выключил радиолу.

Наперевес с ложкой, истекающей диетической слизью, Всеволод на цыпочках достиг комнаты. Шнур был цел, но зеленый индикатор потух. Пришлось, как водится, ладонью слегка обстукать древний агрегат — никакого отклика на ласки не последовало. “Тока нету, — подумал Всеволод и обрадовался своей догадливости, щелкнув выключателем у люстры и не добыв огня. Его не смутило, что вражеский магнитофон наверху вовсю насаждал чуждую эстетику. За суетой он так же не подумал, что за дверью у счетчика с предохранителями его могут поджидать соседи-мстители.

Распахнул дверь, обитую старой клеенкой, — за порогом стоял при фуражке и в парадной форме совсем не страшный старый офицер — стоптанный, с дергающейся от ветхости головой. Он козырнул и представился:

— Полковник Егоров. Брат Василия, который водрузил знамя победы над Рейхстагом. Это у вас играет радиола? Давайте вместе бороться, молодой человек. Я к вам уже который день пробиваюсь. Извините, пришлось пойти на хитрость. Обесточил вас. Сейчас восстановим энергоснабжение.

Он переключил тумблеры и опять козырнул.

Когда они зашли в квартиру, радиола гремела победно.

Полковник Егоров опустился в протертое до дерева кресло и, медленно стаскивая фуражку с плешивой головы, заплакал под песню с пластинки: “Солнце скрылось за горою, затуманились речные перекаты, а дорогою степною шли с войны домой советские солдаты…”

Слезы не скатывались, а впитывались в землю дряблых подглазий и щек. Козырьки жестких подстриженных бровей дрожали.

Полковник выставил ладонь щитком, Всеволод понял эту команду, и музыка стихла.

— В каком звании служили?- спросил гость.

— Ефрейтор, товарищ полковник!

— Славно! Заводи!..

Так они познакомились.

Полковник “сбегал” домой за магнитофоном. Возвращался в своем полинялом желтоватом кителе при орденах с модной заморской игрушкой “Шарп” в руке, наводя встречных прохожих на смутные мысли. А тинэйджеры в подъезде дома Тополькова прямо попросили у него: “Дед, вруби что-нибудь из “Симплей-шот”.

— Сейчас я вам врублю, — пообещал полковник, и к вечеру, переписав на кассету все пластинки своего нового друга, спустился на лестницу к этим подросткам с песней о Красной Армии на полную мощь.

Теперь на каждом митинге оппозиции в Новосибирске можно было видеть старый “москвич” с магнитофоном на крыше. Обычно Всеволод во всем своем ярко-русском облике и спортивности, одетый по случаю публичности в костюм из лавсана с расклешеными брюками, как носили в семидесятые годы, стоял, оперевшись локтем о верхний багажник агитмашины, и как бы охранял магнитофон на кабине, а заодно раздавал всем желающим листовки, в которых печатными буквами рукой опытного чертежника индивидуальных бомбоубежищ были написаны и отпечатаны на ксероксе городского общества Ветеранов программные призывы. А полковник Егоров, сидя в кабине, в перерывах между песнями, с помощью того же “Шарпа”, озвучивал эти лозунги:

— Долой предателей Родины! Да здравствует Фидель! Мы с вами, корейские братья!..

Понемногу сколачивалась организация. Первой прибилась к “вольным минерам” (так решили назваться Топольков с Егоровым) безымянная женщина, вся обвешанная советскими значками и рыболовными колокольчиками. Потом к ним пристала частушечница тетя Валя. Иногда полковник позволял ей сесть в кабину и покричать в микрофон. Был принят под роспись как мужчина и воин торговец газетой “Молния”, травмированный на производстве танковых орудий.

И еще много других замечательных людей Новосибирска всегда отирались возле командирского “москвича” на митингах. Они кричали, спорили, жаждали растерзать какую-нибудь контру.

Самый молодой из них, высокий и красивый Всеволод чувствовал себя в этом окружении негласно избранным на главную роль и был готов на все. Случай скоро представился. В город приехал Горбачев.

В тот день полковник Егоров, пыля колесами и скрипя тормозами, зарулил на своем “москвиче” в знакомый двор. Любимых песен было не слыхать. Он сразу кинулся по подведомственным подъездам. Нашел Всеволода при исполнении в кургузом тесном сатиновом халате уборщика на одной из лестничных клеток. Мужик сворачивал шею швабре — мощными десницами выкручивал тряпку. Вода лилась по ступенькам под наваксенные кирзачи полковника, который сдвинул фуражку на затылок и расстегнул верхние пуговицы кителя для освобождения дыхания.

— Кончай хозработы, ефрейтор! Слушай мою команду. За мной!

По двору он маршировал впереди, промокал платком пот на шее и задерживал руку у затылка, чтобы хоть немного унять тряску головы. А сзади с ведром грязной воды и со шваброй на плече печатал шаг желтокудрый Всеволод.

В штаб-квартире своего подчиненного полковник в изнеможении сел в кресло и приказал:

— Неси бутылку. Будем делать коктейль Молотова. В двенадцать Горби выступает на Станкостроительном. Кончим с этим Иудой одним решительным ударом. Вот ключи от машины. Шланг в багажнике. Подсоси бензина из бака. Остальные инструкции получишь по дороге на передний край. У нас полчаса. Рекогносцировку провести не успеем. Но расчет сил и средств есть. Рубеж выдвижения есть. Время “Ч” есть. Все по Уставу. Живо, живо, Топольков!

Через минуту подметала-ефрейтор уже отвинчивал крышку бака красного “москвича”. Что-то подозрительно звонко в нем отдавалось скольжение по резьбе, похоже, горючего было на нуле. И точно, когда Топольков, стоя на коленях, цедил из трубки в бутылку, — и поллитра не набралось.

С тревожной вестью он выметнулся через четыре ступеньки, широкими гимнастическими хватами за перила к себе на третий этаж, и они с полковником в мучительной спешке стали решать: или коктейль Молотова делать и пешком достичь Станкостроительного завода, или мчать на машине безоружными. Очень убедительным показалось командиру террористической группы движение сильных рук Всеволода, каким он только что выжимал половую тряпку.

— Я его и так, товарищ полковник!..

Вылили обратно в бак бензин из бутылки и помчались на машине по широким, зеленым улицам родного города. Полковник нервничал, рвал сцепленье, мотор чихал — на последних каплях подскочили к заводской проходной. Успели только-только.

Толпа человек в пятьдесят обступила белый “мерседес” губернатора, из которого вылезал всем известный человек с черной отметиной на лбу. При виде его женщина с колокольчиками запрыгала и вся зазвенела. Ее подруга выкрикнула хулиганскую частушку. А бывший специалист по расточке танковых стволов потупился и о чем-то крепко задумался.

Никто не заметил, как полковник Егоров горячо и страстно схватил руку Всеволода и прошептал: “Вперед!”

И Топольков в нелепом халате уборщика, в больших галошах на босу ногу, в закатанных до колен трико, обнаживших мощную гидравлику икр, пробил толпу грудью и без размаха, как-то задумчиво и с виду неуверенно, но с огромной скрытой мощью, хлобыстнул Горби по голове, почти что по шее. Загорелый череп с печатью избранничества тряхнуло. Носитель его юркнул обратно в “мерседес” с закопченными окнами.

А Всеволод на несколько секунд окаменел, будто вырубленный из мрамора олимпийский бог — с легким изящным выбросом мускулистой полусогнутой руки, слегка присевший для устойчивости, подавшись вперед кудрявой головой.

И ничего, что его потом заломали телохранители и агенты в штатском, порвали его халат и разбили губу. Он все равно останется нашим национальным героем, и когда-нибудь ему здесь поставят памятник в таком виде. Ничего, что, затолкав его в автозак, кинули следом лишь одну галошу. Зато другую успел схватить полковник Егоров и прижать к груди как дорогую реликвию.

Он ее сохранил до освобождения Всеволода из-под стражи по амнистии, в мае текущего года.

КРЕСТОВЫЙ ПОХОД ПРОТИВ НАС

Александр Дугин

ЛИБЕРАЛ-ТОТАЛИТАРИЗМ

Что является доминирующей идеологией современного Запада и его геополитического авангарда — Соединенных Штатов Америки? Это совершенно не праздный вопрос. Он затрагивает напрямую каждого из нас. Будем откровенны: мы проиграли глобальный геополитический конфликт. Мы побеждены. И поэтому обязаны знать точно и строго — кто в новых условиях является хозяином планетарного расклада сил, каковы основные черты его мировоззрения, что он думает о мире, истории, судьбе человечества, о нас самих? Это необходимо всем — и тому, кто намерен смириться и покорно служить новым господам, и тому, кто отказывается принимать такое положение дел и стремится к восстанию и отвоеванию новой геополитической свободы. Нам внушили мысль, что на Западе вообще нет никакой идеологии, что там царит плюрализм позиций и убеждений, что каждый волен верить во что угодно, думать, говорить и делать все, что угодно. Это — абсолютная ложь, пропагандистский ход, заимствованный из арсенала “холодной войны”. На самом деле, на Западе существует доминирующая идеология, которая не менее тоталитарна и нетерпима, нежели любая другая идеология, только ее формы и принципы своеобразны, философские предпосылки инаковы, историческая база в корне отлична от тех идеологий, которые привычны и известны нам. Эта идеология — либерализм. Она основана на догме об “автономном индивидууме” (т. е. на последовательном индивидуализме), “прикладной рациональности”, вере в технологический прогресс, на концепции “открытого общества”, на возведении принципа “рынка” и “свободного обмена” не только в экономический, но в идеологический, социальный и философский абсолют.

Либеральная идеология является “правой”, в узко экономическом смысле, и “левой” — в смысле гуманитарной риторики. Причем все иные сочетания правого с левым, или просто правое и левое сами по себе либерализм отвергают, демонтируют, маргинализируют, выносят за кадры официоза. Либерализм тоталитарен по-особому. Вместо прямых физических репрессий против инакомыслящих, он прибегает к тактике мягкого задавливания, постепенного сдвига на окраину общества, экономического удушения диссидентов и оппонентов и т.д. Но факт остается фактом: доминиру- ющая идеология Запада (либерализм) активно борется с альтернативным и политико-идеологическим проектами, используя для достижения своих целей методы более тонкие, более “мягкие”, более отточенные, чем иные формы тоталитаризма, но от этого только более эффективные. Либеральный тоталитаризм не брутален. не открыт, но завуалирован, призрачен, невидим. Однако от этого он не менее жесток. Наличие у Запада “доминирующей идеологии” постепенно все яснее обознается и в нашем обществе. Наивность ранней перестройки и мечты о “плюрализме” и “демократии” постепенно улетучились даже у самых ярых реформаторов. Реальность либерализма и идеологии либера- лизма стала очевидной, а следовательно, мы пришли к большей определенности. Сторонники Запада с необходимостью должны отныне разделять все идеологические предпосылки конкретного либерализма (а не какой-то туманной “демократии”, под которой каждый понимал что-то неопределенное), его противники объединяются неприятием этой идеологии. Это более или менее понятно. Но у либерализма есть еще один, более скрытый пласт. Речь идет о некоторых богословских и религиозных предпосылках, которые, в конечном счете, привели Запад именно к той идеологичес- кой модели, которая в нем укоренилась сегодня и стала доминирующей. Этот пласт не столь универсален и однозначно признан, как вульгарные штампы “открытого общества” и “прав человека”, но, тем не менее, именно он является базой и тайным истоком главенствующей на планете либеральной идеологии, которая сама по себе — лишь вершина айсберга. Речь идет о протестантской эсхатологии.

США — КВИНТЭССЕНЦИЯ ЗАПАДА

Ни у кого сегодня не возникает сомнений, что миром правит единственная, оставшаяся полноценной сверхдержава — США. Это не просто самое могущественное в военном отношении государство Запада, это, в некотором смысле, результат западного пути развития, его пик, его максимальное достижение. США были основаны и построены как искусственно сконструированное образование, лишенное исторической инерции, традиций и т. д. по меркам самых радикальных рецептов, выработанных всем ходом западной цивилизации. США — вершина этой цивилизации, венец ее становления. Только там принципы либерализма были внедрены тотально и последовательно. Начиная с некоторого времени, и Запад, и либерализм совершенно правомочно отождествляются именно с США.

Америка является гегемоном современного мира, гигантской империей, которая контролирует все важнейшие геополитические, стратегические и экономические процессы на планете. Причем не просто как одно из обычных государств, пусть даже очень мощное и развитое, но именно как идеологическая модель, как путь развития, как судья и пастырь человечества, навязывающий ему определенную систему идеологических, мировоззренческих и политических ценностей. Империя США — империя либерализма, империя капитала, империя постиндустриального общества как высшей стадии развития буржуазного строя.

Безусловно, США являются прямыми наследниками Европы и европейской истории. Но уникальность этого образования заключается в том, что Штаты взяли от Европы только одно наиболее рафинированное, очищенное направление цивилизации — либеральный рационализм, теорию “социального контракта”, индивидуализм, динамичный технологический индустриализм, абсолютизированные концепции “торгового строя”. Ранее все эти тенденции концентрировались в протестантской Англии. Британская империя была первой (если не принимать в расчет Древнюю Финикию) моделью построения чисто “торговой цивилизации”, к которой логически вела западная история. И не случайно главными теоретиками либерализма были именно англичане — Адам Смит, Рикардо и т. д., а философами индивидуализма — Локк, Гоббс, Мандевиль.

Макс Вебер и еще более ярко Вернер Зомбарт убедительно показали, каким образом западный капитализм родился из протестантской этики, и насколько этнорелигиозный фактор существенен для возникновения определенных социально-экономических формаций. Эстафета “торгового строя” постепенно перешла от Англии к США, и, начиная со второй половины ХХ века, лидерство Америки в общем контексте западной цивилизации стало бесспорным историческим фактом.

США — воплощение Запада, западного капитализма, его центр и его ось, его сущность. И мы теперь с позиций нашего опыта, когда США стали единственным хозяином всей планеты, к чему они так долго шли, можем легко распознать логику истории (чего не могли по историческим причинам сделать те мыслители, которые не дожили до драматической развязки геополитического, социального и экономического противостояния “холодной войны”).

Итак, вся западная история сходится на США. Собственно, Запад как геополитическое явление возник в период раскола Христианской Церкви на Православие и католичество. Католический ареал и стал базой того, что именуется отныне “Западом” в концептуальном смысле. Начиная с этого момента, люди католического мира отождествили себя самих с полноценным человечеством, свою историю — с мировой историей, свою цивилизацию — с цивилизацией вообще. Все прочие цивилизации и традиции были презрительно приравнены к “диким, варварским странам”. Показательно, что в такой “недочеловеческий” разряд попадали не только нехристианские народы, но и весь православный мир, который на самом деле и был зоной реального, неискаженного, аутентичного христианства. Кстати, именно потому. что православные страны — вначале Византия, а позже Россия — были христианскими, они вызывали у католиков такое агрессивное неприятие. Православие давало пример христианства иного — универсального, открытого, не сектантского, радикально-альтернативного всему цивилизационному строю, который сложился на Западе и который до некоторого времени претендовал на единственную форму христианской государственности. В противостоянии католичества Православию и следует искать завязь диалектического развития истории цивилизации и геополитических процессов в последующие века.

От раскола церквей следует отсчитывать историю Запада. Католичество в то время становится во главе сугубо “западных” тенденций. Но через какой-то промежуток времени определенные элементы католического учения, доставшиеся ему, кстати, в наследство от православного единства церквей, входят в противоречие с основной линией развития Запада. Перелом приходится на Реформацию. В этот момент наиболее “западные” тенденции обособляются и концентрируются в протестантском типе. Протестантизм распространяется именно в тех странах и среди тех народов, которые последовательно движутся в направлении, заданном расколом: отчуждение от Востока, высокомерное презрение к “диким народам”, отождествление себя самих и своего технического развития с пиком цивилизации, индивидуалистические и рационалистические тенденции, которые не довольствовались уже рамками католическими (хотя те, в свою очередь, были существенным шагом в том же направлении от совершенно традиционного и верного духу изначального учения Православия).

Протестантские страны — в первую очередь, Англия — становятся на путь “морской цивилизации”, тяготеют к абсолютизации либеральной модели, к универсализации “торгового строя”. Отныне на самом Западе роль авангарда, роль “Дальнего Запада” начинают играть англичане.

Еще позднее именно крайние, наиболее радикальные протестантские английские секты закладывают основу американской цивилизации, проектируют и реализуют США. Они едут туда — на крайний Запад как в “землю обетованную” строить там совершенное общество, “идеальный Запад”, “абсолютный Запад”. Соединенные Штаты Америки как государство созданы косенсусом фундаменталистских протестантских сект, и подавляющее большинство политической элиты США до сих пор неизменно остается представителями именно протестантских конфессий. Это, впрочем, вполне логично — страной правят законные идеологические наследники тех, кто ее создал, кто ее организовал, кто привел ее к процветанию и могуществу.

Сами американцы называют это “Manifest Destinу”, “Проявленная Судьба” (или “Предначертанная Судьба”). Иными словами, американцы видят свою историю как последовательный восходящий путь к цивилизационному триумфу, к победе той мировоззренческой модели, на которой основана сама американская цивилизация — как квинтэссенция всей истории Запада.

ПРОТЕСТАНТИЗМ КАК ИДЕОЛОГИЯ

Могут возразить: “Современное западное общество, и особенно американское, давно уже атеистично, религии придерживается незначительное количество населения. Фундаментализм, пусть протестантского типа, никак не может быть приравнен к официальной идеологии США, ни тем более Запада в целом”. На самом деле, необходимо указать, что религия не обязательно должна выступать как культ или совокупность догматов. Часто в современном мире она проявляется подспудно как психологические предпосылки, как система культурных и бытовых штампов, как полусознательная геополитическая интуиция. Можно сравнить религию с идеологией: одни (меньшинство) владеют всей совокупностью концептуального аппарата, другие же схватывают идеологию интуитивно. И чаще всего религия сегодня воздействует больше через культурный фон, через семейную психологию, через нормативы социальной этики.

В этом отношении США — страна абсолютно протестантская, и ее “протестантизм” затрагивает не только открытых приверженцев конфессии, но и огромные слои людей иных религиозных убеждений или атеистов. Протестантский дух легко обнаружить не только у пуритан, баптистов, квакеров, мормонов и т. д., но и в американском кришнаизме, и в секте Муна, и среди американских иезуитов, и просто в безрелигиозном американском обывателе. Все они в той или иной степени затронуты “протестантской идеологией”, хотя культово и догматически это признается относительным меньшинством. Кроме того, политическая элита в США не является пропорциональным отражением всего общества. Достаточно посмотреть на ничтожное число цветных среди политиков и высших администраторов. По традиции, мажоритарным типом в американской политике является “WASP” — “White Anglo-Saxon Protestant”, “белый англосаксонский протестант”. Следовательно, полноценный протестантский фундаментализм здесь намного вероятнее, чем в иных слоях.

И наконец, еще более конкретно, Республиканская партия США, одна из двух обладающих де-факто политической монополией, руководствуется протестантско-фундаменталистским мировоззрением открыто и последовательно, закономерно считая его осевой линией американской цивилизации, религиозно-догматическим воплощением Manifest Destinу, “Проявленной Судьбы” Штатов.

Промежуточным пластом между общепризнанным светским либерализмом для масс и протестантским эсхатологическим фундаментализмом политической элиты служат геополитические центры аналитиков, обслуживающих власть, которые пользуются в своих разработках обобщающей методикой, где главные религиозные и философские постулаты протестантизма, взятые без деталей и пророческого фанатизма проповедников, сочетаются с наиболее прагматическими сторонами либеральной доктрины, но очищенной от патетической демагогии о “правах человека” и “демократии”. Иными словами, геополитическое мышление, которое чрезвычайно развито у политической элиты США, непротиворечиво совмещает в себе эсхатологический фундаментализм, идею “США как Нового Израиля, призванного пасти народы в конце истории” и идею свободной торговли как максимальную рационализацию общественного устройства, основанного на приоритете “разумного эгоизма” и “атомарного индивидуума”. Протестантское мессианство американской геополитики сочетается таким образом с предложением универсальной рыночной модели и либеральной системой ценностей.

“ИМПЕРИЯ ЗЛА”

Главным геополитическим и идеологическим врагом Запада долгие века была Россия, что вполне закономерно. На богословском уровне это коренится в противостоянии католичества (и протестанства) Православию, Западной Римской Империи — Византии. Западная и восточная формы христианства — это два выбора, два пути, два несовместимых, взаимоисключающих мессианских идеала. Православие ориентировано на духовное преображение мира в лучах нетварного Фаворского света, католичество — на материальное переустройство земли под административным началом Ватикана (см. “Легенду о Великом Инквизиторе” в “Братьях Карамазовых” Ф.М.Достоевского). Православные почитают превыше всего созерцание, католики — действие. Православное политическое учение настаивает на “симфонии властей”, строго разводит светское (василевс, царь) и духовное (патриарх, клир) начала. Католичество же стремится распространить власть Папы на светскую жизнь, провоцируя обратный узурпационный ход со стороны светских монархов, рвущихся подчинить себе Ватикан. Православные считают католиков “отступниками”, предавшимися “апостасии”, католики рассматривают православных как “варварскую спиритуалистическую секту”. Позже наиболее антиправославные черты — включая отказ от богослужений и многих догматов — довели до предела протестанты.

Русь была прямой и единственной духовно-политической, геополитической наследницей Византии после падения Константинополя. Поэтому, кстати, и только поэтому она называлась “святой”. Ее сделало “святой”, “богоносной”, “богоизбранной” провиденциальное принятие византийского наследия, верность полноте православной традиции (включая социально-политические и даже экономические аспекты). Особенно важно подчеркнуть, что не просто факт распространения Православия как конфессии дал эту святость — православные церкви есть и в других странах, среди других народов. Но именно сочетание православной веры с мощной и свободной политической империей, с царством, с Царем в сочетании с национальным русским Патриархом — обеспечивало догматическую и богословскую, эсхатологическую правомочность такого названия. И строго говоря, Русь перестала быть “святой”, когда “симфония властей”, все православное политическое устройство было отвергнуто: сперва вторым Романовым (раскол), а затем его сыном, западником и ликвидатором патриаршества, Петром I.

Как бы то ни было, начиная с XVI века Русь выступает как главный идеологический, цивилизационный противник Европы. Позже следует затяжная геополитическая дуэль с Англией на Востоке, а в последнее время — “холодная война”. История не линейна, она часто делает отступления, уходит в стороны, выпячивает детали, акцентирует парадоксы и аномалии. Но все же осевая линия очевидна. Безусловно, существует некая “Manifest Destiny” (“Проявленная Судьба”) в широком смысле. Запад она приводит к американской модели, к американскому образу жизни, к сверхдержаве, а Восток (по меньшей мере христианский Восток) сквозь века воплощается в России. Абсолютно симметрическая антитеза рыночному эсхатологизму протестантских англосаксов — социалистическая вера в золотой век советских русских. “Конец Света” по либеральному сценарию, и его противоположность, “конец света”,- по сценарию православно-русскому, социальному, евразийскому, восточному.

Логика истории постоянно на самых различных уровнях навязчиво высвечивает основополагающий дуализм — США и СССР, Запад и Восток, Америка и Россия. В экономике, политике, геополитике, богословии, культуре — ясная, пугающе ясная антитеза — как наглядно развернутый перед нами промысел о драме мира, о двух полюсах континентальной дуэли, о великой войне континентов — физических и духовных.

ДИСПЕНСАЦИАЛИЗМ

Осознают ли сами американцы богословскую подоплеку своего геополитического противостояния с Евразией, с Россией? Безусловно, да — и подчас гораздо яснее, чем русские.

Существует особое протестантское эсхатологическое учение, которое называется “диспенсациализмом”, от латинского слова “despensatio”, что можно перевести как “промысел”, “замысел”. Согласно этой теории, у Бога есть один “замысел” относительно христиан англосаксов, другой — относительно евреев, а третий — относительно всех остальных народов. Англосаксы считаются “потомками десяти колен Израиля, не вернувшихся в Иудею из Вавилонского пленения”. Эти десять колен “вспомнили о своем происхождении, приняв протестантизм в качестве своей основной конфессии”.

“Промысел” о протестантских англосаксах, по мнению приверженцев диспенсациализма, таков. Перед концом времен должна наступить смутная эпоха (“скорбь великая”, tribulation). В этот момент силы зла, “империя зла” (когда Рейган назвал СССР “империей зла”, он имел в виду именно этот эсхатологический библейский смысл) нападут на протестантов-англосаксов (а равно и на других “рожденных снова” (born again) и на короткий срок воцарится “мерзость запустения”. Главным отрицательным героем “смутной эпохи”, tribulation, является “царь Гог”. Теперь очень важный момент: этот персонаж устойчиво и постоянно отождествляется в эсхатологии диспенсациалистов с Россией. Впервые отчетливо это было сформулировано во время Крымской войны в 1855 евангелистом Джоном Каммингом. Тогда он отождествил с библейским “Гогом, принцем Магога” — предводителем нашествия на Израиль, предсказанного в Библии, (иезекииль 38-39) — русского царя Николая I. С особой силой эта тема вновь вспыхнула в 1917, а в эпоху “холодной войны” она стала фактически официальной позицией “морального большинства” религиозной Америки. Иной “промысел”, по учению диспенсациалистов, существует у Бога относительно Израиля. Под “Израилем” они понимают буквальное восстановление еврейского государства перед концом времен. В отличие от православных и всех остальных нормальных христиан, протестантские фундаменталисты убеждены, что библейские пророчества относительно участия народа Израилева в событиях “конца времен” надо понимать буквально, строго по-ветхозаветному, и что они относятся к тем евреям, которые продолжают исповедовать иудаизм и в наши дни. Евреи в конце времен должны вернуться в Израиль, восстановить свое государство и подвергнуться нашествию Гога, т.е. “русских”, “евразийских” (это “диспенсациалистское пророчество” странным образом буквально исполнилось в 1947 году).

Далее начинается самая странная часть “диспенсациализма”. В момент “великой скорби” предполагается, что англосаксонские христиане будут “взяты” (“восхищены”) на небо (rapture) — как бы на “космическом корабле или тарелке” — и там переждут войну Гога (русских) с Израилем. Потом они (англосаксы) вместе с протестантским “Христом” спустятся на землю снова, где их встретят победившие Гога израильтяне и тут же перейдут в протестантизм. Тогда начнется “тысячелетнее царство”, и Америка будет вместе с Израилем безраздельно господствовать в устойчивом парадизе “открытого общества”, “единого мира”. Эта экстравагантная теория была бы достоянием маргинальных фанатиков, если бы не ряд обстоятельств.

Во-первых, убежденным “диспенсациалистом”, искренне верившим в буквальное исполнение такого эсхатологического сценария, был некто Сайрус Скофильд, знаменитый тем, что является составителем самой популярной англоязычной Библии — “Scofield Reference Bible”, разошедшейся тиражом во много миллионов экземпляров. В Америке эту книгу можно встретить на каждом шагу. Так вот, этот Скофильд вставил в библейский текст собственные исторические комментарии и пророчества о грядущих событиях, выдержанные в духе радикального дис- пенсациализма таким образом, что неискушенному читателю трудно отличить собственно библейский текст от его авторской диспенсациалистской трактовки Скофильда. Таким образом, пропаганда христианства в англосаксонском мире, и особенно в США, уже в самом начале несет в себе компонент “патриотического” американского воспитания (“Manifest Destiny”), русофобской эсхатологической индоктринации и акцентированного сионизма. Иными словами, в “диспенсациализме” воплощена новейшая форма той многовековой идеологии, которая лежит в основе дуализма Запад — Восток, о котором мы говорили.

В некоторых текстах современных диспенсациалистов “промыслы” увязываются с новейшими техническими достижениями, и тогда возникают образы “ядерного диспенсациализма”, т. е. рассмотрения “атомного оружия” как некоторого апокалиптического элемента. И снова Россия (или СССР) выступают здесь в качестве “сил зла”, “ядерного царя Гога”.

Популяризатором этого “атомного диспенсациализма” был евангелист Хал Линдси, автор книги интерпретации пророчеств “Бывшая великая планета”, разошедшейся тиражом в 18 миллионов экземпляров (по тиражам в свое время это была вторая книга после Библии). Его горячим приверженцем был не кто иной, как Рональд Рейган, регулярно приглашавший Линси читать лекции атомным стратегам Пентагона. Другой “ядерный диспенсациалист” теле-евангелист Джерри Фолвелл стал при том же Рейгане ближайшим советником правительства, участвовал в его закрытых заседаниях и консультациях генералитета, где обсуждались вопросы атомной безопасности. Так архаические религиозные эсхатологические концепции прекрасно уживаются в столь светски-прогрессивном американском обществе с высокими технологиями, геополитической аналитикой и блестяще отлаженными системами политического менеджмента.

Кстати, именно диспенсациализм объясняет непонятную без этого безусловную произраильскую позицию США, которая сплошь и рядом прямо противоречит геополитическим и экономическим интересам этой страны. Солидарность протестантских фундаменталистов с судьбой земного Израиля, восстановленного в 1947 году, что явилось в глазах протестантов прямым и внушительным подтверждением трактовки Скофильда и его Библии, основана на глубинных богословских эсхатологических сюжетах.

Для нас очень важно, что столь же глубоки и устойчивы антирусские, антивосточные, антиеврайзиские принципы американского мышления. Это — глубины отрицания, ненависти, укорененной и тщательно взращивавшейся веками враждебности.

Надо сказать, что “диспенсациализм” по-своему является потрясающе убедительным. С его помощью становятся логичными, понятными и осмысленными многие события современности. То же восстановление Израиля, “холодная война”, этапы американского пути к единоличному планетарному господству, расширение НАТО на Восток и т. д.

ОНИ НЕ ОСТАНОВЯТСЯ,

НЕ УНИЧТОЖИВ НАС ВСЕХ

ДО ПОСЛЕДНЕГО

В результате мы получаем страшную (для русских) картину. Силы, группы, мировоззрения и государственные образования, которые совокупно называют “Западом” и которые являются после победы в “холодной войне” единоличными властителями мира, исповедуют — за фасадом “либерализма” — стройную эсхатологическую богословскую доктрину, в которой события светской истории, технологический прогресс, международные отношения, социальные процессы и т. д. истолковываются в апокалипсической перспективе.

Цивилизационные корни этой западной модели уходят в глубокую древность, и, в некотором смысле, определенный архаизм сохраняется здесь вплоть до настоящего времени параллельно технологической и социальной модернизации. И эти силы устойчиво и последовательно отождествляют нас, русских, с “духами ада”, с демоническими “ордами царя Гога из страны Магог”, с носителями “абсолютного зла”. Библейское упоминание об апокалипсических “князьях Роша, Мешеха и Фувала” растолковывается как однозначное указание на Россию — “Рош” (=“Россия”), “Мешех” (=“Москва”), Фувал (=“древнее название Скифии”). Иными словами, русофобия Запада и особенно США проистекает отнюдь не из-за фарисейской заботы о “жертвах тоталитаризма” или о пресловутых “правах человека”. Речь идет о последовательной и оправданной доктринально демонизации восточно-европейской цивилизации во всех ее аспектах — историческом, культурном, богословском, геополитическом, этическом, социальном, экономическом и т. д.

Впечатляет многомерное совпадение далеких друг от друга концептуальных уровней “западной идеологии”: сторонники капитализма — в сфере экономики, теоретики индивидуализма — в области философско-социальной, геополитики — на уровне стратегии континентов, богословы — оперируя с эсхатологическими и апокалипсическими доктринами “диспенсациалистского толка”,- все они сходятся к однозначному и совпадающему во всех случаях отождествлению России с “империей зла”, с историческим негативом, с целиком отрицательным героем мировой драмы.

Это все очень, очень серьезно. Мировые войны и крушение империй, исчезновение целых народов и рас, классовые конфликты и революции — лишь эпизоды великого противостояния, кульминацией которого должна стать последняя апокалипсическая битва, Endkampf, где нам отводится важнейшая роль. В глазах Запада — целиком и полностью негативная.

Они не остановятся, пока окончательно не добьют нас. Всех нас, всех наших детей, стариков и женщин. С ветхозаветной жесткостью и либеральным цинизмом. Их намерения очевидны и ужасны.

Наши спокойствие, зевота, тупость и лень на этом фоне выглядят преступлением.

МАРГИНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯЯ

Роман Горич

Года три назад, устав от регистрации курьезов нашей вялотекущей в никуда жизни, которые я пытался облекать в форму светского анекдота, я решил “совлечься” богопротивного греха иронии, поднатужиться и сходить на Исповедь и к Причастию. Однако хочет лох, да не хочет Бог.

Памятуя, что при столь благочестивом намерении в первую очередь следует примириться с опечалившим тебя и тем, кого ты вольно или невольно обидел сам, я набрал телефон своего хорошего знакомого Саши Нежного (в либерально-демократическом миру известного как церковный публицист Александр Иосифович Нежный) и, прочитав ему одну из своих давних миниатюр, в которой задел его, собрался уже было попросить прощения. Но не успел я и рта раскрыть, как на меня обрушился такой шквал идеологических рекламаций, что хоть Святых выноси. Мол, и неуч я, и истории Церкви советских времен, где черным по белому написано, что все сергианцы — злодеи и предатели (?!), не знаю, и главное, что я его повестей не читал. Обескураженный, я пробурчал что-то вроде: “Нежный, ты сердишься, значит, ты не прав и не нежный уже”,- и опустил трубку.

Чтобы объяснить причину гневливости такого славного человека, каким был и остается для меня, несмотря ни на что, Александр Иосифович, придется привести здесь раздражитель, на который последовала столь бурная реакция. Вот этот текст.

“О СМИРЕНИИ

Чрезвычайно политизированный православный публицист Александр Смежный (Нежный) очень возлюбил наших иерархов ругать. Чуть завидит митрополита какого, костылем старичка норовит, костылем. И сколько ни говорили ему: кончай рваться в открытые ворота, Саша, ибо сказано Господом: “Мне отмщение, Аз воздам”, а также “Не судите да не судимы будете”, — не внимал. И вот как-то, устав от праведных драчек с “маститыми и твердолобыми сергианцами”, прилег Саша с томиком Пушкина на канапе и своих любимых “Отцов пустынников и жен непорочных” решил еще раз перечитать. Однако только нужную страничку открыл, как вместо восхитительного Ефрема Сирина в парчовой пушкинской обработке, сущая ахинея со строчек поперла:

“Отцы, бесстыдники, и жены заморочны,

Что школу КГБ окончили заочно,

Сплели немыслимое множество ловитв.

Но ни одна из них меня не утомляет,

Как та, которую гебисты поставляют

В те дни, когда, виляя от “хвоста”,

Как шиз, я озираюсь. Неспроста”.

Как, однако, истощается Благодать от гневливости”.

“Экий ведь щепетильный господин оказался мой нежнейший и добрейший приятель. Не жирно ли по нашим временам будет,”- печально подумалось, ибо ничего, кроме добродушного подтрунивания, честно признаюсь, я в ту шутку вкладывать не собирался. Как не собирался ее и обнародовать. Однако, решив, что, безусловно, в чем-то не прав, ежели так разгневал хорошего человека, положил незамедлительно познакомиться с творчеством Нежного-беллетриста. А вдруг открылось ему что-нибудь такое, что нам, грешным, неведомо.

Побегав изрядно по Москве, одну из его книжек я, наконец, нашел — “Комиссар дьявола”. Вернув комиссара на лоток (т. к. достаточно было, не спеша, перелистать страницы, чтобы убедиться: ничего нового, кроме документальной повести об изувере, впечатляющие факты гнусного жития-бытия которого настолько говорили сами за себя, что никакой беллетристической обработки явно не требовали — сборник не содержал остальное — уже известная мне обильная “обличиловка” первых лет перестройки о “палачах и мучениках”), так вот, вернув книжку обратно, я пошел восвояси.

Что же это за напасть такая?- зарассуждал я сам с собой по пути к дому. Неужто и впрямь все мы безвылазно закоснели в грехе осуждения? Понять, что обличение рождает обличение — много ума не надо. И аргументов для своей видимой правоты борцам не занимать стать. Церковный либерал, дуй в архивы — там свидетельств подлости и немощи человеческой не на одно поколение хватит. Сугубый ортодокс, полистай религиозные странички свободных СМИ — волосы дыбом встанут от человеческой наглости. Однако первый, окунувшись в трясину изуверства, вместо благоговейного ужаса перед неисповедимостью путей Господних выносит оттуда пафос героя-мстителя, второй, на фоне благонамеренной псевдодуховной бредятины, чувствует себя чуть ли не святым.

Ну что история ничему не учит атеистов и оголтелых гуманистов — пусть. Не учит — значит, так и надо. Но Господь-то призывает нас для того, чтобы мы хоть чему-нибудь научились. В частности, что история — не путана Клио, работающая “от себя”, а движется Промыслом Господним. Кто-кто, а христианин-то должен знать, что палач как исполнитель злой воли иной раз и есть мученик в потенции. Если, разумеется, на то будет воля Господня. (Хотя бы историю превращения Савла в Павла вспомнил, не говоря о других). И именно эту волю каждый православный обязан вымаливать главной молитвой, которая в первую очередь и отличает христианина от представителей всех других конфессий, — молитвой за врагов. Той самой, которой молились и молятся все мученики еще здесь, на земле, а затем и на небесах.

Нам, конечно, их подвиг и не снился. Но чем больше мы соборно будем молиться за врагов своих, молиться, а не либерально “обличать”, то тем меньше будет невинных жертв, души которых вопиют к Богу об отмщении, — это должно быть ясно.

Мученик — не невинная жертва. Для “сынов погибели” он — враг самый страшный. И трудно предположить неведение на сей счет у беллетриста, пишущего на православные темы, решил я, немного успокоившись. Скорее, это забывчивость, следствие слабого духовного трезвения, часто посещающего создателей эпохальных “нетленок”. Пригаси в начале своего разоблачительного творчества пламень благонамеренного вдохновения, Александр Иосифович, вспомни, что не всегда оно от Бога — глядишь, и избежал бы печальной необходимости вычислять правых и виноватых, заговорил уже не с апломбом ангажированного первооткрывателя на манер перестроечных “прорабов” политического нюха, а смиренно и с трепетом, благоговейно склоняясь перед волей Господней — Божественным Промыслом. Понимая, наконец, что наши нестроения в Церкви и в обществе — возмездие за этот грех. И заменять суд Божий судом человеческим, к тому же из времен относительно благополучных — значит, грех апостатства еще и усугублять.

Только вот боимся мы, маргиналы, слова “апостат”, что означает — отступник и являет собой признак крайнего Божьего отвержения. И боимся потому, что так и тянет нас обличительный пафос с того узкого пути, на котором только и мыслимо служить Богу воистину, на широкий, где такой простор помолоть языком и о “предателях-сергианцах”, и о “непонятных обновленцах”, ну и, конечно, о палачах и их жертвах.

Сколько мы уже знаем господ, что, не внемля советам священства “не судить”, чуть ли не из купели бросаются громить “красную Патриархию” и коммуно-патриотов. Как — и неофитов из другого ареала, что так же, невзирая на предостережения духовников, сразу вскачь — и ну гонять жидомасонов.

Ну а когда подобным господам и товарищам кажется, что духовные наставники уж слишком им докучают, первые бегут к так называемым неообновленцам, а вторые — к сугубым ортодоксам… Думается, нам, мирянам из породы так называемых творческих интеллигентов, пора научиться больше винить самих себя, а не апеллировать к духовному руководству: мол, воцерковить нас как следует не может, окормляет неважно. Попробуй окорми таких лихачей, напрочь запамятовавших, что вера Православная — служение Богу, Который есть Любовь, а не способ выяснения межличностных и межпартийных разногласий.

Впрочем, что это я все о неофитах. Александр Иосифович далеко не неофит. Пришел к Господу еще до перестройки. Однако состояние неофитства не только временем исчисляется. Как продемонстрировал недавно вышедший добротный сборник статей мирян и пастырей “Неообновленчество — протестантизм “восточного обряда”, среди задержавшихся в развитии и священники бывают. И все потому, что интеллигенту (а они, как правило, группируются в неообновленческой среде) часто кажется, что он славит Господа, хотя на самом деле удовлетворяет свои несостоявшиеся светские амбиции, которые, как известно, всегда густо замешаны на гордыне и тщеславии. УE4ивительно ли, что данная в таинстве Крещения Благодать таким образом эксплуатируется и духовный рост замедляется.

Вот и остаются после эйфории творческого порыва, принимаемой за Благодать, у разбитого корыта, как пушкинские старик со старухой. Только в отличие от них — духовно. А когда им толковые священники, озабоченные судьбой своей паствы, на корытце это указывают и объясняют, отчего такой урон в хозяйстве, сердятся: караул! — кричат,- ортодоксы! (забывая даже, что в переводе с греческого “ортодокс” и есть “православный”), обскуранты, партийцы!

А то и до того договорятся, что даже не заметят, что не на митинге они, где провыбороссовскую кампанию ведут, а на радиоволнах своей любимой “Софии”, как случилось недавно с нашим любезным Александром Иосифовичем: “Эта книга (“Неообновленчество — протестантизм “восточного обряда”, та самая, что на разбитое корытце маргиналам-неообновленцам указала. — Р. Г.) сделана-де по заказу лидера коммуно-патриотов Зюганова”. Ну “что тут говорить, что тут спрашивать”, как пел когда-то Александр Галич…

Кстати, в этой же передаче Нежный поведал, что, просидев немало времени в архивах ВЧК-ГПУ, на основе собранных данных написал еще повесть под названием “Допрос Патриарха”, и что книжка уже вышла в свет. На вопрос ведущей, зачем было так трудиться, когда архивы досконально изучены комиссией Патриархии по канонизации и патриарх Тихон уже причислен к лику Святых, Александр Иосифович заявил, прямо как герой-большевик из старой пьесы, что его интересует правда и только правда!..

Разумеется, не прочту я и эту книжку Нежного, т. к., судя по “Софии”, почти уверен, что встречу в ней завуалированную благочестивыми соображениями попытку доказать, что последние послания Патриарха Тихона написаны под диктовку палачей.

Эти мрачноватые забавы дурного вкуса вполне в духе наших неообновленцев, все усилия которых направлены на дискредитацию святоотеческого предания. Чтобы не быть голословным, приведу несколько выдержек из наших “софиологов” (цитирую по вышеупомянутому сборнику): “сочинения монахов, которые вошли в “Добротолюбие”, не вполне православны”, “Сергий Радонежский — диссидент своего времени”, “у Серафима Саровского своих мыслей почти нет” (все тот же специалист по “Аду” о. Г.Чистяков).

Но это все далеко. А в случае с Патриархом и карты в руки: документы еще не истлели, целехоньки. Как в них не покопаться в поисках какого-нибудь компромата? Вполне в духе времени: был бы святой, а дело, чтобы его оболгать, найдется…

А может, просто не понимает Нежный, что социальная и идеологическая зацикленность приводит демократа-неообновленца к тому, что, глядя в книгу, и в духовном плане, как и во всех других, он видит фигу (в кармане)? Скорее всего — так, ибо заподозрить в злом умысле человека с такой превосходной репутацией, как у него, не могу. Да и не дело. Но больно смотреть, как не безразличный тебе человек столь уверенной поступью шагает по пути святости безблагодатной.

“СПАСИ ДЕТЕЙ СВОИХ…”

Зоран Костич

* * *

Сербский поэт Зоран Костич родился 08.10.1948 года в столице Черногории — в древнем городе Цетинье.

Студенческие годы (с 1969 года) провел в Белграде, изучая мировую литературу и этнографию. В 1973 году за участие в голодовке студентов Философского университета, устроенной в знак протеста против принятия новой Конституции СФРЮ, ущемляющей права сербского народа, был арестован. Непродолжительное время, проведенное в тюрьме, обернулось двенадцатилетним запретом на литературную деятельность. В результате его первая книга стихов издана только в 1984 году. Позднее, через непродолжительное время, удвоенными тиражами были изданы еще шесть книг.

Сегодня Зоран Костич активно участвует в литературной жизни Югославии: публикует стихи, прозу, публицистические статьи, поэтические переводы с русского и польского языков. В течение последних трех лет является редактором ведущего литературного журнала Югославии “Сербский литературный вестник”.

В последнее время основными местами пребывания поэта стали Сербская Краина, Республика Сербская и Москва. В 1990 году Зоран Костич участвовал в основании и был избран генеральным секретарем Общества сербско-русской дружбы и членом Международного фонда славянской письменности и славянских культур (в Москве). Опубликованы его поэтические сборники: “Првине” (в русском переводе — “Первый взгляд”), “Отцовская ветвь”, “Сонеты”, “Кто мы, “Тени на могилах”, “Котел”.


* * *

В прошлом году, в начале июля, пятнадцать членов белградской “Солидарности” (объединение помощи сербам, лишенным прав человека) посетили Республику Хорватию, край, с давних времен населенный нашим сербским народом. Мы были люди разных занятий — писатели, историки, фотографы, служащие, артисты, студенты…

Два дня и две ночи мы обходили отмеченные и неотмеченные места казни — могилы десятков тысяч сербов, убитых в кровавое лето 1941 года. Через пять десятилетий впервые зажигались свечи дедам, отцам, матерям, братьям, сестрам, детям. Все это потрясло нас, но исповедь одной пожилой женщины, в чьем доме мы провели несколько часов, мы запомнили на всю жизнь. Двенадцатилетней девочкой пересилила она семь ударов усташского ножа. Остались шрамы на затылке и шее, с обеих сторон позвоночника. Три ее брата, сестра, мать и отец были убиты в тот же самый день. Как и большинство сербских семей, их стерла волна зла, поднятая и благословленная в Загребе.

В моем понимании зла, самое страшное происходит все же пятьдесят лет спустя. За месяц до нашего приезда чудом выжившая женщина получает письмо от убийцы (лично).В обширном письме он перечисляет все то, что память недобитой жертвы в тот день не сумела запечатлеть. Убийца наслаждается, облизывается и по-людоедски переживает: “А когда мы вас зарезали, твоего младшего брата мы живьем сварили в котле. Сука, я должен тебе признаться, что в жизни своей я не ел мяса, равного вареной сербятине…”

Автор письма пишет эти строки, будучи председателем районной Скупштины (Совета), того места, где он когда-то резал людей. Одну из первых своих бумаг, подписанных на этом посту, он посылает женщине, которую не дорезал полвека назад. В письме он предвкушает возвращение “к прежним трудам”. Ей же некуда податься из села, в котором она родилась. Здесь и ее дочери, и внуки.

Я видел его. Он производит впечатление весьма предприимчивого человека. Он ждет только “благословения”…

З. КОСТИЧ

Газета “Ратне новине”, (“Военные новости”) от 15.09.91г.

1

Перед обедом мамы пальцы

сплели мне в косу пышный волос.

Но что я слышу?! Домочадцы -

сестра и братья — друг за дружкой,

рты пораскрыв, смеются в голос:

“Смотри! И шея вся в веснушках!”

Двенадцать лет мне. День рожденья.

Хотелось нам в июль военный

забвенья, что ли , отчужденья

от черной яви, от поминок.

И удалось бы, но мгновенно

вернул нас к аду гром ботинок!

Ботинок гири на террасе,

посыльных смерти тяжких топот -

к нам, онемевшим в одночасье,

а я просила в полдень летний:

“Уйми, Всевышний, братский хохот,

иль погаси веснушки эти!”

2

Господь всемилостливый, разве

прикрыть распушенной косою

моих веснушек безобразье

не в силах был Ты? Что ж позволил

распять невинных бандой злою,

мольбу развеять пеплом в поле?

Не мог Ты, что ли, Боже правый,

меня избавить от насмешек,

не превращая в пир кровавый

семейный праздник в летний полдень?

А человек ведь пусть и грешен,

он разве не дитя Господне?

Ты подарил ему и тело,

и дух — права на грусть и радость.

И если дьявольское дело

свершилось, только я повинна,

прося себе такую малость,

когда весь мир лежал в руинах,

когда Твое потомство — люди

к Тебе взывали, погибая….

Прости, Всевышний! Вечно будет

терзать мне душу грех гордыни.

Не тверда в вере тварь земная,

полна сомнений и поныне

боятся, помня о распятье

там на Голгофе. Даже сына

не мог Ты защитить, Создатель.

Пилата дети нынче снова

к ответу требуют невинных,

не чуя голоса святого

и божьей кары. В Ватикане

прельщают паству медом-ядом

спустя столетья. И заранее

сулят спасение от муки.

Молясь Христу, торгуют адом

в лукавстве, в круговой поруке:

Мирроточивый Маг с балкона,

ссылаясь на Тебя, Создатель,

вещает людям, как с амвона,

и простирает руки к небу,

что древний жрец. И люди платят

кумиру верой непотребной,

что Дух Святой на самом деле

кружит над Римом — и столетья

приют находит в папском теле,

и он кумир послушной пастве -

будь то известный всем владетель

или последний в этом царстве.

3

Когда Ты перестал быть тайной?

Нам неизвестно. Сделай милость,

Господь, присутствия знак дай нам.

Не видим знака и за это

бездушных войско навалилось

на нас и хочет сжить со света:

с презрением — а как иначе -

нас потчуют псалмами Брая,

и после шрифта для незрячих,

молебна, музыки органной,

сосед Иесип, дверь ломая,

ворвался в дом с ватагой пьяной:

в двенадцатый мой день рожденья,

отмеченный косою первой,

Иесип (образец смиренья

вчера, а нынче сгусток злости),

вломился, как бандит в таверну,

круша, вослед хорваты-”гости”

(Паян, Томислав, Анте, Дражен) -

соседи все, но в гневе лютом.

Отец не молвил слова даже,

встречая их, он лишь раскинул,

раскинул крылья рук, как будто

взлететь хотел… Да так и сгинул

под той кувалдой. Зверь Иесип

вскочил на стол, рыча: “Под нож их!”

И сталь клинка — в веснушек россыпь,

и лезвие алее мака…

Но вдруг — Твоею волей, Боже -

я погружаюсь в омут мрака -

и затихают вопли брата…

“Кипит вода!” — убийцы хохот

ловлю… Он дьявола глашатай,

он в униформе — ивы черной,

но я — свеча, по воле Бога

погасшая на тропке горной.

4

Из-под косы, там, за ножами,

я вижу вербы колыханье.

“Что ты жива,

не скрою, жаль мне”* -

Иесип пишет. В каждом слове -

убийцы смрадное дыханье

и та же жажда новой крови

он пишет мне — “десятилетья

прошли, но и теперь, как ране,

нет ничего на белом свете

вкусней сербятины под паром…”

“Вода клокочет!..” Где? В казане.

И явь становится кошмаром:

“Кипит вода!”..

Мне в день тот клятый

почудилось: то голос судей,

что и в аду настигнет ката,

чтобы в котел бурлящий бросить,

отмыть от крови… Вдруг, отсюда,

из мира грешного, Иесип -

Мэр городской, холеный, сытый,

описывает мне в деталях,

подробно, как были убиты

мои родные в доме сиром:

два брата ножевою сталью,

сестрица — молотом. Секира

свалила мать. И с мертвой груди

сняв сына младшего, в казане

живьем сварили — псы, не люди!

Кошмар звериного застолья -

в письме, где “сука” мне прозванье,

мне, так желавшей, чтоб от боли

осталась пустота немая,

охранный круг… А он мне пишет:

“Знай мы, что ты еще живая,

повременили б с этим мясом…

Клинок ножа вошел чуть ниже”

(в узле косы моей увязнув),

злодей считает. — Промах этот,

как ложка дегтя в бочке меда.

И впечатленье от “обеда”

ему он портит — (Мать, родная)!

“Ведь ты была мертвее мертвой,

лицо, как маска восковая” -

в конце письма корит Иесип,

прощаясь: “Скорой встречи, с Богом!”

Теперь, суди, сладкоголосый.

Нет, не Господь: ты, маг престольный,-

ты приложил старанья много,

чтоб паству воспитать достойно.

Суди, отец и пастырь жрущих

людское мясо после мессы,

суди, к любви святой зовущий

и так пекущийся о вере

ты, подскажи им, детям-бесам,

как искупить им в полной мере

людскую кровь. Сведи их, отче,

на место то, и пусть всей паствой

блюют, как псы, до горькой желчи,

с зари вечерней до рассвета.

Спаси детей своих, как спас бы

Иисус Христос из Назарета.

Перевод с сербского

Юрия ЛАКЕРБАЯ

СЕРБСКАЯ ДЕВОЙКА ( отрывок из повести )

Валерий Хариюзов


Я сам све врема ишао ка тебя

(серб. “Я все время шел к тебе”)


ДНЕМ МАЛЕНЬКИЙ югославский городок Печ задыхался от жары, но по утрам, когда Сергей Рябцов выходил из гостиницы “Метохия”, воздух был прохладен и свеж, напоминая ему весну в бодайбинской тайге, где он несколько лет проработал в старательской артели. Полюбовавшись на заснеженные албанские горы, Сергей пересекал маленькую площадь и вдоль грязной, одетой в бетон речушки шел к невысокому серому зданию, чтобы из кабинета директора “Ярмарки книг православных писателей” позвонить в Белград своему приятелю — журналисту Зорану Пашичу. С ним они должны были поехать в Сараево. Там, в третьей Романийской бригаде у сербов, добровольцем воевал его друг Колька Русяев, с которым они вместе служили в Афганистане. Но каждый раз Зоран, извиняясь, говорил, что разрешение на посещение Республики Сербской получено, но появились новые проблемы, без решения которых могут возникнуть осложнения на границе, и просил подождать еще один день.

Неделю назад Зоран встретил его на вокзале и сообщил новость: оформление виз задерживается. И предложил, пока суть да дело, съездить в город Печи на “Ярмарку книг православных писателей”.

— Все равно придется ждать, — сказал он.- Караджич ввел по всей Республике военное положение. Дела там плохи. Западную Словению хорваты смяли. Думаю, сейчас пришел черед Сербской Краины.

Зоран тяжело вздохнул и, улыбнувшись, добавил:

— Что поделаешь, боснийские сербы в двойной блокаде. С одной стороны — Запад, с другой Милошевич закрыл границу по Дрине. Вот и приходится крутиться. Ты пару дней пообщайся с писцами, и, как только дадут добро, я тебе сразу же сообщу. Гостиница, питание в Печи — все будет, я договорился с банком братьев Карич, они все оплатят. Утром звонил министру информации Республики Сербской Мирославу Тохолю, он обещал помочь и прислать за нами машину.

Раньше Сергей уже бывал в Печи, но кроме Патриаршего монастыря, узких и кривых городских улочек да заснеженных гор ничего не видел. За эти дни он с лихвой наверстал упущенное. Знакомиться с другими участниками ярмарки ему расхотелось после первой же встречи с украинскими издателями и писцами. Узнав, что он из России, те затеяли разговор: мол, почему не отпускаете Чечню, не отдаете Черноморский флот и заритесь на Севастополь. Самый младший из них решил примирить стороны и сказал, что каждый должен жить по своим законам и в своей квартире.

Расстались холодно, украинцы ушли наверх к директору. Сергей, потолкавшись еще немного на ярмарке, вышел на улицу. Бродить по городу надоело. Он уже успел отметить: по сравнению с первым приездом отношение сербов к России изменилось. И не в лучшую сторону. От той, организованной все тем же банком братьев Карич, поездки осталось ощущение непреходящего праздника: на улицах, в гостиницах — везде их встречали улыбками. Тогда, может быть впервые, они были счастливы тем, что русских здесь по-настоящему любят и на Балканах у них живут братья.

“Даже любовь нельзя эксплуатировать вечно,- вспоминая те встречи, думал он: Они же не слепые — видят, что говорят и делают нынешние российские политики”.

В КОРИДОРЕ “Ярмарки книг православных писателей” висели портреты Пушкина, Негоша, Теслы. Сергею показалось, смотрели они на него укоризненно: ну что, мол, брат, крылья опустил. Он вновь попросил разрешения у директора позвонить в Белград. Про себя Сергей решил: что бы Зоран ни сказал, он сегодня же вечерним автобусом едет в Белград.

На этот раз ответила младшая сестра Зорана. Она что-то пыталась сообщить ему, но что именно — Сергей не разобрал. Расстроенный, он положил телефонную трубку, вышел в коридор и столкнулся с зеленоглазой девушкой, которую несколько минут назад видел у стенда, где были выставлены книги русcких писателей. Девушка осмотрела выставленные книги, вдруг, хитровато прищурившись, глянула на Сергея и повернула книгу Маркович портретом к стене. “Чудит девка”, — подумал Сергей.

Честно говоря, ее он приметил еще вечером в гостинице, когда она шла на ужин. Ее сопровождал высокий, черный, как грач, худой парень в синей камуфляжной форме. “Красивая пара — подумал он тогда. — Это редко бывает, чтобы вот так все сошлось, будто специально выбирали”.

На девушке был серый пиджак, тонкая трикотажная зеленая кофта и черные джинсы. Получилось так, что в ресторане они сели между его столиком и оркестром. Он мог спокойно разглядывать ее. Сергей уже не раз ловил себя на том, что на сербских девушек смотрит с тем сторонним чувством, с каким в свое время разглядывал афганок.

— Добар дан, — машинально поздоровался он.

— День добрый, — по-русски ответила она.

Он не удивился, что ответили на родном языке. Многие сербы, зная, что он русский, делали то же самое. После ее приветствия Сергея точно ударило: перед ним соотечественница, которая учится здесь, в организованном братьями Карич, экономическом колледже. Он знал: некоторых попросили быть на ярмарке переводчиками.

— Послушай, милая, тебя мне сам Бог послал, — взяв ее по-приятельски за руку, быстро заговорил он. — Меня соединили с Белградом. Ответила девочка. Но слышимость никудышная. Да если сказать честно, я по-сербски, извини за грубое слово, ни хрена не понимаю. Помоги земляку, давай позвоним еще раз.

— Скажите, а что означает это, как вы сказали, грубое слово, — с легким акцентом, улыбнувшись, переспросила девушка.

— Так вы не наша! — протянул он, с усилием отводя взгляд от ее полных, чувственных губ.

— Угадали — не ваша! — звонко рассмеялась зеленоглазая.

— Мила девойка, — напрягая память и подбирая сербские слова, медленно начал он. — В Белграде мала девойка. Я ей, будьте любезны, не журите, полако, полако. А она — ни хрена, извиняюсь.

Девушка оглянулась, что-то сказала поджидавшему ее парню и шагнула в директорский кабинет. Сергей зашел следом и протянул ей листок. Та набрала Белград, начала быстро говорить.

— Пашич уехал в Черногорию, у него заболел отец, — оторвавшись от телефона, сообщила девушка. — Другой информации нет.

— Ну, это я уже слышал! — рассмеялся Сергей. — Почти неделю торчу здесь, возле телефона.

— Знаете что, если у вас есть свободное время и желание — давайте с нами, мы сейчас едем в Призрень. Это недалеко, на границе с Македонией, подумав немного, предложила девушка. — В машине есть свободное место. Вернемся — попробую чем-то помочь. Я сама из Сараево.

— Нет проблем, я готов, — подумав немного, согласился Сергей. — Вас как зовут?

— Милица, — она протянула ему руку и добавила, — Николич. — Фамилию она произнесла так, будто подсекла последнюю букву кончиком языка, и она, хрустнув, смялась.

— Сергей Рябцов, из Сибири, город Иркутск, — по полной программе представился Сергей. — Некоторые друзья называют меня Медведем. Скорее всего, за то, что иногда бываю неловким. После Призрени давайте, если не возражаете, съездим к нам на Байкал.

— Да, да, хорошо, договорились! — вскинув вверх руки, рассмеялась Милица. — Всю жизнь мечтала побывать в Сибири.

Сергею понравилось, что она вот так легко и просто шагнула ему навстречу. Он тут же подумал: это добрый знак.

ВОДИТЕЛЕМ ОКАЗАЛСЯ тот самый парень, который был с Милицей в ресторане. Он стоял возле раскрытого капота и, согнувшись, что-то рассматривал в двигателе.

— Ну что, Мишко, едем? — веселым голосом спросила Милица. — С нами Сергей из России, который сам про себя говорит, что он: не спретан Медведь. Он хочет по пути в Сибирь Призрень посмотреть.

Мишко глубокими темными глазами посмотрел на Сергея, на Милицу и что-то сказал по-сербски.

— Говорит, что хорошо, что я нашла медведя, надо машину толкать до мастерской, — перевела Милица. — От Белграда мы четыре раза останавливались, машина отказывается везти.

— Можно я посмотрю, — попросил Сергей.

Мишко отрицательно качнул головой, показывая, мол, машина — это его забота, и вновь склонился над двигателем. Сергей заметил, как из-под куртки у водителя высунулась пистолетная кобура.

Он подошел и, встав рядом, заглянул через плечо. “Скорее всего, сбито зажигание”, — решилл он и, взяв отвертку, вскрыл крышку зажигания, проверил зазор прерывателя, на глазок выставил угол, поставил на место крышку, затянул болты и предложил Мишко сделать пробный круг.

— Серж, добар механик! — сделав вираж вокруг дома, сказал он.

— Это она меня просто испугалась, — пошутил Сергей. — Как-никак — соотечественница.

Мишко открыл заднюю дверку, сложил стопкой рассыпанные книги, прикрыл их листом бумаги. Милица села рядом с водителем, и они тронулись в путь. На выезде из Печи Мишко подъехал к “саобрачайной милиции”, так он назвал гаишников, и спросил дорогу на Призрень. Гаишники, с улыбкой посматривая на Милицу, начали объяснять. Сергею понравилась доброжелательность блюстителей порядка и то, как они, прощаясь, одновременно вскинули пальцы к козырькам фуражек, отдавая честь красивой девушке и как бы показывая, что путь для нее свободен всегда.

Мишко включил магнитофон и Сергей узнал голос Цуне Гойковича, тот пел песню о красивой белой девушке, которая память унесла за собой. И он вдруг почувствовал, что песня начала его успокаивать и все те маленькие огорчения остались за спиной в Печи.

Справа, вдоль дороги, точно подпирающие небо неровным забором, стояли албанские горы. Вершины были покрыты снегом и Сергею казалось: макушки являются как бы продолжением облаков. И было в них что-то древнее, библейское.

То и дело по пути попадались маленькие поселки, которые Милица называла градами. Он уже заметил: сербы почти не строят маленьких одноэтажных домиков, как это делают в России. Они берутся за дело с размахом, из красного, крупного кирпича возводят два или три этажа. Было заметно, что стены домов тоньше российских, но, поразмыслив, решил: такой надобности нет, зимы в Сербии теплые и короткие. Видел, землю стараются использовать экономно, часто первый этаж — это гараж, мастерская и кухня одновременно, но все продуманно и одно другому не мешает. Ему уже приходилось слышать, что сербы лучшие строители в Европе. Здесь же он собственными глазами убедился в этом. Ему нравилось смотреть на сербские городки издали: высокие, прижатые друг к другу, как улья, дома, белые стены, красные черепичные крыши, которые, громоздясь, ползли к небу, создавая в душе праздничный настрой.

Он представлял, как по этой дороге когда-то проходили фаланги Александра Македонского, римские легионы, потом конница турок-османов. Сергей попытался услышать мерную поступь тысяч людей, почувствовать запах конского пота, увидеть, как из-под ног летит дорожная пыль.

Там, где они тратили на дорогу час, в прошлом уходило несколько дней.

“Сегодня все стало происходить намного быстрее, только жизнь человеческая, как и те времена, ничего не стоит”, — думал он.

Впереди показался город.

— Джаковица, — сказал Мишко.

— А как это будет по-русски? — спросил Сергей.

— Дьякон, — ответила Милица.

Сергей вспомнил, что в этом городе родился и работал Живко Николич, который от банка братьев Карич сопровождал их в первой поездке по Югославии.

ПОНАЧАЛУ НИКОЛИЧ ему не понравился. Гладко зачесанные назад волосы, широкий загорелый лоб, нависающие веки, цепкие глаза, клинышком бородка, гортанный голос вызвали у Сергея веселое чувство, что Николич, судя по всему, получивший европейское образование и наряженный в современную одежду, Чингисхан. С некоторой иронией он смотрел: перед тем, как сесть за стол, Живко театрально и размашисто крестился, во время разговора частенько, как добросовестный ефрейтор, который заучил устав гарнизонной службы, цитировал Евангелие или, совсем не к месту, вдруг начинал ругать коммунистов, Тито. Бывшего президента Югославии он костерил за административные границы, которые были установлены им произвольно в пользу хорватов, за то, что после войны Тито усадил своих товарищей по борьбе за решетку и начал вытеснять кириллицу.

— Само Слога Србина Спасава! Только взаимопомощь поможет сербам! — произносил он древние, знакомые каждому сербу слова и, устремив куда-то вдаль взгляд, читал, как выяснилось позже, собственные стихи:

Я целую икону, шепча:

Вы простите меня, все святые,

Я буду гореть как свеча

Перед ликом любимой России.

А далее Живко начинал рассказывать о своей стране, ее истории, обычаях или начинал петь сербские песни. Все с удовольствием слушали его.

— После поражения на Косовом поле часть сербов ушла в Венгрию, другая осталась под турками,- говорил он в автобусе, который возил их по Сербии.

— Из них султан набирал воинов в свою армию. И нередко сербы решали исход боя, как было это, например, при Никополе, через семь лет после косовской трагедии. Когда французские рыцари опрокинули янычар Баязета, резерв султана, состоявший из сербских кирасиров под началом сына царя Лазаря — Стефана Лазаревича — встречной контратакой вырвал победу у христиан. Самое упорное сопротивление оказали сербы в несчастливом для Баязета сражении при Анкаре — против войск Тамерлана. Другие сербы служили в армии австро-венгерской монархии и нередко, вырезая друг друга, сходились на одном поле славяне.

— Но откуда появились хорваты, словенцы? — спрашивал Сергей.

Все мы: хорваты, черногорцы, словенцы — южное племена славян, — печально вздыхал Николич. — Хорваты — это принявшие католичество славяне. Боснийцы, они любят, чтоб их называли турками, это принявшие мусульманство те же славяне. Сербы в основном православные. У нас здесь на Балканах стык трех цивилизаций. Вот и варимся в кровавом междоусобном котле уже сотни лет.

— Тогда объясни, что такое Сербская Краина?

— Во время австро-венгерской монархии венский двор, желая защитить свои владения на южных границах заслоном против турецких набегов держал сербов. Это были люди воинственные и бесстрашные, что-то вроде русских казаков. — В голосе Живко послышались горделивые нотки, видимо, в это время и он почувствовал себя казаком. — Жили он своим особым воинским укладом. Была у них автономия, их представители избирались в парламент. После Второй мировой войны Тито, начертив на карте административные границы оставил краинских сербов в составе Хорватии. Вы должны знать, что хорваты и мусульмане воевали на стороне Гитлера. А в это время сербы здесь, в горах, один на один бились с немецкими войсками.

Сергея так и подмывало спросить у Милицы: кем она приходится Живко, но он сдерживал себя.

— Посмотрите, сколько на улице детей, — заметил Сергей, — кишат, как мураши.

— Это албанцы, — отозвалась Милица. — У них много детей. Вера не позволяет мусульманской женщине делать аборты. У сербов семьи маленькие — один-два ребенка.

— Кто мешает сербам иметь большие семьи?

— Считают — надо сначала пожить для себя. Дети связывают, — заметила Милица. — В селах семьи побольше.

— А сколько у вас? — спросил Сергей.

— О-о-о. Я — свободна! — засмеялась Милица. — Вот кончится война, у меня их будет куча.

— Шиптари победити нас своими женами, — куда-то в окно, точно для себя, с иронией буркнул Мишко.

— Что он сказал? — спросил Сергей у Милицы. Она быстро глянула на Мишко, щеки у нее вспыхнули румянцем.

— Он сказал, что албанцы не ждут окончания войны, плодятся и заполняют собой все пространство. А наши женщины гордятся своей свободой и не понимают, что скоро будут у шиптар полы мыть.

— В России та же картина, — заметил Сергей. — Мало рожают, один-два ребенка. У моего отца было — семеро, а у деда — одиннадцать.

— А у Сергея есть дети? — оглянувшись, спросила Милица.

— К сожалению, не обзавелся, — развел руками Сергей и, рассмеявшись, решил подыграть ей. — Я свободен. Вот кончится война, у меня тоже будет куча детей.

“Но кто мне родит эту кучу”? — подумал он, почему-то вспомнив про Анну. Ему рассказывали: во время августовских событий 91-го она до утра лазила по столбам, клеила воззвания Ельцина, в которых он призывал разделаться с предателями и путчистами. В октябре 93-го, когда Сергей находился в “Белом доме”, она, вслед за Ахеджаковой, кричала, что нужно добить красную гадину и в знак протеста на выступлениях в кабаре срывала с себя красный бюстгальтер и швыряла его зрителям, показывая миру новую свободную Россию.

СЕРГЕЮ НРАВИЛОСЬ смотреть в зеркало заднего обзора и ловить глаза Милицы. Но сделать это незаметно не удавалось, она перехватывала его взгляд, каким-то неуловимым движением откидывала волосы на плечи, поворачивалась и, поднимая вверх брови, как бы спрашивала: есть какая-то проблема?

— Скажите, Милица, а кто вам будет доктор Живко Николич? — спросил Сергей.

— Живко? — переспросила Милица. — Нет, такого не припомню. Николич — распространенная фамилия, такие есть и у хорват.

— В свой прошлый приезд он сопровождал нашу делегацию, — пояснил Сергей. — Нас пригласил банк братьев Карич. Николич работал в этом банке.

— Братьев Карич знаю. Они из Печи. Знаменитая семья, богатая и удачливая. Как говорят, сделали себя сами. Когда-то у них был свой семейный ансамбль “Плаве звезды” — “Голубые звезды”. Солистами у них были Драгомир и Хафа Карич. Я была еще совсем маленькой, когда они выступали у нас в Сараево. Начинали с шоу-бизнеса, а потом создали компанию, которая финансирует строительство гостиниц, туризм. Филиалы есть в Канаде, Англии, Китае, на Кипре. Но бизнес — не мое призвание.

— Нам Живко рассказывал, предки у братьев были священниками, — вспомнил Сергей. — Деду Каричей турки отрубили голову и катали по улицам Печи. Похоронили его в патриаршем монастыре. Если сказать честно, сербов я узнал через Живко. У нас в России сведения о Югославии однобокие. Знали: море, тепло, можно хорошо отдохнуть. А потом началась эта война. Люди спрашивали: чего они взбесились? Жили как в раю. И пошло гулять по всем эфирам: во всем виноваты сербы. В Москве Драгомир Карич купил на “Радио России” эфирное время и каждое утро стал выступать по радио, рассказывая, что происходит на Балканах. Благодаря ему в Белград стали приезжать журналисты, писатели, депутаты. И положение стало меняться. Я иногда думаю: нашим бизнесменам стоило бы поучиться у ваших.

— Мы долго жили иллюзией, что сербы такой же народ, как и все в Европе, — помолчав немного, с горечью произнесла Милица. — Мы гордились своим паспортом. По нему мы могли поехать куда хотели, были бы деньги. Наши гастарбайтеры работали по всему миру. И всегда считали, что у нас больше свободы, чем в России. И не подозревали, что у нас были права без прав. Когда исчез Советский Союз, мы ощутили истинное отношение к себе. Оказалось, сербам нет места на этой земле. Нас бомбят, уничтожают только за то, что мы не согласны жить так, как нам навязывают. Мы расплачиваемся за иллюзии, за доверчивость, за ошибки политиков.

— Возможно, — согласился Сергей. — Нам неплохо бы поучиться у тех же американцев. Они говорят: то, что хорошо для Америки, хорошо и для моей фирмы, и, в конечном итоге, для меня лично. Вы от многих иллюзий уже освободились, мы — продолжаем пребывать. Далеко ходить не надо. Мой брат Петр рассуждает примерно так. Да, сейчас плохо, но нужно перетерпеть, зато его дети будут жить хорошо. Спрашиваю: объясни, что значит — жить хорошо? Ты говоришь, мы стали свободны. В чем? Тот пресловутый железный занавес распилили на куски и навесили на свои двери и окна. И это ты называешь свободой? Ухмыляется и говорит: зато в магазинах нет очередей. Я ему: посмотри, какие нынче очереди на кладбище…

Вспомнив свой сегодняшний прокол в коридоре ярмарки, Сергей, встретившись с глазами Милицы, попросил:

— Можно я с вами буду на “ты”? — И, виновато улыбнувшись, добавил. — Мне так будет проще.

— Да, да, конечно!

— Скажи, Милица, а зачем ты повернула к стене портрет Маркович?

— Мира заполнила собой все, — нахмурившись, ответила Милица. — Ей уже Сербии мало. Но должен быть какой-то предел. А она его не чувствует. Суется всюду и везде. Многие говорят: Слободан у нее под каблуком. Но все это неинтересно.

Остановились около каменного, построенного еще при турках, длинного моста. Было видно, что его оставили как памятник каменного зодчества. Мост был арочный и сложен без раствора из плотно подогнанных друг к другу каменных блоков. По нему, как по застывшим волнам, могла пройти только одна повозка.

— Когда в конце прошлого века строили Кругобайкальскую железную дорогу, для облицовки каменных порталов были приглашены албанские строители, — сказал Сергей. — Я недавно там был, стоят как новенькие.

— Скорее всего, это были сербы, — тут же заметила Милица. — Приедем в Призрень, я покажу церкви, которые стоят уже несколько столетий. Этот мост тоже строили сербы. Турки были чиновниками, военными, надсмотрщиками. Албанцы — пастухами. Здесь была турецкая провинция.

ТАК!

М. Ковров

Театр “Ленком” недавно шумно отмечал свое семидесятилетие. Когда-то он назывался ТРАМ — театром рабочей молодежи, и одним из его хитов был спектакль “Зови фабком”. Память о нем сохранена в названии. Всенародную известность театр обрел сравнительно недавно, с образованием новой общности людей — вкладчиков. Тембр голоса ведущего ленкомовского актера их завораживал: “У “МММ” — нет проблем”,- и они дружно несли свои вклады в нужное место.

С 1973 г. театр возглавляет Марк Захаров.

Среди лучших спектаклей “дозахаровского” периода были “Дай пять” (о борьбе ударной комсомольской бригады за выполнение пятилетнего плана), “Цветы живые” (о борьбе за звание бригады коммунистического труда) и “Московский 10-10” (о борьбе с текучестью рабочей силы).

Марк Захаров возглавил театр отнюдь не случайно: после постановки спектакля “ТЕМП-1929” в театре Сатиры.

Он, собственно, всегда размышлял. О нравственных резервах, таившихся в недрах советского народа, взращенных партией, всем советским государственным и общественным строем. О работе над образом Ленина (лучшая актерская работа Олега Янковского). Вообще, его больше всего волнует проблема вожака большого партийного коллектива — доверяет он свою тайную мысль газете “Комсомольская правда”. Он ставит “Революционный этюд” (“Синие кони на красной траве”) М.Шатрова и “Диктатуру совести” того же автора.

Свою задачу как главного режиссера он формулирует так: “Как организовать актеров, чтобы они сумели властно и даже, если хотите, агрессивно, атаковать зрителей, превратив их в единый коллектив”. “У “МММ” — нет проблем”! И — чтобы все! Строем! Лучше — с песнями.

Он действительно создал такой театр. Первой это заметила театральный критик Наталья Крымова, которая обратила внимание на то, что Олег Янковский не понимает даже приблизительного смысла произносимых им текстов.

Система Захарова проста и эффективна: он продолжатель славной школы братьев по разуму, считающей “Двенадцать стульев” — отличной литературой. Эффективность системы Захарова можно считать доказанной: после перехода прекрасного актера Евгения Леонова в “Ленком” он стал кричать и перестал понимать произносимые тексты.

Опыт Захарова, созидающего зрителя с определенными душевными свойствами, заслуживает внимания специалистов.

Прошло много лет, но он по-прежнему рядом с вожаком большого партийного коллектива. Когда 20 сентября 1993 года Алик захватил власть, когда в октябре, спасая свою жизнь, расстрелял Парламент, а в декабре 1994-го неопознанными самолетами бомбил российские города (не существует такого законодательства, которое не считало бы его уголовником), он знал: Марк Захаров и Инна Чурикова — с ним. Никто не удивится, если окажется, что М. Захаров “консультировал” круглосуточную “музыкальную атаку” осажденных депутатов с целью воздействия на их психику. Чурикова, по-видимому, навсегда очарована изяществом Лужкова, в нужный момент отключившего свет и воду.

Лучшим спектаклем театра были “Чекисты” Мих.Козакова, поставленные на сцене театра в 1939 г. О врачах-убийцах. Один из персонажей пьесы, поэтесса-контрреволюционерка, читала стихи Анны Ахматовой.

Марк Захаров, Николай Караченцев, Александр Абдулов, Александр Збруев — рядом со своим президентом. Такими мы их и запомним.

М. КОВРОВ

КРАСНАЯ СВИТКА ИЛИ СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ РУССКИХ…

Юрий Соколов

ПОД ВИДОМ МОДНОГО, нового жанра явился в современном искусстве перфоманс: художники, завороженные визуальными образами, вышли из пространства холста и стали устраивать представления на выставках — возникли “живые картины”.

Примером живых картин является показ мод. Показ мод окружен ореолом престижа, это высший ритуал буржуазного общества. Шествие, парад нарядов восходит к древним обрядам, где одежда имела волшебное значение. Отсюда — ощущение завороженности происходящим на подиуме. Авангардные модельеры не удовлетворяются “проходами по подиуму”, а привлекают для показов мод танцоров и циркачей.

В Москве существует несколько перфоманс-групп, объединяющих художников, модельеров и музыкантов. Акции этих групп неизвестны широкому зрителю — они проходят обычно в мастерских художников и ночных клубах. Искусство перфоманса расфасовано по разным кругам и площадкам: момент дивного, живого действия может возникнуть в любом месте, где есть артист и зритель — в кафе и на улице, в Большом театре и ночном клубе.

В самую короткую ночь 1997 года арт-группа “Слепые” устроила показ сюрреалистических мод, и шествие странных фигур по бровке Садового кольца привлекло внимание водителей автомобилей. Десятки машин тормозили и давали задний ход, подсвечивая действие фарами. Из “БМВ” и “мерседесов” выходили увлеченные зрители — многие предпочитали досмотреть действие до конца, чем мчаться по своим делам. В эти дни в “Зеленом театре” Парка культуры проходил фестиваль перфомансов “Священная роща”. Фестиваль не афишировался: его организатор художник Юрий Балашов ставил целью добиться не внешнего, а “внутреннего” эффекта — арт-группы показали свое искусство искушенным зрителям. На фестивале отличились юные “шаманы “ из группы “Биосинтез”: бешеные барабаны сопровождали действия с разжиганием огня и танцами. Перфоманс напоминал священнодействие, а выступление “Биосинтеза” отличалось слаженностью и страстностью.

Арт-группа “Пища богов” показала перфоманс “Фрукт священной рощи”. Модельер Иван Исаев подготовил костюм жреца Хумбабы, которого можно было “вышелушить” из его одежд, как фрукт, разобрать, как матрешку. Действие “Пищи богов” проходило в виде показа мод “наоборот” — на жреца напали, его раздели — и обнаружили под семью одежками юную красавицу. Но оргия на сцене не переросла в оргию в “Зеленом театре”.

Зрители, сведущие в мифологии, могли догадаться, что перфоманс “Пищи богов” был посвящен ночи на Ивана Купала. В памяти славян остались предания о чудесных цветках папоротника, о волшебной силе растений и ночи свободной любви: такова мораль цветов, которые вступают в связь со всеми, кто находится на расстоянии запаха — кого приносит ветер.

Всякое ли представление можно назвать перфомансом? Принципиально наличие здесь импровизации и обрядности, обрядового действия. Круг ритуалов, определяющий образ жизни наших предков, за несколько тысяч лет дал трещины, как обшивка старого корабля. Он опустился на дно сознания. На поверхности быта мы видим иные обряды: одевание, прихорашивание перед зеркалом — это тоже обряд.

Мы живем в намытых на протяжении тысячелетий культурных ландшафтах, как на верхних этажах вавилонской башни, нижние этажи которой теряются в глубинах времен. В тех этажах хранятся сокровища, несравнимые с ценностью золота Трои. Во все века об этих сокровищах бытовали предания, но материальная ценность кладов — лишь привлекательный образ ценностей высшего порядка.

В ВЫСТУПЛЕНИЯХ рок-групп, которые используют в своих шоу элементы перфоманса, можно видеть и рекламные жесты, и полные сосредоточенности действия для достижения у зрителей эффекта сопереживания и сотворчества. Отношение к зрителям как к “черни” характерно для поп-культуры. Представления на концертах “попсы” пошли по этому пути. Но всегда и во всех странах были художники, идущие “против течения”. Новый импульс “протестному” движению по отношению к рождающемуся поп-официозу задал десять лет назад Александр Ляшенко (более известный прозвищем “Петлюра”). Он объединил вокруг себя в поселении на Петровском бульваре художников и музыкантов. Амбициям идеолов “попсы” был противопоставлен энтузиазм “авангарда”. Представления на Петровском бульваре имели как комический характер — Петлюра передразнивал показы мод, выступая в роли пересмешника, так и … магический. За “магию” отвечала Катя Рыжикова, выпускница исторического факультета МГУ, которая почувствовала энергию, скрытую в этнических костюмах и обрядах, и начала свой поиск. Следует оговориться: эксперимент с ритуалом порой вещь опасная и сомнительная…

Иногда и “серьезные” музыканты превращают свои концерты в фантасмагоричные представления. Родоначальником здесь можно считать композитора Сергея Курехина с его “Поп-механикой”. В этом направлении движется команда “Достоевский” из Петербурга, ансамбли “Фрукты” и “Балаганчик” из Москвы. Выступление “Балаганчика” на фестивале “академического андерграунда” весной 1997 года удивило видавшую виды столичную публику: лауреаты международных конкурсов в области классической музыки оказались блистательными актерами в жанре бурлеска. “Фрукты” показали в Доме Художника программу “визуальная музыка”. Во время концерта шел документальный фильм Кобрина, который благодаря компьютерному “редактированию” был послушен воле дирижера. Фильм мог замедлять и убыстрять бег, повторять визуальные ряды, как игра музыкантов повторяет ряды звуковые. Однако в том случае, когда первичной является музыка, визуальные образы играют роль иллюстрации — порой забавной и дивной, как это было на концертах Сергея Курехина, но несущей следы вторичности по отношению к творчеству композитора.

В жанре музыкального перфоманса выступают Сергей Летов (брат Егора, принимавший участие в концертах “Поп-механики”) и Владимир Чекасин. Если Чекасин строго простраивает отношения с актерами, диктует им модус поведения на сцене во время концертов, то Летов “дает им волю” — он больше импровизирует сам и откликается на импровизацию артистов. Сергей Летов привык “озвучивать” вернисажи художников, откликаясь на визуальные образы — он способен создавать баланс инициатив, столь необходимый для перфоманса, в котором живые картины складываются под живую музыку. Летов вместе с группой “Народный праздник” удачно выступил на фестивале “Альтернатива”, вместе с труппой экспрессивной пластики Геннадия Абрамова создал спектакль “Стая”, где слились сюрреалистические миры гоголевских повестей “Шинель” и “Нос”.

Певица Вера Сажина выступала некогда на Петровском бульваре с Германом Виноградовым, ныне они более года работают в проекте “Вино и Сажа”: в мастерской Виноградова каждое воскресенье проходят концерты, где городской мистицизм получает усиление с помощью бытовой музыкальной и видеоаппаратуры.

В ТВОРЧЕСТВЕ ШЕКСПИРА можно обнаружить элементы перфоманса как жанра царского. Гамлет постоянно импровизирует — его артистизм проявляется в игре с другими лицами, которым он бросает вызов — и всех переигрывает. Он проверяет своих подданных на способность общения в “королевских кодах”, в сгущении мысли, в максимальном проживании момента бытия — здесь ему нет равных. Гамлет находится в таком напряжении, что окружающие не выносят контакта с ним. Перфоманс иного рода — комический — виден в пьесе “Сон в летнюю ночь”. Здесь перед герцогом и его супругой разыгрывается представление “народного театра”, сиятельные особы прерывают действие репликами, вступают в диалог с актерами. В свободе волеизъявления царственных особ слышится дыхание свободы перфоманса, который развивается непредсказуемо и артистично. Таковы жесты сиятельных особ, совершенных в своем величии, демонстрирующих вкус и чувство прекрасного.

В жизни многих известных персон можно увидеть элементы перфоманса. Иван Грозный с опричниной, Петр I со Всепьянейшим собором — цари устраивали колоссальные по размаху представления, результаты которых им заранее были неизвестны. Они действовали по наитию, разыгрывали сцены, “ломали комедию” — их провокационные импровизации порой плохо кончались для подданных: цари казнили и миловали импульсивно, часто пребывали в состоянии экзальтации, экстаза. Артистизм царских особ обусловлен образом их жизни — она проходит словно на подмостках, аншлаг обеспечен, подданные предельно внимательны к их жестам. Публика поневоле вовлекается в действие. Огромны энергии власти и богатства, трудно управиться с ними: царский артистизм можно рассматривать и как способ выживания, самозащиты — играя, царь проверяет подданных, пробует способы контроля над ситуацией, “пытает будущее”.

Среди предвестников перфоманса в России и граф Лев Толстой. Его неприятие условности театрального искусства и превращение своей жизни в непрекращающееся представление, за которым следил весь свет, — звенья одной цепи. Толстой публиковал год за годом дневник, в котором откровенно описывал происходящие в семье события. В первую голову Толстой — художник, и его мужицкий вид, работа в поле и прочее — артистические жесты. Связаны эти жесты с его мировоззрением — и сейчас повторяется похожая ситуация: артисты, работающие в жанре перфоманса, несут в себе протестное мировоззрение по отношению к “официозу”, “попсе”, находятся на стороне природы в ее конфликте с технической цивилизацией.

ЗАПАДНАЯ КУЛЬТУРА связана с карнавалом, шествием, “парадом аттракционов”, русская несет в себе историю как косточку, как изюминку — сказку. Предание и обряд в русской традиции следуют вместе. Заметим, что даже у германских народов — ближайших родственников славян — не сохранилось обряда коллективного купания в самую короткую ночь в году. В русской культуре эта традиция дожила до ХХ века. Мы знаем обряды благодаря литературе, которая, начиная с Гоголя, обратилась лицом к древним праздникам. “Ночь на Ивана Купала” и “Ночь перед Рождеством” дали ориентиры развитию русской литературы. В “Сорочинской ярмарке” создан образ культуры.

Предание о “Красной свитке” движет интригу повести. Из пекла является черт, пропивает в шинке свои денежки и одежды — пока не закладывает красную свитку, обещая через год вернуться за ней. Свитку перекупают — и она начинает странствовать, принося несчастья. Ее разрубают на куски и раскидывают по ярмарке. Возвращается черт — и собирает куски.

На ярмарке каждый торгует своим — пшеницей, волами, лошадьми цыгане же торгуют чертом. Они разыгрывают селян, кажут в окна свиные рыла и устраивают такой переполох, что заставляют Черевика отдать дочь замуж за своего “спасителя” — Грицька. Цыгане показывают перфоманс, плату за который берут с Грицька волами.

Для простого селянина цыгане, артисты — люди запредельные, которые якшаются с чертями и способны помочь в таком важном деле, как женитьба. У древних индоевропейцев женитьба осуществлялась с помощью обмена — каждый род отдавал и принимал по девушке. Как на ярмарке, куда из всякого хутора свозится товар — выросший на земле жизненный ресурс для обмена. Отпадение от обменного обряда превращает женитьбы в дело, куда замешан черт.

Когда деньги еще не взяли на себя роль “всеобщего эквивалента”, считалось, что эквивалентного обмена вообще быть не может: и обменивая пшеницу на волов, участники сделки рискуют на себя навлечь несчастья — будут недовольны и “духи пшеницы”, и “духи волов”. Для того, чтобы избавиться от неприятностей, всякую сделку надо было завершать ритуальным пиршеством (мы и сейчас имеем рудимент этого обряда — покупку полагается “обмыть”). Там , где пир, где праздник — место людям праздничным, артистам и музыкантам.

Ярмарка — место, где происходит обмен ресурсами. Молодые люди тянутся друг к другу — как куски красной свитки, сгустки энергии, связанные симпатической силой. Сила этой тяги и есть любовь. У Гоголя образом любви служит красная свитка, которая стремится к целостности сама и приносит несчастье “чужим”. Место искусства — рядом с чертом, где сравнивается неравное, где жертвы и любовь.

В каждом ландшафте — свои перфомансы. В городе воспроизводится миф победы героя над змеем. Такова нехитрая схема карнавала: Пост побеждает Масленицу, порядок — хаос. Перфоманс в городах Европы повторял вавилонскую историю о победе Мардука над Тиамат. Далее эти истории стали лишь передаваться, меняя одежки — Индра побеждал Вритру, Перун — Велеса, Георгий — змия.

Хутор можно сравнить с колесом, которое горизонтально вращается, перемешивая товары, рождающиеся на земле. В городе колесо становится ребром — как колесо обозрения, оно начинает черпать и перемешивать “верх” и “низ”, массовое и элитарное, рядовое и исключительное. Колесо черпает энергию из глубины веков, со дна сознания: в какой-то момент оно исчерпывает, истощает определенный пласт — и рождается человек, который первым ставит диагноз городской культуре: “Бог умер”. Возникает поп-культура. Но вновь появляются страстные, одержимые люди, чувствующие веру в своей душе, происходит реабилитация мистики и глубины, искусство пытается воссоединиться со священнодействием.

Когда арт-группа “Слепые” на Рождественском бульваре в 1995 году показывала первую мистерию из серии “Сказание о Гильгамеше”, среди зрителей находился полковник Генштаба. Журналист из “Мегаполис-экспресс” обратился к нему с просьбой прокомментировать непонятное действие. Полковник был краток: “Идут учения, цель которых — поднять морально-психологический дух москвичей”. Следуя полковнику, перфоманс — учебная тревога, с точки зрения художника, военная тревога является перфомансом. Возникновение перфоманса можно рассматривать и как возврат к истокам театра, реакцию на зарегулированность постановок.

Московский театр “Черное НЕБО белое”, получивший “Золоту карету” — главный приз театрального фестиваля с Торуни в 1997 году, использовал достижения перфоманса для накопления эффектных находок. Руководитель театра Дмитрий Арюпин сравнил свои действия с занятиями садовника: движения “вырастают” в актерах на репетиции, его дело — отбраковывать неплодоносящие “ветви”. Арюпин годами концентрирует и сгущает актерские импровизации в плотное, твердое действие, где происходят фантастические превращения: изменяются формы тела, актер на глазах превращается в карлика, в куклу, в монстра. Когда актриса Марчела Солтан показала примеры таких движений в ночном клубе, публика бросилась врассыпную, кто-то упал: такой страх может нагнать перфоманс на зрителей!

Перфоманс предъявляет высокие требования к личности артиста. Здесь нет режиссера и драматурга — отвечает за действия актер. Знать свое время и место, ощущать ситуацию в каждый момент времени может артист с обостренным чувством такта. Может быть, по этой же причине перфоманс тяготеет к минимализму — в нем обычно один-два ведущих артиста. Перфомансами можно назвать сценки, которые разыгрывали в начале века молодые Михаил Чехов и Евгений Вахтангов, представляя обезьяну и ее поводыря. Этими сценками они забавлялись на артистических вечеринках. Перфоманс служил им веселой лабораторией: здесь родились находки, что легли в основание театра Вахтангова и школы артистического мастерства Голливуда, где свою теорию психологического жеста преподавал Михаил Чехов. Так, после триумфального покорения Парижа русским балетом в середине ХХ века состоялась еще одна незаметная и важная “психологическая победа” русских — был покорен Голливуд. Силой победить нельзя — можно победить только любовью… Секретное оружие русских — это врожденный артистизм, который ныне воплощается в жанре перфоманса.

Юрий СОКОЛОВ

На снимке: костюм от арт-группы “Слепые”

И ЛЕТОВ — ТАКОЙ МОЛОДОЙ!..

Дмитрий Аграновский

4 октября, на митинге памяти павших, я был буквально атакован людьми самого разного возраста и вида, которые задавали примерно один и тот же вопрос: “Где сейчас Летов, и чем он занимается?” Поэтому я позвонил в Омск и получил информацию “из первых рук”.

По словам Летова, в “Гражданской обороне” произошли и происходят значительные перемены. Во-первых, изменился состав: вернулся Кузьма Рябинов, на бас-гитару взяли девушку по имени Наташа. Во-вторых,.. изменится стиль группы — он станет значительно злее, жестче и современнее. Не исключено даже, что сменится название — в общем, как сказал Егор, “изменяется все, кроме наших политических взглядов”.

На вопрос, не отходит ли Летов от политики, получен ответ, что “политики” он в нашей стране пока не видит, но если “коммунисты пойдут на обострение”, то на него всегда могут рассчитывать.

По поводу приезда в Москву на 80-летие Великой Октябрьской социалистической революции Летов сказал, что это возможно, но зависит не только от него — “Гражданской обороне” предстоит большое турне по стране (в границах до 1991 года), и поэтому группа сейчас усиленно репетирует.

Я также спросил, где можно достать песню “И Ленин такой молодой” в исполнении “Гражданской Обороны”? Оказалось, что концерт 4 июля 1997 года в ДК “Крылья Советов” будет в ближайшее время выпущен на аудио- и видеокассетах.

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ

В ЦДЛ — ПРАВОСЛАВНОЕ СЛОВО

16 октября в Малом зале Центрального дома литераторов прошел юбилейный творческий вечер православных поэтов, членов Союза писателей России, священника о. Дмитрия ДУДКО (75 лет со дня рождения) и его духовного чада Владимира БОГАТЫРЕВА (60 лет). Поэты читали новые стихотворения, отвечали на вопросы. Здесь же работал “авторский” книжный киоск. Вел вечер писатель Евгений ЧЕРНОВ.

В одном из ближайших номеров “Завтра” читайте очерк о. Дмитрия Дудко о творчестве Владимира Богатырева.

ПЕСНИ БОРЬБЫ И ПРОТЕСТА ( К 80-летию Великого Октября и 4-й годовщине расстрела Дома Советов )

Мы уже сообщали, что газета «Дуэль» проводит конкурс «Песни сопротивления непокоренного народа». Он пройдет 1 ноября в московском кинотеатре «Баку». Начало в 15 часов.

В первом этапе (заочное прослушивание) приняли участие 36 конкурсантов, которые представили 114 песен. В заключительном этапе — открытом концерте-конкурсе с участием публики — будет около 20 участников.

Судьбу главного приза редакция «Дуэли» доверяет решать зрителям. Они определят песни, которые займут 1-е, 2-е и 3-е места. Три профессиональных жюри назовут своих лауреатов: «Лучшая композиторская работа», «Лучший поэтический текст», «Лучший исполнитель».

Кроме того, свои призы учреждают: газета «Завтра» — «За призыв к жертвенности ради Родины»; газета «Духовное наследие» — «За понимание и распространение государственно-патриотической идеи»; газета «Трудовая Россия» — «За лучшую песню коммунистического сопротивления»; газета «Голос Москвы» — «За верность Советской Родине» (все призы имеют денежное обеспечение).

В фойе кинотеатра будут развернуты выставки: «Политики в коллажах» газеты «Дуэль» и вернисаж художника газеты «Завтра» Геннадия Животова.

Все виды фото, теле- и видеосъемок возможны только с разрешения газеты «Дуэль».

Билеты можно приобрести в кассах кинотеатра «Баку», в Доме писателей России (Комсомольский проспект, 13), в приемной газеты «Правда» (улица Правды, 24), в редакции газеты «Дуэль» (телефон: 915-21-49), а также в газетном киоске Государственной думы.

Адрес кинотеатра «Баку»: улица Усиевича, д. 12/14, телефон: 151-34-48. Проезд: м. «Аэропорт», далее пешком до Ленинградского рынка (10 минут ходьбы).

Всем зрителям, желающим принять участие в голосовании, иметь при себе ручку или карандаш.

ЕВНЕНИЙ О НЕКИХ

Постой, президент. Не спешите, “реформы”. Россия, нажми на тормоза — и к маменьке родной пошли по всей форме господ, намозоливших глаза…

Не жди от них толку, не верь им, Россия, ни нынче, ни завтра, ни вчера. Тебя засосала опасная трясина, где правят иуды-шулера.

Торгуя тобой, они сыты и богаты, не трогает их твоя слеза. Пока еще не поздно назначить час расплаты — Россия, нажми на тормоза!

* * *

Г. КОЛОСКОВ, Туапсе: “Только и слышишь: “Вотум! Вотум!” А по-нашему это как?”

А по-нашему это диалог пальцами. Одни тычут в других: “Вот он! Вот он!” — а те им фиги в ответ: “Вот вам! Вот вам!”

* * *

Е. ТЮРИНА, Малоярославец: “В Москве на больших рекламных щитах появились загадочные краткие надписи: “Что происходит?”, “Кто здесь хозяин?”, “Что с ним делать?” и т. п. Интересно, чьи это вопросы и где же ответы?”

Да на всех заборах. Еще крупней и еще короче…

* * *

Ю. САПИНА, Санкт-Петербург: “Ваш Рохлин уже открыто зовет к свержению руководителей страны. Он хоть понимает, что это пахнет судом?”

А что тут непонятного? Свержение руководителей очень часто пахнет для них судом…

* * *

В. ЕРОХИН, Коломна: “К чему это Ельцин в речи о политическом кризисе напомнил вдруг про засолку, покупку вещей, заклейку окон? Есть ли тут связь?”

Еще какая! Закупайте одежду — пока не подняли цены. Утепляйте окна — пока не потухли котельные. Запасайте плоды — пока земля не у Сороса… Вот она, забота о дорогих россиянах!

* * *

А. АНДРЕЕВ, Москва: “Ну и ну… Прочел недавно стихи Я. Козловского, громогласно требующего, чтобы его прикрыл в России “…щит Давида, шестиконечная звезда”. Куда дальше?..”

А дальше некуда. Все. Звездой накрылся…

* * *

А. ТЕПЛЯКОВ, Инта: “Сколько беды принесло нам “Ч” — от Чингисхана и до Чубайса! Чернобыль, Чечня, Чикатило, Чмо, Черномырдин чешется… Чума какая-то, чокнуться можно!”

Чего чокаться, чудак-человек? Чушь, чепуха, чихать! Чудотворны чуткое чело чада, чистый Четверг, Чайковский, Чехов, частушки, чарка… Чередою — чудо Георгия, червонные стяги, Чудское озеро, честь черной сотни, Чапаев и Че Гевара… Чувствуете? Черпайте!

* * *

С. АСТАФЬЕВА, Пермь: “Доказывая, как правительство печется о людях, Немцов заявил о росте производства автомобилей. Это каких же?”

Судя по успехам реформ — инвалидок и катафалков…

* * *

Постой, человек. Оглянись и подумай. Не слушай ты ящик голубой. Судьба твоя решится не вотумом, не Думой, судьба твоя решается тобой.

И если мы снова простим и забудем, кто лжец, кто убийца и кто вор — то с ними, выходит, в одной упряжке будем. И жизнь наша — вечный наш позор…



Оглавление

  • ВЛАСТЬ ПИНЦЕТОМ НЕ БЕРУТ
  • Губернатору Кузбаса ТУЛЕЕВУ
  • ТАБЛО: ПОЛИТИЧЕСКИЙ МОМЕНТ
  • ДИВИДЕНДЫ ОТ ШАНТАЖА
  • ПРЕДВЫБОРНАЯ “МНОГОВЕКТОРНОСТЬ”
  • ДРАМА ПРЕЗИДЕНТА
  • ДРАМА КАБИНЕТА
  • ДРАМА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ
  • ДРАМА ПАРТИИ
  • ДРАМА НАРОДА
  • БЫТЬ ЛИ ВЗЛЕТУ? ( О роли Военно-воздушных сил в вооруженной борьбе и обеспечении национальной безопасности страны )
  • ПРОВЕРЕНО: МИННАЯ ЛОВУШКА ( ГЕНШТАБ ГАЗЕТЫ «ЗАВТРА» )
  • РУБЛЬ-СКВ, ОГОНЬ! ( ГЕНШТАБ ГАЗЕТЫ «ЗАВТРА» )
  • ЕСТЬ, ТОВАРИЩ… ПАХАН!
  • НИЖНЕКАМСКИЕ ПРИЛИПАЛЫ
  • ОДИН ДЕНЬ НАУЧНОГО СОТРУДНИКА
  • ПОЩЕЧИНА
  • КРЕСТОВЫЙ ПОХОД ПРОТИВ НАС
  • МАРГИНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯЯ
  • “СПАСИ ДЕТЕЙ СВОИХ…”
  • СЕРБСКАЯ ДЕВОЙКА ( отрывок из повести )
  • ТАК!
  • КРАСНАЯ СВИТКА ИЛИ СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ РУССКИХ…
  • И ЛЕТОВ — ТАКОЙ МОЛОДОЙ!..
  • В ЦДЛ — ПРАВОСЛАВНОЕ СЛОВО
  • ПЕСНИ БОРЬБЫ И ПРОТЕСТА ( К 80-летию Великого Октября и 4-й годовщине расстрела Дома Советов )
  • ЕВНЕНИЙ О НЕКИХ