КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406279 томов
Объем библиотеки - 536 Гб.
Всего авторов - 147190
Пользователей - 92439
Загрузка...

Впечатления

greysed про Вэй: По дорогам Империи (Боевая фантастика)

в полне читабельно,парень из мира S-T-I-K-S попал в будущие средневековье , и так бывает

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Беседин. Второй про Шапко: Синдром веселья Плуготаренко (Современная проза)

Сложный пронзительный роман с неожиданной трагической развязкой. Единственный недостаток - автор грешит порой натурализмом. Однако мы как-то подзабыли, через что пришлось пройти нашим ребятам в Афганистане. Ставлю пятерку.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Чеболь: Лана. Принцесса змеевасов (Любовная фантастика)

неплохо. продолжение будет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Раззаков: Владимир Высоцкий - Суперагент КГБ (Биографии и Мемуары)

складно написано. возможно во многом правда.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Нестеров: Любо, братцы, любо (для 7-струнной гитары) (Партитуры)

Очень интересная обработка, но в нотах совершенно не указана динамика произведения. Начиная с того, что не указан начальный темп исполнения. Вариации явно рассчитаны на темп исполнения выше, чем модерато. Но вообще-то песня о том, как умирает казак, так что, по меньшей мере, тема должна быть в медленном темпе. В общем с динамикой непонятки.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
котБасилио про Вуд: Кулинарная магия. Секс-оладьи для счастливых отношений (Кулинария)

Секс-суп? Секс-борщ? Секс-макароны?!!!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
time123 про Муравьёв: Миры за гранью. Тетралогия (Фэнтези)

После 3-й книги не читаемо, я так понимаю какой-то "негр" допиливал.
Если коротко : Интересное динамичное начало полное неожиданностей, далее занимательная часть длинной в книгу, потом чутка затянутой тягомотины, и с середины третьей книги начинается лютейший пиздец в стиле хуёвого поселягина и прочих высеров выживально-хомячного жанра.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
загрузка...

Неверный жених (fb2)

- Неверный жених (пер. Наталья Леонидовна Холмогорова) (и.с. Кружево) 978 Кб, 288с. (скачать fb2) - Мэй Макголдрик

Настройки текста:



Мэй Макголдрик Неверный жених

Глава 1

Остров Скай, Шотландия. Апрель 1539 г.

Свадебное платье сверкало россыпью бриллиантов – но их блеск не мог затмить счастливого сияния глаз невесты.

Вокруг суетились слуги. А Джейми Макферсон застыла у постели, неподвижная и молчаливая, не сводя глаз с великолепного подвенечного наряда. Мечта ее жизни становилась явью. Она столько ждала – и вот наконец ожидание окончено. Она вернулась домой, и скоро, совсем скоро он назовет ее своей женой…

Стук в дверь вернул Джейми к сиюминутным заботам.

– Миледи, если вы не поторопитесь, то пропустите собственную свадьбу! – весело воскликнула толстуха Кадди, служившая у Макферсонов бог знает сколько лет. Круглое лицо ее раскраснелось, она запыхалась от быстрого бега. Сегодня все в доме сбились с ног.

– Как, уже? – Джейми не смогла сдержать радостного изумления. – Но мы ведь только что приехали! Малкольм просто не мог знать, что мы будем на месте вовремя.

Кадди только рукой махнула.

– Нет времени, миледи. Лорд Малкольм отправился в аббатство. И все гости уже там!

Сердце Джейми подпрыгнуло от радости. Все случилось скорее, чем она ожидала: должно быть, Малкольму тоже не терпится выполнить свое обещание!

Схватив в охапку платье, Джейми закружилась по комнате – и вдруг остановилась.

– Но как он узнал, что я уже здесь? И гости уже собрались, нет, подожди…

– Что ж тут непонятного? – Пожилая женщина нахмурилась, недовольная бестолковой возней слуг. Ну, сейчас она наведет здесь порядок! – Управляющий сказал мне, что свадьба приурочена к вечерне. Люди лорда Малкольма, отряженные за вами, скоро будут здесь. Так что поспешим, миледи, поспешим!

– Поспешим! – взволнованным шепотом повторила Джейми.

Всякий раз, как открывалась дверь, Малкольм Маклеод, лэрд клана Маклеод и владетель островов Скай и Гебриды, окидывал новоприбывшего нетерпеливым взором. Наконец в дверях показался гонец – и Малкольм поспешил ему навстречу.

– Корабль причалил, милорд! – объявил юноша.

– Ты видел госпожу Джейми? – нетерпеливо спросил Малкольм. – Рассказал ей о… о наших новостях?

Гонец неловко переминался с ноги на ногу.

– Да, милорд… я хотел сказать, нет, милорд, ее саму я не видел. Но видел, как Дэвид, ваш управляющий, беседовал с ее горничной. Я подумал, что он сам ей все расскажет, милорд, и что мне нет нужды…

Малкольм скользнул сумрачным взглядом по смущенному лицу гонца и отвернулся. Не следовало посылать мальчишку. Надо было встретить Джейми и поговорить с ней самому. Но долг требовал его присутствия здесь, и на объяснения с Джейми не оставалось времени.

– Хорошо, иди.

Распахнулась дверь – на пороге появился вождь клана Макдональдов. Малкольм тряхнул головой. Прочь бесполезные сожаления – пора возвращаться к текущим делам.

– Кадди, я так счастлива! – воскликнула Джейми. – У меня голова кружится от радости!

– А я счастлива это слышать, миледи, – отозвалась Кадди. – Только смотрите чувств не лишитесь, пока не произнесете брачный обет.

Вдруг по полу, покрытому толстым ковром, раскатились светлые бусинки жемчуга. Молоденькая служанка в ужасе посмотрела на плоды собственной неосторожности и, упав на колени, разразилась слезами.

– Простите меня, госпожа! Это ожерелье…

Джейми вскочила на ноги и подбежала к плачущей девушке.

– Этому ожерелью уже больше сотни лет! Неудивительно, что нитка разорвалась! Я и сама могла точно так же порвать ее.

– Но, миледи…

– Успокойся! – Джейми махнула рукой. – Соберем бусины и забудем об этом.

Служанка подняла на хозяйку благодарный взгляд. На щеках девушки еще блестели слезы.

– А потом ты вплетешь мне в косы вот эти цветы.

Мне кажется, цветы подходят к этому платью гораздо больше жемчугов.

Малкольм поднялся с колен и вышел из ограды кладбища, где провел несколько минут у могилы матери. Радостные крики встретили его появление. Во дворе аббатства толпились крестьяне, члены клана Маклеодов, разодетые в лучшие свои наряды, в прозрачном воздухе далеко разносились пронзительные звуки волынок.

Молодой лэрд смотрел на своих верных вассалов, беззаботно веселящихся на его празднике. Противоречивые чувства сменялись на его лице: гордость, гнев, печаль… «Это мой долг, – думал он, шагая к часовне. – Я должен забыть о своих чувствах и желаниях – ради клана. Ради этих людей, которые верят в меня».

Легкий ропот пробежал по толпе, и звуки волынок смолкли, когда в воротах аббатства появилась невеста в сопровождении нескольких всадников. Гости в молчаливом восторге смотрели, как рыцарь в боевых доспехах помогает девушке сойти с гнедого коня и ведет ее к дверям часовни.

Невеста медленно поднималась по ступеням широкой лестницы. Все присутствующие не сводили с нее глаз.

– Вы хорошо себя чувствуете, госпожа? – заботливо спросил рыцарь.

– Да, – тихо ответила невеста. – Я просто волнуюсь. Ведите меня внутрь.

Солнечные лучи, ворвавшиеся в храм сквозь узкие бойницы окон, прорезали благоуханный туман ладана. Встав перед алтарем, жених и невеста обменялись полными значения взглядами. Престарелый священник произнес первые приличествующие случаю слова – обряд начался.

Жених и невеста составляли прекрасную пару. Она – юная и прекрасная, с белоснежной кожей и волосами цвета воронова крыла, в волосах – белые цветы и тонкие золотые нити. Ее свадебный наряд сверкал в лучах солнца. В руках невеста держала четки, перевитые цветами розмарина – символа любви и верности.

Столь же великолепен был и молодой лэрд. Его длинные каштановые волосы были перехвачены сзади золотой лентой, а драгоценная застежка, скрепляющая тартан, не оставляла сомнений в том, что перед вами – вождь могущественного, клана Маклеодов. По обычаю предков, наряд Малкольма включал в себя и клетчатый плед цветов клана, и килт – шотландскую юбку, и высокие сапоги из мягкой кожи.

Бросив взгляд на невесту, Малкольм заметил, что щеки ее покрылись румянцем смущения. Он улыбнулся ей, надеясь, что улыбка вышла ободряющей.

Под сводами храма звучно разносились молитвы на исковерканной латыни пополам с гэльским. По правую руку от алтаря, на хорах, отгороженных железной решеткой, вторил священнику хор монахинь.

Священник воздел руки к небу и повернулся, благословляя новобрачных. Настало время для обмена клятвами. Лэрд взял невесту за руки; она взглянула на жениха, и в бездонной темной глубине ее глаз отразилось предчувствие грядущей радости.

Священник сделал паузу, и все собравшиеся затаили дыхание. В наступившей тишине было слышно потрескивание свечи в канделябре на дальней стене часовни. Дым ладана струился вверх и клубился под потолком, и в душе молодого лэрда вдруг проснулось отчаяние. Не слишком ли тяжело возложенное на него бремя? «Нет! – ответил себе Малкольм. – Забудь о Джейми! Ты должен довести дело до конца – ради этой девушки, доверившейся тебе, ради ее отца, ради обоих кланов!»

Пламя свечей на алтаре вздрогнуло. Обернувшись, Малкольм увидел, что тяжелая дубовая дверь часовни приотворилась и народ в притворе потеснился, как бы желая дать кому-то дорогу. Малкольм видел изумленные лица людей, но самого вошедшего пока не видел.

Наконец люди расступились, и взору новобрачного предстала девушка в подвенечном наряде. Ее платье, усыпанное бриллиантами, сверкало в свете свечей, а бледность щек была под стать белоснежному шелку. Малкольм застыл на месте, не в силах оторвать глаз от своей возлюбленной, от своей Джейми.

Джейми почувствовала, что ноги ее не держат, и вцепилась рукой в притолоку. Тело стало вдруг чужим и непослушным; сердце разрывалось, и душа умирала. Лицо горело от обращенных на нее взглядов, и в каждом взгляде ей чудилось злорадство… Нет, никто здесь не увидит ее плачущей.

Джейми подняла горящие гневом глаза к алтарю, где рука об руку с другой стоял ее суженый.

– Я ненавижу тебя, Малкольм Маклеод, – тихо произнесла она. – И буду ненавидеть, пока жива!

Она повернулась и выбежала из часовни.

Глава 2

Замок Кеннингхолл, Норфолк, Англия. Июнь 1540 г.

Стук копыт по мощеному двору замка и звуки радостных людских голосов заставили Джейми обернуться к окну. Только что прошел дождь, и капли сияли на стекле, словно алмазы. Шум становился громче: в хоре голосов, поздравляющих лорда Эдварда со счастливым возвращением, Джейми ясно различила зычный бас самого герцога Норфолка. «Старик вправе гордиться своим младшим сыном», – подумала Джейми. Улыбнувшись, она вновь повернулась к ученикам. У нее еще будет возможность поздравить молодого рыцаря с богатой добычей.

Развернув ноты и взяв в руки лютню, Джейми кивнула ученикам; малыши согласно устремили взоры в толстый сборник мадригалов. Книга была одна на всех, и старшие заглядывали младшим через плечо. Только трое мальчишек, перешептываясь и подталкивая друг друга локтями, все косились в сторону окна. Джейми подняла брови и покачала головой: она прекрасно понимала их волнение, но вовсе не собиралась распускать учеников раньше времени.

– Последний мадригал – давайте споем как следует! – объявила Джейми. – А ты, Кейт, – обратилась она к рыжеволосой малютке в первом ряду, – постарайся в этот раз петь погромче. Пожалуйста, маленькая, для меня!

Девочка кивнула, нервно теребя свой розовый поясок.

– Я постараюсь, госпожа, – ответила она почти шепотом.

Кейт была младшей из девятерых детей сокольничего Эвана. Остальные ребята в хоре были на голову ее выше, и рядом с ними застенчивая девочка просто погибала от смущения. Джейми несколько раз случалось слышать, как Кейт поет для себя: в груди неказистой рыжей девчушки таилось удивительно чистое, звонкое сопрано.

Джейми подняла руку, и по ее сигналу дети запели «Я дам вам радость». Пронзительные тоны флейт и нежные перезвоны лютен гармонично вторили голосам: и певцы, и музыканты были великолепны, но из дрожащих губ Кейт вырывался только еле слышный шепот. Взмахом руки Джейми остановила певцов.

– Я стараюсь, госпожа! – плачущим голосом воскликнула Кейт. – Я правда громче не могу!

Джейми присела перед малышкой на корточки и ласково обняла ее.

– Твоя мама говорила, что тебе очень понравился мой подарок, – начала она.

Кейт просияла.

– Еще как, госпожа! Я даже ночью под подушку кладу вашу розовую ленту! Обязательно надену ее в канун Иванова дня!

– А вот представь, – заговорила Джейми, – приходишь ты домой с урока – а ленты нет! – На лице малышки отразился ужас: она слушала как завороженная. – Ты ищешь, ищешь по всему дому – нигде нет! Бежишь на конюшню – и видишь, что твой брат Джонни обвязал этой самой розовой лентой лапку соколу и собирается с ним на охоту! Вокруг толпа народу, собрались все твои братья и сестры – гам стоит страшный! А он уже выезжает со двора! Догнать ты его не сможешь – остается только закричать во весь голос: «А ну отдай мою ленту!» Кричи, Кейт!

Девчушка завопила так, что у всех в комнате заложило уши. Наступила звенящая тишина: через мгновение дети дружно расхохотались.

– Видишь, можешь же, если захочешь, – заметила Джейми, потрепав смеющуюся девочку по плечу.

Дети запели снова, и на этот раз голосок Кейт громко звучал в общем хоре. Покончив с мадригалом, Джейми распустила детей по домам. Но не успела она попрощаться с учениками, как дверь отворилась и в музыкальную комнату влетела хорошенькая белокурая девушка.

Прислонившись к стене, Мэри Говард смотрела, как дети веселой стайкой выбегают из комнаты.

– Куда так спешит эта рыженькая малютка? – с улыбкой спросила она у Джейми.

– Наверно, хочет проверить, на месте ли ее лента, – ответила Джейми, собирая со стола нотные листы.

– Брось ноты, глупая! Разве ты не слышала? Лорд Эдвард вернулся!

– Ах, Мэри, – немного поморщившись, ответила Джейми, – неужели я должна выставлять себя напоказ всякий раз, когда во двор замка въедет интересный мужчина?

– Джейми, как ты можешь так говорить? Ты же знаешь, лорд Эдвард от тебя без ума! А теперь он вернулся с победой из морского сражения!

Джейми покачала головой, удивляясь восторженности своей кузины. Из многочисленных племянников и племянниц герцога Норфолка, а также отпрысков других знатных семейств, которыми был полон Кеннингхолл, Мэри почему-то выбрала Джейми. Белокурая ветреница ходила за ней по пятам и постоянно пыталась посватать ей герцогского сына.

Сама не из последних невест, Мэри не уставала напоминать Джейми, что из Эдварда выйдет отличный муж. Правда, он младший сын и не унаследует отцовского титула, но зато красив, богат, а главное – рыцарь во всех отношениях! Рано или поздно все равно придется выйти замуж, говорила Мэри; так почему бы не отдать свое сердце тому, кто так пылко ищет твоей руки?

Умом Джейми понимала, что кузина права. Где найдет она мужа лучше Эдварда? Дорога в Шотландию для нее закрыта: покидая родину больше года назад, Джейми твердо решила, что больше никогда не вернется. Родители, Эмброуз и Элизабет Макферсон, не пытались с ней спорить: они понимали, что после унижения, пережитого в аббатстве на острове Скай, Джейми необходимо начать новую жизнь на новом месте, где ничто не будет напоминать ей о ее позоре.

Джейми со вздохом взглянула на портрет, что висел над камином. Гольбейн, знаменитый художник из немецких земель, изобразил двух братьев – Генри и Эдварда – на фоне замка; у ног их лежали великолепные гончие, на заднем плане суетились слуги. Очень разные в жизни, на портрете братья вышли похожими – молодые рыцари, сильные, отважные, уверенные в себе, из тех людей, что всегда добиваются желаемого… «Да, – думала Джейми, – Эдвард любит меня. Ему будет достаточно только знака, лишь намека на взаимность… Но я не готова дать такой знак. Пока не готова».

Убирая сложенные ноты в шкаф, Джейми размышляла о том, как много дают ей занятия музыкой с детьми. «Это и есть счастье, – думала она, – и никакого иного счастья мне не надо». Она разуверилась в любви. Она не хочет больше нежных слов. Она устала от лживых мужских обещаний.

Если бы только Эдвард не был так настойчив!

– Гонец сказал, корабль нагружен сокровищами, – ворвался в ее мысли щебечущий голосок Мэри. – Как ты думаешь, что привез Эдвард своей милой Джейми?

– Перестань, Мэри! Ты иногда болтаешь сущую чепуху!

– Но это правда! Из последней экспедиции, когда Эдвард взял на абордаж испанский галеон, он привез тебе медальон с огромным рубином…

– Мэри, я об этом не просила. Мне не нужны дорогие подарки. Ты же знаешь, я даже ни разу его не надевала.

– Тебе есть из чего выбирать! – вздохнула Мэри. – Но, может быть, нынешние подарки придутся тебе больше по вкусу? Ведь на этот раз лорд Эдвард захватил французское судно – а я знаю, как ты любишь все французское!

Джейми твердо покачала головой:

– Нет, Мэри, больше я не возьму ни одного камешка, добытого грабежом. По мне, капер – тот же пират. Ты знаешь, я много лет провела во Франции и не могу считать французов врагами.

– Джейми Макферсон, – нахмурившись, начала Мэри, – перед лордом Эдвардом можешь разыгрывать недотрогу сколько хочешь, но придержи язык, когда речь идет о войне! Достаточно и того, что ты наполовину шотландка! Мы воюем с Францией, значит, все французы – наши враги, и говорить тут больше не о чем!

Джейми знала, что спорить с кузиной бесполезно. Мэри – милая, добросердечная девушка; но она выросла в Кеннингхолле и привыкла смотреть на жизнь сквозь узкие бойницы родового замка. А Джейми здесь пока только гостья; ей не подобает поднимать шум из-за различия во взглядах на жизнь.

– Хорошо, милая моя патриотка, – улыбнулась она. – Обещаю ни словечком не касаться войны, каперства и прочих опасных тем. А теперь пойдем-ка вниз и поздравим нашего героя с победой!

Час спустя, переодевшись в праздничные, расшитые золотом шелковые наряды, обе девушки спустились в большой зал, где вовсю шла подготовка к праздничному ужину.

Ни один замок Англии, если не считать королевского дворца в Хэмптон-Корте, не мог поспорить с родовым гнездом Говардов ни размерами, ни великолепием. Расположенный в самом центре графства Норфолк, он был построен в виде буквы Н, с длинными крыльями, простирающимися на север и на юг. В ту ночь, когда Джейми впервые вошла в замок, большой зал был пуст, лишь два карлика переругивались между собою, и скрипучие голоса их эхом отдавались от стен. Не то сегодня: стены украшены гирляндами цветов, по залу снуют возбужденные люди, и во всем чувствуется предвкушение праздника.

Да вот у Джейми на душе что-то не совсем празднично.

Джейми отошла от Мэри и укрылась в тени ширмы, приготовленной для вечернего кукольного спектакля. Отсюда, наполовину скрытая занавесом, она наблюдала за толпой. Даже сейчас, год спустя после приезда, Джейми не могла не восхищаться Кеннингхоллом. Роскошная, привольная жизнь в этом замке напоминала ей дома знатных особ, в которых останавливалась Джейми во время путешествий по Европе…

Сердце заныло: Джейми вновь вспомнила родных. Стоило закрыть глаза – и перед мысленным взором вставало заплаканное лицо матери и хмурый, будто враз постаревший отец. Они прощались с дочерью, словно с умершей, зная, что никогда больше ее не увидят. Джейми совсем не хотела доставлять родителям столько горя – но иного выхода не было…

Невидящими глазами Джейми смотрела на суету в зале. Мысли ее бродили в далеком прошлом.

«О, нет!» – мысленно воскликнула она. Что за рок снова и снова возвращает ее воспоминания к Малкольму Маклеоду и к детской любви, так нелепо и ужасно оборвавшейся?

Джейми влюбилась в Малкольма с первого взгляда: трудно поверить, что ей было всего четыре года. То лето было для крохи полно событий: она впервые ступила на землю Макферсонов на северном берегу реки Спей, где в родовом замке родился ее брат Майкл. Девочку окружили многочисленные дядья, тетки, кузены и кузины, которых она даже путала поначалу, не в силах запомнить, как кого зовут. Только шестнадцатилетний Малкольм врезался ей в душу сразу и навсегда. Строго говоря, Малкольма нельзя назвать ее кузеном – он приемный сын дяди Алека и тети Фионы и не связан с Макферсонами узами родства. Однако вся большая семья любила юношу как родного, и он отвечал нежной привязанностью. Особенно любил Малкольм малышей: с детьми он мог играть часами. Тогда-то Джейми и привязалась к нему, плененная его добротой, надежностью и спокойным, не показным мужеством.

«Так все и началось», – с горечью думала Джейми. Началось как глупая детская влюбленность – а закончилось четырнадцать лет спустя страшным ударом и жгучей болью унижения.

Джейми обхватила себя руками, стараясь унять дрожь: воспоминания несли ее дальше по бурной реке времени. Подумать только, какой она была наивной дурой! Выросла рядом с ним и невесть с чего вообразила, что он так навсегда и останется рядом! Все эти годы Малкольм был ее солнцем, светом, единственной радостью. Она не знала и не представляла себе жизни без него.

Джейми верила, что Малкольм испытывает к ней те же чувства. Он уехал учиться – сперва в университет Святого Андрея, затем в Роттердам, к знаменитому Эразму, Потом сражался во Франции и на шотландской границе. Управлял своим кланом, тщетно пытаясь принести мир на измученную распрями землю острова Скай. А Джейми ждала.

Потом уже ее отправили учиться во Францию, и Джейми покинула Шотландию со спокойным сердцем, уверенная, что Малкольм истоскуется в разлуке и немедленно по возвращении предложит ей руку и сердце. Глупая девочка не понимала, что принимает дружбу за любовь, родственную привязанность – за чувство, не имеющее ничего общего с узами родства.

Джейми застонала и закрыла лицо руками: ей вспомнилось, как при прощании перед отъездом она требовала от Малкольма поцелуя. Ей было пятнадцать, и сама себе она казалась взрослой женщиной – но Малкольм, очевидно, был другого мнения. Он поцеловал ее в лоб и, мягко отстранив от себя, пожелал счастливого пути.

За три года, проведенные во Франции, Джейми выросла и получила хорошее образование – но, увы, не поумнела ни на грош. Замечтавшись над книгами, девочка воображала себя на месте разных героинь – стоит ли говорить, что все герои представлялись ей на одно лицо? Ни на миг в душе ее не возникало сомнения: она твердо знала, что Малкольм любит ее и женится на ней, как только она вернется на остров Скай.

Джейми писала Малкольму длинные письма и по многу раз перечитывала каждый ответ. В пылком воображении ее самые простые слова преисполнялись тайного смысла, а в дружеском привете угадывалось признание в любви. Ей казалось даже, что раз от разу письма Малкольма становятся все более пылкими, что он уже с трудом скрывает владеющую им страсть… Нет, Малкольм не обманывал ее – она обманулась сама, выдумав себе красивую сказку и приняв ее за быль.

Ничто не предвещало беды. Джейми окончила учение и готовилась плыть в Шотландию, когда одновременно пришли два письма. В первом – от родителей – сообщалось, что Малкольм решил жениться. Во втором сам Малкольм объяснял, что ему необходимо как можно скорее произвести на свет наследника, чтобы прекратить бесконечные клановые распри на острове…

Даже сейчас Джейми хотелось провалиться сквозь землю при одном воспоминании о своей чудовищной ошибке.

Ей, ослепленной любовью, и в голову не пришло, что Малкольм женится не на ней!

Глаза ее наполнились слезами, и Джейми отчаянно затрясла головой, отгоняя прочь воспоминания о том ужасном дне.

Джейми бежала в Стерлинг к родителям: Элизабет и Эмброуз, любящие и тактичные, догадались о происшедшем и не стали мучить дочь расспросами. Джейми пряталась в родовом замке, словно раненый зверь В норе, пока – очень кстати – двоюродный дед из Англии не пригласил ее погостить. Девушка ухватилась за это предложение, словно утопающий за соломинку; ей невыносимо было оставаться в Шотландии, где рано или поздно неминуемо придется столкнуться с изменником и его молодой женой… Джейми не могла жить там, где все напоминало ей о потерянном счастье. Она решила начать все снова вдали от шотландских берегов.

Она приехала в Хивер – и нашла деда на смертном одре. Томас Болейн скончался у нее на глазах, не оставив наследников: замок и земли отошли королю. Джейми осталась бы без крова, если бы не гостеприимное приглашение герцога Норфолка, ее дальнего родственника по матери…

«Довольно! – приказала себе Джейми. – Забудь наконец о прошлом! Теперь у тебя – новая семья и новые друзья». Джейми, встряхнув головой, стала разглядывать толпу. Вот Мэри, рядом с ней – медноволосая красавица Френсис, жена графа Серрея: поймав взгляд Джейми, она обернулась и улыбнулась девушке открытой, дружеской улыбкой. Самого графа не было видно, и виновника торжества, как ни странно, тоже.

– Что, если я скажу, что принес тебе жемчужное ожерелье длиннее вот этих гирлянд? Взглянешь ли ты на меня благосклонно?

Джейми обернулась, пряча улыбку. Эдвард стоял у нее за спиной, так близко, что камзол его почти касался ее пышного платья.

– Что, если я подарю тебе сапфиры, огромные и черные, как твои глаза?

Дыхание его щекотало ей ухо. Вдруг Эдвард наклонился и поцеловал ее в шею. Джейми повернулась; молодой рыцарь встретил ее гневный взгляд дерзкой, самоуверенной улыбкой.

– Вы забываетесь, Эдвард Говард! – одернула его Джейми.

Эдвард только рассмеялся в ответ – бесстрашный юный воин, привыкший получать все, что хочет.

– Что вы, милая кузина Джейми! Всего лишь тоскую без женской ласки! – Он взял ее за обе руки, не сводя глаз с низкого выреза платья. Джейми покраснела под его откровенным взглядом. – А вы – лучшее зрелище для воина, вернувшегося с победой!

– Думаю, лорд Эдвард, – смело ответила Джейми, – после нескольких месяцев, проведенных в море, вас обрадовала бы и дворовая шавка, виляющая хвостом!

– Ах, какие мы скромные! – Он скользнул руками в ее широкие рукава. Джейми отступила, но Эдвард снова поймал ее за руки. – Долгими-долгими ночами я мечтал услышать твой нежный голос, увидеть твою улыбку, ощутить сладость твоей белоснежной кожи…

– Похоже, я ошиблась, лорд Эдвард, – колко заметила Джейми. – На дворового пса больше похожи вы сами!

– Пускай, – ответил он, поднося ее руки к губам. – Но только не дворовый, нет, перед вами благородная гончая. – Он заглянул ей в глаза. – Не хотите погладить собаку, распростертую у ваших ног?

– Нет, если эта собака – всего лишь глупый щенок!

– Вы правы, любовь моя. – Голос его понизился до вкрадчивого шепота. – Но этот щенок рожден для охоты – охоты на вас.

Ища избавления, Джейми покосилась в сторону зала – но обитатели замка были заняты своими делами, и никто не обращал внимания на то, что происходило в темном углу. Сообразив выгоду своего положения, Эдвард обхватил Джейми за талию и бесцеремонно потащил за ширму. Девушка боролась, упираясь руками ему в грудь.

– Эдвард, не надо! – шептала она. – Люди смотрят!

– Хорошо, пойдем ко мне в спальню! Джейми вспыхнула.

– Мы никогда раньше…

– Забудь все, что было раньше, – внезапно охрипшим голосом ответил Эдвард. По-прежнему держа ее за талию, другой рукой он обхватил грудь и принялся поглаживать сосок, ненадежно скрытый тонкой материей. – Я устал ждать, устал от этого вечного девичьего ломания… Я хочу тебя, и ты это знаешь! Довольно я разыгрывал трубадура: ты моя, и я докажу это, не дожидаясь брачной ночи!

– Эдвард! – воскликнула Джейми, с силой вцепляясь ногтями ему в запястье. – Да как ты смеешь так со мной обращаться? Я – твоя кузина, а не какая-нибудь уличная девка, к каким ты привык в портах!

Эдвард разжал руки и изумленно уставился на нее. Лицо Джейми было бледно, но спокойно и холодно; она отступила на шаг, прижавшись спиной к стене.

– Что с тобой? – спросила она. – Ты никогда прежде так себя не вел!

– Я мужчина, Джейми. – Он сделал шаг к ней. – Воин, а не монах.

– Так-то наши рыцари обращаются с дамами?

Эдвард ухмыльнулся и протянул к ней руку – но Джейми отпрянула. Молодой человек рассмеялся ей в лицо.

– Как ты еще невинна, Джейми Макферсон! Но, поверь, скоро все изменится. – Он снова шагнул к ней. Джейми хотела отступить, но он поймал ее за руку и притянул к себе. – Я всегда получаю то, что хочу, – хрипло прошептал он. – У меня было время подумать, и я решил, что жду слишком долго! Пора тебя поторопить!

– Не надо, Эдвард! – прошептала Джейми, чувствуя, как прижимает он ее к своему разгоряченному телу. Она не осмеливалась взглянуть в его потемневшие от страсти серые глаза.

– Я решил, что пора научить тебя получать удовольствие! – Губы Эдварда приблизились к ее губам, и кровь застыла у Джейми в жилах.

– Не надо! – выдохнула она, отворачиваясь. Эдвард коснулся языком мочки ее уха, затем прильнул к шее. Рука его скользнула под платье, и у Джейми тошнота подступила к горлу. Она начала отбиваться, отчаянно оглядываясь в поисках помощи. Может быть, закричать?

– Эдвард, пожалуйста! – умоляла она. – Не здесь… не сейчас…

Казалось, вечность прошла, прежде чем Эдвард выпрямился и отпустил ее. Джейми хотела бежать прочь, но Эдвард тут же снова поймал ее за локоть.

– Сегодня за ужином ты, милая моя недотрога, сядешь рядом со мной. А ночью, когда все наши домочадцы разойдутся по спальням, мы закончим то, что начали.

Джейми молча отвернулась, не желая встречаться с ним глазами.

Праздничный ужин не доставил Джейми удовольствия. Сидя во главе стола между Эдвардом и старым герцогом, она рассеянно прислушивалась к застольным разговорам.

Речь за столом шла о закончившемся походе, о захваченных драгоценностях, о различных замковых делах, мало интересных для Джейми. Она с удовольствием бы рассказала об уроках музыки, которые она давала детям, но об этом никто и не вспоминал.

Год назад, прибыв в Кеннингхолл, Джейми обнаружила, что здешний учитель музыки недавно уволился при загадочных обстоятельствах и никто не позаботился подыскать ему замену. Музыкальная комната стояла запертой, многочисленные арфы, флейты и лютни лежали без дела. Джейми с детства обожала музыку – и детей: решение открыть «музыкальный класс» пришло к ней само собой.

Обитатели замка не сразу согласились с ее решением. Особенно возмущало многих, что Джейми не делает различия между сословиями, и маленькие простолюдины занимаются у нее вместе с благородными дворянами! «Подумать только, – возмущались иные дамы, – моя дочь – рядом с сыном какой-то кухарки!» Едва ли Джейми удалось бы отстоять свою «школу», если бы не неожиданная поддержка герцога Норфолка.

Прошел почти год, и теперь Джейми могла с уверенностью сказать, что выиграла битву. Пусть кому-то и не разрешали ходить на ее уроки – все равно учеников было достаточно. А дети, еще не испорченные «мудростью» взрослого мира, с удовольствием пели и играли вместе, не обращая внимания на то, что одни из них ходят в шелке и бархате, а другие – в некрашеном холсте.

В течение ужина Джейми не без труда отбивалась от заигрываний Эдварда. Но когда подали сладкое, разговор принял более серьезный оборот.

– Ваша светлость, – заявил Эдвард, через голову Джейми обращаясь к отцу, – завтра на рассвете я собираюсь похитить эту прекрасную деву и умчать ее в Норвич.

– Не слишком приятное место для юной девушки, Эдвард.

Джейми вопросительно взглянула на Эдварда. Она слышала о замке Норвич много страшных историй: в былые времена в этом старинном замке совершилось немало злодеяний, сейчас же Эдвард использовал его как темницу для своих пленников.

– Мистрис Джейми, вы поедете со мной? – небрежно спросил он.

Джейми понимала, что ехать нельзя. Ни за какие блага мира она не останется больше с Эдвардом наедине – даже на секунду! Но никакие отговорки не приходили ей в голову.

– Но я… я должна заниматься с детьми…

– Разрази меня гром, – ответствовал Эдвард, – если эти сорванцы не проживут денек без вас!

– Эдвард, что за выражения в разговоре с благородной дамой! – Герцог заметил колебания Джейми и, кажется, решил встать на ее сторону. – В пленниках, захваченных на море, едва ли найдется что-то интересное или привлекательное для юной леди. Быть может, ее больше заинтересуют привезенные тобой сокровища…

– Отец, – почтительно, но твердо прервал его Эдвард, – мистрис Джейми никогда не видела Норвича, нашей древней фамильной твердыни. В жилах моей прелестной кузины течет не только французская и шотландская, но и английская кровь: я хочу посмотреть, забьется ли ее сердце сильнее при виде одного из величайших замков Англии?

Отец и сын многозначительно переглянулись, и Норфолк кивнул:

– Ты прав, мой мальчик.

– Так как же, миледи? – повернулся к ней Эдвард. В серых глазах его сверкал вызов. – Составите нам компанию? Мы выедем на рассвете и вернемся не позже заката.

Все взгляды за главным столом обратились к Джейми. Она поняла, что это испытание – испытание на верность Англии и Говардам. В Норвиче Эдвард держит своих пленников, захваченных на французском корабле, – сможет ли Джейми смотреть на них бестрепетно, как на врагов?

«Что ж, герцог и Эдвард в своем праве», – подумала Джейми. Обоих можно понять – они хотят удостовериться, что не впустили под свой кров предательницу. Она начала новую жизнь, воспользовалась гостеприимством герцога, всерьез раздумывает о браке с Эдвардом – значит, должна быть лояльна к своей новой семье.

Я поеду, – ответила она наконец.

Глава 3

От Кеннингхолла к Норвичу вела широкая ровная дорога. Поднявшись на холм, Джейми придержала лошадь, чтобы полюбоваться раскинувшимся внизу городом. Щурясь от яркого полуденного солнца, она вглядывалась в узкие кривые улочки и островерхие крыши домов. Блестели высокие шпили собора. А на соседнем холме, словно грозный часовой, возвышалась мрачная громада древнего замка Норвич, уже много лет служившего Говардам темницей.

Эдвард, заметив, что Джейми отделилась от остальных, направил было коня к ней, но девушка пришпорила свою серую в яблоках кобылу и присоединилась к группе. После того, что произошло вчера, Джейми ни за что на свете не осталась бы с Эдвардом наедине!

Прошлым вечером ей удалось выскользнуть из-за стола, когда праздник был еще в самом разгаре. Укрывшись в спальне, она накрепко заперла дверь. Мэри пришлось постучать и назвать себя, прежде чем Джейми ее впустила. Джейми хотела рассказать кузине о том, насколько позволил себе забыться Эдвард, но стыдливость удержала ее от откровенности. Джейми знала, что ни в чем не виновата, однако чувствовала себя так, словно сама совершила что-то неприличное.

Теперь Джейми боялась заговорить с Эдвардом. Он начнет задавать вопросы – вопросы, на которые у нее нет ответов. Быть может, она сама каким-то неосторожным словом или жестом дала повод считать себя доступной? Эдвард ошибся, но Джейми не знала, как объяснить ему это, чтобы не разрушить их дружбу и не уничтожить возможность иных, более достойных отношений.

Тяжелые ворота растворились, и взору Джейми предстали заключенные. Их было множество – мужчин, женщин и детей в жалких лохмотьях, с изможденными серыми лицами. Судя по всему, они жили во дворе замка. Узники столпились у ворот: многие кричали, о чем-то умоляя, другие молчали и смотрели на Эдварда и его спутников горящими, ненавидящими глазами. Двое воинов, осыпая несчастных грубой бранью, пинками отгоняли их с дороги.

Один мальчуган, не более пяти-шести лет, прижался к стене и не отрывал глаз от нарядного платья Джейми – должно быть, впервые в жизни видел такую роскошь. Джейми несколько раз оборачивалась в его сторону. Старческое личико ребенка, его худые, как веточки, ножки и безобразно раздутый от голода живот надолго врезались ей в память.

Эдвард пристально наблюдал за Джейми, и серые глаза его странно поблескивали.

– Кто эти несчастные? – спросила Джейми шепотом.

– В основном враги короля, – ответил он, беря ее под руку. – Но есть и наши, местные преступники.

Они поднялись по крутой лестнице и, пройдя извилистым коридором, оказались в огромном помещении. Когда-то, очевидно, это был большой зал замка Норвич.

На деревянном полу, устланном грязной соломой, стояло или сидело около сотни людей. Джейми не удивили их лохмотья и измученный вид – она была готова к чему-то подобному. Поразил ее запах. От стоящего в темнице зловония к горлу подступала тошнота. Но Джейми сжала зубы и смело двинулась вперед.

– Может быть, я напрасно привез тебя сюда? – послышался над ухом насмешливый шепот Эдварда. – Таким нежным цветам, как ты, вреден воздух, которым дышат простые смертные.

Джейми смерила его уничтожающим взглядом, но промолчала. Постепенно ноздри ее начали привыкать к вони; она уже различала отдельные запахи – мочи, гниющего мяса, горелой овсянки… В дальнем конце зала раздавали кашу, намазанную на куски хлеба, судя по их виду, по меньшей мере недельной давности. Рядом мальчишка черпал воду из бадьи. Узники, грязные и оборванные, выстроились в очередь за своим скудным обедом.

– Зачем ты держишь их здесь? – приглушенно спросила Джейми, повернувшись к Эдварду.

– Мы служим королю, – пожав плечами, ответил он. – Многие из этих людей – преступники, нарушившие закон и ждущие допроса; некоторые – пленники, за которых мы надеемся получить выкуп.

– А после допроса они остаются здесь… навсегда?

– Что ты! Это было бы слишком разорительно! – Эдвард усмехнулся, блеснув стальными глазами. – Немногие выживают после беседы с Ридом, моим тюремщиком! Не слишком приятный человек этот Рид, но очень полезный. Он в курсе всего, что делается на побережье, – а то, что ему неизвестно, он обязательно узнает. У него безотказные методы.

Джейми обвела темницу затравленным взглядом. Со всех сторон взору ее представали только боль, только грязь, только унижение и страдание.

– Эдвард, что за ужасное место! – содрогнувшись, прошептала она.

– Такова обратная сторона войны. У всего на свете есть свои темные стороны. – Он взял ее за руку. – Если хочешь наслаждаться властью и богатством, ты должна знать, какими средствами достается то и другое. Иначе твое наслаждение будет неполным.

– Покажи тех, ради кого ты привез меня сюда, – с трудом выговорила Джейми.

Эдвард кивнул и показал ей на середину зала. Там, на грязном полу, лежали пять или шесть человек: Джейми догадалась, что это и есть его последняя добыча. Пленники, захваченные на французском корабле.

– Милорд! – к ним приблизился массивный краснолицый человек с дубиной в руке.

Эдвард нетерпеливо обернулся к нему:

– Чего тебе, Рид?

– Милорд, испанец, похоже, вот-вот сломается. Вы, кажется, хотели с ним поговорить? Тогда пойдемте, а то как бы концы не отдал – уж больно слаб, еще несколько ударов, и ноги протянет.

– Хорошо, – кивнул Эдвард и обратился к Джейми: – Подожди меня здесь. Я сейчас вернусь.

Джейми проводила его глазами. Эдвард и тюремщик направились к нише в темном углу: прищурившись, девушка разглядела там силуэт человека, словно распятого на стене. Камень рядом с ним почернел от крови.

Джейми снова посмотрела на пленников, захваченных Эдвардом в последнем бою. Двое из них были хотя и в изорванном, но дорогом платье, какое носит французская знать. Джейми вдруг поняла – Эдвард надеется, что она узнает кого-нибудь из французов, и таким образом выяснится, какого выкупа можно за него ожидать. Джейми содрогнулась от отвращения. Да, грязную работу припас для нее Эдвард. Впрочем, что обижаться – разве он не в своем праве? Она приняла гостеприимство его отца и обязана платить им обоим безоговорочной верностью.

Донесся свист кнута и пронзительный крик. Джейми зажала себе рот, чтобы не вскрикнуть тоже. Обернувшись, она увидела, как Эдвард наклонился над несчастным испанцем, но, как видно, ничего не добившись, отступил в сторону. Рид снова занес кнут. Джейми зажмурила глаза и попятилась, неосознанно стремясь скрыться от страшного зрелища.

Пятясь, она споткнулась о чью-то ногу. Страшно исхудавший человек смотрел на нее пустыми глазами, словно ничего уже не видел. Он схватился рукой за грудь и зашелся в надрывном кашле. Изо рта его стекла на грудь струйка крови. Джейми шарахнулась в другую сторону и оказалась возле французов.

Они о чем-то тихо разговаривали между собой: Джейми различила слова «западнее», «скоро». Бросив осторожный взгляд на Эдварда, она хотела было подойти поближе, но, заметив ее, французы тут же смолкли.

Рядом с ними на соломе лежал старик в килте и тартане – Джейми узнала цвета клана Макгрегоров. Шотландец! Эдвард не говорил, что захватил в битве шотландцев! Опустившись перед ним на колени, Джейми поняла, что старик мертв. Положив руку ему на плечо, она прошептала молитву об упокоении его души и хотела уже отойти прочь – но что-то мешало ей. Мешало в буквальном смысле слова – кто-то держал ее за юбку. Джейми едва не вскрикнула: на секунду ей показалось, что это мертвец схватил ее за подол, чтобы утащить с собой на тот свет. Однако держащая ее мускулистая рука явно не принадлежала мертвецу. Джейми хотела позвать на помощь – но тут же поняла, что не сделает этого. Пленные и так терпят невыносимые муки. Она не принесет им новых страданий. Она справится сама.

Человек, не дававший Джейми уйти, лежал на куче грязной соломы. Плащ, прикрывающий тело, пропитался кровью. Волосы, упавшие на лицо, мешали разглядеть его. На ногах пленника Джейми заметила высокие сапоги, какие носят французские рыцари.

Джейми украдкой осмотрелась, проверяя, не заметили ли ее спутники неладного. Но Эдвард был занят допросом, а двое воинов у дверей о чем-то спорили и не обращали внимания на то, что творится вокруг. Один из них поймал взгляд Джейми; она кивнула ему и отвернулась. Притворяясь, что разглядывает закопченные стены, на которых кое-где мелькали остатки старинной росписи, Джейми подергала юбку – напрасно. Умирающий пленник, должно быть, в бреду крепко вцепился в нее и не отпускал.

Джейми присела – ив тот же миг сильные пальцы схватили ее за руку.

Вся сила воли понадобилась Джейми, чтобы немедленно не закричать. Пленник приподнялся на локте: лицо его было по-прежнему скрыто растрепанными волосами, и Джейми видела только волевой подбородок.

– Джейми! – прошептал пленник.

Кровь застыла у нее в жилах при звуке его голоса. Джейми не нужно было смотреть ему в лицо: этот голос она узнала бы из тысячи.

Малкольм.

Он с усилием откинул волосы. В душе у Джейми царило смятение: ей казалось, что все это – страшный сон. «Почему, – думала она, – почему именно он… и именно здесь?»

– Джейми! – повторил он. – Это не сон… это действительно ты…

Джейми не знала, что ответить. Перед ней был человек, предавший ее, – человек, которого она поклялась ненавидеть, которому много раз желала смерти. Вот он лежит, бледный, израненный, невыносимо страдающий. Почему же она не рада? Почему боль ледяными когтями сжала ей сердце?

Из ниши снова раздался крик, и Джейми невольно обернулась.

– Не привлекай к нам внимания, – тихо, но твердо приказал Малкольм.

– Но ты ранен, – прошептала Джейми, тщетно стараясь, чтобы голос ее звучал бесстрастно. – Я прикажу привести врача.

Малкольм сжал ее запястье так, что Джейми едва не вскрикнула.

– Нет! – воскликнул он. – Ничего никому не говори. Ты меня не знаешь.

– Но ты умрешь!..

– Значит, так суждено, – хрипло прошептал Малкольм. – Лучше умереть, чем позволить этим стервятникам тянуть деньги из моего клана!

Боль, терзавшая сердце Джейми, стала невыносимой.

– Я не позволю им издеваться надо мной, – говорил Малкольм. – Пусть умру, но честь свою не предам. Уходи, милая. Иди и забудь, что меня видела. Но потом… когда-нибудь… дай знать родным. Если ты… если я тебе не совсем безразличен, пожалуйста, сделай это… Я прошу совсем немного…

Джейми высвободила руку и взглянула ему в глаза. В их темных глубинах читалась мольба – как это не похоже на Малкольма! Джейми встала и сделала неуверенный шаг в сторону. Резкий голос Эдварда заставил ее обернуться.

– Ну, как моя добыча?

– Тебе крупно повезло, Эдвард, – небрежно ответила Джейми.

Эдвард удивленно поднял брови. Джейми указала ему на Малкольма: взгляд ее был холоден и тверд, как камень.

– Посмотри вон на того раненого, во французском наряде. Это Малкольм Маклеод, вождь могущественного клана Маклеодов. Самый богатый землевладелец на Западных островах, если не считать графа Арджилла.

Глаза Эдварда сверкнули алчностью: он подошел ближе и обнял Джейми за талию.

– Этот человек, – продолжала она, – принесет тебе королевский выкуп… если только выживет.

Глава 4

– Предательница! – хрипло прорычал Малкольм. – Подлая, лживая тварь!

Сверхъестественным усилием ему удалось подняться на ноги и двинуться к ней. Остальные пленники отшатнулись. Джейми стояла, будто вросла в землю, готовясь вынести всю тяжесть его гнева.

– Будь ты проклята!. – закричал Малкольм, протягивая руки к ее горлу, – но в этот миг Рид ударил его по голове своей дубиной. Шотландец покачнулся и повалился на колени. Тюремщик занес дубину снова, но Эдвард шагнул вперед и сам пнул Малкольма ногой.

Из груди Джейми рвался отчаянный крик – но на лице ее не отразилось ничего, кроме холодного безразличия.

– Ты… мерзкая ведьма… – хрипел Малкольм, пытаясь подняться. Рид снова занес дубину, готовясь раздробить ему череп.

– Прекрати, Рид. Он нужен мне живым.

Тюремщик удивленно покосился на Эдварда, но подчинился.

Малкольм поднялся на одно колено. Все тело его дрожало от напряжения. Свежая ссадина на голове кровоточила, и кровь капала на разорванный ворот. Джейми сжала кулаки, чтобы не выдать своих чувств.

Затуманенный взор Малкольма немного прояснился, остановившись на ней; лицо вновь исказилось яростью. Джейми хотела отвести взгляд, но не могла.

– Какой же я дурак… как я мог… довериться тебе… – Губы его дергались от боли, и слова вылетали из груди вместе с коротким, затрудненным дыханием. – Шлюха… Грязная английская шлюха… – Он снова протянул к ней руки, но Рид действовал без промедления. Новый глухой удар – и Малкольм упал на землю, скорчившись, словно сухой лист в огне.

Кажется, Джейми вскрикнула – но ее слабый голос был совершенно заглушён ревом Эдварда:

– Что ты наделал, идиот! А если он умрет?

Джейми упала на колени, словно подкошенная. Из раны на голове Малкольма обильно сочилась кровь. Джейми, приподняв подол, оторвала край от нижней юбки и, приложив к ране чистый кусок льна, прижала в двух местах. Она не осмеливалась поднять глаз, зная, что не сумеет скрыть переполняющее ее отчаяние.

– Он мертв?

Джейми почувствовала на плече руку Эдварда. По-прежнему не поднимая глаз, она пощупала горло Малкольма. Там еще бился слабый пульс.

– Нет пока, – задыхаясь, ответила она. – Но кровь не останавливается, и он скоро умрет, если только… если мы не позовем врача.

Эдвард отошел в сторону и, подозвав знаком одного из своих офицеров, тихо сказал ему что-то. Офицер побежал к выходу. Джейми оторвала от своей юбки еще кусок ткани и заменила промокшую повязку новой. При этом она немного повернула неподвижное тело; плащ соскользнул и обнажил раны Малкольма. Одна – огромная, с запекшимися краями – чернела в спине; другая, поменьше, – на груди, у самого сердца. Малкольма проткнули мечом насквозь, ударом в спину. Джейми замерла от страха. Если он выживет, это будет просто чудо. Удивительно, что меч не задел ни сердца, ни легкого.

Рядом снова появился Эдвард.

– Рана на груди тоже кровоточит, – проговорила Джейми.

– Мы берем его с собой, – объявил Эдвард. – В лапах Рида он и этой ночи не переживет!

Джейми мгновенно поднялась на ноги. Она не из тех, кто раскисает и дает волю своим чувствам. Видит бог, время для этого сейчас самое неподходящее. Она должна сделать все, чтобы Малкольм выжил, остальное ее не касается.

Эдвард взял ее под руку и грубовато развернул к себе. Джейми спокойно выдержала его взгляд.

– Детка, я тобой горжусь! – объявил он. – Сегодня ты сослужила мне большую службу!

Глава 5

Стройный, изящный человек в роскошном наряде придворного отвернулся от своих собеседников и устремил скучающий взгляд в окно. За окном он увидел Джейми Макферсон: то и дело оглядываясь через плечо, девушка спешила через сад к конюшням, и растрепавшиеся черные косы хлестали ее по спине. «Странно, – подумал придворный. – Как будто от кого-то прячется; совсем не похоже на нее».

– Черт меня побери, Серрей, но ты – просто слабак! Если бы не уважение к нашей покойной матери, я был бы готов поклясться, что в тебе нет ни капли крови Говардов!

Генри Говард, граф Серрей, оторвался от окна и смерил брата ироническим взглядом.

– Что это с тобой, братец? Несварение желудка – объелся французами? Или тебе надуло голову попутным ветром?

Серрей был ниже Эдварда ростом и гораздо уже в плечах, однако в поведении его чувствовалась уверенность в себе. Этот человек был полон чувства собственного достоинства, которого явно не хватало младшему брату.

– Тебе, Генри, и в голову не пришло меня поздравить! – огрызнулся в ответ Эдвард. – Что, завидуешь моим успехам?

Серрей пожал плечами и отвернулся, прекрасно зная, что этот презрительный жест еще сильнее распалит обиду брата.

Герцог Норфолк с усмешкой наблюдал за перепалкой сыновей. Они в самом деле разные, как небо и земля, думал он. Эдвард горяч и вспыльчив; Генри мягок и нежен с друзьями, а с врагами холоден как лед. Эдвард превыше всего ценит силу, Генри – ум и знания. Эдвард – воин; Генри – мыслитель и поэт.

Норфолк никогда не мог понять старшего сына. Нет, Генри не был трусом; он не раз делом доказывал свою храбрость. Однако воинские забавы его не привлекали: полю боя он предпочитал библиотеку, турнирам и сражениям – беседы с давно умершими писателями. Когда Серрей начал переводить для друзей «Энеиду» Вергилия, герцог понял, что старший сын не оправдает его ожиданий. А его увлечение итальянскими любовными стишками – куда это годится? Разве это подходящее занятие для отпрыска столь знатной фамилии?

Эдвард же, резкий, самолюбивый и непреклонный, как две капли воды похож на самого герцога в юности. Как и старый Норфолк в молодости, он стремится к самоутверждению и выбирает для этого те же способы: герцог в свое время сражался с шотландцами на Флодденских полях, Эдвард берет на абордаж французские корабли. Единственное, чего не хватает Эдварду, – терпения и рассудительности. Но это приходит с возрастом. Со временем, думал Норфолк, младший сын станет идеальным лидером. Просто идеальным.

Братья продолжали перебранку, и Норфолк решил, что пора прекращать эту забаву. Эти двое вечно спорили и ругались; еще в детстве Генри научился выводить Эдварда из себя короткими язвительными репликами. Эдвард проигрывал брату в остроумии, терялся, злился, чувствуя себя беспомощным, и в конце концов бросался на Генри с кулаками. Вот и сейчас – если их не остановить, они, пожалуй, схватятся за мечи!

– Генри, Эдвард, довольно! – приказал герцог, стукнув узловатым кулаком по столу. – Генри, я хочу услышать, что произошло с тобой при дворе; что ты умеешь выводить Эдварда из себя, я и так знаю.

Братья повернулись к отцу.

– Мои извинения, ваша светлость! – улыбнулся Генри, склоняясь в изящном придворном поклоне. Затем лицо его омрачилось. – Как я уже говорил, отец, король мной недоволен, и не без причины. Боюсь, я слишком резко отозвался о том внимании, которое уделяет Генрих нашей кузине Кэтрин.

– Какое тебе дело, если он и влюблен в Кэтрин? – раздраженно прервал брата Эдвард. – Всем известно, что король вот-вот аннулирует свой брак с Анной Клевской, так что…

– Мне, Эдвард, до этого самое прямое дело, и тебе тоже, – негромко, но твердо ответил Генри. – Если ты забыл, напомню: с тех пор, как наша кузина Анна Болейн встретила безвременный конец, состояние и репутация нашей семьи сильно пошатнулись. Если кузина Кэтрин… если вообще какая-нибудь женщина из семейства Говард снова вызовет неудовольствие короля, придворная карьера отца закончится раз и навсегда. А с ней – и денежные подачки, и выгодные поручения от короля. И тебе, милый братец, не на что будет играть в пирата!

– Играть?! – взревел Эдвард, вскакивая с места.

– Эдвард, сядь на место! – скомандовал Норфолк. Несколько мгновений Эдвард боролся с гневом, но наконец плюхнулся обратно в кресло.

Генри прав, думал Норфолк, легкомысленная красавица Кэтрин вполне способна наделать глупостей, и тогда неприятности неизбежны. Уже два месяца, с первого появления Кэтрин при дворе, король буквально не давал ей проходу. «Племянница – та еще штучка», – усмехнувшись, подумал Норфолк. Дерзкая, самолюбивая, жадная до развлечений… Неудивительно, что король положил на нее глаз. Но так же верно и то, что любовь ревнивого короля легко может превратиться в ненависть. Только прошлой осенью Норфолку пришлось уволить учителя музыки – Кэтрин завела с ним шашни. Да, эта девчонка, если не остепенится и не научится следить за собой, может доставить немало хлопот.

«Но Кэтрин, несомненно, умна, – возразил сам себе Норфолк, – и отлично понимает, как важно в ее нынешнем положении держать себя в руках. Разве ей не известна печальная судьба Анны Болейн? С другой стороны, если Кэтрин станет королевой, для всех Говардов это будет таким рывком вверх…»

– Генри, – повернулся он к старшему сыну, – почему ты считаешь, что Кэтрин станет для короля неподходящей парой?

– Надеюсь, что они подойдут друг другу, – без особой надежды в голосе ответил Серрей. – Но вы, отец, сами знаете, что Кэтрин вдвое моложе короля – моложе не только телом, но и душой. Она взбалмошна, бесстрашна и непомерно горда; он ревнив, угрюм и подозрителен. Такое сочетание опасно.

– И ты, разумеется, высказал все это королю в лицо! – фыркнул Эдвард.

Серрей с кривой улыбкой обернулся к брату:

– Совершенно верно. Он почернел от злости: такого выражения лица я не видал у него со дня того памятного спора с сэром Томасом Мором.

– Ты играешь с огнем, Генри, – мрачно заметил Норфолк.

– Знаю, отец. Но я подумал… – Серрей слегка замялся. – Отец, все мы знаем, что за характер у Кэтрин. Как ни добродетельна была Анна, но, стоило ей лишь однажды рассердить короля – и голова ее оказалась на плахе. Она продержалась несколько лет: Кэтрин, боюсь, и года не продержится. В тот раз даже вы, отец…

– Достаточно, Генри!

– Вы правы, довольно о прошлом, – ответил Серрей и, помолчав, добавил: – Когда к королю вернулась способность дышать и говорить, он приказал мне отправляться домой.

– Ну что ж, – сухо заметил герцог, – от дворца Нонсач до замка Кеннингхолл путь недолгий.

– Да, отец, вам не придется скучать в дороге.

– О чем ты? – удивился герцог. – Что ты хочешь этим сказать?

– Король повелел передать вам и моему прославленному брату приказ немедленно явиться ко двору.

– Так что же ты молчал!.. Клянусь ранами господними, я ведь покинул двор всего месяц назад!

Норфолк вскочил и принялся расхаживать по залу туда-сюда. «Зачем я понадобился королю? – думал он. – Может быть, Генрих просто хочет похвалить и наградить Эдварда за удачную экспедицию? Но зачем же тогда вызывать ко двору самого герцога? Только для большей парадности? Или у короля что-то другое на уме?»

Герцог знал короля много лет, бывал и в фаворе, и в немилости. И до сих пор Генрих поражал его своей непредсказуемостью. Угадать намерения скрытного и подозрительного Тюдора было почти невозможно. Но один урок герцог усвоил твердо: самое страшное, в чем может провиниться придворный, – заставить Генриха ждать.

Герцог бросил взгляд на Эдварда. Грубовато-красивое лицо молодого человека светилось гордостью – как же, сам король посылает за ним!

– Что ж, Эдвард, – вздохнув, обратился к сыну Норфолк, – прежде чем лопнуть от гордости, не хочешь ли распорядиться насчет того шотландца, которого при везли из Норвича твои люди?

Лицо Эдварда на мгновение омрачилось.

– Ах да, – произнес он, бросив взгляд в окно, по направлению к конюшням. – Может быть, мне стоит преподнести этот трофей королю…

– Ни в коем случае! – предупредил его герцог. – Король получит новое французское судно, и хватит с него. Шотландца и выкуп за него лучше оставь себе.

– Кого это ты захватил, Эдвард? Черного Дугласа? – бросил через плечо Серрей.

– Нет, Серрей, всего-навсего лэрда клана Маклеодов.

– Лэрда Маклеодов? – Серрей помолчал. – Хорошо, Эдвард, я готов истязать его вместо тебя, пока ты не вернешься из дворца.

– Герцог коротко рассмеялся:

– Представь, Серрей, твой брат действительно захватил отличную добычу. К сожалению, пленник жестоко изранен – поэтому Эдвард и привез его сюда.

– Вы думаете, он не выживет?

– Это зависит от ухода, – ответил Норфолк.

– Что ж, у нашей семьи большой опыт в истреблении шотландцев, – сухо усмехнулся Серрей.

– Благодаря именно этому, как ты выразился, опыту Говарды заняли нынешнее высокое положение, – проворчал в ответ Норфолк. – Не беспокойся, Эдвард, – обратился он к младшему сыну, – Серрей за всем присмотрит. Твой шотландец остается в надежных руках.

Серрей, пожав плечами, повернулся к брату:

– Разумеется, братец. Мы выходим твоего пленника.

Эдвард улыбнулся.

– Отлично, Серрей! Сделай это для меня, ладно?

– Разумеется, – ответил граф и снова отвернулся к окну.

– Ты играешь в опасную игру, Эдвард, – прошептал он, поглядывая в сторону конюшен. – Быть может, платить придется не шотландцам, а тебе самому. И плата будет высока… Очень высока.

Глава 6

В ноздри Малкольму бил запах гниющего мяса. Лоб горел, а в голове как будто гремела сотня барабанов. К горлу подступала тошнота. Малкольм попытался открыть глаза – но даже это простое движение вызвало такой острый приступ боли, словно в теле его не осталось ни одной целой косточки.

Туман в голове сменился страхом – Малкольм понял, что боится вздохнуть. Что, если при малейшем движении сломанные ребра, словно кинжалы, вопьются ему в легкие?

Малкольм снова потерял сознание.

– Милая моя, здесь не место для леди из знатного семейства. Лучше пришлите служанку, чтобы она помогла мне ходить за больным.

Джейми покачала головой в ответ на слова замкового врача, немолодого валлийца.

– Я привезла его сюда, мастер Грейвс. Я должна позаботиться о том, чтобы он выжил.

– Вы ему уже ничем не поможете. Боюсь, что и я тоже. Он потерял слишком много крови, и нам остается лишь надеяться на судьбу. Все, что мы можем сделать…

– Стоять и смотреть, как он умирает? Так, что ли? – прервала его Джейми, осторожно поднимая Малкольму голову и кладя к себе на колени. – Не будем спорить: просто скажите, что надо делать.

Старик расправил согнутые ревматизмом плечи, вытер руки чистой тряпочкой и пригладил седеющие рыжие волосы по сторонам лысой макушки. Он прожил долгую жизнь, но такой девушки еще не встречал. Даже сейчас, когда волосы ее растрепались, а элегантный серый плащ покрылся кровавыми пятнами, Джейми Макферсон казалась совершенно не на месте в этой грязной полутемной комнатке, предназначенной для пленников: Она явилась на конюшню почти сразу после того, как раненого доставили из Норвича сюда; на плаще ее уже были пятна крови, и доктор подозревал, что сегодня, когда он закончит штопать беднягу-шотландца, их станет гораздо больше.

Врач не жалел сил, чтобы отговорить девушку от ее решения. Только женщин ему здесь не хватало! Что, если она начнет рыдать при виде крови или свалится в обморок в самый неподходящий момент? Но вскоре валлиец понял, что ошибся в Джейми. Она не похожа на других женщин. Много бы он отдал за такую помощницу!

Джейми поднесла к губам Малкольма чашу с целебным питьем и, осторожно приоткрыв ему рот, влила сквозь запекшиеся губы несколько капель.

– Пусть выпьет как можно больше, – заметил врач, следя, как судорожно сокращается горло больного. – Ему нужно много пить, иначе лихорадка убьет его!

Джейми кивнула и влила в рот Малкольму еще несколько капель. Сейчас она забыла о своей обиде, о ненависти к гордому шотландцу. Все старые обиды казались детскими и несерьезными в сравнении с реальностью его страданий. Сердце Джейми разрывалось. Малкольм Маклеод унизил ее и причинил ей боль. Джейми мечтала об отмщении, но такого она и представить себе не могла.

Вглядываясь в искаженное до неузнаваемости лицо Малкольма, Джейми думала: знает ли он, кто дает ему пить? Если бы он открыл глаза – хоть на мгновение! Пусть обрушит на нее свой гнев, пусть, как в замке Норвич, бранит самыми черными словами за то, что она привезла его сюда! Пусть – она стерпит все! Это лучше, чем сидеть и видеть, как он медленно угасает у нее на глазах.

В горле у Малкольма что-то хлюпнуло, и целебное питье потекло по подбородку. Даже сейчас, не видя и не узнавая, он отвергал ее.

– Нет, не выживет, – прошептал Грейвс, прислушавшись к затрудненному дыханию шотландца. – Взгляните на его грудь, на голову… Раны снова кровоточат. Сильней, гораздо сильней, чем прежде. Смотрите, рана на плече снова открывается!

С отчаянной решимостью хирург схватил иглу и принялся быстрыми, уверенными движениями зашивать рану на плече.

Малкольм думал, что сойдет с ума от боли. Но, когда мука стала нестерпимой, он вдруг понял, что может избавиться от нее – прямо сейчас. Это так просто… удивительно, что он до сих пор не догадался. Достаточно выйти из тела – и боль утихнет!

Так он и сделал – взлетел, точно облако, гонимое ветром. Где-то рядом раздавались голоса, но Малкольм не понимал слов. Взглянув вниз, он увидел потемневшую от крови охапку соломы, а на ней – собственное безжизненное тело. Над ним склонились двое; женщина показалась Малкольму знакомой, но он уже не мог вспомнить, где и когда ее видел. Да и не все ли равно? Он поднимался все выше, прочь от друзей и врагов, от унизительной слабости и невыносимой боли. Он был свободен.

Где-то в вышине открылась дверь: Малкольм скорее почувствовал ее, чем увидел. Неведомая сила властно влекла его к этой двери. За ней сверкало солнце и сияли голубизной безоблачные небеса. Там ждали Малкольма мир и покой…

– Черт тебя побери, Малкольм Маклеод! Ты не умрешь!

Джейми вспомнила обо всех, кто любит Малкольма, чье сердце разобьется при горестной вести о его кончине. Алек и Фиона, любящие его, как родного сына… Его жена – как там ее зовут? И… что, если у Малкольма уже есть ребенок? Этого Джейми не знала. Уехав в Англию, она порвала всякие связи с родиной. Она не желала слышать даже имени Малкольма. Но судьба привела его сюда, чтобы он испустил последний вздох у ее ног…

Свинцовая тяжесть давила на сердце Джейми. Он не умрет. Она этого не выдержит.

– Слышишь меня, ты, бесчувственный негодяй? Ты не умрешь! Я не позволю тебе снова меня покинуть! – не переставая осыпать Малкольма проклятиями, Джейми судорожно прижимала к его ранам чистую ткань. Но кровь не останавливалась, и Джейми охватил невыносимый ужас.

Малкольм поднимался все выше, и тревоги этой жизни спадали с него, словно тяжелые доспехи. Небеса открылись для него: он уже чувствовал пьянящий вкус свободы. Все ближе… все ближе к источнику света…

Джейми, вся в слезах, следила, как все реже и реже вздымается грудь Малкольма. Наконец он перестал дышать.

Джейми забыла обо всем на свете. Оттолкнув врача, она принялась трясти безжизненное тело.

– Сукин сын! – вопила она, надавливая Малкольму на грудь. – Не смей! Не смей, слышишь?

Малкольм стоял на пороге заветной двери. Дуновение потустороннего ветерка, мягкое, словно прикосновение шелка, уже касалось его щек. Он протянул руки, подставляя их теплому ветру вечности. Оставался только один шаг…

И в этот миг Малкольм ощутил иное прикосновение. Кто-то с силой давил ему на грудь, заставляя дышать. Чей-то голос – женский голос – ругал его на чем свет стоит. Черт возьми, как только не обзывала его эта ведьма! На этот раз Малкольм отчетливо слышал ее голос. И понимал все до единого слова.

Малкольм попытался вырваться из ее объятий, чтобы лететь навстречу свету и теплу. Напрасно! Женщина звала его назад, и в голосе ее звучала такая сила, которой Малкольм не мог противиться.

Врач с глубоким изумлением уставился на девушку. Таких слов, какими она осыпала покойника, он не слыхивал со времен своей молодости, когда участвовал в шотландских войнах. И, уж конечно, не ожидал услышать ничего подобного от родовитой юной леди!

Но шотландец мертв, и никакие проклятия ему не помогут.

Джейми упала Малкольму на грудь. Рыдания разрывали ей сердце; она сама не замечала своих слез. Она думала только об одном: Малкольм мертв. Она не смогла его удержать.

«Матерь божья! – мысленно взмолилась она. – Пожалуйста, не позволяй ему уйти!»

Малкольм уже не слышал божественного зова. Рыдания черноволосой ведьмы перекрывали все остальные звуки. Малкольм стремительно возвращался к жизни; он падал как камень, и душа его кипела от бессильной ярости.

Вот перед ним промелькнуло собственное тело, а рядом – женщина, заливающаяся слезами; а в следующий миг Малкольма опять охватила невыносимая боль, и в голове как будто забила сотня крошечных барабанов. Пытка началась сызнова.

Из последних сил Малкольм рвался наверх, к увиденному свету. Блеснул последний луч – и дверь в небесах захлопнулась. Он остался на земле.

Будь она проклята – черноволосая ведьма, вернувшая его к нежеланной жизни!

Глава 7

– Он… он умер?

Взволнованный шепот прервал тишину, воцарившуюся в тесной комнатке. Мэри Говард просунула голову в дверь – и застыла на месте, потрясенная обилием крови.

Удивление на лице Джейми быстро сменилось раздражением. Да и врач с неодобрением покосился на побледневшее лицо посетительницы.

– На танцы вы, что ли, явились, мистрис Мэри? – саркастически спросил он, а затем проворчал, обернувшись к Джейми: – Уведите ее отсюда, мистрис Джейми. В бедняге жизнь едва теплится: не хватало еще, чтобы сюда сбежался весь дом!

– Но мы еще не закончили! – возразила Джейми. Ей вовсе не хотелось уходить. – Нужно помыть его, одеть.

– Этим я занимаюсь уже тридцать лет, – проворчал мастер Грейвс. – Справлюсь и на этот раз. Мне поможет кто-нибудь из конюших – и его же я попрошу посторожить здесь ночью, чтобы до раненого не добрались крысы.

При упоминании о крысах Мэри побледнела еще сильнее и поднесла руку ко рту. Доктор язвительно улыбнулся, затем перевел взгляд на Джейми. Та все еще нерешительно мялась у постели больного.

Эта девушка оказала доктору огромную помощь. Она управлялась с больным куда лучше, чем его собственный ученик – старательный, но туповатый и неуклюжий парень. Однако сейчас старик хотел остаться один, чтобы собраться с мыслями и спокойно поразмыслить о происшедшем. Он чувствовал смятение, даже страх. Между раненым и этой женщиной существовала какая-то мистическая связь. Старик был готов поклясться… да что там, никаких сомнений! Шотландец был мертв! Он не дышал, и сердце перестало биться!

Он был мертв.

Но Джейми – как только ей это удалось? – вернула его к жизни. Не только к жизни, но и к сознанию. По спине у врача пробежали мурашки: он снова вспомнил о том, как конвульсивно содрогнулась грудь шотландца, как он сжал и снова разжал кулаки, а затем открыл глаза – изумленные, тревожные и совершенно ясные. Смятение в его взгляде быстро сменилось гневом. Он выпил всю чашку целебного питья, не сводя с Джейми суровых, обвиняющих глаз. Затем произнес всего три слова: «Будь ты проклята!» Глаза его закрылись, и он погрузился в глубокий сон.

Год назад, когда Джейми Макферсон только приехала в замок, слуги рассказывали, что она приходится племянницей Анне Болейн. Доктор и сам заметил, что девушка похожа на покойную королеву. Но сейчас на ум ему приходило иное сходство… Ходили слухи, что королева Анна была ведьмой, что она опоила короля приворотным зельем – за это, мол, он и отрубил ей голову. Говорили, что она вызывала духов; что собственная ее душа не нашла покоя и в лунные ночи бродит привидением по лондонскому Тауэру.

Грейвс никогда не верил в эти сказки. Он видел Анну – и до блистательного замужества, и после. Надо сказать, королева ему не нравилась. Пустая, самовлюбленная кокетка. Но, уж конечно, не ведьма. А темные слухи распространяли в основном завистники, радовавшиеся ее смерти. «Что может быть легче, – думал старик, – чем порочить мертвого врага?»

Но теперь… старик пристально вгляделся в лицо Джейми. То, что совершила сейчас эта девушка, иначе как колдовством не назовешь. И при этом она – племянница покойной королевы, тут есть над чем подумать.

Грейвс решительно потряс головой. «Хватит! – сказал он себе. – Тебе, словно какому-нибудь суеверному англичанину, начинает всюду мерещиться чертовщина!»

– Я вернусь! – пообещала Джейми, легко прикоснулась к руке доктора и побежала к дверям.

На лице Мэри словно навеки застыло выражение ужаса. Изнеженная красотка не привыкла к таким зрелищам. Грязная тесная комнатка, окровавленная солома, израненное полуобнаженное тело Малкольма – все это было для нее слишком.

– Он умер? – повторила Мэри, бессильно прислоняясь к притолоке. Лицо ее побелело.

Джейми сообразила, что ее кузина не слышала ни одного слова, сказанного Грейвсом. Только не хватало ему второй пациентки! Подхватив Мэри под руку, Джейми решительно потащила ее во двор. Несколько глотков свежего воздуха помогли девушке прийти в себя.

На хорошеньком личике Мэри отразилось отвращение.

– Боже мой, Джейми! Ты вся в крови! Плащ, волосы, лицо – все запачкано! – Она всплеснула руками. – Ах, Джейми, Эдвард… О боже мой! Ты только посмотри на себя!

Джейми взяла кузину за руки.

– Ну-ка вдохни поглубже, – приказала она. – У тебя какие-то новости от Эдварда?

Мэри кивнула и несколько раз глубоко вдохнула, чтобы успокоиться.

Джейми нетерпеливо ждала, пока кузина окончательно опомнится.

Мимо пробежал мальчишка-конюх с двумя охапками сена в руках; увидев двух леди, он остановился и несколько секунд пялил на них глаза. Из конюшен слышался топот и нетерпеливое фырканье: приближался час кормежки. В воротах показалась телега, запряженная быком: в телеге на копне сена развалился длинный, тощий, как щепка, крестьянин. Вот он привстал и что-то крикнул быку: повинуясь команде, животное свернуло в сторону, и телега исчезла в проходе между амбаром и кузницей.

Мэри оглядывалась вокруг с таким изумлением, словно впервые видела хозяйственную часть замка. Впрочем, очень возможно, что так оно и было.

– Ну хватит, – прервала ее дыхательные упражнения Джейми. – Так что же с Эдвардом?

Но Мэри не слышала ее, поглощенная непривычными впечатлениями. Двое конюхов вели лошадей на водопой, и девушка не могла оторвать от них глаз. Джейми кашлянула, чтобы привлечь ее внимание.

Мэри с виноватым видом обернулась к кузине.

– Ах да! – воскликнула она. – У меня такие новости!

– Ну?

– Сегодня в полдень вернулся лорд Серрей.

– Я слышала. Его лошадей не так давно привели в конюшню.

– Да, но это еще не все! Вот слушай. Эффи, моя горничная, которая… ну, дружит с младшим конюхом лорда Серрея, ужасный грубиян, кстати, не понимаю, что она в нем нашла…

– Ну, Мэри, не тяни! – Нетерпение Джейми прорвалось наружу. – Что же случилось?

Мэри нахмурилась, обиженная, что Джейми не дает ей насладиться рассказом.

– Так вот, король вызывает герцога и Эдварда во дворец!

Сердце Джейми подпрыгнуло от радости. Эдвард уедет ко двору, и никто не помешает ей ухаживать за Малкольмом! Она сжала руку кузины.

– Они уже уехали?

– Что ты! – ответила Мэри. – Эдвард не хочет уезжать, пока не увидится с тобой. И сейчас он бегает по замку и окрестностям и ищет…

– Что? Он ищет меня?

– Ну да. – Мэри сердито выдернула руку. – Имей в виду, Джейми Макферсон, если у меня останутся синяки…

Джейми нервно оглянулась по сторонам.

– Мэри, ты не знаешь, где он сейчас?

– Если бы женщинам было прилично держать пари, я бы поспорила, что он идет сюда! Я слышала, как он расспрашивал твою горничную. Кадди разыграла полное неведение. Ты бы видела это представление! Она довела его до белого каления, а затем небрежно бросила что-то насчет цветочков и кусточков. Конечно, он тут же помчался в сад.

– Мэри, идем со мной! – И Джейми потащила кузину по направлению к саду.

– Но что ты…

Отправляясь к Малкольму, Джейми позаботилась о том, чтобы скрыть свои намерения. Никто, кроме Мэри, Кадди и Грейвса, которому Джейми вполне доверяла, не знал, где она собирается провести день. Сама не зная почему, она готова была на все, чтобы скрыть свои планы от Эдварда.

– Скорее, Мэри! Мы должны встретиться с ним в другом месте! Где угодно, только не здесь!

На лице Мэри отразилась растерянность, затем она понимающе кивнула:

– Ах да! Этот шотландец…

Не прошли они и трех шагов, как Мэри остановилась.

– Но тебе нельзя показываться Эдварду в таком виде!

Она сдернула с плеч Джейми измазанный в крови плащ, осторожно, боясь запачкаться, сложила его и бросила в стоящую рядом повозку. Затем попыталась пригладить кузине волосы и заправить в прическу выбившиеся пряди – но легче было расплести косы и заплести заново.

– Кузина, ты провела на конюшне целый день!

Плащ у тебя весь в крови, а глаза красные, как будто ты плакала. Почему ты так волнуешься об этом человеке?

Джейми почувствовала, что заливается краской, и закрыла лицо руками, от души радуясь, что Мэри сейчас стоит сзади.

– Из-за меня его страшно избили в замке Норвич, – выдавила она наконец. Господи, только бы Эдвард не заметил, в каком она состоянии!

– Ну вот, сейчас ты хоть на человека похожа! – Мэри окинула кузину критическим взглядом. – Поправь юбки.

Джейми схватила подругу за руку:

– Пойдем, Мэри! Скорее идем отсюда!

Джейми потащила кузину прочь от конюшен по дороге, ведущей к главному зданию. По правую руку от дороги за высоким забором находились огороды, по левую – сады с цветочными клумбами. Влево уходила тропинка, ведущая к «сокольему домику»: туда и свернула Джейми. Она любила охотиться и немало времени проводила с соколами, двое из которых, подаренные герцогу самим королем, считались лучшими в Англии.

Через несколько секунд показалась стена, огораживающая «владения» сокольничего Эвана. Сам Эван сидел посреди широкого двора и наблюдал, как его старший сын свежует кроликов – сегодняшний обед для Эвановых подопечных. Сами соколы – мощные темноперые хищники, стреноженные и накрытые колпачками, – сидели на высоких шестах, ожидая кормежки.

Эван поднялся и, сняв шапку, приветствовал девушек поклоном. При виде Джейми на лице его заиграла улыбка.

– Эван, как себя чувствует твоя жена? – поинтересовалась Джейми.

– Можно сказать, ей малость не по себе, госпожа. Да и чего другого ждать, если она со дня на день разрешится? Да, она просила поблагодарить за то, что вы распорядились присылать ей еду из кухни. Самой-то ей уже ходить невмоготу, вас просто как будто бог прислал ей на помощь.

– Не стоит благодарности, – рассеянно ответила Джейми, поглаживая сокола.

– А по-моему, стоит. А вы, госпожа, сегодня пропустили чудную охоту. – Эван кивнул в сторону своих питомцев. – Его светлость оставался дома, но кое-кто из молодых джентльменов славно повеселился!

– Я уверена, лорду Эдварду охота тоже пришлась по душе.

– Нет, госпожа, – покачал головой сокольничий. – Его милость весь день не показывался.

Джейми вздохнула с облегчением.

– Это и есть ваша добыча? – спросила она, указывая на кроликов.

– Да, госпожа, взяли их в лесу сегодня утром. Мои молодцы, стоит только снять с них колпачки, летят прямиком на зверя и убивают с одного удара – не зря я с ними возился! Не хотите их покормить, госпожа?

Он протянул ей несколько кусков мяса, но Джейми покачала головой:

– Нет, Эван, спасибо, не сегодня. Я очень устала после работы в саду. Может быть, завтра.

Мэри изумленно расширила глаза. Подавив улыбку, Джейми подхватила кузину под локоть и повела прочь.

– Что ты затеяла, Джейми Макферсон?! – воскликнула Мэри, стараясь приноровиться к широкому шагу подруги. Перед ними открылись ворота сада. Дорогу девушкам пересекли двое слуг: они, очевидно, куда-то спешили.

– Мэри, не бросай меня! – Джейми остановилась перед воротами и взглянула кузине в лицо. – Что бы ни говорил Эдвард, обещай, что не оставишь меня с ним наедине! Обещай!

– Да что с тобой? Никогда раньше ты не боялась Эдварда!

Джейми молча отвернулась и взялась за створку ворот. Мэри схватила ее за локоть:

– Джейми!

Джейми покраснела и слегка покачала головой. Затем, глядя кузине в глаза, попросила:

– Пожалуйста, Мэри, не оставляй меня!

После некоторого колебания белокурая красавица кивнула.

Джейми отправилась в сад. Мэри на секунду задержалась у ворот, затем последовала за ней. Остановившись посреди ухоженного сада, Джейми прикрыла глаза ладонью, защищаясь от ярких лучей клонящегося к западу солнца, вглядываясь в даль в поисках Эдварда. Действительно, в дальнем конце тропинки, в тени подстриженных кустов, показался широкоплечий человек в богатой одежде. У кустов работали с полдюжины садовников.

Увидев молодого рыцаря, они дружно выпрямились и начали кланяться. Джейми поняла, что Эдвард их расспрашивает – не составляло труда догадаться о чем.

Схватив Мэри за руку, Джейми потащила ее на круглую насыпь, откуда открывался вид на весь сад. Не успели девушки усесться на деревянную скамью, как садовник обернулся и указал пальцем в их сторону. Джейми сделала вид, что любуется пейзажем. «Пока все идет как надо», – подумала она.

– Мэри, не смотри на него! – приказала Джейми.

Над головами у девушек, щебеча, промчалась пара ласточек, и Джейми заставила себя следить за их полетом, пока они не скрылись вдали.

Тишину прервал дрожащий голосок Мэри:

– Джейми, только не проси меня лгать! Ты знаешь, я не умею. У меня просто не получается! О, святая Агнесса, он идет! – В голосе ее послышались панические нотки. – Может быть, мне лучше уйти…

Джейми с силой сжала руку Мэри, удерживая ее на месте. Эдвард приближался.

– Просто сиди рядом, – тихо, но твердо сказала Джейми. – Говорить буду я.

– Но, Джейми, а если он меня о чем-нибудь спросит? – задыхаясь от страха, пролепетала девушка. – Что мне ответить?

– Ради бога, представь, что это игра! Ничего страшного. – Джейми помолчала, вглядываясь в растерянное лицо подруги. – Мэри, я просто не готова разговаривать с ним наедине. Но, поверь, мы с тобой не делаем ничего дурного. Так что успокойся и перестань терзать себя.

– Постараюсь, – покорно кивнула Мэри. – Но я все-таки не понимаю, что на тебя нашло!

Джейми молча отвернулась. Как объяснить Мэри, что с ней происходит? Видит бог, она и сама этого не понимает! Джейми не замужем за Эдвардом. Они даже не помолвлены… еще не помолвлены. Почему же день, проведенный у постели раненого, воспринимается ею как измена Эдварду? В конце концов, Джейми оказала своему кавалеру большую услугу. За живого и здорового пленника Эдвард получит выкуп, за мертвого – никогда. Он должен благодарить Джейми… Почему же она так старается скрыть от него все, что произошло? Зачем собирается лгать?

Может быть, дело не в Джейми, а в самом Эдварде? В последние дни он открылся ей с новой стороны. До сих пор – если не считать взрыва страсти вчера вечером – он всегда вел себя с ней как истинный рыцарь. Но теперь Джейми стала лучше понимать, почему родные и друзья прозвали Эдварда «порохом», а слуги боятся его как огня. То, что увидела Джейми сегодня в замке Норвич, ее просто напугало. Оказывается, Эдвард не просто горяч и вспыльчив – он жесток. Что, если однажды его жестокость обратится на нее?

Мэри помахала Эдварду рукой. Джейми обернулась, старательно изображая улыбку. Эдвард приближался широкими, нетерпеливыми шагами; лицо его было скрыто тенью деревьев, и Джейми не могла угадать, о чем он думает. Большое усилие воли понадобилось ей, чтобы сидеть спокойно, чинно сложив руки на коленях.

– Черт побери, Джейми! Я искал тебя…

– Эдвард, ты сердишься? Почему?! – воскликнула Джейми с лучезарной улыбкой, вскочив на ноги.

На Эдварде был камзол с прорезями и бархатный берет, на котором колыхались соколиные перья. Рыцарь был одет для путешествия. Лицо его, побагровевшее от гнева, по цвету не уступало малиновым штанам.

– Ах, какую потрясающую охоту ты пропустил!

Я так жалела, что тебя там не было! Соколы превзошли самих себя, а добыча…

Эдвард взял ее за руки и наклонился для поцелуя. Джейми подставила ему порозовевшую щеку.

– А теперь мы с Мэри здесь…

– Ты тоже ездила на охоту? – недоверчиво обернулся Эдвард. – Но я видел тебя в доме почти час назад!

Мэри покраснела до корней волос, и Джейми поняла, что необходимо вмешаться.

– Нет, Мэри сегодня не охотилась. У нее разболелась голова, и я подумала, что прогулка по саду поможет ей развеяться. Ей уже лучше. Правда, милая?

С этими словами Джейми выскользнула из объятий Эдварда и взяла Мэри под руку. Та неуверенно улыбнулась и кивнула. – Мы только что от сокольничего. Сегодня такой чудесный день, что просто невозможно сидеть дома, и я подумала, что Мэри стоит полюбоваться на соколов его светлости – это ее развлечет…

С лица Эдварда исчезли всякие следы мрачности; болтовня Джейми его успокоила. Он сдернул с головы берет, пригладил волосы и принялся расхаживать взад-вперед; ему явно не терпелось что-то сообщить.

– Мэри, оставь нас! – приказал он наконец. Мэри вскочила, словно вспугнутый фазан, но Джейми вцепилась в нее и силой заставила сесть.

– Эдвард, она плохо себя чувствует, я не отпущу ее одну! – возразила она. Эдвард снова нахмурился. – И, пожалуйста, не командуй нами, – добавила Джейми.

Усилием воли Эдвард подавил вспышку гнева.

– Но… послушай, у меня для тебя новости, которые я хотел бы сообщить наедине.

– Знаю, знаю! Тебя вызывает король! – Джейми вскочила и захлопала в ладоши, к удивлению и Эдварда, и Мэри.

– Откуда ты знаешь? – удивленно спросил Эдвард.

– Да как же не знать! – всплеснула руками Джейми. – Всем в замке известно, что король и двор восхищаются твоими подвигами! – В притворном восторге она схватила его за руку. – Эдвард, я так за тебя рада! Ты такой отважный – настоящий герой! Ты долго ждал – но я всегда знала, что рано или поздно король оценит тебя по заслугам!

Внимая этой грубой лести, Эдвард просто раздувался от гордости.

– Ты так говоришь, словно меня уже назначили в Королевский Совет!

– Почему бы и нет? Ты заслужил такую честь! – Джейми подарила ему свою самую сияющую улыбку. – Когда ты едешь?

– Как только соберется его светлость. – Эдвард снова покосился на Мэри, затем взял Джейми за локоть и потянул прочь от скамьи. – Мне нужно с тобой поговорить… наедине.

– Эдвард, мы можем поговорить и здесь.

Эдвард оглянулся вокруг. Взгляд его упал на цветущий розовый куст.

– Нет, Джейми. Пойдем вон туда!

Джейми упрямо покачала головой.

– Не надо, Эдвард, – прошептала она, опасливо оглядываясь на кузину. – Мэри только что рассказала мне, что твоя невестка, графиня Френсис, просила ее, как она сказала, «вразумить» меня. Она говорит, что мы с тобой ведем себя совершенно неприлично!

– А какого черта Френсис лезет не в свое дело? – взревел Эдвард, повернувшись к Мэри – та, бедняжка, уже места себе не находила.

Джейми прикрыла ему рот рукой и, приподнявшись на цыпочки, прошептала:

– Милый кузен, она просто беспокоится о моей репутации. Ты ведь не хочешь, чтобы злые языки чернили меня в твое отсутствие?

Вместо ответа Эдвард сжал ее в объятиях.

– Как я мечтал тебя поцеловать! – страстно прошептал он.

– Не надо, Мэри смотрит! – Джейми попыталась увернуться, но он уже впился в ее губы сокрушительным поцелуем. Она уперлась ему в грудь, пытаясь оттолкнуть, но Эдвард больно сжал ее руки. Лицо у Джейми горело от стыда; ей казалось, что этот нежеланный поцелуй продолжается вечно. Наконец Эдвард оторвался от нее – но только затем, чтобы приблизить горячие влажные губы к её уху.

– Я уезжаю, Джейми! – горячо шептал он. – Я знаю, ты хочешь меня и ждешь этого с таким же нетерпением, как и я. Джейми, как только я вернусь, мы пошлем письмо твоим родителям и объявим о помолвке.

Джейми не знала, что ответить, но Эдвард не замечал ее замешательства.

– Мы поженимся, как только от твоих родителей придет ответ. – Он погладил ее по щеке, затем провел пальцем по припухшей нижней губе. – Подпишем все бумаги – и в церковь! И ты станешь моей! Или нет – ты уже моя!

Джейми опустила глаза, старательно разглядывая золотое шитье на его колете. Она для него – добыча. Он охотится за ней, как за французским кораблем. Хочет овладеть ею, схватить, смять, сломать, подчинить себе – и, наигравшись, бросить ради какой-нибудь новой игрушки. Таков Эдвард Говард.

– Прощай, Джейми, – нежно произнес он. – Помни обо мне.

Джейми вскинула глаза, пораженная неожиданной мягкостью его голоса. Сердце ее бешено забилось, голова пошла кругом. Эдвард снова стал таким, как прежде, и она не знала, какая из двух сторон – настоящая.

Эдвард поклонился и пошел прочь, оставив ее в глубокой задумчивости.

Глава 8

Малкольм падал. Летел, словно камень, пущенный рукой великана. Земля приближалась: внизу качался цветущий вереск, и Малкольм мог различить каждый лепесток на его цветах. Охваченный страхом, Малкольм хотел зажмуриться, но бешеный ветер бил в лицо, трепал волосы, разлеплял губы, не давал закрыть глаза. Он попытался закрыть лицо руками, но отдернул их в ужасе, увидев, что руки его от пальцев до локтей объяты багровым пламенем. Он падал все ниже и ниже, и земля раскрывала ему свои жестокие объятия…

Шотландец открыл глаза, пробуждаясь от кошмара. Аромат вереска исчез, сменившись тяжелым запахом гнилой соломы. Рядом слышались голоса: шум в ушах не позволял Малкольму различить ни слова, но чужой говор был ему хорошо знаком. Англичане! Они приближаются! Подходят все ближе. Малкольм попытался подняться, но тело ему не повиновалось. Стиснув зубы, он сделал еще одно усилие – бесполезно.

«Двигайся же, черт возьми!» – приказывал себе Малкольм. Он смутно помнил, что на поясе у него должен покоиться в ножнах короткий меч… Помнил, но не мог пошевельнуть и пальцем, чтобы добраться до оружия.

Голоса послышались совсем рядом. Малкольм лежал, недвижный и беспомощный, и ждал последнего удара.

Но смерть все не шла за ним.

Лицо Малкольма пылало, а грудь и руки были холодны как лед. Ног он вообще не чувствовал. Горло, казалось, высохло и потрескалось от нестерпимой жажды.

Малкольм спросил себя, где он, – и тут же бешеный хоровод лиц, сцен, голосов закружился в его памяти. Корабль – французский корабль. И бешеная атака английских корсаров. Их больше, гораздо больше… Язык стального пламени пронзил его плоть, прошел сквозь ребра, сверкающей белой молнией вышел из груди. Мир исчез, уступив место боли. А затем – вой ветра, тьма и пустота.

Потом в памяти Малкольма всплыла сцена из далекого прошлого. Его учитель, достопочтенный Эразм. По шумным улицам Фрейбурга, что в Брейсгау, сновал народ, с грохотом проезжали тяжелые повозки; но в стенах университета было тихо и покойно. Потрескивал огонь в камине, и учитель, улыбаясь одними уголками мудрых серых глаз, говорил: «Ну-ка, Малкольм Шотландец, – он всегда называл так своего лучшего ученика, – давай еще раз обсудим «De Divisione Naturae». Но теперь, мой мальчик, будем говорить по-гречески…»

Эразм умер. Когда спутники спрашивали Малкольма, зачем он плывет в Роттердам, шотландец говорил, что учитель оставил ему по завещанию небольшое наследство, но до сих пор у лэрда не было времени съездить за тем, что принадлежит ему по праву. Но одному спутнику, к которому почувствовал доверие, Малкольм признался, что дело не только в этом. Он мучительно тоскует по тому душевному покою, который ощущал в студенческие времена.

Так – не лэрдом, не грозным шотландским воином, а безвестным искателем наследства – он вступил на борт французского корабля. Он не ожидал, что судьба поступит с ним так жестоко. И не ожидал, что так скоро встретится с Джейми. Малкольм застонал.

Нет, это был не сон, не горячечный бред. Она приходила к нему в темнице. Он помнил холодный каменный пол, смрад загноившихся ран и нестерпимую, изматывающую боль, лишающую гордости и рассудка. И вдруг – словно журчание воды в пылающем аду – послышался шелест юбок. Малкольм повернулся, чтобы увидеть лицо женщины. Это была Джейми. Он тосковал по ней и сорвался с насиженного места, чтобы заглушить боль разлуки, – и вот она, словно ангел с небес, явилась его затуманенным глазам. Душа его взыграла нездешней радостью; но восторг тут же сменился болью и гневом.

Предательница, вероломная дрянь! Малкольм сжал кулаки: ему вспомнилось все, что произошло потом.

За дверью слышались голоса, и мирный тон их ничем не напоминал о войне. До Малкольма доносилось ржание лошадей, звон ведер, чей-то отдаленный голос напевал английскую песенку – словом, обычные утренние звуки богатой усадьбы. Послышались тяжелые шаги: кто-то пнул Малкольма в плечо, и хриплый стон вырвался из груди помимо его воли.

– Грязный шотландец! – проворчал молодой конюх. – Если бы не этот валлийский костоправ…

Скрипнула дверь, и в конюшню ворвался свежий воздух.

– А, мастер Грейвс, наконец-то и вы! – воскликнул конюх, впрочем, без особой радости в голосе. – Мне пора к лошадям, так что…

– Лошади подождут.

Малкольм крепко зажмурился. Холодная мягкая рука пощупала ему лоб.

– Он не просыпался ночью? Не стонал? Вообще что-нибудь делал? – Отняв руку ото лба, врач принялся ощупывать израненное тело Малкольма.

– Лежал как камень, сэр. Один раз только застонал – и вовремя, я уж начал думать, что он отправился к праотцам.

– У него сильный жар. Ты давал ему снотворное?

– Нет, сэр, я… мне показалось, что это напрасная трата времени.

– Напрасная? – взорвался Грейвс. – Пресвятая Дева, какой-то конюх… Если у тебя заболеет жеребец, ты, думаю, не сочтешь лечение напрасной тратой времени?!

После паузы конюх ответил – ив голосе его слышалось глубокое удивление:

– Мастер Грейвс, это же грязный шотландец! Как можно сравнивать его с лошадьми его светлости? Я вообще не понимаю, зачем вы…

– Зачем? – рявкнул старик. – Я объясню тебе зачем! Чтобы он, придя в себя, не встал и не перерезал тебе, спящему, горло! Или не отрезал уши – они тебе ни к чему, ты все равно не слушаешь добрых советов!

Малкольму не нужно было открывать глаза, чтобы представить себе выражение лица бедняги-конюха.

– Ну, я вам больше не нужен? – пробормотал наконец парень. – Тогда я пойду.

Доктор начал ощупывать рану, и Малкольм застонал. Старик тут же отнял руку.

– Нет, подожди. Приведи сюда Дейви и принеси носилки. Нам нужно его перенести.

– Обратно в Норвич? – с надеждой спросил юноша.

– Нет, в замок, в мой кабинет.

– В замок, мастер Грейвс? – недоуменно переспросил конюх. – Этого шотландца – под крышу к его светлости?

– Совершенно верно. А что? – Врач поднес к сомкнутым губам Малкольма фляжку с лекарством.

– Но как это возможно? – изумленно воскликнул конюх. – Даже меня никогда не пускали в замок…

– Тебя? – сухо переспросил врач. – Ты – всего лишь слуга с болтливым языком и воробьиными мозгами.

– Но, сэр… – растерянно пробормотал парень.

– Хватит болтать, негодник! Ага, носилки здесь, – заметил доктор, вставая и направляясь к двери. – Черт… – ворчал он себе под нос, – я совсем не этого хотел…

Он скрылся во дворе, а конюх помчался выполнять полученное распоряжение.

Вскоре он появился вместе с другим парнем по имени Дейви. Они о чем-то перешептывались, но обостренный слух Малкольма различал каждое слово.

– Вчера вечером, как только его светлость и лорд Эдвард уехали ко двору, мистрис Джейми пошла к лорду Серрею, – рассказывал Дейви, – и попросила разрешения перенести этого шотландца в замок. И он дал согласие!

– Мистрис Джейми и лорд Серрей? – фыркнул конюх. – Ерунда, мистрис Джейми – возлюбленная лорда Эдварда! Я вчера заходил в сад поболтать с Тэсс, девушкой садовника. Ты бы видел, что там вытворяли лорд Эдвард и его красотка в укромном уголке! Лорд Эдвард набросился на нее, словно бешеный, лапал за все места и целовал без передышки – и не скажу, чтобы она сильно возражала! Черт, я сам завелся, наблюдая за ними издалека! И ты думаешь, ей есть дело до лорда Серрея или тем более до какого-то грязного…

– Дурак ты, Джо, – веско ответил Дейви. – Для нас с тобой этот шотландец – грязный пес, а для хозяев – целое состояние! Мистрис Джейми узнала его: он принадлежит к знатному роду, и лорд Эдвард надеется получить за него немалый выкуп. Так что, Джо, смотри за ним хорошенько…

За дверью послышались шаги лекаря, и конюхи замолкли. Малкольм по-прежнему не шевелился, размышляя о том, удастся ли ему свидеться в замке с «мистрис» Джейми.

Сердцем и душой его владело одно желание: придушить проклятую ведьму!

Глава 9

Стоя у окна галереи на верхнем этаже, Джейми наблюдала за переноской раненого. Каждый раз, когда носильщик встряхивал бесчувственное тело Малкольма, сердце Джейми подпрыгивало вместе с ним. Мастер Грейвс каждый раз сердито выговаривал носильщику; но не похоже, чтобы его упреки пробивали толстую кожу этого бородача.

– Не так быстро! – шептала Джейми, не замечая, что она уже не одна в комнате. – Осторожно, там колдобина! Что ты делаешь? Пресвятая Дева, да ты его убить хочешь, что ли?

– Доктор славно поработал, верно? – заметила, подойдя к окну, медноволосая графиня Серрей.

Джейми покраснела.

– Думаю, мастер Грейвс сделал для… для узника все, что мог, – ответила она, собравшись с духом.

– Если я правильно поняла, ты знаешь этого человека?

– Это знатный лэрд из Западной Шотландии. Его многие знают.

– И Эдвард рассчитывает на большой выкуп?

– Да, если мы сумеем поставить его на ноги. Он ужасно изранен, а в замке Норвич его к тому же жестоко избили.

– Понимаю, – лукаво блеснув глазами, леди Френсис взяла Джейми за руку. – Но, ради всего святого, как ты убедила лорда Серрея перенести пленника в замок?

Джейми задумалась, не зная, что ответить. Она слышала, что лорд Серрей добр и великодушен, но все равно почти не надеялась на успех. Если оставить Малкольма в конюшне, он обречен – так сказал ей врач. У него лихорадка, он нуждается в постоянном уходе, а доктор не может проводить в конюшне дни и ночи. Сама же Джейми, если будет часто ходить туда, станет предметом сплетен. Оставался только один выход: Джейми никогда не рискнула бы обратиться с такой просьбой к Эдварду, но лорд Серрей – другое дело.

– Мне и убеждать не пришлось, – правдиво ответила Джейми. – Оказывается, ваш муж его знает. Едва я назвала имя Малкольма Маклеода, лорд Серрей просиял улыбкой. Он рассказал, что они вместе учились во Фрейбурге у магистра Эразма.

Френсис с улыбкой покачала головой:

– Как это похоже на Генри: признать другом человека, которого Эдвард считает злейшим врагом!

Карие глаза Френсис засветились любовью: она улыбнулась в ответ на вопросительный взгляд Джейми.

– Серрей рассказывал, что мы с тобой скоро породнимся. – Обняв Джейми за талию, Френсис повела ее прочь от окна. – Ты, несомненно, уже почувствовала, как трудно удержать Эдварда, когда он полон стремления добиться своего.

Джейми смущенно теребила оборки своей пышной юбки.

– За последние несколько дней я узнала об Эдварде больше, чем за весь прошлый год, – призналась она.

Неизвестно, насколько можно доверять Френсис, но Джейми так страдала от того, что не может поделиться с кем-нибудь своими переживаниями. Не с Мэри же ей обсуждать грубые приставания Эдварда! Мэри невинна – как и сама Джейми – и к тому же неисправимо романтична. Вчера, когда Эдвард набросился на Джейми в парке, Мэри увидела в этом проявление романтической страсти – и ничего больше. Всю обратную дорогу она болтала о том, как это замечательно, когда тебя так любят! Ей и в голову не пришло поинтересоваться, как сама Джейми относится к такой пламенной любви.

Френсис была всего четырьмя годами старше Джейми. Но она, конечно, опытная женщина. Она счастливо вышла замуж и наслаждалась любовью мужа. Ей, несомненно, известна разница между истинной любовью и похотью. Но можно ли ей доверять? И снова, как в первые дни разлуки с родиной, Джейми почувствовала, что отчаянно скучает по матери.

– Джейми, тебя что-то беспокоит? – осторожно начала Френсис. – Видишь ли, если горячность Эдварда тебя пугает, если ты не уверена в своих чувствах, лучше обсудим это сейчас, пока разговоры о свадьбе не зашли слишком далеко.

– Все так запуталось… – вздохнула Джейми и порывисто взяла Френсис за руку. – Пожалуйста, леди Френсис, не поймите меня превратно! И вы, и вся ваша семья за последний год заменили мне родных. Я хотела бы породниться с вами, а Эдвард… Я привязана к нему и уважаю его, до сих пор мне льстило его внимание, но в последнее время, особенно после этого плавания, – она запнулась, не зная, как объяснить поведение Эдварда и свою реакцию на него. – Понимаете, я чувствую, что начинаю его бояться.

– Тебя смущает настойчивость Эдварда, – мягко предположила Френсис.

– Да! – покраснев до ушей, Джейми уставилась в пол. – Леди Френсис, все вокруг говорят об этой свадьбе как о чем-то решенном: но ведь ни я, ни моя семья еще не дали согласия! Я знаю, что должна гордиться вниманием Эдварда, но он… он так…

Джейми сбилась и замолкла, вдруг сообразив, что ведет себя не слишком разумно. Нашла с кем обсуждать Эдварда! Френсис – член семьи, а Джейми здесь – гостья, к тому же гостья не слишком желанная.

Френсис взяла подругу под руку и повела вниз, в холл.

– Родители сговорили нас с Генри, когда мне было шестнадцать, – задумчиво начала она. – Разумеется, мы были знакомы: видели друг друга при дворе. В то время Генри был, как и сейчас, красив, изящен, галантен, но в нем было и еще что-то. Думаю, я почувствовала в нем поэта – за это и полюбила.

Джейми не понимала, почему Френсис вдруг заговорила о себе.

– Вы хорошо его узнали – до свадьбы, при дворе?

– Нет, что ты! – улыбнулась Френсис. – Я была застенчива до умопомрачения! Мы едва обменялись несколькими словами. Однако для Генри этого оказалось достаточно: он сказал отцу, что решил жениться на мне, и попросил его обсудить это с моими родителями. Обе семьи пришли в восторг.

– И вы, наверно, тоже?

– Я? Милая моя, да я была в ужасе! Видишь ли, я чувствовала в Генри то же, что сейчас пугает тебя в Эдварде. Порой он казался мне чрезмерно настойчивым, даже грубым. Я не понимала, как смогу жить с таким человеком. – Она взглянула Джейми в глаза. – Но, в отличие от тебя, у меня не было выбора. Я не могла отказаться: решала не я, а родители. Не знаю, согласилась бы я на брак, если бы решение было отдано на мою волю.

– Но, леди Френсис, вы счастливы в браке!

– Да, Джейми. В этом-то все и дело. Для женщины брак – лотерея: никогда заранее не знаешь, счастье тебе выпадет или горе.

Женщины спускались на первый этаж; Джейми молчала, раздумывая над мудрыми словами старшей подруги. Что ей делать? Броситься под венец, надеясь, что Эдвард окажется таким же замечательным мужем, как Генри? Отогнать прочь свои девические страхи? Принять Эдварда таким, какой он есть… и молиться об удаче? Но Джейми была не из тех, кто полностью полагается на волю судьбы, даже не пытаясь действовать ей наперекор.

– Вот мы и пришли. – Приподняв тонкие брови, леди Френсис указала в сторону коридора, ведущего в кабинет мастера Грейвса. – Кажется, сюда ты и направилась, дорогая, пока я не заморочила тебе голову своими историями.

– Я? К доктору?

Но глаза Френсис ясно говорили, что подруге не удастся ее обмануть. Опустив голову, Джейми поплелась в лечебницу. «Здесь, во дворце, – думала она, – слишком много любопытных глаз и длинных языков». Как хотела бы она открыто ходить к Малкольму и ухаживать за ним! Эдвард уехал, его не будет по крайней мере неделю – значит, жизни Малкольма пока ничто не угрожает. Но все остальные-то здесь! Неизбежно начнутся сплетни; вернувшись в Кеннингхолл, Эдвард все узнает, и одному богу ведомо, что случится дальше.

– Иди же, Джейми! – ободряюще прошептала Френсис. – И помни: ты не связана никакими обещаниями. Делай то, что подсказывают тебе разум и сердце. А если Эдварда обеспокоит твоя забота о пленнике, я возьму вину на себя: скажу, что это я посоветовала тебе получше заботиться о нашем трофее.

Джейми кивнула и помчалась по коридору. Теперь ее мысли были заняты только Малкольмом и его ранами.

Глава 10

Притворяться спящим легко. Гораздо труднее не заснуть по-настоящему. Глаза у Малкольма слипались, голова кружилась от слабости, и вся сила воли требовалась ему, чтобы и в самом деле не провалиться в сон.

Окружающие не стеснялись раненого, полагая, что он ничего не слышит и не понимает. За последние несколько часов Малкольм узнал немало интересного.

Он выяснил, что находится в провинции Восточная Англия, в Кеннингхолле – резиденции Томаса Говарда, герцога Норфолка. По приказу Генри Говарда, графа Серрея, пленника перенесли в замок.

Прикусив щеку до крови, чтобы не провалиться в сон, Малкольм вспоминал Генри Говарда. С этим англичанином он познакомился у Эразма. Сначала Малкольм относился к юноше с недоверием и неприязнью: ведь юный Говард был сыном того самого Норфолка, который, вероломно нарушив перемирие, разгромил шотландцев на Флодденских полях! Но вскоре он убедился, что Генри пошел не в отца.

Теперь Малкольм знал, что худшие черты Норфолка унаследовал младший сын, Эдвард. Именно этот негодяй трусливо ударил его в спину, а затем объявил своим пленником. Тогда, на корабле, Малкольм даже не успел разглядеть его лицо – а позднее, в замке Норвич, был слишком зол на Джейми; чтобы обращать внимание на кого-то еще. Но теперь Малкольм знал, что Джейми предала его ради Эдварда. Забыла о верности и чести, чтобы доставить удовольствие бесчестному англичанину, – теперь Малкольм понимал почему. Она покинула родину, бежала из объятий любящей семьи, чтобы стать общим посмешищем – любовницей презренного английского пса!

Где-то рядом послышался шорох – шелест пышных юбок. Затем – шепот. Малкольм не мог разобрать ни слова, но по тону догадался, что врач дает указания. Ему отвечал женский голос – тихий, нежный, с едва уловимым шотландским акцентом.

Яростная злоба захлестнула Малкольма. Пытаясь сжать бессильные руки в кулаки, он воображал, как доберется до горла этой ведьмы!

Слушая врача, Джейми не отводила глаз от мертвенно-бледного лица шотландца. Лихорадка продолжала терзать больного, но теперь мастер Грейвс был уверен, что его пациент выживет. Джейми старалась запомнить все указания врача, до последнего слова. Сам старик не сможет остаться с больным: через несколько дней ему надо уезжать в Кембридж, и его помощник (от которого, впрочем, вреда больше, чем пользы) отправится с ним. На помощь слуг надеяться не приходилось – кто же станет возиться с грязным шотландцем.

Итак, доктор оставляет Малкольма на ее попечение, и, что бы кто ни говорил, Джейми будет с ним до тех пор, пока не исчезнет нужда в ее помощи.

Когда доктор вышел, Джейми наполнила водой деревянную кружку и поставила у постели. Лицо Малкольма посерело; он дрожал, на лбу выступили капли холодного пота. Скатываясь, они исчезали в спутанных каштановых волосах. Искусанные губы потрескались и запеклись кровью. Чтобы напоить Малкольма, нужно было приподнять ему голову: но его шею свело судорогой, и Джейми поняла, что, пожалуй, ей не справиться в одиночку.

Она оглянулась, размышляя, кого бы позвать, но, стоило ей отвернуться, как позади послышался глухой стук. Джейми взглянула и обнаружила опрокинутую кружку на полу возле себя.

Малкольм не шевелился и не открывал глаз. Мысленно отругав себя за неуклюжесть – зачем поставила кружку слишком близко к краю? – Джейми подняла ее и вновь наполнила водой. Если бы удалось хоть чуть-чуть приподнять Малкольму голову – тогда можно было бы его напоить. Сейчас Джейми просто боялась лить питье ему в рот, опасаясь, что он захлебнется.

Вдруг Малкольм дернул раненой рукой, и кружка снова полетела на пол. На этот раз Джейми заметила это движение. Она всмотрелась в его безжизненное лицо, затем положила руку Малкольму на лоб – он по-прежнему горел в лихорадке. Ему необходимо выпить хотя бы несколько глотков! Потом Джейми протрет его тело влажной тряпкой, чтобы хоть немного охладить.

Джейми молча подняла кружку и снова пошла к сосуду с водой. «Это просто судороги, – говорила она себе, – вполне естественные для лихорадки».

Теперь Джейми поступила умнее: она подвинула к кровати трехногий стул и поставила кружку на него. Обернулась к больному – и тихо чертыхнулась: голова Малкольма соскользнула с подушки. Джейми приподняла ее и поднесла к губам Малкольма ложечку воды. Однако губы больного были плотно сжаты, и ни строгим приказанием, ни уговорами, ни тем более силой Джейми не могла их разжать.

– Ну, давай, Малкольм! – строго приказала она, осторожно надавливая ему на щеки. – Открывай пасть, ты, мартышка-переросток!

Наконец, поняв всю тщетность своих усилий, Джейми бросила ложку и, окунув пальцы в кружку, провела по его губам мокрыми пальцами и тут же отдернула руку, осознав интимность этого движения. Джейми поспешно выпрямилась, вдруг остро ощутив, как они близки друг другу. Светлое шерстяное одеяло соскользнуло, обнажив мощную, покрытую синяками грудь Малкольма. Джейми мысленно назвала себя дурой. Только не хватало сейчас задумываться о его наготе – или, того хуже, вспоминать о давно забытых любовных мечтах!

Нет уж, теперь она не та наивная девчонка. Она не перепутает жалость к раненому с любовью.

Джейми покачала головой и закрыла глаза. Прошлое ушло безвозвратно, и воспоминания приносят только боль. Теперь Малкольм принадлежит другой женщине. Он потерян навсегда.

Джейми заставила себя открыть глаза. Все это – пустые мысли. Малкольм тяжко болен, и она должна помочь ему выжить – это единственное, что сейчас имеет значение. При чем тут ее собственные чувства и страдания? Джейми снова взялась за кружку. Все силы ума и души должна она использовать, чтобы помочь Малкольму выиграть эту битву за жизнь.

Глава 11

Утренний ветерок принес в спальню свежий запах роз.

В первых бледных лучах рассвета усталые глаза Малкольма различили кресло у кровати, а на кресле – неясную фигуру, завернутую в одеяло. Осторожно, чтобы не потревожить раненую ногу, поворачиваясь на бок, Малкольм видел, как и Джейми тоже ворочается в кресле, скованная беспокойной дремотой.

Малкольм не мог не заметить, что Джейми стала необыкновенной красавицей. Он всегда знал, что так и будет. По ее плечам мягкими волнами спускались распущенные черные волосы. Высокий лоб, скульптурно очерченный нос, аристократические скулы, полные чувственные губы – все это вместе сделало бы честь мадонне с полотна какого-нибудь итальянского мастера. Те же черты, что много лет назад, когда Джейми была еще девчонкой-непоседой – но сейчас девушку окутывала мягкая аура женственности, не чувствовать которой Малкольм не мог. Такой он ее еще не видел. Если не считать ее странного появления на свадьбе, длившегося всего несколько минут, он вообще не видел ее взрослой.

Навсегда запомнился Малкольму день отъезда Джейми во Францию. Она разыскала его в замке и, оставшись с ним наедине, робко попросила поцеловать ее на прощание. Малкольм помнил, как наклонился и нежно поцеловал ее в лоб. На личике девушки отразилось явное разочарование, и Малкольм поспешил заверить ее, что в следующую их встречу она станет совсем взрослой – вот тогда-то, добавил с улыбкой, он и поцелует ее как следует! Однако Джейми не утешилась этим обещанием: она хотела поцелуя сейчас, немедленно! Малкольм невольно бросил взгляд на пухлые губы спящей девушки. Да, она очень выросла…

«Должно быть, я свихнулся», – сказал себе Малкольм, осторожно сгибая и разгибая руку. Он смутно помнил, что и ночью, в полусне, поворачиваясь на правый бок, неизменно видел у своей постели кресло и белую фигуру. Похоже, Джейми провела здесь всю ночь.

Жар спал, и впервые за много дней голова у Малкольма была ясной. Не без труда сдвинув легкое одеяло, он высунул ногу и с облегчением вздохнул, почувствовав на коже веяние ветерка. Джейми снова заворочалась в кресле. Как же неудобно ей здесь спать! Или, может быть… новая мысль поразила Малкольма… может быть, ей одиноко? Из разговоров он понял, что ее любовник уехал, и уехал не на один день. Быть может, ей плохо спится, если рядом не храпит английский боров?

Вдалеке послышался крик петуха. Представив себе Джейми, лежащей в постели Эдварда, Малкольм пришел в ярость: недолго думая, он толкнул кресло ногой, и Джейми упала.

По счастью, подушка и одеяло предохранили ее от удара головой о каменный пол. Выпутавшись из своего кокона, Джейми приподнялась на локтях и ошарашенно осмотрелась вокруг. Уже утро. И вторую ночь она провела в кресле рядом с Малкольмом. Джейми откинула одеяло и села. Должно быть, во сне она умудрилась раскачать кресло, вот и поплатилась. Потирая затылок, Джейми поднялась на ноги и поставила кресло на место. Сейчас ей предстоит по-воровски прокрадываться к себе в спальню… и объясняться с Мэри. Вчера утром она услышала от кузины немало горьких слов. О том, что скажет ей Мэри теперь, Джейми даже думать боялась.

– Больно?

– Пустяки, – Джейми снова потрогала шишку. – Скоро пройдет.

– Жаль.

Словно очнувшись ото сна, Джейми расширенными глазами уставилась на Малкольма.

– Ты очнулся! – прошептала она.

– Увы, да. – Малкольм перекатился на спину и прижал руку к голове, но тут же отдернул, сообразив, что повторяет движение Джейми.

Джейми подбежала к кровати и взглянула ему в лицо. Он выглядел гораздо лучше, чем прошлой ночью: глаза прояснились, отеки исчезли. Правда, бледность и черные круги под глазами красноречиво говорили, что Малкольм еще далек от выздоровления. Джейми хотела пощупать ему лоб, но Малкольм грубо оттолкнул ее руку.

– Убирайся прочь, мерзавка, пока я тебя не придушил!

– Попробуй, – спокойно ответила Джейми. Придержав его обессиленную руку, она все-таки коснулась его лба. – Жара нет, но слабость еще осталась.

Откинув одеяло, Джейми осмотрела раны и удовлетворенно кивнула. Большая рана на груди не кровоточила уже почти сутки; беспокойство внушала лишь глубокая царапина на бедре, и ее следовало промыть. Джейми потянулась за чистой тряпкой.

– Где же твои английские хозяева? – язвительно спросил Малкольм, следя глазами за ее стройной фигурой. Однако, стоило Джейми обернуться, он немедленно отвел взгляд. – Или они настолько тупы, что не приставили ко мне охрану?

Джейми села рядом и разложила на кровати свои медикаменты.

– Много дней ты и пальцем пошевелить не мог, – ответила она. – Им не приходилось бояться, что ты сбежишь.

Бинты и мази полетели на пол.

– Ах ты, шотландская свинья! – вскричала Джейми. – И подумать только, что я всю ночь…

Малкольм сдернул одеяло и попытался сесть. Однако это движение оказалось не по силам для его истощенного ранами тела. Малкольм не смог даже приподняться: мгновенно закружилась голова, и сотни острых иголочек как будто вонзились в плечо. Он бессильно упал на подушку, чувствуя, что сейчас потеряет сознание.

– Упрямый дурень! – сокрушалась Джейми, поправляя на нем одеяло. – У меня из-за тебя и так достаточно хлопот! Не хватает еще, чтобы ты свалился на пол!

– Мне не нужна ничья помощь, – проворчал Малкольм. – Тем более – твоя!

Обняв его за плечи, Джейми помогла ему лечь поудобнее. Малкольм слышал шелест шелка и чувствовал свежесть ее кожи; нежный лавандовый запах духов тревожил его. Он поспешно отдернул голову и отвернулся.

– Сам подумай, Малкольм, – мягко заметила Джейми, не обращая внимания на его мрачность, – зачем тебе вставать? Куда ты сейчас пойдешь? Ты и на ногах-то не удержишься!

– Не смей читать мне нотации, ведьма! – прохрипел Малкольм, сжимая кулаки. – Думаешь, я не понимаю, что за игру ты ведешь? Ты хочешь, чтобы я выжил, ради своего любовника-англичанина! Мы оба знаем, что за мой труп он большого выкупа не получит!

– Если тебе нравится так думать, пожалуйста, – спокойно ответила Джейми. «Пусть считает меня подлой предательницей – так будет лучше для всех», – со вздохом подумала она. – Но под моим надзором тебе становится лучше – и не все ли равно, зачем я это делаю?

– Зачем ты это делаешь, догадаться нетрудно! Твои мотивы прямы и открыты, как дорога в ад!

– Только в твоем воспаленном воображении! – не выдержала Джейми. – В самом деле, только слепой мог бы не заметить всего, что я сделала для тебя! Почему я не оставила тебя гнить в тюрьме? Почему не отвернулась и не пошла прочь? Ты бы умер как собака – и видит бог, только об этом я и мечтала со дня нашей последней встречи!

Малкольм приподнялся, чтобы ответить, но Джейми резким движением уложила его на место. Она избегала встречаться с ним взглядом, чтобы не вызвать новых болезненных воспоминаний. Память о пережитой боли и унижении, казалось, навсегда похороненная на дне души, проснулась и властно заявила о себе. А Джейми-то была просто уверена, что уже исцелилась от сердечной раны!

«Черт бы его побрал!» – думала Джейми. Она согласна лечить его, но оскорблять себя не позволит! Глубоко вздохнув, чтобы справиться с собой, она снова занялась его ранами.

– Посмотри, что ты наделал, осел упрямый! – Она указала на тоненькую, прерывистую струйку крови на одеяле – это вновь открылась рана на груди. – Малкольм хотел ответить, но Джейми прикрыла ему рот рукой. – Помолчи, Малкольм Маклеод, пока я не вставила тебе кляп. У меня нет настроения слушать твою брань.

Джейми медленно отняла руку. К ее удивлению, Малкольм молчал и в темных глазах его, обращенных к ней, застыло какое-то странное выражение… Джейми отвернулась, вдруг смутившись.

– Надо сменить тебе повязку, – быстро произнесла она.

– Где врач? – коротко спросил Малкольм. – Тот валлиец, что меня заштопал?

– Три дня назад уехал в Кембридж, – ответила Джейми, расстилая чистую ткань. – Мастер Грейвс полагает, что раны лучше заживают, если не бинтовать их слишком туго.

Малкольм попытался отодвинуться.

– Буду очень благодарна, если ты прекратишь со мной бороться.

– А что, у Грейвса нет помощника? – поинтересовался Малкольм, позволяя ей развязать старый бинт.

«Похоже, вежливое обращение действует лучше!» – с улыбкой подумала Джейми.

– Есть один, по имени Дейви, но он уехал вместе с доктором.

– И это было три дня назад? – Малкольм устало откинул голову. – Значит, я проспал трое суток?

– Проспал? Скажи лучше, провалялся без сознания! – ответила Джейми, упрямо не поднимая глаз. – И был беспомощен, словно новорожденный младенец!

– И ты все время сидела здесь, со мной?

В его голосе послышалась нотка нежности. Джейми, Замерев, взглянула на него. Словно пойманный за каким-то постыдным занятием, Малкольм нахмурился и поспешно отвел взгляд. Наступило молчание, но, похоже, ненадолго. Малкольм ждал только повода, чтобы нарушить вооруженное перемирие.

– Думаешь, у меня других дел нет, только сидеть с тобой? – снова заговорила Джейми. – Я заглянула сюда всего раз или два.

– Почему же я не видел здесь никого, кроме тебя? Ты спала здесь, в кресле.

– Тебе померещилось в бреду, – пробормотала Джейми, залившись краской.

Долгое-долгое мгновение Малкольм не сводил с нее глаз.

– Врешь, милая, и на редкость неумело.

– Да ты и сейчас бредишь!

– Не могу взять в толк, – продолжал он, словно не слыша ее слов, – зачем ты так надрываешься? Хочешь, чтобы твой любовник получил выкуп – понимаю; но стоит ли дежурить у моей постели и не спать ночами только для того, чтобы сделать ему приятное?

Джейми молча промывала рану. Из-под бинтов еще сочилась кровь, но в общем Малкольм быстро выздоравливал. Даже слишком быстро.

– На свете есть и иные способы ублажить мужчину – много более приятные для того, кто провел несколько месяцев вдали от возлюбленной… – Малкольм коснулся ее руки. От него не ускользнуло, как вздрогнула Джейми. – Впрочем, ты теперь, думаю, прекрасно в этом разбираешься.

Джейми сильно нажала на рану и отдернула руку, увидев, как исказилось лицо Малкольма.

– Стерва! – прорычал он, кривясь от боли.

Джейми сладко улыбнулась в ответ и продолжила свою работу. Малкольм мрачно молчал, но Джейми чувствовала приближение нового грозового взрыва и с нетерпением ждала прихода Кадди. Вчера на рассвете Мэри послала Кадди за своей безрассудной кузиной, и Джейми уговорила свою старую служанку подменять ее у постели больного днем.

В первую ночь после отъезда мастера Грейвса Джейми твердо решила и близко не подходить к Малкольму. Всю ночь она ворочалась в постели, не в силах сомкнуть глаз, и несколько раз за ночь, накинув халат, выходила из спальни и заглядывала в комнату больного. В конце концов она поняла, что легче будет просто ночевать рядом с ним.

– Если пообещаешь лежать спокойно, я, пожалуй, не стану перебинтовывать тебе бедро, – предложила она.

Малкольм что-то проворчал в ответ. Джейми вскинула глаза – и краска залила ее щеки, хотя лицо шотландца оставалось мрачно-спокойным. Нет, ей вовсе не хотелось бы менять Малкольму эту повязку! Тем более – под проницательным взглядом, ловящим каждое ее движение. Нервы ее были натянуты, и, когда он заговорил, она едва не подпрыгнула от неожиданности.

– Я уверен, под этими тряпками нет ничего такого, чего бы тебе не случалось видеть раньше.

– Хорошего же ты обо мне мнения! – фыркнула Джейми, краснея до корней волос.

Осторожный стук в дверь заставил ее вскочить на ноги. «Войдите!» – тихо произнесла Джейми, и в комнату проскользнула горничная. Заметив, что пленник пришел в сознание, Кадди нерешительно покосилась на госпожу.

– Оставляю тебя на попечение Кадди. Надеюсь, что ты отнесешься к ней с уважением – слышишь?

В уголках его глаз заиграла улыбка.

– И твои английские псы не боятся оставлять меня на попечение слабой женщины?

– Входные двери хорошо охраняются, – скорчив гримасу, ответила Джейми. – И не сомневайся, любой стражник будет только рад закончить дело, так удачно начатое лордом Эдвардом на французском корабле.

Джейми подоткнула одеяло, укутав Малкольма, как ребенка.

– Лежи спокойно и пей лекарства. Успеешь нам показать свое упрямство, когда выздоровеешь.

Глава 12

Бархатное платье соскользнуло с плеч, обнажив пухлую грудь. Рыцарь опустился на колени, прижался губами к одному соску, затем к другому.

Женщина зарылась пальцами в его волосы и застонала тихим, полным желания горловым стоном.

– Возьми меня! – потребовала она. – Скорее!

– Сумасшедшая!

Глядя на ее губы, распухшие от страстных поцелуев, он понимал, что не сможет остановиться.

– Разве ты не слышишь, как трубят рога? Королевская охота близко…

– Хватит болтовни! – хрипло приказала женщина, вцепившись в его кружевной воротник. – Я слишком долго ждала…

Напряженное воплощение его мужества выскользнуло из плена покровов, и женщина задрожала от нетерпения, ощутив рукой его мощь. Снова послышались звуки рога, теперь уже совсем рядом: охотники гнали зверя на расстоянии полета стрелы от дворца.

Кэтрин выпрямилась: глаза ее пылали огнем страсти.

– Иди же ко мне! – воскликнула она и, сорвав чепчик, тряхнула головой, так что роскошные волосы ее рассыпались по плечам.

Сильным движением рыцарь повернул ее спиной к себе и опрокинул поперек кровати. Смеясь, Катрин пыталась повернуться к нему лицом, но он удержал ее. Торопливо задрав пышную юбку женщины, он обнажил стройные, словно выточенные из слоновой кости, ноги и круглые белоснежные ягодицы.

Кэтрин была уже готова – как обычно. Рыцарь чувствовал, как охватывает его грубое первобытное желание, гонящее прочь все посторонние мысли, все тревоги и опасения. Он вошел в нее одним мощным движением, и хриплый стон наслаждения, вырвавшийся из ее уст, стал ему наградой.

Рыцарь лежал недвижно, ожидая, пока сама Кэтрин задвигается под ним, все глубже принимая его в себя. Зарывшись руками в ее золотистые волосы, он повернул ее лицо к себе – и увидел затуманенные страстью глаза и приоткрытые пухлые губы, сквозь которые виднелся розовый язычок.

Медленно, томительно медленно рыцарь подался назад. Затем снова вошел в нее. И снова вышел… и так еще и еще раз, все быстрее и быстрее. Кэтрин стонала все громче, но рыцарь ее уже не слышал. Он не помнил и не замечал ничего, кроме пульсации ритма и нарастания бешеного, ослепляющего наслаждения. Наконец тело его выгнулось в последней чувственной судороге – и он изверг семя в трепещущее лоно красавицы.

Прошло несколько минут, прежде чем рыцарь встал и привел в порядок свою одежду. Кэтрин, перекатившись на спину, положила руку на грудь и чувственным движением ласкала собственные соски. На прекрасном лице ее застыла странная полуулыбка, в которой рыцарю чудилась насмешка. Эту улыбку он видел на лице Кэтрин Говард уже много раз…

За окном послышалось ржание лошадей и людские голоса.

– Король едет, – произнес рыцарь, кивнув в сторону окна. – Вставай и прими приличный вид, сладкая моя распутница.

– Неужели я выгляжу неприлично? – игриво спросила Кэтрин, очерчивая пальцем кружок возбужденного соска.

– Для меня – вполне прилично. Но если хочешь стать королевой, тебе лучше соблюдать осторожность. – С этими словами рыцарь направился к дверям.

– Не беспокойся, я сумею сладить со старым ворчуном. – Кэтрин поднялась и начала застегивать платье. Взявшись за ручку толстой дубовой двери, рыцарь в последний раз оглянулся на любовницу – на лице ее играла все та же загадочная усмешка.

– И вот что, Эдвард: постарайся завтра пораньше вернуться с охоты.

Ты ему неверна и сама знаешь это.

Джейми закатила глаза и беспомощно развела руками:

– Кому неверна, Мэри?

– Джейми Макферсон, перестань притворяться, ты прекрасно знаешь, о ком я говорю. Об Эдварде.

Джейми громко и не вполне естественно расхохоталась. Но Мэри не поддержала ее веселья: она молчала, и на лице ее было написано жестокое осуждение. «Похоже, – подумала Джейми, – на этот раз обернуть дело в шутку не удастся».

– Хорошо, не будешь ли ты так добра объяснить, какой мой поступок является, по твоему мнению, проявлением неверности?

– Пожалуйста! Где ты провела последние две ночи? Молчишь? Хорошо, я скажу: ты спала, – это слово Мэри произнесла со священным ужасом в голосе, – в комнате того человека! А в самую первую ночь после отъезда Эдварда чуть не каждый час бегала к нему! Как ты думаешь, что скажет Эдвард – и вся семья, – когда узнают, что эта недотрога Джейми, которая боится на минуточку остаться наедине с женихом, днюет и ночует в комнате у постороннего мужчины? А о чувствах Эдварда ты подумала? Он без ума от тебя, он страдает в разлуке, а ты… ты…

Джейми сжала голову ладонями, глядя на кузину, словно на сумасшедшую. Боже правый, неужели мало всех вытерпленных неудобств, мало три ночи не смыкать глаз! Теперь приходится еще выслушивать эти смехотворные обвинения!

– О господи… – простонала она. – Мэри… ты ведь шутишь, правда?

– Нет, Джейми, я говорю совершенно серьезно, – мрачно, словно на похоронах, ответствовала Мэри. – Ты поступаешь недостойно, не так, как подобает невесте благородного рыцаря. И поскольку я оказалась единственной свидетельницей твоего поведения, мне не остается ничего другого, как…

– Как что, Мэри? – с вызовом в голосе спросила Джейми. – Бежать к Эдварду и жаловаться ему на мое, как ты говоришь, недостойное поведение?

Мэри смущенно опустила глаза.

– Джейми, ты не понимаешь, что такое Говарды. В нашей семье такие проступки…

Джейми сжала кулаки. Ярость охватила ее при этих словах.

– Проступки? Забота об умирающем – это, по-твоему, «проступок»? Помочь ближнему в несчастье – по-твоему, «недостойно»? И невесте благородного рыцаря не подобает иметь сердце и сострадать человеку в беде? Если ты так думаешь, Мэри Говард, то знай: более жестокой и ограниченной женщины я в жизни не встречала!

– Но, Джейми…

– Подумать только: больше года я считала тебя лучшей подругой, почти сестрой! Я доверяла тебе свои тайны! – сетовала Джейми. – Как я могла так ошибиться? Если ты и вправду думаешь то, что говоришь, Мэри Говард, я не хочу больше тебя видеть! Иди, доноси Эдварду! Расскажи ему, как тяжко я согрешила против вашего благородного семейства!

Мэри бросилась к подруге.

– Джейми, Джейми, я совсем не это хотела сказать!

Джейми повернулась к подруге спиной. Голова ее раскалывалась, глаза горели от непролитых слез.

– Довольно, Мэри. Больше нам говорить не о чем.

– Но, Джейми, я вовсе не хотела на тебя доносить. Ты, Джейми, иногда становишься как сумасшедшая, ей-богу! Совсем не думаешь о своем будущем. – Мэри смахнула слезы и положила Джейми руку на плечо, заставляя кузину повернуться к ней лицом. – Хорошо, меня ты не слушаешь; тогда подумай сама, чем может обернуться твоя… твоя холодность к Эдварду.

– Мои отношения с Эдвардом – это мое личное дело, – отрезала Джейми, потирая виски. – И мое будущее – тоже. Я не позволю ни тебе, ни кому-то другому насильно толкать меня в объятия Эдварда. Мне неважно, что думают другие; я знаю, что я – честная женщина и не сделала ничего дурного, и это – главное.

– Я тоже знаю, что ты честная и добрая, – с несчастным видом подтвердила Мэри. – Пожалуйста, прости меня!

Дуться дальше не имело смысла. Джейми не раз видела кузину «в праведном гневе» и знала, что эти вспышки проходят, не оставляя по себе ни малейшего следа. Бояться, что Мэри выполнит свою угрозу, не приходилось; однако ее смехотворные обвинения почему-то больно задели Джейми. Может быть, именно потому, что на самом деле были близки к истине? Нет, не стоит об этом думать.

Джейми повернулась к подруге, и девушки обнялись.

– Мэри, я не хочу больше слышать разговоров об этом. Поняла?

Мэри со вздохом кивнула. Джейми внимательно взглянула ей в глаза.

– Ты рассердилась из-за того, что я ухаживаю за шотландцем, правильно?

Мэри снова кивнула.

– Я знаю, что ты родилась и всю жизнь провела в семье Говард. Но, Мэри, постарайся понять, что в жизни есть вещи поважнее семейных традиций и сословных предрассудков, Я ухаживаю за больным, потому что это – мой долг, и не вижу, какое это имеет отношение к Эдварду. Если бы заболел охотничий пес или сокол…

– Ах, Джейми, я совсем запуталась! – Мэри со вздохом побрела к окну. – Ты знаешь, я полюбила тебя, как сестру. Кэтрин уехала ко двору, и теперь только ты спасаешь меня от одиночества. Но мне становится страшно, когда я вижу, как ты нарушаешь все правила.

– Мэри, какие «правила» ты ставишь выше христианского долга? Разве наш добрый герцог запрещает домашним заботиться о ближних?

– Нет, конечно, нет! Но ты все делаешь не так, как принято. А семья Говард, ты же знаешь, очень привержена старым обычаям.

– И, разумеется, эти обычаи всегда хороши, а герцог всегда прав! – с горечью заметила Джейми.

Мэри кивнула с самым серьезным видом…

– Разумеется. Его светлость хочет нам всем только добра и всегда знает, как лучше. Мы должны быть благодарны за его заботу.

– О, Мэри! – простонала Джейми. При одной мысли о подобной слепой вере она почувствовала приступ дурноты.

– Посмотри, что наша семья сделала для Кэтрин! – порозовев от волнения, продолжала Мэри. – Она не старше нас с тобой – и благодаря герцогу выходит замуж за самого короля!

Джейми промолчала. Не объяснять же в самом деле глупышке Мэри, что участи жены Генриха Восьмого едва ли можно позавидовать!

– А теперь взгляни на меня! – с пафосом продолжала Мэри. – Как меня растили! Как воспитывали! Я получила такое образование, каким могут похвастаться не многие женщины в Англии! Я наслаждаюсь такими благами жизни, какие и не снились другим девушкам! А когда придет время, я выйду замуж за знатного лорда! И все потому, что я из семьи Говард!

Джейми прикусила язык, чтобы не рассмеяться. Кому, как не ей, знать, что образование Мэри оставляет желать лучшего, и это еще мягко сказано! Девушка не говорила ни на одном языке, кроме родного, не имела понятия о риторике и логике, а ее познания в истории ограничивались семейными преданиями.

– Мэри, твоя верность семейным устоям заслуживает только восхищения.

– А кому, как не тебе, Джейми, – продолжала Мэри, – благодарить герцога! Его светлость пригласил тебя сюда и обходится с тобой, как с родной, – а ведь всем известно, что твоя бабушка была любовницей Томаса Болейна! С законной женой Болейна – сестрой его светлости – ты никак не в родстве; однако мы приняли тебя как родную и называем кузиной, хотя в тебе нет ни капли крови Говардов.

– Мэри, как ты не понимаешь…

– И даже несмотря на то, что в твоих жилах течет французская и шотландская кровь!

Французская и шотландская кровь! Мэри говорила что-то еще, но Джейми ее не слушала. Никто не знал, что Элизабет Болейн и Эмброуз Макферсон – ее приемные родители: настоящей матерью Джейми была Мэри Болейн, сестра Элизабет. После смерти Мэри, чтобы спасти малышку, Элизабет назвала ее своей дочерью, и Эмброуз согласился на это, обещая хранить тайну. Постепенно они полюбили девочку как родную. Но Джейми вовсе не собиралась рассказывать об этом Говардам.

Год, проведенный под крышей герцога, внезапно показался Джейми вечностью. Как легко она забыла все, чему научилась на родине! Как легко примирилась с тем, что шло вразрез с ее заветными убеждениями! Да, она бунтовала в мелочах, но ведь уступала в главном. Она позволила себе сдаться, раствориться в блестящей и шумной жизни дворца Кеннингхолл.

На самом деле – это только маска. Джейми не забыла Шотландию: в душе ее по-прежнему звучала суровая музыка северного ветра. Ее вырастили горы. Ветер научил ее ценить свободу. Она не позволит людям из замка, тусклым и холодным, как здешние туманные равнины, управлять ее жизнью! Она благодарна за приют – это правда. Но какую цену требует герцог Норфолк за свою доброту? Джейми готова поступиться многим; но душу не продаст никому и никогда. Ни из страха, ни из корысти, ни из чувства вины, ни из ложно понятой благодарности.

Мэри, расхаживая по комнате, продолжала свой бесконечный монолог – но Джейми ее уже не слушала. Она подошла к своей кровати и открыла шкатулку, стоящую на столике рядом с кроватью. Затем сняла с шеи цепочку, на которой висело кольцо с крупным изумрудом, и задумчиво взвесила его на ладони.

Если верить Элизабет, это кольцо принадлежало ее настоящему отцу. Для Джейми золотой ободок со сверкающим зеленым глазом символизировал связь с прошлым, с семейной историей, полной подвигов, тайн и трагедий. Когда-нибудь, мечтала Джейми еще девочкой, отец узнает ее по этому кольцу и прижмет к груди.

Но время фантазий прошло: настало время решений. Джейми предстоит самой строить свою жизнь, и делать это надо с открытыми глазами. Ми прошлое, ни будущее не должно повлиять на ее решение. И мечта об отце сейчас казалась ей глупой, детской мечтой.

Джейми положила талисман в шкатулку и решительно захлопнула крышку, щелкнув замком.

Глава 13

Тусклые лучи заката, проникающие в спальню через единственное окно, сменились серым сумеречным светом. Потянуло прохладой, и Малкольм сбросил покрывало.

Сделал он это с единственной целью – позлить горничную. Страдая от вынужденного бездействия, Малкольм с самого утра стремился разговорить ее – но на псе его речи старуха отвечала лишь удивленным взглядом и снова принималась за шитье. Говорить Кадди умела – это точно: Малкольм сам слышал, как утром она разговаривала с Джейми. Сбрасывая одеяло, он надеялся услышать от нее хотя бы ругательство – но Кадди только вздохнула и, отложив шитье, подошла к кровати и поправила покрывало. Малкольму бросились в глаза ее узловатые, натруженные руки, и в сердце всколыхнулись смутные угрызения совести.

Малкольм не признавался даже самому себе, что злит сто не молчание старухи, а отсутствие Джейми. На него ей наплевать – это понятно; но могла бы зайти проведать свою служанку! Неужели не боится, что Малкольм, улучив удобную минуту, вцепится ей в горло? Ему ничего не стоит сломать старухе шею и удрать.

Кого он обманывает? Это даже не смешно. Сегодня Малкольм попытался спустить ноги с кровати. Кадди не мешала ему, сочувственно наблюдая за ним из своего угла. Но шотландец не смог даже сесть: голова у него закружилась, в висках как будто застучал тяжелый молот, и он без сил упал на подушку.

Малкольм чувствовал, что к нему возвращаются силы – но, увы, они возвращались слишком медленно. Удивительно, что тюремщики до сих пор не заковали его в цепи – очевидно, этого недолго ждать. Он должен найти способ выбраться отсюда до того, как это случится.

О господи, еще один день, и он умрет от скуки! Малкольм провел рукой по небритой щеке, затем ощупал повязку на голове. Должно быть, он сейчас страшен как черт. Вот если бы сейчас заснуть и во сне увидеть своих недругов, горящих в адском пламени! Но сейчас Малкольму было недоступно даже это удовольствие.

Скрипнула дверь, и на обросшем лице Малкольма появилась улыбка. Явилась! Что ж, хоть какое-то развлечение.

Джейми надеялась, что Малкольм спит. Увы, ее надеждам не суждено было сбыться: шотландец был бодр, мало того – весел! От его дьявольской улыбки Джейми стало не по себе. Что он замышляет?

– Долгонько же ты не показывалась! Хотя я тебя понимаю…

Не обращая на него внимания, Джейми повернулась к Кадди, немедленно осыпавшей ее жалобами. Однако и Малкольм не собирался молчать: оказывается, у него тоже накопилось немало претензий.

– Он болтает без перерыва! – возмущалась Кадди.

– От нее ни словечка не добьешься! – кипел праведным гневом Малкольм.

– Уж слишком он бойкий для тяжелораненого! – ворчала Кадди.

– Молчала бы лучше, старая карга! – огрызался Малкольм.

Призвав на помощь все свое терпение, Джейми наградила Малкольма убийственным взглядом и попросила Кадди принести ужин, оставленный на кухне. Но Кадди решительно заявила, что ноги ее больше не будет в этой комнате – по крайней мере сегодня. А ужин она оставит у дверей.

Джейми гордилась преданностью служанки. Кадди не забыла Малкольму обиды, год назад нанесенной ее хозяйке. Но не меньше радовалась Джейми и тому, что Малкольму не пришло в голову заговорить о своей свадьбе – ведь тогда Кадди могла бы, не выдержав, нарушить обет молчания и выдать тайну своей госпожи.

Все еще упрямо качая головой и что-то ворча себе под нос, Кадди покинула спальню.

«Вот и отлично», – подумала Джейми. На вид Малкольм уже почти здоров, и этой ночью сиделка ему не понадобится. Джейми перестелит ему постель и отправится к себе. Ее измучили три бессонные ночи и совсем уж доконала ссора с Мэри: сейчас Джейми хотелось только одного – рухнуть в постель и заснуть.

Однако не успела Кадди закрыть за собой дверь, как Малкольм ринулся в атаку.

– Как же наша прекрасная леди провела чудный погожий денек? – язвительно поинтересовался он. – Подсчитывала золото, которое вы с любовником рассчитываете за меня выручить? Или крутила хвостом перед конюхами?

Джейми бросила на него гневный взгляд, но промолчала. Нет, ему не удастся вывести ее из себя.

– Знаешь, оказывается, очень полезно лежать и ничего не делать. Столько узнаешь интересного! Недавно, например, я слышал премилую беседу о том, как твой Эдвард лапал тебя – уж прости за грубое выражение – в саду на глазах у дюжины слуг.

Джейми не собиралась вступать с ним в перебранку. Ему только этого и нужно. Она будет молчать. Укрепившись в таком решении, она подошла к кровати, чтобы сменить повязку. Этого Кадди делать не осмеливалась: она говорила, что боится подходить к Малкольму близко, и, по совести говоря, Джейми не могла ее винить.

– Ты только посмотри на себя! Тебе не стыдно?

Джейми опять промолчала. Решение ее не вступать в перепалку было твердым.

– Что на тебе за платье? Это что, английская мода?

Женщина, где твоя скромность?

Джейми опустила глаза. На ней было летнее платье из желтого льна с квадратным вырезом, обнажающим начало ложбинки между грудями. Другие женщины в замке носили наряды куда более смелых фасонов.

– Платье как платье! – все-таки ответила она, не удержавшись.

– В самый раз для английской шлюхи.

Джейми смерила его презрительным взглядом и отвернулась.

– Что ж ты отворачиваешься? Разве я говорю неправду?

Стиснув зубы, Джейми расстилала на столике чистую повязку. Она не опустится до спора с этим ничтожеством. Не покажет, как задевает ее обидная и несправедливая брань. Он только этого и хочет – не дождется!

– Жаль, конечно, но что делать? – продолжал Малкольм, словно приняв ее молчание за знак согласия. – Сделанного не воротишь, и потерянную честь, как говорится, обратно не пришьешь. Какие у тебя планы на нынешнюю ночь? Снова спать в кресле?

Джейми старательно избегала его взгляда. Лицо ее пылало, внутри все кипело: она чувствовала, что взорвется, едва взглянет в самодовольную ухмыляющуюся рожу своего мучителя!

Малкольм подтянул одеяло, обнажив ногу и бедро, и похлопал по кровати рядом с собой.

– Приляг лучше здесь. Но предупреждаю: даже в таком состоянии я дам фору любому англичанину, а особенно – твоему желторотому щенку!

– Разумеется, Малкольм, – коротко ответила Джейми, подойдя к кровати.

– Ты так думаешь, малышка? – Он схватил ее за руку, и она отшатнулась, словно обожженная огнем. – Ты же еще не пробовала!

На этот раз самообладание покинуло Джейми.

– Малкольм, прекрати! – воскликнула она.

– Ни за что! – прорычал он, железной хваткой сжимая ее запястье. – За дурака меня держишь? Ты пришла ко мне сама, по своей воле! Неужели только для того, чтобы меня лечить? Нет, тебя привела похоть! Решила сравнить меня со своим английским мальчишкой!

Джейми молчала, парализованная внезапностью нападения.

– Да, милая, ведь он уехал, и тебе нет нужды соблюдать приличия – вот ты и решила развлечься и заодно отточить свои таланты в постели. В моей постели! – Он дернул ее к себе, и Джейми, не удержавшись, упала прямо на кровать. – Вот ты и здесь! Начнем, дорогая!

Не стоит торопиться, у нас вся ночь впереди!

Джейми отчаянно боролась, стремясь вырваться из его объятий: она поняла, что Малкольм не шутит, и ее охватил панический страх.

– Малкольм, ты с ума сошел! – воскликнула она, ловя его взгляд.

– Это ты свела меня с ума.

– Отпусти меня!

– С удовольствием – как только закончим!

– Малкольм, опомнись! – с болью в голосе воскликнула она. – Это же я, Джейми! Девушка, которую ты знаешь всю жизнь!

– Не трать силы, детка. Ты совсем не та девушка. – Он сухо, горько рассмеялся. – Если ты забыла, дорогая, я тебе напомню. Та девушка никогда не выдала бы меня этим дьяволам! Она никогда не предала бы нашу дружбу! Та Джейми, которую я знал, была доброй, любящей, щедрой. А главное – честной.

– Она была дурой! – завопила Джейми, не в силах больше сдерживаться. – Мечтательной идиоткой, жившей в мире своих фантазий! Она верила в любовь и клятвы верности – но однажды у девочки открылись глаза и она поняла, что случается с теми, кто полагается на честь рыцаря и любовь мужчины!

– Я бы сказал, что она ослепла!

– Почему же? – выкрикнула Джейми. – По-твоему, она должна была запереться от людей и вечно оплакивать свою погибшую любовь?

– Откуда ей знать, что такое любовь? – Малкольм отпустил руку Джейми, но она даже не заметила этого. – Как могла она потерять то, чего у нее никогда не было?

– Не было?! – Джейми выпрямилась: глаза ее сверкали яростью. – Вот тут ты ошибаешься! Эта девочка любила, и любила по-настоящему – но была обманута лживыми словами и несбыточными мечтами!

Малкольм открыл рот для ответа, но не вымолвил ни слова: на лице его отразилась какая-то новая мысль.

– Джейми, когда я обманывал тебя? Мы были только друзьями, я не давал тебе никаких обещаний… даже ничего похожего на обещание!

Джейми молча повернулась к дверям.

– Нет, ты не уйдешь! – прорычал Малкольм. – Я устал от всех этих недомолвок, осуждающих взглядов, молчания, пересудов за спиной… Устал чувствовать себя преступником и даже не понимать, в чем мое преступление!

– Я никогда ни в чем тебя не обвиняла.

– Право, лучше бы обвиняла! – резко отозвался Малкольм. – Тогда бы мне не пришлось решать задачу, не зная условий. – Он взял ее за руку, заставив повернуться к себе лицом. – Джейми, со времени нашей последней встречи все Макферсоны – кроме разве что Фионы и Алека – начали сторониться меня, словно прокаженного. И больше всего – твои родители. Если я совершил какой-то проступок, то неумышленно и бессознательно: я не знаю, в чем моя вина, и не могу ни загладить ее, ни извиниться. Объясни, Джейми, каким образом я ввел тебя в заблуждение? Если когда-нибудь…

– Ты ни в чем не виноват передо мной, Малкольм, но не вини и меня в своих несчастиях, – сухо произнесла Джейми, высвобождая руку. Малкольм говорил правду: он никогда не признавался ей в любви, никогда не обещал жениться. Но для нее он был виноват уж тем, что позволил ей надеяться. Джейми не могла признаться в этом. Лучшее, что она может сделать, – не продолжать этот бесполезный разговор, быстро сделать для Малкольма все необходимое и уйти.

– Однако причина – в тебе, – сказал наконец Малкольм. – Все мои беды начались с тебя.

– Право, ты обо мне слишком высокого мнения.

– Не думаю.

– Думай что хочешь, – коротко ответила Джейми.

Несколько мгновений Малкольм не спускал с нее пристального взгляда.

– Все началось с того проклятого венчания, – мрачно заговорил он наконец. Должно быть, на лице Джейми отразилось изумление, впрочем, изображенное до вольно плохо, потому что губы Малкольма изогнулись в слабом подобии улыбки. – Ты ворвалась в часовню в белом платье… в подвенечном платье, верно? Я старался убедить себя, что это лишь глупая детская шалость. Но для тебя все было очень серьезно. Я прав?

Джейми молча разматывала повязку, невидящими глазами уставившись на подсохшую рану.

– Скажи, я прав? – настойчиво требовал Малкольм.

Джейми отвернулась, опасаясь, что глаза выдадут ее чувства.

– Так я прав? – почти выкрикнул Малкольм.

– Что было, то прошло! – резко ответила Джейми. – Сейчас ты женат, а у меня своя жизнь, и о прошлом пора забыть.

Намочив тряпку, она принялась промывать рану. Нахмурившись, Малкольм следил взглядом за ее движениями. Напряжение росло, и Джейми почувствовала, что не может больше молчать.

– К сожалению, у меня не было возможности тебя поздравить. У тебя очень красивая жена. – Малкольм резко отвернулся, и Джейми закусила губу. «Он, должно быть, очень скучает по жене», – подумала она. – Не знаю ее имени…

Голос ее дрогнул и прервался. Малкольм устремил на нее темный мрачный взгляд, и Джейми задрожала, чувствуя, что допустила какую-то страшную ошибку.

– Флора, – тихо ответил он наконец. – Ее звали Флора.

«Ее звали Флора», – мысленно повторила Джейми, и эти слова эхом отозвались в ее измученной душе. Ее звали Флора.

– Звали? – еле слышно прошептала она. Малкольм снова отвернулся к окну.

– Она умерла через месяц после свадьбы.

Молчание, повисшее в комнате, было почти ощутимо наполнено скорбью. Джейми хотела бы протянуть руку к Малкольму, чтобы утешить его, но понимала, что он не примет ее участия. Она стояла молча, глядя, как глубокая печаль на его лице сменяется грустной задумчивостью.

– Она была очень молода, – сказал Малкольм.

Джейми опустила глаза в землю. Ее сжигал невыносимый стыд: подумать только, сколько раз она желала зла сопернице, не зная, что та умерла так рано, так неожиданно.

Джейми молча покачала головой.

– Не хочешь услышать, как она страдала?

– Пожалуйста, не надо, – прошептала Джейми. Глаза ее затуманились слезами.

Малкольм смотрел на нее со странным выражением, словно видел в первый раз, и от его взгляда Джейми охватило тягостное смущение.

– Тебе надо отдохнуть, – неловко попыталась она сменить тему. – Голову бинтовать больше не надо. Я велю Кадди…

Она не успела договорить – пальцы Малкольма вновь сомкнулись на ее запястье.

– Останься.

От этого короткого слова сердце ее заметалось в груди. Лицо Малкольма расплывалось в меркнущем свете сумерек. Джейми чувствовала, что он больше на нее не сердится, и не знала, хорошо ли это. Повернувшись к темнеющему окну, он поведал свою историю – историю, призванную разогнать молчание ночи и исцелить израненные сердца.

– Трудно поверить, но после смерти жены я узнал ее гораздо лучше, чем знал при жизни, – так начал Малкольм свой рассказ. – Только после свадьбы мне стало известно, что Флора тяжко больна – больна с самого рождения. Но она была единственной наследницей Дункана, вождя клана Макдональдов: отец оберегал ее и хранил в тайне то, что у нее слабое здоровье. Не знаю, кто первый до этого додумался, но, как только Флора достаточно подросла, все вокруг заговорили о нашем браке – браке, который положит конец старинной вражде между Макдональдами и Маклеодами. Оба клана одобрили это. Все шло отлично. Мы с Дунканом знали, что моя женитьба на Флоре спасет жизни многих жертв бессмысленной распри. От этого союза должны были выиграть все мои подданные.

Джейми слушала, затаив дыхание.

– До свадьбы мы с Флорой встретились всего однажды, на празднике, организованном советами кланов. Мне следовало понять все еще тогда. Меня поразила ее бледность и хрупкость. Она была молчалива и задумчива, словно душа ее уже витала где-то далеко… Тогда я был готов приписать это обычной женской робости, но Дункан – должно быть, он боялся, что я пойду на попятную, – поспешил предупредить меня, что Флора очень нервное создание.

– Неужели ты ни разу не поговорил с ней наедине до свадьбы?

– Ты удивишься, но и после свадьбы этого не случилось, – с коротким смешком ответил Малкольм. – Во время свадебного пира невесте стало плохо; она отправилась в постель. Дурное предзнаменование, говорили старики – и были правы. Странно, что ты не слышала об этом, – ведь тогда ты еще оставалась на острове Скай! Она так и не встала с постели и умерла месяц спустя. Дункан потом рассказывал мне, что она вышла замуж с единственной целью – родить ребенка. Она понимала, что рождение наследника принесет мир на острова Скай и Гебриды; должно быть, ей мечталось хотя бы этим сохраниться в людской памяти.

«Какой же я была эгоисткой! – сокрушенно думала Джейми. – Сидела в благополучной Франции, мечтала о своем счастье, а Малкольм в это время думал только о благе своего народа. Но почему же он ничего мне не объяснил? Почему не рассказал, что вынуждает его жениться на другой?»

Но, впрочем, тут же оборвала себя Джейми, он и не обязан был ничего ей объяснять. Она сама, обманутая детскими фантазиями, неправильно истолковала его письмо. Малкольму и в голову не приходило, что такая шальная мысль взбредет ей на ум! Она сама, только сама виновна в своей ошибке – но от этого не легче. Нет, даже тяжелее.

– Я никогда не знал Флору как муж жену. Мы не успели привязаться друг к другу, не научились любить друга. Но я глубоко уважал ее и восхищался ее мужеством. Она встретила смерть бестрепетно, как воин. – Малкольм задумчиво провел пальцами по подбородку. – Может быть, и к лучшему, что конец наступил так скоро. – Он поднял на Джейми суровый, испытующий взгляд. – Теперь ты знаешь все.

– Малкольм, мне так жаль!

Он пожал плечами, на мгновение отведя взгляд.

– Я ответил на твой вопрос, но ты так и не ответила на мой.

– Твой вопрос? – машинально повторила Джейми.

– Да, о платье.

– Неважно. – Теперь настал ее черед отворачиваться и пожимать плечами. После того, что рассказал ей Малкольм о жизни и смерти Флоры, Джейми предпочла бы умереть, чем признаться в своих глупых детских мечтах. – Скажи лучше, что происходит сейчас?

– Тебе лучше знать. Я здесь – только пленник.

– Я имею в виду, на острове, – уточнила Джейми. – Между Маклеодами и Макдональдами.

– Снова дерутся, что же еще?

– Но почему?! – воскликнула Джейми. – Где же уважение к памяти умершей?

Малкольм скептически поднял брови.

– Джейми, милая, они едва ли заметили ее смерть.

Рыбаки сражаются за рыбные места, пастухи проламывают Друг другу головы за цветущие пастбища. Стоит какой-нибудь хорошенькой девчонке из Маклеодов увлечься бравым молодым Макдональдом – начинается сущий ад, и мне приходится отправлять воинов, чтобы навести порядок.

– Неужели нет никакого способа заставить их жить в мире?

– А что мы можем сделать? Разговариваем с людьми, убеждаем тех, кто поддается убеждению, рубим головы самым закоренелым драчунам. – Малкольм согнул ногу в колене, опершись о спину Джейми. – Дункан – достойный человек, и личной вражды между нами нет. Но остальные – горцы, и этим все сказано. Вот уже тысячу лет они ненавидят друг друга. Война – их ремесло, и убить врага – для них такое же удовольствие, как переспать с женщиной. Чтобы старинная вражда сменилась миром, нужно что-то посильнее последнего желания умирающей! Мы должны связать два клана кровными узами. – Он вдруг улыбнулся. – Впрочем, раз уж ты заговорила об этом, мы с Дунканом кое-что придумали. Быть может, что-то и получится.

– Расскажи! – встрепенулась Джейми.

– Видишь ли, полгода назад Дункан снова женился. Когда я уезжал в Роттердам, старик с молодой женой, не покладая рук, трудились над тем, чтобы произвести на свет наследника.

Джейми порозовела, представив себе, как можно «трудиться» над таким деликатным делом, особенно «не покладая рук».

– И что же? Он хочет, чтобы ты женился на его будущей дочери?

В уголках рта Малкольма заиграла улыбка.

– Благодарю, милая. Ты в самом деле уверена, что я не утеряю своих… э-э… способностей даже в столь преклонном возрасте?

Джейми покраснела до корней волос.

– Я вовсе не то хотела сказать… – Она откашлялась, стараясь вернуть голосу спокойствие. Однако здесь, на постели рядом с Малкольмом, да еще когда он так уютно прижимается к ней бедром, сохранять спокойствие было совершенно невозможно. Может быть, лучше встать? Однако Малкольм удержал ее, заставляя остаться на месте.

– Так что же ты хотела сказать?

– Многие немолодые мужчины женятся на совсем молоденьких девушках, – выдавила она наконец, умирая от смущения.

– Ага! Так ты думаешь, что эта попытка Дункану удастся лучше остальных?

– Лучше остальных? – удивленно спросила Джейми. – О чем ты?

– Этот старый жеребец похоронил по меньшей мере пять жен – и один господь ведает, сколько у него было любовниц.

Джейми подняла на него круглые от удивления глаза. Множество жен? Любовницы? В семье Макферсон ни о чем подобном и не слыхивали! Ее дядя Алек тоже был лэрдом – он правил островом Скай, пока Малкольм не достиг совершеннолетия, – однако всю жизнь был предан только одной женщине. Своей жене Фионе. В этом Джейми была твердо уверена.

– От всех этих женщин у Дункана был только один ребенок, – продолжал Малкольм. – Так что, как видишь, вероятность появления наследника невелика. Однако Дункан не оставляет своих стараний и надеется на удачу. И кто я такой, чтобы его разочаровывать? Пусть он стар и страшен как черт – зато жена молода и красива! Нет, для старины Дункана еще не все потеряно!

– Так, значит, ты не собираешься жениться на его дочери?

– Кто же поручится, что это окажется девочка?

– Верно. Но как же вы собираетесь связать два клана кровными узами?

– Все, что от меня требуется, – завести наследника самому, – ответил Малкольм, внезапно становясь серьезным.

– О-о…

– Да. И мы поженим наших детей.

– Ну конечно! – радостно воскликнула Джейми. – Как я раньше не додумалась! Все так просто.

– Рад, что ты так думаешь, Джейми. – Он взял ее за руку и спросил: – Итак, ты согласна родить мне наследника?

Глава 14

– Что, если назначить свадьбу на Иванов день? – спросил герцог Норфолк у Роберта Редклиффа, графа Эссекса, нового королевского лорда-канцлера.

– Слишком скоро, – ответил канцлер, задумчиво водя пальцем по парчовой скатерти. – Хоть мы со дня на день ожидаем вестей от родных королевы, трудно рассчитывать, что король аннулирует свой брак с Анной Клевской ранее середины лета.

– Значит, осенью? – с оттенком раздражения спросил герцог.

– Нет, Норфолк. Король не согласен так долго ждать.

Кэтрин Говард с чашей вина в руках нетерпеливо переводила взгляд с одного старика на другого. Ей было скучно – невыносимо скучно! Она и не могла припомнить, когда в последний раз так скучала. Скосив глаза на толпу слуг и писцов, толпящихся у двери, Кэтрин лениво размышляла о том, найдется ли среди них хоть один настоящий мужчина, способный схватить лысого старика канцлера за плечи и как следует тряхнуть. Как пить дать, из этого урода песок посыплется! Господи, как ей все, надоело!

Нудный разговор о свадьбе продолжался уже более получаса. Два старых осла хотели обговорить все детали – пожалуйста, но она-то тут при чем? Можно подумать, ее мнение имеет хоть какое-то значение! Зачем же дядя заставил ее сидеть здесь и маяться скукой? Когда же это кончится?

Громко вздохнув, Кэтрин отвернулась; взгляд ее упал па Эдварда, сидящего в дальнем конце стола. Кэтрин смело пожирала его глазами. На красивом лице кузена лежала та же печать скуки; он метнул взгляд в ее сторону и поспешно отвел глаза – но Кэтрин знала, что долго он не сможет удерживаться.

Кэтрин обожала вызывать в Эдварде желание и, надо сказать, изрядно преуспела в этом искусстве. Бросив осторожный взгляд на стариков, она поднялась и двинулась к любовнику. Одной рукой она прижимала к груди чашу с вином, другой легко скользила по спинкам кресел, не отводя глаз от лица Эдварда. Глядя на его чувственные, четко очерченные губы, Кэтрин представляла, как он впивается ртом в ее соски, как мощное естество его глубоко входит в нее и она изгибается и стонет в экстазе. Ох, боже мой, а вместо этого она вынуждена сидеть здесь и глядеть на двух стариков.

Острое желание вспыхнуло в ней. Эдвард сидел, откинувшись на спинку кресла и небрежно раскинув ноги; рядом с ним стоял кувшин вина. Кэтрин представила себе, что могло бы произойти, будь они одни в зале.

Она встанет перед ним и задерет юбки. Разумеется, Эдвард не станет ждать, пока она разденется, – для этого он слишком нетерпелив. Кэтрин прильнет к нему на колени и одним движением освободит его мужское достоинство от всего, что держит его в плену. Сильные руки стащат с ее плеч платье, обнажат грудь, и чувственные губы начнут игру с набухшими, возбужденными сосками. Еще немного, и твердое как камень орудие Эдварда одним рывком вонзится в ее влажные глубины… Кэтрин вздрогнула, захваченная соблазнительными видениями.

Глубоко вздохнув, она сделала еще шаг к нему. Сзади доносилось бормотание стариков, но Кэтрин их уже не слышала. Эдвард не сводил с нее глаз: взгляд его скользил по ее чувственно колышущимся бедрам, по высокой груди. Под его голодным взглядом Кэтрин ощутила влагу между ног и сладкую боль где-то внизу живота.

Кэтрин села рядом и, небрежным жестом подозвав слугу, приказала принести еще вина.

– Приятно ли вы провели утро, кузен? – промурлыкала она, наполняя свою чашу.

– Да, очень! – хрипловато ответил Эдвард.

– Охота вам понравилась?

– Гораздо больше мне понравились наши игры во дворце! – Он оглянулся на слуг – они стояли слишком далеко и не могли ничего слышать.

– Увы, нам осталось мало времени для таких невинных удовольствий! – усмехнулась Кэтрин.

– Верно, кузина, – ответил Эдвард, глядя ей в глаза. – И с каждым днем его становится все меньше.

– Почему бы тебе не взять меня прямо сейчас? – Кэтрин обвела комнату взглядом и соблазнительно потерлась ногой о его ногу.

Эдвард криво усмехнулся.

– Боюсь, мы помешаем совещанию на другом конце стола.

– Верно. Но так будет только интереснее. Эдвард уставился на нее.

– Интереснее? Но не слишком ли это опасно?

– Я думала, ты живешь ради риска, кузен. – Кэтрин поднесла чашу к губам и облизала край. Взгляд Эдварда не отрывался от ее сочных губ и розового язычка. – Или ради такого наслаждения не стоит рисковать?

– Разумеется, стоит.

– Тогда, может быть, сегодня вечером…

– Кэтрин! Эдвард!

Резкий голос дяди ворвался в их беседу, словно струя холодной воды. Кэтрин закрыла глаза и потрясла головой, стараясь сдержать мгновенно вспыхнувший гнев. О, если бы не манящий королевский титул, что ждет ее впереди, она бы им показала. Хотя возможности для этого еще будут. Может быть, совсем скоро ей не придется сдерживать свой гнев. Когда она повернулась к дяде, глаза ее были скромно опущены, а на лице играла невинная улыбка.

– Вы меня звали, дядюшка?

Норфолк отодвинул кресло от стола. Вслед за ним поднялся и канцлер.

– Документы пусть остаются у вас, Эссекс, – заявил герцог. В голосе его слышалось удовлетворение. – Лорд-канцлер кивнул и поклонился Кэтрин:

– Ваш слуга, госпожа.

– Итак, все решено, – заявил Норфолк, потирая руки, когда за лордом-канцлером закрылась дверь. – Вы поженитесь, как только придут вести из Фландрии от родственников королевы, а это должно произойти в конце июля. Где состоится венчание – здесь, в Кеннингхолле или в королевском дворце на Темзе, – королю безразлично.

Кэтрин кивнула:

– Благодарю вас, дядюшка.

– Эдвард, – повернулся герцог к сыну, – думаю, будет политически правильным шагом, если вы с Джейми поженитесь сразу же после королевской свадьбы. А?

– Как вам будет угодно, отец, – равнодушно ответил Эдвард.

– Кроме того, – продолжал Норфолк, – нужно выяснить вопрос насчет поместий ее деда. Эти Макферсоны чертовски твердолобы: придется надавить на них, чтобы они отдали тебе свои земли в Кенте.

– Хорошо, – покорно кивнул Эдвард, бросив осторожный взгляд на Кэтрин. Лицо ее пылало, глаза пронзали неверного любовника, словно два кинжала.

– Кэтрин, Эдвард, идите за мной, – бросил герцог, направляясь к дверям. – У нас много дел.

– Сию минуту, – ответил рыцарь.

– Так ты женишься? – прошипела Кэтрин, как только герцог удалился.

Эдвард кивнул:

– Почему бы и нет?

– На Джейми? Этой шотландке-полукровке?

– На нашей кузине, – негромко ответил Эдвард.

– Мне она не кузина! Наглая выскочка! Господи помилуй, эти шотландцы немногим отличаются от диких зверей! У нее нет никаких понятий о приличиях, она болтает со слугами, словно с равными себе!

Эдвард молчал, глядя в сторону.

– Быстро же она тебя окрутила! – Кэтрин со стуком опустила чашу на стол. – Ну и какова она в постели?

– Нам пора идти, – пробормотал Эдвард вместо ответа.

– Представляю себе, как от нее воняет! – фыркнула Кэтрин. – Эти шотландские девки – такие неряхи! Ты женишься на ней из-за денег, верно?

Лицо Эдварда потемнело, и глаза стали холодны, как сталь, но Кэтрин, охваченная гневом, этого не заметила. Они были любовниками уже много лет – впервые это случилось, когда Кэтрин было всего четырнадцать. Здесь, во дворце, Эдвард приходил к ней каждую ночь. Ей плевать, на ком он там женится, – но мог бы рассказать об этом сам, чтобы ей не пришлось узнавать новости от дядюшки! «Он просто трус!» – думала Кэтрин, трясясь от ярости.

– Вот уж такого я от тебя не ожидала, дорогой купен!

– Но я же не могу жениться на тебе, – произнес наконец Эдвард.

– На мне? А тебя кто-нибудь просит? – ехидно рассмеялась Кэтрин. – Я не об этом, Эдвард. Никогда не думала, что ты способен стать подкаблучником. Посвататься к шотландской шлюхе да еще вымаливать у ее свиней-родителей богатое приданое! Позволить им себя обеспечивать! – Она ядовито усмехнулась. – Может быть, Джейми уже отрезала тебе яйца и спрятала к себе в шкатулку с драгоценностями?

– Кэтрин! – угрожающе прорычал Эдвард.

– Думаю, ты отправишься с ней в Шотландию. Ни для кого не секрет, что, как только дядюшка отойдет в мир иной, братец Серрей выкинет тебя за порог без гроша в кармане!

Эдвард судорожно сжал кулаки, и на скулах его заходили желваки. Удар попал в цель.

– Какая жалость! – издевательски протянула она. – Ты младший сын, и тебе приходится жениться на деньгах, чтобы обеспечить свое будущее. Бедный Эдвард – продает свою честь и гордость за кусок земли и несколько звонких монет!

Она подошла ближе и ткнула пальцем ему в грудь. Голос ее превратился в едва слышный шепот.

– Ты мой кузен, Эдвард, и родственный долг велит мне позаботиться о тебе. Скоро я стану королевой – твоей королевой, Эдвард. Попроси меня как следует – и я дам тебе достаточно, чтобы вырвать тебя из когтей шотландки.

Она повернулась на каблуках и направилась к дверям, не заметив, каким свирепым взглядом проводил ее Эдвард Говард.

Глава 15

Джейми хотела соскочить с кровати, но Малкольм не отпускал ее.

– Ты что, с ума сошел? – воскликнула она.

– Не думаю. Разве я похож на сумасшедшего? Джейми покачала головой, не веря своим ушам.

– Но ты же вдовец!

– Вдовец, но не монах.

– Но как же твоя скорбь? Твоя потеря? Как ты можешь думать о таких вещах буквально на другой день!

– Джейми, Флора умерла больше года назад. Не можешь же ты требовать, чтобы я даже не думал о женитьбе. – Помолчав, Малкольм заговорил спокойнее: – Мы ни разу не спали вместе. С точки зрения закона, мы так и не стали мужем и женой – наш брак не был скреплен.

– Пожалуйста, не углубляйся в детали! – прервала его Джейми. – Я просто хотела сказать, что с твоей стороны бесчувственно так вести себя.

Малкольм притянул ее к себе.

– Все та же маленькая злючка, – прошептал он, вдыхая нежный аромат ее кожи, наслаждаясь видом женственно-округлой фигуры, полных грудей и чувственных бедер, которые не мог скрыть даже скромный покрой платья. – По-прежнему готова лезть в драку из-за пустяков.

Джейми снова попыталась освободиться, хоть ей меньше всего на свете хотелось вырваться из объятий Малкольма.

– Из-за пустяков? – гневно возразила она. – Ты предлагаешь мне дать жизнь незаконному ребенку – это, по-твоему, пустяки?

– Тебе нечего бояться.

– Я и не боюсь!

– Вот и хорошо! – кивнул Малкольм. – Бояться не надо – тебе будет приятно.

– Приятно?

– Еще как! – лукаво улыбнулся Малкольм. – Я так возбужден, что готов заняться с тобой любовью прямо сейчас! – Он игриво пробежал пальцами по ее руке. – Поверь, ты имеешь дело с мужчиной, знающим толк в наслаждении. Я заставлю тебя кричать от счастья!

Только вот просить «еще» ты не станешь. По крайней мере не сразу, ибо я собираюсь довести тебя до изнеможения!

Джейми задохнулась, покраснев до корней волос. Уж не во сне ли она все это видит? Но тут Малкольм по-хозяйски положил руку ей на бедро, и Джейми взорвалась.

– Ты гнусный мерзавец, Малкольм Маклеод! – завизжала она, барахтаясь на кровати в тщетной попытке вырваться. – Если ты думаешь, что меня испугают или смутят твои наглые выходки, то засунь себе эту мысль…

– Странно, мне казалось, что ты любишь детей.

– Конечно, люблю! – Она повернулась и мрачно уставилась на него. – Только не твоих, мерзкий, бесчувственный, отвратительный…

– Ты мне подходишь как нельзя лучше, – прервал се Малкольм. – Умная, здоровая, хорошо сложена…

– Я тебе не кобыла!

– Знаю, милая. Я и не стану обращаться к тебе, если мне понадобится жеребенок. Что же до лошадиных статей, в коротком пробеге тебе не найти равных, но насчет долгого пути – надо подумать. – Он замолчал, с сомнением глядя на нее.

– Сколько мне помнится, ты до сих пор и оседлать-то меня не мог!

– Потому что не хотел, – как ни в чем не бывало, отозвался Малкольм.

– Не хотел? – недоверчиво переспросила Джейми. – Да ты прятался от меня, словно змея в норе!

– Я уверен, дорогая, вкус у тебя не хуже, чем крыс, в чьей компании я ждал твоего появления!

До Джейми не сразу дошел смысл этой шутки; но секунду спустя она захихикала, сообразив, что крысы питаются змеями.

– Ничего себе комплимент! – проговорила она. Малкольм небрежно помахал рукой.

– Для тебя – все самое лучшее!

– Никогда бы не подумала, что Маклеод способен шутить! – Джейми отвернулась, стараясь сдержать улыбку. Малкольм ни в коем случае не должен догадаться, что такого счастья она не испытывала уже много лет.

Просто оттого, что сидит рядом, разговаривает, смеется вместе с ним.

Улыбка Джейми погасла, едва она вспомнила, что счастью не суждено продлиться долго. За стенами этой комнаты ждала суровая реальность.

– Так на чем мы остановились? – сухо спросила она.

– Ты, кажется, была готова принять мое предложение.

Джейми нахмурилась; но Малкольм только рассмеялся и крепче прижал ее к себе. Джейми ощутила тепло его тела, и сердце ее забилось, горячая кровь быстрее потекла в жилах. Странное волнение охватило ее: казалось, в объятиях Малкольма смешалось и слилось все, что было для нее родным и прекрасным. Первые снежинки, кружащиеся в воздухе, запах свежескошенных полей, суровая красота родных гор, яркое солнце и дерзкий ветер, бьющий в лицо, – все это она увидела, почувствовала и пережила в одно мгновение.

Опомнившись, Джейми увидела, что Малкольм пристально смотрит ей в лицо.

– Ты больше на меня не сердишься? – робко спросила она.

– Нет, Джейми, – покачал он головой. – А вот ты, кажется, сердита.

Джейми замешкалась с ответом, и Малкольм пощекотал ее, вызвав новый приступ смеха.

– Ну-ка, отвечай!

– Я не могу долго на тебя сердиться. По крайней мере сегодня.

Широкая ладонь бережно накрыла ее руки, нервно теребящие оборку. Малкольм не мог оторвать взгляда от женщины, которую знал еще девочкой. От ее сияющих глад, чувственных губ, водопада черных, как смоль, полос. Малкольму показалось, что он вышел на свет из тумана, в котором бродил всю жизнь. Ушли прочь все сомнения, позабылись прошлые мучения, давно растаял гнев – Малкольм смотрел на Джейми новыми глазами. Как на свою возлюбленную.

Когда-то девочкой Джейми свято верила в его любовь – и теперь Малкольм понимал, что детским сердцем она угадала правду. И какое право имел он винить ее и своих горестях? Если кто и виноват, так только Малкольм Маклеод, собственной персоной, и никто иной! Ведь он знал, знал с самого начала, что Джейми не предавала его англичанам – она спасала ему жизнь. И это – после того удара, который нанес он ей своей злосчастной свадьбой!

Поистине удивительно, что она готова его простить! Никакие упреки, никакая, даже самая грубая брань – ничто не сравнится с той болью, какую испытала она, когда вошла в храм – и увидела его под венцом с другой.

Малкольм больше не требовал ответа – он угадал истину. Это была не шутка. Джейми надела подвенечное платье, думая, что сегодня ее свадьба. Она верила, что они суждены друг другу, что у них одна душа на двоих.

Малкольм никогда не пытался поколебать ее детскую веру… может быть, потому, что в глубине души разделял ее? Должно быть, он, сам того не сознавая, ждал, когда Джейми повзрослеет, чтобы признаться ей и самому себе в так долго скрываемом от всех?

Но Джейми уехала во Францию, а Малкольму пришлось столкнуться с грубой жизненной прозой. Кому есть дело до любви, когда решается судьба клана? Брак с Флорой должен был стать спасением для его племени. Он был уверен, что принесет мир на острова Скай и Гебриды. Он ошибся.

Малкольм протянул руку и коснулся густой блестящей пряди ее волос. Джейми выросла: как она стала прекрасна!…

Глаза их встретились. Что-то необыкновенное рождалось в Джейми: любовь ее, затравленная и униженная, пробуждалась от сна и ломала стены своей темницы. Джейми позволила себе, не таясь и не стыдясь, ласкать взглядом его мужественное лицо, глубокие темные глаза, чувственный, неулыбчивый рот.

– Помнишь, как мы прощались перед твоим отъездом? – тихо спросил он.

Джейми почувствовала, что заливается краской.

– Пожалуйста, перестань! Я вела себя как маленькая дурочка! Я и так столько вспоминала об этом в последние дни.

Малкольм нежно прикрыл ей рот рукой.

– Помнишь, Джейми, как цвел вереск на холмах и в долине реки Спей?

Джейми кивнула, не поднимая глаз.

– Малкольм, в тот день я не думала о вереске.

Он нежно приподнял ее лицо за подбородок, заставив взглянуть себе в глаза.

– Знаю, милая. Ты жаждала того, чего я не мог тебе дать.

Джейми казалось, что она тонет, растворяется в этих бездонных глазах. Она снова стала прежней влюбленной девчонкой, желавшей поцелуя Малкольма с такой отчаянной страстью, словно сама жизнь ее зависела от этого.

– Мне слишком памятен этот день, – прошептала она наконец.

Все с тем же бесстрастным лицом Малкольм опрокинул ее на кровать рядом с собой. Джейми и не думала сопротивляться. Теперь они лежали лицом к лицу. Вот он протянул руку и дотронулся до ее щеки – и сладкая дрожь прошла по телу Джейми, а сердце заколотилось, как безумное. Он провел пальцем по щеке, очертил линию носа, бровей, притронулся к полным губам – и кожа Джейми словно загоралась под его пальцами.

– Помнишь, о чем ты меня просила?

Она кивнула.

– Попроси меня сейчас, Джейми! – страстно взмолился он. – Милая, прекрасная моя Джейми, попроси!

Взгляды их встретились, и молния желания пронзила сгустившийся воздух.

– Малкольм, поцелуй меня!

Губы их встретились. Как цветок, иссохший от засухи, раскрывает лепестки навстречу дождю, впитывает влажные капли и на глазах возвращается к жизни – так и Джейми наслаждалась этим поцелуем. Как долго она этого ждала!

– Милая моя Джейми! – шептал Малкольм, словно в сладостном бреду. – Как я мог отпустить тебя?

Джейми прижалась к нему, стараясь не потревожить его раны.

– Я думала, что потеряла тебя навсегда, – прошептала она. – Может быть, все это сон?

– Нет, не сон.

И они снова слились в поцелуе, не отводя друг от друга влюбленных глаз.

Никогда в жизни Джейми не осмеливалась прикасаться к мужчине так, как сейчас прикасалась к Малкольму. Она гладила его лицо, запускала пальцы в длинные каштановые волосы, робко трогала чувствительную мочку уха. Малкольм не отрывал от нее взгляда, и в глазах его Джейми читала желание и нежность.

Малкольм гладил ее по спине, по бедрам, по ягодицам, сминая легкую ткань платья. Вот рука его скользнула вперед, к груди, и Джейми затаила дыхание.

– Ты совсем взрослая, – хрипло прошептал он. – Как ты хороша! Я не стою тебя, прекрасная женщина.

– Поцелуй меня, Малкольм! – шептала в ответ Джейми. – Поцелуй прекрасную женщину!

Вся кровь шотландца бросилась ему в голову при звуках этого хрипловатого грудного голоса. С безумным рычанием он навалился на нее.

– Я хочу тебя, Джейми! Как я тебя хочу! – И он впился в ее губы требовательным, почти грубым поцелуем.

Жаркий язык его проник сквозь преграду губ и жадно ласкал ее рот. Джейми не могла, да и не хотела противиться: мимолетное смущение ее сменилось жгучей страстью, и она с жаром ответила на дерзкий поцелуй.

Малкольм знал, что это безумие, но остановиться не мог. Джейми выгнула спину, теснее прижимаясь к нему. Малкольм принялся покрывать поцелуями ее подбородок и нежную шею. О, как он ее хотел! Прямо здесь, в этой постели. Неважно, что она не девственница. Это не ее вина. Она считала, что Малкольм навеки потерян для нее; он привел ее в отчаяние, и именно он виновен в ее падении.

Пальцы его медленно заскользили вниз, к теплой округлой груди. Джейми вздрагивала от его прикосновений; из уст ее рвались тихие стоны, наполнявшие Малкольма гордостью.

Сейчас! Еще немного! Они сольются воедино, и Джейми станет его возлюбленной. Ничто на свете не разлучит их: теперь, что бы ни случилось, она будет принадлежать только ему.

Он потянул лиф ее платья вниз, обнажив груди, и прильнул губами к набухшему темно-розовому соску. Джейми застонала, вцепившись ему в волосы, и инстинктивно раздвинула ноги, обхватив ими его бедра.

Джейми сгорала на неведомом ей прежде огне, огне неистовой страсти. Ум ее был в смятении, а тело жаждало большего. Малкольм потянул вверх ее юбку – и у Джейми захватило дыхание. Рука его скользнула ей между ног и нащупала средоточие женственности – все закружилось у Джейми перед глазами, и она всерьез испугалась за свой рассудок.

Он поднял голову и взглянул ей прямо в глаза. Джейми положила ладонь ему на бедра и прижала к себе, чувствуя, как пульсирует под ее рукой то, что сулит неземные наслаждения. Малкольм – считает ее распутницей – ну и пусть! Как не похожа их любовная игра на грубые приставания Эдварда! Нет, Джейми твердо знала: все, что делает Малкольм, – правильно. Это не может быть грехом.

Малкольм глубоко вздохнул – таких чувств он еще не испытывал. Прекраснейшая женщина на свете лежала в его объятиях, и он чувствовал, что умрет, если не овладеет ею немедленно. Больше всего на свете он желал погрузиться в нее, вознести ее к вершинам немыслимого наслаждения и излить в нее семя. Он окинул жадным взглядом ее всю – припухшие губы, отяжелевшие груди, покрасневшие от соприкосновения с его небритыми щеками, – и желание его стало еще больше, хотя это и казалось совершенно невозможным.

– Если ты хочешь остановиться, Джейми, – прохрипел он из последних сил, – скажи об этом сейчас! Потому что потом будет поздно.

Все тело его было напряжено, как струна, а глаза не отрывались от ее лица. Вместо ответа Джейми приоткрыла рот для поцелуя.

С торжествующим стоном, похожим на рычание, Малкольм сорвал с нее одежду.

– Ты не видела свою хозяйку? – послышался сзади встревоженный голос Мэри.

От неожиданности Кадди уронила поднос, который несла в комнату больного: посуда разлетелась вдребезги, еда и питье расплескались по всему коридору. Один из пары стражников, торчавших неподалеку, фыркнул, но поспешил подавить смех, заметив, какой взгляд метнули на него обе женщины.

– Ох, какое несчастье! – громко воскликнула горничная и, опустившись на колени, принялась подбирать то, что еще можно было спасти.

– Кадди! – настойчиво повторила Мэри.

– Придется снова идти на кухню! – расстроенно качала головой горничная. – А все моя неуклюжесть!

– Кадди!!

Горничная выпрямилась и взглянула девушке в лицо.

– Да, госпожа?

– Где мистрис Джейми?

– Где? Гм… – Кадди смущенно обернулась в сторону закрытой двери, заляпанной пролитым темным пивом.

Мэри проследила за ее взглядом.

– Она там, с этим шотландцем? – нетерпеливо спросила она.

– А разве нет, госпожа? – тревожно спросила Кадди и бросила обвиняющий взгляд в сторону стражников. – Мистрис Мэри, я оставила ее здесь.

– Она там одна с мужчиной? – Мэри оглянулась вокруг. Помимо двух стражников у дверей, она заметила еще двух, прохлаждающихся в холле.

– Да что ж тут такого, госпожа?! – воскликнула Кадди, сразу успокоившись. – Бедняга едва способен рукой пошевелить, даром что болтает как здоровый! Мистрис Джейми послала меня на кухню. Я только сходила туда и обратно: она как раз меняла ему повязку на голове. Она, конечно, оставалась с ним наедине, но всего лишь на несколько минут!

Мэри молча подошла к двери и, не постучав, распахнула ее.

Кадди увидела, как Мэри зажала себе рот рукой, сдерживая крик, готовый сорваться с уст. Лицо девушки покрывала смертельная бледность.

Глава 16

Ужасные создания, лишь отдаленно похожие на людей, держали ее за руки и за ноги. Кэтрин пыталась вырваться, но тщетно. Она оказалась в ловушке.

Спереди, сзади, по сторонам – отовсюду скалились отвратительные мертвецы. На телах их, покрытых полуистлевшими лохмотьями, гноились страшные язвы. Кое-где кости насквозь протыкали сине-зеленую кожу. Словно голодные волки, мертвецы пожирали ее черными дырами пустых глазниц. Костлявые руки рвали на ней платье – подвенечное платье, вдруг поняла Кэтрин.

Напрасно она рвалась и металась, ища спасения, – бесплотные руки не отпускали ее. Издалека, словно из другого мира, донесся колокольный звон. Кэтрин хотела закричать, но вонючая полусгнившая ладонь зажала ей рот. Вдруг у ног ее разверзлась пропасть: оттуда медленно поднимался отвратительный огромный мертвец, ужаснее, чем сама Смерть, с набухшим, омерзительно вздутым куском изъязвленного мяса между ног…

Кэтрин села на кровати, в ужасе озираясь, не в силах прийти в себя после страшного сна. На столике у кровати горела свеча; над постелью склонилась темная фигура. Кэтрин уже открыла рот, чтобы закричать, но жесткая ладонь легла ей на губы. В лицо ей смотрели хищные серые глаза Эдварда; в них пылал знакомый похотливый огонек.

– Не узнала? – прошептал он, грубо опрокидывая ее обратно на кровать. Затем провел ладонью по ее лицу, смахивая капельки пота, и сунул руку в вырез рубашки, где виднелись полные груди.

Кэтрин скривила губы.

– Я уже не надеялась, что ты появишься.

– И начала без меня? – спросил он, сбрасывая с нее одеяло.

Кэтрин вскрикнула, когда он, задрав ей рубашку, сунул два пальца в ее влажную щель. Эдвард тут же начал ласкать средоточие ее женственности, и Кэтрин замурлыкала от удовольствия.

– Или, может быть, ты видела меня во сне? Потому что внутри у тебя мокро, словно в морской пучине. – Тон его был сухим и насмешливым, но Кэтрин не обратила на это внимания.

– О, Эдвард! – простонала она, наслаждаясь ощущениями, которые дарил он ей. – Мне приснился ужасный сон! На меня напали какие-то чудовища, хотели меня изнасиловать… брр! Как хорошо, что ты пришел!

– Пришел, но не вошел, дорогая.? – Схватив ее за руки, он резко подтянул ее к себе.

Кэтрин надула было губы, возмущенная такой грубостью, но прикусила язык, взглянув на Эдварда. Он стоял над ней – сильный, красивый, мрачный, словно палач над поверженной жертвой: угрюмость и жестокость его в глазах Кэтрин только добавляли ему притягательности.

– Что же ты медлишь? – Кэтрин потянулась к его камзолу, но Эдвард остановил ее руки.

– Развяжи, – приказал он, указывая взглядом на шнурки, сдерживавшие его возбужденное мужское естество, рвавшееся на волю.

– Недурная работа для будущей королевы, – улыбнулась Кэтрин и принялась развязывать шнур. – Но если бы ты знал, какой кошмар мне сейчас приснился! Даже вспомнить страшно!

Узел был развязан, и, застонав от возбуждения, Кэтрин принялась ласкать его твердый гладкий ствол, радуясь тому, что он становится все больше и все тверже под ее гибкими пальцами.

– Я приказала слугам не будить меня с утра, – прошептала она, вглядываясь ему в лицо. Но Эдвард отвернулся. – У нас впереди вся ночь!

– Не думаю, – коротко ответил Эдвард и вцепился в кружевной ворот ее рубашки. Кэтрин вздрогнула, в глазах ее мелькнул страх, который тут же сменился восторгом и стоном удовольствия. Эдвард рванул рубашку, и из прорехи показались освобожденные груди.

– Ты настоящий зверь! – прошептала Кэтрин, приподнимаясь на кровати и поднося пылающий сосок к его рту. – И мне это нравится!

Эдвард присосался к набухшему соску, вызвав у женщины восторженный вскрик – но тут же укусил его и больно сжал рукой другую грудь, заставив Кэтрин взвизгнуть.

– Вот как, новый Эдвард? – протянула она. – Хорошо, я тоже стану другой.

Зарывшись пальцами в его волосы и зарычав по-звериному, Кэтрин толкнула его голову вниз, туда, где желание пульсировало, ища выхода. О, как она хотела, чтобы он целовал ее там, пока не утихнет эта безумная жажда наслаждения. Но Эдвард, сжав ее запястья, заставил отпустить себя.

– Теперь твоя очередь, дорогая. – С этими словами он поставил ее на четвереньки на кровати. Кэтрин выгнула спину, как кошка, и потянулась губами к его стоящему торчком члену.

– И будь со мной поласковее, – тихо, но угрожающе произнес он.

Кэтрин обхватила член губами и начала игру. Эдвард, держа ее за волосы, водил ее голову взад-вперед. Ему вдруг вспомнилась Джейми; представилось, как он входит в ее девственное лоно, такое тугое, нежное, сжатое девичьей робостью. Почему он до сих пор этого не сделал? Но ради Джейми стоит подождать.

Как давно он не имел дела с девственницами! А ведь с ними – лучше всего: они узкие, тугие и облегают мужчину как перчатка. Как сейчас – рот Кэтрин.

Женщина попятилась, вопросительно скосив на него глаза: на лице ее отражалось неудержимое желание. Разумеется, Кэтрин не хочет, чтобы он кончал. Ее интересует только собственное удовольствие. Так вот, не дождется! Он повелительно дернул ее за волосы, приказывая продолжать.

В раздражении Кэтрин слегка прикусила нежную кожу на головке.

– Ласковее, милая! – приказал Эдвард. – Ласковее! Ты же не хочешь, чтобы я сделал тебе больно?

Кэтрин помотала головой в ответ. Держа ее одной рукой за волосы и направляя ее голову, другой рукой Эдвард принялся грубо мять ее полную грудь. Давление стало почти нестерпимым. «Как хорошо, – думал Эдвард. – Да, ртом у нее это получается гораздо лучше!»

Наконец он исторг семя, по-прежнему не отпуская Кэтрин, заставляя ее проглотить всю маслянистую влагу до последней капли.

Затем молча отступил и поправил одежду.

Кэтрин лежала на кровати, широко раскинув ноги. Глаза ее были закрыты, все тело изнывало от желания.

– Отлично, кузен! А теперь посмотрим, на что способен ты.

Ответа не было. Эдвард смотрел на нее с торжеством победителя; во взгляде его читалось ядовитое злорадство.

– Ты же не уйдешь?! – тревожно воскликнула Кэтрин.

Он пригладил волосы рукой и с нарочитой аккуратностью поправил перевязь с кинжалом.

– Ты отлично ублажила меня, Кэтрин. Продолжай в том же духе, и, может быть, я еще как-нибудь снизойду до тебя.

– Снизойдешь? – недоуменно повторила она.

Эдвард повернулся на каблуках и направился к дверям. Кэтрин вскочила с постели.

– Эдвард, ты не можешь так уйти! – У самой двери она схватила его за плечо. Эдвард медленно повернулся к ней. – Мы же только начали, дорогой, – проворковала она, стараясь придать голосу соблазнительную игривость.

– Как видишь, я уже кончил, – сухо ответил он.

– Но как же… А я?

– Позови кого-нибудь из стражников, – презрительно бросил Эдвард. – А можешь – и всех вместе.

Кэтрин подняла руку, чтобы ударить его, но Эдвард успел первым. От его тяжелой пощечины Кэтрин упала на колени.

– Ублюдок! – прошипела она, вытирая кровь. Не пытаясь встать, она смотрела, как он поправляет распахнувшийся камзол. – Издевайся над своей шотландской шлюхой, но со мной изволь…

– Нет, кузина. Со своей милой Джейми я никогда не поступлю так, как с тобой. Она прекрасна, и я безумно люблю ее. Я не стану лить семя ей в рот. Нет, я извергну его в ее девственное лоно, и она будет кричать от восторга и называть меня ласковыми именами.

Кэтрин медленно встала на ноги. Эдвард наблюдал за ней с холодной, бесчувственной усмешкой.

– Она моя, Кэтрин, и только моя. Она ждет меня.

А ты раздвигаешь ноги для любого, кто тебе подмигнет, и даже во сне грезишь о чудищах, готовых удовлетворить твои порочные желания.

Он повернулся и вышел, Кэтрин молча проводила его взглядом.

Глава 17

Мэри замерла на пороге с открытым ртом. Одно неверное движение, поняла она, – и шотландец мертв.

Полуобнаженный шотландец сидел на кровати: глаза его пылали яростью. Джейми приставила к его горлу нож. Мэри увидела, как лицо шотландца исказилось, словно от внезапного приступа боли. Очевидно, ему было трудно оставаться в сидячем положении.

– Опусти нож, чертовка! – прохрипел он.

– Не раньше, чем ты согласишься! – свирепо отвечала Джейми. – И дашь мне слово!

– Скорее ад замерзнет, чем я соглашусь с тобой хоть в чем-нибудь!

– Отлично, невежа! Ты сам виноват в своей смерти!

Мэри отчаянно завизжала. Джейми обернулась к ней: воспользовавшись этим, Малкольм с необычным для больного проворством вышиб у нее из руки нож, а затем, словно потеряв последние силы, повалился на кровать. Джейми, сжав кулаки, повернулась к дверям.

– А вы что здесь высматриваете?! – завопила она, глядя куда-то через плечо Мэри. – Убирайтесь отсюда, пока вас не позовут!

Отшатнувшись, Мэри наткнулась на одного из стражников: оказывается, все четверо собрались у двери, не желая пропустить бесплатное представление. От окрика Джейми они, потупившись, словно нашкодившие дети, поспешили разойтись по своим постам.

– Джейми! – в ужасе воскликнула Мэри. – Ты же едва не убила этого человека!

– Войди, Мэри, и закрой дверь. Незачем устраивать развлечения всему замку, – нетерпеливо проговорила Джейми, украдкой покосившись на Малкольма. Он лежал неподвижно, на лбу выступили капли пота, и Джейми встревоженно подумала, не повредил ли ему разыгранный спектакль. Но что же делать? Не хватало еще, чтобы Мэри застала их в объятиях друг друга. Поэтому, услышав предусмотрительную Кадди, громко сетовавшую на свою неловкость, они поспешили вскочить с кровати и разыграть комедию, чтобы ни у кого не возникло никаких подозрений.

Но сейчас, бросив украдкой взгляд на Малкольма, Джейми поняла, что разоблачение вполне реально. Под тонким покрывалом резко выдавалось его все еще возбужденное естество. Джейми поспешно накинула на него еще одно одеяло. Послышался щелчок запираемой двери.

– Джейми, что произошло?! – воскликнула Мэри, подбежав к ней. – С тобой все в порядке?

– Да, все нормально.

Мэри взяла Джейми под руку и бросила осторожный взгляд на шотландца. Тот лежал, по-видимому, совершенно обессиленный.

– Чем он тебя так разозлил?

Нахмурившись, Джейми похлопала кузину по руке: – Ничего особенного. Просто он грубиян, наглец да к тому же упрям, как осел.

Разгоряченная, Джейми повернулась к Малкольму спиной, и тот немедленно прервал ее речь, чувствительно ткнув ее кулаком в ягодицы.

– Нет, я тебя все-таки убью! – заорала Джейми.

– Джейми, пожалуйста, пойдем отсюда! Ради твоей же безопасности! – воскликнула Мэри, обнимая кузину. Юбки Джейми были смяты, волосы растрепаны: она выглядела так, словно подверглась нападению. – Скажи, он не сделал ничего такого?..

Джейми покосилась на Малкольма. Он лежал неподвижно, закатив глаза к потолку – актер, да и только!

– Хочешь спросить, не напал ли он на меня? Да ты только посмотри на него, Мэри! Он так слаб, что даже встать не может! – Джейми отвела Мэри к окну и усадила на скамью. – Нет, он не сделал, да и не мог сделать того, о чем ты подумала!

С кровати донеслось какое-то ворчание.

– Но, Джейми, что же он тогда такого сделал?

– Да он уже несколько дней испытывает мое терпение! – раздраженно воскликнула Джейми. – Эта тупоголовая свинья готова на все, чтобы осложнить нам жизнь! Сегодня утром он просто извел Кадди своими капризами, а теперь решил испробовать ту же тактику на мне! Ничего-то ему не по душе! Он бросает на пол еду, переворачивает стулья, бьет тарелки! И в довершение всего не дает менять себе повязки! Невозможный человек! – Испустив тяжкий вздох, Джейми угрюмо уставилась в окно.

Мэри положила кузине руку на плечо, стараясь успокоить.

– И вот как раз перед тем, как ты вошла, я решила, что больше этого терпеть не намерена, – мрачно продолжала Джейми. – Я решила убить его. И непременно убила бы, если бы не ты!

– Джейми! – выдохнула Мэри. – Неужели ты способна убить человека?

– Это не человек, – отрезала Джейми. – Да он и сам не хочет жить – иначе зачем бы ему с таким упорством отвергать наши заботы?

Малкольм заворочался и застонал. Обе женщины с тревогой взглянули на него, но с кровати тут же донеслись такие проклятия, что Мэри, покраснев как рак, поспешно отвела глаза. Джейми, воспользовавшись моментом, подобрала нож и положила на скамью рядом с собой.

– Видишь, Мэри? Он просто ужасен! Всем недоволен, постоянно чего-то требует… – И Джейми со вздохом пригладила измятые юбки.

Шотландец перевернулся на бок и с ненавистью уставился на обеих девушек.

– Убирайся вон, шлюха! – прорычал он. – И эту бледную поганку забери с собой! Не могу вас больше ни видеть, ни слышать! Вы мне надоели своей глупой болтовней! Вон отсюда!

– Бледную поганку? – покраснев, повторила Мэри.

– Нет, его мало просто убить! Зачем ты мне помешала? – снова вскипела Джейми.

– Теперь я и сама вижу, – прошептала Мэри, не сводя с шотландца огромных испуганных глаз. – Но, Джейми, не забывай, что Эдвард надеется получить за него выкуп! Он придет в ярость, если узнает, что ты убила его пленника! – Мэри умоляюще заглянула подруге в лицо. – Конечно, этот человек упрям, несговорчив, не умеет вести себя с дамами и ничего не понимает в женской красоте; но нельзя же убивать за дурной характер!

– Мэри, я была в замке Норвич. Эдвард убивает своих пленников и за меньшие грехи.

– Джейми! – воскликнула Мэри. – Как ты можешь?! Эдвард делает то, что должен делать. В любом случае, он твой жених и ты не смеешь так о нем говорить!

– Он мне не жених, Мэри! – гневно прошептала Джейми в ответ.

– Пока нет – но ведь это уже решено!

Малкольм напрягся, стараясь расслышать разговор.

Джейми вспомнила, что еще не рассказала ему о своих отношениях с Эдвардом, но для этого им нужно снова остаться наедине. И, разумеется, нет смысла продолжать бесполезный спор с Мэри.

– Ты взвалила на себя слишком тяжелую ношу, – продолжала Мэри, успокаивающе гладя ее по руке. – Ты совсем вымоталась, ухаживая за ним.

– Что же мне остается? Мастер Грейвс со своим помощником в Кембридже, а слуги все до единого ненавидят шотландцев. Кому же я могу поручить заботу о раненом?

– Знаешь, Джейми, – продолжала Мэри, не обращая внимания на возражения подруги, – я много думала тогда, после нашего разговора. Это все для него, верно? Для Эдварда? Чтобы доставить ему удовольствие? Ты не признаешься в этом, но я-то все вижу! Ты не ешь и не спишь, дни и ночи проводишь здесь, чтобы сделать Эдварду сюрприз!

– Мэри, я… – начала Джейми, бросая на кузину убийственный взгляд.

– Можешь трясти головой, сколько хочешь: твои дела говорят громче слов. Ну, признайся же! Разве я не права?

Джейми поджала губы:

– Хорошо, Мэри, хочешь в это верить – верь. Но к чему весь этот разговор?

– Нам нужно все обсудить. – Мэри покровительственно похлопала Джейми по руке. – Послушай, ты выглядишь усталой.

– Усталой?! Да она выглядит страшнее черта! – подал голос с кровати Малкольм – теперь девушки говорили достаточно громко, он мог слышать их диалог. – Ну-ка, ты, бледная немочь, уведи ее отсюда! Убирайтесь обе! – Он застонал и скрючился пополам, словно от приступа боли.

– Теперь я понимаю, почему ты хотела его убить, – заметила Мэри, снова переходя на шепот. – Но неужели во всем замке не найдется человека, которому ты могла бы поручить уход за этим сумасшедшим?

Малкольм, все слышавший, проворчал сквозь зубы:

– Эй, госпожа Вяленая Вобла, постарайся найти сиделку посимпатичнее, с изящными формами и хоть каким-нибудь умением ходить за больными!

– Пошлю за тюремщиком Ридом, – кровожадно пообещала Джейми. – Он как раз под стать твоему изысканному вкусу! А что формы у него не слишком изящные – так для тебя и не такое сойдет!

– Сука бесчувственная! Да ты вообще женщина или кто?

Услышав такое обращение, Мэри пошла пятнами, и Джейми поспешно отвернулась. Только не хватало сейчас расхохотаться и погубить все дело!

– Кадди помогает мне, как только может, – спокойно заметила она.

– Ага, еще одна красотка! Проклятая старая карга, молчит как рыба, а манеры у нее…

– О манерах я бы на твоем месте помолчала, – отрезала Джейми и снова повернулась к Мэри: – Но, кроме Кадди, я больше никому не могу доверять! Один бог знает, что может случиться…

–: Может быть, стоит заковать его в цепи? – прошептала Мэри. – Что, если он захочет наложить на себя руки?

Джейми энергично замотала головой:

– Нет-нет! Ему может стать хуже. Он и так слишком слаб, чтобы представлять опасность для себя или для других.

– Кузина, ты уверена, что ему нужна постоянная сиделка?

– По тому, как он молотит языком, этого, конечно, не скажешь. – Джейми замолчала, обдумывая ответ. Ей трудно было всерьез считать Малкольма больным, слабым, нуждающимся в помощи: слишком ясно помнилось, как несколько минут назад он сжимал ее в крепких объятиях. Джейми отвернулась, почувствовав, что краснеет. – Нет, Мэри. Сиделка ему больше не нужна.

– Значит, незачем дежурить по ночам, – сделала вывод Мэри. – Снаружи полно стражников; если он попробует выкинуть какую-нибудь штуку, они мигом поднимут тревогу.

– Ты права.

– Может быть, я смогу тебе помочь? – робко предложила Мэри.

– Не надо, дорогая, – быстро ответила Джейми. – Ни к чему тебе выслушивать его брань и грязные оскорбления. Я просто не вправе подвергать тебя такому испытанию. Ты и так слышала более чем достаточно: один бог знает, какая еще грязь может слететь у него с языка!

Мэри бросила опасливый взгляд на раненого, и Джейми с трудом подавила улыбку. Покрытый синяками и ссадинами, с колючей щетиной на щеках, Малкольм казался настоящим разбойником. Сама Джейми, глядя на него, этого не замечала. Даже сейчас он казался ей красивее всех мужчин на свете.

– Нет, Мэри, спасибо, – продолжила она. – Я хочу сделать это сама, для Эдварда.

– Но тогда, Джейми, не давай воли своим чувствам, своему раздражению.

Джейми лукаво улыбнулась. Знала бы Мэри, какие чувства обуревают ее подругу на самом деле! От раздражения они далеки, это точно!

– Конечно, кузина, ты, как всегда, права.

С минуту длилось молчание: обе девушки думали о своем. Наконец Мэри заговорила снова:

– Джейми, когда я вошла, ты требовала, чтобы шотландец что-то обещал тебе…

Джейми торопливо подыскивала ответ. Этот момент они с Малкольмом продумать не успели: из-за недостатка времени приходилось импровизировать.

– Он должен был дать слово, что перестанет мне противиться.

– Черт бы вас побрал, – послышался с кровати хриплый голос Малкольма, – уберетесь вы отсюда или нет? Дверь вон там – идите и не возвращайтесь! Знали бы! вы, как я устал от вашей болтовни! У меня голова раскалывается. Вы что, решили свести меня в могилу?

Голос больного становился все более тихим и невнятным. Наконец глаза его закрылись, и голова упала на подушку.

– Неужели заснул? – тихо спросила Мэри.

– Кажется, да, слава богу.

– Послушай, и ты действительно убила бы его, если бы не я?

– Конечно! Я на все была готова, лишь бы заткнуть его вонючую пасть!

– Но…

– Как бы то ни было, я добилась своего! – пожала плечами Джейми.

Глава 18

«Пусть он умрет! Я так хочу! Пусть умирает медленно и мучительно, терзаясь от каждого вздоха и тщетно призывая милосердную смерть! Пусть он узнает отчаяние! Пусть страдает так же, как заставил страдать меня, пусть будет унижен так же, как посмел унизить меня, – нет, сильнее, гораздо сильнее! Пусть не будет конца его мучениям! Я так хочу – значит, так и будет!»

Так думала Кэтрин Говард, выходя из королевского кабинета и направляясь к покоям герцога Норфолка. Навстречу ей попался лорд-канцлер в черной мантии: он поклонился почтительно, помня, что перед ним – будущая королева, и пробормотал дребезжащим голосом какой-то замысловатый комплимент. Кэтрин с улыбкой ответила на поклон и поспешила прочь.

Ей еще многое предстояло сделать.

Постепенно обжигающий гнев в ее душе сменился презрением. «Ничтожество! – думала Кэтрин. – Он просто мне завидует! Еще бы: я невеста короля, а он несчастный младший сын, вынужденный охотиться за приданым, чтобы не умереть с голоду!» Однако этот ничтожный червяк посмел оскорбить ее – и жестоко за это поплатится.

Несколько минут назад Кэтрин беседовала с королем наедине. Она умело разыграла свою роль. Робко потупив глаза и, словно в нерешимости, теребя бахрому роскошного наряда, она поведала королю, что о ее кузене Эдварде ходят дурные слухи. Наверное, она не должна об этом рассказывать – ведь она сама из Говардов; но она не может молчать, зная, что ее повелитель расточает свои милости недостойному.

Нет-нет, она ничего не знает точно, но говорят, что Эдвард ставит личное обогащение превыше интересов короны. Государь предоставил ему корабль и деньги на каперскую экспедицию, а Эдвард отплатил ему черной неблагодарностью. Она слышала, что кузен предоставил казне лишь ничтожную долю захваченного в море: будто бы в сокровищнице Кеннингхолла хранятся неисчислимые богатства, попросту украденные у короля. Может быть, это и сплетни, но ведь будет лучше, если его величество все проверит, не так ли?

Для недоверчивого и подозрительного короля этого было больше чем достаточно.

Кэтрин понимала, что ее клевета может стоить Эдварду головы – но ни минуты не жалела о своем поступке. Он это заслужил. Наглый выродок! Подумать только, она предпочитала его всем прочим мужчинам, можно сказать, была им по-настоящему увлечена. И как же отблагодарил ее этот мерзавец? Гнусно оскорбил; использовал и выбросил, как грязную ветошь; почти изнасиловал. Нет, ни один человек, унизивший Кэтрин Говард, не сможет уйти от наказания. Ни один.

Месть удалась, но только отчасти. Выслушав невесту, Генрих вызвал к себе канцлера, объяснив, что собирается для начала отнять у Эдварда право на каперство. Если обвинения подтвердятся, он, возможно, отправит рыцаря в Тауэр – но пока не видит в этом необходимости. Довольно и того, что надменный и нетерпеливый молодой Говард окажется не у дел. Пусть отдохнет и подумает, чем заслужил такую немилость.

Но Кэтрин полагала, что этого мало.

Теперь она нападет с другой стороны. Очернить Эдварда перед королем, заставить его опровергать ложные обвинения – это хорошо, но не слишком. Он может вывернуться. Эдвард не из тех, кто легко смиряется с поражением, – что, если он представит королю убедительные доказательства своей невиновности? Нет, она поступит по-другому. Посмотрим, как запоет этот наглец, когда она рассмеется ему в лицо и скажет: «На этот раз я покончила с тобой, дорогой кузен!»

Эдвард Говард узнает, какова она в гневе! Он увидит, на какое коварство способна Кэтрин, когда задета ее гордость!

Отмщение! Возмездие! Одна мысль об этом наполняла Кэтрин радостным предвкушением. Но для исполнения своих планов ей придется вернуться в Кеннингхолл. Король уже дал разрешение, хоть и без большой охоты. Он не хочет расставаться с невестой – но понимает, что она должна подготовиться к свадьбе, которая состоится уже очень скоро.

Теперь предстоит убедить дядюшку.

У дверей в покои Норфолка Кэтрин оправила юбки, пригладила прическу и сделала знак привратнику, поспешившему отворить дверь.

В Кеннингхолле ее ждет сладкая месть. Она будет действовать через невесту Эдварда! Судя по его словам прошлой ночью, он и в самом деле неравнодушен к этой шотландской сучке. Что ж, в этом вся прелесть мести – найти слабое место в обороне врага и целить в него!

Сияя улыбкой, Кэтрин вошла в покои и присела перед герцогом в глубоком реверансе.

Мастер Грейвс задумчиво вертел в руках запечатанное письмо.

– Не понимаю, мистрис Джейми, почему вы хотите отослать его непременно через моих друзей?

– Мастер Грейвс, у меня нет другого выхода. Только так я могу быть уверена, что письмо дойдет.

Врач провел рукой по лысеющей голове.

– Но за прежние свои письма к родным вы не боялись, не так ли? Почему же вдруг испугались за это?

Джейми молчала, нерешительно глядя на врача. Он был еще в дорожной одежде, хранящей на себе следы красноватой дорожной пыли. Услышав о его возвращении из Кембриджа, Джейми поймала его буквально на пороге и повела в музыкальную комнату. Сокольничий Эван и другие простые люди в замке отзывались о докторе как нельзя лучше. По их рассказам Джейми и решила, что может ему доверять. Однако теперь она понимала, что должна объяснить, если не все, то хотя бы то; что возможно.

– Вы знаете, я живу здесь уже больше года, – медленно начала она, – но по-прежнему чувствую себя чужой. Хоть Говарды и называют меня кузиной, но ни на минуту не забывают о моем шотландском происхождении. Я уверена, что за мной присматривают. Несколько раз письма от родных приходили ко мне распечатанными. Я знаю, что мне здесь не доверяют.

– У Говардов есть причины не доверять вам, госпожа?

– Нет! – покраснев, воскликнула Джейми. – Я никогда и никому здесь не причиняла вреда и не собираюсь этого делать! В моем письме нет ничего такого, что могло бы навредить герцогу или его семье! Нет, я не сделала ничего дурного, но… – Джейми тяжело вздохнула. – До сих пор я не задумывалась о том, как все это выглядит в чужих глазах.

– Все это? О чем вы говорите, мистрис Джейми? – спросил врач, почесывая подбородок. Джейми молчала. – Послушайте, что я вам скажу. Я много лет знаю герцога. Он очень умный и осторожный человек. Я видел его и в милости, и в немилости у короля, но, заметьте, он жив, богат и влиятелен, тогда как многие его сверстники потеряли не только поместья, но и головы. В наше время, чтобы выжить, надо хорошо знать и своих друзей, и своих врагов. А главное – уметь отличать одних от других.

– Мастер Грейвс, это всего лишь письмо! Письмо к моим родным! Клянусь вам, оно не принесет беды Кеннингхоллу!

– Многие здесь считают, что с севера приходят только беды.

– А что приходит с запада, мастер Грейвс? – тихо спросила Джейми. – Из вашего родного Уэльса?

Старый врач задумался, прикрыв глаза рукой.

– Много лет назад, – заговорил он наконец, – я принес клятву. Клятву верности герцогу. Я здесь чужак, мистрис Джейми, еще больший чужак, чем вы, – однако его светлость доверяет мне и считает меня преданным слугой. И я горжусь его доверием. Госпожа, что заставило вас обратиться ко мне? Почему из всех в замке вы выбрали именно меня?

– Потому что вы – добрый человек, мастер Грейвс. Потому что вы не жалели сил, чтобы спасти пленника. – Она говорила прямо, не сомневаясь, что врач догадывается о содержании письма. – Вы не смотрели на него с ненавистью и не желали ему смерти только потому, что он родился в другой стране и принадлежит к иному народу.

– Я выполнял свой долг.

– Я слышала, – прервала его Джейми, – что ваша мать была родом из Шотландии.

– Она давно в могиле, – глухо отозвался Грейвс. – В юности я сражался в шотландских войнах.

– А я покинула отца и мать, решив никогда больше не возвращаться, – ответила Джейми.

– Кто рассказал вам о моей матери? – резко спросил врач.

– Не все ли равно, мастер Грейвс? Я просто объясняю, почему обратилась за помощью именно к вам.

Несколько секунд длилось молчание.

– В этом письме, несомненно, известия о пленнике, – заговорил наконец врач. – Что, если я сейчас же отнесу его герцогу Норфолку и открою ваше предательство?

– Вы этого не сделаете! – живо отозвалась Джейми. – И я не предаю герцога Норфолка!

– Уже предали, моя дорогая, – мягко ответил врач. – Ведь шотландец – пленник герцога.

– Нет! – возразила Джейми. – Эдвард взял его в плен. Теперь его жизнь в руках у Эдварда. – Джейми знала, что этот аргумент подействует. Хоть мастер Грейвс и относился ко всему семейству Говард с неизменным почтением, девушка догадывалась, что младший сын герцога, распутный и жестокий, не вызывает у него ничего, кроме неприязни.

– Мастер Грейвс, я была в замке Норвич. Думаю, что вы тоже.

Лицо врача исказилось: своими словами она задела его за живое. Однако он еще колебался.

– Что в этом письме, госпожа? – резко спросил он. – Можете ли вы ручаться, что оно не приведет сюда шотландские войска? Что, решившись исполнить вашу Просьбу, я не стану причиной гибели ни в чем не повинных людей?

– Мастер Грейвс, он же не король Яков! Для своего клана он и царь, и бог; но Шотландия никогда не начнет войну из-за небогатого лэрда с маленького островка.

– Однако лорд Эдвард надеется на хороший выкуп.

– Потому что верит моим словам.

– Очень любопытно! – Грейвс бросил на нее изучающий взгляд. – Но, так или иначе, я вижу, что ради спасения этого шотландца вы готовы рисковать всеми нами.

Джейми затрясла головой:

– Ни на минуту не поверю, что вы так дурно обо мне думаете! Как я могу подвергать опасности такого доброго и благородного человека, как вы?

Старик тяжело опустился в кресло. Перед ним на подставке лежала лютня: доктор провел рукой по струнам, и они отозвались печальным и нежным звоном.

– Вы правы, мистрис Джейми, – ответил он наконец. – Я не верю, что вы способны на такую бездумную жестокость. И скажу вам правду – не я один. Все простые люди в этом замке уважают вас и восхищаются вами. Вы не похожи на остальных господ: вы не чванитесь своей знатностью и в слугах видите людей, а не животных. Вы полны доброты и сострадания ко всем несчастным – редкие добродетели в наше жестокое время! Но… – голос его дрогнул, – но поймите же и меня. Вы втягиваете меня в какую-то интригу, которой я не понимаю. Один бог ведает, что из этого выйдет. Я не хочу, чтобы по моей вине гибли люди. Не хочу больше войн и безвременных смертей!

– Клянусь вам, мастер Грейвс, войн и смертей не будет, – торжественно пообещала Джейми, смахнув непрошеную слезу. – В моем письме – весточка для его родных: там сказано, что он жив, был ранен, но поправляется – и только. Подумайте, как они терзаются, не зная, где он и что с ним!

– Но они все узнают от лорда Эдварда!

Джейми покачала головой:

– Я слышала, что лорд Эдвард в таких делах торопиться не любит. Обычно он тянет до последнего, ожидая, когда родные пленника потеряют всякую надежду.

Грейвс промолчал, и ободренная его сомнением Джейми продолжала:

– Сколько раз несчастные родственники надеялись в обмен на выкуп вернуть домой своего брата, сына, мужа, а получали безжизненный труп! Мастер Грейвс, я не хочу освобождать его или устраивать ему побег – это невозможно. Я просто хочу, чтобы семья не тревожилась о нем.

– Госпожа, вы знаете его семью?

Не было смысла отрицать правду. Джейми сама удивлялась, почему Эдвард не расспрашивал ее о знакомстве с Малкольмом.

– Да, – коротко ответила она.

– Поэтому и рассказали о нем лорду Эдварду?

– Я не могла оставить его там! – горячо воскликнула Джейми. – Он бы умер в руках этих мясников…

– Но ведь он и умер, госпожа! Умер и вернулся к жизни. Там, на конюшне, во время операции. Поверьте мне, я видел в жизни немало смертей. Он не дышал, и сердце его перестало биться. – Врач встал со своего места и подошел к девушке. – Это вы, – прошептал он, – вы, мистрис Джейми, вернули его к жизни!

По телу Джейми пробежала дрожь, и она невольно поежилась.

– Что вы, мастер Грейвс! Я просто звала его по имени и молилась. Это воля божья спасла его, а вовсе не я!

– Может быть, моя дорогая, все может быть. Но скажите мне правду: кем вам приходится этот шотландец?

Джейми смело встретила его проницательный взгляд.

– Что значит – кем? Разве я не могу сострадать ему просто как человеку?

– Я видел достаточно смертей, госпожа. Сколько раз я звал умирающих по имени и молился, чтобы господь вернул им жизнь! Нет, мистрис Джейми, этот шотландец услышал ваш голос, а не мой. И вернулся к вам. Так кто он вам и кто ему – вы?

Джейми отвернулась.

– Когда-то, – еле слышно прошептала она, – я называла его своим суженым.

Глава 19

Подходя к бедному жилищу Эвана, Джейми увидела с полдюжины детишек, резвящихся у крыльца. Дверь была открыта, и сердито-ласковый голос матери сливался со взрывами детского смеха. Джейми улыбнулась и ускорила шаг.

Едва завидев гостью, дети с радостными криками окружили ее: каждый старался протиснуться поближе к мистрис Джейми, получить поцелуй в макушку и посмотреть, чем это так вкусно пахнет у нее из корзины.

– Здравствуй, Нелл, как ты себя чувствуешь? – поздоровалась Джейми, входя в дом и ставя свою корзинку у очага.

– Все хорошо, госпожа, спасибо вам.

Действительно, жена сокольничего, стоящая возле колыбели, выглядела здоровой и бодрой. Трудно было поверить, что малыш появился на свет только вчера!

Джейми подошла к колыбельке, чтобы взглянуть на новорожденного.

– Какой хорошенький! И, кажется, крепкий паренек!

– Да, госпожа, в отца пошел, – улыбнулась в ответ Нелл, и глаза ее засветились теплым светом. Рыжеволосая и зеленоглазая, Нелл как две капли воды походила на свою младшую дочь – точнее, Кейт на нее.

– И родился он быстро и легко, – продолжала она, поправляя растрепанные рыжие косы и садясь у очага.

– Чудесный малыш!

– Скажите лучше – еще один маленький дьяволенок! Едва ли он будет тише своих братьев и сестер!

Обе женщины рассмеялись. Джейми качнула колыбельку: ей хотелось взять малыша на руки, но она не решалась попросить об этом.

– Твои старшие, наверно, без ума от маленького братика!

– Они больше радуются, что я снова на ногах. А братик еще слишком маленький – играть с ним нельзя, а горластый он – будь здоров! Сегодня ночью никому спать не давал!

Ребенок завозился в колыбели, и мать, отстегнув фартук, поднесла его к груди. Приглядевшись, Джейми заметила, что Нелл все-таки осунулась, а под глазами у нее черные круги – следы родовых мук.

– Может быть, тебе не стоило так рано вставать и приниматься за хозяйство? – тихо спросила Джейми, переводя взгляд на малыша. Он сосал, сжав кулачки и жадно причмокивая, и на красном сморщенном личике его отражалось довольство.

Перехватив взгляд Джейми, Нелл протянула ей насытившегося младенца.

– Хотите подержать?

– А можно? – робко спросила Джейми.

– Госпожа, это у меня десятый! Пусть благодарит бога, что я вам его насовсем не отдаю!

И обе женщины снова от души расхохотались.

Присев рядом с Нелл, Джейми осторожно взяла малыша и прижала к груди. Что-то сдавило ей горло, и глаза вдруг защипало от слез. Ей до боли захотелось держать на руках собственного ребенка. Ребенка от Малкольма…

– После рождения Кейт мы с Эваном думали, что больше детей у нас не будет.

Голос Нелл вывел Джейми из задумчивости: она покраснела и мысленно обругала себя за глупые и неприличные фантазии.

– Да что там – еще до Кейт я считала, что мне поздно рожать! – продолжала мать, с любовью глядя на своего малыша. – Но Эван, знаете, он меня уговорил. Он такой.

Джейми улыбнулась в ответ, задумчиво глядя на младенца. Что-то изменилось в ней: казалось, она начала понимать сердцем то, что раньше понимала только разумом. Разумеется, Джейми уже много лет знала, откуда берутся дети; но только теперь почувствовала, какая тайна кроется за простыми, ничего не значащими словами, улыбками, обменом взглядами.

В дни своей прежней любви к Малкольму Джейми любила его как ребенок, а не как взрослая женщина. Тогда она не знала ни испепеляющего желания, ни мечты о материнстве. Еще не знала…

– Говорят, мастер Грейвс скоро вернется, – заметила Нелл.

– Да, – ответила Джейми. – Он говорил, что после полудня зайдет проведать тебя и маленького.

– Хороший он человек, мастер Грейвс, – среди образованных такие не часто встречаются. Только зачем он хлопочет над нами, словно наседка над цыплятами? Я уже столько раз рожала, что знаю об этом, конечно, больше его. А малыша я осмотрела сама – с ним все в порядке. Конечно, он лекарь и человек ученый – но, сказать по совести, что мужчина может понимать в беременности, родах и во всем таком?

– Послушать твоего мужа – так он во всем этом разбирается получше тебя!

Нелл досадливо хлопнула рукой по колену.

– Чуяло мое сердце! И что же он болтает?

– Я встретила его по дороге сюда, у конюшен, – улыбнулась Джейми, продолжая нянчить ребенка. – Там собралась такая толпа, что я подумала, уж не явились ли к нам цыгане?

– Ну какие там цыгане! Это мой муженек трепал языком на потеху всему народу!

– Эван – прекрасный рассказчик, я сама заслушалась.

– Век бы его не видать и – не слыхать! – проворчала Нелл.

– Когда он разъяснил все о беременности и дошел до самих родов, все прямо замерли.

– О боже! – густо покраснев, воскликнула Нелл.

Среди слушателей были мальчишки, и Эван начертил им на земле картинку, чтобы объяснить, откуда именно появляется ребенок.

– Прибью мерзавца!

– Не переживай так, Нелл, он гораздо больше рассказывал о собственных волнениях и страданиях. По его словам, самое страшное в родах – то, что роженица своими стонами никому в доме не дает спать!

– Ну, попадись он мне только! – И Нелл сверкнула глазами в сторону двери.

– Ну а если серьезно, – с улыбкой закончила Джейми, – то Эван гордится тобой и в восторге от малыша.

. – Это верно, – улыбнулась в ответ Нелл. – Такие мужчины редко встречаются. Эван просто обожает детишек: ему нравится, когда вокруг все время копошатся малыши.

– Он, наверно, захочет еще детей?

– Может быть, – поморщившись, ответила Нелл. – Но пока я в здравом уме, этому не бывать! Пусть себе хочет, мне-то что за дело? Я ведь, вы знаете, не молодею с годами. Кстати, если уж зашла об этом речь: думаю, Эван-то и позвал ко мне мастера Грейвса! Не иначе, решил удостовериться, что я смогу рожать и дальше!

– Бог с тобой, Нелл! Хочешь уверить меня, что ты старуха? Да ты сможешь родить еще полдюжины!

– Нет, вы только себя послушайте! – расхохоталась Нелл, но затем, став серьезной, добавила: – Я, госпожа, люблю детей, но все-таки десять маленьких бесенят – многовато. А уж больше…

– Тебе лучше знать, Нелл, – согласилась Джейми.

Нелл смущенно заерзала на скамейке, словно хотела что-то сказать, но не могла решиться.

– Нелл, я слушаю, – тихо подбодрила ее Джейми, гладя малыша по головке.

– Не хочу я больше рожать! – почти прошептала женщина.

Джейми ощутила стыд от того, что сама не догадалась о чувствах подруги. Не страх перед лишними хлопотами удерживал Нелл от новой беременности – она боялась умереть родами. Случалось, что ни заботливый уход, ни умелые доктора не спасали несчастную женщину от смерти.

– Трудно об этом говорить, госпожа. Меня пугает даже мысль о том, чтобы пережить это еще раз.

– Но, Нелл, – заметила Джейми, стараясь успокоить испуганную женщину, – ведь эти роды у тебя прошли легко!

– Эти – да. Но с каждым ребенком я все больше боюсь умереть. Слава господу – он хранил меня все эти годы; я принесла Эвану целую кучу здоровеньких ребятишек, и сама осталась жива и здорова. Но, знаете, когда со всех сторон только и слышишь одно и то же: Анни, жена конюха Тома, полгода назад родила мертвого ребеночка и сама померла. А в прошлом месяце – Эллен, жена садовника. – Нелл опустила взгляд на малыша. – Моему сыночку нужна мама. Я нужна всем моим детям – они еще слишком малы, чтобы пережить такую потерю. И Эван, хоть он и не ребенок, тоже не проживет без меня. Нет, мне нельзя покидать этот мир!

– Как ты думаешь, Эван понимает твои чувства? – тихо спросила Джейми.

Нелл покачала головой:

– Боюсь, я никогда не смогу признаться ему в своих страхах. Он гордый человек, мистрис Джейми, и больше всего гордится своими детьми. Конечно, он меня любит, но ему трудно будет меня понять.

Джейми прижала к себе младенца, раздумывая, что же можно посоветовать Нелл.

– Я хотела…

– Что же, Нелл?

– Ох, мистрис Джейми, не знаю, как и сказать. Мне неудобно вас просить. К чему знатной даме пачкать руки в нашей грязи?

– Не стесняйся, Нелл, – подбодрила ее Джейми. – Ты же знаешь, если я смогу помочь, то помогу обязательно.

– Госпожа; не поговорите ли вы обо мне с мастером Грейвсом? Пусть скажет моему Эвану, что десять детей – это вполне достаточно.

– С доктором? Ты думаешь, он станет меня слушать?

– Конечно, госпожа. Если вы попросите… Вас все любят. И доктор вам не откажет. Джейми покраснела.

– Не знаю, Нелл, стоит ли вмешивать в это врача. Ведь это очень личное дело – только ваше с Эваном!

– Вот так мне и священник говорил. Но мне кажется, нам все-таки нужен совет постороннего – сами мы ни до чего не договоримся. А доктора Эван послушает!

– Но, может быть…

Жена сокольничего подняла на Джейми глаза, полные надежды и доверия, и девушка поняла, что не может не согласиться.

– Хорошо, я с ним поговорю. Он добрый человек и, я думаю, поймет твои тревоги.

Нелл вздохнула:

Ах, госпожа, вы, конечно, правы, но…

Что еще, Нелл? – подбодрила ее Джейми.

– Он, конечно, добрый человек, но все же мужчина. Когда речь идет о женщинах, мужчины всегда заодно! Да к тому же оба они из Уэльса! Что, если он встанет на сторону Эвана?

– Нелл, я вообще не понимаю, какие тут могут быть споры. Ведь ты не из каких-то пустых капризов не хочешь больше рожать – ты волнуешься за Эвана и за детей. Я уверена, они оба это поймут!

– Верно, госпожа. Вы меня успокоили. Вы сумеете их уговорить!

– Ты, кажется, веришь мне, как оракулу, – натянуто улыбнулась Джейми.

– А как же иначе? – спокойно ответила Нелл. – У меня много подруг, но другой такой, как вы, нет.

Некоторое время обе женщины молчали, тронутые и смущенные собственными чувствами. Наконец Нелл прервала молчание.

– Может быть, мистрис Джейми, слишком смело с моей стороны называть вас подругой – но я благодарю бога за то, что вы решили выйти замуж за лорда Эдварда и поселиться здесь навсегда! Право, мы не заслуживаем такого ангела, как вы! Да и сын его светлости, сказать по правде…

– Перестань! – оборвала ее Джейми. Ее и без того мучила необходимость притворяться даже перед этой доброй женщиной, и совсем уже невыносимо стало, когда Нелл так откровенно заговорила о том, что не давало покоя самой Джейми. Поделиться своими сомнениями она не могла; оставалось лишь назвать этот разговор преждевременным и перейти на другую тему.

– Нелл, ничего еще не решено. Между Эдвардом и мной осталось много недоговоренностей. И, если на то пошло, между нашими семьями тоже, – решительно заявила Джейми.

Нелл кивнула и замолчала, однако по лицу было видно, что она сгорает от любопытства. Младенец завозился на руках у Джейми, ища ротиком материнскую грудь.

– Нет, милый, молока ты от меня не дождешься! – улыбнулась Джейми и отдала малыша матери.

Они еще немного поговорили, сидя у камина: разговор шел о детях вообще и о музыкальных успехах Кейт.

Джейми невольно думала, что не желала бы для себя лучшего пристанища, чем такой вот, пусть и невзрачный, домик, полный смеха и детских голосов. Хотя, если в этом доме не будет Малкольма…

Выложив на стол подарки для матери и малыша, Джейми распрощалась с Нелл и пошла обратно в замок.

Дружба с Нелл и другими простыми людьми, работающими в замке и на полях герцога, всегда напоминала Джейми о детстве, проведенном в Шотландии. Там, на землях клана Макферсонов, никто и не слыхивал о том, что между благородными и простолюдинами пролегает пропасть. Во многих кланах, как было известно Джейми, лэрды и иные знатные люди работали бок о бок с простым народом. Конечно, любой из клана готов был, не раздумывая, умереть за своего вождя – но он знал, что и вождь готов на все ради благополучия своего рода. Такие отношения, честные и сердечные с обеих сторон, казались Джейми единственно возможными.

Полной грудью вдыхая весенний воздух и рассеянно кивая проходящим мимо работникам, Джейми размышляла о том, чем сегодня заняться. С детьми она уже позанималась. Поехать покататься верхом? Нет, эта мысль ее не прельщала; кроме того, она боялась встретить на конюшне Эвана. Остается идти к себе и слушать пустую болтовню Мэри.

Джейми тряхнула головой, не желая думать о своем так называемом женихе. Не стоит портить дурными мыслями чудесный день. Лучше подумать о Малкольме.

Она не видела Малкольма со вчерашнего дня. Он поправлялся на глазах и уже не нуждался в постоянном присмотре – Джейми решила, что ей лучше держаться от него подальше. По крайней мере, пока она сама не разберется в своих чувствах. Рядом с Малкольмом Джейми как будто теряла рассудок: стоит ему прикоснуться к ней, и она уже готова на любой опрометчивый шаг. В конце концов, это просто опасно – один раз их уже чуть не застали. И в каком виде!

Даже сейчас Джейми вспыхивала при одном воспоминании о том, как смело вела себя с Малкольмом, как откровенно предлагала ему себя. Ей не хватало обычных поцелуев: она лежала рядом с ним, прижималась к нему всем телом, просила, чтобы он обращался с ней как с женщиной… Господи помилуй, и все это проделывала невинная девушка! Малкольм ни за что не поверит, что у нее еще никого не было! Сейчас Джейми готова была себя убить. Может быть, своим бесстыдством она только укрепила его дурное мнение о себе? Должно быть, теперь он с полным правом считает ее распутницей?

«Лучше всего, – решила наконец Джейми, – спрятаться от всех в музыкальной комнате, успокоиться и хорошенько подумать, что делать дальше». Однако чем ближе девушка подходила к замку, тем сильнее охватывало ее странное волнение. Поднявшись по лестнице и дойдя до коридора, Джейми с удивлением обнаружила, что идет совсем не в ту сторону. Ноги, повинуясь только собственной воле, несли ее к спальне шотландца.

Джейми не хотела, совсем не хотела идти к Малкольму, но что-то превыше ее желания отдавало приказы ее телу, и душе оставалось только повиноваться. Ей неважно, что думает о ней Малкольм. Неважно, что скажут домашние, да пусть о ней сплетничает хоть вся Англия! Она хочет увидеть Малкольма – и увидит.

Дверь кабинета врача была приоткрыта, и Джейми заглянула туда. Мастер Грейвс, склонившись над столом, колдовал над какими-то препаратами.

Джейми пошла дальше. В коридоре не было стражи, и он выглядел непривычно тихим и пустым. Это насторожило Джейми: ускорив шаг, она подошла к двери Малкольма и распахнула ее.

Глава 20

– Ух, так и знала, что найду тебя здесь!

Обернувшись, Джейми столкнулась лицом к лицу с графиней Серрей.

– Идем скорее, дорогая! – Френсис подхватила Джейми под руку. – Серрей разослал слуг по всему дворцу – ищет тебя! Они уже приготовили шесты, чтобы обшарить пруд! Идем быстрее, не стоит заставлять его ждать!

Джейми побежала было за ней, но вдруг бросилась назад, к открытой двери в комнату Малкольма. Да, глаза ее не обманули – комната была пуста.

– Подожди! – воскликнула она. – Что?.. Где?..

Но Френсис, схватив ее за руку, буквально потащила девушку за собой.

– Потом, дорогая, все потом. Сейчас нам надо поспешить. Серрей – нетерпеливый человек; лучше не раздражать его долгим ожиданием.

Джейми бежала за подругой, не чувствуя под собой ног; сердце ее отчаянно билось, в голове роились самые страшные предположения.

Сомнений нет: с Малкольмом случилось что-то ужасное. Но где он? Может быть, его отправили назад в Норвич? Кто-то решил, что он достаточно оправился от ран и стал опасен? Что он может сбежать? Но кто отдал такой приказ? Господи боже, почему она об этом не задумывалась, почему ничего не предприняла заранее? Ведь если он выздоровеет, его вернут в Норвич и там он вновь станет жертвой жестокости Рида. И вдруг ледяной ужас пронзил сердце Джейми.

– Эдвард вернулся? – дрожащим голосом спросила она.

Не замедляя шага, Френсис бросила на Джейми удивленный взгляд, затем улыбнулась и похлопала девушку по плечу.

Джейми отвернулась. Она чувствовала, что закричит, если кто-то еще заговорит о ее будто бы нежных чувствах к Эдварду!

– Нет, дорогая, еще нет, – ответила Френсис. – И не вернется раньше чем через две недели, впрочем, ты должна об этом знать больше Серрея.

Джейми покачала головой. «Кто же тогда отослал Малкольма в Норвич?» – хотелось воскликнуть ей. И почему? Если бы он решился на какую-нибудь глупость, она бы об этом услышала! Может быть, письмо, отданное доктору, попало в дурные руки и Малкольма решили перевести под более надежную охрану? Джейми знала, что на другой день после разговора с врачом его ученик отправился в Кембридж. Что, если парень оказался предателем?

Френсис остановилась у двойных дубовых дверей, ведущих в покои ее мужа и ее собственные. На секунду она вгляделась в лицо своей спутницы.

– Ты так бледна, кузина, – тебе нехорошо?

– Голова немного кружится, – прошептала Джейми.

– Держись, дорогая, – подбодрила ее Френсис и кивнула слуге-привратнику.

Ни на что не надеясь, Джейми сделала шаг вперед. Покои графа показались ей на удивление просторными и светлыми. Сам Серрей стоял посреди зала: Френсис быстро подошла к нему и встала рядом. Джейми осталась у дверей, не в силах сдвинуться с места. Сердце ее билось так, что в голове отдавался глухой рокот сотни барабанов: Джейми даже боялась, что, когда граф заговорит, она не сможет расслышать ни слова.

– Добрый день, кузина Джейми, – ласково заговорил граф. – А вас поймать труднее, чем лань в лесу!

Трое моих пажей и бог знает сколько слуг искали вас по всему замку – и напрасно; повезло только моей жене. Джейми выпрямилась, смело встретив взгляд графа.

– Милорд, я навещала Нелл, жену сокольничего Эвана. Она вчера родила мальчика.

– Благослови бог ее и малыша! Сколько же у них теперь детей? Пять? Шесть?

– Это у них десятый.

– Вижу, вы знаете наших слуг лучше меня самого! И как, крепкий паренек?

– Здоровый и крепкий, милорд. И с матерью все в порядке.

Граф Серрей повернулся к жене:

– Френсис, распорядись, пожалуйста, чтобы Эвану прислали с кухни праздничное угощение!

– Думаю, кое-кто уже сделал это за нас, – заметила Френсис, с улыбкой кивая на Джейми.

– Вот и хорошо, – одобрил граф. – Джейми, да что вы стоите в дверях – подходите сюда, присядьте. Мы вас долго ждали.

Джейми нерешительно двинулась вперед.

– Милая, где же ты ее нашла? – обратился граф к жене. – Неужели ходила к сокольничему?

Френсис покачала головой:

– Нет. Я догадалась, что на обратной дороге Джейми захочет заглянуть к вам.

Джейми застыла на месте. Френсис, несомненно, обращалась не к мужу. В комнате был кто-то еще. В дальнем углу, у камина.

Малкольм стоял там в небрежной позе, скрестив сильные руки на груди. При виде его у Джейми снова закружилась голова, а сердце твердо решило выскочить из груди.

– Что, кузина, не узнаешь своего подопечного?

«Как он изменился», – думала Джейми. Малкольм был чисто выбрит и прекрасно одет: от него веяло истинным благородством. Только красивое лицо странно застыло, а непроницаемые глаза были темны, как ночь.

– Он быстро оправился от ран, – заметила Джейми, поворачиваясь к графу и графине.

– Он обязан жизнью вам. Джейми покачала головой:

– Это мастер Грейвс спас его!

– Но именно вы уговорили брата перевезти его из Норвича сюда. И вы помогали врачу – тогда, на конюшне.

Джейми почувствовала, что краснеет. Она и не подозревала, что кто-то, кроме Мэри и Кадди, знает о ее участии в операции! Девушка бросила быстрый взгляд на Малкольма, но он слушал со скучающим видом, словно разговор шел не о нем.

– А еще мне довелось услышать, – продолжал граф, устраиваясь в кресле, – что мастер Грейвс, уезжая в Кембридж, оставил раненого всецело на ваше попечение. Значит, именно вы выходили его!

– Не только я! – возразила Джейми. – Мне помогала Кадди и Мэри тоже…

Граф Серрей с улыбкой махнул рукой.

– Не хочу говорить дурного о нашей кузине Мэри, – произнес он, обращаясь к Малкольму, – но все же замечу, что к тебе она бы и на пушечный выстрел не подошла! Уж слишком ты был грязен, да к тому же весь в крови. – Он снова повернулся к Джейми. – В отличие от вас, кузина Мэри выросла вдалеке от треволнений реального мира. Едва ли она могла оказать вам большую помощь.

– Ну, по крайней мере она ее предлагала… – протянула Джейми, понимая, что Серрей совершенно прав.

– Не сомневаюсь! – усмехнулся граф. – Не в обычае Говардов упускать такие развлечения!

Джейми уже открыла рот, чтобы возразить, но вовремя сообразила, что чем меньше говорить сейчас, тем лучше. Она ведь не понимала, что происходит. Может быть, граф усыпляет ее бдительность, чтобы выведать тайные побуждения? Малкольм по-прежнему стоял неподвижно: ничто, кроме бледности и следов ссадин, не напоминало о том, что несколько недель назад он был на краю смерти. Только теперь Джейми сообразила всю странность положения. Малкольм находился здесь, наедине с графом и графиней, – не связанный и без охраны. Что же все это значит?

Серрей задумчиво переводил взгляд с Малкольма на Джейми и обратно.

– Насколько я понял, ваши пути уже пересекались. В Шотландии, если не ошибаюсь?

Малкольм отошел от камина и сел в кресло. На Джейми он не смотрел вовсе. Знать бы только, что он рассказал Серрею!

– Да, милорд, – ответила она, стараясь, чтобы голос не выдал ее волнения.

– Поэтому вы и узнали его в Норвиче? Ах да, Джейми, я же не предложил вам вина! – Серрей галантно указал на серебряный поднос, где стояли старинная бутыль и несколько чаш.

Джейми вежливо отказалась, и граф наполнил свою чашу. Он говорил легко и дружелюбно, но Джейми чувствовала, что он внимательно наблюдает за ней.

– Вы случайно не кровные родственники?

Джейми покосилась на Малкольма. Действительно, они выросли в одной семье и привыкли считать себя почти родными. Но на самом деле никакого родства между ними нет.

– Нет, милорд, – честно ответила она.

– Друзья? Знакомые?

– Серрей! – нахмурившись, вмешалась Френсис. – Почему ты не спросишь ее прямо о том, что хочешь знать? Посмотри, ты напугал бедную девочку до смерти!

– Кто, я? – с комическим негодованием отозвался граф.

Но Джейми не улыбнулась в ответ. Ее охватил ужас. Очевидно, граф хочет сравнить ее ответы с ответами Малкольма. Теперь Джейми не сомневалась, что выдаст себя. Она и понятия не имеет, что рассказал графу Малкольм и насколько хорошо вообще они знают друг друга. Слышала, что когда-то они учились вместе у великого Эразма.

– Лорд Серрей, у меня много друзей, – заговорила она наконец, тщательно подбирая слова. – Здесь, в Шотландии, во Франции. Среди знати и среди простого народа. Вас и Френсис я тоже считаю своими друзьями. Но мне кажется, что вы не хотите мне говорить, что вас интересует на самом деле.

– Действительно, Серрей! – снова вступила Френсис. – Ты как будто что-то выпытываешь! Это не похоже на тебя. Задай прямой вопрос, и все выяснится.

– Дорогая моя Френсис, в моих вопросах не кроется ничего, кроме дружеского интереса. Я никого ни в чем не подозреваю и ничего не стараюсь выпытать.

– Меня-то можешь не обманывать, Серрей! – отрезала Френсис. – Я же вижу, как ты смотришь на девочку – словно испанский инквизитор на еретика! Знала бы я, что ждет здесь бедняжку, ни за что бы ее сюда не привела! – добавила она.

И она обняла Джейми за плечи, словно мать, защищающая свое дитя.

– Ах, эти женщины! – с улыбкой повернулся граф к шотландцу. – Вечно они объединяются против нас!

«Что значит «нас»? – смятенно думала Джейми. – Серрей хочет сказать, что Малкольм на его стороне и против меня? Что же происходит, черт возьми? И какая роль отведена мне в этой комедии?»

Говорят, что лучшая оборона – нападение. И Джейми бросилась в атаку.

– Милорд, – начала она, – скажите прямо, что вы хотите узнать, – и я постараюсь пролить свет на ваши сомнения.

Серрей молчал, задумчиво потягивая вино. Френсис, ободряюще похлопав Джейми по руке, отошла в сторонку, села в кресло и взяла в руки какое-то шитье. Наконец граф заговорил – и на этот раз голос его звучал с вполне искренним дружелюбием.

– Все, чего я хочу, кузина, – начал он, – избавиться от сомнений. Скажите, в каких отношениях находитесь вы с этим Маклеодом? Подумайте – и вы поймете, что я вправе задавать такие вопросы.

На этот раз Джейми удалось встретиться глазами с Малкольмом. Но в их холодных глубинах она не увидела ни любви, ни привязанности, ни даже желания – только гнев, холодный гнев и уничтожающее презрение. Новый Малкольм был хорошо одет, чисто выбрит и выглядел совсем здоровым, однако Джейми всей душой желала, чтобы к ней вернулся прежний Малкольм.

Но она быстро взяла себя в руки.

– Я сказала правду: между нами нет кровного родства. Но вы, возможно, знаете, что я – Макферсон; а Малкольма Маклеода вырастили мои дядя и тетя. Отцом его был Торквил Маклеод, союзник англичан; но он погиб, когда сыну его было всего семь лет. Земли Торквила перешли к дяде за его верную службу шотландскому королю. Он мог бы оставить эти земли за Макферсонами; но вместо этого дядя и его жена предпочли вырастить Малкольма как своего сына и, когда он достиг совершеннолетия, передать отцовское наследство ему.

– Так вы с ним росли как брат и сестра? Или, точнее, как кузены? Как Мэри и Кэтрин, к примеру?

– Милорд, Малкольм гораздо старше меня. Я была совсем ребенком, когда он уехал учиться на континент. А вскоре после его возвращения я сама отправилась во Францию. Как видите, между нами не могло возникнуть ни дружбы, ни родственной близости: пожалуй, можно сказать, что наши дороги пересекались лишь случайно.

– Однако вы не жалели сил, чтобы спасти ему жизнь!

– То же самое, милорд, я сделала бы и для вас, и для любого другого, попавшего в беду. Меня учили, что истинное милосердие не смотрит на лица. Как могла я бросить Маклеода в беде, погубить не только его самого, но и весь его клан, который бы остался без вождя? Но, поверьте, милорд, то же самое я сделала бы для любого конюха или кухарки. – Она взглянула Серрею в лицо. – В тот день в Норвиче, милорд, я увидела, как палачи издеваются над беззащитными людьми. И я не простила бы себе, если бы не спасла хотя бы одного из них! – Голос ее дрогнул, и она умолкла.

Серрей обменялся мрачным взглядом с женой.

– Не знаю, о чем думал мой брат, – тихо заметил он, – когда взял вас туда.

Джейми покачала головой:

– Это место отвратительно, но я не жалею, что побывала там. Я даже благодарна Эдварду.

– Конечно, именно из-за этой поездки ты смогла спасти человека! – воскликнула Френсис.

– И помочь самому Эдварду разбогатеть, – с непроницаемым лицом заметил Серрей. – Я уверен, после этой услуги брат начал ценить вас еще выше – если только это возможно.

К горлу Джейми подступила тошнота. Ей не нужно обожание Эдварда: все его жадные взгляды она отдала бы за одну ласковую улыбку Малкольма!

Стук в дверь прервал ее печальные размышления. На пороге появился паж с огромной книгой.

– Наконец-то! – воскликнул Серрей, взяв книгу в руки. – И очень вовремя! Малкольм, иди сюда, к столу.

Здесь хранятся письма нашего учителя; я сшил и переплел их. Прочтем их вместе; вспомним о старых временах.

Мужчины отошли к столу в дальнем конце комнаты; Джейми с удивлением наблюдала, как они смеются и обмениваются шутками, точно старые друзья, встретившиеся после долгой разлуки. Только сейчас она почувствовала, что снова может дышать спокойно. Френсис подошла и села рядом.

– Джейми, ты молодец! – прошептала она. – Ты вела себя гораздо лучше, чем я ожидала!

. – Но Френсис, что все это значило? – хриплым от пережитого волнения голосом спросила Джейми.

– Эдвард, – коротко ответила женщина, значительно кивнув в сторону мужа. – Когда он вернется, Серрею придется объяснить, почему он так хорошо обращается с пленным шотландцем.

– Значит, Малкольма не отправят в Норвич?

– Что ты! – с удивлением отозвалась Френсис. – Конечно, нет! Ведь они с Серреем – старые приятели! Ты посмотри, как Генри радуется этой встрече!

– Да, действительно, – неуверенно ответила Джейми.

– Не правда ли? А тебя он выспрашивал, чтобы у Эдварда не возникло никаких подозрений. Не слишком-то приятно ему будет узнать, что пленник, свободно гуляющий по дому, находится в каких-то особых отношениях с его невестой!

– Очевидно; мои ответы вполне удовлетворили лорда Серрея, – заметила Джейми, стараясь, чтобы голос не дрожал.

– Похоже, что так, дорогая! – улыбнулась Френсис, бросив взгляд на мужа.

– Но где же его теперь будут держать?

– Здесь, во дворце, – с той же лукавой улыбкой ответила Френсис. – По крайней мере, пока не вернется Эдвард. Серрей уже приказал приготовить для гостя лучшие наши покои.

– Для гостя?! – изумленно переспросила Джейми.

– Конечно, – с гордостью ответила Френсис. – В этом-то и разница между двумя братьями: Эдвард относится к пленному шотландскому лэрду как к узнику, а Генри – как к почетному гостю!

– Френсис, слушая тебя, можно подумать, что Серрей делает это специально, в пику Эдварду!

– В какой-то степени так и есть, – слегка смутившись, ответила Френсис. – Но моего мужа действительно связывает с этим Маклеодом тесная старая дружба. Вчера Генри решил заглянуть в комнату больного – и вернулся оттуда радостный, как ребенок! И весь вечер мучил меня рассказами о своих студенческих годах!

Джейми бросила взгляд в сторону мужчин. Они, казалось, начисто забыли о том, что в комнате есть кто-то еще, целиком поглощенные воспоминаниями юности. Малкольм ни разу даже не взглянул в ее сторону – словно забыл, что Джейми есть на свете!

– Хорошо, что ты сказала правду, – заметила Френсис, погладив девушку по руке. – Думаю, Серрей был очень рад. Он, как и все в замке, уважает и высоко ценит тебя. Ему было бы очень неприятно, если бы ты обманула наше доверие.

– Он и Малкольму задавал те же вопросы?

– Верно, – кивнула Френсис. – И ваши ответы сошлись.

Джейми опустила глаза к неоконченной вышивке Френсис – яркие птички в изумрудной листве. Сердце ее раздирали противоречивые чувства: она должна была бы радоваться, что положение Малкольма переменилось к лучшему, но вместо этого страдала из-за того, что так странно и страшно изменилось его отношение к ней.

– Впрочем, еще до твоего прихода Серрей убедился, что все пройдет гладко, – заметила Френсис.

– Почему?

– Он рассказал Малкольму о твоей помолвке с Эдвардом, и тот ответил так, как и следовало.

– Что же он сказал? – внезапно охрипшим голосом прошептала Джейми.

– Что из вас с Эдвардом выйдет отличная пара, – улыбнулась Френсис, не сводя с Джейми внимательных глаз. – Он сказал, что это будет союз родственных душ.

Глава 21

Карабкаясь вверх по зарослям плюща, оплетающим стену, Джейми старалась не думать о том, что земля далеко и замковый двор вымощен твердыми камнями. Усики плюща хватали ее за плащ, теплые мягкие листья шлепали по лицу. Джейми не занималась подобными дурачествами с двенадцати лет. По иронии судьбы, последний раз она лезла на стену замка с той же целью, что и сейчас. Хотела увидеть Малкольма.

Два дня она не находила себе места, не могла ни есть, ни спать. И наконец, считая, что иной возможности поговорить с Малкольмом наедине у нее не будет, решилась на эту отчаянную авантюру.

Она знала, что Малкольм на нее сердится. Нет, «сердится» – это не то слово: его редкие взгляды в ее сторону говорили о холодной ярости.

Джейми видела Малкольма только за едой. На обеды и ужины в большом зале собирались все обитатели замка да еще непременно приезжали гости, и никакие откровенные разговоры за столом были, конечно, невозможны. Радостно и больно было Джейми видеть Малкольма, сидящего напротив: он был так близок – и все же так далек от нее! Больше всего он разговаривал с Серреем, со всеми остальными был любезен и галантен, Джейми он как будто не замечал. Время шло, и Джейми все яснее понимала, что долго ей не выдержать. Испытание оказалось слишком суровым. Она умрет, если не поговорит с ним начистоту!

Джейми знала причину такого отношения Малкольма к ней. Всякий раз, когда за столом заходила речь о будущей свадьбе (а это случалось часто), лицо Малкольма на мгновение застывало, а затем на нем появлялось брезгливо-скучающее выражение, которое, однако, уже не обманывало Джейми. Сегодня за ужином, когда архиепископ Норвичский заметил, что с удовольствием обвенчает молодых, Джейми едва удержалась, чтобы не вскочить и не высказать все, что думает об этом проклятом венчании!

Но Джейми сдержала свой порыв. «Неразумно, – сказала она себе, – устраивать такой спектакль на глазах у всего замка». Во-первых, Эдвард не заслужил такого унижения. Прежде чем оповещать о своем решении кого-то другого, она должна поговорить с ним наедине. И, разумеется, крайне неосторожно привлекать к себе внимание таким способом! Джейми тут же представила себе, что за сплетни пойдут по замку и его окрестностям. Разносчики вестей будут ломать голову, доискиваясь причины такого «неожиданного поворота», и рано или поздно кто-нибудь предположит, что все дело – в красивом шотландце. Нет, ни за что на свете она не подвергнет опасности Малкольма!

Спальня Малкольма находилась на верхнем этаже: со своего места Джейми уже видела карниз под его окном. Однако здесь, наверху, плющ был гораздо тоньше и с трудом выдерживал ее вес. Джейми стало не по себе.

Последней каплей оказалась для нее сегодняшняя болтовня Мэри. Возвращаясь к себе после ужина, Мэри говорила только о Малкольме. Какой он красавчик, какой мужественный, какой обаятельный и галантный, какие комплименты ей говорил и какие бросал на нее многозначительные взгляды! Джейми хотелось наброситься на кузину с кулаками, но она ничем не выдала своих чувств. В конце концов, Мэри ни в чем не виновата.

«Может быть, – думала Джейми, карабкаясь вверх по стене, – Малкольм хочет наказать меня, ухаживая за Мэри?»

Нога Джейми скользнула, потеряв опору: девушка поспешно ухватилась за следующую ветку плюща и подтянулась повыше. Мощенный камнем двор едва виднелся далеко внизу. Смутно маячили освещенные луной фигуры часовых. Им не приходило в голову поднять глаза – да едва ли они что-нибудь разглядели бы в темном переплетении плюща.

Окно двумя этажами ниже, в музыкальной комнате, было приоткрыто, и сквозь ставни пробивался свет. Джейми с тревогой подумала о том, что будет, если Мэри решит зайти в музыкальную комнату – и обнаружит, что кузины там нет.

Наконец Джейми добралась до карниза. Окно было открыто. Дрожа от волнения, она раздвинула тяжелые занавеси и забралась в комнату.

Спальня Малкольма встретила ее темнотой и гробовым молчанием. Догорали угли в камине. Джейми сделала несколько осторожных шагов и едва не вскрикнула, задев бедром деревянный столик. Протянув руку, она нащупала на столике подсвечник с незажженной свечой.

Постепенно глаза Джейми привыкали к темноте: она разглядела в дальнем конце комнаты огромную кровать, застеленную дамасским покрывалом. Лежит ли кто-нибудь на кровати, она не видела.

Боясь позвать Малкольма, Джейми опустилась на колени перед очагом, чтобы зажечь свечу. В этой молчаливой темноте она чувствовала себя неуверенно, и вся затея стала казаться ей по меньшей мере неумной.

«Что, если Малкольм куда-то ушел?» – думала она. Тогда ее опасное путешествие окажется совершенно бессмысленным.

Джейми встала, держа свечу в руке, – ив этот миг глубокий мужской голос, раздавшийся откуда-то сзади, заставил ее вскрикнуть от ужаса:

– Я ждал тебя раньше.

Джейми повернулась, и пламя ее свечи озарило Малкольма. Шотландец сидел в кресле у окна; сердце Джейми испуганно забилось, когда она сообразила, что только что прошла мимо него и не заметила.

В белой рубахе, расстегнутой на груди, облегающих черных штанах и высоких сапогах Малкольм казался образцом мужской красоты и элегантности. Лицо его было непроницаемо, но чуткий глаз Джейми определил по изгибу губ и сумрачному блеску глаз – Малкольм в гневе. Однако Джейми так тосковала по нему, так мечтала оказаться с ним наедине, что не думала о его настроении. Ее любовь, ее тоска – это все, что сейчас было важно.

– Я думал, ты прибежишь гораздо скорее. – В голосе его слышался вызов, от которого сердце Джейми вспыхнуло болью и надеждой. – Хотя никак не ожидал, что ты решишься лезть по стене.

– Я вылезла из окна музыкальной комнаты…

– Странно, что ты так долго медлила, – продолжал Малкольм, как будто не слыша ее слов, – особенно если учесть, как мало времени осталось до твоего счастливого брака.

– Малкольм, это недоразумение.

– Не надо, – прервал он снова. – Ты не стала бы рисковать жизнью ради пустяков. Кажется, в прошлый раз нам не дали закончить. – Сделав выразительную паузу, он окинул ее с ног до головы многозначительным взглядом.

– Малкольм, я… – Она шагнула к нему.

– Я видел, как ты смотрела на меня. Каждый раз за едой, когда тебе казалось, что я не вижу. Ты не сводила с меня глаз. В твоем взгляде читался голод, но не тот, который насыщается пищей. Я знал, что ты придешь, и знаю, что на уме у тебя не разговоры. Разве не так?

– Я… – Джейми хотела бы солгать, но не могла. Правда была слишком очевидна. Сегодня, наблюдая, как он нашептывает Мэри на ушко какие-то глупости, Джейми едва не сошла с ума. Это ей он должен шептать нежности! Ее должен целовать своими твердыми, чувственными губами! С ней и только с ней должен заниматься любовью!

– Разве не так? Отвечай!

– Так, – прошептала она.

Малкольм молча смотрел на нее: губы его кривились в жестокой усмешке. Как хотел бы он сейчас разглядывать ее холодным взглядом критика, а не глазами влюбленного идиота! Однако, как ни старался, Малкольм не мог забыть, что всего несколько дней назад верил в ее любовь.

Она лгала – все время лгала ему. Таяла в его объятиях, умолчав о том, что на самом деле принадлежит другому. Она – невеста подлеца Эдварда!

Но теперь Малкольм знал правду. Хоть Серрей и предупредил, что не слишком близок с братом и немногое знает о его планах, однако уверил, что свадьба Эдварда и Джейми – дело решенное. Теперь Малкольм понимал, что первая его мысль о Джейми оказалась самой верной. Она – просто грязная шлюха, обманывающая своего жениха. «Вот и хорошо», – думал он с мрачной усмешкой. По крайней мере, теперь он вволю посмеется над своим врагом.

– Сними плащ, – коротко приказал он.

Джейми, сбитая с толку его холодным взглядом и резким тоном, повиновалась беспрекословно.

– Малкольм, я должна все объяснить… – начала она, поворачиваясь к нему. – Что ты делаешь?

Малкольм поднялся и одним движением сорвал с себя рубашку. Он уже совершенно оправился от ран, и резкое движение отозвалось лишь слабой болью в плече. Но сердце его разрывала иная боль. И со временем она становилась только сильнее.

«Что я делаю?» Этот вопрос он задавал себе и сам. Прекрасное бледное лицо Джейми, ее огромные глаза, с таким невинным удивлением смотрящие на него, пронзили его душу, словно удар кинжала. Но Малкольм безжалостно напомнил себе, что вся ее невинность – ловкое притворство. Перед ним – распутная женщина с великолепным телом, роскошным и гибким, с обманчиво беззащитным личиком, лживым сердцем и черной душой.

Но зачем она пришла сюда? Чего она хочет?

Малкольма вдруг охватила злость на себя. И он надеялся пристыдить эту мерзавку тем, что уложит ее к себе в постель? Так она этого и добивается! Нет, он поступит по-другому!

Малкольм отбросил свою рубашку в сторону и грубо схватил Джейми за руку.

– Убирайся!

– Пожалуйста, не надо! – воскликнула она.

– Уходи! Ты мне не нужна!

– Малкольм, подожди! Пожалуйста!

– Нет! – прорычал он сквозь стиснутые зубы. – Ты превратилась в ведьму! В распутную соблазнительницу!

– Это неправда!

– Правда! Но я не стану одним из твоих любовников! – Лицо его застыло, превратившись в маску холодной ярости.

Джейми побледнела как полотно.

– Ты вошла через окно, а уйдешь через дверь, – продолжал он, таща ее за собой. – Посмотрим, как ты объяснишь стражникам свое появление здесь!

Джейми отбивалась, но напрасно: сильные руки Малкольма неумолимо влекли ее к двери.

– Какой сюрприз для будущего мужа! Весь замок будет говорить только о том, как Джейми Макферсон, нареченная Эдварда Говарда, ночами шныряет по чужим спальням! Даже лазит по стенам, рискуя сломать себе шею, только бы провести ночь в объятиях мужчины! – Глаза его метали пламя, все тело содрогалось от гнева. – Впрочем, может быть, для него это и не новость? Твой возлюбленный привык делить тебя с другими, и я напрасно ожидаю от него возмущения? Скорее всего он даже не удивится?

Они были уже у самых дверей.

– Может быть, стражники тоже привыкли к таким зрелищам? – Малкольм грубо тряхнул Джейми за плечо, разорвав на ней платье. – Может быть, им и самим приходилось развлекать тебя долгими ночами?

Он взялся за ручку двери.

– Малкольм, не надо! – взмолилась Джейми. – Пожалуйста, не позорь меня!

Не в силах более сдерживать слезы, она обвила его шею руками и зарылась лицом в мощную грудь.

– Пожалуйста, Малкольм, не делай этого!

Ее рыдания заставили его застыть на месте. Он зажмурился и потряс головой, пытаясь избавиться от непрошеной слабости.

– Малкольм, я люблю тебя! Я никогда не любила никого, кроме тебя! Не унижай меня, Малкольм!

Не выпуская его из объятий, она прижалась губами к его груди, мокрой от слез, и жгучее желание вспыхнуло в чреслах Малкольма.

– Эдвард ничего для меня не значит! – шептала она, прижимаясь горячей щекой к его груди. – Я никогда…

Он схватил ее за волосы и отдернул ее голову назад. Джейми вздрогнула под его пронизывающим взглядом: в нем она уловила голодную страсть, которую Малкольм и не пытался скрыть.

– Никогда, – прорычал он, словно зверь, настигающий добычу, – никогда больше не упоминай при мне его имени!

Заплаканное лицо Джейми просияло радостью: встав на цыпочки, она прильнула к его губам. Малкольм жадно завладел ее нежным ртом: язык его вел себя как жестокий неприятель, ворвавшийся в беззащитную маленькую страну. Но Джейми и не думала сопротивляться: радостно и счастливо она принимала его страсть.

Тела их слились так, что Джейми уже не понимала, где она, а где Малкольм. Ей казалось, что они оторвались от пола и парят в воздухе, словно законы природы потеряли над ними власть. Джейми вся дрожала, но не от холода и не от страха; причиной тому было какое-то новое чувство, неведомое ей прежде.

Прошла вечность, прежде чем Джейми ощутила, что и вправду поднимается в воздух. Малкольм нес ее на руках. Джейми уткнулась лицом ему в шею, в его объятиях она чувствовала себя спокойно и в безопасности. Она любила Малкольма Маклеода, верила ему и знала, что и он ее любит. Как только он узнает правду, все недоразумения исчезнут сами собой. Если для этого ему нужно овладеть ею – отлично, пусть так и будет. Джейми была готова к этому. Ей неважно, где и когда потерять невинность, при одном условии – она отдаст свою девственность Малкольму.

Он поставил ее на ноги, а сам отошел в сторону. Джейми непонимающе смотрела на него. Малкольм отпустил ее, и она вновь ощутила холод и одиночество.

– Раздевайся! – хрипло приказал он, пожирая ее глазами.

Огромные глаза ее молили о ласке. Малкольм видел, что Джейми сгорает от желания вновь ощутить тепло его рук, услышать от него слова любви. Но он сжал кулаки и молча наблюдал за тем, как дрожащими, неловкими руками она начала развязывать шнуровку.

Малкольм не хотел видеть, что глаза ее блестят от слез: вместо этого он смотрел на ее полные губы, на нежную шею, на белоснежную кожу, открывающуюся в прорези кружевного ворота. Вот Джейми высвободила руки из пышных рукавов, и платье скользнуло вниз. У Малкольма перехватило дыхание, едва взору его открылись полные груди, едва прикрытые прозрачной шелковой сорочкой. Джейми переступила через платье; Малкольм чувствовал, что она смотрит на него, но был не в силах ни взглянуть ей в лицо, ни оторвать глаз от ее женственных округлостей, только подчеркнутых водопадом черных как смоль волос.

– Сними, – хрипло прорычал он, видя, как она сцепила руки на груди. – Сними все остальное.

Джейми колебалась, нерешительно косясь на свечу. Она не хотела раздеваться при свете.

– Не прячь от меня ничего. – Голос Малкольма, как нож, прорезал сгустившийся воздух. – И смотри мне в глаза, когда я возьму тебя. Я хочу, чтобы ты вспоминала меня… нет, чтобы я стоял у тебя перед глазами всякий раз, как твой английский щенок будет заниматься с тобой любовью!

Смахнув слезу, Джейми начала стаскивать с себя сорочку. Обнажилась грудь, и Малкольм задышал часто и прерывисто, словно столь совершенное зрелище причиняло ему боль.

Теперь все ее божественно прекрасное тело было открыто его взору. Малкольм хотел бы смотреть на нее холодно-отстраненным взором ценителя красоты, словно на картину или статую. Но это было выше его сил: противоречивые чувства рвали его душу на части, и шотландцу казалось, что он сходит с ума.

Почему, о боже, почему он не может оставаться холодным?!

Джейми стояла, неестественно выпрямившись, едва дыша. Пламя свечи освещало ее плоский живот, полные бедра и таинственную тень между ними.

Малкольм взглянул ей в лицо. На щеках Джейми блестели слезы.

«Так и должно быть», – думал Малкольм. Разве он не хотел наказать ее? Почему же ее жалкий вид разрывает ему сердце и все в нем стонет от желания приласкать ее и утешить? Она не заслужила ни ласки, ни утешения. Любовь, привязанность, дружба – все это в прошлом: теперь их не связывает ничего, кроме похоти. Она пришла к нему только для этого: это он ей и даст, но не больше.

Джейми сделала шаг к кровати, но Малкольм схватил ее за руку.

– Не так быстро! – прорычал он.

Джейми удивленно подняла заплаканные глаза. Взгляд Малкольма был холоден и суров, но сердце его обливалось кровью. Он знал, что никогда больше не увидит Джейми нагой, никогда больше не сожмет ее в объятиях. Он надеялся, что она откроет ему двери в рай – но в этом раю уже побывал змей, и небеса обернулись адом.

Она никогда не станет его возлюбленной. Она принадлежит другому.

Малкольм знал, что сохранит в памяти сегодняшнюю ночь навсегда.

– Подойди сюда. – Голос его прозвучал хрипло и жутко даже для его собственных ушей. – Раздень меня!

Поколебавшись, Джейми робко протянула руку. Малкольм поймал ее за запястье и рванул к себе. Джейми, не удержавшись, упала ему на грудь; глаза ее светились надеждой и ожиданием. Малкольм положил ее руку на свое напряженное естество. Вздрогнув, Джейми прижалась горячей мокрой щекой к его груди, и Малкольм, забыв обо всем, зарылся лицом в ее благоуханные волосы цвета воронова крыла.

Он понял, что больше не владеет собой. Не рассуждая, едва ли понимая, что делает, он покрывал поцелуями ее волосы, лоб, виски, нежное ушко. Но когда Джейми склонила голову набок и тихо застонала, Малкольм мгновенно вспомнил, что решил унизить ее, а вовсе не доставлять ей наслаждение.

– Я сказал, раздень меня!

Неловкими, дрожащими руками Джейми развязала шнурки на его штанах и хотела отпрянуть, но Малкольм снова поймал ее руку и просунул в прорезь. Несколько мгновений Джейми сопротивлялась. «Откуда только скромность взялась», – едко подумал Малкольм. Но затем ее пальчики осторожно обхватили его напряженное орудие, погладили сухую горячую кожу – и у Малкольма захватило дух.

Он забыл обо всем.

Только что они стояли у кровати – а в следующий миг она уже лежала поперек постели, призывно раскинув ноги. Держа ее за руки, чтобы она не вздумала сопротивляться, Малкольм с неведомым прежде голодом впился губами в ее грудь. Джейми извивалась под ним, и ее тихие стоны отвечали его желанию. Приподнявшись, он проник рукой в самое сокровенное ее место и гладил, и ласкал его, пока оно не увлажнилось и не открылось ему навстречу.

Джейми уже не стонала, а тихо вскрикивала: эти крики будили в душе Малкольма что-то первобытное, почти звериное. Каждый мускул в его теле напрягся, как сжатая пружина. Он взглянул на нее: глаза Джейми были зажмурены, губы полуоткрыты. Ее руки, которые он уже давно отпустил, гладили его спину.

Малкольм не мог больше ждать. Скользнув ладонями под ее крепкие ягодицы, он приподнял Джейми и вошел в нее одним мощным толчком.

А затем наступило прозрение – и Малкольм Маклеод проклял день, когда родился на свет.

Глава 22

Малкольм стоял у камина, уставившись невидящим взглядом на приоткрытое окно. Сквозь спущенные шторы пробивались первые лучи рассвета; холодный предутренний ветерок колыхал занавеси, заставляя Малкольма вздрагивать. Но шотландец не замечал холода; уже почти час он стоял у камина, устремив взор в пустоту. Рассвет не принес его душе облегчения.

Она ушла. Молча, не глядя на него, оделась и выскользнула в окно. Малкольм не смог остановить ее: язык его как будто присох к горлу. Даже под страхом смерти он не смог бы вымолвить ни слова. У самого окна Джейми остановилась, обернулась к нему, словно хотела что-то сказать, но покачала головой и, как птичка, выпорхнула в ночь. Улетела, чтобы никогда больше не возвращаться.

Тяжело вздохнув, Малкольм бросил взгляд на кровать. В полумраке смутно белели простыни: Малкольму казалось, что он различает на непорочно-белом белье темное пятно – знак ее любви и верности. Это кровавое пятно навеки запечатлелось в его душе, покрыв ее стыдом и позором. Ему некого винить в своем несчастье, кроме самого себя.

Джейми, исчезнув во тьме, унесла с собой тепло этой ночи. Со стоном Малкольм закрыл лицо руками. Как мог он быть так жесток, так несправедлив к ней! И с каким мужеством и терпением она вынесла его жестокость!

Она никогда не принадлежала другому. Он стал ее первым мужчиной и овладел ею так грубо, так безжалостно. Господи! Подумать только: ведь она говорила, что любит его! Но он, ослепленный злобой и ревностью, не верил. Он смел подозревать ее в измене – он, Малкольм Маклеод, сам женившийся без любви!

Малкольм хотел бы заплакать, но понимал, что эту боль не смыть слезами. Новая ужасная мысль поразила его в самое сердце: он ничем не лучше своего отца. Торквил Маклеод был жестоким и бесчестным развратником, погубившим за свою жизнь немало несчастных, доверившихся ему женщин. И теперь он, Малкольм, пошел по отцовскому пути.

Рыдания сжали ему горло: бросившись к кровати, он в слепой ярости сдернул постель на пол. Она пришла сюда ночью, потому что доверяла ему! Она любила его, она хотела все объяснить… И, конечно, не ожидала от него такой подлости.

Малкольм упал на колени и начал молиться. Но прощение бога мало волновало его: он мечтал только об одном – чтобы его простила Джейми.

Солнце уже взошло над покрытыми туманом полями, когда Малкольм поднялся на ноги. В душе его не оставалось больше сомнений: теперь он твердо знал, чего хочет больше жизни.

Джейми лежала в постели, свернувшись клубочком, прислушиваясь к ровному дыханию спящей кузины.

Ей повезло, что Мэри не проснулась, когда несколько секунд назад Джейми, крадучись, проскользнула в спальню. Нелегко было бы объяснить, почему платье на ней разорвано. Но теперь платье надежно покоилось на самом дне огромного дорожного сундука.

Механически, словно во сне, Джейми вымылась, натянула ночную рубашку и юркнула в постель, благодаря бога, что ей не приходится отвечать на назойливые вопросы Мэри. То, что произошло сегодня, она не хотела бы обсуждать ни с кем.

Неожиданно Джейми обнаружила, что плачет. Неудержимым потоком слезы стекали по щекам, задерживаясь в ложбинке у носа, капали на подушку. Грудь разрывалась от горя; Джейми уткнулась лицом в подушку, заглушая рыдания, чтобы не разбудить Мэри.

Наконец слезы высохли, и к Джейми вернулась способность думать о событиях нынешней ночи. Она всегда считала себя сильной, смелой и независимой, но на самом деле сегодня она в первый раз действовала абсолютно свободно, никого не стыдясь и ничего не опасаясь. Вот только заплатила она за эту свободу слишком дорогой ценой. Не потерей невинности – нет, а утратой Малкольма.

Джейми так и не успела рассказать ему правду. Она все время пыталась начать разговор, но Малкольм был взбешен и ничего не хотел слушать. Джейми решила покорно подчиняться ему – это было совсем не похоже на нее, но она надеялась, что хоть так сумеет успокоить его и усмирить снедающую его боль. Гнев Малкольма не пугал ее: ведь она видела в его глазах желание и до самого последнего мига – до того, как острая боль от его грубого проникновения пронзила ее, – желала его так же сильно.

Но затем все переменилось – и переменилось к худшему. Малкольм застыл словно громом пораженный, на лице его отражалось глубочайшее потрясение. Джейми не шевелилась, ожидая продолжения. Казалось, сам воздух вокруг них застыл, и время остановилось, не зная, что принесет им следующая секунда. Но вот Малкольм одним движением вышел из нее, а затем, осторожно приподнявшись, скатился с нее и лег рядом.

Что было дальше? Доброта, мягкость, может быть, даже нежность. Но не любовь. Страсть, бросившая их в объятия друг друга, испарилась, исчезла бесследно, как сон.

Не говоря ни слова, Малкольм обнял ее – ласково, словно обиженного ребенка. Джейми, потрясенная и сбитая с толку всем происшедшим, несколько минут неподвижно лежала в его объятиях. Наконец она выскользнула из его рук и встала. Она ушла – и Малкольм не остановил ее. Не позвал. Не назвал по имени. Не сказал, что ее любит.

Слезы снова потекли по щекам; Джейми всхлипнула, устремив взор в черную пустоту.

Он ее не любит! Она ему безразлична! Как она ошибалась!

Глава 23

Склонившись в низком поклоне, паж возвестил о приходе Эдварда. Герцог Норфолк отложил неоконченное письмо и кивнул писцу, приказывая выйти. Он догадывался, зачем пришел сын. Внезапная немилость короля тревожила герцога ничуть не меньше, чем самого Эдварда: он уже пытался окольными путями хоть что-нибудь разузнать у придворных, приближенных к трону, но они молчали, словно воды набрали в рот. А герцог, наученный горьким опытом, не привык действовать опрометчиво: прежде чем принять решение, он должен был точно знать, что произошло.

– Ваша светлость! – проговорил Эдвард, кланяясь.

За дверью Норфолк разглядел двоих стражников: очевидно, они сопровождали сына. Приказав пажу запереть дверь, герцог озабоченно повернулся к Эдварду.

– Что произошло, Эдвард? – начал он без предисловий, тяжело поднявшись с кресла и опираясь о стол. – Что ты натворил?

– Черт побери, отец, да ровно ничего!

– Ничего? – презрительно скривился Норфолк. – Оставь эти отговорки для королевских палачей! За тобой немало грехов, и меня интересует, какой именно так разозлил короля!

– Отец, я…

– У тебя, несомненно, есть враги, – продолжал отец. – Кто они? Чем ты им насолил? Кто мог оговорить тебя перед королем?

Молчание было ему ответом. Герцог перебирал в памяти своих собственных врагов: их было предостаточно, и многие из них не пожалели бы жизни, чтобы уничтожить его самого или кого-то из его семьи; но никто из них, насколько было известно герцогу, не обладал для этого достаточной властью.

– Эдвард, очевидно, что произошло что-то очень серьезное, если отношение короля к тебе так внезапно и резко изменилось. Вспомни хорошенько. Кого ты обидел? С кем поступил несправедливо? Кому досадил так, что он готов рискнуть собственным положением, чтобы навредить тебе?

Эдвард молчал.

– Думай, Эдвард! – рявкнул герцог. – Что ты сделал?

– Ничего, отец, – ответил Эдвард. – Я обвинен ложно и несправедливо.

– О, ради всех святых!!

– И если только найду негодяя, осмелившегося так дерзко чернить мою честь…

– Честь? – развел руками герцог. – Боже мой, да время ли сейчас беспокоиться о чести?

– Да, отец, чернить мою честь перед лицом короля – клянусь дедовским мечом, зубами вырву глотку этому ублюдку!

Норфолк вгляделся в лицо сына. Нет, не похоже, чтобы Эдвард что-то скрывал от него. Дай-то бог!

– До сих пор никто не осмеливался распускать слухи о Говардах, – заговорил герцог, снова садясь в кресло. – Но вот это случилось. Надо действовать решительно – иначе слух пойдет дальше. Ты знаешь, как бывает при дворе: пустая болтовня превращается в сплетню, сплетня – во всеобщую уверенность, всеобщая уверенность – в официальное обвинение.

– Да меня уже обвинили! И осудили без суда! – в отчаянии воскликнул Эдвард. – За мной следят, куда бы я ни направился! У дверей в мою спальню дежурят королевские солдаты! Я словно зверь в клетке – чем так жить, лучше умереть!

– Прекрати, Эдвард. Могло быть гораздо хуже.

– Куда уж хуже! Только что я был героем, почетным гостем при дворе; меня осыпали похвалами, вокруг меня вились льстецы – и в следующий миг мои права на каперство переходят какому-то лизоблюду, никогда не нюхавшему моря, а сам я оказываюсь под стражей, словно преступник!

– Эдвард, жалобы бесполезны. Надо думать, а не ныть.

– А сегодня я узнаю, что лорд-канцлер допрашивает моих людей! Задает вопросы обо мне! – Сжав – кулаки, Эдвард мерил комнату шагами. – И вы, ваша светлость, говорите: «Могло быть хуже!»

– Вот именно, – вздохнул герцог. – К сожалению, не только могло, но еще вполне может быть гораздо хуже. Помнишь казнь Кромвеля, члена Совета? Это случилось всего несколько недель назад. Старика арестовали прямо на заседании, обвинили в ереси и предательстве, и несколько дней спустя голова его уже лежала в корзине палача. – Норфолк коротко и зло усмехнулся. – Он уже давно мне надоедал, но я человек терпеливый. Если бы вздорный старик не вздумал встать на сторону королевы в вопросе о разводе – может быть, и успел бы умереть в своей постели!

Эдвард с трудом сглотнул; кровь отхлынула от его лица.

– Они этого не сделают! Я невиновен! У них нет никаких доказательств!

«Кромвель тоже был невиновен», – подумал герцог. Против него не было никаких улик. Единственная его вина в том, что он боролся с влиянием Тайного Совета – иными словами, с влиянием самого Норфолка. А неразумным выступлением в защиту несчастной Анны Клевской старик предрешил свою судьбу.

– Нет, Эдвард. Ты, конечно, не кончишь, как Кромвель, – успокоил сына герцог, стараясь вложить в свои слова как можно больше искренности. Эдвард должен держаться спокойно, как человек, уверенный в собственной невиновности. Если он начнет дрожать за свою жизнь, то погубит все дело. – Но мы должны быть уверены, что обвинения против тебя не будут подкреплены ложными уликами.

Эдвард вздохнул с облегчением и плюхнулся в кресло, раскинув длинные ноги. Он безоговорочно доверял отцу: если герцог говорит, что сыну не грозит казнь, значит, так и будет.

– Хорошо, что я должен делать?

– Ничего. Живи так, как будто ничего не происходит. Тебе приказано оставаться при дворе – оставайся. Я прослежу, чтобы твои люди на допросах говорили только то, что мы хотим от них услышать. А о тех, кому нельзя доверять, позаботятся твои слуги в Норвиче. – Герцог понимающе улыбнулся сыну – он знал и одобрял его методы. – Некоторые исчезнут навсегда – остальные будут делать то, что им сказано.

– Да, отец.

Герцог бросил на сына пристальный взгляд.

– Наш небосвод омрачился, – заметил он задумчиво, – и пока я вижу лишь одну звезду, сияющую среди туч.

Эдвард удивленно поднял брови, затем лицо его осветилось пониманием.

– Кэтрин, – произнес он уверенно, совсем забыв о том, какому унижению он подверг недавно мстительную кузину.

Эдвард не был глуп, но эту ситуацию он явно недооценил.

Герцог медленно кивнул, словно раздумывая над ответом.

– Да, ее, пожалуй, можно назвать звездой. Но здесь нужна особая осторожность. Ночное небо полно звезд, подобных Кэтрин. Как бы нам не положиться на падучую звезду!

– Но, отец, ее брак с королем – дело решенное, а родственники королевы всегда в фаворе, – возразил Эдвард, наклонившись вперед. – Может быть, мне поговорить с ней, попросить, чтобы она замолвила за меня слово перед королем? Если она выступит на моей стороне…

– Едва ли это возможно, – сухо отозвался Норфолк. – Сегодня утром она вместе со свитой отбыла в Кеннингхолл.

Эдвард даже рот открыл от удивления.

Уехала? Так скоро? Никак не ожидал. Мне казалось, что она останется здесь, с нами.

Точнее сказать, мы останемся с ней, – усмехнулся герцог. – Я тоже так думал. Но Кэтрин не терпится начать приготовления к свадьбе. Она вымолила позволение у короля, и мне, скрепя сердце, пришлось отпустить ее. Эдвард встал и снова принялся ходить по комнате. Герцог следил за ним глазами.


– Значит, она уехала, – протянул Эдвард.

– Как видишь.

Лицо Эдварда потемнело от гнева, он отвернулся, чтобы скрыть свои чувства от отца.

– Так вот, – продолжал герцог, – говоря о звезде, я имел в виду отнюдь не Кэтрин!

Эдвард замер, пораженный догадкой.

– Джейми! – воскликнул он.

– Именно, – кивнул герцог. – Джейми.

Он взял в руки перо и пододвинул к себе недописанное письмо.

В этом письме, – сообщил он, – я приказываю ей приехать ко двору. Уверен, сынок, король вернет тебе свое расположение, как только мы расскажем ему правду.

Глава 24

Юные певцы и музыканты образовали круг посреди холла: их учительница стояла в середине. Концерт начался, и зрители, еще минуту назад болтавшие между собой, затихли, боясь пропустить хоть единый звук. Наверно, во всем замке не было человека, который остался бы равнодушным к невинной красоте маленьких певцов и к их звонким голосам, старательно выводящим многоголосую старинную балладу. Но громче детских голосов, ведя их, но не сливаясь с ними, звучал девичий голос, сильный и нежный, – и этот голос казался Малкольму прекраснее ангельских хоров.

Взгляд его не отрывался от Джейми, пожирая каждую черточку ее прекрасного лица. Сегодня Джейми зачесала волосы наверх, и лишь несколько прядей, выбившись из прически, соблазнительными мягкими локонами спадали на шею. В глазах Джейми Малкольму чудилась тайна, известная лишь им двоим: их глубокий, сосредоточенный взгляд словно говорил, что эта девушка недавно стала женщиной.

Как мечтал он встретиться с ней взглядом! Как страстно желал остаться с ней наедине! Пусть она даже убьет его. Он покается в своей ошибке, будет на коленях молить ее о прощении, изольет ей свое наболевшее сердце – и после этого с радостью погибнет от ее руки.

Джейми взяла небольшую арфу и начала перебирать струны. У Малкольма защемило в груди: казалось, ее нежные пальчики играют на струнах его сердца.

– Как ты полагаешь, – ворвался в его мысли громкий шепот Серрея, – по-моему, отличный концерт!

Малкольм молча кивнул, не сводя глаз с певицы. Печальные слова песни проникали в самую глубину его души. Он прекрасно понимал, что Серрей смотрит на него во все глаза, но не мог заставить себя скрывать свои чувства.

Увы, песня закончилась слишком быстро – так решил не только Малкольм, но и все присутствующие. Дети просились к учительнице и радостно зашумели; Малкольм увидел, как Джейми гладит по голове одну совсем маленькую рыжеволосую девочку и говорит ей что-то ласковое.

– Сколько же понадобилось труда и терпения, чтобы добиться от детишек столь согласного пения! – наметил Серрей.

– И все это – заслуга Джейми, – тут же добавила его жена. – Целый год, не жалея сил, она возилась с малышами!

– Я бы и под страхом смерти близко не подошел к этим сорванцам! – шутливо произнес Серрей.

– Что взять с мужчины! Зато Джейми с ними – как рыба в воде!

– И на редкость голосистая рыба, женушка!

Малкольм прислушался, пытаясь разобрать разговор Джейми с рыжей малюткой, но Серрей и Френсис мешали слушать. Он мог только любоваться красотой своей возлюбленной – впрочем, и этого ему было достаточно.

– Скажите, Малкольм, она всегда так увлекалась своим делом? Даже в детстве?

Малкольм с сожалением отвел глаза от Джейми.

– Всегда, – коротко ответил он.

Совещание кончилось, и рыжая девочка, нервно теребя розовую ленту в волосах, вернулась на свое место.

– И всегда так же хорошо пела? – продолжала свои расспросы Френсис.

– Всегда, сколько я ее знал, – ответил Малкольм.

– И так же любила учить? По-моему, у нее просто талант к преподаванию!

– Она любила учиться, а став постарше, начала с удовольствием передавать свои знания другим.

Джейми снова выстроила своих учеников в круг и обвела взглядом зал. На мгновение глаза ее встретились со взглядом Малкольма – и сердце его заныло.

– И всегда была такой доброй? Малкольм, поделитесь же с нами всем, что о ней знаете! Она просто прелесть, не правда ли? Посмотрите, как она ласкает малышей!

– Она никогда не была другой, – глухо ответил Малкольм.

– А всегда ли она была хороша, как ангел?

Малкольм и Френсис согласно повернулись к графу, услышав такой неожиданный вопрос.

– Так как же? – серьезно спросил граф.

– Нет, – коротко ответил Малкольм. – Джейми Макферсон была угловатым, неуклюжим подростком; рядом с другими девочками она сильно проигрывала.

– Похоже, она сильно изменилась со времени вашей последней встречи!

– Верно, – хрипло ответил Малкольм. Замечание Серрея вызвало в нем неожиданную вспышку ревности: сейчас он прилагал все усилия, чтобы ни старый друг, ни Френсис не заметили его чувств.

– Очень рад!

– Можно поинтересоваться, чему именно ты рад? – подозрительно спросила Френсис.

Граф повернулся к жене:

– Что я угадал.

– Ты говоришь загадками, дорогой?

– Все очень просто. Ты же не станешь спорить, что наша Джейми – первая красавица в Кеннингхолле, разумеется, не считая тебя. А теперь обрати внимание, какими глазами смотрит на нее наш друг Малкольм! Очевидно, превращение гадкого утенка в лебедя стало для него полной неожиданностью.

– Джейми никогда не была гадким утенком, – тихо, но твердо возразил Малкольм.

– Разумеется, дружище! Разве я спорю? Но твоя реакция на ее красоту только подтверждает мои наблюдения.

– Да о чем ты говоришь, какая такая реакция? – все еще не понимала Френсис.

– Малкольм знает, о чем я, – не унимался Серрей. – Верно, Малкольм?

– Верно, Серрей.

– Увы, ты опоздал, – вздохнул граф. – Она уже сговорена, я ведь тебе рассказывал.

– Но помолвки не было! Джейми и Эдвард еще не обменялись обетами!

– Что ж, друг мой – попытай счастья, коль хочешь, но, по-моему, это дело безнадежное. Ты никогда не назовешь ее своей.

«Она уже моя», – мысленно ответил Малкольм. Но эта мысль не доставляла ему радости. Глубокая, непреходящая боль жила в его сердце.

– Мой брат Эдвард, – заговорил Серрей, оглянувшись кругом, – высоко ценит свою невесту.

– А особенно – ее приданое, – презрительно добавил Малкольм.

– Возможно, – согласился Генри. – Однако, Малкольм, до сих пор мой брат добивался всего, чего хотел. Думаю, так будет и с Джейми. И намерения его вполне честны. Он не хочет играть с ней; не собирается переспать и бросить…

– Серрей! – воскликнула шокированная Френсис.

– Он твердо решил жениться, – продолжал, как ни в чем не бывало, Серрей. – Джейми будет принадлежать ему – пока смерть не разлучит их.

Здравый смысл приказывал Малкольму молчать; сердце – обрушить на Эдварда самые страшные из известных ему проклятий. Наконец Малкольм избрал средний путь.

– Я не верю тебе, Серрей, – заговорил он. – Ты говоришь сейчас, как старший брат, но не как светский человек, не как ученик великого гуманиста, не как ученый, привыкший отыскивать истину, и, уж конечно, не как поэт. Это не твои слова, Серрей. Валяй дурака перед посторонними, но ни я, ни твоя жена тебе не поверим.

Граф усмехнулся; его жена отвернулась, стараясь скрыть улыбку.

– Думай что хочешь, Малкольм Маклеод. И можешь катиться к черту со своими догадками. Я говорю правду.

– Ты просто пересказываешь слова брата!

– Ну что ж, значит, мой брат говорит правду. Он высоко ценит Джейми и относится к ней с уважением.

– Ценит? А ты уверен, что он достаточно умен, чтобы оценить ее остроумие? Достаточно учен, чтобы оценить ее образование? Наконец, достаточно терпим, чтобы оценить ее душевную широту? – Малкольм взглянул Серрею в лицо. – Едва ли ты сам веришь, что Эдвард заслуживает такой жены. Вспомни свои собственные стихи:

Ее краса – как первый снег,
Ее душа – белее снега…

Ты сказал это о своей жене, но, думаю, те же слова можно отнести и к Джейми!

– Никому другому я бы в этом не признался, – помолчав, ответил Серрей, – но тебе, старому другу, скажу, что думаю. Ты прав: Эдвард и мизинца ее не стоит.

«Еще бы! – подумал Малкольм. – Ведь даже я не стою ее мизинца – что уж говорить о нем!»

Снова послышались звуки музыки: концерт продолжался. Зал затих: Малкольм вновь устремил восхищенный взгляд на свою возлюбленную.

– Собираешься вызвать его на поединок за руку Джейми? – спросил Серрей, едва окончилась песня. Френсис деликатно притворилась, что не слышит.

– Думаю, это мое личное дело.

Серрей поднял кубок к губам.

– Будь осторожен, Малкольм, – тихо произнес он. – Мой братец не любит играть по правилам. Я не хочу, чтобы твоя голова болталась на шесте в Норвиче только оттого, что ты недооценил Эдварда.

Малкольм, улыбнувшись, кивнул.

– Увы, я слишком хорошо знаком с методами твоего брата. Поэтому могу только согласиться с тобой.

Дети снова запели, и разговор прервался. Малкольм не сводил глаз с Джейми. Он знал, что Эдвард никогда не решится на честный бой. Но трусливый англичанин – это не самое главное препятствие. Бороться с ним будет нетрудно, гораздо труднее убедить Джейми в своей любви.

Глава 25

Осматривая своего пациента, мастер Грейвс довольно улыбался и качал головой. Малкольм на редкость быстро поправлялся: трудно было поверить, что каких-нибудь две недели назад этот человек находился на грани смерти. Врач вручил Малкольму бутылочку целебного снадобья – для того чтобы скорее затянулись рубцы на груди; а затем, отослав ученика, поинтересовался, нет ли у пациента каких-нибудь вопросов.

Малкольм молча покачал головой. Он не верил, что даже самый искусный врач может вылечить сердечные раны.

Дружески попрощавшись, собеседники разошлись. Путь Грейвса лежал в Кембридж; Малкольм вернулся в свои покои, отведенные ему в замке графа Серрея.

А через несколько часов кто-то просунул ему под дверь белый, сложенный вчетверо бумажный квадратик. Прочтя записку, Малкольм сжег ее на свече.

– …И фрейлины из самых благородных семейств Англии! А сколько приехало с ней слуг и конюхов! Я думаю, не меньше пятидесяти! Представляешь? И еще – дюжина личных горничных! – Мэри в восторге закружилась по комнате. – Вот бы у меня было столько слуг! Интересно только, чем же они все занимаются?

– Бегают по дворцу и делают вид, что очень заняты, – иронически отозвалась Джейми, глядя в окно, где в свете факелов ярко сверкала алая и золотая роспись на дверцах кареты Кэтрин.

– Ах, если бы она взяла меня к себе в свиту! – мечтала вслух Мэри, не замечая сарказма подруги. – Какое это было бы счастье – путешествовать по стране вместе с королем и его прекрасной и любящей королевой!

Джейми, криво улыбнувшись, покачала головой. Взяв лютню, на которой порвалась струна, она понесла ее в угол музыкальной комнаты, где, аккуратно сложенные, лежали другие испорченные инструменты.

– Я уверена, Кэтрин возьмет меня ко двору, – мечтательно продолжала Мэри. – Я стану фрейлиной – можешь себе представить? И все учтивые придворные и благородные рыцари будут добиваться моей руки!

– Блестящая перспектива! – с усмешкой пробормотала Джейми.

Резкий порыв ветра ворвался в окно, разбросал нотные листы, промчался по струнам арфы, заставив их тонко и жалобно зазвенеть. Темное вечернее небо потемнело еще больше: не прошло и минуты, как первые тяжелые капли упали на подоконник, и за окном послышался шум ливня. «Словно у нас в Шотландии летом», – подумала Джейми. Подойдя к окну, она прикрыла его, но запирать не стала, а оставила узенькую щелочку, чтобы в комнату проникал свежий воздух.

– Как ты думаешь, он будет по мне скучать? – спросила вдруг Мэри, рассеянно перебирая струны арфы. – Расстроится хоть немного, когда я уеду ко двору?

Сердце Джейми болезненно сжалось. Мэри заводила этот разговор уже не первый раз, и Джейми прекрасно знала, кого имеет в виду кузина, и говорить ей на эту тему совсем не хотелось. Но промолчать означало навлечь на себя подозрения.

– Кто будет скучать? – спросила она как можно небрежней и равнодушнее. – О ком ты, Мэри?

Мэри пугливо покосилась на закрытую дверь.

– О Малкольме, глупая! – прошептала она. – Конечно, о моем неукротимом шотландце!

– Да, разумеется, – резко ответила Джейми. – Как же я не сообразила, что ты имеешь в виду своего шотландца!

– Так как ты считаешь, ему будет не хватать меня? – не отставала Мэри.

Джейми почти вырвала у нее из рук арфу и понесла в угол.

– Ну, пожалуйста, Джейми, скажи! Он будет по мне скучать?

– Откуда мне знать, глупышка? Я ведь его совсем не знаю!

– Зато я знаю! – воскликнула Мэри, бросаясь к кузине и порывисто обнимая ее. – Иногда мне кажется, что я знала его всю жизнь! Ни разу еще не встречала такого замечательного, ну просто потрясающего человека!

Джейми молчала и смотрела в сторону. Сейчас ей хотелось обернуться и ударить Мэри, чтобы стереть с ее лица эту идиотскую улыбку!

– Ах, Джейми, – в голосе Мэри послышалось сострадание, – теперь я понимаю, как ты тоскуешь без Эдварда! Тебе, должно быть, так одиноко!

Джейми плотнее сжала губы. В горле у нее стоял тугой ком. «Господи, ну как можно быть такой дурой?» – думала она в бессильной ярости.

– А ты видела его сегодня за ужином? – продолжала Мэри, снова возвращаясь к своему обожаемому шотландцу. – Ах, как он красив! И как идет ему черный бархатный камзол, сшитый по приказу лорда Серрея!

Знаешь, я смотрела на него и воображала, как он, в пледе и в килте, с развевающимися волосами, стоит где-нибудь на утесе, а глаза его черны как ночь.

Джейми с тяжелым вздохом отвернулась. За ужином она не смотрела на Малкольма, но память услужливо рисовала перед ней его мужественную красоту.

– А видела ты, что сделала Кэтрин? – снова спросила Мэри, надув губки, словно обиженный ребенок.

Джейми молча покачала головой.

– Я хотела сесть рядом с Малкольмом, а она меня оттолкнула и заняла это место сама! Так неучтиво! Вот скажи, Джейми, разве так должна себя вести будущая королева? В конце концов, я с ним уже давно знакома, а она только сегодня приехала.

– Извини, Мэри, мне еще много нужно сделать, – оборвала ее Джейми и, подхватив две оставшиеся лютни, потащила их к остальным.

– Давай я возьму одну? – предложила Мэри.

– Да нет, это последние. Лучше собери и сложи в стопку ноты.

– А что ты собираешься делать с этим старьем? – спросила Мэри, подходя к куче негодных инструментов и беря в руки старую, треснувшую арфу. – По-моему, оно годится только на дрова.

– Ошибаешься! – повернулась к ней Джейми. – У некоторых инструментов всего лишь лопнули струны, другие нужно просто подклеить.

– Но кто будет этим заниматься?

– Через несколько дней сюда приедет музыкальный мастер из Норвича, – ответила Джейми, снова забирая у Мэри арфу. – Он все починит.

– Но зачем? У нас полно новых инструментов! Предыдущий учитель музыки, который с Кэтрин… ну, которому пришлось уйти. Так вот он не использовал и половины всего, что хранится в этой комнате!

– Я раздам их детям, живущим поблизости от замка, – прервала кузину Джейми, не расположенная к бесконечной болтовне. – Пусть у них будут свои инструменты.

– Детям слуг? – удивленно спросила Мэри. – А ты уверена, что они их вернут?

– Зачем? Я отдам им инструменты навсегда.

– Джейми! Как ты можешь! Они же стоят денег.

Джейми резко повернулась к подруге, почти радуясь тому, что может наконец излить накопившийся гнев.

– Мэри, ты бы подумала немного, прежде чем говорить. Ты только что утверждала, что это старье годится только на дрова. Но стоило тебе услышать, что старые инструменты могут еще пригодиться, что они принесут радость детям бедняков – и ты сразу вспоминаешь, что они стоят денег! Великолепно, дорогая кузина! Что ты предлагаешь? Сжечь их в печи? Или пусть гниют где-нибудь на чердаке? По-твоему, это лучше?

– Джейми, ты иногда бываешь просто несносной, – пробормотала Мэри, покраснев до корней волос. – Да делай с ними что хочешь! Мне-то что! Я только хотела сказать, что ты и так много возишься с этими неблагодарными маленькими…

– Достаточно, кузина. Можешь думать что хочешь, только, пожалуйста, не лезь в мои дела!

– Я лезу в твои дела? И не думала! – И Мэри оскорбленно зашагала к двери.

«Наконец-то!» – сказала себе Джейми, вздохнув с облегчением. Однако Мэри так и не покинула музыкальную комнату. Примерно на середине пути шаг ее замедлился, затем она остановилась, как бы в задумчивости, – и вдруг, пораженная какой-то новой мыслью, бросилась обратно.

– Знаешь что! – воскликнула она, мгновенно забыв о только что произошедшей размолвке. – Я сделаю первый шаг! Сама скажу ему, что уезжаю! Нехорошо будет, если он узнает об этом от посторонних!

Взглядом, полным отчаяния, Джейми обвела комнату. Бежать было некуда.

– Он, конечно, никогда не решится открыто дать мне знать о своих чувствах – ведь он пленник, да к тому же шотландец.

Джейми ударила ладонью по столу, прервав Мэри на полуслове.

– Да, Малкольм шотландец! И что из этого? Разве шотландцы – не такие же люди, как англичане? Оставь этот идиотский снобизм для Кэтрин и ее фрейлин!

– Да что с тобой сегодня, Джейми? Почему ты так расстроилась?

– А ты как думаешь? – дрогнувшим голосом ответила Джейми. – Да, Малкольму Маклеоду не повезло – он попал в плен к Эдварду. Но от этого он не перестал быть благородным дворянином, вождем своего клана. Граф Серрей и Френсис относятся к нему как к дорогому гостю. Они почему-то не видят в нем варвара; и ты, хотя бы из уважения к ним, должна смотреть на него как на равного себе.

– Я и…

' – Разберись в себе, Мэри! – продолжала Джейми. – Только что ты восхищалась его красотой, мечтала завоевать его сердце – и тут же отзываешься о нем как о каком-то преступнике лишь из-за того, что он родился в иной стране и попал в плен. Ты уж определись как-нибудь! Кто он для тебя – грязный пес или герой твоего романа? Что ты чувствуешь к нему – любишь или ненавидишь?

Голубые глаза Мэри наполнились слезами.

– Конечно, я люблю его, – прошептала она и бросилась прочь из комнаты.

Джейми бессильно опустилась на колени и закрыла лицо руками. Она догадывалась, что Мэри сейчас рыдает в спальне; но чего стоили ее детские слезы по сравнению с беззвучными рыданиями, разрывающими грудь самой Джейми!

Безжалостный ливень стучал в стекло, и сердце Джейми изнемогало от неведомого прежде страдания.

Глава 26

Малкольм отворил окно и, перекинув ногу через подоконник, вошел в комнату.

Джейми не оглянулась при его появлении: она стояла спиной к нему на коленях у стола, и по судорожному вздрагиванию плеч шотландец догадался, что она плачет.

Малкольм захлопнул окно; при этом звуке Джейми вскочила, и на лице ее отразились и изумление, и облегчение, и – хотелось бы Малкольму верить, что глаза его не обманывают! – радость. Глаза ее припухли от слез, сейчас она была похожа на несправедливо обиженного ребенка. Сердце шотландца сжалось от жалости и чувства вины.

Он сделал шаг к ней, и Джейми испуганно попятилась. «Неудивительно, что она боится меня!» – подумал Малкольм. Но неужели он полчаса висел на карнизе под проливным дождем лишь для того, чтобы, увидев его, Джейми скрылась, словно пугливая серна?

Девушка бросилась к двери. Малкольм собрался окликнуть ее, успокоить, но слова застряли у него в горле. Он не знал, что сказать, как убедить ее, что он не желает ей зла, как уговорить ее остаться. Но Джейми и не собиралась убегать, она всего лишь заперла дверь на задвижку. Она не боится оставаться с ним наедине – уже одно это было для Малкольма счастьем.

– Джейми, – начал он наконец, – я хотел поговорить с тобой.

– Ты сумел влезть в окно по стене, – хрипло произнесла Джейми, смахивая слезы со щек. – Почему же ты до сих пор не убежал?

«Я уйду отсюда только вместе с тобой!» – хотелось ответить Малкольму. Но он понимал, что в его устах – устах соблазнителя, почти насильника – такой ответ прозвучит невыносимо фальшиво.

– В такой ливень?

– Верно, – прошептала Джейми. – К тому же тебе нужны помощники: один ты не найдешь дорогу на север.

Вспомнив о записке, Малкольм подумал, что у него в этом замке есть по крайней мере один друг. Но говорить об этом с Джейми он не собирался. Прежде чем строить планы на будущее, он должен добиться ее прощения – Без этого сама мысль о будущем бессмысленна.

– Ты не больна? – спросил он, заметив темные круги у нее под глазами.

Джейми вяло покачала головой, очевидно, не желая говорить о себе.

– А ты весь промок, – прошептала она.

Малкольм опустил глаза и увидел, что с сапог его уже натекла целая лужа.

– Да, на улице немного сыровато, – усмехнувшись, ответил он. – Не так-то просто висеть на подоконнике, цепляясь за мокрый и скользкий карниз!

– Ты долго пробыл здесь? – спросила Джейми. Малкольм подумал, что она сейчас гадает, много ли он слышал из ее разговора с Мэри.

– Конечно, по сравнению с нашими шотландскими бурями эта гроза – сущий пустяк, – небрежно ответил он. – Однако, не скрою, я был счастлив, когда твоя глупышка-кузина наконец убралась восвояси!

Он подошел к камину и протянул руки к огню, не сводя настойчивого, пытливого взгляда с Джейми. Поколебавшись, она подошла к нему ближе.

– Прошу прощения, – нерешительно заговорила она, – у меня здесь нет вина, и совсем нечем тебя угостить.

Она разговаривала с ним как с посторонним, и это разрывало Малкольму сердце. Уж лучше бы злилась!

– Нет, милая, мне не нужно ничего, кроме того, что здесь уже есть. Я забрался сюда по стене, чтобы увидеть тебя.

Молча, не глядя на него, Джейми села у камина. Языки пламени освещали ее бледное, осунувшееся лицо. Сейчас она казалась Малкольму невероятно красивой – и такой далекой, словно явилась из другого мира. Как хотел он сжать ее в объятиях, поцелуями прогнать тоску из глаз! Но об этом нечего было и думать – пока она не простит его и не поверит в его любовь.

– Не знаю, чего ты хочешь, – вежливо и холодно начала она, тоже протягивая руки к огню, – но я закончила работу и уже ухожу. Тебе тоже лучше идти, пока нас не застали здесь вдвоем. Впрочем, можешь побыть здесь – только не забудь закрыть дверь, когда пойдешь к себе. – Выпалив все это, она хотела уйти, но Малкольм удержал ее за руку.

– Останься, Джейми, – тихо попросил он. – Не для того я карабкался по стене, рискуя сломать себе шею, чтобы сидеть в пустой музыкальной комнате!

Джейми вдруг залилась краской, и Малкольм догадался: она думает, что он явился продолжить дело, начатое две ночи назад.

– Почему бы нам просто не поговорить? – заговорил он тихо и ласково, стараясь успокоить ее. – Нам почти не удается остаться наедине – все время кто-то мешает.

Джейми колебалась, не зная, на что решиться. Чего он от нее хочет? Не любви – это ясно. Искренне ли предлагает возобновить старую дружбу? Возможно ли это – после всего, что произошло между ними? Но она прекрасно знала, что готова на все, чтобы просто сидеть рядом с ним и слышать его голос.

– Останься, милая.

Он медленно, неохотно выпустил ее руку. Джейми понимала, что Малкольму ничего не стоит удержать ее силой – или уговорить, пустив в ход все свое обаяние. Он может сделать с ней все, что захочет. Но он дает ей свободу выбора.

– Если ты боишься того, что произошло между нами… – проник в ее мысли его мягкий голос.

– Не надо! – воскликнула Джейми. При одной мысли о собственной глупости ее охватывал жгучий стыд. – Я останусь, но только если ты…

Малкольм кивнул в ответ. Хорошо, он не будет касаться этой темы – по крайней мере сейчас.

Взгляд шотландца упал на два тяжелых деревянных кресла, украшенных резьбой: они стояли рядом в углу. Взяв оба кресла за спинки, Малкольм с необыкновенной легкостью переставил их ближе к камину. Джейми невольно любовалась им: ей вспомнилось, что каких-нибудь полчаса назад Малкольм под проливным дождем скользил по стене, цепляясь за скользкие мокрые камни – и не боялся. Он и сейчас не боится, что их застанут здесь вдвоем. Впрочем, несколько дней назад она поступила точно так же – и тоже нисколько не боялась. Должно быть, детство, проведенное в суровом краю, среди отважных и непреклонных жителей островов, научило их обоих отваге и презрению к опасности.

– Вот что я подумал, – с улыбкой заговорил он. – Давай представим, что мы в замке Данвиган!

Галантным жестом он указал Джейми на кресло, и она, не раздумывая, села. Положительно, Малкольм способен очаровать ее одним ласковым взглядом.

– Нет! – воскликнула она вдруг, снова вскакивая. – Малкольм, что ты делаешь? Тебя закуют в цепи, если узнают, что ты был здесь со мной!

– Не волнуйся попусту, – отмахнулся он. – Весь дом спит. Кому, кроме двух твердолобых шотландцев, придет в голову бродить по замку в такую ночь?

– Верно, лорд Серрей и Френсис уже легли, – нерешительно ответила Джейми.

– Вот и хорошо, – улыбнулся Малкольм. – Присядь, Джейми, и давай вообразим, что мы в Данвигане, что за окном слышится ропот прибоя и пронзительные крики чаек. Серые тюлени выползают на берег для брачных игр. Сейчас начало лета – свадебная пора для зверей и птиц. Итак, мы сидим в холле замка Данвиган…

– Может быть, лучше в Бенморе? – осторожно спросила Джейми. Замок Данвиган, древняя крепость рода Маклеодов, стоял на утесе над морем; он был прекрасен, и из окон его открывался вид на сверкающую морскую гладь, но это был замок Малкольма. Джейми бывала там только вместе с родными и никогда не оставалась с хозяином наедине. А теперь с этим замком для нее неразрывно связывались воспоминания о боли и горьком унижении. Что же до Бенмора – это было родовое гнездо Макферсонов: там Джейми выросла, там впервые встретилась с Малкольмом.

– Нет, дорогая, только не Бенмор! – покачал головой Малкольм, садясь рядом с ней. – У меня просто не хватит воображения!

– Но почему?

– Тишина, – загадочно прошептал он. – Можешь себе представить, чтобы в Бенморе было так тихо?

Джейми помотала головой, невольно улыбнувшись.

Малкольм был прав: во всем Кеннингхолле царила глубокая тишина, нарушаемая лишь шумом дождя за окном.

– Что ты! В Бенморе все время что-то происходит!

– А можно ли там найти хоть одну пустую комнату? И это было верно: по уютным покоям замка Бенмор с утра до глубокой ночи носились дети. Быть может, Джейми, открывая музыкальную комнату для детей, подсознательно стремилась воссоздать милую атмосферу, в которой прошли ее собственное детство и юность. Наверное, именно поэтому музыкальная комната стала ее любимым местом в Кеннингхолле.

Малкольм прав: сейчас здесь удивительно тихо и пусто… В первый раз Джейми поняла, что эта комната часто привлекает ее возможностью уединения. Только здесь она иногда остается одна, чтобы петь и играть для себя, мечтать, просто думать о чем-то своем. Джейми любила Бенмор, но Кеннингхолл дал ей нечто новое – научил оставаться наедине с собой.

– Нет, Малкольм, – прошептала она. – В Бенморе никогда не бывает так пусто.

– Итак, решено, – ответил Малкольм. – Закрой глаза. Мы с тобой в Данвигане.

Джейми зажмурилась – и перед глазами ее, как живые, предстали мощные башни величественного замка. В тот, последний раз она подплывала к заливу Данвиган на корабле. Нет, об этом вспоминать не стоит. В тот день она смотрела на замок со слезами счастья на глазах, видя в нем свое будущее жилище, – но честь стать хозяйкой Данвигана была предназначена не ей.

– На самом деле ты права, – заговорил вдруг Малкольм. – Данвиган – не лучшее место: во многих отношениях там хуже, чем здесь.

– Вовсе нет! – горячо возразила Джейми. – Остров Скай прекрасен – весь, от Куилленских пиков до оврагов Рабха-Ханиш. Малкольм, надо быть настоящим варваром, чтобы не ценить красоту этих мест!

– Должно быть, я и есть варвар, – с грустной усмешкой ответил Малкольм, – ибо не ценю красоту многодневных туманов и вечной промозглой сырости.

– В этом ты прав, – задумчиво прошептала Джейми. Ей казалось, что она чувствует, как бьет в лицо соленый ветер с моря.

– Я знал, что ты согласишься, – кивнул Малкольм. – А вспомни, кто населяет наши острова – грубые, дикие люди, речь их ужасна, понятия о вежливости весьма своеобразные, если не сказать хуже.

– Произношение у них и в самом деле ужасное, прямо как у тебя, – язвительно ответила Джейми. – Что же до вежливости, то, помнится, когда я гуляла по острову, каждый рыбак или пастух, встретившийся на пути, с улыбкой желал мне доброго дня и спрашивал о здоровье моих родителей. Ты лучше вспомни, как живут эти люди: с незапамятных времен они борются за жизнь и с враждебными стихиями, и с сильными врагами. Поистине удивительно, что при этом они сумели сохранить такую доброту и сердечность!

Малкольм молчал, не сводя с нее темных, как ночное небо, глаз.

– Но сам Данвиган на редкость мрачен и неуклюж. Разве не так?

– Данвиган. Замок на скале, – мечтательно прошептала Джейми, глядя ему в глаза.

– Беспорядочная груди камней, продуваемая всеми ветрами, – возразил Малкольм, тоже переходя на шепот.

– Верно, – ответила Джейми. – Замок, под сводами которого в ветреные дни слышится музыка небес.

– Просто эхо, – возразил Малкольм. – Эхо, тысячекратно повторяющееся в пустых залах, по которым бродит угрюмый одинокий лэрд. Джейми улыбнулась.

– Залы полны народу – сегодня праздник. Благородный хозяин замка славится своим гостеприимством: весь остров Скай сидит сегодня за праздничным столом.

– Гости не прибавляют замку красоты. Джейми покачала головой:

– Я вижу, как пылает огонь в очаге, и слышу звуки волынок.

– В Данвигане нет красоты, нет уюта, там нет жизни.

– Нет красоты?! – Джейми по-прежнему шептала, но на этот раз ее шепот был чуть ли не сильнее крика. Малкольм расхохотался от души, радуясь, что видит прежнюю Джейми, и она рассмеялась в ответ. – Ты и вправду варвар, Малкольм Маклеод, если забыл о полотнах Филиппа Анжу – величайшего художника Европы!

– Ты права: работы Анжу – а если говорить правду, то и работы твоей матери, – не знают себе равных. Каюсь в своей невольной ошибке и признаю, что они стоят дороже целого замка.

– Вот как, милорд? – лукаво улыбнулась Джейми. – По-моему, вы льстите моей матери, чтобы заслужить мою благосклонность!

Она поправила пышную юбку, случайно задев колено Малкольма. Все в Малкольме встрепенулось при этом легком прикосновении: огонь, пылающий в его чреслах, рвался наружу. Малкольм сжал кулаки, чтобы не поддаться своим безумным желаниям. Джейми улыбалась, глядя на него: в ее сияющих, смеющихся глазах Малкольм видел отблески своей страсти. О, как он хотел ее!

– Если ты умеришь свое критиканское рвенье и немного подумаешь, – продолжала Джейми, – то, может быть, вспомнишь и иные сокровища своего замка?

Малкольм нахмурился, словно припоминая, но думал он не о Данвигане и не о Шотландии, а только о женщине, сидящей рядом. О ее прекрасном, классически правильном лице, о нежной коже, о черных, как смоль, волосах, в беспорядке рассыпанных по хрупким плечам. Малкольм с трудом оторвал от нее взгляд. Нет, лучше думать о чем-нибудь другом. Он затеял этот разговор, чтобы развеять ее страх, показать, что ему можно доверять. Он надеялся вернуть их старую дружбу. А соблазнять ее не входит в его планы – по крайней мере сейчас.

– Земли Маклеодов, конечно, хороши, – заговорил он с напускным спокойствием, – но совсем нет красивых видов.

– Разве ты забыл вид на пик Хеллавел и плато Маклеодов из западных окон замка? – напомнила Джейми.

– Верно, – согласился Малкольм, хоть и готов был отдать все пейзажи мира за то воплощение красоты, что сидит сейчас рядом с ним. – Но это все-таки не сам замок. Что в нем хорошего? Пустой, голый двор.

– А теперь ты забыл новый искусственный водопад. По крайней мере, он был новым, когда я приезжала туда в последний раз, – улыбнулась Джейми. – А какая прекрасная тропа ведет к нему из замка!

Взор Малкольма тем временем скользил совсем по иным прелестям: суровая красота Данвигана меркла в его сердце рядом с нежным и живым очарованием Джейми.

Джейми краснела под его пристальным взглядом, но не отводила глаз. Вдруг дрожь желания прошла по ее телу: она поспешно опустила голову, но поздно – Малкольм успел разглядеть мелькнувший в ее глазах отблеск страсти.

Малкольм украдкой вздохнул. Главное – не торопить ее. Не пугать, не смущать и не торопить.

– У нас нет традиций! – заявил он с вызовом. – Вот чего не хватает и Маклеодам, и Макдональдам: у островных жителей нет ни легенд, ни семейных преданий, ни родовых обычаев, передающихся из поколения в поколение!

– Как нет? А волынки Макдональдов? А чудесный пояс Маклеодов? А рог Рори Мо?

– Рог Рори Мо? – В памяти Малкольма всплыл далекий день совершеннолетия, когда он торжественно иступил в права главы клана. С самим рогом у него были связаны иные, не столь приятные воспоминания. – Откуда ты о нем знаешь? Разве что по рассказам! Ты была совсем малышкой, когда этот рог наполняли в последний раз!

– Не так уж я была и мала! – рассмеялась Джейми, забавляясь его очевидным смущением. – И все-все помню!

– Да ты еще пешком под стол ходила, бессовестная!

– Говорю же я, помню все до мелочей. Ах, что это был за праздник! Какая толпа собралась в холле замка Данвиган! Мажордом наполнил рог Рори Мо первосортным вином – помнится мне, что в него входит полтора кувшина.

– Хватит! – взревел Малкольм, театрально закрывая лицо руками.

– Прекрасно помню, как ты, красный от волнения, подносишь древний сосуд к губам. По обычаю, новый лэрд должен выпить все одним глотком, не отнимая рога от губ, и не уронить его! Чем тебе не традиция? – Джейми задумалась, словно перебирая в памяти все детали. Малкольм беспокойно заерзал в кресле. – Да-да. Теперь я все вспомнила. По знаку тети Фионы старик священник поднес ей шкатулку, где хранился Чудесный Пояс Маклеодов, – и тетя торжественно препоясала нового лэрда. Ах, Малкольм; какой тут поднялся шум! Какими приветственными криками разразились зрители, как все теснились к столу, чтобы обнять тебя, пожать руку или хотя бы прикоснуться к тебе!

– А больше ты ничего не помнишь? – подозрительно спросил Малкольм.

Ему живо вспомнилось странное чувство, охватившее его, тогда совсем юного лэрда, когда тетя Фиона затянула узел у него на поясе. Словно молния пронзила юношу от макушки до пят: казалось, он ощутил прикосновение иного мира. Никогда ни до, ни после церемонии не случалось ему испытывать ничего подобного.

– А потом тебе стало нехорошо, – лукаво усмехнулась Джейми. – Прямо за праздничным столом!

Малкольм грозно зарычал, но его напускной гнев не обманул Джейми.

Тогда, в шестнадцать лет, он скорее бы умер, чем признался хоть одной живой душе, что не умеет пить «по-мужски». Даже от одного глотка крепкого вина у него перехватывало дыхание и в животе что-то болезненно сжималось; церемония, во время которой предстояло одним духом выпить полтора кувшина, заранее приводила его в ужас. Однако он мужественно справился со своей задачей, хоть и предчувствовал, каково придется ему потом.

Но теперь, по прошествии многих лет, эти юношеские страдания вызывали у Малкольма лишь улыбку.

– А зачем ты побежала за мной на двор? – рявкнул он. – Я, конечно, должен был сообразить, что от тебя нигде не скроешься!

Не успели гости тогда, в тот далекий день, усесться за стол, как Малкольм, пробормотав какое-то извинение, бросился прочь из зала. Сшибая все на своем пути, юный лэрд пронесся по многолюдному двору, стрелой пролетел по тропинке, ведущей к водопаду, и там, при таинственном свете полной луны, упав на колени, расстался с выпитым вином, а заодно и с сегодняшним завтраком.

Маленькая Джейми догадалась, что чужое присутствие его сейчас только смутит: притаившись в кустах, она наблюдала за страданиями юноши.

– Я не знала, что ты не переносишь вина, и решила, что ты заболел.

– И выведала мою самую страшную тайну! Хорошо, что об этом так и не узнал никто, кроме тебя. – Малкольм повернулся к ней, скорчив устрашающую гримасу. – Неужели ты не понимаешь, какой опасности подвергала себя в ту ночь? Ты стала единственной свидетельницей моего позора! Или не знаешь, что я готов на нее, лишь бы избежать бесчестья? Ты была на волосок от смерти, Джейми Макферсон!

Джейми замотала головой: говорить она не могла, боясь расхохотаться при первом же слове. Наконец она справилась с собой.

– Я не верила, что ты способен причинить мне вред, – скромно ответила она. – И потом, по-моему, в тот момент ты не смог бы меня догнать.

Шотландец наклонился к ней.

– Зато сейчас могу, – проговорил он глухо, положив руки ей на плечи. – Да ты, кажется, и не убегаешь. Может быть, сыграем по новой? Ведь ты по-прежнему угрожаешь моей… – Он замялся, подыскивая подходящее слово.

– Твоей репутации? – подсказала Джейми, поеживаясь под его ласковыми прикосновениями.

– Можно и так сказать. – Он шутливо схватил ее за горло, изображая праведный гнев и готовность отомстить дерзкой.

Джейми чуть приоткрыла рот: глаза ее заблестели, но уже не от давних воспоминаний. Желание с новой силой охватило ее – Малкольм видел это так же ясно, как чувствовал свою собственную страсть.

– Ваше последнее желание, миледи? – хрипло произнес он, гладя ее по щеке и касаясь пальцем приоткрытых полных губ. – Говори же, милая! Представь, что тебе остался миг, чтобы выполнить самое заветное желание всей жизни! Открой свое сердце! Говори, иначе… иначе тебя постигнет страшная и неминуемая кара!

Но Джейми не стала тратить время на разговоры. Обняв любимого за плечи, она молча прильнула к его губам.

Глава 27

Поцелуй был прерван стуком в дверь. Джейми испуганно отпрянула и непременно бы упала, если бы Малкольм ее не удержал.

– Кто там? – спросила она дрожащим голосом.

– Госпожа, у меня к вам поручение от леди Кэтрин, – раздался шепот из-за двери.

Джейми тревожно покосилась на Малкольма, затем прокашлялась, стараясь вернуть голосу уверенность:

– Что нужно моей кузине?

– Госпожа, она хочет, чтобы вы явились к ней в спальню.

– В такое время?

– Да, миледи. Она готовится ко сну, но не хочет ложиться, не переговорив с вами.

– Хорошо, скажи ей, что я сейчас буду. Удаляющиеся шаги затихли, и Джейми поблагодарила бога, что догадалась запереть дверь.

– Да пошла она к черту! – прошептал Малкольм, садясь в кресло и усаживая Джейми к себе на колени.

Прежде чем Джейми успела возразить, губы его завладели ее нежным ртом и миг превратился в вечность.

Наконец Джейми оторвалась от его губ.

– Мне надо идти! – прошептала она, но Малкольм уже покрывал поцелуями чувствительную шею, руки его гладили грудь, воспламеняя Джейми даже сквозь платье.

– Она ведь снова пошлет за мной, – бормотала Джейми, изгибаясь под его прикосновениями. – Кэтрин никогда не отличалась терпением, и… – Малкольм освободил ее грудь из глубокого выреза и прильнул к ней губами. – О, Малкольм! – простонала Джейми, чувствуя, как возгорается в ней неутолимый, всепоглощающий огонь.

За дверью снова послышались шаги, и Джейми испуганно застыла. Малкольм неохотно выпустил ее грудь и поправил платье. Но поздний гость, кто бы он ни был, прошел мимо.

– Проклятые англичане словно взбесились! – выругался Малкольм, заправляя ей за ухо выбившуюся прядь черных волос. – Других дел у них нет, как только нам мешать! Неужели они не понимают, что мы хотим остаться наедине?

– Надеюсь, что не понимают! – фыркнула Джейми, уткнувшись ему в плечо.

Малкольм молча смотрел на нее: глаза его сияли нежностью.

– Что же ты? – прошептал он. – Или забыла, что мы в Данвигане?

– Хотела бы я там быть! – прошептала она в ответ, поднимаясь с его колен и оправляя платье.

Малкольм тоже встал и теперь с улыбкой рассматривал ее растрепанные волосы и измятые юбки.

– Надеюсь, ты не собираешься показываться на глаза кузине Кэтрин в таком виде!

– Не тебе критиковать мой вид! – подняла на него смеющиеся глаза Джейми. – Я по крайней мере не лазила по стенам под проливным дождем!

– Верно, Джейми. – Малкольм подошел к ней вплотную, вглядываясь в прекрасное лицо так, словно хотел запомнить его на всю жизнь. Он провел пальцами по зарумянившейся щеке, поправил прядь волос, легко прикоснулся к особенно чувствительному местечку на шее, которое несколько минут назад целовал. – Но, знаешь ли, по твоему виду нетрудно догадаться, что мы с тобой…

Он сделал многозначительную паузу. Джейми вдруг мучительно покраснела, и Малкольма охватил внезапный стыд: он вспомнил, как совсем недавно жестоко обидел ее. Тогда она так же краснела под его взглядом.

Но теперь она не отводила взор, и в глазах ее не было упрека.

– Ты наглец, Малкольм Маклеод, – прошептала она и подтолкнула его к окну, но Малкольм схватил ее за руки.

– Ты простила меня, милая? – тихо спросил он.

Джейми не задавала вопросов: оба они прекрасно понимали, о чем речь.

– Малкольм, я ни в чем тебя не виню.

Он открыл было рот, но Джейми прикрыла его губы ладонью:

– Не надо. Не говори больше ничего.

Вместо ответа он сжал ее в объятиях и вновь страстно прильнул к ее рту.

Джейми прижалась к нему всем телом, чувствуя, как напряглась его мужская плоть. Все тело ее пронзали языки пламени: она хотела его – хотела уже не как наивная девушка, но как женщина, познавшая любовь.

Но нет, пора остановиться! Кэтрин ждет, и в любой момент их могут застигнуть вместе! С глубоким вздохом Джейми оторвалась от Малкольма и снова подтолкнула его к окну.

– Ты хочешь, чтобы я вернулся? – хрипло спросил Малкольм, открывая окно.

– Я сойду с ума, если ты не вернешься!

– Тогда, чтобы не ввергать тебя в безумие, я подожду здесь.

От одной этой мысли сердце Джейми радостно забилось; но здравый смысл взял верх над безрассудными желаниями.

– Нет, Малкольм! Не сегодня. Уже очень поздно, и мы не знаем, зачем зовет меня кузина. – На лице Малкольма отразилось разочарование, и, видит бог, Джейми его разделяла. – Может быть, мне придется задержаться надолго, – продолжала она, убеждая не столько его, сколько саму себя. – А тем временем кто-нибудь заглянет к тебе в спальню и увидит, что тебя нет. Представляешь, что тогда начнется?

– Трусиха! – прошептал Малкольм и, наклонившись, сорвал с ее губ последний беглый поцелуй.

– Нахал!

Малкольм, рассмеявшись, спрыгнул на карниз. Дождь утих, и небо очистилось: последние легкие облачка уже не закрывали звезд, и в лунном сиянии перед Малкольмом распростерлась необозримая равнина. По ней он мог бы сейчас скакать домой, в Шотландию.

– Джейми! – тихо позвал он.

Она стояла у окна – темный силуэт, освещенный сзади свечами, – такая красивая, что у него болезненно сжалось сердце.

Он хотел рассказать ей о письме, подброшенном под дверь, но понял, что письмо подождет. Не стоит нарушать очарование этой минуты.

– Малкольм, тебя могут увидеть! – прошептала она. – Пожалуйста, уходи!

– Слушаюсь, миледи, – покорно кивнул Малкольм и, ухватившись за побеги винограда, оплетающие стену, принялся карабкаться к своему окну.

Кэтрин готовилась ко сну: она сидела перед зеркалом, и умелая горничная расчесывала ее роскошные волосы. Однако сейчас даже зрелище собственной красоты не утешало будущую королеву. Ее снедало нетерпение: прошел, должно быть, целый час, а мерзавки Джейми нет как нет!

– Ты сказала ей, чтобы она пришла немедленно?

Другая горничная, молоденькая робкая девушка, замерла с подушкой в дрожащих руках.

– Д-да, миледи.

– Сказала, что я уже ложусь спать и срочно хочу ее видеть?

– Да, миледи, клянусь вам!

– Так где же она? – раздраженно воскликнула Кэтрин, срывая с пальцев и бросая на стол дорогие перстни. – Она что, испытывает мое терпение?

Девушка молчала, от души желая провалиться сквозь землю. Молчали и остальные три горничные, притворяясь, что не слышат разговора. Кэтрин не любила болтливых служанок: по ее понятиям, слуги должны были знать свое место.

Невеста короля сняла ожерелье – подарок царственного жениха – и, погладив драгоценное украшение, бережно положила на стол. Дома, в Кеннингхолле, она не хотела изводить себя тревожными мыслями о будущем. Кэтрин снова взглянула в зеркало: оттуда смотрела на нее прекрасная и соблазнительная женщина с белой, как снег, кожей, пухлыми губами, вздернутым носиком и огромными, чуть раскосыми янтарными глазами. Золотисто-каштановые кудри обрамляли ее сердцевидное личико и спадали на пухлую грудь. Да, она просто создана, чтобы покорять мужчин! Один поворот головы – и самые неприступные женоненавистники падают к ее ногам! А стоит кому-нибудь заглянуть в вырез ее платья – и бедняга становится ее вечным рабом! Кэтрин вздохнула, и грудь ее призывно заволновалась под тонкой тканью ночной сорочки.

Поворачивая голову в такт движениям гребня, Кэтрин представила себе Эдварда. Вот он зарывается лицом в ее грудь, ласкает ее губами и языком, доводя до вершин наслаждения. Вот она садится на него верхом и вводит его меч в ножны, наслаждаясь его величиной и мощью. Кэтрин ощутила влагу между ног и, проведя рукой по груди, почувствовала, как напряглись соски.

– Ублюдок! – пробормотала она, вспомнив, как обошелся с ней Эдвард в их последнюю встречу.

– Сильнее! Чеши сильнее! – резко приказала она горничной – и вдруг вскочила, оттолкнув ее руку. – Где эта мерзавка? – завопила она, обращаясь к перепуганной молоденькой служанке. – Приведи ее сюда! Неважно как, хоть за волосы тащи – но чтобы она была здесь! Сию же секунду!

Девушка что-то пискнула и стремглав выскочила за дверь.

Джейми со свечой в руке шла по коридору. Погруженная в свои мысли, она столкнулась с горничной, только что выскочившей из спальни Кэтрин.

– Ох, мистрис Джейми! – радостно воскликнула девушка. – Спасибо! Спасибо вам, что пришли!

– Что, рвет и мечет? – усмехнулась Джейми, показав глазами на дверь.

Служанка кивнула, переминаясь с ноги на ногу.

– Так, может быть, не стоит ей докучать? Зайду завтра, когда ее будущее величество придет в более доброе расположение духа!

Джейми шутила, но на лице горничной отразился настоящий ужас.

– Нет, миледи, пожалуйста! Она с меня кожу живьем сдерет, если я осмелюсь вернуться без вашей милости!

– Кожу сдерет? – повторила Джейми. – Неужели наша Кэтрин на такое способна? Содрать кожу с ни в чем не повинной девушки?

– Еще как! – с ужасом в голосе прошептала горничная. – Хоть я совсем недавно служу у ее вел… то есть у ее милости, но мне кажется… Знаете, у нее все горничные такие странные! Молчат-молчат, ни словечка не вымолвят! Мне кажется, у них у всех отрезаны языки! Джейми отвернулась, чтобы скрыть улыбку.

– Хорошо, дорогая, пойдем. Я не прощу себе, если по моей вине ты останешься без кожи или без языка.

– Добрый вечер, Кэтрин. Хорошо ли ты устроилась? Тебе здесь лучше, чем в нашей старой спальне?

Джейми с любопытством и насмешкой оглядывалась вокруг. Год назад Кэтрин спала вместе с Джейми и Мэри: но невесте короля, разумеется, требовались отдельные апартаменты – самые лучшие, какие только можно найти в Кеннингхолле!

Явившись во дворец, Кэтрин решительно заняла лучшую спальню для гостей, огромную, словно парадная зала. Дубовые стены задрапированы красным бархатом, посреди комнаты возвышается огромная кровать под балдахином с гербом и королевскими вензелями. Повсюду разбросаны роскошные наряды – Джейми насчитала не меньше дюжины. Вокруг хозяйки суетятся две горничные. Казалось, в этой комнате идет подготовка к празднику. В какой-то мере так оно и было: уже несколько месяцев Кэтрин готовилась к свадьбе.

– Счастлива, что ты наконец-то выкроила для меня время, – саркастически заметила Кэтрин.

– Я бы и еще задержалась, но, к сожалению, больше никаких дел не осталось, – иронически отозвалась Джейми. Она понимала, почему вся эта роскошь произвела такое впечатление на Мэри, но сама Джейми и не думала завидовать своей блестящей кузине. – Вот и решила зайти посмотреть, не нужно ли тебе чего.

– Как любезно с твоей стороны, – промурлыкала Кэтрин, – особенно если учесть, что я посылала за тобой дважды.

– Так зачем ты хотела меня видеть, Кэтрин? – взяла быка за рога Джейми.

– А ты все такая же нетерпеливая! Может быть, поздравишь меня для начала? Или в Шотландии знатных девиц не учат хорошим манерам?

Горничные продолжали свою работу бесшумно, как привидения. Ни одна не поздоровалась с Джейми, даже не подняла на нее глаз – как будто они не замечали, что в комнате появился новый человек. «Неудивительно, – подумала Джейми с улыбкой, – что эта девочка считает их немыми!»

– Ах да, как же я могла забыть? – насмешливо протянула она. – Мои поздравления, Кэтрин! Из вас с королем получится прекрасная пара!

Не поворачивая головы, Кэтрин злобно уставилась на отражение кузины в зеркале. Джейми сладко улыбнулась ей в ответ.

Кое-как совладав с приступом гнева, Кэтрин сделала горничным знак выйти. Одна за другой женщины склонялись перед хозяйкой в почтительном реверансе и выскальзывали за дверь, по-прежнему не поднимая глаз. Наконец кузины остались одни.

– Я слышала, тебя тоже можно поздравить, – тихо и угрожающе заговорила Кэтрин, поднимаясь на ноги. – У тебя ведь тоже скоро свадьба.

«Боже мой, и она туда же!» – обреченно подумала Джейми. Как измучили ее эти бесконечные разговоры о свадьбе! Когда же наконец она сможет поговорить начистоту с самим Эдвардом?

– Тебе, прямо сказать, повезло, – продолжала Кэтрин. – Право, ты поумнела, Джейми, – или всегда была себе на уме? Я и не подозревала о твоих столь далеко идущих планах. Как тебе это удалось? Чем таким ты опоила Эдварда – а заодно и его отца?

– Стоит ли говорить об этом? – тихо ответила Джейми. За несколько месяцев общения с Кэтрин она усвоила, что лучший выход – не отвечать на ее провокации. Никакие оскорбления Кэтрин не заставят ее сказать правду!

– По-моему, очень даже стоит! – промурлыкала Кэтрин, подходя ближе. – Ведь, выйдя замуж за Эдварда, ты сможешь остаться в Англии навсегда! Отличный выход для человека, который так ненавидит свою родину!

– С чего ты взяла, что я ненавижу Шотландию? – резче, чем собиралась, спросила Джейми.

– А разве нет? Ты живешь здесь уже больше года – и, кажется, не собираешься домой! – Хищная улыбка Кэтрин заставила Джейми пожалеть о том, что она так долго прожила в Кеннингхолле. – А много ли раз ты ездила в Шотландию – хотя бы – затем, чтобы навестить родных? Но я понимаю – это же такое долгое и трудное путешествие.

Джейми молчала. Она не собирается объясняться и оправдываться. Во всяком случае, перед Кэтрин.

– Да, тебе очень повезло, – продолжала королевская невеста. – Ты начинаешь новую жизнь и сразу же получаешь имя и титул…

Джейми скрестила руки на груди. Она не скажет ни слова.

– Подумать только: одним ударом избавиться от мерзкой шотландской фамилии и получить благородное имя «Говард»!

– Довольно, Кэтрин! – взорвалась Джейми. – Я не стану молча слушать, как ты оскорбляешь меня, мою семью и дом. Зачем ты прислала за мной? Чтобы отточить на мне свой змеиный язык? Тогда объясни хотя бы, чем я заслужила такое отношение?

Кэтрин молча смотрела на нее, явно не собираясь отвечать. Джейми хотела повернуться и уйти, но ее остановила гордость: ведь тогда противница подумает, что она бежала с поля боя!

– Когда ты с ним сошлась?

Вопрос Кэтрин прозвучал словно гром с ясного неба. Сердце Джейми гулко забилось. Боже, откуда она знает о Малкольме?

– Н-не понимаю, о чем ты, – дрогнувшим голосом ответила она.

– Не притворяйся! Разыгрывать оскорбленную невинность я и сама умею!

– Ничего не понимаю, – нахмурилась Джейми. – О ком ты говоришь?

– Ты напрасно тратишь время на глупые отговорки. Отвечай!

– Кэтрин, у меня нет времени стоять здесь и слушать твои бредовые нападки, – резко ответила Джейми. – Можешь вытирать ноги о своих служанок, но со мной, дорогая кузина, такие штучки не проходят! Я ухожу.

Но она не успела сделать и шага к двери.

– Эдвард, дура! – завизжала Кэтрин. – Я говорю об Эдварде! Когда вы с ним снюхались в первый раз?

Вся сила воли понадобилась Джейми, чтобы ничем не выдать своего облегчения.

– Ты хочешь знать, когда Эдвард… – Она в изумлении покачала головой. – Когда он впервые переспал со мной?

Кэтрин кивнула, оскалившись в хищной улыбке.

– Вообще-то он любит молоденьких. – Едва созревших. Ты для него старовата. – Ее фальшивая улыбка не обманывала Джейми: в глазах Кэтрин она видела пламя неумолимой ненависти. – Я хочу знать, когда вы с ним сошлись! Неужели еще год назад? И все это время он спал с тобой?

– Ты хочешь знать то, что совершенно тебя не касается, – отрезала Джейми. – Так же, как постельные вкусы Эдварда не касаются меня. А что до нашей с ним предполагаемой близости…

Джейми запнулась, почувствовав, что краснеет. В конце концов, с какой стати она должна оправдываться перед этой стервой?

– Разговор окончен, Кэтрин, – заявила она и повернулась к дверям. Но на пороге обернулась и послала Кэтрин свою самую сладкую улыбку. – И запомни на будущее: встречаясь с кузиной после долгой разлуки, принято здороваться. Неужто благородных девиц в Англии совсем не учат хорошим манерам?

– Меня не обманешь: ты не девственница! – пробормотала Кэтрин, едва за Джейми захлопнулась дверь. – Этот ублюдок уже затащил тебя в постель! Он сам хвастался! Да и ты ничего не отрицала!

«Да, все так и есть», – думала Кэтрин. Будь Джейми невинна, она бы начала лить слезы и все отрицать. Таковы девственницы: эти дуры носятся со своей невинностью, словно бог весть с каким сокровищем!

Но эта шлюха ничего не отрицала. Не осмелилась лгать.

Сбросив с плеч шелковую шаль, Кэтрин устало опустилась на постель. На губах ее зазмеилась улыбка. Все оказалось даже легче, чем ей представлялось. Она ведь даже не сказала ничего особенного, а девчонка тут же вышла из себя! Еще немного усилий – и она, поджав хвост, удерет к себе в Шотландию. И останется только Эдвард.

С ним она расплатится сполна.

Глава 28

– Лети, красавец! – с этими словами Серрей отпустил черного сокола. Трое всадников восхищенно следили, как охотничья птица описывает широкие круги в безоблачном синем небе. Поодаль от знатных охотников стоял Эван, а за ним – еще несколько мальчиков и юношей: все они не сводили глаз с благородной птицы.

Джейми перевела взгляд на Малкольма. Она была счастлива видеть его здесь, но к радости примешивалась горечь от сознания того, как обманчива эта идиллическая картина. Малкольм только кажется свободным; солнце зайдет за горизонт, и, как и сокол, он вернется к себе в клетку.

Малкольм встретился с ней глазами, и сердце Джейми забилось в восторге: в его взоре она уловила отражение своей собственной радости.

– Очень хорошо, Эван, – произнес Серрей. – А теперь пусть ребята вспугнут дичь.

Всадники натянули поводья, готовые ринуться вскачь. Подручные Эвана рассыпались по лощине и медленно двинулись вперед, колотя палками по земле, чтобы производить как можно больше шума. Ни один фазан, прячущийся в высокой траве, не выдержит такой атаки. Птица непременно взлетит, не зная, что в небесах ее уже поджидает крылатый охотник.

Однако никто не ожидал, что из зарослей, спускающихся к берегу реки, выскочит великолепный олень. Охотники испустили восторженный крик; у Джейми перехватило дыхание при виде прекрасного животного.

Серрей выхватил у кого-то из охотников копье.

– Отзови сокола! – скомандовал он Эвану и поскакал за оленем. Охотники помчались вслед за графом и его добычей.

Неожиданная мысль поразила Джейми: сама судьба предоставляет им такой шанс! Пришпорив коня, она подъехала к Малкольму:

– Беги, Малкольм! Беги!

Он удивленно взглянул на нее. Боязливо оглянувшись через плечо, Джейми почти выкрикнула свою мольбу:

– Беги, Малкольм! Сейчас самый подходящий момент! Никто не заметит, что тебя нет, пока не станет слишком поздно! Я скажу, что послала тебя зачем-нибудь в замок, ну, словом, что-нибудь придумаю!

Но Малкольм сидел неподвижно, словно копыта его коня вросли в землю. Джейми в отчаянии оглянулась на удаляющихся охотников.

– В любой момент они могут вернуться! Ради бога, Малкольм, второго такого случая тебе не представится! Просто скачи на север! Беги же!

Малкольм покачал головой.

– Но почему? – воскликнула Джейми. – Разве ты не видишь – Серрей хочет, чтобы ты сбежал!

Шотландец снова покачал головой, на лице его изумленная Джейми прочла железную решимость.

– Тебе так не терпится от меня отделаться?

– Малкольм, клянусь ранами господними, сейчас не время обсуждать мои желания! – взорвалась Джейми. – Я думаю о твоем благе! Беги! Кто знает, когда вернется Эдвард? Если он увидит, что ты… – Голос ее дрогнул и смолк; отвернувшись, Джейми смахнула непрошеную сердитую слезу.

Малкольм развернул коня и придвинулся к ней вплотную. Вот он протянул руки, Джейми встретила его сердитым взглядом, но он привлек ее к себе и крепко сжал в объятиях.

– Чего ты боишься, Джейми?

Взгляд его, настойчивый и полный любви, заставил ее на миг забыть обо всем на свете.

– Я не хочу, чтобы тебя снова унижали, – прошептала она наконец. – И боюсь, когда Эдвард услышит мой отказ, его гнев обрушится на тебя.

– Отказ?

– Да, Малкольм. Я не выйду за него замуж. Никогда мне не быть его женой!

Малкольм крепче сжал ее плечи, и радость, сверкнувшая в его глазах, вознесла Джейми к небесам. Пусть он не разделяет ее страхов – он любит ее, а это главнее! Джейми смущенно опустила глаза, когда Малкольм поднес ее руку к губам.

– Джейми, я должен поговорить с тобой, – заговорил он, бросая взгляд в сторону охотников. – Но, боюсь, сейчас не самое подходящее время.

Сердце Джейми отчаянно забилось, переполняясь надеждой и страхом. На лице Малкольма читалась нерешительность: он явно собирался сказать что-то очень важное.

– Но ты права, – продолжал он с улыбкой, – воспользуемся случаем – ведь другой нам, может быть, и не представится!

Не говоря больше ни слова, он соскочил на землю и протянул руки Джейми. Она радостно спрыгнула в его объятия.

В погоне за оленем большинство охотников скрылись из виду; те же, кто остались в дальнем конце лощины, во все глаза следили за погоней и не представляли опасности для влюбленных. Скрытые двумя лошадьми, Малкольм и Джейми могли без опаски обнимать друг друга.

– Я люблю тебя, Джейми, – прошептал Малкольм, касаясь губами ее нежного рта. – Знаю, я наглец и безобразник и не заслуживаю ни любви, ни твоей руки. Много раз я несправедливо обижал тебя – и на острове Скай, и в этом богом забытом месте. Если ты назовешь меня негодяем, мерзавцем, тупоголовым варваром, от которого тебе одно горе, – я смогу только согласиться.

Джейми, счастливо улыбаясь, замотала головой, две слезы сверкнули у нее на ресницах и упали Малкольму на грудь, на черный бархат его камзола.

– Джейми, ты выйдешь за меня замуж? – хрипло спросил Малкольм. – Ты станешь моей женой?

Джейми подняла на него счастливые глаза. В этот миг она забыла обо всех опасностях, угрожающих Малкольму и их любви.

– Малкольм, я всю жизнь ждала, когда ты скажешь эти слова!

– Какие? Что я негодяй, мерзавец и тупоголовый варвар? – улыбнулся Малкольм, глядя на нее с обожанием.

Джейми, рассмеявшись, ударила его кулачком в грудь.

– Вот именно! Это мне больше всего в тебе и нравится!

– Так ты согласна? – Улыбка пропала с его лица: он крепче прижал Джейми к себе. – Ты выйдешь за меня замуж?

– Да, Малкольм, конечно, я согласна! – прошептала Джейми, поднимаясь на цыпочки и приближая губы к его рту. – Я выйду за тебя замуж и буду любить тебя всю жизнь!

Слова ее проникли в самое его сердце, заставив кровь быстрее побежать по жилам. Джейми же казалось, что душа ее парит в воздухе, сливаясь с душой Малкольма.

Не в силах более сдерживаться, Малкольм приник к ее губам. Обхватив его за шею, Джейми страстно отвечала на его поцелуй.

«Теперь нас ничто не остановит!» – думала она.

«Никто и ничто не посмеет встать между нами!» – думал он.

А высоко над ними, терпеливо высматривая добычу, кружил сокол, черный, как самая черная ночь.

Глава 29

– Кэтрин! – неожиданно обратился к кузине граф Серрей. – Может быть, ты знаешь, чем вызвано такое распоряжение отца? Зачем, во имя господа, его светлость требует Джейми ко двору, да еще такой короткой запиской? Ведь они с Эдвардом сами собирались скоро вернуться в Кеннингхолл! Что случилось, Кэтрин? К чему такая спешка?

Кэтрин задумчиво покачала головой: хотела бы она сама знать ответ! В беседе с королем она была очень осторожна, стараясь не проронить ни слова, которое могло бы навести Эдварда или его отца на ее след. Однако теперь ее мучили сомнения: может быть, эти двое как-то узнали о ее участии в том, что Эдварда постигла королевская немилость? Письмо в руках графа тревожило ее. Но, с другой стороны, откуда они могли узнать? Генрих не выдаст ее – в этом Кэтрин была уверена. Или выдаст? «Нет, – решила Кэтрин. – Ведь сейчас он влюблен в меня». И уж она приложит все усилия, чтобы страсть распутного короля длилась как можно дольше.

Но зачем дядюшке понадобилось вызывать шотландку ко двору? Этого Кэтрин никак не могла понять.

– А может быть, Эдвард почувствовал, что не может больше жить без Джейми? – предположила Мэри, поднимая глаза от рукоделья.

Кэтрин закашлялась, чтобы скрыть смешок.

– А его светлость решил, что это единственный способ утешить их исстрадавшиеся в разлуке сердца, – продолжала Мэри, все больше проникаясь своей идеей. – Если хотите знать мое мнение…

– Которого никто не спрашивает, – вставила Кэтрин.

Мэри покраснела и замолкла. Но Серрей внезапно обернулся к кузине:

– Так что ты хотела сказать, Мэри?

Опасливо покосившись на Кэтрин, девушка продолжала:

– Мне кажется, для Джейми будет просто счастьем отправиться ко двору! С тех пор, как Эдвард уехал, она просто сама не своя! Я каждый вечер молюсь, чтобы Эдвард поскорее вернулся и положил конец ее тоске!

Френсис, подняв глаза от своего рукоделья, вступила в спор:

– Я что-то не замечала, чтобы Джейми выглядела несчастной или тоскующей. Конечно, дел у нее много – ведь она следит за всем, что происходит во дворце. Возможно, порой она бывает рассеянной, усталой – и неудивительно, ведь у нее столько забот!

– Леди Френсис, я вовсе не хочу говорить о Джейми дурно, – покачав головой, смущенно ответила Мэри. – Но я никогда еще не видела ее такой раздражительной. – Граф снова углубился в изучение письма, и Мэри, конфиденциально понизив голос, закончила: – Не знаю уж, от любви это с ней или от усталости, но просто возмутительно, как она с нами обращается!

– С нами? – усмехнулась Френсис. – Мэри, а ты уверена, что не выдумываешь все это?

– Вовсе нет! – капризно возразила Мэри. – Да хотя бы сегодня утром. Джейми ведь знает, как я люблю охоту, а сама ушла, не разбудив меня, и даже записки не оставила! – Она значительно кивнула. – Да ей даже в голову не пришло передать приглашение лорда Серрея другим дамам!

– А я никого, кроме нее, и не приглашал, – вставил Серрей, отрываясь от письма.

Мэри, залившись краской, возмущенно повернулась к леди Френсис:

– Неужели он даже вас не позвал с собой? И Джейми единственная в Кеннингхолле удостоилась приглашения?

Френсис обернулась к мужу и встретила его смеющийся взгляд.

– Любовь моя! – с притворным удивлением воскликнул Серрей… – Я никак не думал, что ты захочешь скакать верхом после того, как мы с тобой всю ночь…

– Достаточно, Серрей! – краснея, остановила его Френсис.

Граф перевел взгляд со смущенного лица жены на столь же смущенную Мэри.

– Кузина, – заговорил он серьезно, – мы с Малкольмом вообще не собирались приглашать дам на охоту. Однако по дороге к конюшням встретили Джейми и позвали ее с собой.

– Но все же, милорд…

– Довольно, Мэри!

Френсис удивленно обернулась к мужу. В отличие от Эдварда, известного своей вспыльчивостью, лорд Серрей крайне редко позволял себе проявлять раздражение. Впрочем, порою всего несколько произнесенных им слов заставляли противника умолкнуть. Так случилось и сейчас: Мэри застыла с открытым ртом, а затем, вздохнув, снова занялась своим вышиванием.

Кэтрин – довольно улыбнулась, очевидно, радуясь, что Мэри поставили на место; но в следующий миг лицо ее вновь стало задумчивым, даже тревожным. Граф сделал жене знак глазами; повинуясь его молчаливой просьбе, Френсис встала, и оба они отошли в глубину зала.

– Джейми придется ехать, – прошептал он. – У меня нет иного выхода: я должен отослать ее, причем немедленно.

– Ты уже сказал ей об этом?

Граф покачал головой:

– Не было времени. Письмо вручили мне, как только мы вернулись с охоты.

Френсис задумчиво разглядывала узорное шитье на камзоле мужа.

– Так и Малкольм тоже ничего не знает?

– Это не его дело.

– Ты так думаешь? – спросила Френсис, поднимая глаза навстречу проницательному взору мужа.

Серрей промолчал.

– Может быть, мне стоит поговорить с Джейми?

Прежде чем она узнает новости от них. – И она бросила сердитый взгляд на девушек, сидящих в углу зала.

Серрей нежно погладил жену по щеке.

– Милая, ты пытаешься выиграть время, но рано или поздно Джейми все равно придется уехать.

– Ты не можешь заставить ее уехать против воли, – ответила Френсис, прижавшись к его руке. – Она должна решить сама.

– Любовь моя, она в Англии. Она добровольно приняла покровительство моего отца. Согласись, сейчас уже поздно менять решение. – Однако, взглянув на лицо жены, граф Серрей понял, что Френсис в этом не убеждена. – Вспомни, как мы с тобой встретились в первый раз. У тебя было столько же причин не желать нашего брака, сколько сейчас у Джейми не желать брака с Эдвардом.

– Что ты! Гораздо больше! – улыбнулась Френсис.

– Вот видишь! – рассмеялся он. – Но человеческое сердце постепенно учится любить, согласна?

– Позволь мне поговорить с ней, – попросила Френсис, целуя его ладонь.

– Как пожелаешь, любовь моя.

– И заметь, Серрей, – добавила она, смело глядя ему в лицо, – что Эдвард совсем не похож на тебя!

Несколько секунд муж и жена смотрели друг на друга, глаза их светились любовью.

– Еще одно, Френсис, – заговорил наконец Серрей, протягивая ей письмо. – Прочти его. Думаю, то, что пишет отец о происхождении Джейми, убедит ее поехать. Возможно, поэтому он и зовет ее ко двору.

Френсис взяла письмо у него из рук и подошла к окну. Прочтя первые же строки, она подняла глаза на, мужа – на лице женщины отражалось такое глубокое изумление, какого, наверно, ей не приходилось испытывать за всю жизнь.

Граф Серрей только кивнул в ответ.

– Как ты сюда попал? – с тревогой спросила Джейми. Но Малкольм прижал ее к стене и поцеловал вместо ответа.

– Через дверь, – сообщил он, на секунду оторвавшись от ее рта, и тут же прильнул губами к нежной шее.

Джейми попыталась оттолкнуть его.

– Малкольм, уходи немедленно! Леди Френсис… – Но он снова заставил ее замолчать самым приятным способом, какой только придумали люди для этой цели.

Джейми опасливо покосилась на дверь – слава богу, заперта! Слабеющими руками она снова попыталась оттолкнуть Малкольма.

– Френсис известила меня, что хочет со мной поговорить. С минуты на минуту она будет здесь. Уходи через окно, и немедленно!

– Средь бела дня? – усмехнулся Малкольм. – Да меня подстрелит стража, приняв за грабителя!

– Нельзя, чтобы Френсис застала нас вместе! – настаивала Джейми, тщетно пытаясь подтолкнуть шотландца к окну.

Он только крепче прижал ее к себе, сорвав с губ новый поцелуй.

– Джейми, я по тебе соскучился!

– Мы виделись всего час назад! – отбивалась она, пытаясь вырваться из его железных объятий.

– Я без тебя жить не могу!

– Хоть ты, Малкольм Маклеод, и упрям, как осел, но на этот раз ты меня послушаешься! – с этими словами Джейми снова подтолкнула его к окну, и Малкольм подчинился. – Даже страшно подумать, что случится, если Френсис застигнет нас вдвоем! Она скорее всего уже идет сюда! Беги скорее, Малкольм!

Малкольм высунул голову в окно, глядя на карниз, залитый лучами солнца.

– Ты уверена, что мне стоит скрываться этим путем? – снова обернулся он к Джейми.

– Да, и поскорее! – кивнула она.

– Но, Джейми, меня наверняка заметят!

– Об этом ты лучше бы подумал, когда шел сюда, дурень ты этакий! – взорвалась Джейми. Раздался стук в дверь: Джейми замерла, а затем снова толкнула Малкольма к подоконнику. – Малкольм, делай что хочешь, только скройся от глаз Френсис!

Огромной ладонью он нежно погладил ее по щеке.

– Хорошо, любовь моя. Иди отопри дверь, а обо мне не беспокойся.

Джейми поцеловала его пальцы, и Малкольм спрыгнул на карниз. Поправив прическу и пригладив юбки, Джейми отворила дверь и тепло приветствовала женщину, стоящую на пороге.

– О, Джейми, ты здесь? – удивилась Фрэнсис. – Я думала, ты еще не вернулась из сада!

– Вернулась всего минуту назад, – ответила Джейми, пошире распахнув дверь и жестом приглашая Френсис войти. – Твоя горничная сказала, что ты хочешь срочно поговорить со мной по какому-то важному делу. Что случилось, Френсис?

Френсис прошла на середину зала.

– Джейми, я расскажу тебе все, что знаю, но… Ах, как хорошо, что вы уже здесь!

При этих словах Джейми обернулась – и, к величайшему своему изумлению и ужасу, обнаружила за музыкальным столиком Малкольма! Он сидел, небрежно скрестив ноги и невинно улыбаясь, словно имел полное право здесь находиться!

– Что ж, не будем откладывать трудный разговор, – начала Френсис.

Джейми непонимающе смотрела на нее, еще не оправившись от шока. Наконец, сообразив, что выглядит по меньшей мере странно, Джейми опомнилась и захлопнула дверь. У нее вдруг закружилась голова – пришлось прислониться к стене, чтобы не упасть. Джейми приложила дрожащую руку ко лбу, дурнота прошла.

Итак, Френсис сама пригласила Малкольма присутствовать при разговоре! Страх Джейми сменился гневом: она бросила на шотландца убийственный взгляд. Как не стыдно ему так ее пугать!

– Джейми, – Френсис, очевидно, не желала терять времени на предисловия, – из дворца прибыл гонец с письмом от герцога. Его светлость требует, чтобы ты немедленно прибыла ко двору.

Лицо Джейми залила смертельная бледность; она подняла на подругу испуганный взгляд. По лицу Френсис тоже нельзя было сказать, чтобы неожиданная новость ее обрадовала.

– Герцог не объясняет причин такого приказа, – продолжала она, – только подчеркивает, что ты должна явиться ко двору немедленно.

– Но почему? Что все это значит? Леди Френсис, этого не может быть!

Джейми в панике затрясла головой. Нет, это невозможно! Казалось, холодный клинок вонзился ей в сердце, разрушая мечты и надежды на счастье.

Малкольм тяжело поднялся с места, лицо его исказилось гневом.

– Однако, милая, все так и есть, – ответила Френсис. – И тебе пора собираться. Нам надо решить, что ты возьмешь с собой.

– Подождите, леди Френсис, – холодно прервал ее Малкольм. – Если я не ошибаюсь, Джейми – не фрейлина Генриха и не вассал герцога Норфолка. Она в этом доме гостья. Как может герцог отдавать ей подобные приказы, не сообразуясь с ее желаниями?

– Может, как ее родной дядя. – Взглянув в напряженное лицо Малкольма, Френсис продолжала: – Я должна рассказать Джейми нечто очень важное. Серрей уверен, что вам эта тайна известна, но мы понятия не имеем, знает ли о ней сама Джейми. А ведь, возможно, именно в этом причина столь решительного требования герцога. Джейми должна узнать правду.

– Какую правду? – воскликнула Джейми, переводя тревожный взгляд с Малкольма на Френсис. – Малкольм! Ради бога, Френсис! – повторила Джейми, стукнув ладонью по столу. – Какую правду? Что там в письме?

Графиня повернулась к Джейми и взглянула ей в глаза.

– Иди сюда, к нам, – негромко позвала она, протянув к ней руку. – Лучше будет, если ты услышишь эту новость от нас – близких тебе людей. – Она нерешительно оглянулась на Малкольма. – Мы постараемся ответить на все твои вопросы.

– Леди Френсис, я в этом не участвую, – мрачно отозвался Малкольм.

Ноги у Джейми подгибались, осторожно, мелкими шажками она добралась до кресла и почти рухнула в него. Девушка не могла даже предположить, что сейчас услышит, но догадывалась, что этой новости суждено круто изменить ее жизнь.

Глубоко вздохнув, Френсис снова обратила растерянный взгляд на Малкольма.

– Дорогая, я решила поговорить с тобой сама, побоявшись, что Серрей будет недостаточно деликатен, но теперь даже не знаю, с чего начать.

– Начните с начала, леди Френсис, – угрюмо процедил Малкольм, опершись о стол. – И продолжайте, пока не дойдете до конца.

Френсис повернулась к Джейми:

– Возможно, тебе уже рассказывали об этом родители, точнее те, кого ты привыкла называть родителями.

– Да с какой стати? – воскликнул Малкольм, стукнув кулаком по столу и выпрямившись в полный рост. – И где Серрей? Почему не придет сам и не объяснит, что тут затевается? Что это за интрига, леди Френсис? Кто и почему выбрал такой способ сообщить Джейми о ее происхождении? Что за всем этим стоит? К чему это приведет?

– По совести сказать, Малкольм, я сама хотела бы узнать ответ, – промолвила Френсис, устало опускаясь в кресло.

– Ради бога! – взмолилась Джейми. – Прекратите обсуждать меня, словно меня здесь нет! Я догадываюсь, что ваша «тайна» чрезвычайно важна для меня и моих родных, и хочу услышать ее немедленно! Малкольм! В конце концов, ты мой соотечественник.

Френсис подняла голову, и в ее взгляде Джейми прочла смущение, сострадание, печаль – и ответ на мучившую ее загадку.

– Нет, Джейми, – произнесла она. – Ты чистокровная англичанка. А твой отец – король Англии.

Глава 30

Словно ледяная стрела пронзила ее от макушки до пят, пригвоздив к месту.

– Нет! – непослушными губами прошептала Джейми.

– Твоя мать, Мэри Болейн, была родной племянницей его светлости герцога Норфолка. Некоторое время она была любовницей короля Генриха; затем бежала на континент, где тайно родила тебя. После смерти Мэри твоя тетя Элизабет Болейн и ее муж Эмброуз Макферсон воспитали тебя как собственную дочь. Малкольм, подтвердите, что я говорю правду!

– Я ничего не могу утверждать, – процедил Малкольм. – Я слышал, что у Мэри был сын, который умер в младенчестве.

Френсис удивленно взглянула на Малкольма. Но Джейми не могла обманывать себя: один взгляд в лицо Малкольму – и стало ясно, что Френсис говорит правду и он это знает. Он просто старается защитить ее от страшного известия.

– Френсис, расскажите мне все, что знаете, – тихо попросила она.

– Дорогая, больше мне почти и нечего рассказывать. Не понимаю, почему Элизабет Болейн решила скрывать твое происхождение ото всех и от тебя в том числе.

Этого Малкольм не выдержал.

– И это, по-вашему, правда? – начал он обвиняющим тоном. – Хорошо, предположим, в подобных слухах есть доля истины; но кто вам сказал, что это вся правда? Можно подумать, Элизабет совершила преступление тем, что спрятала девочку от английских палачей! А что бы вы сделали, леди Френсис, если бы ваши сестры одна за другой гибли от руки короля?

– Но королева Анна была виновна, – пролепетала смущенная Френсис.

– В чем же? – спросил Малкольм. – В том, что не смогла дать королю наследника? И этого, по-вашему, достаточно, чтобы отправить женщину на плаху? Или в том, что ее царственный супруг положил глаз на Джейн Сеймур и именно поэтому решил избавиться от надоевшей жены? А обвинения в колдовстве… ну, это просто смешно. Нет, не колдовство погубило королеву, а распутство и жестокость ее венценосного мужа!

– Нет! – воскликнула Френсис, прижав руку ко рту. – Не говорите так!

Взмахом руки Малкольм отмел ее возражения.

– Нет, говорите вы? Может быть, вам известно, как погибла Мэри Болейн? Я вам расскажу: ее зарубил англичанин на глазах у ее сестры Элизабет!

– Малкольм! – умоляюще воскликнула Джейми, вскакивая и простирая к нему руки. Взволнованный взгляд ее встретился с его темными глазами, пылающими гневом. – Не надо так. Ты же знаешь, леди Френсис не желает мне зла!

Шотландец провел рукой по лицу, словно стирая следы гнева.

– Хорошо, оставим это. Но знаете, графиня, великий Эразм, у которого учились мы с вашим мужем, не раз повторял, что порой лишь тонкий волосок отделяет Истину от Лжи. За прошедшие недели я привык думать о вас как о мудрой и благородной женщине, достойной такого мужа, как Серрей. Все, о чем я вас прошу, – семижды семь раз подумать, прежде чем предъявлять людям, которых вы не знаете, тяжкие обвинения. Чей бы дочерью ни была Джейми – Элизабет, Мэри да хоть самого царя Соломона! – заверяю вас, все, что сделали для нее Элизабет и Эмброуз, было сделано только из любви.

– Я верю, Малкольм, – тихо ответила Френсис.

– Тогда прошу извинить, миледи, за мою излишнюю резкость. Но я не мог сидеть и спокойно слушать, как чернят дорогих мне людей.

Френсис, кивнула, смущенно потупившись, затем поднялась с места.

– Джейми, думаю, вам с Малкольмом многое нужно обсудить. Поверь, у меня и в мыслях не было оскорбить тех, кто тебе дорог. Что же касается твоего происхождения… – Она грустно улыбнулась. – Правда это или нет, но его светлость в это свято верит. А значит, и Эдвард тоже.

Графиня подошла к Джейми и жестом участия дотронулась до ее руки. Взгляд ее серых глаз был честен и прям, в нем читалось сострадание.

– Я вас оставлю. – Френсис пошла к двери, но, что-то вспомнив, остановилась на полпути: – Да, я выторговала у Серрея лишний день на сборы. Ты уедешь только послезавтра.

– Миледи! – остановил графиню резкий оклик Малкольма. Френсис обернулась на пороге. – Скажите, – овладев собой, Малкольм заговорил гораздо мягче, – откуда вы и все прочие узнали то, что вы сейчас рассказали Джейми?

Френсис могла бы не отвечать на этот вопрос, но, к удивлению Джейми, сочла возможным дать ответ.

– До сегодняшнего дня я не знала, что ты – родня Говардов, – заговорила она, оборачиваясь к девушке. – Но, насколько я поняла из слов мужа, его светлость знал об этом еще с… – Она вдруг сбилась и замолкла, уставившись себе под ноги.

– Френсис, когда он узнал об этом? – настаивала Джейми.

– Твоя тетка, Анна Болейн, открыла герцогу эту тайну накануне казни, – помявшись, ответила Френсис. – Думаю, она надеялась, что ее дядя расскажет эту новость королю и тем вымолит ей прощение.

– Но его светлость не выполнил ее просьбы? – тихо спросила Джейми.

Френсис покачала головой:

– Не знаю. Просто не знаю. На суде его светлость был представителем короля, но после казни впал в немилость. Может быть, он пытался поговорить с королем, но тот просто не стал его слушать.

Френсис пожала плечами и умолкла, смущенно глядя на кузину. Слова были не нужны: обе женщины прекрасно знали, что король не пропустил бы такую информацию мимо ушей. Герцог Норфолк попросту предал свою несчастную племянницу.

– Анна погибла на плахе, – закончила Френсис, – это все, что я знаю!

И она вышла, тихо прикрыв за собою дверь.

Джейми молча смотрела ей вслед, в голове у нее роились давно похороненные воспоминания.

Баржа покачивается на речных волнах, за окошком проплывают зеленые французские берега. Дверь каюты распахивается, и Джейми нерешительно входит внутрь. Хрупкая, необыкновенной красоты женщина с черными как смоль волосами протягивает руки ей навстречу. Джейми знает, что мама больна: ей нельзя выходить на воздух…

Тогда Джейми было всего четыре года, но она очень хорошо запомнила мать. Чувствуя нависающую над ней смертельную угрозу, Мэри вспомнила о дочери: она ласкала малютку с болезненной нежностью, словно стараясь стереть из ее памяти те месяцы и годы, когда девочка была лишена материнской ласки.

Джейми обхватила себя руками: холод прошлого пронизал ее до костей. Сейчас ей вспомнились похороны.

На окраине города, опустошенного страшным пожаром, двое угрюмых мужчин роют могилу. Маленькая Джейми стоит рядом. Она не понимает, что происходит: если мама ушла на небеса, то кого и зачем собираются зарыть в землю эти хмурые люди?

Дядя Филипп берет девочку на руки, и Джейми прячет лицо у него на плече. Только она знает секрет: дядя Филипп – на самом деле тетя Элизабет. Много лет она странствовала вместе с Мэри и ее дочерью, притворяясь мужчиной, чтобы их странная компания не вызывала подозрений. Элизабет зарабатывала на жизнь всей семье своим талантом художницы. Картины продавались под именем Филиппа Анжу.

Потом – долгий путь в далекую Шотландию. Ночные слезы и молитвы о прощении. Девочка знала: мама умерла из-за нее. Бог отнял у нее маму, потому что Джейми больше любила тетю Элизабет.

Огромный человек подхватывает ее на руки и поднимает к небесам. Джейми визжит – страшно падать с такой высоты! – но мгновенно успокаивается, взглянув ему в лицо. На ее взгляд, великан некрасив – лицо его пересечено шрамом; но глаза у него синие, как море в солнечный день, и добрые-предобрые, и Джейми понимает, что этот человек ни за что ее не уронит. Голос его грохочет, как гром: Джейми с трудом разбирает смысл слов, произносимых со странным акцентом, но догадывается о сути сказанного. Добрый великан обещает любить ее и Элизабет и заботиться о них до конца своих дней. Он никогда-никогда не позволит Элизабет уйти на небеса! Великана зовут Эмброуз Макферсон, но Джейми скоро начнет называть его папой.

Джейми почувствовала, что дрожит все сильнее. Нет, Генрих Английский – ей не отец. Ее отец – Эмброуз, который много лет любил ее и заботился о ней как о родной дочери.

Малкольм привлек Джейми к себе, и она спрятала лицо у него на груди, радуясь, что может разделить свое горе с самым близким человеком на свете.

Он крепко прижал ее к себе и погладил по спине.

– Мне жаль, Джейми, – прошептал он ей на ухо. – Очень жаль, что правда вышла на свет таким образом.

Джейми подняла на него полные слез глаза. – Но это действительно правда, хоть Макферсоны много лет скрывали ее от всех, включая и тебя. Я очень давно знаю твоих приемных родителей, и, поверь, Джейми, они делали это, чтобы защитить тебя.

Малкольм грустно замолчал, и тогда Джейми произнесла: – Да, понимаю. Ведь мир, с которым мне теперь предстоит встретиться, жесток. От опасностей, которым я подвергла себя добровольно, покинув Шотландию они и пытались меня оградить.

Малкольм осторожно заправил ей за ухо выбившуюся прядь.

– Ты сердишься на них? На Эмброуза и Элизабет?

– Что ты! – воскликнула пораженная Джейми. – Как можно? Как можно сердиться на них за то, что они защищали, берегли и любили меня как родную дочь! – Она прижалась ухом к его груди, слушая, как бьется сильное большое сердце. – Они никогда не делали различий между мной и своими детьми, и за это я любила их еще больше. Ведь я всегда знала, что я – не родная дочь Макферсонов.

– Так ты знала?

– Только часть правды, – ответила Джейми. – Я всегда знала, что моя настоящая мать – Мэри. Я даже помнила, как мы с ней странствовали по Европе, но понятия не имела, отчего она умерла.

– Теперь знаешь, – глухо ответил Малкольм.

Глаза Джейми снова затуманились слезами; совладав с собой, она взглянула Малкольму в лицо.

– Что же до отца – ни в детстве, ни позже я не спрашивала, кто мой настоящий отец. Да и что значит «настоящий»? Эмброуз Макферсон всегда заботился обо мне, и я полюбила его как родного. Для меня настоящий отец он и никто иной.

– Ты всегда называла их отцом и матерью…

– Потому что так оно и было! Я хотела, чтобы они были моими родителями, и молила бога об одном: чтобы они любили меня как дочь! – Волнение сдавило ей горло; она не могла продолжать.

– И господь внял твоим молитвам, – тихо и нежно ответил Малкольм.

– Есть кое-что еще. Даже сейчас мне трудно в этом признаваться. Еще при жизни Мэри я втайне мечтала, чтобы моей матерью была Элизабет. – Она смахнула набежавшую слезу. – Воспоминания о Мэри неразрывно связаны для меня с жизнью во Флоренции, когда она… когда она отвергала меня. А Элизабет никогда не стыдилась дарить мне свою любовь. Тетка дала мне то, чего не смогла дать родная мать.

Еще несколько слез скатились по щекам, и Джейми смущенно опустила голову.

– Как глупо с моей стороны в чем-то обвинять бедную маму, погибшую совсем молодой!

Малкольм заставил ее взглянуть себе в лицо.

– Глупо только одно – стыдиться своих чувств!

– Перед смертью она очень изменилась, – шепотом продолжала Джейми. – По целым дням не выпускала меня из рук, словно пыталась загладить свою былую холодность. Я знаю, что должна помнить эти дни, а не то, что было раньше.

– Милая моя, не нам решать, что помнить, а что забывать. Главное – что ты простила ее.

Джейми согласно кивнула, наслаждаясь нежностью его объятий.

– Значит, ты не знала, кто твой настоящий отец?

Джейми покачала головой.

– И жалею о том, что узнала. Для меня Генрих Английский – жестокий и бесчестный развратник. Всем женщинам, которых он любит, он приносит только горе! Да и любовь ли это? Способен ли он вообще кого-нибудь любить?

– Но все же ты – его дочь.

– Малкольм, для меня это ничего не значит! Если бы моим отцом оказался разбойник с большой дороги, для меня ничего бы не изменилось! – Джейми решительно уперлась кулачками ему в грудь. – Истинный отец – не тот, что зачал и забыл, а тот, кто вырастил. Для меня это так и никак иначе.

Малкольм крепко прижал ее к груди.

– Жаль, что Элизабет не слышит этих слов! Провожая меня в путь, она сходила с ума от беспокойства – что скажешь ты, когда узнаешь правду о себе?

Джейми вопросительно взглянула на Малкольма.

– Ты перед отъездом разговаривал с моими родителями?

– Да, Джейми. – Казалось, Малкольм замялся, подыскивая подходящее объяснение. – Элизабет полагала возможным, что наши пути пересекутся.

– Ты ведь плыл в Роттердам, а не в Англию! Как паши пути могли пересечься?

Лицо Малкольма расплылось в знакомой плутоватой улыбке.

– Малкольм Маклеод! Признавайся, что ты от меня скрываешь?

– Да с чего ты взяла? – отбивался он.

Джейми чувствительно ткнула его кулачком в грудь. – Хватит с меня недомолвок, Малкольм! Довольно обращаться со мной как с полоумной!

Малкольм поймал ее руку и поднес к губам.

– Что ты, Джейми, как я могу. Ты одна из умнейших женщин, каких я встречал в жизни!

– И не пытайся купить меня лестью, Малкольм Маклеод! Говори правду! Почему мама вдруг решила доверить эту тайну тебе? Я хорошо знаю Элизабет: она не станет делиться своими секретами без причины, и причина должна быть очень веской. Чем ты заслужил ее доверие?

Шотландец положил руки ей на плечи.

– Перед моим отъездом Эмброуз и Элизабет рассказали мне все, потому что, – он взглянул ей в глаза и глубоко вздохнул, словно перед тем, как прыгнуть в воду, – потому что они смотрели на меня как на сына.

– Сына?!

– Точнее, как на зятя, – пояснил Малкольм. – Мужа их дочери. Они сочли, что я вправе узнать правду, и попросили меня все рассказать тебе перед тем, как мы оба покинем Англию.

Сердце Джейми замерло в груди, потрясенное этими словами.

– Так Элизабет и Эмброуз знали о нашей будущей свадьбе раньше, чем узнала я? Ты сначала спросил их разрешения и только потом заговорил о свадьбе со мной?

Шотландец взял ее за обе руки.

– Милая, не ищи в наших приключениях логики или здравого смысла! В конце концов, ты в свое время тоже объявила всему свету, что мы помолвлены, и даже не удосужилась спросить моего мнения! А ведь тебе и пяти лет не было!

– Врешь, было!

– Хорошо, хорошо, – пожал плечами Малкольм. – Четыре, пять – какая разница? Во всяком случае, я счел себя вправе отплатить тем же.

Джейми пихнула его кулаком в бок.

– Не забывайте, милорд, я провинилась до вашей свадьбы! Или ты забыл, как обидел и унизил меня в тот день?

– Нет, милая, – вмиг посерьезнев, ответил Малкольм. – Как я могу это забыть?

Джейми задумчиво вглядывалась в его лицо. Как любила она эти суровые, мужественные черты, темные глаза, обычно непроницаемые, но теперь сияющие любовью! Сознание счастья охватило ее, разлилось по телу теплой волной.

– Но, Малкольм, ведь ты плыл в Голландию! А я – здесь, в Англии, и собиралась остаться здесь навсегда…

– Верно. И ты ненавидела меня, любовь моя, – это и хорошо помню.

– Но тогда, во имя Пресвятой Девы, почему? Он легко обнял ее за талию.

– Ты хочешь спросить, почему я заговорил с Эмброузом и Элизабет о женитьбе? Почему решил по пути из Голландии заехать в Англию? Наконец, почему в условленное время на берегу нас будет ждать шотландский корабль?

Джейми не могла найти слов – настолько невероятными, даже чудовищными казались ей речи Малкольма. Этого не может быть! Просто невозможно!

– Я видел вещий сон, – прошептал он, теснее прижимая ее к себе.

Джейми широко открыла глаза.

– Правда, – кивнул он. – Ты забыла, что шотландцы все, от мала до велика, верят в волшебство?

– Ты видел во сне все, что с нами случилось?

– Не совсем. Ко мне явился колдун Джеймс.

– Кто это? – тихо спросила Джейми.

Он нежно погладил ее по спине.

– Старик, которого я помню с детства. Он умер – по крайней мере, так говорят в народе – задолго до того, как ты появилась на острове. Еще мальчишкой я часто видел его сидящим у ворот аббатства: он заговаривал с прохожими, расспрашивал их и давал мудрые советы. Одни говорили, что он ясновидящий; другие (разумеется, если поблизости не было священника) шептались, что это дух, принявший человеческий облик. Рассказывали, что накануне битвы на Флодденских полях он явился к королю и предсказал ему гибель в сражении. Многих Джеймс будто бы предупреждал о грозящей опасности. В детстве я боялся его – пока однажды он не спас мне жизнь.

– Как это было? – спросила Джейми.

– Он помог нам избежать страшной опасности, грозящей мне и Фионе, – ответил Малкольм. – Я был молод и безрассуден: я не послушался его предупреждений. Тогда он явился Алеку и призвал его нам на помощь.

Джейми подняла руку и провела пальцем по его нахмуренным бровям.

– Ты действительно веришь в колдовство?

– Я верю, что Джеймс обладал даром предвидения, – поправил Малкольм. – Вскоре после этого он исчез – никто не знал куда. Все считали его умершим.

Однако мне случилось встретиться с ним еще раз, с ним или с его призраком. В тот день, когда я стал лэрдом. Он стоял в толпе: я видел его так же ясно, как тебя сейчас! И не только я: многие видели. Слух о том, что Джеймс явился почтить нового лэрда, разнесся по всем островам, и, думаю, это помогло мне утвердить законность своих притязаний.

– Зачем тебе что-то утверждать? – удивилась Джейми. – Ведь ты единственный законный наследник.

Малкольм покачал головой: – Я действительно единственный сын Торквила Маклеода, но сын незаконнорожденный. Отец и мать не были связаны узами брака. Мой отец был лэрдом – это тоже верно, но он всю жизнь думал только о себе, не заботясь о вверенном ему богом клане! – Малкольм глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. – А мать моя была простой крестьянкой. Одни говорят, что отец соблазнил ее, другие – что изнасиловал; а я, по правде говоря, не нижу особой разницы. Она умерла при родах, не успев даже взглянуть на сына.

Джейми крепко обняла Малкольма: сердце подсказало ей, что сейчас не стоит скрывать свои чувства.

– Малкольм, как похожи наши судьбы! Мы с тобой – оба сироты: наши матери умерли, когда мы были еще совсем детьми, а отцы не хотели нас знать.

Шотландец с любовью взглянул в ее взволнованное лицо.

– И обоим нам судьба послала приемных родителей, которые вырастили нас как родных. Подумать только: если бы не Макферсоны, наши дороги могли бы никогда не пересечься!

С нежной улыбкой Джейми погладила его по щеке.

– Ты рассказывал, как Джеймс явился тебе во сне…

Что же дальше?

– Да, – кивнул Малкольм. – После смерти Флоры жизнь моя стала пустой и темной, словно мрачные башни Данвигана, где нет ничего, кроме пыли, паутины и призраков прошлого. И, поверь, не любовь к Флоре, не скорбь по ней была тому виной! Я чувствовал, что совершил что-то ужасное. Как будто кого-то предал своей женитьбой. Порой я винил себя в ее смерти; но потом понимал, что не ее, а себя я убил, ограбил, лишил жизни и солнечного света. – Он снова взглянул ей в глаза. – А ты исчезла – я нигде не мог тебя найти.

– Я думала, ты не захочешь больше меня видеть.

– Ты ошибалась, – ответил Малкольм. – Меня просто преследовал твой взгляд – помнишь, когда ты пошла в часовню в белом платье. Я ни на секунду не мог забыть твоего лица, Джейми. Не было дня, не было часа, когда бы я не вспоминал о тебе!

– Мы, кажется, говорили о твоем сне, – прервала его Джейми, залившись краской.

– Так вот, – продолжал Малкольм, гладя ее по голове, – во сне мне явился Джеймс и сказал, что пора отправляться за тобой.

– Так и сказал?

Малкольм кивнул.

– «Плыви в далекую Англию, – сказал он, – и привези оттуда свою суженую. Ту благородную девушку, которую ты, сам того не зная, смертельно оскорбил. Она не заслужила такого несчастья. Плыви и не возвращайся без нее: пришло время твоей душе найти свою половину».

– Но как ты догадался, что речь идет обо мне? – прошептала Джейми, закрывая глаза от наплыва чувств.

– Я тебя увидел, – просто ответил Малкольм; суровое лицо его светилось любовью. – Джеймс показал мне тебя, все в том же подвенечном платье; и, вглядевшись еще раз в твое лицо, я понял, каким был дураком, и едва не зарыдал от стыда и горя!

Привстав на цыпочки, Джейми потянулась к его губам.

– Малкольм, – прошептала она, – я никогда не хотела причинять тебе боль.

Вместо ответа он слился с ней в страстном поцелуе.

– Любовь моя, – шептал он, – бежим со мной в Шотландию! Скоро за нами придет корабль – ждать осталось всего неделю.

Внезапно Джейми вспомнились вести, принесенные Френсис. Ах, как они были некстати, как пугали ее. На глазах Джейми выступили слезы отчаяния.

– Малкольм, но меня отсылают ко двору! Я не могу ехать, не могу! Что же нам делать?

– Джейми, король не может знать правды о твоем происхождении, – заметил Малкольм. – Если бы он узнал, сюда давно явился бы целый эскорт рыцарей и придворных дам, чтобы с почетом отвезти тебя ко двору. Очевидно, герцог Норфолк и Эдвард вызывают тебя во дворец, чтобы с твоей помощью чего-то добиться от короля.

– Не понимаю, чего они могут добиться? Ведь у короля теперь есть наследник – принц Эдуард.

– Нет, милая. Полагаю, что наследование престола пи при чем. Здесь что-то другое. – И Малкольм повернулся к окну.

– Но, Малкольм, что же мне делать? Как убедить Серрея, чтобы он не посылал меня ко двору? – Джейми сама слышала, как дрожит ее голос. – Напрасно я отдалась под покровительство герцога Норфолка! Теперь я здесь такая же пленница, как и ты!

Вместо ответа Малкольм снова обнял ее; на лице его отражались тревога и напряженная работа мысли.

– Что, если мне убежать? – в отчаянии воскликнула Джейми. – Дождаться вечера и исчезнуть из дворца?

– Не вздумай этого делать! – строго предупредил ее Малкольм. – Сама подумай, куда ты пойдешь? Разве у тебя есть знакомые за пределами Кеннингхолла?

– Но так поступила моя мать – бежала из королевского дворца, беременная, в сопровождении одной лишь Элизабет.

Малкольм крепко сжал ее в объятиях.

– Даже не думай об этом! Они были совсем в ином положении, и у них, как ты помнишь, нашлись союзники. А у нас есть другие возможности, которые грех не использовать.

– Какие возможности, Малкольм? – спросила Джейми. Глаза ее мгновенно загорелись надеждой.

– Помнишь, я говорил тебе, что нас будет ждать корабль? В канун Иванова дня он причалит в маленькой рыбачьей деревушке к северу от Норвича.

– Корабль! Так это правда! – ошеломленно прошептала Джейми.

– Это так же верно, как то, что мы с тобой любим друг друга!

Но Джейми застыла, пораженная новой мыслью.

– Малкольм, ведь до солнцестояния еще больше недели, а во дворец меня отправляют послезавтра!

– Ты не поедешь во дворец! – твердо ответил Малкольм. – Даю слово, этого не будет!

И, зарывшись пальцами в водопад ее волос, Малкольм привлек девушку к себе и впился в ее губы горячим поцелуем. Однако не успела Джейми почувствовать всю сладость этого поцелуя, как Малкольм уже отстранился.

– Джейми, обещай мне, что не наделаешь глупостей!

– Глупостей?

. – Да. Поверь мне, все будет в порядке. У нас есть надежные друзья. – Он приложил палец к ее губам. – Не пытайся убежать или спрятаться; не предпринимай ничего неожиданного! Договорились?

– Куда ты сейчас? – спросила Джейми, не отвечая на его вопрос.

– У меня есть план. Если он удастся, мы с тобой спасены!

Джейми повисла у него на руке.

– Когда я узнаю, получилось у тебя или нет?

– Не знаю, может быть, уже сегодня.

Джейми задумчиво смотрела ему в лицо. В ее мозгу зрел свой собственный план.

– Обязательно зайди ко мне вечером, Джейми. Хорошо?

– Зайду, – кивнула она, а про себя добавила: «Но сначала попытаюсь исполнить задуманное».

Глава 31

– И вы хотите, чтобы я отравил ее? – гневно прервал шотландца мастер Грейвс, даже не дослушав до конца.

– Вы что, с ума сошли?! – рявкнул в ответ Малкольм. – Если ей действительно станет плохо, если ваше снадобье повредит ее здоровью, я своими руками сверну нам шею!

Лекарь вскочил, встопорщившись, словно рассерженный петух.

– Вы свернете мне шею! Нет, вы только послушайте этого дикаря! Только что вы спрашивали, нельзя ли опоить мистрис Джейми каким-нибудь слабым ядом, чтобы она заболела и не ехала ко двору, – а теперь требуете, чтобы яд не причинил ей никакого вреда! У вас, голубчик, не все дома!

Усилием воли Малкольм подавил свой гнев.

– Я не хочу, чтобы она заболела по-настоящему! Все, что мне нужно, – создать видимость болезни.

– И с какой стати я стану вам помогать в этом темном деле? Что, если вашу тайну раскроют и меня повесят?

Малкольм готов был сделать это сам и немедленно, по вовремя напомнил себе, что убийство упрямого старика хоть и принесет ему облегчение, ничем не поможет Джейми. Испустив глубокий вздох, он заговорил спокойнее:

– Мастер Грейвс, я ценю вашу преданность семье герцога и благодарен за вашу помощь в передаче писем. Никоим образом я не собираюсь злоупотреблять вашим доверием!

Врач ткнул шотландца в грудь костлявым пальцем.

– Послушайте вы, невежа! Все это я делал только по просьбе мистрис Джейми. И еще – скажу вам правду, – потому что мне не терпелось от вас избавиться! Но теперь дело другое: вы приходите ко мне и просите, чтобы я помог расстроить свадьбу герцогского сына…

– Она не выйдет за Эдварда Говарда. Даю вам слово.

– Пока вы здесь, конечно, не выйдет. Но когда мы наконец от вас отделаемся, держу пари, дело пойдет по-иному!

– Ошибаетесь, мастер Грейвс, – покачал головой Малкольм. – Все не так просто. Вы лучше меня знаете, что Эдвард не достоин ее руки.

– А вы, надо полагать, достойны?

– Может быть, и нет, – серьезно ответил Малкольм. – Но я по крайней мере не принуждаю ее к замужеству против воли. И не тащу ко двору ради каких-то подозрительных интриг, не спрашивая о ее желаниях.

– Вы считаете, что так поступает лорд Эдвард?

– А как еще объяснить этот неожиданный приказ герцога? – ответил Малкольм. – Если намерения Эдварда честны, почему бы не объяснить их в письме? Откуда эта спешка и таинственность? Почему Джейми не знает ничего – кроме того, что ей велено собраться и уехать не позднее завтрашнего дня? Воля ваша, что-то тут нечисто!

– Я – всего лишь слуга и не вправе обсуждать планы герцога.

– О, господи! – И Малкольм воздел руки к небесам.

– А вы, сударь, хоть и бродите по всему замку и охотитесь вместе с лордом Серреем, остаетесь пленником, и не вам лезть в семейные дела!

– Я прошу вас об этом ради Джейми, вы, старый осел!

Врач провел рукой по лысеющей голове, как бы взвешивая дерзкие слова Малкольма.

– Значит, вы заботитесь только о ее благе? У вас нет собственных интересов в этом деле?

Малкольм устало взглянул на упрямого старика.

– Мастер Грейвс, не переиначивайте мои слова. И не заставляйте меня лгать. Мои мотивы касаются только Джейми, ей я все объяснил, и она согласна. Вам достаточно знать, что ее жизнь, здоровье и безопасность я ставлю превыше всего. Вам придется поверить мне на слово. Но если она подчинится приказу герцога и уедет ко двору – обратной дороги не будет. Она погибнет.

Раздался стук в дверь, и Малкольм замолк. Но врач как будто ничего не слышал.

– Скажите мне только одно. Она согласна?

– Да, – кивнул Малкольм.

– Хорошо. Я подумаю и сообщу вам о своем решении.

Нетерпеливый стук повторился.

– Когда?! – воскликнул Малкольм.

Врач направился к двери.

– Что вы сделаете, если я не соглашусь? – спросил он через плечо. – Подожжете замок?

– Все, что сочту нужным, мастер Грейвс. Джейми не хочет ехать, и я приложу все возможные и невозможные усилия, чтобы исполнить ее желание.

– Я дам вам ответ сегодня до заката, – ответил врач и отворил дверь.

Кэтрин приложила ухо к двери, стараясь подслушать, о чем говорит шотландец с лекарем. Она ясно слышала голоса – особенно мужественный хрипловатый голос Малкольма; по повышенному тону догадывалась, что собеседники о чем-то спорят, но слова до нее не долетали. Впрочем, мрачный темноволосый шотландец возбуждал в Кэтрин не только любопытство: она нетерпеливо мечтала снова увидеть его грубовато-красивое лицо, а по возможности и не только лицо.

Да, этот человек определенно заинтересовал ее. Прошлой ночью, лежа без сна в огромной холодной кровати, Кэтрин поймала себя на мысли, что еще ни разу не спала с шотландцами. Так почему бы не совместить месть Эдварду с любимым развлечением? Тем более что этот Малкольм как мужчина гораздо представительнее Эдварда.

Он выше, шире в плечах; у него темные волосы и черные глаза, а это куда красивее! А как идет ему черный камзол и облегающие штаны! Вчера за ужином Кэтрин просто не могла оторвать от него глаз. Даже сейчас, при одном воспоминании о его облике, у нее пересыхали губы и внутри загорался знакомый жадный огонь. Как он, должно быть, великолепен в постели! Право, жаль эту глупышку Мэри с ее детской любовью! Кэтрин вздохнула и мечтательно улыбнулась. Что знает эта плаксивая девчонка о том, как доставить мужчине истинное наслаждение?

Кэтрин поднесла руку к глубокому вырезу своего платья; воровато оглянувшись по сторонам, она просунула руку за вырез и принялась ласкать свои набухшие соски. Малкольм будет в ее постели – сегодня же! Тело ее жаждет мужчины, а неулыбчивый шотландец – несомненно, самый привлекательный мужчина в этом замке!

Голоса за дверью смолкли, и Кэтрин снова нетерпеливо постучала. Дело прежде всего: она пришла сюда, чтобы отомстить Эдварду. Мерзавец ей за все заплатит!

– Мастер Грейвс, мне нужно поговорить с вами. Я вас надолго не задержу. – Обращаясь к врачу, Кэтрин не отрывала огромных янтарных глаз от лица Малкольма.

С лица женщины Малкольм перевел взгляд на белоснежную ручку, которой Кэтрин, как бы случайно, взяла его за локоть. Шотландцу были неприятны откровенные заигрывания этой женщины, но он старался не показывать ей своего недовольства.

– Сэр, я была бы счастлива видеть вас ночью у себя в спальне, – прошептала она, как ей казалось, весьма соблазнительно.

По-прежнему глядя на ее тонкие, унизанные перстнями пальцы, Малкольм возблагодарил бога за то, что Грейвс стоит в глубине кабинета и не слышит их разговоры. Еще не хватало, чтобы старик вообразил, что Малкольм крутит амуры со всеми женщинами во дворце!.. Это только укрепит его дурное мнение обо мне», – подумал Малкольм, криво улыбнувшись.

– У вас какое-то дело ко мне, миледи? – Малкольм говорил вежливо, не желая оскорблять ее, – что-то подсказывало ему, что в гневе Кэтрин может быть очень опасна.

– Вы хотите, чтобы я подробно все объяснила? – похотливо проворковала Кэтрин.

– Благодарю, не стоит, – поспешно ответил Малкольм. – Но, боюсь, миледи, сегодня вечером я занят.

– А что, по ночам вас заковывают в цепи? – спросила она.

Малкольм молча смотрел на нее, не понимая, что означает этот вопрос – оскорбление или угрозу.

– Граф попросил меня прийти к нему в библиотеку, – ответил он, отодвигаясь. – Думаю, он хочет показать мне рукописи, полученные от нашего покойного учителя Эразма.

– Ну, это не займет много времени! Малкольм сделал еще шаг назад.

– С графом Серреем ничего нельзя сказать наверняка. – Он галантно поклонился. – Мне жаль разочаровывать вас, миледи.

– Тогда, может быть, завтра? – настаивала она.

Но Малкольм повернулся и исчез в полутемном коридоре, притворившись, что не слышал.

Расправив юбки и сложив руки на коленях, Кэтрин подняла на доктора хитрые янтарные глаза.

– Ах, мастер Грейвс, никогда еще мне не случалось видеть, чтобы человек в вашем возрасте так хорошо сохранился! Только прошлым вечером я говорила лед Френсис, как ей повезло – за ее здоровьем следит такой красавец! – Она вздохнула, отчего полная грудь ее призывно заволновалась, и бросила на него взгляд из-под длинных темных ресниц.

Залившись краской от лысины до шеи, врач поспешно опустил глаза и начал перебирать какие-то травы на рабочем столе.

– Что я могу для вас сделать, мистрис Кэтрин?

– У меня болит вот здесь. – Отведя руку за голову, она потерла шею. – Началось это прошлой ночью – я так долго не могла заснуть! Даже сейчас я чувствую какой-то спазм… ай! – она театрально вскрикнула и скорчила болезненную гримасу.

Подойдя к ней сбоку, доктор начал осторожно ощупывать «больное» место.

Кэтрин откинула голову и томно застонала.

– О, мастер Грейвс, какие у вас сильные руки! Да, да, так гораздо лучше!

Врач собрался отойти от своей странной пациентки, но Кэтрин схватила его за руку.

– О нет, мастер Грейвс, не убирайте руку! Прошу вас, облегчите мои страдания!

– Я не нахожу никакого спазма, – багровея, пробормотал врач. – Право, не знаю, что с вами такое – я ничего не нахожу.

По-прежнему уцепившись за его руку, Кэтрин поднялась и сделала шаг к нему.

– Знаете, сейчас, когда вы прикоснулись ко мне, я вдруг ощутила острую боль в сердце… вот здесь! – прошептала она и приложила его ладонь к своей груди, почти полностью открытой излишне смелым вырезом. Доктор попытался вырвать руку, но Кэтрин вцепилась в него, как волк в добычу. – Как вы думаете, мастер Грейвс, с чего бы это?

Мастер Грейвс стоял с открытым ртом, уставившись на ее великолепную грудь.

– Думаю, вам стоит взглянуть, – проворковала Кэтрин и, потянув вниз вырез, целиком обнажила грудь с розовыми бутонами сосков. Бедняга-доктор вырвался и стремглав отскочил в другой конец кабинета. Кэтрин улыбнулась и натянула платье обратно. – Так как вы считаете, мастер Грейвс, что у меня за недомогание?

По-прежнему не поворачиваясь к ней лицом, врач пробормотал что-то нечленораздельное. Кэтрин усмехнулась, довольная своим успехом, и двинулась к нему. Она не привыкла так легко выпускать из рук желаемое.

– О боже! – воскликнула она с притворным удивлением. – Вы только поглядите – у меня на коже остались следы от ваших пальцев!

Грейвс обернулся и с ужасом уставился на красные отпечатки на молочно-белой груди.

– Ах, мастер Грейвс, неужели вы – выдающийся ученый, светоч медицины, исцеляющий даже умирающих, – неужели вы ничего не придумаете, чтобы облегчить мои страдания? Я не могу больше терпеть эту боль, не могу!

Говоря так, Кэтрин наступала на врача; бедняга пятился, пока между ними не оказался стол, и, прижавшись к стене, мастер Грейвс вытянул перед собой руку, словно умоляя Кэтрин не подходить ближе. Та остановилась, улыбаясь своей самой невинной улыбкой.

– Хорошо, госпожа, я что-нибудь придумаю. Я пришлю вам целебное питье: оно успокоит боль в шее и поможет заснуть.

– Снотворное питье – это хорошо. – Кэтрин взяла со стола веточку розмарина и, поднеся ее к носу, вдохнула пряный запах. – Но как я узнаю, сколько нужно выпить? Ведь, если выпить слишком много, можно заболеть?

– Разумеется, госпожа! – пробормотал врач, проводя трясущейся рукой по лысеющей макушке. – Но я…

– Что, если вы зайдете и сами дадите мне указания, мастер Грейвс? Я как раз буду готовиться ко сну.

– Нет, нет, мистрис Кэтрин, не стоит! Не хочу вас беспокоить. Я пришлю вам четкие указания.

Кэтрин обиженно надула губки и снова уставилась на пучок травы в руке.

– Хорошо, если вы настаиваете. Только пришлите побольше лекарства, чтобы я могла поделиться им с кузиной Джейми!

Врач изумленно взглянул на нее.

– Зачем? Сколько я знаю, она ничем не больна и не нуждается в лекарствах!

Кэтрин положила веточку розмарина на стол и озабоченно нахмурилась.

– Вы так думаете? Видели бы вы, как она восприняла недавние новости!

– Какие новости? – осторожно спросил Грейвс.

Кэтрин печально покачала головой.

– Бедняжка! Ее тащат во дворец, к лорду Эдварду, в то самое время, когда он… скажем так: когда ей стоило бы держаться от него подальше. – На этот раз она поднесла к носу стебелек паслена. – Бедная девушка так расстроена, боюсь, ей понадобится очень сильное лекарство.

Врач нахмурился, раздумывая над ее словами, – Кэтрин поняла, что ее хитрость достигла цели.

– Здесь почти никто не знает о том, что случилось с лордом Эдвардом при дворе, – голос ее понизился до конфиденциального шепота. – У него неприятности, мастер Грейвс, большие неприятности! Он попал в немилость. – Она наклонилась к доктору и заговорила еще тише: – Я слышала об этом от него самого – и своими глазами видела, как ходят за ним по пятам королевские стражники! Ему даже не позволяют выезжать за пределы дворцовых земель! Я боюсь за него, мастер Грейвс. Герцог не жалеет сил, чтобы выручить сына, но пока все безуспешно.

– Но что такое случилось, мистрис Кэтрин? И чем может помочь лорду Эдварду бедная Джейми?

Кэтрин пожала плечами:

– Хотела бы я знать! Может быть, они с герцогом надеются, что Джейми очарует короля своей красотой и музыкальным талантом? Но не думаю, что это поможет Эдварду. В конце концов, я тоже просила за него – и, как ни печально в этом признаваться, ничего не добилась.

А она к тому же наполовину шотландка… – Она многозначительно взглянула на доктора. – Кому как не вам, мастер Грейвс, знать, как чувствуешь себя в чужой стране! Для нее это плохо кончится, и она это знает. Поэтому и места себе не находит. – Кэтрин покачала головой. – И как я ее понимаю! Мой будущий муж страшен в гневе: Джейми хорошо помнит историю нашей кузины Анны Болейн. А ведь Джейми и сама Болейн по матери – и к тому же еще из Шотландии! Я боюсь за нее: кто знает, вдруг королевский гнев обратится и на нее! Может случиться даже, что Эдвард выйдет сухим из воды, а пострадает только она.

Кэтрин смахнула несуществующую слезу и отвернулась, давая старику время подумать. Она знала, что слова ее звучат вполне убедительно. Кэтрин не собирается причинять Джейми вред – во всяком случае, не сейчас; все, что ей нужно, – держать мерзавку подальше от Эдварда. А там уж она не пожалеет сил и хитрости, чтобы разлучить влюбленных голубков навсегда! Пусть Эдвард на своей шкуре узнает, каково быть униженным и отвергнутым!

Выждав с минуту, Кэтрин вновь повернулась к врачу:

– Мастер Грейвс, мы должны что-то придумать! Должны! Наш долг – помочь Джейми, пока она в отчаянии что-нибудь с собой не сделала!

– Вы думаете, она способна на это?

Кэтрин кивнула:

– Она горда и стесняется просить помощи у других. Один бог знает, что может прийти ей в голову!

Доктор сдвинул лохматые брови:

– Хорошо, мистрис Кэтрин, я подумаю, что можно сделать.

Кэтрин с трудом скрыла торжествующую улыбку:

– Мне остаться? Может быть, я смогу помочь?

– Нет-нет, спасибо! – Доктор распахнул дверь. – Благодарю вас, мистрис Кэтрин, но я сам управлюсь!

«Может быть, надавить на него еще?» – думала Кэтрин, идя к дверям. Однако взволнованное, озабоченное лицо доктора подсказало ей, что мастер Грейвс проникся ее словами и уже что-то придумывает.

– Вы ведь не забудете обо мне?

– Что вы, госпожа! Как я могу!

– Очень хорошо, – улыбнулась Кэтрин и скрылась за дверью.

Глава 32

– Почему мне надо ждать? Я хочу ехать ко двору сейчас же! Немедленно!

Джейми молчала, но Френсис, раздраженная нытьем Мэри, резко оборвала ее жалобы:

– Мэри, сейчас не время обсуждать твои желания!

Нам надо собрать Джейми!

Мэри громко вздохнула и, надувшись, села на кровать.

– Придет время, Мэри, и ты отправишься ко двору вместе с Кэтрин – если она тебя возьмет. А я уверена, что возьмет: ведь ей, как королеве, понадобится огромная свита! – Френсис сделала знак слугам, и те подтащили к кровати огромный пустой сундук. – Не беспокойся, для тебя там найдется место, и не из последних. А сейчас мы должны помочь Джейми собраться. Или ты забыла, что сама вызвалась помочь?

Нравоучение Френсис не возымело действия: Мэри продолжала жаловаться и оплакивать несправедливость мира. Но Джейми, поглощенная своим несчастьем, не слышала ни слова из ее жалоб. Необходимость ехать во дворец угнетала ее, Джейми казалось, что она попала в ловушку, из которой нет выхода. Открытые сундуки, стоящие по всей комнате, казалось, разевали громадные пасти, чтобы поглотить ее вместе с ее мечтами.

Служанка подтащила к Джейми новый сундук, доверху наполненный одеждой. Джейми предстояло отобрать свои лучшие платья для поездки ко двору. Взмахом руки отослав служанку, она подозвала к себе верную Кадди. Вся эта суета приводила Джейми в отчаяние: множество людей, ни на минуту не оставляющих ее в покое, – это невыносимо.

Джейми достала из сундука первое попавшееся платье и передала его горничной. Та застыла в изумлении; обернувшись, Джейми увидела, что Кадди не сводит глаз с разорванного плеча. Это то самое платье, в котором Джейми приходила к Малкольму в ту бурную ночь! Вспыхнув, Джейми выхватила из рук горничной испорченный наряд и испуганно огляделась по сторонам: слава богу, слуги были заняты работой, а Мэри и Френсис – своей перепалкой. Никто ничего не заметил.

Прижав платье к груди, Джейми задумалась о Малкольме. Он обещал, что спасет ее от поездки во дворец, но время отъезда неотвратимо приближалось, и Джейми вся извелась от неизвестности. Что может сделать Малкольм – один, без друзей, без надежных помощников? Что, если, спасая ее, он сам подвергнет себя опасности?

Устав от бесконечной суеты вокруг, Джейми отошли к рабочему столику у окна. Никто не замечал ее неучастия в сборах. За окном расстилались цветущие сады во всем блеске лета, а далеко, за садами, за крепостной стеной, за бедными рыбацкими деревушками, рокотало и билось об утесы море.

Всего через неделю у берега появится корабль, готовый отвезти их в Шотландию. При мысли об этом сердце Джейми радостно забилось. Все, что ей нужно, – продержаться еще неделю; а потом – возвращение домой, милые лица родных, свадьба. Как же она скучает по всем, кого оставила на родине! Только сейчас Джейми поняла, как несчастна была в Англии – пока не появился Малкольм.

Золотые лучи заходящего солнца наполняли воздух теплом и светом. Инстинктивно Джейми распахнула окно и вдохнула свежий ароматный воздух. Но радость ее скоро померкла: Джейми вновь вспомнила о проклятом отъезде ко двору. Что ей делать, чтобы остаться в Кеннинг-холле? И как уберечь Малкольма от ненужного риска?

Джейми в смятении смотрела на мастера Грейвса, не понимая, почему добрый старик, хмурясь, преграждает ей путь в кабинет.

– Вижу, вы, голубушка, не теряли времени даром!

Джейми оглянулась, но позади никого не было. Выходит, странные слова доктора обращены к ней.

– Я? – переспросила она, удивленно подняв брови.

– Нет, не вы, госпожа. Феи и эльфы, пляшущие в темном коридоре! – Он сурово покачал головой и сделал шаг назад. Джейми, совершенно сбитая с толку, вошла в комнату вслед за ним и закрыла дверь.

– Разумеется, вы! – сердито продолжал врач, вытирая лысину платком. – Последний ваш посланец ушел отсюда минуту назад, а тот, что был перед этим…

– Какой посланец? – прервала его Джейми.

Валлиец промолчал, словно не замечая ее вопроса.

Повернувшись к Джейми спиной, он принялся за прерванную работу: зачерпывал ложечкой какой-то порошок и пересыпал его в маленький кожаный кошелек. Движения его были сердитыми, резкими; заметив, что Джейми с любопытством наблюдает за его действиями, врач загородил ей обзор своей широкой спиной. Он, несомненно, был зол на нее, хоть Джейми и не могла понять за что. Но сейчас она и не собиралась об этом думать. У нее есть дела поважнее, чем умасливать капризного старика! Если он не захочет ей помочь – что ж, придется придумать что-нибудь другое.

– Мастер Грейвс! – откашлявшись, начала она, – я хотела попросить вас об одолжении.

– Так, значит, вы не собираетесь замуж за герцогского сына!

Джейми открыла рот – и снова закрыла. На такой прямой вопрос можно было ответить только правду.

– Да, сэр, не собираюсь, – твердо ответила она.

– И правильно делаете, – пробормотал доктор.

– Но сейчас речь не об этом.

– А он знает о вашем решении? Сам лорд Эдвард?

Джейми молча покачала головой.

– А его светлость герцог? – обвиняющим тоном спросил мастер Грейвс.

Джейми глубоко вздохнула, неожиданно в – ней проснулся гнев.

– Нет, мастер Грейвс, никто из семейства Говард пока не знает об этом. И мне очень хотелось бы знать, откуда вы…

– А вам не кажется, что пора рассказать им правду о ваших намерениях? – поинтересовался врач, перекладывая кошелек из одной руки в другую.

– Кажется, – помолчав, ответила Джейми. Несколько секунд она подыскивала слова для объяснения, затем раздраженно хлопнула ладонью по столу: – Но будь я проклята, если стану объясняться с Эдвардом при дворе! Если я поеду туда по приказу герцога, в глазах людей это будет свидетельством моего согласия на брак. Что я смогу сказать после этого? Кто станет меня слушать – меня, женщину и к тому же шотландку? Никто!

Доктор вгляделся в ее лицо, но Джейми не отвела глаз. Возможно, она сказала слишком много, но ей, черт побери, надоело прятаться за двусмысленными отговорками!

– И во всем виноват я, – произнес он наконец. – Вы бы остались в Англии и вышли за лорда Эдварда, если бы я не спас жизнь этому шотландцу и не таскал бы туда-сюда, как дурак, эти письма!

Ошарашенная таким поворотом разговора, Джейми всмотрелась ему в лицо. Она и раньше подозревала, что за грубой и неприглядной внешностью старого валлийца скрывается доброе сердце.

– Нет, мастер Грейвс, вам не в чем винить себя. Это судьба. Так повернулось колесо Фортуны. Случилось то, что должно было случиться. – Задумчивый взор ее обратился куда-то вдаль. – Мы с Малкольмом были предназначены друг другу, и ни время, ни расстояние, ни старые и новые обиды, ни сама смерть не смогли нас разлучить! Я верю: поможете вы нам или нет, мы все равно окончим свой путь вместе!

– Скорее всего в какой-нибудь темнице – а я составлю вам компанию!

– Иной компании я и желать не могу. Хмурое лицо врача немного разгладилось.

– Вы мне льстите, милая. Джейми не смогла скрыть улыбку.

– «Милая»? Мастер Грейвс, да вы называете меня на шотландский манер! Оказывается, вы еще больше шотландец, чем я думала!

Грейвс порозовел и отмахнулся.

– Я просто хочу быть уверен, что не понесу ответственности за ваш отъезд в Шотландию. И дело не в том, что я кого-то боюсь, – поспешил добавить он. – Подумайте сами, сколько радости вы принесли здешним детям своими уроками музыки! А женщины? От них только и слышно, как мистрис Джейми заходила к ним в гости, и просидела весь день, и обедала с ними, и разговаривала как с равными! Что же сказать о мужчинах? Стоит вам улыбнуться какому-нибудь пареньку – и он две недели не спит! Право, удивительно, что местные девицы до сих пор не разорвали вас на клочки – должно быть, это оттого, что вы столь же добры, сколь и прекрасны! – По молчав, доктор добавил печально: – Всем им будет нелегко с вами расстаться, мистрис Джейми.

Джейми удивленно взглянула на старика-врача: никогда она не ожидала от него такого потока красноречия. Что-то сжало ей горло, и слезы подступили к глазам.

– Мне тоже, – ответила она, мягко прикоснувшись к его руке. Ей хотелось рассказать доброму старику обо всех своих страхах, надеждах и печалях, но Джейми тут же поняла, как трудно облечь свои чувства в слова. – Я полюбила здешних жителей; но, мастер Грейвс, мне пора возвращаться домой. Я должна выйти замуж за Малкольма. Судьба дала нам второй шанс, и я не имею права его отвергать. Я не могу предать свою любовь.

Джейми опустила глаза, борясь со слезами. Ей не хотелось плакать перед Грейвсом – вдруг он решит, что она пытается разжалобить его и хитростью вымолить у него помощь? Джейми не хотелось, чтобы врач был о ней такого мнения.

Смахнув слезы с глаз, она снова подняла на него взгляд.

– Мастер Грейвс, я пришла сюда, чтобы…

– Знаю, госпожа. Все готово, – ответил он и протянул ей кожаный кошелек.

Джейми с удивлением смотрела на него.

– Что это? – тихо спросила она.

– Я единственный врач в замке, госпожа, и мне здесь верят, как оракулу. Вы не поедете ко двору. И вообще никуда не поедите – кроме того места, куда захотите отправиться сами.

Джейми нерешительно протянула руку:

– Что это?

– Это вы выпьете перед сном. Наутро я придумаю какой-нибудь повод прислать к вам горничную. Вас не смогут разбудить и пошлют за мной.

Джейми открыла кошелек и заглянула внутрь.

– Но что же это такое?

– Семя латука, семя мандрагоры и белый мак. Добавьте в питье вот столько, не больше, – и он показал ей кончик пальца. – Это снадобье я всегда даю страдающим бессонницей. Вы спокойно проспите всю ночь.

Джейми нерешительно взглянула на врача.

– А что будет, когда я наконец проснусь?

– К тому времени, с божьей помощью, слуги перепугаются и пошлют за мной, – ответил доктор, потирая больное плечо. – Осмотрев вас, я скажу, что у вас упадок сил и меланхолия и в таком состоянии вам нельзя вставать с постели.

Джейми перевела взгляд с врача на его снадобье.

– Значит, мне придется, притворяться больной? Боюсь, меня сразу разоблачат!

– Не думаю, – уверенно ответил Грейвс. – Завтра я положу вам на лоб компресс с сильным снотворным средством. Вы проспите весь день. Поверьте, граф не станет отсылать вас из замка в таком состоянии!

– А что это за средство? – с любопытством спросила Джейми.

– Смесь молока, фиалкового масла и опиума. Я смочу в этой смеси полотенце и положу вам на голову – этого будет достаточно.

– Я от этого заболею?

– Нет, госпожа, заболеть вы можете только от излишней дозы. А так будете просто спать, спать и спать. Прелесть этого средства в том, что вы сможете оставаться больной столько, сколько пожелаете. Достаточно каждый вечер принимать питье и, когда понадобится, обтирать лоб полотенцем, которое я оставлю у кровати.

Джейми прижала кошелек к груди.

– Но смогу ли я оправиться, когда придет время? – Она запнулась, нерешительно глядя на доктора.

– Разумеется, госпожа, – ответил он. – Достаточно прекратить прием лекарств за день до того, как вам будет необходимо встать с постели.

Джейми сунула кошелек в карман и крепко обняла доктора.

– Спасибо вам, мастер Грейвс!

– Идите лучше, пока я не передумал, – проворчал он, похлопывая ее по плечу. – Идите, милая.

Глава 33

Протянув руку, Малкольм втащил Джейми через окно в спальню – она была легкой как перышко.

– Обещай мне, что не будешь больше лазить по стенам! – воскликнул он, прижимая ее к себе и не дав даже скинуть плащ. – Ведь стоит оступиться, и ты сломаешь себе шею!

Джейми запрокинула голову и улыбнулась, глядя и его прекрасное лицо.

– Не бойся, не упаду! Меня подхватят ангелы!

Малкольм откинул ее капюшон и принялся гладить лицо. Плащ был влажным от ночной сырости, но кожа Джейми – сухой и теплой, а глаза ее сияли, словно звезды безлунной ночью.

– Тебе так хотелось меня увидеть?

Джейми кивнула и, повернув голову, поцеловала его пальцы.

– О, Джейми! – простонал он, не в силах сдержаться, и, прижав ее к себе, впился в ее нежный рот. – Радость моя, как я заждался! Я уже был готов сам спуститься к тебе!

Джейми смеялась в ответ и покрывала поцелуями его щеки и подбородок.

– Правильно сделал, что не спустился! Ты не представляешь, что творилось сегодня у нас в спальне! Повсюду – сундуки, разбросанная одежда и ополоумевшие от суеты горничные! Мне с трудом удалось их выставить. Да, знаешь, я сегодня была у мастера Грейвса.

Малкольм начал развязывать завязки на плаще.

– Так он придумал, как спасти тебя от поездки во дворец?

Джейми удивленно взглянула на него:

– Откуда ты знаешь?

– Да так, случайно.

Джейми улыбнулась и положила руки ему на грудь.

– Значит, ты тоже ходил к нему?

– Что значит «тоже»?

– Я пришла к нему, – ответила Джейми, – но он уже все знал и был готов помочь мне. – Она порывисто обняла его. – Видишь, нам в голову пришла одна и та же мысль!

– Верно, милая, – хрипло ответил он, очарованный ее прекрасным лицом и сияющими глазами. Он сбросил с нее плащ и прижал ее к сердцу.

Джейми поднялась на цыпочки и обняла его за шею.

– Я люблю тебя, Малкольм! Я знаю, все будет хорошо. Через неделю мы уплывем в Шотландию.

– И, если ты согласна, поженимся на острове Скай, – прошептал он ей на ухо.

На секунду прикрыв глаза, Малкольм снова взмолился к небесам, прося бога сохранить Джейми целой и невредимой. В последнем письме, переданном Грейвсом, было сказано определенно, что корабль причалит к берегу накануне Иванова дня. Если Малкольма на пристани не окажется, его друзья снова уйдут в море и вернутся ровно через месяц. Но он будет там вместе с Джейми. Сейчас же им остается только ждать.

«Легко сказать, – подумал Малкольм. – Вот выполнить будет гораздо труднее».

– Малкольм! – прошептала она, крепче прижимаясь к нему. – Когда я разговаривала с мастером Грейвсом, он сказал, что с той же просьбой, кроме тебя, приходил к нему кто-то еще.

– Вот как?

Джейми кивнула:

– Да. Он вначале был очень сердит, говорил, что я подсылаю к нему гонцов. Понимаешь, гонцов, а не гонца! – Она взглянула ему в лицо. – Но кто еще может защищать меня? По-моему, все в Кеннингхолле спят и видят, как бы поскорее отправить меня ко двору.

Малкольм провел рукой по ее шелковистым волосам.

– Выходя от врача, я столкнулся с Кэтрин. Может быть, это она решила похлопотать о тебе?

Джейми выразительно закатила глаза.

– Не знаю, зачем моей кузине понадобился врач, но могу поставить сто против одного, что обо мне там речи не было! После ее приезда мне случилось провести несколько минут в ее компании, и, должна тебе сказать, скорее ад замерзнет, чем кузина Кэтрин станет мне помогать! – Она погладила его по широкой груди. – Похоже, я ей не очень-то нравлюсь.

– Это еще мягко сказано, – проворчал Малкольм, склоняясь к ней.

– Да, похоже, она меня просто ненавидит. Шотландец принялся покрывать ее шею поцелуями.

– А мы тоже будем ненавидеть ее.

Джейми вдруг обнаружила, что слова Малкольма потеряли всякий смысл, все на свете потеряло смысл, кроме его горячих, ищущих губ.

– Хотела бы я все же знать, кто же приходил к мастеру Грейвсу.

Словно цветок, унесенный горным потоком, эта мысль сверкнула в последний раз и исчезла, сменившись блаженным безмыслием. Джейми застонала и крепче прижалась к Малкольму, словно старалась слиться с его мускулистым телом. Какой мастер Грейвс? Какие гонцы? Весь мир исчез – остались только его руки, блуждающие по ее телу. Вот они нежно ласкают ее грудь – и платье вдруг стало тесно для Джейми. Что же будет, если умелые пальцы его прикоснутся к самым сокровенным ее тайнам?

– Если это не Кэтрин, – прошептал Малкольм, – то кто?

Джейми не могла найти слов для ответа: все, чего она хотела, – чтобы он покрепче сжал ее груди руками. Он так и сделал, и у Джейми прервалось дыхание.

– Может быть, Мэри? Она не могла помочь тебе?

Джейми покачала головой.

– Ее тоже приучили ненавидеть меня, – ответила она, удивляясь, как хрипло звучит ее голос. Удивительно, что Малкольм разобрал ее слова: во рту у нее пересохло, а все тело горело, как в огне. Ах, если бы он прикоснулся к ней там, где огонь страсти пылает жарче всего!

Обняв ее за ягодицы, Малкольм прижал ее к себе, чтобы она почувствовала его напряжение. Джейми прикрыла глаза, и с губ ее сорвался протяжный стон. Малкольм часто, хрипло дышал, и Джейми догадалась, что он чувствует то же самое. Он прильнул к ее губам, но поцелуй не утолил его жажду: по лицу его Джейми догадалась, что Малкольм борется с обуревающими его дикими и неистовыми желаниями.

– Джейми! – хрипло прошептал он. – Как ты думаешь, кто еще…

– Не знаю и знать не хочу! – воскликнула она. – Я хочу тебя, Малкольм; возьми меня!

Огромное облегчение отразилось на лице Малкольма, словно своим признанием Джейми сняла с его плеч тяжкий груз. Со стоном он зарылся лицом ей в волосы; Джейми ощутила его возбуждение, и робость ее растаяла. Сама, первая, она начала расстегивать на нем рубашку, покрывая его обнаженную грудь поцелуями.

– Ты уверена, милая? – выдохнул он. – Может быть, лучше подождем…

– Нет, Малкольм. – Она провела рукой по грубому шраму на его груди и двинулась ниже, к животу.

– Но стоит ли спешить – ведь ты еще… – Пальцы Джейми нащупали его твердый от желания член, и Малкольм на секунду лишился дара речи.

– Малкольм, научи меня любви! – прошептала она.

– Милая, тебя нечему учить! Ты сводишь меня с ума; от одного прикосновения к тебе я теряю рассудок. – Глаза их встретились – и два желания превратились в одно. – Да, Джейми, да, любовь моя! Наше время настало.

Она стремилась к нему. Она жаждала его. Она принадлежала ему – отныне и навсегда.

Позже они не могли вспомнить, как добрались до кровати. Только что стояли у окна – а в следующий миг уже лежали в постели, торопливо срывая друг с друга одежду при свете единственной свечи. Однако, как только одежда была сброшена на пол, движения Малкольма замедлились: он сдерживал свою страсть, стремясь доставить Джейми удовольствие.

– Да, милая, – прошептал он, встретившись с ее вопросительным взглядом. – Сегодня я вознесу тебя к небесам.

В прошлый раз, когда они занимались любовью, Джейми была в таком смятении, что едва понимала, что происходит. Но на этот раз все было по-другому. Лежа обнаженной рядом со своим возлюбленным, она полностью отдалась ощущениям, которые пробуждали в ее теле его руки и губы. Он прильнул к ее соскам: тело Джейми вспыхнуло, и она на мгновение испугалась, что сойдет с ума от наслаждения. Она сжала его в объятиях, стремясь запомнить каждое его движение и в следующий раз – или нет, сейчас же, немедленно! – доставить ему такую же сладкую муку.

Малкольм впился губами в ее рот. Руки Джейми блуждали по его телу; наконец беспокойные пальцы вновь сомкнулись на затвердевшем свидетельстве его желания. У Малкольма перехватило дыхание, когда Джейми приподняла бедра, приглашая его войти.

Он оторвался от ее сладких уст:

– Нет, любовь моя! Подожди!

Полуприкрыв веки, Джейми наслаждалась ощущениями, которые дарит ей Малкольм. Он покрывал ее тело поцелуями. Груди ее напряглись; Джейми выгнулась дугой, ее набухшие соски жаждали ласки, и Малкольм снизошел к ее безмолвным мольбам. Затем губы его скользнули ниже, и Джейми поняла; что ей предстоит новое, еще не изведанное наслаждение. Поцеловав чувствительную кожу плоского живота, он спустился еще ниже, в следующее мгновение рука его скользнула под ягодицы, приподняв их, а язык нашел средоточение ее женственности. Джейми поняла, что сейчас умрет от счастья.

Притаившись в темном углу, Кэтрин наблюдала, как се горничная заигрывает со стражником, стоящим на часах у дверей Малкольма. Она невольно улыбнулась, глядя, как хитрая девчонка то приближается к парню, позволяя себя обнять, то отскакивает в притворном смущении. Судя по всему, стражник настолько распалился, что готов был прижать ее к стенке и овладеть ею прямо здесь. Но Кэтрин не за то платила своим горничным, чтобы они нарушали ее планы. Прижавшись к стене, будущая королева увидела, как девушка что-то прошептала солдату, послала ему воздушный поцелуй и со смехом бросилась прочь.

– Этот храбрый воин должен дежурить до рассвета, миледи, – прошептала горничная, приблизившись к своей хозяйке, – но он уйдет с поста через пять минут.

Шотландец один.

Кэтрин плотнее запахнула плащ, стараясь сдержать дрожь предвкушения. Все тело ее жаждало прикосновения мужчины – этого мужчины! «Ничего, ничего, – уговаривала она себя. – Потерпи еще немного, Кэтрин, – через несколько минут он станет твоим!»

– Постарайся, чтобы он не вернулся на пост до утра! – приказала она, кивнув в сторону стражника.

– С удовольствием, миледи, – улыбнулась девушка и присела в низком реверансе.

Наконец он вошел в нее, и Джейми вскрикнула от восторга. Они ритмично задвигались, возводя друг друга к вершинам наслаждения, превосходящим всякое земное удовольствие.

Несколько минут спустя все было кончено: Малкольм лежал, уткнувшись лицом в ее грудь; Джейми гладила его спутанные волосы. В последний, заключительный, момент она ощутила такое блаженство, какого не представляла себе даже в самых смелых мечтах. На глазах у нее выступили слезы, но разве это важно? Она не позволит слезам испортить такое счастье!

Снова и снова Малкольм возносил ее к звездам, позволяя утонуть в их ослепительном свете, а затем возвращал на землю. Но в последний раз Джейми показалось, что она очутилась в раю.

– Ну что, ты потрясена? – спросил он, нащупывая губами ее сосок.

– Потрясена – мягко сказано! – хрипло ответила она. – По-моему, я просто рассыпалась на мелкие кусочки!

Губы его скользнули от груди к нежной шее.

– Милая, я не могу насытиться тобой! – Он обнял ее, и она инстинктивно обвила ногами его талию. – Но тебе надо отдохнуть! – Он коснулся языком мочки ее уха.

– Помнишь, как ты просил меня родить тебе наследника? – Джейми призывно приподняла бедра. Почувствовав, как вновь твердеет его усталое естество, она просунула руку между своим и его телом и принялась возбуждать его пальцами. – Как ты думаешь, мы уже зачали ребенка? Может быть, я уже беременна?

Малкольм поднял голову с подушки и взглянул ей в глаза. В его бездонном темном взгляде Джейми прочитала любовь, желание и всепоглощающее счастье.

– Откуда мне знать, любовь моя? – с мягкой улыбкой ответил он. – Но давай на всякий случай попробуем еще раз.

– На всякий случай! – смеясь, повторила Джейми, введя его возбужденное естество туда, где таилось наивысшее наслаждение для них обоих.

Из своего укрытия Кэтрин наблюдала, как стражник удаляется прочь от своего поста. Кажется, парень на ходу развязывал шнуры на штанах. Кэтрин поглубже натянула капюшон, чтобы скрыть лицо, и взяла поднос с едой, оставленный горничной. Хотя маловероятно, чтобы в такой час кто-то встретился ей в коридоре, но лучше подстраховаться. В скромном плаще и с подносом в руках, случайный прохожий примет ее за служанку – и откуда ему знать, что под плащом у нее ничего нет?

Крадущимися шагами Кэтрин двинулась к своей цели. Горничная говорила ей, что с двери шотландца снята задвижка; пока Кэтрин еще не решила, стрит ли ей постучаться или лучше войти без стука и устроить шотландцу сюрприз?

Да, пожалуй, это будет лучше всего. Дрожь возбуждения пронизала Кэтрин, когда она положила руку на ручку двери.

Малкольм обвил ее руками и, не выпуская из объятий, перекатился вместе с ней на спину. Теперь смеющаяся Джейми сидела на нем верхом.

– Я и не думала, что у нас так получится! – прошептала она за мгновение до того, как он вошел в нее еще глубже.

Откинув с плеч Джейми спутанные черные пряди, Малкольм взвесил на ладонях ее полные груди.

– Конечно, получится! – выдохнул он. – И так, и этак, и как мы только захотим.

Как прекрасна была сейчас Джейми – стройная и сильная, с беспорядочно рассыпавшимися волосами и глазами, затуманенными страстью! Полные груди ее слегка покачивались на гибком стане, словно гордясь своими набухшими сосками.

Джейми двигалась на нем вверх-вниз, все быстрее и быстрее, и согласные движения их сопровождались тихими страстными стонами. Через несколько минут Малкольм снова был готов достичь вершины блаженства.

Однако на этот раз ему хотелось потянуть время.

Шум шагов и голоса заставили Кэтрин испуганно заметаться перед дверью. Разумней всего было отступить и темный угол коридора, но Кэтрин была слишком близка к своей цели, чтобы отступать. Она слегка толкнула дверь. Горничная не ошиблась – задвижка была отодвинута. Кэтрин поставила свой поднос на пол и по-кошачьи бесшумно проскользнула в узенькую щелку.

Глава 34

Герцог Норфолк неодобрительно покачал головой, вглядываясь в осунувшееся лицо сына.

– Эдвард, тебе всего лишь запрещено покидать дворец! А выглядишь ты так, словно тебя уже приговорили к смерти! – Твердыми шагами он прошел на середину комнаты, отбросив с дороги стул. – Как ты собираешься убедить судей в своей невиновности, если ты уже сейчас готов сдаться?

Эдвард поднялся с кресла, чтобы налить себе еще вина. Раздражения отца он как будто не замечал.

– Я слышал, что король отверг наше письменное прошение.

Герцог не сводил с него глаз.

– Кто у тебя был?

Эдвард наполнил свой бокал до краев.

– Почтенный Роберт Редклифф, граф Эссекс, лорд – великий канцлер и ваш давний друг.

Мрачное лицо герцога потемнело еще сильнее.

– Когда он был здесь?

– Сегодня утром.

– И чего хотел?

– Он был так добр, что сообщил мне то, на что у моего родного отца не хватает смелости.

– Эдвард!

При окрике отца молодой рыцарь вздрогнул, но тут же презрительно хмыкнул и осушил бокал.

– Что сказал тебе лорд-канцлер? – спросил герцог уже потише.

Губы Эдварда искривились в язвительной усмешке.

– Сказал, что все прошения и объяснения должны исходить только от меня лично. Что у меня есть три дня, чтобы опровергнуть ходящие обо мне «слухи». Если я ничего не смогу ответить этим змеиным языкам, против меня будет выдвинуто формальное обвинение, и дело перейдет в Королевский суд. – Эдвард снова наполнил бокал и отсалютовал отцу. – Какое счастье, отец, что вы больше не член суда!

Старик побагровел, руки его сжались в кулаки. В прежние времена этого было достаточно, чтобы заставить Эдварда замолчать, но сейчас рыцарь только горько рассмеялся.

– Дурак! Пьяный дурак!

– Вы так думаете, ваша светлость? Значит, я глуп, когда полагаю, что для вас верность королю превыше всего? Разве не вы оглашали приговор собственной племяннице, Анне Болейн? Или, может быть, это не вы храбро объявили, что она изменила мужу и за это заслуживает смерти?

– Эдвард, довольно!

– Короткая же у вас память! Вы уже забыли, что Анна вовсе не изменяла королю. Она была невиновна – а вы ничего не сделали, чтобы спасти ей жизнь! Более того, из кожи вон лезли, добиваясь смертного приговора!

– Она должна была умереть. Так хотел король.

– И вы повиновались, – снова горько рассмеялся Эдвард. – Вплоть до того, что нашли ложных свидетелей.

– Эдвард, под угрозой было наше фамильное состояние! – прорычал герцог.

– Золото против человеческой жизни! – Эдвард покачал головой. – А что вы станете делать теперь, когда король желает моей смерти? Снова поспешите доказать, что верность королю для вас стоит превыше всех родственных уз? Что фамильное состояние для вас дороже сына? Может быть, это вы, отец, донесли на меня королю?

– Ты пьян, Эдвард! Ты забываешься! – Бросив на сына последний мрачный взгляд, герцог повернулся к дверям. – В конце недели сюда приедет твоя невеста. Мы представим ее королю как его дочь – и твою жену. Король не станет наказывать собственного зятя, и все обойдется – если, конечно, ты будешь благоразумен и сам не испортишь своего положения!

Эдвард недоверчиво пожал плечами и налил себе еще вина.

– Возьми себя в руки, мой мальчик. Джейми спасет тебя от топора. Может быть, она – твой единственный шанс. Но, пожалуйста, веди себя как благородный человек! Черт побери, Эдвард, ты же Говард! – И герцог пристукнул костяшками пальцев по столу, желая подчеркнуть свои слова.

– Увы, да, – с безрадостным смешком ответил Эдвард.

Герцог безнадежно покачал головой.

– Эдвард, все, что я делаю, я делаю ради твоего блага. Не забывай об этом. Джейми – прекрасная девушка, и ты, черт возьми, должен хотя бы притвориться, что ее достоин!

Глава 35

«Грязные твари!» – спрятавшись за тяжелым пологом, Кэтрин мысленно проклинала и Малкольма, и Джейми. Со своего «наблюдательного поста» она видела обнаженную спину девушки и ее изящные сердцевидные ягодицы; Джейми ритмично поднималась и опускалась на могучем стволе своего возлюбленного. Кэтрин видела, как он обхватил руками ее бедра, убыстряя темп, – как хотела бы она сейчас оказаться на месте Джейми! Кэтрин не видела лица девушки, но узнала ее по каскаду черных как смоль волос – и, узнав, возненавидела в сотню раз сильнее, чем раньше.

Ей хотелось вырвать женщину из объятий шотландца, выбросить прочь из комнаты и самой занять ее место, но Кэтрин сдержала свой яростный порыв. Нельзя открывать себя. Спрятавшись в темном углу в изножье кровати, Кэтрин смотрела и ждала. Глаза ее скользили по сильным ногам шотландца, по его мускулистым бедрам – к мощному мужскому достоинству, вонзающемуся все глубже и глубже в лоно ненавистной соперницы… Кэтрин вздрогнула от прилива нестерпимого желания. Рука ее скользнула под плащ – под которым на ней ничего не было, – и пальцы начали описывать нетерпеливые круги вокруг набухшего соска.

Как ненавидела она эту ведьму! Как хотела сама усесться на Малкольма верхом! Пальцы ее скользнули ниже – к влажной тайне женственности. Подумать только – она пришла к нему, чтобы предложить себя! Она уже готова. Как он посмел отдать свой пламень другой женщине?!

Вот он задвигался судорожно, конвульсивно – и вдруг, приподнявшись, впился губами сперва, в один, затем в другой сосок любовницы. Кэтрин подавила стон, родившийся глубоко в горле, и прижалась к стене. Сейчас нет смысла их останавливать – но, черт побери, лучше им поскорее закончить!

Джейми стонала все громче, цепляясь за Малкольма. «Подожди, – злобно думала Кэтрин, – завтра под кнутом ты запоешь другим голосом!» Она сама будет хлестать мерзавку, пока не устанет рука, и постарается, чтобы на белоснежной спине и сердцевидных ягодицах навеки запечатлелись отметины гнева королевы! А потом бросит Джейми в Норвич, на растерзание Риду и его людям! Эта шлюха проклянет тот день, когда впервые взглянула на Малкольма Маклеода!

А как поступить с ним? Сощурившись, Кэтрин разглядывала мощное тело Малкольма. Он станет ее рабом. Ее постельной игрушкой. Пусть только попробует заартачиться – не придумано еще таких пыток, какие она обрушит на него! Впрочем, даже самая рабская покорность лишь на время убережет его от наказания. Но как он хорош! Какое роскошное тело! Нет, Эдварда с ним даже сравнивать нельзя!

«Кончайте же, будьте вы прокляты!» – мысленно воскликнула Кэтрин.

Джейми изогнулась дугой, и Малкольм почувствовал, как сжалось ее лоно в последнем томительном усилии. Когда же она вскрикнула в экстазе, самообладание покинуло его и страсть взорвалась, словно шаровая молния. Он уже не мог удержать свое семя – да и не пытался.

– Джейми! – воскликнул он, перекатываясь на живот и подминая ее под себя. Они катались по кровати, сжимая друг друга в объятиях, и тела их содрогались в экстазе, словно эти двое и вправду превратились в одно.

Лишь через несколько секунд Малкольм вновь обрел способность думать; и хотя сейчас он не смог бы даже повернуться на бок, однако вспомнил, что мгновение назад ему послышался какой-то шорох за дверью. Приподнявшись, он вгляделся в лицо Джейми: на нем застыла счастливая улыбка. Можно было и не спрашивать – Джейми, конечно, ничего не слышала.

Малкольм вгляделся в темноту. Может быть, открылась и закрылась соседняя дверь? Он встал, прикрыл Джейми одеялом и, взяв со стола свечу, подошел к дверям.

Малкольм прислушался – тишина. Шотландец приложил к двери ухо – и снова ничего не услышал. Приоткрыв дверь, он выглянул в тускло освещенный коридор. Никого и ничего – даже стражник куда-то исчез. Малкольм вышел за порог и огляделся – ни души. Он задумчиво почесал подбородок и вернулся обратно, захлопнув за собой дверь.

– Там кто-то был? – спросила Джейми. Она сидела в кровати, скромно прикрываясь одеялом.

– Никого, должно быть, какая-нибудь девица из замка увела моего бдительного стража к себе в постель, – ответил Малкольм, взяв со стола кувшин вина. – Ее-то я и слышал. Хороша же должна быть эта шлюшка, если она заставила стражника забыть о долге!

Джейми откинула одеяло и спрыгнула с кровати.

– Может быть, мне лучше уйти, пока его нет?

У Малкольма перехватило дыхание при виде ее совершенной красоты. Джейми нерешительно потянулась за платьем, и Малкольм вздохнул, с сожалением взглянув на кувшин.

– Ты права, оставим это развлечение до следующего раза. Я вовсе не хочу, чтобы ты рисковала жизнью, лазая туда-сюда по стене.

Джейми подошла к нему ближе, и Малкольм почувствовал, как его решимость тает с каждым ее шагом. Он не мог устоять против прелести ее женственно-округлого тела, длинных ног, густых волос, крепкой юной груди.

– А что ты собирался делать с вином? – спросила она, уронив платье и кладя руки ему на грудь.

– Ну, видишь ли, – хрипловато начал Малкольм, – поскольку у меня здесь только один кубок и он принадлежит тебе, как гостье, я надеялся, уложив тебя обратно в постель и вылив на тебя это вино, слизать его с твоего тела. Думаю, таким способом я смогу расправиться с целым кувшином!

– Малкольм, ты же не переносишь вина!

– Ради такого удовольствия я готов мириться и с тошнотой, и с головной болью.

Даже в свете единственной свечи он видел, как Джейми покраснела. Но спустя мгновение она с улыбкой указала ему на другой кувшин, стоящий на столике.

– Это вода, Малкольм?

– Да, дорогая.

– Любовь моя, я умираю от жажды. Не испробовать ли мне твой способ?

– А как же стражник? – спросил Малкольм.

Джейми беззаботно тряхнула головой.

– Будем надеяться, что сегодня ночью он встретил свою истинную любовь.

– И не расстанется с ней до рассвета!

– Я уверена, так оно и будет, – с улыбкой ответила Джейми.

Глава 36

Джейми хотела свернуться калачиком, чтобы снова заснуть, но чья-то грубая, мозолистая рука легла ей на лоб, не давая пошевелиться. Это мастер Грейвс, догадалась Джейми. Она хотела взглянуть на него, но не могла поднять отяжелевших век. Вокруг слышались голоса – удивленные, недоверчивые, встревоженные; Джейми разобрала, что говорят о ней.

– Многие умирали от меланхолии, – озабоченно говорил доктор.

– Но это случилось так внезапно! Ведь еще вчера вечером она казалась совершенно здоровой!

В голосе Френсис слышалось недоверие: Джейми надеялась, что доктор сумеет убедить графиню в серьезности мнимой болезни ее подруги, то есть самой Джейми. Мысли Джейми путались, и слова цеплялись одно за другое, все было как в тумане.

– Миледи, за мою долгую жизнь мне встречалось немало подобных случаев. Меланхолия часто начинается внезапно. Мой наставник в Кембридже говаривал, что причины ее коренятся в душе, а не в теле.

Что-то мягкое и мокрое легло на лоб. «Тряпица, смоченная снотворным», – вспомнила Джейми. Теперь она снова уснет.

– Причины болезни – в душевном страдании, леди Френсис, – продолжал мастер Грейвс. – То, что последователи Галена называют неравновесием внутренних жидкостей. У нервных натур к такому состоянию может привести любое сильное волнение или тревога. Более всего мы должны сейчас опасаться мозговой лихорадки!

– Ох, мастер Грейвс! – теперь в голосе Френсис звучала искренняя тревога.

– Если вы, миледи, хотите узнать, что спровоцировало приступ, вспомните события последней недели. Может быть, мистрис Джейми получила какую-нибудь печальную весть? Или что-то ее расстроило?

«Все идет как нельзя лучше», – сонно думала Джейми. Доктор ловко избегает вопросов Френсис. Вместо этого он заставляет ее саму отвечать на вопросы. Интересно, что она скажет? Однако графиня предпочла промолчать.

– Леди Френсис, – прервал краткое, молчание нежный голосок Мэри, – но ведь завтра Джейми должна ехать во дворец! Его светлость ждет ее в конце недели! Бедный лорд Эдвард – мы не можем заставлять его ждать!

– Знаешь, Мэри, – резко ответила леди Френсис, – переживания Эдварда меня сейчас не волнуют. Мастер Грейвс говорит, что меланхолия смертельно опасна. Так что лорду Эдварду придется подождать, хочет он этого или нет. Джейми никуда ехать не может.

– Но как же…

– Мэри, не лучше ли тебе заняться своим делом? – Графиня редко позволяла себе резкости, очевидно, сейчас она была слишком взволнована. – Ты, кажется, забыла, что мой муж приходится лорду Эдварду братом! Серрей все ему объяснит, не волнуйся. А мы должны сделать все, чтобы Джейми выжила. Сейчас меня не интересует ничего, кроме ее жизни и здоровья. Ты все поняла?

Даже сквозь дремоту Джейми различила, как Мэри что-то сердито пробормотала и выбежала из комнаты, хлопнув дверью.

Через мгновение – или, может быть, прошел целый час? – графиня заговорила совсем другим тоном:

– Мастер Грейвс, что мы можем сделать для бедняжки Джейми? Как ей помочь?

Компресс приятно грел голову: что-то покалывало кожу, и по всему телу распространялось ощущение легкости, невесомости. Но даже в таком состоянии Джейми сознавала, что Френсис искренне беспокоится за нее, и душа ее наполнялась теплым чувством к этой женщине.

– Все, что мы можем сделать, – не мешать ее организму бороться с болезнью. Пусть спит: сон не принесет ей вреда. Я, кажется, говорил, что такие приступы случались у нее и раньше?

– Говорили.

– И все обходилось. Правда, сейчас ее организм сильно ослаблен.

Врач смочил тряпку новой порцией снадобья и снова положил ей на лоб. Джейми чувствовала, что падает – медленно, легко, словно кружащийся в воздухе осенний лист, все ниже и ниже. Парить в воздухе было приятно, но сердце не оставляла смутная тревога: кто знает, что ждет ее там, на дне бездны?

– Учтите, миледи, всякая попытка разбудить ее может оказаться роковой. Если начнется мозговая лихорадка – это верная смерть.

– Но она выздоровеет? – дрогнувшим голосом спросила Френсис.

– Думаю, да. Она молода и здорова: главное – не мешать. Ее тело само справится с болезнью. Через несколько дней она просто проснется свежей и отдохнувшей.

Голоса у постели стали далекими и невнятными. Серрей… гонец… лекарство… Малкольм… При слове «Малкольм» Джейми хотела открыть глаза, но ее поглотила тьма.

Не обращая внимания на шепот Кэтрин, Малкольм повернулся к графу и его жене. Они только что послали во дворец гонца с письмом к герцогу. Несколько минут назад Малкольм идеально сыграл свою роль, изобразив удивление и горе по поводу тяжелой болезни, столь внезапно поразившей Джейми. Конечно, он любил и уважал Серрея и леди Френсис, но все же не мог до конца им доверять.

Кэтрин положила руку ему на колено и повторила свой вопрос:

– Не знаете ли вы, отчего с нашей кузиной случилось такое несчастье?

Малкольм осторожно снял ее руку с колена.

– Почему вы думаете, госпожа, что я могу знать об этом больше вашего?

– Н-ну-у… – протянула Кэтрин, водя пальцем по льняной скатерти. – Ведь вы с ней родом из одних мест и, как я слышала, выросли почти что в одном доме. Можно предположить, что вас связывают общие интересы и увлечения?

– Не понимаю, о чем вы, – раздраженно начал Малкольм. – Какая может быть связь между интересами Джейми и ее болезнью!

Вместо ответа Кэтрин облизнула губы, не сводя с него красноречивого взгляда из-под неправдоподобно длинных ресниц. Но полные губы и белоснежная кожа королевской невесты не привлекали Малкольма, а грубое, чисто физическое желание, которое вызывала у него Кэтрин, он подавил силой воли. Он вновь повернулся было к Серрею, но Кэтрин схватила его за руку, и Малкольм, тяжело вздохнув, вынужден был выслушать ее.

– Мне трудно говорить об этом, – начала она вполголоса, наклоняясь к нему. – Особенно здесь, в этом зале, полном людей. Может быть, если бы мы смогли уединиться…

– Нет, госпожа, – возможно, с излишней резкостью ответил Малкольм, высвобождая руку из ее хватки. – Не забывайте, кто вы и кто я.

– Да, конечно. – Кэтрин вздохнула и надула губки; затем начала соблазнительным жестом поглаживать свою грудь, притворяясь, что разглаживает складки на платье. При этом она не спускала с шотландца хитрого и алчного взгляда.

На мгновение Малкольм засмотрелся на ее роскошные формы, но, опомнившись, сердито отвел глаза.

– В вашей спальне? – поинтересовалась она мурлыкающим, дразнящим голосом. – Или вы предпочитаете мою?

– Ни то, ни другое, госпожа.

Ее рука снова скользнула ему на колено.

– Тогда, может быть, в комнате Джейми? Она без сознания, и мы, можно сказать, будем одни.

На этот раз Малкольм еще резче сбросил с колена ее руку. Черт возьми, как же заставить ее понять? Это становится совершенно невыносимо и, чего доброго, опасно. Но Кэтрин продолжала, словно ничего не заметив.

– Мне нравится быть сверху, – прошептала она, не обращая внимания на его реакцию. – И, судя по тому, что мне удалось… – Загадочно улыбнувшись, она сделала выразительную паузу. – Мне кажется, что и для вас это вполне приемлемо.

Вскочив с места, Малкольм пробормотал какое-то извинение Серрею и его жене и выбежал из зала.

Бросив косой взгляд на спящую Джейми, Кэтрин небрежным шагом направилась к столику с лекарствами. Горничная, стоя в дверях, недоверчиво следила за ней.

– Чего ты ждешь? Иди и делай, что приказано!

Девушка нервно сцепила руки.

– Но, миледи, я обещала мастеру Грейвсу ни за что не оставлять больную без присмотра, пока не вернется горничная мистрис Джейми.

– Дура! – выругалась Кэтрин. – Где же «без присмотра»? Ведь с ней остаюсь я! Иди и принеси мне шерстяной плащ, тот, что с золотыми цветами на кайме! И не волнуйся, я никуда не уйду!

Девушка закивала головой:

– Да, конечно, миледи, но только…

– Хватит болтовни! Убирайся! За это время ты могла бы уже три раза сбегать и вернуться! Ну? Иди же!

Девушка поспешно исчезла. Кэтрин принялась разглядывать баночки и бутылочки, расставленные на столе. Глупышку-служанку даже не пришлось особенно мучить вопросами – она охотно поделилась с госпожой всем, что слышала от доктора и Кадди о действии каждого из этих снадобий. «Все еще легче, чем я думала», – улыбнулась Кэтрин.

Подойдя к постели, она вгляделась в бледное, осунувшееся лицо Джейми. Да, выглядит она так, словно вот-вот отправится к праотцам – нипочем не догадаешься, что это сплошное притворство! «Полезный человек мастер Грейвс, – решила Кэтрин, – может пригодиться в будущем». Теперь Эдвард долго не увидит свою невесту!

На табуретке у кровати лежало влажное льняное полотенце. Понюхав его, Кэтрин сообразила, что тряпка пропитана каким-то одурманивающим составом, а поднеся к носу по очереди все бутылочки, выяснила, каким именно. Прекрасная возможность для мести – всем известно, что лекарство в больших дозах может стать ядом! Кэтрин припомнились страшные рассказы, слышанные при дворе, о том, как герцогиня Бэкингем однажды приняла слишком большую дозу лекарства от мигрени. У бедняжки отнялись ноги, и во цвете лет она превратилась и жалкую калеку.

Времени мало. Вот-вот должна вернуться горничная. Кэтрин торопливо смочила полотенце в дурмане и еще посыпала сверху снотворным порошком – для верности.

«Получай, гадюка!» – думала она, кладя Джейми на лоб отравленное полотно. Но какова стерва – довела Эдварда до того, что он решился просить ее руки! Уже за одно это она заслуживает наказания. А увидев Джейми в постели с шотландцем, будущая королева возненавидела ее самой лютой ненавистью. Эта сучка узнает, как отбивать мужчин у Кэтрин Говард!

Джейми что-то прошептала и беспокойно заворочалась во сне. «Одной тряпки мало, – решила Кэтрин, – надо дать ей еще снотворного». Растворив снотворный порошок в кружке с водой, она присела на край кровати и, приподняв Джейми голову, поднесла к ее сжатым губам ложку смертоносного питья. Джейми стонала и, не просыпаясь, слабо вертела головой, но в конце концов проглотила снадобье. На мгновение лицо ее исказилось, а затем потеряло всякое выражение, став бесстрастным и безжизненным, будто у покойницы.

– Что, каково тебе теперь? – прошипела Кэтрин.

Все оказалось гораздо легче, чем она думала. Если сегодняшняя доза не подействует, никто не мешает ей прийти завтра и продолжить начатое дело. И послезавтра тоже. И так до самого конца.

Это развлечение пришлось ей по вкусу.

Глава 37

Стук конских копыт, лай собак и голоса ловчих заглушали тихую беседу двоих мужчин во дворе замка. Мимо прошла толпа слуг, нагруженных луками, арбалетами и копьями. Малкольм и врач на мгновение замолчали. Шотландец не сводил глаз с северных дверей, откуда вот-вот должен был появиться Серрей.

Малкольм торопливо сунул письмо за пазуху – и очень вовремя: к ним уже приближался молодой паж.

– А вы, мастер Грейвс, не поедете с нами? – громко спросил Малкольм, поймав любопытный взгляд пажа.

– Еще чего не хватало! – отозвался старик. – Как будто у меня других дел нет.

На крыльце появился граф Серрей, как всегда улыбающийся и уверенный в себе; натягивая перчатки, он направился к охотникам.

Мастер Грейвс задумчиво проводил его глазами.

– Если бы он заботился о людях хоть вполовину так же, как о своих конях, соколах и книгах!

Малкольм усмехнулся:

– Он начнет думать о людях, когда придет время. Конечно, ему предстоит многому научиться, но ведь герцог, его отец, здоров и полон сил и к тому же больше любит младшего сына, хоть, между нами говоря, Эдвард ничем не заслужил такого предпочтения. Нет, мастер Грейвс, тут дело не в безразличии Серрея: у него просто нет возможности заботиться о слугах.

Доктор молча вздохнул.

– Как себя чувствует Джейми? – спросил Малкольм, понизив голос.

– Спит, как ей и положено!

– Она достаточно ест и пьет? – продолжал расспрашивать Малкольм, стараясь, чтобы голос не выдал его тревогу. – Вчера за ужином леди Френсис говорила, что Джейми не просыпается уже два дня! Скажите, так и должно быть?

– Должен сказать, ваша Джейми – прирожденная актриса! – ответил врач, растирая ноющее плечо. – Вчера я уменьшил дозу лекарств, чтобы она начала постепенно приходить в себя. Сейчас она должна была бы уже прийти в сознание, сил у нее еще мало и встать она пока не может, но сознание к ней уже вернулось. Но мне ни разу не удавалось увидеться с ней наедине, а присутствие посторонних заставляет ее по-прежнему притворяться спящей.

– Не давайте ей больше лекарств, – потребовал Малкольм. – Серрей уже отправил письмо отцу: он не пошлет Джейми во дворец, пока та окончательно не по правится. А слабость можно изобразить и без столь сильных средств.

Грейвс кивнул:

– Я и сам подумывал, что пора прекратить прием лекарств. Кадди, горничная мистрис Джейми, уже начала беспокоиться о своей госпоже. Очень преданная женщина.

Охотники садились в седла, готовые отправляться в путь. Малкольм свистом подозвал своего коня.

– Когда вы уезжаете? – тихо спросил врач.

Малкольм вскочил на коня и наклонился, притворяясь, что поправляет стремя.

– В канун Иванова дня. Может быть, даже раньше.

– Меньше чем через неделю! Послушайте, голубчик, к этому времени она еще не сможет двигаться достаточно быстро!

– Тогда мы что-нибудь придумаем. – Малкольм ощупал пояс, где было спрятано еще не прочитанное письмо. – Впрочем, кто знает, какие новости принесли вы мне сегодня? Может быть, побег придется отложить. Возможно, времени у нас больше, чем мы думаем.


***


Дверь отворилась, на пороге комнаты стоял герцог Норфолк. Эдвард поспешно сунул за пояс письмо от Кэтрин, которое он не успел прочесть.

Герцог не сел и не стал наливать себе вина. Даже не вошел – так и стоял у дверей. Эдвард еще не осужден, ему даже не предъявлено обвинение, однако хитрый царедворец уже торопится отречься от запятнанного сына. Ни улыбка его, ни слащавый тон не могли обмануть Эдварда.

Рыцарь знал, зачем явился его отец. Гонец, принесший ему письмо от Кэтрин, сообщил, что доставил герцогу весть от Серрея. С Джейми случилось что-то непредвиденное: кажется, она заболела или что-то в этом роде – в общем, не приедет. Подробностей гонец не знал, но намекнул, что в письме мистрис Кэтрин Эдварду написаны все подробности. Эдвард машинально похлопал себя по поясу, где лежало письмо.

– Итак, отец, моя милая нареченная решила снова поиграть в недотрогу?

– Она больна, Эдвард. Но скоро поправится, – добавил герцог. – Серрей уверил меня письмом, что отправит ее во дворец, как только ей станет лучше.

– К тому времени моя голова уже будет торчать на пике! – с горькой усмешкой ответил Эдвард и одним глотком опорожнил свой кубок. – Или вы полагаете, что письмо брата послужит мне защитой? И лорды судьи оправдают меня, поверив моим собственным словам? – Он горько усмехнулся. – Как сейчас вижу, я поднимаюсь со скамьи и говорю: «Помилуйте, милорды, меня никак нельзя казнить – ведь я жених Джейми Тюдор! Да, милорды, вы не ослышались: Джейми – незаконная дочь короля. И не кто иной, как я сам, установил истину. Не правда ли, как благородно с моей стороны – воссоединить отца с давно потерянной дочерью!»

– Я напишу его величеству и попрошу отложить слушания, – резко прервал его герцог.

– Может быть, не стоит? – мрачно прервал его Эдвард. – С вашей репутацией, отец, боюсь, вы принесете мне больше вреда, чем пользы. – Он судорожно схватился за кубок, словно утопающий за соломинку. – Разве я теперь не обуза для вас? Благодаря страсти короля к Кэтрин наша семья была уже на вершине благополучия, и вдруг какой-то провинившийся сын может все испортить! Неудивительно, что вы во мне разочарованы! – Эдвард отсалютовал отцу вновь наполненным кубком и опрокинул в рот все до последней капли.

– Я действительно разочарован, – угрюмо ответил герцог, по-прежнему стоя в дверях, – но не твоим предполагаемым проступком, а нынешним твоим малодушием! Только из-за того, что ты под арестом…

– Скажите лучше, в заточении, – поправил его Эдвард.

– В заточении? Разве ты не знаешь, что такое настоящее заточение? Или не ты превратил замок Норвич в ад на земле для всех, кому случится провиниться перед тобой? И это, по-твоему, тюрьма? – Герцог обвел презрительным взглядом богато убранные покои, несколько кувшинов вина на столе, неубранную постель. – В тюрьме, Эдвард, не пьют и не водят к себе шлюх!

– Шлюх? – расхохотался Эдвард.

Герцог отмахнулся.

– Меня не интересует, сколько ты тратишь на женщин; все, что мне нужно, чтобы ты хотя бы притворялся приличным человеком!

– Поберегите нервы, отец, палачу плевать на мою нравственность.

– Хорошо, Эдвард, продолжай в том же духе – и ты обречен!

– Боже мой, разве мое поведение хоть что-то может изменить?

– Я разговаривал с его величеством.

Эдвард замер с кубком в руке. Глаза его вспыхнули безумной надеждой.

– Вы рассказали ему о Джейми?

– Только намекнул, – ободряющим тоном ответил герцог. – Не назвал ни ее имени, ни обстоятельств. Просто сказал, что до меня дошли слухи о внебрачном ребенке короля.

– И?.. – поторопил его Эдвард, вскакивая с места.

– Его величество заинтересовали мои слова. И даже если тебя признают виновным, Эдвард, это еще не конец – ведь у короля есть право помилования!

Эдвард поставил кубок на стол и вгляделся в лицо отца.

– Вы действительно думаете, что он не станет казнить своего зятя?

– Он выслушал меня с интересом и явным удовольствием, – уверенно ответил герцог. – Так что хватит разыгрывать мученика. Готовься к свадьбе. Как только Джейми поправится, Серрей немедленно пришлет ее сюда. Тогда ты представишь Джейми его величеству уже как свою жену.

Эдвард откинулся в кресле, задумавшись над словами отца.

– Но что, если наша свадьба разозлит его еще сильнее? И моя голова окажется на Лондонском мосту!

– Об этом я уже подумал.

– И что же?

Герцог провел рукой по бархатному камзолу.

– Мы немного исказим истину в своих интересах: скажем ему, что сами узнали правду совсем недавно и были потрясены. А затем продемонстрируем королю свое почтение и лояльность, предложив аннулировать брак.

– Аннулировать? – вскочил Эдвард.

– Помолчи. – Движением руки герцог заставил сына сесть. – Никакого аннулирования не будет. Я представлю документы о помолвке, подписанные будто бы два месяца назад. С архиепископом Норвичским я уже договорился: он дал все необходимые разрешения, и вам осталось только обвенчаться. – Норфолк бросил взгляд на неубранную постель. – Так что в предвкушении скорой свадьбы хорошо бы вести себя поприличнее.

– Как у вас все просто получается!

– Так оно и есть, – ответил герцог. – Король будет только рад узнать, что его незаконная дочь вошла в могущественное семейство, верное короне. Все, что от тебя требуется, – подождать несколько дней.

Эдвард поднялся с места и запустил руку за пояс, где прятал письмо от Кэтрин.

– Возьми себя в руки: умойся, приведи в порядок платье. Все обойдется.

Эдвард покорно кивнул. Но как только за старым придворным закрылась дверь, он выхватил из-за пояса письмо Кэтрин и углубился в чтение.

Глава 38

Увидев на пороге спальни шотландца, старушка-горничная тревожно оглянулась, затем впустила его и быстро захлопнула за ним дверь. Мгновение спустя Малкольм Маклеод уже стоял у постели Джейми. Нахмурившись, он наклонился и осторожно прикоснулся к ее прохладной щеке. Кадди, стоя рядом, не сводила с хозяйки озабоченных глаз.

– Как я рада, что вы пришли, милорд! С госпожой неладно, и я не знаю, у кого просить помощи! – шептала она, заглядывая Малкольму через плечо. – Конечно, за ней смотрит мастер Грейвс, но, мне кажется, эти его лекарства дурно действуют на мою госпожу. Уже два дня она не открывает глаз! Совсем не открывает. Правда, и первый день она почти весь проспала, но тогда она все-таки изредка просыпалась и голова у нее была ясная – она понимала, кто она и где находится. А сейчас… – Горничная сцепила руки. – Перед алтарем могу поклясться, что-то с ней неладно!

Малкольм провел пальцами по сухим губам Джейми, погладил ее по щеке.

– Врач сказал мне, что со вчерашнего дня не дает ей никаких лекарств. – Малкольм снял со лба Джейми влажную тряпку. – А это что? – резко спросил он, поднося тряпку к носу и морщась. Тошнотворно-сладковатый запах опиума был необычайно силен.

– Не знаю, милорд, – тревожно прошептала горничная, – я думала, так надо. Не знаю, откуда взялась эта тряпка, но я ее не трогала, это точно! Со вчерашнего вечера, когда врач объявил, что лекарства больше не нужны, я ничего ей не давала!

Малкольм взял Джейми за руку. Холодная и вялая рука ее безжизненно выскользнула из его пальцев и упала на постель.

– Кто, кроме тебя, присматривает за ней?

– Когда я хожу на кухню за едой, с ней остается горничная леди Френсис. – Кадди взяла у Малкольма мокрую тряпку и протянула ему взамен сухую.

– Кто еще? – спросил Малкольм, вытирая лоб Джейми. – Кто еще оставался с твоей хозяйкой наедине?

Он кивнул в сторону стола, и горничная, повинуясь молчаливому распоряжению, подала ему кувшин с водой.

– Больше никто, – ответила она.

Прежде чем смочить тряпку, Малкольм понюхал воду и снова скривился.

– Сюда что-то подмешано! Она сегодня пила из этого кувшина?

– Сегодня – нет, милорд. – Горничная уставилась на мутную воду и недоверчиво покачала головой. – Матерь божья, как это могло случиться? Только сегодня утром я принесла эту воду с кухни. Хотела напоить госпожу, но она была слишком слаба и не смогла выпить ни глотка. Клянусь вам, вода была свежая, и кувшин я ополоснула! Боже, смотрите, сударь, кто-то переставил лекарства!

Малкольм взглянул на стол: он, конечно, не мог знать, права ли Кадди, но доверял ее памяти. Если она говорит, что лекарства стоят не в том порядке, в каком она их оставляла, очевидно, так оно и есть.

– Кто еще был здесь, кроме служанки? Кто из Говардов?

– Каждые несколько часов леди Френсис заходит проведать больную, – начала Кадди, – но она ни разу не заходила без меня. В первый день приходила мистрис Мэри, забрала свои вещи и больше не появлялась. – Помолчав, старуха добавила, как будто ее осенило: – Подождите-ка! Горничная леди Френсис говорила мне, что при ней сюда заходила мистрис Кэтрин!

Малкольм быстро взглянул на Кадди через плечо.

– Она оставалась с Джейми наедине?

Покраснев, горничная кивнула.

– Девушка говорила, мистрис Кэтрин послала ее за плащом. Да-да, и во второй день мистрис Кэтрин тоже что-то забыла в своей комнате и посылала горничную сходить и принести. То же самое было и вчера, и позавчера. – Кадди прижала руки к груди. – Но не думаете же вы, что она…

Гнев, отразившийся на лице шотландца, заставил ее мгновенно прикусить язык.

Отбросив покрывало, Малкольм сел на кровать и сжал в ладонях лицо Джейми. Оно было бледным, безжизненным, из приоткрытого рта вырывалось тяжелое дыхание. Под глазами залегли черные тени. «Черт бы побрал Кэтрин!» – думал Малкольм. Сомнений нет: это ее штучки. Она пробиралась в спальню и потихоньку травила Джейми, добавляя лишнее к тем лекарствам, что предписал мастер Грейвс.

– Но почему, милорд? – простонала Кадди. – Все любят нашу мистрис Джейми.

Она говорила что-то еще, но Малкольм уже ничего не слышал. Он должен был догадаться, на что намекала Кэтрин, когда два дня назад предложила ему заняться любовью в комнате Джейми! Будь проклята эта тварь! Попадись она Малкольму сейчас – убил бы, не задумываясь!

– Беги за врачом! – приказал он. – Приведи его сюда – немедленно!

И Кадди, словно сбросив с плеч лет тридцать, стрелой вылетела за дверь.

Бесконечный коридор вел вниз – под землю, в вечную тьму. Кто-то хватал ее за платье, но Джейми рвалась прочь из хищных рук и бежала дальше. Сердце ее гулко колотилось в груди, ноги слабели с каждым шагом. Она бежала все медленнее.

И все сильнее становились слышны за спиной тяжелые шаги Эдварда.

– Шлюха! Грязная шлюха! Не уйдешь! – его громовой голос, казалось, отражался от стен, и ужасная брань повторялась снова и снова.

Джейми бежала дальше. Страх побуждал ее оглянуться, но она знала, что оглядываться нельзя. Не рассчитав, она налетела на стену и упала, вскрикнув от боли, но тут же вскочила и помчалась вновь – быстрее и быстрее.

Она уже не чувствовала под собой ног. С каждым шагом на плечи наваливалась многопудовая тяжесть. Ну, еще, еще немного! Каменный пол, как живой, заскользил у нее под ногами. Эдвард неумолимо приближался.

Где-то вверху послышались отдаленные голоса. Там – спасение!

Джейми пыталась закричать, позвать на помощь, но голос ей не повиновался.

Дыхание Эдварда уже слышалось совсем рядом. Она должна закричать! Джейми в панике вцепилась руками себе в горло. Леденящий ужас охватил ее, ужас, перед которым все прошлые страхи показались детской игрой. Она не могла закричать.

У нее не было рта.

– Не уйдешь, сука! Настал твой конец!

Приглушенным голосом доктор отдавал указания Кадди. Малкольм прижал руки Джейми к кровати, удерживая ее на месте. Джейми беспокойно металась, беззвучно открывая рот: ноги ее судорожно дергались, голова колотилась о подушку.

– Джейми! – Шотландец слегка встряхнул ее. – Милая, это сон! Просто дурной сон!

Через несколько секунд Джейми успокоилась. Беспорядочные подергивания прекратились, однако она по-прежнему цеплялась за Малкольма словно за единственное свое спасение.

– Просыпайся, Джейми! – прошептал Малкольм, укрывая ее одеялом.

Одинокая слеза выкатилась из закрытого глаза Джейми, сверкнула и исчезла в спутанной массе волос. Что-то сжало Малкольму горло. Он бросил обвиняющий взгляд на доктора.

– Что с ней происходит? Она спокойно спала три дня!

– Очевидно, Кэтрин опоила ее чем-то еще, кроме моих лекарств, – ответил мастер Грейвс, тщательно приготовляя новую микстуру. – Сейчас для нее опасны любые сильные средства, но у нас нет выбора. Мы должны нейтрализовать действие яда.

Внезапно перед ней возник новый человек – огромный и безобразно тучный, в роскошной одежде, со сверкающей золотой цепью на груди. Он смотрел на Джейми с улыбкой, и в маленьких заплывших глазках его не было злобы. Но, сама не зная почему, Джейми боялась этого толстяка сильнее, чем своего прежнего преследователя.

Незнакомец поднял Джейми на руки: она почувствовала, что летит, а затем – падает все ниже и ниже, в самые недра земли, в глубину склепа, полного пыли и мерзкого запаха смерти.

Эдвард, казалось, исчез, но, увы, ненадолго. Он снова настигал ее. Спотыкаясь и путаясь в пышных юбках, Джейми бежала куда-то вниз по выщербленным ступеням.

Проклятия Эдварда гремели ей вслед, отражаясь от стен и тысячекратно усиливаясь.

Но издали снова донеслись голоса. Вперед! Там спасение!

Грейвс стоял у кровати с пустой кружкой в руках.

– Вот и все. Теперь нам остается только ждать.

Джейми свернулась клубочком на руках у Малкольма. На губах ее еще не высохли капли целебного питья.

Она не открыла глаз, не произнесла ни слова, но Малкольм каким-то образом заставил ее выпить микстуру.

Малкольм снова вспомнил о Кэтрин. Как легко было этой дьяволице пробраться сюда и отравить Джейми – беспомощную, ничего не понимающую! Но зачем? Неужели ненависть ее столь велика и безжалостна? Господи, за что?

Малкольм заскрипел зубами в бессильной ярости. Он, только он во всем виноват! Он не должен был этого допустить!

– Когда она проснется? – спросил он, прижимая Джейми к груди.

Врач бросил озабоченный взгляд на суровое лицо шотландца.

– Хотел бы я это знать! У организма свои законы.

Сколько раз бывало, что ученые полагали, будто уже все на свете знают, и вдруг природа преподносила им очередной сюрприз.

– Когда она очнется?! – взревел Малкольм.

Врач почесал лысину.

– Чтоб оправиться от действия снотворных и прийти в себя, ей понадобится не меньше трех дней, если она вообще проснется.

Малкольм отвернулся к окну. Когда он снова взглянул на врача, лицо его застыло, словно маска. Кадди сидела со своим шитьем в дальнем конце комнаты и не могла расслышать его слов.

Без нее я не уеду, – мрачно произнес Малкольм.

Врач покосился на пустую кружку.

– Мистрис Джейми говорила, что хочет уехать с вами. Но, может быть, лучше подождать, пока она совсем оправится. Опасно тащить ее в таком состоянии через всю страну.

– Вы не хуже меня знаете, что у нас нет времени, – отрезал Малкольм. «Через три дня, – думал он, – корабль причалит в гавани. Значит, уже через два дня Джейми должна быть совершенно здорова». – Если она не оправится к назначенному сроку, нам снова потребуется ваша помощь.

Врач со стуком поставил кружку на стол.

– Даже если мистрис Джейми и очнется, путешествия она не выдержит. Подумайте, в какой опасности окажетесь вы оба! Путешествовать с больной, слабой женщиной на руках. Учтите, ищейки герцога будут следовать за вами по пятам. Не думаю, что вам удастся далеко уйти! И что будет, когда вас схватят, и с вами, и с ней?

– Не тратьте зря слов, мастер Грейвс. Я еду и беру ее с собой. – По тону Малкольма доктор догадался, что дальнейшие споры бесполезны. – Вы очень помогли нам, но не сомневайтесь, у нас найдутся и другие помощники.

– Тогда чего вы хотите от меня?

– Если Джейми не поправится, – ответил Малкольм, – мне понадобится ваше искусство.

Старик уставился на Малкольма, как на сумасшедшего, – и вдруг, расхохотавшись, стукнул себя кулаком по колену.

– Ах, черт побери! Погибать, так с музыкой! Согласен!

Каждый шаг отдавался в теле острой болью. Но Джейми знала, что останавливаться нельзя. Ступенька. Еще ступенька. Вниз, только вниз.

Эдвард не отставал. Позади послышался звон железа, оглянувшись, она увидела, что преследователь выхватил из ножен огромный меч. Джейми вскрикнула и ускорила шаг.

– Не уйдешь, шлюха! – гремел в мозгу его страшный голос. – Ты моя! Моя! Ты мне за все заплатишь!

Джейми снова застонала. Малкольм встряхнул ее, но без толку. Джейми по-прежнему лежала в его руках, неподвижная и безжизненная, словно тряпичная кукла.

Шотландец посмотрел на Кадди и откашлялся, подыскивая нужные слова.

– Кадди, я был не слишком добр с тобой. Зато ты обходилась со мной лучше, чем я того заслуживаю.

– Верно, милорд, – с достоинством подтвердила старушка.

Малкольм улыбнулся.

– Ты служишь у Джейми с самого ее отъезда из Шотландии?

– Гораздо дольше, милорд, – ответила горничная. – Мы с ней впервые встретились, когда ее отправили учиться во Францию. Мистрис Джейми тогда была совсем девочкой, хотя, должна сказать, прехорошенькой!

– Помню. – Вдруг глаза Малкольма округлились от удивления. – Так ты была с ней, когда она вернулась на остров Скай?

– Да, – коротко ответила Кадди.

Малкольм изумленно покачал головой.

– Тогда не понимаю, почему ты меня не убила на месте!

– Я никогда бы этого не сделала, – просто ответила Кадди. – Ведь моя госпожа никогда не переставала любить вас.

– Я знаю, – тихо ответил Малкольм, вглядываясь в спокойное лицо Джейми. Ему показалось, что щеки ее слегка порозовели.

– Можешь пойти поужинать, я подежурю, – предложил Малкольм горничной.

– Принести вам что-нибудь, милорд? Малкольм покачал головой.

– Иди, Кадди. Я за ней присмотрю.

Старуха тяжело поднялась с места, положила свое шитье и зашаркала к дверям.

– Я верю вам, милорд, – произнесла она, обернувшись. – Пока вы здесь, с ней ничего не случится.

И, поклонившись, исчезла за дверью.

– Джейми! Родная, ты меня слышишь?

– Малкольм! – воскликнула Джейми, чувствуя, что снова может говорить. Самая страшная часть кошмара прекратилась: рот, губы, зубы – все снова было на месте. – Где ты, Малкольм?

Но вместо родного голоса раздался страшный рев Эдварда: – Не уйдешь, шлюха! Не уйдешь!

Послышался страшный лязг, Джейми пригнулась, и меч просвистел в каком-то дюйме от ее головы.

– Джейми, я здесь! Только протяни руку!

– Не могу, Малкольм! – в ужасе воскликнула она. Собственное тело отказывалось ей повиноваться. – Малкольм!

– Ты мне за все заплатишь, предательница! Шлюха!

– Малкольм!!!

Впереди – свет. За стеклом – смутный, но знакомый силуэт. Малкольм! Он ждет ее!

Но в следующий миг силуэт исчез: Джейми стояла перед зеркалом, в котором отражалось только ее измученное лицо, растрепанные волосы и изорванное платье.

– Малкольм, где ты?

Ответом ей был свист меча. Лезвие взметнулось в воздух, и отблеск зеркального света сверкнул на нем, словно адский огонь.

– Нет, я не убью тебя сразу! Сначала попользуюсь тобой сам! Потом отдам на потеху своим людям! А потом ты умрешь!

Джейми билась о стекло, словно птичка о прутья клетки.

– Малкольм!

Но Малкольма не было.

Джейми видела в зеркало, как на лице Эдварда появилась отвратительная усмешка. Он уже был готов схватить ее за волосы…

Нет, она не сдастся!

– Все кончено! – прорычал Эдвард. Глаза его сверкали.

Поверхность зеркала затуманилась, пошла рябью, словно озеро в ветреную погоду. Вдруг из центра странного стекла показалась рука. Эдвард застыл в изумлении с открытым ртом.

Джейми схватилась за руку Малкольма, а это был он, она уверена, и Малкольм повлек ее прочь из западни. Гладкая поверхность зеркала разомкнулась и снова сомкнулась за ней, словно озерная гладь. Вдали затихали проклятия Эдварда. Она летела сквозь ночь, сквозь туман – навстречу немеркнущему свету.

Глава 39

– А ты видел короля?

– Не-а. И, честно говоря, не горю желанием.

Солнце, стоящее в зените, заливало кеннингхоллский сад ослепительным светом. Малкольм старательно смотрел в окно, хоть мысли его были заняты вовсе не открывавшимся перед ним пейзажам. Позади слышался плеск воды: Джейми, спрятавшись за резным экраном, смывала с себя слезы и пот тяжелой болезни. Многое отдал бы Малкольм, чтобы присоединиться к ней в просторной деревянной ванне, но Кадди, как грозный страж, стояла на часах и рычала волчицей, стоило ему хотя бы бросить взгляд в ту сторону.

И что за дело Малкольму до короля и его свиты, когда его спящая красавица наконец-то очнулась?

– А тебя никто не видел? – в голосе Джейми, еще слабом после болезни, слышалось любопытство и нетерпение. – Ни придворные, ни стража?

– Никто. Серрей предупредил, что, пока король здесь, мне лучше пореже показываться на людях.

Под окном появилась пестрая толпа придворных. Малкольм различил среди них Серрея и леди Френсис, но ни короля, ни Кэтрин видно не было.

– Один бог знает, что привело короля в Кеннинг-холл. Он прибыл так неожиданно. Серрей разумно решил, что не стоит привлекать царственное внимание к пленнику-шотландцу. Особенно сейчас, когда Эдварда обвиняют в присвоении части королевской добычи.

Из-за экрана появилась Кадди, бросила очередной грозный взгляд на Малкольма, взяла со скамьи стопку полотенец и снова скрылась.

– Сегодня утром, когда ты разговаривал с Серреем, ко мне заходила леди Френсис, – заговорила Джейми. – Она рассказала о приезде короля, а еще сказала, что ты поругался с ее мужем!

– Да не то чтобы поругался, – протянул Малкольм. – Просто напомнил ему о его обязанностях.

– Френсис сказала, что речь шла о моем здоровье.

– Совершенно верно. – Малкольм отвернулся от окна и уставился на экран, стараясь представить, что делает Джейми по ту сторону загородки. – Я сказал, что хозяин замка из него никудышный, что он не уследил за тобой, что Кэтрин почти… ну, одним словом, я объявил ему, что отныне буду оберегать тебя сам.

– Малкольм, а он согласился?

– Как миленький! Правда, пришлось немного поспорить.

Не в силах оставаться на месте, Малкольм вскочил и начал мерить шагами комнату. Он не сказал Джейми самого интересного, не желая возбуждать в ней необоснованные надежды. Во время их спора Серрей поведал Малкольму, что случилось с Эдвардом во дворце и какие обвинения были выдвинуты против него. Разумеется, граф был только рад, что Джейми не поехала ко двору. Больше Серрей не сказал ничего, но старым друзьям не нужно много слов, чтобы понять мысли друг друга.

– Как ты думаешь, он что-нибудь сделает с Кэтрин?

Малкольм задумался.

– Боюсь, что нет. Будущая королева не подлежит суду простых смертных. А тем более теперь, когда здесь сам король. Нет, думаю, он даже поговорить с ней не сможет. Это слишком опасно для семьи. Ни один из Говардов не решится рискнуть своим положением… Все, что мы можем сделать, сказал он, это как следует охранять тебя и держать подальше…

– Подальше от Кэтрин, – закончила Джейми с той стороны экрана.

– Пока Генрих здесь, это будет не так уж трудно.

Малкольм хотел рассказать Джейми о своем плане, но решил не волновать ее раньше времени – ведь она еще так слаба! Джейми поправлялась быстро, храбро сражаясь с болезнью, и это наполняло сердце шотландца радостью. Однако времени оставалось очень мало. Завтра вечером они должны покинуть замок.

Малкольм уже давно чувствовал, что Серрей не огорчится из-за его побега. Сегодняшняя беседа только укрепила его в этом убеждении. Шотландец не знал и не желал знать, связано ли это с их старой дружбой или с несомненной неприязнью графа к отцу и брату. Вполне возможно, оба этих чувства имеют равное значение. Какая разница? Гораздо важнее сейчас было неожиданное появление короля. Множество чужих глаз и двойная стража вокруг замка могли создать нежелательные проблемы. Следовало подумать об этом.

– Как ты считаешь, он не мог приехать из-за того, что что-то узнал обо мне? – спросила Джейми, выходя из-за экрана.

Уже приготовленные слова застыли у Малкольма на языке: дыхание прервалось, а взгляд устремился к возлюбленной, как умирающий от жажды стремится к спасительной воде.

– Неужели я так изменилась? – озабоченно воскликнула Джейми. – Похудела, наверно?

– Нет, Джейми. Ты, как всегда, прекрасна.

– Но ты так странно на меня смотришь.

Не находя слов, Малкольм просто прижал ее к груди. Буйная, пьянящая радость Переполнила его при виде любимой – живой и здоровой, с улыбкой на сияющем лице.

– Это я изменился, – прошептал он ей на ухо, когда вновь обрел способность говорить. – Никогда не думал, что могу любить тебя больше, чем уже люблю, но теперь вижу, что это возможно. Моя любовь становится сильнее с каждым мгновением. От одной мысли о тебе я словно возношусь на небеса! – Он откинул с лица Джейми мокрые волосы и взглянул ей в глаза. – Без тебя я – жалкий безумец, а с тобой – всемогущий бог. Когда я думаю о том, что ты жива и невредима, мне хочется упасть на колени и…

Джейми привстала на цыпочки и поцелуем заставила его наконец замолчать.

Кадди вежливо кашлянула. Влюбленные отпрянули друг от друга, потрясенные силой своего чувства. Не выпуская Джейми из объятий, Малкольм подвел ее к креслу и усадил к себе на колени.

– Так как ты думаешь, Малкольм, приезд короля не может быть связан со мной?

– Об этом я спросил у Серрея, он говорит, едва ли. – Малкольм проследил глазами за Кадди. Та деликатно удалилась в другой конец комнаты, очевидно, не желая мешать влюбленным. – Он считает, что Генрих просто соскучился по Кэтрин. Он заехал сюда во время охоты, даже не известив герцога. Словом, это выглядит как чистый каприз.

Джейми вздохнула с облегчением, но тут же на лице ее вновь отразилась тревога.

– А это не помешает нашим планам?

– Будь у нас время подумать, – ответил Малкольм, нежно гладя ее по руке, – я бы сказал, что появление короля – большая удача для нас.

– Почему?

– А потому, – улыбнулся Малкольм, – что теперь Кэтрин не сможет шпионить за нами по ночам и не помешает нам бежать.

– Бежать… – мечтательно повторила Джейми, лицо ее озарилось улыбкой. – Скажи, что мне надо делать?

В зале готовились к пиру. Генрих Восьмой, король Английский, казалось, не замечал царившей вокруг суеты: он рассматривал кольцо с огромным изумрудом, поворачивая его так и этак на мясистой ладони. Затем он взялся за цепочку, продетую в кольцо, и начал раскачивать его перед глазами.

– Что скажете, государь? – спросила Кэтрин, игриво поглаживая его колено и от души надеясь, что король не уловит в ее тоне излишнего нетерпения. – Это ваше?

Генрих молчал, хмуря мохнатые брови.

– Так ты говоришь, Кэт, это кольцо находилось у твоей кузины? – спросил он наконец.

Кэтрин бросила взгляд в сторону Мэри. Белокурая красавица сидела потупившись в дальнем конце стола: лицо ее пылало от досады.

Несколько минут назад Кэтрин мановением руки разрушила все надежды своей глупышки-кузины. Король только что обещал исполнить просьбу своей невесты и послать Мэри в свиту своей сестры – Маргариты, шотландской королевы-матери, на далекий север. Конец мечтам о великолепии и пышности английского двора! Кэтрин полагала, что своими бесконечными обидами, стонами и жалобами Мэри вполне заслужила такое наказание. Подумать только, эта дуреха посмела навязывать ей свои услуги!

– Сэр, моя кузина Мэри, которую вы знаете, нашла это кольцо случайно и принесла показать мне. Я же обратила внимание, что оно как две капли воды похоже на то, что уже украшает…

– Случайно? – резко переспросил Генрих. – Не верится, что можно случайно завладеть такой драгоценностью!

Кэтрин никого и ничего не боялась, но под пронзительным взглядом маленьких заплывших глазок короля даже ей порой становилось не по себе.

– Видите ли, Мэри делила комнату с нашей дальней родственницей, мистрис Джейми. По-видимому, кольцо принадлежало этой девушке. Затем Мэри перебралась в другую спальню; во время переселения, как часто бывает, вещи перепутались и кольцо по ошибке оказалось у нее.

Холодный взгляд Генриха немного смягчился.

– Кто такая эта мистрис Джейми?

– Я же сказала, дорогой, – дальняя родственница.

– Она живет в Кеннингхолле?

– Приехала сюда в прошлом году, – быстро ответила Кэтрин.

Генрих окинул взглядом шумный зал.

– Мне ее не представили.

– Она тяжело болела, но сейчас, как я слышала, уже выздоравливает.

Генрих снова устремил тяжелый взгляд на кольцо.

Брови его сдвинулись, и Кэтрин с трудом удержалась от довольной усмешки. Она и понятия не имела, что это за кольцо и что из всего этого может выйти. Но стоит ли упускать даже самую эфемерную возможность навредить Джейми? А что еще остается, если эта старая карга – ее горничная – сегодня Кэтрин и на порог не пустила?

– Кто ее родители?

Кэтрин сладко улыбнулась своему нареченному.

– Она внучка Томаса Болейна. – От нее не укрылось, как округлились и вспыхнули глаза короля. – Ее мать…

– Приведи ее сюда! – приказал Генрих, оборвав ее на полуслове. – Немедленно!

– Но она больна, по крайней мере, так говорят, – подлила масла в огонь Кэтрин.

Генрих поднялся и знаком подозвал к себе графа Серрея.

– Серрей, – почти прорычал он, – пришлите ко мне эту мистрис Джейми, и побыстрее!

– Сэр, – почтительно приблизился к королю сэр Томас Калпеппер, член Королевского Совета, – из Норвича прибыли те трое, кого вы желали видеть, и тюремщик Рид тоже ждет у дверей.

Король что-то проворчал и отвернулся. Сэр Томас, нимало не смущенный, грациозно поклонился будущей королеве и отошел прочь.

С хищной улыбкой Кэтрин наблюдала, как ее жених, по-медвежьи переваливаясь на ходу, двинулся прочь из зала. Кольцо с изумрудом было крепко зажато у него в кулаке.

Невидящими глазами Джейми смотрела в зеркало: на душе у нее было сумрачно и тревожно. Она не понимала, чего ждать. Мысль, что через несколько минут она окажется лицом к лицу с убийцей матери, вызвала в ней гнев, который мгновенно сменился вполне понятным страхом.

– Позвольте мне сходить за лордом Малкольмом! – умоляла Кадди, заплетая госпоже косы и пряча их под модным вышитым чепцом. – Вдруг он вам пригодится?

– Нет, Кадди, – тихо ответила Джейми. – Ему нельзя показываться на глаза королю. Это слишком опасно.

– Но как же вы?

– Со мной все будет в порядке, – твердо произнесла Джейми. – Леди Френсис сказала, что король хочет со мной познакомиться – вот и все. Что в этом страшного? – К сожалению, сама она ни на грош не верила собственным словам.

Покончив с волосами, горничная принялась оправлять на Джейми платье с пышной юбкой и широкими рукавами-фонариками.

– Ах, как лорд Малкольм рассердится, когда узнает, что вы, еще совсем больная, выходили из комнаты! Вы уверены, что не хотите послать за ним? Я думаю, он еще не лег.

– Спасибо, не надо, – спокойно ответила Джейми, слегка улыбнувшись при мысли о том, какой внезапной симпатией воспылала к Малкольму ее служанка. – Не стоит ему лишний раз выходить из спальни, пока по замку бродят люди короля.

– Но, госпожа, я дала ему слово, что никуда не отпущу вас одну! Позвольте, я хотя бы предупрежу его.

Джейми покачала головой:

– Кадди, я запрещаю тебе волновать его по пустякам. Он все равно ничем мне не поможет. Я должна поговорить с королем сама. – Джейми поднялась с кресла и погладила старушку по плечу. – Не волнуйся, Кадди, со мной ничего не случится.

– Но вы так бледны.

Джейми улыбнулась ласково и печально.

– Сходи, пожалуйста, к леди Френсис. Скажи, что я готова.

Глава 40

Хриплый рев короля был слышен далеко за пределами гостевых покоев. Проскользнув в дверь, Джейми прижалась к стене и замерла. Перед королем застыли в раболепных позах трое незнакомых ей людей: его величество выражал недовольство, а проще говоря, поносил их на чем свет стоит. Таких выражений Джейми не слыхивала от самых диких шотландских крестьян!

Джейми и леди Френсис обменялись испуганными взглядами: обе женщины откровенно радовались, что король не заметил их появления.

Френсис кивнула Джейми и ободряюще улыбнулась. Как благодарна была Джейми своей подруге за эту поддержку. Подумать только, Френсис решилась войти к королю вместе с ней! А ведь ее это, казалось бы, совсем не касается.

К королю! Прошло несколько секунд, прежде чем Джейми осознала, что этот безобразно жирный человек со свирепым лицом, похожим на звериную морду, – и есть властелин Англии. И в тот же миг, словно прочтя ее мысли, король обернулся и впился в нее маленькими злыми глазками.

Как ни странно, этот взгляд глаза в глаза помог Джейми преодолеть страх. Гнев захлестнул ее огненной волной. «И ради этого урода, – думала она, – моя мать опозорила свое имя, бросила дом и семью, бежала из родной страны и в конце концов погибла такой ужасной смертью!» Джейми сжала кулаки, едва удерживаясь от того, чтобы бросить королю в лицо резкие слова. Но он уже не смотрел в ее сторону.

Приглядевшись, Джейми догадалась, что в молодости Генрих был очень хорош собой: даже сейчас в его оплывшем лице угадывались следы былой красоты. Но что это меняло? Для нее он оставался злым демоном, погубившим ее мать и тетю Анну. Быть может, теперь он готов погубить и ее. Кто она для него? – еще одна из ненавистных Болейнов!

Аудиенция закончилась. Трое неудачников, навлекших на себя гнев короля, склонились чуть не до полу и бесшумно исчезли. Король повернулся к двум женщинам.

– Графиня, – произнес он с ноткой нетерпения в голосе, не сводя глаз с Джейми, – вам нет нужды присутствовать при нашем разговоре.

Френсис присела в реверансе и нерешительно покосилась на Джейми.

– Сэр, если не возражаете, я была бы счастлива остаться. Мистрис Джейми еще слишком слаба – что, если ей станет дурно?

Генрих молчал, уставившись на женщин ничего не выражающим взглядом.

– Ваше величество, – добавила Джейми, тоже низко приседая, – я была больна и только сегодня встала с постели. Может быть, ваше величество извинит нас.

Джейми презирала сама себя за этот трусливый, униженный тон. Но что оставалось делать? «Осталось совсем немного, – уговаривала она себя. – Потерпи еще один день – и все кончится».

Тягостная минута прошла в молчании; наконец король небрежно кивнул.

Повернувшись к леди Френсис, Генрих вежливо предложил ей сесть. Но сверлящий взгляд его хищных глаз ни на секунду не отпускал из поля зрения Джейми. Девушка догадывалась, что король ищет в ней фамильного сходства. Мэри Болейн была меньше ростом и, если верить портретам кисти тети Элизабет, шире в груди и в бедрах. Ростом и статью Джейми пошла не в мать, а в тетку.

Именно поэтому никто никогда не сомневался, что она родная дочь Элизабет.

Но сейчас Джейми думала не о росте или фигуре, а о лице. Ибо, вглядываясь в короля, она с ужасом и отвращением узнавала в его безобразно оплывших чертах самое себя. Тот же нос, тот же энергичный рисунок бровей, тот же чувственный рот и упрямый подбородок. Пусть Джейми сравнивали с Мадонной, а король походил на дьявола, даже при свете свечей сходство было несомненным.

Наконец Генрих Тюдор заговорил, и хриплый голос его прорезал молчание, словно удар кинжала.

– Я слышал, что вы – внучка Томаса Болейна.

– Это правда, ваше величество, – тихо ответила Джейми.

– Странно, что я ничего о вас не слышал. Ведь ваш дед много лет находился при дворе!

– Я выросла в другой стране, – ответила Джейми, – и впервые увиделась с дедом лишь за несколько недель до его смерти.

Король снова впился взглядом в ее лицо. Затем взял со стола какую-то драгоценность – в дрожащем пламени свечей ярко сверкнул изумруд.

– Сколько вам лет, госпожа?

– Девятнадцать. – По спине у Джейми побежали мурашки. Откуда, черт возьми, попало к королю ее кольцо? Джейми едва не выпалила этот вопрос вслух, но вовремя сообразила, что сейчас лучше не говорить лишнего.

Маленькие острые глазки короля внимательно следили за выражением ее лица, подмечая каждую перемену, любую мимолетную реакцию.

– Это ваша безделушка?

Джейми на мгновение запнулась: на мясистой руке короля она заметила перстень, как две капли воды похожий на ее собственный. Пути назад не было.

– Да, ваше величество.

– Откуда она у вас?

Генрих раскачивал кольцо на цепочке, и Джейми, словно зачарованная, следила за его движениями.

– Это талисман, подаренный мне родителями, – прошептала она наконец.

Король бросил кольцо на стол и, поднявшись с места, вперевалку направился к ней.

Слепая, безрассудная паника охватила Джейми. Она бросила отчаянный взгляд в сторону Френсис – та сидела, чинно сложив руки на коленях, не отрывая глаз от короля.

– Мы не спросили вас о ваших родителях. Очевидно, ваша мать приходится дочерью Томасу Болейну. – Он подошел совсем близко, и Джейми почувствовала, как взмокли ладони.

– Приходилась, ваше величество.

Он стоял рядом, нависая над ней всей разжиревшей тушей. Храбрость Джейми испарилась без остатка; не смея взглянуть королю в лицо, она уставилась на огромный золотой медальон, сверкающий у него на груди. Наступило долгое молчание; Джейми чувствовала, что король изучает ее.

– Черные как смоль волосы и белоснежная кожа.

Совсем как у нее.

Джейми не сомневалась, что король говорит о Мэри Болейн. Он протянул мясистую лапу к ее лицу. Вся сила воли понадобилась Джейми, чтобы не отпрянуть и не закричать. Однако Генрих не сделал ничего дурного – просто пропустил между пальцами выбившуюся из-под чепца прядь ее волос. Джейми стояла, застыв на месте, боясь даже дышать. Что-то подсказало ей, король угадал правду. Он узнал в ней свою дочь.

– И страсть к искусству Джейми тоже унаследовала от нее, – неожиданно вступила в разговор Френсис. Король обернулся; Джейми смотрела на подругу с удивлением, не понимая, к чему та клонит. – Я уверена, сэр, такой знаток и ценитель музыки, как вы, получит истинное удовольствие от ее таланта!

Джейми украдкой вытерла мокрые ладони и поспешила ухватиться за соломинку, брошенную подругой.

– Ах, ваше величество, кто же нас похвалит, если не друзья? – улыбнулась она. – Право, мои предполагаемые таланты здесь ни при чем: просто женщине, выросшей в окружении величайших художников и музыкантов Европы, трудно избежать увлечения искусством!

Наклонив голову, Генрих сверлил ее взглядом исподлобья.

– Не припомним, чтобы ваша мать отличалась какими-то талантами.

«Ах ты, ублюдок!» – мысленно воскликнула Джейми, вспомнив, как погибла ее несчастная мать.

– Ну как же, сэр! – немедленно встряла Френсис. – Ведь у вас хранятся несколько портретов ее кисти!

– Какие же?

– Если не ошибаюсь, портреты королевы Маргариты и ее семьи.

– Моей сестры?

– Конечно, ваше величество, – подхватила Джейми, заметив, как удивленно округлились его глаза. – К сожалению, Элизабет Болейн не имела возможности открыто заниматься живописью до тех пор, пока ваша сестра, королева Маргарита, не пригласила ее к своему двору в Линлитгоу. Теперь портреты королевской семьи украшают все королевские замки в Шотландии! Если мне позволено будет сказать, ваше величество, ее кисть может соперничать в мастерстве с лучшими работами Гольбейна, написавшего ваш портрет.

Генрих, казалось, почти ее не слушал: взгляд его был обращен куда-то вдаль. Возможно, он вспоминал ту давнюю историю во время турнира на поле Доспехов божьих, когда юная Элизабет решительно воспротивилась его домогательствам и была вынуждена бежать из страны:

– Так вы – дочь Элизабет, – наконец произнес Генрих. В голосе его слышалось недоверие.

– Да, ваше величество, – немедленно и с готовностью ответила Джейми. Она понимала, что малейшее ее колебание могло сейчас все погубить.

Властелин Англии запустил жирные пальцы в бороду, раздумывая над ее ответом. Джейми почувствовала легкий укол совести: как-никак она солгала родному отцу! Но она знала, что мать одобрила бы этот поступок.

– Мне всегда было любопытно знать, что же в конце концов случилось с Элизабет, – заметил король, задумчиво пройдясь по комнате.

– Она поехала во Флоренцию, ваше величество, где совершенствовала свое мастерство в студии самого Микеланджело; затем отправилась в Шотландию и обосновалась там.

Король снова взял со стола кольцо.

– А ваш отец? – спросил он, резко поворачиваясь к ней.

– Эмброуз Макферсон, ваше величество.

– А, тот шотландский дипломат! – заметил король. – Как же, помню.

У Джейми внезапно подкосились ноги; волнение оказалось слишком сильным для ее неокрепшего здоровья. Король и Френсис бросились к ней. Френсис подхватила ее под руку и усадила в кресло, а Генрих, несмотря на слабые возражения Джейми, сам налил и поднес ей кубок вина. Он умел вести себя как джентльмен – когда хотел.

Джейми молча смотрела, как король тяжело опустился в соседнее кресло и вновь начал вертеть в руках кольцо.

– Вы знаете, что когда-то эта безделушка принадлежала нам?

Она покачала головой:

– Нет, ваше величество.

Генрих не отрывал взгляда от изумруда, и в глубине глаз его мерцал странный огонек.

– И, очевидно, вам неведомо, как досталось кольцо вашим родителям?

Джейми снова качнула головой.

– Ваш отец выиграл его на турнире, что проходил на поле Доспехов божьих. Чтобы получить этот приз, он вы бил из седла одного за другим лучших наших рыцарей.

Джейми, разумеется, это знала: именно на этом турнире впервые встретились Эмброуз и Элизабет.

– Но сейчас, увидев вас и сообразив ваш возраст, – безобразное лицо короля расплылось в улыбке, – могу сказать одно: он выиграл на этом турнире. Выиграл во всех отношениях.

Джейми удивленно подняла брови.

– Как дипломат ваш отец никуда не годился. Слишком прям, благороден и бесстрашен. Прекрасные качества, но не для большой политики. На чем я остановился?

– На турнире, сэр, – подсказала Френсис.

– Ах да. Так вот, получив кольцо, этот отважный шотландец направился не к кому иному, как к дочери нашего французского посланника, сэра Томаса Болейна, – король усмехнулся, – и вручил завоеванный приз ей.

– Какой рыцарский жест! – вздохнула Френсис.

– Ну, я бы сказал, что вложенный капитал дал хорошую прибыль, – и король потрепал Джейми по плечу. – Взгляните на эту девушку, леди Френсис. Разве она не стоит сотни таких колец?

Френсис поднялась с кресла. Джейми поднялась тоже и теперь стояла неподвижно, не зная, что делать и как отвечать.

– Леди Френсис, мы благодарим вас за визит, – произнес король, провожая их обеих до дверей. Обернувшись к Джейми, он задержал ее легким прикосновением руки. – Когда увидитесь с отцом, передавайте ему мои наилучшие пожелания. Положим, двадцать лет назад я готов был его на клочки разорвать за то, что он нарушил мои планы относительно Франции, что было, то было. Но со временем я научился ценить таких людей, как они того заслуживают.

Джейми низко присела и повернулась к дверям.

– Кланяйтесь от меня вашей матери, – прибавил Генрих.

Джейми изумленно обернулась.

– Она оказалась самой разумной из трех. Скажите, что я желаю ей счастья.

Джейми запнулась, не зная, что сказать. Что значит «оказалась самой разумной»? Две сестры Элизабет связали с Генрихом свою судьбу – и погибли; она отвергла его домогательства – и осталась жива. Может быть, именно на это намекал король? Но, понятно, Джейми не могла требовать объяснений от короля Англии.

– Да, вы кое-что забыли.

Джейми протянула руку, и Генрих положил в ее ладонь кольцо с изумрудом.

Девушка не чаяла дождаться окончания тягостного разговора. Но что-то все же заставило ее остановиться на пороге; обернувшись, она бросила последний долгий взгляд на человека, который мог бы стать ей отцом.

Глава 41

– До конца жизни буду тебе благодарна! – прошептала Джейми, пожимая руку подруге, |как только за ними закрылась тяжелая дубовая дверь королевской спальни. Мучительный разговор с королем истощил последние силы Джейми: у нее темнело в глазах и подкашивались ноги. Ослабевшая девушка почти повисла на Френсис. Что бы она делала без верной подруги?

– Будем надеяться, что впереди у нас долгая жизнь.

Еще успеем подумать о том, что мы наделали, разрушив планы герцога Норфолка, – произнесла Френсис.

Джейми удивленно повернулась к ней.

– Да, думаю, тебе следует об этом знать, – пожала плечами Френсис. – Эдвард арестован и ждет Королевского суда.

Джейми широко открыла глаза:

– Почему, Френсис? За что?

– За жадность, – просто ответила Френсис. – Как слышал Серрей, кто-то при дворе распустил слух, что добрую половину богатств, захваченных в море именем короля и на королевские средства, Эдвард оставил себе.

Джейми знала, что это правда. Она не раз слышала, как Эдвард хвастался своей ловкостью.

– Но какое отношение это имеет к нам? Какие планы мы разрушили?

Френсис, помявшись, взглянула Джейми в глаза.

– Помнишь приказ немедленно прибыть ко двору?

– Ну? – прошептала Джейми.

– Мы с Серреем, обсудив дело, решили, что король ничего не знает о своей незаконной дочери. Сейчас мы видели, что это так и есть.

– Мне показалось, король почувствовал облегчение, когда решил, что я – не его дочь, – с сомнением заметила Джейми.

– Может быть. Наследный, принц – слабый, болезненный мальчик; если он умрет, наличие еще одной дочери совершенно запутает порядок престолонаследия.

– Но что же за планы были у герцога?

– Он решил срочно поженить вас с Эдвардом, а затем представить тебя королю уже в качестве своей невестки и заодно его счастливо нашедшейся дочери. Король не станет казнить своего зятя.

– И мы сорвали этот план, обманув короля!

– Вот именно.

Сердце Джейми упало при мысли о том, какой опасности она избежала. Но в следующий миг ее поразила новая мысль.

– Френсис, но если граф узнал все это из письма…

Френсис похлопала Джейми по плечу.

– Дорогая моя, Серрей вполне заслуживает твоего доверия. Он ничего не знал до того самого дня, когда получил письмо от архиепископа Норвичского. Архиепископ, полагая, видимо, что граф в курсе дел своего отца, запрашивал у него кое-какие сведения для документов о вашей с Эдвардом помолвке.

– Помолвки? Но ведь никто даже не спросил моего согласия!

– Верно, – кивнула Френсис. – Документы помечены числом двухмесячной давности.

– Как они могли? – Джейми поднесла руку ко лбу и обессиленно прислонилась к стене.

Френсис поспешно усадила ее на скамью у окна.

– Ни о чем не тревожься, дорогая, – постаралась она успокоить подругу. – Мне кажется, король вполне убедился, что ты – дочь Элизабет. Норфолк может говорить все, что хочет, Генрих просто ему не поверит! Хотя, конечно, герцогу это не понравится.

Джейми взяла подругу за руку.

– Ты знала все это – и все же помогла мне! Я думала, что для тебя – жены Говарда – верность семье стоит превыше всего!

Френсис улыбнулась в ответ.

– Я верна не всем Говардам без разбора, а только Серрею – лучшему из них.

– Понимаю. – Джейми тоже улыбнулась, но в следующий миг лицо ее заволокла тень. – Как не похож он на своего брата!

– Да, – ответила Френсис. – Со времен Каина и Авеля мир не знал столь несхожих братьев.

На резных столиках пылало множество свечей, но свет их не мог разогнать тени, прячущиеся в темных углах королевской спальни.

Откинув одеяло и соблазнительно свернувшись клубочком, Кэтрин прищуренными глазами наблюдала за королем. Он уже стоял у кровати – огромный, тяжелый, с безобразными складками жира на животе. Рубаха его была нараспашку; вот он развязал шнурки на штанах – и Кэтрин восхищенно вздохнула, хотя, по правде сказать, восхищаться было особенно нечем.

Кэтрин встала на колени и подняла руки. Генрих стянул с нее рубашку: будущая королева с удовлетворением заметила, что он не сводит глаз с ее груди. С тихим горловым стоном она обняла его за шею и притянула его голову к темному соску.

Все было, как всегда, как повторялось уже тысячу раз. Король опрокинул ее на кровать, прильнув к соску, словно огромная жирная пиявка. Кэтрин потерлась о его бедра коленом и почувствовала, как вздымается воплощение его былой мужественности – неизвестно только, надолго ли. Придавленная его весом, подергивая руками и ногами – Генрих любил, когда женщина под ним «трепещет», – Кэтрин смотрела в потолок и размышляла о том, почему так несправедливо устроена жизнь. Из всех мужчин вокруг, не считая глубоких стариков и простолюдинов, лишь один вызывает в ней отвращение – и именно этому одному суждено стать ее мужем! И еще она думала о Малкольме.

Стоило закрыть глаза – и она видела его, слышала, чувствовала. Это Малкольм лежал на ней, это его чувственный рот играл с ее сосками. Это Малкольма она обнимала, сжимая ногами его стройное тело.

Генрих с усилием приподнялся на руках и уткнулся лицом ей в шею. Кэтрин уже давно усвоила, что за этим последует: она приподняла бедра и, когда король вошел в нее, ответила ему притворным стоном.

В воображении она видела Малкольма – его длинные мускулистые ноги, широкую, покрытую шрамами грудь, огромные ладони, грубо – и все же с нежностью – мнущие ее груди. Она чувствовала, как вонзается в нее его мощное орудие. Глубже! Еще глубже!

Кэтрин просунула руку вниз, представив, что это рука шотландца. Это он нащупал главный источник наслаждения и возбуждает его чуткими, опытными пальцами. Любовник Кэтрин двигался все нетерпеливей, все резче, и возбуждение ее росло. Наконец с хриплым рычанием Генрих излил семя – и через мгновение, когда ее наслаждение достигло предела, Кэтрин ответила ему восторженным воплем.

Но через несколько секунд она вынуждена была вернуться к реальности. Нет, она занималась любовью не с Малкольмом. Это старый, жирный, омерзительно вонючий Генрих разлегся на ней и довольно сопит ей в ухо! Кэтрин отвернулась: ее охватило отвращение.

Огромная кровать заскрипела, когда король скатился с любовницы и перевернулся на спину, довольно сложив руки на необъятной груди.

– Если бы мы знали, что ты так по нас скучаешь, Кэт, то отложили бы беседу с твоей кузиной!

– А, кстати, как прошла ваша беседа?

– Ничего интересного, – коротко ответил Генрих. Затем положил мясистую руку ей на грудь и двумя пальцами потер возбужденный сосок. – А ты, моя милая, настоящая тигрица! Никогда еще не слышал от тебя таких криков!

Кэтрин фальшиво улыбнулась, скрывая разочарование.

– Ты великолепен! – прошептала она, поглаживая пальцами его волосатую грудь и огромный живот. – Потрясающий любовник! Ты ведь знаешь, одна мысль о тебе сводит меня с ума! Любовь моя, когда же мы наконец поженимся?

Все тело короля сотряслось от хриплого утробного смеха.

– Если ты, Кэт, думаешь, что после свадьбы мы с тобой не будем вылезать из постели, то очень ошибаешься!

– Почему? – капризно надула губки Кэтрин. – Я знаю сотню мужчин, которые отдали бы жизнь, чтобы оказаться на твоем месте!

Она осеклась, увидев, как вспыхнуло гневом его лицо.

– Осторожней с такими разговорами, женщина! – рявкнул он. – Не забывай, где твое место!

Опрокинув ее на спину, он навис над ней, словно хищник над поверженной добычей.

– Только попробуй забыть о своем долге – и твоя голова станет украшением Лондонского моста! Тебе все ясно, Кэт?

И Кэтрин покорно кивнула – а что ей еще оставалось?

Глава 42

Послышался тихий стук, и обе женщины опасливо посмотрели на дубовые двери. Джейми села на кровати и, кивнув Кадди, потянулась за халатом. Она легла всего минуту назад, усталая и измученная донельзя.

Кадди отворила дверь и теперь полушепотом спорила с нежданным визитером. Джейми сидела в нерешительности, не зная, подойти ли к двери самой или предоставить горничной разобраться с непрошеным гостем. Больше всего ей сейчас хотелось рухнуть обратно на подушку и спать, спать… Но поздний гость, кто бы он ни был, настойчиво требовал впустить его внутрь, и Джейми со вздохом поднялась и пошла к дверям.

Не успела она сделать и нескольких шагов, как дверь распахнулась. В спальню ворвался Малкольм. Кадди, направляемая его мощной рукой, вылетела в коридор, и дверь за ней захлопнулась.

Вся усталость Джейми растаяла, словно и не бывало: с радостным криком она бросилась к нему в объятия. Малкольм прижал ее к себе, покрывая поцелуями ее губы, щеки, шею; затем подхватил ее на руки и понес обратно в постель. Он уложил Джейми в кровать – она не возражала; но, когда Малкольм попытался укрыть ее одеялом, девушка начала отбиваться.

– Зачем ты вскочила? – строго спрашивал он. – А ну прекрати!

– Ни за что! – упрямо отвечала Джейми, сбрасывая одеяло. – Только при одном условии: если ты ляжешь рядом, – прошептала она с улыбкой.

– Не могу, милая. Я пришел кое-что тебе рассказать.

Вместо ответа Джейми начала развязывать поясок халата. Слова застыли у Малкольма на устах. Халат отлетел в сторону: под ним оказалась скромная хлопковая ночная рубашка, но Малкольм пожирал Джейми такими горящими глазами, словно на ней не было вовсе ничего. Она откинулась на спину и открыла ему объятия.

– Ах ты, колдунья! – хрипло прошептал Малкольм и бросился на кровать рядом с ней – не забыв, однако, укутать ее одеялом. Крепко обняв Джейми, он впился в ее уста таким поцелуем, от которого у нее прервалось дыхание.

Не одно мгновение прошло, прежде чем со счастливым вздохом влюбленные оторвались друг от друга.

– Джейми, милая, – серьезно начал Малкольм, сжимая ее лицо в ладонях, – наши планы изменились.

– Ты ведь не уедешь без меня, правда? – воскликнула Джейми, ужас ледяной рукой сжал ее сердце. – Пожалуйста, Малкольм! Я непременно должна ехать с тобой! Я уже совсем здорова!

– Любимая, без тебя я не сделаю отсюда ни шагу, – заверил Малкольм и, как бы в подтверждение своих слов, снова прильнул к ее губам.

– Тогда расскажи, в чем дело, – прошептала она. Малкольм не сразу сумел собраться с мыслями.

– Мы собирались бежать в канун Иванова дня, – начал он наконец.

– Да. Кадди говорила, что уже сейчас, за три дня до праздника, к замку собирается народ со всей округи. Лучшего времени для побега не придумаешь!

– Это верно, но мы не можем ждать.

– Вот как! – радостно воскликнула Джейми.

Малкольм улыбнулся такому нетерпению и нежно погладил ее по щеке.

– Да, сегодня вечером Эван принес мне весть.

– Эван? – удивленно повторила Джейми. – Так этот добрый человек тоже помогает нам?

– Да, – ответил Малкольм. – Так вот, он сказал, что наш корабль пришел две ночи назад, а завтра ночью уходит. Так что нам придется поторопиться.

Тело Джейми пронзила дрожь радостного волнения.

– Наконец-то! Мы едем домой!

– Верно, милая. Завтра с первыми лучами солнца, – ответил Малкольм. – Серрей сказал мне, что король уезжает завтра утром. Во время его отъезда поднимется такая суета, что никто и не заметит нашего отсутствия.

Джейми крепко обняла Малкольма, не в силах скрыть своей бурной радости.

– Я сейчас же собираю вещи!

– Нет, любовь моя. – Он бережно поцеловал ее. – Сейчас тебе необходимо как следует выспаться. Это главное. Я зайду за тобой перед рассветом.

Сияющее лицо Джейми омрачилось заботой.

– Но, Малкольм, я хочу взять с собой…

– Извини, милая, но, боюсь, твои вещи придется оставить здесь.

– Да нет! – с улыбкой покачала головой Джейми. – Я говорю о Кадди. Как мы можем ее бросить!

Малкольм задумался, сведя густые брови.

– Она что-нибудь знает? Джейми помотала головой:

– Нет, Малкольм, я ей ничего не говорила.

– Хорошо, Кадди поедет с нами, – просто сказал Малкольм. – Украдем еще одну лошадь – только и всего.

– Даже этого не надо! – просияла Джейми. – Ведь я могу ехать у тебя на коленях – помнишь, как ты возил меня, когда я была маленькой?

– Но сейчас-то ты совсем не маленькая, Джейми, – прошептал он, нежно улыбаясь. – Ты – взрослая женщина и удивительно красивая. Если ты устроишься у меня на коленях, боюсь, я просто на лошади не усижу!

Джейми крепче обняла его и привлекла к себе.

– Может быть, если сейчас ты поможешь мне расслабиться, то завтра тебе будет проще везти меня на своих коленях?

– Ты так думаешь? – усмехнулся Малкольм и провел языком по ее губам.

Джейми кивнула. В этот миг раздался стук в дверь – и оба замерли.

– Это Кадди! – Малкольм шепотом чертыхнулся. – Знаешь, может, все-таки не стоит брать ее с собой?

– Ты думаешь, она так и стоит у дверей на страже моей нравственности? – улыбнулась Джейми.

– Конечно! И никаких сил не пожалеет, чтобы удержать нас…

– От поцелуев? – закончила Джейми, прильнув устами к его устам. – От нежных объятий? – И она провела рукой по его мускулистой спине. – Или от того, чтобы заняться любовью? – Она откинулась на спину, бросив на Малкольма соблазнительный взгляд.

Шотландец с трудом сглотнул, не в силах оторвать от нее глаз.

– Думаю, Кадди беспокоится не о тебе, а обо мне. Она ведь знает, какой я ранимый – а ты бываешь иногда такой ненасытной тигрицей!

Джейми толкнула его кулачком в грудь:

– Ты наглец, Малкольм Маклеод!

– Верно. Твой наглец. Только твой.

Кадди снова заколотила в дверь, и Малкольм с сожалением поднялся с постели.

– До рассвета? – спросила Джейми.

До рассвета, любовь моя.


***


«Черт бы побрал Генриха!» – думала Кэтрин, поднимаясь по лестнице. Как он смеет указывать ей, что делать! Ни одному – слышите? – ни одному мужчине она не позволит собой командовать! Даже королю. Ладно, пусть говорит что хочет – а она будет делать то, что ей нравится, Кэтрин Говард не потерпит над собой хозяев!

«Черт бы побрал Эдварда!» – шептала она, взбираясь на последний этаж. Если бы он не был так жесток, если бы не унизил ее, сегодня она спала бы в его постели!

Черт бы побрал их всех.

Едва открыв дверь, Малкольм ощутил, что в спальне затаился кто-то чужой.

Плащ, небрежно брошенный на пол, подсказал шотландцу, что чувства его не подвели. Здесь Кэтрин!

На столике возле кровати тускло мерцала свеча. Но Кэтрин там не было. Малкольм обнаружил ее, повернув голову: завернувшись в одеяло, она сидела в кресле у окна, и золотистые волосы окутывали ее голову и плечи сияющим ореолом.

– Я уже думала, что ты сюда не вернешься, – проворковала Кэтрин, поднимаясь с кресла. Одеяло сползло на пол, обнажив прекрасное тело, таинственно мерцающее в свете свечи. – А потом решила, что рано или поздно тебе надоест твоя глупая шлюшка!

Малкольм словно врос в землю. Все силы его воли уходили на то, чтобы не дать гневу вырваться наружу.

– Ты не можешь противиться мне, шотландец, и знаешь это. – Улыбнувшись, Кэтрин соблазнительным жестом приподняла свои груди. – Я видела, как ты смотрел на мою грудь! Теперь она твоя, и все остальное тоже. – Рука ее заскользила вниз, чувственно лаская белоснежную кожу.

Малкольм сжал кулаки. Кэтрин самодовольно полагала, что он борется с ее чарами. О, как она ошибалась. Шотландец думал только о том, как бы справиться с собой и не свернуть этой ведьме шею.

– Иди же ко мне, шотландец! – промурлыкала она, подходя к нему ближе. – Ты знаешь, я была здесь. Я видела тебя с ней. Я знаю, на что ты способен. Да, я видела, как ты вонзался в нее – снова и снова, все сильней, все глубже. Но разве эта девчонка может удовлетворить такого мужчину? Вот почему ты не остался с ней сегодня ночью. Тебе нужна настоящая женщина, которая знает, как вознести мужчину к небесам. Тебе нужна я.

Рука Кэтрин скользнула по его рубашке. Малкольм схватил ее за запястье, и Кэтрин вскрикнула от боли.

– Какой ты грубиян! – рассмеялась она, выдернув руку. – Я просто хочу помочь тебе возбудиться!

– Убирайся отсюда! – Глаза Малкольма пронзили Кэтрин, словно два огненных меча. – Уходи, и немедленно!

Кэтрин расхохоталась и, положив руки Малкольму на грудь, взглянула ему в лицо.

– Нет, не уйду. Не уйду, пока ты не заплатишь мне долг.

– Какой долг? Я тебе ничего не должен!

– Ошибаешься! – прошептала она, проводя пальцами по его мускулистому животу. Малкольм с силой оттолкнул ее; Кэтрин снова расхохоталась. – С той самой ночи, когда я пришла сюда, чтобы подарить тебе свою любовь, и увидела тебя в объятиях этой мерзавки Джейми – с того самого дня вы оба у меня в долгу!

– Ты сумасшедшая, – процедил Малкольм сквозь стиснутые зубы.

– Снова ошибаешься, – ответила Кэтрин. – Я-то в здравом уме, а вот твоя красотка едва не лишилась и рассудка, и жизни! Я травила ее потихоньку, давала ей больше лекарств, чем прописал этот старый зануда-доктор. Так она начала платить по счетам. Ты слушаешь? Только начала! Она еще много мне заплатит! А от тебя мне нужно…

С быстротой молнии Малкольм схватил ее за волосы, запрокинув ее голову назад. Кэтрин содрогнулась в сладкой судороге; глаза ее заблистали предвкушением любовной схватки.

– А теперь слушай внимательно! – прорычал Малкольм. – Оставь свои бесстыжие трюки для кого-нибудь другого – со мной они не годятся. Ты играешь в опасную игру, ведьма, и ставка в ней – твоя жизнь! И я говорю не о твоем женихе, хоть он и любит менять жен. – Малкольм снова дернул ее за волосы – на этот раз Кэтрин вскрикнула от боли. – Если ты только попробуешь близко подойти к Джейми, если снова затеешь какую-нибудь пакость – имей в виду, я тебя придушу собственными руками!

Ты не осмелишься меня тронуть! – прошипела Кэтрин.

Малкольм на секунду застыл, а затем, зарычав, потащил женщину к окну. Распахнув ставни, он наполовину вытолкнул ее в открытое окно, по-прежнему держа за волосы. Кэтрин завизжала, беспомощно молотя руками по воздуху; в лунном свете белоснежное тело ее отливало молочно-голубым.

– Я шотландец, забыла? – проревел он. – Грязный варвар, которому ничего не стоит убить женщину!

Взор Кэтрин обратился вниз, и глаза ее расширились от ужаса.

– У тебя, кажется, богатое воображение, – овладев собой, продолжал Малкольм ледяным тоном. – Представь, как твое роскошное тело будет валяться, распластанное на холодных камнях, все в крови и в грязи. Стражники сбегутся полюбоваться на тебя: будут обсуждать твои прелести и выяснять, кто из них переспал с тобой последним. Уверен, каждый будет клясться, что имел с тобой дело только из жалости! – Он ослабил хватку, притворяясь, что хочет отпустить ее.

– Не надо! – отчаянно завопила Кэтрин. – Не бросай меня, пожалуйста!

– Почему бы и нет? С какой стати мне щадить тебя?

– Никогда, – обливаясь слезами, кричала Кэтрин, – клянусь, никогда больше я не причиню вреда ни тебе, ни Джейми! Только не отпускай меня!

Малкольм сильно встряхнул ее, и Кэтрин завыла от ужаса.

– Пожалуйста! – вопила она. – Все, что ты хочешь.

Резким движением Малкольм втащил ее обратно и отбросил с такой силой, что она ударилась о стену и упала.

– Очень хорошо, – процедил он и, распахнув дверь, выкинул обнаженную, рыдающую Кэтрин в коридор.

Она тупо уставилась на него, потрясенная быстрой сменой событий.

– Держись от меня подальше! – напутствовал ее Малкольм и захлопнул дверь, оставив ее в темноте пустынного коридора.

Кэтрин скорчила злобную гримасу, затем, воровато оглянувшись, смахнула слезы и бросилась в тень.

– Свинья! Грязная скотина! – взвизгнула она, погрозив закрытой двери кулаком. Да пошел он! Этот мерзавец ее плевка не стоит. И сука Джейми тоже. Она и не собиралась им вредить! Пусть вытворяют что хотят – нужны они ей больно! Вот Эдвард – другое дело. Да и, в конце концов, ее дело сделано. Она хотела, чтобы Эдвард не женился на шотландской шлюхе – он на ней и не женится. Особенно после того письма, что Кэтрин ему отправила.

Пугливо оглядываясь, Кэтрин кралась вниз по темной лестнице. Славные предки Говардов сурово взирали на нее с портретов: старикам было невдомек, что делает здесь в такой час обнаженная женщина. Что, если кто-нибудь выйдет на лестницу и застанет ее в таком виде? Эта мысль вдруг наполнила Кэтрин сладостным восторгом: в следующую минуту она уже забыла о Малкольме, обдумывая новое возможное приключение.

«Пора мне расширить круг… друзей», – сказала себе Кэтрин, выходя в освещенный луной коридор и прижимаясь горячим лбом к оконному стеклу. В ее нынешнем положении нетрудно найти любовников, которые будут уважать ее, преклоняться перед ней, с восторгом исполнять любые ее желания. Любовников, которых она сможет держать в узде.

Кэтрин припомнился сэр Томас Калпеппер и его приятель, сэр Френсис. Оба молоды, хороши собой, благовоспитанны и, кажется, не слишком умны. Оба – члены Королевского Совета. И оба за сегодняшним ужином не сводили с нее глаз.

«Да, именно это мне и нужно», – решила Кэтрин, поворачивая по коридору в направлении спальни обоих друзей. Где они спят, будущая королева выяснила заранее – на всякий случай.

Остановившись перед дверью, Кэтрин пристроила золотистые локоны так, чтобы они в художественном беспорядке спадали на грудь.

В ответ на ее стук за дверью послышалось ворчание, потом шаги; дверь отворилась, и у молодого человека, стоящего на пороге в одной ночной рубашке, буквально отвисла челюсть.

– Ах, сэр Томас, – смущенно прощебетала Кэтрин, словно сама была обескуражена тем, что стоит перед мужчиной в таком виде, – мне, право, так неудобно, но не могли бы вы мне помочь?

Сэр Томас оглянулся через плечо, словно проверяя, не грезит ли он. За спиной у него стоял сэр Френсис с тем же выражением на кукольно-красивом лице.

– Ах, это вы, сэр Френсис! – воскликнула Кэтрин. – Я как раз говорила сэру Томасу, что два таких благородных джентльмена, как вы, конечно, не оставят бедную девушку в несчастье.

Сэр Томас зажмурился и снова открыл глаза. Сэр Френсис ущипнул себя за руку.

Я знала, что вы мне не откажете, – с торжествующей улыбкой промурлыкала Кэтрин и, подхватив обоих бедолаг под руки, повела их к кровати.

Глава 43

Она задыхалась.

Длинные пальцы Эдварда сжимали ее горло. Джейми хватала его за руки, пытаясь оторвать их от себя или хотя бы ослабить хватку. Но Эдвард был слишком силен. Джейми сопротивлялась изо всех сил: она царапала его по лицу и пинала ногами. Но все было бесполезно.

Она задыхалась.

Джейми Макферсон села в постели, часто и глубоко дыша. Мокрая от пота ночная рубашка липла к телу. В ужасе схватившись за горло, Джейми едва не разрыдалась. Боже, она снова дышит свободно. Пережитый ужас оказался всего лишь дурным сном.

Но каким ярким сном! Даже сейчас Джейми видела Эдварда как живого – видела его искаженное яростью лицо и глаза, пылающие ненавистью. Он пытался ее убить! Не в первый раз Джейми снился такой сон: началось это, когда она лежала без сознания, опоенная снотворными травами. Это, конечно, всего лишь ночной кошмар; но при одном воспоминании об этом кошмаре по спине ее пробегали мурашки.

«Всего лишь сон», – сказала себе Джейми, поворачиваясь к окну. Месяц, плывущий по небу, озарял спальню тусклым светом; над землей царила тьма. «Скоро, – напомнила себе Джейми. – Совсем скоро». С первыми лучами солнца она уйдет отсюда, и все страхи останутся позади. Она никогда больше не увидит Эдварда.

Сквозь открытое окно в спальню проник прохладный ветерок. Джейми поежилась и потянулась за одеялом, которое сбросила с себя во время беспокойного сна.

И увидела Эдварда.

Он вышел из тени, попав в пятно лунного света. Зловещий бесшумный силуэт, похожий на дьявола, крадущегося следом за грешной душой. Джейми не верила своим глазам. «Это сон, – думала она, – всего лишь продолжение кошмара! Я слишком устала. Я грежу наяву! Сейчас я зажмурюсь, и он исчезнет!»

Но Эдвард вытащил кинжал из ножен, и Джейми поняла, что на этот раз происходящее совершенно реально.

– Эдвард! – выдохнула она, с ужасом глядя на него.

– И это все, что ты можешь сказать? – поинтересовался он и сделал еще шаг к ней. – Неужели я не услышу от своей невесты ласкового привета?

Джейми забилась в угол кровати. Жадный взгляд Эдварда скользнул по ее груди, соблазнительно обрисовывающейся под ночной рубашкой. Джейми испуганно прикрыла грудь подушкой.

– Эдвард, что ты здесь делаешь? – дрожащим голосом спросила она. – Никто не ожидал твоего приезда.

Подойдя вплотную к кровати, Эдвард выдернул из ее рук подушку и отшвырнул ее прочь. Джейми затрепетала, словно раненая птица.

– Никто не ожидал! Конечно. Вы все полагали, что я в тюрьме. – Он зло усмехнулся. – Думали, меня надежно охраняют? Так вот, милочка, вы ошибались. – Он схватил ее за запястье и подтащил к себе. – Я не придворный, дорогая моя, – я пират. Мне ничего не стоило обмануть этих глупцов!

Джейми отчаянно сопротивлялась, но тут же замерла, едва заметила кинжал, направленный ей прямо в лицо. Она не сомневалась, что Эдвард убьет ее, не задумываясь. Гнусная усмешка искривила его губы, когда он заметил в ее глазах страх.

– Зачем ты пришел? – прошептала она.

– Так-то лучше! – прошипел Эдвард. Бросив кинжал на стол, он схватил ее за другую руку и рванул к себе так, что глаза их оказались на одном уровне. – И она еще спрашивает, зачем я здесь! – Злобно ощерившись, он впился в ее губы грубым, жадным поцелуем.

Тошнота подступила к ее горлу; Джейми отчаянно завертела головой, пытаясь укрыться от его хищного рта.

– Милая моя суженая, я пришел, чтобы отвести тебя в храм! – Он сильно тряхнул ее, заставив снова смотреть ему в лицо. – Нам пора наконец обручиться! А потом ты выполнишь свое обещание и станешь моей женой!

– Я никогда не давала такого обещания! – закричала Джейми.

Эдвард ухватил ее за ворот и одним движением разорвал рубашку, обнажив белоснежные полные груди.

– А потом я исполню свои супружеские обязанности, – прорычал он, опрокидывая ее на простыню и грубо хватая за грудь. – Хотя свадьба подождет. Не так ли, дорогая? Обвенчаться мы всегда успеем. Для начала я с тобой разберусь по-своему!

Он расстегнул перевязь и бросил меч в дальний угол кровати. Сообразив, что это ее единственный шанс, Джейми сделала движение, собираясь кинуться в ту сторону, но Эдвард, заметив это, ударом наотмашь отбросил девушку на место. Затем он упал на кровать и, навалившись на Джейми, раздвинул коленом ее ноги, одновременно возясь со шнурками на штанах.

Она хотела закричать, но грубая ладонь Эдварда зажала ей рот. Джейми укусила его. Сильно – так, что ощутила на губах вкус крови.

– Сука! – прохрипел Эдвард, отдергивая руку.

Джейми открыла было рот, но на этот раз враг схватил ее за горло.

– Я не так добр, как твой шотландский ублюдок! – прорычал он, глядя ей в лицо своими горящими дьявольскими глазами. – Хочешь, задушу тебя прямо сейчас?

Джейми молча замотала головой. В ушах у нее бешено стучало, перед глазами плясали огненные круги.

– Скоро ты пожалеешь, что отказалась от легкой смерти! – усмехнулся Эдвард, немного ослабив хватку. – Вот так, а сейчас мы с тобой развлечемся! Имей в виду, шлюха: если не будешь со мной ласкова, мы с тобой отправимся в замок Норвич, в гости к старине Риду. Он очень любит хлестать женщин кнутом. А знаешь, что еще он любит?

Он наконец освободился от штанов, и Джейми с ужасом почувствовала, как трется о ее бедра его огромный твердый член.

– Так вот, – продолжал Эдвард, явно возбуждаясь от собственных слов, – он велит кому-нибудь из своих людей трахать шлюху, а сам с кнутом…

Эдвард не успел договорить: во тьме над ним сверкнуло лезвие кинжала.

Насильник вскрикнул от боли: кинжал глубоко вонзился ему в плечо. Взревев, словно раненый бык, он вскочил и повернулся лицом к неожиданному противнику. Кадди, а это была она, в ужасе попятилась. Нетвердыми шагами Эдвард двинулся к ней – кинжал по-прежнему торчал у него в плече.

Размышлять было некогда: оставалось только действовать – и без промедления. В углу кровати все еще лежал небрежно брошенный Эдвардом меч в ножнах. Джейми схватила его и, не обнажая, изо всех сил опустила на голову врага. Колени Эдварда подогнулись; с глухим стуком он рухнул на пол.

Меч выпал из руки Джейми, в ужасе, затуманенными от слез глазами смотрела она на распростершееся перед ней бесчувственное тело.

– Он мертв! – объявила Кадди, осторожно толкнув его ногой.

Мужество покинуло Джейми: она бросилась в объятия к своей горничной.

– Ты спасла мне жизнь! – рыдая, восклицала она. – Нет, избавила от того, что стократ хуже смерти!

– Простите, госпожа, я должна была его заметить! Ведь он прошел мимо меня! Лорд Малкольм приказал мне не спускать с вас глаз, но я задремала в своем углу и проснулась только от вашего крика. Я не успела никого позвать на помощь.

Джейми покачала головой.

– Кадди, ты поступила совершенно правильно. Если бы ты опоздала хоть на минуту… – Слезы сдавили ей горло, Джейми громко зарыдала, и Кадди сжала ее в объятиях, успокаивая, словно мать – ребенка.

– Как же теперь быть? – спросила наконец Кадди. – Пойти к самому графу или…

– Никуда не ходи, – твердо ответила Джейми. Она больше не плакала, в голосе ее слышалась железная решимость. – Эдвард мертв; ему уже никто не поможет. Его скоро найдут, но нас здесь уже не будет.

– Как не будет?

– Да, Кадди, сегодня ночью мы бежим в Шотландию. – Взгляд Джейми снова упал на Эдварда, и девушку затрясло. Она завернулась в одеяло, но это не остановило нервную дрожь. – Малкольм обещал зайти за нами на рассвете; но, думаю, лучше всего тебе подняться к нему и сказать, чтобы он встречал нас у южного выхода прямо сейчас. Затем возвращайся сюда, оденься и захвати с собой самое необходимое.

– Госпожа, вы возьмете меня, с собой? – дрогнувшим голосом спросила Кадди.

– Как же я могу тебя бросить? – проглотив слезы, ответила Джейми. – Но, пожалуйста, поторопись! Откуда нам знать – может быть, кто-нибудь видел Эдварда в Кеннингхолле!

Кадди кивнула и кинулась вон из спальни.

Торопливо одеваясь, Джейми то и дело бросала взгляд на неподвижное тело Эдварда. Она старалась не смотреть на него, но глаза сами то и дело возвращались к поверженному врагу. Джейми дрожала как осиновый лист: ей казалось, что покойник сейчас вскочит и бросится на нее, и ни смелость, ни сила воли не могли победить этот нелепый детский страх.

Наконец Джейми оделась и выскользнула из спальни.

Нелл, жена Эвана, со спящим младенцем на руках вынесла из дома и отдала Кадди корзинку с провизией. Малкольм, стоя у крыльца, о чем-то тихо говорил с сокольничим и мастером Грейвсом.

Джейми крепко обняла Кейт, изо всех сил сдерживая слезы. Но соленая влага все-таки затуманила ей глаза, когда девочка протянула своей юной учительнице розовую ленту.

– Это вам на счастье, госпожа. Не забывайте обо мне!

– Это же мой подарок, оставь его себе, – еле слышно прошептала Джейми.

– Мне он уже принес счастье, – с улыбкой ответила Кейт. – Теперь пусть принесет удачу вам! Я не хочу, чтобы с вами что-то случилось!

Джейми поцеловала малышку в нежную щечку и сняла с шеи золотую цепь. На цепи висело кольцо с огромным сверкающим изумрудом.

– Отдай это кольцо маме, – сказала она, вкладывая драгоценность в маленькую ладошку, – и скажи, чтобы хранила его в надежном месте. Это твое. Когда-нибудь, когда ты вырастешь, пусть это кольцо принесет тебе больше счастья, чем принесло мне.

Кейт с благоговением уставилась на кольцо – никогда прежде она не держала в руках таких сокровищ! Джейми поцеловала ее еще раз, а затем крепко обнялась с Нелл. Обе женщины плакали и не стыдились своих слез.

Малкольм не отрывал глаз от Джейми; на лице его она заметила следы былой ярости. Узнав, что произошло, он готов был мчаться в спальню к Джейми, чтобы разорвать мертвого Эдварда на тысячу кусков, но Джейми с трудом умолила его умерить свой гнев.

Услышав рассказ Кадди, Малкольм, не в силах сдержать тревогу, бросился к любимой. Они столкнулись на лестнице: Джейми упала к нему в объятия и заставила его пообещать, что они покинут замок немедленно.

Эван подвел коней; обменявшись полными значения взглядами, Джейми и Малкольм сели в седла. Впереди, за границей замковых владений, их ждала свобода.

Глава 44

Как обрадовалась Джейми, увидев на борту судна знакомое и любимое лицо!

Владельцем и капитаном корабля, поджидавшего беглецов в бухте, оказался не кто иной, как Александр Макферсон, старший сын Алека и Фионы! Это было сюрпризом даже для Малкольма, который ожидал прихода фламандского судна.

– А вы ждали, что я буду сидеть сложа руки, когда мои родные в опасности? – насмешливо спрашивал Александр. Ему не исполнилось еще и двадцати четырех, но, как и многие поколения его предков-моряков, он делом доказал свою любовь к морю. И в умении обращаться с кораблем ему было мало равных.

Малкольм радостно приветствовал Александра: молодые люди выросли в одной семье и любили друг друга, как братья. Наблюдая их теплую встречу, Джейми возвращалась мыслями к пройденному пути.

С рассвета до позднего вечера скакали они без остановки по разбитой, утопающей в грязи проселочной дороге. Путь к рыбацкой деревушке на север от Норвича был тяжел, но, слава богу, обошлось без приключений. В деревне нашлись и лодка, и гребцы, и через несколько минут влюбленные были уже на борту однопалубной барки «Элизабет». Матросы подняли якорь. Свежий ветер надул паруса. Джейми не могла поверить, что все опасности позади.

– Выйдя из залива, мы возьмем курс на север, – объявил Александр, откидываясь на стуле и отхлебывая из кружки горький эль. – Ветер нынче северный, так что дорога домой будет долгой.

– Спасибо, – сказал Малкольм. – Не волнуйся, дружище, мы найдем чем заняться.

С этими словами он бросил красноречивый взгляд на Джейми, и та густо покраснела, тщетно стараясь принять вид «оскорбленной невинности». Комическое недоумение на лице кузена еще сильнее вогнало ее в краску.

– Ага… – протянул кузен. – Так когда же свадьба?

– Как только приедем, – без тени колебания ответил Малкольм.

– В замке Бенмор? – продолжал расспросы Александр. – Помнится, там не бывало свадеб с тех пор, как…

– Нет, Александр. На острове Скай, – тихо поправила Джейми и подняла на Малкольма глубокие задумчивые глаза. Чтобы победить демонов прошлого, она твердо решила обвенчаться в той же часовне, где когда-то Малкольм стоял под венцом с другой.

– Хорошо, тогда мы обойдем Оркней кругом и бросим якорь в заливе Данвиган.

Все трое ненадолго замолчали. Малкольм и Джейми счастливо улыбались, украдкой глядя друг на друга; Александр наблюдал за ними, и голубые глаза его светились доброй усмешкой. Вот он отставил кружку, сложил руки на животе и сурово сдвинул брови.

– А теперь послушайте меня, дети мои, – начал он назидательно. – Не забывайте, что вы на моем корабле, а значит, находитесь под моим покровительством и надзором. Как капитан «Элизабет», я обязан следить за вашей нравственностью. Судя по всему, вам лучше держаться друг от друга подальше – для блага ваших же бессмертных душ. Дорогой кузине Джейми я любезно предоставляю свою спальню, а ты, Малкольм, отправишься спать в кубрик к матросам, да и это для тебя, пожалуй, жирно будет!

Он предостерегающе поднял руку в ответ на грозный рык Малкольма.

– Знаю, знаю, не стоит благодарности. Это еще не все. Вам определенно необходима дуэнья, присутствующая при всех ваших встречах и разговорах; на эту должность я назначаю себя.

Малкольм вскочил на ноги.

– Вы, разумеется, понимаете, как важно в вашем положении избегать всяких там объятий и поцелуев.

Кресло Александра опрокинулось вверх тормашками, молодой капитан оказался на полу, а Малкольм поставил ногу ему на грудь.

– Думаешь, вымахал здоровее меня, так тебе уже все можно? – прорычал он. – Ошибаешься, дружок! Будь ты хоть трижды капитан, пусть перед тобой снимают шляпы все моряки в Немецком море – а я лупил тебя в детстве, отлуплю и сейчас!

– Джейми, неужели ты собираешься замуж за такого медведя! – жалобно воскликнул Александр.

Но прежде чем она успела ответить, юный моряк схватил Малкольма за ногу и как следует дернул. А в следующий миг оба шотландца уже катались по полу, изо всех сил тузя друг друга.

– Вы оба нисколько не изменились! – заметила Джейми, отходя на безопасное расстояние. – Такие здоровенные лбы, а разума не больше, чем у пятилетних!

Воины мгновенно прекратили бой и уставились на нее.

– Хотя бы ты мог быть поумнее! – заметила Джейми, протягивая руку Малкольму.

Александр вскочил на ноги первым и хотел помочь Малкольму, но тот предпочел протянутую руку Джейми.

– Джейми Макферсон, – официальным тоном обратился к ней Александр, – имей в виду, мы не потерпим от тебя нравоучений! В конце концов, ты намного моложе меня, не говоря уж о…

– Всего на четыре года, милый мой кузен, – ответила Джейми, ткнув его пальцем в грудь. – А по уму – старше по крайней мере лет на двенадцать.

– Хочешь сказать, что ты умнее меня? – угрожающе поинтересовался Александр.

Джейми ласково кивнула.

– Не обижайся, зато череп у тебя в четыре раза толще моего, – заметила она и поспешно спряталась за спину Малкольма.

Александр смерил ее угрожающим взглядом.

– Погоди, не вечно же ты будешь прятаться за спиной Великана!

Великаном младшее поколение Макферсонов называло Малкольма, он никогда не отказывался играть с малышами, хоть и был много старше их.

Джейми только крепче прижалась к любимому.

– Почему? Именно этим я и собираюсь заниматься всю жизнь!

Малкольм вглядывался в ту сторону, куда указывал ему кузен. На горизонте, окрашенном в алые цвета заката, виднелась еле заметная темная тень: зоркий глаз моряка опознал в ней галеон, следующий по пятам за «Элизабет».

– Мои люди заметили его три часа назад, – озабоченно произнес Александр. – Он идет нашим курсом, это очевидно.

– Ты думаешь, он нас преследует? – уточнил шотландец.

– Кто его знает! Может быть, просто, как и мы, лавирует против ветра, чтобы выйти из залива. – Александр пожал плечами. – А возможно – и даже очень возможно, – что этому парню нужны мы.

– Александр, мы можем от него оторваться?

– Конечно, у нас нет таких парусов, как у галеона, но ветер на нашей стороне! Мы заставим его хорошенько побегать, а если он нас все-таки нагонит, не сдадимся без боя! – Александр подмигнул; Малкольм понял, что кузен говорит о пушках, которыми оснащались в последнее время все корабли Макферсонов.

Александр обернулся к матросам и начал отдавать приказания. Корабль поворачивал, ложась на другой курс. Не стоило путаться под ногами у моряков, и Малкольм вспомнил, что обещал навестить Джейми.

– Если понадобится помощь, позови меня, – бросил он через плечо, спускаясь по тесной лесенке в каютный отсек.

– Конечно, – отозвался Александр. – Но пока можешь не беспокоиться: они не нагонят нас до рассвета.

Малкольм заранее знал, что ждет его внизу: Кадди, зелено-желтая, как осенний лист, лежит пластом на койке и стонет – ее донимает морская болезнь. Джейми хлопочет вокруг своей горничной, словно любящая дочь. Малкольм собирался уговорить Джейми прилечь – ведь она не сомкнула глаз с самого отъезда!

Он столкнулся с ней в коридоре, и первый же взгляд на ее измученное, осунувшееся лицо подсказал Малкольму, что Джейми нужно немедленно уложить в постель – хотя бы силой!

– Кадди наконец заснула, – с улыбкой сообщила Джейми.

Малкольм крепко обнял ее. Джейми с готовностью прильнула к нему, и в который раз волна радости захлестнула Малкольма при мысли о том, как любит его эта чудесная девушка. «За что мне такое счастье?» – подумал он.

– Может быть, Александр опоил ее снотворным зельем, когда заходил вас проведать? – спросил он, криво усмехнувшись.

Джейми рассмеялась в ответ. – Зачем? Это ты его попросил?

– Господи помилуй, зачем мне усыплять бедную Кадди?

– Чтобы остаться со мной наедине, – улыбнулась Джейми.

Он нежно погладил ее по голове и поцеловал в шелковистую макушку.

– Солнышко, ты засыпаешь на ходу. Иди к себе и поспи, я сам присмотрю за Кадди.

– Она спокойно проспит всю ночь, – ответила Джейми, беря его за руку. – С ней всегда так: в первый день плавания бедняжка места себе не находит, на второй чувствует себя уже гораздо лучше, а на третий от ее страданий и воспоминаний не остается. – Она отворила дверь своей каюты. – Малкольм, иди ко мне.

– Тебе надо отдохнуть, – нежно ответил Малкольм, глядя в ее бездонные глаза.

– Тогда иди и помоги мне лечь в постель! – рассмеялась Джейми, втащив его за собой в каюту. – Кадди спит, и некому расстегнуть мне платье. Если, конечно, не хочешь, чтобы я позвала на помощь Александра или кого-нибудь из команды.

– Только попробуй! – взревел Малкольм, входя вслед за ней в тесную каморку, освещаемую огарком свечи. – Ни один мужчина, кроме меня, не посмеет расстегивать на тебе платье! Поняла – ни один!

– Я надеялась, что ты так и ответишь, – просияла улыбкой Джейми. – Так что же, ты мне поможешь?

Малкольм молча смотрел, как она сбрасывает плащ. Он любовался ее четким профилем, полными губами и огромными манящими глазами.

– Но что же тут расстегивать? – спросил он, когда Джейми повернулась к нему спиной. – Здесь нет пуговиц!

Джейми молча повернулась лицом: два ряда мелких пуговок украшали перед ее платья.

– Это ты сможешь расстегнуть и сама. – Слова застряли у Малкольма в горле, когда Джейми положила его руки себе на грудь.

– А по-моему, не смогу.

Малкольм сжал челюсти, борясь со вспыхнувшим желанием. В конце концов, думал он, Джейми устала, а эти пуговки чертовски тугие. Он поможет ей расстегнуться и уйдет. Сразу уйдет.

Возясь с пуговицами, он не отрывал взгляда от ее глаз. В их темных глубинах таился страх. Малкольм вспомнил о том кошмаре, что довелось пережить Джейми всего две ночи назад.

– Чего ты боишься, Джейми? – мягко спросил он.

– Боюсь оставаться одна, – прошептала она. – Боюсь, что во сне он снова придет за мной.

Малкольм расстегнул все пуговки, и платье соскользнуло на пол. Джейми переступила через него: Малкольм поймал ее руку и поднес ладонь к губам.

– Любовь моя, мы плывем домой, – хрипло прошептал он. – Дома мы будем в безопасности. И, клянусь, я отдам жизнь, лишь бы ты была счастлива.

– Я знаю, – тихо ответила Джейми и прильнула к его губам.

Не в силах сдерживать свои чувства, Малкольм прижал ее к себе и поцеловал со всей страстью, на какую был способен.

Казалось, прошла вечность. Поцелуй длился и длился, и Джейми по-прежнему не выпускала Малкольма из объятий.

– Останься со мной, – прошептала она. – Ляг рядом, обними меня; с тобой я ничего не боюсь.

Малкольм подхватил се на руки и понес к постели. Откинув одеяло, он бережно уложил свою драгоценную ношу и долго смотрел на нее. Водопад смоляных волос, белоснежные плечи, сияющее бледное лицо. Как прекрасно было ее женственное тело, угадывающееся под полупрозрачной тканью сорочки.

Джейми отвечала ему таким же взглядом – восхищенным, любящим и нежным. Сейчас, в килте и тартане цветов своего клана, Малкольм снова стал тем сказочным принцем, которого она любила все эти годы. Но эта детская любовь не могла и сравниться с той жаждой, тем жгучим желанием, какое испытывала Джейми сейчас.

Джейми села на постели и протянула к нему руки. Не дожидаясь иного приглашения, Малкольм сел рядом и заключив возлюбленную в объятия, прильнул к ее устам.

Не прошло и минуты, как оба, обнаженные, прижимались друг к другу на узкой койке: любовь и жажда исцеления вели их ввысь по тайной тропе. Лаская его сильное тело, Джейми все больше преуспевала в науке любви. Губы его впивались в ее нежную кожу так жадно, словно хотели выпить ее всю, и Джейми наслаждалась, отдавая любимому всю себя, без остатка. Малкольм ласкал ее нежно и страстно, заставляя вновь и вновь ощутить нерушимость их любви: он надеялся, что рано или поздно его любовь изгонит из сердца Джейми мрачные тени прошлого.

И когда он вошел в нее, соединились не только их тела, но и сердца. Когда же оба одновременно достигли вершины наслаждения, души их слились и запели в единой гармонии.

Малкольм нежно перебирал волосы спящей подруги. Во сне Джейми была похожа на ангела, он мог бы смотреть на нее вечно.

Джейми заснула не сразу: некоторое время они провели в разговоре. Малкольм рассказал ей о ночном визите Кэтрин, а она ему – о встрече с Генрихом Тюдором, своим настоящим отцом. Два дня и две ночи прошло с тех событий – а казалось, протекло много лет. Прошлое больше не волновало влюбленных: они смело смотрели в будущее, не подозревая, что демоны зла уже раскинули свои черные сети.

Джейми с трудом разлепила сонные веки. Наверху, на палубе, слышался топот и людские голоса. Малкольм сидел в кровати, прислушиваясь.

– Подожди меня здесь, – сказал он, погладив ее по щеке. Затем в мгновение ока натянул рубаху и килт, сунул ноги в сапоги, схватил меч и бросился прочь из каюты.

Вскочив с кровати, Джейми сбросила сорочку и натянула первое, что подвернулось под руку. Она торопилась. Каждое мгновение сейчас казалось ей вечностью.

Наконец послышался стук в дверь, на пороге появился Малкольм.

– Что случилось? – воскликнула она.

– Небольшой пожар на корме. Вспыхнул пушечный порох. – Малкольм накинул тартан, застегнул его крест-накрест и опоясался мечом. – Я иду туда.

– Корабль в опасности? – Джейми схватилась за плащ. – Надо разбудить Кадди!

Положив руки ей на плечи, Малкольм усадил ее на место.

– Все в порядке, пожар тушат. Еще несколько минут – и от огня ничего не останется.

– Все равно надо пойти проведать Кадди!

– Я у нее уже был, – ответил Малкольм. – Она встала и готовит завтрак на двоих. Джейми, пожалуйста, останься здесь и запри дверь.

– Но что же случилось? – прервала его Джейми. – Скажи мне правду.

– Ничего особенного, дорогая. Просто за нами по пятам идет подозрительный корабль.

– Корабль?

– Да, Джейми, галеон. Скорее всего, обычное купеческое судно. Но мало ли что, лучше, если ты не будешь выходить на палубу.

Джейми открыла рот, чтобы возразить.

– Не надо, Джейми, – прервал он ее. – Пожалуйста, послушайся меня. – Малкольм серьезно взглянул ей в глаза. – Пожалуйста, любовь моя!

Джейми кивнула и хотела поцеловать его в щеку, но он обнял ее и прильнул к ее губам.

– Я скоро вернусь, любимая, – прошептал он и выбежал из каюты.

Джейми открыла ставни и высунулась в крошечное окошко каюты. Чужой корабль шел за «Элизабет» по пятам: Джейми ясно видела его крутые борта и серые паруса из грубой холстины. Сейчас галеон находился не больше чем в миле от барки.

Обернувшись, Джейми заметила, что Малкольм забыл на столе свой кинжал. Нахмурившись, она сунула его во внутренний карман плаща: кто знает, не понадобится ли ей оружие в самое ближайшее время?

В этот миг вновь послышался стук в дверь. «Должно быть, Малкольм вспомнил о кинжале!» – подумала Джейми и распахнула дверь, даже не спросив, кто там.

Однако на пороге стоял совсем не Малкольм…

Измазанной в саже рукой шотландец смахнул пот со лба.

– Ну, Александр, – обратился он к капитану, – что ты об этом думаешь?

– Не нравится мне это, Малкольм, – мрачно ответил Александр. – Совсем не нравится.

– Думаешь, это поджог?

– Очень может быть, – ответил капитан.

Малкольм оглянулся вокруг, словно гадая, кто из работающих на палубе матросов мог быть в этом замешан. Вдруг один пожилой моряк, возившийся с канатом, обернулся и посмотрел ему прямо в глаза. От этого взгляда дрожь пробрала Малкольма до самых костей и палуба закачалась под ногами, хотя море было спокойно.

Он узнал морщинистое лицо и холодные голубые глаза колдуна Джеймса.

– Джейми! – взревел Малкольм, словно раненый зверь, и бросился вниз.

Но он не успел достичь лестницы – навстречу ему на палубу с круглыми от ужаса глазами выбежала Кадди.

– Госпожа исчезла! – кричала она, заламывая руки.

Малкольм схватил ее за руку.

В этот миг откуда-то сверху послышался крик:

– Шлюпка!

Все глаза на палубе устремились туда, куда указывал впередсмотрящий.

– На корму!

Малкольм повернулся и помчался на корму. Александр следовал за ним по пятам.

Шлюпка отделилась от борта «Элизабет» и, то ныряя, то взлетая на волнах, понеслась к галеону. В лодке Малкольм разглядел двоих. Один – мужчина в одежде моряка. Во второй фигуре, бессильно распростершейся на дне шлюпки, шотландец узнал Джейми.

Глава 45

Матросы сновали по снастям, ставя новые паруса; через несколько секунд барка «Элизабет» уже повернулась по ветру. В немыслимом отчаянии Малкольм следил, как разворачивается громадный галеон, готовясь унести прочь Джейми и ее похитителей.

Но вот прямо над головой шотландца развернулся огромный белоснежный парус, и барка рванулась вперед.

– Мы их догоним, – уверенно сказал Александр, положив Малкольму на плечо загорелую руку.

Малкольм молча кивнул. Вокруг суетились матросы: они очищали палубу от всего лишнего, готовясь к битве. В боках корабля открылись ниши: там угрожающе чернели жерла пушек.

– Александр, нам нельзя стрелять! – воскликнул Малкольм. – Ведь там Джейми!

– У нас нет другого выхода, – ответил капитан. – Если мы не остановим галеон первым же выстрелом, он развернет паруса и удерет. Тогда нам ни в жизнь его не догнать!

– Делай как знаешь, – ответил Малкольм, – но учти: мы должны взять корабль на абордаж.

– Готовьте абордажные крючья, – приказал Александр матросам, – да скажите пушкарям, чтобы целили в снасти!

– Мы идем на абордаж? – с изумлением и ужасом переспросил помощник.

Отвернувшись от него, Александр обратился к команде:

– Всем вооружиться! Мы возьмем этот галеон!

Смелее, ребята!

Толпа моряков ответила ему многоголосым боевым кличем. Александр повернулся на каблуках и побежал на нос, чтобы отдать распоряжения рулевым. Малкольм по-прежнему стоял на корме, не сводя глаз с вражеского корабля. Он искал глазами Джейми, но тщетно.

Джейми царапалась и брыкалась, пока ее втаскивали на борт. Но похитители скрутили ей руки за спиной, а затем бросили на палубу лицом вниз и без церемоний куда-то поволокли.

Палуба была не обстругана, занозы больно впивались ей в лицо. Наконец враги отпустили Джейми; она с трудом повернулась на спину – и увидела перед собой темный дверной проем. Из каюты вышел человек в грубых сапогах, покрытых белым налетом морской соли.

Одна грубая ручища схватила ее за волосы, другая – за плащ. Незнакомец рывком поставил ее на ноги. От него исходила омерзительная вонь: безобразное лицо показалось Джейми знакомым. Вглядевшись, она узнала Рида, тюремщика из замка Норвич.

В этот миг грянули пушки, и корабль сотрясся от самых высоких мачт до трюма. Орудия «Элизабет» ответили в ту же секунду: раздался страшный грохот, и Рид немного ослабил хватку. В вышине над ними, увлекая за собой снасти и паруса, падала снесенная ядром грот-мачта. Вот она рухнула, и палуба под ногами заходила ходуном.

Момент был самый подходящий – недолго думая, Джейми пнула своего мучителя ногой в пах.

Рид согнулся пополам, зашипев от боли. Обеими руками он схватился за ушибленное место, и Джейми, оказавшись на свободе, ринулась бежать в единственно возможном направлении: в открытую дверь – вниз по лестнице – в темноту.

– Не уйдешь! – заорал ей вслед тюремщик.

Давний кошмар Джейми превратился в явь.

Ядро, не долетев до корабля, запрыгало по воде, барку сильно качнуло, и Малкольм едва удержался на ногах.

Две пушки на корме вражеского судна продолжали палить, но орудия «Элизабет», несомненно, нанесли противнику больший ущерб. Пострадали его снасти – грот-мачта в падении расщепилась надвое, а канаты и паруса безнадежно запутались. «Элизабет» неумолимо приближалась: Малкольм уже мог ясно различить лица своих врагов.

Ярость захлестывала его огненной волной. «Если хоть волосок упадет с ее головы…» – думал он, сжимая кулаки.

Корабли подошли друг к другу вплотную. Сейчас стрелки бы не промахнулись, но у вражеских артиллеристов не было времени перезарядить орудия. Матросы «Элизабет» уже стояли у борта с абордажными крючьями наготове. Вот Александр повелительно взмахнул рукой – ив следующий миг два корабля с ужасным скрежетом столкнулись бортами.

Казалось, разверзлись врата ада: крики воинов слились с бряцанием стали. Первым на вражескую палубу перепрыгнул Малкольм.

Джейми отступала все дальше в тень и отчаянно дергала связанными руками, стараясь достать из кармана кинжал Малкольма. Наконец ей удалось вынуть оружие; зажав его между своим телом и стеной, несколькими резкими движениями Джейми перерезала веревки. Наверху слышались крики и грохот канонады; корабль плясал на волнах, и девушку то и дело бросало от стены к стене. Но Джейми не позволяла себе впадать в отчаяние: она знала, что спасти ее сейчас может только мужество и сообразительность.

– Эта сучка здесь, точно говорю! Больше ей бежать некуда!

Хриплый голос Рида нес с собою холодный ужас. Джейми обернулась, сжимая кинжал. Ноздри защипало от запаха дыма – очевидно, внизу что-то горело.

Спрятаться было некуда, оставалось только бежать по крутым ступеням. Может быть, в нижнем отсеке найдется другой выход. Однако следом за ней уже спускался тюремщик. Любой звук мог привлечь его внимание. Что придумать, чтобы Рид прошел мимо, не заметив ее? Может быть, избавившись от преследователя, ей удастся выскользнуть на палубу. Судя по всему, там – настоящий ад, на нее никто не обратит внимания. Расстегнув плащ, Джейми сбросила его на ступени, а сама, отступив, прижалась к стене.

Темная тень загородила дверной проем. Джейми замерла, боясь даже дышать. «Иди вниз! – мысленно молила она. – Пожалуйста, иди вниз!»

Однако негодяй, словно услышав эту молчаливую мольбу, медленно повернулся в ее сторону. Тщетно Джейми пыталась слиться с темнотой: торжествующе рыча, он бросился к ней.

– Я знал, что ты далеко не уйдешь! – проревел он. – Добро пожаловать в Норвич, крошка! Мы с тобой славно повеселимся! Или, может, начнем прямо сейчас?

– Убирайся! – крикнула Джейми; страшные истории о Риде, слышанные от Эдварда, вмиг ожили в ее мозгу.

Он уже стоял в двух шагах от нее.

– Наглая тварь! – прорычал он. – Едва не убила хозяина и смылась!

Даже в полутьме Джейми видела, как ощупывают ее его крысиные глаза.

– Я забью тебя до полусмерти! – Он кровожадно облизнулся и сделал еще шаг.

И в этот миг Джейми вонзила кинжал ему между ребер – прямо в черное сердце.

Негодяй пошатнулся, схватившись за кинжал: глаза его расширились от ужаса. Он понял, что настал его смертный час.

Столкновение двух кораблей потрясло галеон до основания. Джейми и ее палач полетели на палубу, но Джейми тут же вскочила на ноги – а Рид уже не встал. Бросив последний взгляд на мерзавца, бьющегося в агонии, Джейми кинулась к дверям, но ее остановили воинственные крики и звуки боя.

Оставался один путь – вниз.

В мгновение ока деревянная палуба стала скользкой от крови. Кто падал – уже не вставал. Малкольм машинально отражал удары и бил сам; ужас и отчаяние сжимали его сердце ледяной хваткой. Куда же они спрятали Джейми?

На палубе ее нет – значит, должна быть где-то внизу. Малкольм заметил открытую дверь и бросился туда, отшвыривая тех, кто пытался преградить ему путь.

Он должен ее найти.

Ощупью цепляясь за стены, Джейми бежит вниз по лестнице. Едкий дым, поднимающийся сверху, щиплет ей глаза. Вниз, только вниз.

Она не сомневается, что за ней гонятся. Преследователи знают, что она здесь, и больше бежать некуда. Хоть тошнотворный запах дыма и предупреждает ее, что внизу притаилась смерть, – она все равно бежит вниз.

То и дело Джейми оступается и катится вниз по ступенькам. Затем снова вскакивает на ноги и бежит дальше, не обращая внимания на боль. Вниз, только вниз.

Прислушиваясь, она различает позади себя грубые голоса. Это ее преследователи; страшно, страшно – останавливаться нельзя. Быстрее, еще быстрее.

На полном ходу она врезается в чью-то мускулистую грудь. Сильная рука хватает ее за плечо. Джейми поднимает глаза…

И видит Эдварда.

Склонившись над трупом тюремщика, Малкольм вытащил свой кинжал и, не обтирая, взял в левую руку. Несколько врагов кинулись к нему – мечом и кинжалом он уложил троих и побежал вниз по ступеням.

– Джейми! – кричал он, вглядываясь в дымную тьму.

На следующей палубе Малкольма поджидали пушкари. Они бросились на него с трех сторон, глаза их сверкали звериной яростью.

Одного из них, вооруженного ножом, Малкольм поймал за запястье и вонзил его же собственный нож в горло второму, а затем, не медля ни секунды, толкнул нападавшего в сторону третьего. Вояки покатились по палубе; Малкольм пронзил их обоих и побежал дальше.

– Джейми! – звал он снова и снова.

Но в ответ ему раздавался только лязг мечей и крики умирающих.

Вниз, только вниз.

– Что-то ты дурно выглядишь, дорогая моя, – издевательски протянул Эдвард. – Не любишь, когда за тобой охотятся?

Джейми едва не закричала: ей показалось, что перед ней стоит привидение. Однако, вспомнив слова Рида, она сообразила, что оказалась в руках настоящего, живого Эдварда. Волосы у него на виске слиплись от засохшей крови – это след ее удара. Камзол на нем разорван, а глаза сверкают безумным огнем. Такой Эдвард страшнее любого призрака!

Схватив Джейми за волосы, Эдвард швырнул ее к стене и навалился на нее всем телом.

– Хочешь узнать, почему я жив?

Джейми молчала, глядя ему в лицо полным ненависти взглядом.

– Той ночью под окном меня ждал Рид. Он полез следом и нашел меня без сознания посреди спальни. Видишь ли, милая, у нас была договоренность, что через условленное время Рид присоединится к нашим забавам! – Губы Эдварда искривились в гнусной ухмылке. – Итак, на чем мы остановились?

Джейми плюнула ему в лицо.

– Ублюдок! – крикнула она.

Эдвард смахнул плевок с лица и расхохотался.

– Так вот, а затем я решил вспомнить свое пиратское прошлое – и начал славную игру. Тебе понравилось?

– Только сумасшедший вроде тебя может играть в такие игры! Там наверху гибнут люди – твои люди! Неужели тебе все равно?

– Моя милая рассудительная Джейми, – он схватил ее за горло, вдавив в стену. – Обо всех-то она думает, обо всех беспокоится. Что ж ты не подумала обо мне? Это ты, милая, и только ты, виновна в моих несчастьях! Из-за тебя я стал преступником в глазах закона и позором для семьи!

– В своих несчастьях виноват ты сам, – отрезала Джейми.

– Нет, ты, – возразил он. – Если бы, вместо того чтобы развлекаться со своим шотландцем, ты явилась ко двору вовремя и, как послушная девочка, вышла за меня замуж, все было бы отлично.

– Так ты никогда не любил меня! Ты хотел на мне жениться, чтобы войти в милость к королю!

– А ты как думала? – расхохотался Эдвард.

– Мерзавец! – закричала Джейми, не пытаясь больше сдерживать гнев. – Грязный выродок! Думал меня обмануть? Или надеялся силком притащить к алтарю? Так вот, ты всегда был мне мерзок и отврат