КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406785 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147477
Пользователей - 92605
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Рем: Ловушка для посланницы (СИ) (Фэнтези)

Все понимаю про мечты и женскую озабоченность, но четыре мужика - явный перебор!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Андерсон: Крестовый поход в небеса (Космическая фантастика)

Только сейчас дочитал этот рассказ... Читал сравнительно долго и с перерывами... И хотя «данная вещь» совсем не тяжелая, но все же она несколько... своеобразная (что ли) и написана автором в жанре: «а что если...?» Если «скрестить» нестыкуемое? Мир средневековья (очень напоминающий мир из кинофильма «Пришельцы» с Ж.Рено в главной роли) и... тему космоса и пришельцев … С одной стороны (вне зависимости от результата) данный автор был одним из первых кто «применил данный прием», однако (все же) несмотря на «такое новаторство» слабо верится что полуграмотные «Лыцари и иже с ними» способны (в принципе) разобраться «как этот железный дом летает» (а так же на прочие действия с инопланетной технологией...)

Согласно автору - «человеческие ополченцы» (залетевшие «немного не туда») не только в кратчайшие сроки разбираются с образцами инопланетной технологии, но и дают «достойный отпор» зеленокожим «оккупантам» (захватывая одну планетную систему за другой)... Конечно — некие действия по применению грубой силы (чисто теоретически) могли быть так действительно эффективны в рамках борьбы с «инопланетниками» (как то преподносит нам автор), но... сомневаюсь что все эти высокультурные «братья по разуму» все же совсем ничего не смотли бы противопоставить такому «наглому поведению» тех, кто совсем недавно ковал латы, трактовал «Святое писание» (сжигая ведьм) и занимался прочими... (подобными) делами...

В общем ВСЕ получается (уже) по заветам другого (фантастического) фильма («Поле битвы — Земля», с Траволтой и прочими), где ГГ набрав пару-сотню людей из фактически постядерного каменного века (по уровню образования может даже и ниже средневековья) — сажает их за руль «современных истребителей» (после промывки мозгов, и обучающих программ в стиле Eve-вселенной). Помню после получасового сидения (в данном фильме) — такой дикарь, вчера кидавший копья (якобы) «резко умнел» и садился за руль какого-нибудь истребителя F... (который эти же дикари называли «летающим копьем»... В общем... кто-то может и поверит, но вот я лично))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про (Пантелей): Террорист номер один (СИ) (Альтернативная история)

Точка воздействия на историю - война в Афганистане в 1984. Под влиянием божественной силы советские генералы принимают ислам, берут власть в СССР, делят с Индией Пакистан, уничтожают Саудовскую Аравию.
Написано на редкость примитивно и бессвязно.
Кришне акбар. Ну и Одину тоже.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Последний разбойник (fb2)

- Последний разбойник (пер. Константин Иванович Мольков) (и.с. Кружево) 858 Кб, 251с. (скачать fb2) - Кэтрин О`Нил

Настройки текста:



Кэтрин О'Нил Последний разбойник

1

Все началось поздно вечером, когда Оскар постучал в знакомую дверь. Услышав от горничной, что хозяйка не принимает, он сердито стукнул тростью.

– Не принимает? – закричал Оскар. – Это кого же она не принимает? Меня?

Нетерпеливым взмахом руки он отослал горничную прочь, а сам уверенно прошел через огромный холл с высокими потолками и мраморными колоннами. Резко распахнув дверь гостиной, Оскар остановился на пороге в театральной позе.

– Не принимает! – еще раз воскликнул он. – Кристина, радость моя, как ты можешь не пускать к себе в дом меня?

Кристина рассмеялась и посмотрела на Оскара. Ничего не скажешь, привлекательный мужчина.

Темные, блестящие, с какой-то сумасшедшинкой глаза. Высокий, широкоплечий… Настоящий образец мужской красоты и силы, если бы не странная вялость, изнеженность в каждом движении.

Сегодня Оскар был одет в бледно-зеленый сюртук, который дополнял свободно повязанный ярко-желтый галстук.

«Он верен себе, – подумала про Оскара Кристина. – Любит дразнить гусей».

Оскар и вправду любил шокировать свет своим внешним видом, манерами, особенно остроумием, блестящим и злым одновременно.

Последнее создало Оскару репутацию опасного человека. Со временем он так вжился в эту роль, что возомнил себя гением. Даже Кристина порою чувствовала себя неуютно рядом с этим человеком.

В Лондоне Оскар появился пару лет назад. Блестящий поэт, остроумный собеседник, он сразу же вспыхнул яркой звездой и в высшем обществе, и в кругах литературных.

С первого же дня их знакомства Кристина с Оскаром стали настоящими друзьями, несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте. Эта разница была тем более несущественной, так как далее дружбы их отношения не развивались. Именно с помощью Кристины Оскар покорил лондонский свет и был ей за это весьма признателен.

Небрежно швырнув чулки в дорожный чемодан, Кристина поспешила навстречу Оскару и подставила надушенную щечку для поцелуя.

– Не сердись на меня, дорогой. Я действительно сказала, что не принимаю. Посетителей. Но ты-то не посетитель, верно? Завтра утром я наконец-то покину этот кошмарный дом.

Оскар внимательно посмотрел на подругу.

Кристина Уэнтворт-Гиббонс. Двадцатилетняя герцогиня, одна из самых молодых герцогинь в королевстве. А из вдовствующих – наверняка самая молодая.

Хороша, ничего не скажешь! Изящная фигурка с теми прелестными, красиво очерченными выпуклостями, при виде которых в жилах каждого настоящего мужчины закипает кровь. Искусно уложенные вьющиеся волосы неуловимого оттенка, между темно-каштановым и иссиня-черным. Ярко-зеленые, словно лесной мох, глаза.

Аристократические руки с тонкими запястьями и узкими ладонями. Длинная лебединая шея. Нежная, матовая, как жемчуг, кожа. Породистые черты лица – высокие скулы, тонкий нос, изогнутые густые брови.

И хотя Кристина не была первой красавицей Лондона, но живость характера, мгновенные переходы от высокомерной холодности к пылкой страсти, вызывающая манера поведения – все это завораживало и привлекало внимание мужчин.

Сама же Кристина считала себя колдуньей – прекрасной, обворожительной и загадочной.

На Кристине было зеленое с золотой вышивкой бархатное платье, соблазнительно облегавшее ее фигуру. При каждом движении из-под подола выглядывали кружева нижней юбки.

«Готов поклясться, – подумал Оскар, – что под платьем у нее нет ничего, кроме этой кружевной юбки. Ни-че-го».

У них с Кристиной было много общего. В том числе и постоянная готовность к тому, чтобы шокировать кого угодно и чем угодно.

Тем временем Кристина вернулась к прерванному занятию и принялась складывать шелковую ночную рубашку.

– Я не видел тебя со дня смерти герцога, – заметил Оскар, не сводя с подруги внимательных глаз.

– И не надеялся увидеть вновь?

– Если честно, то да. Я действительно не думал, что ты станешь так сильно горевать из-за потери нелюбимого мужа, а затем все бросишь и сорвешься бог знает куда… Куда, зачем?

– Не сердись, Оскар, прошу тебя. Ты всегда был самым близким моим другом. Если бы не ты, я не знаю, как пережила бы это ужасное время.

Оскар прошелся по гостиной и остановился возле набитого вещами чемодана.

– Куда ты едешь? – спросил он. – Во Францию? Разогреть кровь? Ну что ж, парочка-другая случайных романов в романтическом Париже – это действительно… Еще немного, и я сам начну набиваться тебе в попутчики!

– Господь с тобой! Что я забыла в этом Париже? Французы? Ха! Вялые слюнтяи, которые мнят себя героями, а на деле… Нет, они не способны ни на что, даже на самое невинное приключение. Медузы. Господи, спаси и сохрани меня от медуз, улиток и прочих слизняков! Пошли мне, господи, хоть раз в жизни мужчину, который был бы горячее меня, или, по крайней мере, такого же горячего, как я.

– О, это слишком высокая планка, моя дорогая, слишком высокая!

Она улыбнулась в ответ:

– Ах, Оскар, до чего же я от всего этого устала! Ты сам знаешь, уж чего-чего, а мужчин я за свою жизнь повидала достаточно. И что? Все они ни на что не способны. Ни один из них тебе в подметки не годится. Не обижайся, дорогой, но с тобой, по крайней мере, хотя бы поговорить можно… Нет, все, хватит с меня!

– Что ж, спасибо за комплимент! Но скажи, наконец, куда ты собралась?

– В Египет. Мечтаю прокатиться по Нилу.

– Господи, да как тебе это только в голову пришло?

– Методом исключения. Сам посуди. Англия – тесный маленький остров. Все, что я могла совершить в Лондоне, я уже совершила. Скучно! Пора бежать подальше от этих надоевших лиц, от опостылевших балов, однообразных разговоров… Куда? В Европу? Знаю я эту Европу – чуть побольше Англии, но все те же лица, балы, разговоры. Скука! Вот и получается, что Египет – самое подходящее для меня местечко.

– Тебе там не понравится.

– Почему же?

– Дорогая, – проникновенно начал Оскар, – я открою тебе одну ужасную тайну. Знай же, что у мужчин, которые живут в Египте, в штанах нет ничего! Ну, или почти ничего. Так… Зубочистки кожаные. Совсем, совсем не твой размер.

– Оскар, прошу тебя, прекрати!

– Слушаю и повинуюсь, – он картинно, на восточный лад, прижал к груди руку.

– Зубочистки… Ерунда какая, – пожала плечами Кристина. – К тому же я больше не интересуюсь мужчинами. Совершенно.

– Ты не интересуешься мужчинами? А не дышать ты не пробовала? Нет, дорогая, ты создана для грешных наслаждений. Без них ты пропадешь.

– Значит, мне суждено увянуть, словно сорванному цветку. Пойми, я стала противна самой себе, я устала от всего и в первую очередь от этих мерзавцев из свиты принца Уэльского. Египет с его тихой, загадочной стариной – мое спасение.

– Выходит, ты бежишь от принца Уэльского, от нашего красавца Берти?!

– Хоть бы и так. Каждый раз, когда я вижу его, я вспоминаю о своем бедном Уинтербруке. И не могу не укорять себя.

– Напрасно. Ты была Уинтербруку хорошей женой. В своем роде, разумеется.

– Смеешься? Я наставляла ему рога, делала из него посмешище. Думаю, что этим и свела его в могилу.

– Кристина! Умоляю! Ты разбиваешь мое сердце. Довольно самобичеваний. Поедем лучше развлечемся, птичка моя. Давай закатимся к «Мотту».

– Последнее место на Земле, где я сейчас хотела бы очутиться, – это «Мотт».

– Ну, считай, что это моя прощальная просьба. Подари мне напоследок веселый вечерок, чтобы было о чем вспоминать в разлуке. Тряхнем стариной!

Он быстро переворошил разбросанные на диване вещи.

– Вот, – сказал Оскар и протянул Кристине элегантное черное с золотом платье. – Надень его. Это то, что надо!

Она задумчиво покосилась на платье, которое держал в руках Оскар.

«Откажись!» – прозвенел в ее голове тревожный колокольчик, но Кристина не прислушалась к нему. Не может она отказать Оскару. Действительно, одному богу известно, как надолго они расстаются и увидятся ли вновь. А ведь он так поддержал ее в те трудные дни, когда умер старый герцог. Да и самой ей не помешает встряхнуться.

Кристина кивнула головой. Приключение началось.

2

Хотя «Мотт» и был закрытым аристократическим притоном, слухи о Кэтти Суиндрелл разлетелись далеко за пределы Лондона, и не один провинциальный джентльмен мечтал о ней бессонными ночами.

Внешне эта женщина отвечала всем современным представлениям о красоте. Правильные черты лица, светлые локоны – образ чистый, невинный. Но под слоем краски и пудры скрывалась печать порока. Необыкновенными были губы – ярко накрашенные, находящиеся в постоянном движении.

Сейчас Кэтти по просьбе Оскара занималась стриптизом. Она вяло двигалась перед зрителями на подсвеченной площадке, постепенно освобождаясь от того немногого, что еще было надето на ней, – нижней юбки, корсета и спущенных ниже колен черных чулок. Прежде чем снять с себя очередную деталь туалета, Кэтти оглаживала ладонями свои пышные формы, томно заводила глаза и непрестанно облизывала губы розовым язычком, словно демонстрируя бесчисленные способы утоления любовной жажды, которыми владели ее непревзойденные губы. И эта игра, в совершенстве освоенная Кэтти, была, пожалуй, единственным привлекательным моментом в ее представлении.

Когда Кристина впервые увидела стриптиз, он возбудил ее не меньше, чем мужчин, сидящих в зале, но теперь… Теперь это зрелище показалось ей примитивным, пресным, глупым и, наконец, просто смешным.

Они с Оскаром сидели в отдельной ложе, наверху. Комната была задрапирована розовым и золотым шелком и освещена неярким светом горящих в канделябрах свечей.

В зале было еще несколько человек – завсегдатаи «Мотта». Среди них – молодой сэр Уэлдон Маркхэм, давно мечтавший затащить Кристину в свою постель. Узнав об ее отъезде, он был крайне огорчен. Теперь же, увидев ее с Оскаром, не мог поверить своим глазам.

Высокий, светловолосый, с рыжеватыми усиками и порочной улыбкой, Уэлдон был типичным прожигателем жизни. Мгновенно забыв о Кэтти, он пожирал Кристину взглядом, в котором горела надежда.

Впрочем, и остальные щеголи, сидевшие в креслах, посматривали на Кристину с вожделением. В этих стенах репутация герцогини Уинтербрук была хорошо известна, и оставалось лишь гадать, кого она сегодня соизволит выбрать для своих ночных утех.

«Мотт» стал закрытым притоном для лондонской аристократии давно, еще с шестидесятых, когда сюда стал захаживать принц Берти – сын королевы Виктории. Очень скоро это злачное местечко стало излюбленным местом для времяпровождения принца Уэльского и его высокопоставленных друзей.

Кристина находила этот клуб привлекательным по двум причинам. Во-первых, ей нравилось то, как тщательно просеивает посетителей нынешний хозяин «Мотта». Всегда облаченный в белоснежный сюртук, Фреер делал это так осторожно и тщательно, словно речь шла об охране королевских драгоценностей. Случайные люди сюда не попадали. Фреер чрезвычайно гордился своими постоянными клиентами и строго следил за тем, чтобы сохранять конфиденциальность заведения. А во-вторых, «Мотт» являлся для Кристины тем местом, где она могла быть самой собой.

Но сегодня ей было скучно. Откровенно скучно. Оскар, без труда умевший читать ее мысли, понял, что надо делать. Он подошел к человеку, притаившемуся возле двери в тяжелых портьерах, и что-то сказал.

Тут же на сцену выпорхнула еще одна женщина – рыжеволосая статная Бонни. Ей сказали, что представление идет вяло и нужно добавить в него огонька.

Бонни проворно сняла с Кэтти корсет и чулки, наклонилась, поворачивая партнершу лицом к себе. Перед глазами зрителей медленно проплыли обнаженные молочно-белые бедра Кэтти, мелькнул ее зад – два пышных упругих матовых полушария. Затем Бонни прильнула к легендарным губам Кэтти.

Зрители оживились.

Окрыленная успехом, Бонни скользнула вниз и страстно впилась в грудь Кэтти. Когда поцелуй закончился, восхищенные зрители увидели высокую полную грудь Кэтти с розовым торчащим соском, окруженным ярким кольцом губной помады Бонни.

Чья-то рука легла на плечо Кристины. Она обернулась и увидела перед собой пылающие, жаждущие глаза сэра Уэлдона.

Зрителям было не до них. Распаленные джентльмены один за другим скидывали с плеч элегантные, сшитые у лучших портных с Бонд-стрит сюртуки и готовы были ринуться на сцену, туда, где корчились в экстазе обнаженные женские тела.

Сэр Уэлдон склонился к маленькому ушку прелестной герцогини.

– Может ли джентльмен рассчитывать на прощальный поцелуй?

Кристина прекрасно понимала, что именно он имеет в виду. В былые времена она не раз отказывала ему, но сегодня?.. К тому же шампанское давало о себе знать. Отвечать Уэлдону отказом Кристине явно не хотелось.

Сэр Уэлдон наклонился и осторожно взял Кристину за подбородок. Она не сопротивлялась. Он стал целовать ее – неистово, яростно. Не встретив сопротивления, положил руку на грудь Кристины и принялся сладострастно сжимать упругую плоть. Вскоре его губы уже зарылись в складки платья Кристины, а пальцы лихорадочно нащупывали застежки на ее спине.

Вдруг Кристина напряглась и отпрянула. Словно увидела себя со стороны. Себя и всю свою прошлую жизнь…

Первый брак, ранний. Не по любви, просто наперекор родителям. Второй брак – и тоже не по любви. Вышла за старика ради его титула. Брак короткий. Старый герцог умер через три месяца, так и не вкусив прелестей своей юной жены. Зато эти прелести вкусили многие другие, а точнее – все желающие. Таких оказалось много.

Так все и шло – легко и весело, пока громкий скандал, связанный с Кристиной, не доконал старика. Она осталась одна – с его титулом, его богатством и с вечными угрызениями совести. Жизнь вдруг показалась ей пустой и никчемной…

Кристина резко поднялась, освобождаясь от похотливых объятий сэра Уэлдона, и направилась к выходу.


Яркий свет на мгновение ослепил ее после полумрака. Где-то неподалеку играл оркестр – громко и фальшиво. Кристина облокотилась на перила и посмотрела вниз, в бальный зал, где мелькали танцующие пары. Воздух показался ей горячим, возможно, от сотен горящих, истекающих жаром свечей. Кристине захотелось тишины и покоя.

Она направилась к лестнице, собираясь незаметно уехать домой, но в это время снизу донесся истошный женский крик. Затем еще один, и еще…

Она подошла к перилам. То, что происходило в зале, уже никак нельзя было назвать танцами. Больше всего это походило на пожар в сумасшедшем доме. Присмотревшись внимательней, Кристина поняла причину паники. Светлый полированный паркет исчез. Пол был покрыт серым живым ковром…

Крысы! Сотни две крыс!

Из дальнего угла донесся мужской крик, взметнулась в воздух сжатая в кулак рука. Ну теперь все понятно. Запустить во время танцев крыс – старая шутка. Ее уже не раз проделывали в этих стенах. Мужчины принялись хохотать, а женщины еще долго визжали от страха. Вскоре пронесся слух, что маркиз Гастингс заплатил крысолову целых двадцать гиней за то, чтобы тот привез и в условленный момент выпустил в зал весь свой ночной улов.

Принц Уэльский хохотал до слез и хлопал по спине польщенного вниманием Гастингса. Да, шутки такого сорта принц обожал. Разумеется, если они при этом не задевали его самого. В эту минуту Кристина горько пожалела о том, что не прислушалась к тому тревожному колокольчику и не осталась дома нынешним вечером.

Она принялась поспешно спускаться по лестнице. Только бы он ее не узнал, не догнал…

Принц заметил Кристину, громко рассмеялся и поспешил к двери, чтобы перехватить беглянку у выхода.

Густые волосы и коротко подстриженная рыжеватая бородка делали принца удивительно похожим на льва. На сытого, объевшегося льва. Искусно скроенный сюртук не мог скрыть выпирающего брюха; тяжелые челюсти свидетельствовали о склонности к обжорству. Но были в его фигуре и сила, и величественность, и стать. Как-никак, а именно ему предстояло в свое время занять трон английских королей.

– Герцогиня, – сказал принц, завидев Кристину. – До нас дошли слухи, что вы сочли наше общество недостойным внимания и решили покинуть его.

Кристина с трудом заставила себя посмотреть ему в глаза.

– Боюсь, это решение слишком дорого обошлось мне.

В голосе принца появилось раздражение:

– Мне кажется, что перед отъездом вы могли бы вести себя… повежливее.

– Я веду себя невежливо, ваше высочество?

– Черт побери, Кристина, ты повела себя невежливо в тот самый день, когда выпрыгнула из моей постели!

Это было правдой. Она очаровала его независимым нравом, нежеланием пресмыкаться перед ним только потому, что он – наследный принц. Он привык к иному. Любая женщина королевства мечтала угодить в его постель. И принц не отказывал себе ни в чем, предпочитая при этом замужних, искушенных в любви молоденьких леди, чьи мужья почитали для себя за честь носить рога, наставленные им его высочеством. Герцог, разумеется, относился именно к этой породе мужей, но вот его женушка… Нет, она в конце концов удостоила его своим посещением, но при этом не пыталась скрыть своего презрения к будущему королю Англии – человеку, по ее понятиям, примитивному и грубому.

Этого принц простить не мог. Он оскорблял Кристину при всех, громогласно; рассказывал своим друзьям о том, какая она развратная женщина. Скандал начал разрастаться. Ведь что ни говори, а отношение принца Уэльского к человеку не может не отразиться и на отношении к нему окружающих. Оставался лишь один выход – бежать из Англии. Саму Кристину это не слишком волновало, но вот герцог, ее муж… Он не смог пережить скандала. Гордое сердце старика не выдержало.

Положение Кристины изменилось, когда принц понял, что влюблен в эту женщину. Ее тонкий ум, смелость, независимость и, наконец, пылкий темперамент, скрытый за холодной маской светской леди, покорили его. Впервые за много лет он встретил красавицу, чей сексуальный аппетит превосходил даже его собственный, не знающий границ.

И при этом она была равнодушна к нему. Холодность Кристины сводила его с ума, делала ее еще желаннее. Принц надеялся сломить сопротивление Кристины публичным унижением – не получилось. Она не склонила головы, не приползла к нему на коленях. Она просто отдалилась от него.

Вот и сейчас, окинув его холодным взглядом, она сказала:

– Все, чего я хочу, – это никогда не видеть вас.

Принц разозлился не на шутку.

– За такие слова я могу вас и в цепи заковать, – прорычал он.

Кристина цинично усмехнулась в ответ:

– Как вы сказали, Берти? Заковать меня в цепи? Но это уже было… Напомнить?

Принц покраснел. Действительно, цепи в свое время были в их любовном репертуаре. Как, впрочем, и другие сексуальные фантазии, рождавшиеся в его изощренном мозгу. Вспоминать ему об этом было стыдно… и приятно.

Ситуацию разрядило появление Оскара и сэра Уэлдона. Они низко поклонились принцу, после чего принялись обсуждать приключение с крысами.

– Я ухожу, – сказала Кристина Оскару. – А ты оставайся, если хочешь. Веселись дальше.

– Девочка моя дорогая, неужели ты думаешь, что я отпущу тебя домой одну?

– Почему бы и нет?

– Ты что, не слышала?

– Не слышала о чем?

– О разбойнике, разумеется!

Кристина подозрительно покосилась на мужчин. Они одновременно закивали головами.

– Перестаньте, джентльмены, – сказала она. – Быть может, хватит шуток на сегодня?

– Это не шутка, моя милая. В Лондоне только и говорят о каком-то таинственном разбойнике.

– Прошу тебя, Оскар, оставь эти выдумки.

Принц пристально посмотрел на нее.

– Герцогиня действительно не в курсе последних событий?

Оскар ударил себя по лбу ладонью:

– Я забыл! Ну конечно, ты ничего не знаешь! Это моя вина. Я должен был информировать тебя о том, что происходит в Лондоне.

Кристина все больше раздражалась:

– Да расскажет мне кто-нибудь, наконец, толком о том, что происходит?

Слово взял Маркхэм:

– Этот ловкий дьявол впервые появился год тому назад. И что самое поразительное – его до сих пор не могут поймать. Он исчезает, как в воздухе растворяется.

– И чем же он опасен?

– Ax, даже вымолвить страшно… Грабит людей. Грабит поезда. Представляете, полдюжины поездов – и это только за последние несколько месяцев. Его называют Брайтонским Бандитом, потому что свое первое ограбление он совершил под Брайтоном… А уж денег и драгоценностей сколько в его руках – и не сосчитать! Непонятно даже, что он делает с такой добычей.

– Грабит поезда? – переспросила Кристина. – И как же он это делает?

– По-разному. Иногда выскакивает со своими людьми к насыпи. На лошадях. С оружием. Лица прикрыты черными платками. Нагоняет поезд, запрыгивает со своей бандой в вагоны и под дулами пистолетов выгребает из карманов деньги и драгоценности. Но бывает и так: он появляется прямо на ходу, словно ниоткуда, и тоже грабит пассажиров до последнего фартинга. Как это удается бандиту? Поговаривают о том, что он умеет лихо спрыгивать с мостов на крышу проходящего поезда. Потом спускается на площадку и входит в вагон через тамбур. Ловкая бестия, ничего не скажешь.

Смутное воспоминание всплыло в голове Кристины.

– Постойте, я, кажется, тоже что-то слышала. Моя мать говорила как-то об ограблении поезда. Я, правда, думала, что это сплетни. Грабить поезда в наши дни? Неслыханно!

– Это не сплетня, уверяю вас, – сказал Маркхэм.

– Да, да, – кивнул Оскар, внимательно изучая свои ногти. – Ужасный разбойник. От одного его имени молоденькие девушки падают в обморок. А все мужчины славного города Лондона ежедневно упражняются в стрельбе из пистолета, готовясь дать ему отпор. Я даже слышал, что Гастингс грозился постоянно ездить теперь на этих проклятых поездах в надежде, что ему выпадет случай блеснуть метким выстрелом.

Издевательский тон Оскара заставил Маркхэма ощетиниться.

– Не слушайте вы его. Леди Гастингс как раз оказалась в одном таком поезде и упала в обморок, увидев этого негодяя. Рассказывала, что он говорил ужасные, чудовищные вещи. Чуть ли не собирался пытать и насиловать женщин! Мерзавец! Да, именно так она его и назвала.

– Минутку, – перебил его Оскар. – Как она могла все слышать, если тут же упала в обморок?

– Ладно, если бы он только грабил поезда, – заметил принц, надменно молчавший во время всего разговора. – Но этот разбойник позволяет себе и более гнусные вещи.

– А именно? – спросила Кристина.

Сэр Уэлдон потупился. Принц покраснел. Отвечать вызвался Оскар.

– Дело в том, что его поступки смахивают на месть, направленную против лучших друзей его высочества.

– Месть? – воскликнула Кристина. – Вот это уже действительно интересно!

– Похоже, он специально выслеживает людей, близких к принцу Уэльскому.

– Выслеживает?

– Да. И грабит их, дорогая. Прямо в каретах. Посреди Лондона. Под покровом ночи.

«Настоящий разбойник, – подумала Кристина. – Но как это может быть в наше время? Ведь на дворе 1880 год, а последние разбойники в Англии исчезли еще в конце 20-х.

– Но что же полиция? Скотланд-Ярд? – спросила она.

– Разумеется, нами задействованы все силы, – со вздохом заметил принц, – но пока безрезультатно. Он исчезает, растворяется каждый раз, словно призрак. Уходит прямо из-под носа.

– Просто этот мошенник очень умен, – сказал Оскар. – Он прекрасно знает, что в Лондоне все делается согласно логике и здравому смыслу. Так вот, он отметает логику, и поэтому каждое его появление становится таким неожиданным.

– Чепуха, – насмешливо возразил Маркхэм. – Просто у него есть друзья, у которых он скрывается. Кто они и почему помогают этому бандиту, мы пока не знаем. Но рано или поздно он все равно попадет в западню. Все преступники этим кончают.

– Королева весьма обеспокоена всем этим, – вставил принц.

Королева Виктория не очень жаловала своего распущенного сына. Во всяком случае, к управлению государственными делами она его и близко не подпускала. Так же, впрочем, как и к себе.

– Но кто же он? – спросила Кристина.

– Загадка, – развел руками принц.

– Загадка, – согласился Оскар. – Ходят слухи, что он – человек из высшего общества, впавший в свое время в немилость.

Кристина пристально посмотрела на принца.

– Скажите, Берти, неужели у вас нет врагов, которых вам следовало бы опасаться? Сами вы никого не подозреваете?

– Хуже всего то, – уклончиво ответил принц, – что мнения в обществе разделились. Кто-то считает этого разбойника простолюдином, другие полагают, что он из знатной семьи. Да вот, к примеру, леди Старрингтон. Она столкнулась с этим человеком неделю тому назад и с тех пор говорит только о нем. И, заметьте, в самых восторженных тонах!

– Это пахнет государственной изменой, – язвительно заметил Оскар. – Говорить в восторженных тонах о человеке, который собственноручно всадил два дня тому назад пулю в маркиза Хэмптона, – это уж слишком!

«Хорошая оплеуха!» – с удовлетворением подумала Кристина.

Маркиз Хэмптон был одним из лучших друзей принца.

– Не может быть! – закричал Маркхэм. – Впервые слышу!

Оскар выдержал эффектную паузу.

– А некоторые считают, что под маской разбойника скрывается не кто иной, как лорд Уайклифф.

– Не может быть, – возмутился принц. – Ричард давно гниет в могиле!

Оскар пожал плечами:

– Рассказываю только то, что слышал, ваше высочество.

Кристина внимательно наблюдала за происходящим. Когда Оскар произнес имя лорда Уайклиффа, в глазах Берти она увидела ужас. Редкое и любопытное зрелище – испуганный принц Уэльский!

– И все же согласитесь, – сказала Кристина. – Должен же в Англии найтись хоть один настоящий мужчина, который не боится бросить вызов обществу. Нет, как хотите, но в этом разбойнике есть что-то привлекательное.

Оскар заметил, как задели принца слова Кристины.

– Во всяком случае, я не позволю тебе возвращаться одной по ночным улицам, дорогая, – сказал он. – Пойдем, тебе нужно отдохнуть перед дорогой. Вы, очевидно, знаете, ваше высочество, что Кристина уезжает завтра утренним поездом?

– А я, с вашего позволения, отправлюсь один, – сказал сэр Уэлдон.

Кристина пожала плечами и, не прощаясь, направилась к двери.

Чуть позже, когда Оскар подавал ей соболью шубку, Кристина негромко спросила:

– А кто, скажи на милость, этот самый лорд Уайклифф?

Оскар быстро оглянулся, желая убедиться в том, что их никто не слышит.

– Эта история известна мне лишь понаслышке. Я знаю только то, о чем проболтался как-то раз Гастингс, когда был в сильном подпитии. Скажи, ты помнишь что-нибудь о несостоявшейся дуэли между Джо Эллисфордом и лордом Блэндфордом? Это было лет десять тому назад. Элистер собирался стреляться с лордом из-за того, что тот увел у него жену.

– Помню. Берти уговорил их тогда не делать этого. Хотел избежать публичного скандала.

– Точно. Хотя бывали и другие времена, когда он не был таким щепетильным. Когда и сам был не прочь рискнуть.

– Оскар, о чем ты?

– О том, дорогая, что лорд Уайклифф – это человек, которого принц Уэльский убил на дуэли!

3

Открытый кабриолет катил по ночным улицам Лондона, Лондона конца девятнадцатого века. Времен королевы Виктории.

Это был город традиций. Город, жизнь которого расписана по часам. В этом расписании неизменное место занимал вечерний чай с непременными сандвичами с огурцом и кокосовым печеньем. Специальное время отводилось для чинных прогулок верхом вдоль Роттен-роуд. Странная, придуманная жизнь – застывшая, словно гравюра.

Холодный каменный город. Столица огромной империи, раскинувшейся по всему свету.

Но рядом с парадным, торжественным и величественным существовал и другой Лондон – темный, грязный город трущоб. Центром его был район Сохо.

Ночной Сохо жил лихорадочной, сумасшедшей жизнью. Шум, крики, яркий свет витрин, толпы мужчин, пришедших сюда в поисках приключений и невиданных наслаждений. Женщины, предлагающие эти наслаждения по самой доступной цене. Лондонские проститутки. Сто тысяч лондонских проституток, и горе той женщине, что попробует перебежать им дорогу. Исчезнет, пропадет, сгинет без следа. И никакая полиция не поможет.

Да и нет в Сохо полицейских. Ночью все они в центре Лондона, где после заката солнца начинается своя, потайная жизнь.

Толпы изысканно одетых леди и джентльменов заполняют тротуары между Хаймаркетом и Пикадилли. Вспыхивают огни казино, танцевальных залов. Зажигают свои красные фонарики дома свиданий с дорогими, роскошными шлюхами. Открывают двери неприметные лавочки, где можно из-под полы купить порнографический журнальчик или ноты непристойных песенок.

Если при свете дня Лондон был городом королевы Виктории, то ночью его можно было смело назвать вотчиной ее сына – безудержного в разгуле и разврате Берти, принца Уэльского.


Кристина хорошо знала ночную жизнь Лондона. Она не раз искала в ней отдушину после чопорных дневных встреч и разговоров.

Уезжая из «Мотта», Кристина настояла на том, чтобы взять открытый кабриолет. После последнего разговора с Берти она чувствовала себя грязной, и ей казалось, что, вдохнув вольного, ночного лондонского воздуха, она немного очистится.

Они ехали в открытом кабриолете втроем – Кристина, Оскар и Маркхэм, присоединившийся к ним в последнюю минуту. Экипаж благополучно миновал Сохо и свернул к Трафальгар-сквер, держа курс на Сент-Джеймс. Оскар правил лошадьми.

Кристине очень хотелось узнать подробности истории, что произошла между Берти и лордом Уайклиффом, но Оскар пресек все ее попытки начать этот разговор, выразительно указав глазами на Маркхэма. Кристина решила, что друг прав. Дуэль принца была секретом – быть может, даже государственной важности, – и говорить о ней в присутствии известного на весь город болтуна Маркхэма действительно не стоило.

Тем временем Маркхэм достал из кармана тонкую брошюрку и принялся изучать ее в слабом свете уличных фонарей.

– Вы даже не представляете, что мне посчастливилось откопать, – воскликнул он. – Это же знаменитый путеводитель по лондонским притонам, изданный еще в пятидесятых! Я много слышал о нем, но в руках держу впервые. Мне посчастливилось найти его среди старых бумаг отца. Здесь написано обо всех примечательных женщинах тех лет. Послушайте!

Кристина плотнее закуталась в свои соболя, откинула голову на подушки сиденья и прикрыла глаза. Легкий ветерок перебирал ее локоны и доносил звуки ночной улицы.

– Вот очень забавное место, – пробубнил у нее над ухом голос Маркхэма. – «Мисс Мэри Болтон – шестифутовая амазонка с твердыми, полными и белыми грудями. Они особенно красиво подпрыгивают и трясутся, когда она занимается любовью, сидя верхом на мужчине. Отличается своеобразием поведения и точеными ножками… Выступая в дуэтах, демонстрирует как язычок, так и голос, которым способна выводить прелестные трели. Правда, при этом она предпочитает нижнюю партию, зато исполняет ее с неизменным мастерством».

– Великолепно изложено, – спокойно сказала Кристина. – Что, пора уже смеяться?

Оскар и в самом деле рассмеялся, а Маркхэм обиженно убрал в карман драгоценный манускрипт.

– Оскар, – предложила Кристина, – давай поедем через парк. На улицах такой ужасный свет!

Он натянул вожжи, и лошади свернули с Пикадилли к Грин-парку. Оттуда, как прикинул Оскар, легко можно было попасть на Броад Уок, а там до Сент-Джеймс рукой подать.

Уличный шум начал понемногу стихать. По-прежнему не открывая глаз, Кристина прислушивалась к новым звукам – шороху ветра в кронах деревьев, к той особенной тишине, что возможна только в ночном лесу или парке. Глубоко вдохнула воздух, напоенный запахом мокрой листвы. Стук копыт был едва различим; мягкий дерн скрадывал звуки, смягчал движение, и кабриолет, казалось, плыл по воздуху.

Все было хорошо, если бы не Маркхэм. Он болтал без умолку:

– А вы знаете, почему Грин-парк – единственный парк в Лондоне, где не растут цветы? Говорят, что, когда королева Екатерина узнала, что ее муж Чарльз Второй собирает здесь букеты для своих любовниц, она приказала вырвать в этом парке все цветы и никогда не сажать впредь…

Кабриолет повернул направо и внезапно остановился. Кристина осторожно приоткрыла глаза и осмотрелась. Сначала она не увидела ничего. Затем посмотрела в ту сторону, куда указывал Оскар, и вздрогнула. Из ночного мрака возник силуэт, похожий на мираж.

Мужская фигура, неподвижно сидящая на огромном черном скакуне. Поля шляпы низко надвинуты на лицо, скрытое под темной полумаской. В руке – пистолет. Черный плащ, накинутый на плечи, слегка колышется под порывами легкого ветра.

– К-кто эт-то? – выдавил Маркхэм.

– Друг принца, – представился незнакомец и отвесил, не слезая с седла, шутовской поклон. – К вашим услугам, сэр.

Затем снял с головы шляпу и приветственно поднял ее в воздух.

Маркхэм выхватил что-то из своего кармана. В следующую секунду в ночной тишине оглушительно прозвучал пистолетный выстрел. Пуля пробила шляпу незнакомца, и она упала на землю. Маркхэм выругался. В тот же миг из темноты, из придорожных кустов вынырнули еще две тени. Двое молодых людей стремительно бросились к сэру Уэлдону и в мгновение ока обезоружили его. Затем выволокли из экипажа и распластали на мокрой земле. Один из нападавших принялся связывать руки Маркхэма за спиной, а второй поднял с земли шляпу и протянул ее своему господину, не отводя при этом пистолета от сидящих в кабриолете Кристины и Оскара.

Оскар медленно поднял вверх руки.

– Я – поэт, сэр, – сказал он. – Если доводится сражаться, я пользуюсь словами, а не оружием.

Всадник усмехнулся:

– С удовольствием вступил бы с вами в словесную дуэль, но, к сожалению, у меня слишком мало времени. Как-нибудь в другой раз. А сейчас я прошу вас выйти и присоединиться к вашему другу. Отдаю должное вашему остроумию, но тем не менее вынужден подстраховаться.

Оскар осторожно вышел из кабриолета и позволил связать себя и уложить рядом с Маркхэмом. Кристина продолжала сидеть, стараясь сохранять спокойствие.

– Теперь вы, миледи.

Она не тронулась с места, еще глубже откинувшись на подушки сиденья.

– Позвольте отказаться. Возможно, лунного света недостаточно, чтобы рассмотреть мою шубку, но поверьте, она обошлась мне дороже, чем все то, что вам удается наворовать за целый год. Не хочу, чтобы мех потерял свой блеск от сырости. Если вы считаете себя мужчиной и джентльменом, вы должны отпустить меня.

Маркхэм поднял с земли свое перекошенное от боли лицо.

– Неужели вам до сих пор непонятно – он просто-напросто сорвет с вас эту дурацкую шубу, чтобы обменять ее на патроны!

– Хотелось бы посмотреть, как ему это удастся, – с вызовом сказала Кристина.

Незнакомец улыбнулся. В лунном свете блеснули его зубы.

– И это приятное занятие мне за недостатком времени придется отложить до лучших времен. Не хотите подчиняться – я заставлю вас. Силой оружия, с вашего позволения.

Кристина вышла из кабриолета и изящно раскинула руки в стороны.

– Принуждать силой? Мне это знакомо.

В неясном свете луны Кристина заметила удивление в глазах разбойника, глядящих на нее сквозь прорези маски. Он собирался собственноручно обыскать свою пленницу, но в последний момент передумал и дал знак одному из своих людей. Тот подскочил к Кристине и быстро ощупал ее под шубой.

– Чисто, Капитан, – доложил он с явно ирландским акцентом.

– Помоги леди избавиться от драгоценностей.

Прежде чем ирландец двинулся с места, Кристина сорвала с запястья золотой браслет.

– Это все, что у меня есть. Боюсь, что сегодня вам не повезло.

– Не волнуйтесь, миледи. Ночь только начинается.

Тот, кого звали Капитаном, снова кивнул, и его подручный мигом стащил с плеч Кристины соболиную шубку. Она поежилась под прохладным ночным ветерком и проводила шубку долгим взглядом.

– Итак, – сказала она, – если наш бизнес окончен, я уезжаю. Домой, в постель. Это был незабываемый вечер, но право же, милорд, на сегодня с меня уже довольно приключений.

Она подобрала юбки, взобралась, не дожидаясь разрешения, в кабриолет, взяла в руки вожжи.

– Но… Но вы же не оставите нас здесь… Одних, с этим сумасшедшим? – растерянно воскликнул Маркхэм.

Кристина пожала плечами:

– Сами запутались, сами и выпутывайтесь. А мне, между прочим, нужно еще успеть на утренний поезд, так что я не намерена торчать в этом дурацком парке до рассвета. – Она покосилась на главаря: – Обещаю никуда не сообщать о случившемся до утра, если вас это беспокоит. Милорды, позвольте пожелать вам всего хорошего!

С этими словами она натянула вожжи, и кабриолет тронулся с места.

Один из подручных бросился было следом, но главарь остановил его властным жестом руки.

– Похоже, эта леди не слишком-то ценит вашу компанию, джентльмены, – сказал он.

– Только не думайте, – огрызнулся Маркхэм, – что все это сойдет вам с рук. Вот погодите, когда об этом узнает принц Уэльский…

– Принц, вы сказали?

– Да, принц. Мы расстались с ним полчаса тому назад, когда уезжали из «Мотта». Леди, которую вы ограбили, герцогиня Уинтербрук и к тому же близкая подруга принца. Как только она приедет домой, в Уинтербрук-Холл, она немедленно даст знать принцу об этом отвратительном происшествии. И тогда он точно оторвет вам голову, сэр.

– Близкая подруга, – задумчиво повторил бандит. – Что ж, джентльмены, это меняет дело. Нужно исправить свою ошибку.

Он натянул поводья, вздыбил своего скакуна и помахал остающимся продырявленной шляпой.

– Благодарю за откровенность, джентльмены. Надеюсь, мы еще встретимся с вами!

– Куда вы, Капитан? – спросил один из помощников.

– Как куда? В Уинтербрук-Холл, разумеется!

4

Кристина чувствовала себя разбитой и уставшей. Она вошла в темный пустой холл. Стук каблуков гулко раздавался в тишине спящего дома. Больше всего на свете ей хотелось сейчас забраться в постель и уснуть, но прежде необходимо было позаботиться о Маркхэме и бедном Оскаре, которые остались связанными на мокрой траве в парке – в каких-нибудь двух милях отсюда.

Она уже потянулась к шнуру с колокольчиком, чтобы позвать горничную, как услышала странное шуршание за оконными портьерами. Кристина замерла с поднятой рукой. Портьеры раздвинулись. На фоне окна выделялся темный силуэт. Пальцы Кристины дрогнули, бархатный шнур выскользнул из них.

– Прошу простить меня за это вторжение, – мягко прозвучало из темноты. – Похоже, мы слишком рано расстались с вами.

Голос вежливый, но в то же время ироничный.

– Как вы попали сюда? Ворота заперты. Все улицы полны полицейских.

– Послушайте, герцогиня, не принуждайте меня выдавать профессиональные тайны!

Да, теперь она точно знала, кто перед ней. Но как он узнал? Ну, конечно, это дело рук Маркхэма. Точнее, его языка. Болтун!

– Что вам нужно от меня? – сердито спросила Кристина.

Там, в парке, она не боялась этого человека, но здесь, в стенах собственного дома, ее охватил страх. Кристина вновь потянулась к шнуру, собираясь вызвать дворецкого.

Словно прочитав ее мысли, мужчина шагнул вперед и взмахнул своей шляпой. Кристина отступила назад. В темноте скрипнул паркет, затем чиркнула спичка. Ночной посетитель осмотрелся, заметил стоящую на столе лампу и зажег ее. Затеплился желтый огонек, разгоняя полумрак.

Не отвечая на вопрос Кристины, незваный гость молча осматривал комнату: колонны из розового мрамора; потолок, расписанный узорами и фигурами античных богов и богинь.

Комната Кристины всегда производила впечатление, и не только расписным потолком. Вдоль стен, обтянутых блестящим шелком в розовую с золотом полоску, стояла старинная мебель. Каждый стул, каждый столик – музейное произведение искусства. Покойный герцог знал толк в старинной мебели.

Пока незваный гость был занят осмотром комнаты, Кристина решила получше рассмотреть его самого.

Ему было за тридцать, и он ничуть не походил на того разбойника, которого все привыкли представлять по книгам и гравюрам.

Высокий и стройный красавец. Из-под полей шляпы, которую он вновь надел на голову, выбивались густые, иссиня-черные пряди волос. Глаза сквозь прорези маски казались живыми, пронзительно-зелеными и очень выразительными, а губы, слегка искривленные сейчас в иронической усмешке, были тонкими и чувственными.

Кристине невольно вспомнились слова Оскара: «Многие считают его выходцем из знатной семьи… А кое-кто полагает, что это – лорд Уайклифф…»

– Все еще собираетесь звать на помощь? – с усмешкой спросил он.

– Вы так и не сказали мне, зачем вы явились.

Он оценивающе посмотрел на нее:

– Вы не ждали, что за вами среди ночи придет разбойник?

Кристина ответила после небольшой паузы:

– Ждала. В детстве. Когда долго не могла уснуть.

Он скользнул взглядом по чемоданам, сундукам, по платьям, разбросанным на длинном диване розового дерева.

«Он пришел, чтобы похитить меня», – догадалась Кристина.

– Полагаю, – подчеркнуто холодно сказала она, – что утренний поезд отправится завтра без меня?

– Примите мои извинения. Мне очень жаль, но герцогиня Уинтербрук слишком большая рыба, чтобы бросать ее обратно в пруд. Тем более что за спиною у нее стоит сам принц Уэльский. Кстати, мне не очень нравятся друзья, которых вы себе выбираете.

Последние слова он произнес с явной издевкой.

– Так вы знаете, кто я?

– Все знают герцогиню Уинтербрук. Вы не менее популярны, чем я сам.

– Вы плохо воспитаны, если позволяете себе намекать на мою… популярность.

Он усмехнулся:

– Возможно.

Затем подошел ближе и принялся развязывать черный платок на своей шее.

– Простите, но мне придется завязать вам глаза.

– Разумеется. Ведь теперь я ваша пленница.

– Что за глупости, миледи. Я не похищаю вас, а приглашаю.

– В таком случае, милорд… разбойник, нельзя ли отложить ваше приглашение до утра? Я устала и очень хочу спать.

– Почему «разбойник»? – удивился он.

– Но я, право, не знаю, как точнее назвать человека, который занимается тем, что грабит друзей принца на ночных улицах. Итак, вы дадите мне выспаться?

Он подошел еще ближе – так близко, что Кристина могла рассмотреть каждый волосок, пробивающийся на его подбородке. Потом почувствовала его ладони на своих плечах – сильные, словно отлитые из стали.

– Простите, герцогиня, но боюсь, что вам придется ночевать сегодня в моей постели.

Перед лицом Кристины мелькнул черный шелк и лег на глаза. Она рассмеялась.

– Я тоже боюсь. Боюсь, что вам придется столкнуться с трудностями определенного рода. Увы, те времена, когда я согласилась бы лечь в постель с разбойником, давно миновали. Мне очень жаль. Явись вы немного раньше, нашли бы во мне более отзывчивую партнершу. Правда, никто не запрещает вам попытать счастья…

Его пальцы, завязывающие платок на затылке Кристины, дрогнули. Он совсем иное имел в виду, когда говорил о своей постели, и теперь – Кристина точно знала это – был шокирован.

– Благодарю вас, герцогиня. Я учту это.

С этими словами он накинул ей на плечи что-то мягкое и теплое. Ее соболья шубка!

– А вы не связываете своих пленников? – с издевкой поинтересовалась Кристина. – Или считаете, что платка достаточно?

– Вполне достаточно. Тем более что нам предстоит вдвоем ехать верхом на моей лошади. Ведь вы и сами не захотите спрыгнуть с нее на полном скаку? Мой вороной затопчет вас с удовольствием, ведь ему еще никогда не доводилось топтать герцогинь.

И снова сквозь иронию Кристина расслышала в его голосе непреклонную волю. Да, от такого не сбежишь. Тем более с завязанными глазами. Кристина почувствовала себя совершенно беззащитной. Что же ей делать, как себя вести?

«Не спорь с ним, – сказала она самой себе. – Попробуй усыпить его бдительность, прикинься покорной. А там, бог даст…»

– Там, куда мы едем, найдется одежда для меня? – спросила она.

– Мои люди обо всем позаботятся.

– Весьма любезно с вашей стороны, милорд разбойник. Ну, что ж, устрою себе каникулы!

Он не ответил. Кристина вновь почувствовала на себе его стальные руки. Он подхватил ее легко, словно пушинку. Кристина почувствовала дуновение свежего ветерка и догадалась, что ее несут к воротам. Дом был тих и темен. Не выпуская Кристину из объятий, разбойник уселся в седло, прижимая к себе свою пленницу.

Негромко застучали по мостовой копыта, и Кристина отчетливо поняла, что ее планы изменить, наконец, свою безрассудную жизнь неожиданно рухнули. Она так и не успела ничем искупить все свои прошлые грехи.

Вскоре разбойник пустил своего коня рысью. Они быстро промчались по окраинам Лондона и оказались на загородной дороге. Поначалу Кристина внимательно прислушивалась в надежде, что их окликнут, остановят. Ждала звуков погони. Напрасно!

– Расслабьтесь, герцогиня, – донесся до нее голос. – Путь у нас неближний.

Равномерное покачивание лошадиного крупа убаюкивало. И вскоре она уснула, привалившись головой к плечу своего похитителя.

Черный жеребец продолжал нести их сквозь ночь.

5

Кристина проснулась на полу, на ворохе соломы. Было темно. Откуда-то снизу доносились звуки – шарканье, поскребывание, постукивание. Она никак не могла собраться с мыслями.

Какое-то время Кристина просидела неподвижно, выстраивая в памяти всю цепочку событий. «Мотт». Стычка с принцем. Ночная поездка с Маркхэмом и Оскаром. И…

Разбойник, проникший в ее дом, похитивший ее, чтобы увезти на своем коне в бесконечную ночь.

Что было дальше? Как она попала сюда?

Этого Кристина не помнила.

Она провела рукой по груди. Нет, платье на ней – все то же, черное с золотом платье, в котором она была в «Мотте».

Она осмотрелась по сторонам, стараясь хоть что-то рассмотреть привыкающими к темноте глазами.

Вскоре Кристина поняла, что находится в большом, закрытом со всех сторон помещении, в центре которого просверлено круглое отверстие, из которого виднеется часть какого-то странного механизма. Возле стены оказалась шаткая лестница, ведущая вниз. Кристина подобрала юбки и осторожно принялась спускаться, крепко держась свободной рукой за дрожащие перила. Оставшийся за ее спиной механизм высился словно дерево, проросшее сквозь пол. Откуда-то издалека пробился слабый луч света, и она спускалась все ниже, не сводя с него глаз. Внизу она увидела четверых мужчин…

Они разбирали груду драгоценностей, которыми была завалена вся комната. Чего тут только не было! Камни и золото, серебро и чайные сервизы, старинные пистолеты и эмалевые портсигары. В дальнем углу грудой были навалены женские туалеты – платья и шали, меховые шубы и муфты, веера слоновой кости, шкатулки, серебряные гребни, какие-то пузырьки…

Кристина сразу же узнала знаменитый серебряный чайный поднос, принадлежавший леди Старрингтон. Да и как его было не узнать! Эта старинная фамильная реликвия, сделанная еще при Генрихе Восьмом, была главным предметом в приданом леди Старрингтон.

За своей спиной Кристина уловила какое-то движение.

– Помочь, герцогиня?

Она подпрыгнула от неожиданности. Как он сумел так незаметно подкрасться? Ведь разбойник оказался так близко, что она ощущала на щеке его дыхание!

Не говоря ни слова, Кристина проскользнула мимо стоящего за ее спиной мужчины и вернулась на свой чердак. Она не знала, что ответить, не понимала, как должна вести себя в сложившейся ситуации. Ну, ничего! Она сумеет во всем разобраться и еще собьет спесь с этого негодяя.


…О наступлении утра возвестили слабые лучи солнца, пробившиеся сквозь маленькое пыльное оконце чердака. Еще раз припомнив события минувшей ночи, Кристина окончательно решила, что должна улучить момент, когда останется со своим похитителем с глазу на глаз.

Она провела рукой по волосам и обнаружила, что они свалялись в бесформенную массу. Ей сразу же припомнилось обещание разбойника доставить ее сундук с вещами, но, оглядевшись по сторонам, она не увидела его. Чердак был пуст. Тогда Кристина вытащила из волос заколки и, как сумела, расправила свои локоны пальцами. Отряхнув прилипшие к платью соломинки, она вновь направилась к лесенке, ведущей вниз.

Теперь, при свете дня, ей стало ясно, что она находится на заброшенной мельнице. Тот странный механизм оказался мельничным жерновом, покрытым толстым слоем мучной пыли.

Спустившись по ступенькам, Кристина неожиданно увидела свой сундук. В нем рылись два человека, безжалостно разбрасывая по полу его содержимое. Кристина ястребом накинулась на них:

– Эй, что это вы тут делаете?

Они подняли головы.

Один из них был совсем еще мальчишка – маленький, веснушчатый, краснощекий, с озорными глазами. Второй – гораздо старше, седой, сутулый, с нездоровым серым лицом.

Молодой торжествующе поднял вверх руку с зажатым в ней золотым браслетом, украшенным бриллиантами.

– Как что? Роемся в ваших драгоценностях, разумеется!

Кристина резко отодвинула его в сторону и быстро осмотрела свою шкатулку для драгоценностей, что стояла раскрытой поверх лежащих в сундуке платьев. В одну секунду отыскала в ней то, что хотела, – ожерелье из черного жемчуга. Схватила его и отступила на шаг.

– Все остальное можете забирать, но это я не отдам.

Затем быстро надела ожерелье на свою точеную шею.

В это время дверь отворилась, и в комнате появился ее похититель.

Сейчас, при дневном свете и без маски, он был не просто красив. Он был красив дьявольски, невероятно.

На нем была белая рубашка с расстегнутым воротником и черные брюки, заправленные в высокие, до колен, сапоги. Все вещи были самого высокого качества. А сам он был еще больше похож на аристократа, чем вчерашней ночью.

Окинув комнату быстрым взглядом, он мгновенно оценил ситуацию.

– Ну, что ж! Я вижу, вы уже познакомились.

– Ее светлости не очень понравилось то, чем мы тут занимались, – ответил молодой.

Главарь окинул Кристину долгим взглядом. Увидел ее кое-как расчесанные волосы, заметил огонек, горевший в глубине зеленых глаз, гордо поднятый подбородок и, наконец, замечательное жемчужное ожерелье, украшавшее шею герцогини.

Затем обратил внимание на маленькую стопку книг рядом с сундуком.

– Так вот что вы читаете! – сказал он.

Кристина покраснела.

– У скандальной герцогини, оказывается, романтическая душа, – продолжал разбойник. – Впрочем, я и раньше это знал.

– Откуда вам было это знать?

– Я понял это в ту минуту, когда вы назвали меня разбойником. Это романтично. Романтичнее, чем бандит или, скажем, вор.

– Рыцарь с большой дороги…

– Тоже неплохо.

Он протянул Кристине ее книги. Она взяла их, машинально пробормотала слова благодарности, но тут же осеклась. Проклятие! Благодарить разбойника за то, что он возвращает ей ее же собственные вещи!

Он заметил ее реакцию и улыбнулся.

– Взгляните, Капитан, – раздался голос из угла комнаты.

Бобби держал в руке золотое ожерелье с гербом принца Уэльского.

Берти крайне редко дарил что-либо своим любовницам, но тогда он просто сходил с ума от любви. Кристина все еще продолжала оказывать принцу сопротивление, и это ожерелье должно было стать приманкой, крючком для золотой рыбки.

Настроение Капитана мгновенно изменилось. Он взял у Бобби ожерелье и какое-то время молча рассматривал его. Затем поднял взгляд на Кристину, и она заметила боль в глубине его глаз. И еще – ненависть.

Ненависть к кому – к ней? Из-за этого ожерелья? Да она будет только рада, если он избавит ее от этой вещи. И тут Кристина поняла. Капитан ненавидел принца. Только гордость не позволила Кристине сказать ему о том, что они совершенно одинаково относятся к этому человеку. Но она сдержала себя. Ее отношения с принцем не должны касаться этого человека. К тому же он и не спрашивает ни о чем. Если спросит – другое дело.

Он не спросил. Молча положил ожерелье в свой карман и пошел к двери.

– Когда доставят мои платья? – бросила ему вслед Кристина.

Он обернулся и взглянул на своих подручных. Молодой тут же сорвался с места, запихал в сундук разбросанные вещи и поволок его наверх.

– Желаете еще чего-нибудь? – спросил Капитан у Кристины.

– Я сначала должна проверить, привезли ли мои туалетные принадлежности. Мне нужно зеркало, если такая вещь может у вас найтись, разумеется.

– Тоби разыщет зеркало для вас.

Тоби повернулся и пошел к двери, ворча на ходу:

– Только не нужно из меня делать горничную, черт побери!

Кристина осталась наедине с Капитаном. Он внимательно смотрел на нее. Взгляд его был холодным, немигающим, властным.

Затем он подошел ближе. Сапоги его звонко стучали по каменным плитам пола. Положил руки на плечи Кристины. Она сделала попытку отступить, но Капитан сделал еще шаг, и Кристина поняла, что ей просто некуда деться.

Его голос звучал спокойно и безразлично:

– Мне нужен ваш жемчуг, миледи, – и он протянул пальцы к шее Кристины.

– Это подарок отца, – прошептала она. – Единственная вещь…

Кристина вдруг с удивлением подумала о том, что пытается оправдаться. Капитан спокойно выслушал и так же спокойно снял ожерелье с ее шеи. Она не могла не отметить ту удивительную осторожность, почти нежность, с которой он касался ее кожи.

– Пусть вас утешит мысль о том, что этот жемчуг пойдет на благородное дело, – сказал он.

Только теперь Кристина подумала о том, что они, как ей и хотелось, находятся вдвоем, без посторонних глаз, а ей не только не удалось сделать хоть что-то из намеченного, но более того – она позволила этому разбойнику вывести себя из душевного равновесия.

Кристина почувствовала облегчение, увидев спускающегося с чердака Бобби и входящего в дверь Тоби с зеркалом в руках. Он осторожно протянул его Кристине. Оно было серебряным, с ручкой, сделанной в виде двух сплетенных виноградных лоз.

– Поразительно, – сказала Кристина, не веря собственным глазам. – Это же римское серебро. Такие вещи иногда находят возле Стиперстоуна. Я видела одно такое же. Мне говорили, что оно сделано в первом веке нашей эры, еще чуть ли не при Цезаре. В любом ювелирном магазине за такое зеркало дадут несколько тысяч. Хотя на самом деле его лучше всего было бы отдать в музей.

С этими словами она направилась к лестнице и стала подниматься. На полпути остановилась и посмотрела вниз. Бобби и Тоби молча стояли, преданно глядя на своего Капитана и ожидая его дальнейших распоряжений.


Кристина привела в порядок волосы, переоделась в легкое зеленое платье с розовым кантом и вышла в солнечное прохладное утро.

Дом, как она и предполагала, на самом деле оказался старой мельницей, стоящей на просторной лужайке, окруженной деревьями. Чуть поодаль Кристина увидела еще одну мельницу – совсем старинную, водяную, сложенную из потемневшего дуба. Там работали трое, включая Бобби и Тоби. Бобби усердно копал желтую глиняную почву позади мельницы, а двое других трудились над лопастями мельничного колеса. Река с тихим журчанием огибала мельничную запруду. Берега ее были щедро усеяны ранними весенними цветами. Мирную картину дополняло яркое солнце и веселое пение лесных птиц.

В сотне шагов от мельницы стояла кузница. Двери ее были распахнуты, оттуда доносился стук молотка. Здесь же, возле берега, была привязана небольшая лодка.

Подойдя ближе, Кристина увидела Капитана. Он менял подковы на копытах своего скакуна. Жеребец узнал ее, радостно закивал головой.

– Прекрасный у вас помощник, чтобы убегать от погони, – сказала она. – Просто красавец.

Капитан закончил снимать старую подкову, опустил ногу жеребца на землю, поднялся сам.

– Я рад это слышать, – ответил он. – Я и сам выбрал его за красоту. Чувствуете себя лучше, герцогиня?

– Гораздо. К тому же вы были так любезны, что оставили для меня завтрак. Это окончательно вернуло мне силы.

Капитан молча перешел к заднему копыту, взял новую подкову, гвозди и маленький молоток.

Сталь звонко ударилась о сталь, разрушая тишину солнечного утра. Кристина заметила сверкнувшее в луче света золотое кольцо, надетое на мизинец левой руки Капитана.

– Вы простите мне ожерелье? – спросил он, не прекращая работы.

Она замерла.

– Я хотела бы выкупить его назад, если, конечно, можно, – сказала Кристина.

– Увы, герцогиня. Мы обыскали ваш сундук. Тех денег, что там были, на это не хватит.

– У меня есть еще деньги. Много денег. Герцог оставил мне большое наследство. Мой дом на Сент-Джеймс вы видели. Но это не все. У меня есть коттедж в Хэйуорте, вилла в Испании, овечья ферма в Австралии, алмазная шахта в Африке…

Он остановил ее взмахом руки, но Кристина успела закончить:

– Вам этого мало?

– Это все слова. Может, есть у вас эти виллы и шахты, а может, и нет – откуда мне знать?

– Я пришлю вам деньги.

Он в последний раз ударил по подкове и принялся вытирать копыто вороного.

– Вы хотите, чтобы я поверил вам, герцогиня?

Она вздохнула. Да, ее предложение глупо, она и сама это понимала.

Капитан сменил тему разговора.

– Я знаю, герцогиня, как вы любите приключения. Сегодня вечером вас ждет еще одно путешествие. Поедете с нами вот на этой лодке. Мы будем перевозить драгоценности, те самые, что вы видели вчера ночью. Если захотите – сможете нам даже помочь управиться с грузом.

«Не подавай вида, что тебя интересуют его планы», – сказала себе Кристина.

Она окинула взглядом окрестности, глубоко вдохнула свежий, напоенный ароматом цветов воздух.

– Деревенская природа определенно идет мне на пользу. Вы не станете возражать, если я немного пройдусь?

Он поднял голову и подозрительно покосился на Кристину. Она ответила ему невинной улыбкой:

– Я не сбегу, даю слово.

Капитан немного подумал, затем коротко свистнул. Тоби немедленно бросил работу и неохотно подошел.

Сопровождаемая Тоби, Кристина двинулась вниз по течению вдоль подножия холма и дальше, в лес. Местность была дикой, пустынной. Кристина подумала о том, что ближайшее жилье здесь может быть очень далеко, за много миль. Она медленно шла по тропинке, любуясь крокусами и голубыми колокольчиками. Солнце пробивалось сквозь кроны деревьев и приятно согревало своими лучами лицо Кристины. Она обернулась на ходу и с улыбкой посмотрела на ковыляющего сзади Тоби.

– Представляю, как вам скучно сопровождать меня. Примите мои соболезнования.

Он смущенно пожал плечами.

Тропинка вывела их к утесу. Забравшись на его вершину, Кристина на мгновение даже зажмурилась, увидев перед собой бесконечную зеленую гладь моря.

Ла-Манш.

Теперь она быстро, но внимательно изучила рисунок береговой линии. Обнаружила бухту, глубоко врезавшуюся в прибрежные скалы. Да, идеальное место для того, чтобы спрятать здесь не только лодку, но и небольшое судно. Оно вполне может подойти сюда и встать на якорь, будучи практически невидимым.

Подумав еще немного, Кристина окончательно убедилась в том, что находится в Сассексе. Правда, в какой части графства – восточной или западной, – она наверняка сказать не могла. Но в любом случае, если держать отсюда курс на север, непременно попадешь на дорогу, ведущую в Лондон. А там, на дороге, наверняка найдется и постоялый двор, и констебль, готовый вернуться по ее следам и навести здесь порядок.

Только бы добраться до дороги!

А потом – в Египет, как она и планировала.

Она постояла на утесе еще несколько минут и повернула назад. В голове у нее уже начинал складываться план побега. А лучшим временем для него Кристине представлялась нынешняя ночь.

6

Не изменяя своим привычкам, Кристина переоделась к обеду. Она надела белое шелковое платье с серебряной вышивкой и небольшим декольте и спустилась вниз. Во время прогулки она искупалась в ледяной реке. Не отстававший от нее ни на шаг Тоби старательно делал вид, что смотрит в другую сторону, но Кристина не сомневалась в том, что он не раз окинул ее во время купания внимательным и жадным взглядом. Теперь она чувствовала себя свежей. Кожу приятно покалывало, а волосы стали легкими и блестящими.

После нехитрого обеда, состоявшего из жареной рыбы с картофелем, Капитан пересел ближе к камину и разложил на столике бумаги. Бобби и Тоби тем временем принялись упаковывать ящики с драгоценностями.

Кристина тоже устроилась возле огня, закутавшись в свои соболя. Она сидела молча и с интересом наблюдала за происходящим.

Бобби и Тоби, казалось, не обращали на нее ни малейшего внимания. Бобби рассказывал, почему он решил оставить свою жену и взялся за сотрудничество с Капитаном.

– Да, я знаю, что дело это незаконное. Преступное дело. Но уж лучше им заниматься, чем жить с такой ведьмой. В нашей семейке все бабы одинаковы – что молодые, что старые. Целыми днями знай себе долбят по голове: денег давай, денег давай! И так без конца.

Кристина решила вмешаться:

– Что ж вы за мужчины, если не можете сделать своих жен счастливыми?

Бобби озадаченно замолчал. Задумчиво посмотрел на Тоби.

– Герцогиня судит со своей колокольни, – сказал наконец Тоби. – Но в ее словах что-то есть. На самом деле, если бы наши жены жили в достатке, они вели бы себя тише. Хотя, с другой стороны, нельзя допустить, чтобы эти ненасытные бабы взялись командовать нами!

– Быть под каблуком? Да ни за что! – поморщился Бобби. – Нет, уж лучше я буду с нашим Капитаном. С ним я, по крайней мере, чувствую себя живым. Свобода, охота, погоня – это ли не настоящая жизнь для настоящего мужчины?

Кристина вытянула ноги, покачала из стороны в сторону носком серебряной туфельки.

– Ограбить кого-нибудь под покровом ночи, затем забиться в нору и напиться – это вы называете настоящей жизнью? – спросила она.

Бобби и Тоби озадаченно замолчали, а Капитан еще ниже склонился над своими бумагами.

В полном молчании Бобби и Тоби закончили упаковывать ящики и вынесли их за дверь. Кристина поняла, что они повезут их сейчас к той бухте на берегу Ла-Манша, которую она заприметила утром.

– Странная у вас жизнь, Капитан, – сказала Кристина. – Ютитесь в этой грязной норе. А ведь вы культурный человек. Неужели такая жизнь вам нравится?

Он внимательно посмотрел на нее.

– Если я веду такую жизнь, значит, у меня есть на то свои причины.

– Разумеется. У каждого на все есть свои причины. Но скажите на милость, что вам за резон мучить несчастных невинных женщин?

– Как вы сказали? Мучить женщин?

– Так говорят…

– Простите, но у меня еще много работы, которую нужно закончить до наступления ночи, – сказал он и вернулся к своим записям.

Кристина некоторое время молча наблюдала за ним. Он почувствовал ее взгляд и спросил, не поднимая головы:

– Почему вы так внимательно рассматриваете меня?

– Да вот размышляю, – задумчиво протянула Кристина. – Считать мне вас красавцем или нет.

Он слегка приподнял брови:

– Вот как? В таком случае дайте мне знать, каков будет ваш окончательный вывод.

– О, непременно.

– Буду с нетерпением ожидать вашего приговора, – сказал он, но в голосе его сквозило равнодушие.

– Вы всегда ведете себя так безразлично с женщинами, которых похищаете?

– Не всегда, – коротко усмехнулся он.

– Вы меня заинтриговали. Расскажите мне о своих приключениях.

– В другой раз, герцогиня. Когда я буду посвободнее.

– Что ж, подожду… Я понимаю…

Он поднял голову:

– Что вы понимаете?

– Почему все женщины находят вас неотразимым.

Он загадочно улыбнулся:

– А я понимаю теперь, чем развлекается знаменитая герцогиня Уинтербрук. Проверяет, насколько соответствуют ее требованиям неотразимые мужчины.

– Увы, я больше не играю в эти игры. Они мне надоели.

Он прищурил глаза:

– Вот как? Жаль. Похоже, я появился в вашей жизни немного позже, чем следовало бы.

Кристина хитро улыбнулась:

– Кто знает? Женщины – существа капризные и непредсказуемые.

– Вы хотите сказать – развратные? – сухо спросил он.

Улыбка исчезла с лица Кристины.

– Простите, – сказала она и сосредоточенно принялась рассматривать носок туфельки. – Это я так… по привычке. А вас, похоже, не слишком шокирует мое бурное прошлое?

– Я сам не настолько свят, чтобы первым кинуть в вас камень.

Кристина посмотрела на него с нескрываемым интересом.

– Правда? Как интересно! Непременно поговорим об этом как-нибудь дождливым вечерком.

– Но вы же покончили с прежней жизнью. Зачем вам тогда все эти разговоры?

– Ну, покончила, а поучиться на чужом опыте никогда не поздно. Мне будет очень любопытно узнать ваши любовные тайны. Полагаю, у вас было много… романов с женщинами.

– Боюсь, что даже ради вашего удовольствия я не смогу вам ничего рассказать. Есть вещи, которые должны оставаться тайной для всех.

– Вы поражаете меня! Вы, оказывается, настоящий джентльмен!

– Не слишком рассчитывайте на это, герцогиня.

Она поправила на плечах соболью шубку и томно посмотрела на Капитана.

– Еще немного, и вы заставите меня пересмотреть свои решения!

Он взглянул ей в глаза:

– Вы странная женщина, герцогиня.

– В самом деле?

Он подошел к камину и уставился на пламя.

– Вы живете в своем мире, – медленно сказал он. – В мире, где для женщины считается нормальным выйти замуж ради титула, где нужно поступать так, как того велят приличия, а не так, как хочется душе. Но вы не похожи на людей своего класса. Вы – другая. Читаете романтические повести. Готовы увидеть в бандите черты благородного разбойника, словно пришедшего из других времен. Одним словом, вы не принимаете условий мира, в котором живете, и бросаете ему вызов.

Кристину поразили его слова. Она долго не могла ничего сказать в ответ. Можно было бы отделаться какой-нибудь шуткой, но сказанное Капитаном было слишком серьезно. Кристина поднялась и тоже подошла к огню.

– Вы считаете, что у вас достаточно оснований так думать обо мне?

– Полагаю, что да, герцогиня. Я думаю, что сумел распознать в вас романтическую натуру. Только, ради бога, не ищите во мне родственную душу. Вы сможете сильно разочароваться.

От необходимости отвечать Кристину избавило появление в комнате Бобби и Тоби. Они вернулись не одни. Вместе с ними вошел крупный, неприятного вида мужчина. На голове у него красовалась шкиперская шапочка.

Он заговорил с сильным американским акцентом:

– Ну вот я и вернулся! Господь хранил меня, и в пути с нами ничего не случилось. Поскорее поднимайте груз на борт, и я отплываю.

Он плюхнулся на стул и взгромоздил на столешницу ноги, обутые в грубые морские сапоги. От него пахло потом и морскими водорослями.

– А это кто? – спросил моряк, заметив Кристину. – Вы не говорили мне, что у вас тут веселая компания, ребята! Слушайте, а может быть, вы оставите меня наедине с этой красоткой на часок-другой? Сами понимаете, столько дней без женщины…

Капитан подбросил в камин новое полено, и его треск на мгновение отвлек внимание всех, кто был в комнате.

– Герцогиня – моя гостья, – сказал Капитан.

Слова его прозвучали негромко, но веско, не оставляя никакого шанса для возражений.

Гориллоподобный моряк пожевал губами:

– Герцогиня? Черт побери! Ладно, леди, не сердитесь. Сами понимаете – шесть недель в море, а тут вы – этакий лакомый кусочек!

– Я думаю, – вставил Капитан, – что инцидент исчерпан. Так, миледи?

Кристина заставила себя успокоиться и холодно кивнула:

– Так. Но при условии, что ничего подобного не повторится впредь.

Американец скользил взглядом, переводя его с Кристины на Капитана.

– Она, значит, ваша? – наконец сказал он. – Понятно. А что же сразу не сказали?

Кристина снова готова была вскипеть, но Капитан, похоже, пропустил слова моряка мимо ушей. Он спокойно подошел к столу и взял исписанный лист бумаги.

– Вот ваш список. А теперь поспешим с погрузкой. Нужно закончить, пока луна низко и полиция не увидит судно. В противном случае у вас есть прекрасный шанс попасть на виселицу.

– Истинная правда, черт побери! – зарычал американец.

Капитан холодно взглянул на Кристину:

– Составите нам компанию, герцогиня?

Слова его прозвучали как приказ.

– А не боитесь, что я увижу слишком много?

– Не очень, – ответил он.

Всю дорогу, пока они пробирались сквозь темный ночной лес, Капитан шел позади Кристины, тихо беседуя о чем-то с американцем. До нее долетали только обрывки отдельных фраз:…только осторожно, не привлекая внимания… загрузка даже больше, чем нужно…»

Кристина не очень прислушивалась к их разговору. Нервы ее были напряжены. Она ожидала подходящего момента для того, чтобы обрести утраченную свободу.

Когда они поднялись на вершину утеса, Кристина рассмотрела в бухте смутный силуэт стоявшего на якоре судна. Возле причаленной к берегу лодки суетились люди.

Кристина подумала о том, что с этой лодкой уплывет в неизвестность и ее ожерелье из черного жемчуга. Она вспомнила, какой гордостью светилось лицо отца, когда он делал ей этот подарок.

«А ведь разбойник, пожалуй, прав, называя меня романтичной особой», – неожиданно подумала она.

Американец быстро спускался с утеса. Капитан шел позади, помогая Кристине. Песок был мокрым, тяжелым. На середине спуска Кристина не удержалась на ногах и покатилась вниз, увлекая за собой Капитана. Так они и скатились до самого подножия утеса. Мелкие песчинки набились в волосы, царапали шею. Капитан грузно упал на Кристину сверху, придавив ее так, что перехватило дыхание.

Даже в темноте она рассмотрела огонь в его глазах. Он протянул руку и осторожно поправил сбившийся на ее лоб локон. Пальцы его слегка дрожали. Кристина почувствовала на щеке горячее дыхание, и сердце ее невольно забилось. Его губы были так близко… Кристина не сомневалась, что в следующую секунду он поцелует ее, и вдруг поняла, что ждет этого.

Но не дождалась.

С видимым усилием он заставил себя встать. Протянул Кристине руку, помог подняться на ноги. Его рука была горячей, а сердце разбойника билось так сильно, что Кристина ощутила под пальцами бешеное биение пульса.

– Почему вы не поцеловали меня? – чуть слышным шепотом спросила она. – Ведь вам же хотелось сделать это.

Голос Капитана прозвучал вполне спокойно:

– Потому что я не целую маленьких капризных романтических девушек.

Если ему хотелось смутить Кристину, то он своего добился. Она отдернула руку, стараясь при этом сохранить достоинство.

– Где ваши глаза, разбойник? Не такая уж я и маленькая.

– Не спорю, миледи, – согласился он и повел к стоящим на берегу мужчинам.

Кристина какое-то время наблюдала за тем, как он говорит с американским моряком. Бобби и Тоби были заняты погрузкой. Она решила, что ее час пробил.

– Я смертельно устала, – сказала Кристина слабым голосом. – Должно быть, плохо спала прошлой ночью. Пусть кто-нибудь из ваших людей проводит меня на мельницу.

– Не сейчас, – ответил Капитан. – Потерпите еще с полчаса.

– Так долго… Впрочем, не волнуйтесь. Я и сама найду дорогу.

– Хорошо, – коротко бросил Капитан, не сводя глаз со своих людей.


Вернувшись на мельницу, Кристина быстро переоделась в одно из своих платьев для верховой езды и дорожные башмаки. Потом закуталась в шубку и осторожно выскользнула в ночь.

Пальцы дрожали, когда она пыталась оседлать лошадь. Справиться с упряжью было непросто, так как лошадь еще не дожевала свой овес и слегка сопротивлялась. Наконец Кристина справилась со своей задачей. Облегченно вздохнув, она повернулась… и почувствовала приставленный к горлу нож.

7

– Далеко ли собрались, герцогиня? – спросил Капитан. Кристина отшатнулась к стене, он двинулся следом, продолжая держать нож на уровне ее шеи. Наконец она почувствовала за спиной шершавый камень. Капитан прижал ее к стене окончательно.

– Как вы догадались? – выдохнула она.

– Достаточно просто. Вы, например, ни разу не спросили меня, как долго я собираюсь держать вас здесь. Это показалось мне подозрительным.

Проклятие! Как же она могла не подумать об этом?

– Ну, и что дальше? Перережете мне глотку? Отрежете ухо?

Он задумчиво провел лезвием по горлу Кристины.

– Мне кажется, здесь, и кроме уха, есть что отрезать.

Капитан слегка оттянул пальцем воротник платья Кристины. На каменный пол конюшни упала верхняя пуговка. Кристина поежилась. Где-то вдали были слышны голоса. Бобби и Тоби возвращались на мельницу после ночных трудов. Она набрала в грудь воздуха, чтобы закричать, но Капитан тут же вновь приставил нож к горлу Кристины.

– Не советую, – сказал он. – Они прекрасно знают, что я всегда делаю то, что хочу делать, и никогда не станут вмешиваться.

Кристина невольно вздрогнула.

– Вам не понравится, – хрипло сказала она. – Я словно мертвая. Я не могу больше чувствовать.

Он отрезал вторую пуговку.

– Поэтому вы и мучили меня весь вечер своими расспросами? Чтобы показать, насколько вы равнодушны к желаниям?

– Если честно, то я просто хотела отвлечь ваше внимание.

Он отрезал третью пуговицу и коснулся губами обнажившегося плеча Кристины.

– Я переоценила вас. Мне казалось, что такой человек, как вы, не способен изнасиловать женщину. Признаться, я в вас разочаровалась.

Он никак не отреагировал на эти слова.

Пуговки одна за другой со звоном падали на каменные плиты пола. Капитан раздевал Кристину медленно, так медленно, словно впереди была вечность…

Платье упало на землю. Капитан повернул ее спиной к себе, положил левую руку на плечо. Лезвие ножа снова оказалось прижатым к горлу. Наклонился. Поцеловал ее дрожащие от холода плечи. Другая рука, погладив живот Кристины, медленно поднялась к упругой груди. Кристина качнулась назад, дыхание стало глубоким, частым.

– Негодяй, – простонала она. – Хотите силой взять женщину?

Он нежно сжал губами ее ухо. Затем коснулся языком шеи. Кристина внезапно задохнулась, но все же нашла силы, чтобы добавить:

– Я не легла бы с вами, даже окажись вы последним живым мужчиной на Земле…

Он опустил руку вниз, нежно раздвинул ноги Кристины.

– Трусливый мерзавец, – выдохнула Кристина слабеющим голосом.

Рука Капитана погрузилась в горячую влагу. Кристина непроизвольно откинулась назад, облегчая ему путь. Она извивалась и млела под его ласками.

– Я за всю свою жизнь никого не изнасиловал, – спокойно сообщил он, горячо дыша в ухо Кристины. – И сейчас не собираюсь.

– Но при этом у вас странный способ выражать свои добрые намерения, – прерывающимся от желания голосом возразила Кристина.

– Я делаю только то, чего вы сами хотите, миледи. Вся эта игра – исключительно для вас.

Он снова припал губами к ее плечу. Нежно поцеловал атласную, прохладную кожу. Рука его тем временем продолжала находиться внутри Кристины, заставляя ее сжиматься и вздрагивать в ответ.

Наконец она глубоко вздохнула и откинула голову назад.

– Бросьте нож, разбойник, – приказала Кристина. – Сегодня он вам не понадобится.

Небрежным движением он подбросил нож вверх. С тупым стуком лезвие вонзилось в дощатый навес.

Кристина обернулась и принялась расстегивать пуговицы на рубашке Капитана.

– Ваша светлость! Вы смущаете меня! – шутливо воскликнул он. – Скажите, а чувствовали ли вы когда-нибудь себя по-настоящему удовлетворенной?

Кристина грустно усмехнулась в ответ:

– Никогда.

– Не беда, – успокоил он. – Сейчас мы это дело исправим.

– Хорошо, – сказала она с вожделением. – Я принимаю ваше предложение. Можете попробовать свои силы. Добро пожаловать.

Вызов был брошен. Капитан взял Кристину за плечи и начал медленно приближать к себе, пока ее соски не коснулись его обнаженной груди. Так же медленно и томно он поцеловал Кристину в губы. Кристина начала постанывать. Тогда он вновь принялся ласкать ее руками. Ее тело, обычно такое безжизненное после близости с принцем, налилось новой силой, зажглось новым огнем страсти. Кристина сильнее и сильнее прижималась к телу Капитана, томясь от желания. Она подошла к вершине наслаждения. Но он только улыбался в ответ.

Наконец, прервав поцелуй, она хрипло прошептала:

– Странный способ удовлетворять женщину…

Он снова усмехнулся в ответ:

– Если вам не нравится, миледи, мы в любой момент можем прекратить…

– Нет! – выдохнула она.

Он подхватил ее на руки – легко, как пушинку. Кристина с наслаждением почувствовала, как перекатываются под кожей стальные мускулы. Эти сильные руки отнесли ее в конюшню и уложили на ворох мягкого, душистого сена.

Их губы снова нашли друг друга. Те же сильные руки с непостижимой быстротой и ловкостью принялись отыскивать на теле Кристины те точки, прикосновение к которым погружало ее в неистовое наслаждение. Она взвивалась, затем откидывалась на спину. Новая волна желания вновь заставляла ее тело напрягаться и биться в сладких конвульсиях.

Разгоряченная, изнывающая от страсти, Кристина схватила руку Капитана и потянула ее вниз, к центру своего вожделения. Он вновь погрузился в горячую глубину, и Кристина почувствовала, как скользит внутри нее кольцо – то самое, что она видела сегодня на его руке.

И вдруг… Вдруг он убрал руку. Одно неуловимое движение, и его массивное тело оказалось наверху. Она сделала попытку раздвинуть ноги и помочь ему войти, но это, казалось, не входило в его планы. Он продолжал лежать на Кристине – тяжело и неподвижно, словно баржа, вставшая на якорь.

И тут Кристина испытала новый оргазм, превосходящий по силе все предыдущие. Немного придя в себя, она открыла глаза и увидела лицо Капитана, освещенное лунным светом.

– Что за игры вы затеяли, разбойник?

– Никаких игр, герцогиня. Просто свое свободное время я предпочитаю проводить в тишине и покое.

– Ну, хватит. На сегодня ваше свободное время истекло.

Она попыталась встать. Он тут же освободил одну руку и направил ее в новое путешествие по телу Кристины, не забывая навестить самые укромные его уголки. Опустив голову к груди Кристины, он коснулся губами ее соска. Кристина застонала.

– Думаю, что еще не истекло, – ответил он наконец, не отрывая при этом губ от нежной кожи.

Кристина хрипло застонала:

– Будь ты проклят! Что ты делаешь со мной? Уж лучше бы ты меня убил. Нет, я больше не могу. Войди в меня, возьми меня! Я умру, если ты этого не сделаешь. Слышишь? Ради всего святого, сделай же это!

– Вы поражаете меня, герцогиня! Вы хотите сказать, что…

– Да, черт побери! – простонала Кристина сквозь стиснутые зубы. – Да! Да! Да!

Он снова поцеловал Кристину. На сей раз сильнее, чем прежде. Его руки пришли в движение, умело и быстро готовя Кристину к восхождению на вершину блаженства.

И когда он вошел в нее – быстро и сильно, Кристина вскрикнула. Мир закружился перед глазами в такт его толчкам. Разноцветные звездочки вспыхивали в сознании. Она выгибалась навстречу – все сильнее и выше, желая принять его так глубоко в себя, как это только возможно. Он почувствовал силу ее желания и поднял ноги Кристины, положив их на свои плечи. Теперь он был ближе, глубже. Кристина испытала наслаждение на грани боли. Невероятное, никогда не испытанное прежде чувство. Его движения были наполнены какой-то примитивной, дикой силой. И это сводило ее с ума.

Вскоре тело Кристины потряс новый оргазм – невероятной силы, пронзивший ее словно молния. На какое-то время она потеряла сознание, погрузившись в какой-то иной, нереальный мир. Потом сознание вернуло ее на грешную землю.

Они лежали рядом – одинаково потрясенные тем, что только что произошло между ними. Одинаково взволнованные и даже несколько встревоженные глубиной случившегося. То, что начиналось как игра, обернулось неожиданным потрясением, слишком сильным и неотвратимым.

Капитан сделал попытку встать, но Кристина слабо шевельнула рукой, удерживая его рядом. Он понял ее желание и вновь откинулся на спину, подложив под голову согнутый локоть. Кристина прикрыла глаза. Он был рядом. Счастливый сон продолжался.

Раньше все было иначе. Закончив заниматься любовью, она быстро одевалась, наспех целовала приятеля и исчезала. Сегодня все было по-другому. Другой стала она сама. Ей хотелось рассказать Капитану о том, что ему удалось пробудить в ее душе чистое и сильное чувство – впервые в жизни. Но может ли она поделиться сокровенным с этим человеком? Ведь она почти ничего не знает о нем.

Молчание затянулось. Наконец Капитан повернул голову:

– Удовлетворены, миледи?

Да, не это она хотела услышать. Впрочем, тон его был дружески-шутливым, и Кристина легко подхватила его:

– Вполне. На сегодня.

Отчаявшись собрать растерзанную одежду, она просто накинула на голое тело свою соболиную шубку. Окинула Капитана веселым, многозначительным взглядом и улыбнулась:

– Ну что ж, по крайней мере, одну вещь относительно вас я выяснила.

– Что же именно, герцогиня?

– Вы – не египтянин, сэр.

8

Одеваясь утром, Кристина испытывала приятное возбуждение. Пальцы ее слегка дрожали, когда она застегивала пуговицы. Сердце в груди учащенно билось.

«Вот глупости-то!» – попыталась она одернуть саму себя, но возбуждение не проходило. Ей не терпелось вновь увидеть Капитана.

Она надела свое любимое платье – бело-голубое, напоминавшее летнее, покрытое легкими облачками небо. И как бы Кристина ни убеждала себя в том, что все это глупости, в глубине души она была уверена, что сегодняшнее утро означает для нее начало новой жизни.

Спустившись до середины ступенек, она увидела внизу мужчин, сидевших за столом, на котором лежали бисквиты и дымился кофе. Капитан услышал ее шаги, поднял голову и слегка улыбнулся. Улыбка его была насмешливой, словно он прочитал те мысли, с которыми Кристина собиралась к завтраку. Откинувшись на спинку стула, он молча наблюдал за нею.

– Доброе утро, – весело поздоровалась Кристина. – Полагаю, что для вас, милорд, оно особенно доброе.

Она пушинкой пронеслась по комнате, приблизилась к Капитану, собираясь поцеловать его. Но прежде чем ей удалось это сделать, он резко поднялся, повернулся к ней спиной и принялся доливать кофе в свою чашку.

Нет, в это невозможно поверить! Так с ней не обращались еще никогда. Ни один мужчина, с которым она была близка. Кристина почувствовала себя обманутой в самых лучших чувствах. Неужели ее подвело чутье? Надо же было так ошибиться в этом мужчине! Увы. Он, похоже, так и не понял того, что возникло между ними прошлой ночью. Хуже того – он просто использовал ее.

Бобби и Тоби уставились на нее. Они пожирали ее глазами. Кристине казалось, что они видят ее насквозь, униженную, ничего не понимающую.

Тогда Кристина расправила плечи, приняла надменный вид и окинула сидящих за столом высокомерным взглядом. Это заставило Бобби и Тоби немедленно вспомнить о неотложных делах. Они вскочили, быстро запихали в рот остатки завтрака и поспешили к выходу.

Капитан повернулся лицом к Кристине и внимательно посмотрел на нее.

– Прошлой ночью вы не были так сдержанны в проявлении своих чувств, – с осуждением сказала Кристина.

– Прошлая ночь – это прошлая ночь.

– На редкость глубокое замечание.

Ее сарказм не задел Капитана. Напротив, казалось, даже позабавил его.

– Хорошо спали, герцогиня? – буднично спросил он.

– Благодарю вас, прекрасно. А вы?

Он лукаво усмехнулся в ответ:

– Как бревно.

Капитан хмыкнул, откусил кусок бисквита и принялся жевать.

Кристина почувствовала себя совсем неуютно.

– Скажите, Капитан, как долго вы еще намерены держать меня здесь? И для чего? Для собственных утех?

– Вы будете первой, кто узнает ответ на этот вопрос.

– Да? И как скоро это случится?

– Как только я сам буду знать его.

Кристина поняла, что дальнейшее обсуждение этого вопроса – дело бесполезное.

– Вы всегда завтракаете так скромно? – холодно поинтересовалась она. – Без пирожных, без фруктов… даже без чая?

– Рыцари с большой дороги, как вы однажды остроумно назвали нас, ведут простую жизнь. Настолько простую, что я даже назвал бы ее изысканной в своем роде.

Кристина внимательно всмотрелась в лицо Капитана. Она могла ошибаться насчет его намерений, но что касается происхождения – тут ошибки быть не могло. Аристократа она умела распознать еще с детства. Недаром ее мать приложила столько усилий, воспитывая свою дочь в традициях старинной и знатной фамилии. И пусть Кристина взбунтовалась против светских правил – аристократа она все равно могла распознать даже в темноте. Кем бы ни был этот разбойник, но рожден-то он в знатной семье. Аристократическое происхождение поминутно дает себя знать – и в его манерах, и в голосе. Достаточно услышать, как он произносит слово «герцогиня» – так может сказать только человек высокого происхождения. Вежливо, но с тем неуловимым оттенком пренебрежения, которое говорит о том, что он наслышан о том, что она в свое время вышла замуж за бедного Уинтербрука исключительно ради его титула.

Впрочем, эти наблюдения лучше оставить при себе. Да и какое ей дело до этого человека? За ним охотится полиция. Он – опасный преступник. Но она почему-то совсем не боится его…

– А я думала, что вы живете в роскоши, – сказала Кристина. – При ваших-то доходах! Да одного моего ожерелья хватило бы…

– Ваш жемчуг пойдет на другие нужды, более существенные, чем изысканный обед. А вы ешьте что есть, если голодны. И имейте в виду, что это последняя еда, которую для вас приготовили. Отныне вы будете готовить сами.

– Готовить? Не забывайтесь, милорд! Я – герцогиня. Я не умею готовить.

– Научитесь.

– Да я даже не знаю, с какой стороны подходить к плите. Когда я однажды попыталась что-то приготовить, я обожглась сама и чуть весь дом не спалила.

Кристина пыталась перевести все в шутку, но Капитан не принял предложенной игры. Он выплеснул в горящий камин остатки кофе из своей чашки и спокойно заметил:

– У вас будет достаточно времени, чтобы научиться.


Ближе к полудню Капитан вернулся с полной корзиной наловленной рыбы. Кристина в это время нежилась на солнышке.

– Будьте любезны почистить рыбу, – сказал он, передавая ей корзину.

– Почистить? Рыбу? Но я не знаю, с чего начать. Я не могу.

– Сможете, если захотите есть. Сначала надо отрезать голову.

Он вытащил из-за голенища нож и передал Кристине. Это был тот самый нож, которым Капитан срезал ночью пуговки с ее платья. Кристина невольно вздрогнула, словно наяву почувствовала прикосновение горячих губ, жар напряженного тела…

Презирая себя за эти воспоминания, она повернула голову и встретилась взглядом с Капитаном. – В чем дело, миледи? Неужели герцогиня Уинтербрук боится попробовать что-то новенькое?

«Он считает, что мне это не под силу», – подумала Кристина.

– Прошу учесть, что я принимаюсь за это против моей воли, – сказала она, взяла нож и повернулась спиной к Капитану.

Когда он ушел, она уселась поудобнее и вытащила из корзины одну рыбину. Она была холодной и скользкой. Кристина заставила себя преодолеть отвращение. В конце концов это не должно быть настолько уж сложным. Она нерешительно взяла нож.

– Давайте я покажу вам, мэм, как это делается, – услышала она чей-то голос.

Обернувшись, Кристина увидела молодого паренька по имени Майкл, который появился на мельнице сегодня утром. Он взял нож, вытер лезвие о штанину и одним ударом ловко отсек рыбине голову. Потом, распластав тушку, выскреб и выбросил внутренности. Несколькими взмахами руки счистил чешую, снова вытер лезвие и гордо улыбнулся. Вся операция заняла у него несколько секунд. Кристина наблюдала за ним с восторгом.

– Вот и весь секрет, – сказал Майкл. – Только не говорите Капитану, что я вам помогал.

Он подмигнул Кристине, поднялся и пошел прочь, бросив напоследок заговорщицкий взгляд через плечо.

«Это просто, – сказала Кристина себе. – Ты сможешь справиться с этим».


Спустя некоторое время к рыбине, вычищенной Майклом, добавились еще две, обработанные Кристиной. Красивое бело-голубое платье было безнадежно испорчено, на руках блестела рыбья чешуя. Такой и увидел ее Капитан.

– Должен сказать по секрету, миледи, что сейчас вы выглядите еще привлекательней, чем обычно. Представляю, с каким удовольствием вы будете сегодня обедать!

* * *

И действительно, когда через пару часов они расположились на травке возле разведенного костра, Кристина ела рыбу с необычайным аппетитом. Перед обедом она успела только умыться и причесаться, но осталась все в том же перепачканном платье. Мужчины наблюдали, как она уплетает запеченную рыбу, и тихонько посмеивались.

– Никогда в жизни не ела ничего вкуснее, – заявила Кристина.

– Это потому, что она свежая, прямо из речки, – ответил Бобби и усмехнулся.

– Вовсе нет, – возразила Кристина. – Просто я ее очень тщательно почистила.

– Да, вы умеете искусно обращаться с ножом, герцогиня, – хмыкнул Капитан.

– Но не так искусно, как вы, – ответила она.

Капитан прикусил губу. Все прочие сделали вид, что заняты исключительно рыбой.


Стояли уже густые сумерки, когда Капитан появился в комнате, одетый в свой ночной наряд – черный плащ, сапоги, полумаска, низко надвинутая на глаза шляпа. Натягивая на руку перчатку, он отдал Тоби короткие распоряжения, касавшиеся Кристины. Сама Кристина сидела в это время возле камина и потихоньку любовалась Капитаном.

– А что мне прикажете делать все это время? – спросила она.

– Побеседуйте с Тоби. Почитайте. Делайте что хотите, – ответил Капитан.

«А ведь он не думает о том, что я могу вновь попытаться сбежать, если оставляет со мной самого старого и медлительного из своих людей», – подумала Кристина.

Словно прочитав ее мысли, Капитан добавил:

– Тоби, возможно, выглядит хилым, но не дай вам бог испытать на себе его силу. Так что не вздумайте хоть на шаг отойти от дома.

Она завидовала Капитану. Она всем им завидовала. Сейчас они вскочат на лошадей и помчатся вперед, в ночь, навстречу приключениям, навстречу опасности. Вот это – настоящая жизнь, а не та, о которой она будет читать, сидя возле камина в теплой комнате.

Какими глупыми казались сейчас Кристине те проделки, которые она вытворяла в Лондоне на пару с Оскаром! Вспомнилось, как она однажды переоделась мужчиной, и они ради забавы пошли «чистить» карманы у публики, что собралась на танцы после ежегодных скачек.

Вот глупость-то! Разве можно сравнить это с тем, что предстоит пережить нынешней ночью Капитану и его людям.

– Мы ненадолго, – сказал Капитан, снова заглянув в комнату. – Нам стало известно, что сегодня один из близких друзей принца должен ехать в Дувр ночным поездом. Вы должны знать его. Лорд Плимптон.

– Я хорошо знаю его, – сказала Кристина. – Полагаю, мне бесполезно просить вас, чтобы вы взяли меня с собой?

– Зачем? Чтобы попытаться бежать, когда мы будем возвращаться?

– Нет, – тихо ответила Кристина. – Потому что я ненавижу принца ничуть не меньше, чем вы.

Он пристально посмотрел на нее, так, словно увидел впервые. Потом прошел в заднюю комнату и через минуту вернулся, неся в руках стопку книг.

– Полистайте вот это, – сказал он. – Возможно, они помогут вам скоротать время.

Положив книжки на колени Кристины, он поправил шляпу и ушел в ночь.


Вскоре стук конских копыт растаял вдали, и наступила тишина. Тоби улыбнулся Кристине своей беззубой улыбкой и снял с огня закипевший кофейник.

– Не хотите? – спросил он.

– Этой дряни? По мне, уж лучше пить простую воду. И кто только приучил вас к этой гадости?

– Капитан. Он привык пить кофе в Америке.

– В Америке? Он был там?

– Да, жил несколько лет.

– Скажите, Тоби, а почему вы зовете его Капитаном?

– А он и был когда-то капитаном на нашем корабле.

– А что это был за корабль?

Тоби понял, что сболтнул лишнее.

– Спросите об этом у Капитана, мэм, – сказал он. – А меня увольте. Хватит и того, что я вынужден быть нянькой при вашей светлости.

Кристина поняла, что дальнейшие расспросы бесполезны, и принялась рассматривать книги. Это были дешевые романы, напечатанные на грубой серой бумаге. На крикливых, пестрых обложках – сценки из жизни Дикого Запада. На одной – ковбои, преследующие индейцев на фоне каньона. На другой – шериф с пистолетом.

– Странно, – размышляла Кристина, перелистывая страницы. – Вот уж никогда бы не подумала, что он может читать такую ерунду.

И правда, его манеры и речь выдавали человека, получившего образование в хорошем заведении, может быть, даже в Оксфорде. Когда он принес книги, Кристина подумала, что это скорее всего томики стихов лорда Байрона, скажем, или лорда Теннисона. Но это?!

9

– Так и сидите здесь? – спросил Капитан.

Кристина удивленно огляделась. Как быстро пролетела ночь.

– Так и сижу, – сказала она. – Зачиталась похождениями знаменитого разбойника Джесси Джеймса.

Кристина потянулась, разминая затекшую спину.

– Я мало знаю об американском Диком Западе, – добавила она. – Мне было любопытно. Скажите, а зачем вы дали мне именно эти книги?

– Чтобы вы скоротали время, разумеется. Зачем же еще?

– А не для того, чтобы я лучше вас поняла?

– Поверьте, герцогиня, меня мало волнует – понимаете вы меня или нет.

– Верю. Все прошло удачно? – поинтересовалась Кристина.

Он не успел ответить. В дверь ввалилась его команда с набитыми мешками.

– Столько добычи! – закричал Бобби. – Теперь можно целую неделю греться на солнышке!

– А Плимптон в ногах валялся? – спросила Кристина.

– И валялся, и скулил!

– Ах, как жаль, что я не видела этого!

Они взгромоздили свои мешки на стол, и Бобби принялся открывать их.

Он вытащил из мешка бутылку с испанской этикеткой.

– Мадера! Настоящая мадера! – Кристина всплеснула руками от восторга. – Вот это да! Где вы ее раскопали?

– Пока я занимался пассажирами, мои ребята похозяйничали в вагоне-ресторане, – сообщил Капитан. В глазах его светилась радость.

– Это еще не все! – продолжил Бобби. Он принялся вытаскивать из мешка коробки и свертки, комментируя на ходу: – Вот чай. Булочки. Мармелад. Икра…

– Икра! Дайте взглянуть! – Она выхватила коробочку из рук Бобби. – Белужья! Потрясающе! И все это вы принесли для меня?

– Ну-у… – покраснел Бобби.

– Это царский подарок. Никогда еще мужчины не рисковали своей жизнью ради моего ужина. Прошу вас, присоединяйтесь. Отпразднуем вместе ваш успех.

– Успех? – Капитан как-то странно посмотрел на нее. – Удивительно слышать такие слова из ваших уст. Я думал, что ваши симпатии на стороне жертв, а не на стороне грабителей.

– Ничего удивительного. Книжка про Джесси Джеймса заставила меня пересмотреть кое-что в своих привязанностях. А теперь давайте все-таки отпразднуем вашу удачу.

– Э-э-э… Понимаете, миледи. Время позднее… Как-нибудь в другой раз, – пробормотал Тоби.

Затем он и остальные подручные Капитана быстро исчезли из комнаты. Кристина удивленно посмотрела им вслед. Перевела взгляд на Капитана. Он стоял, повернувшись к огню, и помешивал горевшие в камине поленья.

– Может быть, хоть вы присоединитесь ко мне? – спросила Кристина.

Немного подумав, он кивнул:

– Хорошо.

– Нож у вас с собой?

Нож был большой, тяжелый, но Кристина сумела намазать им на крекер икру и протянула бутерброд Капитану.

Кристина отпила глоток вина из своего кубка и восторженно вздохнула:

– Божественно!

Капитан тоже попробовал вино, но не сказал ничего, лишь взял еще один крекер с икрой и принялся жевать. Так они сидели несколько минут, прихлебывая вино, хрустя крекерами и глядя в камин. Молчание прервала Кристина:

– Капитан!

– Да, герцогиня?

– Что вы собираетесь дальше делать со мной?

Он спокойно дожевал свой крекер.

– Хочу вернуть вас вашим родителям. За выкуп.

Кристина расхохоталась. Это продолжалось так долго, что стало походить на истерику.

– Замечательная шутка, – сказала она, наконец успокоившись. – Только ничего у вас не выйдет. Они не заплатят.

– Что, простите?

– Я говорю, что они не заплатят за меня. Ни единого фартинга.

– Так не бывает, чтобы родители оставили свою единственную дочь в руках преступника, вместо того чтобы заплатить выкуп!

– Бывает, – вздохнула Кристина и отхлебнула еще глоток вина. – А как вы узнали, что я – их единственная дочь?

– Помилуйте, кто же в Англии, да и во всей Европе не знает Уэнтвортов? Король и королева театральных подмостков! Не секрет и то, что ваша матушка унаследовала титул маркизы Нортхэмптон от вашей бабушки, а затем наградила этим титулом и своего мужа. Все помнят шумный успех их выступлений. Даже сама королева нарушила традицию – не бывать в увеселительных заведениях – и приехала в театр посмотреть на игру. Всем известно и то, как разбогатели ваши родители, сами того не ожидая. И конечно, скандалы… Разные. В том числе и вокруг их девятнадцатилетней дочери, которая вышла замуж за старого герцога. Весь Лондон только и говорил об этом.

Кристина поднялась из-за стола, медленно прошлась по комнате.

– Вы действительно много знаете о моих блистательных родителях, но далеко не все. Так вот. Они играют не только на сцене, но и в жизни. Играют роли, которые сами для себя придумали. Например, они изображают из себя любящую пару, заботливых родителей. Только я в этом спектакле была лишней. На мое воспитание им всегда было наплевать. Я росла диким, беспризорным ребенком. Потом стала безнравственной женщиной.

Кристина наполнила свой кубок и осушила его одним глотком.

– Но вы так и не объяснили, почему ваши родители не примут мои предложения.

– На самом деле все очень просто. Дело в том, что я – близнец. Нас было двое – я и моя сестра Элизабет. Вы, может быть, слышали о ней?

– Как же, конечно. Она еще ребенком проявляла задатки выдающейся актрисы. А потом умерла.

– Да. Но для меня Элизабет была не только сестрой. Она была самой близкой моей подругой. Я безумно любила ее. Так же, впрочем, как и мои родители. Только она была для них идеальной дочерью: любящая, красивая, добрая и талантливая. Гениальная маленькая актриса. Впервые она вышла на сцену в десять лет. Ее появление сразу же стало событием. Их было трое – великолепных, блистательных Уэнтвортов.

– А вы? Что делали вы в их компании?

– Я делала, что могла. С детства умела шить и придумывать наряды. Постепенно превратилась в их главного модельера и художника. Многие говорили, что я стала настоящим мастером в своем деле, но для родителей всегда оставалась человеком второго плана. Я была на подхвате, а они были звездами. Впрочем, они и на самом деле были звездами…

Кристина перевела дыхание.

– Разумеется, мать не ожидала, что у нее родятся близнецы. Так с самого начала я оказалась лишней, а центром их вселенной стала Элизабет.

Кристина снова перевела дыхание.

Начав свою грустную повесть, Кристина уже не могла остановиться. Ей просто необходимо было хоть раз в жизни выговориться до конца, снять тем самым хоть часть невыносимой тяжести со своей души.

Почему она решила раскрыться именно перед этим человеком? Не делает ли она при этом ошибки? Как знать.

Многие проявляли желание вникнуть в проблемы Кристины, помочь ей. Но ничем хорошим это, как правило, не кончалось. Они выслушивали, понимающе кивали головами и в конце концов оставляли Кристину не только с ее проблемами, но и с разбитым сердцем. И тогда ради собственного блага она зареклась говорить на эту тему.

Сегодня Кристина нарушила зарок.

– Элизабет умерла, – продолжала она. – Врачи сказали – воспаление. Можете представить наше горе. Было ощущение, что умерла не Элизабет – умерла душа нашей семьи. Вы, наверное, слышали о той особой связи, которая существует между близнецами. Я потеряла после смерти Элизабет саму себя – и не могла найти долгие годы. Потом понемногу жизнь стала налаживаться. Точнее, нам пришлось начать ее заново. Мать стала готовить меня для сцены. Хотела, чтобы я заменила Элизабет…

Кристина немного помолчала, живо вспоминая события тех дней.

– Я старалась. Очень старалась. Не ради славы, а в надежде вернуть материнскую любовь. По ночам я умоляла дух покойной Элизабет прийти ко мне и вселиться в меня. Ведь моей сестре не нужно было ничему учиться – она была гениальной актрисой от рождения. Увы, она так ни разу и не появилась. А вскоре стало понятно, что я не только не обладаю талантом Элизабет, но и просто способностями к тому, чтобы стать актрисой. Это было ужасное время. Чем больше я работала, тем требовательнее и суровее становилась моя мать. Тогда я начала бунтовать, заранее предвидя печальный конец. И он наступил, этот конец, когда я вышла на сцену в тринадцать лет вместе с родителями. Публика осталась равнодушной к моей игре. А мать… Мать мне никогда не смогла простить этого.

– Я однажды встречался с вашей матерью. Давно. Много лет назад, – вдруг сказал Капитан.

– Вот как? Где? – удивилась Кристина.

– Не имеет значения, герцогиня, – ответил он. – Но я хорошо помню, что она рассказывала о своей дочери, не жалея самых лучших слов.

– О, да. Красивые слова, да еще на публику – это мать умела делать в совершенстве. На самом деле после неудачи в спектакле я перестала существовать для своих родителей. Вскоре они отправили меня в закрытую школу. Домой забирали изредка, да и то лишь тогда, когда им нужно было придумать костюмы для нового спектакля.

– Полагаю, вы блестяще умеете обращаться с ниткой и иголкой.

– Умею, но не так уж блестяще.

– Продолжайте, прошу вас.

– Когда мне было четырнадцать, я выскочила замуж. Просто чтобы посмотреть, могу ли я хоть чем-то привлечь к себе их внимание. Моим несчастным избранником стал один из наших соседей – молчаливый, угрюмый человек. Его звали Мортимер. Разумеется, он был намного старше меня. Брак наш оказался тоскливым и скучным. Но я знала, на что шла. Просто очень хотелось шокировать своих родителей.

– Ну и как? Удалось вам это?

– Хотите знать, как отреагировали мои родители? Мать с облегчением вздохнула, явно порадовавшись тому, что может больше не утруждать себя ответственностью. Отец же вообще не придал этому событию особого значения. И правильно сделал. Я, понимая всю бессмысленность своей затеи, уже готова была развестись с Мортимером, но он сам избавил нас от проблем, погибнув в дорожной катастрофе.

Жизнь продолжалась, такая же безрадостная и унылая для меня, как и прежде. Правда, отец временами старался что-то сделать для меня. Подарил мне тот черный жемчуг, который вы украли. Ожерелье было реликвией в семье отца, и моя мать давно рассчитывала заполучить его. Но отец впервые в жизни проигнорировал ее желание. Из-за этого жемчуга они развелись. Мать сменила несколько мужей и, наконец, снова вернулась к отцу. На самом деле весь этот грандиозный скандал был прежде всего сыгран на публику. Так будет и с моим похищением – им гораздо выгоднее разыгрывать безутешное горе, чем платить за меня.

– Не может быть.

– Еще как может. Кроме всего прочего, образ убитой горем женщины, потерявшей свою единственную дочь, принесет матери популярность, так как сыграет она эту роль, как всегда, талантливо. Однако, если вы сомневаетесь, давайте заключим пари. Если мои родители согласятся заплатить за меня, я устраиваю для вас и ваших людей королевский обед. При этом я отпущу всех слуг, и вы сможете без опаски приехать в Уинтербрук-Холл.

– А если они не заплатят?

Кристина усмехнулась.

– Тогда вы возьмете меня с собой на одну из ночных вылазок.

– Э, нет! Это слишком опасно для юных леди, желающих отомстить своим родителям.

– Да, я хочу отомстить, но вовсе не своим родителям.

– Кому же тогда?

– У меня есть свой счет к королевскому двору.

– Точнее – к принцу Уэльскому?

– Возможно. Вы не бойтесь, я не сбегу. Даю вам слово чести. Мне просто очень хочется принять участие в ночном приключении. Это то, о чем я мечтала долгие годы скучной и лживой светской жизни. Пустой жизни. Жизни, которую я наконец решила изменить. Я приняла решение уехать в Египет. И уехала бы, если бы вы не похитили меня прямо накануне отъезда.

– Вот что, моя юная любительница приключений. Завтра утром я пошлю своих людей к вашим родителям с предложением заплатить за вас выкуп. Срок – неделя. К концу этого срока вы, я полагаю, окажетесь под родной крышей – целая и невредимая, со всем своим багажом.

– Так значит – пари! – обрадовалась Кристина и протянула Капитану свою маленькую ручку.

Рука Капитана была большой и горячей, пальцы длинные, аристократические. Кристина вспомнила, как эти пальцы касались ее тела прошлой ночью, и по спине пробежал холодок. Слишком волнующими были эти воспоминания!

– Вы проиграете пари, – предупредила Кристина.

Он снова усмехнулся, на сей раз с вызовом:

– Посмотрим!

– Только…

– Да?

– Только запросите за меня приличную сумму, чтобы мои родители наконец поняли, что их дочь чего-то сто́ит.

Он помолчал, продолжая держать ее руку в своей.

– Я запрошу с них десять тысяч фунтов, – негромко сказал он. – Такая сумма вас устроит?

Кристина удовлетворенно улыбнулась в ответ.

– Устроит, – сказала она. – Во всяком случае, для начала.

10

Всю неделю Кристина провела в ожидании. Она делала все, что от нее требовалось, – чистила и готовила рыбу, ходила в лес за хворостом. Она охотно училась у Тоби всевозможным житейским премудростям, чем покорила его сердце. А с Майклом их сдружили книги. Узнав, что он умеет читать, Кристина дала ему один из привезенных с собой романов, который он прочитал с восторгом и был ей очень благодарен.

Капитан разрешил ей совершать верховые прогулки, разумеется, в сопровождении Тоби. И к тому моменту, когда должен был прийти ответ, она была в прекрасной форме, проведя в седле не один десяток часов.

К родителям Кристины Капитан послал Бобби. Он вернулся под вечер, когда мужчины чинили дамбу. У Кристины замерло сердце. Так она и стояла, нервно теребя пальцами юбку и не сводя с него глаз. Бобби подъехал к Капитану, остановил лошадь и отрицательно покачал головой.

Итак, родители отказались дать выкуп за герцогиню.

Кристина быстро, чтобы никто не увидел, скрылась в кустах. Через заросший цветами луг вышла к утесу и поднялась на вершину.

Прошло какое-то время. Солнце начало клониться к горизонту. Прохладный ветерок налетел с моря. А она все сидела, вспоминая свою нерадостную прошлую жизнь и переживая вновь и вновь унижение, которое получила сегодня. Кристина не плакала. После похорон сестры Кристина дала себе клятву – не плакать больше никогда.

Увидев силуэт Кристины, Капитан на секунду замер. Со спины казалось, что она совершенно спокойна, но когда он подошел ближе и присел рядом, то увидел в ее глазах муку, которую она безуспешно пыталась скрыть.

– А я не поверил, – сказал он.

– Никто бы не поверил.

– Они сказали, что вы сами справитесь со всеми проблемами.

– Очевидно, это нужно воспринимать как родительское утешение.

Капитан молча смотрел вдаль, на серые морские волны.

– Я заплачу вам эти десять тысяч, – сказала Кристина.

– Не нужно. Я же просил их только ради вас.

– Это всего лишь деньги. Они для меня ничего не значат.

– Я прожил непростую жизнь, герцогиня. Она научила меня самому выпутываться из сложных ситуаций и никогда не вмешиваться в чужую жизнь.

– Не беспокойтесь, милорд. Я не нарушу ваш привычный уклад жизни.

– Вы не поняли меня. Просто я не умею утешать женщин. Подскажите, чем и как я могу вам помочь…

Она слегка улыбнулась, тронутая его заботой.

Больше всего Кристине хотелось, чтобы он обнял ее. Не как мужчина, не как любовник. Скорее – как отец. Но может ли она просить его об этом?

– Я привыкла рассчитывать только на свои собственные силы. Когда мне плохо, я больше всего страдаю от того, что некому обнять меня. Это так прекрасно, когда тебя обнимает близкий человек.

– Если вы позволите…

– Вы спрашиваете у меня разрешения? – изумленно спросила Кристина.

Капитан осторожно взял руку Кристины, нежно погладил локоны. В его прикосновении не было ничего сексуального, возбуждающего. Но было то, в чем так нуждалась сейчас Кристина, – тепло, нежность, утешение.

Она благодарно посмотрела на Капитана.

– Не стесняйтесь, герцогиня. Поплачьте, если хотите.

– Я никогда не плачу, – неожиданно жестко сказала она.

– Вот как? Любопытно. Я, знаете ли, тоже.

Кристина заинтересованно посмотрела на Капитана, слегка отодвинувшись назад. Он снова привлек ее к себе.

– Во всяком случае, стараюсь не плакать, – добавил он.

– В таком случае мы похожи.

Он немного помолчал.

– Я знаю, что это такое – быть отвергнутым семьей. Порою мне кажется, что это – самое жестокое испытание, какое только может выпасть на долю человека.

– Я мечтаю о том дне, когда смогу доказать своим родителям, что они не правы, считая меня никчемной пустышкой, – страстно сказала Кристина. – Мне так хочется найти свою дорогу в жизни…

– Да, – подтвердил Капитан. – И мне знакомо это чувство.

Он осторожно снял руку с плеча Кристины. Наступило молчание.

– Спасибо, – сказала наконец Кристина. – Приятно, что есть человек, которому небезразличны мои печали. И я не жалею, что открыла свое сердце этому человеку.

Они обменялись взглядами.

– Простите мое любопытство, но кто унаследовал бы ваше состояние, если бы мне на самом деле пришло в голову убить вас?

– Проще говоря, вы интересуетесь, не выгодна ли моя смерть родителям? – улыбнулась Кристина. – Нет. Все до последнего пенни я завещала Оскару. Это, конечно, приводит их в бешенство, но, с другой стороны, вынуждает мою мать держаться с ним вежливо. Я полагаю, что она искренне надеется на то, что в случае моей смерти Оскар вернет все деньги ей.

– И что, есть шанс на то, что он именно так и поступит?

– Ни малейшего. И это меня сильно утешает. Оскар просто-напросто проест, пропьет и проиграет все мои деньги.

Она весело рассмеялась. Печаль, похоже, окончательно покинула ее.

– Итак, к деньгам вы относитесь с пренебрежением. Ну, а как насчет приключений?

«Пари! – подумала Кристина. – Как я могла забыть?»

– Так, значит, я еду? Спасибо! Я этого никогда не забуду.

– Должен признаться, рискованное это дело – брать с собой женщину.

– Так когда же?

– Завтра ночью.

11

За ужином детально обсудили предстоящее дело. Помощники Капитана явно не одобряли его решение взять с собой Кристину. Она не осуждала их. Ведь, по словам Тоби, все они в прошлом были моряками, а какой моряк одобрит присутствие на борту женщины.

– Позвольте, – сказала Кристина, когда Капитан закончил. – У меня есть предложение.

На нее уставились четыре пары удивленных глаз.

– Не думаю, что нам нужны ваши предложения, герцогиня, – холодно отчеканил Капитан.

– Ну позвольте же мне сказать. Я вот о чем подумала. Зачем рисковать и нападать на поезд ночью? Ведь мы с вами можем изобразить мужа и жену и совершенно официально сесть в поезд днем. В нужный момент вы просто пройдете вдоль состава, доберетесь до машиниста и заставите его остановить поезд. Все будет сделано быстро и без шума.

Мужчины обменялись взглядами.

– Я же сказал, что не хочу, чтобы вас узнали, – повторил Капитан. – Вы должны быть в мужской одежде.

– Я могу надеть черную плотную вуаль и черное платье. Ведь я же до сих пор в трауре по Уинтербруку, вы не забыли? В таком виде меня никто не узнает! Что касается вас, то недаром же я столько лет проработала в театре. Я неплохо разбираюсь в гриме и могу любого человека сделать неузнаваемым. Для пущей убедительности мы можем приклеить вам усы. На голову – котелок, в руки – зонтик. Рядом с убитой горем женщиной в трауре вас никто ни в чем не заподозрит. За пять минут до назначенного времени вы идете в туалетную комнату и переодеваетесь. Для этого возьмем с собой саквояж. Никто ни о чем не догадается. Когда начнется паника, я просто соскочу с поезда, и меня подхватят на лошадь ваши люди. Подумайте! Все, что я предлагаю, – до гениального просто!

Тоби кашлянул. Майкл порозовел. Бобби продолжал сосредоточенно жевать, по-прежнему избегая встречаться взглядом с Кристиной.

– Это может сработать, – неожиданно для всех сказал Капитан.

– Заметьте также, – добавила Кристина, – что у нас будут куплены билеты. Полиции и в голову не придет, что грабитель станет покупать себе билет!

Капитан восхищенно посмотрел на нее:

– Да. Жаль, что я сам до этого не додумался. Когда долго занимаешься одним и тем же делом, острота мысли пропадает. До чего же здорово будет прогуляться прямо перед носом у этих ищеек из Скотланд-Ярда!

– Но это же опасно, Капитан… – заикнулся кто-то из его людей.

– Если ситуация станет опасной, леди просто останется в поезде в роли одной из пострадавших.

Кристина вовсе не собиралась оставаться в поезде, но решила не говорить сейчас об этом.

– Не беспокойтесь, – сказала она. – Я обещаю сделать прекрасный грим всем без исключения. Правда, мне для этого кое-что понадобится.

– Завтра утром Бобби может отправиться в город, – предложил Капитан. – Напишите все, что вам нужно. Он купит.


С помощью кисточки и горелой спички Кристина подрисовала Капитану брови, морщины на щеках и в уголках глаз. Приклеенные усы были настолько похожи на настоящие, что никто не сумел бы распознать подделку. Наконец она взяла из камина немного золы и присыпала волосы Капитана, имитируя седину.

– Все это легко смывается водой, не волнуйтесь, – сказала Кристина и подала Капитану старинное римское зеркало.

Он взглянул на свое новое лицо.

– Ну что ж, должно сработать.

Кристина наклонилась, чтобы подклеить кончик усов. Ее пальцы касались лица Капитана, она чувствовала на щеке его дыхание и не могла оторвать глаз от чувственных губ.

«Я – бессовестная, развратная женщина», – подумала Кристина, но ничего не могла поделать с собой. Ее переполняли воспоминания о той ночи, когда эти губы касались ее шеи, груди… С тех пор он ни разу даже близко не подошел к ней.

Сколько раз она порывалась пойти к нему сама! И только память о том, как холодно он встретил ее наутро после той безумной ночи, останавливала ее.

Кристина закончила, наконец, с усами и протянула Капитану зеркало.

– Прекрасно. В таком виде меня родная мать не узнала бы, – сказал он и пошел в соседнюю комнатку переодеться. Кристина заглянула в гостиную. Здесь готовились к выезду люди Капитана. Уже одетая в траурное платье, она подошла к лампе и в сотый раз проверила, достаточно ли плотную вуаль она выбрала.

– Волнуетесь, миледи? – спросил ее Майкл.

– Пожалуй, нет.

Майкл улыбнулся, но остальные обменялись хмурыми взглядами.

«Пусть хмурятся, – подумала Кристина. – Скоро они изменят свое мнение обо мне».

– Готовы? – донесся сверху голос Капитана.

Он спустился по лестнице. Вся его команда уставилась на незнакомца в скромном твидовом костюме, шляпе-котелке, с зонтом в руках. Это был пожилой, скрюченный от ревматизма джентльмен. Перевоплощение было потрясающим. Он выглядел старше себя самого как минимум на тридцать лет. Пока он ковылял по комнате, Кристина подскочила к нему и нацепила на нос очки в круглой железной оправе. Затем обошла вокруг, придирчиво осматривая каждую мелочь.

– Ну как? – спросил он.

– Превосходно.

– Вас не узнать, Капитан, провалиться мне на этом самом месте! – воскликнул Бобби. – Не забудьте про голос, – напомнила Кристина.

– А, да, голос!

Он сморщил лицо и спросил старческим, надтреснутым голосом:

– Могу я попросить вас, сэр, дать мне два билета до Дорсета – для меня и моей жены?

Мужчины рассмеялись, а Кристина в восторге захлопала в ладоши.

– Ты собрала вещи, дорогая? – спросил он тем же голосом.

Кристина раскрыла саквояж. В нем был черный костюм для верховой езды, шляпа, перчатки, плащ, пистолет… Кристина вытащила небольшую банку и показала ее Капитану.

– Здесь жидкое мыло. Умоете лицо, наденете шляпу, маску, а снятую одежду и все прочее положите в саквояж и оставите его в тамбуре. Я прихвачу его, когда буду уходить.

Капитан взял саквояж и направился к выходу. Все потянулись следом. Тоби помог Кристине взобраться на приготовленную для нее лошадь. Он, похоже, окончательно свыкся с ролью ее личного адъютанта.

Капитан обернулся к Кристине:

– Я уже говорил вам, герцогиня, но хочу повторить еще раз. Если что-нибудь случится, помните – вам удалось бежать. Кто похитители – вы не знаете. Моего лица не видели. Понятно?

– Вполне.

– Отлично. Ваша задача – держать язык за зубами и постараться поскорее добраться до безопасного места. И не отставайте, герцогиня. Иначе мы будем вынуждены бросить вас на произвол судьбы.

– Не беспокойтесь, Капитан, от меня так просто не отделаешься.

12

Полицейский не спеша брел по перрону, помахивая дубинкой. Он поглядывал на пассажиров, стоящих в очереди к билетной кассе, и насвистывал какой-то мотивчик. Кристина осторожно осмотрелась и заметила на перроне второго полицейского, который тоже наблюдал за пассажирами. Он почему-то ей не понравился.

У стены сидел мальчишка – продавец газет. Он дремал, надвинув на глаза кепку. Спать ему хотелось гораздо больше, чем заниматься своим бизнесом. На одной из газет можно было прочитать заголовки:

«Брайтонский Бандит – похититель людей»,

«Пропавшая герцогиня до сих пор не найдена!»

Капитан взял из рук дремавшего мальчишки номер «Лондон Таймс», бросил монетку в жестянку. Мальчишка проснулся, заморгал и улыбнулся:

– Премного благодарен, сэр.

Тем временем Кристина продолжала стоять в очереди и не сводила глаз со второго полицейского. Неожиданно она почувствовала стальную руку, взявшую ее под локоть. Она повернула голову и встретилась взглядом с глазами Капитана, смотревшими на нее сквозь нелепые очки в железной оправе.

– Поскорее бы все закончилось, Фредерик, – сказала она слабым голосом. – Какое мучение ехать в такое время!

Она вынула платок и принялась промокать им под вуалью несуществующие слезы. Рука на ее локте ослабла.

– Может быть, тебе лучше сесть, дорогая? – дребезжащим голосом предложил он.

– Нет, нет, не нужно. А вот уже и наша очередь.

Они оказались возле окошечка. Капитан вынул из кармана несколько шиллингов трясущейся рукой. Прошла, казалось, целая вечность, пока он сумел донести их до кассира. Кристина оглянулась через плечо и увидела, что тот, второй полицейский уходит.

– Вам помочь, сэр? – спросил кассир, протягивая билеты и сдачу.

– Это было бы очень кстати, – ответил Капитан, удивив этим Кристину.

Кассир молча кивнул стоявшему поодаль пареньку. Тот немедленно подбежал к ним.

– Обопритесь на мою руку, сэр, – сказал он.

– Спасибо, сынок, – ответил Капитан. – Да хранит тебя бог.

Наконец они дошли до вагона, и паренек помог им устроиться. Старик покопался в кармане и дал ему шиллинг.

– Купи что-нибудь для своей матери, сынок, – сказал он.

Вагон постепенно заполнялся пассажирами. Они рассаживались, переговаривались между собой и не обращали никакого внимания на пожилую пару.

Наконец поезд отправился в путь. Уплыл за окном перрон с оставшимися на нем полицейскими.

Капитан раскрыл газету, поправил на носу очки и принялся читать статью про себя самого.

– Господи, что творится на свете!

Кристина чуть не расхохоталась.

Она тоже прочитала статью. Бойкий репортер красочно описывал переживания ее родителей. Принц Уэльский обещал казнить Брайтонского Бандита как бешеную собаку. Оскар предполагал, что бандит недолго продержит герцогиню в заточении и будет даже рад избавиться от нее из-за нетерпимого характера и острого язычка. Одним словом, весь Лондон был занят похищением Кристины.

Поезд нырнул в туннель. За окнами стало темно, колеса загремели громче. Капитан прижался губами к уху Кристины:

– А я так и не познакомился поближе с вашим острым язычком.

Оба они прекрасно поняли скрытый смысл сказанного. Поезд вынырнул из туннеля. Капитан успел поймать взгляд Кристины. В нем было желание…


Состав набирал скорость, гремел на стыках рельсов, отсчитывая мили. Капитан развернул газетный лист дрожащей рукой.

– А ты знаешь, дорогая, что миссис Алленби получила приз на выставке роз? Мы тоже могли бы получить его, если бы не смерть нашей дорогой Гарриет.

– Ничего, милый. Быть может, в будущем году…

Он опять погрузился в чтение. Кристина сидела рядом, молча рассматривая его лицо. Боже, какие же крепкие у него нервы!

В эту минуту к ним подошел проводник. Капитан вручил ему билеты и проводил взглядом.

В вагоне сидели женщины в ярких легких платьях, мужчины в плащах или твидовых костюмах. Судя по их виду, они спешили за город, на уик-энд.

Поезд миновал еще несколько станций. Волнение Кристины достигло предела. Ей казалось, что каждую минуту в вагон могут нагрянуть полицейские. Капитан успокаивающе погладил руку своей «жены». Со стороны это, наверное, и выглядело именно так – жест супружеского участия.

Наступил решительный момент.

Капитан медленно поднялся, с трудом разгибая свои «ревматические» колени.

– Я ненадолго, дорогая, – прохрипел он и, захватив саквояж и зонт, направился к туалетной комнате.

Неожиданно из своего закутка выглянул проводник и бросился ему навстречу. Сердце Кристины ушло в пятки.

– Позвольте, сэр! – воскликнул проводник.

Он подхватил под руку старика и осторожно повел его в нужном направлении.

– Спасибо, – бормотал он на ходу. – Вы так добры ко мне…

Проводник повел его дальше, в конец вагона.

Кристина перевела дыхание.

Они с Капитаном умышленно сели в первый вагон, чтобы оказаться рядом с локомотивом. Если все будет идти по плану, Капитан сможет пройти в будку машиниста незамеченным.

Теперь Кристина не сводила глаз с двери, ведущей в тамбур. Возле нее в уголке лежал саквояж с прислоненным к нему зонтом. Кристина глубоко вздохнула и выпрямилась на своем сиденье.

Поезд неожиданно дернулся и начал сбавлять ход. Она услышала за окном цокот копыт и увидела Тоби. Еще секунда – и он был уже в вагоне.

В эту самую минуту другие люди Капитана – в масках, с пистолетами в руках – должны были брать штурмом другие вагоны.

Только сейчас она поняла, насколько опасной оказалась их затея.

В этот момент появился Капитан. Он был одет в свой прежний черный костюм и маску. Весь грим с лица был тщательно смыт, а искусственную седину волос скрывала низко надвинутая на глаза шляпа. Перед собой Капитан вел бледного как полотно машиниста, приставив пистолет к его затылку. Яркие зеленые глаза Капитана светились в прорезях маски. Никто не заподозрил бы в этом человеке немощного старика, недавно ехавшего в этом вагоне.

Появление Тоби, а затем и Капитана вызвало среди пассажиров настоящую панику. Кто-то вскочил, кто-то закричал, кто-то безуспешно пытался открыть намертво закрытые оконные рамы.

Наконец паника немного утихла, уступив место напряженному ожиданию. Только одна юная дама все плакала и плакала, и муж успокаивал ее, нежно обнимая за плечи.

– Прошу внимания, – громко сказал Капитан, и голос его мощным эхом пронесся по вагону. – Если вы добровольно отдадите нам деньги и драгоценности, то сможете спокойно продолжать ваше путешествие и вернуться домой в целости и сохранности. В противном случае, – он выразительно пожал плечами, – я не отвечаю за последствия.

Капитан кивком головы послал Тоби в соседний вагон, а сам раскрыл кожаный мешок.

– Будьте любезны сложить сюда драгоценности, часы, портсигары и, разумеется, деньги. Не пытайтесь меня обмануть и утаить что-либо.

Он двинулся вдоль прохода. В мешок посыпались деньги и ценные вещи.

Молодой джентльмен, к которому подошел Капитан, быстро бросил в мешок обычный набор – кошелек, часы, портсигар – и снова сел на свое место.

– Не торопитесь, приятель, – остановил его Капитан. – У вас красивая молодая жена. Неужели вы не везете ничего ей в подарок?

Глаза пассажира невольно скользнули по саквояжу, лежащему на полке. Для Капитана было достаточно этого беглого взгляда. Он снял саквояж, проворно открыл его одной рукой и вытащил небольшую коробочку, перевязанную оранжевой лентой. В ней оказалась маленькая фарфоровая фигурка – женщина с распущенными светлыми волосами, чем-то похожая на юную жену молодого человека.

– Это к ее дню рождения, – прошептал несчастный.

После недолгого раздумья Капитан осторожно, почти нежно передал фигурку женщине.

– Возьмите ваш подарок и примите мои извинения.

При виде этой сцены Кристина готова была заплакать. Впервые за много лет.

Бо́льшая часть пассажиров была испугана настолько, что и не помышляла о каком-либо сопротивлении.

Тем временем Капитан обошел всех пассажиров и обернулся к Кристине.

– Теперь вы, миледи, – сказал он, обращаясь к Кристине. – Неужели у вас нет для меня совсем ничего?

Этого она никак не ожидала.

– Я в трауре, сэр. В настоящий момент у меня при себе нет ровным счетом ничего.

– А если подумать хорошенько, миледи? Даже будучи в трауре, женщина, как правило, берет с собой что-нибудь из драгоценностей.

Кристина машинально открыла бархатную сумочку и заглянула внутрь. В складках что-то блеснуло. Браслет! Тот самый, что она отдала Капитану в ту ночь, когда впервые увидела его.

Кристина даже подскочила от неожиданности. Да, теперь она понимает, почему Капитану удается всегда уходить от полиции. Так продумывать каждую мелочь, помнить о каждой, самой мелкой детали!

Кристина вытащила браслет и протянула его Капитану.

– Однажды я уже подверглась ограблению, – сказала она. – Боюсь, что это теперь может стать обыденным явлением в моей жизни.

– Только если удача и впредь не изменит мне, миледи.

Из дальнего угла вагона раздался глухой удар. Капитан с быстротой и ловкостью кошки обернулся на звук, но увидел только молодую женщину, поднимавшую с пола оброненную статуэтку.

– Не разбилась, – с растерянной улыбкой сказала она.

Кристина почувствовала облегчение, но только на секунду, потому что в следующий миг она увидела то, чего не видел Капитан. Машинист вытащил из-под сиденья металлический сундучок и уже успел замахнуться им, собираясь ударить Капитана по голове.

Кристина не раздумывала ни секунды. Она схватила лежащий на полу зонт и изо всей силы ткнула им в спину машиниста.

– Ни с места, – приказала она. – Иначе я продырявлю вам шкуру!

Думая, что в руке у нее пистолет, машинист беспрекословно выпустил сундучок, и тот с грохотом упал на пол. Кристина победоносно взглянула на Капитана, но тут же осеклась, увидев его глаза, побелевшие от гнева.

Затем, схватив Кристину за руку, он потащил ее к тамбуру, но перед этим успел оглушить машиниста ударом рукоятки пистолета.

У выхода Капитан окинул лица пассажиров гневным взглядом.

– Есть еще среди вас герои? Выходите!

Никто не двинулся с места.

– Нет желающих? – спросил Капитан. – Тогда благодарю всех за прекрасный вечер и желаю доброй ночи.

Кристина подняла лежащий на полу саквояж и приготовилась прыгать с поезда. По их плану предполагалось, что Тоби подведет лошадь Кристины прямо к вагону. Он действительно появился через секунду, но Кристина увидела только одного скакуна – принадлежащего Капитану. Ее лошади не было.

Капитан прыгнул в седло прямо с площадки вагона. Обернулся к Кристине, протянул руку и выхватил у нее саквояж. Затем привстал на стременах и крепко поцеловал в губы.

– Вы прекрасно справились со своей ролью, ваша светлость, – сказал он нарочито громко, так, чтобы его слова услышали сидящие в вагоне пассажиры. – А теперь, как и договаривались, мы отпускаем вас на свободу.

Он пришпорил своего скакуна и исчез в ночи. Следом за ним сорвались с места и остальные всадники.

Кристина прислонилась к двери вагона, чтобы не упасть. То, что произошло минуту назад, не укладывалось в ее сознании.

Он бросил ее…

Сквозь пелену тумана она увидела, как бросился к лежащему на полу машинисту проводник, как озабоченно стал всматриваться в лицо раненого. Откуда-то издалека доносился нестройный рой голосов – это пассажиры продолжали обсуждать случившееся.

Губы проводника шевелились, но Кристина не слышала ни единого слова. Она не понимала, что ему нужно от нее. Она вообще не понимала, что происходит вокруг.

Он бросил ее. Он умчался во тьму. Он оставил ее одну в этом мире.

13

После возвращения Кристины домой прошла неделя. Все эти дни она провела в одиночестве, никого не принимая.

Неожиданно пришло письмо от матери.

«Тебе пришлось много пережить, и никто на свете не переживал это вместе с тобой так сильно, как мы, – писала своим бисерным почерком Саша Уэнтворт. – Как это ни прискорбно, но с твоим именем опять связан скандал. Раз уж так случилось, то твоя обязанность сделать все возможное, чтобы этот скандал замять. Твое затянувшееся нездоровье становится подозрительным в глазах хорошо знающих тебя друзей, никогда в прошлом не видевших тебя в таком состоянии. Боюсь, что по праву матери я просто должна заставить тебя оставить все эти глупости и присоединиться к нам в Норфолке, где мы будем проводить уик-энд».

Такой способ выражения родственных чувств со стороны матери привел Кристину в бешенство. Одна только мысль о появлении в свете приводила ее в ужас. Однако письмо неожиданно заставило ее посмотреть на ситуацию с другой стороны. Если она решила сбить полицию с толку, увести ее как можно дальше от Капитана и его людей, ей нельзя так долго пребывать в одиночестве.

И Кристина решила вернуться в привычный круг друзей.


Загородный дом леди Уилтон в Норфолке встретил Кристину морем огней и звуками музыки. Появление герцогини Уинтербрук вызвало невероятное оживление.

Оркестр продолжал играть, но никто не танцевал. Гости дружно ринулись навстречу Кристине. В одно мгновение она оказалась среди людского моря, пахнущего дорогими духами и сверкающего бриллиантами. Все говорили разом, и все разом хотели ее обнять. Свой вклад в общую суматоху вносили и любимцы леди Уилтон – ее спаниели. Они тоже суетились, повизгивали и пытались пробиться к ногам Кристины.

Леди Уилтон, с трудом пробираясь сквозь толпу, наконец подошла к гостье.

– Кристина, дорогая, ты все-таки приехала! Мы все так рады видеть тебя. Слава богу, ты опять с нами. Надеюсь, ты расскажешь о своих приключениях. Мы сгораем от нетерпения.

Кристина видела разгоряченные, возбужденные лица гостей. Обстановка была накалена до предела. Все ожидали скандала.

Она слегка покачнулась, и тут же ее поддержала мужская рука. Обернувшись, Кристина увидела Оскара.

– Ах, Оскар, – воскликнула Кристина и обняла друга. Впервые за последние дни она испытала чувство, похожее на радость.

– Как ты чувствуешь себя, малышка? Все в порядке? Ты даже представить себе не можешь, как мы тут все переживали за тебя.

Взглянув в добрые глаза друга, Кристина немного успокоилась.

– Стоило ли так волноваться, Оскар? Ты же знаешь, для того, чтобы справиться со мной, мало быть обыкновенным бандитом! – Я знала это! – торжествующе заявила леди Уилтон. – Я так и говорила всем: наша герцогиня сумеет поставить этого мерзавца на место! А теперь расскажи нам все, дорогая, мы просим тебя! Нам трудно поверить в то, что писали в последнюю неделю все газеты. Неужели этот негодяй действительно заставлял тебя помогать при ограблении поезда?

Вопросы, которые интересовали друзей, ничем не отличались от тех, что задавала полиция, и Кристина решила отвечать на них так, как привыкла за последнюю неделю. Она делала это автоматически, сожалея о том, что пришлось вернуться сюда, где она чувствовала себя чужой.

Это было новое для нее чувство. Оно родилось в тишине дома на Сент-Джеймс, где она провела неделю, меряя шагами спальню и размышляя о своем разбойнике.

До сегодняшнего вечера Кристина еще надеялась, что, вернувшись в привычный круг друзей, она сумеет забыть Капитана, перестанет видеть во сне его пронзительные холодные глаза.

Она чувствовала себя подавленной и одинокой. В людском море мелькнули знакомые лица. Родители.

Вот они – известные всей Англии, всей Европе знаменитые актеры. Вот отец – высокий элегантный красавец Дирк Уэнтворт. На минуту Кристина ощутила себя маленькой девочкой, которой так необходима отцовская любовь и участие.

Рядом со своим мужем Саша Уэнтворт выглядела маленькой и невзрачной. Совсем не такой, какой виделась со сцены. Но Кристина знала, что без нее отец никогда бы не стал великим Дирком Уэнтвортом. И она рядом с ним волшебно преображалась. Только будучи вместе, загораясь один от другого, они составляли гениальную пару.

Увидев дочь, великие актеры, изобразив родительский восторг, протянули навстречу Кристине раскрытые для объятий руки.

– Доченька, дорогая моя! – воскликнула Саша. – А я уж стала опасаться, что этот сумасшедший никогда не отпустит тебя!

Кристина замерла в объятиях матери.

– Но не настолько, чтобы заплатить за меня выкуп.

– Но как можно платить такие большие деньги без всяких гарантий? К тому же мы ни на минуту не сомневались, что рано или поздно он сам отпустит тебя.

– Скажи, милая, преступник действительно отобрал у тебя наш фамильный жемчуг? – поинтересовался Дирк.

– Увы, отец. Я пыталась выкупить его, но он не согласился. Мне очень жаль. Ты знаешь, тем ожерельем я дорожила больше всего на свете.

– Для Дирка этот жемчуг уж точно дороже всего на свете. Недаром он спросил в первую очередь о жемчуге, а не о твоем самочувствии! – прошептал Оскар.

– Я слышала, – перебила их леди Уилтон, – что разбойник был безупречно загримирован.

Саша заинтересованно посмотрела на дочь.

– Вот как? – сказала она.

– Говорят, что на вид ему никак нельзя было дать меньше семидесяти! – добавила леди Уилтон.

– Блестяще! Как это ему удалось? – взгляд Саши из заинтересованного превратился в подозрительный.

Кристина поняла свою ошибку. Нельзя говорить о нем, нельзя! Как же это она могла расслабиться, потерять бдительность.

– Хватит об этом, – сказала она. – Я надеялась, что сегодня вечером встречу больше понимания. Неужели я ошиблась?

Толпа разочарованно загудела, но настаивать на продолжении разговора никто не рискнул.

– Да, конечно, дорогая, – сказала леди Уилтон, обретая прежнее спокойствие. – Мы все к твоим услугам. Скоро я отошлю слуг, чтобы они не мешали, и мы сможем повеселиться вволю. Это поможет тебе поскорее забыть обо всех приключениях.

Она наклонилась поближе к Кристине и заговорщицким тоном спросила:

– Об этом бандите говорят много разного. В том числе и про то, что он вытворяет с женщинами. Скажи…

Ее прервал зычный голос дворецкого:

– Его королевское высочество принц Уэльский!

Когда Берти появился в зале, все склонили перед ним головы. Но принц смотрел только на Кристину.

Подошел, протянул Кристине руку. Она подала ему свою и присела перед принцем в реверансе.

– Несмотря на пережитые приключения, вы прекрасно выглядите, герцогиня. Надеюсь, ваше здоровье не пострадало?

– До этой минуты оно было превосходным, ваше высочество, – ответила Кристина.

Принц ответил ей равнодушным взглядом.

– А что нового вы расскажете нам о Брайтонском Бандите?

– Ничего сверх того, что было написано в газетах.

Принц посмотрел на мать Кристины.

– Мне придется поговорить с вами, мадам, по поводу манер вашей дочери. Возможно, совместными усилиями нам удастся исправить их, пока не слишком поздно.

Кристину трясло от бешенства.

Возле самых ступеней ее догнал Оскар.

– Умираю от нетерпения задать тебе один вопрос. Понимаю, что они тебе уже изрядно надоели, но ты уж прости меня.

Выражение его глаз удивило Кристину. Обычно сонные, подернутые дымкой задумчивости, сейчас они сверкали от возбуждения.

– Не сейчас, Оскар.

– Ну хорошо. Скажи мне только одно – это лорд Уайклифф?

– То же самое хотел бы узнать и я, – послышался голос за спиной Кристины.

Она обернулась и увидела невзрачного мужчину лет сорока, рыжеватого, с усами. На нем был вечерний костюм, но настолько плохо сшитый, что незнакомца легче было принять за переодетого докера, чем за аристократа.

– Простите? – удивилась Кристина.

– Это вы простите меня. Разрешите представиться – инспектор Уортингтон из Скотланд– Ярда.

Кристина вздохнула:

– Я рассказала полиции все, что мне было известно, инспектор.

– Охотно верю, но все же хотел бы услышать еще раз собственными ушами. Особенно меня интересуют приметы бандита.

– Ничем не могу помочь. Я никогда не видела лорда Уайклиффа. Кроме того, мне рассказывали, что он мертв.

– Я знала лорда Уайклиффа, – вступила в разговор Саша, подходя к ним. – Он был единственным сыном Эдварда и Бриджит Уайклифф. Я прекрасно помню и леди Уайклифф. В свое время она была красавицей. Все мужчины сходили по ней с ума. Сын Бриджит, Ричард, унаследовал красоту матери. Редкостной красоты был юноша, как я припоминаю. Темноволосый, с большими глазами, властный… и умный. Потом он уехал в Ирландию, а вернувшись оттуда, поссорился с принцем, а вскоре и вовсе сбился с пути – начал пить, волочиться за женщинами…

Сердце Кристины сжалось, когда она услышала из уст матери словесный портрет лорда Уайклиффа.

– В таком случае этот бандит просто не может быть лордом Уайклиффом. Как я уже сказала вашим коллегам, инспектор, человек, похитивший меня, был коренастым и светловолосым. Кстати говоря, весьма похожим на вас.

Полицейский покраснел. На днях он получил от принца самые широкие полномочия, но вместе с тем и самое жесткое предупреждение о том, что преступник должен быть пойман как можно скорее. Намек Кристины ему явно не понравился.

– Много у него людей? – спросил он.

– Я насчитала десятерых, – ответила Кристина.

– Есть среди них женщины?

– Есть одна, – солгала Кристина. – Имени ее ни разу не слышала. Знаю только, что у нее рыжие длинные волосы. Лица я не рассмотрела – она все время была в маске.

Полицейский собрался задать еще один вопрос, но Кристина предупреждающе подняла руку.

– Инспектор, – сказала она, – я устала. Давайте отложим этот разговор хотя бы до утра.

Леди Уилтон понимающе посмотрела на Кристину.

– Действительно, инспектор, давайте оставим бедную девочку в покое. Она столько пережила. Ей нужно отдохнуть.

Она отвела Кристину в сторону:

– Я распорядилась приготовить для тебя голубую спальню, твою любимую. А принц будет ночевать в красной. Таково было его желание.

Синтия Уилтон славилась тем, что всегда была готова пойти навстречу пожеланиям гостей и разместить их на ночь так, чтобы им было удобно проникать друг к другу.

По дороге в спальню Кристина остановилась возле раскрытой двери одной из комнат и увидела Мириам, дочь Синтии. Девочка лежала в постели с книжкой сказок в руке.

– Еще не спишь? – улыбнулась Кристина.

– Ваша светлость! Я так надеялась, что вы зайдете. Специально открыла дверь.

– Так ты ждала меня?

Кристина подошла к постели и поставила рядом с ней чашку какао.

– Пожалуй, это тебе более необходимо, чем мне.

Мириам действительно выглядела больной – потускневшие белокурые локоны, синяки под глазами.

– Я молилась за вас, – сказала девочка. – Все дни, как только узнала.

Кристина погладила Мириам по голове:

– Спасибо тебе.

– Мне было так страшно, когда вы пропали. И так одиноко. Ведь вы одна со мной разговариваете.

– Наверное, потому, что еще помню, каково это – быть ребенком.

– Не только поэтому. Просто вы добрая. Я так скучала без вас!

– Я тоже скучала без тебя, – ответила Кристина и поцеловала девочку.

– Все вас жалели. Но я знала, что вам не было плохо, что вам там понравилось.

Кристина замерла.

– Ты никому об этом не говорила?

– Конечно, нет. Вы думаете, я глупая? Ну скажите же, я права? Там было хорошо?

– Да, – согласилась Кристина, и глаза ее засияли. – Это было прекрасно.

Какое счастье, что она наконец смогла признаться в этом вслух!

– Я знала, – вздохнула Мириам.

Кристина приложила палец к губам девочки:

– Наш с тобой секрет, договорились?

– Конечно, – просияла Мириам. – Может быть, однажды и мне повезет вырваться отсюда. Хотя бы на неделю.

Комок подкатил к горлу Кристины. Она узнавала сейчас саму себя в этой девочке!

– Однажды, – торжественно пообещала она, – этот прекрасный мужчина приедет и заберет нас с тобой к себе. Обеих.

– Правда? – с надеждой переспросила Мириам.

– Правда, – кивнула Кристина. – Я в это верю.

Она наклонилась, поцеловала девочку на прощание и быстро вышла.


Переодевшись в кружевную ночную сорочку, накинув сверху зеленый с золотом халат, Кристина вышла на террасу. Свежий ночной ветерок коснулся ее лица. Кристина вспомнила ту, другую ночь, которая так резко изменила все в ее жизни.

Перед глазами промелькнули заброшенная мельница, усыпанные полевыми цветами лужайки по берегам тихой речки, сверкнула зеленая гладь моря…

Голос Берти прервал сладостные воспоминания:

– Судьба снова свела нас, Кристина.

– Тише! – воскликнула Кристина, оборачиваясь. – Вы что, хотите, чтобы все услышали?

В комнате стоял полумрак. Горела одна-единственная свеча на столике возле постели.

Принц схватил Кристину, притянул к себе.

– Итак, дорогая, игры закончились. Я хочу знать правду. Это он? Лорд Уайклифф?

– Разве это возможно? Мне говорили, что вы убили его.

– Я тоже так думал. – Он нахмурился. – Я стрелял в него. Он должен был умереть.

– Тогда к чему все эти волнения? Успокойтесь.

– Успокоиться? Леди Старрингтон готова поклясться, что это был он! Но как это может быть? Если он действительно остался жив, он убьет меня. Он меня ненавидел.

– За что?

Принц задумчиво посмотрел на Кристину.

– А за что ты ненавидишь меня? Тебе-то что я сделал плохого?

– Да ты обращался со мной хуже, чем с последней шлюхой.

– А ты разве не шлюха? Всем известно, что ты ложишься в любую постель, по первому зову. Никому не отказываешь. Только мне. Смотри, как бы тебе об этом не пожалеть!

В его словах была доля истины. Кристина должна была это признать.

– Можешь утешиться. Есть на свете человек, которого я ненавижу больше, чем тебя. Это – я сама.

– Успокойся, – прошептал он. – Давай начнем все сначала. Давай. Забудем все, что было, и начнем сначала. Поцелуй меня. Иди ко мне.

– Королева абсолютно права, когда говорит, что ты – дурак!

– А если я прикажу тебе как твой будущий король?

– Тогда я стану таким же врагом короны, как твой лорд Уайклифф.

– Ты пожалеешь об этом. Пожалеешь, запомни!

Вне себя от ярости он покинул ее спальню.

Разговор вымотал Кристину. Все, чего ей сейчас хотелось, – это лечь и укрыться с головой. Успокоиться. Забыться.

Кристина сбросила халат, забралась под простыни и опустила тяжелый полог. Обессиленно откинулась на подушки, чувствуя, как начинает понемногу спадать напряжение.

Балконная дверь снова открылась. До нее долетел порыв свежего ветра. «Он все-таки вернулся, – подумала она. – Спасения нет».

Занавески дрогнули и приоткрылись. Посеребренный лунным светом, перед ней стоял Капитан…

14

Ночная сорочка соскользнула с плеча, обнажив грудь. Она машинально поправила ее.

– Можно войти? – спросил он. – Или вы принимаете только тех гостей, в чьих жилах течет королевская кровь?

Кристина невольно взглянула на дверь. Принц в любую минуту мог вернуться.

Капитан опустился перед нею на колени. У Кристины перехватило дыхание – настолько красив был этот мужчина.

Он зарылся пальцами в волосы Кристины, притянул к себе ее голову.

– Что скажете о нашем рандеву, герцогиня? Вы рады?

Кристина не ответила.

– Принц тоже заставляет вас пылать от страсти? Как он целует вас? Так же? – он коснулся губами волос Кристины.

Затянутая в перчатку рука легла на ее грудь. Другая скользнула за вырез ночной сорочки, резко потянула кружева, и они разорвались с легким треском. На мгновение грудь Кристины обнажилась, но ее тут же вновь накрыла сильная, уверенная рука.

Капитан сорвал с Кристины остатки сорочки, обнял ее за талию, скользнул ладонями по спине, плечам, по набухшим, напрягшимся соскам. Потом спустился к животу, к ее дрожащим от возбуждения бедрам. На секунду он оторвался, чтобы стащить с руки перчатку. Затем сильно, уверенно нырнул вглубь, ощущая ее жар, влагу, желание и готовность принять его.

Кристина негромко застонала и обхватила Капитана за шею. Их губы встретились…

С трудом оторвавшись от атласной кожи, он быстро разделся. Сапоги с глухим стуком упали на пол. Кристина увидела обнаженное мускулистое тело, восставшую, твердую как сталь плоть. Не в силах дольше терпеть, она со стоном откинулась на спину. Он лег сверху, жадно, жарко поцеловал Кристину в губы.

Затем развел ладонями бедра, поднял вверх ее ноги и вошел в нее одним сильным, безжалостным движением. Теряя контроль над собой, Кристина забилась в его объятиях.

Как он был хорош, как не похож на всех остальных мужчин, которых Кристине довелось узнать в своей жизни! Как глубоко он умел проникать в нее, заставляя забывать обо всем на свете, сгорать в пламени страсти!

Не прерывая движений, он спросил:

– Скажите, герцогиня, вы отдаетесь принцу с такой же страстью?

Охваченная любовной лихорадкой, Кристина простонала в ответ:

– У вас с Берти есть одно существенное различие.

– Какое же? – спросил Капитан, еще глубже погружаясь в Кристину.

– Вы знаете, как подойти к женщине и как в нее войти.

Он перестал двигаться, заглянул Кристине в глаза. Она дрожала от наслаждения. Капитан приподнял ее голову и громко, раздельно произнес:

– Ты моя, Кристина. И всегда будешь только моей.

Сердце ее сжалось от радости.

Он двигался к финишу сильными, резкими толчками.

– У… меня… никого больше… не будет… кроме тебя…

Он закрыл ей рот нежным поцелуем.

– Я уже отчаялась когда-нибудь вновь увидеть тебя, – прошептала Кристина. – Как ты мог бросить меня? Как?

– Считай, что хотел проверить тебя. Посмотреть, что ты станешь делать.

– Посмотреть, не выдам ли я тебя?

– Предположим.

– Кто ты?

Он коснулся губами ее шеи.

– А кем меня называет молва?

– Ричардом Уайклиффом.

Имя повисло в звенящей тишине.

– Мне помнится, лорд Уайклифф умер несколько лет тому назад.

– А кое-кто считает, что это не так. Что он жив. И вернулся, чтобы свести счеты с принцем.

– И если бы я оказался им?

– Тогда… Тогда я любила бы тебя еще сильнее.

Он приподнял голову и заглянул в глаза Кристины.

Она приложила ладонь к его губам. Капитан принялся нежно целовать ее пальцы, слегка покусывая.

– Так как же мне тебя теперь называть?

– Зови меня Ричардом, – сказал он после паузы.

– Ричард, – прошептала Кристина, пробуя на вкус его имя, – Ричард, Ричард, Ричард…

– Давненько никто меня не называл по имени.

– Я буду кричать это имя в минуты наслаждения. Буду шептать его в ночи. Ричард, Ричард, любовь моя…

15

На следующее утро Кристина объявила своим друзьям, что уезжает в Египет. Они пытались отговаривать. Кристина вносила в их жизнь аромат приключения, тайны, загадки.

– Не нужно меня отговаривать, – решительно сказала она друзьям. – Я заслужила свой отдых. Новые приключения? Думаю, что вы еще услышите о них. А в один прекрасный день я сяду за мемуары и уж там-то все распишу в мельчайших подробностях.

Но был человек, которого эти подробности интересовали прямо сейчас, интересовали стра-стно. Человеком этим был Оскар. Он даже вызвался проводить Кристину до Дувра в надежде по дороге выудить у нее все, что возможно.

После нескольких неудачных попыток он перешел к откровенному шантажу:

– Я знаю о тебе такие вещи, которые ты не хотела бы поведать ни одной живой душе.

– Не забывай, Оскар, – ответила Кристина. – Мне ведь тоже известны кое-какие твои секреты, не предназначенные для широкого обсуждения. Твоя склонность к мальчикам, например. Твоя любовь к ним, и при этом отнюдь не отцовская.

Оскар побледнел как полотно.

– Ты не сделаешь этого!

– Разумеется, я буду молчать – но только в обмен на твое молчание.

– Ты разбойница, Кристина.

Она рассмеялась. Знал бы он, как близко подошел в этот момент к правде!

Оскар настоял на том, чтобы проводить Кристину до каюты. Когда ее служанка Глэдис пошла присмотреть за багажом, он предпринял последнюю попытку.

– Я знаю, что ты что-то скрываешь от меня. Послушай, дорогая, не забывай о том, что и я был жертвой этого бандита. Едва не погиб от его руки.

– Я помню об этом.

– Помнишь и молчишь? Почему? Скажи, этот дикарь насиловал тебя? Если да, то расскажи, умоляю! Ведь мы с тобой друзья. Ты сама это много раз говорила.

– Ты – мой самый близкий друг, Оскар. Но поверь, мне нечего рассказывать.

– Не верю. Этого просто не может быть. Предупреждаю, дорогая, я все равно распутаю этот клубок до конца.

– У тебя буйное воображение, Оскар. На то ты и поэт. А теперь тебе, пожалуй, пора на берег. Иначе я буду вынуждена слушать тебя до самого Египта.

Кристина поцеловала его на прощание, проводила до трапа и постояла на палубе, пока не убедилась в том, что Оскар на самом деле ушел.

За несколько минут до последнего удара судового колокола, возвещающего об отплытии, из каюты герцогини Уинтербрук вышла служанка с двумя большими дорожными сумками. Стюард предложил ей свою помощь. Она поблагодарила его, но от помощи отказалась.

– Госпожа дала мне отпуск, – пояснила стюарду служанка, – и я смогу поехать на каникулы домой, во Францию. На все лето!

С этими словами она покинула судно и направилась в город. Здесь она некоторое время плутала по пустынным узким улочкам, пока не убедилась в том, что никто не идет по ее стопам. Вскоре навстречу ей показался всадник.

– За тобой никто не увязался? – спросил он, поравнявшись.

– Да кому нужна какая-то служанка? – спросила Кристина, откидывая со лба капюшон.

Капитан подхватил сумки, перекинул их через седло, помог Кристине взобраться на лошадь. Прежде чем пришпорить скакуна, он нежно провел пальцем по щеке Кристины.

– Ричард…

– Тс-с-с, – он приложил к ее губам палец. – Дай мне просто взглянуть на тебя. Я не верил, что доживу до сегодняшнего утра.

Он осторожно погладил ее волосы.

– А теперь пора, пока нас не обнаружили, – негромко сказал он, по-прежнему не сводя глаз с Кристины. – Мои люди ждут нас в лесу. С ними запасная лошадь – для тебя.

– Пусть она везет вещи, – предложила Кристина. – Я хочу остаться с тобой.

Он улыбнулся. Кристина покрепче обхватила его руками. Жеребец резво двинулся вперед.


Они лежали у подножия холма, в густой траве. Совсем рядом тихо журчала река. В тишине раздавалось веселое птичье пение. Кристина, положив голову ему на грудь, листала маленький англо-ирландский словарик.

Они отдыхали после восторженной встречи, которую устроили Кристине люди Капитана, явно обрадованные тем, что она снова с ними.

– Странный все-таки этот ирландский язык, – заметила Кристина. – И трудный. Я владею английским, французским, испанским, итальянским, но этот…

Она перевернула страницу.

– Вот! Удивительно точное определение для меня – «файран». Человек, покинувший свой дом в стремлении изменить всю свою жизнь.

Ричард протянул руку, взял у Кристины словарик и отшвырнул его в сторону.

– Хватит учиться. Урок окончен, – сказал он.

– Не обижай своих людей. Ведь они специально добыли для меня этот словарик. Они так добры ко мне.

– Да, ты сумела покорить их сердца, – согласился Ричард. – Ни одной женщине до тебя этого не удавалось.

– Может быть, я покорила их тем, что помогла разобраться в добытых драгоценностях.

– Ты покорила их тем, что покорила меня.

Он посмотрел на Кристину прищуренным глазом, и она улыбнулась в ответ.

– А я и в самом деле покорила тебя?

– Сомневаешься?

Он погладил волосы Кристины. Потом взял ее руку, поднес к губам и нежно поцеловал каждый пальчик – один за другим.

– Какое же это наслаждение – касаться друг друга, – сказал он, кладя ладонь Кристины на свое лицо. – Меня так редко гладили в детстве. Родителям вечно было не до меня, не до этих, как они говорили, нежностей.

Будем учиться этому заново. Вместе. Только предупреждаю – для этого потребуется долгое время. И практика.

Кристина посмотрела на него шалыми сияющими глазами.

– Я готова ласкать тебя бесконечно! Только скажи… с чего бы ты хотел начать?

– Пожалуй, с этого, – ответил Ричард, водя по своему лицу ладонью Кристины. – И с этого… и с этого…

Она принялась гладить его тело. Ричард отвечал ей негромким смехом.

Наконец Кристина добралась до брюк Ричарда, расстегнула их…

– А хочешь знать, какую часть твоего тела я люблю больше других? Ваш рот, герцогиня. Я обожаю ваш рот. Ведь именно из него исходят самые мудрые и нежные слова. Знаешь, ты – единственная женщина, с которой я могу говорить на равных.

– То же самое говорил мне Оскар, – откликнулась Кристина и припала губами к тугой плоти Ричарда.

Он слегка застонал.

– Но в отличие от Оскара, – заметил Ричард напряженным гортанным голосом, – я знаю за твоим ртом еще один талант. Я схожу с ума, когда ты касаешься им моего тела…

– А точнее? – озорно спросила его Кристина.

– Ты приводишь меня в экстаз, когда берешь в свой изумительный ротик… Но скажите, герцогиня, ваша матушка никогда не предупреждала вас о том, что не стоит класть в рот всякие странные вещи?

Прежде чем ответить, Кристина скользнула языком по набухшей, дрожащей от возбуждения плоти Ричарда. Вскоре Ричарду было уже не до разговоров. Его тело извивалось, рвалось навстречу Кристине.

Когда наступил финал, Кристина жадно приняла в себя все, до последней капли. Ричард затих.

– Боже, – простонал он, – как ты была прекрасна, Кристина!

Он открыл глаза и задумчиво посмотрел на нее.

– Теперь, когда ты с нами, что нам с тобой делать?

– Я уже подумала об этом. Тоби говорил мне, что та идея насчет поездов оказалась весьма удачной. Добыча была грандиозной.

– Идея действительно хорошая, но ты вела себя слишком непредсказуемо, хотя твоей смелостью я восхищаюсь ничуть не меньше, чем твоим ртом. Но твои трюки едва не привели нас всех к гибели.

Разговор так резко сменил направление, что Кристине потребовалась передышка. Она отошла к реке, наклонилась, сделала несколько глотков. Вода была кристально-чистой и холодной.

– Ты почти разоблачила себя, хотя я строго-настрого приказал, чтобы ты сидела тихо и ни во что не вмешивалась, – продолжал Ричард. – Я похитил тебя всего за неделю до этого. Думаешь, они не догадались бы, кто это был со мной?

– Но я же все уладила. Дала полиции фальшивые сведения. Сказала, что не знаю ни твоего имени, ни лица. Увела их как можно дальше от истины. Я надеялась, что ты поблагодаришь меня за это.

– А я разве не поблагодарил тебя?

– Тот машинист убил бы тебя. Я не могла сидеть и смотреть, как тебя убивают.

– Ты подвергла опасности свою жизнь и жизни моих людей.

– Да. Но спасла при этом твою.

Ричард посмотрел ей в глаза, протянул руку, приглашая прилечь рядом.

– Что же мне делать с тобой?

– У меня есть одна идея. На первый взгляд она может показаться сумасшедшей, но все же…

– Что за идея?

– Мы должны ограбить Берти.

Он обомлел.

– Да, ограбить самого принца Уэльского. Разумеется, в масках и гриме. Я могу сделать всех нас неузнаваемыми. Распорядок его жизни известен мне до деталей. Он никогда не меняет его. Поездка в Париж весной, возвращение домой в начале лета. Морские прогулки на яхте в Коу, курс лечения на водах в Хомбурге. Осенью – охота в Шотландии, Рождество у Сандриндхэмов в Норфолке. Каждый его уик-энд расписан на годы вперед, и я знаю это расписание. Живет он за счет друзей, потому что на развлечения его собственных средств недостаточно. С тех пор, как королева отлучила его от своего дома, он надел на себя маску обиженного прожигателя жизни и прожигает ее на деньги своих друзей.

Но дело не в деньгах. Сам факт – ограбить Берти, отнять у него пусть даже пустой кошелек – это было бы непередаваемо!

– Думаю, что можно будет как-нибудь попробовать, – сказал Ричард. – Идея мне нравится. Странно, что я сам не додумался до этого раньше.

– Вот как? В таком случае – дарю идею. С превеликим удовольствием.

– Да, идея хороша, – негромко повторил Ричард. – Только мы должны все точно рассчитать – так, чтобы при подготовке не упустить ни единой мелочи. Ведь это будет самое опасное предприятие, какое только можно себе представить!

Кристина уловила растущее возбуждение в его голосе и добавила:

– Значит, мы должны это сделать.

Он внимательно посмотрел на нее.

– Не уверен, что в данном случае подходит слово «мы».

– О нет, только не это! Ты не можешь оставить меня в стороне от этого дела. Ведь это же моя идея, в конце концов!

Кристина перевернулась на живот, встала на колени, посмотрела на Ричарда. В ярких лучах солнца его глаза казались серо-зелеными.

– Скажи, что разрешишь мне участвовать.

Он изучающе посмотрел на Кристину:

– А ты не испытываешь угрызений совести, зная, чем я занимаюсь? – Угрызений совести? Когда нужно очистить карманы Берти?

– Нет. Когда я граблю других людей.

– Если бы ты грабил бедных, это, наверное, вызвало бы у меня отвращение. Но, как я заметила, ты грабишь только тех, кто богат, кто все равно пустил бы эти деньги на ветер. Грабить бедняков и грабить богатых подонков – большая разница. Кроме того, я знаю, что ты грабишь их не ради собственной выгоды. Все, что у тебя есть, это хороший конь да пара крепких башмаков. Я уверена, что тобою движут благородные цели.

– Я уже предупреждал тебя – не нужно делать из меня благородного разбойника.

– Тогда скажи, куда на самом деле уходит награбленное?

– Мы… Мы отправляем добычу в Америку, продаем ее там, а на вырученные деньги покупаем оружие и отправляем его повстанцам. В Ирландию.

Кристина вспомнила рассказы своей матери о родителях лорда Уайклиффа.

– Так ты ирландец?

– Моя мать была ирландкой. А отец… – Он тяжело вздохнул. – Отец был английским графом. Он воевал там. Подавлял повстанцев.

– Понятно. А теперь ты помогаешь повстанцам на деньги, которые отнимаешь у земляков своего отца. По-моему, очень благородно.

Ричард потупился:

– Я не Робин Гуд.

– Не вижу разницы. Робин Гуд тоже отбирал деньги у богатых, чтобы отдать их бедным.

– Уверяю тебя, мои мотивы отнюдь не настолько альтруистичны.

– А каковы же тогда они, твои мотивы? Ты собирался разрушить свой образ романтического разбойника, но тебе это не удалось. И если ты хотел оттолкнуть меня от своих дел, то у тебя это тоже не вышло.

– Боюсь, что если ты узнаешь всю правду, то захочешь немедленно вернуться к себе, на Сент-Джеймс-сквер. А я не хочу терять тебя.

– Ты никогда не потеряешь меня, – сказала Кристина, – я согласна, что бываю непредсказуемой, и это может повредить делу. Но обещаю быть предельно осторожной. Поверь мне.

– Я должен тебя испытать, – медленно сказал Ричард. – Понять, насколько могу положиться на тебя.

– Ты можешь положиться на меня полностью.

Он погладил ее.

– Посмотрим.

Какое-то время они молчали. Затем Кристина не удержалась, наклонилась и поцеловала Ричарда.

– Моя мать помнит тебя. Рассказывала, каким ты был – буйным и красивым. Как волочился за девушками. Она говорила также, что вы были друзьями с Берти.

Кристина вновь почувствовала, как замкнулся Ричард.

– Да, когда-то мы были с ним лучшими друзьями.

– Он должен был сотворить нечто ужасное, чтобы ты так возненавидел его.

– Есть вещи, о которых мужчине очень трудно вспоминать.

– Даже если его просит об этом женщина, которую он любит?

– Даже.

Кристина почувствовала себя задетой, но сумела справиться с обидой.

– Хорошо, разбойник, – пожала плечами Кристина. – Оставим этот разговор. Ты хотел испытать меня? Начнем прямо сейчас. У меня есть еще одна идея. Она может принести не только кучу денег, но и доставить удовольствие.

Ричард обнял Кристину, осторожно повалил ее в траву, придавив тяжестью своего тела.

– У меня тоже есть одна идея, герцогиня…

16

Мальчики в заведении мадам Синьоре постоянно менялись – лорд Малвертон любил разнообразие. Мадам сама подыскивала их и приводила сюда, чтобы лорд мог выбрать и увести своего избранника в специально оборудованный номер.

Сегодня мадам Синьоре предложила две кандидатуры. Один – совсем юный, с соломенными волосами и слегка вихляющим задом. Второй – постарше, в плаще, тоже весьма привлекательный. На его нежном лице выделялись большие изумрудно-зеленые глаза.

Выбор оказался делом непростым. Взгляд зеленоглазого казался призывным и многообещающим, но в то же время рот второго был таким привлекательным…

Сам лорд Малвертон был невысоким толстяком лет пятидесяти, с розовыми пухлыми щеками, седыми волосами и огромными бакенбардами – такими длинными, что они едва не сходились на его жирном подбородке. В свете лорд Малвертон был давно известен и как любитель мальчиков, и как близкий друг принца.

Он выбрал того, что постарше. Кивком головы приказал ему следовать за собой и начал подниматься по ступенькам. Он был уже возле двери своего номера, когда произошло нечто совершенно необычное, повергшее в изумление не только лорда Малвертона, но и саму мадам Синьоре.

Второй парень молнией взлетел по лестнице и вцепился в рукав лорда.

– Не берите его! – прокричал он ломким голосом, в котором явно слышался акцент жителя окраины. – Он не даст вам того, что могу дать я!

Граф величественно развернул свою тушу и уставился на нарушителя спокойствия. Мадам ринулась наверх, распространяя вокруг себя густой аромат французских духов, и схватила паренька за плечи.

– Как ты посмел, маленький мерзавец? Сейчас ты вылетишь у меня, как пробка из бутылки!

Мадам вцепилась в руку паренька, но он сумел вырваться и приблизиться к графу.

– Может быть, вас заинтересует… – и он зашептал что-то быстро и нервно.

На лице лорда Малвертона появилось удивление. Затем – неподдельный интерес. Очевидно, паренек предложил графу на самом деле нечто весьма пикантное и необычное. Лорд Малвертон еще немного подумал, затем надул свои и без того жирные щеки:

– Пожалуй, я и в самом деле возьму второго.

Победитель дернул за рукав лорда:

– Может, вы дадите ему сколько-нибудь, ваша милость? Все-таки он так надеялся… Представляю, какой это для него удар – лишиться вашей благосклонности!

– Какого черта? – раздраженно пробормотал граф, но все же вытащил из кармана монету и швырнул ее первому парню. Тот ловко поймал ее и скатился вниз по лестнице.

– Прошу прощения, милорд, – сказала мадам Синьоре. – Такого в моем заведении еще не бывало. Полагаю, что этот маленький негодяй должен быть наказан.

– Не торопитесь, – ответил граф. – Может быть, он сумеет искупить свою вину, когда мы останемся с ним наедине.

Паренек показал мадам язык и вприпрыжку стал подниматься по ступенькам следом за графом.

Кристина не была здесь ни разу, но знала про это заведение давно. О нем ей рассказал Оскар. Он же поведал ей и об интимных привычках лорда Малвертона.

Кристина засунула ладони в задние карманы брюк и прошлась по комнате, осматриваясь по сторонам.

– Неплохая берлога у вас, ваша милость, – заметила она, произнося слова с сильным акцентом.

– Что? – рассеянно переспросил граф, поглощенный изучением фигуры своего будущего любовника. – Да, это моя комната, если ты об этом говоришь.

– Позвольте мне раздеть вас, милорд.

И Кристина принялась медленно расстегивать пуговицы на одежде графа.

– Интересный ты парень, – заметил граф. – Ужасно похож на девчонку.

– Ну, если и похож, так не во всем, – ответила Кристина. – И вы вскоре в этом сами убедитесь!

Раздевать толстяка было делом непростым. Лорд Малвертон был таким же обжорой, как и его лучший друг, Берти, и эта страсть не могла не отразиться на его фигуре.

Вскоре лорд Малвертон стоял перед Кристиной во всей красе – абсолютно голый, невероятно жирный, с дряблой кожей, густо заросшей волосами. Кристина бросила осторожный взгляд на дверь. Тишина… Вот ситуация-то! Почему-то Капитана все еще нет. Надо продолжать игру дальше. Тем более что предмет ее ухаживаний уже был готов к решительным действиям.

– На колени, приятель, – скомандовал граф.

Кристина медленно опустилась на колени, увидела приближающееся к лицу орудие лорда Малвертона и невольно отшатнулась.

– Хочешь сказать, что под хвостом у тебя слаще, чем под клювом? – спросил граф. – Ну давай покажи. Только помни, что я плачу настоящие деньги только за настоящую работу!

– Тогда не будем терять время.

В голосе парня прозвучали тревожные нотки, но лорд Малвертон не расслышал их – он уже был охвачен любовной горячкой.

Кристина взяла графа за руку и повела его к постели. Сгорающий от любви Малвертон просунул свою вялую ладонь между бедер Кристины, шевельнул там пальцами и вдруг заревел как белуга:

– Эй, но у тебя же там ничего нет! Ты что…

И тут отворилась дверь. В комнату заглянул мужчина – веснушчатый, высокий шатен в помятом костюме и котелке. Он осмотрелся и виновато сказал:

– Прошу прощения! Я, кажется, ошибся дверью!

Лицо Малвертона перекосилось от гнева.

– Проваливай отсюда, да поживее, черт тебя раздери! – прорычал он.

– В присутствии женщины могли бы выбирать выражения и повежливее, милорд, – заметил пришелец низким звучным голосом.

Потом он помог подняться… парню. Нет! Теперь было ясно, что это вовсе не парень, а юная девушка.

Затем незнакомец вытащил пистолет и приставил ствол к виску графа.

– Вы – Брайтонский Бандит, я угадал? – залепетал граф.

Капитан отвесил шутовской поклон.

– К вашим услугам.

– А это… это…

– Леди? – помогла ему Кристина, все еще задыхаясь от пережитого волнения.

– Кто ты, ведьма? Признавайся!

Бандит немедленно схватил Малвертона за горло своими стальными пальцами.

– Я уже предупреждал вас, чтобы вы были повежливее с леди.

Кристина подошла к платяному шкафу, порылась в нем и достала пару шелковых чулок. Один из них она свернула клубком и засунула, словно кляп, в рот Малвертона. Вторым крепко связала руки графа за спиной. Снова порылась в шкафу и выудила еще одну пару. Капитан взял у нее чулки и привязал ими ноги Малвертона к стулу.

Кристина тем временем очистила карманы графа, сложила деньги и драгоценности в бархатную сумочку, протянула ее Капитану.

– Благодарю за ваш вклад, милорд, – сказал Ричард, – я сохраню в глубине сердца воспоминания о сегодняшнем незабываемом вечере.

Он положил добычу в карман, подошел к двери и осторожно высунул в коридор голову. Кристина пошла к выходу, не забыв отсалютовать по дороге графу, сидевшему на стуле, словно гигантская жирная лягушка.

Вместе с Ричардом они не спеша прошли через холл и оказались на улице.

Спустя час они уже неслись галопом по загородной дороге, удаляясь от Лондона. Неожиданно Ричард нагнал Кристину, перехватил ее поводья. Люди, страховавшие их в городе, промчались мимо и исчезли в ночи.

– Пусть едут, – сказал Ричард тоном, от которого по спине Кристины пробежали мурашки.

Он потянул поводья и вместе с Кристиной свернул в лесную чащу…

17

Спустя пару дней Бобби принес в лагерь лондонские газеты. Кристина была вне себя от гнева, обнаружив, что о ее проделке с лордом Малвертоном не сказано в них ни слова.

Капитан озорно взглянул на нее.

– В глубине души ты надеялась, что Малвертон замнет это дело, не так ли?

– Так-то оно так, да уж очень обидно! Если бы газетчики узнали о ней, они непременно дали бы приз за оригинальность.

– Тягу к популярности ты, похоже, всосала с молоком матери, – улыбнулся он.


Оставив вещи на втором этаже мельницы, Кристина окончательно перебралась в шалаш Капитана, который он поставил на берегу реки. Здесь она засыпала счастливой в объятиях Капитана и такой же счастливой просыпалась, когда лучи утреннего солнца пробивались сквозь умытую листву.

Их отношения приняли ровный, надежный характер, и молодые любовники жадно наслаждались каждой минутой, проведенной вместе.

– Что дальше? – спросила Кристина, откладывая в сторону газеты и вытягиваясь на своей травяной постели.

– Я думаю, нам следует совершить несколько вылазок. Самых простых, незатейливых. Просто чтобы приобщить тебя к делу. Пусть это станет первым этапом подготовки к главному делу – тому, что связано с принцем.

– Одним словом, устроим репетицию?

– Точно. Я надеюсь, ты будешь хорошей девочкой.

– Я буду лучшей девочкой в твоей жизни, разбойник, – пообещала Кристина. – Только знаешь, я не хочу больше одеваться мальчиком. У меня есть одна идея насчет костюма. К тому же в моем багаже есть все необходимое, чтобы сделать этот костюм. Дело только во времени.

– Заранее обо всем подумала, да? Скажи, ты начала разрабатывать свои планы в ту самую минуту, когда увидела меня в Норфолке стоящим возле твоей кровати?

– Нет, любимый. В тот момент у меня были совсем другие планы.

– Назови меня по имени – так, как ты делаешь это ночью.

– Ричард, – прошептала Кристина.

– Когда ты произносишь мое имя своим сексуальным шепотом, меня всякий раз охватывает желание.

Он потянулся губами к ее губам. Но Кристина легонько уклонилась.

– Мне кажется, пора браться за работу, – сказала она.

– Пора так пора, – он в последний раз коснулся губами ее губ и с явной неохотой оторвался от них. – Тогда занимайся своим костюмом. Кстати, могу я узнать, что он будет из себя представлять?

– Нет. Пусть это пока будет тайной.

– Ну-ну. Значит, надо ждать сюрприза. Кстати, Файран… Ты выбрала себе это имя… Но помнишь, что оно означает? Это тот, кто покинул свой дом в гневе и вышел мстить.

– Я именно так и поступаю, разве нет?


Погода испортилась. Унылые серые дни с густыми туманами и затяжными дождями вынуждали томиться бездельем и ждать.

Кристина целыми днями сидела наверху, за шитьем, а Капитан, накрывшись парусиной, размышлял о чем-то в своем шалаше.

Люди Капитана изнывали от скуки. Кристина научила их играть в баккара, но даже эта увлекательная карточная игра не спасала, и они часами смотрели в серое небо, гадая, скоро ли придет конец ливням.

Конец им пришел на четвертый день, когда сквозь тучи наконец пробилось солнце.

В ту же ночь Капитан решил предпринять первый выезд с Кристиной. Когда она спустилась вниз в новом костюме, все ахнули.

Он был сшит из легкой шерсти глубокого винно-красного цвета. Костюм такого цвета могли носить только члены королевской семьи.

Приталенный жакет, широкая, с разрезами юбка, черные кружева на воротнике и рукавах, маленькие черные погоны на плечах. На ногах красовались черные сапоги со стальными пряжками, выставленные напоказ из-под нарочито короткого подола. Костюм облегал фигуру Кристины словно кожа, эффектно подчеркивая ее высокую грудь и крутые бедра.

Белокурые локоны Кристина спрятала под огненно-рыжим париком, поверх которого натянула шапочку с пером, залихватски заломленную на правый глаз. Сами же глаза смотрели сквозь прорези красной маски, прикрывающей лицо.

– Святые небеса! – воскликнул ошеломленный Бобби.

– Дева Мария! – вздохнул Тоби.


В течение недели они совершили несколько вылазок. Грабили поезда, останавливали кареты на загородных дорогах, совершили налет на богатеньких студентов из Оксфорда, решивших покататься на своих роскошных яхтах. Во время этих вылазок Кристина понемногу вживалась в новую для себя роль. Одновременно шла подготовка к ограблению принца.

Появление Кристины в шайке знаменитого Брайтонского Бандита не осталось незамеченным. Вскоре все лондонские газеты стали писать о ней на своих первых полосах.

«Таймс» называла ее невестой бандита, а «Сосайети» поместила большой фельетон под названием «Прекрасная Разбойница».

Кристина с некоторым страхом читала в газетах о своих подвигах. Высказывались также бесконечные догадки о том, кем на самом деле может оказаться подруга бандита. Разумеется, ни одна статья не обходилась и без красочного описания ее костюма. Все газеты сходились на том, что с ее появлением ограбления Брайтонского Бандита стали более дерзкими.

– Похоже, что тебе теперь не обойтись без меня, – заметила Капитану Кристина, прочитав очередную статью.

– Похоже, – согласился он.

Стоял ясный, жаркий полдень. Они сидели на берегу реки и лениво бросали в волны фиолетовые головки сорванных полевых колокольчиков. Было тихо. Только пение птиц доносилось из темной глубины согретого солнцем леса да негромко журчала вода.

– Помнишь те книжки, что ты давал мне читать? – спросила Кристина. – Где ты их купил?

– В Америке.

– Ты долго там был?

– Года четыре. Или пять. Достаточно, чтобы кое-что понять.

– Тоби говорил, что у тебя было судно и ты был на нем капитаном. Куда ты плавал – в Ирландию?

– Да. Давно это было.

– Тебе нравится Америка?

– Очень. Особенно Запад.

Она промолчала, ожидая, что он сам продолжит. Он действительно продолжил. Рассказал о своих путешествиях через прерии и горные долины; о первопроходцах, которые всю жизнь положили на то, чтобы сделать своим домом этот суровый и прекрасный край; о людях, с которыми свела его судьба, – решительных и смелых.

– Это мой мир, – добавил он, закончив блуждать в глубинах воспоминаний. – Мир, в котором торжествует свобода. Мир, в котором не спрашивают о том, кто ты и откуда пришел. Там нет ни титулов, ни зависти. Это мир, в котором человека ценят по его делам, а не по его происхождению.

Он говорил так образно и ярко, что Кристина, казалось, видела Америку своими глазами.

Она взяла его руку, прикоснулась к кольцу на мизинце. Старинное золотое кольцо. Ирландское – это видно по стилю.

– Ты всегда носишь его, – сказала она. – Не снимаешь даже на ночь. Я всегда чувствую его, когда ты ласкаешь меня. Откуда у тебя это кольцо?

Ричард сорвал несколько колокольчиков.

– Это женское кольцо, – продолжила Кристина. – Не боишься, что я буду ревновать?

– Не говори ерунды.

– Это не ерунда. Мне очень хочется знать – кто эта женщина, чье имя ты так тщательно скрываешь.

– Имя не имеет значения. Это очень давняя история, и она вряд ли может быть тебе интересна.

– Мне интересно все, что связано с тобой. Разве ты этого не знаешь?

Он кинул сорванные колокольчики в воду и проследил их путь по течению.

– Знаю. Думаю, что знаю.

Кристина посмотрела в голубое безоблачное небо.

– Мы поженимся – ты и я, – неожиданно сказала она. – Мы придумаем, как лучше рассказать обо всем королеве, чтобы ее женское сердце смягчилось и она простила тебя. Это будет не слишком трудно сделать, ведь она ненавидит Берти. А затем ты займешь в моем доме место покойного герцога и сам станешь герцогом. Такие случаи уже бывали.

– Хочешь, чтобы я унаследовал титул, как твой отец?

– Не совсем так. Ведь отец был никем, когда женился на моей матери. Я не собираюсь бросать тебе этот титул как подачку, в отличие от нее. Да и сама я стала герцогиней только в отместку ей.

– Но при этом все же хочешь сделать меня герцогом.

– А что мне самой делать с герцогским титулом? Я с удовольствием стала бы графиней. Графиня Уайклифф. Неплохо звучит, клянусь! Я согласна на понижение в титуле, лишь бы всегда быть с тобой.

– Есть старая ирландская поговорка: «Хочешь, чтобы тебя хвалили, – умри, хочешь, чтобы тебя пилили, – женись».

– Похоже, у ирландцев есть поговорки на все случаи жизни.

– И чем же мы будем заниматься? Объезжать поля, разводить свиней? Ездить в гости к соседям?

– Милый мой! Мы будем путешествовать по всему миру. Я еще не видела и половины его. Поедем в Америку для начала. Ты покажешь мне свой любимый Запад. Я ужасно хочу посмотреть на ковбоев и на девчонок из салуна. И если Дикий Запад на самом деле такой, как ты рассказываешь, может быть, я найду там саму себя.

– Ковбоев хочешь посмотреть, значит? – спросил он.

– И их тоже. А еще хочу увидеть тебя в мексиканском сомбреро и штанах с бахромой.

– Я вижу, ты внимательно прочитала мои книжки, – рассмеялся Ричард.

– От корки до корки. Было бы их больше, я бы все прочитала. Увлекательное чтиво. Увлекательнее, чем те романы, что я читала прежде.

– Ну так как?

– Что?

– Мы поженимся? Однажды я вышла замуж, чтобы досадить родителям, второй раз – ради титула. Пора бы выйти замуж и по любви.

– Мы никогда не поженимся, – тихо сказал он, и слова его прошелестели, как дуновение ветерка.

– Почему? – ахнула Кристина.

– Постарайся понять. Я недостоин любви. Особенно – чистой любви.

– Я не верю, Ричард. Ты же любишь меня, я вижу это, знаю.

Кристина видела, как мучительно он подбирает слова.

– Чем больше я думаю о нашей близости, тем больше она начинает пугать меня, – сказал он наконец. – В своей жизни я принес много зла женщинам. Причинить зло еще тебе… Это слишком, даже для моего каменного сердца.

– Глупости, Ричард. У тебя что, есть где-нибудь законная жена? Это может быть единственной преградой.

На его лице появилась тень улыбки.

– Нет, любимая. У меня нет жены – покинутой, с разбитым сердцем и кучей детей.

Кристина долго молчала, собираясь с духом.

– А у меня никогда не будет детей. Герцог женился на мне именно ради этого. Ему было за семьдесят, его жена умерла, не оставив ему наследника, и он надеялся получить его от меня. Если бы знала, то никогда не пошла бы на этот брак. Он ничего не сказал мне до самой свадьбы. А в брачную ночь лег в мою постель и попытался сделать все, чтобы у нас родился ребенок. Тогда-то он мне все и объяснил. Мне хотелось завыть от горя. Когда я сказала герцогу всю правду, у него было такое лицо… Я предложила герцогу аннулировать наш брак, но он оказался джентльменом и не согласился. Он был человеком слова, и если давал его, то навсегда. Герцог сказал, что моей обязанностью будет сопровождать его во время выездов в свет, а в остальном я могу чувствовать себя совершенно свободной… И еще он сказал, что гордится мною… Я готова была сгореть от стыда! Мне было бесконечно жаль этого несчастного больного старика. Ведь я разрушила его последнюю в жизни надежду – надежду иметь наследника.

– И тогда ты…

– Пустилась во все тяжкие. Именно тогда, с горя. Только это не приносило мне облегчения. Я могла делать что угодно, и никто не смел ничего сказать мне – я же была герцогиней. Наступил день, когда я заглянула в мудрые глаза Уинтербрука и поняла, какая же я на самом деле распущенная дрянь. А скоро, совсем скоро, в мою жизнь вмешался Берти. Это и довело старого герцога до могилы.

Она нервно выдернула пучок травы, повертела его в пальцах и отшвырнула прочь.

– Ну вот, теперь ты все знаешь.

– А почему у тебя не может быть детей?

Кристина знала, что он спросит об этом. Сердце Кристины болезненно сжалось.

– Давай не будем сейчас об этом.

Она смущенно спрятала лицо на широкой груди Ричарда. В тишине было слышно, как шелестят листья в кронах деревьев.

– Мне не нужно ребенка от тебя, – сказал он. – И свадьбы. И этого проклятого титула. Просто будь со мной столько, сколько сможешь.

– Но как долго, Ричард? Как долго это может продолжаться?

– Я – преступник, которого ловит полиция, Кристина. Это будет продолжаться, покуда меня не схватят.

18

– Что вы имеете в виду? – спросила она, прерывая свой урок ирландского, во время которого Тоби, Бобби и Майкл выступали в роли наставников. Кристина давно уже исподволь занималась ирландским, мечтая в один прекрасный день поразить Ричарда своими познаниями.

– Он повеселел, – попытался объяснить ей Бобби. – Рискну сказать, что до вашего появления он совсем счастья в жизни не знал. Жил как крот – по уши в своих делах.

– Но в ту ночь в Грин-парке он вовсе не показался мне хмурым кротом, – возразила Кристина.

– Само собой, – парировал Бобби. – Наш Капитан не из тех, у кого все на виду. Ни за что не догадаешься, что это дело ему в тягость.

– Бобби хотел сказать, – вступил Тоби, – что мы знаем Капитана много лет, но никогда не видели его счастливым. До последних дней.

– Одним словом, вы хотите сказать, что это я делаю его счастливым? – улыбнулась Кристина.

– Уж во всяком случае, не наши унылые рожи.

* * *

Об этом разговоре Кристина невольно вспомнила через несколько дней. В тот вечер Капитан вошел в комнату, уселся на стул, задрал по-американски ноги на стол и уставился на Кристину, сидевшую напротив с чашкой чая в руке.

– Ну? – не выдержала она. – И что все это значит?

– Хочешь как следует развлечься? – спросил он.

Кристина моментально выпрямилась на своем стуле.

– Мы едем на дело, Берти, да?

– Точно. Но сначала повеселимся на маскараде.

Кристина подозрительно покосилась на него.

– Что-то я не пойму, о чем ты толкуешь. Ну-ка рассказывай все, да поскорее!

– Кавендиши проводят свой ежегодный маскарад тридцатого июня. Правильно?

– Конечно. Это всему Лондону известно.

– А правда ли, что принц Уэльский является почетным гостем и непременно появляется на всех маскарадах у Кавендишей?

– Правда.

– А не знаешь ли ты, в какое время он приезжает?

– Поздно. Не раньше одиннадцати. Он считает для себя необходимым приехать последним. Полагает, что это делает его появление более торжественным.

– А что, если он приедет пораньше, часов, скажем, в десять?

– Боюсь, что графиня и ее гости будут крайне удивлены.

– И последний вопрос – принц надевает маскарадный костюм?

– Никогда. Он всегда появляется только в собственном обличье. Но при этом очень любит угадывать, кто спрятался под той или другой маской. А почему ты об этом спрашиваешь?

– Потому что я хочу, чтобы ты загримировала меня под принца.

Кристине потребовалось несколько секунд, чтобы осознать услышанное.

– Под принца?

– Да. Но так, чтобы сама королева Виктория не сумела распознать подделку. Сумеешь?

– Думаю, что сумею. Ну и отчаянный же ты человек!

– Перестань хвалить меня и скажи лучше, что ты об этом думаешь, – усмехнулся Ричард.

– Это чертовски опасно. Ведь тебе нужно будет не только внешне выглядеть как принц. Ты должен будешь говорить, как он, двигаться, как он… Одним словом, тебе придется самому стать на время принцем. Одна маленькая ошибка, и страшно подумать, чем все это кончится!

Ричард состроил гримасу, сразу став похожим на Берти, и заговорил противным тоном принца:

– Что? На ужин нет лобстера? Проклятие! Куда же катится наш пропащий мир?

– Неплохо, – похвалила Кристина. – Хорошо бы еще слегка покашливать.

– Тогда, ты думаешь, мне удастся их одурачить?

– Возможно. Я буду заниматься с тобой день и ночь. Ты должен будешь запомнить, к кому принц относится с симпатией, а кого ненавидит. Кстати, как давно ты не был в лондонском свете?

– Лет пять, не меньше. А до этого жил в Ирландии.

– Пять лет. Много за это время воды утекло. Появились новые люди, о которых ты даже не слышал…

– Я думал об этом. Но это не так уж и важно.

– Возможно, ты прав. Тем более все там будут в масках. И еще хорошо, что не будет собак, которые могли бы учуять чужой запах. Они бы могли испортить все дело.

– Я буду притворяться, что не всегда могу распознать, кто скрывается под той или другой маской. К тому же я хорошо помню манеры принца. Он всегда любил волочиться за хорошенькими женщинами, мало обращая внимания на остальных. За пять лет его стиль поведения вряд ли мог измениться.

– Дa, – задумчиво протянула Кристина. – Его манеры ничуть не изменились.

– Итак?

– Дьявольски опасная игра.

– И поэтому…

– И поэтому мы сыграем в нее!

Кристина всмотрелась в лицо Ричарда – красивое, прекрасное лицо, которое ей предстояло превратить в отвратительную физиономию Берти.

– А ты не слишком станешь волноваться, возвращаясь в свет после стольких лет отсутствия?

– Волноваться? Нет. Появление среди этих людей в обличье принца кажется мне просто приятным приключением.

– Может быть, ты и прав. Во всяком случае, я тебя понимаю.

– И вообще, аристократия в Англии обречена на вымирание.

– Обречена?

– Да. Так же, как индейцы в Америке. И знаешь, что станет причиной их гибели? Железные дороги. Это раньше аристократы повсюду разъезжали в своих каретах. Каждый в своей – и никогда не соприкасались с простолюдинами. Когда появились железные дороги, то поначалу казалось, что они не разрушат этот вековой барьер. Тогда каждый мальчишка-аристократ мог нанять для себя отдельный вагон, чтобы не смешиваться с толпой. Но сейчас все классы перемешались и получили одинаковый доступ к так называемым «прелестям прогресса».

– А ты в свою очередь превратил их – я имею в виду железные дороги – в орудие своей мести.

– Верно.

– Грустная история.

– Почему?

– Сама не знаю. Может быть, потому, что все это касается людей, которых я знаю. Моей семьи, моих друзей. У меня такое чувство, что я живу среди мертвецов. Или, что еще хуже, что я сама – такой же мертвец.

– Давай-ка вернемся к Кавендишам. Ты только вспомни, о чем говорят на этих балах и маскарадах. Ни слова живого, ни единой мысли! Все – продажные, жадные, безнравственные твари. Ты говоришь, что была одной из них. Из тех, кто по субботам ходит в церковь, чтобы спокойно грешить все остальное время. Подумай-ка хорошенько, Кристина, и ответь мне – хотела бы ты оставаться среди них до конца жизни?

– Но ведь это и твой круг, Ричард.

– Только отчасти. Да, я не противник Англии, ведь и в моих жилах течет английская кровь. Я только против того, что эти аристократы делают со страной. Ты с твоим умом – редкое исключение на их фоне.

– Что ты подразумеваешь под умом? – спросила Кристина.

– Умение услышать чужое мнение и научиться чему-то.

Они помолчали. Еще никогда Ричард не говорил так серьезно и так многословно.

– Хорошо, – наконец сказала Кристина. – Я постараюсь подготовить тебя к вечеру у Кавендишей. И давай займемся этим уже сейчас. Нужно будет послать Бобби в Лондон за гримом и прочим. Я же не волшебница, а всего лишь одна из презираемых тобой аристократок. Я не смогу сотворить чудо из ничего, – лукаво закончила она.


Маскарад был в полном разгаре. Сияли тысячи свечей, негромко звучала музыка. Бальный зал был заполнен ярко одетой, лениво перемещающейся из угла в угол публикой. Наибольшее оживление царило внизу, где слуги, одетые в ливреи, встречали прибывающих гостей.

Кристина вдохнула знакомый аромат роз – Кавендиши всегда гордились своими розами – и от этого запаха почувствовала неожиданное возбуждение.

На ней было кремовое бархатное платье без рукавов, украшенное нашитыми бриллиантами и мелкими алмазными блестками, переливающимися при свете свечей.

Локоны она прикрыла белым, высоко зачесанным париком, тоже украшенным бриллиантами. На лице – кремовая, в тон платью, маска.

Появление Кристины произвело впечатление на всех присутствующих. Такого эффектного наряда не было ни на одной из дам. Ее платье сочетало в себе романтический стиль с элегантностью. В нем она казалась скорее француженкой, чем англичанкой, чего, собственно, и добивалась.

Музыка звучала достаточно тихо, чтобы гости могли разговаривать, но в то же время достаточно явственно, чтобы под нее можно было танцевать. Проходя по залу, Кристина прислушивалась к разговорам.

Капитан был прав. Обсуждалась все та же обычная чепуха: погода, туалеты, последние светские сплетни. И все это с таким серьезным видом, словно речь шла о жизненно важных вещах.

И хотя Кристина выросла среди этих разговоров, сейчас ей казалось, что она смотрит какую-то абсурдную пьесу.

«А ведь Ричард прав, – снова подумала она. – Я теперь понимаю, почему они всегда так тянулись ко мне. Я была не похожа на них, и эта непохожесть притягивала их внимание, развлекала. Но никто из них так по-настоящему и не понял меня».

Теперь Кристина точно знала, что, как бы ни сложилась ее судьба, она никогда не вернется в этот круг.


Время было рассчитано точно. Когда часы начали бить десять, зазвучали фанфары, и дворецкий торжественно провозгласил: «Его королевское высочество принц Уэльский!»

Изумленный вздох прокатился по залу. Никогда еще принц не приезжал в столь ранний час! Гости принялись суетливо поправлять костюмы и маски.

Появился принц.

Кристина осмотрела вошедшего внимательнее, чем кто-либо. Безукоризненная работа! Ни один человек не узнает в нем Ричарда Уайклиффа. Она свое дело сделала. Теперь слово за ним.

19

Капитан не глядя сунул свою шляпу дворецкому, но оставил на руках белые перчатки. Так и было задумано. Руки могли выдать его, так как были слишком красивы и не имели ничего общего с руками Берти.

Паника, охватившая всех в связи с неожиданным приездом принца, улеглась и сменилась громкими славословиями в его честь. Капитан вел свою роль просто превосходно. Недаром они с Кристиной провели столько времени за репетициями. Шел он важно, неторопливо, лениво приветствуя своих раболепных подданных. Что и говорить, он прекрасно усвоил все манеры Берти. Кристина наблюдала за ним с законной гордостью. Нет, честное слово, сам Берти не смог бы сыграть себя так убедительно, как делал это сейчас Капитан.

Остановившись, он громогласно потребовал стакан вина. Какой-то молодой человек в костюме рыцаря Ланселота бросился со всех ног исполнять высочайшее повеление. Принесли вино. Принц высоко поднял серебряный кубок, величественно осмотрелся, пожелал всем здравствовать и выпил.

Кристина не могла отвести от него глаз, но тут перед нею возник юноша в костюме пажа, чтобы пригласить на танец прекрасную незнакомку.

– На балу только о вас и говорят, – сказал юноша. – Как о Золушке. Гадают, кто вы на самом деле и чье лицо скрывается под этой маской.

– В таком случае зовите меня просто Золушка, – прошептала она своему кавалеру.

– А могу ли я рассчитывать на ваше признание? – спросил юноша и крепче обнял Кристину за талию. – Я сохраню вашу тайну и буду нем, как могила.

Он придвинулся еще ближе. «Слишком близко», – решила Кристина. Она уперлась в грудь юноши своим пальчиком, затянутым в кремовую перчатку.

– Боюсь, что не смогу исполнить ваше желание, – с этими словами она оставила озадаченного юношу.

Однако через минуту Кристина уже оказалась в объятиях следующего кавалера. Затем еще одного и еще одного. Партнеры менялись один за другим: молодые, постарше и совсем пожилые.

Одних она узнавала по голосу, других – по запаху, третьих – по драгоценностям. От лорда Дартона, например, как всегда, пахло лимоном, а сэр Роджер шепелявил. Партнеры по танцам менялись, но неизменными были комплименты, стремление понравиться, завоевать, затащить в свою постель.

Сердце Кристины тревожно подпрыгнуло, когда она увидела Оскара. Он пробирался через толпу танцующих с заносчивым видом, одетый в странный костюм – пародию на древнегреческую тогу. Оскар так хорошо знал ее, что, пожалуй, был единственным, кто мог разгадать тайну кремовой маски.

К счастью, кто-то остановил Оскара и поинтересовался, что он думает о последней выставке картин. Оскар незамедлительно оседлал своего любимого конька. О живописи он мог говорить часами.

Кристина поспешила отойти подальше и оказалась среди небольшой группы гостей, в центре которой находилась… ее мать.

На ней был костюм Дездемоны, который когда-то придумала Кристина. На лице – маска. Но не узнать ее было невозможно – настолько узнаваемо звучал голос знаменитой актрисы.

– Нет, вы, должно быть, шутите! – воскликнула одна из дам. – Как вам только в голову пришла такая идея?

– А что в ней такого? – спросила Саша своим замечательным голосом. – Мы просто хотим отразить реальные события. Премьера состоится через месяц.

– А что скажет принц? Ему это может не понравиться.

– Не согласна с вами, – возразила Саша. – Я считаю, что, если мы напомним лишний раз о преступнике, который грабит ни в чем не повинных подданных его высочества, это лишь подтолкнет нашу полицию к тому, чтобы положить конец происходящему беззаконию.

– А какую роль вы будете играть?

– Дирк, разумеется, будет играть бандита. А я буду играть его сообщницу.

– Сообщницу?

– Ну да, эту загадочную женщину, что стала появляться вместе с ним. Файран – так она, кажется, себя называет. И что за имя? Ирландское, надо полагать. Впрочем, я не хочу рассказывать вам сюжет. Приходите, сами увидите. А какие будут костюмы! Жаль, что на премьере не будет моей дочери. Она плавает сейчас по Нилу!

– А как называется пьеса?

– «Невеста бандита». Пьесу помог написать Оскар. Он ведь тоже пострадал от преступника. Я уверена, что спектакль просто обречен на успех. Думаю, что мы будем играть его не меньше года.

Кристина негодовала. Мало того, что мать решила использовать образ любимого, так она еще решила сыграть саму Кристину! В пьесе, написанной с помощью Оскара!

– Мадам, я протестую, – раздался знакомый мужской голос. Кристина тут же распознала в говорившем бывшего премьер-министра.

– Протестуете? – воскликнула Саша. – Против чего же?

– Против того, что вы романтизируете преступника и искажаете реальные факты!

– Мы хотим сыграть бандита таким, каким зритель хочет увидеть его. А если мы в чем-то окажемся не правы, пусть бандит придет и сам нас поправит! – драматично воскликнула Саша.

В ответ раздался дружный смех. Кристина поняла, что не в силах больше слушать все это, и повернулась, чтобы уйти, но тут же столкнулась с приближающимся фальшивым принцем, окруженным толпой обожателей.

Все тут же замолчали. Принц наклонился, чтобы поцеловать ручки дамам, величественно кивнул джентльменам:

– Попробую, пожалуй, угадать, кто есть кто под маской.

– Просим вас, ваше высочество, – сказала Саша.

– Вас я уже узнал, – ответил лжепринц. – Кому же в Англии не известен ваш волшебный голос, дорогая. А кто вы, прекрасное создание? – спросил он, обращаясь к Кристине.

Гости дружно повернули к ней головы. Кристина почувствовала на себе пристальный взгляд матери. Ей захотелось убежать, спрятаться. Но тут вдруг появился юный паж, тот, что первым пригласил ее на танец.

– Этого никто не знает, ваше высочество. Она называет себя Золушкой.

– Быть может, тур вальса поможет мне разгадать эту загадку, – сказал принц.

«Веселенький получается вечерок! Танцевать со своим любовником на глазах матери, Оскара и еще сотни хорошо знающих ее людей… – подумала Кристина.

– Как будет угодно вашему высочеству, – ответила она принцу.

Капитан протянул ей руку и повел ее в центр зала. Уходя, Кристина успела услышать слова матери:

– Кто в самом деле эта женщина? И кто, черт побери, сшил ей это потрясающее платье?

Кристина расхохоталась. Принц сильнее сжал ее пальцы.

– Сейчас же прекрати, – прошептал он. – На нас же смотрит весь зал.

– Скажи, ты всегда так играешь с судьбой?

– Всегда.

– Я вся дрожу. Не могу поверить в то, что мы с тобой танцуем вот так – открыто, у всех на глазах. И знаешь, я впервые в жизни с обожанием смотрю на принца и не могу отвести от него глаз.

– Будь осторожнее. Не забывай, где находишься, Золушка! Время летит. И в любой момент твоя карета может превратиться в тыкву. Помни об этом! А теперь слушай внимательно. По моему сигналу выйдешь на балкон. Бобби будет ждать тебя внизу, с лошадьми. Если я почему-либо задержусь, не ждите. Все понятно?

– А почему бы нам не исчезнуть прямо сейчас?

– Еще немного, любимая.

Кристина подняла глаза, стараясь рассмотреть под гримом настоящее лицо Капитана.

В этот момент жизнь казалась ей как никогда прекрасной. Кристина скользила по паркету, не чувствуя под собою ног.

– Я обожаю тебя, – шепнула Кристина. – Это невероятное чувство. Я люблю тебя, горжусь тобой, хочу тебя. Бесконечно верю каждому твоему слову. Ты для меня – все.

– Но из-за меня ты многого лишилась!

– Не говори так. Ты с лихвой заменяешь мне все, чего я лишилась. Боже мой, как я жду той минуты, когда сниму с тебя все это и почувствую твое тело…

– Тихо, – коротко оборвал он ее. – К нам идет инспектор.

Музыка умолкла.

– Вы были очень любезны, ваше высочество! – громко сказала Кристина.

Он склонился к ее руке.

– Это я благодарю вас. А! Инспектор! Рад вас видеть. Какие новости о нашем бандите?

Инспектор стрельнул глазками по сторонам, желая убедиться, что их разговор никто не подслушивает.

– Полагаю, что мы, наконец, разработали отличный план. Осталось получить лишь ваше высочайшее разрешение.

– Говорите, инспектор.

– Мы готовим ему ловушку.

– Ловушку? Превосходно.

– Да. И он сам залезет в мышеловку, где его уже будут с нетерпением ждать мои люди. Уверен, что наш план сработает.

– Не тяните, инспектор. В чем состоит план?

– Наш приятель любит грабить поезда. Как вы знаете, сестра лорда Ярнбрука в субботу выходит замуж. В Дувре. Мы пустим слух, что его светлость повезет в качестве свадебного подарка изумрудное ожерелье, принадлежавшее Марии Антуанетте. Разве не лакомый кусочек для преступника?

– Любопытно. А что, ожерелье на самом деле принадлежало покойной королеве?

– Откуда мне знать. Но в любом случае это – отличная приманка. Естественно, лорда Ярнбрука подменит один из моих людей, а остальные займут места в вагоне под видом пассажиров. Вы одобряете план?

– Я в восторге!

– Благодарю вас, сэр.

И в этот миг у входа началась какая-то суматоха. В зал вбежал дворецкий с трясущимися от страха губами. Леди Кавендиш подошла к двери и застыла в ужасе.

На пороге стоял еще один принц Уэльский.

В зале повисла тяжелая тишина. Глаза присутствующих перебегали с одного принца на другого.

– Что здесь происходит? – гневно спросил только что приехавший наследник короны. Затем увидел самозванца и ахнул.

Самозванец криво усмехнулся и отвесил настоящему принцу поклон:

– Опоздали, ваше высочество. Примите мои извинения, графиня, и постарайтесь понять. Свои благодарности я пришлю вам завтра утренней почтой.

Кристина стояла у балконной двери с бешено колотящимся сердцем. Вce были так шокированы происходящим, что не обращали на нее ни малейшего внимания. Прежде чем толпа пришла в движение и раздался первый истошный женский крик, самозванец пересек зал и вместе с Кристиной выскользнул на балкон. Внизу их уже ждали. Он помог Кристине перелезть через перила, и через мгновение она оказалась в седле.

Тем временем покрасневший от гнева инспектор ринулся на балкон, рассыпая проклятия в адрес самозванца. Но было поздно. Три всадника уже исчезали в ночном мраке.

– Все в погоню! – скомандовал он. – Все, кто умеет сидеть в седле! Мы должны поймать их. Сегодня! Немедленно!

В итоге все «умеющие сидеть в седле» выбежали на улицу, где их уже поджидали лошади, и кавалькада одетых в нелепые костюмы аристократов понеслась в погоню.

А в опустевшем зале пунцовый от стыда инспектор давал малоубедительные обещания.

– Ваше высочество, – бормотал он, – мы поймаем его! Сегодня же поймаем!

20

– Я хочу сделать все возможное для того, чтобы леди оказалась в безопасности, – сказал Капитан. – Поэтому нам нужно разделиться. Вы, парни, сворачивайте на южную дорогу и постарайтесь увести погоню за собой. Место встречи – Уэйборн Хилл.

Позади уже слышался собачий лай. Капитан поравнялся с Кристиной и жестом приказал ей пересесть к нему в седло. Она немедленно выполнила его беззвучный приказ и передала поводья своей лошади Тоби.

– Возьмите лошадь с собой, – приказал Капитан. – Если погоня совсем приблизится, бросите ее. Это отвлечет их хотя бы ненадолго. С ними собаки, поэтому по возможности пересекайте ручьи, чтобы сбить их со следа. А теперь поторопитесь. И да поможет вам бог.

Кристина уселась в седло позади Капитана, крепко ухватив его за плечи. Они помчались сквозь тьму по лесным тропинкам, по заросшим густой травой полям, мимо смутно темнеющих в ночи холмов.

Рядом с Капитаном Кристина чувствовала себя уверенно и защищенно. Она знала, что он сумеет с честью выйти из любой ситуации.

Кристина неожиданно расхохоталась. Ветер подхватил ее смех и унес в ночную тьму.

– Чему ты смеешься? – не оборачиваясь, спросил ее Капитан.

– Просто подумала о том, как смешно сейчас выглядят наши друзья – в масках, в своих нелепых карнавальных костюмах. Жаль, что сейчас ночь и некому оценить по достоинству это забавное зрелище!

Она не знала, куда они несутся, да это ее и не заботило. Жеребец Капитана легко пересекал ручьи, перепрыгивал лежащие поперек дороги упавшие деревья. Кристина еще теснее прижалась к Ричарду, чувствуя, как играют под плотной тканью его стальные мускулы.

Впереди показались строения.

– Держись! – предупредил ее Капитан.

Кристина крепче вцепилась в него, но все равно едва не вылетела из седла, когда жеребец перемахнул через высокую изгородь. Они помчались дальше, через поле, мимо мирно пасущихся лошадей, к темнеющему вдали большому амбару.

Из дверей выглянул пожилой конюх.

– Это вы, ваше высочество? – растерянно воскликнул старик.

– Да нет же, Берни. Это я, Капитан, – откликнулся Ричард своим голосом. – Мы бежим от погони. Если можешь, возьми мою лошадь и присмотри за ней.

– Конечно, Капитан, – с готовностью сказал Берни. – А вы поторопитесь, если за вами гонятся.

Капитан помог Кристине сойти на землю, они вошли в амбар. Когда он убрал сложенное в дальнем углу сено, перед ними открылась маленькая неприметная дверца. Кристина увидела перед собой длинный тесный коридор, похожий на туннель. Дверца закрылась за их спиной, и сразу исчезли все звуки – шарканье ног Берни и конский храп.

В конце туннеля оказалась еще одна дверца, ведущая, как догадалась Кристина, в дом.

– Тебе это должно понравиться, – быстро сказал Капитан. – Один из предков Уэйборна, хозяина этого поместья, был разбойником. Он-то и прокопал этот туннель. Сам же Уэйборн симпатизирует нам и позволяет в крайних случаях пользоваться этим убежищем.

Они вошли в крошечное помещение, настолько тесное, что два человека могли находиться в нем, лишь тесно прижавшись друг к другу.

– Что это? – спросила Кристина.

– Тайник. Снаружи он выглядит как обычный камин, только в нем никогда не разводят огонь.

Издалека донеслись голоса и собачий лай. Было слышно, как кто-то спросил Берни, есть ли кто в доме. Он ответил, что никого нет, а хозяин отправился на маскарад к Кавендишам.

Но приехавшие настояли на том, чтобы осмотреть дом, потому что одному из них показалось, что именно сюда свернул всадник, за которым они гнались.

Входная дверь заскрипела и открылась. Приехавшие принялись осматривать весь дом, комнату за комнатой.

– Они могут найти нас здесь? – шепотом спросила Кристина.

– Вряд ли.

– Отлично, – улыбнулась она.

Кристина на ощупь нашла лицо Капитана и потянулась, чтобы поцеловать его.

– Перестань, – не очень уверенно сказал он.

Рука Кристины скользнула по его груди и опустилась ниже.

– Это ты перестань, – шепнула она. – Ведь ты так же возбужден всем этим, как и я.

– Они могут в любой момент обнаружить потайной ход. Сейчас не место и не время, Кристина…

– Тише, ваше высочество. Я весь вечер сгорала от желания. Не могу больше ждать. Ни секунды. Я хочу тебя. Прямо сейчас.

– Сейчас? Когда весь дом полон людей?

– Сейчас. Именно сейчас, когда они ищут нас.

Не говоря больше ни слова, Кристина расстегнула его брюки и освободила горячую напрягшуюся плоть Ричарда. Он хрипло вздохнул, когда Кристина нежно погладила ее рукой.

– Боже, что за женщина, – прошептал Капитан.

Громкие шаги звучали уже совсем рядом.

Ричард прижал к себе Кристину. Она жадно прильнула к нему, впилась губами в его губы. Затем слегка отклонилась назад, прижавшись спиной к каменной стене. Охваченный непреодолимым желанием, почти теряя рассудок, Ричард вошел в нее.

Было слышно, как в комнате открылась дверь. Капитан замер. Кристина приложила губы к его уху.

– Не разочаруй меня, Ричард. Дай мне насладиться любовью с принцем.

Она сдвинула ноги, плотнее охватив пылающую плоть Ричарда, призывая его к действию. Страсть поглотила их и вознесла в рай…

21

Кристина еще раз поцеловала Капитана и потянула его за бороду.

– Ну все, мне надоело целовать Берти. Пусть ко мне вернется мой разбойник. Закончим маскарад и поедем домой.

– Еще не время. Сегодня ночью я должен сделать кое-что еще. Подождешь меня здесь. Я вернусь и заберу тебя.

– Здесь? Я должна ждать тебя в этом ужасном камине?

– Совсем недавно он вовсе не казался тебе ужасным, – улыбнулся он. – Можешь предаваться сладким воспоминаниям, пока я не вернусь.

Она не стала спорить.

Прошел час. А может быть, два. Или все три. Кристина потеряла счет времени. В какой-то момент она задремала и проснулась оттого, что почувствовала знакомый запах. Ричард вернулся.

Он привел Кристину в комнату, зажег свечу. Костюм принца был изрядно помят, а сам Капитан чем-то встревожен.

– Что случилось? – спросила она.

Ричард не ответил. Он разложил одежду, прихваченную им по дороге, и принялся расстегивать рубашку, в которой играл роль принца.

– Потом это нужно будет сжечь, – сказал он. – Нельзя оставлять никаких следов. Иначе мы подведем Уэйборна.

– Ричард, ты не хочешь рассказать мне, что с тобой?

– Потом. Если мы хотим попасть домой к рассвету, нам пора уезжать.

Возвращались молча. Кристина понимала, что этой ночью произошло что-то очень важное, и мысль об этом не давала ей покоя.

– С людьми все в порядке? – спросила она.

– Да, насколько мне известно.

Ответ его прозвучал равнодушно, отстраненно.

Вернувшись в лагерь, они увидели распряженных и привязанных лошадей. Нигде не было ни огонька. На мельнице Капитан первым делом подбросил в камин новое бревно, и оно брызнуло искрами, ярко осветив комнату.

Кристина задержалась на пороге, наблюдая за Ричардом. Он отцепил приклеенную бороду, стянул с головы парик. Вынул пузырек с кремом, тщательно смыл с лица грим. Вытерся влажным полотенцем.

– Так ты ничего не хочешь сказать мне? – тихо спросила она.

Он помолчал, словно размышляя. Затем вынул что-то из сумки и осторожно положил на стол. Это был серебряный старинный гребень.

Кристина узнала эту изящную вещицу.

– Это гребень принцессы Александры. Жены Берти.

– Верно, – прервал свое молчание Ричард.

– Значит, ты возвращался в замок Мальборо? Ты был в спальне Аликс и украл ее гребень?

– Тоже верно.

– Но ты же рисковал головой! Ты хотел проверить, узнает ли тебя Аликс? Хотел увидеть ее? Но что было бы, случись Берти в это время вернуться и застать тебя со своей женой? О, господи, Ричард!

Кристина дрожащими пальцами подняла со стола серебряный гребень.

– А может быть, ты соблазнил принцессу, как меня тогда, в первую ночь? Ну, что? Она так же хороша в постели, как и я? Или лучше?

Ричард ничего не ответил и отвернулся. Кристина швырнула в него гребнем. Он обернулся и подошел вплотную к Кристине.

– Прекрати, – прорычал он и прижал Кристину спиной к дверному косяку. – С меня довольно.

– Вот как! А что тогда говорить обо мне? Я сидела в этом чертовом камине и ждала тебя, а ты в это время… Так было у тебя что-нибудь с Аликс или не было? – закричала Кристина. – Ну, давай же, признавайся!

Глаза Ричарда были холодны, как лед. Кристина почувствовала в нем чужака – этот человек делает только то, что считает нужным, не останавливаясь ни перед чем.

– Скажи, что ничего не было, – умоляюще прошептала она.

Он равнодушно посмотрел на нее:

– Я ничего не собираюсь объяснять.

Кристина задыхалась от гнева и боли.

– Скажи только одно – зачем? Зачем ты сделал это? Я понимаю, Берти принес тебе много зла, но при чем тут Аликс?

Он снова промолчал. Это окончательно взбесило Кристину.

– Ублюдок! – закричала она и сильно ударила Ричарда по щеке. – Только теперь я узнала тебе настоящую цену! Заглянула в твою черную душу, которую ты так тщательно от меня скрывал! Я же готова была пойти за тобой на край земли! Я так верила тебе, а ты…

– Я не обманывал тебя.

– Ты сбежал из моих объятий в объятия Александры. Будь ты проклят, Ричард Уайклифф!

– А если я скажу, что все было не так?

– Я не поверю ни единому твоему слову. Ты чужой для меня. Таких жестоких, бессердечных людей я еще не встречала.

– Это верно, герцогиня, – ответил Ричард. – Но не я ли предупреждал тебя, чтобы ты не делала из меня романтического героя? Да, Кристина, я – бессердечный человек! У меня нет сердца. Оно сгорело. Ты слишком поздно появилась в моей жизни.

– Не верю! – Она схватила его руку, прижала к своей груди. – Ты слышишь? Слышишь, как оно бьется? Как оно любит тебя? Ты вернул его к жизни. Все остальное неважно. И твоя боль со временем покинет тебя. Позволь мне любить тебя!

– Капитан? – послышался за дверью мужской голос.

– Пусть уйдет, – умоляюще прошептала Кристина.

Ричард покосился на дверь.

– Пусть он уйдет, Ричард, прошу тебя…

– Капитан? – повторили за дверью.

Ричард снова посмотрел на дверь, перевел взгляд на Кристину.

– Попозже, приятель, – громко сказал он, не отрывая от Кристины глаз.

За дверью помолчали, потоптались. Затем послышались удаляющиеся шаги.

Он прижал ее к груди, поцеловал волосы, погладил по голове – нежно, как никогда прежде.

– Если бы я только мог разделить твою уверенность.

– Моей уверенности хватит на нас обоих. Настанет день, и ты увидишь, что я была права.

22

Тоби пропал. В последний раз его видели ночью, когда он скакал позади всех, ведя за собой лошадь Кристины, исполняя приказание Капитана.

– Почему никто не сказал мне об этом раньше? – возмутился Капитан.

– Я пытался это сделать, – ответил Бобби, опустив голову.

Пытался. Это было ночью, когда он отослал Бобби прочь.

– Может быть, он остановился где-нибудь, чтобы переждать погоню? – предположила Кристина.

Люди Капитана, как один, отвели глаза в сторону.

– Может быть, – пробурчал Бобби.

Было понятно, что он не согласен с Кристиной и не возражает только из вежливости. Неожиданная перемена в отношении неприятно поразила Кристину. Но почему? Этого она не понимала.

Ричард был мрачен, как туча.

– Если он до сих пор не вернулся, значит, что-то случилось. Бобби, садись на поезд и поезжай в Лондон. Постарайся все выяснить. Мне важны все детали. Купи газеты, посмотри, нет ли в них чего-нибудь о вчерашнем. – Он посмотрел на Майкла: – Ты тоже поедешь, будешь его подстраховывать. Остальным – отдыхать и ждать новостей.

– Как ты думаешь, что могло случиться? – спросила Кристина.

Он холодно посмотрел на нее:

– Скоро узнаем.


Бобби и Майкл вернулись, когда уже стемнело.

– Они схватили его, – коротко сообщил Майкл, и его бледное лицо нервно передернулось.

– Где он?

– В Ньюгейтской тюрьме.

Мужчины понимающе переглянулись. Одно упоминание о Ньюгейтской тюрьме приводило в трепет.

– Может быть, все не так страшно, – сказала Кристина, желая подбодрить мужчин. – Ньюгейт давно уже перестал быть ужасным местом. Теперь это обычная тюрьма.

Бобби окинул ее взглядом, полным боли и отчаяния.

– Они пытают его!

– Но Англия – цивилизованная страна. Пытки давным-давно запрещены законом. Самое большее, что грозит Тоби, – это тюремное заключение.

– Да что вы знаете, миледи! – закричал Бобби. – В тюрьмах вашей замечательной Англии все по-прежнему. Что значит жизнь какого-то бандита? Тоби – старик. Трудно сказать, сколько он сможет выдержать.

– Ты прав, – сказал Капитан. – Мы должны отбить его.

Мужчины примолкли. Они переминались с ноги на ногу, засунув руки в карманы и уставясь в пол, чтобы не встретиться взглядом с Кристиной.

Она поняла, что они не хотят говорить в ее присутствии.

– Я оставляю вас, – сказала она и пошла к двери.

Она уже прикрывала за собой дверь, когда до нее донесся голос Бобби:

– Тоби пострадал из-за глупости. Из-за той глупости, которую мы совершили прошлой ночью. С тех пор, как здесь появилась эта леди…

– Полегче, парень, – прорычал Капитан.

– Нет, черт побери, говорить, так уж все до конца. Если бы не она со своими капризами, вы бы прежде всего думали о деле, а не о том, как отомстить принцу. Вы еще не забыли, во имя чего мы сражаемся, Капитан? Или ненависть к принцу совсем затуманила вам глаза?

Кристина побежала прочь, чтобы не слышать больше голоса Бобби. Они считают ее виновной в том, что Тоби сидит сейчас в тюрьме. Она для них – причина всех неудач.

Капитан появился в шалаше неожиданно.

– Мы едем освобождать Тоби, – коротко сказал он и стал переодеваться.

– Я буду готова через минуту.

– Ты не едешь.

– Ты хочешь, чтобы я сидела тут, пока вы будете рисковать жизнью?

Он осмотрел пистолет, вытащил коробку с патронами.

– Именно так, – он окинул ее ледяным взглядом. – Мне некогда объяснять. И потом, я не привык никому давать отчет. Я так решил. Почему я должен делать для тебя исключение?

Кристина умоляюще заглянула ему в глаза:

– Возьми меня с собой. Прошу тебя.

– Я уже сказал – нет. Неизвестно, чем все это может обернуться. Ограбить поезд и освободить человека из Ньюгейта – разные вещи. Кто знает, вернемся ли мы вообще.

– Тем более. Если я буду рядом, то, может быть, смогу тебе чем-то помочь.

Капитан подошел к Кристине, крепко обнял за плечи.

– Кристина… Ты любишь меня?

– Ты же знаешь.

– Тогда сделай это для меня. Останься здесь и жди нашего возвращения.

Кристина сдалась.

Она проводила всадников грустным взглядом и осталась одна. Она переживала за всех, несмотря на то, что люди Капитана считали ее повинной в неудаче. Спать она не могла. До утра прошагала по комнате из угла в угол. Одна. Наедине с тревожными мыслями.

Вернулись они поздно. Кристина выбежала встретить их. Капитан на руках нес Тоби. Тот мучительно стонал.

– Осторожнее, ребята, – предупредил Капитан, передавая несчастного мужчинам. – Поднимайте его наверх. Сейчас я приду.

– Слава богу, что вы вернулись, – вздохнула Кристина. – Я так волновалась за вас. Но с тобой только трое. А где Майкл?

Капитан немного помедлил.

– Убит.

Кристина остолбенела. Капитан уже скрылся за дверью, а она все стояла, не в силах поверить услышанному.

Майкл. Парнишка, который учился читать по ее дневнику. Тот самый мальчик, с которым она столько часов провела вместе за разговорами, шутками.

Бедный, тихий, милый Майкл!

Наконец Кристина немного пришла в себя и поднялась наверх. Мужчины уже успели снять с Тоби рубашку, разорвав ее на полосы. Подойдя ближе, Кристина увидела глубокие раны на теле, страшные, покрытые коркой запекшейся крови. Разорванная рубашка Тоби тоже была в крови.

Бобби прошел мимо Кристины, словно не замечая ее, и спустился вниз. Через минуту вернулся, неся в руке банку с целебной мазью. Капитан тем временем осторожно массировал ногу Тоби. Раненый не двигался, лишь стонал при каждом прикосновении.

– Нога сломана, – сказал Капитан.

– Матерь божья! – откликнулся Бобби. – Вот ублюдки!

– Нужны доски, чтобы зафиксировать перелом. И какие-нибудь бинты, чтобы эти доски связать покрепче.

– Веревка подойдет?

– Думаю, что нет. Будет тереть ногу.

Кристина бросилась к своему сундуку, достала из него юбку. Протянула ее Бобби, но тот только буркнул:

– Разорвите ее на полосы.

Капитан протянул Кристине свой нож. Она быстро разрезала юбку, положила полосы ткани возле ног Тоби и посмотрела на Бобби. Тот держал в руке банку и пытался смазать мазью раны Тоби. Двое помощников при этом удерживали Тоби за плечи. Бедняга вздрагивал и стонал от каждого прикосновения.

– Разрешите мне помочь, – сказала Кристина и протянула руку к банке.

Мужчины с холодной ненавистью покосились на нее и вновь отвернулись.

– Спасибо, миледи, вы нам уже и так достаточно помогли, – пробормотал Бобби.

Кристина отшатнулась, словно ее ударили, а затем тихо отошла в сторону.

Казалось, этот кошмар никогда не кончится. Капитан затягивал жгуты на ноге Тоби. Тот кричал, бился. Его лицо было белым как мел.

Кристина спустилась вниз, налила в кружку немного бренди. Вернулась и, не обращая внимания на недовольные взгляды, приподняв голову Тоби, помогла ему выпить. Он глотал медленно, с трудом. Мужчины молча наблюдали.

– Все, парни, можете идти, – сказал Капитан. – На сегодня хватит. Поспите.

– Я посижу с ним, Капитан, – предложил Бобби. – Вы устали больше всех.

– Я побуду с Тоби, – предложила Кристина, – нравится вам это или нет.

Они холодно посмотрели сначала на нее, потом на Капитана. Тот кивком головы приказал им уйти. Они встали и неохотно покинули чердак.

– Прошу прощения за моих людей, – неожиданно сказал Капитан. – Завтра утром я с ними поговорю.

– Все в порядке. Просто они считают, что их друг Майкл погиб по моей вине. Не нужно осуждать их.

– А сама ты себя не осуждаешь?

Он внимательно посмотрел ей в лицо, заметил жесткую складку возле губ…

– Прости меня, – тихо сказал Капитан. – Я опять думал только о деле, но не позаботился о твоих чувствах.

– Мне показалось, что ты тоже склонен считать меня виновной в гибели Майкла.

– Напрасно показалось. Мои люди знали, на что идут, когда связывали свои судьбы с моей. Они считают меня заколдованным, раз мне так долго удается оставаться безнаказанным. Они не понимают, что колдовство тут ни при чем. Важен точный расчет. И риск.

– И ты не боишься рисковать их жизнями?

– Это входит в условия игры. Да, мне очень жаль, что мы потеряли Мики. Но с другой стороны – слава богу, что мы потеряли только его одного.

Кристине стало не по себе. Он так спокойно говорит о жизни и смерти!

– На твоем месте я бы не благодарила бога раньше времени, – сказала Кристина. – Тоби может и не дожить до утра.

Он коснулся ладонью ее руки.

– Как бы то ни было, я благодарен судьбе за то, что ты здесь. Без тебя все для меня могло сложиться еще хуже.

23

Два дня Кристина провела рядом с Тоби, ни на шаг не отходя от него. Дремала, когда тот забывался сном, и вскакивала при каждом его стоне. На помощь приходил Бобби, но по-прежнему не разговаривал с ней. «Они все еще считают меня виновной», – думала Кристина.

Впрочем, особенно думать ей было некогда. Она слишком уставала. Кто-то уезжал из лагеря, кто-то приезжал, но все это не касалось ее.

На следующий день после освобождения Тоби Бобби привез газету.

Она была полна красочных описаний тех событий, что случились на балу у Кавендишей. Писали о бандите, переодевшемся принцем. Леди Аттертон распознала в плаще, забытом Кристиной, свой собственный плащ, похищенный у нее два месяца тому назад. Леди Кавендиш рассказывала о том, что получила от бандита письмо с благодарностью за проведенный вечер. Теперь это послание находилось в Скотланд-Ярде, где сыщики пытались по почерку распознать личность писавшего. Кристина знала, что это письмо по просьбе Капитана отправил Уэйборн.

Двум газетчикам удалось узнать о том, что инспектор Уортингтон лично разговаривал с переодетым бандитом и раскрыл ему секретные планы Скотланд-Ярда – неумышленно, разумеется. Газета пестрела заголовками:

«Бездарный Уортингтон. Бандит снова ускользает», «На что он нужен, этот никчемный Уортингтон?»

В другое время можно было бы посмеяться над этим, но не сейчас, когда один из людей Капитана был убит, а второй висел между жизнью и смертью.

Следующий номер «Таймса» поверг Кристину в ужас. Уже на первой полосе она увидела заголовок:

«Трое охранников убиты во время налета на Ньюгейтскую тюрьму. Бандит освобождает своего соучастника!»

Дрожащими руками Кристина развернула газету и прочитала о том, что двое охранников были убиты выстрелами из пистолета, а один – зарезан ножом. Детали освещались весьма деликатно из соображений нравственности, но Кристина давно научилась читать между строк.

Кристина выронила из рук газету и долго сидела – опустошенная, подавленная, пока не пришел Капитан. Он сел рядом, взглянул на газету, снова поднялся и налил себе кофе.

– А ты не хочешь? – спросил он.

– Нет. Почему ты не сказал мне, что вы убили троих охранников?

– Было не до того.

– Понятно. Подумаешь, три человеческие жизни – ерунда какая!

Он отшвырнул газету в сторону.

– Мы были вынуждены это сделать. Они могли до смерти замучить бедного Тоби. Неужели ты не понимаешь?

Капитан протянул Кристине руку, помог ей встать, поцеловал в лоб:

– Ты устала. Иди поспи. Я присмотрю за Тоби.

– Да, – согласилась Кристина. – Я, пожалуй, пойду.

Капитан предложил проводить ее, но она отказалась. После темного чердака солнечный свет показался ей особенно ярким.

Она дошла до леса, забралась в шалаш, растянулась на подстилке и мгновенно провалилась в глубокий сон.


Когда Кристина проснулась, было уже темно. Сон не освежил ее. Болела голова. Во сне ее мучили кошмары. Она шла за Капитаном, переодетым принцем, начинала целовать его и понимала, что это настоящий Берти. Его жена Александра расчесывала гребнем волосы и говорила Кристине: «Ты никогда не узнаешь правду». Затем принц повернулся и застрелил стоявшего возле двери охранника, но это был вовсе не охранник, а Капитан. Он обернулся к ней и сказал: «Это было необходимо. Ты понимаешь?» Потом промелькнуло бледное лицо Тоби, и кошмар превратился в одно яркое пятно.

Проснувшись, Кристина отерла со лба испарину. В голове громко стучали молоточки.

Вдали, в лагере, заржала лошадь. Кристина поднялась и поспешила к мельнице. Подходя к конюшне, она услышала обрывки разговора.

– Я был у Уэйборна, Капитан, – донесся до нее голос Бобби. – Есть новости. Он сказал, что поступили новые… – он понизил тон, и дальше Кристина могла разобрать лишь отдельные слова. – …тайно… хорошо охраняют, пока никто не узнал…

– Когда они должны их отправить? – спросил Капитан.

– Завтра. Так что либо сегодня ночью, сэр, либо никогда.

– Да. Я понимаю. Но как быть с Тоби? Оставить его здесь одного?

– Я думаю, что он сам настоял бы на этом, будь он в состоянии говорить.

– Ты прав. Мы должны сделать это. Собьем спесь с этих мерзавцев.

Голос Капитана звучал почти весело. Кристина удивилась тому, что он уже сумел прийти в себя после всего, что случилось. О себе она этого сказать не могла.

Увидев Кристину, Бобби тут же исчез.

– Ты поспала?

– Да. Но лучше бы и не ложилась. Такие кошмары снились.

– Это пройдет. Выпей немного бренди, успокойся.

– Ричард, что вы замышляете?

– Ничего особенного. Нужно съездить в одно местечко. Это ненадолго.

– И когда же мы выезжаем? – спросила Кристина, заранее зная, что услышит в ответ.

– Не мы, дорогая, – ответил ей Ричард. – Тебе нельзя оставлять Тоби. А помогать тебе будет Френк.

– Вот пусть Френк и остается, а меня возьми с собой. Я могу пригодиться.

– Ты будешь полезнее здесь.

– Значит, ты не хочешь, чтобы я была рядом с тобой, – заключила Кристина.

– Значит, так.

Кристина молча развернулась и пошла к дому. Из-за двери доносился голос Бобби:

– Это на окраине Лондона, на Каттер-стрит, возле доков. О судне я позабочусь.

Увидев Кристину, он замолчал. Остальные посмотрели на вошедшую, молча кивнули и потянулись к выходу. Никто не сказал ей ни слова.

Она взяла котелок с горячей водой и поднялась наверх, к Тоби. Надо было обработать раны.

Когда на чердак заглянул Капитан, чтобы попрощаться перед отъездом, Кристина сделала вид, что не замечает его. Ее душил гнев. Как они все могут так поступать с ней? Сегодня ночью произойдет что-то важное, но никто не захотел сказать ей о предстоящем деле ни единого словечка.

Наконец они уехали. Решение было принято тут же – Кристина последует за ними, чтобы увидеть все своими глазами.

Она позвала Френка и попросила его посидеть с Тоби. В шалаше она быстро переоделась в свой знаменитый красный ночной костюм, натянула на лицо маску и снова стала загадочной Файран. Сунула в карман юбки заряженный пистолет. Вернулась к мельнице, отвязала лошадь Френка и осторожно отвела ее в лес, подальше от дома.

Садясь в седло, Кристина вспомнила подслушанные слова: «На окраине Лондона, на Каттер-стрит, возле доков». Она пришпорила лошадь и помчалась по направлению к Лондону, полная решимости узнать всю правду.

24

Капитана и его спутников Кристина нашла быстро. Сначала она увидела лошадей, привязанных возле мрачного двухэтажного склада. Осторожно приоткрыв дверь, Кристина увидела пожилого охранника, а рядом с ним Капитана с пистолетом в руке.

Остальные, прикрыв лица платками, носили ящики и укладывали их в повозку.

– Что вы собираетесь с этим делать? – хрипло спросил охранник.

– Хороший вопрос, старина, – ответил Капитан. – Мы переправим эти ящики в Ирландию. Вы собирались использовать их содержимое, чтобы подавить повстанцев. У нас есть идея получше. Пусть эти игрушки попадут в руки самих повстанцев. Я думаю, они сумеют найти им достойное применение.

Кристине до смерти захотелось узнать, что находится в этих ящиках. Справа от себя она заметила лесенку, ведущую наверх. «Оттуда я смогу рассмотреть все получше», – подумала она и стала бесшумно подниматься. Но и сверху ей ничего не удалось рассмотреть. Ящики были надежно упакованы и приготовлены к отправке. Содержимое их оставалось тайной.

– Вот что я тебе скажу, старина, – обратился к охраннику Капитан. – Когда полиция начнет тебя расспрашивать, скажешь им, что Брайтонский Бандит отправил все это в Ирландию. Принц давно хочет узнать, кто я. Посмотрим, удастся ли это ему на сей раз.

– Клянусь, они перехватят вас раньше, чем вы успеете высадиться в Ирландии, – заметил охранник.

– Хотите пари?

Лицо охранника побледнело.

– Не бойся, старина, – успокоил его Капитан. – Ни на судне, ни в том месте, где мы причалим, не будет ни одного англичанина.

– Будьте вы прокляты! Чтоб они разорвались у вас в руках!

«Интересно, – подумала Кристина, – что это может разорваться?»

И тут она увидела сверху то, чего не могли увидеть остальные. Когда Бобби потянулся за очередным ящиком, за его спиной неожиданно возник молодой охранник с пистолетом в руке. Кристина беззвучно сбежала вниз и оказалась за спиной незнакомца. Вынув пистолет из кармана юбки, она негромко приказала:

– Бросай оружие.

Тот обернулся. Увидев перед собой женщину, он не стал стрелять и схватился рукой за край ближайшего к нему ящика. Тот с грохотом обрушился вниз и упал прямо перед Кристиной, рассыпавшись на куски. Бобби обернулся на шум. Руки его были заняты ящиками. Охранник уже поднял оружие, когда Кристина метнулась через обломки ящика и сильно толкнула юношу в плечо. Грохнул выстрел, но пуля ушла в сторону, лишь слегка оцарапав локоть Бобби. Оттолкнув Кристину, охранник снова стал целиться. Она поняла, что на сей раз он не промахнется. Не думая ни о чем, она нажала курок. Выстрел показался ей оглушительным. Юноша схватился рукой за грудь, странно всхлипнул, выронил пистолет и упал замертво.

Бобби уставился на Кристину, прижимая ладонь к раненому локтю:

– Пресвятая мадонна!

Шум отвлек внимание Капитана. Охранник тут же потянулся к пистолету, но Ричард успел увернуться и выстрелил. Тот застонал и сполз на пол.

Капитан подошел ближе и склонился над молодым охранником. Перевернул его, пощупал пульс. Рука безжизненно упала. Кристина не сводила глаз с лежащего на полу парня.

– Господь нас сохранил, – прошептал Бобби. – Это она. Она убила его.

В голосе Бобби, в его взгляде Кристина заметила уважение, даже восхищение.

«Боже! Я убила человека, – с ужасом подумала она. – Он так молод. Так красив. И у него наверняка осталась мать. И девушка. А может быть, даже жена».

К Капитану подошел Гарри, поправляя съехавший с лица платок.

– Старик жив, Капитан, но сильно ранен. Трудно сказать, протянет ли до утра.

– Она спасла мне жизнь, – вмешался Бобби. – Если бы не она, он убил бы меня.

Кристина заметила, что до сих пор сжимает в руке пистолет. Она с отвращением отшвырнула его. Раздался резкий звук упавшего на каменный пол металла. Кристина опустила глаза и увидела содержимое разбившегося ящика…

Капитан наблюдал за нею. Наконец Кристина подняла на него глаза.

– Винтовки! – ужаснулась она. – Я убила этого человека ради того, чтобы вы могли отправить эти винтовки в Ирландию?

– Оставьте нас, – приказал своим людям Капитан.

Они стояли молча, не двигаясь. Стояли и рассматривали Кристину так, словно впервые увидели ее.

– Шевелитесь, – прикрикнул на них Капитан.

На сей раз они повиновались.

Капитан перевел взгляд на Кристину.

– Если бы ты не убила его, он убил бы Бобби.

– Я хочу уйти.

– Мы скоро закончим. Нам нужно довести дело до конца.

– Дело?! – закричала она. – Будь ты проклят!

– Поздно, герцогиня, – холодно сказал он. – Я давно уже проклят.


Назад Капитан и Кристина возвращались одни. Бобби и Гарри остались дожидаться судна, на котором должны были отплыть в Ирландию. На прощание Бобби пожал Кристине руку и еще раз поблагодарил за то, что она спасла ему жизнь. Кристина молча отвернулась. Еще сегодня утром такое проявление чувств обрадовало бы ее, но не теперь. Отныне ей не хотелось иметь ничего общего с этими людьми. И еще ей очень хотелось забыть сегодняшнюю ночь.

Когда они подъехали к мельнице, Кристина спешилась и поспешила наверх. Френк встретил ее с лицом, пунцовым от гнева. Он готов был наброситься на нее, если бы не Капитан, появившийся следом.

– Я не виноват, – оправдывался Френк. – Она обманула меня. Сбежала из-под носа. Если бы была еще одна лошадь, я догнал бы ее, но…

– Оставь нас, – прервал его Капитан.

Френк ошеломленно посмотрел на своего командира.

– Ты не виноват, – смягчил тон Капитан. – Уже поздно. Иди поспи, парень.

Теперь Френк покраснел от смущения:

– Спасибо, Капитан. Я рад, что вы не считаете меня виновным. Тоби стало лучше. Пару раз он даже пытался со мной заговорить.

– Спасибо.

Когда Френк вышел, Капитан повернулся к Кристине. Она смотрела на огонь в камине, так и не сняв с лица маску.

– Теперь ты знаешь, почему я не хотел брать тебя с собой.

– Теперь меня повесят, – безжизненным голосом сказала Кристина. – За убийство.

– Никто не узнает, что это сделала ты. Никто и никогда об этом не узнает.

– Но я-то знаю. Этого достаточно.

– Только не говори, что я не предупреждал тебя.

– Предупреждал, – она окинула Ричарда гневным взглядом. – Но почему ты не сказал мне всей правды? Я-то думала, что речь идет о продовольствии, одежде, о лекарствах, наконец. Мне и в голову не приходило, что на деньги, которые ты крадешь по ночам, покупается оружие. Ты что, содержишь в Ирландии собственную армию?

– В некотором смысле да. Во всяком случае, пытаюсь.

– А в Америке?

– И в Америке.

– Теперь я понимаю. Крадешь деньги у английских аристократов, пересылаешь их в Америку и там покупаешь оружие. Может быть, ты еще и добровольцев вербуешь? Я права?

– Права.

– Значит, тот человек, моряк… Американец. Это он занимается перевозкой драгоценностей в Америку, а затем, продав их, покупает оружие и везет его в Ирландию. Полагаю, что раньше ты сам занимался всем этим, когда у тебя было свое судно.

– Да, пока не понял, что главное – добыть деньги, а для этого я должен быть здесь.

– Чтобы грабить людей вроде меня? Очень весело.

– Я никогда не говорил, что жить со мной – весело. Совсем наоборот, как мне помнится, – ответил он.

– Но при этом никогда не объяснял – почему. Если бы ты сразу мне обо всем сказал… Если бы ты был честен со мною! Я готова была терпеть многое, но теперь, когда я поняла…

– Мне очень жаль, что так получилось.

– Если бы ты был с самого начала честен со мной, ты не потерял бы меня никогда.

– Ах, герцогиня! Неужели даже после всего того, что случилось этой ночью, вы все еще верите в сказки?

– Мне кажется, я больше уже ни во что не верю. И знаю только одно – я не хочу больше оставаться здесь.

– Так ты решила покинуть меня? Выслушай меня, Кристина. Ты многое изменила в моей жизни. Раньше в ней был один смысл, одна цель – оружие. Но вот появилась ты. Я желал тебя с самой первой минуты. Желал так, что не побоялся приставить к твоему горлу нож. Если бы ты отказала мне тогда, я взял бы тебя силой. Ну а потом случилось чудо – сблизились не только наши тела, но и души. И впервые в жизни я поверил…

– Прекрати! – резко оборвала его Кристина.

Они стояли молча, глядя друг на друга.

– Я не могу жить без тебя, – прервал Ричард молчание. – Если ты уйдешь, ты сделаешь мою жизнь беспросветной, невыносимой.

Кристина закрыла лицо ладонями.

– Как мне хотелось услышать эти слова. Но теперь поздно. Я слишком долго ждала. Я не понимаю тебя. Не понимаю, как ты можешь убивать людей ради того, чтобы дать другим возможность убивать. Ты – чудовище.

Лицо Ричарда окаменело. Перед Кристиной вновь стоял человек, привыкший командовать. Человек, привыкший распоряжаться чужими жизнями.

– Что ты собираешься делать дальше? – холодно спросил он.

– Поеду в Дувр. Побуду одна. Может быть, все-таки отправлюсь в Египет…

– А потом?

– Потом? Не знаю. Знаю только, что до конца жизни буду носить на сердце груз сегодняшней ночи. Буду жить с ним.

– Но без меня?

– Да, Ричард, без тебя.

– Как бы то ни было, давай расстанемся по-хорошему.

Он ненадолго ушел в дальнюю комнату и вскоре вернулся с черным бархатным мешочком.

– Возьмите это. И спокойной ночи. Я распоряжусь, чтобы утром Френк проводил тебя на поезд. Если ты не передумаешь.

– Не передумаю. У нашей истории не может быть счастливого конца.

Он взял ее за подбородок и бесстрастно поцеловал.

– В жизни вообще нет счастья, моя дорогая.

Когда Ричард ушел, Кристина развязала мешочек и обнаружила в нем все свои драгоценности, включая алмазный браслет, ожерелье, подаренное ей принцем Уэльским, и знаменитый черный жемчуг Уэнтвортов. Кристина вспомнила об отце, матери, о своих друзьях, о той жизни, в которую ей предстоит вернуться.

25

Премьера «Невесты бандита» обещала стать главным событием лондонского театрального сезона. Газеты каждый день печатали новости, связанные с его именем. Преступления его становились все более дерзкими. Он явно переигрывал власть и корону, и публика с интересом следила за происходящим.

Однако наступил день, когда ситуация изменилась. Пожилой охранник перед смертью успел сказать: «Они отправляют оружие в Ирландию». С этого момента Брайтонский Бандит перестал быть простым налетчиком. Оказалось, что ограбления поездов совершались не ради собственной выгоды. За этим скрывались политические мотивы. Отныне газеты именовали бандита не иначе как предателем. Даже сама королева Виктория начала проявлять интерес к этому делу.

Для Дирка и Саши Уэнтвортов новости были нерадостными. Они ставили свою пьесу, ориентируясь на прежний, романтический образ Брайтонского Бандита. Этот образ казался им поистине золотой жилой, и они вложили в предстоящий спектакль едва ли не все свои сбережения. События последних дней сильно изменили героя, а это могло отрицательно повлиять на желание публики смотреть постановку.

Буквально за день до премьеры был ограблен Английский банк, и, разумеется, это ограбление немедленно было связано с именем предателя. Продажа билетов на премьеру «Невесты бандита» резко упала, затем вовсе прекратилась, а уже купленные билеты публика приносила обратно и требовала возврата денег. Саша находилась в состоянии, близком к истерике. В один день они могли потерять все, что создавалось в течение всей жизни. Спасти могло только чудо. Когда крах казался уже неотвратимым, из Египта вернулась герцогиня Уинтербрук.


Встречать ее на вокзале Виктория собралась целая толпа друзей и поклонников. Кристина сошла на перрон, и с этой минуты ее спокойная жизнь кончилась. Она должна была пойти на званый вечер, быть почетной гостьей на чьем-то обеде, составить компанию своим друзьям на балу…

Одним словом, для Кристины вновь начиналась та самая жизнь, которую она вела до своего отъезда. Но где бы она ни была, о чем бы ни говорила, она ни разу не упомянула имя Капитана. Нежелание говорить о бандите делало ее в глазах света еще более загадочной. В салонах стали строить предположения о том, чем она могла заниматься с бандитом, живя у него в плену. Кристине задавали осторожные вопросы, но она не отвечала на них.

Правда, иногда Кристине все же приходилось говорить о бандите, хотела она того или нет. Инспектор Уортингтон, не оставлявший надежды схватить преступника и предать его в руки закона, вел с ней нескончаемые беседы, задавал все новые и новые вопросы.

К великому неудовольствию Кристины, ее рассказы стали добычей газетчиков и с новой силой всколыхнули интерес в обществе к загадочной личности Брайтонского Бандита, а заодно и обострили интерес к приключениям самой Кристины во время бандитского плена.

Все это неожиданно вернуло интерес публики к театральной постановке.

Дальше события стали нарастать, как снежный ком. Желающих своими глазами увидеть на премьере герцогиню Уинтербрук и принца Уэльского оказалось намного больше, чем мог вместить театр. В считанные часы были распроданы билеты не только на премьеру, но и на пять месяцев вперед.

Как ни старалась Кристина, ей никак не удавалось отделаться от ощущения, что от премьеры «Невесты бандита» все прежде всего ждут грандиозного скандала.

Когда погас свет и на сцену вышли ее родители, Кристина против своей воли начала вспоминать все то, что ей так хотелось забыть навсегда.


Спектакль был ужасным. Бандит, представленный на сцене, оказался заурядным пьяницей и бабником. Грубый, неотесанный уличный парень – именно таким играл бандита Дирк.

Его невеста, которую играла Саша, была ему под стать: непредсказуемая, словно дикая кошка, ирландская цыганка, такая же распущенная, как ее суженый. Достойная парочка, одним словом.

Финальная сцена была слезливо-безвкусной: два силуэта болтались повешенными на суковатом дубе в Тайберн-Хилле, где происходят официальные казни. Это окончательно добило Кристину. Образ повешенного Ричарда привел ее в бешенство.

Когда опустился занавес, Кристина заставила себя слабо улыбнуться. Зрительный зал бесновался. Пьеса имела бешеный успех. Публика кричала, аплодировала, и все, похоже, умирали от желания поскорее услышать мнение Кристины.

Неподалеку от себя Кристина заметила Оскара. Он раскланивался направо и налево на правах соавтора пьесы. Увидев Кристину, он извинился перед своей новой женой и поспешил навстречу.

– Дорогая! Я только что вернулся из провинции – читал свои лекции. Вернулся сегодня днем, поэтому не успел тебя повидать. Как ты, милая? Путешествие было удачным? – Он понизил голос: – А как египтяне? Я был прав?

Кристина поспешила увести его в уголок, где они оказались вдали от любопытных ушей и глаз.

– Как ты только смеешь говорить со мной после этой безобразной пьесы?

Оскар остолбенел. Только что его окружали восторженные зрители, все были в восторге, и вдруг – такое!

– Не понимаю, дорогая, что ты имеешь в виду?

– Я говорю о том, что ты помог моей матери написать эту гнусную пьесу.

– Гнусную? Должен сказать, дорогая, что для театрального критика у тебя несколько резковатые манеры. Обычно они подбирают более сдержанные выражения.

– Подбирают, потому что не знают, что подобные пьесы – не отражение жизни, а лишь жалкая пародия на нее. Твоя писанина оскорбила меня. Я начинаю думать о том, не прекратить ли после этого наше знакомство.

Это было уже серьезно. Замечание Кристины задело его.

– Но чем именно моя пьеса так обидела вашу светлость? В былые дни она, я знаю, тебя бы просто повеселила.

Бедный Оскар. Кристина не сомневалась в том, что он действительно хотел развлечь ее. В конце концов, он не виноват в том, что эффект оказался прямо противоположным.

– Ты сама виновата, – заметил он. – Пьеса могла быть более правдивой, если бы ты рассказала мне всю правду. А ведь я тебя об этом просил.

Рассказать правду… Как было бы хорошо поделиться с кем-нибудь своими переживаниями! Главное, что ее мучило, это то, что она своей рукой убила человека. Как ей жить дальше после того, как она перешла опасную черту? Сегодняшняя пьеса еще сильнее разворошила воспоминания.

Негромкий голос Оскара прервал ее размышления:

– Ты выглядишь ужасно расстроенной, дорогая.

Кристина постаралась вернуть обычное выражение лица и вместе с Оскаром вернулась в зал. Публика выжидающе наблюдала за ней. Все ждали скандала.

– Оскар, я не хочу, чтобы кто-нибудь заметил, что я расстроена, – прошептала Кристина. – Как ты думаешь, Констанция поймет, если ты отвезешь меня домой?

Он посмотрел в сторону своей новой жены – высокой молодой блондинки, одетой в изысканное платье.

– Это не имеет значения, – пробормотал он. – Поехали!


Кристина сидела, откинувшись на подушки, и прислушивалась к цокоту копыт. Поначалу этот ритм успокаивал ее, но вскоре она вновь стала ощущать беспокойство.

– Ты получила мои письма? – спросил ее сидевший рядом Оскар. – Должен сказать, что твой ответ был весьма оригинальным – ни единой строчки!

– Да, получила. Семь писем, – ответила Кристина. – Я сохраню их. В старости, если вдруг разорюсь, заложу их под хорошие деньги. Ведь к тому времени ты будешь всемирно известным писателем.

– Благодарю, я и сейчас уже достаточно известен, по крайней мере, в Англии. Но почему так мрачно, радость моя?

Кристина поспешила сменить тему:

– Оскар, ведь ты ирландец?

– Родился в Ирландии, – поправил он. – Когда я поступил в Оксфорд, у меня был жуткий ирландский акцент. Все со смеху помирали. А я очень хотел стать настоящим джентльменом и вскоре стал говорить по-английски правильнее, чем урожденные англичане.

– А какие чувства ты испытываешь к Ирландии?

– Как всякий поэт, я ценю свои корни. Рифма как основа поэзии во многом обязана своим рождением именно Ирландии. Правда, за последние семьсот лет ирландская культура почти полностью погибла, не выдержав соревнования с английской.

– А что ты думаешь об Ирландии в политическом смысле?

Оскар подумал, покрутил в пальцах трость.

– Моя мать, как ты знаешь, страшная патриотка Ирландии. Было время, когда она напрямую помогала революции. Будучи ее сыном, я не могу не разделять ее желания увидеть свою страну свободной от английского влияния. Меня часто упрекают в том, что я не использую свою популярность, чтобы помочь Ирландии. Ну, что ж, будем считать, что я сделал вклад, написав «Невесту бандита» – историю про романтического ирландского разбойника.

Карета остановилась возле дома Кристины. Оскар молча подал руку.

– Прошу, – сказал он. – Я не знаю, почему тебя так волнует Ирландия. Надеюсь, что когда-нибудь ты расскажешь мне все.

Для Кристины наступил момент выбора. И она решилась.

– Подожди одну минуту, – попросила она Оскара и побежала в дом. Очень скоро вернулась и протянула Оскару свой дневник.

– Прочитай, – сказала она. – Сегодня я раскритиковала твою пьесу. Теперь твоя очередь дать оценку моим записям. Только прошу – никому ни слова. Пусть это будет нашей тайной.

– Обещаю сохранить все в тайне.

Оскар поцеловал ей руку и велел кучеру трогать. Кристина стояла в воротах до тех пор, пока карета Оскара не скрылась из вида.

Он был единственным человеком, кого она могла посвятить в свои мысли. Правда, этот дневник читал в свое время Майкл, но это совсем другое дело, да и форма изложения с тех пор изменилась. Теперь Кристина описывала свои приключения в виде повести. Рассказ велся от третьего лица. Но при этом сохранились все детали, включая сцены близости с Капитаном.

Возбуждение, вызванное решительным поступком, начало спадать, облегчение снова сменилось в душе Кристины страхом. Остается уповать лишь на то, что Оскар сдержит слово и будет молчать. В противном случае сегодняшний поступок Кристины может стоить Ричарду головы.

26

Оскар приехал к завтраку. На нем был сюртук оливкового цвета и широкий желтый галстук. На голове – широкополая шляпа, точно такая же, как у Брайтонского Бандита.

Поймав удивленный взгляд Кристины, Оскар пояснил:

– Я купил ее в Америке.

Он действительно был недавно со своими лекциями в шахтерских городах штата Колорадо. Но Кристина знала, что на самом деле Америка здесь ни при чем. Такие шляпы вошли в моду в Англии только потому, что их носил Брайтонский Бандит. Пока что немногие отважились разгуливать в них открыто, но Оскар всегда был в первых рядах модников.

Впрочем, Кристина не собиралась обсуждать шляпу. Она не сводила глаз с толстой тетради в кожаной обложке, которую он держал в руках.

– Знаешь, дорогая, – неторопливо сказал он. – Я чувствую себя путником, возвратившимся домой после долгих странствий. Пока тебя не было, я часто вспоминал твой дом. Теперь я смотрю на эти стены с благоговением язычника.

– Ты прекрасно знаешь, что это не мой дом. И все здесь устроено не по моему вкусу, а по вкусу покойного герцога. Так что не могу разделить твой языческий восторг. К тому же Уинтербрук был не язычником, а убежденным христианином.

Оскар положил шляпу, перчатки и трость на столик возле двери.

– Не знаю, не знаю. Как бы то ни было, я всегда рад очутиться именно здесь. Надо полагать, я подсознательно бегу от современной жизни. Модные дома так унылы! Они потеряли свое лицо, свою индивидуальность. Все на одно лицо.

– Довольно ходить вокруг да около, Оскар, – не выдержала Кристина. – Давай же, не мучь меня! Объявляй свой приговор.

– Звучит так, словно ты заранее признаешь свою вину.

Кристина сердито вздохнула и повела Оскара в столовую, где был накрыт стол: блюда с лососиной, тушеными почками, копченой рыбой и горячими булочками. Вазы с персиками и клубникой. Шампанское. Дымился чай в изящном чайнике севрского фарфора.

Они уселись. Оскар лукаво посмотрел на Кристину.

– Очень неплохо, – сказал он. – Если хочешь знать мое мнение – прекрасная повесть. Изумительное сочетание греха и покаяния.

– И тебя ничто не шокировало в моей повести?

– Страсть? Откровенность? Исповедь разбитого сердца? Нет. Все это сейчас не редкость в литературе.

Кристина положила ладонь на его руку, сделала глоток шампанского из своего бокала.

– Оставим страсть. Поговорим о другом. Ты часто воспеваешь искусство ради искусства, красоту ради красоты… а как насчет преступления ради преступления?

– Так тебя мучает совесть? Тогда, мне кажется, ты обратилась не по адресу. У меня свои представления о нравственности. По-моему, жизнь – безнравственная штука. Она учит нас приспосабливаться и прятать поглубже свои чувства.

Кристина в задумчивости окунула клубнику в шампанское и наблюдала, как стекают с нее капельки янтарной жидкости.

– Главная наша обязанность в жизни – это жить, – продолжал Оскар. – На самом деле умеют жить далеко не все. Я имею в виду – жить так, как хочется, реализуя все свои желания и мечты.

– А если при этом их желания разрушают чью-то жизнь?

– Ты говоришь сейчас о своем бандите?

– Да. Можем ли мы простить преступнику его желания?

– Общество часто прощает преступников. Оно никогда не прощает лишь мечтателей. В твоей повести запечатлелось состояние твоей души.

– И это состояние ужасно, – грустно сказала она. – Настолько ужасно, что я даже приблизительно не сумела передать его во всей полноте.

– В наши дни писатели часто выдают вымысел за факт собственной жизни.

– Но могут и на самом деле взять за основу реальную жизнь, как это сделали, например, вы с моей матерью, когда писали пьесу.

– Видишь ли, личность преступника всегда привлекает внимание публики и зачастую становится легендой. Что же касается твоего разбойника, то мне кажется, ты очарована им потому, что разделяешь его убеждения.

– Я люблю его. Я просто его люблю, – потупилась Кристина. – И это ужасно. Как можно любить человека, который не останавливается ни перед чем, даже перед убийством. Я не знаю, что мне делать.

Оскар подошел к Кристине и обнял ее за плечи.

– Девочка моя дорогая, ты разбиваешь мое сердце! Чем я могу помочь тебе?

Она слабо улыбнулась в ответ.

– Мне может помочь твоя любовь. Именно твоя. Со страстями для меня покончено.

– Девочка моя дорогая!

– Прости! Я обидела тебя?

– Обидела? Напротив. Я польщен. Моей любви ищет такая женщина! Женщина с нежным телом, созданным для неги и… Только теперь я начинаю понимать, как много потерял в жизни.

Закурил и продолжил:

– Я уверен, что твой бандит – лорд Уайклифф.

Кристина решительно кивнула.

– Я так и думал. Поэтому взял на себя смелость собрать кое-какую информацию о его семье. Итак, слушай. Его отец, Эдвард Уайклифф, женился на молоденькой девушке-ирландке. Невероятно красивой. Она была из простой семьи, чуть ли не из крестьян. Брак их не был счастливым. Бриджит – так звали мать твоего разбойника – так и не смогла привыкнуть к жизни в Англии и умерла при довольно загадочных обстоятельствах. Ее сын, Ричард, после окончания Оксфорда стал офицером и вместе с отцом воевал с повстанцами в Ирландии. Спустя несколько лет Эдвард был убит. Говорят, что его убил собственный сын.

Прошло какое-то время, прежде чем Кристина обрела дар речи.

– Убил своего отца? Не могу поверить.

– Так говорят. А вскоре и сам Ричард якобы был убит на дуэли принцем Уэльским. Но списали все на лорда Уэмбли, который там присутствовал. Сказали, что именно он убил Ричарда. Одним словом, скандал погасили. Что там было на самом деле – трудно сказать. Лорд Уэмбли давно умер и уже ничего не расскажет.

Кристина поднялась и на ватных ногах прошлась по столовой.

– Это ужасно. Твой рассказ еще больше все запутал. Что мне делать, Оскар?

– Если ты на самом деле любишь его так сильно, как говоришь, я посоветовал бы тебе попытаться разузнать о нем все. Не скрою, меня тоже очень занимает этот человек. Ты же знаешь, я обожаю преступников. Они кажутся мне родственными душами, такими же свободными художниками, как я сам. Но твой разбойник, помимо всего прочего, еще и умен…

– Оскар, ты абсолютно прав!

– В чем?

– Я должна узнать правду. Если я смогу понять, что им движет…

– Дорогая, что ты замышляешь?

– Я давно должна была это сделать. Лучше позже, чем никогда. Я еду в Ирландию. Ради него я убила человека. Неужели и после этого я не имею права узнать о нем все?!

27

Кристина задумчиво смотрела на старые, покосившиеся, потемневшие от дождей и времени хижины. Дети с визгом гоняли по лужайке обруч, оглашая окрестности звонкими голосами. Увидев Кристину, они замолчали и сбились в тесную кучку перед незнакомкой. Сразу бросалось в глаза, как плохо, бедно они одеты. Впрочем, как и большинство детей, которых Кристина успела повидать здесь, в Ирландии.

Первый раз она обратила внимание на ребятишек в порту Холихед, ожидая свой рейс на Дублин. Несколько семейных пар возвращались домой после каникул, проведенных в Англии. Маленькие дьяволята с криком носились по причалу, то и дело тыкаясь в ноги Кристины. Родители при этом спокойно разговаривали друг с другом, лишь иногда прерывая беседу для того, чтобы словом одернуть самых неугомонных.

Сама Кристина тоже не отличалась кротким нравом с самого детства, но ей никогда не позволяли так вольно вести себя на глазах у посторонних.

Кристина продолжала стоять на причале и смотрела на веселых сорванцов со слезами на глазах. Она знала, что собственных детишек у нее не будет никогда!


Всю жизнь Кристина считала себя образцовой путешественницей, легко принимающей традиции и нравы новой для нее страны, быстро осваивающей чужой язык и чужую культуру. Но на сей раз все было иначе. Барьер между нею и ирландцами оставался прочным и нерушимым. Путешествие не доставляло Кристине ни малейшего удовольствия, особенно после одного случая.

Кристина сидела в каюте первого класса, когда со стороны лестницы до нее донеслось пение. Детские голоса выводили вовсе не детскую песню с весьма неприличным текстом. Кристина вышла на лестницу. При ее появлении маленькие сквернословы моментально исчезли. После них осталась целая гора мусора. От всего этого Кристине стало тошно. Она вышла на палубу, прислонилась к перилам и всерьез задумалась о том, стоило ли ей вообще отправляться в это путешествие.

Были, правда, и приятные впечатления. Ей очень понравился Дублин – очаровательный город, старый и загадочный, с потемневшими от времени домами. Остановившись на мосту через реку Лиффли, по берегам которой раскинулся город, Кристина любовалась нежным закатом. Она стояла и думала, что когда-то им точно так же мог любоваться Ричард. И в ее сердце вновь появилась надежда. Она найдет ответы на свои вопросы, несмотря на то, что она чужая в этой стране.

В первые же дни Кристина почувствовала, что ее английское происхождение является камнем преткновения в разговорах с ирландцами. Любой ее вопрос о графе Уайклиффе наталкивался на недоуменное молчание. Тогда она решила переодеться в обноски, купленные на рынке, и, прикинувшись немой, побродить по городу. Куда бы ни заходила Кристина, везде слышала негромкие разговоры о Ричарде Уайклиффе. Его имя не только знали все в Ирландии, но и считали национальным героем. Одним словом, здесь буквально молились на человека, признанного в Англии государственным преступником.

Однако, стоило Кристине возобновить свои расспросы, ответом было тяжелое молчание. Никто не доверял здесь английской леди. Более того, ее вопросы выглядели весьма подозрительно. В Ирландии хорошо заботились о безопасности своего национального героя.

Прошло две недели, и Кристина получила письмо от Оскара.

«Похоже, – писал он, – что мы искали ключ, который лежал у нас под самым носом. Я разговаривал с вашей матушкой и выяснил, что она была знакома с Бриджит Уайклифф в те годы, когда та жила в Лондоне. Их дружба продолжалась, пока о ней не прознал Эдвард и не разрушил ее. Бриджит чувствовала себя в Лондоне одиноко и не раз говорила о революции и о грядущей независимой ирландской республике. Из этих разговоров матушка сумела запомнить кое-что, связанное с семьей Бриджит. В том числе она дала мне имя и адрес некоего человека Патрика О'Дейла – не слыхала про такого? Он живет в Гэлуэе – там, где родилась в свое время Бриджит. Насколько он может быть тебе полезен, судить не берусь. Я просто сделал свое дело во имя нашей дружбы. Что же касается матушки, то боюсь, что ты можешь оказаться перед нею в неоплатном долгу».

Письмо Оскара вновь возродило надежду. После холодного недоверия, с которым она постоянно сталкивалась в последние дни, было особенно приятно прочитать письмо, написанное теплой дружеской рукой.

Кристина немедленно поспешила на вокзал и первым же поездом отправилась в Гэлуэй.


Она довольно быстро отыскала дом Патрика О'Дейла и теперь стояла перед его хижиной на изумрудно-зеленой лужайке. На локте Кристины висела большая корзина с едой. Не сводя глаз с окруживших ее ребятишек, Кристина вытащила большой апельсин и протянула его девчушке. Она смутилась и отошла в сторону. Кристина предложила апельсин другому ребенку. Результат был тот же.

Что-то останавливало их. Похоже, что страх.

– Возьми, пожалуйста, – обратилась она к мальчику, делая еще одну попытку. Мальчишка покраснел, но все же взял апельсин. Тогда и остальные протянули ручки. Наконец все получили по апельсину.

– Идите же, – сказала она. – Идите и съешьте их. Все в порядке.

Они переглянулись и дружно бросились прочь. Кристина видела, как они, отбежав поодаль, принялись чистить плоды, жадно набивая рты их сочной мякотью.

– Что это вы дали моим внучатам?

Кристина обернулась и увидела на пороге хижины старика – приземистого, морщинистого, с редкими седыми волосами на голове.

– Мистер О'Дейл?

Он кивнул.

– Я – Кристина Уэнтворт-Гиббонс. Я приехала из Лондона. Мне необходимо поговорить с вами.

Старик инстинктивно прикрыл дверь.

– Пожалуйста, не прогоняйте меня, – взмолилась Кристина. – Я приложила столько усилий, чтобы найти вас. Для меня это очень важно.

Дверь медленно отворилась, и Кристина вошла в дом. В убогой грязной комнате, кроме стола и нескольких стульев, ничего не было. У нее сжалось сердце от боли за этого старика и его внуков.

– Я купила немного еды. – Она поставила на стол свою корзину. – Немного мяса, хлеб, фрукты. И виски. Я подумала, что…

– Очевидно, вам и впрямь нужно узнать что-то важное, если вы не поленились приехать к старику, да еще прихватили для него бутылочку, – удивленно сказал старик.

– Мистер О'Дейл, вы родственник Бриджит Уайклифф?

Старик нахмурился и поставил бутылку на стол.

– Не теряйте времени понапрасну, мисс. В этом доме запрещено произносить имя Уайклиффа.

– Но Бриджит была вашей родственницей?

– Да, она была моей двоюродной сестрой. Это все, что я могу вам сказать. А теперь забирайте свою еду и виски, и…

– Прошу вас, мистер О'Дейл. Это очень важно. Я – подруга Ричарда. И я хочу кое-что узнать.

Он пристально посмотрел в лицо Кристине своими слезящимися глазами.

– Подруга Ричарда, говорите? Что ж, готов поверить. Ведь он никогда не пропускал ни одной юбки. Когда-то он появился здесь под видом благодетеля, как вы, с едой и новой одеждой. Хотите знать, как я ответил, услышав его высокие слова о всяких там идеях? Плюнул ему в лицо. Вот так.

– Но может быть, он действительно хотел помочь вам? Ведь вы не чужой человек ему, верно?

– Не чужой! Только будь оно проклято, это родство с Уайклиффами, – вот что я вам скажу.

Кристина коснулась руки старика.

– Прошу вас, мистер О'Дейл. Вы должны помочь мне. Я люблю Ричарда.

Он отдернул свою руку.

– Любите его? Тогда мне жаль вас. Уайклиффы всегда убивают тех, кто их любит. Его отец убил нашу Бриджит, а теперь Ричард убьет вас.

– Каким образом Эдвард убил Бриджит?

– Разбил ее сердце. И это еще не самое худшее из того, что он совершил. Он погубил всех нас. Он и его сын. Ваш ненаглядный Ричард.

Кристина глубоко вздохнула.

– Мистер О'Дейл, простите меня за то, что заставляю вас вспоминать неприятные вещи, но найдите в своем сердце хоть капельку сочувствия и помогите мне. Скажите всю правду.

Старик внимательно посмотрел на нее.

– Хорошо. Мне кажется, что вы говорите искренне. Может быть, для вас и в самом деле будет лучше узнать все. По крайней мере будете знать, как вести себя с Уайклиффами и чего от них ожидать.

Он достал пару стаканов и наполнил их виски из принесенной Кристиной бутылки.

– Скажите, это правда, что Ричард убил своего отца?

– Не знаю. Эдвард командовал войсками, а его сынок был его правой рукой. Бессердечные палачи. Началось с того, что Эдвард стал собирать информацию о повстанцах, прикрываясь именем Бриджит. Запугал бедную девочку, и она помогла ему узнать все, что ему было нужно. Черные тогда настали дни. Они устроили здесь такую кровавую баню, какой у нас отродясь не бывало. Ни к кому не знали жалости. Ричард ни в чем не отставал от отца. Сколько невинных людей они тогда истребили – не сосчитать.

– Но война… Обстоятельства… – попыталась возразить Кристина.

– Это была не война! Это было неприкрытое убийство! Половина жертв была в родстве с Ричардом – незаконные дети его отца, родственники его собственной матери, Бриджит…

– Я… Я не могу поверить!

– Я говорю правду, святую правду. До того, как жениться на Бриджит, Эдвард заполонил всю округу своими выродками. Не пропустил ни одной смазливой девчонки. И не думайте, что он ничего не знал о своих незаконнорожденных детках. Еще как знал! Ну и что с того? Вернулся сюда с солдатами и с помощью своего драгоценного сынка убил их всех. Одной из жертв Ричарда была девушка по имени Морин. Ей было пятнадцать лет, и она была ему сводной сестрой.

– Но он мог и не знать об этом.

– Знал. Об этом рассказал на смертном одре отец Морин. Приемный отец.

Кристине припомнились слова Ричарда: «Я научился убивать, еще сидя на коленях у отца».

– Бедный Ричард, – сказала она. – Уверена, что тогда он ничего не знал. Все открылось ему позже и привело к тому, что он убил своего отца.

Старик поставил на стол свой стакан и поднялся со стула.

– Графу Уайклиффу нет никаких оправданий. Ни в этом доме, ни в этой семье он не найдет сочувствия и прощения. Ричард – чужой человек для меня. И вот что я тебе скажу, милая девочка: если хочешь уцелеть, держись подальше от него.

28

В церкви Сент-Пол шла проповедь. Пастор говорил о Брайтонском Бандите – ужасном грешнике, одинаково повинном как перед людьми, так и перед богом.

Газеты не отставали от церкви и тоже были переполнены проклятиями в адрес преступника. Но что удивляло Кристину больше всего, так это то, что рядом с именем Капитана везде фигурировала ирландская цыганка по имени Файран. Поначалу Кристина ничего не могла понять, потом неожиданно подумала, что Капитан нашел себе новую помощницу. Когда она поделилась своими мыслями с Оскаром, все прояснилось.

– Я сам выдумываю все эти истории, – сказал он сквозь смех.

– Но это же неправда!

– Ну и что? Неужели ты хочешь, чтобы однажды кому-нибудь в голову пришла простая мысль: загадочная Файран появляется с бандитом только тогда, когда в Лондоне отсутствует очаровательная герцогиня Уинтербрук?

– Об этом я как-то не подумала.

– Зато я подумал, дорогая. Кроме того, точно описывать факты – работа историков, а мы – свободные художники.


К религии Кристина относилась довольно спокойно. Она с облегчением вздохнула, когда проповедь закончилась и нарядная воскресная толпа прихожан чинно двинулась к выходу. Незаметно пробравшись к маленькой дверце в дальней стене храма, Кристина отворила ее и скользнула внутрь. Здесь, в полумраке, можно было рассмотреть крутую винтовую лестницу, ведущую наверх. Кристина поднялась по ней и оказалась в галерее. Отсюда, с высоты птичьего полета, открывалась величественная панорама города.

Это место под загадочным названием «галерея вздохов» Кристина любила посещать еще ребенком. Она прибегала сюда тайно и подолгу любовалась раскинувшимися внизу пейзажами и безбрежным голубым небом над головой. В эти минуты ей казалось, что она беседует с богом.

Сегодня Кристина пришла на галерею в надежде успокоить в беседе с богом свою душу, изнывавшую от одиночества. Когда-то она рассказала об этой галерее Капитану. Ричард тогда посмеялся над ней и сказал, что она склонна романтизировать все – даже бога. Что ж, может быть, он был прав. Во всяком случае, самого Ричарда она сильно романтизировала, это уж точно. Если бы она тогда знала то, что знает сейчас, вернувшись из Ирландии! Если бы можно было все вернуть назад и начать сначала!

Грустные мысли Кристины прервал негромкий шепот:

– Кристина…

Она удивленно огляделась. Галерея была пуста. На секунду Кристине показалось, что она сошла с ума. Но тут же шепот повторился:

– Кристина…

И тогда она поняла. С бьющимся сердцем бросилась за угол.

Он стоял возле перил, одетый в обычный костюм, как и подобает джентльмену в воскресное утро.

Ричард!

Кристина негромко вскрикнула и понеслась навстречу ему по длинному пролету галереи. Каблуки громко застучали по мраморным плиткам пола.

Она бросилась в объятия Ричарда и стала жадно целовать его губы, лицо, руки…

– Ах, Ричард, – шепнула она между поцелуями. – Я так виновата перед тобой. Прости меня.

– А ты – меня.

Звук его голоса наполнил сердце Кристины новой радостью. Только теперь, увидев Ричарда, она поняла, как истосковалась по нему.

– Как ты меня нашел здесь?

– С тех пор, как ты покинула лагерь, я следил за каждым твоим шагом.

– Тогда ты знаешь и о моей поездке в Ирландию?

В глазах Ричарда промелькнула боль.

– Разумеется, дорогая.

– Нам нужно о многом поговорить. Но не здесь. Преподобный отец Томас знает, что я поднялась на галерею. Оставаться здесь опасно.

– Поедем со мной!

Кристина задумалась. Уехать с ним. Раствориться в сиянии его глаз, отдаться силе его рук…

– Лучше ты приходи в Уинтербрук-Холл сегодня ночью. Прислугу я отпущу, мы будем одни…


Он пришел ночью, когда улица Сент-Джеймс опустела, притихла. Ночь погасила огни в окнах домов.

Прежде чем отпустить прислугу, Кристина велела подать ужин: поджаренный хлеб, икру, трюфели, холодное мясо, сыр, фрукты, шоколад. Затем поставила шампанское охлаждаться в ведерко со льдом, перелила бренди в хрустальный графин и занялась собой.

Приняв ванну и причесавшись, Кристина стала выбирать платье. Она неторопливо перебирала огромную груду бархата, атласа, кружев, шелка. Наконец выбор был сделан. Она остановилась на том самом черном с золотой вышивкой платье, что было на ней в ночь их первой встречи. Однажды это платье принесло Кристине удачу – пусть принесет ее еще раз.

Все было готово, и теперь Кристине оставалось лишь мерить шагами пол и ждать.

Она подошла к камину и в эту минуту услышала долгожданный стук. Но стучали не в дверь. Кто-то осторожно спускался по черепичной крыше. Кристина обернулась. В окне появился знакомый силуэт.

Ричард, как и она, был одет так же, как в тот незабываемый вечер. Черная рубашка, черный шарф на шее, черная шляпа и белые перчатки. Волосы зачесаны назад, отчего выражение лица стало строже, а аристократическое происхождение – еще заметнее. Если несколько месяцев назад Кристина встретилась с Брайтонским Бандитом, то сегодня ее гостем был граф Уайклифф.

Ричард аккуратно прикрыл за собой окно, плотно задернул шторы и только тогда двинулся к Кристине с ленивой кошачьей грацией.

– Я полагаю, что ты заслужила приятный вечер с джентльменом после всех передряг, – сказал он.

У нее было много вопросов к Ричарду, но сейчас не время было задавать их. Ведь они не виделись так долго, целую вечность! Дела могут подождать. А сейчас пусть будет великая радость встречи!

Кристина попыталась собраться с мыслями и заговорила каким-то чужим голосом:

– Как видишь, я не надела сегодня драгоценности – чтобы не искушать тебя.

– Кое-что искушает меня куда сильней, чем драгоценности, дорогая.

– Даже в роли джентльмена ты остаешься вором, – усмехнулась она.

– Но разве я что-нибудь украл у вас, герцогиня?

– Украл. Мое сердце. Мою душу. Мою волю. И снова застал меня врасплох. Я не знаю, что мне делать дальше.

– А что бы ты делала, если бы в гости к тебе пришел какой-то другой джентльмен?

– Прежде всего я предложила бы ему бренди, – сказала она. – Не желаете ли глоток бренди, милорд?

Кристина подала ему графинчик, налила в свой бокал немного шампанского. Он, похоже, тоже играл роль – роль джентльмена. И делал это весьма убедительно.

Ричард пригубил бренди.

– «Наполеон» – потрясающе!

– У покойного герцога был тонкий вкус.

– Да, во всем, – скользнул он глазами по чуть прикрытой груди Кристины.

Она опустила глаза и сделала большой глоток шампанского.

В глазах Ричарда промелькнуло удивление:

– Ну, что ж, если мы решили играть в эту игру, то что дальше по программе?

– Небольшой приятный разговор возле камина, я полагаю.

– Тогда начнем. Погода на удивление теплая. А ночи прохладные и темные. А в Ирландии сейчас идет дождь… Ну вот, собственно, и все, если ты только не захочешь что-то добавить.

– Нет, милорд, – рассмеялась Кристина. – По-моему, все сказано.

– Отлично. Что ты теперь предложишь своему гостю?

– Ужин! Ведь ты, наверное, голоден?

– Благодарю, я сыт.

– Жаль, – откликнулась Кристина, которую начала забавлять их игра. – Глэдис так старалась! Она будет огорчена.

– Я пришел к тебе, а не к твоей горничной.

– Я понимаю… Ну что ж, если ты не голоден и ничего не хочешь…

– Этого я не говорил.

Кристина покраснела.

– Хорошо. Если вы не желаете ужинать, то прошу вас, милорд, пройти со мной.

Она повела Ричарда через огромный холл с мраморными колоннами к винтовой лестнице. Они поднялись наверх, в галерею. На стенах висели портреты герцога, его покойной жены и их предков. Опытным глазом Ричард узнал кисти великих мастеров, писавших эти портреты.

Наконец они остановились возле какой-то двери. Кристина вошла первой и зажгла газовый рожок. К огромному удивлению Ричарда, это была не спальня, а красивый бальный зал, все стены, пол и потолок которого были выложены зеркалами, что создавало иллюзию бесконечного пространства.

Кристина проплыла по зеркальному полу к небольшому столу рядом со сценой, открыла стоящий на нем ящик и вытащила из него медный сверкающий рупор. Затем легким толчком привела в движение диск и опустила на него иглу. Тут же из рупора послышался шорох, затем зазвенели колокольчики и зазвучал вальс.

Кристина обернулась и с улыбкой посмотрела на Ричарда.

– Это фонограф, – пояснила Кристина. – Он сохраняет звуки и умеет их воспроизводить, представляешь?

– Игрушка. Забава для бездельников.

– Возможно. Но сегодня эта игрушка очень кстати. Не приглашать же на любовное свидание оркестр.

Она подошла к Ричарду, взяла у него бокал и положила его руку себе на талию.

– Что ты собираешься делать? – спросил он, не сводя изумленных глаз с фонографа.

– Хочу танцевать с вами, граф Уайклифф. Вы еще не забыли про свою роль?

Ричард улыбнулся:

– Разве может джентльмен отказать, когда его так просят?

Их отражения танцевали вместе с ними в зеркалах, и казалось, что двадцать, тридцать, сто пар танцуют одновременно.

Музыка кончилась. Ричард поклонился, поцеловал руку Кристины и, захватив свой бокал, повел ее по коридору, открывая подряд все двери. Не обнаружив того, что искал, он потянул ее на третий этаж. Наконец спальня Кристины была найдена.

Ричард медленно подошел к ней, развернул спиной к себе и надел на шею что-то тяжелое и прохладное. Прикосновение его рук заставило Кристину вздрогнуть.

Она взглянула в зеркало и ахнула. На шее у нее было роскошное старинное ожерелье из крупных овальных топазов с вырезанными на них сценками из греческих мифов. Всего в ожерелье было восемнадцать камней в золотой оправе.

Кристина понимала, что ожерелье – не только старинное, но и безумно дорогое.

– Мне говорили, что это ожерелье было найдено при раскопках на острове Крит, – сказал Ричард. – Успокойтесь, герцогиня. Я не украл его. Просто выиграл у другого вора, если это может успокоить вас. Но как бы то ни было, можете смело носить эту вещь, не боясь, что вас объявят в Англии государственным преступником.

– Мне безразлично, украл ты его или нет, – сказала Кристина. – Меня не волнует ничего, кроме тебя самого. Я хочу тебя. Подарок не имеет отношения к этому желанию.

– Так что, мне забрать ожерелье назад? – улыбнулся Ричард.

– Только попробуй, – ответила она. – Я не расстанусь с ним до самой смерти.

– Жаль только, оно совсем не подходит к этому платью.

Кристина закинула руки за спину, расстегнула застежки. Платье соскользнуло на пол. Перешагнула через него и быстро скинула с себя всю остальную одежду.

Она стояла перед Ричардом совершенно обнаженная. Только на шее тускло сверкало старинное ожерелье. Он вынул заколки из волос Кристины, и густая волна локонов упала на плечи. Руки Ричарда зарылись в шелковистые завитки, нежно скользнули вниз, на плечи, и ниже, к упругим теплым полушариям.

От прикосновения его пальцев тело Кристины пылало жаром. Она взяла Ричарда за руку и повела к постели. Вдруг он замедлил шаги, и она с удивлением посмотрела на него. Ричард внимательно изучал рисунок на синем бархатном с серебряным шитьем пологе. На нем был вышит родовой герб Уинтербруков. Ричард перехватил взгляд Кристины и слегка улыбнулся.

– В постели герцога? Ну уж нет.

С этими словами он сорвал полотно, укутал им Кристину и, легко подхватив на руки, понес прочь из спальни.

29

Он нес ее легко, как пушинку. Они вновь оказались в зеркальном зале. Не спуская с рук Кристины, он зажег газовый рожок и убавил свет. Затем поставил Кристину на ноги и жестом фокусника скинул прочь покрывало. В зеркалах многократно отразилось ее прекрасное обнаженное тело. В мерцающем свете оно походило на драгоценную жемчужину.

Ричард нежно обхватил пальцами грудь Кристины, пробежал ими по соскам. Кристина откинулась назад, уже готовая к любовной схватке. Она сходила с ума от каждого его прикосновения. В зеркалах было видно, как руки Ричарда ласкают ее тело, опускаясь с груди ниже, на живот, и оттуда проскальзывают между ног, погружаясь в горячее влажное лоно.

Не переставая целовать Ричарда, извиваясь всем телом, она принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. На пол со стуком полетели запонки. Освободившись от одежды, он прижался всем телом к ее атласной коже. Кристина задыхалась от страсти, движения ее стали быстрыми, она едва могла контролировать их.

– Я люблю тебя, Ричард, – срывающимся голосом шептала она. – Боже праведный, как же я могла жить без тебя? Как я хочу тебя…

Не разнимая объятий, она потянула Ричарда вслед за собой на брошенный бархат и безумными поцелуями призывала его к немедленным действиям.

Но несмотря на все усилия Кристины, Ричард продолжал сохранять спокойствие. Словно сдерживал себя, ожидая чего-то. Но чего?

– Ты слишком долго играл роль джентльмена, Капитан, – хрипло шепнула Кристина. – Так долго, что разучился заниматься любовью.

Она раскинула ноги и оседлала Ричарда, готовая принять в себя его плоть, но он осторожно вернул ее на место рядом с собой.

– Я много думал – о тебе, о себе, о нас. Я люблю тебя. Хочу тебя. Но мне нужно больше, чем просто физическая близость под этими зеркальными небесами. Когда я узнал, что ты специально отправилась в Ирландию, чтобы узнать правду обо мне, рухнул тот барьер, который не удавалось разрушить ни одной женщине.

Он так сильно сжал Кристину в своих объятиях, что она задохнулась.

– Чего ты хочешь?

– Я хочу… Я хочу, чтобы мы были с тобою единым телом, единой душой, единым сердцем. Я хочу тебя, Кристина, всю, без остатка.

В глазах Ричарда мерцал отраженный свет газовой лампы. В глубину зеркального коридора убегало, растворяясь в зыбкой дали, смущенное и радостное лицо Кристины.

– Я вся твоя, Ричард. Я люблю тебя так, как никто и никогда не любил. Я верю в тебя. Принимаю таким, какой ты есть. Когда-то ты не пустил меня в свою душу, думал, что я не сумею понять тебя. Ты ошибался. Твоя боль стала моей болью. Я отдаю тебе то, чем не делилась ни с кем и никогда: и тело, и сердце, и душу.

Ричард опрокинул Кристину на спину, склонился над ней, поправил упавшую на лоб прядь.

– Не будем спешить. Растянем наслаждение.

В зеркалах синяя бархатная занавеска, на которой они лежали, казалась островками, затерянными посреди океана. Сгорая в нежных объятиях Ричарда, Кристина познавала это чудо – медленную любовь, бесконечно растянутую во времени ласку. Она с упоением предалась этому новому, прекрасному ощущению. Наслаждение длилось и длилось, и Кристина плыла по его волнам – то вытягиваясь, то изгибаясь всем телом. Она стонала от восторга и страсти, впервые в жизни по-настоящему ощущая себя женщиной.

Освещенные мягким светом, их тела мерцали в зеркалах, и когда любовники бросали на них взгляды, страсть вспыхивала с новой силой. Это было похоже на танец – такие же красивые, ритмичные, слаженные движения.

Они давали волю своей фантазии. Ни одно желание не осталось неисполненным. Ни одна просьба не оказалась отвергнутой. Стоя на коленях и опираясь на локти, Кристина видела в зеркале Ричарда, который нежно, медленно ласкал языком каждую складку ее плоти. Затем он начал помогать себе руками. Кристина прикрыла глаза, отвечая ему всем телом и впервые в жизни понимая, какой на самом деле бывает настоящая любовь.

Прошло немало времени, прежде чем они насытились друг другом, но и тогда не разорвали объятий, словно боялись расстаться даже на секунду. Они еще долго шептали друг другу всю ту милую чепуху, которую влюбленные шепчут друг другу в счастливые минуты жизни.

Каждый из них не чувствовал себя больше одиноким в этом мире. И оба были благодарны судьбе, которая провела их через испытания, чтобы навсегда соединить их судьбы.

30

Вскоре они проголодались и спустились вниз. Уютно расположившись за огромным кухонным столом, они устроили настоящий пир из всего того, что удалось обнаружить в кладовке.

– Знаешь, я впервые на кухне, – сказала она, оглядываясь по сторонам.

– Шутишь, – с набитым ртом откликнулся Ричард.

– Вовсе нет. Ведь я прожила здесь немного – всего несколько месяцев. Разумеется, Уинтербрук показывал мне дом, когда я впервые сюда приехала, но потом… Всем занималась моя экономка.

– Должен предупредить – теперь тебе придется время от времени наведываться на кухню. Согласна? Или считаешь, что это недостойно герцогини?

– Ты сам знаешь, что я отвечу.

Они рассмеялись и невольно потянулись друг к другу.

– С этого дня мы навсегда вместе, – сказала Кристина уже совершенно серьезно.

Ричард задумчиво покрутил в руке вилку.

– Приятно думать, что все беды остались в прошлом. Я спокоен, когда ты рядом. Ты убила во мне целую стаю демонов, так долго мучивших меня. Сам не понимаю, как это вышло.

– Когда Патрик О'Дейл рассказывал о тебе, я поняла, что мы с тобой – родственные души. Души, обожженные одним и тем же огнем. Пусть я и не была повинна в смерти своей сестры, родители не могли простить мне того, что я осталась жива. Помню, как это ударило по моим чувствам. Могу представить, что тебе пришлось испытать.

– Значит, старый Патрик так и не простил меня.

Кристина замолчала, и Ричард накрыл ее руку своей ладонью.

– Успокойся, любимая. Если что-то тревожит тебя, спроси меня самого.

– Скажи, Ричард, ты на самом деле убил своего отца?

– Это длинная история, Кристина. Когда-то, очень давно, он силой заставил выйти за себя юную девчонку, которую нашел в оккупированной им стране. Оторвал ее от дома, от семьи, от родины, от всего, к чему она привыкла. Привез на чужбину, где она оказалась среди людей, ненавидящих ее земляков. Запретил ей не только говорить, но даже думать об Ирландии. Он шагу не давал ей ступить и бил ее так, что она совершенно разучилась говорить – так была напугана.

Кристина сжала руку Ричарда и почувствовала под пальцами кольцо, которое он всегда носил на мизинце. Неожиданная догадка промелькнула у нее в голове. Она подняла кисть Ричарда и посмотрела ему в глаза.

– Да, это ее кольцо, – сказал он. – Единственная память о доме. Папаша лишил ее всего. Запретил ей рассказывать мне об Ирландии и говорить со мной по-ирландски. Он нанял учителей, чтобы те научили ее разговаривать так, как должна разговаривать английская графиня. Кольцо – единственная вещь, которую матери удалось утаить от отца, ее единственная драгоценность. Я нашел его после ее смерти.

– Трудное же у тебя было детство.

– Зато недолгое. Как только я немного подрос, меня отдали в закрытую школу. Оттуда – в Итон, а потом прямым ходом в Оксфорд. Обычный путь для сына английского графа. После смерти матери отец отправился в Ирландию усмирять бунтовщиков. Резню он устроил кровавую. Тюрьмы были переполнены. Разумеется, ответом на его ненависть стала ненависть ирландцев. Когда я примкнул к отцу и стал воевать под его началом, мы получили приказ навести порядок любой ценой. И папаша начал действовать. По-моему, он слегка тронулся умом. Заговорщики начали мерещиться ему повсюду. Он выжигал все вокруг себя, а я, молодой мальчишка, рано лишившийся матери, попал под его влияние и заразился его безумием. Воспоминания о тех днях до сих пор мучают меня по ночам.

– А как ты обнаружил, что…?

– Что многие из убитых были моими родственниками? Патрик рассказывал тебе о Морин?

– Только упоминал это имя.

– Это было ужасно. Мы заподозрили ее братьев в том, что они организовали взрывы в городе. Я выследил их, окружил ферму, на которой они прятались, и предложил им сдаться. Они отказались и открыли огонь. Я начал стрелять в ответ и не заметил Морин. Она бежала, чтобы уговорить братьев сдаться, и попала под перекрестный огонь. Ее сразило на месте. Увидев это, ее братья открыли бешеный огонь. В итоге мои люди перебили их, ранили их отца. Умирая, он поведал мне ужасную тайну. Тогда-то я и узнал о том, что убил свою сводную сестренку.

– Ах, Ричард…

– После этого я не мог больше оставаться в Ирландии. Ведь на моих руках было больше ирландской крови, чем текло ее в моих жилах. Я вернулся в Англию и ударился в запой. В те дни я и познакомился с нашим общим приятелем, принцем Уэльским. Провел в компании с ним и его друзьями несколько лет, пытаясь заглушить алкоголем память. А потом… Потом я узнал, что именно сотворил папаша с моей несчастной матерью. Я словно сошел с ума. Ринулся назад, в Ирландию, разыскал этого старого ублюдка и укокошил его. Затем вернулся и вызвал принца на дуэль. Но эту историю я расскажу как-нибудь потом.

– Но он стрелял в тебя?

– Едва не пристрелил. Я был на волосок от смерти. Слава богу, нашелся друг, который укрыл меня и выходил от ран.

– Этот друг – женщина?

– К чему такие вопросы, герцогиня!

– Если это так, то я завидую ей. Хотелось бы мне самой быть на ее месте. А потом ты уехал в Америку?

– Да. Поначалу просто хотел там укрыться, но вскоре встретился с членами тайного общества за освобождение Ирландии и понял, что должен делать. И я делал, что мог, хотя все это не могло искупить моей вины.

Кристина молчала, собираясь с мыслями перед тем, как заговорить о себе.

– Я представляю, каково было твоей матери. Когда к нам приезжали гости, меня тоже запирали в темной кладовке и держали там часами, пока все не разъедутся. Но самое ужасное было, когда родители били меня. Я по две недели не могла встать с постели. Для того чтобы отколотить меня, всегда находился предлог. Придирались к тому, что я что-то неправильно сделала или сказала. Но я-то знала, что они бьют меня потому, что ненавидят.

Самое страшное случилось вскоре после смерти Элизабет. Отец тогда сильно пил. В тот день он вернулся домой очень поздно и поднялся в мою комнату. Он принял меня за Элизабет. Я пыталась объяснить ему ошибку, но он был настолько пьян, что ничего не понимал. И вдруг я поймала себя на том, что радуюсь его ошибке. Он смотрел на меня добрыми глазами, гладил, ласкал, говорил нежные слова. И мне было неважно, что говорит он эти слова не мне, а покойной Элизабет. – Это было ужасно. Он начал…

Она спрятала лицо в ладонях. Ей было невыносимо стыдно вспоминать о той ночи.

– Тут-то я и поняла, что он любил мою сестру вовсе не отцовской любовью. Я не знаю, как это у них получилось. Помню только, что однажды Элизабет сказала мне странную фразу: «Знаешь, быть любимой – вовсе не такое счастье, как мне казалось». В ту проклятую ночь я все поняла и увидела.

Капитан слушал исповедь Кристины тихо, внимательно. Он нежно накрыл руку девушки своей ладонью. Она положила голову на грудь Ричарду и продолжила:

– Я начала сопротивляться. Он не отставал. А когда понял, что перед ним не Элизабет, пришел в неистовство.

– Боже правый, – выдохнул Ричард.

– Он не убил меня только потому, что в комнату вошла мать. Увидев, что происходит, она взбесилась и принялась швырять что попало, но не в отца, а в меня. Я успела подумать тогда, что ей ничего не было известно о связи отца с Элизабет. Что было дальше, я не помню. Мне казалось, что прошла целая вечность, пока они не прекратили бить меня и не ушли. А потом он вдруг опять появился возле моей постели и снова принялся бить – так, что отбил мне все внутренности.

Руки Ричарда конвульсивно сжались в кулаки.

– Я звала на помощь мать, но она не пришла. Потом я потеряла сознание и пролежала до утра на полу в луже собственной крови, пока меня не обнаружила Патриция, наша горничная. Вызвать врача мать не разрешила. Она уложила меня в постель и принялась пичкать успокаивающими и снотворными до тех пор, пока мои раны не зажили. Но были серьезные внутренние повреждения… Началось воспаление. Так продолжалось три недели. Когда пригласили врача, было уже поздно. От воспаления он меня сумел вылечить, но я навсегда лишилась возможности иметь детей.

Кристина долго молчала.

– А еще через два месяца я вышла замуж за Мортимера и навсегда покинула постылый родительский дом.

– А что твой отец?

– Он никогда не вспоминал о той ночи. Забыл о ней. Или сделал вид, что забыл. Этих актеров сам черт не разберет. Но с того дня он бросил пить, а к свадьбе подарил мне то самое ожерелье из черного жемчуга, фамильную драгоценность Уэнтвортов. Этот подарок стал последней каплей в наших отношениях с матерью. Она возненавидела меня окончательно и продолжает ненавидеть по сей день.

– Но на самом-то деле ей не за что ненавидеть тебя! Неужели она не понимает, что твоей вины в случившемся не было?

– Она ничего не хочет знать. Она даже не захотела объясниться со мной. Я понимаю, ей проще ненавидеть меня, чем своего мужа, – а ведь именно так должно было бы произойти, узнай она всю правду. Да и что я могла ей сказать? Бедная Элизабет…

– Дорогая моя, – негромко сказал Ричард и обнял Кристину за плечи. – Теперь, слава богу, все осталось позади. Я люблю тебя, Кристина. Люблю так, как никого и никогда не любил в своей жизни. Пока я жив, тебе не нужно бояться – никого и ничего. Я буду защищать тебя до последнего своего вздоха. Клянусь сердцем, клянусь честью. Клянусь нынешней великой ночью.

– Ах, Ричард, – она нежно погладила его по щеке. – Ты страдал в этой жизни не меньше, чем я. Мы похожи с тобой. Мы нужны друг другу. И это – самое главное.

– А что о нас сказал Патрик?

– Он сказал… Нет, Ричард, я не могу… Он сказал, что в конце концов ты меня погубишь.

– Погубить… Это я могу. Самого себя всю жизнь погубить пытаюсь.

– Может быть, ты меня и погубишь, не знаю. Но если мне суждено будет погибнуть в твоих руках, я буду знать, что свою жизнь прожила не зря. Так ты думаешь, мы справимся, Ричард? Сумеем все забыть? Все начать сначала?

– Знаешь, есть у меня одна идея… – задумчиво начал Ричард.

Его прервал звук хлопнувшей двери.

– Кристина! – послышался из холла женский голос.

Кристина вскочила на ноги.

– Боже правый! – воскликнула она. – Да это же мать!

31

В ту же секунду Ричард метнулся к двери, осторожно выглянул в коридор.

– Ты не запирала входную дверь? – спросил он.

– Нет, – шепнула в ответ Кристина. – Оставила ее открытой. Для тебя. Не волнуйся. Я отведу ее в какую-нибудь пустую комнату подальше отсюда и постараюсь поскорее спровадить прочь.

Когда Кристина проходила мимо, он успел погладить ее по руке и нежно поцеловать.

– Я здесь, рядом с тобой, – сказал он. – Все остальное неважно.

Она поплотнее запахнула халат, расправила плечи и спокойно вышла в холл.

– Мама, – сказала она ровным голосом. – Как ты здесь очутилась? Почему не предупредила?

Саша расстегнула свой плащ с золотым шитьем и сбросила его на пол.

– Какие могут быть формальности между матерью и дочерью? – возмутилась она.

Кристина понимала, что надо действовать решительно, но осторожно. Она предложила матери пройти в салон, подальше от кухни, где прятался Капитан.

– Ты так рано встала, мама. На тебя это не похоже.

– Встала? Да я еще не ложилась после спектакля. Какой успех! Занавес на поклоны поднимался раз двадцать, не меньше! Дирк, бедняжка, спит как убитый, а я вот не могу. Пошла прогуляться. Проходила мимо и заметила у тебя в окнах свет. Но вернемся к спектаклю. Ведь ты так до сих пор ничего не сказала. Я почти не вижу тебя и начинаю задумываться – а есть ли еще у меня дочь? Хорошо бы тебе вернуться в театр и помочь мне с костюмами. Боюсь, что их вообще следует переделать. Как ты думаешь?

– Они довольно нелепы, я согласна, – ответила Кристина. – Ты, например, едешь на ограбление поезда, а одеваешься при этом, как на бал.

– В общем, нам сейчас очень нужна и твоя быстрая игла, и твой острый глаз. Приходи в театр, поработай с костюмами. Переделай их, если нужно.

– Ты поражаешь меня, мама. С каких это пор ты стала так высоко ценить мои портновские таланты?

– Моя костюмерша попала в больницу. Надолго. У нее что-то серьезное. Я попала в затруднительное положение и очень обеспокоена.

– Чем? Здоровьем костюмерши или спектаклем?

– И тем, и другим, разумеется. Что у меня, сердца нет, что ли?

– А разве есть?

– Перестань, Кристина. Перед другими изображай из себя герцогиню, а не перед матерью. Пойми – спектакль должен идти в любом случае.

– И пусть себе идет. Но только без меня. Теперь понятно, почему ты не поленилась прийти в мой дом в пять утра – тебе надо найти замену заболевшей костюмерше!

– Я уже говорила, что взволнована и не могу уснуть, – сказала Саша и внимательно посмотрела на дочь.

– У тебя припухли губы, Кристина. Чем это ты занималась?

Кристина непроизвольно поднесла ладонь к губам, которые еще хранили тепло поцелуев Ричарда.

– Это, я думаю, тебя совсем не касается, мама. А теперь прости, я очень занята.

Саша огляделась и увидела на стуле плащ и перчатки Капитана.

– У тебя новый любовник? Кто он?

Саша взяла плащ.

– М-м-м… – протянула она. – Пахнет настоящим мужчиной. Лошадьми. Бренди. Кто он? Спортсмен?

– Довольно, мама, – Кристина вырвала плащ из рук матери и прижала к себе.

От резкого движения халат Кристины слегка распахнулся, сверкнули камни ожерелья.

– О! – воскликнула Саша. – Кем бы он ни был, у него хороший вкус. По крайней мере, в отношении драгоценностей.

– Мама! Прошу тебя!..

– Я уйду. Но сначала пообещай, что вернешься в театр.

– Я уже объяснила тебе, что занята.

Саша сделала шаг вперед и ударила Кристину по щеке.

– Мерзкая девчонка! С любовниками валяться у нее время находится, а вот чтобы матери помочь…

Кристина стиснула зубы.

– Еще раз повторяю: я не буду помогать тебе ни сейчас, ни когда-либо вообще. Я взрослая женщина и имею право поступать так, как считаю нужным. А теперь уходи, прошу тебя!

– Уйду! С удовольствием! Только не думай, что тебе удастся обвести меня вокруг пальца, киска! Я достаточно хорошо знаю тебя. Предупреждаю, доченька, поберегись! И не думай, что я не узнаю все твои секреты!

Кристина услышала за спиной шаги Капитана.

– Скажи, ты хотела бы уехать из Англии?

– С тобой?

Он кивнул.

– С тобой – куда угодно, – улыбнулась Кристина.

– Тогда мы так и сделаем. Оставаться здесь опасно, и дело тут не только в твоей матери. Хотя недооценивать ее нельзя. Но сначала нам нужно будет сделать два дела.

– Два дела?

– Не забывай, что у меня есть свой личный счет к принцу Уэльскому, – напомнил Ричард. – Ты со мной? Если нет, сейчас самое время сказать об этом.

– Разумеется, я с тобой. Не забудь, что и у меня есть мой личный счет к принцу. А какое второе дело?

– Я подумал о том, что мы должны торжественно попрощаться со своим прошлым.

– Если ты говоришь о том, чтобы поставить на место мою мать, я буду счастлива принять участие в таком деле.

– Именно это я и имел в виду. Но только все должно быть тщательно продумано.

– Я все сделаю, – взволнованно воскликнула Кристина.

– Тогда слушай. Твои родители играют пьесу, в которой мои поступки подвергаются осуждению и осмеянию. Я правильно говорю?

– Правильно.

– Не в лучшем свете показывают и мою партнершу. Верно?

– Верно.

– Я предлагаю сорвать им спектакль. Устроить ограбление прямо в театре! Показать всем, на что способны настоящий Капитан и его леди!

Кристина задохнулась от восторга.

– Боже! Это просто превосходно!

– Так ты одобряешь?

– Одобряю? – Кристина порывисто прижалась к Ричарду. – Да я в восторге!

Она обняла Ричарда, и они откинулись на упругие диванные подушки с радостным хохотом. Наконец Ричард оторвался от Кристины.

– То, что мы задумали, очень опасно. Нам придется работать в окружении людей, которых знаем мы и которые знают нас. Мы не должны дать им ни единого шанса опознать нас. За принцем надо установить слежку. Разведать, как его охраняют. Другое дело – ограбление в театре. Тут заранее ничего не рассчитаешь. Наш главный шанс – внезапность и продуманные пути для отступления.

– Что касается путей, не беспокойся. Я знаю театр как свои пять пальцев.

– Это очень ценно. Но самое главное для тебя – измениться до неузнаваемости. И в первую очередь для своих собственных родителей. Я не хочу рисковать твоей жизнью.

– Я буду осторожна, обещаю.

– Да уж, постарайся держать себя в руках. Это очень непросто, я знаю, но одно неосторожное слово, один жест, по которому тебя смогут узнать, – и нам конец.

– Если ты хочешь охладить меня – напрасный труд. Я люблю опасные игры, обожаю риск. Но при этом постараюсь не терять головы. Ах, Ричард, поскорее бы! Рассчитаться с этими… и быть свободными. Вместе! До самой смерти!..

– Торопиться пока не будем. Обдумаем все хорошенько. Согласишься для начала съездить со мной в Ирландию? Мне нужно будет закончить там кое-какие дела.

– Конечно, любимый, – кивнула Кристина, сияя глазами. – Все, что угодно, куда угодно – только бы с тобой.

32

На следующий день неожиданно появился Оскар и стал уговаривать Кристину пойти с ним в кафе. Кристине не очень хотелось появляться в людных местах, но переубедить Оскара было делом непростым.

Наконец Кристина мысленно сдалась и стала искать компромисс, предлагая менее людные места для их прогулки.

– Я не хочу в кафе, – сказала она. – Там стены имеют уши и откровенного разговора не получится. Если хочешь, пойдем просто погуляем. Заодно разомнемся.

– Разомнемся! – недовольно пробурчал Оскар. – Из всех видов разминки я предпочитаю один – разминку словесную. А гулять, ходить…

– Ну, если ты такой лентяй, можем взять лошадей и поехать верхом.

– Слишком много возни.

– Ну, хочешь, сыграем в крокет? – с откровенной насмешкой спросила Кристина. – Молоток-то в руках сможешь удержать, я надеюсь?

Оскар снял с рукава своего ярко-желтого пиджака воображаемую пылинку.

– Честно говоря, я не игрок. Разве только домино. Играл в него несколько раз в кафе, когда жил в Париже. По-моему, самый правильный образ жизни – созерцательный.

– Но если совсем не двигаться, Оскар, то ты скоро растолстеешь. Тебе хочется растолстеть? Надо хоть иногда ходить пешком, тогда ты сохранишь молодость, будешь хорошо выглядеть.

Расчет был точным. Кристина знала, как обеспокоен Оскар своей внешностью. Он тут же согласился.


Рука об руку они прошли по тропинкам парка Сент-Джеймс и вышли к озеру. Здесь, у самого берега, отыскалась свободная скамейка, укрытая тенью деревьев.

«Интересно, что бы подумала о нас жена Оскара, окажись она сейчас здесь?» – подумала Кристина.

– Ну, как тебе Ирландия? – спросил Оскар.

– Пока была английской герцогиней, не получала ничего, кроме тихого презрения. Когда же переоделась и стала девушкой из толпы, отношение сразу изменилось. На самом деле ирландцы – дружелюбный народ.

– А информация, за которой ты ездила? Тебе удалось ее получить?

– Да. Спасибо тебе за помощь.

– Тогда рассказывай.

– Понимаешь, то, что я узнала о Ричарде, должно остаться нашей с ним тайной.

– И моей тоже, я полагаю.

– Хорошо. Тогда помоги мне кое в чем разобраться.

Кристина оглянулась, желая еще раз убедиться в том, что поблизости никого нет.

– Так вот, – прошептала она. – Мы скоро уедем. Вдвоем. Ричард и я.

– Не может быть! Куда?

– Сначала в Ирландию. Куда потом – решим позже. Не знаю. Может быть, в Америку.

– Вот это новость! И решение окончательное?

– Да.

– Я мало знаю о твоем бандите. Только то, что ты сама мне рассказывала. А что ты будешь делать, если его снова потянет на старое? Или он решит продолжить свою борьбу за свободу Ирландии?

– Для меня самое главное – быть вместе с ним. Оскар, я так счастлива!

– Это очень романтично, но должен признаться – мне жаль терять тебя. Раньше я симпатизировал твоему приятелю, но теперь вижу, что он и в самом деле вор. Украл у меня любимую девушку!

– Оскар! – Кристина прижала к себе его голову, погладила волнистые локоны. – Дорогой, ты знаешь, как я тебя люблю. Это никакими словами не передашь. И помни: где бы я ни была, стоит тебе только позвать, я брошу все и прилечу.

– Я знаю, милая. Но так тяжело расставаться!

– Кстати, можешь располагать моей виллой в Илланро. Думаю, что полицейским ищейкам не придет в голову искать вас там.

– Ты так добр, Оскар! Спасибо! У меня к тебе есть одна просьба. Мне нужна информация о Берти. Где он бывает, когда, с кем? В Лондоне ли его жена? Одним словом, все, что может пригодиться для…

– Для хорошей шутки, верно? Ну, что ж, дорогая. Я, конечно, люблю принца, но тебя я люблю больше. Кроме того, в моих жилах течет достаточно ирландской крови, чтобы я согласился помочь шутникам, решившим разыграть его высочество. Не бойся, я не стану расспрашивать тебя о ваших планах. Чем меньше я буду знать, тем лучше. Тогда я даже под давлением не выдам вас. И мне легче будет прикрыть вас в случае надобности.

– Вот за это я тебя и люблю!

Оскар внимательно посмотрел на Кристину. Он никогда еще не видел ее такой сияющей, такой спокойной и такой счастливой.

– Удивительно, – сказал он. – Я знаю тебя давно, Кристина. Но только теперь, когда в твоей жизни появился этот знаменитый бандит, ты наконец перестала походить на испуганную девочку и превратилась в настоящую женщину. За последние три месяца в тебе произошла чудесная перемена. Совершенно не понимаю, почему Саша просила поддержать тебя. Тебе вовсе не нужна моя поддержка.

– Мама? – нахмурилась Кристина. – Что она тебе сказала?

– Странная история. Она примчалась ко мне сегодня утром. Разбудила, между прочим. Стала просить, чтобы я сводил тебя куда-нибудь, развлек, погулял с тобой по городу. Вообще-то она показалась мне какой-то странной, словно у нее не все в порядке с головой.

Пока он говорил, Кристина лихорадочно перебирала в голове причины, которые могли заставить ее мать поступить подобным образом. Ей нужно было, чтобы она на какое-то время ушла из дома. Зачем?

И тут Кристина вспомнила слова матери: «Не надейся, что тебе удастся скрыть от меня свои секреты».

– Почему ты не сказал мне этого раньше? – шепотом спросила она.

– Я не придал этому значения.

– Оскар, подумай! Когда это мама заботилась о моем самочувствии? Здесь что-то не так. Я должна спешить. Господи, только бы не было поздно!


Всю дорогу до дома она бежала. Сердце колотилось, мысли путались. Влетев в дом, она едва не сбила с ног стоявшую в холле горничную.

– Глэдис! Леди Нортхэмптон здесь? – выдохнула Кристина.

– Да, ваша светлость, она наверху.

– И ты ей позволила?

– Но она сказала, что вы сами ей разрешили, мэм. К тому же она – ваша мать…

Кристина оттолкнула горничную и бросилась наверх. Саша сидела в спальне. В руках у нее был раскрытый дневник Кристины.

– И много ты успела прочитать?

Саша спокойно посмотрела на дочь, словно сидела за чашкой чая, а не за чтением ее дневника.

– Достаточно, чтобы мои подозрения подтвердились.

Кристина подошла ближе и вырвала дневник из рук матери.

– А что ты скажешь о моем писательском таланте?

– Таланте? – поморщилась Саша. – По-моему, ты пишешь совершенно бездарно. Такой сентиментальной чуши мне еще не доводилось видеть. Но зато теперь я знаю правду.

– Ты что, действительно решила, что это – правда обо мне? Да ты никогда меня толком не знала.

– Я раскусила тебя с малых лет. Уже тогда ты была не ребенком, а сущим дьяволом и превратила мою жизнь в ад. Интересно, что скажет принц Уэльский, когда я расскажу… Бьюсь об заклад, ему будет очень любопытно узнать о некоторых интимных подробностях жизни знаменитого бандита.

– Но я всегда могу заявить, что все написанное – плод моей необузданной фантазии. Я всегда была выдумщицей. Это всем известно.

– Допустим. Но как ты объяснишь это?

Саша зловеще улыбнулась и открыла шкатулку, в которой Кристина хранила драгоценности. Сверкнуло ожерелье – знаменитый фамильный черный жемчуг Уэнтвортов. Она полюбовалась им, погладила жемчужины кончиком пальца.

Кристину затрясло.

– Бандит вернул мне ожерелье перед тем, как спрыгнуть с поезда. Положил жемчуг в мою сумочку. Я даже не заметила, как он это сделал. Почему? Не знаю. Возможно, пожалел. Ведь перед ним была женщина, за которую ее собственные родители не пожелали дать выкуп.

– Скажи-ка лучше, чем ты сама заплатила ему за свою свободу?

Гнев на мгновение ослепил Кристину. Она стиснула зубы, чтобы сдержать слова, рвущиеся с языка.

– Предположим, что все так и было, – продолжила Саша. – Но почему ты не сказала об этом, когда вернулась? Не успокоила отца? А ведь он спрашивал тебя о жемчуге не далее как в прошлую субботу.

– Наверное, была зла на него. Мне показалось, что об этом ожерелье он беспокоится куда больше, чем обо мне самой.

– Глупо, Кристина. Просто ты привыкла всегда быть в центре внимания. В детстве, если этого не происходило, ты впадала в истерику.

– Не могу в это поверить, – раздался мужской голос.

Это был Оскар. Лицо его было покрыто мелкими капельками пота.

– Мама нашла мой дневник и решила, что я в него записывала то, что происходило со мной на самом деле. Я объясняю, что это не так.

Оскар удивленно посмотрел на Сашу.

– Моя дорогая, мы с вами достаточно хорошо знаем характер Кристины. Неужели вы можете допустить, что все, о чем она написала, правда?

Оскар дружески обнял актрису за плечи.

– Уверяю вас, все ваши подозрения беспочвенны, дорогая леди.

– Но почему вы держали это в тайне от меня? Затеяли какую-то возню у меня за спиной?

– Игра! Детская игра! Шалость. Давайте рассуждать логически. Допустим, что наша девочка бросит все и выйдет замуж за этого бандита. Боже правый, в какую ситуацию она при этом попадет! Жить в вечном страхе. Стать изгоем. Навсегда проститься с комфортом, уютом, покоем, со всеми радостями жизни. С театром, наконец. Как бы она ни отрицала, но мы-то с вами знаем, что в душе она не мыслит себя без сцены. Недаром в ее жилах течет ваша кровь и кровь Дирка!

Пока Оскар говорил, Саша положила ожерелье в шкатулку.

– Она также теряет титул герцогини, – продолжал Оскар. – Вы представляете себе ситуацию, в которой Кристина отказалась бы от своего титула? Я уж не говорю о деньгах. Жизнь в нужде – страшная штука.

– Но кто, собственно, говорит о замужестве? – возразила Саша. – У Кристины в жизни было предостаточно любовников. Это никак не сказалось ни на ее жизни, ни на ее титуле.

– Еще раз говорю вам, Саша, за этими записями ничего не кроется, кроме попытки написать свой вариант повести о Брайтонском Бандите. Написать для того, чтобы слегка изменить его образ в той пьесе, которую вы с таким успехом играете вдвоем с Дирком. Прости меня, Кристина, если выдаю твою тайну.

Кристина была в восторге от Оскара.

– Ну что же, – сказала она. – Если раскрывать секрет, так до конца. Идея этой пьесы-дневника принадлежит Оскару.

Саша нахмурилась.

– Если вы решили на пару одурачить меня…

– Какой смысл? Кристина хоть и своенравна, но неглупа. Думаю, что занятие драматургией благотворно скажется на ее характере. Скажите, что она должна сделать, чтобы окончательно успокоить вас?

Саша бросила на дочь строгий взгляд.

– Пусть восстановит свои отношения с принцем Уэльским.

Кристина закрыла глаза.

– Зачем? – спросил Оскар.

– Пока она была в, скажем так, дружеских отношениях с принцем, его высочество охотно посещал наш театр, мы входили в круг его друзей. Сейчас же мы чувствуем его недоброжелательное отношение, и это разбивает нам сердца – и мне, и моему мужу. Кристина должна помочь вернуть его расположение.

– А может быть, тебе поднести мою голову на блюде? – огрызнулась Кристина.

– В самом деле, леди, всему есть границы, – вмешался Оскар.

– Вы слышали мое условие, – жестко сказала Саша. – Кристина должна вернуться к принцу. Если этого не произойдет, я буду вынуждена рассказать ему обо всем, что сегодня стало мне известно.

Оскар взглянул на Кристину.

– Такие вещи она должна решать сама.

– Я нисколько не боюсь твоих разоблачений, мама. И меня не волнует, что скажет на это принц. Впрочем, если это сделает тебя счастливой… Я согласна встретиться с Берти.

«Я встречусь с ним, но в руке у меня будет заряженный пистолет», – решила она про себя.

– Отлично, – кивнула Саша. – Только предупреждаю – никаких штучек! Не пытайся меня переиграть.

И она ушла, бросив жадный взгляд на жемчужное ожерелье.

Когда шаги Саши стихли, Кристина плотно прикрыла дверь спальни.

– Не представляю, что бы я делала без твоей помощи, Оскар. Я бы могла убить ее.

– Не говори так. Убийство – это всегда ошибка. Нет ничего, что нельзя было бы решить к обоюдному удовольствию за стаканом хорошего вина.

– Но ты же читал мой дневник и знаешь, что однажды я уже убила человека.

– Случайно. А убийство матери было бы не случайным, а обдуманным. Большая разница.

– Я готова была придушить ее. Сначала называет меня шлюхой, а затем хочет уложить меня в постель принца…

– Хватит, дорогая. Скажи лучше, что я должен сделать, чтобы помочь тебе.

– Раздобудь информацию, о которой я тебя просила. И поторопись, Оскар. Времени у нас в обрез. Теперь, когда мать прочитала мой дневник, нам с Ричардом нужно как можно быстрее скрыться, но сначала я докажу ей, что она не единственная актриса в нашей милой семейке!

33

Кристина встретилась с принцем возле церкви Святой Екатерины в Риджент-парке. Берти приехал раздраженным.

– Проклятие! Ты что, не могла выбрать для свидания более уютного местечка? – пробурчал он. – У тебя же было приглашение в Бейкерли. Могли бы и там встретиться!

Полная луна заливала парк серебристым светом. Кристина вышла из тени. На ней было надето его любимое платье из черного бархата и кружев, с золотой вышивкой на груди. Маленькие вышитые розочки сбегали вниз по юбке. Еще одна роза красовалась на плече. Но не платье заставило Берти затаить дыхание. В лунном свете он увидел ожерелье, украшенное тремя бриллиантами, образующими вензель принца Уэльского. Его подарок Кристине.

– Насколько я понимаю, – сказала Кристина, – мы встретились для того, чтобы попробовать начать все заново, верно?

Принц молча подошел вплотную к Кристине, притронулся пальцем к ожерелью и довольно грубо сжал ее грудь.

– И после этого ты хочешь, чтобы я поверила в твои нежные чувства? – холодно спросила Кристина. – Впрочем, ты никогда не был нежным со мной.

– И тем не менее должен с некоторым удивлением признаться, что чувства, которые я испытываю к тебе, можно назвать именно «нежными». Ни одну женщину я еще не желал так сильно, как тебя. Прошу тебя, поверь.

– Верить? Тебе? Этого я никогда не обещала. Честно говоря, мысль о нашей встрече принадлежит моей матери, а не мне. Ты же сразу начинаешь давить на меня. Впрочем, это в твоем характере – всегда давить.

– Только когда меня вынуждают.

– Неправда. Ты всегда выбираешь силу.

Он поймал Кристину за руку, резко повернул лицом к себе.

– Нет, Кристина, просто ты – единственная женщина, с которой мне приходится применять силу. Я готов на что угодно, лишь бы снова вернуть тебя. Но при этом не забывай, кто я. Неужели ты думаешь, что я позволю тебе отвергнуть меня?

– А мне кажется, что ты так сильно хочешь меня именно потому, что я всегда тебя отвергала.

– Я хотел тебя потому, что ни один нормальный мужчина не может видеть тебя – и не хотеть. В твоих глазах постоянно горит желание, и оно неизбежно рождает страсть у любого, кто рискнет заглянуть в них. Поймав этот взгляд, мужчина уже не может не хотеть тебя. Любой мужчина. В том числе и я.

Кристина молча шла по залитой лунным серебром тропинке.

– Ты что-то собирался предложить мне, Берти, не так ли? Что именно?

– Знаешь, Кристина, я знал многих женщин, но, клянусь богом, ни одна из них не сводила меня с ума так, как ты… Дай мне еще один шанс. На этот раз у нас с тобой будет все иначе, клянусь. Давай начнем заново учиться любви. Скажи, неужели все твои воспоминания о прошлом так неприятны? Неужели ты не помнишь, как мы вместе смеялись порой над собственными проделками?

– Я о многом вспоминаю без неприязни, – тепло заметила Кристина. – Все было бы неплохо, если бы не твое постоянное желание принудить меня, сломать мою волю.

Эти слова сбили принца с толку. Он вдруг вспомнил, что они выделывали в постели. Что за женщина! Единственная на свете, достойная его собственных сексуальных фантазий! А ведь она снова не прочь стать его любовницей, но при определенных условиях…

– Так что же ты предлагаешь?

– Предлагай первым. Если мне что-то не понравится, я скажу.

Они приближались к дальней, глухой окраине Риджент-парка.

– Эй! Куда это мы забрели? – воскликнул Берти, оглядываясь по сторонам.

Кристина не остановилась.

– Надо найти укромное местечко, – сказала она. – Весь день мне кажется, что за мною следят. Скажи, ты сумеешь меня защитить в случае чего?

Он молчал, подозрительно всматриваясь в густую тень деревьев. Потом взглянул на Кристину. Она была необыкновенно хороша в серебристых лунных лучах.

– За тобой я готов идти пешком хоть до Китая, Кристина. Клянусь богом.

Она взяла принца под руку и пошла с ним к деревьям, темнеющим на краю лужайки.

– Скажи, а что реально ты можешь мне предложить?

– Во-первых, положение в свете, – сказал он. – Ты сама знаешь, что быть моей любовницей – значит быть одной из самых уважаемых леди страны.

– Меня вполне устраивает положение вдовы Уинтербрука. Вот если бы ты женился на мне…

Он попытался обратить все в шутку.

– Но ведь тебе было всего три месяца, когда я женился. Или, по-твоему, я должен был дожидаться, пока ты подрастешь?

– Так что же ты можешь предложить? Деньги? Я гораздо богаче тебя. Любовь? Мы уже давно выяснили, что совершенно по-разному понимаем, что это такое. Безопасность? Смешно. Нет, Берти, стоит мне только отдать тебе свое сердце, и ты мигом охладеешь ко мне, а через месяц променяешь на какую-нибудь французскую шлюшку…

Они миновали небольшую рощицу и оказались на ровной лужайке. От деревьев на траву ложились четкие тени. Кристина заметила страх в глазах принца.

– Что случилось, Берти? Тебе что-то послышалось?

– Зачем ты привела меня сюда? – хрипло прошептал он.

– Что значит – зачем? Поговорить о нашем будущем, как и обещала. Да что с тобой?

Он еще раз оглянулся и принялся бессвязно, лихорадочно бормотать:

– До последней минуты я не понимал, куда мы забрели. Я не был здесь с той самой ночи… Как ты могла узнать? Это место знал только он. Но он давно умер…

– С какой той самой ночи? – уточнила Кристина.

– С той ночи, когда у меня была дуэль. Вот здесь, на этом самом месте, я убил его. Лорда Уайклиффа. – Берти с опаской покосился по сторонам. – Черт, как давно это было. Стояла такая же лунная ночь, и все казалось призрачным…

Он вцепился в руку Кристины.

– Пойдем скорее прочь, подальше от этого проклятого места. Я не хочу ворошить прошлое.

Совсем рядом послышался голос:

– Хочется вам того или нет, ваше высочество, но прошлое нельзя отменить. Память всегда возвращается к нам в самый неожиданный момент, словно ночной вор на пустынной дороге с блестящим ножом в руке.

Берти похолодел. Капитан в сопровождении двоих людей вынырнул из тени. За ними стояла женщина в маске, с небольшим ящиком в руках.

– Ричард, – прошептал он онемевшими губами. – Этого не может быть.

Капитан сделал шаг вперед, снял маску и отбросил в сторону свою шляпу. Женщина проворно наклонилась, чтобы поднять ее.

Берти в ужасе пятился назад.

– Ты – призрак! Призрак! Ты не можешь быть живым!

– Ах, ваше высочество, – укоризненно откликнулся Капитан. – Вам приятнее встретить призрак, шатающийся в полнолуние, чем поверить в то, что ваш старый приятель жив и здоров!

– Но я убил тебя! – взвыл Берти, и его голос далеко разнесся в ночной тишине.

– Но я жив, как видите. Впрочем, у вас есть шанс еще раз попробовать убить меня. Что скажете о реванше, а? В тех же декорациях, в такую же лунную ночь. Великолепная идея, не правда ли, ваше высочество?

– Со мной леди, – чуть слышно прошептал он. – Я полагаю, было бы неучтиво в ее присутствии…

Капитан скользнул по Кристине спокойным, равнодушным взглядом.

– А, это вы, герцогиня. Прекрасно выглядите. Примите мои извинения за то, что нам так скоро пришлось увидеться вновь. Впрочем, вы сами виноваты. Разве вас не предупреждали, что заигрывать с женатыми мужчинами опасно?

– Не смейте разговаривать с нею в таком тоне! – прохрипел принц. – Не трогайте ее.

– Успокойтесь. У меня другие планы. Я просто подумал, что присутствие леди внесет в наш поединок дополнительную остроту. В Лондоне на каждом углу кричат о том, что убить Брайтонского Бандита – ваше самое сокровенное желание. Что ж, бандит перед вами, ваше высочество. Не упустите шанс! Давайте же, принц. Второго такого случая не представится. Ярость душит меня, когда я вижу ваше лицо. Я едва сдерживаюсь, чтобы не вцепиться зубами в вашу глотку. Пока я в гневе, меня еще можно пристрелить, но, если я успокоюсь, у вас не будет ни единого шанса, и вы это сами прекрасно знаете.

Кристина, которая, разумеется, знала план Капитана до тонкостей, почувствовала, что он начал отклоняться от сценария. Увидев перед собой принца, Ричард, похоже, и впрямь начал терять голову.

– Кстати, герцогиня, – продолжил Капитан. – Ваше присутствие может оказаться для нас полезным. Я, правда, хотел поручить это дело своей леди, но раз уж вы здесь, то я надеюсь, вы окажете нам честь…

Он подошел к женщине с маской на лице, взял у нее ящик и передал его Кристине. Затем поднял крышку. В призрачном свете блеснула пара дуэльных пистолетов.

– Прошу вас, выбирайте пистолет, ваше высочество. Не желаете? Тогда я сделаю это сам, с вашего позволения.

Он вынул один из пистолетов, вложил его в безжизненную руку принца. Затем вернулся, чтобы достать из ящика второй пистолет – для себя. Вынимая его, чуть слышно прошептал:

– Прошу вас последить за вашим ухажером, герцогиня. Смотрите, как бы он не выстрелил мне в спину. С него станется. Впрочем, мои люди – не говоря уж о моей леди – не оставят подобную выходку безнаказанной.

– Не может быть, чтобы ты всерьез это затеял, – прошептала она в ответ. – Ведь мы этого не планировали.

– Каждый художник имеет право на импровизацию.

– Нет, Ричард, нет. Ты же убьешь его.

– Точно так, герцогиня, – ухмыльнулся он.

– Но ты не должен убивать его. Ведь он – будущий король Англии.

Лицо Ричарда исказилось от боли.

– О, да! Он поступил по-королевски, когда изнасиловал мою мать, а потом отдал ее на поругание своим псам! Вы помните тот случай, ваше высочество?

– Ох, не нравится что-то мне все это, – негромко заметила женщина в маске голосом Бобби.

Капитан обернулся к Кристине:

– Скажите, герцогиня, принц был нежен с вами, когда вы были в его постели? А вот моей матери не повезло. Об этом мне рассказал человек, который сам видел ту самую оргию, которую принц закатил в канун Рождества. Рассказал, как его высочество вместе со своими подонками связывал мою мать, срывал с нее одежду, как они все вместе насиловали ее на королевской постели. Эту тихую забитую женщину, от которой никто слова лишнего не слышал!

– А знаешь ли ты, – вдруг взорвался принц, – что твой отец сам предложил мне свою жену?

Наступило долгое молчание.

– Вот за это я и убил его. А потом бросил в придорожную канаву, как собаку. – Это признание в убийстве! – взвизгнул принц. – Герцогиня – свидетельница! Я подам в суд!

– Плевать я хотел на ваш суд! Если уж мне суждена петля, то пусть меня повесят лучше за убийство принца. Давай, иди сюда, проклятый королевский ублюдок.

– Он сошел с ума! – закричал принц.

– На счет «десять» я спускаю курок.

Ричард посмотрел на Кристину. Она вздрогнула от его взгляда.

– Считать будете вы, герцогиня.

Кристина застыла:

– Но я не могу.

– Сможете. Иначе я просто пристрелю его, как собаку, и это навсегда останется пятном на вашей совести.

– На моей совести и без этого достаточно. Увольте меня. Я не желаю принимать в этом участия. И вас прошу одуматься.

За спиной Кристины раздался голос Тоби:

– Делайте, что он приказывает, миледи.

– Надеюсь, – обратился к принцу Капитан, – что условия поединка вы помните. Поскольку у вас нет секунданта, я предоставлю вам своего человека – любого, по вашему выбору. А может быть, вы предпочтете одну из леди? Я слышал, вы очень падки на женщин, ваше высочество.

Берти ничего не ответил. Его била дрожь. Он едва держался на ногах.

Капитан скинул плащ.

– Если готовы, герцогиня, начинайте считать.

Тоби поспешил отвести Кристину в сторону, подальше от линии огня. Капитан сурово взглянул на нее.

– Один, – произнесла она.

Дуэлянты начали расходиться.

– Два.

Еще шаг. Принц ступал осторожно, словно шел босиком по углям.

– Три… Четыре… Пять… Шесть…

Сердце рвалось из груди Кристины, в ушах стоял гул.

– Семь.

Внезапно принц упал на колени и завыл:

– Не могу! Не могу! И тогда не мог! Господи, прости мне тот обман! Я знал, что мне с тобой не справиться! В тебя стрелял Уэмбли. Он прятался за деревом.

Принц всхлипнул.

Капитан молча смотрел на сломленного врага. Затем начал медленно поднимать пистолет.

– Если бы можно было вернуться назад, – рыдал принц. – Она была так прекрасна. Я сходил по ней с ума. Но она не хотела меня, и я решил ее проучить.

Он поднял голову и закричал во весь голос:

– Можешь убить меня, но знай – мне не нужна была Бриджит. Я просто взял силой то, что она не давала.

«Так же было и со мной, – подумала Кристина. Гнев ослепил ее. – Давай же, спусти этот проклятый курок и убей гадину!»

– С меня достаточно, – неожиданно спокойно сказал Капитан. – Ваши признания важнее для меня, чем кровь. Поэтому я решил сохранить вам жизнь. Вы свободны, ваше высочество.

Кристина покосилась на Берти, по-прежнему стоящего на коленях. Затем быстро подошла к Капитану и сильно сжала его руку.

Принц рыдал. Он был похож на жалкого побитого мальчишку. Кристина помогла будущему королю Англии подняться на ноги.

– Пойдем, Берти, – сказала она и добавила: – Я отвезу тебя домой.

34

Мальборо-Хаус, в котором жил принц, поражал своим великолепием. Бесконечная анфилада комнат, высокие, украшенные орнаментом и поддерживаемые колоннами потолки, лучшие в Лондоне бальные залы с зеркальным паркетом – таким был этот огромный дом, окруженный ухоженными лужайками. Один из немногих в городе домов, превосходивших размерами и элегантностью дом Кристины.

Впрочем, стоявшему на ковре инспектору Уортингтону было не до красоты…


Он родился в семье Бруно Уортингтона, знаменитого следователя из не менее знаменитой тюрьмы Ньюгейт. Когда сыну исполнилось пять лет, он стал брать мальчика с собой, так что будущий инспектор уже тогда познакомился и с тюремными гулкими коридорами, и с холодными карцерами, куда сажали особо строптивых узников.

Для Бруно Уортингтона закон был превыше всего. Если бы закон нарушил его сын, он и сына, не колеблясь ни секунды, посадил бы в тюрьму.

Преступником Уортингтон не стал, но при этом не переставал порою завидовать этим людям. Ведь они располагали пусть недолгой, но зато совершенно полной свободой. Сам Уортингтон свободным не был никогда.

После смерти отца многие ожидали увидеть в Уортингтоне-младшем продолжателя династии. Однако наследник хотя и охранял закон, но делал это по-своему, не так, как покойный отец. Уортингтон стал работать не в тюрьме, где содержатся уже пойманные преступники, а в Скотланд-Ярде, который занимается их поимкой. Карьера его складывалась вполне удачно, пока не появился этот проклятый Брайтонский Бандит и не выставил уважаемого инспектора на посмешище перед всеми.


Сегодняшний разговор с принцем длился уже больше часа, но у инспектора Уортингтона было ощущение, что они все время топчутся на месте.

– Ваше высочество, – простонал Уортингтон. – Мне просто необходимо знать все детали, мельчайшие подробности, которые помогут нам поймать преступника. Я, например, так и не могу понять, почему и зачем вы очутились в парке в такой час.

– А я еще раз повторяю, что это не ваше дело. Здесь замешана репутация женщины…

Уортингтон посмотрел на Кристину.

– Да, я понимаю… хорошо…

Кристина с треском закрыла веер. Ее бесило желание Берти спрятаться за спину женщины и умолчать о собственном поведении, прикрываясь заботой о репутации своей любовницы.

– Право же, ваше высочество, если речь идет о моем присутствии…

Берти коротким взмахом руки заставил ее замолчать. Унижение, которому он подвергся вчера ночью на глазах этой женщины, сделало принца непривычно грубым и резким.

– Но как мог преступник узнать о том, что вы окажетесь именно там и именно в это время? – спросил инспектор.

– Откуда мне знать, черт побери? – вопросом на вопрос ответил принц.

– А мог он, скажем, следить за вами? – терпеливо продолжил инспектор.

– О, да, вполне возможно. Герцогиня говорила мне, что за ней следили.

– Это чувство не покидало меня весь день, – добавила Кристина.

– А что за резон преступнику следить за вами? – повернулся к ней Уортингтон.

– Не имею ни малейшего понятия. Может быть, его разозлил спектакль, в котором играют мои родители.

Инспектор удивленно поднял брови.

– Но зачем же преступнику было следить за вами? Если им овладела жажда мести, он должен был выслеживать вашего отца.

– Я пошутила, – усмехнулась Кристина и окинула Уортингтона презрительным взглядом. – Мне казалось, что это и так понятно.

Инспектор молча проглотил обиду. Он уже привык к этому. Сначала эти леди и джентльмены отмалчиваются, не желая раскрывать свои тайны, а потом начинают издеваться над полицейским, который не может эти тайны разгадать. И, разумеется, они никогда не отказывают себе в удовольствии подразнить, разыграть полицейского. Да что там! Весь Скотланд-Ярд для них значит меньше, чем любая из их проклятых лошадей!

От усталости у инспектора разболелась голова. Ужасно захотелось прикрыть глаза и забыть про принца и эту ехидную герцогиню. Но, увы! Надо продолжать заниматься делом, чтобы поскорее поймать этого мерзавца, который превратил жизнь инспектора в ад. Придется терпеть головную боль, унижение и вежливо улыбаться этим чертовым аристократам.

– Не думаю, что сейчас подходящее время для шуток, – тихо ответил инспектор. – Давайте лучше попробуем установить, что от вас было нужно нашему бандиту.

– Ваш вопрос не по существу, – взорвался Берти. Спокойный тон Уортингтона взбесил его. – Нами установлено совершенно точно, что бандит – не кто иной, как лорд Уайклифф. И теперь я хочу услышать, что вы собираетесь предпринимать дальше.

В дверь осторожно постучали. Вошел мажордом.

– Прибыла маркиза Нортхэмптон вместе с мистером Оскаром, ваше высочество. Прикажете принять?

– Да, да, они очень кстати. Ведите их сюда. – И добавил, покосившись на Уортингтона:. – Итак, сэр?

– Будем работать, – угрюмо сказал Уортингтон. – Я задействую всех своих людей. То, что мы знаем теперь имя преступника, должно помочь нам. Я только удивляюсь, почему его имя не назвала раньше герцогиня, побывавшая у него в плену.

Кристина окинула инспектора презрительным взглядом:

– Потому что редко видела бандита, пока находилась в его лагере. К тому же он всегда был в маске. Послушайте, инспектор, все это начинает утомлять меня.

– Действительно, инспектор, разговор слишком затянулся, – решительно сказал принц. – Снимите своих агентов с постов. Дайте приказ – не церемониться. Достаточно просто пристрелить мерзавца. Сделайте это. От успеха зависит не только ваша будущая карьера, но и жизнь, не забывайте об этом. Вы понимаете, что я имею в виду?

– Вполне, ваше высочество. Мы покончим с бандитом во что бы то ни стало. Даю вам слово.

Уортингтон поклонился и вышел, понуро опустив плечи.

– Хочешь, чтобы бандита убили прежде, чем он расскажет то, что ему известно? – раздраженно спросила Кристина. – Скажи, Берти, а как ты намереваешься заставить молчать меня?

Шорох платья возвестил о том, что появилась Саша.

– Девочка, дорогая, я бросилась сюда сразу, как только узнала!

Она стремительно подбежала к Кристине, крепко обняла и дважды поцеловала в щеку, не коснувшись губами – так целуют на сцене. Только после этого Саша обернулась к принцу и низко поклонилась:

– Прошу простить, ваше высочество, но материнские чувства взяли верх.

Появившийся следом за ней Оскар бросил на Кристину понимающий озорной взгляд.

– Мы узнали о случившемся от слуг герцогини. Я надеюсь, вы не пострадали, ваше высочество?

– Почти. Слава богу, что все уже позади.

– Но скажите, что же случилось на самом деле? – спросила Саша.

– Собственно, рассказывать нечего. Бандит настиг нас в Риджент-парке. Его личность теперь установлена. Это лорд Уайклифф. Я сам говорил с ним.

– Но ему снова удалось упорхнуть, – негромко заметил Оскар.

– На сей раз ненадолго. Я отдал необходимые распоряжения Уортингтону. Инспектор знает, что ему предоставлена последняя возможность покончить с негодяем.

– А женщины с ним не было? Ну, этой, как ее… Файран? – поинтересовалась Саша.

– Представь себе, мама, была!

– Не может быть! – Это сообщение настолько потрясло Сашу, что она принялась ходить кругами по комнате. – Скажи мне… Это важно для нашего спектакля. Она именно такая, как о ней говорят?

Ответил ей Берти:

– Она все время держалась в тени, но я все-таки успел заметить, что она невероятно красива.

Кристина вспомнила Бобби в ее костюме и маске.

– Она на самом деле жестока?

– Думаю, что да. В руках у нее было оружие, когда они напали на нас.

– Я не знала этого, простите, – Саша бросила на Кристину испытующий взгляд.

– Вы можете гордиться своей дочерью, – заверил ее Берти, вспоминая страшные минуты, проведенные им под дулом пистолета. – Она вела себя мужественно. Защищала меня, как только могла.

– Вот как? – воскликнул Оскар. – Да, она совершила настоящий подвиг. Я надеюсь, что теперь Уортингтон и его люди сумеют положить конец этой истории.


Тем же вечером Кристина узнала от Глэдис, вернувшейся с рынка, что возле их дома стоит неизвестный человек и не сводит глаз c окон. Она выглянула наружу. Действительно, на противоположной стороне улицы под фонарем стоял незнакомец, одетый в коричневый костюм и такую же шляпу. Он делал вид, что читает газету.

– Бог знает, что может случиться сейчас, когда этот ужасный бандит ходит где-то поблизости, – шепнула Глэдис, словно опасаясь, что незнакомец может ее услышать. – Надо быть на-чеку.

– Ты правильно сделала, что рассказала мне, – сказала Кристина. – Мне лучше самой разобраться с этим джентльменом.

Она надела шляпку, выскочила за дверь и направилась через дорогу в парк. Незнакомец последовал за ней. Кристина остановилась, делая вид, что любуется клумбой с незабудками и анютиными глазками. Он тоже замедлил шаги и остановился. И тут Кристина поняла – Капитан послал кого-то из своих людей охранять ее. Кристина резко повернулась и пошла прямо к незнакомцу. Тот смутился, поспешно кинулся к ближайшей скамейке, плюхнулся на нее и прикрыл лицо газетой.

Кристина села рядом.

– Прекрасный день, не правда ли?

Мужчина посмотрел на нее удивленно и немного испуганно. Он был молод – совсем мальчишка, с непокорными вихрами, выбивавшимися из-под шляпы.

– Да, вы правы. Хороший денек.

– Скажите, любезный, мне кажется или вы на самом деле следите за мной?

– Слежу? Ваша светлость, как я могу…

– В таком случае откуда вам известно, кто я?

Юноша покраснел. Кристина наклонилась к нему.

– Да ладно, я догадалась, кто вы. Давайте прекратим эти детские игры.

Он выронил газету.

– Я же говорил, что не справлюсь. Я в первый раз…

– Успокойтесь. Все хорошо. Где письмо?

– Какое письмо? – он недоуменно уставился на Кристину. – Я не знаю ни о каком письме. У меня приказ – следить за каждым вашим шагом. И не покидать ни на минуту свой пост. Инспектор сказал, что снимет мне голову, если я хоть на шаг…

– Инспектор? – с ужасом переспросила Кристина.

Она откинулась на жесткую железную спинку скамейки. По телу пробежал озноб. Она едва не попалась в ловушку инспектора Уортингтона. Она недооценила его. Полицейская слежка за ней грозит дополнительными трудностями для Капитана.

– А инспектор не объяснил, для чего надо наблюдать за мной? – спросила она.

– Разумеется, объяснил. Ведь бандит до сих пор на свободе. И сам может следить за вами.

Кристина все поняла. Установив слежку за ней, инспектор надеется выйти на Капитана.

– Я впервые занимаюсь этим делом, – продолжил молодой сыщик. – Мне так неловко, что вы распознали меня. Если инспектор узнает об этом, он будет очень недоволен.

– Не волнуйтесь, – успокоила его Кристина. – Я вовсе не хочу подвести вас. Оставим все как есть. Инспектор не узнает о нашей беседе.

В тот же вечер приехал Оскар. Несколькими днями раньше Кристина передала ему с Глэдис записку с просьбой встретиться с Капитаном вместо нее. Оскар был единственным человеком, которого никто не мог заподозрить. И в Уинтербрук-Холл он мог явиться в любой час дня и ночи.

– Ты видел его? – нетерпеливо спросила Кристина.

– Видел, хотя это оказалось непростым делом. Он долго не появлялся. Я битый час стоял как идиот в условленном месте и кричал: «Я – Оскар. У меня сообщение от леди».

Кристина рассмеялась, представив себе эту картину.

– Прямо как в мелодраме, – заметила она. – Но что же он сказал?

– Сказал, что позаботится о тебе. Тебе достаточно выйти на улицу, чтобы убедиться в этом.

Кристина удивилась.

– А ты точно передал ему то, о чем я просила?

– Слово в слово. Что обстановка накалилась и ты опасаешься за успех вашего плана. Что ты очень благодарна ему за все, что он сделал, но в новых обстоятельствах считаешь, что ему лучше немедленно скрыться.

– И что он ответил?

– Похоже, твое сообщение не слишком взволновало его. Он сказал, что твои страхи преувеличены. Что если ты боишься, то можешь оставаться дома.

– Оскар! Ты объяснил ему, что я боюсь не за себя, а за него? Полиция наводнила все улицы Лондона.

– Полагаю, что он прекрасно все понял, дорогая.

– Он сказал еще что-нибудь?

– Только одно – чтобы ты сходила проведать своего сторожа.

– Но зачем?

Оскар пожал плечами.

– Откуда мне знать, дорогая? Ведь я всего лишь посыльный.

– Ты самый милый человек на свете.

– Глупости. Для чего существуют друзья? Для того, чтобы помогать. Я верю, что сумел помочь в важном деле. Признаюсь честно, вы оба мне очень симпатичны.

– А что насчет матери?

– Саша очень болезненно переживает свою ошибку. Подозрения-то ее не подтвердились! Я сказал ей, что у нее болезненное воображение, как у многих актеров. Между нами говоря, все актеры немного сумасшедшие.

– Как мне благодарить тебя?

– Прекрати. С меня достаточно удовольствия, которое я получил, участвуя во всей этой интриге. Это я должен сказать тебе спасибо. И еще есть одна вещь, которую ты должна сделать.

– Что именно?

– Быть предельно осторожной.

Когда Оскар ушел, Кристина вышла на улицу. Юноши больше не было. Вместо него под фонарем стоял Бобби в светлом парике, с нафабренными усами. Он увидел Кристину и моргнул.

– Это вы? Добрый вечер, ваша светлость. Прекрасная ночка, не правда ли?

– Как ты здесь оказался?

– Мы огрели того полицейского по голове, чтобы не следил за нами.

– Надеюсь, вы не убили eгo?

– Нет. Связали и припрятали до окончания дела. Потом отпустим. Как вам мой английский?

– Вполне прилично. Но лучше молчи, если к тебе не будут обращаться.

– Слушаюсь. Капитан приказал мне присмотреть за вами и сказал, что вам необязательно принимать участие в деле. Приехали помощники из Ирландии. Людей хватит, можете не беспокоиться. В случае чего обо всем узнаете из завтрашних газет.

– Ты думаешь, я и впрямь могу остаться в стороне? Не стыдно тебе?

– Простите меня, миледи. Надеюсь, вы не обиделись на меня. Я очень не хочу терять вашего расположения. Ведь вы спасли однажды мне жизнь. Я никогда этого не забуду.

– Спасибо тебе, Бобби, – улыбнулась Кристина. – Я буду на месте, как мы и договаривались. Только пусть он сам будет осторожнее. Что-то волнуюсь я за сегодняшний вечер. Я заходила в театр. Там полно полицейских. Буквально на каждом шагу. Я такого еще никогда не видела.

35

Кристина была в широком черном плаще, наглухо застегнутом сверху донизу. Под плащом скрывался костюм Файран, ирландской цыганки. Вместе с нею в закрытой карете ехали Бобби и Капитан – собственной персоной.

То, что они собирались предпринять сегодня вечером, было почти безумием. Казалось, полицейские стоят на каждом перекрестке. Не зная, где искать Брайтонского Бандита, инспектор Уортингтон стянул все силы в Лондон. Он был уверен, что бандит обязательно появится. Скотланд-Ярд был готов к встрече с преступником.

Кристина нервно взглянула на Ричарда. Конечно, он тоже видел полицейских, мелькающих за окном кареты, но сейчас, встретившись глазами с Кристиной, посмотрел на нее спокойно и весело. Он вытянул вперед ноги, закинул за голову руки и потянулся.

– Да ты просто наслаждаешься всем этим! – воскликнула Кристина.

– А почему бы и нет? – откликнулся Ричард. – Мы собираемся обыграть всю лондонскую полицию. Что может быть приятнее, чем перехитрить полицейского?

– Вопрос в том, сумеем ли мы их перехитрить.

– Ты сомневаешься?

– Не знаю. Просто боюсь.

– Моя милая цыганка боится сглаза? – шутливо спросил Капитан.

– Скорее – злого рока. Если с тобой что-нибудь случится, я не переживу этого.

Капитан протянул руку, нежно погладил ладонь Кристины.

– Это нервы, – сказал он. – Ты веришь в меня?

– Верю, ты знаешь.

– Тогда успокойся. Выбрось из головы тревожные мысли и приготовься к приключениям. Сегодня вечером разбойник дает в твою честь последнее представление. Ты успокоилась? – спросил Капитан.

– Не очень, – ответила Кристина.

– Тогда представь себе, дорогая, свою мать, когда она увидит перед собой на сцене бандита, да не того, которого ожидала!

– Да, – восхищенно улыбнулась она. – Это будет незабываемое зрелище!

Ричард подмигнул ей и улыбнулся. Кристине вдруг стало легко и радостно. Словно уверенность Капитана передалась ей через эту улыбку. Ричард наклонился и быстро поцеловал ее в губы.

– Подъезжаем, – сказал Бобби, не отрываясь от окна.


Администратор, сидевший у служебного входа, улыбнулся Кристине и поднялся из-за стола.

– Рад видеть вас, герцогиня. Все как в старое доброе время! Вы снова в театре! Ведь я помню вас еще совсем маленькой. Все ваше детство прошло здесь, за кулисами.

Он окинул взглядом спутников Кристины. Один стоял с отсутствующим видом. Лица второго, нагруженного коробками, было почти не видно.

– Я привезла новые костюмы, – сказала она, показывая при этом на коробки. – А это констебль Миллер. Его со вчерашнего дня приставил ко мне инспектор Уортингтон. Очень, знаете ли, беспокоится о моей безопасности.

– И правильно делает, – заметил Гаррет. – Ведь бандит все еще на свободе. Вам помочь с этими коробками?

– Не нужно, спасибо. У вас и без этого дел хватает. Мы сами справимся. Если будет нужно, констебль поможет.

За кулисами, как всегда перед началом спектакля, царила суматоха. Актеры толпились на сцене, бормоча под нос текст. Публика уже занимала свои места в зале. Из оркестровой ямы слышались звуки настраиваемых инструментов.

Кристине все здесь было знакомо до мелочей. Она знала, что сейчас, за полчаса до третьего звонка, можно незаметно пройти в темноту задника сцены. Так они и сделали.

– Тут тебя никто не заметит, – сказала она. – Переоденься перед самым началом, в общей суматохе. Позже, когда поднимут занавес, в зале будет слышен каждый шорох.

Капитан понимающе кивнул и скрылся в глубине декораций. Итак, пути к отступлению отрезаны. Теперь то, что должно произойти, неизбежно произойдет. Она кивнула Бобби, и тот последовал за нею. Вдвоем они прошли мимо полицейских по служебному коридору и оказались возле запасного выхода, в самой глубине театра. Отсюда можно было видеть часть сцены. Минуты тянулись, словно вечность. Кристина вдруг увидела своих родителей. Саша, одетая в костюм цыганки, прильнула глазом к маленькому отверстию в занавесе.

– Как там зал? – негромко спросила она у помощника режиссера.

– Все билеты проданы, – ответил тот.

– А почему столько полисменов?

– Скотланд-Ярд прислал, – пожал плечами помощник режиссера. – Должно быть, для успокоения публики. Так мне объяснили, во всяком случае.

– Глупость какая! Этот Уортингтон, похоже, совсем спятил. Преступника нужно ловить где угодно, но только не на моем спектакле!

Она перехватила взгляд мужа и тут же поправилась:

– На нашем спектакле.

Дирк вяло улыбнулся ей в ответ.

Шум в зале стал постепенно стихать. Наступила секунда тишины. И вот уже зазвучала увертюра. Музыка заполнила зал.

Из своего укрытия Кристина и Бобби могли видеть и слышать почти все. Вот по сцене проехала карета. Дирк выскочил из темноты и громко крикнул:

– Стой! Остановись, если тебе дорога жизнь!

Разыгрывалась сцена ограбления.

На сцену, словно бабочка на свет, выпорхнула Саша. Громко рассмеялась, далеко назад откинув голову. Кристина бросилась по коридору в гримуборную Саши Уэнтворт. Это была большая комната с яркими обоями на стенах. Сценические платья были разбросаны по всей гримерке. Кристина подумала о том, что, если бы она сейчас отвечала за костюмы, они были бы в порядке – каждое платье на своей вешалке. Впрочем, все это больше ее не касается. И все же воспоминания о прежних днях больно кольнули сердце.

«Сегодня всему этому придет конец, – напомнила она самой себе. – Настал день мести».

Кристина быстро расстегнула плащ и принялась приводить в порядок свое платье. Для сегодняшнего вечера она несколько изменила свой наряд: с помощью ваты увеличила грудь, плечи, расширила бедра. От всего этого ее фигура стала мощной, совершенно не похожей на изящную фигурку самой Кристины. В отличие от вульгарного костюма матери платье Кристины было наглухо застегнуто до самой шеи и обшито перышками. Она напоминала в нем фантастическую птицу. Лицо было прикрыто маской.

Кристина поправила белый парик, заломила на правый глаз украшенную страусовым пером шляпку и подмигнула своему отражению в зеркале.

И в этот момент за дверью гримерки послышался женский голос. Кристина поспешно схватила плащ, сумку и юркнула за ширму. Женщина принялась перебирать платья. При этом она разговаривала сама с собой:

– И зачем сюда нагнали столько полицейских, не понимаю. Неужели из-за этого бандита? Но он же не идиот, чтобы прийти в театр и увидеть себя, болтающегося на виселице. Если у него есть хоть капля мозгов, он давно уехал, могу поклясться…

Наконец она закончила возиться и ушла. Кристина облегченно вздохнула и выбралась из-за своей ширмы. Времени у нее почти не оставалось. Надо было спешить на свой выход.

И тут со сцены донесся оглушительный выстрел.

36

За кулисами началась паника. Воспользовавшись ею, Кристина пробилась поближе к сцене и увидела, как Капитан лихо опустился на канате и оказался лицом к лицу с Дирком Уэнтвортом.

Публика разразилась аплодисментами. Когда бандит эффектно скинул на пол свой плащ и низко поклонился, аплодисменты переросли в настоящий гром. Но когда человек, которого публика приняла за актера, вытащил пистолет и приставил его к виску Дирка, в зале почувствовалось беспокойство. Зрители притихли. Капитан усмехнулся:

– Позвольте мне представиться. Я – Ричард Уайклифф, бывший граф Уайклифф, известный больше как Брайтонский Бандит. Приношу извинения за то, что на время прервал спектакль. Должен вам заявить, что спектакль, который представлен вашему вниманию, – сплошная ложь.

Он обернулся к Дирку:

– Взять хотя бы вас, сэр. Да если бы я вел себя так глупо, как вы это показываете, я давно бы уже попался в лапы полиции. Сейчас я на ваших глазах продемонстрирую показательное ограбление, чтобы вы посмотрели, как это делается на самом деле!

В зале началась настоящая паника. Наконец-то до зрителей дошло, какой на самом деле окажется их плата за сегодняшнее развлечение. Они начали вскакивать с кресел и рваться к дверям. Навстречу кинулись полицейские.

– Похоже, на этот раз вы крупно просчитались, лорд Уайклифф, – сказал Дирк.

Капитан ответил ему лучезарной улыбкой:

– Ах, милорд, вы снова недооценили меня!

Тем временем полицейские вместо того, чтобы помогать зрителям поскорее покинуть зал, начали загонять их назад. На сцене появился Бобби в сопровождении двоих полицейских. Все трое вынули пистолеты и направили их в зал.

– Видите, – пояснил Капитан, – сегодня полиция работает со мной заодно. Вы думали, что инспектор Уортингтон нагнал в театр столько своих парней? Увы! Все они мои люди, переодетые в форму. Неплохо сыграно, не правда ли?

Он обратился к залу:

– Друзья мои, выходы надежно блокированы. Все находится под нашим контролем, и я не советую никому из вас пытаться бежать. Сейчас мои люди пройдут по рядам, а вы отдадите им свои деньги и драгоценности. В случае сопротивления вы не только получите пулю в живот, но и лишитесь возможности досмотреть до конца эту пьесу. А посмотреть сто́ит. У меня есть предчувствие, что сегодня вечером театр Уэнтвортов исполняет свою лебединую песню!

Капитан снова приставил ствол пистолета к виску Дирка:

– Надеюсь на ваше благоразумие, милорд. Одно неосторожное движение, и я продырявлю вам череп. И сделаю это с удовольствием.

Люди Капитана, одетые в полицейскую форму, двинулись по рядам, собирая кошельки и драгоценности в черные матерчатые мешки.

Все это время Саша стояла на краю сцены, лихорадочно соображая, как улизнуть и поднять тревогу. Но Кристина не выпускала ее из вида. Когда Саша сделала попытку скрыться за кулисами, то уткнулась лицом в ствол пистолета.

– Перехитрить меня вздумали, миледи? А ну-ка, милочка, назад! И не делайте резких движений, чтобы я вас ненароком не укокошила.

Саше пришлось вернуться на сцену. Следом за нею в свете прожекторов появилась Кристина. В зале ахнули и зашептались. Капитан кивнул Бобби, чтобы тот занял его место, а сам подошел к женщинам, взял Кристину и Сашу за руки и подвел их к рампе.

– Друзья мои, я хочу представить вам свою леди. Прошу вас внимательно посмотреть на подлинник и на подделку и самим решить, есть ли между ними хоть что-нибудь общее.

Саша злобно выдернула свою руку. Кристина же смотрела на него с обожанием и любовью. Затем, вспомнив о своей роли, потянулась к ожерелью на шее матери.

Саша злобно прошипела:

– Это же фальшивка!

– В таком случае я возьму его просто на память, – сказала Кристина.

– Если вы возьмете это ожерелье, я буду искать вас всю жизнь, пока не найду и не увижу, как вас вздернут на виселицу. Обоих! – выкрикнула она злобно.

– Сомневаюсь, что после сегодняшнего вечера вы сможете причинить нам зло, мадам.

Кристина подумала, что Ричард прав. Отныне у матери не останется ни положения в обществе, ни знатных друзей.

Тем временем люди Капитана закончили работу, и он обратился в зал:

– Благодарю вас за щедрый дар, дорогие леди и джентльмены! Сегодня мы покидаем Англию и больше никогда не побеспокоим вас, клянусь богом!

Взявшись за руки, Капитан и Кристина покинули сцену. Выйдя на улицу через заднюю дверь, они вскочили на поджидавших их лошадей и растворились в ночи.

37

Они торопились покинуть Лондон. Инспектор Уортингтон не замедлил поднять на ноги всех своих людей и бросить в погоню за дерзкими беглецами. Все еще облаченные в театральные костюмы, они мчались на запад, уходя от разъяренной полиции.

Ветер срывал с платья Кристины перышки. Сначала оторвалось одно, затем второе, и вот они уже полетели, словно снежинки, в лица скачущих позади всадников.

Кристина попросила остановиться:

– Простите, но так больше нельзя.

– Это точно, – с сильным ирландским акцентом сказал молодой парень, которого Кристина никогда не видела прежде. – Нельзя оставлять за собой такой хвост.

Оглянувшись, она увидела, что вся дорога усыпана перьями. Инспектору Уортингтону не составит труда найти их по этому следу.

– Не беспокойтесь, – сказала Кристина. – Сейчас мы это исправим.

Она укрылась за лошадью Капитана и вынула из сумки заранее припасенное платье – черное, широкое, специально сшитое для верховой езды. Начала быстро переодеваться.

– А это нужно выбросить подальше, – сказала Кристина, держа в руках снятое платье – все, что осталось от незабвенной Файран.

– Ну вот, – удовлетворенно сказала Кристина. – Надеюсь, я не очень вас задержала?

Капитан махнул рукой, и отряд снова помчался в ночь. Уже на скаку Кристина сняла с лица маску, ветер подхватил ее на лету.

– Теперь все, – весело сказала она, обернувшись к Ричарду. – Файран сыграла свою роль.

– Файран мертва, – откликнулся Капитан. – Да здравствует герцогиня!

– Боже, как же я люблю тебя! Если бы ты только знал, что ты для меня сегодня сделал!

Лошадь повело в сторону, и Кристина ухватилась за плечо Ричарда, чтобы сохранить равновесие. Он перехватил ее руку и нежно поцеловал.

– Не отвлекайся. Нам нужно поспешить, если мы хотим убраться живыми из Англии.


Они намеревались под охраной своей личной «полиции» добраться до ближайшего городка, а там пересесть на поезд, идущий к западному побережью Уэльса. Но этим планам не суждено было осуществиться – все вокзалы были наводнены полицейскими. Стало ясно, что уехать по железной дороге им не удастся.

– Ну что же, – сказал Капитан, – этот путь отступления для нас отрезан. Попробуем уйти по дорогам. Будем пользоваться окольными путями.

Итак, они решили пробираться в Уэльс верхом, рассчитывая на то, что всех своих людей инспектор Уортингтон бросил на охрану железных дорог.

Но и тут они просчитались. Скотланд-Ярд призвал на помощь армию. На всех дорогах дежурили солдаты. Бобби со своими товарищами несколько раз пытался разговаривать с ними. Рассказывал им о том, что полиция взяла след беглецов, указывая при этом совершенно неверное направление. После нескольких таких попыток Капитан приказал своим людям отъехать в глубь леса, чтобы подумать всем вместе и решить, что делать дальше.

– Если верить тому, что говорят солдаты, инспектор Уортингтон бросил все силы на то, чтобы поймать нас. Наши намерения относительно Ирландии им известны, и это сильно осложняет дело. Боюсь, что это моя ошибка, но сейчас не время об этом говорить. Впрочем, даже если бы я ничего и не сказал об Ирландии, они и сами догадались бы.

– Что вы предлагаете, Капитан? – спросил Бобби. – Мы не можем долго оставаться здесь. Еще немного, и они переловят всех нас. Вот-вот кто-нибудь заинтересуется полицейскими, которые задают солдатам слишком много вопросов, бросятся вслед, и…

Капитан задумался.

– Остается одно – рискнуть, – усмехнулся он. – Рискнуть и изменить направление. Будем двигаться на север. Бобби, ты пойдешь на станцию и сядешь на поезд, идущий во Флитвуд. Доберешься оттуда до мыса Мэн, найдешь там человека, который возьмется переправить нас в Ирландию. Заплатишь ему не торгуясь. Тебя никто не знает в лицо и не опознает. Мы с леди на несколько дней скроемся где-нибудь. Полиция за это время решит, что либо мы все же ускользнули, либо все силы стянет на юг, где мы предполагали дожидаться судна на Дублин. Если все получится, то мы через несколько дней отплывем восвояси.

– Но где же вы укроетесь, Капитан? – спросил Тоби. – Ведь у нас на севере нет ни одного укрытия.

– Хэйуорт! – радостно крикнула Кристина. – У меня есть коттедж в Хэйуорте. Очень маленький, совершенно изолированный от мира. Идеальное укрытие посреди вересковых пустошей.

– Прекрасно, – улыбнулся Капитан.

Он встретился взглядом с Кристиной. Оба подумали в эту секунду об одном и том же: несколько дней вдвоем в Хэйуорте… Кристина почувствовала возбуждение.

Через минуту Кристина с Ричардом остались одни посреди опустевшей лужайки. Ночь была прохладная. Луна серебрила их лица своим волшебным светом.

– Ну, а мы с тобой как поступим? – спросил Капитан. – Попробуем сесть на поезд или отправимся верхом?

– Я думаю, что верхом романтичнее. Помнится, в детстве я читала одну историю о том, как некий Дик Тарпин – разбойник, между прочим, – скрываясь от погони, промчался на своей лошади Черной Бесс от Лондона до самого Йорка всего за девять часов. Если это удалось Дику Тарпину, почему не удастся нам?

Ричард всмотрелся в лицо Кристины, посеребренное лунным светом.

– Леди все еще жаждет романтики?

Она рассмеялась, затем сделалась серьезной и с нежностью посмотрела на Ричарда.

– Ты сейчас точно такой, каким я впервые тебя увидела, – сказала она. – И всегда в моей памяти ты останешься таким – пришедшим из ночи, опасным и прекрасным. Да, ты прав. Я люблю романтику. И прежде чем мы навсегда покончим с жизнью, полной опасностей и приключений, я хочу еще раз промчаться сквозь ночь рядом с тобой. И чтобы ветер бил мне в лицо, а гончие псы гнались за мной по пятам.

– Вот этого не надо. Уверяю тебя, гончие псы – это не романтично.

Кристина немного помолчала.

– Ричард, я навсегда сохраню в памяти все дни, проведенные с тобой. Каждый час. Каждый миг. Я сохраню все свои воспоминания. Я засушу их словно цветы, чтобы перебирать до самой смерти…

Ветерок чуть слышно шептал им в тишине:

«Запомни эту минуту. Запомни навсегда».

– Ну что ж, – бодро воскликнул Ричард. – Если леди жаждет приключений, она их получит. И если ей угодно следовать за мной в петлю, пусть идет с открытыми глазами.

– Мои глаза открылись в ту ночь, когда я впервые увидела тебя, – ответила Кристина. – Я никогда не покину тебя, покуда ты сам не захочешь.

«Как мне легко с ним, – подумала Кристина. – Быть с ним рядом и смеяться в лицо опасности – какое это счастье!»

Ночной ветер трепал ее волосы, и в этом тоже было ощущение счастья. Вот она – настоящая жизнь, полная приключений и опасности. В этом новом мире не было сложностей, был лишь простой выбор – жить или умереть.

38

До Хэйуорта они добрались лишь к вечеру следующего дня. Много раз по пути им приходилось сворачивать с дороги и отсиживаться в лесу. Как-то среди ночи они едва не попались в руки военного патруля. Лошадь Кристины упала вместе со своей всадницей, и они покатились по жесткой земле. Солдаты были уже совсем рядом. Ричард подхватил ее и усадил перед собой. Они рванулись прочь и скрылись в кустах. До них доносились голоса солдат. Было слышно, как они рассуждали о том, что теперь, когда одной лошади приходится нести сразу двоих, беглецам далеко не уйти.

Кристина прижалась к груди Капитана. Взяла его руку и положила себе на грудь. Так ей было спокойнее. Пережитый страх, нервное напряжение требовали разрядки. Опасность, как это бывало и прежде, разожгла в Кристине страсть. Приподняв юбку и расстегнув брюки Ричарда, она наклонилась вперед и, не слезая с седла, направила в себя горячую плоть Капитана.

Придя в себя, они отправились к ближайшей ферме, чтобы купить для Кристины новую лошадь.


Чем дальше они продвигались на север, тем тише становилось на дорогах. Менялась и окружавшая их природа. После того как они миновали Йоркшир, пейзаж стал диким и мрачным. Дул холодный северный ветер. Небо хмурилось. В лужах плавали крошечные прозрачные льдинки. Проезжая через бескрайние вересковые пустоши, укрытые сверху серыми тучами, а снизу – белесым густым туманом, Кристина и Ричард чувствовали себя сказочными героями этой пустынной и загадочной страны.

Хэйуорт они проехали на закате. Крошечный городок был пуст и тих – ни одной живой души на узких улочках. За городом открылась пустошь, окруженная цепью невысоких холмов. Последние лучи солнца делали их розовыми и золотыми. Над всем миром царила звонкая тишина.

Отсюда до коттеджа оставалось две мили по узкой, грязной дороге. Капитан и Кристина спешились и медленно побрели, держась за руки. Прохладный воздух был напоен свежестью. Вдоль обочин тянулись низкие изгороди, сложенные из потемневших от времени камней. По склонам холмов струились серебристые, словно ртуть, ручьи. Старое дерево склонило ветки над какой-то заброшенной фермой. Тишина и покой вызывали нереальное чувство остановившегося времени.

Они миновали небольшую рощицу и увидели надежно укрытый в густой зелени маленький домик, окруженный одичавшими кустами роз. Солнце почти зашло за горизонт, но в отраженном от облаков свете еще можно было кое-что рассмотреть. Скромный коттедж настолько не вязался с образом герцогини Уинтербрук, что Капитан не удержался и спросил:

– За какие грехи ты купила этот дом?

Кристина не ответила. Она смотрела на Ричарда и не могла оторвать от него взгляда. В закатном свете он был дьявольски красив – с растрепавшимися от ветра густыми черными волосами, с переброшенным через руку черным плащом, в белой, расстегнутой на груди рубашке. На ногах – облегающие черные брюки и сверкающие узкие сапоги. Он удивительно гармонично вписывался в окружающий дикий пейзаж.

В эту минуту он снова показался Кристине рыцарем из ее далеких детских сновидений. Романтичный, загадочный красавец в черном. Справедливый и сильный, защищающий слабых. Король ночных дорог. Последний в этом мире разбойник.

Только сейчас Кристина поняла, для чего она на самом деле купила в свое время этот дом. Чтобы привести сюда своего рыцаря. Человека, с которым она сможет разделить свои мечты. Такого человека, как Ричард.

– За какие грехи, спрашиваешь? – переспросила она. – С прошлой ночи я не знаю за собой грехов. И дом этот – не наказание мое, а спасение.

Он серьезно посмотрел ей в глаза.

– Наше спасение, – сказал он и нежно поцеловал Кристину в губы. – Господи, чем я заслужил такую милость?

Ричард отвел в сторону предательски заблестевшие глаза, взял у Кристины ключ и отпер дверь. Затем, подхватив Кристину на руки, ногой распахнул дверь.

Потолок в доме был низким, прокопченным, а пол – каменным и холодным. Старая мебель покрыта пыльными матерчатыми чехлами. Было темно, и пахло плесенью.

– Нужно открыть двери и проветрить, – воскликнула она, выскальзывая из объятий Ричарда. – Все! Больше – никаких решеток. Никаких погонь. Никаких укрытий. Дом. Пусть на несколько дней, но у нас с тобой есть свой дом.

39

На следующее утро появился Тоби. Его присутствие было просто необходимо. Он должен был исполнить роль слуги герцогини Уинтербрук, приехавшего привести в порядок дом. Он же сможет ходить за продуктами, а заодно – узнавать последние новости. Кристину и Капитана не должны были видеть. Их ждала участь затворников. Но если говорить честно, она их ничуть не пугала.

Первым делом Кристина решила привести в порядок жилье.

– Я столько раз собиралась приехать сюда, – объясняла она. – Но всякий раз мне что-то мешало. Наверное, я ждала встречи с тобой, чтобы оказаться здесь.

Капитан сидел за массивным, украшенным искусной резьбой столом в уютной кухне, прихлебывая из кружки крепкий черный кофе. Ему было тепло, уютно и слегка клонило ко сну.

Кристина же думала о том, как замечательно будет позавтракать вдвоем, а потом не спеша обсудить дела, которыми следует сегодня заняться. Никогда она не ощущала себя так спокойно и счастливо, как теперь.

Впрочем, утро уже кончалось, и пора было приниматься за дело. Жить в такой грязи было невозможно. Поэтому Кристина допила кофе, встала из-за стола и начала давать указания.

Ричард слушал ее лениво, закинув скрещенные ноги на скамейку. Глаза его были прикрыты.

– Деловая ты сегодня, – заметил он.

Кристина подбоченилась, обводя взглядом запущенный дом.

– Хорошо бы вспомнить, где тут хранятся всякие щетки-тряпки.

Капитан открыл глаза, поставил на стол свою кружку и прошел в крохотную комнатку, примыкавшую к кухне. Там он отыскал ведро и швабру.

– Ты это искала?

Он протянул свою находку Кристине.

– Ты что, всерьез решила заниматься уборкой в такой прекрасный день? Это ты-то, герцогиня Уинтербрук?!

– Я начинаю новую жизнь. И можешь смеяться надо мной, сколько хочешь. Пожалуй, я даже попробую научиться готовить.

– Хотел бы я посмотреть на это! – Ричард уронил на пол ведро со шваброй и подхватил Кристину на руки. – Только ничего не нужно мне доказывать, дорогая. Мои люди обслуживали меня все последние годы. Они же, я думаю, помогут и сейчас пережить хозяйственный кризис, если он созреет.

– Но мне действительно хочется чему-то научиться, – пыталась объяснить Кристина. – Просто те годы, когда все девочки учились вести домашнее хозяйство, я провела в театре, одевая своих родителей. А потом появились экономки, которые занимались всеми домашними проблемами. Но все это не означает, что я ничему не способна научиться.

Ричард нежно улыбнулся.

– Когда я говорил о трудностях, я не имел в виду, что ты будешь готовить и убирать, а я в это время – читать газету и покуривать.

– А я не собираюсь никого звать на помощь, – язвительно усмехнулась она в ответ. – Я и одна справлюсь с пылью. В крайнем случае попрошу Тоби, чтобы он помог отскоблить полы.

Кристина подумала, решительно подняла с пола ведро и швабру и вручила их Ричарду.

– Впрочем, – сказала она, – вы можете вымыть окна и стены, если хотите помочь, сэр.

И она вышла из кухни, не дожидаясь ни ответа, ни согласия.

Повязав на голову черный платок Ричарда, она принялась выметать пыль, сбившуюся клубами в каждом углу комнаты. Согнав всю кучу пыли к двери, Кристина попыталась выгрести ее за порог, но налетевший порыв ветра взметнул пыльное облако. Кристина начала громко чихать и кашлять. Затем вернулась в дом и мокрой тряпкой протерла пол и мебель.

Двери и окна были распахнуты настежь. Комната проветрилась и наполнилась ароматом растущих возле дома роз. Несколько роз Кристина срезала, чтобы поставить в доме. Она подошла к двери с цветами в руках и остановилась на пороге.

– Мы пробудем здесь всего день-два, – недовольно бурчал Тоби. – Стоит ли из-за этого возиться с грязью.

Раздетый по пояс, он сидел на полу, вытянув вперед свою негнущуюся ногу, и яростно скреб деревянные половицы. Капитан тем временем закончил со стеклами и приступил к мытью оконной рамы.

– Чего только не сделаешь ради женщины. Но с другой стороны, не может же леди спать в хлеву, – рассуждал Ричард.

– Я спал не только в хлеву, но кое-где и похуже, – откликнулся Тоби. – Однако жив-здоров.

– Начнем с того, что ты – не леди. И держи поэтому при себе свое мнение.

– Но я помню и те времена, когда герцогиня спала на соломе в нашем лагере и не находила в этом ничего страшного.

– Да, это было прекрасное время. Мои люди тогда выполняли мои приказы, а не обсуждали их.

– Но вы тогда и не отдавали таких дурацких приказов – насчет мытья полов.

Капитан еще раз ткнул тряпку в ведро с мыльной водой и яростно набросился на оконную раму. Холодная мыльная вода окатила его с ног до головы.

– Проклятие! – взвыл Капитан, отряхиваясь.

– Ради всего святого, Капитан. Смотрите, что вы делаете, черт бы вас подрал. – И немного помедлив, добавил: – Сэр…

Кристина не выдержала и рассмеялась в голос:

– Впервые в жизни вижу пару таких беспомощных разбойников.

Она положила розы, взяла из рук Капитана тряпку… Еще секунда, и ее постигла та же участь. Кристина с сожалением покосилась на темные пятна, расплывшиеся на белом платье. Они дружно расхохотались и упали в объятия друг другу.

– Какие же мы с тобой бестолочи, – сквозь смех сказала она.

– Все, хватит на сегодня, – командирским голосом отозвался Капитан.

Он взял из рук Кристины тряпку, обратив внимание на ее испачканное платье.

– Долго же мне придется оттирать тебя, – шутливо проворчал он.

– Справитесь, Капитан? Думаете, это получится у вас лучше, чем мытье окон?

Ричард легко поднял Кристину и перекинул через плечо.

– Во всяком случае, стоит попытаться, – пробормотал Капитан и понес Кристину наверх, в спальню.

40

– Я устала и проголодалась, – заявила Кристина, когда они через некоторое время спустились вниз. – А ты?

– Нет, конечно, – удивился Капитан.

– Завидую. А у меня все тело болит так, словно меня поколотили палками. Даже ноги гудят. Если бы я раньше знала, что такое заниматься хозяйством, давно бы повысила жалованье миссис Крейвен.

Капитан задумчиво посмотрел на нее и распорядился:

– Тоби, согрей воды!

– Почему бы и не поставить? – буркнул себе под нос Тоби. – Пойду прогуляюсь, голову проветрю. Надеюсь, ее светлость сумеет сама себе налить чаю. Да и вы тоже, сэр.

Кристина дождалась, пока он выйдет, и только тогда позволила себе расхохотаться.

– Никакого уважения!

– Я поговорю с ним, – пообещал Капитан.

– И не вздумай даже. К тому же я вовсе не хочу чаю.

Когда вода закипела, Капитан снял котел с огня и отнес на кухню.

– Снимай туфли и чулки.

– Что, прости? – удивилась Кристина.

– Ты же слышала.

Кристина последовала за Ричардом, с наслаждением ступая босыми ногами по вымытому полу. Он достал таз, налил в него кипятка, развел холодной водой, проверил рукой температуру.

– Вставай, – коротко приказал он.

Она медленно подошла, еще не зная, что ее ждет. Ричард усадил ее на лавку рядом с тазом.

– Подними юбку, – приказал он.

– Милорд, вы вводите меня в смущение! – засмеялась она.

Он помог Кристине опустить ноги в воду. Она почувствовала приятное расслабление. Капитан закатал рукава рубашки и, взяв в ладони ногу Кристины, принялся массировать ее. Его пальцы были сильными и умелыми. Она чувствовала, как с каждой секундой к ней возвращаются силы и бодрость.

– Ах, Ричард! Это волшебно!

Он взял вторую ногу и проделал с нею то же самое. Кристина прикрыла глаза и погрузилась в сладостную полудрему. Не хотелось ни о чем думать. Теплая вода и массаж окончательно расслабили ее.

Пальцы Ричарда скользнули выше, поднимаясь к внутренней поверхности бедер, и Кристина застонала от нахлынувшего желания. Она сладко замирала от каждого прикосновения.

Открыв глаза, Кристина встретилась с нежным взглядом Ричарда. Осторожно освободив ноги, она подняла их вверх, уперлась босыми ступнями в его обнаженную грудь. Обняла за шею, погладила густые волосы.

Их поцелуй был нежным и долгим.

– Я хотел, чтобы ты расслабилась, но…

– Я хочу тебя. Прямо сейчас.

– Герцогиня Уинтербрук потеряла от любви голову? Но не будет ли это выглядеть так, словно я воспользовался удобным случаем?

– Потерять голову рядом с тобой – дело неизбежное.

– Спокойнее, герцогиня. Помните, что я вам говорил однажды? Учитесь наслаждаться процессом, а не его результатом.

– Боюсь, Капитан, меня трудно чему-нибудь научить.

– Попробуем.

Он подхватил Кристину на руки и понес наверх, в спальню. Это была маленькая комнатка с низким потолком, все пространство которой занимала кровать из красного дерева. Возле окна нашлось место для туалетного столика. Ричард уложил Кристину на постель и принялся раздевать – медленно, лениво, не разрешая ей при этом пошевельнуть даже пальцем.

– А теперь повернись, – скомандовал он.

Она послушно перевернулась на живот, недоумевая, что же он собирается делать.

– Еще немного, – сказал он, – и ты надолго забудешь про свои уставшие мускулы.

– Боюсь, ты немного опоздал. Они уже почти не болят.

– Это тебе только кажется. Ладно, лежи тихо и не мешай.

Он начал медленными сильными движениями разминать спину Кристины. Она не сдержала сладкий стон, вырвавшийся из груди. С каждой секундой Кристина чувствовала себя все более легкой. Казалось, еще немного, и она воспарит над землей. Никто и никогда не доставлял ей столько наслаждения прикосновением своих рук. Она замерла, охваченная восхитительным, неведомым прежде чувством.

Ричард неожиданно скинул сапоги, вскочил на постель и оседлал Кристину, усевшись на ее обнаженные ягодицы и продолжая медленно массировать ее талию, спину, плечи.

– Боже, как это великолепно, – прошептала она, уткнувшись лицом в подушку. – Скажи, разбойник, ты часто проделывал это с твоими пленницами, которые были у тебя до меня?

Он на секунду остановился и проворчал:

– Не мешай, женщина.

Время, казалось, остановилось. Ричард опустил руки вниз, принялся разминать бедра Кристины. Она вновь ощутила сильный прилив страсти. При этом ей казалось, что она не сможет пошевельнуть сейчас ни рукой, ни ногой. Каждое прикосновение Ричарда отзывалось во всем ее теле сладкой болью. В тишине было слышно только их напряженное дыхание, и эти звуки казались Кристине самой лучшей музыкой на свете.

Ричард приподнялся, развел одной рукой бедра Кристины, а другую погрузил между ними. Кристина приподняла голову и вскрикнула от наслаждения. Пальцы Ричарда скользнули по влажным, горячим складкам ее плоти, но тут же отпрянули назад. Прикосновение было мгновенным, но доставило Кристине невероятно острое наслаждение.

Пальцы его продолжали свою работу. Кристина заметила, что Ричард не может отвести глаз от открывшейся ему картины. Сердце бешено забилось у нее в груди. При этом движения Ричарда оставались спокойными, а во взгляде не было и намека на похоть. Это больше всего поразило Кристину. Она усмехнулась в подушку, раздвинула бедра еще шире и потянулась, словно кошка.

Ричард издал непонятный звук, затем опустился на локти и принялся ласкать пальцами промежность.

Кристина застонала, охваченная любовным томлением. Ричард погрузил в нее палец – глубоко, до самого конца. Теперь все тело полыхало, охваченное огнем страсти. Она безумно хотела Ричарда, каждый ее нерв кричал об этом. Нога коснулась его твердой плоти, рвущейся наружу сквозь тонкую ткань брюк. Теряя контроль над собой, Кристина судорожно вцепилась пальцами в простыню. Он нежно погладил ее по волосам. От этой ласки она еще шире развела в стороны ноги, призывая его войти в себя. В ответ он добавил к введенному в нее пальцу еще один и заполнил ее всю. В тот же миг большой палец руки ворвался между ее ягодицами и тоже погрузился внутрь, отчего тело Кристины содрогнулось, словно от удара электрического тока. Он наклонил голову и принялся то ласкать ее ягодицы своим языком, то нежно покусывать их зубами.

Кристина совершенно потеряла представление о времени, об окружающем мире, погрузившись в море наслаждения, у которого не было дна. Она извивалась, кричала, билась…

Ей хотелось только одного – чтобы это не кончалось. Никогда. Она поднималась все выше и выше на волнах наслаждения, стремясь достичь вершины. Вскоре она почувствовала приближение оргазма и полностью отдалась силе и ласке рук Ричарда, продолжая безотчетно и хрипло выкрикивать его имя. Она больше не казалась себе развращенной и бесстыдной. Все, что происходило сейчас между ними, было чистым и настоящим. И она умирала от счастья.

Протянув назад свою руку, Кристина освободила большой палец Ричарда и заменила его своими. Это было сильное, незнакомое раньше ощущение. Словно издалека она услышала свой голос – хриплый, задыхающийся от страсти, то шепчущий слова любви, то выкрикивающий похотливые стоны.

Наконец все завершилось. Тело Кристины содрогнулось в последний раз и замерло, дыхание стало успокаиваться. Ричард лег на нее сверху, по-прежнему одетый, и нежно шепнул ей на ухо:

– Ну как?

В голосе его Кристина уловила удовлетворение и скрытую гордость. Она перевернулась на спину, сумев сделать это так, что он остался лежать на ней.

– Сказать правду? – она подняла на Ричарда восхищенные глаза. – Такого у меня не было никогда в жизни.

41

Они провели в Хэйуорте три чудесных дня, наслаждаясь друг другом, тишиной и ощущением полной безопасности. Призраки прошлого, казалось, навсегда покинули их. Сейчас они думали о будущем, и оно казалось им радостным и бесконечным. Мысль о предстоящем побеге если и посещала их, то они старались отодвинуть ее подальше, в самую глубину сознания. Они жили только сегодняшним днем. Они спешили насладиться выпавшим на их долю счастьем.

Тоби же, в отличие от влюбленных, вовсе не был в восторге от затянувшегося пребывания в Хэйуорте.

– Лучше бы я с Бобби и парнями занимался подготовкой к отплытию. И что мы торчим в этом богом забытом месте, ума не приложу! – ворчал он.

Чтобы хоть чем-то порадовать его, Кристина подарила ему роскошно изданный роман своей любимой писательницы Бронте, который нашла во время уборки. Она надписала книгу для Тоби и подписалась – «Файран». Пытаясь его заинтересовать, Кристина рассказала вкратце историю одинокой, всеми брошенной женщины с добрым сердцем, которое оказалось никому не нужным в этом мире.

Увы, несмотря на трогательный рассказ Кристины, роман, похоже, оставил Тоби совершенно равнодушным. Он хмуро повертел книгу в руках и сказал, что больше всего озабочен сейчас тем, что не может найти в газетах ничего нового об инспекторе Уортингтоне.

– Мне кажется, – откликнулся на его слова Капитан, – что инспектор умышленно скрывает свои планы.

Тоби погрустнел еще больше. Тогда Капитан решил отправить его во Флитвуд в помощь Бобби. Договорились, что они оба займутся подготовкой к отплытию, а Капитан с Кристиной присоединятся к ним через два дня.

Когда Тоби уехал, Ричард и Кристина почувствовали облегчение. Все-таки домик был тесноват для троих, особенно если двое из них предпочитали уединение. После отъезда Тоби Кристина нашла забытую им книгу – свой подарок.

– А знаешь, он ее даже не открывал, – с грустной улыбкой сказала она Ричарду.

Ричард подошел ближе и обнял Кристину так крепко, что она тут же забыла обо всем. Книга упала на пол.

Кристина расчесала волосы – они шелковой волной легли на плечи. В последний раз она ходила с распущенными волосами давным-давно, когда была еще маленькой девочкой. Даже в лагере у Капитана она всегда укладывала волосы в прическу – пусть самую простую и непритязательную. Сейчас ей не хотелось думать о правилах приличия. Одевалась она в Хэйуорте очень просто и не носила никаких драгоценностей. От этого ощущение свободы становилось еще острее. Никогда в жизни Кристина еще не чувствовала себя такой свободной от всех условностей.

Для начала они пошли на прогулку. Долго бродили по вересковым пустошам. Любовались бабочками, взбирались на холмы. Отдыхали на траве, широко раскинув руки и подставив лица нежарким лучам осеннего солнца.

– Знаешь, на кого мы с тобой похожи? – спросила Кристина, лежа с прикрытыми глазами. – На принцессу и рыцаря из сказки. Пока они вместе и не знают, что вскоре злые силы разлучат их навеки. Мне кажется, я купила этот дом в Хэйуорте только потому, что знала – в один прекрасный день я приеду сюда вместе со своим рыцарем.

– Очень романтично, – усмехнулся в ответ Ричард. – Только вместо рыцаря рядом с тобой оказался бандит.

Кристина открыла глаза. Ричард лежал на боку, подперев кулаком голову, и жевал травинку. Его густые черные волосы упали на лоб и блестели под солнцем. Белая рубашка, заправленная в темные брюки и распахнутая на груди, слегка сползла, обнажая плечи.

Он протянул руку, чтобы погладить Кристину по голове.

– Так что же их разлучило, твоих принцессу и рыцаря? – спросил он.

– Принцессе казалось, что для нее важнее королевство, чем какой-то рыцарь. И она вышла замуж за принца. А потом поняла, что у них с рыцарем родные души, что их сердца не могут биться вдали друг от друга. Принцесса умирала от тоски и бросилась искать своего рыцаря. Она нашла его, но было поздно. Ее сердце не выдержало, и она умерла у него на руках, глядя угасающим взглядом на вересковые пустоши. А еще через несколько лет от тоски умер и рыцарь, умер с именем принцессы на губах. С тех пор люди часто видят их призраки. Они бродят в ночной темноте по вересковым лугам, крепко держась за руки.

Кристина приподнялась и серьезно посмотрела на Ричарда.

– Жаль, что мы не можем пожить здесь подольше, раз тебе так нравится Хэйуорт, – улыбнулся Ричард.

– Дело не в Хэйуорте. Главное, здесь ты. Со мной. И я люблю тебя. – Она обвела взглядом поля, глубоко вдохнула чистый воздух, словно запоминая это мгновение на всю оставшуюся жизнь. – Может быть, мы когда-нибудь еще сюда вернемся. А если не мы, так наши души. И они будут бродить здесь лунными ночами, как души принцессы и рыцаря.

Грусть сменилась тревогой. Кристина прикрыла глаза и увидела рожденные солнцем разноцветные пятнышки. Желтое стало сливаться с оранжевым и превратилось в пылающий багровый шар. Кристина вдруг испугалась, что этот огненный шар сейчас испепелит их счастье. Почему-то промелькнула мысль о матери. О том, что та может снова появиться в ее жизни и разбить ее.

Пытаясь успокоить себя, Кристина мысленно шептала заклинания: «Мать не имеет больше силы надо мной. Она не властна над моей душой и моим телом. Она не может причинить мне зла. Не может хотя бы потому, что осталась навсегда в другом, покинутом мною мире».

Кристина слушала свой внутренний голос с надеждой, но в сердце была тревога и тоска. Как в детстве, когда она мечтала о любви и не получала ее ни от отца, ни от матери. Когда от отчаяния девчонкой вышла замуж за человека, которого не любила. А потом все искала и не могла найти того единственного мужчину, который сумеет понять и защитить ее. И научить любить…

– Обними меня, Ричард, – шепнула Кристина. – Обними и никогда не отпускай. Скажи мне, что все будет хорошо, что мы будем счастливы. Навсегда.

Ричард притянул к себе Кристину и прижал к груди – так крепко, что у нее перехватило дыхание. Нежно провел рукой по волосам, поцеловал в губы. Кристина невольно застонала:

– Не останавливайся! Если бы я могла умереть от твоего поцелуя, я умерла бы с радостью!

Ричард вновь принялся страстно целовать ее, зарываясь пальцами в распущенные волосы Кристины. Она лихорадочно расстегнула его рубашку, прижала холодные ладони к его пылающей груди.

– Я знала многих мужчин, – прошептала Кристина, на секунду оторвавшись от губ Ричарда. – Но никогда… ни с кем…

– Это потому, что ты не любила их, – сказал Ричард и провел горячим влажным языком по ее шее, плечу, отодвигая губами край платья и все больше обнажая кожу Кристины.

– Это правда, я не любила их. Ни одного. Никогда.

– И ни один из них не любил тебя, – сказал Ричард. – Не любил так, как я.

– Слава богу, что ты появился в моей жизни. Еще немного, и я сошла бы с ума. Не хочу никого, кроме тебя.

Он скользнул рукой под юбку Кристины, спустил панталоны, развел влажные складки плоти и погрузился в них. Свободной рукой распахнул лиф платья и прильнул губами к соскам Кристины, отчего они мгновенно затвердели. Сердце ее бешено забилось.

– Меня может огорчить только одно, – прошептала она. – Если ты вдруг перестанешь хотеть меня.

– В таком случае тебе никогда не придется огорчаться, – ответил Ричард.

Он прильнул к ее груди, осыпал горячими поцелуями. Сердце Кристины бешено стучало, кровь струилась по жилам расплавленной лавой. Там, внизу, между ног, пожар пылал с особенной силой и требовал, чтобы его немедленно погасили.

Кристина обхватила Ричарда за шею, упала вместе с ним на траву. Изогнулась всем телом, открываясь ему, умоляя его.

Ричард склонился над нею. Кристина видела тугой, набухший бугорок на его брюках. Она не в состоянии была больше ждать.

Разжав пальцы, вцепившиеся в высокую траву, она протянула руки и расстегнула пуговицы на брюках Ричарда. Сначала показались черные волоски, узкие бедра. Еще секунда, и она увидела его ствол – твердый, словно кость, и гордо торчащий вверх. У Кристины захватило дыхание оттого, насколько красиво и мужественно выглядел обнаженный Ричард. Она не могла отвести от него глаз и что-то бессвязно бормотала.

Она потянулась вперед, к напряженному стволу Ричарда, обхватила его руками, затем прижалась к нему губами и осторожно втянула его в рот – весь, до последнего дюйма. Медленно откинув голову назад, осторожно прижалась языком к его напряженной поверхности.

Тело Ричарда застыло в напряжении. Она вновь приняла его в себя и снова выпустила, но на сей раз начала помогать себе руками, быстро поймав нужный ритм.

– Ты думаешь, твоя принцесса занималась этим со своим рыцарем? – произнес, наконец, Ричард.

Она освободила рот, оставив в движении только руки, и ответила:

– Я на ее месте иначе не поступила бы.

– Тебе, разумеется, видней, – выдохнул он.

Они встретились взглядами и оба расхохотались. Ричард вытер влажный рот Кристины пальцем, затем облизал его.

– Всегда помни о том, как я люблю тебя и каким счастливым ты меня сделала. Никогда не забывай об этом, обещаешь?

– Если только ты при этом пообещаешь, что никогда не позволишь мне забыть, – хитро улыбнулась в ответ Кристина.

Ричард коршуном кинулся на нее, прижал к траве всем своим весом. Вошел в Кристину быстро, нетерпеливо. Закинул на свои плечи ее ноги и проговорил в такт своим движениям:

– Обещаю… не дать… тебе… забыть… пока… я буду… рядом… с тобой.

Кристина теснее прижалась к бедрам Ричарда. Обняла его за плечи и хрипло прошептала, двигаясь в такт с ним:

– Пока у нас есть время, пока мы не уехали отсюда, я хочу насладиться нашей любовью, исполнить все свои и твои фантазии. Я хочу взять от тебя все и все тебе отдать – так, чтобы у нас с тобой не осталось больше сил. Проведем оставшееся время в огне любви, пусть даже сгорим в нем.

– Ах, герцогиня.

– Предупреждаю, Капитан, вам придется нелегко. Моих желаний с лихвой хватит на сотню лет.

– Обожаю, когда мне бросают вызов.

И он с новой силой увлек Кристину за собой в волшебную страну любви.

42

Саша Уэнтворт сердито мерила шагами гостиную. Дирк читал вслух пьесу. На Саше было элегантное платье из парчи цвета осенней листвы. В любых обстоятельствах она не забывала о том, что должна выглядеть так, как подобает великой актрисе.

На Дирке был каштаново-черный смокинг. Чтение пьесы не мешало ему курить и стряхивать пепел мимо пепельницы, прямо на дорогой индийский ковер.

– Неплохо, – прокомментировал он, дочитав очередную сцену. – Немного доработать, и это может иметь успех.

– Мы уже имели успех, – многозначительно сказала Саша.

То ограбление стало для них катастрофой. Рассерженные меценаты, вложившие деньги в спектакль, начали требовать их возврата. Не обрадовало их и то, что люди бандита, помимо все-го прочего, забрали и всю выручку от спектакля. Для Дирка и Саши наступил полный крах. И дело тут было даже не в этой проклятой выручке, которую нужно было теперь возвращать. На карту было поставлено их будущее. Судя по всему, публика не скоро вернется в театр, зная, что их в любой момент могут ограбить. Саша и Дирк рассчитывали играть «Невесту бандита» еще как минимум шесть месяцев, что дало бы им возможность не только покрыть расходы, связанные с постановкой, но и неплохо заработать. Теперь же все это рухнуло, и они несли чудовищные убытки. И, наконец, по Лондону ходили слухи о том, что бандит имеет к Саше и Дирку какие-то свои, особые счеты.

Вот это было уже погибелью.

Раздражали их и регулярные допросы инспектора Уортингтона. Он методично и спокойно задавал одним и тем же людям одни и те же вопросы, а следствие все равно топталось на месте.

Саша взяла в руки ирландский словарь, которым пользовалась во время работы над «Невестой бандита». Словарь принес ей Оскар, чтобы Саша могла лучше освоить ирландский акцент своей героини.

Она открыла словарь.

– Как странно.

– Что странно, дорогая? – поинтересовался Дирк.

– Да это слово «Файран». Имя моей героини. Оказывается, это не имя, а понятие. Вот, послушай: «Покинуть свой дом в гневе, сбежать от обиды».

– Очень похоже на нашу Кристину, – рассеянно заметил Дирк и перевернул страницу.

Раздался стук в дверь. Вошедший мажордом возвестил о прибытии инспектора Уортингтона. Тут же в гостиную вошел и сам инспектор.

– Входите! – кивнула инспектору Саша. – Надеюсь, сегодня вы принесли нам радостные новости? А то мы уж тут головы сломали над тем, что нам делать дальше. И заждались, когда же вы исполните порученное вам дело.

Инспектор покраснел. Дирку стало неловко за жену, и он поспешил протянуть инспектору руку.

– Не обращайте внимания на маркизу. Пока вы ловите преступника, мы решили немного изменить третий акт нашей пьесы. Может быть, это спасет нас от провала. Хотя, по правде говоря, у меня на это мало надежд.

– Пока мы не поймали преступника, – сказал Уортингтон. – Но мы были очень близки к этому. Видели его на дороге пару раз. Пытались поймать, но пока безуспешно. Боюсь, что он теперь уже на полпути в Ирландию. В таком случае остается лишь надеяться на то, что он сдержит свое слово и никогда больше не ступит на английскую землю.

– Запомните хорошенько мои слова, инспектор, – назидательно произнесла Саша. – Мы не желаем гадать, исчез ли этот негодяй навсегда или только на время. Это могло бы быть хорошим финалом в пьесе, но не в жизни. Мы хотим увидеть его на виселице. Только это зрелище может стать достойной платой за то, что мы пережили и что потеряли из-за этого мерзавца. Надеюсь, я достаточно понятно выразилась?

Инспектор вздохнул. Всего час назад он уже выдержал подобный разговор – с принцем Уэльским.

– И у вас нет совсем никаких сведений? – спросил Дирк гораздо спокойнее, чем его жена. – А может быть, он прячется где-то и посмеивается над нами? Будь я на его месте, я бы не торопился с Ирландией. Сначала позабавился бы, наблюдая за тем, как меня пытаются поймать.

– Новость только одна, – ответил инспектор. – Женщина, которая была вместе с бандитом, бросила по дороге свое платье. Я показал его принцу Уэльскому. Ведь он – известный знаток костюмов.

– Ха! – воскликнула Саша. – Знаток! Да Берти в костюме интересует только одно – прикрывает ли галстук его брюхо! Лучше принесите это платье нам. Мы больше разбираемся в этом, ведь вся наша жизнь так или иначе связана с костюмами.

– О, как же я не подумал…

– Разумеется, не подумали. Вы никогда не думаете. Поэтому преступник и ходит до сих пор на свободе.

Слова Саши переполнили чашу терпения Уортингтона.

– Хорошо, мадам, – натянуто произнес он, подзывая своего человека.

– Ты оскорбила его, – прошептал Дирк своей жене.

Инспектор вернулся, держа в руках платье с перьями, маску и перчатки. Все было запачкано грязью. Саша поджала губы и брезгливо взяла в руки платье. Оно показалось ей чем-то знакомым – то ли материалом, из которого оно было сшито, то ли почерком художника. Она взяла одну перчатку, примерила ее. Перчатка была ее размера.

«Любопытно, – подумала Саша. – У такой крупной женщины – и такая маленькая рука?»

– Однажды, когда я был еще подростком, – негромко сказал инспектор, погруженный в собственные мысли, – я взял без спроса отцовский нож и забыл вернуть его на место. Отец решил, что я его украл, а потом нашел у меня под кроватью. Чтобы раз и навсегда отучить меня от воровства, он отвел меня в подвал и зажал в тиски мой палец. Так сильно, что едва не раздавил. С тех пор он у меня не гнется, но зато я не забываю ни на минуту о том, что чужое брать нельзя. То же самое я хочу проделать и с этим бандитом. Святые небеса, как же я хочу ему отплатить за все!

Саша тем временем завернула подол платья и принялась изучать строчку. Она узнала руку мастера, узнала эти ровные стежки. Это была рука ее дочери! Саша почувствовала озноб и выронила платье на пол.

Ей потребовалось некоторое время, чтобы собраться с мыслями. Она вспомнила злой, презрительный взгляд, которым окинула ее та ирландская цыганка сквозь прорези маски. Истинный смысл того взгляда стал понятен Саше только теперь. Да и все остальное сразу же прояснилось. Например, откуда взялись на бандитах полицейские костюмы? Кристина, ее собственная дочь, просто-напросто украла их из костюмерной театра. Все очень просто!

Открытие ошеломило ее. Больше всего Сашу взбесила собственная наивность. Ведь она сама позволила себя уговорить Кристине и Оскару. Как теперь смотреть в глаза Дирку? Теперь, когда стало ясно, что она, Саша, держала в своих руках все ключи. И все их добровольно отдала.

Ее молчание и шум упавшего на пол платья привлекли внимание мужчин. Они обернулись.

– Инспектор, – прошептала она, прижимая руку к сердцу, – думаю, у меня есть для вас потрясающая новость.

43

Кристина знала, что это не сон. Она находилась в том состоянии, когда в полузабытьи погружаешься в страшные воспоминания и, не в силах сопротивляться, заново переживаешь прошлое.

Ей было тринадцать. Прошло чуть больше двух месяцев с того дня, когда отец, приняв Кристину за Элизабет, уложил ее в постель. Когда раны зажили, Кристину отправили в деревню, к ее подруге по имени Синтия, чтобы там, на свежем воздухе, она окончательно поправилась. В сельской тиши Кристина вдруг почувствовала себя свободной от всех условностей родительского дома. Здесь, в деревне, она умывалась только по необходимости, не заботилась о своих волосах, могла по нескольку дней носить одно и то же платье. Могла делать все, что ей захочется. Все, что в городе казалось важным и непременным, здесь теряло свой смысл и значимость. Зато появились другие ценности: солнечный свет, шелест листвы, птичье пение.

Увы! Настал день, когда надо было возвращаться в Лондон. Перед отъездом Кристина попыталась расчесать волосы, много дней не знавшие гребня. И не смогла. Любая другая девочка на ее месте бросилась бы за помощью к матери, но только не Кристина. Она прикрыла свалявшиеся у корней волосы локонами и решила, что Саша ничего не заметит.

Разумеется, Саша немедленно все обнаружила. Схватила Кристину и потащила в маленькую тесную прачечную, пристроенную возле кухни.

Кристина помнила каждую деталь. Вот сверкнули в руке матери длинные ножницы. Кристина в ужасе закричала, но мать принялась яростно кромсать волосы дочери тупыми ножницами, не переставая при этом проклинать ее ужасный характер.

И тут Кристина отчетливо поняла, что не свалявшиеся волосы – причина происходящего. Нет, все дело в том, что мать ненавидит ее. Ненавидит за попытку соблазнить ее мужа – в это мать верила твердо. И раз уж представился случай лишить Кристину ее природного украшения – чудесной короны из локонов, – мать не могла упустить его.

Кристина сопротивлялась как могла, пытаясь выскочить из рук матери. Тогда Саша принялась бить Кристину по лицу, по рукам, которыми девочка пыталась прикрыться. Удары были неожиданно сильными для такой хрупкой женщины.

Даже сейчас, во сне, Кристина умирала не от боли – от унижения. Оттого, что умоляла в те минуты о прощении. А мать в это время кричала:

– Неблагодарная, дрянная девчонка. Я проклинаю тот день, когда родила тебя. Всю жизнь от тебя только горе и неприятности!

А затем стыд сменился гневом. Больше всего Кристину оскорбляла вера матери в то, что ее дочь якобы могла соблазнить Дирка. И вместо материнской любви Кристине досталась ненависть. Она ненавидела в дочери все. И не только ненавидела – она хотела сломать, уничтожить Кристину.

Чаша терпения девочки переполнилась. Когда мать с ножницами потянулась к ее локонам, Кристина повернулась и сильно ударила ее.

Кристина тревожно заворочалась в постели и открыла глаза, вырывая себя из кошмарного сна. Перед глазами Кристины все еще стояло лицо матери – такое, каким оно было тогда, много лет назад. Да, Кристина дорого заплатила за тот поступок. Ее тогда била не только мать, но и присоединившийся к ней отец. Вместо того чтобы прийти на помощь, остановить взбесившуюся жену, он помогал избивать только что оправившуюся от предыдущих побоев дочь.

Кристина вспомнила то смущение, с которым она после всего этого приехала в свою школу, стесняясь коротко остриженных волос. Старшая воспитательница пыталась утешить Кристину, успокоить ее, но она заявила, что не нуждается ни в чьем сочувствии.

К отцу Кристина не испытывала ненависти. Скорее он вызывал в ней жалость, так как был слабым, безвольным человеком. Она старалась делать вид, что ничего не произошло. Сам же Дирк давно занял позицию человека, который был пьян и ничего не помнит. Это устраивало их обоих – и отца, и дочь.

Кристину бил озноб. Рядом с нею спокойным и глубоким сном спал Капитан. Было очень тихо. Она потянулась и попыталась расслабиться. «Почему все это нахлынуло на меня? – подумала Кристина. – Неужели мать до сих пор имеет власть надо мной?»

За последние дни предчувствие беды не раз посещало Кристину. Как избавить свою память от этих воспоминаний? Кристина надеялась, что их сотрет то ограбление в театре. Но вот оно свершилось, а ощущение опасности осталось.

– Все в порядке? – сонным голосом спросил Ричард, почувствовав, что она ворочается.

– Да, – ответила Кристина, стараясь говорить как можно спокойнее. – Просто видела плохой сон.

Ричард обнял ее, прижал к себе. Провел ладонью по щеке Кристины и тут же открыл глаза, окончательно проснувшись:

– Ты вся в слезах! Что тебе снилось?

Ей не хотелось рассказывать. Она никому и никогда не открывала причины своего противостояния с матерью. Ей было стыдно вспоминать события тех дней. Но сейчас, в объятиях Ричарда, она рассказала свой сон.

– А ты знаешь, я любила писать рассказы, – продолжала Кристина. – О приключениях и путешествиях, о рыцарях и разбойниках. И о принцессах, конечно. И о том, как они влюблялись в рыцарей.

– А потом ты встретила меня. И сказка стала былью.

Кристина теснее прижалась к его груди.

– Я до сих пор иногда спрашиваю себя: ты на самом деле существуешь, или я тебя просто выдумала?

Ричард поцеловал ее в затылок, зарылся лицом в волосы Кристины.

– Однажды, когда все это, наконец, закончится, ты сможешь написать обо всех наших приключениях. О том, как мы всех обвели вокруг пальца.

Кристина попыталась улыбнуться, но грусть, навеянная сном, не проходила.

– Ты теперь в безопасности, – успокаивал ее Ричард. – Помни, что я сказал тебе. Прежде, чем кто-нибудь причинит тебе зло, он должен будет убить меня.

Кристина поежилась.

– Я боюсь матери. Я знаю, это глупо. Но что я могу поделать, если страх живет во мне? Скажи, что все будет хорошо. Скажи!

– На все господня воля, – ответил Капитан и сильно прижал Кристину к своей горячей груди.


Свой последний день в Хэйуорте они провели в лугах, наслаждаясь полной свободой. Гуляли, целовались, любили друг друга. И говорили, говорили… Вспоминали истории из детства, не очень радостного, израненного болью, обидой и одиночеством.

Домой они вернулись уже под вечер – прогретые солнцем, овеянные ветром и голодные, как волки.

Взяв на ужин холодного цыпленка и бутылку вина, они отправились со своими припасами наверх, улеглись в постель и принялись кормить друг друга.

– Никогда в жизни мне не было так хорошо, – сказала она и сделала глоток вина из бокала. – Кажется, я отдала бы все, только бы эта минута никогда не кончалась.

– Как легко, оказывается, тебя ублажить.

– Вовсе нелегко. Во всяком случае, было нелегко до тебя. Я хотела взять от жизни все, попробовать все. Но чем больше я пробовала, тем больше чувствовала себя пустой и одинокой. Я думала тогда, что люди просто выдумали любовь. Что никакой любви не существует. Я никогда не была удовлетворена жизнью.

– И я тоже.

Кристина склонила голову на плечо Ричарда, и ее волосы упали ему на грудь.

– Вот как?

– Да, любимая. Со мной это тоже впервые.

– От этого я еще сильней боюсь потерять тебя. Скорей бы мы навсегда покинули Англию. Только тогда я почувствую себя в безопасности.

– Чувство опасности в тебе рождает память о прошлом.

Кристина взяла руку Ричарда и сняла с его мизинца кольцо.

– Давай забудем прошлое, – сказала она. – Долой воспоминания! Только мы. И только сейчас.

Кристина покрутила в руке кольцо и отбросила его в конец постели. Затем легла на грудь Ричарда, укрыв его своими волосами, словно шелковым покрывалом.

– Сегодня ночью ты будешь только моим, – прошептала она.

Они любили друг друга долго и страстно. И чем сильнее был страх потерять свою половинку, с таким трудом обретенную, тем неистовее была их любовь. Они так и не заснули в эту ночь, последнюю их ночь в Англии. Уже под утро они с удовольствием доели цыпленка, допили вино и встретили рассвет.

Они все еще нежились в постели, когда услышали топот копыт. Всадник явно приближался к дому.

44

Капитан вскочил с кровати.

– Оденься, – коротко приказал он и сам начал быстро натягивать брюки. Он осмотрелся. Да, они попали в ловушку. Окошко крохотное – не выскочить. Единственный возможный путь для побега – вниз по лестнице и дальше через заднюю дверь.

– Может быть, это один из твоих людей, – с надеждой в голосе предположила Кристина.

Не успела она договорить, как дверь с шумом распахнулась. По всему дому послышались тяжелые шаги ног, обутых в грубые сапоги.

В спальню вломились какие-то чужие люди с искаженными злобой лицами. Капитан швырнул в них подушкой, отвлекая внимание, и тут же бросился в рукопашную, мгновенно подмяв под себя сразу троих. Но нападавших было больше, и Кристина почувствовала, как ее грубо схватили за руку. Пользуясь неразберихой, она вырвалась и выскользнула на лестницу. Бросилась вниз, и в этот момент ее догнала выпущенная из пистолета пуля. Все поплыло перед глазами, и она осела на пол, зажимая рукой рану на левом плече.

– Идиот! – послышался гневный крик инспектора Уортингтона. Он бросился к Кристине, расталкивая своих людей. – Я же обещал маркизе, что она останется целой и невредимой!

Даже сквозь боль до Кристины дошел смысл сказанного. Мать. Это она прислала их сюда. Кристина подняла голову и увидела Капитана, связанного по рукам и ногам, стиснутого со всех сторон полицейскими. Ричард больше не сопротивлялся. Он с тревогой смотрел на Кристину.

Странно, но боли не было. Только слабость, от которой клонило в сон. Правой рукой она ощущала струйку крови, текущую между пальцев. Сознание ускользало. Мысли путались. Последнее, что осталось в памяти Кристины, был взгляд Капитана. Он не сводил с нее глаз, пока его тащили на улицу люди инспектора Уортингтона.

Очнулась она в чьих-то сильных руках, верхом на лошади. Сначала Кристине показалось, что это Ричард. Она попыталась повернуть голову, чтобы посмотреть на него. Ее обожгло болью, и она так и не смогла повернуть головы. Сзади послышался какой-то странный звук, затем сидящий за ее спиной всадник заговорил. Кристина с ужасом узнала голос Уортингтона:

– Хотели одурачить меня, а? Выставить меня идиотом перед богом и людьми?

Он прокашлялся и продолжил:

– И перед королевой. И перед принцем Уэльским. Я полагаю, вы немало шуточек отпустили на мой счет за эти дни. Думали, что обвели старую полицейскую крысу вокруг пальца!

Снова раздался странный звук. Теперь Кристина поняла, что он означает. Сердце оборвалось у нее в груди. Полицейские били Капитана.

Кристина собрала остатки сил и повернула голову. Ричард стоял со связанными за спиной руками, с тяжелой цепью на шее. Были видны разгоряченные, яростные лица солдат. Сидящий за спиной Кристины инспектор Уортингтон спокойно наблюдал за происходящим.

Один из солдат, схватив Капитана за волосы, запрокинул назад его голову. Другой подскочил и сильно ударил сапогом в живот. Кристина успела увидеть струйку крови в уголке рта Ричарда.

– Будешь отвечать инспектору, мерзавец? Будешь или нет? – закричал полицейский и еще раз ударил Капитана.

К нему присоединились другие полицейские. Ричард упал на колени. Уортингтон подъехал ближе и, не слезая с лошади, ударил Ричарда в лицо сапогом.

Капитан упал на спину, обливаясь кровью. Кристина не могла больше терпеть. Не могла видеть его, закованного в цепи, истекающего кровью. Ей захотелось закрыть глаза и умереть. Только не видеть муки Ричарда.

– Как долго я ждал этого момента, – торжествовал инспектор. – Принц Уэльский ждет, когда я привезу твою голову на пике. Проси пощады, лорд Уайклифф! Только я могу сохранить тебе жизнь.

Вместо ответа Капитан сплюнул кровавую слюну на сапоги инспектора. Полицейские набросились на него с новой силой.

«Это моя вина, – мысленно проклинала себя Кристина. – Всего лишь несколько минут назад мы были счастливы и строили планы на будущее. Я своими разговорами заставила его забыть об опасности. Забыть об оружии, об охране, об осторожности. Я высосала из него всю энергию за последние бешеные ночи».

Рассудок пытался возразить, но его голос растворялся в парализованном сознании Кристины. Все было кончено.

45

Она очнулась от острой боли. В голове мелькали обрывки смутных воспоминаний о чьих-то руках, поправляющих одеяло, подносящих к губам питье. Очевидно, она несколько раз ненадолго приходила в сознание и вновь теряла его.

Кристина пошевельнулась, и тут же ее плечо словно обдало огнем. Нет, лучше лежать тихо и не двигаться. Кристина прикрыла глаза. Смутно припомнилось, что нужно сделать что-то очень важное, но она никак не могла сосредоточиться и понять – что именно.

Даже не открывая глаз, Кристина знала, что находится в своей старой комнате в Нортхэмптон-Хаус. Откуда взялась эта уверенность, Кристина, пожалуй, не смогла бы объяснить. Просто чувствовала это по привычным ощущениям, по знакомым запахам.

С большим трудом она открыла глаза. Свет на мгновение ослепил ее. Перед ней была знакомая комната – шелковые драпировки, расшитые японскими цветами. Сочетание белого, синего и зеленого. Мебель вишневого дерева – старинная, продуманно расставленная так, чтобы не заслонять японскую вышивку. Как и прежде, комната казалась Кристине музеем, а не домом, в котором живут люди. От одной мысли, что она находится в доме матери, тело покрылось капельками холодного пота. Ей захотелось немедленно бежать отсюда. Но куда?

Воспоминания опять отбросили Кристину в прошлое. Именно в этой комнате, в этой самой постели она лежала в ту страшную ночь, когда ее избил отец. Здесь она находилась в заточении, словно узник, до тех пор, пока ее раны не затянулись настолько, что к ней можно было пригласить доктора. Кристине показалось, что ей опять тринадцать лет…

Открылась дверь. В комнату вошла старая служанка Патриция, неся на подносе золотой кубок.

– Проснулись, ваша светлость? – сказала она. – Как ваше плечо, все еще сильно болит? Ну ничего, выпейте вот это. Вам станет легче.

Кристина хотела возразить, но у нее не было сил. Она молча выпила предложенное ей питье. Вскоре боль отступила, и Кристина опять погрузилась в тяжелый сон.


Она не знала, как долго она проспала. Кто-то входил в комнату, что-то говорил. Кристине показалось, что она узнала голос матери. Когда она проснулась и открыла глаза, в комнате никого не было. За окном слышалось птичье пение и голоса мальчишек-разносчиков:

– Клубника! Купите клубнику!

– Хлеб! Хлеб! Свежий горячий хлеб!

В окна смотрело яркое утреннее солнце. Боль немного утихла. Кристина подняла руку и под ночной рубашкой нащупала тугую повязку. Во всем теле ощущалась слабость, но теперь Кристина уже могла немного двигаться.

Кристина стала лихорадочно осматриваться, пытаясь понять, как долго она пролежала в беспамятстве. И вдруг вздрогнула, увидев сидящую в уголке комнаты мать.

– Я ждала, когда ты проснешься, – начала Саша своим хорошо поставленным голосом.

Кристина понимала полную свою беспомощность перед матерью. Поэтому решила быть крайне осторожной.

– Как долго я нахожусь здесь? – слабым голосом спросила Кристина.

– Достаточно долго, чтобы твоего дружка успели судить и приговорить к повешению, – ответила Саша, не скрывая своего торжества.

Кристина так сильно вздрогнула, что боль снова вернулась.

– Когда? – выдохнула она.

– Когда его повесят? – с удовольствием уточнила Саша. – Послезавтра, если не ошибаюсь.

Кристину не обманул безразличный тон матери. Она была уверена, что Саша не только точно знает день казни, но и ждет его с нетерпением.

– А я думала, что в Англии больше никого не вешают, – безжизненно прошептала Кристина.

– За грабеж не вешают. Это правда. Но его-то повесят за убийство, а это уже совсем другое дело, не правда ли? В тюрьме один из охранников перед смертью сказал, что в него стрелял бандит. Так что все очень просто. Его повесят – точно так же, как в финале нашей пьесы. Как только это случится, мы вновь начнем играть наш спектакль. Думаю, что от публики отбоя не будет. И, пожалуй, я должна поблагодарить тебя. Ведь это ты помогла полиции найти и задержать бандита. Во всяком случае, дала им ключ.

Кристина тяжело посмотрела на мать.

– Это ты навела инспектора Уортингтона на Хэйуорт.

– Разумеется. Мне было нетрудно догадаться, куда ты сбежала со своим бандитом. Я просто поставила себя на твое место. Ты, милая моя, сделала очередную ошибку – в который раз недооценила меня. Ну, может быть, теперь поймешь, что переиграть меня тебе никогда не удастся.

Спорить с матерью было бесполезно.

– А почему меня не вызывали в суд?

– Во-первых, ты была тяжело больна, – начала Саша. – А во-вторых, у нас была договоренность с инспектором: он получает своего бандита, но не впутывает в это дело тебя. Ведь никто, кроме меня, отца и инспектора, не знает, что ты и есть та самая Файран. Даже полицейские не догадывались, кого они задержали. Принц Уэльский – и тот не знает. Это был единственный способ уберечь твою репутацию.

– Мою репутацию!

Кристина не могла больше лежать. Она откинула одеяло, осторожно спустила ноги на пол и встала, опираясь здоровой рукой на спинку кровати.

– Послушай, мама. Что бы там ни было между нами, давай положим всему конец. Довольно. Хватит нам с тобой воевать, обижать друг друга. Мне нужна твоя помощь. Я должна увидеться с ним. Прошу тебя.

– Нет! – вспыхнула Саша. – Я не позволю тебе встречаться с этим мерзавцем. Да еще в тюрьме! Чтобы слухи потом поплыли по всему Лондону?

– Какое мне дело до слухов? – воскликнула Кристина. – Я должна увидеть его. Мама, прошу тебя, помоги! Я умоляю тебя…

– Помочь? А ты помогла мне, когда я тебя об этом просила?

Кристина недоуменно посмотрела на мать. Силы быстро покидали ее. Рука, на которую опиралась Кристина, начала заметно дрожать.

– Ты просила меня помочь? Когда?

– Когда хотела, чтобы ты вернулась в театр, чтобы занялась нашими костюмами. Насколько я помню, ты в ответ буквально плюнула мне в лицо.

Кристине показалось, что она ослышалась.

– Мама! Речь сейчас идет о моей жизни! А ты – о каких-то костюмах.

Саша встала, выпрямилась во весь свой рост и сказала, отчеканивая каждое слово:

– Театр – это моя жизнь.

Кристина побледнела, опустилась на ковер, протянула руку к матери:

– Мама, прошу тебя. Прошу тебя, как никогда ни о чем не просила и не попрошу впредь. Я сделаю все, что ты попросишь. Только помоги мне сейчас.

– Я уже помогла тебе, Кристина. Я не позволила замарать твое имя.

Кристина зло взглянула на мать.

– Это свое имя ты оберегала, а не мое.

– Да. Мы носим одну фамилию, и я считаю себя обязанной оберегать ее от публичных скандалов. Даже если для этого мне придется держать тебя под замком всю жизнь!

С этими словами она покинула комнату, хлопнув дверью и закрыв ее на ключ.

Когда старая Патриция принесла еду, Кристина попросила ее прислать к ней Оскара. Служанка ответила, что Оскар уже приезжал, но маркиза отослала его прочь, сказав, что Кристина очень слаба.

– Пожалуйста, передай моей матери, что я чувствую себя гораздо лучше и хотела бы видеть Оскара сегодня же.

Патриция присела в реверансе и отправилась выполнять поручение. Когда в очередной раз щелкнул замок и открылась дверь, на пороге стояла Саша.

– Не думаешь ли ты, что я настолько глупа, что позволю тебе вместе с твоим любезным Оскаром плести интриги у меня за спиной, да еще в моем собственном доме?

Не дожидаясь ответа, мать покинула комнату.

Ничего не оставалось, как опять ждать старую служанку и снова просить ее о помощи.

– Ты – моя последняя надежда, Патриция. Прошу тебя во имя старой дружбы.

– Если это будет в моих силах, ваша светлость.

– Я напишу записку мистеру Оскару. При первой же возможности передай ее и принеси мне ответ.

– О, мэм! Я не могу. Если госпожа узнает, она мне голову оторвет.

– В случае чего сошлешься на меня. Скажешь, что выполняла мое распоряжение.

– Ох, боюсь я. Ведь ее светлость все замечает, ничего от нее не утаишь. Она выгонит меня, а у меня муж больной и семеро детей. Войдите в мое положение, – испуганно оправдывалась Патриция.

Кристина откинулась на подушки, с тоской посмотрела вслед уходящей Патриции, услышала привычный щелчок дверного замка. Господи, какая безнадежность! Но должен же, обязательно должен быть выход! Она найдет способ выйти отсюда и увидеться с Капитаном. Если есть хоть один шанс помочь ему бежать, она не имеет права его упустить. Не имеет права лежать на постели и ждать, пока его повесят.

Выход должен быть!

Она вспомнила Ричарда. Теперь они оба – узники. Он – в Ньюгейтской тюрьме, она – в доме матери. Что он сейчас чувствует? О чем он думает в эту минуту? Здоров ли?

Кристина вспомнила израненного Тоби, освобожденного из той же Ньюгейтской тюрьмы. Тряхнула головой, отгоняя страшное видение. Страх парализует волю. Если она подчинится страху, у нее не хватит сил на то, чтобы действовать. А действовать надо немедленно.

46

Уже сгущались сумерки, когда в комнату поспешно вошла Саша, шурша своим платьем. Следом за ней показалась и Патриция с тазом, кувшином теплой воды и чистым полотенцем.

– Что случилось? – спросила Кристина и с подозрением покосилась на мать, которая бросилась к шкафу и принялась перебирать в нем платья дочери. Кристина догадалась, что часть ее гардероба перевезли сюда из Уинтербрук-Холла.

– Принц Уэльский хочет видеть тебя. Он будет здесь не позже чем через полчаса. Нужно поскорее привести тебя в порядок. Не можем же мы заставлять его ждать!

– А я думала, что ты отказываешь посетителям, – саркастически заметила Кристина. Ей сейчас не хотелось видеть никого, а уж Берти – особенно.

– Только имей в виду – он ничего не знает. Считает, что тебя просто похитили из театра в ту ночь. Придерживайся этой версии. И не вздумай выходить за ее рамки. Не хватало мне еще пострадать из-за твоего дурацкого характера!

Кристину умыли, надушили, одели в розовое шелковое платье.

– Розовое оживит твое лицо, – сказала Саша.

Кристина не ответила.


Грузная фигура Берти появилась в дверном проеме ровно через полчаса. Принц был тщательно одет. Его медные волосы были вымыты и зачесаны назад, усы нафабрены.

– Вы выглядите просто прекрасно для больной.

– Благодарю вас, ваше высочество.

– Я… – он оглянулся и принялся ходить по комнате, засунув руки в проймы жилета.

– Вы волнуетесь, ваше высочество?

– Волнуюсь? Да нет, нисколько. Просто хотел сказать вам…

– Да?

– Вы так пострадали от рук этого… пирата. Я знаю, что виноват в этом.

– Виноваты, ваше высочество? – Кристина не могла понять, о чем речь.

– Ведь удар-то его был направлен прежде всего на меня. И если бы он не знал о нашей с вами близости, он поостерегся бы поступать с вами таким образом! Уж во всяком случае, не нажал бы в ту ночь на свой проклятый курок!

И тут Кристина все поняла. Они думают, что это Капитан подстрелил ее. И несомненно, что эта идея принадлежит матери. Боже! Значит, Ричарда и в этом обвиняют?!

– Когда я думаю о том, что сотворил с вами этот мерзавец, – продолжал Берти, – мне начинает казаться, что повешение – слишком легкая кара за его злодеяния.

И в эту секунду Кристина приняла решение. Она прикрыла веки, чтобы он ничего не мог прочитать в ее глазах.

– Берти, – мягко сказала она, меняя официальный тон разговора на дружеский, даже задушевный. – Я хочу увидеть этого бандита еще раз. Хочу сказать ему все, что я о нем думаю.

Некоторое время в комнате царило молчание. Затем Берти поднял на Кристину свои тигриные глаза.

– Я верю, – сердито сказал он, – что ты не делала того, что тебе приписывают. Надеюсь, это только слухи – что ты и есть та ужасная женщина-ирландка. Знаю – ты не могла этого сделать. Знаю также и то, что рано или поздно ты вернешься ко мне.

Он подошел ближе, присел на край постели. Взял в свою огромную руку маленькую ладонь Кристины.

– Ты понимаешь, девочка, что подумает твоя мать, если я устрою для тебя это свидание. Ни много ни мало – в Ньюгейтской тюрьме! Неподходящее место для такой женщины, как ты.

– Ты прекрасно знаешь, что моя мать согласна со всем, что ты делаешь. Кроме того, ей вовсе необязательно знать о том, куда я отправляюсь. Ей достаточно будет знать, что я куда-то выехала вместе с тобой. Не волнуйся, вопросов она задавать не станет. Знаешь, я не люблю шантаж, но… Если я согласна держать в тайне то, что произошло между тобой и бандитом в ночь дуэли, то и ты не станешь выдавать моих секретов, верно? Так сказать, тайна за тайну, молчание за молчание.

– Ты просишь помощи у человека, которого всегда презирала. Объясни, почему ты считаешь, что я откликнусь на твою просьбу? И что ты собираешься предложить взамен?

Кристина понимала, что от нее потребуется, и готова была пойти на это.

– Я могу предложить много, очень много. Но прежде я должна увидеться с бандитом и сказать ему все, что я о нем думаю. Иначе это будет мучить меня в ночных кошмарах.

– Не хочу стать причиной твоих кошмаров, – заботливо сказал принц. – Но все не так просто.

– Берти, неужели у тебя не хватит сил исполнить мою просьбу? Ну, что тебе стоит?

– Поставим вопрос иначе, дорогая Кристина. Во что эта просьба обойдется тебе?

Она твердо посмотрела ему в глаза.

– Любая цена не покажется мне слишком большой.

Они обменялись понимающими взглядами, и Берти уставился на грудь Кристины.

Затем, не говоря ни слова, прошел к двери, открыл ее и высунул голову. Вынув торчащий с внешней стороны ключ, он переставил его во внутреннюю скважину, прикрыл дверь и запер ее. В его глазах горело нетерпение.

Кристину охватила паника.

– Но не здесь же, Берти! Не в доме моей матери, на самом деле!

– Ты сама сказала, что твоя мать безропотно согласится со всем, что мне будет угодно сделать. Она не станет ни беспокоить нас, ни задавать лишних вопросов. Более того, она, как мне кажется, будет только приветствовать твой поступок.

Все это было правдой. Он хорошо знал характер ее матери.

Берти пошел к постели, раздеваясь на ходу и похотливо рассматривая Кристину.

– Я постараюсь не задеть твою рану, – пообещал он.

– Неважно, Берти, – опустила голову Кристина. – Ты не можешь задеть меня.

Кристина отдавалась принцу, прикрыв глаза и стиснув зубы. Каждое движение его массивного тела отзывалось болью в плече и сердце. Про себя, как молитву, она повторяла: «Это спасет Ричарда».

Наконец Берти отвалился в сторону и долго лежал, тяжело дыша. Тело его блестело от пота. Он прикрыл глаза и гладил обнаженное тело Кристины. Ей были противны его прикосновения, но надо было терпеть. Скоро все кончится и…

– Мне мало того, что ты просто позволила мне, мой ангел, – сказал Берти, и глаза его похотливо блеснули. – Я совершенно не ощутил встречного желания. Попробуем еще разок?

Кристина прикрыла на минуту глаза. Мысли о будущем, об их с Ричардом будущем вернули силы. Кристина обняла принца, принялась целовать его, имитируя страсть. Не отрывая губ, Берти грузно перевернулся, пробежал жадной рукой по ее животу, скользнул ниже…

– Как долго я мечтал о твоем теле, – хрипло прошептал он и снова принялся с бешеной страстью целовать Кристину. – Ты даже представить себе не можешь, как я хотел тебя, проводя ночь за ночью в объятиях случайных женщин. Ни от одной из них я не получал того, что даришь мне ты. Ни одну не желал так, как тебя.

Он резко повернулся, Кристина невольно вскрикнула от боли.

– Скажи мне, моя сладкая, что-нибудь. Поговори со мной. Никто не умеет так разговаривать в постели, как ты. Ну же!

Кристина прижалась к его уху и принялась нежно шептать, преодолевая отвращение.

Он долго не отпускал ее, настаивая на том, чтобы она вела себя в постели так же, как в те далекие дни, когда их роман был в самом разгаре. Наконец Кристина решила, что Берти до конца исчерпал запасы своей мужской силы, и облегченно вздохнула. Но она ошибалась.

Подняв голову, она увидела, что Берти стоит возле постели с банкой крема. Принц похотливо усмехнулся и сказал:

– Как ты помнишь, дорогая, я неутолим в любви.

Да, что и говорить, в искусстве любви Берти был незаурядным мастером.


И все-таки это кончилось. Кристина чувствовала себя настолько уставшей, что у нее не было сил пошевелиться. Больше всего ей хотелось укрыться одеялом и уснуть, забыв обо всем. Но Кристина заставила себя встать, натянула платье.

– Побыстрее одевайся, – поторопил ее Берти прежним, официальным тоном.

– Не хочешь же ты сказать, что мы отправляемся немедленно? – закричала Кристина. – Прямо сию минуту?

– Если хочешь увидеть своего бандита, надо ехать сейчас.

Принц подошел к столу, взял перо и начал что-то писать.

– Но, Берти, я должна принять ванну, и…

Он оторвался от письма и жестко посмотрел на Кристину.

– Повторяю. Если ехать, то сейчас.

Он закончил писать. Кристина не сводила с принца глаз.

«А может быть, он знает всю правду? – мелькнуло у нее в голове. – Иначе зачем так торопится? Почему хочет, чтобы я предстала перед своим любовником измятая, пропахшая чужим мужским потом?»

– Эта записка позволит тебе проникнуть в Ньюгейт, – все так же официально пояснил Берти. – Увидев мою подпись, никто не станет задавать вопросов. Я написал, чтобы тебя оставили с заключенным наедине. Полагаю, это отвечает твоим желаниям.

И он остро взглянул на Кристину.

– Благодарю, Берти. Ты очень добр.

– На сегодняшний день твой бандит – единственный заключенный в тюрьме. Надеюсь, тебе ничто там не будет угрожать. Я, как ты понимаешь, не могу сопровождать тебя. Правда, могу дать тебе свою охрану. Я выйду у «Мотта», а ты можешь взять мою карету и моих людей.

Он помахал листком, чтобы просушить чернила. Затем протянул его Кристине и заглянул ей в глаза, словно пытаясь понять правду.

– Тебе очень нужно увидеть его, раз ты пошла на такие жертвы?

Кристина оставила его вопрос без ответа.

– Ты ничего не скажешь матери? – спросила она. – Помни, ты обещал.

– Как скажешь, Кристина. Если тебе это доставит удовольствие… В конце концов, свое удовольствие я получил.

Он одарил Кристину слабой улыбкой, которая свидетельствовала о том, что прежние чувства к ней, пожалуй, еще живы в глубине его души.

– Я пришлю горничную, она поможет тебе собраться, – сказал Берти. – А я тем временем спущусь, чтобы засвидетельствовать свое почтение маркизе и сказать ей, что мы с тобой уезжаем. Помни, дорогая, у тебя на все есть три минуты. Если не успеешь, я уеду один.

Когда Берти вышел, Кристина побежала в туалетную комнату. Ее вырвало. Она плеснула в лицо воды, наспех вытерлась и принялась лихорадочно собираться в дорогу. Она прекрасно знала, что Берти сдержит свое слово, и если через три минуты она не спустится вниз, он уедет без нее.

И тогда все окажется напрасным.

47

В тюрьме было темно и душно. По стенам, сложенным из грубого серого камня, стекали струйки воды. Повсюду была грязь. От зловония перехватывало дыхание. Кристина шла и шла по темным гулким коридорам, и казалось, им не будет конца.

Бедный Ричард. Как он может вынести все это?

– Пришли, ваша светлость, – сказал охранник, останавливаясь возле темной массивной двери. – Его высочество распорядился оставить вас с преступником наедине. Но если вам вдруг потребуется помощь, вы только крикните, хорошо? Мы мигом утихомирим этого мерзавца, будьте спокойны.

Дверь со скрипом отворилась, и Кристина вошла внутрь.

Капитан сидел на голой деревянной лежанке, положив руки на колени. Он внимательно посмотрел на Кристину.

Постепенно ее глаза привыкли к темноте, и она смогла рассмотреть царапины на лице Ричарда, его разбитые, покрывшиеся коркой губы. Но при этом он был достаточно бодрым.

Она стояла неподвижно до тех пор, пока дверь за ее спиной не закрылась и не стихли шаги охранника.

– Прости, что я не была в суде, – тихо сказала Кристина. – Я ведь тоже находилась в заключении – под стражей матери в ее собственном доме. Только сегодня я узнала о том, что тебя обвиняют…

Кристина не могла продолжать. Все ее силы уходили на то, чтобы удержаться на ногах и не упасть.

Ричард заметил это. Подхватил на руки. Заключил в объятия.

– Ты думаешь, я стал бы тебя упрекать? – спросил он.

– Ах, Ричард, – виновато шепнула Кристина.

Наступила тишина. Ее разорвал суровый голос Ричарда:

– Что ты сделала?

Кристина безнадежно покачала головой.

Ричард схватил ее за плечи, повернул к себе. Боль пронзила руку. Кристина негромко вскрикнула. Этот взгляд Ричарда был ей хорошо знаком – яростный, опасный.

– Если мать держала тебя под стражей, – медленно начал Ричард, тщательно подбирая слова, – то как тебе удалось вырваться и оказаться здесь?

Кристина не могла смотреть ему в глаза.

Он вновь тряхнул ее, и Кристина поняла, что уйти от ответа ей не удастся.

– Я дала Берти то, чего он от меня потребовал. В обмен на наше свидание.

Смысл сказанного дошел до Ричарда в ту же секунду.

– Боже правый! – Он убрал свою руку, оставив Кристину стоять возле двери в одиночестве. Такой одинокой она не чувствовала себя еще ни разу в жизни.

– Ричард, – тихо сказала она, – я готова была на все, лишь бы спасти твою жизнь. Это был единственный путь к тебе.

– Единственный? – Ричард вскинул руки и вцепился пальцами в горло Кристины. – Ты полагала, что это для меня ничего не значит? Моя женщина, моя любимая отдает себя ради того, чтобы спасти мою ничтожную жизнь? И ты думаешь, я когда-нибудь смогу обнять тебя, не вспомнив об этом?

Он едва не задушил Кристину. Только увидев ужас в ее глазах, опомнился и ослабил свою хватку.

– Ричард, прости меня, – умоляюще прошептала она. – Мне безразлично, что со мною будет. Ведь это по вине матери ты находишься здесь и ждешь, пока тебя повесят. Я готова на что угодно. Я соглашусь лечь в постель с самим дьяволом, только бы появился шанс вернуть тебе свободу.

– Ты все так же любишь меня? – тихо спросил Ричард.

– Ты же знаешь.

– Ты молода. Впереди у тебя долгая жизнь. Еще успеешь забыть меня.

Это была ложь. Ричард знал, что Кристина будет любить его до самой смерти.

Она со страхом посмотрела на него.

– О чем ты говоришь, Ричард?

– Я говорю о том, что мне стыдно. Стыдно так, как не было никогда раньше – ни когда грабил поезда, ни когда очищал карманы проезжающих старых леди, ни даже тогда, когда пристрелил этого ублюдка, который считался моим отцом. Мне стыдно, что такая женщина, как ты, заставила себя отдаться человеку, которого ненавидит.

– Я не заставляла себя, я просто сделала выбор. И готова сделать его еще раз, если только это может спасти тебе жизнь.

– Так ты это сделала ради меня?

– Ради нас.

– Ради нас, – повторил Ричард так гневно, что Кристина вздрогнула.

Он провел пальцем по ее подбородку.

– Скажите мне, герцогиня, а что такое, в сущности, мы? Несчастный мужчина, втянувший женщину в свои рискованные приключения. Нет, я точно был без ума, когда думал, что из такого союза может что-то получиться…

– Не говори так.

– Я буду говорить. В конце концов, приговоренный к смерти всегда имеет право на последнее слово.

– Не будет последнего слова. У нас слишком мало времени. Итак, что тебе нужно для побега?

Ричард холодно посмотрел в глаза Кристине.

– Хорошо. Пришли мне надежного человека. Друга, который мог бы сыграть роль моего заложника. Он должен прийти с оружием. И тогда я уйду отсюда.

Кристина понимающе кивнула.

– А что потом?

– А потом мы больше никогда с тобой не увидимся.

– Ричард! Ты не можешь так поступить!

Но печальный взгляд Ричарда убедил Кристину в том, что именно так он и поступит. Она вцепилась в его локоть.

– Неужели ты не понимаешь, что ты делаешь, когда отталкиваешь меня? Ведь это значит, что они победили. Мои родители. Уортингтон. Берти. Все они победили. Даже если ты сумеешь бежать и спастись. А как же наше будущее?

– Будущее, – язвительно повторил Ричард. – Не вижу смысла строить планы на будущее. Наш план побега может провалиться. Меня могут пристрелить. Или убить твоего друга. Но даже если мне удастся бежать, начнется все сначала – слежка, погони… И если тебя поймают со мной еще раз, одному богу известно, что они с тобой сделают.

– Я не желаю тебя слушать.

– Но придется! Кристина, пойми, у нас с тобой нет будущего. Мне казалось, что я смогу изменить нашу с тобой судьбу простым усилием воли. Теперь вижу – это невозможно. Я клялся быть тебе защитником…

– Все произошло не по твоей вине.

– Подумай сама – что за жизнь ждет тебя со мной? К чему еще ты должна будешь принуждать себя? Ради моего спасения и блага, разумеется. На какие новые унижения пойдешь ради того, чтобы сберечь нашу несчастную любовь?

– Унижения? – воскликнула Кристина, и ее слова отразились от низких стен звонким эхом.

Она ринулась вперед, приложила ладонь к губам Ричарда. Когда он успокоился и замолк, Кристина продолжила:

– У меня не было души до того дня, когда я повстречала тебя, Ричард. Когда ты станешь свободным…

Она замолчала, увидев прежний, почти забытый уже холод в его глазах. Он снова спрятался в броню, стал недоступным. Кристина почувствовала себя беспомощно и глупо.

Слова Ричарда прозвучали приговором. В них была правда – та самая правда, которую ей так страшно было услышать.

– Прошу тебя, Ричард, – прошептала она. – Я люблю тебя. Мне никогда и никто не будет нужен, кроме тебя. Что бы ни было с нами потом, я не смогу без тебя жить. Это будет не жизнь, а пустое существование в ожидании смерти.

Он не ответил, и тогда Кристина отчаянно закричала:

– Ричард!..

Он подошел, обхватил ладонями ее лицо. Кристина непроизвольно прикрыла глаза и впервые за много лет разрыдалась.

– Кристина… Я никогда не думал, что смогу полюбить женщину так, как полюбил тебя. Ты дала мне то, чего я не заслужил, о чем не смел даже мечтать. Я навсегда останусь в долгу перед тобой. Даже если доживу до преклонных лет, и тогда буду помнить твои губы, твой смех… твое тело в моих объятиях.

Слезы текли по щекам Кристины, не переставая. Ричард провел пальцем по ее щеке, смахивая слезинки.

– Ну вот, – сказал он. – Ты плачешь. Мне удалось то, что было не под силу даже твоей матери.

Она продолжала стоять с закрытыми глазами.

То, что сказал Ричард, было правдой.

– Посмотри на меня, любимая.

Она открыла глаза не сразу, словно боялась увидеть его лицо. Но взглянув в глаза Ричарда, увидела в них столько нежности, что разрыдалась еще сильней.

– Я люблю тебя так сильно, что пойду на любые жертвы, – сказал он. – Ты думаешь, мне будет легко жить без тебя? Без твоих глаз. Без твоей улыбки. Без твоих поцелуев. Дни, проведенные с тобой, я сохраню в своей душе до самой смерти. Но кто-то из нас должен быть достаточно тверд, чтобы принять единственно разумное решение.

– Я не знаю, какое решение разумно, – всхлипнула Кристина. – Единственное, я чувствую всем сердцем, так это то, что ты поступаешь неразумно, отказываясь от меня. Это самое неразумное решение в твоей жизни.

– Но я не могу, не хочу рисковать твоей жизнью. Мне нечего предложить тебе, кроме опасности и несчастной любви. Я и так слишком долго приносил тебе несчастье. Ты создана совсем для другой жизни.

Кристина медленно отвернулась, смахивая кончиком пальца стекающие по щекам слезы.

Другая жизнь. Она вспомнила ту жизнь, которую вела до знакомства с Ричардом. Все, что там происходило, – развлечения, путешествия, мужчины, – все лишь заполняло зияющую в сердце пустоту. Она вспомнила родителей, Берти.

Снова вернуться ко всему этому? После всего, что было?

– Куда ты направишься? Я имею в виду, после Ирландии?

– Трудно сказать.

Сердце болезненно сжалось и, казалось, готово было разорваться.

– Я найду тебя. Где бы ты ни был, я обязательно тебя найду. И ты вернешься ко мне. Я не отступлюсь от тебя. Никогда.

– Напрасный труд. Я не вернусь.

– Увидим.

Кристина расправила плечи, не обращая внимания на боль в плече, вытерла остатки слез на лице.

– Послезавтра утром я пришлю к тебе Оскара. Рано. На заре.

Она еще раз притронулась к лицу Ричарда, словно желая навсегда запомнить это прикосновение.

– Не оставляй меня, Ричард. Во имя всего, что нас связывает. У тебя еще есть время. Подумай, хочешь ли ты остаться без меня. Если ты согласишься на это, я уступлю. Без борьбы и сопротивления. Если же нет, если ты все тот же человек, которого я однажды встретила на пустынной дороге…

Ричард резко привлек Кристину к себе, закрыл ее рот поцелуем. Она ответила ему страстно, жадно и снова заплакала.

– Я знаю, – прошептала она сквозь слезы. – Знаю, что ты не думаешь так, как говоришь. Я уеду с тобой. Мы будем вместе. Будем снова счастливы, как в те дни в Хэйуорте…

Вдруг Ричард резко отстранил ее от себя.

– Стража! – крикнул он и ударил кулаком в дверь.

В окошке появилось лицо охранника.

– Леди хочет уйти.

Кристина вышла из камеры. Словно во сне, прошла к выходу. У ворот тюрьмы стоял какой-то человек. Сначала Кристина подумала, что это телохранитель, которого прислал за ней Берти, но, присмотревшись, поняла, что это сам Берти.

– Я решил сам приехать, – сказал он. – На тот случай, если тебе потребуется моральная поддержка.

Кристина молчала. Она думала о прошлом, в котором не было ничего хорошего. Впрочем, ничего хорошего не могло быть и в будущем. Глядя на принца, Кристина, пожалуй, впервые в жизни так явственно ощутила неотвратимый бег времени. Стараясь сохранять спокойствие, она подошла ближе и приняла предложенную Берти руку.

– Я полагаю, ты сказала ему все, что хотела, – произнес принц. – Все, что ты думаешь о его поведении.

Кристина оглянулась, чтобы в последний раз окинуть взглядом мрачное здание тюрьмы, где остался ее любимый.

– Да, Берти, – прошептала она. – Я все ему сказала.

48

На следующее утро Кристина проснулась, все еще чувствуя себя опустошенной. Тело разламывалось от боли, на сердце было тяжело, в голове – полный сумбур. Ни о чем не хотелось думать.

Кристина все же заставила себя сосредоточиться на главной проблеме – как увидеться с Оскаром.

Вчера вечером она решила, что можно еще раз обратиться к принцу с просьбой посодействовать встрече Оскара с Капитаном. Слава богу, у нее хватило ума сообразить, что подобная просьба заставит Берти заподозрить неладное.

Нет. Никто ни о чем не должен догадаться. Нужно вести себя так, чтобы не вызывать ни малейшего сомнения, а значит, надо веселиться, отдыхать, развлекаться. И желательно в компании принца.

За окном шумела улица. Звенели детские голоса. Доносились сердитые окрики гувернанток. Лаяли собаки. Предлагали свой товар разносчики.

– Свежие фрукты! Яблоки, груши, персики! Ягоды! Свежие фрукты и ягоды! – кричали они.

И тут Кристину осенило. Она вскочила и бросилась к окну.

Утро было хмурым. Тяжелые, низкие облака обещали дождливый серый день. Кристина увидела продавщицу фруктов – пожилую женщину в домотканом платье, с большой плетеной корзиной. Женщина шла медленно, постепенно приближаясь к дому Кристины. Через каждые несколько шагов она останавливалась, чтобы поправить тяжелую корзину и перевести дух.

Забыв про рану, Кристина изо всех сил пыталась открыть окно. Тяжелая, надежно запертая оконная рама не поддавалась.

В это время послышался звук поворачивающегося в замке ключа. Кристина обернулась и увидела входящую в комнату Патрицию с подносом, на котором дымился завтрак.

– Ваша светлость! Что вы делаете? – всполошилась служанка.

– Мне необходим свежий воздух. Здесь ужасно душно. Будь любезна, Патриция, открой окно. Еще немного, и я упаду в обморок в этой духоте.

Патриция покачала головой, но подошла к окну. Она хорошо знала характер герцогини и привыкла к ее неожиданным распоряжениям.

– Прошу вас, – сказала Патриция и распахнула окно. – А теперь ложитесь в постель и завтракайте. У меня много дел. Я не стану ждать и вернусь позже, чтобы забрать поднос.

Кристина едва смогла дождаться, пока Патриция уйдет. Затем вскочила с постели и, высунувшись в окно, окликнула пожилую торговку фруктами. Услышав голос Кристины, та обернулась и улыбнулась беззубым ртом:

– Хотите купить фруктов, дорогая?

– Мне не нужны фрукты. Я хочу попросить вас отнести письмо и вернуться с ответом.

Женщина удивленно вытаращила глаза.

– Я хорошо заплачу вам. Больше, чем стоит вся ваша корзина. Подождите, стойте здесь!

Кристина поспешно осмотрела комнату. Денег у нее при себе не было. Надо было найти что-нибудь достаточно ценное, но небольшое по размеру. Она схватила свой массивный серебряный гребень и ринулась назад, к окну.

– Вот! Ловите!

Женщина проворно подняла гребень с земли.

– А он точно серебряный? Не подделка?

– Милая моя, да вы посмотрите на гравировку – там, на ручке.

Женщина прочитала с уважением:

– Уинтербрук!

– Надеюсь, вы знаете, что герцог Уинтербрук никогда не покупал дешевых вещей, как вы там выразились… подделок!

– О, да, мэм…

Торговка задумчиво повертела гребень в руке и нахмурилась.

– А если подумают, что я его украла?

– Хорошо, я напишу вам дарственную на этот гребень.

– В таком случае я согласна, мэм.

– Ну и слава богу. Спасибо. Теперь стойте здесь. Я вернусь через минуту и объясню, что вы должны будете сделать.

Кристина схватила перо, бумагу и дрожащей рукой набросала несколько строк для Оскара. Она назначила ему свидание под своим окном и строго предупредила, что их встреча должна остаться тайной для всех, даже для его жены.

Промокнув чернила хрустальным пресс-папье, она бросила записку в руки поджидавшей женщины.

– Отнесете это в девятый номер по Чарльз-стрит – это недалеко от Гросвенор-сквер, – сказала Кристина. – Отдадите записку только в руки мистера Оскара, ни в чьи больше. Это – главное. Если мистера Оскара не будет дома, подождите, пока он вернется. Когда возвратитесь сюда и расскажете обо всем, я отдам вам дарственную на гребень. И предупреждаю: если вы не вернетесь, я заявлю в полицию о том, что вы этот гребень у меня украли.

Торговка согласно закивала головой, прикидывая в уме, сколько денег сможет выручить за этот гребень.

– Я обязательно вернусь, мэм, не сомневайтесь!

– Да, вот еще что. Если вдруг вас кто-нибудь начнет расспрашивать, вы знать ничего не знаете, и никакого разговора у нас с вами не было. Понятно?

– Разумеется, мэм!

– Тогда идите. И возвращайтесь поскорей. Когда вернетесь, киньте камешек мне в стекло. Только осторожно, когда никого не будет поблизости.

– Не беспокойтесь, мэм. Можете на меня положиться.

Прошло не менее трех часов, показавшихся Кристине вечностью, когда пожилая торговка вернулась назад и сообщила о том, что записка вручена лично мистеру Оскару и что он сделает все, о чем его просит герцогиня.

Кристина написала дарственную записку и на радостях прибавила к гребню еще небольшую хрустальную шкатулочку.

Дело было сделано. Теперь оставалось только ждать появления Оскара.


Дождь шел почти весь день. Он разогнал с улиц прохожих, что оказалось очень кстати. Наконец в серой мутной дали показалась знакомая фигура.

Он слез с лошади, отряхнулся и, услышав голос Кристины, поднял голову.

– Должен ли я петь серенады, стоя под окнами дома, из которого меня недавно с таким треском выгнали? – спросил он.

– Тише, – шепнула Кристина. – Тебя услышат. Поднимайся по решетке.

– Ч-что?

– Привяжи лошадь и поднимайся наверх по решетке. Поторопись, пока тебя не заметили.

Еще минута, и он оказался в спальне Кристины.

– О, боже! – тяжело дыша, пробурчал он. – Чего только я для тебя не сделаю!

Он прижал руку к груди, стараясь успокоить дыхание. С промокшей насквозь одежды на ковер стекала вода. Оскар хотел что-то сказать по этому поводу, но увидел бледное лицо Кристины и забыл обо всем.

– Дорогая, ты бледна, словно призрак. Пойдем, я помогу тебе лечь в постель. Сердце разрывается смотреть на тебя.

– Со мной все в порядке. И я позвала тебя вовсе не для того, чтобы ты меня утешал. Слушай меня внимательно. Матери все известно о Ричарде и обо мне. Кстати, и о том, что ты лгал ради того, чтобы сохранить мою тайну. Она меня заперла здесь, как пленницу, чтобы я никому ничего не рассказала о том, что на самом деле случилось в ту ночь, когда в меня стреляли.

– Да, да! Темная история, непонятная. Я слышал, это Ричард ранил тебя…

– Ложь! Это был один из полицейских. Он попал в меня во время общей суматохи.

– Это его отчасти извиняет, верно? Да, кстати, я ведь был на суде. Ты можешь гордиться своим бандитом. Он вел себя очень спокойно и с большим достоинством. Просто героически держался, я бы сказал. Когда-нибудь я обязательно вставлю все это в пьесу. Если, конечно, ты позволишь. Ведь, по большому счету, автор всей этой истории – ты.

– Оскар, прошу тебя, не сейчас!

– Да, ты права. Ты тут страдаешь, а я болтаю всякую ерунду. Прости меня… Послушай, позволь мне взглянуть на твою рану! Если я когда-нибудь буду обо всем этом писать, мне важны все детали.

Кристина согласилась. Оскар с осторожностью приподнял край кружевной ночной рубашки. В его движениях не было и намека на тот интерес, который испытывает любой мужчина при виде красивой полуобнаженной женщины. Нет, Оскар вел себя спокойно, словно приглашенный к пациенту доктор. Он внимательно осмотрел рану.

– Тебе повезло. Очень чистая рана. А как со спины?.. Великолепно, великолепно… Знаешь, я уверен, что, когда ты поправишься, этот изящный шрам только добавит тебе пикантности…

– Вот это меня совсем не волнует. Послушай, Оскар, знаешь, зачем я позвала тебя? Я хочу, чтобы ты помог мне вытащить из тюрьмы Ри-чарда.

Пальцы Оскара замерли на ее спине.

– Девочка, да ты сошла с ума!

– Пока нет. Но сойду, если ты мне откажешь.

– Тебе, Кристина, я не могу отказать никогда и ни в чем. Но, дорогая, у тебя точно что-то случилось с головой. Твой Ричард приговорен к повешению и сидит в тюрьме под усиленной охраной. Я надеюсь, это тебе известно?

– Известно. Я виделась с ним.

– Что?! Да это же подвиг! Но скажи, как тебе удалось? Ведь ты больна и сидишь под замком в доме матери, словно заколдованная принцесса в замке!

Кристина тяжело вздохнула:

– Я переспала с Берти, и он отвез меня в тюрьму.

– Боже! Бедная моя малышка…

Он оставил в покое рану и взял руку Кристины в свою ладонь.

– Все это совсем не важно. Единственное мое желание – освободить Ричарда. Ради этого я готова на все. Он просил прислать к нему друга с оружием, согласного сыграть роль заложника. Я обещала ему прислать тебя. Ты – моя последняя надежда, Оскар. Не отказывайся, не убивай меня.

Он с нежностью посмотрел на нее.

– Разве я могу отказаться, если ты меня просишь? К тому же представь, как можно будет потом описать это приключение!

– Не думай об этом, Оскар. Когда-нибудь я напишу обо всем этом. И воспою твою храбрость. И прославлю в веках твое имя. Это, по крайней мере, избавит тебя от угрызений совести, и ты не будешь выглядеть нескромным в собственных глазах.

– Договорились, – рассмеялся Оскар. – Пиши, как подскажет тебе твое сердце. Только прошу не прославлять мое имя. Слава – вещь приятная, но мне еще жить здесь… Так что давай так: я исполню свою героическую роль, а затем растворюсь в загадочной дали, и мое имя останется тайной.

Кристина признательно поцеловала его в щеку.

– Я знала, что могу рассчитывать на тебя. А теперь слушай, что ты должен сделать.

Кристина открыла ящик прикроватного столика и вынула оттуда лист бумаги.

– Вот это записка Берти, по которой я прошла в тюрьму. В ней нужно заменить мое имя на твое, но так, чтобы это не бросалось в глаза. Тебе придется самому найти какого-нибудь мошенника, который это сделает. Предъявишь в Ньюгейте эту записку. Можешь не волноваться, тебя пропустят и не станут задавать лишних вопросов. Надень на себя запасную одежду для Ричарда и возьми пистолет. Оружие спрячешь на себе. Никаких сумок в руках – это слишком подозрительно. Если охрана заметит пистолет, ничего им не объясняй. Просто скажи, что выполняешь распоряжения принца Уэльского. Имя принца – лучшее прикрытие.

– Мне нравится твой план. Игра обещает быть интересной.

– Нельзя терять ни минуты, – предупредила Кристина. – Сегодня ты должен успеть и приготовиться, и найти мошенника, который подделает документ…

– Не беспокойся, дорогая. Кого-кого, а знакомых мошенников у меня хватает. Я не подведу тебя.

– И последнее. Прежде чем отправиться в тюрьму, пришли сюда, под окно, моего грума из Уинтербрук-Холла с лошадью. Скажи ему, чтобы стоял и молча дожидался. В тюрьме ты должен быть под утро. Тебе придется встать очень рано.

– Ну, это уж вовсе не проблема. Я могу вообще не спать ночи напролет.

49

Кристина поднялась задолго до рассвета, когда за окнами было еще темно. Она уложила маленькую сумочку и, когда услышала под окнами негромкий цокот копыт, кинула ее своему груму. Потом по решетке, примыкающей к стене дома, спустилась вниз. Боль пронизывала раненое плечо при каждом движении. Ночью Кристина не сомкнула глаз и была сейчас на грани нервного срыва.

В какой-то момент Кристине захотелось махнуть на все рукой и вернуться наверх. Но она вспомнила, что именно в эту минуту Оскар скачет в Ньюгейт. Пути к отступлению были отрезаны.

Грум помог Кристине взобраться на лошадь и, получив из рук хозяйки щедрое вознаграждение, еще долго стоял и смотрел вслед удаляющейся Кристине. А она неслась сквозь ночь к Ньюгейтской тюрьме, неся в сердце надежду на будущее и сгорая от желания получить поскорее ответ на все мучившие ее вопросы.

Охранникам в Ньюгейтской тюрьме и в голову не пришло обыскивать Оскара. Разбуженные посреди ночи, они тупо рассматривали свалившегося им на голову газетчика с длинными локонами на голове, одетого в нелепый сюртук.

Этот сюртук был гордостью Оскара. Он был сшит несколько лет назад, к открытию галереи искусств в Лондоне. Придя туда в этом сюртуке, Оскар затмил собою все выставленные в галерее картины. Вот и сегодня он надел его, надеясь этим отвлечь внимание охранников. Расчет оказался абсолютно точен. Один из охранников взял протянутую Оскаром бумагу, бегло просмотрел ee и, увидев подпись Берти, наверняка подумал: «Ну конечно, кто же, кроме друзей принца, может так вырядиться?»

– А это я возьму себе на память, – сказал Оскар, забирая у охранника бумагу.

Когда Оскар с охранником вошли в камеру. Капитан выглядел только что проснувшимся. Но как только стражник вышел в коридор, он бодро обернулся к Оскару.

– Спасибо, что пришли, – сказал Капитан. – Что вы принесли для меня?

Оскар вытащил пистолет.

– С облегчением и радостью расстаюсь с ним. Клянусь, он жег мне грудь всю дорогу.

Капитан привычно откинул ствол, проверил заряд, рассовал по карманам запасные патроны.

– Как себя чувствует герцогиня? – небрежно спросил он, одеваясь.

– Она очень волнуется за вас. Я знаю ее очень давно, знаю лучше, чем кто-либо другой. Должен сказать, что такой страсти, как к вам, она ни к кому не испытывала. Не понимаю, чем вы сумели покорить ее сердце.

Капитан хмуро посмотрел на Оскара.

– Я понимаю, что несу чушь, – сказал Оскар. – На самом деле я просто очень хочу надеяться на то, что вы не оставите ее.

– Она просила вас передать это мне?

– Господи боже, конечно, нет. Не делилась она со мной никакими секретами. Это мое собственное пожелание. Я не хочу, чтобы вы оставили ее с разбитым сердцем.

Совершенно неожиданно Капитан прервал разговор, развернул Оскара к себе спиной и приставил к его виску пистолет.

– Лучше жить с разбитым сердцем, чем с пробитой головой. Еще раз спасибо вам за помощь, мистер Оскар… А теперь зовите стражу.

– Эй, приятель! – закричал Оскар. – Со мной можешь делать что угодно, но сюртук-то пожалей!


На востоке медленно разгоралась заря. Кристина ждала, сидя на лошади, посреди пустынной в этот час Ньюгейтской дороги. Она старалась ни о чем не думать. Она просто ждала и была готова к любому повороту событий.

В предутренней тишине гулко раздались выстрелы. Вскоре послышался топот копыт.

Удалось! Он свободен!

Кристина увидела его раньше, чем он заметил ее. Ричард изо всех сил погонял украденную лошадь, на которой мчался к свободе. Кристина перегородила ему дорогу. Ему пришлось остановиться. Он натянул поводья и взглянул на Кристину. В глазах его была нежность, но он тут же отвернулся, тревожно всматриваясь в даль.

Кристина потянулась к Ричарду.

– Возьми меня с собой, – попросила она.

Черные волосы Ричарда были растрепаны, черный плащ развевался на ветру. Он был так похож сейчас на то видение, которое однажды возникло перед Кристиной из лондонского тумана. Видение, которое она не забудет до самой смерти.

Взгляд Ричарда был холоден. Кристина поняла, что с собою он ее не возьмет.

– Я буду ждать тебя, – сказала она. – С завтрашнего дня я буду в лагере. Возьми лодку и приезжай. Мы поплывем вместе в Ирландию, как и собирались когда-то.

Ричард крепко сжал подбородок Кристины своими стальными пальцами и сказал, отчеканивая каждое слово:

– Смотри, не связывайся без меня с другими разбойниками.

Кристина покачала головой:

– Ты – мой последний разбойник. И мне никто не нужен. Я всегда буду с тобой. Я буду ждать тебя, Ричард. Я верю, что ты вернешься.

Послышались звуки приближающейся погони.

– Не забывай, как много ты для меня значишь, – Ричард наклонился и поцеловал Кристину в губы.

Ей вдруг показалось, что она видит Ричарда в последний раз в этой жизни. Она едва не закричала и сжала его руку, не в силах отпустить этого человека.

– Я буду ждать, – повторила она.

Наконец рука ее разжалась. Ричард тут же натянул поводья, пришпорил свою лошадь и помчался вперед, разбрызгивая дорожную грязь. Кристина смотрела ему вслед до тех пор, пока из-за поворота не показалась погоня. Она не стала убирать с дороги свою лошадь, надеясь на то, что преследователи остановятся. Но они просто смели с дороги Кристину вместе с ее лошадью и помчалась дальше.

50

Измученная бурными событиями утра, Кристина сидела на вокзале Виктория, дожидаясь поезда на Сассекс. С нею был Оскар. Он заявил, что не желает возвращаться в город, где его ждут бесконечные расспросы о том, как из тюрьмы мог сбежать опаснейший преступник и что это вдруг понадобилось Оскару в Ньюгейте?

– Кроме того, если ты, больная и бледная, будешь ехать одна, это вызовет подозрение, – сказал он Кристине. – А когда рядом с тобой будет мужчина…

– И какой мужчина, – она нежно взяла его за руку. – Как мне отплатить тебе за все, что ты для меня сделал?

– Дай мне немного времени, дорогая, и я что-нибудь придумаю.


На нужной станции они высадились уже после полудня. Оттуда в наемной карете добирались еще не меньше часа по раскисшей от дождя дороге до маленькой гостиницы. К концу путешествия Кристина почувствовала себя совсем больной. Мысли путались у нее в голове, пока она тряслась по кочкам, прижавшись к плечу Оскара.

Они решили, что остановятся в гостинице недалеко от лагеря Капитана. Там Кристина сможет взять лошадь и отправиться в лагерь. Оскар поначалу настаивал на том, чтобы поехать вместе с ней, но она не согласилась. Ждать возвращения Ричарда она твердо решила одна.

Комнатка им с Оскаром досталась маленькая, тесная, но чистая, и даже с двумя креслами, стоящими возле холодного камина. Оскар немедленно потребовал принести вина, чтобы согреться. Кристина составила ему компанию, но Оскар видел, как ей хочется поскорее уехать в лагерь.

– Я чувствую, мое общество становится тебе в тягость. Пойду вниз, распоряжусь насчет лошади для тебя, а ты тем временем можешь переодеться. Надеюсь, ты способна ехать верхом?

Кристина кивнула. Она была очень слаба, но старалась не обращать на это внимания. Скорее, скорее в лагерь!

Словно прочитав ее мысли, Оскар тихо спросил:

– А что ты будешь делать, если он не вернется?

– Не знаю, Оскар, – грустно ответила она.


Оскар спустился вниз, а Кристина стала переодеваться. Она не думала сейчас о будущем, не строила никаких планов. У нее просто не было сил. Она старалась сохранить рассудок, отчаянно цеплялась за любую, пусть маленькую надежду.

Погруженная в свои невеселые мысли, она очнулась лишь тогда, когда внизу застучали тяжелые сапоги и раздались грубые, громкие голоса. «Еще какие-то постояльцы приехали», – безразлично подумала она.

Но тут в комнату вернулся Оскар и осторожно прикрыл за собою дверь. Лицо его было белым как мел, а в больших круглых глазах застыла тревога.

– Что случилось?

– Там, внизу… Эти люди… Окрестные крестьяне. Они привезли новости.

– Какие новости?

– Они говорят, что Капитан мертв.

Кристина ничего не сказала, лишь впилась пальцами в ткань своего платья.

– Они рассказывают, что полиция нашла мертвую лошадь с переломанным хребтом – ту самую, на которой Ричард скрылся из Ньюгейтской тюрьмы. Она лежит у подножия скалы. Они предполагают, что Капитан скакал ночью по плохо знакомой дороге. Был сильный туман. Он не увидел, и…

– Нет!

– Лошадь лежит на самом краю пляжа. Прилив был высоким, сильным, тело Капитана не нашли. Полиция решила, что его смыло волнами. Говорят, нашли его плащ.

– Нет!

– Полиция закончила поиски и сейчас направляется сюда. Они уверены, что он мертв.

– Не верю!

Полиция появилась примерно через час. Кристина провела его словно в лихорадке, меряя комнату шагами и повторяя про себя как заклинание только одно: «Это неправда. Это неправда. Это не может быть правдой!»

Оскар спустился вниз к прибывшим полицейским и через несколько минут вернулся с убитым видом.

– Это его плащ, – сказал он. – Я узнал его. Он был на нем в то утро.

– Нет!

Кристина ринулась к двери, но Оскар успел схватить ее за руку.

– Не ходи, прошу тебя. Полиция может заподозрить неладное, когда увидит твой интерес к происходящему. Я не хочу увидеть тебя за решеткой. Достаточно того, что он…

Кристина не дала ему договорить. Она вырвалась и бросилась к лестнице.

Полицейские толпились возле стойки, с наслаждением прикладываясь к большим кружкам с элем. Похоже, они отмечали окончание долгого и трудного дела и поминали грешную душу одного из знаменитейших преступников своего века.

Забыв предупреждения Оскара, Кристина совершенно спокойным тоном попросила показать ей плащ. Полицейские обменялись удивленными взглядами. Затем один из них достал плащ и протянул его Кристине.

– Никогда не доводилось прежде дотрагиваться до бандитских тряпок, верно, леди? – хрипло спросил он.

Кристина взяла плащ, прижала к своей груди и грустно улыбнулась.

– Верно, – ответила она, вернула плащ и молча вышла из комнаты.

– Его плащ? – спросил Оскар, когда Кристина вернулась.

Она кивнула.

– Мне очень жаль, – сказал он.

– Я все равно не верю.

– Но, дорогая…

– Не думай, что я сошла с ума, Оскар. Я просто думаю, что Ричард сбросил со скалы лошадь и плащ, чтобы они подумали, будто он погиб.

– Н-ну… Пожалуй, такое возможно, – неуверенно отозвался Оскар.

– Более чем возможно. Великолепный план. В нем чувствуется его мысль, его рука. Теперь полиция уверится в том, что Ричарда нет в живых, и успокоится, а он тем временем достанет лодку и завтра приплывет ко мне…

Оскар окинул Кристину сочувственным взглядом.

– Не смотри на меня так, – сказала она. – Ты же не знаешь его так, как знаю я. Я верю, что все именно так. Как ты сам этого не понимаешь, Оскар?

Кристина покачнулась, Оскар успел шагнуть навстречу, поддержать.

– Да, девочка. Я понимаю.

– Тогда вели седлать мою лошадь!


В лагерь Кристина добралась уже в сумерках. Здесь мало что изменилось. Разве что не стало полевых колокольчиков. Да мельничное колесо вновь заработало и теперь мерно шлепало по воде своими деревянными лопастями.

Она привязала лошадь возле кузницы, приспособленной под конюшню. Здесь холодной весенней ночью, которая была, казалось, тысячу лет назад, Капитан Уайклифф приставил к горлу Кристины нож и прошептал: «Я никогда не насиловал женщин. Не собираюсь этого делать и сейчас». Кристина вспыхнула, вспомнив продолжение той сцены. Их первая ночь любви!

Она медленно побрела в лес по знакомой тропинке, которая вывела ее к шалашу. Здесь они с Ричардом тоже любили друг друга – прямо под бездонным ночным звездным небом. Здесь же строили планы. Здесь читали в газетах репортажи о своих подвигах и смеялись над беспомощностью властей. Тогда им и в голову не приходило, что все может закончиться именно так. Если Ричард действительно мертв, она…

Нет, нельзя даже думать об этом! Надо подождать. Подождать еще одну ночь – и тогда она узнает правду.

Кристина не могла дольше оставаться в шалаше. С этим местом было связано слишком много воспоминаний. Если она и дальше будет думать о том, что никогда больше не увидит Ричарда, не прикоснется к нему, не поцелует его, не будет любить, – ей не дожить до утра. Нужно собраться. Нужно найти в себе силы прожить оставшиеся до рассвета часы. Необходимо чем-то занять себя.

Кристина пошла назад, к мельнице. Вошла внутрь. Жернова все так же торчали посреди помещения. Разные мелочи напоминали о том, что здесь недавно жили люди. Забытая на камине чья-то трубка. Сапог в углу. Оставленный Капитаном на столе нож. Нож разбойника. С ним связано столько воспоминаний! Эта сталь прижималась к ее горлу в ту ночь, когда Капитан поймал ее возле кузницы. Этим ножом он учил ее чистить рыбу. Она невольно улыбнулась.

Неужели все это безвозвратно ушло?

В подвале Кристина нашла небольшую стопку книг. Это были те самые книги, которые Капитан давал читать Кристине еще в те времена, когда не решался брать ее с собой в ночные рейды. Она подняла их с пола, взглянула на яркие обложки. Ей показалось, что книги до сих пор хранят тепло его рук. Кристина почувствовала какую-то необъяснимую, мистическую близость с Ричардом. Воспоминания снова нахлынули на Кристину.

Она поднялась с книгами наверх, разожгла в камине огонь и уселась в кресло.

Грошовые книжечки в ярких обложках. Как странно, что именно они так точно отражают характер человека, которого она любит, думала Кристина. А еще она думала о том, что придет день, и такая же книжка в такой же яркой обложке будет написана ее рукой. «Последний разбойник» – так она назовет ее.


Во сне Кристине чудилось, что Ричард рядом. Она попыталась открыть глаза, но чей-то голос предупредил, чтобы она не делала этого, а насладилась своей иллюзией до конца. И Кристина не открывала глаз и продолжала спать с улыбкой на губах, зная, что когда-нибудь она поднимет веки и увидит Ричарда, сидящего рядом с нею.

Она проснулась, открыла глаза и, разумеется, никого не увидела. Но из головы не выходила мысль, что Ричард где-то здесь. Или скоро будет здесь. Ей даже привиделся парус. Он должен показаться на горизонте.

Кристина упаковала в сумочку книги и пошла на утес. Стояла предрассветная тишина. Добравшись до вершины, Кристина уселась, поджав под себя ноги, и вспомнила, как сидела здесь в той же позе, когда узнала, что родители отказались платить за нее выкуп. Тогда Ричард нашел слова утешения и пообещал взять Кристину с собой в очередное приключение.

В тот день для Кристины началась новая жизнь.

И вот она снова сидит на этом утесе.

Кристина окинула взглядом морскую гладь. До самого горизонта расстилалась серая, отливающая металлом пустыня. Неважно. Она будет ждать, и у нее есть время – целая вечность.

Кристина задумчиво наблюдала за тем, как на востоке появилась розовая полоска зари. Утренний ветерок налетел с моря, шевельнул ее ло-коны.

«Прекрасная погода для того, чтобы идти под парусом! – невольно подумала она. – Какой денек мы могли бы провести сегодня на море, вдвоем!»

Чем выше над морем поднимался пылающий солнечный шар, тем глубже погружалась Кристина в пучину горя. Надежда покидала ее, лишая последних сил. Она не знала, что ей делать. Куда идти. А главное – она не представляла, как и зачем жить без Ричарда.

Было тихое, солнечное, прозрачное утро. Оно могло стать неповторимым, если бы на горизонте появился белый парус. Маленький белый парус. А под ним, на палубе, Кристина рассмотрела бы Ричарда. Сначала только его силуэт. А позже, когда парус приблизится, его лицо. И его незабываемую, неповторимую, родную улыбку.

Ах, если бы все это случилось!

Тогда Кристина бросилась бы вниз, к подножию утеса, а оттуда – в прибой, в волны. Плыть, плыть ему навстречу, чтобы обнять поскорей друг друга, почувствовать прикосновение любимых рук, ощутить на губах соленый от морской воды поцелуй…

Если бы только… Если бы только…

Кристина подняла голову. Перед ней было пустынное серое море.

ЭПИЛОГ

Ничего не оставалось, как отправляться домой.

Неужели она должна будет вернуться в Уинтербрук-Холл и жить там? Без Ричарда. Она будет чувствовать себя в этом доме, словно в пустом склепе.

Кристина поднялась и слегка пошатнулась. Ей было тяжело дышать. Тело ломило от долгого неподвижного сидения, в затекших ногах покалывали иголочки. Колени дрожали и подгибались. Желудок свело. На лбу выступили капельки холодного пота.

За спиной хрустнула ветка. Она испуганно обернулась…


Перед ней стоял Ричард – со сломанной веткой в руке. Волосы слегка растрепаны ветром. Расстегнутая у ворота белая рубашка. Черные узкие брюки, заправленные в высокие кожаные сапоги.

Ричард небрежно отбросил ветку в сторону. Кристина вновь обрела дар речи:

– Как ты попал сюда? Я была уверена, что…

– У разбойника есть свои секреты.

Он окинул Кристину слегка ироничным взглядом.

– Ты… Будь ты проклят!

– Достаточно необычное приветствие!

– Ты… Ты заставил меня медленно умирать, лишив последней надежды. Я теряла разум, задавая себе один и тот же вопрос: «Как он мог оставить меня. Почему не пришел?»

– Но я же пришел, – негромко возразил Ричард.

– Да, но без радости. Какая-то тень стоит между нами, и я знаю, что это – тень принца. Я представляла нашу встречу совсем иначе.

– Как же, герцогиня?

Кристина отвернулась, не в силах смотреть в лицо Ричарду.

– Я надеялась увидеть на горизонте твой парус – белоснежный, сверкающий в утренних лучах солнца. Я видела, как, переполненные нетерпением и радостью, мы бросимся в волны, чтобы поплыть навстречу друг другу, прикоснуться и понять, что это наяву, что это не сон. И не вспоминать о прошлом, а только радоваться настоящему.

Кристина перевела дыхание и продолжила, прикрыв глаза:

– Я знаю. Ты всегда считал, что я слишком романтична. Но если у меня слишком бурное воображение, что мешает тебе сочинить конец нашей истории. Ведь реальность такова, что я не могу открыто посмотреть тебе в глаза.

– Понятно. Ты жаждешь нового крещения во искупление грехов.

– В каком-то смысле да.

– Смыть с наших душ грязь прошлого. Очиститься и возродиться.

– Да, возродиться.

– И начать все сначала.

– О, да, – чуть слышно прошептала Кристина, и легкий бриз подхватил ее слова.

Ей показалось, что сейчас Ричард подойдет к ней и ласково обнимет за плечи. А потом поцелует в губы. И этот поцелуй будет нежным и очистит ее сердце, снимет с него камень вины. А в глазах Ричарда навсегда погаснет недобрый, недоверчивый огонек.

Было тихо. Плечи Кристины задрожали, но Ричард не обратил на это внимания. Или не захотел обратить.

Кристина почувствовала за спиной его дыхание. Но вместо того чтобы поцеловать, он бесцеремонно подхватил ее на руки, перекинул через плечо и зашагал со своей ношей через луг.

– Опусти меня! Немедленно! Что ты собираешься…

Прежде чем Кристина успела закончить фразу, Ричард швырнул ее с берега в ледяную реку.

У Кристины перехватило дыхание. Юбки моментально намокли и потащили ее ко дну. Кристина еще раз опустилась под воду и вынырнула, отфыркиваясь.

Ричард, стоящий на берегу, смерил Кристину прохладным взглядом.

– Ну как, не захлебнулась?

Она сердито откинула со лба мокрый локон.

– Нет, будь ты проклят!

– Отлично. Тогда продолжим крещение.

Он прыгнул в воду, как был – в сапогах и одежде. Положил тяжелую руку на макушку Кристины и еще раз окунул ее в воду.

– Ну вот, – спокойно сказал Ричард. – Я ждал, когда же в твоих глазах загорится этот огонь. Или ты думала, что я вернулся к женщине, которая должна униженно кланяться передо мной? Которая не может от стыда поднять на меня глаза? За что ж вы обо мне такого низкого мнения, герцогиня? Или вы не поняли, что все ваши поступки достойны моего уважения и тронули меня до глубины души? Никто и никогда ничем не жертвовал ради меня. Никто. Вы – первая. И вы думаете, что я смогу осуждать вас за то, что вы благородно пожертвовали своим прекрасным телом ради спасения моей грешной души?

– Да! – закричала Кристина.

Вода текла с нее ручьями. Ее трясло. Она кашляла и терла покрасневшие от воды глаза. Но при этом она чувствовала себя не просто живой. Ожившей!

– Я требую извинений.

– Ты? Требуешь извинений от меня? После того, как едва не утопил? За что?

– Я требую извинений за то, что ты так низко меня оценила.

– А как я должна была оценить тебя? Ты же все время скрывал свои мысли и чувства. Ты всегда берег свои проклятые тайны сильнее, чем девственница бережет свою невинность. Ты все обдумывал, планировал, взвешивал, а потом, когда все было готово, милостиво позволял мне узнать о своем решении.

Кристина не сдержалась и толкнула Ричарда в грудь. Гнев распирал ее. Ричард протянул руки и прижал Кристину к своей груди.

– И какое же из моих решений огорчило тебя сильнее всего?

– Оставить меня одну, с разбитым сердцем. Лишить меня надежды когда-нибудь пожениться…

– Но я же не уплыл. И кто говорит о том, что мы не можем пожениться?

– Но ты ни разу не спросил меня, ты, проклятый…

Ричард не дал Кристине закончить. Он вытащил ее из воды, бросил на берег и сам упал сверху.

– Только попробуй еще раз назвать меня проклятым, – прорычал он. – А что касается решений, то я впредь буду принимать их сам. Чтобы предупредить некоторые твои бестолковые поступки. Впрочем, ты и сейчас ведешь себя бестолково. Если не хочешь выслушать, что я говорю, мне придется показать свои нежные чувства другим способом.

Нежные чувства! Сейчас в поведении Ричарда Кристина не могла найти и намека на нежность. Раненое плечо болело, придавленное его телом. Кристина стала опасаться, не открылось ли у нее опять кровотечение. Зубы стучали от холода после купания в ледяной воде. Она попыталась освободить руки, но он только сильнее прижал их к земле.

Потом медленно склонил голову, ухватил зубами верхнюю пуговицу платья Кристины, перекусил зубами нитки и, повернув голову через плечо, выплюнул откушенную пуговицу в реку.

– Ты что, думала, что я больше никогда к тебе не притронусь? – спросил Ричард.

– Да, – прошипела в ответ Кристина.

Он наклонился и откусил вторую пуговицу.

– Что я никогда не поцелую тебя? Не лягу с тобой? Не смогу любить тебя, не думая при этом о принце?

Пуговицы отлетали одна за другой.

– Да, – прошептала она. – Именно так я и думала. Именно это я прочитала в твоих глазах, когда увидела тебя.

– То, что ты увидела в моих глазах, было лишь отражением моих мыслей о самом себе. Когда я увидел тебя здесь – такую несчастную, грустную, одинокую, то спросил себя, достоин ли я такого дара небес?

Кристина повернула голову и с интересом посмотрела на Ричарда.

– И что ты ответил себе?

– Я решил, что достоин.

Гнев окончательно покинул Кристину.

– Ах, Ричард. Так, значит, ты простил меня?

– Простил тебя? Кристина, послушай, что я тебе скажу, и постарайся запомнить. В моей жизни не было любви. Отец, который предал меня. Друг, который хотел убить. Мать, которой я был лишен. Ты была первым в этом мире человеком, который полюбил меня. До тебя я не знал, что такое любовь, и уже не мечтал узнать. Я вместе с тобой учился любить. У меня никогда не хватало слов, чтобы выразить свои чувства, свои мечты, свои надежды. Я боялся посвящать тебя в свои планы, потому что со страхом думал о том дне, когда ты решишь оставить меня.

– Я же говорила, что никогда тебя не оставлю.

– Говорила. Но как я мог это проверить? Когда ты поехала в Ирландию, я понял, что могу доверять тебе. Но после того, как тебя ранили, я не мог доверять самому себе. Ведь я поклялся, что сберегу тебя. Что со мной ты всегда будешь в безопасности. А кем я на деле оказался перед тобой? Лжецом и негодяем.

– Ты не лжец и не негодяй.

На глазах Кристины появились слезы.

Он склонил голову и прижался лицом к ее щеке.

– С того дня, когда я понял, что люблю, я страшно боялся потерять тебя.

– Да, да, я все знаю. Но неужели тебе не хочется счастливого конца?

Ричард поднял голову, заглянул Кристине в глаза.

– Счастливый конец. Я думал, что лучше всего будет навсегда покинуть тебя…

– Ричард, ради бога…

– Но не смог этого сделать.

Кристина впервые улыбнулась.

– Без тебя моя жизнь стала совершенно пустой, и мне нечем было заполнить эту пустоту. И тогда я понял, что самое худшее уже позади. И вот я здесь. И ты здесь. И если ты все еще хочешь…

– Очень хочу!

– …сбежать вместе со мной бог знает куда и жить той жизнью, которую я себе избрал…

– Как часто я мечтала об этом!

– Ты собираешься слушать дальше?

– Еще бы, дорогой!

– Итак, я понял, что все худшее позади, но ты по-прежнему со мной. И открыл для себя, что…

– …что для страхов нет больше повода.

– Ты уже слышала эту историю?

– Нет. Просто сама прошла через все это.

– Я был трусом.

– Ты?

– Я принимал решения, исходя из страха. Ты была права, когда не доверяла мне.

– В чем именно не доверяла?

– Не будем сейчас об этом. Просто я люблю тебя. Люблю так, как никого и никогда не любил. Я готов на все ради нашей любви.

– Повтори еще раз.

– Я люблю тебя. Навсегда!

Они с улыбкой посмотрели в глаза друг другу.

– Что мы будем делать теперь? – спросила Кристина.

Она все еще лежала распятой на берегу.

– Ты хочешь, чтобы я принял решение?

– Еще раз, по старой памяти. Но я не всегда буду такой покладистой.

– Так, значит, я могу делать все, что захочу?

– В пределах разумного.

– Отлично, – усмехнулся Ричард, наклонился и откусил на платье Кристины последнюю пуговицу.

– Будешь вести себя тихо, если я отпущу тебя?

– В пределах разумного.

Ричард отпустил наконец руки Кристины и принялся нежно раздевать ее. Она не двигалась, предоставив ему самому проделать все до самого конца. Полностью обнаженная, она откинулась на спину, раскинула руки, открывая глазам Ричарда высокие полушария груди и наблюдая за тем, как он стаскивает с себя рубашку и брюки.

– Бесстыдница, – ласково прошептал Ричард, не сводя глаз с обнаженного тела Кристины.

– Только для тебя.

Грудь и спина Ричарда были покрыты шрамами, напоминающими о недавних стычках с полицией и солдатами. Он разделся и опустился на землю, прижавшись к обнаженной Кристине всем телом. Ей сразу стало тепло и уютно. Их губы нашли друг друга. Она старалась всем телом влиться в изгибы его тела. Затем улучила момент и ловко поменялась с Ричардом местами, оказавшись наверху. Наклонилась и долго, нежно целовала.

– Я едва не задохнулся, – со смехом сказал он, когда Кристина отняла свои губы.

– Я разрешила тебе делать все, что ты захочешь. Но при этом я не обещала быть покладистой.

– Значит ли это, что ты по-прежнему хочешь меня?

Она так резко склонилась к Ричарду, что они оба не удержались и скатились с берега в воду, не разжимая объятий.

– Хочу тебя всей душой и всем телом!

Кристина судорожно втянула в себя воздух, а Ричард припал к ее животу, осыпая его поцелуями. Опустился ниже, набрал ртом воды, поднял голову и оросил этой водой ее грудь.

– Мое тело хочет тебя, ты видишь? – стонала Кристина, чувствуя, как твердеют ее соски под губами Ричарда.

– И больше нет никаких сомнений?

– Никаких.

– И никаких воспоминаний?

– Только хорошие. Те, что вернули нас друг другу.

Он повернул Кристину на живот. Она и ахнуть не успела, как он сорвал повязку с ее плеча. Затем наклонился и осторожно поцеловал начинающую затягиваться рану.

– Я хочу тебя, – слегка охрипшим голосом шептала Кристина. – Ты такая нетерпеливая?

– Просто ненасытная.

Ричард принялся возбуждать ее нежно и умело, заставляя забыть обо всем на свете…

Тело ее напряглось и изогнулось навстречу ему.

– Как я соскучился по тебе, – прошептал он.

Кристина искоса взглянула на него.

– Так возьми же меня, мой разбойник!

В глазах Кристины Ричард увидел желание. И приглашение. И мольбу. Он улыбнулся, перевернул Кристину на спину, лицом к себе, и лег сверху. Грудь его коснулась обнаженной груди Кристины, его дыхание смешивалось с ее дыханием.

Ее тело пылало. Она хотела Ричарда – страстно, безумно. И не скрывала этого. Это было прекрасное, естественное, древнее, как мир, желание. Он вошел в нее и услышал, как она вскрикнула. Увидел ее счастливую улыбку и принялся двигаться уверенно и быстро.

Наслаждение, которое они оба испытали, было не сравнимо ни с чем. Едва дыша, Кристина прошептала, когда смогла оторвать свои прикипевшие к губам Ричарда губы:

– Крещение было куда менее приятным делом.

– Поосторожнее со словами, – предупредил ее Ричард. – Или гореть тебе в аду.

– Я уже была в аду. Всю жизнь. А теперь я с тобой. В раю. – И она закричала от наслаждения.


…Они долго пролежали на берегу, не разжимая рук, согревая друг друга своим теплом. Каждый из них не был больше одиноким в этом мире. Они знали, что только вдвоем они смогут противостоять демонам прошлого. Свершилось чудо – две половинки нашли друг друга и стали единым целым.

Зарывшись губами в волосы Кристины, Ричард негромко сказал:

– Ты сделала меня счастливым.

– Ах, Ричард! Я так люблю тебя. Обещаю, что отныне и до…

Он прижал ладонь к ее губам:

– Не давай обещаний. Мне они не нужны. Я люблю тебя такой, какая ты есть.

– Хорошо. И все-таки я обещаю любить тебя до самой смерти и никогда больше не оскорблять тебя недоверием. Клянусь, что никогда не покину тебя по своей воле. И еще я клянусь, что никогда не позволю теням прошлого встать между нами. Ничто не сможет впредь омрачить наше счастье.

И тут они наконец поняли, что замерзли, и вылезли из воды. Мокрые локоны Кристины свисали длинными прядями. Она принялась отжимать их в то время, как Ричард вылавливал из прибрежной тины свой утонувший сапог. Затем они разложили одежду на солнышке и побежали на мельницу. Стуча зубами от холода, они нашли одеяла и закутались в них.

– Я, похоже, долго еще буду скучать по своему плащу, – заметил Ричард, укрывая одеялом плечи Кристины. Затем осторожно поправил свое, стараясь не задеть саднящие раны.

– Ну так что? – весело спросил он. – Хороший конец я придумал для твоей книжки?

Кристина улыбнулась.

– Лучше не бывает.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • 48
  • 49
  • 50
  • ЭПИЛОГ