КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420933 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200834
Пользователей - 95593

Впечатления

кирилл789 про Углицкая: Аргар, или Самая желанная (Космическая фантастика)

сначала порадовало увлекательное начало. а потом дошёл до перевозки груза космическим кораблём, капитан которого решил обогнуть поле астероидов. и правильно, кстати, решил обогнуть, хотя бы потому, что в этом месте трассы их раньше не было. значит они не описаны: ширина, длина, приблиз.кол-во, ср.скорость движ-я массива, размеры, кол-во крупных (с именами), и - прочее.
и тут связывается клиент, орёт, что лишит премиальных, и капитан шурует через астероиды. результат? корабль подбит, неплановая посадка не на космодроме.
во-первых, премиальных всё равно не будет. капитан дурак. во-вторых, и сам мог погибнуть, и груз не довезти.
во третьих, клиенту сказали: огибаем астероидное поле, а он возмущается? клиент кретин. если по кораблю шарахнет астероидом, то груза у тебя, дебил, всё равно не будет!
отложил. может созрею и дочитаю, а может - нет.
а вообще. БАБЫ, НЕ ПИШИТЕ ПРО КОСМОС!
***
дочитал. когда к середине опуса там полез один новый персонаж, потом второй - главный персонаж, потом - третий, затем - четвёртая, у меня полезли глаза на лоб. вы это серьёзно, бабы?
и я решил посмотреть чем дело кончится.
да - ничем! подробно расписывая жизненные перипетия тучи народа, вдруг проклюнувшихся по мере написания текста в однотомнике, вопрос "зачем?" звучит очень актуально. задуман многотомник? из томов 38-ми? серьёзно?
бабы, это было актуально лет 15 назад, а уж точно 25, и то тогда гаррисон с желязны лидировали. но уж никак не бабские слюни.
или "успехи" звёздной с её адепткой до сих пор спать не дают? так это и было 10 лет назад. сейчас даже её верные фанатки носы на её новьё морщат.
мораль: БАБЫ, НЕ ПИШИТЕ ПРО КОСМОС!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Форрест: Под стать медведю (ЛП) (Эротика)

форрест руби, что "космополитен" единственный журнал, который ты когда-то листала, и поэтому запомнила? миллиардер, молодой и просто - красавец мужчина ищет себе жену через брачное агентство, давшее объявление в "космополитене"? а ему шлюх от шеста подсовывают?
а что, свою анкету он не заполнял? где годовой доход указал? ну, тогда глава агентства - кретинка. а ещё больший кретин он сам, миллиардер этот, если от услуг подсовывания шлюх не отказался мгновенно: как первая на первое свидание приплыла.
вот поэтому и не советую русским коллегам-читательница переводное лфр читать: дуры-афторши там тыщу очков собственным идиоткам безграмотным дают вперёд влёгкую!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Кузьмина: Король без королевства [СИ] (Любовная фантастика)

приятно почитать. сериал, но первая книга - закончена, что просто прекрасно!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Маршал: Проданная чудовищу (СИ) (Космическая фантастика)

из жизни вокзальных проституток.
даже и не "чуйства" шлюхи это показывают. как раз у вокзальных шлюх, самого низшего уровня этого "бизнеса", секс с клиентом и заканчивается этим - кулаком в челюсть. с чего и начинается опус.
весь остальной набор букв: фантазм на тему "как меня нашёл мой космический ричард гир".
мерзотное чтиво.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Альшанская: Академия Драконоборцев (Любовная фантастика)

вот тебя вызывает с лекции декан. и первое, что ты думаешь: "закрыла же сессию". ладно, о том, что сессию "не закрыть" для тебя норма, писать подробно не буду. не для альшанских это из свиного ряда.
но. если ты сессию не сдала, почему учишься???
следующий вариант: декан вызывает из-за несдающегося 3 месяца реферата. КАКОГО РЕФЕРАТА??? сессия же прошла! и какое дело декану до какого-то там реферата по какому-то там предмету какого-то преподавателя? это - НЕ ДЕКАНСКАЯ головная боль. а если ты, дура, должна была реферат, но не сдала, тебя бы и до сдачи не допустили, по предмету - точно!
я пролистнул и увидел: в универе учится ггня.
а вот альшанская даже в пту не училась.
ДЕКАН МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ СТУДЕНТКУ ТОЛЬКО ЕСЛИ ОНА ДЕКАНАТ ВЗОРВАЛА!!!
даже несданная сессия не колышет в деканате никого. колышет только студента.
это - школьное писево для школьниц.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Альшанская: Ключи от бесконечности (Любовная фантастика)

я прочитал первый абзац.
1. проснувшись утром искать ОДИН тапочек? ггня - одноногая?
2. у тебя не маленький котёнок, у тебя взрослая кошка, которая ссыт и срёт в тапок??? в твой домашний тапок? не в лоток? во-первых, от тебя - воняет. воняет невозможно. так, что стоять рядом невозможно. кошачьи отходы потому кошки и закапывают, что они вонючие. и, пропитывают ВСЕ вещи запахом. а, во-вторых, дура, чем таким ты была занята, что не приучила котёнка к лотку? и где ты его взяла? если читая "отдам в добрые руки", видищь: там хозяева УЖЕ котят приучили.
3. ты идёшь на кухню "заварить" (?) кофе и проливаешь на себя ЗАВАРКУ! "заварку" от кофе???
4. а в ванной у тебя кончилась зубная паста. возьми ножницы, дура, разрежь тюбик, там на стенках такой дуре, как ты, шибко занятой, ещё дня на три наскребётся.
5. а если у тебя отключили горячую воду, дура, то вернись на кухню, плесни в кружку из чайника кипятка, разбавь холодной из-под крана и почисть зубы, наконец, кретинка! там ещё таким же образом можно и умыться. про то, что желательно ещё и между ног подмыть, чтобы на работе не вонять - молчу. тебе не поможет, кошачий дух там всё равно всё перебьёт.
6. чёрную кофту, приготовленную на работу, обваляла в рыжей шерсти та же срущая по углам кошка. она у тебя валялась, что ли, кофта-то? не на плечиках висела? тогда, что значит "приготовила на работу"? вынула из шкафа и на пол (кресло, диван, под стол) швырнула?
7. если ты - дура, и, зная о московских многочасовых пробках не выехала на работу заранее, а в пробке застряла, то первое, что делает вот так опаздывающий москвич: паркует тачку и идёт в метро. но ты - дура, хоть и позиционируешь себя "москвичка". хреничка ты.
8. теперь надо следить за руками. абзац начинается: "просыпаюсь утром". потом чистит зубы, едет на работу через 3 часа пробок, приезжает на работу, её вызывает начальник и тут же отправляет "посреди ночи следить за каким-то недостроенным зданием на окраине города". утро, три часа пробок, час - умываться, и - УЖЕ посреди ночи???
длина дня - 2 часа? а как же ТК? что значит: приехать утром на работу, отработать смену, и - в ночь???
9. а поехала она следить за домом, где по заявлению АНОНИМА вроде бы должна состояться продажа наркотиков. ебанут... альшанская. заявления ОТ АНОНИМОВ НЕ РАССМАТРИВАЮТСЯ. ПО ЗАКОНУ!!! это - раз. если там крупная партия продажи наркоты (заявил аноним), то ЧТО ТАМ СДЕЛАЕТ ОД-НА БА-БА в обосранной кошкой обуви??? это - два. что она там сделает, отработав день, вечер и В ЧАС НОЧИ сидя в машине где-то на окраине? заснёт?
дальше первого абзаца не пошёл, афтарша - примитивная амёба. я не люблю, когда стучат из-под плинтуса.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Дэвис: Потерять Кайлера (Современные любовные романы)

хорошо, что заблокировано, просто отлично!
дочитал до первых трёх звёздочек, что там "мыслю" афторши от "мысли" отделяет: ну что, истеричка-героиня, сидящая на крутых седативных.
с очень-очень плохой наследственностью, раз её мамаша переспала с собственным родным братцем и, забеременев, не сделала аборт, а родила вот это - ггню с наследственными психическими заболеваниями.
автобиографичная вещь, видимо. раз такие подробности.
надеюсь читатели - умницы, и испражнения очередной со съехавшей крышей за откровения настоящей американской жизни, не примут.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Беспутный холостяк (fb2)

- Беспутный холостяк (пер. Наталья Панина) (и.с. Очарование) 934 Кб, 274с. (скачать fb2) - Барбара Доусон Смит

Настройки текста:



Барбара Доусон Смит Беспутный холостяк

Пролог

Джек Уильям Рэнсфилд, граф Ратледж, завис над бильярдным столом, примеряясь к трудному удару, в тот момент, когда услышал новость, что его невеста отменила свадьбу.

– Эвелин узнала о твоей вечеринке, – объявил Грешем. – Она сказала, что ты унизил ее в последний раз.

Джордж Грешем, элегантный мужчина с четкими линиями лица и каштановыми волосами с рыжим отливом, был кузеном Эвелин. Переваливаясь с пятки на носок, он уже десять минут наблюдал за партией между Джеком и Уистлером, явно ожидая удобного момента, чтобы озвучить сокрушительную новость.

Его интерес к игре объяснялся очень просто. Грешем поставил десять гиней на Уистлера.

Джек сосредоточил внимание на расположении шаров на столе. Он ударил кием по шару, тот прокатился по зеленому сукну, ударился о бортик и, изменив направление, с глухим стуком упал вместе с шаром Уистлера в боковую лузу.

Грешем и Уистлер охнули одновременно.

– Чертовски везет! – заявил виконт Альберт Уистлер в своей обычной угрюмой манере.

– Никакого везения, – ответил Джек, – это геометрия.

Наткнувшись на безучастный взгляд приятелей – Уистлера с лохматой черной гривой волос и опущенными плечами и холеного Грешема, – Джек решил не объяснять применение на практике знаний о неравносторонних и равнобедренных треугольниках. В любом случае он не обязан сообщать такие подробности. Лучше поддерживать миф о его договоренности с дьяволом и демонстрировать свое легендарное спокойствие перед лицом финансового краха.

И все же перспектива потерять Эвелин выбила его из колеи. Кто ей сказал? Точно не Грешем; он бы не захотел, чтобы кузина узнала, что и он тоже посещал вечеринку. Да и другие джентльмены не стали бы болтать, чтобы их жены матери и сестры не ругали их.

С беззаботным видом Джек перешел на другую сторону стола и стал обдумывать следующий удар. Пара масляных ламп проливала мягкий желтый свет на стол. У Грешема дымилась зажатая между пальцами сигара. Он положил руки на край стола и уставился на Джека.

– Боже мой! И это все, что ты можешь сказать?

– Нет. – Взгляд Джека упал на дымящуюся сигару. – Если пепел упадет на мой стол, завтра на рассвете встретимся в заброшенном уголке парка Хэмпстед-Хит.

Грешем поспешно сделал шаг назад, стряхивая столбик пепла в пустой стакан для бренди.

– Черт возьми, старина, как насчет Эвелин? Ты потерял ее, и теперь кредиторы будут кружить, как грифы, над твоим бренным телом.

– Только подумай о приданом, которое уплывает от тебя, – добавил Уистлер, забив последний гвоздь в крышку гроба Джека, – ведь богаче наследницы во всем Лондоне не сыскать.

А также тщеславнее и с большим самомнением. Джек прекрасно понимал, что Эвелин не станет падать духом. Вместе с деньгами она унаследовала от деда-торговца и его практичность. Джек и Эвелин заключили сделку: она выплачивает все его долги в обмен на титул графини и, чуть позже, герцогини, поскольку Джек был наследником титула герцога Уиклиффа. Но в качестве особого условия Эвелин указала, что если Джек и дальше будет играть в азартные игры, то помолвка будет расторгнута немедленно.

Джек сжал зубы. Черт, почему он беспокоится? Несмотря на всю свою практичность, Эвелин молода и красива, она хочет его. Джеку еще не встретилось ни одной женщины, которую бы он не смог очаровать.

– Ну что ж, до Эвелин дошли слухи, значит, я постараюсь убедить ее, что они ложные. – Сжимая в руках кий, Джек снова наклонился над столом.

– На этот раз не получится. – Грешем полез во внутренний карман своего безупречного зеленого сюртука, достал сложенную бумагу и бросил ее на стол. – Мой дядя жаждет твоей крови, и Эвелин вместе с ним. Взгляни!

Развернув бумагу, Джек пригвоздил ее своим кием к столу, негромко выругавшись. «Записки повесы» были бедствием для каждого повесы в обществе. Последние несколько лет большой лист бумаги с печатным текстом на одной стороне раз в две недели подбрасывали под двери незамужних дам по ночам, и никто не знал автора этого творения.

До сих пор Джек отделывался лишь несколькими незначительными колкостями в свой адрес. Он смеялся над знакомыми, чьи похождения, описанные в скандальной газетенке, доставляли огорчение их семьям. В конце концов, у него не было родственников женского пола, которые бы изводили его нравоучениями, а собственный отец и дед сами являлись героями «Записок повесы».

Но сейчас Джеку было не до смеха. Поджав губы, он прочитал подробное описание вечеринки в своем городском доме:

Днем гостиная графа Р. представляет изысканное жилище, со вкусом декорированное в голубых и золотистых тонах. Ночью – это помойная яма разврата. На прошлой неделе имеющий дурную репутацию граф устроил частную вечеринку, где джентльменов развлекали дамочки легкого поведения и шла игра в карты на крупные суммы денег. Говорят, сам граф Р. проиграл целое состояние…

Рассказ продолжался, поразительно точно описывая кальян в гостиной и толпы проституток. Сообщалось о тысяче гиней, которые Джек проиграл той ночью.

Таких денег у него не было. Он поклялся отдать долги сразу, как только они с Эвелин окажутся в церкви Святого Георгия.

Но Эвелин больше всего в жизни ценила свою незапятнанную репутацию. Она никогда не простит его за такое публичное унижение. Страшная правда обрушилась на Джека, как удар молота. Свадьбы не будет.

– Мое имя там не упоминается? – Уистлер вытянул шею, чтобы заглянуть через плечо Джека. – Мать едва не высекла меня хлыстом, когда прочла прошлой весной ту историю о пожаре в борделе.

– В следующий раз, – усмехнулся Джек, – не забудь свои вещи, когда будешь уходить.

– Хватит острить, – пробормотал Грешем. – Мой отец ноет, как больной зуб, с тех пор как заболел. Урезал мое содержание, мне не хватает денег. Я мог бы воспользоваться той сотней гиней, что ты мне должен.

– Хорошая мысль, – вставил, выпрямляясь, Уистлер. – Кстати, мне ты тоже должен шестьдесят.

– Вы получите свои деньги, джентльмены, – безразлично пожал плечами Джек. – Эту партию я выиграю.

Но когда он примерялся к следующему удару, ему на мгновение показалось, что ночной кошмар, который время от времени снился ему, воплотился в жизнь: он прикован в глубокой черной яме и медленно задыхается, на него давит непомерный груз. Джек просыпается, судорожно делает вдох, пытаясь набрать воздуха в легкие.

Сейчас он чувствовал, как липкий пот покрывает его тело. Его беспокоила не только потеря денег. И даже его друзья не подозревали, что для этого брака у Джека имелись более веские причины, которые он и сам не до конца понимал. Эти причины имели отношение к терзавшему его внутреннему беспокойству, которое не покидало Джека с тех пор, как восемь лет назад он едва не убил человека на дуэли.

Подавив неприятные воспоминания, Джек свернул скандальную газетку и положил ее во внутренний карман сюртука. Он сам виноват, что потерял Эвелин. Тем не менее, впервые в беспутной жизни Джека Рэнсфилда появилась цель.

Он хотел отомстить.

Глава 1

Повеса не задумываясь станет лгать, если ему это на руку. Один из таких людей – лорд Н.С, который постоянно лжет своим кредиторам, обещая оплатить по счетам…

«Записки повесы»

Спустя две недели

Когда пожилой седобородый человек шаркающей походкой вышел из ее кабинета, леди Джулия Коруин так и не приняла необходимого решения.

Ей было жарко, тело стало липким от пота, и вся она как-то раскисла. Полуденное солнце освещало старый стол красного дерева с аккуратными стопками бумаг. Если бы решение ее проблемы было таким простым, подумала Джулия. Она провела долгий, утомительный день, беседуя с целой армией претендентов на место преподавателя математики в ее академии.

И ни один из них не подходил для этой работы.

Для начала сентября погода стояла не по сезону теплой. У Джулии было сумасшедшее желание раздеться до сорочки, встать перед открытым окном, чтобы легкий ветерок, колыхавший зеленые занавески, обдувал разгоряченное тело. Не шокирует ли это соседей, у которых и так сложилось о ней не самое лестное мнение? Она только подольет масла в огонь в их стремлении вытеснить школу Джулии из респектабельной части Лондона.

Вздохнув, она сдернула с себя кружевную косынку и стала энергично обмахивать ею лицо. Мелкие кудряшки волос выбились из пучка и прилипли к влажной шее. В другое время она бы убрала докучливые пряди назад в пучок, вьющиеся волосы были настоящим бедствием, но сегодня ее это не волновало. Время было позднее, и в ее книжке не осталось фамилий претендентов на должность преподавателя.

Джулия заставила себя просмотреть записи, сделанные во время сегодняшних собеседований. Осенний курс занятий продлился всего неделю, когда преподавательницу математики мисс Дьюхерст вызвали к больной матери в Ланкашир. Ей требовалась замена, причем очень срочно. Проблема заключалась в том, что лучшие учителя уже нашли места в других школах. И ни один претендент из дюжины откликнувшихся на объявление не отвечал ее высоким требованиям.

Кого она должна была взять на работу?

Ну не старого же мистера Блаттса: он говорит едва слышно, а значит, не сможет контролировать целый класс подвижных детей.

И не юного мистера Найтли, который нервничал и краснел, украдкой бросая взгляды на ее грудь.

Напыщенный мистер Гримшо смотрел на нее сверху вниз, словно считал ниже своего достоинства вступать в объяснения с женщиной. Джулия сразу отвергла его кандидатуру. Много лет назад она поклялась игнорировать тех, кто не может или не хочет находить с ней общий язык. Лучше тратить свою энергию на стоящие дела, чем злиться на узколобых фанатиков.

Взяв в руки перо, Джулия зачеркнула эти три фамилий. Потом еще и еще, пока в раздражении не отбросила ручку.

Либо кандидатам не по душе было, что работу им предоставляет дама с сомнительным прошлым, либо им не нравилось, что учить придется незаконнорожденных отпрысков прислуги.

Черт бы их всех побрал!

И черт бы побрал эту палящую жару. Из-за нее Джулия была расстроена и нерешительна.

Джулия отодвинула стул, сбросила туфли, сняла подвязки и чулки и оставила их под столом. Все еще пребывая в раздражении, она встала и принялась ходить по просторному кабинету, заставленному полками с учебниками и ее коллекцией статуэток. Босые ноги ощущали приятную прохладу половиц. Диван, обитый тканью цвета слоновой кости в полоску, отделанный мрамором камин и высокие окна создавали в кабинете обстановку успокаивающего уединения. Но сегодня взрывы детского смеха, доносившиеся из небольшого сада, не позволяли Джулии забывать о возникшей проблеме.

Господи, если бы она не была полной тупицей в математике, она бы сама преподавала им!

Почувствовав струйку пота, стекающую по шее, она вдруг представила себя лежащей в прохладной ванне. Но поток блаженного желания наткнулся на плотину здравого смысла. У персонала школы и без ее эгоистичных желаний много работы. Надо готовить ужин для сорока восьми голодных детей.

Ей предстоит накачать воды самой и поднять кувшины к себе наверх. Да. Конечный результат от получасовой работы доставит ей колоссальное удовольствие. Она сможет обдумывать проблему поиска преподавателя в комфортных условиях.

Развернувшись, Джулия направилась к выходу. Можно только представить, что сказали бы ее родители, узнав, что Коруин сама выполняет работу прислуги… Мать, которая походы по магазинам считала утомительным занятием; отец, который ворчал всякий раз, когда ему приходилось вставать со стула в библиотеке, чтобы налить себе бренди.

Но они, конечно, ничего не знали о ее повседневной жизни, потому что семь лет назад отделались от Джулии и своего внука. В душе всколыхнулись старые обиды, но она поспешила спрятать их подальше. По крайней мере, ей никогда не приходится жаловаться на праздность и скуку.

Джулия потянулась к ручке двери, но она внезапно открылась, и в кабинет просунулась голова молоденькой служанки Агнесс. Белый чепец сбился набок, голубые глаза искрились, а щеки пылали от волнения. Этот кокетливый вид немедленно насторожил Джулию.

– К вам посетитель, миледи. – Просторечный акцент в речи Агнесс сейчас слышался сильнее, чем прежде. Она оглянулась через плечо и добавила благоговейным шепотом: – Очень подходящая кандидатура.

Еще один претендент на место преподавателя? Джулия тут же подумала про туфли и чулки, оставшиеся под столом. И про любимую ванну.

– Уже шестой час. Вежливо скажи ему, что сегодня я больше не буду проводить собеседований.

Но Агнесс, импульсивная, глупая Агнесс, которая в присутствии лиц противоположного пола вечно забывала все правила приличия, уже спешила назад, чтобы впустить посетителя.

В кабинет вошел высокий, широкоплечий мужчина. Джулия, забыв о благовоспитанности, уставилась на гостя. Несмотря на то, что у нее самой рост был выше среднего, ей пришлось поднять голову, чтобы посмотреть на него.

У мужчины были темно-каштановые волосы, доходившие сзади до воротника, а одежда знавала лучшие дни. Оливкового цвета сюртук с потертыми обшлагами был немного коротковат в рукавах и узковат в груди. Простой белый шейный платок привлекал внимание к крепкой линии подбородка. Желтовато-коричневые бриджи обтягивали ноги как вторая кожа.

Это был мужчина в расцвете сил, лет тридцати, очень красивый, Джулия не доверяла таким из принципиальных соображений. Несмотря на неподходящий наряд, было в нем некое щегольство. Если бы он не искал здесь временную работу, она могла бы принять его за праздного аристократа. А уж она повидала их в достаточном количестве за то короткое время, когда впервые вышла в свет.

Незнакомец оглядел кабинет и остановил взгляд на Джулии. Внутри ее все сжалось и перевернулось от этого взгляда. Такого она не испытывала уже лет восемь, а может, и больше.

Эти глаза.

В обрамлении темных ресниц они были такого же темно-зеленого цвета, что и его сюртук. Это противоестественно, чтобы у мужчины были такие красивые глаза. От этого взгляда она вдруг почувствовала себя той прежней веселой, ветреной и глупой девчонкой, какой была когда-то.

Он поклонился и протянул Джулии руку.

– Добрый день. – У него был низкий, густой голос и хорошая дикция. – Уильям Джекман. Я пришел на собеседование по поводу места преподавателя математики. А вы, должно быть, – он сделал паузу, взгляд скользнул по домашнему наряду Джулии, – леди Джулия Коруин?

В его голосе не прозвучало ни малейшего намека на непристойность. И все же с низким вырезом лифа, растрепавшимися волосами и босыми ногами Джулия чувствовала себя неловко. У мистера Джекмана был откровенно чувственный вид и уверенность мужчины, который знает о том, какое впечатление он производит на женщин.

Во всяком случае, на большинство женщин. Джулия считала себя умнее, чтобы вновь сделаться добычей красивого обольстителя. Она посвятила свою жизнь обучению детей. Они и ее сын Тео стали самым главным для нее в этом мире. И ничто не сможет отвлечь ее от этой цели. Тем более мужчина, который выглядел так, что ему место скорее в танцевальном зале, чем в классной комнате.

Проигнорировав его протянутую руку, Джулия открыла золотые часы, прикрепленные к платью.

– Пять двадцать, мистер Джексон, боюсь, вы не позаботились о том, чтобы записаться на собеседование в должное время.

Мужчина с извиняющимся видом опустил руку.

– Простите меня, я в городе недавно и только что увидел объявление. Надеялся, что еще не слишком поздно.

Джулия уже было открыла рот, чтобы вежливо отказать, но мысль о вычеркнутых из списка претендентах остановила ее. Не слишком ли поверхностны ее суждения? По крайней мере, мистер Джекман воспитан. А если у него и диплом с отличием? Может быть, стоит приглашать учеников на собеседование с каждым потенциальным кандидатом?

Джулия подавила в себе эгоистичное желание немного передохнуть и коротко кивнула незнакомцу.

– В таком случае я сделаю исключение. Присаживайтесь, пожалуйста.

Джулия повернулась и направилась назад к столу. Она чувствовала себя неловкой и неуклюжей, понимая, что он смотрит ей вслед. Хорошо хоть туфли и чулки остались под столом. Если повезет, то он не заметит ее босых ног под платьем. Но тут ее взгляд упал на стол, где поверх стопки бумаг лежала ее кружевная косынка.

Джулия мысленно отругала себя. У нее нет причин чувствовать себя так… неловко. Кружевная косынка – это же не корсет или сорочка. Подойдя к столу, она ненароком подняла косынку и тут же уронила ее, потому что мистер Джекман вдруг оказался рядом. У нее заколотилось сердце. Он двигался с неуловимой грацией.

– Сэр, что вы делаете?

– Помогаю вам подвинуть стул, миледи. – С изысканной вежливостью он наклонился и поднял с пола косынку. – Я не хотел вас напугать.

Вид его длинных пальцев на белом кружеве платка взволновал Джулию… Как и легкий запах пряностей, исходивший от него.

– Уверяю вас, я отлично справлюсь сама. – Ответ Джулии получился слишком резким и строптивым.

– Как пожелаете. – Мужчина посмотрел на косынку, потеребил ее в руках, словно осмысливая тот факт, что она недавно лежала у Джулии на груди. – Какая прелесть!

Незнакомец перевел взгляд на Джулию, и ей показалось, что воздух в кабинете раскалился. У нее возникло впечатление, что это замечание больше относилось к ней, чем к косынке. Чувство головокружительного удовольствия угрожало растопить многолетнее благоразумие, которое далось таким трудом.

– Это бельгийское кружево?

– Да. – Джулия выхватила у него косынку.

Ее несдержанность, казалось, нисколько не возмутила его, и он продолжал стоять, пока Джулия не села за стол. Только после этого он сел на стул напротив. Несмотря на жару, вид у него был свежий и непринужденный. И гораздо более спокойный, чем у Джулии.

Настроенная восстановить свое господство над ситуацией, она открыла ящик и положила туда косынку. Надо помнить, что этот человек пришел сюда получить работу. Просто жара повлияла на ее рассудок. Кроме того, ей никогда не приходилось проводить собеседование без обуви и чулок. Но она ничего не могла поделать с этим, тем более, когда он сидел и смотрел на нее заинтересованным взглядом.

– Как указано в объявлении, мне нужен преподаватель, который хорошо разбирается во всех аспектах математики – от простой арифметики до геометрии и алгебры. Преподавать надо детям самых разных возрастов, включая тех, кто только что выучил цифры.

Кажется, он немного побледнел? Другие кандидаты отказались работать с очень маленькими детьми. Но мистер Джекман просто кивнул, и Джулия продолжила свою речь:

– Я также хотела бы отметить, что мои ученики – не обычные учащиеся школы-интерната. Они все – из бедной среды. А точнее – незаконнорожденные дети женщин с улиц.

Незнакомец не выказал ни малейшего признака неприязни или отвращения, только живейший интерес.

– Благотворительная школа. Ее финансируете вы, миледи?

– Я предпочитаю использовать слово «академия», – поправила Джулия. – А финансируют наше учебное заведение благородные люди, заинтересованные дать образование тем, кому повезло в этой жизни меньше других.

Джулия не чувствовала своей вины за то, что ввела в заблуждение мистера Джекмана. Ему вовсе не следует знать, что основное финансирование школы обеспечило внушительное наследство ее бабушки. В конце концов, у мужчин есть привычка использовать богатых наследниц в своих целях.

– Понятно.

Так ли это? Джулия почувствовала необходимость убедить его в важности своей миссии.

– Я абсолютно убеждена, что о ребенке нельзя судить но обстоятельствам его рождения, – заявила Джулия. – Следовательно, к моим ученикам нужно относиться с таким же уважением, как к детям из привилегированных семей. Если вы не согласны с такой философией, мистер Джекман, и у вас есть возражения, тогда нам больше нечего обсуждать.

– Я восхищаюсь вашей работой, миледи. Пожалуйста, продолжайте.

Сидя напротив нее в расслабленной позе, он выглядел неприлично красивым и невероятно серьезным одновременно. Взволнованная его комплиментом, Джулия взяла перо и, обмакнув его в чернильницу, добавила имя мистера Уильяма Джекмана в список кандидатур. В следующий миг ей пришлось сдержать смутный девичий порыв написать на бумаге еще и Джулия Джекман.

Она сразу положила перо. У нее опять вспыхнули щеки, а разгоряченное от жары тело горело огнем. Что же с ней происходит? Она больше не была той ветреной девчонкой, которая впервые выехала в свет и влюблялась в каждого симпатичного мужчину, сделавшего ей комплимент.

Суровая реальность лишила ее жизнь романтических красок, пробудила в ней желание посвятить себя стоящему делу. Теперь у нее есть школа и вакантная должность, которую нужно заполнить.

Кроме того, не исключено, что у Уильяма Джекмана уже есть жена и полдюжины детей. Джулия украдкой посмотрела на его изящные, но сильные руки. Он не носил золотое кольцо, но это еще ни о чем не говорило.

– У вас есть опыт преподавания, мистер Джекман? – решительно продолжила Джулия, разозлившись на себя. – Мне бы хотелось знать, в каких школах вы работали.

– Боюсь, мне нечего вам ответить. – На лице Джекмана появилась обаятельная улыбка, и Джулия заметила у него ямочки на щеках. – Видите ли, последние десять лет я работал гувернером в семье в Девоншире. Но теперь младший сын семейства вырос и уехал в Итон, а я ищу новую работу.

– Значит, вы никогда не работали с целым классом учеников, – тут же отреагировала Джулия.

– Позволю себе не согласиться. В семье Баллинджеров дюжина резвых детей, которые требовали моего строгого присмотра.

Джулия была вынуждена признать, что Джекман вполне способен справиться с непоседливыми школьниками.

О других претендентах на это место такого сказать нельзя.

– Строгий присмотр? – переспросила Джулия. – Вам ни при каких обстоятельствах не разрешается применять физическую силу в моей школе в качестве средства наведения порядка. Я не сторонница телесных наказаний.

– Я тоже. Как говорится в пословице, мух лучше ловить на мед, чем на уксус.

Это он имеет в виду ее язвительный тон? Но при этом у него на лице застыло добродушное выражение.

– Почему вы не ищете другое место гувернера? Это будет менее утомительно.

Джекман наклонился вперед, поставив руки на колени.

– Я разочаровался в воспитании изнеженных детей из состоятельных семей, миледи. У меня есть желание учить детей, которые хотят учиться, чтобы изменить что-то в своей жизни в лучшую сторону.

Его слова были пронизаны искренностью, а эмоциональная речь идеально подходила для учителя. Почему же ей так хочется откопать у него хоть какой-нибудь недостаток? И почему кажется, что он говорит банальности, только чтобы получить это место?

Возможно, потому… что он мужчина?

Мужчины ничего, кроме проблем, не создавали в ее жизни. По этой причине до настоящего времени в школу она набирала только женщин-учителей. Теперь обстоятельства лишили ее этого удовольствия.

– Я надеюсь, у вас есть соответствующий диплом вместе с характеристиками?

– Конечно. – Джекман полез во внутренний карман сюртука, достал сложенную бумагу и передал ее Джулии. Их пальцы соприкоснулись, и ей стало еще жарче.

Сопротивляясь желанию обмахнуть лицо, она сняла красную восковую печать, развернула бумагу и просмотрела ее. Мистер Оскар Баллинджер перечислял великолепные качества своего гувернера, Уильяма Джекмана, восхваляя его мастерство вести дискуссии, организаторские способности и превосходное знание математики.

– Я не знакома с Баллинджерами. – Джулия подняла глаза на мужчину.

– Землевладельцы. Арендаторы земли обеспечивают большую часть дохода этой семьи.

Джулии показалось, что в его голосе она услышала нотки врожденного высокомерия.

– Вы говорите так, будто у вас у самого аристократическое происхождение.

Джекман слегка прищурился, словно скрывая свои мысли, чем только добавил таинственности своей персоне, потом рассмеялся, и на щеках опять появились две обезоруживающие ямочки.

– Это вряд ли. Мой отец служил священником в небольшой церквушке в Девоншире, но дал мне великолепное образование. Так что у меня весьма скромное происхождение.

О Джекмане никак нельзя было бы сказать, что он скромного происхождения. Он был любезен, вежлив, блистал изысканными манерами. И похоже, обладал острым умом и тактом, что так ценила Джулия в учителе. Ничуть не напрягаясь, он одержал верх над всеми остальными претендентами. Почему же она до сих пор колеблется? Его выразительные глаза мешали думать. Неужели она сомневается в своей способности противостоять ему?

– Ну что ж, мистер Джекман, я думаю, этого достаточно. Если вы сообщите мне адрес, я направлю вам уведомление о своем решении.

Джулия приготовилась записывать, но он ничего не говорил и только хмурился.

– Я надеюсь, вы очень быстро примете его. Мне больно признаваться, но все мои сбережения украли, и мне очень нужна работа.

– Что случилось? – насторожилась Джулия.

– По дороге в Лондон на меня напали бандиты. Видите ли, чтобы сэкономить деньги на гостинице, я устроился на ночлег на улице. На меня напала шайка бандитов, когда я спал. Я дал отпор, – Джекман потер ребра, – но их было четверо, и они застали меня врасплох. Вывернув мою сумку, они забрали деньги… – Джекман улыбнулся. – Но ничего, не беспокойтесь. А то еще подумаете, что я играю на вашем сочувствии.

– Ну что вы! У меня и в мыслях такого не было! – На самом деле ее посетила такая мысль, и ей стало неловко, что она всегда думает самое плохое о человеке.

Джулия мысленно вернулась к неприятному инциденту, случившемуся на прошлой неделе. Ночью, навестив больного ребенка, Джулия возвращалась в свою спальню, когда услышала приглушенный стук внизу. Она отправилась проверить, в чем дело, и только спугнула незваного гостя в своем кабинете. Мужчина скрылся через распахнутое окно, оставив открытыми ящики стола, содержимое которых было вывернуто на пол. Эти воспоминания до сих пор вызывали в ней ужас и сковывали грудь как тиски.

К счастью, преступник ничего не украл. В своем кабинете Джулия хранила только бумаги и коллекцию статуэток, которые никакой материальной ценности не представляли. А вот мистер Джекман оказался не столь удачлив.

– Боюсь, я не могу дать вам своего постоянного адреса, – продолжил Джекман. – Но я могу позвонить вам завтра, чтобы узнать решение.

У него нет адреса? Джулия поняла, что он бездомный. Неужели у него нет денег, даже нескольких шиллингов, чтобы заплатить за крышу над головой? Эта мысль грозила сломить ее сопротивление. Она открыла рот, хотя не знала, что сказать. Ее выручил звук шагов в коридоре.

В кабинет ворвался вихрастый мальчуган и прямиком помчался к Джулии. Вид его вечно взъерошенных рыжеватых волос и щедро усыпанного веснушками лица наполнил ее сердце самыми разными эмоциями: и любовью, и недовольством.

– Мам, мам! У меня есть задачка для тебя!

– Давай не сейчас, Тео. – Джулия встала и обошла стол. – Нельзя врываться ко мне, когда здесь посетители.

Проявляя вежливость, Уильям Джекман тоже встал.

– Вы кто? – Карие глаза Тео вспыхнули любопытством.

– Мистер Джекман. Хочу работать учителем математики.

– Не получится, – прямо заявил Тео. – Только женщины работают учителями.

Его наивная логика подчеркивала, что в семь лет он редко попадал в мир за стенами школы, где доминировали мужчины. Джулия испытала уже знакомое ей чувство беспокойства. Она не в первый раз задумывалась о том, правильным ли было ее решение поместить сюда Тео.

– Это Теодор Коруин. – Джулия положила руки на плечи мальчика, чувствуя тепло его тела. – Мой сын, который всегда откровенно и честно высказывает свое мнение.

Мистер Джекман смотрел на нее в упор. Джулия поняла, он знает. Он слышал о скандале. Должно быть, Агнесс проболталась.

Но он не может знать все. Совсем немногим людям известна правда, и Джулия была уверена в этих людях.

– Приятно познакомиться с тобой, Тео. – Джекман наклонился, чтобы пожать руку мальчику. – Уверяю тебя, что разбираюсь в математике не хуже женщин.

– Ой, но не все женщины разбираются в математике, – сообщил Тео. – Мама не очень быстро считает. Поэтому я составляю для нее задачки.

– Тео!

– Ничего страшного. – Джекман весело посмотрел на Джулию. – Я думаю, у твоей мамы много других, не менее важных талантов.

Щеки Джулии покрылись румянцем. Был ли в его словах скрытый смысл? Или она вкладывает особый смысл в обычные слова из-за собственных непредсказуемых желаний?

– Ты знаешь, я очень люблю загадки. – Джекман улыбнулся мальчику. – Могу загадать тебе одну из них. Например, почему задачник по математике такой несчастный?

– Почему? – Глаза Тео светились лукавством.

– Потому что у него слишком много проблем.

Тео звонко рассмеялся:

– Очень смешная загадка! Ее должны все услышать. – Тео направился к двери, потом остановился. – Можно мне рассказать ее ребятам, сэр? Это ведь ваша загадка.

– Конечно. Я много таких знаю. И настоящие математические головоломки тоже.

– Правда? – В голосе ребенка слышался искренний интерес. – А какие, сэр?

– Пожалуй, лучше в другой раз. Я не хочу отнимать у твоей мамы слишком много времени.

Мальчик подбежал к Джулии и уцепился за ее платье.

– Мам, ты возьмешь мистера Джекмана на работу? Ну пожалуйста, ты должна его взять!

Воодушевление, с которым он просил, победило все сомнения Джулии. Ее сомнения превратились в руины после рассказа мистера Джекмана о нападении бандитов и после разговора с ее сыном. С поразительной точностью он нашел ее самые уязвимые места. Тео обожал загадки с числами, и Джулия часто была просто не способна удовлетворить его стремление узнать как можно больше. Кроме этого, Джулию беспокоила еще одна мысль. Возможно, Тео было просто необходимо мужское общение.

– Я решила предложить это место вам. – Джулия, посмотрела на Джекмана. – При условии, что вы согласны приступить к работе немедленно.

– Я с удовольствием принимаю ваше предложение…

Что-то вспыхнуло в глазах Джекмана. Радость? На его губах появилась улыбка, и Джулия вдруг поняла, что думает совсем не о том, о чем следует. Ей так захотелось коснуться кончиками пальцев ямочек на его щеках, прижаться щекой к его колючей щеке. До этого момента она даже не подозревала, как соскучилась по присутствию мужчины рядом. Такие опасные мысли напомнили Джулии о необходимости быть осторожной. Ей следует скрывать свое отношение к Джекману. Было бы неэтично вступать в близкие отношения с персоналом. Как директор школы она научилась быть хладнокровной и выдержанной.

– Мам, а почему ты без обуви?

Джулия посмотрела вниз и увидела торчащие из-под юбки кончики пальцев. Мистер Джекман тоже опустил глаза, и Джулия резко одернула юбку.

– Сегодня жаркий день, – попыталась объяснить она. – Беги, Тео, расскажи свою загадку остальным. Потом не забудьте помыть руки, скоро ужин.

Тео выбежал из кабинета, оставив Джулию наедине с мистером Джекманом, на губах которого продолжала блуждать улыбка. Интересно, он тоже сейчас думает о ее босых ногах? Джулия смутилась и выпалила:

– Место преподавателя предусматривает жилье и питание.

– Правда? А в объявлении об этом ничего не говорилось.

Джулия вспыхнула. Хотя другие преподаватели жили под крышей школы, она не собиралась предлагать такие же условия мужчине. Но не могла же она позволить ему ночевать где-то на улице.

– В каретном сарае есть свободная комната наверху. Она – ваша, если понравится. Можете сразу заселяться, если хотите.

– Замечательно. Мне необходимо только принести некоторые свои вещи. Но я вернусь к восьми часам.

Джекман поклонился и направился к двери. Его властная манера должна была разозлить Джулию. Но редкостная перспектива заполучить в штат привлекательного мужчину наполнила ее приятным предвкушением. Не в силах сдержать себя, она задала ему в спину вопрос:

– Мистер Джекман! Вы привезете свою семью сюда?

Джекман оглянулся и удивленно посмотрел на Джулию.

– У меня никого нет, миледи. Ни детей, ни жены…

Глава 2

Осторожно, дамы, избегайте пьяниц, потому что они целиком и полностью преданы бутылке, а не семье. Если хотите увидеть позорные руины жизни, пожалуйста, обратите свой взгляд на герцога У…

«Записки повесы»

– Дед! – Джек потряс деда за плечо. – Просыпайся!

В тускло освещенной библиотеке герцог Уиклифф неуклюже развалился на кушетке лицом вниз. Это был коренастый мужчина в старомодном напудренном парике. Его темно-желтый халат помялся и испачкался, а из-под него торчали огромные ноги в коричневых чулках. Рядом на турецком ковре валялась пустая бутылка из-под дешевого джина.

Эта картина всегда причиняла Джеку страдания. Было немногим больше семи часов вечера, а его дед уже лежал без чувств.

– Просыпайся, – скомандовал снова Джек. – Мне надо поговорить с тобой.

Старик не ответил. Тогда Джек откупорил бутылочку с нюхательной солью и помахал перед его крючковатым носом.

Закашлявшись, старик вернулся к жизни и нетвердой ручкой потянулся к маленькой бутылочке в руке Джека.

– Пошел прочь! – невнятно пробормотал он.

– Я, между прочим, пришел именно по этой причине, – заявил Джек, закрывая пузырек и пряча его в карман. – Чтобы сказать, что я ухожу на время.

Он будет преподавать математику, и его друзья сильно удивятся, если узнают, что он работает, чтобы раздобыть средства к существованию, пусть даже в течение короткого времени. Но никто не узнает. Джек никому не доверит свои планы, даже деду. До тех пор, пока не найдет доказательства, что леди Джулия Коруин и есть автор «Записок повесы».

Последние две недели он провел, анализируя прошлые скандальные события, и наметил ее в качестве главной подозреваемой в этом деле. За эти годы были опорочены еще несколько дам, но одна из них уехала в Италию, другая – в Йоркшир, а еще одна теперь была замужем и имела кучу детишек. Леди Джулия Коруин была той единственной, которая по-прежнему жила в Лондоне.

У нее были восхитительные темные вьющиеся волосы и голубые, с поволокой, глаза. Хотя они оба происходили из высшего общества, Джек никогда не имел случая встретиться с ней. И не потому, что он мало внимания обращал на девушек, впервые выезжающих в свет – с ними всегда так много проблем, – а потому, что восемь лет назад, во время ее первого и единственного светского сезона, он был заграницей. А она с тех пор ни разу больше не появлялась па балах.

Но до него доходило множество слухов. О скандальной кокетке леди Джулии судачило все светское общество. В течение трех блистательных месяцев она царствовала как принцесса при дворе, вокруг нее вились толпы преданных поклонников. Потом она исчезла со сцены, спустя девять месяцев родила внебрачного ребенка и решительно отказалась называть имя своего соблазнителя.

Ее родители, лорд и леди Бруквилл, отказались от нее; сплетники шептались, что она сама была виновата в своих проблемах. Джек подготовился очаровывать женщину, побитую жизнью, озлобленную воительницу, которая, выпуская свою скандальную газетенку, пытается отомстить всем мерзавцам. Он никак не ожидал встретить уравновешенную и уверенную в себе леди, но при этом уязвимую в своей любви к сыну. Она была так красива, что у Джека перехватило дыхание.

– Пошел к черту! – Уиклифф попытался сесть. Парик сбился набок, взгляд слезящихся карих глаз был направлен в никуда. – Что на этот раз, Чарльз? Если деньги, то у меня нет и двух пенсов.

Джек вздрогнул. Чарльз был его отцом, и он умер в прошлом году. Уиклифф слишком часто в последнее время страдал забывчивостью. Его когда-то острый ум притупился от возраста и многолетнего пьянства, а состояние было давно потеряно за игровыми столами. Теперь герцог жил в скромном городском особняке с небольшим количеством прислуги.

Раздраженный собственной неспособностью поправить дела, Джек сурово поклялся дать нагоняй ленивой челяди. Прежде чем он покинет этот дом, он убедится, что повар готовит нормальную еду, и сделает выговор лакею за неопрятную одежду деда. Он вытащил маленькую скамеечку, присел и, криво усмехнувшись, похлопал рукой по крепкому плечу старика:

– Дедушка, это я, Джек. Похоже, мне придется купить тебе очки.

Уиклифф заморгал глазами, покраснел, но потом быстро оправился от смущения.

– Джек, мой мальчик! Ну конечно, это ты. А я, кажется, немного вздремнул.

– Прости, что я разбудил тебя, но ты должен знать, что я на время покидаю город.

– А в чем дело? Надеюсь, ты никого не убил на дуэли, а?

– Нет-нет, ничего такого. – Джек сдержал в себе дрожь. – Я перееду к женщине и не хочу, чтобы ты вдруг подумал, что меня уже нет на этой земле.

– Остепенился, да? – Уиклифф захохотал, и Джек вдруг вспомнил, как этот некогда веселый, крепкий человек мальчишкой брал его на рыбалку, а в день шестнадцатилетия отвел в бордель. – Где моя молодость? Скажи, она хорошенькая?

– Очень. Возможно, Самая ослепительная женщина, которую я когда-либо встречал. – Бог мой, это была правда. И теперь, когда он встретился с леди Коруин, обольщение стало частью его плана.

– Не бойся. – Старик наклонился к Джеку, и он почувствовал запах дешевого джина. – Я никому не разболтаю твой секрет и ни слова не скажу мисс Грешем.

Джек опять почувствовал, что в желудке образовался тугой узел. Несколько дней назад он сообщил Уиклиффу об отмене свадьбы. Меньше всего желая нарушать покой старика, Джек повторил новость.

– Боюсь, Эвелин отменила свадьбу.

– Как бы не так! Она от тебя без ума! Когда ты приводил ее на ужин, она ни на секунду не отходила от тебя.

– Теперь все изменилось, – коротко ответил Джек. Пока не стоило вдаваться в подробности попыток Эвелин оградить своего жениха от пагубного влияния плохого деда. Или рассказывать, как ему пришлось уговаривать ее навестить старого распутника. – Она узнала, что я играю на деньги.

– Ну и что из того? Какой вред от небольших ставок?

– Я проиграл тысячу гиней. После того, как дал ей слово, что не стану больше играть.

От этого признания Джеку вдруг стало невыносимо стыдно. Он не знал, что заставило его действовать столь безрассудно. Теперь он понимал, насколько все это было глупо, но жажда игры бурлила, словно лихорадка, у него в крови, отчаянное желание доказать… Что? Что он может держаться наравне с друзьями, у которых полные карманы денег? Или что ни одна женщина не имеет права диктовать ему условия?

Бормоча проклятия, Уиклифф встал на ноги, закачался, как могущественный дуб, готовый упасть, и неуверенной походкой направился к двери.

Джек вскочил, чтобы поддержать его за руку.

– Куда ты собрался?

– Одеваться. Я поговорю с этой скупой девчонкой. Кто она такая, чтобы диктовать правила моему внуку?

– У нее есть деньги.

Старик никак не отреагировал на слабую попытку Джека возразить. Он потряс кулаком в воздухе.

– Однажды ты станешь герцогом Уиклиффом. А кем, черт возьми, был ее дед? Простым лавочником!

– Как бы то ни было, но обо мне написали в «Записках повесы». Эвелин не смогла выдержать публичного унижения.

– А, опять эта газетенка! Так скажи ей, что это ложь. Все ложь!

– Бесполезно. Я ей не нужен, это конец.

Черт, как унизительно получить отказ быть принятым в доме Эвелин. Джек отправился туда в надежде сгладить вину, но лакей на входе преградил ему путь. Возможно, ему бы удалось пройти, если бы в этот самый момент с прогулки по магазинам не вернулась сама Эвелин. Когда они с матерью вышли из экипажа, миссис Грешем сделала реверанс и заговорила с ним, при этом бросая нервные взгляды на дочь. Сама Эвелин проигнорировала его, ее холодные голубые глаза смотрели сквозь Джека, словно его там не было. Красноречивые фразы извинения застряли у Джека в горле. В бледно-розовом платье и изящной соломенной шляпке Эвелин была похожа на фарфоровую куклу.

В отличие от леди Джулии Коруин со всей ее дурной славой.

Джек вспомнил ее губы, голые ноги под симпатичным голубым платьем, блестящие от пота лицо и шею, словно она только что получила удовольствие в спальне. Соблазнительная чувственность леди Джулии никак не соответствовала ее роли главы благотворительной школы.

А это была именно благотворительная школа. Не важно, какое причудливое название она выбрала для нее. Джек только не мог понять, почему она ее открыла. Пусть от нее отказались родители, но Джулия получила немалое состояние от недавно умершей бабушки. Она могла бы жить в свое удовольствие, вместо того чтобы заботиться о чужих брошенных детях. Неужели она наказывает себя за собственную испорченную репутацию и думает искупить грех за рождение сына вне брака, подбирая детей с улицы?

Ладно, ее причины совсем не важны для него. Сейчас важно то, что она проглотила его ложь, попалась на крючок.

Уиклифф, нахмурившись, уцепился за руку Джека.

– Ты… ты же говорил мне о мисс Грешем несколько дней назад, да?

Джек раздумывал, не солгать ли, но суровое выражение лица старика не позволило ему это сделать.

– Возможно, я упоминал об этом, – кивнул Джек, ведя старика к кушетке. – Это не важно. Ты уже ужинал?

Тяжело опустившись на кушетку, Уиклифф не обратил внимания на вопрос Джека и провел рукой по лицу.

– Мой Бог, я теряю рассудок, а?

– Вот в чем твоя проблема, – ответил Джек, поднимая пустую бутылку. – Дешевое пойло расстроит чей угодно мозг. Теперь сиди здесь, я пойду проверю, готов ли ужин.

Сжав на секунду плечи старика, Джек пошел искать прислугу. Он уже опаздывал, но, прежде чем отправиться в академию леди Коруин, ему надо было убедиться, что с дедом все в порядке.

Джека жгла жажда мести. Никто не знал, но он решился жениться на Эвелин не только ради себя, но и ради деда. Он надеялся обеспечить старику лучшую жизнь, получить деньги, чтобы сменить эту неопрятную обстановку, успеть подарить ему внуков, пока он не стал страдать старческим слабоумием.

Но леди Коруин лишила Джека этого шанса. Она представила обществу все его слабости и ошибки в самое неподходящее время. Она разрушила его планы вытащить себя из болота долгов и невоздержанности.

И, видит Бог, он намерен заставить ее заплатить за все.

Стоя в дверях, Джулия наблюдала за суетой, царившей в обеденном зале. Это было просторное помещение с бледно-зелеными стенами и камином, отделанным розовым мрамором. В прежней жизни этот особняк принадлежал богатому торговцу. Сквозь высокие окна проникал бледный свет раннего утра.

В воздухе витали аппетитные запахи еды, и слышалась веселая болтовня детей. Они стояли в очереди за завтраком, потом рассаживались на скамейках по обе стороны длинного стола. Ближе к концу очереди в толпе мальчишек виднелась рыжеватая голова Тео. Рядом, за учительским столом, где уже сидели четыре преподавательницы, оставалось два свободных места.

Одно – для нее, и одно – для мистера Джекмана.

Нахмурившись, Джулия обдумывала, не спросить ли у присутствующих, видели ли они мистера Джекмана сегодня утром. Но Элфрида Литтлфилд, преподавательница литературы, и Доркас Снайдер, преподававшая музыку, мало обрадовались перспективе появления мужчины в их коллективе. Даже сейчас на землистого цвета лице Элфриды застыло кислое и неодобрительное выражение, а Доркас скривила губы, как будто хлебнула нечаянно уксуса. Джулии не хотелось привлекать внимание к отсутствию пунктуальности у мистера Джекмана. Ведь они даже еще не познакомились с ним.

Джулия прошлась вдоль толпы ребятишек, время от времени останавливаясь, чтобы поправить им воротнички, разнять толкавшихся и крепко обнять малышей, которые не возражали против такого проявления чувств. Вскоре она дошла до служанок, которые подавали детям кашу, вареные яйца, тосты и ветчину.

– Кто-нибудь видел сегодня утром мистера Джекмана? – обратилась к ним Джулия, понизив голос.

– Не знаю, – ответила Мораг, женщина средних лет со спокойным лицом.

– Может быть, он проспал? – Голубые глаза Агнесс вспыхнули, она положила черпак в котел с кашей и вытерла руки о фартук. – Хотите, я сбегаю, миледи? Я не против.

Джулия могла только представить, какая это глупость – посылать кокетливую молодую служанку туда, где мог спать мистер Джекман.

– Заканчивай свою работу, – махнула рукой Джулия, – я справлюсь сама.

Вздохнув, Агнесс начала наполнять тарелки кашей, но при этом бросала мечтательные взгляды в сторону двери, словно в любой момент ожидала появления здесь единственного мужчины в их заведении.

Четыре преподавательницы тоже ожидали этого момента, только более сдержанно. За их столом царило явное напряжение. Больше всего говорили Элфрида и Доркас, свое недовольство по поводу нового члена коллектива они излагали Фейт Ригби, преподавательнице рисования с мечтательными глазами, а пожилая Маргарет Прингл, учительница истории, играла свою обычную роль миротворца.

Джулия невольно почувствовала себя виноватой. Господи, ну почему она не представила мистера Джекмана сразу, как только приняла его на работу? По крайней мере, это в какой-то степени растопило бы лед. Но эта мысль попросту не пришла ей тогда в голову. Она подумала об этом, когда он уже покинул ее кабинет с обещанием вернуться к восьми. Джулия решила исправить свое упущение, собрать всех преподавателей в библиотеке в назначенное время и представить мистера Джекмана. Когда он, наконец, появился, опоздав на час под благовидным предлогом, что он заблудился на незнакомых улицах Лондона, Джулия дожидалась его уже одна, другие преподаватели отправились спать. Скрыв свое недовольство, она дала ему расписание на следующий день, передала масляную лампу и указала, в каком направлении находится его жилище.

Теперь Джулию одолевали опасения, заставившие ее забыть о чувстве голода. Она украдкой открыла золотые часы. Семь сорок одна. Мистер Джекман опаздывал уже на одиннадцать минут. Если эта манера является его привычкой, то она должна проследить, чтобы он исправился.

Когда все школьники расселись по местам, Джулия встала во главе стола. Она хлопнула в ладоши, и все разговоры немедленно затихли. Послышался только лязг крышки, когда Агнесс закрыла пустой котел, из которого раскладывала кашу.

– Доброе утро, дети.

– Доброе утро, леди Джулия, – прозвучал в ответ хор детских голосов.

Девочки были одеты в голубые платья с белыми фартуками, мальчишки – в темные бриджи и бледно-голубые рубашки. Вид этих свежих, довольных детских лиц вернул Джулии необходимое спокойствие. Самое важное – дать этим детям шанс хорошо устроиться в будущем. Мелкие ссоры среди преподавателей или опаздывающий учитель не имеют никакого значения.

– У меня есть для вас одно объявление, – сказала Джулия. – Я рада сообщить вам, что у нас появился новый преподаватель математики. Его зовут мистер Джекман, и он какое-то время поработает у нас.

По крайней мере, до зимнего семестра, если мисс Дьюхерст сможет к этому времени вернуться от больной матери, подумала Джулия.

Дети обменялись взглядами, среди которых были и любопытные, и тревожные, но никто не казался удивленным. Очевидно, Тео уже поделился информацией со всеми остальными. Сын улыбался во весь рот, и внутри Джулии росло напряжение. Она сделает все, что в ее силах, чтобы мистер Джекман не разочаровал Тео и остальных детей.

– К сожалению, – продолжила Джулия, – мистер Джекман немного задержался. Но вы все познакомитесь с ним в классе. А теперь мисс Прингл прочтет благодарственную молитву.

Невысокого роста, с седыми волосами учительница истории встала, чтобы приступить к молитве. Все-дети склонили головы и стали молиться, а Джулия тихо вышла из обеденного зала.

Она направилась в заднюю часть дома, звук ее шагов эхом отдавался в коридоре, отделанном мрамором. По обеим его сторонам бывшие спальни переделали в классные комнаты. Огромная гостиная была разделена на зоны для обучения ораторскому искусству и для кабинета литературы. Жилая комната превратилась в художественный центр с рядами мольбертов и наборами красок. Даже танцевальный зал служил детям в качестве театральных подмостков.

Джулия прошла через класс музыки, где стояли фортепьяно, арфа, лежали скрипки, и вышла на веранду, с которой открывался вид на крошечный сад. По дорожке, посыпанной гравием, она направилась на задний двор, где находились по соседству пустая конюшня и каретный сарай.

Здание из красного кирпича казалось пустынным. Окно крошечной спальни мистера Джекмана наверху было открыто, несмотря на прохладный утренний ветерок, и в оконных стеклах отражались солнечные лучи. На крыше из-под дощечек купола торчали веточки заброшенного птичьего гнезда.

Джулия не видела необходимости держать лошадей и коляску, когда магазины находились совсем рядом. В те редкие моменты, когда ей необходимо было выехать куда-то, она нанимала экипаж у хозяина ближайшего постоялого двора. Поэтому на заднем дворе было тихо, и ничто не могло разбудить мистера Джекмана. Дети здесь тоже не появлялись так рано.

Джулия поджала губы. Но это не извиняет его за опоздание.

Дверной проем обвивали заросли плюща. Джулия громко постучала, подождала несколько мгновений, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, но не услышала ни единого звука в ответ. Она постучала опять, потом отступила назад и, задрав голову, неодобрительно посмотрела на открытое окно. Мистер Джекман должен быть там. Окно ее собственной спальни выходило в сад, и прежде чем забраться в постель точно в десять вчера вечером, Джулия видела, что в ого комнате все еще горела лампа. Неужели он рано встал и ушел куда-то?

К ее гневу примешалось чувство беспокойства. А что, если он упал и разбился? Может быть, на него напали ночью воры?

Это глупо. Ни один грабитель не станет искать, что бы такое украсть в заброшенном каретном сарае, особенно когда вокруг немало богатых домов. И все же тревога не утихала. Всего неделю назад ночью в ее кабинет проник незваный гость…

– Мистер Джекман! – крикнула Джулия. – Мистер Джекман, ответьте мне!

Прохладный утренний ветер играл с кудряшками волос, выбившимися из пучка на затылке, и Джулия рассеянно убрала их за уши. Безоблачное небо обещало еще один жаркий день.

– Мистер Джекман! – повторила Джулия уже громче.

Медленно прошла минута. Джулия считала в голове секунды, чтобы сдержать свои опасения. Досчитав до шестидесяти, она открыла дверь и шагнула в сарай.

Огромное пустое помещение пропитал запах пыли. Большая дверь, закрытая уже много лет, вела в конюшни. Справа находились помещения размером поменьше, в которых когда-то хранились инструмент конюха и упряжь. Узкая лестница слева вела в мансарду, в которой много лет назад жил конюх.

– Мистер Джекман! – С этими словами Джулия поспешила к лестнице.

В ответ с улицы донеслось только веселое щебетание птиц. Ее беспокойство возросло, она подобрала юбку и стала подниматься по деревянной лестнице, стараясь делать это шумно и продолжая окликать мистера Джекмана.

Дверь на небольшой площадке на лестнице была плотно прикрыта. Джулия громко постучала, потом прижала ухо к двери. Ни болезненных стонов, ни криков о помощи. Она вдруг представила себе нового преподавателя, лежащего мертвым в луже крови, и у нее закружилась голова.

Джулия сделала нервный вдох и на выдохе заставила себя открыть дверь и сделать шаг вперед.

У нее широко раскрылись глаза при виде беспорядка, царившего в комнате. После того как поздно вечером Агнесс тщательно убрала помещение, Джулия сама все проверила. Ничего, кроме легкого слоя пыли на простой дубовой мебели, она не заметила. Теперь в комнате был настоящий кавардак.

На полу стоял открытый поношенный саквояж, повсюду валялись предметы одежды. Стол был завален бритвенными принадлежностями и разномастными флаконами. Расписания и инструкции, которые она дала мистеру Джекману, сквозняк разметал по всей комнате. Взгляд Джулии метнулся к узкой кровати, стоявшей у стены, и все ее внутренности болезненно сжались в тугой узел.

Уильям Джекман с закрытыми глазами лежал на спине, темные волосы взъерошены, одна прядь упала налицо. Одеяло только наполовину прикрывало его обнаженную грудь, луч утреннего солнца освещал крепкие мышцы плеч. Джекман лежал так тихо, что Джулия испугалась: жив ли он? Только через мгновение она заметила, как поднимается и опускается в процессе дыхания его грудь, и почувствовала облегчение. Он просто спал.

Этот соня спал.

Джулия уперла руки в бока, рискнула подойти ближе, перешагнув через груду накрахмаленных рубашек на полу.

– Мистер Джекман! Немедленно вставайте!

Когда после этих слов он даже не пошевелился, у Джулии мелькнула плохая мысль. Не пил ли он ночью? Не принес ли спиртное с собой? И не поэтому ли спит так крепко?

Ее взгляд упал на небольшую серебряную фляжку, лежавшую среди всего остального добра на столе. Джулия открыла ее и понюхала, сморщив нос от резкого запаха бренди. Все ее самообладание растворилось в приступе гнева. Она ринулась к кровати и перевернула открытую фляжку прямо ему на голову.

Он мгновенно вскочил, отфыркиваясь и вытирая рукой глаза.

– Какого черта, Марлон! Я убью тебя…

Его взгляд наткнулся на взгляд Джулии, и он замер. Это мгновение показалось мучительной вечностью. Он удивленно смотрел на нее, а Джулия понимала все безрассудство своего поступка. Кто такой Марлон? И почему, Господи, ну почему она не поняла раньше, какую совершает ошибку, направляясь сюда?

У Джулии бешено колотилось сердце. Когда Джекман сел, простыня соскользнула вниз, обнажив его бедра… Джулия видела, как капелька бренди скатилась по его шее на мускулистую грудь. Она почувствовала сумасшедшее желание остановить губами ее дальнейшее движение и прижаться к его безупречному телу. Это желание было настолько мощным, настолько соблазнительным, что Джулия едва сдержала себя, чтобы не сделать шаг навстречу.

Злясь на себя не меньше, чем на него, Джулия опять превратилась в строгую директрису. Она открыла свои часы и проверила время.

– Вы опоздали, мистер Джекман. Уже на двадцать восемь минут.

– Простите. – Он настороженно посмотрел на нее. – Я, должно быть, проспал.

– Потому что вчера вечером вы пили вот это? – Она угрожающе помахала пустой фляжкой. – Какой позор! Я не потерплю пьяницу в роли учителя.

В его глазах вспыхнула ярость.

– Я не пьяница, – холодным тоном заявил он. – Бренди я держу исключительно в медицинских целях.

– Я делаю выводы только из того, что вижу, сэр.

– Тогда объясните мне, почему эта фляжка была почти полной? Вы же не поверите, что я впал в ступор после нескольких глотков.

Джулия не отрицала логики в его рассуждениях. В раздраженном состоянии ей как-то не пришло это на ум. Но уже одно только присутствие фляжки среди его вещей усиливало ее недоверие.

– Может быть, у вас были и другие бутылки, которые легко спрятать в этом беспорядке. Поискать?

У Джекмана дернулся мускул на щеке. Он провел рукой по влажным, слипшимся волосам и ухмыльнулся.

– У вас привычка обыскивать спальни мужчин-учителей?

Джулия почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

– У меня нет других преподавателей мужского пола. И мне кажется, мистер Джекман, я сделала большую ошибку, приняв на работу вас.

С этими словами Джулия направилась к выходу. Еще несколько дней школе придется обходиться без учителя математики. Но это лучше, чем иметь в штате преподавателя, который не подчиняется ее правилам.

– Подождите, – примирительным тоном сказал Джекман.

– Я приняла свое решение. – Джулия проигнорировала шорох простыней и звук шагов. – И не вижу смысла в дальнейшем обсуждении.

– Выслушайте меня, пожалуйста, миледи.

Джулия коснулась ручки двери и, остановившись, оглянулась через плечо. Это была еще одна непростительная ошибка. Джекман стоял в шаге от нее, простыни, как мантия, окутывали его ноги и торс, подчеркивая мощный разворот плеч. Волна тепла прокатилась по телу Джулии.

Зеленоглазый, с темными взъерошенными волосами, он выглядел как Аполлон, предлагающий ей нектар и амброзию.

А точнее сказать, объяснение случившемуся.

– Я твердый сторонник трезвости, – начал Джекман. – Если вы позволите мне рассказать почему, тогда, возможно, поймете, что я не способен совершить такой низкий поступок…

– Меня не интересует ваш монолог, мистер Джекман. Если вы хотите сказать что-то важное, говорите.

Краска залила шею и лицо Джекмана. Только ямочки на небритых щеках оставляли легкий намек на обаяние.

– Мой дед злоупотребляет спиртным, – резко сказал Джекман. – Пока я рос, он пил каждый час и каждый день. Утром, днем или вечером он нетвердой походкой бродит по дому, нечетко произнося слова, засыпая в середине разговора. С ним рядом постоянно находится бутылка. Ему шестьдесят восемь лет, и я почти не сомневаюсь, что он будет пить до самой смерти.

Резкий тон его голоса подчеркивал душевное волнение. Джулия глубокое душе сопереживала ему, но твердо стояла на своем. Это были личные проблемы Джекмана, а она должна думать прежде всего о своих учениках.

– Я не разрешаю, чтобы на территории этой школы находились спиртные напитки.

– Я не знал. Даю слово, что это не повторится.

Она не должна уступать ему, но детям необходим учитель математики. И Уильям Джекман так смотрел на нее, что все разумные мысли исчезли из головы. Выходя на крошечную площадку перед лестницей, Джулия окинула его холодным взглядом.

– Я даю вам испытательный срок, мистер Джекман. Жду вас внизу в полной готовности к занятиям через десять минут. Это будет вашим первым испытанием.

Глава 3

Те, кто увлекается азартными играми, играют непрестанно. На днях лорд У.М. пропустил празднование дня рождения своей дорогой матушки, потому что изо всех сил старался отыграть свой долг…

«Записки повесы»

Джек появился на улице спустя короткое время, щурясь от солнца, пока глаза не привыкли к яркому свету. У него дико болела голова. Привыкший по ночам играть в бильярд и посещать вечеринки, вчера он был вынужден коротать вечер, придумывая всяческие головоломки, чтобы развеять скуку от пребывания в одиночестве в этой комнатушке размером меньше гардеробной в его доме.

Потом утром его сон грубо нарушили в столь ранний час.

Его обозленный взгляд искал возмездия. Леди Джулия Коруин, наклонившись, пыталась достать что-то лежавшее рядом с чахлым кустарником. Пульсирующая боль в висках сразу утихла при виде красивой женщины. Даже чопорное серое платье не могло скрыть ее изящной фигуры. Солнечный свет играл в темно-каштановых волосах, а несколько кудрявых завитков выбились из тугого узла на затылке.

Такой вид леди Джулии нравился ему гораздо больше, чем тот, с которым она будила его несколько минут назад. Когда он открыл глаза, щипавшие от попавшего в них бренди, она стояла над ним, как мстительный ангел, готовый изгнать его из рая в ад. Впервые в своей жизни Джекман лежал обнаженный в кровати, не имея ни малейшего шанса уговорить даму присоединиться к нему.

Однако сейчас она казалась кроткой и доступной и была похожа на хозяйку дома, ухаживающую за своим садом.

Джек подумал, что сад – это слишком громко сказано. Несколько кустов роз, вьющихся по каменному забору, и огромный дуб, создающий тень. Пустые клумбы уже давно были вытоптаны детскими ногами. Ему не хотелось даже представлять себе этих хулиганов в таком ограниченном пространстве.

Когда леди Джулия выпрямилась, в руках у нее была скакалка. Джек уловил момент, когда она заметила его присутствие. Она расправила плечи, а на лице застыло такое выражение, что Джек задумался, не собирается ли она задушить его детской скакалкой.

Она окинула его оценивающим взглядом с ног до головы, и он мог только догадываться, что она думала о его дешевом костюме и коричневых бриджах. Чтобы быть похожим на бедного гувернера, Джек обменял у слуги несколько своих дорогих костюмов на парочку дешевых, размером поменьше. Марлон был счастлив, а Джек только сейчас понял, как он сам ценит сшитую на заказ отличную одежду. Он не привык, чтобы ему жало в плечах и были коротки рукава. И сколько их ни тяни, они не станут длиннее. Ему так недоставало галстуков, высоких сапог и облегающих бриджей.

Джек поклонился и почувствовал, как натянулся на спине сюртук. Джулия открыла свои золотые часы.

– Вы опоздали на две минуты.

Джек уже начинал ненавидеть эти часы. Она, конечно, не знает, что он не привык жить по расписанию. В своей обычной жизни он ложился спать, когда хотел, вставал, когда хотел. Часто это случалось в полдень, потому что домой он приходил на рассвете. Ему нравилось побриться без спешки, а не так торопливо, как он сделал это сейчас, поцарапав подбородок.

– Ради Бога, простите меня, – вкрадчивым голосом начал Джек. – Мне пришлось помыть голову.

Джулия бросила взгляд на его влажные волосы и покраснела, к удовольствию Джека. Последовавшие за этим слова удивили его.

– Я должна извиниться перед вами за свое поведение. Когда я постучала в дверь и вы не ответили…

– Вы решили, что я пьян.

– Не сразу. Я позвала вас, причем так громко, что могла бы разбудить мертвого, но вы не ответили. Даже когда я поднялась к вам наверх.

Закусив губу, леди Джулия пошла по дорожке к дому. Джек направился следом за ней, и тут его пронзила удивительная мысль.

– Вы волновались? Волновались, что я мертвый?

– А что еще я могла подумать? – Джулия удивленно посмотрела на него. – Обычно люди просыпаются, если им кричат едва ли не в ухо.

Последним, кто волновался за него, была его мать, которая умерла, когда Джеку было десять лет.

– Я очень крепко сплю. У нас такая семейная особенность.

Отец Джека тоже спал крепко, и дед. Хотя деду это досталось не из-за наследственности, а скорее всего из-за обильных доз спиртного. От мыслей об Уиклиффе у него сжалось в груди. Джек сожалел, что вынужден был рассказать правду леди Джулии. Не то чтобы ему было стыдно за деда, он не хотел жалости от нее, это было унизительно. Но другого способа избежать катастрофы быть уволенным до того, как он докопается до правды, не было.

Подойдя к крыльцу, леди Джулия бросила скакалку в корзину с битами, мячами и другими детскими игрушками. Она отряхнула руки и посмотрела на Джека. Интересно, знает ли она, что ее серое платье придает ее голубым глазам дымчатый оттенок?

– Имейте в виду, что я не потерплю дальнейших опозданий, – резко сказала Джулия. – Если вам нужны настенные часы, я вам их предоставлю.

– Не беспокойтесь, я справлюсь сам.

– Да уж постарайтесь, мистер Джекман. Здесь никому не позволено нарушать ежедневный распорядок. Наше расписание требует вашего точного прибытия в столовую в половине восьмого…

– Джек, – поправил он ее.

– Что, простите?

– Поскольку мы теперь коллеги, – начал Джек с обезоруживающей улыбкой, чтобы прервать ее тираду, – я надеялся, что мы могли бы обращаться друг к другу менее официально.

– Я думала, вас зовут… Уильям.

– Мои друзья зовут меня Джек, от Джекмана. Почту за честь, если и вы будете называть меня так.

– Вряд ли это уместно…

– Прошу вас, миледи. – Джек очаровательно улыбнулся ей и продолжил: – У нас получилось какое-то скомканное начало, и я бы хотел все исправить. Мне очень хочется подружиться с вами и со всеми остальными коллегами. Я хочу стать членом огромной семьи в академии леди Коруин и, если я чем-то обидел вас, искренне приношу свои извинения.

Подул легкий ветерок, и еще один завиток выбился из тугого пучка волос. Джулия убрала его за ухо.

– Полагаю, в вашей просьбе есть разумное зерно… Джек. – Голос Джулии звучал холодно, но щеки покрылись легким румянцем. – Я покажу вам вашу классную комнату.

Джек прошел в дом следом за ней, отметив, что с ее стороны предложения называть ее по имени не последовало. Но он мысленно произнес ее имя: Джулия. Он представил, как шепчет это имя, целуя шею, расстегивая платье и лаская грудь…

– Кто такой Марлон?

Они шли по коридору, вопрос прозвучал настолько неожиданно, что Джек вздрогнул и с недоумением посмотрел на Джулию.

– Вы называли это имя, когда я будила вас.

– Это мой старый друг, – солгал Джек. – Он знает, что я крепко сплю, и, когда хочет отправиться со мной рано утром на рыбалку, приходит в мою спальню и выливает на меня кувшин с водой.

Марлон на самом деле пользовался таким приемом, чтобы поднять Джека с постели, когда у него был ранний посетитель, коим неизменно оказывался очередной настойчивый кредитор. В один из таких дней Джек даже собирался уволить проклятого шельмеца. И ничего, что слуга прихрамывал и поэтому мог остаться без работы или что учил маленького Джека кататься на пони.

Джулия нахмурилась, что предвещало еще одну лекцию о дисциплине.

– Все классные комнаты размещены в этом коридоре, за исключением библиотеки, которая находится в южном крыле рядом с танцевальным залом, – только и сказала она. – Я планировала представить вас ученикам и преподавателям за завтраком. Но теперь с этим придется подождать до полудня, потому что занятия уже начались.

Хотя большинство дверей было закрыто, Джек слышал детскую болтовню из классных комнат по обе стороны коридора и строгие голоса учителей, призывавших своих подопечных к порядку. Откуда-то доносился вкусный запах ветчины.

– Как насчет завтрака?..

– Боюсь, вы его пропустили, – холодно заметила Джулия. – Уроки начинаются ровно в восемь пятнадцать. У этого правила нет исключений.

У Джека вновь застучало в висках, ему очень хотелось выпить чашечку кофе, но он не станет признаваться в этом тиранке леди Джулии.

– У вас весьма строгие правила.

– Возможно, когда вы работали гувернером у обеспеченных детей, то могли себе позволить быть менее строгим. Но моим ученикам необходимо получить отличное образование, чтобы изменить свою жизнь к лучшему. – Ускорив шаг, Джулия подвела его к двери почти в конце коридора. – Вот ваша классная комната. В вашей первой группе дети от пяти до семи лет. Я думаю, проблем не будет, если, вы будете работать по планам уроков, оставленных мисс Дьюхерст. Вы ведь изучили их? – Конечно!

Накануне Джек с любопытством просмотрел записи и оставил их в своей комнате. Они ему не понадобятся. Какие могут быть трудности в том, чтобы научить группу малышей складывать и вычитать числа?

Не сводя глаз с великолепной фигуры Джулии, Джек вошел за ней в класс. Сегодня она была в туфлях, он разглядел их под колышущейся юбкой. Интересно, какие у нее чулки? Обыкновенные или она не отказывает себе в тончайшем шелке, спрятав его под простенькое платье? Скорее всего обыкновенные, но это не помешало ему мысленно подняться вверх по изящной ножке к кружевным подвязкам и шелковой коже ее…

– Мистер Джекман, это мисс Элфрида Литтлфилд. Джек увидел воинственное лицо дамы с острым взглядом карих глаз из-под седых, но кое-где еще сохранивших рыжеватый цвет кудряшек. Ее рот представлял собой узкую щель без намека на губы. Джеку был знаком этот тип женщин. Она была одной из тех мрачных старых дев, женские формы которых усохли без мужских ласк.

– Добро пожаловать в академию леди Коруин, – приветствовала она его, но ее гостеприимный тон вызывал противоположное чувство. – Поскольку маленькие не могут сами позаботиться о себе, я взяла на себя ответственность присмотреть за ними и оставила свой класс читать «Беовульфа»,[1] – добавила она для Джулии.

Джек окинул взглядом обращенные к нему детские лица: девочки – на одной стороне, мальчики – на другой. Как маленькие солдаты, они сидели в одинаковой форме за своими партами, грифельные доски готовы, в крошечных пальцах зажаты мелки.

– Мисс Литтлфилд, вы самая прелестная, самая добрая женщина во всем мире. – С этими словами Джек внезапно поклонился ей, потом взял ее морщинистую руку, поднес к своим губам и звучно поцеловал.

Его глупость получила признание. В классе раздались смешки. В самом конце комнаты сидел Тео с мальчишками постарше, и на его веснушчатом лице цвела улыбка.

– Сэр, я не понимаю, что означает ваш нелепый поступок. – Вырвав руку, мисс Литтлфилд нахмурилась, нисколько не оценив выдающегося обаяния Джека.

– Я уверена, что мистер Джекман хотел выразить вам свою признательность за помощь, – ответила Джулия, взяв пожилую женщину за руку и направляясь с ней к двери. – Теперь настала его очередь позаботиться об учениках.

Джулия оглянулась на Джека. Несмотря на деловитую манеру поведения, в ее глазах появился озорной блеск. Этот взгляд застал его врасплох, как неожиданный удар в живот. Ну что ж, надо признать, у нее есть чувство юмора. По необъяснимым причинам он подумал, что лучше было бы ему не знать об этом.

Когда за ними закрылась дверь, Джек понял, что с удовольствием занялся бы каким-нибудь другим делом, чем оставаться наедине с маленькими детьми. Например, можно позавтракать, покататься на лошади в парке, уговорить Джулию и уложить ее в постель.

Джек внимательно осмотрел просторное помещение. Оно было намного лучше любой классной комнаты, которую он когда-либо видел. Камин, отделанный розовым мрамором, мог бы украсить самый изысканный дом в Мейфэре. На окнах висели бледно-голубые шторы. Таблицы умножения и огромного размера цифры казались неуместными на серебристо-голубых полосатых обоях.

Джек присел на краешек учительского стола. Момент веселья прошел, ученики сидели и настороженно смотрели на него во все глаза. Во рту пересохло. Боже мой, они такие маленькие. У некоторых ноги не доставали до пола. Невинные, доверчивые лица. Джеку захотелось повернуться и сбежать.

Он выдержит. Если он смог обменяться выстрелами на дуэли, то сможет и в роли учителя математики несколько дней пережить.

– Ну что ж, – Джек откашлялся, – вы меня знаете, а я вас – нет. Прежде всего я хочу, чтобы вы все написали свои имена на дощечках и показали их мне.

Он мгновенно услышал, как заскрипели мелки склонившихся над досками ребятишек. Минуту спустя все доски были повернуты к Джеку.

Все, кроме одной, поправился Джек. Маленькая белокурая девочка в первом ряду сидела, склонив голову и крепко прижимая свою грифельную доску к белому переднику. Она украдкой посмотрела на Джека, и ее голубые глаза наполнились слезами, покатившимися по бледным щекам.

У Джека сжалось сердце. Господи, что он сделал? Или, точнее, что следует сделать? Продолжать работать с классом? Но нельзя же не обращать внимания на страдания ребенка.

Джек осторожно подошел к девочке и присел на корточки.

– Что-то случилось?

В ответ на его слова девочка зарыдала еще сильнее. Привыкший к женским слезам, которыми представительницы прекрасного пола часто пользовались, чтобы добиться своего, Джек оказался совершенно беспомощным перед тайной детских слез.

Он посмотрел на соседние столы. Несколько девочек презрительно молчали. Рядом сидела крошечная темноволосая девочка, на дощечке которой кривыми буквами было выведено «Энн», готовая разрыдаться за компанию с соседкой. Нет, ему не нужен еще один плачущий ребенок.

– Кто-нибудь знает, в чем дело? – в отчаянии обратился Джек к классу.

– Мистер Джекман, мистер Джекман, я знаю! – подняв руку, ответил с заднего ряда Тео. – Кити не может написать свое имя. Она еще не все буквы выучила.

Кто-то из мальчишек издал жалобный вой, откуда-то с задних рядов, но Джек не заметил, сидя на корточках, кто это был. В классе раздались смешки, и Кити еще больше сжалась в комок.

Джек достал из внутреннего кармана носовой платок и отдал девочке.

– Вытри слезы, пожалуйста. Хочешь, я напишу твое имя на доске?

Шмыгая носом, она кивнула и отдала Джеку свою дощечку. Он взял мелок и витиеватыми буквами вывел на ней «Кити».

– Смотри, у тебя самое красивое имя.

Сквозь слезы промелькнула робкая улыбка. Джек испытал облегчение, обнаружив, что, как и любая женщина, маленькая девочка оказалась чувствительной к лести. Кити стерла слезы носовым платком Джека и передала ему скомканный влажный комок. Джек, стараясь не показывать своей брезгливости, спрятал его в карман.

Он встал с корточек, счастливый, что выдержал первое испытание. С остальными детьми будет легче. Разве только Кити и другие малыши еще не знают чисел…

Эта мысль взволновала Джека. Он вдруг осознал, что ему надо было внимательнее изучать планы урока. Как учить с маленькими детьми числа, со средними – сложение и вычитание и умножение и деление – со старшими?

– Я думаю, что у всех у вас разный уровень знаний, – начал говорить Джекман. – Мисс Дьюхерст не могла со всеми учить один и тот же урок. Возможно, она делила вас на группы…

Его внимание привлекли Тео и темноволосый мальчик рядом с ним. По едва заметным движениям рук Джек понял, что они что-то катают туда-сюда. Он направился в их сторону. Тео бросил на него нервный взгляд и съежился. Джеку были понятны его чувства. Когда-то он сам был в такой же ситуации. Ему часто надоедала работа на уроках, и он искал себе другие развлечения.

– Дай сюда. – Джек протянул руку. Смутившись, Тео положил в ладонь Джека простой стеклянный шарик.

– Я… Простите, сэр. Вы расскажете маме?

– Маменькин сынок, – пробормотал крупный, хулиганистого вида мальчишка, на доске которого было старательно выведено имя «Клиффорд».

Джек подозревал, что именно он издал тот жалобный вой. Но проводить расследование было некогда, потому что Тео замахнулся на него кулаком.

– Я не маменькин сынок!

– Нет, маменькин!

Пока не началась драка, Джек схватил за шиворот обоих мальчишек и растащил в разные стороны. И тут его осенило, как он будет заниматься с классом.

– Выворачивайте карманы, оба, – сказал Джек. – Я забираю все ваши шарики.

Глава 4

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Таким образом, мистер Г. Г., виконт У. и лорд Р. – самые отъявленные негодяи…

«Записки повесы»

Пронзительные звуки скрипок соревновались со звуками фортепьяно. Стараясь не раздражаться, Джулия напомнила себе, что это только начало учебного года и новички будут играть намного лучше ко времени первого концерта в ноябре. А сейчас, пока не закончилась жара, надо что-то придумать с открытыми окнами.

Она прошла мимо хмурящейся Сейди и светловолосой Джорджии, которые с покорным видом пытались играть на скрипке. Только белокурая, как ангел, Лорна играла свои гаммы в нужном ритме.

Джулия ободряюще улыбнулась им всем и подошла к Доркас Снайдер, которая сидела у фортепьяно и помогала Люси Уилкерсон, серьезной девятилетней девочке. Судя по извлекаемым звукам, ее таланту еще предстояло расцвести.

– Мисс Снайдер, можно вас на минутку, – обратилась Джулия к преподавательнице.

Тяжело вздохнув, Доркас поднялась со скамейки и последовала за Джулией в коридор. Это была полная, розовощекая женщина средних лет с каштановыми, с проседью, волосами, прикрытыми белым старушечьим чепцом.

– В чем дело? – спросила она, шевеля толстыми пальцами. – Мои ученики мешают другим занятиям? Я знаю, что они еще плохо играют, но обещаю вам, очень скоро будут играть лучше.

– Речь идет не о других занятиях. Снова недовольны соседи. Мы получили жалобу от капитана Перкинса.

Джулия работала в своем кабинете, пытаясь составить бюджет на учебный год, когда к ней пришел рассерженный отставной капитан, живший недалеко от школы.

– Человек заслуживает, чтобы в его собственном доме был покой, – напыщенным тоном заявил он Джулии. – Как я могу закончить свои мемуары, когда в ушах звенит кошачий концерт?

Джулия подозревала, что скорее всего музыка нарушила полуденный сон капитана. Но она не могла не отреагировать на его жалобу, потому что соседи уже и раньше выражали недовольство расположением благотворительного заведения в центре респектабельного района. Джулии не нужны были лишние проблемы.

– Полагаю, мне придется закрыть окна, – снова вздохнула Доркас, промокнув носовым платком лоб. – Но ничего страшного. Ради музыкального искусства мы готовы изнемогать от жары.

Если Элфрида Литтлфилд была брюзгой, то Доркас всегда играла роль мученицы, и Джулия не знала, что хуже.

– Я не прошу вас закрывать окна. Не могли бы вы временно перебраться в танцевальный зал, подальше от дома капитана Перкинса?

– Танцевальный зал! Как же я справлюсь с этим? Скрипки, конечно, легко перенести. Но вот фортепьяно и арфа? Они слишком тяжелые для моей бедной больной спины.

– Не могли бы вы отменить эти уроки на день или два, пока не станет прохладнее?

Доркас пришла в ужас.

– Отменить? Но почему? Детям нужно заниматься каждый день! Мы не можем терять ни минуты!

– Тогда придется попросить учеников перенести скрипки. Я узнаю, сможет ли мистер Джекман помочь с другими инструментами.

Доркас нахмурилась еще сильнее, но Джулия повернулась и ушла. Ей не хотелось поощрять антипатию, которую Доркас и Элфрида питали к Уильяму Джекману.

Джек.

У нее остановилось сердце. Господи, она не должна была соглашаться на неофициальное обращение. Но теперь, когда согласилась, то уже не могла думать о нем как-то по-другому. Джек. Это имя отлично подходило к его обаятельной натуре.

Во время обеда он проявил себя типичным джентльменом, подвигал стулья Джулии и другим учителям, интересовался их мнением об учениках и уделял особое внимание Доркас и Элфриде. Словно чувствовал их недовольство и хотел завоевать доброе к себе отношение. Изредка он улыбался Джулии, словно давая понять, что у них есть общий секрет. И всякий раз она чувствовала влечение к нему, хотя уже много лет ни один мужчина не волновал ее.

А может быть, и никогда. Разве молодая наивная девушка когда-нибудь испытывала настоящую глубину чувств, возникающих между мужчиной и женщиной? Тогда она была увлечена ролью всеобщей любимицы публики. Она имела большой успех у поклонников и бессовестно флиртовала с ними. Вся ее жизнь была занята тем, чтобы решить, какому виконту или графу позволить сопровождать ее в парк, какому герцогу или маркизу отдать следующий танец.

Теперь, однако, она повзрослела, чтобы судить человека по его характеру, а не по знатному происхождению. Любопытно, как она изменилась за восемь лет. Пусть ее лучше любит бедный учитель, как Джек…

Джулия остановилась в середине коридора. Ей вдруг стало невыносимо жарко. О чем она только думает? У нее нет ни времени, ни желания крутить романы. И особенно с намятым работником!

Терзаясь этой мыслью, Джулия завернула за угол и подошла к классной комнате Джека. Она услышала его голос, за которым немедленно последовал взрыв детского смеха.

Смех?

Сегодня утром Тео и другие ученики говорили о Джеке. Джулия услышала нотки восхищения, когда произносилось его имя. Но когда она подошла к ним, дети замолчали и только словоохотливый Тео сказал, что им всем понравился новый учитель математики. Другие согласно закивали головами.

Любопытство Джулии возросло, она собиралась посидеть на одном из его уроков. Но другие дела, включая ее собственные уроки географии, пока не позволили ей это сделать. Сейчас у Джека был последний урок с группой детей постарше.

Взявшись за ручку двери, она подумала, не постучать ли. Но раздался новый взрыв смеха, Джулия открыла дверь и замерла на месте.

Все столы были развернуты лицом друг к другу. Вместо того чтобы решать задачи на своих дощечках, ученики… играли в карты!

Наклонившись, Джек давал советы.

– Придержи свою семерку, – сказал он тощему Кливу Спрэтту, пятнадцатилетнему мальчишке с каштановой шевелюрой. – Смотри, если ты возьмешь четверку, будет у тебя двадцать одно?

– Да, сэр. Ой… ошибка… А на сколько больше?

– Это тебе нужно посчитать.

Джулия в ярости вошла в класс. Когда ее каблуки простучали по мраморному полу, какофония голосов стихла. Шесть пар глаз смотрели на нее в виноватом молчании. Седьмая пара глаз, имеющая великолепный зеленый цвет, раздраженно сверкнула и обрела невероятное спокойствие.

Джулия не могла говорить с Джеком в присутствии детей, поэтому обратилась к классу.

– Мне нужно сказать несколько слов мистеру Джекману. Поскольку вы, похоже, ничем особо важным не занимаетесь и скоро уже звонок, я вас всех отпускаю пораньше.

Она никогда не видела, чтобы класс так быстро опустел. Отодвинув стулья, собрав учебники и доски, дети сбежали, некоторые успели бросить на Джека сочувственный взгляд.

Не обращая внимания на гнев Джулии, Джек провожал их с приятной улыбкой, кивая некоторым и похлопывая по спине, поздравляя с хорошей игрой. Но когда Джек повернулся к ней, Джулия поняла свою ошибку.

В его взгляде читалось нескрываемое раздражение.

– Это была середина урока, – сказал Джек, когда они остались одни.

– Урока? – Джулия не могла стоять спокойно и, подойдя к одной из парт, схватила колоду карт и потрясла ими и воздухе. – Вы думаете, я поверю, что это часть вашей учебной программы?

– Это практический способ научить их решать неравенства и проценты.

– Играя в азартные игры?

– Игра в азартные игры подразумевает ставки на деньги или на другие ценности. Здесь этого не было, – жестко ответил Джек.

– Но чуть позже у них в жизни появится искушение воспользоваться сегодняшним уроком, – сказала Джулия, бросив карты на стол, так что несколько упало на пол. – Придет день, и им надо будет зарабатывать себе на жизнь, как это делаете вы. Неужели вы действительно хотите, чтобы они промотали с трудом заработанные деньги на глупые игры?

– У меня не было такого намерения. Наоборот, научившись просчитывать шанс, они поймут, как трудно выиграть в рулетку.

– Такой абсурдной логики я никогда не слышала…

– Я лично считаю ее достаточно привлекательной. Но с нашим благородным происхождением у вас, несомненно, совершенно другая точка зрения, не такая, как у сына священника. – Джек присел на край стола и загадочно посмотрел на Джулию. – Вы, должно быть, знаете немало игроков.

Джулия открыла было рот сказать, что она знает немало джентльменов, которые тратят свое состояние на бессмысленные игры, и что она презирает излишне доверчивых молодых девушек, которые стали жертвами обещаний таких джентльменов. Но, перескочив на эту тему, она рисковала открыть ту сторону своей жизни, которую тщательно скрывала.

– Конечно, я видела людей, которые ведут себя глупо. Но мы говорим не о них, мы говорим сейчас о моих учениках. Я не позволю, чтобы дети занимались этим.

– Я не пытаюсь развращать юные головы. – Джек примирительно улыбнулся. – Игра поддерживает их интерес к математике. Я понимаю, что это не совсем ординарный подход, но если таким образом можно заставить их работать, то почему не воспользоваться этим? Почему не показать им практическое применение скучного урока?

Логика Джека поселила в ее душе сомнение. Может, он прав? Она прекрасно понимала, что он имел в виду, когда говорил об интересе учеников. Джулия помнила, как сама, будучи ребенком, смотрела в окно и не могла дождаться, когда закончится урок и она будет свободна.

Но… карты!

– Вы и младшим школьникам позволили играть в карты? – холодным тоном поинтересовалась Джулия.

– Конечно, нет. Там мы использовали стеклянные шарики.

– Стеклянные шарики?

– Это эффективный способ научить детей складывать и вычитать. Если у вас пять шариков, три вы бросили в своего товарища. Сколько шариков у вас осталось? – Джек ухмыльнулся. – Вряд ли вы найдете ученика, который не знает, что пять минус три получится два.

Неожиданное желание засмеяться застало Джулию врасплох, она нахмурилась, чтобы сдержать приступ смеха. Почему она так легко поддается его влиянию? Неужели она не извлекла уроков из того, что значит попасть под влияние симпатичных, обаятельных мужчин или верить в их внешне убедительную болтовню?

– Хорошо, вы можете использовать в работе шарики, – холодно ответила Джулия. – Но больше никаких карт. А сейчас пойдемте со мной, у меня есть для вас дело.

Джек растянулся на узкой кровати и думал, как ему выжить еще один день в роли учителя.

В открытое окно его спальни проникали крики и смех резвящихся в саду детей. В комнате было душно. Джек сбросил сюртук, шейный платок и рубашку, чтобы хоть как-то остыть от полуденной жары. Он не чувствовал себя таким изможденным с тех пор, как участвовал в скачках в своем парном двухколесном экипаже до Брайтона и выиграл у сэра Гэрри Мастерсона, показав более высокий результат. Но тогда по крайней мере у него был успех и мешочек золотых гиней, и это придавало ему силы.

Сегодня наградой за день ему послужил упрек Джулии.

Джек чувствовал определенную гордость, видя, что его ученики понимают идею. Он мысленно подсчитал все проблемы, возникшие за день. Маленькой девочке попали шариком в плечо, несколько мальчишек едва не поссорились за спорную карту, еще одному парню стало плохо, и его отправили в постель. Но в целом Джек вынужден был признать, что работа учителя была не такой нудной, как он себе представлял. И он был доволен оригинальностью своего метода, позволяющего удерживать внимание учеников.

И пусть Джулия не оценила его стараний. Прочитав свою очередную нотацию, она попросила его помочь перенести Инструменты в танцевальный зал, чтобы избежать жалоб соседей на громкие звуки музыки, нарушающие их покой. По мнению Джека, перетаскивать инструменты было абсолютно бесполезным занятием, потому что его ноющее бедро всегда служило предвестником скорого дождя. В дождь окна все равно закроют.

Джек рассеянно потер шрам, оставшийся от пули, полученной давным-давно на дуэли. Он предупредил Джулию, что к утру будет дождь, не рассказывая о происхождении раны. Но она с презрением отнеслась к его прогнозу. Потом она настояла, чтобы помочь ему, не обращая внимания на протесты Джека. Вместе они с трудом перетянули тяжелое фортепьяно на плоскую тележку, чтобы перевезти его в танцевальный зал.

Странно, но нелепый вид леди, занятой физическим трудом, только разжег влечение Джека к ней. Обычно ему нравились женщины мягкие, женственные, изнеженные. Но теперь ему почему-то вспомнился влажный блеск ее кожи, как она напрягалась, чтобы поднять свою сторону инструмента, и как отдувалась от упавших на глаза кудряшек.

Интересно, какой негодяй соблазнил и бросил ее?

Джек не слышал сплетен, в которых бы говорилось об отце Тео. Восемь лет назад у Джулии была масса поклонников и огромное количество предложений о замужестве. Она флиртовала со всеми мужчинами и, похоже, никого не выделяла особым образом.

И все же один из них лишил ее девственности. Кто? Если она отдала себя добровольно, в пылу страсти, то почему не настояла на свадьбе?

Или это сделали насильно?

Джек сжал простыню в кулак, но тут же заставил себя расслабиться. Чего доброго, она могла легко сделать это с каким-нибудь лакеем. Ее прошлое не должно волновать Джека. Она не первая, кто обжегся, играя с огнем, и, уж конечно, не последняя.

Но из-за совершенной собственной глупости она решила наказать всех негодяев, раскрывая их грехи в «Записках повесы». Она разрушила свадебные планы Джека, хотя он никакого отношения к ее испорченной репутации не имеет. Из-за нее он потерял Эвелин и свой единственный шанс вытащить себя из трясины долгов.

Теперь он в ответ раскроет миру секретное авторство Джулии, и это положит быстрый конец скандальной газетенке. Гранд-дамы общества никогда не позволят своим молоденьким дочерям внимать советам обесчещенной женщины.

Глядя в потолок, Джек ломал голову над поиском доказательств ее авторства. Обыскивать ее кабинет в первую ночь своего пребывания здесь он посчитал неразумным. Но теперь ему не терпелось приступить к осуществлению своего плана. Дети отправляются спать в половине девятого, и если он подождет, пока в доме станет темно…

Послышался легкий стук в дверь.

Джек немедленно сел в кровати. Джулия? А он раздет до пояса. Он уже стал спускать ноги на пол, потом остановился. Черт, зачем надевать рубашку и сюртук? Как приятно вызвать смущение чопорной мисс и заставить ее покраснеть. Может быть, она научится обходить его спальню стороной.

Джек снова улегся на кровать, приняв ленивую позу и положив руки под голову.

– Войдите.

Дверь приоткрылась, и вместо прекрасного лица Джулии появилась веснушчатая физиономия ее сына.

– Привет.

– Заходи, Тео. – Джек старался не показать своего разочарования и досады. Очевидно, в этой проклятой школе нет убежища от детей. Ему очень хотелось отправить мальчика прочь, но его остановила тревога в карих глазах ребенка. – Заходи, не надо стоять за дверью.

Тео открыл дверь пошире и уныло вышел на середину потертого ковра. Обыкновенный ребенок с испачканной щекой и выбившейся из бриджей рубашкой. Немного наклонив голову набок, он смотрел на Джека.

– Вы заболели, сэр?

– Что? Нет, я просто отдыхаю. – Повисшую длинную паузу заполнил шум со двора. – Ты пришел сюда по какому-то делу?

Тео пожал плечами:

– Просто хотел узнать… рассказали ли вы. Ну, о шариках.

– Твоя мать знает, что класс играл с шариками во время урока. Что касается остального, то мужчине не пристало болтать.

– Понятно, – облегченно вздохнул Тео.

Джек ожидал, что мальчишка сразу же убежит, но он на цыпочках обошел крохотную спальню, рассматривая брошенные в беспорядке вещи. Особенно его заинтересовали бритвенные принадлежности на умывальнике. «Знакомы ли ему другие мужчины?» – подумал Джек.

Возможно, нет. Семья отказалась от Джулии, значит, у Тео не было отношений с дедом или дядюшками. А что мальчик сказал во время их первой встречи? «Только женщины могут быть учителями». Джек – первый мужчина-учитель в истории школы. В штате не было места ни лакею, ни конюху. Понимает ли Джулия, что ее ненависть к мужчинам создала пустоту в жизни ее сына?

Тео продолжал хмурить брови, словно что-то еще тяготило его.

– Скажи, а этот Клиффорд, что сидит в моем классе рядом с тобой, он твой друг? – наугад спросил Джек.

– Да, сэр. – Лицо Тео вспыхнуло радостью, потом опять стало грустным. – Но он больше играет с мальчиками постарше.

Судя по росту, Клиффорд провалился на экзаменах и его опять посадили с младшими детьми.

– Он производит впечатление нарушителя спокойствия, – отметил Джек.

– Я, сэр…

– Ничего, Тео, я не стану просить тебя ябедничать на него. Но не забывай, что о тебе судят по твоей компании. Если он постоянно попадает в неприятности, он и тебя за собой потащит.

О Господи, если бы Джека сейчас слышали его друзья! Они бы рассмеялись над тем, как печально известный граф Ратледж дает совет ребенку, как правильно себя вести.

– Да, сэр, – пролепетал Тео, зацепив мыском ботинка край ковра. – Но сейчас он не возьмет меня играть в пиратов на корабле. Он сказал, что мне впору играть с девчонками в прятки.

Неудивительно, что мальчик расстроен. Джек спрятал улыбку. Он не станет говорить Тео, что однажды, когда вырастет, он будет наслаждаться игрой с прекрасным полом.

– Хочешь решить загадку?

– Конечно, сэр! – У мальчика просияло лицо.

– Найди там бумагу и перо. – Джек махнул рукой в сторону стола.

– Мисс Дьюхерст разрешает нам писать только на грифельной доске.

– Тогда хорошо, что ее здесь нет. Скажи, когда будешь готов.

Тео резво помчался к столу рядом с открытым окном, и Джек услышал шуршание бумаги и звук отодвигаемого стула. Оглянувшись, он увидел, как Тео обмакнул перо в чернильницу, капнул на бумагу и растер кляксу пальцем.

– Готов, – с виноватым видом объявил он Джеку.

– Пиши цифры: один плюс девять, плюс один, плюс девять, плюс один. Написал?

Тео решительно кивнул.

– Теперь разгадай, что можно сделать с этими цифрами, чтобы получилось пятнадцать. Можно пользоваться любыми действиями, включая умножение и деление. – Джек прикрыл глаза. – Никаких вопросов и подсказок. Если не получится, забирай бумагу в свою комнату и подумай.

Это хоть ненадолго займет надоедливого малыша. И когда он не сможет найти правильный ответ, ему придется уйти. А Джек сможет вернуться к обдумыванию своей мести…

– Я знаю, – крикнул Тео. – Я знаю!

Джек открыл глаза и хмуро взглянул на Тео:

– Это невозможно.

– Надо просто перевернуть бумагу. Видите? Тогда получится: один плюс шесть, плюс один, плюс шесть, плюс один равняется пятнадцать.

– Умный парень, – вяло усмехнувшись, ответил Джек. – Как ты догадался так быстро?

– Не знаю. – Тео повертелся на стуле. – Загадайте мне другую загадку, пожалуйста!

Этот детский восторг покорил Джека. Будучи ребенком, он сам научился скрывать свой интерес к числам. Его отец с пренебрежением относился к учебе, утверждая, что джентльмену мозги нужны, только чтобы добиться успеха за карточным столом, сила, чтобы доставлять удовольствие дамам в спальне, и скорость, чтобы спасаться от кредиторов. До этого дня Джек ни одному своему знакомому не открыл секрет, что он часто придумывает математические загадки для своего собственного удовольствия. Если бы кто-то узнал, его бы подняли на смех в клубе.

Но у преподавателя математики нет таких ограничений. Здесь, в благотворительной школе, нет ничего необычного в том, что он дает своему ученику математические головоломки. От этой мысли у Джека поднялось настроение и нашлось решение его проблемы.

– Я предлагаю тебе обмен, – обратился он к Тео. – Я тебе – кучу загадок, а ты взамен кое-что сделаешь для меня.

Глава 5

Леди, берегитесь мерзавца, который заманит вас в пустынную комнату. Такой повеса, как лорд П., не станет медлить, чтобы опорочить ваше честное имя…

«Записки повесы»

Джулию разбудил свист ветра. Она лежала в кровати, свернувшись калачиком, и глаза медленно привыкали к темноте спальни. Порывы холодного ветра, от которого кожа покрылась пупырышками, шевелили занавески. После пяти дней невыносимой жары как-то не верилось, что придется искать одеяло. Запах сырости предвещал грозу, вдалеке слышались раскаты грома.

Пребывая в полусне, Джулия подумала, что Джек оказался прав. Он был против переноса фортепьяно, но она только усмехнулась над его способностью предсказывать погоду. В тот момент небо было чистое, в воздухе ощущалась духота. Теперь утром им придется тащить инструмент обратно в музыкальный класс.

Это означает, что она должна еще раз извиниться перед ним. Какое он получит наслаждение от этого! От улыбки на щеках появятся ямочки, а в глазах – дьявольский блеск. У него самая интригующая улыбка, полная тайного смысла и желаний, словно его посвятили в какую-то волшебную тайну.

«Подойди ближе, – казалось, говорила эта улыбка. – Поцелуй меня, и ты тоже ее узнаешь».

Джулия глубже зарылась в подушки и стала представлять поцелуи Джека. Небольшая щетина на щеках, твердые и требовательные губы, ласковые руки…

Вновь засвистел ветер, отвлекая ее мысли. В темноте комнаты послышался шелест бумаг, слетевших со стола у окна. Конспекты к уроку географии на завтра, над которыми она работала перед сном.

Джулия погрузилась в фантазии и никак не хотела покидать кровать. Но все-таки чувство долга победило эгоизм. Ей надо закрыть окна по всему верхнему этажу, включая большие спальни ее учеников.

Осторожно выскользнув из кровати, Джулия прошла босыми ногами по мягкому ковру, безошибочно ориентируясь в темноте. Несмотря на скромный образ жизни, она не отказывалась от комфорта. В ее спальне стояла изящная мебель из розового дерева, висели шторы из парчи и шелка, а пол украшал толстый акминстерский ковер. Никто не знает, что под простыми платьями директриса носит тончайшее белье из кружева и шелка. Это единственное, что она позволила себе оставить от прошлой жизни.

Джулия подошла к окну и стала бороться с неудобной, скользящей рамой, пока она, наконец, не опустилась вниз и не защелкнулась. То же самое она проделала с другим окном. В спальне сразу стало теплее.

Прижавшись лицом к стеклу, Джулия всматривалась в темноту ночи. Луна и звезды спрятались за облаками. Колышущиеся на ветру ветки напоминали танец озорных фей. При вспышках молнии она различила очертания каретного сарая. Когда Джулия ложилась спать, там еще горела свеча, сейчас было темно.

Джек наверняка уже спит. Внутри у нее что-то затрепетало, она вспомнила его утром в постели, когда ее взору предстала крепкая мускулистая грудь. Неужели у него такой крепкий сон, что он не слышит приближения грозы? Брызги дождя через открытое окно могут замочить его вещи. Она могла бы сходить туда и закрыть окно, вряд ли он проснется…

Джулия отбросила эту сумасшедшую мысль. Джек – взрослый человек, сам может позаботиться о себе. Ее должны волновать только дети, живущие здесь.

Пробравшись на ощупь до кровати, она нашла свой голубой шелковый халат, надела его и затянула пояс. Потом высунулась в коридор и взяла небольшую масляную лампу, которая горела у ее двери на тот случай, если ей надо было навестить ночью больного ребенка.

Тихо пройдя по спальне девочек, она закрыла все окна. Удивительно, но никто из них даже не пошевелился, и Джулия позавидовала спокойному детскому сну.

В спальне мальчиков она проделала такую же работу и остановилась у кровати Тео. Когда ему было пять лет, он не захотел оставаться в детской со своей гувернанткой и упросил Джулию разрешить ему жить вместе с другими детьми. С некоторыми опасениями Джулия согласилась, считая, что лучше не подчеркивать своего особого к нему отношения. Она была полна решимости все сделать для того, чтобы он рос в любви и заботе и как можно дольше не задумывался по поводу обстоятельств своего рождения.

Желтый свет лампы падал на крошечное веснушчатое лицо, на закрытые глаза с рыжими ресницами. Нежность переполняла сердце Джулии. Она наклонилась, чтобы поправить упавшее одеяло, подоткнуть его со всех сторон. Малыш вздохнул и повернулся во сне.

Ее сын. Ее драгоценный подарок. Он украсил ее жизнь.

Сейчас ей было стыдно вспоминать, что когда-то она испугалась перспективы растить его в одиночестве. Ее ужасала мысль о том, что придется расстаться с прежней комфортной жизнью. После его рождения родители решили, не посоветовавшись с ней, отправить ребенка подальше на усыновление. Никто не должен знать о позоре семьи, сказали они, и ее убедили согласиться на такое легкое решение проблемы. Но Джулия нашла в себе мужество ночью взять Тео и уехать в Лондон. Она пришла прямиком к своей бабушке, единственному человеку в семье, поддержавшему ее решение.

Но даже бабушка не смогла остановить сплетни, и новость о позоре Джулии распространилась подобно пожару. Ее репутация была испорчена навсегда.

Тем лучше, подумала она. Тео носит фамилию Коруин независимо от того, приняли его ее родители и общество или нет.

Наклонившись, Джулия тихонько поцеловала сына, вышла из спальни и прикрыла за собой дверь. Она шла в свою спальню в противоположном конце коридора и мучительно размышляла. Правильно ли она воспитывает Тео? Может быть, ей надо выйти замуж, чтобы у него был отец, возможно, братья и сестры? Может быть, не следовало прогонять мужчин, которые ухаживали за ней, горя желанием получить ее состояние, и потому не обращали внимания на то, что общество отвергло ее?

От этой мысли Джулии стало больно. Не хватало ей проблемы с охотником за состоянием, который погряз в долгах и промотает наследство Тео. Разве она не посвятила свою жизнь спасению других женщин от…

Откуда-то снизу донесся приглушенный стук.

Джулия замерла. Она подняла лампу, но свет не смог рассеять темноту внизу. Ветер не мог гулять по дому, потому что с тех пор, как в ее кабинет неделю назад проник грабитель, она каждый вечер запирала все окна и двери, даже в эти жаркие дни.

Неужели вор разбил окно? Может, он ищет, чтобы украсть что-нибудь?

Страх сковал ее грудь, но Джулия сделала глубокий вдох. Это не может быть тот же самый человек. Зачем грабителю возвращаться в школу, когда рядом есть гораздо более привлекательные объекты? Невероятно, чтобы за такое короткое время кто-то еще проник в здание школы.

Этому шуму должно быть какое-то иное объяснение. Может быть, кому-то из учителей не спится и человек пошел в библиотеку. Возможно, Фейт Ригби опять отправилась на прогулку перед сном. Или все-таки ветер стукнул чем-то о стену дома.

Джулия прижалась к колонне винтовой лестницы и прислушалась. Но тишину нарушал только вой ветра, предвестника грозы. Надо возвращаться в спальню. Однако чувство тревоги не покидало ее, она знала, что не уснет до тех пор, пока не убедится, что в доме нет посторонних, которые могут причинить вред ее воспитанникам.

Джулия тихонько прошмыгнула в свою спальню, чтобы взять железную кочергу у камина, потом спустилась по ступенькам, держа в одной руке фонарик, в другой – кочергу.

Ладони стали влажными, а мышцы занемели от напряжения. Если бы у нее была мужская прислуга, она бы непременно позвала кого-то на помощь.

Или Джека. Крепкий, широкоплечий Джек был скорее похож на спортсмена, оттачивающего свое боксерское мастерство в спортивном зале, чем на учителя математики. К сожалению, если бы она отправилась за Джеком, ей пришлось бы будить его этой кочергой:

Она на мгновение вспомнила о других учителях. Но зачем беспокоить их, если ей просто нужно успокоить свое разыгравшееся воображение? Нужно только проверить комнаты внизу.

В темноте фойе тихо тикали настенные часы. На столе у стены стояла ваза с оранжевыми и желтыми хризантемами, которые она неожиданно для себя купила на Ковент-Гарден. Здесь все еще было душно, но под босыми ногами ощущался прохладный мраморный пол.

С кочергой в руках Джулия вошла в гостиную, где застыли ряды пустых парт, ожидающие учеников на урок литературы. Джулия заставила себя посветить лампой в каждый темный угол, под каждой партой и каждым стулом, проверила окна.

Следующая комната была классом рисования, где стояли кружком мольберты, в воздухе витали запахи краски и скипидара. Убедившись, что здесь тоже никого нет, Джулия вышла в коридор и переключила внимание на свой кабинет.

В коридоре была непроницаемая темень, только свет дампы отбрасывал небольшое желтое пятно. Джулия замедлила шаги, представив, что могло твориться за дверью.

Повсюду разбросаны бумаги. Темный силуэт мужчины над ящиками ее стола. Потом незнакомец поспешно убегает через окно.

Внутри у нее все тряслось от страха, но она заставила себя переступить порог и подняла лампу повыше.

Джулия перевела дыхание. На столе порядок, полки с книгами и статуэтками не тронуты, окна плотно закрыты. Бой часов в фойе возвестил о наступлении полуночи.

Знакомый звук ударов часов словно насмехался над Джулией. Никакой разбойник не угрожал безопасности ее подопечных, она стала жертвой своего богатого воображения. Почему она решила, что вор вернется? Ведь он не нашел здесь ни ювелирных украшений, ни других ценностей. Она не устраивала у себя приемов, поэтому даже столового серебра у нее не было.

Страх прошел, оставив после себя глубокую усталость. Прежде чем вернуться в свою спальню, Джулия быстро осмотрела другие комнаты, но на этот раз уже не ожидала найти что-нибудь ужасное. Зевая, она направилась в свою комнату.

И столкнулась с мужчиной.

Ей понадобилось полсекунды, чтобы увидеть его крепкую фигуру. Джулию охватил ужас, она машинально взмахнула кочергой, ударила – и попала.

– Черт, Джулия!

Она узнала знакомый голос.

– Джек! – выдохнула она.

Джулия подняла лампу и увидела, как он потирает плечо. На нем были только бриджи и рубашка, вид рассерженный.

– За что вы меня ударили?

– Я думала, что кто-то пробрался в школу. О Господи, простите! Если бы я знала, что это вы… – Ее ноги вдруг стали ватными, и она прислонилась к дверному косяку.

Джек ухватил ее за руку и держал довольно крепко.

– Вы выглядите так, словно сейчас потеряете сознание, – заметил он, провожая ее к дивану, стоявшему в кабинете, и усаживая. Ее лампу он поставил на небольшой столик рядом, туда же положил колоду карт, которая была у него в руках, но Джулия не сразу ее увидела. – Я бы предложил вам бренди, но вряд ли у вас это есть, а мой собственный запас печальным образом закончился.

Его кривая ухмылка нисколько не ослабила внутреннего напряжения Джулии. Сердце колотилось в бешеном ритме, но ей не хотелось думать, что это из-за близости Джека или из-за ощущения мужского запаха.

– Это вам необходимо присесть, – сказала Джулия, – я должна осмотреть ваше плечо.

– Ничего страшного, всего лишь ушиб. – Джек взял из ее рук кочергу и прислонил к камину. – Для женщины у вас довольно сильная рука.

Его слова вызвали защитную реакцию у Джулии.

– Вы меня очень напугали, появившись так внезапно. Что вы делали здесь в такой поздний час?

– Я никак не мог уснуть, поэтому пришел за картами в свой класс. И уже когда уходил, заметил, как кто-то, словно привидение, проскользнул в ваш кабинет. – На лице Джека появилась ленивая ухмылка, обозначившая ямочки на щеках. – Но теперь я вижу, что ошибся, миледи. Вы как раз из плоти и крови.

У Джулии все сжалось внутри. Неужели он флиртует с ней? Или она опять слишком большое значение придает обычным словам?

Пока она размышляла над этим, Джек подошел к окну и открыл его, впуская поток свежего воздуха. Вид его высокой мускулистой фигуры разбудил в ней желание, которое грозило разрушить размеренный порядок ее жизни. Мягкий свет горящей лампы рассеивал темноту, на улице собиралась гроза, и пространство кабинета уже не казалось надежным убежищем. Здесь все изменилось с приходом Джека, сузилось до интимных размеров.

– А что это такое? – прозвучал его вопрос.

На ладони Джека уместилась маленькая фигурка. Он взял с полки одну из статуэток, и, несмотря на плохое освещение, Джулия узнала ее. Это была одна из самых оригинальных фигурок в ее коллекции. Как и все другие, она была сделана из камня и на ней были прорисованы все, даже самые мельчайшие детали, включая коварную усмешку на широком лице.

– Это гном, – коротко ответила Джулия.

– Вы коллекционируете крошечные скульптуры выдуманных созданий, фей, единорогов и драконов? – Джек перешел к другой полке. – Похоже, все они созданы рукой одного мастера. Мисс Ригби?

Джулия напряглась. По некоторым личным причинам ей не хотелось обсуждать с Джеком эту тему. Даже учителя ничего не знали о Белле.

– Нет. Знаете, мне хотелось бы понять, как вы попали сюда. Я сама закрывала все двери и окна.

Джек поставил гнома на полку.

– Дверь музыкального класса оказалась открытой, когда я нажал на ручку.

Джулия вздрогнула. Неужели действительно можно так легко проникнуть в помещение?

Джек смотрел на нее с усмешкой, и Джулия поспешила объяснить свою нервозность:

– На прошлой неделе ночью в школу проник вор. Я застала его здесь, в своем кабинете.

– Он угрожал вам? – Джек с озабоченным видом приблизился к ней.

– Нет-нет, как только он увидел меня, он сразу убежал, ничего не украв. Только перерыл все мои бумаги. К счастью, в столе я ничего ценного не храню.

– Как он выглядел?

– Я не рассмотрела, – пожала плечами Джулия, – было очень темно. Но когда я услышала шум сегодня, я решила, что он вернулся.

Джек пробормотал что-то похожее на ругательство и провел рукой по волосам.

– Поэтому вы пришли сюда одна, вооружившись только кочергой?

– У меня не было выбора. Наверху дети, я должна их защитить.

– В следующий раз будите кого-нибудь из учителей. А лучше наймите… – Он замолчал, понимая, что глупо с его стороны давать приказы.

– Нанять лакея, чтобы стоял на часах? – Несмотря на некоторую неприязнь, Джулия призналась себе, что ее тронула забота Джека. Но в округе всегда было спокойно, и она не собиралась слишком остро реагировать на случайное событие. – Это школа, мистер Джекман, а не тюрьма. Сегодня только вы стали незваным гостем.

Джек снова потер плечо и с прищуром посмотрел на Джулию.

– Хорошо хоть, что вы оказались не очень меткой.

В воздухе повисло напряжение. Скрытая в его словах задиристость заставила Джулию подумать о том, что она практически ничего о нем не знает. Потом она вспомнила, что на ней надеты только тонкая ночная рубашка и халат. Она потянулась было за часами, но вспомнила, что они остались лежать на прикроватной тумбочке.

– Вам лучше идти, пока не началась гроза.

– Боюсь, что уже поздно.

Джек был прав. Небеса разверзлись, хлынул ливень. Сверкала молния, слышались раскаты грома, всю эту какофонию поддерживал вой ветра.

– Похоже, я здесь застрял, – добавил Джек. Джулия внезапно почувствовала симпатию к этому человеку.

– Если вы пойдете к себе, вас может ударить молния, – сказала она.

«А если останетесь, то это будет опасно для меня».

– Вы не обязаны сидеть здесь со мной, я могу побыть один.

– Я должна буду закрыть за вами дверь.

– Вряд ли кто-то из воров решится выйти в такую ночь. – Джек нахмурился. – Вам нужно быть наверху, вдруг гроза разбудит кого-то из детей.

– В каждой спальне ночует учитель, дети сначала обратятся к нему.

За окнами лил дождь. В свете лампы Джек выглядел взволнованным, губы плотно сжаты. Джулия подумала, что рыцарских качеств в нем достаточно и он вряд ли воспользуется возможностью, чтобы соблазнить ее.

– Садитесь. – Джулия подвинула подушку на диване. – Поскольку у вас есть карты, давайте сыграем в «двадцать одно».

– Надеюсь, вы не станете склонять меня к азартной игре, миледи. – Джек присел рядом с Джулией.

– Азартные игры предполагают денежные ставки или что-то в этом роде, как я слышала.

– Существует и другой вид ставок в азартных играх.

Взгляд Джека коснулся ее губ, и Джулия почувствовала прилив необыкновенного удовольствия. Он все-таки флиртовал с ней и хотел играть на поцелуи. И, прости Господи, ей тоже хотелось этого. Неужели он и правда предложит такую игру?

Отчаянно пытаясь отвлечь его, и себя тоже, Джулия выдохнула:

– Мы будем играть на информацию.

Джек с загадочным видом перетасовал колоду. У него были длинные гибкие пальцы, и Джулия представила, как они касаются ее тела.

– Что за информация? – спросил Джек.

– Если выигрываю я, я должна рассказать вам что-нибудь о себе, чего вы не знаете. Если выигрываете вы, вы рассказываете мне что-нибудь о себе. – Правила были безопасными. Ведь она могла просто сказать, что из овощей меньше всего любит горох или что обожает мыло с запахом лаванды.

– Это слишком просто, – ответил Джек, отвергая ее предложение. – Предлагаю другое. Победитель получает право задать вопрос, а проигравший должен на него честно ответить.

Джулия уцепилась пальцами за халат, ей не хотелось выставлять свою жизнь на обозрение. Ведь Джек мог вплотную приблизиться к ее секретам.

– Тогда пусть у каждого будет право наложить вето на вопрос.

– Но только один раз, и все. – Положив колоду на диван, Джек подтолкнул ее в сторону Джулии. – Дамы сдают первые.

Джулия сняла колоду, потом сдала три карты Джеку и три – себе, рубашкой вниз. Джек махнул рукой – продолжайте. Джулия перевернула первую карту и взглянула на нее в тусклом свете. Туз.

Джек сделал то же самое. Четверка.

У Джулии следующей картой была дама, и она решила остановиться, чтобы последняя карта не превысила в сумме двадцать одно очко.

– Достаточно.

Джек открыл семерку, и у Джулии затрепетало сердце, пока она ожидала, какую карту он вытащит. Его третья карта оказалась восьмеркой.

– Вы выиграли, миледи. Задавайте свой вопрос.

Джулия покраснела и стала изучать его лицо в мягком свете лампы. Она так много хотела узнать о Джекмане, что даже не знала, с чего начать.

– Расскажите мне о своей семье.

Хотя Джек даже не шелохнулся, Джулия почувствовала, как он напрягся, потом задумчиво посмотрел на нее:

– Это очень долгий разговор.

– Тогда позвольте мне перефразировать свой вопрос. Кто больше всего восхищал вас в вашей семье, когда вы росли?

Джек отвел глаза в сторону, его пальцы быстро тасовали карты.

– Думаю, это была моя мать. Она следила за моим поведением, заставляла соблюдать правила и ожидала отличных оценок в школе. Но, несмотря на свою строгость, она всегда была рядом, если я разбивал коленку или объедался фруктовым пирогом.

– Была?

– Она умерла, когда мне было десять лет, – пробормотал Джек. – С этого момента я рос в холостяцком доме, с отцом и дедом. Теперь, мне кажется, настало время для другой партии.

Джек перетасовал колоду и сдал, а у Джулии появилось чувство, что ее обманул!.. Он немножко приоткрыл картинку своего детства, но только еще сильнее разжег ее интерес. Но Джек выиграл следующую партию и получил возможность задать свой вопрос.

– Вы преподаете детям географию, – начал Джек. – А если бы вы могли жить где-нибудь еще, то в каком месте?

Дома. Они бы с Тео отправились домой в Гэмпшир, где по-прежнему живут ее родители, в увитый плющом кирпичный особняк, к пологим склонам и прохладным долинам, к извилистой речке, куда она ходила гулять. От этих воспоминаний защемило сердце. Она бы взяла с собой Беллу, и они бы жили вместе, одной семьей… Джулии глубоко вздохнула.

– Глупый вопрос, – с кажущейся легкостью ответила она, – я должна быть здесь.

– Глупый или нет, но вы должны ответить честно, если только не хотите воспользоваться правом вето.

У нее не было такого желания. Джулия посмотрела на залитое дождем окно и задумалась. Хочет ли она жить в Индии, с ее махараджами и дворцами из золота? Или в Италии с каналами Венеции и древними памятниками Рима? А может, Египет, с его пирамидами и экзотическими базарами? Но Джек просил отвечать честно, поэтому она придумала свою версию ответа.

– В деревне. Я бы осталась в Англии, но жила бы в деревне, на свежем воздухе, там, где пасутся овцы на склонах.

– Так в чем же дело? – Джек пристально посмотрел на нее. – Нужно перевести туда школу, и все. Покиньте город навсегда.

Дело в том, что ей необходимо было находиться ближе к светскому обществу по причине, о которой он даже не догадывался. Эта причина была известна небольшому количеству людей, которые поклялись сохранить все в тайне.

– Но это уже другой вопрос, и настала моя очередь сдавать.

Джулия тасовала карты, стараясь выиграть время. Она понимала, что Джек будет добиваться ответа. Он будет спрашивать, почему она остается в городе, когда намного лучше растить детей в деревне. Может, стоит немного приврать или воспользоваться правом вето? Можно назвать какую-нибудь разумную причину, не доходя до сути.

Джек выиграл эту игру, откинулся на диване, в неровном свете лампы его глаза мерцали зеленым светом. Джулия взяла себя в руки, но он огорошил ее совсем другим вопросом:

– Вам не хватает развлечений?

У Джулии пересохло во рту. Возможно, он намекает на ее изгнание из общества? Может быть, его интересует жизнь в светских кругах? Или он хочет знать подробности ее позора и кто отец Тео?

Это расследование ничего ему не даст. Она ведь и сама не знает ответа. Предав забвению тяжелый груз прошлого, Джулия решила отделаться общими фразами.

– Иногда я действительно скучаю, вспоминая сверкающие сотнями свечей танцевальные залы, то удовольствие, которое получаешь, скользя по паркету. Боль в ногах после танцевальной ночи быстро забывается.

А еще были язвительные сплетни и мелкая зависть других девушек. Джулия до сих пор не понимала, почему к ней липло так много мужчин. У нее были слишком курчавые волосы, она много болтала, и наследство у нее было скромным по сравнению с другими. Заметив, что Джек с любопытством смотрит на нее, она добавила:

– В том случае, если вас интересует, вернулась бы я туда, предупреждая ваш вопрос, отвечу – нет, никогда.

Джек удивленно поднял бровь, услышав ее холодный тон. Свои мысли он спрятал за таинственным выражением лица. Джулии вдруг нестерпимо захотелось понять его, узнать, что он любит и что не любит, открыть его надежды и мечты, почувствовать его рядом с собой. Ощутив внезапный прилив желания, Джулия поразилась его силе.

– Мне любопытно узнать о вашей семье. – Джек наклонился к ней ближе. – Вы по-прежнему поддерживаете с ними отношения? У вас есть братья, сестры?

– Нет! – У Джулии от волнения стали влажными ладони. – Я хотела сказать, что мы еще не сыграли партию, поэтому рано задавать следующий вопрос, – быстро поправилась она.

– Согласен. – Джек быстро сдал карты и в третий раз выиграл.

Он раскинул руки на спинке дивана, его пальцы касались плеча Джулии. Казалось, он собирается поцеловать ее. У Джулии подпрыгнуло сердце, и тело пронзило пульсирующее желание. Нельзя было играть с ним в эту игру, вызывать доверие, сидеть так близко, что она ощущала особый мужской запах, смешанный с запахом дождя.

– Похоже, сегодня удача на моей стороне? – Джек улыбнулся уголками рта.

Несмотря на приличное воспитание, Уильяма Джекмана отличала врожденная способность нравиться без всяких усилий с его стороны, которая так неотразимо действует на слабый пол и достойна опытного повесы. Но Джулия знала, как побороть искушение и победить. Если в восемнадцать лет она ловко обходилась с десятками влюбленных мужчин, то в двадцать шесть она уж точно справится с одним симпатичным преподавателем математики.

– Это можно рассматривать как ваш следующий вопрос, сэр? – холодно поинтересовалась Джулия. – Мой ответ, к несчастью для меня, да. Вы сегодня удачливы.

Джек посмотрел на нее, потом рассмеялся:

– А вы хитры, миледи.

– Но правила придумывали вы, и я ответила вам. – Джулия собрала карты, сложила их ровной колодой и передала Джеку. – Гроза уже, кажется, прошла, значит, наша игра закончена.

Джек хмуро посмотрел в темное окно. Вспышки молний стали редкими, гром грохотал где-то вдалеке, а дождь перешел в монотонную морось, которая обещала продлиться до утра.

К облегчению Джулии, Джек не стал возражать. Он помог ей встать, но задержал ее руку чуть дольше, чем это необходимо. Прикосновение его пальцев вызвало дрожь желания, которая только усилилась, когда он провел большим пальцем по тыльной стороне ладони.

– Вы ошибаетесь, миледи, наша игра не закончилась. Мы закончим ее позже.

Глава 6

Благородный облик джентльмена еще не гарантия его благородного поведения. Недавно виконт X. соблазнил свою молодую горничную.

«Записки повесы»

Когда хорошенькая служанка проходила мимо его класса, Джек взял у нее из рук пачку корреспонденции.

Ее удивленный вопль эхом отозвался в пустом классе за его спиной. Щеки у девушки покраснели, в голубых глазах появился блеск.

– Сэр! Это не для вас.

– Тогда я спасу вас от необходимости доставки этой почты.

Служанка опустила голову и захлопала ресницами, как настоящая соблазнительница.

– Это моя работа. Мне бы не хотелось беспокоить вас.

Язык ее тела говорил совсем другое. Свою доступность Агнесс обозначила с самого первого момента, как только Джек появился в школе для собеседования. Но он оценил эту пышную старательную особу лишь с позиций знатока женского пола, другого интереса у него к ней не было.

– Я как раз иду на совещание с другими учителями. Поэтому никакого беспокойства. – Джек ухмыльнулся и легонько шлепнул Агнесс по мягкому месту. – Иди, у тебя много другой работы.

– Да, сэр. – Не скрывая своего разочарования, служанка скрылась за углом.

Джек вернулся в класс и просмотрел пакет с письмами, пришедший с дневной почтой. В уроках был перерыв, дети играли на улице, значит, у него было полчаса свободного времени. Джек намеревался провести его с пользой для дела.

За два дня, которые прошли после грозы, когда Джулия прервала его поиски на первом этаже, он не смог найти ничего, что указывало бы на ее причастность к выходу «Записок повесы». Даже его проникновение к ней в кабинет на следующую ночь и исследование содержимого стола не дало никаких результатов.

Это могло означать, что личные бумаги она прятала у себя в спальне. К сожалению, в школе было полно учеников и работников, и проскользнуть незамеченным наверх было невозможно. Чтобы получить доступ в спальню, ему придется соблазнить Джулию.

Приятная перспектива, подумал Джек. Очень приятная. Каждую ночь он ложился в постель, размышляя о том, что ему хотелось бы открыть и исследовать в Джулии, о ее секретах, которые он хотел сделать своими. Эта женщина стала просто навязчивой идеей, которая ни на минуту не покидала его.

Джека терзало чувство разочарования. С той самой карточной игры она держала его на расстоянии вытянутой руки, вернувшись к роли строгой директрисы. Она избегала его попыток остаться с ней наедине, обращалась к нему с равнодушием леди, разговаривающей с прислугой, словно он был таким же неодушевленным предметом, как те фигурки, заполонившие полки в ее кабинете. В ее поведении не осталось и следа от желания, которое он увидел в ее глазах той ночью, от страсти, которую он хотел разжечь в яркий костер.

В другой жизни, в его настоящей жизни, он бы уже давно действовал, чтобы удовлетворить свое желание. Он бы уговорил ее с помощью рук и губ, мягким, но убедительным шепотом прилечь с ним на диван, и их стоны смешались бы с ударами грома и шумом дождя.

Джек выругался про себя. Это был настоящий ад, ему все время приходилось действовать осторожно, следить за каждым своим шагом. Одно неверное движение, и он будет уволен. Его выгонят из школы, лишив возможности раз и навсегда закрыть скандальную газетенку Джулии.

Джек выглянул в коридор и прикрыл дверь, прекрасно представляя себе реакцию Джулии, если бы она узнала, что учитель математики читает ее личную корреспонденцию.

Было всего три письма. Два, адресованные другим учителям, а на одном четким аккуратным почерком было написано имя Джулии.

Джек достал из кармана маленький складной нож и наклонился к камину, чтобы нагреть лезвие над углями. На улице стало прохладно, поэтому в классе зажгли камин. Тонкое лезвие поддело красную печать на письме к Джулии.

Воск размягчился, и письмо открылось, не повредив печати. Подавив в себе угрызения совести, Джек развернул послание.

Письмо было совсем небольшим, но каждый миллиметр листка был исписан даже по бокам. Очевидно, для того, кто писал это послание, бумага была дорогим товаром. Джек посмотрел на подпись.

Элиза.

Фамилии нет, следовательно, Джулии эта особа хорошо известна. Джек быстро просмотрел письмо, понимая, что у него совсем мало времени до прихода учеников.

…Белла простудилась от холодного ветра и три дня лежала в постели. Но вы не волнуйтесь, сейчас ей уже гораздо лучше… Мы много гуляли вдоль реки, плоды бересклета[2] еще не раскрылись… Белла плакала, когда увидела у тисовой изгороди умирающую бабочку; пришлось остановиться и достойно похоронить бедняжку…

Дальше снова и снова шли описания деревенского пейзажа, рассказ о фермере, который сломал руку, упав с сеновала, многочисленные ссылки на Беллу, которая, очевидно, была маленькой девочкой, и на ее жизнь.

Джек медленно сложил письмо. Тон письма указывал на тесные отношения переписывающихся, и это необъяснимым образом взволновало Джека. У него не было желания вести такой безрадостный образ жизни, он презирал сельскую жизнь и с легкостью оставил ее, когда умерла мать. Возможно, поначалу он еще скучал по ней, но в возрасте десяти лет быстро обнаружил преимущества жизни, когда никто не напоминал о грязной обуви и о том, что в восемь вечера надо ложиться спать.

Джек посмотрел на письмо. Кто такая Белла? А Элиза? Джулия говорила, что у нее нет ни сестер, ни братьев. Может, это ее кузины? Или близкие подруги?

Джек успокоил свое любопытство. Это не имеет для него никакого значения. Он надеялся обнаружить какую-нибудь связь с «Записками повесы», только и всего. Ему надо узнать, как Джулия собирает информацию. Поскольку она больше не вращалась в обществе, у нее должны быть шпионы, старые друзья, которые снабжают ее сведениями о злодеяниях никчемных людей.

Джек снова нагрел лезвие ножа, размягчил воск и осторожно запечатал письмо. Он раскроет ее источники информации и ее секреты. Это лишь вопрос времени.

Джулия расположилась на диване в своем кабинете, на том же самом месте, где они с Джеком два дня назад обменивались вопросами за игрой в карты. Глядя на мужчину, который сейчас сидел рядом с ней, она не чувствовала того опасного влечения, которое заставляло колотиться сердце.

Достопочтенного мистера Амброса Троттера привела минуту назад Агнесс, которая никак не могла усвоить правило проверять, принимает Джулия в этот момент посетителей или нет. Но мистер Троттер не был виноват в этом, поэтому Джулия нацепила вежливую улыбку, принимая гостя.

Краснощекий мужчина лет тридцати из хорошей английской семьи, не имеющий никаких неприятных штрихов в своей биографии. Во всяком случае, Джулия не слышала ни единой сплетни о его недостойном поведении. Но лучше бы он был негодяем, тогда отказать ему было бы намного легче.

– Очень хорошо, что вы зашли, – начала Джулия, сложив руки на коленях. – Ведь восемь лет у вас не было такого желания.

Амброс Троттер беспокойно заерзал на диване, его пальцы выбивали нервный ритм на коленке. Он был в свое время довольно застенчивым человеком и самым настойчивым из поклонником, который задаривал ее букетами и бросал полные любви взгляды. Он и сегодня принес огромный букет бледно-розовых георгин, который сейчас стоял в серебряной вазе на ее столе.

– Я часто думал о вас, миледи. Вы должны знать, что я бы сделал все, что в моих силах, чтобы помочь вам, если бы я знал раньше… э-э…

– О рождении моего сына? – закончила за него Джулия без всякой хитрости, в которой когда-то изощрялась. Она не станет скрывать Тео. У ее сына такое же место в мире, как у любого знатного аристократа. – Между прочим, его зовут Тео, а полное имя – Теодор. В переводе с греческого это означает «подарок Бога».

– Да-да, – с нерешительной улыбкой согласился мистер Троттер, – Я уверен, он прекрасный мальчик. Прекрасный.

Приглушенный звук детских голосов за закрытым окном заполнил повисшую тишину. Время от времени Джулию посещали две категории мужчин: те, кто рассматривал ее в качестве потенциальной любовницы, и те, кто хотел жениться на ней, чтобы получить ее деньги.

Джулия догадывалась, что мистер Троттер принадлежит ко второй категории. Обшлага коричневого сюртука обтерлись, кожа на обуви была тусклой и поношенной. Он был младшим сыном в семье, поэтому перспектив, кроме военной или церковной службы, было немного. Ему потребуется состоятельная жена, чтобы жить так, как диктует общество. Джулия не могла винить его в этом – в его кругах принято искать удачную партию для брака.

Ей нестерпимо хотелось поскорее отправить его прочь, как она поступала со всеми его предшественниками. Но с тех пор как она увидела радость Тео от общения с Джеком, ее не оставляла мысль, что сыну нужен отец. Поскольку роман с Джеком запрещен, ей надо искать другие возможности.

Джулия вернулась мыслями к мистеру Троттеру. Он рассудительный и предсказуемый, со всеми качествами преданного мужа.

– Как поживают ваши братья? – спросила Джулия, тронутая его смущением. – Женились уже?

Облегченно вздохнув от того, что беседа повернулась в безопасное русло, он начал с увлечением рассказывать о семейных новостях, называя имена своих невесток и даже указывая возраст племянников и племянниц. Джулия кивала в ответ и улыбалась, стараясь представить его играющим с Тео в мяч или читающим ему книжку на ночь. У нее ничего не получалось, но по крайней мере, похоже, он любит детей.

Однако это не означает, что он положительно отнесется к ее работе в школе. Джентльмен, вероятно, не позволит своей жене учить незаконнорожденных детей прислуги. Но Джулия этого не допустит. Ни один мужчина не будет контролировать ее жизнь, и она никогда никому не передаст свое состояние, будущее наследство Тео.

От этой мысли внутри все сжалось. Если она и выйдет замуж, то адвокат составит ряд жестких условий…

Из задумчивого состояния ее вывел голос мистера Троттера.

– …если вы согласны, – сказал он.

– Простите? – переспросила Джулия, услышав только последние слова.

Он наклонился к ней с серьезным лицом, пытаясь дотронуться до ее руки.

– Я спрашивал, не позволите ли вы мне… навещать вас время от времени.

Застыв, Джулия сложила руки на груди, чтобы избежать его прикосновений. Неужели она ошиблась в нем?

– Если вы предлагаете любовную связь, то вам лучше немедленно уйти отсюда, – ледяным тоном ответила Джулия.

– Нет-нет, миледи! Вы неправильно меня поняли! – Его распахнутые карие глаза напоминали глаза побитого щенка. – Я уверяю вас, у меня самые благородные намерения. Возможно, мои ухаживания кажутся странными после стольких лет, и если вы не хотите этого…

– Похоже, я сделала неверный вывод, мистер Троттер. Может быть, чаю?

С тремя письмами в руках Джек остановился возле класса рисования и бросил взгляд на кабинет Джулии. Дверь была прикрыта неплотно, и он представил ее сидящей за столом, работающей с бумагами. Шелковистые каштановые кудряшки, выбившиеся из пучка, обрамляют лицо. Через несколько мгновений он увидит ее. Но сначала отнесет два других письма.

Из класса доносились приглушенные голоса, и ощущался слабый запах масляной краски. Неожиданно знакомый запах детства перенес его в прошлое.

Он вернулся в Уиллоуфорд-Холл, где сидел в залитой ярким утренним светом комнате и старался не вертеться, пока мать рисовала его портрет и просила сидеть тихо.

– Представь, дорогой, что ты статуя, совсем ненадолго.

Минуты складывались в вечность. Джек глядел в окно, и ему хотелось залезть на дуб возле конюшен, поглядеть на головастиков в пруду у леса, подкрасться к овцам, словно они были львами в африканской саванне. Потом мать отпускала его, на мгновение сжав в крепких объятиях. Как всегда, она пахла масляной краской и цветами...

Боже мой, он не вспоминал об этом много лет. И не любил ворошить картинки прошлого. Но содержание украденного письма от неизвестной Элизы настроило его на воспоминания.

Джек вошел в класс рисования, где в два ряда стояли мольберты. На длинном столе лежали коробки с красками, карандашами и кисточками и стопки бумаги. Десятки рисунков учеников висели на стенах.

У окна стояла Фейт Ригби, молодая, худая, как доска, брюнетка в тонком, с капельками краски, халате, и делала быстрые наброски карандашом в альбоме. Неудивительно, что она не обратила внимания на его приход и на трех других учителей, которые сидели за небольшим столиком у камина и пили чай.

За исключением мисс Ригби, глаза всех трех были направлены в сторону Джека. По их взглядам он понял, что его не очень хотели здесь видеть. Но Джек любил бросать вызов, поэтому коротко кивнул в сторону дам:

– Леди, какое удовольствие видеть вас всех!

Элфрида Литтлфилд в черном платье и с кислым выражением лица только хмыкнула в ответ. Ее приспешница, коротенькая и толстая Доркас Снайдер с печальными глазами цвета лесного Ореха, попыталась выдавить острожную улыбку, но тут же спрятала ее, взглянув на Элфриду.

В отличие от них на миниатюрном лице Маргарет Прингл глаза сияли радостным блеском. Она кивнула Джеку и протянула ему руку:

– Мистер Джекман, присоединяйтесь к нам. У нас есть свободная чашка и вкуснейший сливовый пирог, который я испекла сама.

– Спасибо вам за приглашение, но в данный момент я исполняю роль почтальона. – Взмахнув рукой, он передал ей конверт. – И вы являетесь счастливой получательницей письма.

– Спасибо большое! – Учительница истории одарила его блаженной улыбкой и пробежала пальчиками по конверту, словно хотела насладиться этим моментом. – Это от Томаса. Интересно, родила ли Хестер?

Джек не понимал ее волнения. Он знал, что единственный внук Маргарет Прингл, процветающий банкир в Лидсе, позволил овдовевшей бабушке работать учительницей вместо того, чтобы пригласить ее жить в свой прекрасный дом. Джек подозревал, что это из-за полного отсутствия в ней изысканности, присущей дамам в обществе. Она выросла в деревне, о чем сама как-то рассказала Джеку за ужином, и это проявлялось в ее мешковатой одежде и в простой манере разговаривать.

– Читай сейчас! – попросила Элфрида.

– Ты такая счастливая, Маргарет, что у тебя есть семья, – тяжело вздохнула Доркас. – У меня никогда не было возможности выйти замуж.

И хвала тому счастливцу, который избежал ее тисков. Но Джек не мог упустить шанс расположить ее к себе.

– Ваша семья здесь, мисс Снайдер. Иначе как дети научатся так прекрасно играть на музыкальных инструментах?

Оставив вспыхнувшую от удовольствия Доркас и сердитую Элфриду, Джек повернулся и подошел к Фейт Ригби, стоявшей у окна. Не обращая на него внимания, она смотрела, как под ее тонкими пальцами рисунок обретает форму. Причудливая сцена веселящихся ангелов, несомненно, навеянная видом детей, играющих за окном. Наконец она сделала паузу, и Джек протянул ей письмо. Это был один сложенный листок, скрепленный сургучной печатью.

Она бросила на него испуганный взгляд. У нее были голубые, как море, глаза, такие же мечтательные, как у его деда, хотя совсем по другой причине.

– О! Спасибо… э-э…

– Джек, – подсказал он ей. – Уильям Джекман.

– Ой, да, мистер Джекман. Учитель математики, правильно?

В ответ на кивок Джека она рассеянно улыбнулась, засунула письмо в альбом для рисования, даже не взглянув на него, и вернулась к своей работе.

Джеку было интересно, как она жила раньше и как попала в эту школу для неудачников. Хотя вряд ли это имело для него какое-то значение. По его подсчетам, у него оставалось минут десять до начала следующего урока. Надо было успеть вручить Джулии письмо от таинственной Элизы.

Джек попрощался с женщинами, взял кусок пирога, что, судя по поджатым губам, не одобрила Элфрида, и проглотил его по дороге к двери. Перспектива увидеть Джулию возбуждала его. Даже за короткую встречу можно перекинуться двусмысленными словами, обменяться прикосновениями. Она уже два дня вела себя с ним холодно, наступил момент напомнить ей о влечении, появившемся между ними.

Дверь в кабинет Джулии была приоткрыта, поэтому Джек не стал стучать. Но ее не было за столом, на котором лежала аккуратная стопка бумаг, стояла серебряная чернильница, а в вазе – огромный букет розовых цветов.

Цветы?

Джулия сидела на диване и беседовала с молодым джентльменом крепкого телосложения. На прелестном лице застыла вежливая улыбка. Она была полностью поглощена тем, что говорил посетитель. Его профиль со спокойными чертами и румянцем на щеках показался Джеку смутно знакомым. Настоящий крепкий англичанин, одетый в строгий сюртук и бриджи коричневого цвета.

У Джека перехватило дыхание, когда он узнал этого человека. Амброс Троттер. Один из многочисленных сыновей виконта Хангерфорда, вся семья которого отличалась скупостью. Если Троттер принес цветы, возможно, он собирал их в чьем-нибудь саду по дороге сюда.

Какого черта он пришел к Джулии? Неужели этот вымогатель ухаживает за ней? Разве она не понимает, что ему нужны ее деньги?

Или он пришел, чтобы сделать ей предложение?

Пальцы Джека сжались в кулак. Он раздумывал, не применить ли ему силу, как вдруг другая неприятная мысль поразила его.

Если Троттер заметит его здесь, маскарад закончен.

Внимание Джулии привлекло движение у двери. У нее замерло сердце. Дремлющие чувства, убаюканные спокойной беседой, проснулись к жизни.

Джек.

Высокий, красивый, он посмотрел сначала на мистера Триггера, потом – на нее. Его гипнотизирующий взгляд встретился на мгновение со взглядом Джулии, маня ее к себе какой-то тайной. Потом Джек развернулся и быстро исчез в коридоре.

– Простите меня. – Джулия вдруг поняла, что вскочила с дивана.

– Миледи?..

– Я… мне очень жаль, но я вспомнила о назначенной встрече и не смогу вас проводить…

Мистер Троттер встал. Вид у него был скорее растерянный, чем обиженный, и Джулия понимала, что ведет себя неприлично. Глупо было бросаться к двери и бежать за Джеком, когда немного позже она могла выяснить причину его прихода. Но его притягательный взгляд пробудил в ней такое любопытство, что она напрочь забыла о хороших манерах.

Джек шел по коридору быстрыми уверенными шагами. Джулия поспешила за ним следом.

– Джек! – окликнула его Джулия.

Он оглянулся, но, не останавливаясь, завернул за угол. Она нашла его у дверей класса, где он ждал ее, сложив руки на груди. Ткань сюртука на плечах натянулась, и Джулия подумала, что он, как и мистер Троттер, не может позволить себе дорогого портного. Но в отличие от мистера Троттера присутствие Джека вызывало в ней чувственную дрожь и лишало спокойствия.

Осторожно. Оказывается, все, что связано с этим человеком, вызывает в ней повышенный интерес.

– Вы хотели поговорить со мной?

– Я не должен был прерывать вашу… встречу. – Джек настороженно оглянулся через плечо, очевидно, размышляя, почему незнакомый джентльмен оказался в ее кабинете.

Но Джулия ничего не собиралась рассказывать ему.

– Все в порядке, мистер Троттер уже собирался уходить. – По взгляду Джека Джулия поняла, каким странным было ее поведение, и покраснела. – Как директриса этой школы, я всегда доступна для учителей. Если возникает проблема, я должна знать о ней немедленно.

– Я хотел отдать вам вот это. – Из внутреннего кармана сюртука Джек достал письмо и передал Джулии.

Их пальцы соприкоснулись, и Джулия вздрогнула. Смутившись, она бросила взгляд на конверт и узнала почерк Элизы.

– Почему моя корреспонденция находится у вас? – Джулия подозрительно посмотрела на Джека. – У нас Агнесс разносит почту.

Джек улыбнулся, и на щеках появились очаровательные ямочки.

– Мне необходимо было поговорить с вами, поэтому я предложил Агнесс передать ваше письмо.

– Поговорить со мной?

– Именно так. – Со странной настороженностью Джек выглянул в коридор. – Это касается вашего сына. Давайте зайдем в класс.

Не дожидаясь ее согласия, Джек подтолкнул Джулию в класс и закрыл дверь. Она не протестовала против такого произвола. Тревога за Тео вытеснила из головы все другие мысли. Что там могло быть такого важного, что Джек не хотел, чтобы это слышал кто-то еще?

– Тео плохо себя ведет? Мисс Дьюхерст говорила, что иногда они с Клиффордом перебрасываются записками. Я не оправдываю сына, но…

– Дело не в Клиффорде. – Джек присел на край парты и посмотрел на Джулию. – Если Тео и ведет себя плохо, то только от скуки. Он уже освоил весь материал начальной школы, и даже больше. Тео не только умеет умножать и делить большие числа, он может делать это в уме, не пользуясь даже грифельной доской.

Джулия была поражена. Она присела рядом с Джеком им край парты.

– Разве? Откуда вы это знаете?

– Я проверял его после урока. Он отлично справился, миледи. Мне кажется, его следует перевести в старший класс.

Джулия покачала головой, стараясь осмыслить новость. Она не могла поверить, что за такое короткое время Джеку удалось узнать о Тео то, чего не знала она.

– Мне не нравится идея посадить его со старшими учениками. Он еще маленький.

– Он привыкнет. Можно посадить его за первую парту, чтобы все время был на виду.

– Дело не в этом. – В Джулий боролось чувство гордости и чувство страха. Как она могла объяснить, что Тео – ее сын и она не хочет, чтобы он так быстро взрослел? Или что его могут дразнить такие мальчишки, как Клиффорд? – Если он станет заниматься математикой в другом классе, это нарушит его остальное расписание.

Аргумент прозвучал неубедительно даже для самой Джулии, поэтому она не удивилась, увидев снисходительную улыбку на лице Джека. Он накрыл ее руку, лежавшую на парте, своей рукой. Это был дружеский жест, но Джулии вдруг показалось, что все куда-то исчезло и они остались одни в целом мире.

– Вы можете сами решить этот вопрос, – сказал он. – Я надеюсь, что вы, по крайней мере, подумаете над этим.

Джулия закусила губу. Конечно, она все тщательно взвесит и обдумает разные варианты, как всегда делала, когда дело касалось ее сына.

– Я подумаю.

– Отлично.

Взгляд Джека переместился на ее губы, рука, прикрывавшая ее руку, казалась горячей и тяжелой. Он смотрел на нее, как смотрит кот на пугливого воробья, с такой же ленцой во взгляде зеленых глаз. Внезапное острое желание парализовало Джулию. Она боялась, что если сдвинется с места, то только к Джеку, а не от него.

К сожалению, этот легкомысленный глупый поступок будет иметь далеко идущие последствия. Он причинит непоправимый вред ее репутации.

С кажущимся спокойствием Джулия освободила свою руку, встала и посмотрела на часы.

– У вас сейчас начинается урок, – объявила она. – Если это все…

Джек тоже встал, улыбаясь только уголками губ.

– Нет, это не все. У нас с вами есть одно незавершенное дело.

У Джулии подпрыгнуло сердце, но она холодно посмотрела на Джека:

– Я не понимаю, о чем вы.

– Ну же, миледи, неужели вам нелюбопытен мой вопрос?

– Вопрос?

– Тогда ночью, в вашем кабинете, помните? Когда вы обманули меня.

– Я вас не обманывала. Возможно, вы неверно истолковали мои слова.

– Тем не менее, – рассмеялся Джек, – вы должны мне ответить. Один честный ответ на любой вопрос по моему выбору.

Джек опять флиртовал, и Джулия понимала, что должна остановить это немедленно. И не важно, что проснувшаяся внутри ее кокетка требовала продолжать игру.

– Вряд ли это справедливо. У вас было два дня, чтобы придумать вопрос.

– Все честно, – заспорил Джек. – Но чтобы ставки были равными, я даю вам право задать вопрос мне. Пусть вы будите первой.

Вопреки здравому смыслу Джулия была заинтригована его предложением. Любопытство не давало ей покоя. Как ему жилось в доме священника? Есть ли у него братья или сестры? Где он научился так искусно пользоваться своим иГшинием? Нет ли у него желания поцеловать ее?

– Ну, что ж, – вспыхнула Джулия, – я согласна, но мне необходимо время подумать…

Глухое эхо звонка возвестило об окончании перерыва. Джек криво ухмыльнулся, в глазах мелькнул дьявольский блеск. Наклонившись вперед, он разрушил последнюю иллюзию, что его интерес сводится только к дружбе.

– Вас спас звонок, миледи. – Он обвел пальцем контур ее губ. – Похоже, нам обоим дана отсрочка.

Глава 7

В клубе на страницах «Книги для записей пари» можно найти имена многих негодяев и их пари, включая полковника Ф., который поставил тридцать гиней на то, что лорд Д. не сможет соблазнить благочестивую жену священника.

«Записки повесы»

– Теперь рано встаете, да? Никогда не думал, что доживу до такого дня. – Марлон, хромая, приблизился к Джеку со стопкой накрахмаленных шейных платков в заскорузлых руках. Слуга был высокого роста, но горбился, у него были резкие, словно вырубленные топором, черты лица. На нем был один из сюртуков Джека, который придавал ему респектабельный вид, никак не соответствующий его грубоватым манерам. – А еще не думал, что вы будете всю неделю работать как простолюдин, учить эту ораву маленьких дьяволов. Но теперь я хоть вижу, что вы живой.

– Подай мне вон тот платок, я очень спешу.

Джек начал завязывать на шее накрахмаленный шейный платок. Было уже половина десятого утра, и он зашел домой, чтобы переодеться в подходящую для клуба одежду.

Если он опоздает, то упустит одну персону, которую хотел увидеть.

Слава Богу, была суббота, и у Джека была свободна половина дня. С Джулией и мисс Ригби младшие дети отправились в парк за листьями для гербария, а старшие остались и школе репетировать спектакль. Джек обещал вернуться к трем.

В плотных облегающих бриджах и тонкой льняной рубашке Джек с трудом признал самого себя в зеркале. Он снопа стал графом Ратледжем. Странно, как быстро он привык к образу простоватого Уильяма Джекмана, хотя в школе пробыл всего четыре дня, а перед этим зеркалом тысячу раз завязывал платки. Джек почувствовал, что ему уже непривычно усаживаться в собственной гардеробной, вдыхая запах дорогого одеколона, в окружении шкафов и гладильных досок. Кое-как заботясь о себе в комнатушке в каретном сарае, он почти забыл о такой роскоши, как горячий душ, одежда по размеру и слуга, который наводит порядок.

– Спешите, да? – Марлон, как всегда, совал свой нос туда, куда не следует. – Чтобы добавить к своему долгу лишнюю тысячу соверенов?

– Если повезет, я уменьшу его на тысячу.

– Ха! – Этим Марлон выразил свое отношение к азартным играм. – Если бы ваша леди знала, как вы проводите свой свободный день, она бы оттягала вас за ухо.

– Она не узнает. Она думает, что я бедный грамотей.

– Бедный. Она почти права.

Джек поджал губы и не обратил внимания на колкое замечание Марлона. За последние несколько дней он почти не думал о долгах. Он вступил в другую жизнь, жизнь, где нет кредиторов, которые целыми днями стучат в дверь. В том была определенная степень свободы.

Конечно, этого можно было достичь, женившись на Эвелине. Но его план вытащить себя из долгов был разрушен «Записками повесы». Газетенкой леди Джулии Коруин.

Когда Джек поправил завязанный на шее платок, он вдруг вспомнил ощущение шелковистости ее губ, когда он прикоснулся к ним пальцем. Он пошел на рассчитанный риск, дав понять, что у него чувственный интерес к ней. Она могла уволить его, но рискованный план сработал. В голубых, подернутых поволокой глазах он прочел изумление, интерес, желание.

И загадку. Джулия обладала волнующей привлекательностью, которая восхищала Джека. Не важно, что она была звездой своего первого и единственного светского сезона. Было в ней что-то неуловимое, что мужчине страстно хотелось понять. Возможно, это был блеск ее красивых глаз, или преданность детям, или сила воли, которая принесла ей трудную победу.

Но он покорит ее. Джека охватила дрожь предвкушения. Скоро… Возможно, сегодня вечером.

Марлон принес ему начищенные сапоги.

– Ваша леди словно ангел. Собрала бедных детишек в школу, учит их читать и писать. Она совсем не похожа на других ваших подружек.

Сидя на стуле, Джек натягивал мысок сапога, а Марлон опустился на колено и помогал ему с пяткой. Джек уже пожалел, что во всех подробностях описал Марлону Джулию, вплоть до часов, которые крепились к ее платью.

– Вряд ли она похожа на ангела, – заявил Джек. – Она – падшая с неба звезда.

– Она – мать, у нее есть маленький сын, – поправил его Марлон. – Расскажите мне о малыше, вы ни словом не обмолвились о нем.

– Его зовут Тео, и ему семь лет. – Джек натянул второй сапог и подумал о мальчике. Необходимо проявлять особую осторожность в своих отношениях с Джулией, иначе над Тео могут насмехаться другие дети. Мальчишку и так ждет неласковое будущее из-за того, что он родился вне брака, и Джеку не хотелось омрачать уже сейчас это маленькое веснушчатое личико. – У него способности к математике.

Слуга присвистнул.

– Ну-ну, прямо как у вас в этом возрасте. Вы уже загадывали ему какую-нибудь из своих загадок?

– Загадывал. – Марлон был единственным, кто знал о тайном увлечении Джека, и Джек позволял ему подшучивать. – Мы заключили сделку, Тео и я. Каждое утро он получает листок с пятью загадками в обмен на то, что будит меня к завтраку.

– Как ему это удается? – захихикал Марлон.

– Прыгает возле моей кровати. Если это не помогает, щекочет пером мое ухо. – Джек надел оливкового цвета сюртук, который протянул ему Марлон. Он старался не морщиться от боли в плече в том месте, где его кочергой зацепила Джулия той ночью. – Ему очень смешно, когда я хлопаю по уху.

– Надо мне тоже попробовать этот трюк, – заявил слуга, помогая Джеку влезть в рукав сюртука. – Возможно, назойливые кредиторы оценят это. Особенно после того, как вы разоритесь сегодня в клубе.

Джек не обратил внимания на завуалированный упрек. Если бы Марлон только знал…

Поспешно покинув спальню, Джек едва не сбил служанку и коридоре. Стопка сложенного белья, которую она несла, упала на пол, и Джек наклонился, чтобы помочь ей соврать все.

– Милорд! Не надо, это все из-за моей неуклюжести.

Это было невысокого роста темноволосое создание, с бородавкой на бледной щеке, в огромном колпаке и платье с фартуком. Джек мало внимания уделял своей прислуге, пока домашнее хозяйство шло гладко. Но теперь он поймал себя на том, что ему интересна жизнь этой женщины, довольна ни она своей работой, есть ли у нее семья? Господи! Работа таких женщин, как эта, уже невольно оказывала на него свое влияние, пробуждая задумываться о вещах, ранее совершенно для него не интересных.

– Это я был неловок, – коротко сказал Джек. Оставив ее безмолвно смотреть ему вслед, он пошел к лестнице, уже забыв этот небольшой эпизод. Он направлялся в свой клуб, но не играть, как решил Марлон. Сегодня у него была в голове другая цель.

Джулия шагала взад-вперед по кабинету и пыталась осознать ужасную новость, которая стала известна ей минуту назад.

– Ну почему она не сказала мне, что ее отец вернулся в Лондон?

– Она никому из нас не говорила об этом. – У Маргарет Прингл глаза наполнились слезами. – Вчера днем она получила от него письмо, оно лежало здесь, у нее на кровати. Если бы я вернулась раньше…

Элфрида и Доркас, сидевшие рядом с ней на диване, сочувственно шептали что-то.

– Любая из нас должна была заметить, что Фейт пропала.

В какой-то момент после обеда Фейт Ригби исчезла из школы. Джулия вспомнила, что учительница рисования была необыкновенно тихой во время обеда, едва попробовала свой ростбиф с картошкой. Но она часто витала в облаках, где на этот раз пребывала и Джулия.

Ее полностью захватили мысли о Джеке. Она вспоминала, как он прикоснулся к ее губам и этим обозначил свои намерения в отношении к ней. Теперь Джулия напряженно ждала, какой следующий шаг он предпримет. Придет к ней в кабинет? Или встретит в пустом классе? Поцелует?

Она не должна позволять ему этого. И все же, когда он подошел к ней за завтраком, у него была такая очаровательная улыбка, что у Джулии появилась надежда, что он собрался искать уединения с ней где-нибудь. Но Джек просто пришел отпроситься на некоторое время по своим делам, пообещав вернуться через несколько часов.

Эти часы уже прошли, но теперь перед Джулией стояла проблема гораздо важнее, чем опоздание Джека.

– Я заплатила Горацию Ригби значительную сумму, чтобы он уехал навсегда, – произнесла Джулия, беспокойно вышагивая вдоль стола. – Он отбыл в Вест-Индию три года назад, я сама проводила его на корабль. Мы договорились, что его нога никогда больше не ступит на английскую землю.

– Мужчины. – У Элфриды это слово прозвучало как ругательство. – Кому из них можно верить?

На этот раз Маргарет не стала защищать мужчин, она только сильнее укуталась в черную шаль.

– Не понимаю, почему бедная девочка позволила ему уговорить себя вернуться домой.

Джулия этого тоже не могла понять. Последний раз, когда Ригби встречался с Фейт, он избил ее.

– Она ушла недавно, несколько часов назад. Я пойду за ней и верну сюда, – решительно заявила Джулия.

– Нет! – выдохнула Доркас. – Только вспомните, какая скотина этот Ригби. Он вас покалечит!

– Надо послать за караульным, – подсказала Элфрида.

– Если речь не идет о преступлении, никто не поможет, – горько заметила Джулия. – А какое в том преступление, что дочь навещает отца?

– Но вам небезопасно идти туда одной. – Маргарет вытерла слезы и встала. – Я пойду с вами.

– Не смеши, Маргарет. – Элфрида тоже встала. Своей внушительной комплекцией она походила на мужчину. – Ты даже блоху не обидишь. Я пойду вместо тебя.

– Я… я тоже пойду, если хотите, миледи, – заявила Доркас.

– Кто-то должен оставаться с детьми, – остановила ее Джулия. – Я думаю, мы с Элфридой сможем убедить мистера Ригби. И вернуть Фейт в безопасное для нее место.

* * *

Как только Джек вошел в клуб «Уайтс» на Сент-Джеймс-стрит, он сразу ощутил, как погружается в привычную ему роскошь. Великолепная изогнутая лестница с чугунными перилами украшала центральную часть фойе. Здесь все дышало богатством: роскошная меблировка, изысканная сервировка столов, особая почтительность прислуги. Поскольку полдень еще не наступил, здесь было тихо и спокойно, никакой суеты, которая обычно наблюдалась днем и вечером.

Но Джека это очень устраивало. Он хотел встретиться только с одним человеком, и у этого человека была привычка находиться здесь именно в это время дня.

Но, проходя через фойе, Джек, к собственному неудовольствию, столкнулся с Джорджем Грешемом, выходившим из туалетной комнаты в коридоре, который вел в игровой зал. Взъерошенные волосы, темные круги под глазами, шейный платок сбился в сторону.

– Что-то ты рано сегодня, а? – поинтересовался Джек.

– Скорее поздно. Всю ночь играл с Аргайлом и Сефтоном. Уистлер спустил четырнадцать тысяч, я проиграл почти двадцать, но ничего, отыграюсь.

– Я думал, отец урезал твои расходы.

– Хуже. Он лишил меня наследства. Но я буду убеждать его смягчиться, пока он не отдал Богу душу. – Для своего отчаянного положения Грешем выглядел весьма бодрым и даже похлопал Джека по плечу. – Уиклифф говорит, что ты скрывался у женщины. Наверное, она великая соблазнительница, раз сумела оторвать тебя от игрового стола на целую неделю, а?

– Пожалуй, – кивнул Джек. Если бы только Грешем знал, что последнюю неделю он провел как монах.

– Ладно, не раскрывай свои секреты. – Грешем довольно потер руки. – Тебе надо было присутствовать здесь вчера, чтобы стать свидетелем новой записи в «Книге для пари». Я поспорил с Уистлером на пятьдесят гиней, что он не женится к Рождеству.

– Он слишком любит всех женщин, чтобы связать себя узами брака с одной, – усмехнулся Джек. – А что, у него есть кто-то на примете?

– Он намерен ухаживать за Эвелин, но я сомневаюсь, что кузина пустит его на порог. – Грешем бросил на Джека лукавый взгляд. – Тебя это раздражает, дружище? Что Уистлер собирается приударить за твоей бывшей невестой?

Джека потрясла эта новость, но он продолжал улыбаться. Должно быть, Уистлер утонул в долгах, если тоже захотел жениться на богатой наследнице.

– Я желаю ему удачи.

– Не хочешь ли сыграть с нами?

Соблазн был велик, и Джек подумал, не присесть ли ему за стол с закадычными друзьями, поставить на следующую игру, и пусть его охватит лихорадка предвкушения близкой удачи. Карточная игра абсолютно непредсказуема, может произойти все, что угодно. Есть шанс отхватить большой куш…

Но не сегодня. Джек вздохнул, стараясь избавиться от ненужных мыслей. Он пришел в клуб совсем с другой целью. А перед возвращением в школу хотел навестить деда в Уиклифф-Хаусе.

– Может, в другой раз…

Грешем с завистью посмотрел на друга.

– Она хорошенькая, да? Ладно, я пошел отыгрывать свои двадцать тысяч и выигрывать дальше!

Грешем исчез из виду, а Джек направился в противоположном направлении, надеясь, что не опоздал. Он вошел в зал с высокими белыми колоннами, где вокруг камина стояло много удобных стульев, и с облегчением увидел человека, сидящего на одном из них.

– А, Троттер! – Джек кивнул сидящему человеку.

Достопочтенный Амброс Троттер оторвал взгляд от газеты. На его румяном лице застыло испуганное выражение.

– Ратледж, ты?

Не присаживаясь, словно ждал кого-то, Джек достал из кармана коробочку с нюхательным табаком.

– Хочешь щепотку?

Троттер покачал головой, наверное, пытался сообразить, зачем картежнику вдруг понадобилась его скучная компания.

Джек вдохнул небольшое количество табака, наслаждаясь пощипыванием в носу, потом оперся локтями на каминную полку и посмотрел на прежнего компаньона.

– Ну, как поживаешь, Троттер?

Они в одно время учились в Итоне, но были очень разными. Троттер не вылезал из библиотеки, в точности выполняя все правила учебного заведения. Джек мог тайком ускользнуть к девице в ближайший Виндзор, поиграть в карты во время службы. Он заработал репутацию нерадивого ученика, спящего на занятиях. Джек окончил колледж на последнем месте по успеваемости, тогда как Троттер был где-то посередине, несмотря на прилежную учебу.

Сбитый с толку, Троттер вновь поднял глаза от газеты.

– Как живу? А почему ты спрашиваешь?

– Просто любопытно, старина. – Джек спрятал коробочку с табаком в карман. – Ты женился?

– Нет. – Троттер зашелестел газетой, словно хотел напомнить, что Джек прервал его. – Я слышал, ты собирался жениться, – добавил он недовольным голосом, – но потом из этого вышел настоящий скандал.

Джеку не хотелось не только говорить о леди Эвелин, но даже думать о том огромном приданом, которого теперь добивается Уистлер. Наоборот, ему хотелось выяснить намерения Троттера в отношении Джулии.

Чтобы войти в доверие, Джек постарался вызвать сочувствие к себе.

– Когда человеку исполняется тридцать лет, он начинает думать о детях. Ты не согласен?

– Возможно, – осторожно ответил Троттер.

– Тогда ты, наверное, тоже подыскиваешь варианты. Кто-нибудь есть на примете?

На секунду Троттер стал похож на ищущего любви юнца.

– Никого, кого бы ты знал.

– А, значит, все-таки кто-то есть, таинственная женщина. Она из светского общества?

– Это та, которой я давно восхищаюсь, – признался Троттер.

– То есть она не принадлежит к светскому обществу. – Джек подошел к стулу Троттера. – Поскольку тебя интересуют деньги, как и меня, я полагаю, она состоятельна. Она догадывается, что ты охотишься за ее богатством?

Щеки Троттера покрылись красными пятнами, похоже, он был готов взорваться от возмущения.

– Я не такой, как ты, Ратледж. И не потерплю, чтобы ты оскорблял женщину. Она слишком хороша для таких, как ты.

– И кто же этот образец добродетели?

– Тебя это не должно волновать. – Вдали послышался бой часов, Троттер положил свернутую газету на стол. – Сейчас, прости ради Бога, я должен встретиться с братьями за обедом.

Джек не спеша отошел в сторону, наблюдая за уходящим Троттером. Он казался искренним и честным в своем желании жениться на Джулии. Но эта мысль почему-то вызвала в Джеке только негодование. Он бы с удовольствием двинул кулаком по этой розовощекой физиономии.

Черт, Джулия была слишком яркой и энергичной, что бы найти счастье с таким скучным типом. Тогда почему она не вытолкала его под зад коленом?

Если только его ухаживание не было маскировкой.

Беспорядочные подозрительные мысли крутились в голове Джека. Неужели этот ублюдок снабжает ее информацией для «Записок повесы»?

Глава 8

На прошлой неделе видели, как мистер Л. Ф. бил хлыстом свою гончую собаку. Дамы, опасайтесь мужчину с отвратительным характером. Если он набрасывается на своих слуг и животных, он может наброситься и на вас тоже.

«Записки повесы»

Этот дом ничем не отличался от других домов, стоявших вдоль тихой улицы на окраине Мейфэра. Он был построен из серого камня и располагался рядом с городскими особняками. Вокруг дома не было двора, всего несколько ступенек вели к простой белой двери с латунным кольцом. Здесь, под присмотром деспотичного отца, росла милая, кроткая Фейт.

На углу улицы Джулия дала извозчику наемного экипажа полкроны и попросила дождаться их возвращения. Довольный щедрой оплатой, тот надвинул налицо шляпу и устроился вздремнуть, сидя на облучке. Джулия подошла к Элфриде, и они шепотом еще раз обсудили свой план.

– Не переставайте разговаривать с Ригби, – напомнила ей Джулия. – Поинтересуйтесь его планами в отношении Фейт, взывайте к его милосердию, скажите, что она очень нужна нам в школе, – словом, говорите все, что угодно, чтобы отвлечь его внимание. Но я вас умоляю, не злите его. Я не хочу, чтобы вы пострадали.

В сером плаще и простом черном капоре Элфрила казалась мрачнее, чем когда-либо. Во всем ее облике читалась решительность.

– Не беспокойтесь, миледи. В свое время мне приходилось иметь дело и не с такими джентльменами.

Джулия знала, что это правда. Когда-то Элфрида работала в борделе и прошла тернистый путь, прежде чем попала в школу.

– Хорошо, в таком случае ждите сигнала.

– Вы мне крикните, когда будете у экипажа, – коротко кивнула Элфрида. – Это будет означать, что вы обе ждете там. Будьте осторожны, миледи, вам выпало самое сложное.

Джулия почувствовала прилив симпатии к Элфриде, которая все свои лучшие душевные качества скрывала за неприветливым и сердитым видом.

– Умоляю, дайте мне пять минут, чтобы добраться до места, прежде чем вы постучите в дверь.

Получив ободряющий кивок Элфриды, Джулия отправилась в сторону конюшен в закоулке.

Пространство между двумя рядами домов было достаточно широким для проезда экипажа, и на плотно утрамбованной земле виднелись глубокие следы, оставленные многочисленными колесами. Запах лошадиного навоза и мусора заставил Джулию прикрыть нос рукой в перчатке. Отсчитав в обратном порядке пятый дом, она толкнула калитку и пошла с тыла.

Джулия остановилась на минутку, чтобы собраться с мыслями. К ее облегчению, у небольшой конюшни не было видно ни одного человека. Листья раскидистого платана шептались на ветру, и сквозь ветки Джулия видела слабый блеск свечи в окне верхнего этажа.

Там ли Фейт? Все ли с ней в порядке?

Джулия дрожала, частично от холода, частично от страха, подвинулась вперед, прокладывая путь через заросший сад, пока не дошла до заднего двора дома. Она не позволит себе поддаться тревожным чувствам и сбежать отсюда.

Справа из-под опущенных занавесок виднелась тонкая полоска света. Джулия направилась к двери слева, которой, очевидно, пользовалась прислуга. В любом случае где-то рядом с ней находится лестница для прислуги.

Прошло уже пять минут? Джулия нащупала через плащ свои часы, но что толку смотреть время? Она мысленно досчитала до ста и взялась за дверную ручку.

Заперто. Что теперь?

Темные окна были слишком высоки, чтобы дотянуться, не говоря уже о том, чтобы открыть их и забраться внутрь. Не имея выбора, Джулия направилась к освещенной комнате в другой стороне дома, чтобы попытаться открыть дверь там.

Она осторожно заглянула в окно в щель между занавесками. Комната оказалась библиотекой, на столе горело несколько свечей, в свете которых плавал сизый дым. В следующее мгновение Джулия поняла почему. В кресле рядом с камином сидел крупный мужчина и курил сигару.

Гораций Ригби.

Он был одет, как джентльмен, но его очень загорелое, с правильными чертами лицо портила жесткая линия рта. Каштановые, редеющие на макушке волосы были аккуратно причесаны. Джулия увидела, как он наклонился и почесал за ухом лежащего рядом с креслом черного мастиффа.

У Джулии все сжалось внутри. Когда Ригби успел завести собаку? Неужели это животное такое же злое, как и его хозяин?

Три года назад, стоя у поручней корабля, Ригби резко обругал Джулию, когда взял у нее деньги и пообещал никогда не возвращаться. Ей тогда надо было подумать, что такой жестокий человек не сдержит своей клятвы… Нельзя было успокаиваться…

Но теперь обвинения в свой адрес ничем не помогут. Лучше оценить ситуацию и решить, что делать. Почему он до сих пор сидит здесь? Неужели их план с Элфридой провалился? Неужели он не пустил ее в дом?

Вдруг собака повернула свою массивную голову в сторону двери, то же самое сделал Ригби. Джулия вытянула шею и увидела, что лакей жестами указывал в сторону холла.

Элфрида. Спасибо, Господи, Элфрида пришла.

Лицо у Ригби было рассерженное, когда он о чем-то разговаривал с лакеем, и тот подобострастно отвечал ему. Потом он встал и вышел из библиотеки, мастифф пошел следом за ним.

Джулия подождала полминуты и взялась за ручку двери. К счастью, дверь легко открылась на хорошо смазанных петлях. Она проскользнула внутрь. В библиотеке пахло табаком и пылью. Очевидно, у Ригби была плохая экономка, или ее не было вообще, ведь он только что вернулся.

Сердце гулко стучало в груди, она прокралась к двери, за которой скрылся Ригби, и прислушалась. Откуда-то раздавались приглушенные голоса: низкий, вкрадчивый – Элфриды и сердитый – Ригби.

Их план был прост. Элфрида отвлекает Ригби, пока Джулия уводит Фейт через сад.

Но теперь на пути появилась опасность. Джулия молилась, чтобы собака не учуяла чужого человека в доме. Она чувствовала, что ладони в перчатках стали влажными. Стиснув зубы, она беззвучно выскользнула в коридор. Ее не встретил громкий лай, но она услышала рычание и потом окрик Ригби. Он крепко держал собаку за ошейник, не позволяя ей прыгнуть на Элфриду.

Джулия двинулась в поисках лестницы для прислуги. В стене она быстро обнаружила потайную дверь, толкнула ее и оказалась на узкой деревянной лестнице, ведущей в темноту. Если она встретится с прислугой, то скажет, что является подругой мисс Ригби и пришла по ее приглашению.

Но удача сопутствовала ей. Лестница была пуста, как и коридор наверху. Потертый ковер заглушал ее шаги. В доме стоял запах пыли и нежилого помещения, поскольку все три года здесь никого не было. Увидев пробивавшийся из-под закрытой двери свет, Джулия направилась прямо туда и дернула ручку.

Опять закрыто!

Когда экипаж доставил Джека к школе, дул резкий ветер. На парадное крыльцо с его величественными колоннами опустились сумерки, в нескольких окнах горел свет.

Было уже поздно. Все пошли на ужин. Он должен был вернуться несколько часов назад. Но даже эта мысль не могла испортить его восторженного настроения. Леди Удача улыбнулась ему сегодня. Он выиграл в карты две тысячи фунтов.

Джек вовсе не планировал играть, но встреча с Амбросом Троттером рассердила его. Ему необходимо было дать выход своему разочарованию, и он вернулся за карточный стол с единственной целью – обменяться несколькими остротами со своими друзьями. Однако через несколько минут игра затянула его, и время пролетело незаметно.

Две тысячи фунтов.

Эта сумма была лишь каплей в бесконечном море его долгов. Но этого было достаточно, чтобы расплатиться с Грешемом и Уистлером и с другими друзьями, чтобы заплатить за содержание дома.

Джек поднялся по широким ступенькам парадного входа. Он собирался заехать к деду, но игра увлекла его настолько, что он забыл обо всем, кроме ставок. И лишь когда подоспела естественная необходимость прервать игру, он вернулся к реальной жизни и понял, что время уже позднее.

Черт возьми! Дед и не ждал его, кроме того, он понимал влечение внука к картам. Уиклифф будет доволен, когда узнает, что Джек неожиданно выиграл. Но отметить это они еще успеют, а пока он должен завершить свои дела в школе леди Коруин и заставить Джулию прекратить выставлять его имя и имена его друзей в неприглядном свете.

«Но она говорит только правду, – услужливо подсказало Джеку его сознание. – Ты заслужил отказ Эвелин. В конце концов, ты не сдержал обещания не играть больше».

Джек отогнал от себя эти мысли. Он собирался бросить играть после свадьбы, а не до нее. А в качестве мести Джулии за то, что она вмешалась в его планы, он избавится от ее скандальной газетенки раз и навсегда.

Сегодня, пока удача на его стороне, он прокрадется к ней в спальню, уговорит Джулию отбросить все моральные запреты, а вместе с ними и снять свою чопорную одежду. Потом, когда они утолят свою страсть и она уснет в изнеможении, Джек поищет доказательства.

Джек впал в эйфорию. Он представил, как будет покорять ее, растапливать ее холод и превращать строгую директрису в страстную любовницу. Возможно, он даже отложит раскрытие секрета и на время задержится в школе, пока сполна не насытится ею…

Когда он подошел к двери, она распахнулась и из нее стремительно выбежала Маргарет Прингл. Ее седые волосы контрастно выделялись в темноте, а черная шаль скрывала миниатюрную фигуру. Джеку вдруг захотелось подхватить ее на руки и покружить, хотя он не мог сказать ей, по какой причине чувствовал себя так, словно завоевал весь мир.

– Мистер Джекман! Слава Богу, вы вернулись.

Догадываясь о причинах ее волнения, Джек весело подмигнул ей.

– Леди Джулия сердится за мое опоздание? Я беру это на себя.

– Дело не в этом. – Она вцепилась в рукав Джека. – Случилось самое ужасное.

– Что такое? – Джек положил руку на ее хрупкое плечо, чувствуя, как исчезает приподнятое настроение.

– Фейт пропала. Приехал ее отец из Вест-Индии, и я боюсь, что она вернулась к нему.

– Понятно, – ответил Джек, хотя ничего не понял. – Значит, школа осталась без учителя рисования.

– Это не самое важное. Видите ли, леди Джулия три года назад спасла Фейт из больницы. Бедную девочку избили за то, что она рисовала вместо уборки дома.

– Ее избил отец? – догадался Джек. По щекам миссис Прингл текли слезы.

– Леди Джулия заплатила ему, чтобы он уехал навсегда. Он очень злился, что она вмешалась, и угрожал…

– Что?

– Он угрожал убить леди Джулию, если когда-нибудь встретится с ней снова. Но она все равно поехала за Фейт. Пожалуйста, помогите, пока не поздно.

В пустом коридоре Джулия прижалась губами к дверной щели.

– Фейт, – прошептала она так громко, как только могла, – это леди Джулия. Ты здесь?

Ей никто не ответил.

Может, ее избили или она умерла? Да здесь ли она? Она должна быть здесь. Должна.

Сдерживая панику, Джулия дернула ручку двери. Если бы у нее была сила выбить деревянную панель. Если бы только у нее была пилка, она могла бы справиться с замком…

Глянув вниз, она задохнулась от удивления. Какая она глупая! В замочной скважине торчал огромный железный ключ. Джулия быстро повернула его и открыла дверь.

Спальня была маленькой и отличалась аскетизмом. На окне висели мрачные коричневые шторы, у стены стоял простой умывальник и сундук. Узкая кровать пустовала, рядом на столе горела одинокая свеча.

Джулию охватила тревога. И только когда она вошла в спальню, она заметила фигурку на стуле рядом с дверью. Это была Фейт. Она сидела, опустив голову и плечи, и каскад тяжелых каштановых волос свободно ниспадал до колен. Вся ее поза говорила о покорности и смирении. Слава Богу, похоже, физических повреждений у нее не было.

Но что же сделал с ней этот страшный человек, чтобы так легко сломить ее дух?

Джулия тихонько прикрыла дверь и опустилась на колени рядом со стулом. Она взяла холодные руки Фейт и стала растирать их, пытаясь согреть.

– Фейт, – пробормотала она, – скажи мне, что случилось?

Поначалу казалось, что Фейт находится в глубоком трансе. Потом она пошевелилась и, не поднимая головы, прошептала:

– Уходите, миледи, скорее, он не должен застать вас здесь.

– Мне необходимо поговорить с тобой, хотя бы посмотри на меня.

Джулия осторожно взяла ее за подбородок и подняла лицо к слабому свету. На бледной щеке красовался большой багряный кровоподтек.

– Боже мой, он ударил тебя!

– Ему пришлось это сделать, я сама спровоцировала его. – Глаза Фейт наполнились страданием. – Я… я сказала, что останусь, только если он позволит мне рисовать.

Внутри Джулии все скрутило от сострадания и ярости. Фейт, кроткая и мечтательная душа, нуждалась в отцовской защите, она не заслужила жестокого обращения. Отец должен был поощрять Богом данный ей талант, а не заставлять трудиться в роли бесплатной служанки. И запуганной к тому же.

– Я не позволю тебе остаться здесь. Ни на минуту.

– Но я должна остаться. – В голубых глазах вспыхнула паника. – Это мой долг как дочери, и, если я не подчинюсь, он будет меня бить…

– Ш-ш-ш, предоставь его мне. А сейчас я хочу, чтобы ты думала только о том, как сильно ты нужна школе. Дети ничего не смогут сделать без тебя. Только подумай, сколько увлекательных уроков ты должна им еще дать. Немного позже нам надо запланировать художественную выставку, – добавила Джулия, зная, как Фейт дорожит своими учениками. – Теперь пойдем, нам нельзя терять время, – сказала она, видя слабое оживление на лице Фейт и помогая ей встать. – Нужно действовать очень тихо. Справишься, дорогая?

Фейт вздрогнула, но медленно кивнула в ответ.

– Я… я очень хочу вернуться, но боюсь.

Джулия тоже боялась. Если их схватят… Но она храбро улыбнулась и обняла Фейт за тонкую талию.

– Тогда держись за меня – и ни звука.

Джулия открыла дверь в темный пустой коридор. Они вышли, и она повернула ключ в двери, чтобы ничто не указывало на их побег. Придерживая Фейт, Джулия направилась к лестнице. Они преодолели только половину пути, когда какое-то движение в темноте предупредило ее об опасности.

К ужасу Джулии, дорогу им преградил рычащий мастифф.

Джек бросил один взгляд через заднее окно и сразу понял всю серьезность сложившейся ситуации.

Скрываясь в кустах сада, он изучал обстановку через щель в занавесках. В небольшой библиотеке горел камин и были зажжены свечи. Гораций Ригби стоял спиной к зашторенным окнам. Ростом выше среднего, он выглядел крепким и здоровым с загоревшей под тропическим солнцем кожей. Этот человек ходил взад-вперед перед тремя женщинами, каждая из которых сидела на стуле со связанными за спиной руками. Слева была мисс Ригби с опущенной головой и рассыпанными по плечам волосами. В середине находилась Элфрида Литтлфилд – единственная, у кого был кляп во рту. И наконец, на третьем стуле, вздернув подбородок и глядя прямо на Ригби, сидела Джулия.

«Он грозился убить леди Джулию, если когда-нибудь увидит ее опять».

Вспомнив эти слова Маргарет Прингл, Джек пришел в дикую ярость. Ему захотелось избить это животное до полусмерти. Но он не мог, пока женщин охранял этот чудовищный мастифф. Собака стояла смирно, обнажив зубы, словно ждала команды напасть на своих жертв.

Джек покрылся потом, несмотря на прохладный вечер. Все оказалось намного серьезнее, чем он предполагал. После тщательного изучения местности Джек планировал постучать в дверь, поговорить с Ригби по-мужски и вернуть Фейт в школу. Если Ригби откажется, в качестве убеждения Джек воспользовался бы кулаками.

Но собака оказалась сюрпризом, которого он не ожидал. По приказу хозяина мастифф мог перегрызть глотку любому.

Прислонившись к каменной стене, Джек напряженно думал. Что намерен делать Ригби? Он пытается запугать Джулию? Или хочет серьезно отомстить за свое изгнание в Вест-Индию?

«Он грозился убить леди Джулию, если когда-нибудь увидит ее опять».

У Джека похолодела кровь. Ригби должен быть сумасшедшим, если думает, что ему сойдет с рук причинение вреда трем женщинам, даже если одна из них – его дочь, у второй вообще нет семьи, а от третьей восемь лет назад отреклись родители-аристократы. Но он, возможно, считает, что наказание Джулии и возврат дочери стоят риска быть посаженным в тюрьму.

Джек тоже рисковал. У него была репутация человека, которого пожертвовать собственной головой в скачках, на дуэли, заключая пари. Но на этот раз ставки были слишком высоки.

Конечно, своим небольшим карманным ножиком он не сможет справиться одновременно с Ригби и мастиффом. Черт побери! Да он обменяет свое поместье рядом с Уимблдоном – все, что у него осталось, – на пару пистолетов.

С другой стороны дома послышалось, как поворачивается ключ в замке. Джек спрятался в тень, увидев, как по темной тропинке в сторону конюшни направляется лакей с фонарем в руке. Через несколько минут он вывел лошадь, запряженную в небольшую двуколку, закрепил поводья и вернулся в дом.

Джек напрягся. Должно быть, Ригби уезжает. Но он не сможет забрать с собой всех трех женщин, по крайней мере, в этой двуколке. Когда этот подлец выйдет один, Джек сможет справиться с ним и освободить их.

Если только, перед тем как покинуть дом, Ригби не собирается совершить убийство.

– Вам не сойдет это с рук, – в который раз повторила Джулия. – Если мы немедленно не вернемся в школу, другие учителя вызовут караульного.

По крайней мере, она надеялась, что они не станут зря терять время. Сколько Маргарет и Доркас станут ждать? А Джек? Вернулся он уже в школу, или что-то задержало его?

Связанная и с кляпом во рту, Элфрида сидела рядом с Джулией, и в ее глазах она прочла решимость. Они должны действовать самостоятельно, потому что даже к лакею не могут обратиться за помощью. Этот злобный человек был вместе с собакой наверху, угрожая отдать команду наброситься на них, если они не подчинятся, а потом помог Ригби связать им руки.

Ригби только рассмеялся в ответ на слова Джулии.

– Когда придут ваши друзья? Через несколько часов? К тому времени мы с дочерью будем уже далеко.

Эта новость испугала Джулию. Она глянула на Фейт. Но та, похоже, снова погрузилась в свои мысли.

– Где, интересно?

– Вернемся в Вест-Индию, конечно. Те деньги, которые вы так любезно подарили мне прошлый раз, я успешно вложил в плантацию сахарного тростника. А со мной – еще один джентльмен. – Он бросил в камин остаток сигары и ухмыльнулся, глядя на Джулию. – Хотя слово «джентльмен» я употребил слишком вольно. Бакленд настолько умен, что обманул здесь, в Лондоне, банк. Он сбежал из Ньюгейтской тюрьмы и со значительной суммой денег отправился на Барбадос.

– Преступник – неподходящая компания для вашей дочери.

– Это мне судить. – Ригби подошел к Фейт и погладил ее по спутанным каштановым волосам. – Англичанки – редкость в тропиках. Бакленду нужна жена, и за такую он заплатит хорошие деньги.

Джулия замерла. Он продаст преступнику собственную дочь?

Фейт съежилась от его прикосновений.

– Папа, пожалуйста, оставь меня здесь. Я не хочу замуж…

– Молчать! – огрызнулся Ригби. – Твоя обязанность – делать то, что я говорю.

– Ей двадцать два года, она взрослая женщина, – холодным тоном произнесла Джулия. – У вас нет никаких прав на нее, особенно после того, как вы нарушили наш договор. Вы дали слово никогда не возвращаться, никогда не беспокоить ее снова.

Ригби развернулся к ней, замахиваясь, чтобы ударить, и Джулия невольно сжалась.

– Вы забываете, миледи, что это у вас нет прав…

– Сэр, – в дверях появился лакей, – двуколка готова.

Ригби сердито посмотрел на Джулию и опустил руку, потом обошел стул Фейт, чтобы развязать ей руки.

– Пойдем, дочь, – масляным и льстивым голосом сказал он. – Нас ждет корабль.

Фейт потерла покрасневшие запястья, распрямила плечи и посмотрела на отца.

– Я не могу, – прошептала она. – Я не поеду.

– Ты поедешь, – стальным голосом сказал Ригби. – Если, конечно, не хочешь, чтобы я спустил на твоих друзей Люцифера.

Услышав свое имя, мастифф зарычал.

Фейт вздрогнула и бросила полный безысходности взгляд на Джулию, прежде чем ухватиться за предложенную руку отца. Он резко дернул ее, чтобы поставить на ноги, и подвел к лакею.

– Отведи ее в двуколку, – приказал Ригби. – Можешь воспользоваться той дверью. – Он указал на занавески, закрывавшие дверь, через которую в дом проникла Джулия.

Эти двое исчезли в клубах прохладного воздуха, ворвавшегося через открытую дверь. Люцифер направился за ними, но Ригби скомандовал ему остаться.

Жалобно подвывая, мастифф стал расхаживать перед окном, словно сердился на исчезновение одного из пленников.

– Люцифер! – резким голосом сказал Ригби и щелкнул пальцами.

Собака поджала хвост и легла у ног хозяина, хотя было заметно, что она взволнована и косит глазами на дверь.

– Бедный мальчик чувствует себя обманутым, ведь вас осталось двое, – скривив губы, заметил Ригби. – Интересно, если я дам ему команду, на кого он сначала набросится… на кислую старую ведьму или на красивую молодую леди?

Джулию охватил ужас. Она попыталась пошевелить руками, но они были крепко связаны. В глазах Элфриды она видела отображение собственного страха. Теперь стало понятно, почему Ригби заткнул рот Элфриде, а не ей. Он наслаждался перспективой услышать мольбы Джулии сохранить им жизнь.

– Отпустите нас, – с напускной холодностью заявила Джулия. – Вам будет только хуже, если вы оставите нас связанными.

– Хуже будет вам. Ваши друзья в конце концов придут, но можно только представить тот ужас, который они испытают, обнаружив два растерзанных злобной собакой тела.

К горлу Джулии подступила тошнота. Она с большим трудом старалась не сводить глаз с Ригби. На первый взгляд он в своей отлично сшитой одежде производил впечатление джентльмена. Но Джулия знала, какая жестокость кроется под этой маской, и нисколько не сомневалась в его способности осуществить свою угрозу.

– Но вас поймают и будут судить за убийство. Вы хотите, чтобы вас приговорили к смертной казни?

– Меня не поймают, миледи, – рассмеялся Ригби. – Скоро я буду очень далеко отсюда, а за преступление ответит бедный Люцифер.

Из-за двери в сад донесся какой-то странный скрежещущий звук. Мастифф вскочил, залаял и бросился к двери. Ригби пошел за собакой, недовольно ругаясь в адрес лакея, открыл дверь, и собака рванула в темноту.

– Люцифер!

Нахмурив брови, Ригби оглянулся на женщин, потом стал пристально всматриваться в темноту, туда, куда предположительно помчался мастифф. Его далекий лай смешивался с недовольными окриками Ригби.

Фейт, со страхом подумала Джулия. Она яростно пыталась справиться с веревкой, которая держала ее запястья. Тим в двуколке ждала Фейт. Что, если мастифф напал на нее?

Боковым зрением Джулия уловила едва заметное движение в коридоре. Повернув голову, она замерла, потрясенная.

В библиотеку вошел человек. Джек?

Он низко пригнулся, кроме свободной рубашки и бриджей, на нем ничего не было. Неужели Джек принесет им спасение? С взъерошенными волосами и сжатыми кулаками он совсем не был похож на кроткого и воспитанного учителя математики. Джек встретился взглядом с Джулией, прижал палец к губам и подмигнул ей. Джулия сдержала крик благодарности и мольбу спасти Фейт.

Он подкрался к Ригби, который продолжал выкрикивать приказы – сначала собаке, потом пропавшему лакею.

– Люцифер! Смизерс! Куда ты, черт возьми, пропал? Верни сюда собаку…

Джек набросился на Ригби, схватив его за шиворот, он дернул его назад и одним движением захлопнул ногой дверь. Ригби выплюнул ругательство и замахнулся кулаком. Но Джек встретил его удар и нанес собственный. У Ригби клацнули зубы, он пошатнулся и рухнул на стол. Джек кинулся на него, нанося удары в живот.

Мастифф, услышав шум в доме, прыгал на дверь со стороны улицы и яростно лаял. Джулия думала только о Фейт, которая осталась там, на улице, где сейчас бесновалась собака.

– Джек, – крикнула она, – там собака. Она набросится на Фейт.

Но Джек был занят Ригби. Они сцепились на полу, Джек один за другим наносил сильные удары, и Ригби был вынужден лишь слабо защищаться.

– Миледи! – раздалось из-за двери. – Я в безопасности.

В дверях показалась Фейт и сразу же бросилась к ним, испуганно глядя на драку. Она опустилась на колени и стала развязывать руки Элфриды.

– Мистер Джекман… Он расправился с лакеем и велел мне ждать там… Но я не могла оставить вас связанными.

Руки Элфриды были свободны, она сама избавилась от кляпа во рту, а Фейт дрожащими руками стала развязывать узлы на запястьях Джулии.

– Это я виновата, – бормотала Фейт. – Простите меня…

– Успокойся, дорогая, ты в безопасности, и это – главное.

Веревки, наконец, были сняты, и Джулия смогла пошевелить онемевшими пальцами. Она вскочила со стула в поисках чего-нибудь тяжелого, чтобы ударить Ригби.

Но борьба уже закончилась. Джек придавил избитого, истекающего кровью Ригби лицом в пол и с диким блеском в глазах прижал к его горлу лезвие ножа.

– Оттащи свою собаку, Ригби, или я перережу тебе глотку.

Глава 9

Берегитесь, леди. Промотав состояние за игровыми столами, виконт У. охотится за богатой наследницей.

«Записки повесы»

Вернувшись домой, Джулия остро сознавала присутствие рядом Джека. Темноту такого родного и уютного холла смягчал свет масляной лампы, оставленной на столе у лестницы. На часах было только половина десятого, а казалось, что прошла уже целая вечность, с тех пор как ее безопасный, уютный мир перевернулся с ног на голову.

Двое крепких караульных забрали Ригби и его слугу в тюрьму, мастифф был отловлен. После того как Джулия и учителя дали показания в магистрате, Джек всех проводил в школу.

Теперь Доркас и Маргарет хлопотали над Фейт, возмущались безобразным поведением ее отца и выражали свое сочувствие пострадавшей.

– Пойдем, дорогая, ты очень устала, – сказала Маргарит. – Там наверху приготовлен чай с яблочным пирогом и твоими любимыми фруктовыми пирожными.

– Минутку. – Оставив всех, Фейт, сияя, подошла к Джеку. – Благослови вас Бог, мистер Джекман… за то, что вы спасли нас.

– Скорее, благослови вас Бог, – улыбнулся Джек, – что внесли разнообразие в скучный субботний вечер.

– Вы слишком галантный кавалер, – отрывисто сказала Элфрида, и при этом в голосе ее не было обычных злобных ноток. – Но могу добавить, сегодня вы доказали, что являетесь достойным пополнением нашего коллектива.

– Я счастлив быть к вашим услугам, – с поклоном ответил Джек.

Все, за исключением Джулии, стали подниматься по лестнице, не переставая бурно обсуждать случившееся. Она наблюдала за ними, держась за колонну винтовой лестницы. Дети уже спали, и Тео спал. Ей ужасно хотелось поцеловать его на ночь и поблагодарить Бога, что даровал ей жизнь, чтобы она могла и дальше любить своего сына.

Но ей очень хотелось поговорить с Джеком наедине. По правде говоря, именно он являлся источником ее внутреннего беспокойства.

Ей необходимо заново оценить человека, который перехитрил злодея, дрался с холодной расчетливостью и впоследствии с прирожденным чувством власти, взял на себя всю заботу. Конечно, Джулия была ему безмерно благодарна за проявленный героизм. Но ее шокировала его жестокость.

И ее собственная тоже.

Она повернулась и заметила, что Джек смотрит на нее. Он стоял в тени, окутанный тайной, с непроницаемым лицом. До сегодняшнего вечера Джулия смотрела на него просто как на привлекательного мужчину, который знает о том, какой эффект производит на женщин, и пользуется этим к полной мере. Но в Джеке было скрыто намного больше достоинств. Джулия чувствовала: она что-то упустила, что-то такое, что не поддавалось ее пониманию. И это лишь подчеркивало, как мало она знает о нем и о его прошлом.

Кто такой Уильям Джекман? Как она могла не заметить, что перед ней предстал человек с немалым жизненным опыты? Опытом, который позволил ему выйти из этой смертельной схватки с Ригби, не получив ни единой царапины. На такое способен только мужчина, кое-что повидавший в жизни.

В тишине мягко тикали часы.

– Я тоже, как и все остальные, не знаю, как благодарить вас за все, что вы сделали.

– Мне было приятно помочь вам.

От легкой ухмылки на его щеках появились обаятельные ямочки. Джулии стало легко от его улыбки, но в ней шевельнулось беспокойство. Он наслаждался жестокой дрожью опасности, его возбуждал риск.

А разве у нее самой не появилось чувство эйфории, когда все закончилось? Мир вдруг стал ярче и острее, словно все ее чувства обострились при виде поверженного и окровавленного Горация Ригби. Она вспомнила, как страстно ей хотелось, чтобы Джек наказал его…

Джек провел пальцами по волосам, и Джулия заметила ободранную кожу на косточках пальцев.

– Вы не сказали, что вам требуется помощь. Пойдемте со мной.

Взяв лампу, она направилась по коридору в заднюю часть лома. Джек шел рядом с ней.

– Могу я спросить, куда мы направляемся?

– На кухню. Я храню там аптечку на тот случай, если дети поранятся.

– Понятно. Тогда идем на кухню.

По его снисходительной улыбке Джулия поняла, что его совсем не интересовала аптечка. Впрочем, и ее тоже. Это был лишь повод побыть наедине.

Там она сможет задать волнующие ее вопросы, сказала себе Джулия. Как директриса школы, она должна знать биографию каждого учителя. Похоже, Джек утаил некоторые важные подробности.

В колеблющемся свете лампы они спустились по лестнице к кухне. Ночные тени скрывали огромное помещение. В воздухе ощущался аромат свежего хлеба, жареного мяса, сладкой выпечки. Повара уже отправились спать, ведь завтра им предстоит встать до рассвета, чтобы приготовить завтрак. В огромной плите оранжевым светом мигали угли, отбрасывая отблески на кастрюли и сковородки, развешанные по стенам.

– Подождите здесь. – Джулия указала Джеку на огромный деревянный стол в центре кухни.

С лампой в руках она зашла в большую кладовку и достала небольшую деревянную коробку, где хранилось все не обходимое на случай порезов и царапин. Когда она обернулась, оказалось, что Джек стоит рядом с ней.

Внезапное влечение перехватило дыхание Джулии, но Джек, оказалось, всего лишь изучал полки с продуктами.

– Мы пропустили ужин, – напомнил Джек, внимательно рассматривая запасы. – Не перекусить ли нам?

В желудке у Джулии образовался такой тугой комок, что она даже думать о еде не могла. Сейчас она бы предпочла объятия его рук и поцелуи.

– Я не буду, а вы возьмите все, что хочется.

Их взгляды встретились, и Джулия вспыхнула, понимая, как он может истолковать ее слова. По-видимому, не подозревая о ее внутреннем смятении, Джек подошел к полке, чтобы взять сыр.

Джулия приказала себе успокоиться. Она поставила коробку на стол и направилась к раковине, чтобы наполнить водой кувшин.

Джек хочет ее, все его поведение говорит об этом. Позволит ли она ему вольности? Если она свяжется с учителем, она рискует потерять чувство собственного достоинства, которое придавало ей силы последние восемь лет. Но было все труднее думать о себе только как о работодателе Джека. Своим сегодняшним поступком он утвердил себя как равного ей, и в этом качестве был еще более неотразим.

Когда Джулия вернулась к столу, Джек уже приготовил небольшой ужин. Толстые куски стильтона,[3] свежий хлеб, масло, ломти сочной ветчины. Он вытер яблоко о собственную рубашку, откусил и передал его Джулии.

– Хотите откусить?

В этих словах скрывался несомненный вызов, обещание близости, исполнение всех ее желаний. «Запретный плод, говорила его дьявольская улыбка. Это то, чего ты хочешь, что тебе нужно, чего ты жаждешь».

– Нет, спасибо, – сдержанно ответила Джулия. – Я хочу осмотреть вашу руку.

Доедая яблоко, Джек смиренно позволил ей руководить собой. Но в его взгляде никакой кротости не было. Он пристально смотрел на нее, ни разу не поморщившись, когда она погрузила его правую руку в кувшин и потом осторожно промокнула ее салфеткой. Его близость обострила чувства Джулии. У него были длинные и гибкие пальцы, и она запрещала себе думать о том, как они прикасаются к ее телу.

– Меня застигла врасплох новость о прошлом мисс Ригби, – заметил Джек. – А какие секреты я должен знать о других учителях?

– Секреты?

– Может, у миссис Прингл есть муж, который прожинает отдельно и вынашивает идею похитить ее? Или Доркас Смайдер преследует злодей, которого она обманула в прошлом? А может, следует ожидать нападения обозленного родственника на Элфриду Литтлфилд?

Блеск зеленых глаз говорил о том, что он дразнит Джулию… но не только. Что она должна рассказать ему? За исключением Джека, Джулия и вся ее команда были, каждый по-своему, изгоями общества, и желание обрести семью свело их вместе. Но о себе ей надо молчать, иначе это неизбежно вызовет вопросы о том, о чем она предпочитала не распространяться.

– Я думаю, у всех у них были свои неприятности в жизни, – медленно произнесла Джулия. – Маргарет оттолкнул единственный внук, у Доркас погиб жених, а Элфрида… Она родилась в богатой семье, но много лет обстоятельства заставили ее работать в таверне. – Вообще-то это был бордель, но Джеку не следует об этом знать. – Как видите, в их прошлом больше неудач, чем опасностей.

– Любопытно, – Джек наклонился ближе, – кто же проник в школу на прошлой неделе? Не было ли его целью причинить вред кому-то из учителей?

– Но это глупо.

– Тогда, возможно, его целью были вы, миледи, поскольку он залез в ваш кабинет.

Джек не знал, сколько бессонных ночей провела Джулия, размышляя именно о такой версии. Что, если кто-то искал подтверждение?..

– Если бы преступник охотился за мной, он бы поднялся наверх.

– Справедливо. Но вместо этого он перерыл все бумаги. Как вы думаете, что он искал?

«Вы даже представить себе не можете».

– Конечно, деньги. Что же еще нужно ворам?

– Вовсе не обязательно. Может, это был Ригби, искавший документ, который вы заставили его подписать? Ведь этот договор запрещал ему возвращаться в Англию.

– Он не имеет юридической силы. Наше соглашение было устным.

– Значит, этот человек искал нечто другое, что известно только вам.

– Не будьте смешным! – Джулия с трудом выдержала его взгляд.

– У каждого есть свои секреты, миледи.

– В таком случае невежливо пытаться выведать их, сэр. Раздражение заставило Джулию говорить резко, но она не станет извиняться. Пусть лучше вспомнит, кто платит ему зарплату. С этими мыслями Джулия положила руку Джека себе на колени, где по привычке расстелила полотенце, как всегда поступала, когда обрабатывала детские синяки и царапины.

Уильям Джекман не был ребенком. Его тяжелая рука лежала на ее коленях, через платье и сорочку она ощущала ее тепло и чувствовала, как напряглась грудь. Раздраженная Предательством собственного тела, Джулия еще раз промокнула сухим полотенцем руку и смазала ободранные косточки пальцев мазью.

– Теперь моя очередь задавать вопросы, – заявила Джулия, чтобы он больше не касался ее прошлого. – Скажите мне…

– Подождите. – Джек предупредительно поднял неповрежденную руку. – Это считается частью нашей игры? Потому что в таком случае вам придется ограничиться только одним вопросом.

В глазах Джека снова мелькнул огонек, заставляя ее расслабиться. Она едва сдержала себя, чтобы не улыбнуться ему в ответ, как глупая, безумно влюбленная девчонка.

– Учитывая обстоятельства, игра временно приостановлена. Теперь отвечайте мне. Где это сын священника научился так мастерски драться?

– Все мальчишки участвуют в драках, пока растут. – Джек обезоруживающе улыбнулся. – Такова природа мужчин.

– Вы продемонстрировали исключительный опыт в драке с Ригби, но при этом практически не пострадали сами. Такого можно достичь только практикой.

– Я брал несколько уроков в боксерском клубе, когда был помоложе, – пожал плечами Джек. – Кроме того, мне помог эффект неожиданности, и удача была на моей стороне.

Это скромность подсказала Джеку преуменьшить свой уровень мастерства? Или он скрыл о себе какую-то правду?

– Мне кажется, вы сами сотворили свое везение, не многие справились бы так, как это удалось вам.

Лицо Джека стало серьезным. Он доел яблоко и погладил руку Джулии.

– Мне действительно повезло, миледи, не заблуждайтесь на этот счет. Я не знаю, что бы я делал, если бы Ригби не отправил Фейт с лакеем на улицу. Но когда это произошло, потом уже было не так трудно поодиночке одолеть своих противников.

Легко? В темноте сада Джек одним точным ударом справился с лакеем, проводил Фейт назад в дом, прежде чем вернуться и поскрестись в дверь, чтобы привлечь внимание собаки. Таким быстрым решительным действиям невозможно было научиться, преподавая математику.

– Откуда вы знали, что Ригби позволит мастиффу выйти?

– Предположил…

– Потом вы побежали к другой двери. Но если бы она была закрыта?

– Смизерс открыл ее. Вы забыли, я знал, что она все еще открыта, потому что тайно отправил мисс Ригби назад в дом.

– Но если бы вы споткнулись в темноте и упали?

Джек улыбнулся уголками губ.

– У меня бы не было ни единого шанса, миледи. Злой пес был настроен разорвать меня на части.

Джулия вздрогнула. От воспоминаний о раскрытой пасти мастиффа у нее задрожали руки, пока она искала бинт и коробочке. Как он мог так спокойно рассуждать перед лицом опасности? Ее в тот момент охватил такой ужас, что они до сих пор его ощущала.

– Ригби угрожал натравить собаку на Элфриду и меня. Если бы вы не появились в тот момент…

Когда Джулия попыталась забинтовать его руку, Джек вял у нее бинт и положил назад в коробку. Он обхватил руками ее лицо, и она увидела, что от легкомыслия на его физиономии не осталось и следа. Взгляд был холодным и жестким.

– Я появился вовремя. Ригби в тюрьме, и он больше никогда не побеспокоит вас и Фейт.

– Но если его отпустят? – озвучила Джулия свое самое глубокое опасение.

– Я прослежу, чтобы этого не случилось. Ему предъявят обвинение в попытке похищения и вывезут в Австралию для пожизненного заключения.

– Но как вы добьетесь этого? Вы – простой учитель, обычный человек, а у Ригби – связи с влиятельными людьми.

– На этот раз он угрожал даме. – Джек прищурил глаза. – Вам. Ни один суд не простит преступления в отношении невинных женщин. Единственное, о чем я сожалею, – что не убил его.

– Я хотела, чтобы вы сделали это. – Джулия замолчала, шокированная собственными страшными мыслями. Она покачала головой, пытаясь избавиться от кровожадных помыслов, которые делали ее такой же отвратительной, как и Ригби. Ведь Фейт все-таки не желала смерти своему отцу. – Нет, я, конечно, не права. Я ненавижу насилие.

– И все же поражение Ригби доставило вам удовольствие.

Джулия не могла это отрицать. С тех пор как она заплатила Ригби огромную сумму, чтобы он покинул Англию, она не испытывала такого триумфа, какой пережила вечером, когда увидела его, избитого и окровавленного. Это была долгожданная расплата за годы издевательств над дочерью.

Возможно, ей хотелось, чтобы Ригби расплатился за грехи всех мужчин, которые терзали женщин. Включая отца Тео.

– Он заслуживает наказания, – парировала Джулия, – но вряд ли благородно получать удовольствие от расправы над ним.

– Правильно, потому что это естественная реакция на преодоление смертельной опасности. – Все еще удерживая ее лицо в своих руках, Джек осторожно погладил большими пальцами ее виски. – То, что вы сейчас переживаете, – это радость, что остались живы. Вы чувствуете, как пульсирует кровь в венах, и ощущаете каждый свой вздох.

«Нет, – подумала Джулия, – это благодаря вам я чувствую себя живой».

В его лице была непреклонная мужественность, твердые черты смягчали крошечные морщинки у глаз. Уголки упрямо сжатых губ часто поднимались в улыбке, словно он получал величайшее удовольствие от окружающего его мира.

Джулии хотелось разделить с ним это удовольствие.

Джек наклонился еще ближе.

– Соприкосновение со смертью пробуждает желание насладиться жизнью в полной мере. Вы не согласны, миледи?

Джек флиртовал, но Джулия тоже умела делать это. Не в силах остановиться, она провела пальцем по его нижней губе, как это накануне сделал он.

– Мне бы очень хотелось услышать, как вы произносите мое имя.

Его глаза потемнели.

– Джулия.

Он прижался к ее губам легким дразнящим поцелуем, и по всему телу Джулии распространилась волна страстного желания. Она нестерпимо жаждала его любви.

Джулия обхватила руками его широкие плечи, боясь растаять и превратиться в лужицу у его ног. На губах Джека остался привкус яблока, этого прелестного запретного плода. Его язык проник к ней в рот, и она сразу раскрылась навстречу. Безумный голод, с которым он терзал ее губы, породил в ней волну чувственного наслаждения. Конечно, она целовалась с мужчинами раньше, но не последние восемь лет и не так интимно. И никогда поцелуи не будили в ней такого необузданного желания.

Джулия обнаружила, что сидит у него на коленях, прижимаясь к груди. Руки Джека блуждали по ее спине, словно пытались предотвратить ее побег. Но она сама по доброй воле отдалась в объятия страсти. Джулия крепко обнимала его за шею, гладила по волосам, по легкой щетине на лице, ощупывала мускулистую грудь. Их поцелуй становился все глубже, они пробовали друг друга на вкус, и где-то в глубине подсознания Джулия была удивлена масштабом своих все более необузданных желаний.

Нельзя позволять себе думать о близости с Джеком. Это слишком дорого обойдется ей, потому что если он узнает один из ее секретов, он захочет узнать их все. Но она обязательно, обязательно позволит себе насладиться этим моментом.

Боже мой, да ничего в ее жизни не было приятнее объятия его рук. С нарастающей страстью Джек коснулся лифа и скользнул рукой внутрь, прикасаясь к мягкой груди. Джулия задохнулась от пронзившего ее наслаждения.

Джек оторвался от ее губ, но не разжал объятий.

– Джулия… дорогая… Я хочу тебя, но только не здесь.

Затуманенное сознание Джулии пыталось понять его слова, но ей не хотелось думать о существующих в мире правилах поведения.

– Мы одни, – Джулия потерлась щекой о его щеку, – сюда никто не придет.

Джек тихо засмеялся.

– Возможно, когда-нибудь мы воспользуемся этим стоном, дорогая, но не сегодня.

Джек обнял Джулию за талию, приподнял и поставил на ноги. Потом встал сам и прижался к ней. Новая волна желания затмила все остальные мысли Джулии.

– Пойдем, – пробормотал Джек, – нам надо идти.

Джек уходит. Джулия почувствовала острую боль разочарования, хотя она знала, что это неизбежно. Они уже нарушили неписаный кодекс взаимоотношений между учителем и директором. Она не станет умолять его остаться, иначе это уже будет полным безумием.

Вся во власти искушающих мужских ласк, Джулия позволила Джеку проводить ее через кухню к служебной лестнице. Они поднимались по лестнице, без конца останавливаясь для поцелуев и нежных объятий.

Так продолжалось до тех пор, пока они не дошли до спален наверху. Холодная реальность охладила пыл Джулии.

– Джек…

Он ткнулся носом в ее волосы, осторожно прикусил мочку уха, заставляя ее вздохнуть.

– Ш-ш-ш, дорогая, через мгновение мы уединимся.

Придерживая Джулию за спину, Джек повел ее по коридору в направлении спальни.

«Откуда ему известно местоположение моей спальни?» Однако эту мысль мгновенно вытеснила другая, более тревожная. Джек намеревался, пользуясь обстоятельствами, овладеть ею. Она сама дала ему повод поверить, что ей этого хочется. Как она могла так сглупить? Как он мог так быстро воспользоваться этим?

Джулия освободилась от его соблазнительной близости.

– Нет, – с силой прошептала она, – я не могу пойти на это.

Джек вновь приблизился к ней, пальцы прикоснулись к лицу.

– Можешь. – В его голосе звучала настойчивость. – Не надо бояться, что кто-нибудь узнает. Мы будем действовать очень осторожно.

– Ты слишком много берешь на себя, – прошептала Джулия, в панике отталкивая его руку. Она в ужасе представила, что кто-нибудь из учителей может выйти из спальни. Или, что еще хуже, Тео. – Уходи, пока кто-нибудь не увидел тебя здесь.

– Я не уйду без тебя. – Джек наклонил к ней голову и промурлыкал: – Пойдем ко мне. Пожалуйста. Ты мне очень нужна, дорогая.

Джулия коротко вздохнула. Проблески здравого смысла перебивало безрассудное желание пригласить Джека в свою постель. Если бы он знал, как она близка к капитуляции, он немедленно воспользовался бы этим. Надо взять себя в руки.

– Уходите немедленно. Иначе окажетесь на улице без работы.

Джек медленно выпрямился, не сводя с нее глаз. Казалось, воздух колыхался от неудовлетворенного желания.

– Миледи, вы, вероятно, считаете меня хамом. Но у меня никогда не было намерения переходить границы. Ваша красота свела меня с ума. – С искренним раскаянием он добавил: – И я прошу вас простить меня.

Джек поклонился и исчез, ни разу не оглянувшись. Джулия осталась одна. Она прикоснулась к губам, которые хранили вкус его поцелуев. «Ваша красота свела меня с ума».

Его льстивые слова не смогли переубедить ее. Она знала, что он хам. Он только что доказал это. И все же… Даже холодная, жестокая правда не могла погасить приятных воспоминаний. Впервые за много лет Джулия почувствовала себя ожившей, в ней проснулось желание испытать физическую любовь с мужчиной.

В этом состояла главная опасность. Не слишком ли много опасностей для одного дня?

Глава 10

Некоторые подлецы пытаются дурно обращаться с женщинами, которые у них работают. На прошлой неделе лорд Т. пытался соблазнить гувернантку своей младшей сестры…

«Записки повесы»

Полуденное солнце создавало веселую атмосферу в школе. В бывшей гостиной парты были сдвинуты к стенам, скамейки составлены вместе. В столовой прислуга расставляла на длинном столе тарелки с разнообразным угощением и наполняла огромную чашу для пунша на буфете. В фойе не иссякал поток гостей. Это были простые женщины в одинаковой темной одежде.

Джек разместил в небольшой комнатке охапку плащей. Ему выпала роль лакея, пока другие учителя следили за детьми. По пути в крошечную комнату под лестницей Джек едва не столкнулся с Маргарет Прингл, которая провожала Кити в фойе.

Маленькая белокурая девочка смотрела на него с почтением после того, как Джек в свой первый день в школе написал ее имя на грифельной доске. Она была прелестным созданием, и Джек не мог не улыбнуться ей, особенно сейчас, когда она едва не пританцовывала от волнения.

– Моя мама пришла навестить меня, мистер Джекман. – Выглядывая в фойе, она потянула Маргарет за руку. – Я вижу ее, я вижу ее! Ура!

– Тогда беги! – рассмеялась Маргарет.

Девочка рванула с места и попала прямо в объятия худой женщины, крепко обнявшей ее. Ее бледное, измученное заботами лицо озарила радость. При виде этой сцены у Джека в горле застрял комок. Ему было приятно осознавать, что у Кити кто-то есть в этой жизни.

– Приятно наблюдать это, правда? – произнесла Маргарет.

Джек обернулся и встретился со взглядом ее карих глаз.

– Я бы сказал, удивительно. У меня было такое впечатление, что это школа для сирот.

– Слава Богу, это не так. Но поскольку большинство матерей наших учеников работают прислугой, они должны проживать у своих хозяев. А леди Джулия воспитывает их детей.

– Понятно. – Во время первого разговора Джулия подчеркнула, что ее ученики – дети незамужних женщин. И он решил, что этих детей ей подбросили. – Этим женщинам разрешено приходить только по воскресеньям?

– Они имеют возможность приходить только по воскресеньям, – пояснила Маргарет и с любопытством посмотрела на Джека. – Там, откуда вы приехали, прислуге дают больше выходных?

– Что? Да. – Джек вспомнил имя своего вымышленного хозяина. – Баллинджеры более снисходительны в этом плане.

– А в Лондоне аристократы ждут, что прислуга за скудную плату будет работать день и ночь. Не все матери смогли прийти даже сегодня. – Маргарет грустно вздохнула. – Вы знаете, сколько домохозяек дают своей прислуге отдыхать только полдня в месяц?

– Понятия не имею. – Интересно, сколько свободного времени у его прислуги? Он проверит это, когда вернется к своей настоящей жизни. – Но то, о чем вы говорите, несправедливо.

– Абсолютно несправедливо! Пока прислуга встает до рассвета и работает без остановки весь день до полуночи, их хозяева спят и забавляются, не заботясь ни о ком, кроме себя. – Маргарет замолчала, виновато улыбаясь. – Простите меня, мистер Джекман. Я не собиралась читать вам лекцию о несовершенстве нашего мира.

– Я не обиделся.

– Вы хороший человек. – Маргарет похлопала Джека по плечу. – Вашу доброту я почувствовала еще до того, как вы спасли Фейт. Леди Джулии повезло, что она взяла вас на работу.

Маргарет удалилась, чтобы встретить следующего гостя, оставив Джека стоять под лестницей. Доброта? Либо пожилой женщине нужны очки, либо у него превосходно получается дурачить всех. Что касается везения Джулии… Скорее она проклинает тот день, когда он вошел в ее кабинет.

Со своей удачно выбранной позиции он видел гостиную и фойе, но Джулии не было среди детей и их матерей, которые стояли группами, разговаривали, гуляли по коридору и заходили в столовую перекусить. Джек время от времени замечал ее, но она все время была занята, и он не мог даже словом с ней перекинуться наедине. Джулия весь день практически не замечала его.

После завтрака Джулия с Фейт следили за младшими школьниками, пока все вместе направлялись на девятичасовую службу в церковь. Доркас с Элфридой шли посередине строя, а Джек замыкал шествие с группой старших школьников. Потом во время подготовки к празднику она порхала туда-сюда, едва обращая на него внимание. Никто бы не догадался, что всего лишь накануне вечером они с Джеком страстно целовались. Таких ощущений Джек не испытывал много лет… Возможно, никогда.

Скорее всего, пережитая опасность обострила ее чувственность. Джулия ответила ему так страстно, что он забыл о самообладании, о ее неопытности. А теперь вспомнил нежность, с которой она прикасалась к нему. Ее удивленный вздох, когда он дотронулся до ее груди. Ее замешательство при словах Джека о возможности заняться любовью на столе.

Теперь он понимал, насколько она невинна и что ему следовало вести себя осторожно. Она была нежной женщиной, а отнюдь не куртизанкой. Наверняка за эти восемь лет у нее не было мужчины, а Джек действовал слишком быстро, слишком настойчиво.

Эти мысли держали Джека в напряжении. Ему хотелось поскорее исправить ситуацию, и на этот раз он будет думать головой, не позволит себе увлечься. Он должен выполнить свою задачу и убедиться, что именно Джулия стоит за этой грязной газетенкой.

Джек заглянул в гостиную, но Джулии там не было. В одном углу Элфрида громко читала книжку младшим школьникам, чьи матери не смогли прийти. Судя по пиликанию скрипок, разносившемуся по коридору, кому-то из родителей Доркас демонстрировала успехи их детей, которых они достигли за неделю. Даже Фейт была здесь. Она болтала с кем-то из гостей, и синяк на ее щеке был умело прикрыт слоем пудры. Свидетельство грубого обращения с ней всколыхнуло негодование Джека. Если бы в доме Ригби не было женщин, он бы с удовольствием перерезал этому ублюдку горло.

Люди сновали по коридору в разных направлениях, но внимание Джека было приковано к кабинету Джулии. От туда только что вышла женщина. Она обернулась и кивнула, и Джек увидел в дверях Джулию. Темные кудрявые волосы были собраны в пучок, у пояса темно-синего платья висели часы.

Она снова была директрисой. Наверное, обсуждала успеваемость кого-то из учеников. Неужели она весь день будет заниматься делами, встречаясь с матерями детей?

Так оно и есть, потому что место покинувшей кабинет женщины заняла другая. Черт, это шло вразрез с его планом добиться расположения Джулии. На это потребуются время и усилия. Завтра начнется новая учебная неделя, и ее график жестко ограничит возможности поговорить с ней наедине…

Спиной Джек почувствовал чей-то взгляд. Он оглянулся и увидел, что на него смотрит Люси Уилкерсон, серьезная девочка девяти лет с мягкими черными волосами, желтоватой кожей и невыразительными чертами лица.

– Помогите мне. Пожалуйста, мистер Джекман, – прошептала она.

Джек, нахмурившись, бросил взгляд в коридор, но не увидел там ни одного учителя. Тогда он наклонился к девочке.

– Что случилось?

– Вон те мальчишки забрали Мэгги. Они плохо обращаются с ней.

– Мэгги? – Джек напряг мозг. – Я не знаю ученицу с таким именем.

– Это моя кукла. Мама подарила мне ее на день рождения, а Тео и Клиффорд украли ее.

О Господи. Джек оглянулся на кабинет Джулии, понимая, что его собственные желания подождут, и покорно спросил:

– И где они?

– В библиотеке. Но вы должны поторопиться. – Нижняя губа девочки дрожала. – Они… они сняли с нее всю одежду.

Джек не знал, смеяться ему или хмуриться.

– Сейчас разберемся.

Он положил руку на плечо девочки, намереваясь проводить Люси через скопление учеников и гостей. Но она схватила его за руку и цепко держалась за нее, крохотные пальчики прятались в его ладони, как маленькая птичка в гнезде. Она прильнула к Джеку, когда они шли по ступенькам и другой коридор, слава Богу, пустынный.

Какой странный поворот сделала его жизнь, с иронией подумал Джек. Он гордился, что у него нет детей, никогда не обращал на них внимания, а теперь его обязанностью было присматривать за ними. По всем правилам его должно было раздражать каждое мгновение в таком обществе. Но Джек все чаще замечал, что его забавляют детские шалости.

Они с Люси подошли к библиотеке. Джек попросил девочку подождать в коридоре, а сам открыл дверь. Просторная комната, длинные ряды книжных полок, высокие окна. На дубовом столе лежал открытый атлас с картами Китая и Японии. Здесь в перерывах между работой в кабинете Джулия проводила уроки географии.

Сейчас ее сын занимался вовсе не учебной деятельностью.

Джек направился на звук торопливого шепота, который доносился откуда-то из-за стульев. На полу в уголке сидели спиной к нему два мальчика. Крепкий темноволосый Клиффорд частично закрывал собой Тео, который, похоже, был чем-то огорчен.

Джек осторожно подошел ближе. Они сняли с куклы платье. Один из мальчишек сделал петлю из шнурка от ботинка и нацепил ее на шею куклы. Фарфоровая головка с белокурыми кудряшками свесилась набок, пока Тео пытался снять куклу с импровизированной виселицы, которой служила спинка стула.

– Поторапливайся, – пробурчал Клиффорд. – Если нас поймают, я не возьму тебя в свою компанию.

– Я не могу развязать шнурок, которым крепится…

– Маленький идиот! – Клиффорд схватил куклу, не дав Тео распутать шнурок. – Я покажу тебе, как надо сделать.

– Подожди!

Но было уже поздно. Обезглавленная кукла упала на пол. Фарфоровая голова закатилась под стол.

– Посмотри, что ты сделал! – выдохнул Тео.

– Я? – Клиффорд толкнул мальчика, и тот едва не упал, – Это твоя работа, идиот, и не сваливай вину на меня! – Он помахал кулаком, заставляя Тео сжаться в комок. – А то как дам!

Джек громко покашлял.

Мальчишки обернулись и замерли. Тео смотрел на него широко раскрытыми глазами, открыв рот. Он казался маленьким и тощим рядом с крепким Клиффордом, у которого на лице застыло выражение тревоги и агрессии.

В следующее мгновение Клиффорд вскочил на ноги и рванул к двери, но Джек успел схватить его за шиворот, вернуть к столу и усадить на стул. Он нашел перо, чернила и бумагу и поставил все это перед мальчиком.

– Начинай складывать, – мрачно сказал Джек. – Один плюс один, два плюс два, три плюс три и дальше до ста.

– Но, сэр…

– Молчи, иначе будешь делать это до тысячи.

По ошеломленному лицу Клиффорда Джек понял, что придумал очень удачное наказание для туповатого смутьяна. Другое дело Тео. Такое задание доставит ему удовольствие.

– Это я виноват, сэр. Я сломал куклу. – Сын Джулии стоял, покорно опустив плечи.

– Вы оба виноваты. А за своим наказанием ты придешь ко мне в класс завтра после уроков. Понятно?

– Да, сэр.

– Отлично. Теперь ищи то, что осталось от куклы.

Пока Клиффорд старательно скрипел пером по бумаге, Тео бросился выполнять распоряжение Джека. Через мгновение на столе лежали одежда куклы, голову и тело. Джек осмотрел пустую фарфоровую голову с бледным нарисованным лицом и прикрепил ее к шее.

– Одень ее, – обратился он к Тео.

Мальчик покраснел, но приступил к делу так старатель но, что даже высунул кончик языка.

Стоя рядом с мальчишками, Джек размышлял, что было бы хорошо разлучить их. Это решит множество проблем, и он надеялся, что Джулия переведет Тео в старший математический класс.

«Интересно, почему меня все это волнует?» – подумал Джек. Он покинет эту школу, как только найдет интересующие его доказательства. Наверное, просто он до сих пор не может забыть, каково маленькому мальчику отвоевать свое место в этом мире? Джек вспомнил себя в детстве, он тоже до тринадцати лет был мал ростом.

– Сэр, – поднял голову от стола Клиффорд, – а он разве не будет считать тоже?

– Занимайся своим делом, – оборвал его Джек. – Ошибешься – начнешь все сначала. А ты, – обратился он к Тео, – отдашь куклу Люси и извинишься.

Тео покраснел и взял игрушку.

Люси ждала на скамейке за дверью. Она схватила куклу, нежно обняла ее, баюкая.

– Мэгги! О, Мэгги, эти мальчишки обижали тебя?

Джек толкнул Тео в плечо.

– Прости, что… что я забрал у тебя куклу, – пробормотал тот свои извинения. – Так нельзя было поступать.

– Хорошо, – манерно сказала Люси. – Я прощаю тебя, но только если ты выпьешь чаю с Мэгги. Моя мама еще не пришла, а Мэгги нравится компания.

Тео испуганно посмотрел на Джека.

– А мне не надо считать вместе с Клиффордом?

Джек подавил ухмылку. Он не станет принуждать мальчика играть в куклы, но этот случай заставит Тео в следующий раз подумать дважды, прежде чем связываться с Клиффордом.

– Мне кажется, будет хорошо, если ты проводишь Люси и Мэгги в столовую.

– Хорошо, сэр.

Волоча ноги, Тео пошел рядом с Люси, которая была ниже его ростом и шагала, как воительница, несмотря на свой робкий характер. Джек направился следом, размышляя о Джулии. Они пройдут мимо ее кабинета, и он узнает, освободилась ли она. Учитывая медлительность Клиффорда в работе с цифрами, тот провозится с заданием еще час. Значит, у Джека будет время поговорить с Джулией.

Когда все подошли к фойе, Люси резко остановилась и обернулась к Тео:

– Можешь не беспокоиться, моя мама пришла.

Прижимая к себе куклу, Люси побежала к парадной двери, где Маргарет Принг разговаривала с невысокой темноволосой женщиной, стоявшей к ним спиной.

И опять Джек почувствовал, как грудь сдавили эмоции. Он был ненамного старше Люси, когда его мать умерла от воспаления легких. На Джека нахлынули воспоминания: резкий запах лекарств, затемненная комната, на кровати – его мать, худая и бледная, нежно улыбающаяся Джеку. А уже на следующий день Джек в присутствии священника целовал ее холодную, безжизненную щеку…

Джек застонал, сжав зубы. Он не вспоминал об этом много лет, и не стоит начинать теперь. Его девиз – «Никогда не оглядываться назад». Однажды он спросил отца, почему они с матерью жили отдельно, но тот промолчал. «Что было, то было, – решил Джек. – Забудь прошлое и наслаждайся настоящим». Этому правилу Джек следовал всю жизнь.

Мать Люси распахнула объятия, чтобы встретить дочь. Лицо этой женщины, которое Джек видел сбоку, было ему знакомо, особенно эта родинка на щеке. Его служанка? Это невозможно.

Но только вчера он столкнулся с ней в своем собственном доме. Она уронила груду белья, и Джек помогал ей собирать его.

Джек быстро пошел по коридору и, открыв первую попавшуюся дверь, шагнул туда. Какое страшное невезение! Ему придется прятаться, пока эта женщина не уйдет.

– Мистер Джекман, почему вы стоите в чулане?

Джек нахмурился, только сейчас осознав, что Тео последовал за ним. Он оглянулся и увидел полки, забитые учебниками, грифельными досками и мелом.

– Мне нужно новое перо, – ответил Джек и взял одно из коробки.

– Можно мне теперь посчитать, сэр?

– Да-да, иди.

Тео помчался в библиотеку, а Джек успел только подумать, что ему не следовало встречаться с Клиффордом. Но сейчас его это волновало меньше всего.

Джек вертел в руках перо и обдумывал ситуацию. Как игрок, он твердо верил в везение и невезение. Но как математик он не верил в совпадения. Мать Люси работает в его доме. Какое это имеет значение в городе с миллионным населением? Выходит, леди Джулия Коруин имеет знакомую в его доме?

И тут Джека осенило. Неудивительно, что Джулия весь день разговаривает с этими женщинами в своем кабинете. Это шпионы. Все эти женщины – ее шпионы.

Вот как она получает информацию для «Записок повесы»!

Глава 11

Граф Д. сейчас в таком затруднительном положении из-за постоянных проигрышей в карты, что даже ростовщики отказывают ему в кредитах.

«Записки повесы»

Если бы Джулия не проспала, она могла бы и не увидеть на следующее утро маленькую фигурку, кравшуюся через сад.

Она закончила работу глубокой ночью, сидя за изящным белым столом в своей спальне, составляя заметки в новый выпуск «Записок повесы». Матери школьников, работая прислугой в домах отдельных джентльменов из светского общества, куда их пристроила Джулия, припасли достаточное количество примеров скандального поведения своих хозяев.

Одна новость чрезмерно порадовала Джулию. Она узнала, что состоятельная мисс Эвелин Грешем отменила свою свадьбу с самым отъявленным повесой, графом Ратледжем, потомком длинной ветви бездельников. По словам служанки графа, расстроившаяся свадьба стала прямым результатом заметки об игре, которую Джулия опубликовала в предыдущем выпуске.

Это сообщение воодушевило ее. В течение года у нее были и другие успешные материалы, но то, что она спасла еще одну леди от опрометчивого поступка, только доказывало, что ее усилия не напрасны. Сейчас у нее на столе лежал последний выпуск «Записок повесы», ожидающий отправки в печать.

Но, раскрывая занавески, чтобы взглянуть на серое утро, Джулия забыла обо всем. Под окном ее спальни по дорожке, посыпанной гравием, пробежал мальчик. Она сразу узнала эту копну рыжих волос и маленькую фигурку.

Что делает в саду Тео в такой час? Детям не разрешается выходить на улицу так рано, потому что все заняты приготовлением завтрака и за ними некому присмотреть.

Но уже через мгновение цель Тео стала ясна. Он оглянулся вокруг, словно хотел убедиться, что его никто не видит, и исчез в каретном сарае. Джулия замерла. Так вот почему Джек умудряется вовремя приходить на завтрак каждый день! Он уговорил ее сына будить его, даже не спросив на то ее разрешения.

Джулия пришла в ярость. Ей хотелось немедленно одеться и пойти к нему. Но что-то ее остановило. Так ли уж плохо, что в жизни Тео появился мужчина? Так ли уж плохо это и для нее?

Джулия подошла к умывальнику и плеснула в лицо холодной водой. Вода обожгла кожу, но не погасила вспыхнувшего румянца. Она забыла об осторожности и страстно ответила на поцелуй Джека. Теперь, как бы старательно она ни изображала безразличие, ее тело жило собственной жизнью. Вкус его губ, прикосновения его рук, его запах оставили неизгладимый след, словно Джек проник в ее душу.

Вытирая лицо, Джулия вспомнила колючую щетину его щек. Сбросив ночную сорочку, она задрожала, словно опять чувствовала прикосновение его рук к лифу. Ей так хотелось снова прижаться к нему и ощутить крепкие мышцы мужской груди. Джулия злилась на него, ведь он разбудил в ней чувственные желания.

Хотя нет. Она была сердита на него по другой причине. Он решил, что она согласна на роман с ним. Джек рассуждал, как и все так называемое приличное общество. Если у нее есть внебрачный сын, значит, нет морали. Он оказался таким же, как все те мужчины, которые время от времени появлялись здесь в поисках любовницы.

Ей было горько осознавать, что она попала в ловушку, в которой запуталось так много женщин. В душе Джулия надеялась, что Джек будет ухаживать за ней, что, возможно, однажды их взаимное влечение перерастет в любовь и он даже предложит ей выйти за него замуж.

Вместо этого он просто хотел уложить ее в постель.

И ее тело позорно трепетало в вожделении от подобной перспективы.

Раздраженная собственной глупостью, Джулия позвонила в колокольчик, чтобы Агнесс помогла ей застегнуть пуговицы на спине. Потом подошла к зеркалу и собрала непослушные волосы в строгий пучок. Она бы уволила Джека, если бы могла найти ему на замену хорошего математика.

А может быть, правда заключается в том, что она уже не может вычеркнуть его из своей жизни? Ни осторожность, ни здравый смысл не смогут успокоить желание, которое он разбудил в ней.

Вчера она держалась на расстоянии, занимая себя разговорами с матерями детей. Но теперь следует показать твердость. Ей необходимо доказать ему и себе, что она никогда не увлекается легкими романами.

– Мистер Джекман, – обратилась к Джеку за завтраком Элфрида, сверля его взглядом карих глаз, – вы исчезли вчера во время воскресного приема гостей. Куда вы ходили?

Джек ждал этого вопроса, но у него был полный рот вкусной колбасы, и он не собирался ради этой любознательной дамы портить себе аппетит. В столовой стоял шум детских голосов, ученики завтракали.

Другие учителя, сидевшие вокруг небольшого стола, прислушивались. Доркас Снайдер жадно запихивала в рот намазанную джемом лепешку, Фейт Ригби рисовала ложкой узоры на овсяной каше в тарелке. Маргарет Прингл шумно пила чай, обхватив руками белую фарфоровую чашку.

Напротив него сидела Джулия. Она хмурилась и смотрела так, словно он был мышью, которая посмела забраться на стол и лакомиться крошками. Джек почувствовал приступ веселья. Она ведь не подозревала, что ему стал известен ее секрет. В их игре по самым высоким ставкам у Джека теперь было неоспоримое преимущество.

– Не надо совать нос в чужие дела, – заявила Маргарет. – Возможно, мистер Джекман плохо себя чувствовал.

Джек положил вилку и улыбнулся Маргарет.

– Мне необходимо было поработать над планами уроков, – солгал он. – Поскольку я здесь новичок, то подумал, что надо внимательно просмотреть инструкции, которые мне оставила мисс Дьюхерст.

По правде говоря, он вынужден был прятаться, чтобы не попасться на глаза служанки. Его служанки! Столкнуться с ней здесь было еще глупее, чем встретить этого осла Амброса Троттера в кабинете Джулии. Кто бы мог подумать, что дважды за несколько дней он едва не наткнулся на тех, кого знал в своей реальной жизни?

Не в его характере было жаловаться на других. Он предпочитал смеяться над зигзагами судьбы. Но то, что Джулия внедрила в его дом шпионку, разозлило Джека.

– Мистер Джекман, – Джулия встала и положила салфетку на стол, – если вы закончили, я бы хотела поговорить с вами в своем кабинете.

В ее холодном официальном тоне Джек почувствовал вызов. Она хотела отругать его за исчезновение? Ну что ж, у него будет возможность поухаживать за ней.

Вскочив со стула, Джек взмахнул рукой:

– После вас, миледи.

Джулия пошла по широкому, отделанному мрамором коридору. В холле часы пробили восемь раз. Через пятнадцать минут начнутся уроки. У него есть немного времени, чтобы разрушить стену, которую Джулия воздвигла между ними.

Она быстрым шагом шла впереди Джека, соблазнительно покачивая бедрами. Джек сомневался, что она делала это намеренно. Из-под серого платья мелькали пятки, изредка открывая его взору узкие щиколотки в тонких белых чулках и изящные черные туфли. Джулия не подозревала, что скромным поведением школьной учительницы только подогревала его желание раздеть ее – медленно, дюйм за дюймом.

Но Джек не станет больше подчинять свои действия чувствам. Один раз он уже испортил все, поторопившись, больше такой ошибки не повторит.

Особенно теперь, когда у него есть все основания требовать удовлетворения своей страсти. Лучшего возмездия он бы придумать не смог. Джулия разделит постель с одним из негодяев, которых она разоблачает в своей газетенке.

Больше всего Джека раздражало то, что она внедрила в его дом шпионку, которая получала деньги за уборку пыли, а потом выдавала его личные секреты. Эта служанка, Джек даже не знал ее имени, несомненно, была свидетельницей той вечеринки в его доме, когда он проиграл крупную сумму денег. Но он не мог винить исключительно ее.

Вдохновителем всей этой затеи выступала Джулия. Она наняла бедных, незамужних мамаш, которые в противном случае просто голодали бы. Неудивительно, что они приняли ее предложение обеспечить их детей крышей над головой, пропитанием и образованием в обмен на информацию и сплетни. Дьявольски умная схема, потому что прислуга посвящена во все домашние секреты. Ведь ее никогда не замечают.

Следуя за Джулией в ее кабинет, Джек надеялся, что другие женщины его не узнали, хотя наверняка многие из них работают у его друзей.

Джулия села за свой стол, Джеку указала на стул напротив. На среднем пальце ее правой руки Джек заметил чернильное пятнышко. Прошлой ночью он видел, что в ее спальне допоздна горела лампа: наверняка она работала над новым выпуском скандальной газеты.

Это будет последний номер, хотя Джулия еще не знает об этом.

– Сегодня утром, – начала Джулия без всякого вступления, – я видела, как мой сын зашел в каретный сарай.

– Значит, вы меня разоблачили, – изумился Джек, быстро соображая.

– Детям нельзя выходить на улицу до завтрака. Вы позволили моему сыну нарушать правила.

– Точнее, я разрешил ему будить меня. Другого способа приходить на занятия вовремя я придумать не смог. – Джек откинулся на спинку стула и улыбнулся. – Может быть, вы знаете кого-нибудь другого, кто взялся бы за это?

К удовольствию Джека у Джулии вспыхнули щеки. Но голос остался твердым и резким.

– Я говорила об этом с Тео. Он признался, что вы подкупили его своими многочисленными головоломками, и показал мне несколько.

У Джека пересохло во рту. Понятно, почему Тео избегал его взгляда во время завтрака.

– Вряд ли это можно назвать подкупом. Скорее это награда ему за то, что он будит меня. Вы сами знаете, насколько это трудно. Я очень крепко сплю.

У нее немного расширились глаза, но Джеку уже было понятно, что она все прекрасно помнила. Он почувствовал напряжение в паху. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, и у Джека появилось желание перепрыгнуть через стол, сжать ее в объятиях и поцеловать.

– Где вы берете эти головоломки?

– Простите?

– Головоломки с цифрами. Вы берете их из книги? Я хочу купить такую для Тео.

Джек ухватился за эти слова. Конечно, она не знает его истинной сущности, а для учителя математики вполне естественно играть с цифрами. И тем не менее признание давилось трудно.

– Нет никакой книги, – твердо сказал Джек, – я сам придумываю задачи.

Джулия наклонила голову, удивленно приоткрыв рот.

– Вы сами составляете их? Так просто? Но… как вы делаете это?

– В этом нет ничего сложного, просто развлечение.

– Не скромничайте, Джек. Такое под силу только профессионалу. Ученому-математику. Сколько у вас головоломок?

– Довольно много, я никогда не считал, но, в общем, порядочно. – Дома бумаги с головоломками были повсюду: в ящике прикроватной тумбочки, в письменном столе, в библиотеке, в карманах сюртуков. Марлон всегда жаловался, что ему приходится собирать маленькие клочки бумаги, потому что у Джека была привычка наспех записывать эти задачки, когда они приходили ему на ум. Он писал их на долговых расписках, на утренних газетах и даже на театральных программках.

– А вы не думали, что можно составить из этих головоломок книгу?

– Нет. – Джека смущало, что его секрет раскрылся. Какой смех это вызовет среди его друзей! Но было в этой идее что-то такое притягательное, важное, что он даже не позволял себе думать об этом. – Я делаю это ради собственного удовольствия, для Тео и для своих уроков.

– Но и другие дети могли бы воспользоваться новым подходом к математике. – Джулия улыбнулась. – Кто знает, возможно, я могла бы тоже преуспеть в этом предмете, если бы мне преподавали его как-то по-другому, интересно.

Юмор преобразил Джулию. Под темным изгибом бровей глаза стали ярче, линия рта – мягче. Джеку хотелось, чтобы она чаще смотрела на него именно так. Он не сомневался, что добьется этого, когда доставит ей физическое удовольствие.

– Тогда не надо возражать против моей договоренности с Тео, – заявил Джек. – Разрешите ему зарабатывать свои головоломки.

– Вы меняете тему разговора, – разочарованно заметила Джулия. – Пообещайте, что подумаете о книге. Вы ведь взяли с меня обещание подумать о переводе Тео в другой класс.

Джек не принадлежал к тому типу мужчин, которые дают обещания женщинам. И не собирался начинать делать это.

– Вы приняли решение?

– Я договорилась, что урок музыки у него будет первым, а на второй урок он будет приходить в ваш класс вместе с учениками, которым девять-десять лет.

Джек был рад, что его идея одобрена, что Джулия пошла навстречу. Не переставая думать об этом, он поменял тему разговора.

– Я рад, что наш поцелуй, – вкрадчивым шепотом начал он, – не настроил вас против меня.

У Джулии был взволнованный вид. Потом, к разочарованию Джека, мягкость в выражении лица исчезла, оно сделалось строгим.

– Этот инцидент надежно забыт, и мы не станем говорить об этом снова. – Она с подозрением посмотрела на него, потом открыла свои золотые часы. – Мне очень жаль, но у вас осталось меньше минуты, чтобы дойти до своего класса.

Джулия встала, быстро обошла стол и направилась к большому оловянному колокольчику, который лежал на полке у двери. Было понятно, что встреча закончена, но Джек не хотел, чтобы его отпускали из кабинета как нерадивого ученика. По крайней мере, пока он не вытащил еще несколько кирпичиков из стены между ними. Он вскочил на ноги и последовал за ней. Но когда Джулия подошла к двери, он прикрыл ее руку своей:

– Подожди.

Она бросила через плечо изумленный взгляд. Джек стоил прямо перед ней, достаточно близко, чтобы видеть темно-синий ободок радужки глаза и ощущать запах ее кожи. Достаточно близко, чтобы потерять рассудок. Стараясь быть как можно более обаятельным, Джек выдохнул:

– Я мечтал о тебе, Джулия, и хотел спросить, ты мечтала обо мне? – Когда она нахмурилась и сдвинула брови, он тихо добавил: – Я правда хотел спросить тебя. Вспомни наш уговор.

– Но это я должна задавать следующий вопрос, а не ты.

Джек усмехнулся. Она ничего не отрицала.

– Сегодня утром ты задала мне столько вопросов! За тобой должок!

– Это не считается, – мы говорили о моем сыне. И ты не предупредил, что мы продолжаем игру.

Едва заметное кокетство в ее глазах заставило Джека забыть об осторожности. Он скользнул пальцами по кудряшкам, которые выбились из пучка.

– В таком случае я предупреждаю тебя сейчас, – пробормотал он. – Итак, отвечай: ты думала обо мне постоянно, как думал о тебе я?

Джулия смотрела на него из-под опущенных ресниц, и это создавало ауру тайны, которую Джеку непременно хотелось разгадать. То, что она колеблется с ответом, вдохновило Джека. Джулия не станет лгать ему. Она слишком честная, чтобы нарушать важнейшее правило их игры. И это означает, что он действительно занял первостепенное место в ее голове.

Эта мысль только усилила его влечение. Если он когда-либо и встречал женщину, которую требовалось приручать, то это Джулия. Сгорая от нетерпения, Джек наклонил голову, чтобы поцеловать ее. Она с силой толкнула его в грудь.

– Черт тебя побери, Джек, иди в класс. И немедленно!

Схватив колокольчик, Джулия вышла в коридор и позвонила. Громкое эхо звонка отразилось от мраморных стен и отрезвило Джека. Черт его побери?

Черт ее побери!

Несмотря на разочарование, Джек почувствовал приступ веселья. Джулии удалось вывести его из равновесия, но если она думает, что отделалась так легко, то ошибается. Джек подождал, пока она опустила колокольчик.

– Ты должна понимать, что воспользовалась сейчас своим вето. С этого момента ты должна отвечать на все мои вопросы.

Джулия посмотрела на него испепеляющим взглядом.

– С этого момента, сэр, вы отправляетесь на уроки. Удачи.

Джулия так составила расписание, что после обеда у нее не было уроков географии. Это время уделялось работе с бумагами и другим делам, связанным со школой. Но сегодня она ходила в небольшую типографию, расположенную неподалеку, оставила свежий выпуск «Записок повесы» и заручилась обещанием хозяина типографии, прилежного и надежного человека, доставить ей отпечатанный тираж через два дня.

Прогулка до школы помогла Джулии привести мысли в порядок. Ей необходимо решить, что делать с Джеком. Особенно теперь, когда эмоции отказывались подчиняться разуму.

С момента их встречи утром она не могла сконцентрироваться. На уроке она попросила одного мальчика найти на карте Китай и даже не заметила, что он показал Россию. А другой ученик вместо Северного Ледовитого океана показал Индийский. За обедом она притворилась, что слушает планы Элфриды и Доркас по поводу рождественского спектакля, а сама бессовестным образом подслушивала разговор Джека с Маргарет о матерях детей. Джулия чувствовала прилив неосознанной радости.

«Ты думала обо мне так же постоянно, как я думал о тебе?»

Да, да, да! Боже мой, она действительно думала о нем. Приятно было осознавать, что у них одинаковые мысли, ведь Джек, как и она сама, был поглощен их обоюдным влечением. Здравый смысл не помогал избавиться от этого насаждения.

За Джулией ухаживало много мужчин. Она получала удовольствие от их внимания, но никогда до конца не понимала, как можно делать горячие признания в любви после короткого знакомства. Как можно воображать себя безумно влюбленным после одного танца или после простой беседы?

Теперь она знала. Впервые в жизни Джулия поняла, что означает влюбиться. Страстно желать прикосновения, взгляда или нежных слов. Страдать от непреодолимого искушения. С Джеком она снова почувствовала себя живой, взволнованной и светящейся от радости.

Джулия вдохнула прохладный осенний воздух. Она даже не заметила, как миновала деловой район города и пошла по фешенебельному жилому кварталу. Сумерки опустились рано, повсюду в окнах горели свечи.

Джулия ускорила шаги. Дул сильный ветер, собирался дождь, и она торопилась вернуться в школу. Снова увидеть Джека.

Когда он был рядом, у нее было такое чувство, что она мчится в неуправляемом экипаже к катастрофе, наслаждаясь диким восторгом скачки. Осторожность призывала ее держаться подальше от запретной территории, но душой и телом она стремилась туда. Ей хотелось испытать все соблазны, которые предложит Джек.

Что это изменит? Ее репутация все равно уже была испорчена.

Джулию охватили тревожные мысли. Джек работает у нее. Ответив на его чувства, она будет рисковать своей честностью и откроется человеку, с которым едва познакомилась. Еще хуже, она может забеременеть. И эта перспектива пугала ее больше всего. Как она объяснит это Тео? И другим детям?

Завернув за угол, она увидела здание своей школы с белыми колоннами. В высоких окнах горел свет. Джулия почувствовала гордость за свое детище. После того как родился Тео и она была отвергнута обществом, Джулия мечтала начать новую жизнь. В своем отчаянном положении ей хотелось помочь другим женщинам и одновременно наказать тех негодяев, которые охотятся за состоятельными молодыми девушками. Ведь такой была и она сама. Джулия преуспела в осуществлении задуманного, и ничто, даже зов плоти, не сможет разрушить то, что она построила.

Подходя ближе к школе, она услышала доносившиеся из сада крики и смех детей. Джулия улыбнулась. Если бы не Тео, ей, возможно, пришлось бы провести свою жизнь в браке с пустым щеголем, мотом и транжирой, тратить свое время на сомнительные удовольствия, а ее детей воспитывали бы няни и гувернантки…

Мужчина в темном плаще и шляпе крался вдоль школьного забора. Вороватый вид незнакомца взволновал Джулию. Она даже не стала раздумывать и, подобрав юбки, направилась прямо к нему.

– Стойте! Кто вы такой?

Он сжался. Края темной шляпы закрывали лицо. Увидев Джулию, мужчина бросился бежать. Джулия побежала следом за ним, но ему не мешали юбки, и он за полминуты добежал до угла и прыгнул на лошадь, стоявшую в тени дуба.

Когда всадник скрылся в сумерках, Джулия обхватила ближайший фонарный столб и крепко прижалась к нему. Ей надо было прийти в себя и успокоиться. Она тяжело дышала, но скорее от страха, чем от напряжения.

Неужели он собирался проникнуть в школу? Наверное, он хотел воспользоваться шумом, доносившимся из сада, чтобы проскользнуть незамеченным. Он стремился к окну ее кабинета…

Джулию пронзила другая мысль. Неужели это был тот человек, который уже один раз проникал в школу? Джулия заволновалась еще больше. Кроме того, одежда этого человека, его осанка и даже лошадь выдавали в нем джентльмена, а не простого человека с улицы.

У Джулии заледенела кровь в жилах, ее охватила дрожь. Неужели кто-то разгадал ее секрет? Неужели кто-то ищет свидетельство ее причастности к «Запискам повесы»?

Глава 12

Мальчиков нужно учить с младшего возраста никогда не драться, чтобы они не закончили так, как лорд П. и мистер Н., которые недавно надавали друг другу тумаков, выясняя, у кого лучше лакей.

«Записки повесы»

– Миссис Англтон, я поняла, что сегодня утром ваши рододендроны немного потоптали. – Джулии хотелось хлопнуть дверью, но она говорила спокойным голосом. – Это произошло случайно, и дети очень сожалеют.

На парадном крыльце, держа в руках коричневого мопса со сплющенной мордочкой, стояла вдова средних лет. Миссис Англтон была невысокой, приземистой женщиной с выступающими вперед зубами и выпученными глазами.

– Простите, но я хочу, чтобы вы знали, что за этот месяц это уже третий раз.

Самая прямая дорога в Гайд-парк пролегала мимо дома миссис Англтон в конце улицы. Эта склочница, наверное, не отходила от окна, чтобы заметить сломанную ветку.

– Если вы пришлете мне чек, я буду рада возместить вам все убытки, – поспешила ответить Джулия.

– Я хочу, чтобы ваши хулиганы прекратили бегать, вот и все. Это приличный район, а не общественный зоопарк.

Джулия окаменела.

– Простите, мои ученики очень хорошо воспитаны…

– Чем обязаны такому приятному визиту? – раздался голос Джека.

Джулия изумилась, увидев его выходящим из холла. На нем был другой сюртук, темно-зеленый, под цвет его глаз, с коротковатыми рукавами и узкой для его широких плеч спиной. Но даже в таком виде он привлекал к себе внимание. В его шагах чувствовалась уверенность человека, который наслаждается жизнью.

Унылый день сразу стал как-то ярче, или это был внутренний свет, который Джулия всегда ощущала в его присутствии. С момента их поцелуя прошло уже пять дней. Все это время он оказывал ей небольшие знаки внимания, оставляя на столе букет поздних роз, подмигивая за ужином, касаясь ее руки при каждой возможности. В остальном он вел себя весьма прилично, занимался уроками, общался с другими учителями, даже дополнительно занимался с Тео после уроков.

И все же она не может позволить себе довериться Джеку. Джулия не рассказывала ему о мужчине, которого она спугнула у школьной ограды. Этот рассказ повлечет за собой признание в том, что «Записки повесы» – ее рук дело. Но этот секрет был слишком важным, чтобы делиться им с человеком, которого она знает меньше двух недель. Кроме того, ее гордость до сих пор была уязвлена мнением Джека об отсутствии у нее… моральных устоев. Она не ждала, что он поймет ее желание разоблачать разного рода проходимцев из «приличного» общества.

Ситуацию с незнакомцем Джулия обсудила с Элфридой, и они решили по очереди ночью присматривать за нижним этажом здания. Накануне приходил специалист по замкам, чтобы проверить все двери и окна. Все это немного успокоило Джулию.

Раздраженная тем, что даже вид Джека причиняет ей боль, Джулия резким тоном спросила:

– Почему вы не в классе?

– Я оставил своих учеников решать головоломки. – Джек поклонился соседке. – По правде говоря, миссис Англтон, я услышал ваш голос. Позвольте заметить, вы сегодня выглядите просто великолепно.

Джулия с удивлением наблюдала, как покраснела эта высокомерная дамочка, словно провинившаяся ученица.

– Спасибо, мистер Джекман, вы очень любезны.

– Так вы знакомы? – Джулия в недоумении переводила взгляд с Джека на миссис Англтон.

– Мистер Джекман спас мою Флосси, когда она выбежала на улицу. – Миссис Англтон переключила свое внимание на собачку, которую крепко прижимала к своей массивной груди. – Плохая девочка, – засюсюкала она над ней, – выскочила прямо перед экипажем. Ты могла пострадать, и мамочка переживала бы за тебя.

Собачка завиляла хвостиком и лизнула двойной подбородок миссис Англтон.

Джулия удивленно посмотрела на Джека. Сначала Фейт, теперь Флосси.

– Когда это произошло?

– Вчера, – ответил Джек. – Во время перерыва я решил немного проветриться. Мне кажется, это не нарушает ваши правила.

Блеснувшее в его глазах озорство развеселило Джулию. На щеках Джека появился намек на ямочки.

– Конечно, нет. Миссис Англтон подумает, что у нас здесь тюрьма.

– А мне кажется, она довольна, что у нее по соседству такая школа. – Его лицо озарила обаятельная улыбка. Он потянулся к собачке и почесал ее за ушком. – Леди Джулию следует поблагодарить за отличное поведение ее учеников. Вы не согласны, миссис Англтон?

– О да, конечно! Только… э-э… иногда они топчут мои рододендроны или слишком громко кричат по дороге в парк. Но не часто, правда.

Джулия буквально задохнулась от смеха. Эта мегера последние пять лет приходила жаловаться по крайней мере раз в неделю.

– Дети могут быть шумными. – В голосе Джека слышались сочувственные нотки. – Но их веселое настроение доставляет несомненное удовольствие. Могу я задать вам вопрос? У вас есть собственные дети?

– Мы с мистером Англтоном не испытали такого счастья. – Миссис Англтон печально баюкала на руках собачку.

– Тогда наши школьники должны стать для вас родной семьей. Вы знакомы с кем-нибудь из них? Или, может быть, приходили в класс?

– К сожалению, нет. У меня никогда не было такой возможности.

Джулия удивленно подняла брови. Она посылала вежливые приглашения на различные школьные мероприятия, но вдова категорически отказывалась переступать порог дома, который она называла благотворительным приютом для уличных сорванцов.

– В таком случае я буду рад… – Джек сделал паузу, улыбка исчезла с его лица, когда он посмотрел на улицу. Он снова перевел взгляд на миссис Англтон. – Я буду рад пригласить вас как-нибудь к нам. Если вы, конечно, принимаете мое предложение.

– Спасибо вам. – Миссис Англтон жеманно улыбнулась. – С вашей стороны очень мило уделить мне время при вашей занятости.

– Кстати, вы напомнили мне, что пора возвращаться в класс. До свидания, миссис Англтон. – С этими словами Джек довольно резко повернулся и пошел в сторону учебных классов.

Попрощавшись весьма вежливо с Джулией, миссис Англтон тоже ушла. Джулия не знала, раздражаться ей или радоваться переменам, произошедшим с этой женщиной. Закрывая дверь, Джулия вдруг заметила, что миссис Англтон замедлила шаги и пристально куда-то смотрит. У тротуара стоял наемный экипаж, и джентльмен расплачивался с извозчиком.

У Джулии упало сердце, когда она узнала пышущее здоровьем лицо и полную фигуру в коричневом. Ей хотелось поскорее исчезнуть, но было уже поздно. С огромным букетом хризантем в руках Амброс Троттер направился к крыльцу.

– Миледи, какое удовольствие застать вас дома, – сказал он, снимая шляпу и вручая цветы Джулии.

Джулия не ощущала никакого удовольствия. Ее ждали масса бумажной работы, счета для оплаты, и совсем не было времени обмениваться любезностями с этим джентльменом. Но в его глазах была такая радость, что Джулии стало неловко за свои жестокие мысли.

– Мистер Троттер, – она изобразила улыбку на лице, – проходите, пожалуйста.

Пока они шли к ее кабинету, Джулия задумалась о поспешном уходе Джека. Видел ли он Амброса Троттера? Должно быть, видел. Но это не имело значения. Он остался бы самим собой, если бы развлекся, бросая колкости в адрес ее поклонника. Но он как-то поспешно ретировался…

Возможно, он всего лишь спешил в свой класс. Сердце Джулии взволнованно застучало. Или… или Джек просто ревновал.

Мистер Троттер уселся на диван в кабинете Джулии и больше часа болтал на самые разные темы, начиная с погоды и заканчивая ведением домашнего хозяйства. Джулия устала намекать ему, что у нее есть дела. Дав звонок об окончании учебного дня, она подошла к своему столу, просмотрела стопку бумаг и повертела в руках перо, словно собиралась писать.

Джулия заметила, как нахмурился Троттер, услышан шум и гвалт в коридоре, и тут же придумала, как от него избавиться. Она положит конец его ухаживаниям, напомнив о реальностях жизни.

– У моего сына закончились уроки, мистер Троттер. Хотите познакомиться с ним?

К ужасу Джулии, Троттер радостно улыбнулся:

– Замечательная идея, миледи.

Господи, помоги! Он воспринял ее предложение как поощрение к ухаживанию. Конечно, Джулия всегда может притвориться, что ищет Тео, а потом сказать, что его нигде нет. Но она дала себе обещание найти для сына хорошего отчима. И хотя мистер Троттер не зажег в ней искры, он был верным, скромным и честным. Одним словом, чем не кандидат для создания семьи?

Разве это не лучше, чем цепляться за человека, который будит в ней чувственные желания и хочет уложить в постель, не предлагая жениться? Страстное увлечение может быть ярким и восхитительным, но интуиция подсказывала ей, что оно быстро пройдет. Ей с Тео нужна крепкая опора, а не руины.

– Подождите, пожалуйста, здесь, я вернусь через минуту.

Джулия вышла из кабинета и пошла по коридору. Большая часть детей отправилась гулять на улицу, их голоса доносились из сада. Джулия почувствовала облегчение, сбежав от мистера Троттера, и радость эта объяснялась только тем, куда она сейчас направлялась.

Каждый день на этой неделе Джек занимался математикой с Тео дополнительно, чтобы помочь ему догнать старшую группу. По мнению Джека, Тео обладает математическими способностями. Его готовность развивать дар сына согревала сердце Джулии.

Дверь в класс Джека была закрыта. Она повернула ручку, вошла и застыла на месте.

Ее сын не сидел спокойно за столом, решая задачи. И Джек не объяснял ему математические истины. Они стояли в одних рубашках с засученными рукавами друг против друга возле окна.

Тео нападал на Джека. Бил его.

– Бей по лицу или в живот, – посоветовал Джек, двигаясь, чтобы отражать удары. – Ты не сможешь сбить противника с ног, если будешь бить по ребрам или по рукам. Надо действовать быстро, предвидеть каждый его шаг.

– Тео! Мистер Джекман! Что вы здесь делаете?

Тео виновато опустил руки. Он съежился, а на лице застыло такое выражение, словно он хотел провалиться сквозь пол.

Джек улыбнулся своей очаровательной улыбкой и упер руки в бока.

– Очень неожиданно, миледи.

В порыве гнева Джулия все же заметила, что Джек снял шейный платок, открыв мускулистую грудь. Она ненавидела себя за то, что замечает такие вещи.

– В этой школе запрещены драки.

– Но мы просто играем.

– Правда, – подключился к разговору Тео. – Мистер Джекман учил меня, что делать, если нападут пираты!

– Или разбойники, – с ухмылкой добавил Джек.

– Драконы тоже.

– Не забывайте про великанов и троллей. Неожиданно дух товарищества болью отозвался в груди Джулии.

– Ты знаешь правила, Тео, – обратилась она к сыну, стараясь проявить твердость, несмотря на его опечаленное лицо. – Подожди меня в коридоре, я хочу поговорить с мистером Джекманом.

– Хорошо, мама. – Волоча ноги, Тео направился к двери, подхватив свой сюртук.

Джулия подождала, пока закроется дверь, и обернулась к Джеку. Он медленно подошел к своему столу и присел на край. Угли на каминной решетке догорели, но, несмотря на прохладный воздух, он не расправил рукава рубашки и не надел сюртук. При виде его крепких рук Джулия почувствовала прилив желания. У нее загорелись щеки, и она заставила себя посмотреть ему в лицо.

– Не надо приучать моего сына к дракам.

– Я учу его защищаться. Это должен уметь любой мальчишка.

– Он может не вступать в противоборство, как я внушала ему.

– Если Тео не сможет постоять за себя, хулиганы начнут преследовать его толпами.

– А мне кажется, он будет подавать хороший пример остальным.

– В твоем плане есть один недочет. Решение проблемы Тео видит в том, чтобы самому влиться в плохую компанию.

У Джулии подогнулись колени, и она была вынуждена опереться на парту.

– Они с Клиффордом…

– Не разлей вода.

Джулия сама замечала, с каким восторгом Тео смотрит на Клиффорда.

– Это моя ошибка. Я поддержала его дружбу с Клиффордом. – Заметив удивленный взгляд Джека, она добавила: – В прошлом году мать Клиффорда бросила его, с тех пор мальчик стал мрачным и замкнутым.

– Но это не может служить оправданием того, что он наставляет Тео участвовать в своих делишках.

– Что они натворили?

– В воскресенье они стащили куклу Люси Уилкерсон, вот и все, – ответил Джек после секундного зaмeшaтeльcтвa.

– Надо было немедленно сказать мне об этом. – Джулия вскочила на ноги. – Я накажу их.

Джек взял ее за плечи, не давая выйти из класса.

– Не волнуйся, я уже все уладил. Будет лучше, если ты не будешь говорить об этом с Тео. Я не хочу, чтобы он думал, что я наговариваю на него.

– Но я не могу оставлять без внимания такие выходки.

– Положись в этом на меня, – ответил Джек, поглаживая ее плечи. – Тео просто не хватает уверенности, чтобы противостоять таким, как Клиффорд.

– Уверенность рождает внутренний мир человека, а не способность драться. – Джулию задело, что он знает о потребностях ее сына лучше, чем она.

– Это верно, но мужчина должен уметь завоевать свое место в этом мире.

Джулия вспомнила, как Джек избивал мистера Ригби; теперь эти же руки массировали ее плечи и подавляли способность к сопротивлению. Джек, несомненно, был уверен в себе, причем даже слишком.

Джулия отступила назад и сложила руки на груди.

– Я ненавижу насилие в любом его проявлении.

– Тем не менее, мальчишки частенько проявляют жестокость друг к другу. Тео маловат для своего возраста, и ему необходимо обрести бойцовские навыки.

В душу Джулии закралась неуверенность. Возможно, Джек прав. Она не хотела, чтобы Тео стал жертвой задир. Ей хотелось, чтобы он вырос таким, как Джек, – крепким, сильным и уверенным в себе.

Джек опять подошел к ней, и опять его руки слегка помассировали ее плечи. Пальцы коснулись шеи, даря ей свое магические тепло.

– Мужчина не может быть мягким, как женщина, Джулия. Ты же понимаешь это, правда?

Воздух был пронизан напряжением, подогревавшим страсть и желание. Джулия почувствовала, как затвердели соски и участился пульс. Она вдыхала его запах и сгорала от нетерпения прижаться к нему.

– Это один из твоих вопросов? – поинтересовалась она, не в состоянии отказаться от флирта.

Джек наклонился ближе, играя пальцами с мягкими завитками волос у нее на шее. Зеленые глаза горели таинственным светом.

– Нет, но мы начнем игру прямо сейчас. Расскажи мне о том славном малом, который принес тебе цветы. Что за намерения у него по отношению к тебе?

Романтические чары развеялись. Раздосадованная, что забыла, зачем пришла, Джулия отступила назад.

– Его зовут Амброс Троттер, и он хочет жениться на мне. – Пусть Джек знает, что другие мужчины относятся к ней с уважением. И не важно, что мистер Троттер еще не сделал ей предложение. – А сейчас мне нужно идти. Мистер Троттер ждет меня в кабинете, чтобы познакомиться с Тео.

Глава 13

Достопочтенный мистер Д.Л. приобрел новый комплект пистолетов для дуэли. Говорят, он заявил, что горит желанием испытать их в действии.

«Записки повесы»

– Все тихо, миледи, – отрапортовала Элфрида. – Никого не обнаружено.

Масляная лампа отбрасывала причудливые тени на стене спальни Джулии. Под белым ночным колпаком поверх седых волос лицо Элфриды выглядело бледным и утомленным. Темные круги под глазами свидетельствовали о том, что она не спала. Было два часа ночи, а Элфрида дежурила с десяти вечера.

Теперь наступила очередь Джулии.

– Может, следует нанять стражу, чтобы ночью территория охранялась, – виновато рассуждала Джулия, завязывая пояс халата.

– И пустить незнакомца на территорию школы? – Элфрида решительно покачала головой. – Я бы не стала доверять мужчине, миледи. Среди них встречается слишком много негодяев.

– Но вы не высыпаетесь, это плохо.

– Не волнуйтесь по этому поводу. Я только рада, что могу чем-то помочь.

– А если я ошиблась? Если этот грабитель не собирается больше сюда возвращаться?

– В таком случае будем считать, что нам просто повезло. Но никогда не бывает лишним проявить осторожность.

Джулия только Элфриде рассказала о том мужчине, которого она видела у школы. Хотя женский коллектив школы знал о ее газете, Джулии не хотелось волновать их всех. Доркас разнервничается, Фейт еще не пришла в себя после встречи с отцом, а Маргарет слишком слаба, чтобы заставлять ее дежурить.

Что касается Джека, Джулия не чувствовала пока, что может ему доверять. Тем более такой важный секрет, как «Записки повесы».

– Я даже не знаю, как вас благодарить. – Джулия обняла пожилую женщину.

Карие глаза Элфриды увлажнились, но она только сердито кивнула.

– Это я должна благодарить вас, миледи. Вы приютили меня, когда я была никому не нужна, а долг платежом красен.

Пять лет назад, когда Джулия дала объявление о работе для учителя литературы, Элфрида появилась на пороге школы с побитым лицом и синяком под глазом. Когда она работала экономкой в борделе, на нее напал пьяный клиент. Она посмела дать отпор, и хозяин заведения уволил ее: она разбила нос напавшему.

Джулия сомневалась, стоит ли брать на работу женщину с таким прошлым, но, поговорив с ней и убедившись в ее образованности, Джулия решила дать ей шанс. И ни разу потом не пожалела об этом.

Элфрида отправилась спать, а Джулия взяла лампу и пошла на нижний этаж. В темной школе стояла зловещая тишина, из мрачных ниш в коридоре смотрели статуи. Джулия проскользнула в дверь, ее шаги гулким эхом разносились по коридору.

В кабинете, наоборот, было тепло и уютно благодаря горевшему камину. Джулия помешала угли, добавила еще немного угля из корзины и почувствовала, как распространяется приятный жар и согревает замерзшие ноги:

Элфрида, спасибо ей, оставила на столе свежезаваренный чай и тарелку с лепешками и джемом. Джулия налила чашку чая, подошла к окну и приоткрыла занавеску, вглядываясь в темную безлунную ночь. Отсюда ей не был виден сад и каретный сарай, где спал Джек. Если бы только он был здесь, рядом с ней, она бы чувствовала себя в безопасности.

В безопасности? Просто в этом случае одна опасность сменила бы другую. Джулия больше верила тому, что окажет достойный отпор воришке, чем сможет сопротивляться очарованию Джека. Стараясь отделаться от мыслей о нем, она прилипла носом к стеклу и стала внимательно изучать окрестности.

Стояла тишина.

И все же этот человек мог быть где-то здесь, он прятался, наблюдал и ждал. Ведь ночь – лучшая пособница в его темных делишках.

От этой мысли сердце ее затрепетало, и Джулия быстро закрыла шторы. Дав себе установку не поддаваться страху, она подошла к столу, отперла один из ящиков и достала толстую пачку сложенных газет, которую доставили вчера днем.

Джулия вдохнула запах свежей краски. В любое другое время она бы радовалась результатам своей работы и тому, что удалось спасти очередную молодую леди от какого-нибудь негодяя. Сегодня ее беспокоило, что эта тайная работа накликала беду на ее собственный порог.

Человек, которого она видела у школы, наверняка тот же самый, что проник в ее кабинет две недели назад. Два инцидента за месяц не могли быть простым совпадением. Кроме того, у нее возникли смутные догадки, что этот воришка имеет благородное происхождение.

Джулия давным-давно убедила себя, что никто никогда не свяжет ее имя с «Записками повесы». Она оставила светское общество восемь лет назад, а первый выпуск газеты вышел только через три года после этого. Ей пришлось немного выждать, а кроме того, устроить своих людей в качестве прислуги в дома знакомых джентльменов.

Возможно, этот воришка узнал ее историю. Слухи и сплетни остаются главным занятием на балах и в гостиных. Твердо настроенный на поиск истины человек без труда составит список опозоренных леди, чтобы провести расследование.

Чего он добивается? Отомстить за то, что выставила напоказ его пороки? Избить ее в отместку?

Джулия вздрогнула и утешила себя тем, что оба раза этот человек убегал от нее. Значит, он не хотел встречаться с ней лицом к лицу и просто искал доказательства ее причастности к выпуску газеты. Возможно, он хотел положить конец этому, разоблачив ее как автора газеты.

Внутри у нее все сжалось. Газета – единственный способ помочь другим женщинам избежать мужчин, подобных отцу Тео. Ей-богу, она никому не позволит остановить ее!

Открыв свою адресную книгу, Джулия пробежала глазами список имен по алфавиту. Молодые, незамужние леди, которым никогда не позволят общаться с женщиной ее репутации. Уже не в первый раз Джулия задавалась одним и тем же вопросом: когда матери предупреждают своих дочерей о необходимости хранить и ценить целомудрие, приводят ли они в пример леди Джулию Коруин в качестве образца, которому не стоит подражать?

Эта мысль вызвала горечь во рту. Прошло уже много лет с тех пор, как воспоминания о прошлом причиняли ей боль. За эти годы она построила новую жизнь для себя и Тео, познала цену тяжелого труда и поняла, как приятно дарить что-то хорошее другим людям. Но последнее время ей хотелось уважительного отношения к себе.

Из-за Джека.

Как когда-то светское общество, теперь и он поверил в то, что она распущенная, и ее страстный ответный поцелуй только подтвердил это мнение. Она вся трепетала от безумного желания, которое он разбудил, и не могла скрыть его. Даже сейчас от воспоминаний о его близости все тело занялось жаром страсти.

К черту всех мужчин! От них одни проблемы.

Обмакнув кончик пера в чернила, Джулия написала первый адрес на свернутой газете.

Джек сидел на своей узкой кровати и смотрел в темноту. Огонь в крошечном камине давно погас, только в золе мигали оранжевым светом догоравшие угли. Он внимательно изучал очертания мебели, умывальника, у которого брился каждое утро, сундука, в котором лежала узкая, с чужого плеча, одежда, и стола, рядом с которым стоял стул с жесткой спинкой.

Обычно он очень крепко спал. Что же его разбудило?

Наверное, опять снился кошмарный сон. Тот, где он прикован цепью в глубокой яме с огромным камнем на груди.

Но он не чувствовал удушья. Кроме того, не надо было быть гением, чтобы понять, что этот конкретный сон донимал его из-за долгов, а в предыдущую субботу он выиграл в клубе две тысячи фунтов.

Нет, что-то другое угнетало его разум. И от этого он ощущал беспокойство, неловкость и раздражение. Виной всему была Джулия.

«Он хочет жениться на мне… Он ждет меня в кабинете, чтобы познакомиться с Тео».

Джек провел рукой по волосам и бросил сердитый взгляд в темноту. Неужели она всерьез рассматривает кандидатуру Амброса Троттера на роль мужа? Этот тупица только и ждет, чтобы уцепиться за ее деньги. Скорее всего, Джулия просто ведет игру, пытаясь заставить Джека ревновать.

К своему огромному раздражению, Джек вынужден был признать, что ее уловка сработала.

Он никогда не забивал себе голову мыслями о женщинах. Если одна его пассия вдруг находила кого-то богаче, на ее место всегда находилась другая. Несмотря на часто пустующие карманы, у Джека никогда не было проблем с женщинами. Его романы всегда протекали легко и беззаботно, и, даже когда он очаровал Эвелину она приняла его предложение о замужестве, Джек не придавал особого значения чувствам.

Но сейчас его охватило безмерное раздражение. Он на столько сильно желал Джулию, что, если бы у него был хоть малейший шанс, он бы двинул кулаком в лицо Троттеру. Потом взял бы Джулию на руки, успокоив поцелуем все ее протесты, и показал, как жестоко она ошибается, сопротивляясь ему. Джек отбросил одеяло и встал с кровати. Пол показался ледяным, пока он шел к окну, чтобы посмотреть на темное здание школы, где спала Джулия.

К его огромной досаде, Джулия вызвала специалиста по замкам, чтобы запереть дверь в музыкальный класс. Нижний этаж был надежно заперт. Интересно, а верхний?

Взгляд Джека переместился к огромному дубу в саду. Он оценил, насколько крепкие у него ветки, и прикинул расстояние до окна Джулии. Джек представил ее спящей, с разметавшимися по подушке волосами. В ту грозовую ночь, когда она едва не размозжила ему голову кочергой, на ней был тонкий шелковый халат поверх кружевной сорочки, полная противоположность ее строгому дневному наряду. Он мгновенно представил, как его руки скользят по нежной коже ее бедер вверх, и потянулся в темноте за бриджами и рубашкой.

Если он не спит, переживая из-за женщины, значит, надо занять себя чем-то приятным.

Джулия закончила оформлять только половину стопки газет, но у нее уже устала рука. Она спешно подписала еще один экземпляр: «Мисс Корнелия Лавенфорд, Ганновер-сквер, 18». Потом положила перо и потрясла пальцами, чтобы снять напряжение.

Джулия почувствовала озноб, у нее устали плечи, а глаза щипало так, словно в них песка насыпали. Она встала из-за стола и, зевая, подошла к камину, чтобы добавить угля. Ночь была тихой, и эту тишину нарушало лишь поскрипывание ее пера, потрескивание углей в камине да отдаленный бой часов каждую четверть часа. Был уже пятый час утра, и Джулия, пока подписывала адреса на газетах, беспрестанно думала о Джеке.

Даже в те времена, когда она впервые вышла в свет, Джулия не встречала мужчин, похожих на Джека. Его особая привлекательность заключалась не только в безукоризненных манерах и симпатичном лице. Под чарующей улыбкой скрывались настоящее мужество и сострадание к другим. Он рисковал жизнью, выручая из беды Фейт. Он едва не попал под колеса, спасая собаку миссис Англтон. И он подружился с Тео. Менее чем за две недели Джек изменил жизнь ее сына, помогая ему развивать свои способности и обрести уверенность в себе, хотя Джулия не всегда соглашалась с его методами. Ведь он учил ее сына драться!

Взяв в руки кочергу, Джулия помешала угли. Была в Джеке какая-то тайна, которую она не могла понять. Когда она принимала его на работу, он сказал, что у него нет ни гроша, что его ограбили. Но, преследуя Джулию своим вниманием, он рисковал потерять заработок. Он должен был знать, что роман с директрисой повлечет за собой увольнение из школы. При этом он продолжает флиртовать с ней при каждом удобном случае.

А Джулия наслаждается каждой минутой, проведенной с ним. Почему бы не посмотреть правде в лицо? Ее сердце трепещет всякий раз, когда она слышит его шаги в коридоре, внутри все сжимается, когда она видит его высокую худощавую фигуру. У нее просто тает сердце, когда он очаровательно улыбается ей.

Прикрыв глаза, Джулия вспомнила обжигающее прикосновение его губ и волнующее скольжение рук по ее телу. Ей страстно хотелось продолжения ласк. Ну кто узнает, если она тихонько выскользнет в каретный сарай и заберется в его постель? Если она позволит ему показать, как мужчина может любить женщину?

Темнота скрывала узкую лестницу. Придерживаясь одной рукой за стену, Джек спустился на первый этаж каретного сарая, где до сих пор сохранялся запах старой кожи. Он осторожно прокрался к черному прямоугольнику двери и вышел на улицу, вдохнув полной грудью влажный про хладный воздух. Холод немного отрезвил его сознание и успокоил плоть. Но только до тех пор, пока его взгляд не упал на окна спальни Джулии.

Еще никогда в жизни женщина не затмевала так его разум. После единственного поцелуя она пресекала любую его попытку ухаживать за ней. Постоянное присутствие других учителей и детей еще больше осложняло ее обольщение.

Но ведь сейчас она одна, разморенная сном и не будет сопротивляться. Она ответит ему со всей страстью, хотя, как подозревал Джек, потом никогда не простит его. И все-таки игра стоит свеч. Пусть даже утром она его уволит. Он хочет отомстить и сделает это прямо сейчас.

С этой мыслью Джек заспешил по садовой дорожке к своей цели.

А позади дома в темноте кралась мужская фигура.

Джулия беспокойно ходила по кабинету. Соблазн посетить среди ночи Джека был слишком велик и не давал ей покоя. Еще две недели назад она была довольна своей судьбой, считая, что все в ее жизни утряслось и стабилизировалось, что она переросла импульсивные увлечения молодости.

Но Джек перевернул ее жизнь с ног на голову. Он заставил ее вспомнить о томлении тела. Теперь она страстно желала уединения с мужчиной. Она стремилась познать все краски интимной близости, испытать восторг страсти, которую он разбудил в ней.

Только Джек не любит ее и не воспринимает как приличную даму. Он позволил себе оскорбительные предположения по поводу ее нравственности. Даже если она стала матерью, не выходя замуж, это не давало ему права воспринимать ее готовность к роману как нечто само собой разумеющееся.

Медленно вышагивая по ковру, Джулия напомнила себе, что ей бы лучше поддерживать отношения с такими джентльменами, как мистер Троттер. Он с уважением относится к ней и ни разу не позволил себе вольностей. Пусть он немного скучный, но, по крайней мере, сделает ей благородное предложение.

А как же Тео? Их первое знакомство с Троттером оказалось не очень удачным. Мистер Троттер был слишком оживленным, пытаясь завоевать расположение ее сына, а Тео односложно отвечал на вопросы о школе. Джулия надеялась, что у них легко сложатся отношения, как с Джеком, но… Возможно, со временем…

На улице, где-то вдали, вскрикнул мужчина.

Джек?

Понимая, что сад в это время суток пуст, Джек даже не стирался двигаться тихо, тем самым сразу обнаружив себя. Heзнакомец заметил его и побежал к задней стене, огораживающей сад. Джек, выругавшись от досады, бросился за ним. Из-под ног выскакивали мелкие камушки гравия. Он перепрыгнул через клумбу с колючими кустами роз и достиг каменной стены одновременно с незваным гостем. В ночной тишине послышался зловещий щелчок взведенного курка.

– Стоять! – прошипел незнакомец. – Я выстрелю.

Этот негодяй не знал, как безрассуден Джек в минуту опасности.

– Прошу вас, – обратился он к мужчине, неожиданно нанося ему удар в грудь и отводя руку с пистолетом в сторону. Щелкнул спусковой крючок, но произошла осечка. Джек сжал запястье мужчины, и пистолет упал на землю.

Короткое мгновение они яростно боролись в темноте. Незнакомец дрался с отчаянием загнанного в угол человека. Джек успел нанести ему два удара в живот, когда правая нога вдруг наткнулась на что-то скользкое, и он потерял равновесие. Джек упал, больно ударившись плечом. Выругавшись, он вскочил на ноги, но за эти несколько секунд мужчина уже продрался через кустарник и взобрался на стену.

Джек схватил негодяя за ногу, но тот лягнул его, попав и висок. Боль ослепила, и Джек невольно ослабил хватку, покачнувшись назад.

А мужчина исчез за стеной.

Глава 14

Благоухая запахом дешевого парфюма, маркиз С. после проведенной в борделе ночи вернулся домой на рассвете.

«Записки повесы»

В дрожащей руке Джулии звенела связка ключей. В музыкальном классе было темно, и это затрудняло поиск нужного ключа, чтобы открыть дверь. Наконец ей это удалось. Она вышла на заднее крыльцо и стала всматриваться в темный сад.

Через несколько мгновений Джулия услышала чьи-то шаги. В дверях появилась Элфрида. Она принесла масляную лампу из кабинета Джулии. Отблеск желтого света озарял бледное лицо в белом ночном колпаке.

– Что это было? – спросила она хриплым ото сна голосом. – Я слышала, как вскрикнул мужчина.

– Я тоже слышала. Это было похоже… – Откуда-то из глубины сада донесся глухой шум, потом какое-то невнятное бормотание. – Джек?

Она испугалась, слушая, как колотится сердце в груди, чувствуя, что там, в саду, прячется кто-то еще. И этот кто-то хочет причинить ей вред. Он хочет возмездия.

– Не могли бы вы принести сюда лампу? К задней стене, – прозвучал в ночи знакомый голос Джека.

Почувствовав неимоверное облегчение, Джулия подала знак Элфриде и заспешила по темной тропинке, не обращая внимания ни на гравий, который впивался в тонкую подошву ее тапочек, ни на прохладный ветер, продувавший насквозь ее тонкий халатик.

Джек шел вдоль стены согнувшись, словно искал что-то в кустах. На нем не было сюртука, только бриджи и измятая рубаха. Он взял у Элфриды лампу и посветил в заросли самшита.

– Что случилось? – выдохнула Джулия. – Вы видели, как кто-то проник на территорию школы?

– Да, но, к несчастью, он скрылся на лошади.

– Ночь на дворе, – подала голос Элфрида, – что вы делаете в такой час на улице?

– Я не мог уснуть. – Джек бросил загадочный взгляд через плечо. – А когда выглянул на улицу, увидел в темноте за домом мужчину.

Вздрогнув, Джулия обхватила себя руками. Она дрожала не от холода, а от охватившего ее ледяного страха. Боже мой, этот человек все-таки вернулся! Пока она работала за столом в своем кабинете, он прятался где-то в саду, обдумывая способ проникнуть в дом. Возможно, он решил разбить окно или сломать замок на одной из дверей.

Нет, попыталась успокоить себя Джулия. Она бы услышала шум и отразила его нападение кочергой, а потом призвала на помощь остальных.

Джек наклонился и достал из кустов длинный плоский деревянный предмет. Это была бита, которой мальчишки пользовались во время игры в крикет.

– Вот почему этому негодяю удалось уйти.

Только сейчас Джулия заметила кровавый рубец на виске Джека. Она в ужасе подскочила к нему.

– Он ударил вас битой!

– Слава Богу, нет, – через силу улыбнулся Джек. – Я наступил на нее и споткнулся. А у него появилось время, чтобы перелезть через стену.

– Должно быть, кто-то из детей оставил ее здесь. – Элфрида забрала у Джека биту. – Утром я поговорю с ними, чтобы не забывали свои вещи в саду.

– Мне очень жаль. – Джулия коснулась рукава рубашки Джека и почувствовала тепло его руки. – Пойдемте в дом, мне нужно осмотреть вашу рану.

– Не стоит беспокоиться, это всего лишь царапина. – Джек повернулся спиной к женщинам и продолжил внимательно осматривать темные кусты. Он нагнулся, а когда выпрямился, в его руках сверкнул длинный ствол пистолета. – Вот что я искал. Наш грабитель оставил.

– О Боже, – прошептала Джулия. Она не разбиралась в огнестрельном оружии, но могла твердо сказать, что такой пистолет мог принадлежать джентльмену. – Это пистолет для дуэли?

– Верно. – Джек передал ей лампу. С большим интересом он осмотрел оружие со всех сторон, изучая его гладкий ствол. Потом взялся за рукоятку из слоновой кости, направил пистолет в сторону каретного сарая и нацелил на бочку. – И отличный к тому же. Похоже, у нашего незнакомца есть вкус к дорогим вещам.

– Он мог украсть его у кого-нибудь, – заметила Джулия. Меньше всего ей хотелось, чтобы Джек вычислил, что этот человек не просто обычный вор.

– Возможно. Но все равно жалко разбивать подобранный комплект.

– Комплект?

– Такие пистолеты всегда продаются в паре. Таким образом, противники на дуэли могут пользоваться одинаковым оружием.

– Откуда вы столько знаете об этих пистолетах, мистер Джекман? – Элфрида, прищурив глаза, подозрительно смотрела на Джека.

– От своего предыдущего хозяина. У него был отличный комплект пистолетов, и он однажды показывал его мне. – На губах Джека появилась легкая ухмылка. – У него никогда не было повода воспользоваться ими, но пистолеты были точно такие же.

– Мужчины! – фыркнула Элфрида. – Я никогда не пойму их потребность решать споры с помощью оружия.

– Мужчины не тратят времени на разговоры, как это делают женщины. Мы предпочитаем все решать просто и открыто.

– И со смертельным исходом, я полагаю, – едко заметила Джулия. – Ну что ж, мы должны быть благодарны Господу, что сегодня вас не застрелили.

– Этот человек пытался выстрелить, но пистолет дал осечку. Скорее всего порох оказался влажным, – спокойно добавил Джек, словно речь шла о чем-то весьма обыденном.

У Джулии подогнулись ноги. Джека могли убить. Он мог умереть, защищая ее, он мог стать жертвой убийцы. Ее охватил ужас от мысли, что его жизнь могла так нелепо оборваться. От одного лишь нажатия курка его сила, обаяние и доброта могли кануть в вечность. Слава Богу, что произошла осечка.

От следующей мысли к горлу подкатила тошнота. Неужели эта пуля предназначалась ей?

– Дайте мне пистолет. – Джулия протянула руку, стараясь, чтобы она не дрожала. – Я отнесу его завтра судье или теперь уже сегодня.

Джулия решила, что не станет раскрывать причину проникновения грабителя в их школу. Хотя если она скроет свою причастность к газете, зачем тогда связываться с законом?

– Я сам займусь этим делом, – ответил Джек, засунув пистолет за пояс бриджей. – А пока он полежит в моей комнате, подальше от учеников.

– Мистер Джекман правильно говорит, – заявила Элфрида, став на сторону Джека, чем несказанно удивила Джулию. – Опасно хранить оружие в школе.

– Значит, решено. – Джек пристально посмотрел на Джулию, и она ощутила, как вся напряглась. – Однако прежде чем я вернусь к себе, миледи, нам с вами нужно поговорить.

Спустя несколько минут они вернулись в кабинет Джулии. У нее стучали от холода зубы, и она направилась прямо к камину, чтобы скорее согреться. По совету Джулии Элфрида отправилась спать, предварительно бросив подозрительный взгляд на Джека и предупредив, чтобы дверь в кабинет была открыта.

Джек улыбнулся в ответ, но, как только ее шаги в коридоре стихли, он закрыл дверь.

Джулия взяла кочергу и стала помешивать угли в камине, боковым зрением наблюдая за Джеком. Он положил пистолет на маленький столик рядом с диваном, потом раздвинул шторы и посмотрел в темное окно. Его сильные, уверенные движения вызывали в ней какую-то скованность, она чувствована дрожь в теле, когда думала о его и о своем спасении.

Джек даже малейшего представления не имел о ее роли во всей этой истории. Он не знает о газете! Он уверен, что она невинная жертва случайного вора. Как жестоко он ошибается! Джек подошел к ней сзади, осторожно забрал кочергу из ее ледяных пальцев, потом поправил шаль на плечах.

– Ты вся дрожишь. Представляю, какой шок ты пережила.

Толстая шерстяная шаль укутывала ее плечи, но Джулия чувствовала сильный озноб. Заботливое поведение Джека только усиливало ее чувство вины.

– Джек, обними меня. Пожалуйста, просто… обними меня. – Повернувшись, Джулия прижалась к его телу, уткнула голову в плечо и обняла его. Он был как печь, от тепла которой таяли все ее страхи. Руки Джека блуждали по ее спине, он шептал какие-то успокаивающие слова. Постепенно дрожь успокоилась, и возникло острое чувство близости. Она вдыхала его запах и во всем теле ощущала странное покалывание. Если она поднимет голову, ее губы коснутся подбородка Джека и она сможет почувствовать аромат его кожи…

Джек положил ей руки на плечи и немного отстранил от себя. На лице вместо обычной очаровательной улыбки застыло серьезное выражение.

– Джулия, скажи мне, что происходит?

Вопрос вернул ее к реальности. В ней боролось чувство тревоги и влечения. Боже мой, он спрашивает о незнакомце.

– Что ты имеешь в виду?

– В твоем кабинете горит камин. Ты только что работали. Почему? – Взгляд Джека упал на чайный поднос на столе, потом на стол, где лежала стопка газет, едва заметная в темноте.

Газеты!

Джулия подавила в себе желание броситься к столу и смести их в ящик, но это только усилит его подозрения.

– Как и тебе, Джек, мне не спалось.

– Это все? Почему у меня такое чувство, будто ты что-то скрываешь?

Острый взгляд зеленых глаз действовал ей на нервы. Джулия подошла к дивану и стала поправлять шаль на плечах. Она знала, что он когда-нибудь заведет этот разговор. Джек был слишком проницательным, чтобы не понять, что она что-то скрывает, и не постараться проникнуть в тайну. Она должна что-то сказать ему.

– Ну хорошо, – призналась Джулия. – Если тебе надо знать, то сегодня ночью я дежурила, потому что боялась, что вор может вернуться.

– Тот, что проник сюда две недели назад?

– Да.

– Я не понимаю, почему ты вдруг решила, что он вернется?

– Потому что ты не все знаешь. – Джулия закусила губу. – Несколько дней назад вечером я видела его опять, он прятался возле школы, а когда увидел меня, сбежал.

С сердитым видом Джек приблизился к Джулии. На щеке подергивался мускул.

– И ты ничего не сказала мне? Боже мой, Джулия, о чем ты только думаешь?

– О том, что тебя это не должно беспокоить. – Джулия в упор смотрела на Джека. – Мы с Элфридой решили подежурить. Она – с вечера, а я – позже.

– Значит, ты доверяешь Элфриде, а не мне. Догадываюсь, что вы вдвоем решили отбиться от вооруженного преступника кочергой.

В изложении Джека их с Элфридой идея звучала глупо. Но его сарказм только рассердил Джулию.

– Откуда мне было знать, что у него пистолет? А если ты собираешься ругаться со мной, то можешь немедленно возвращаться к себе.

Джулия села на диван и расправила складки халата. Черт бы его побрал! Не надо на нее нападать, когда она и без того чувствовала себя виноватой.

Джек расхаживал по кабинету, потом опустился на диван рядом с Джулией.

– Прости, но ты должна меня понять. Я только что узнал, что этот негодяй приходил сюда в третий раз. А сегодня ему удалось перемахнуть через стену и ударить меня по голове.

Эта новость заставила Джулию забыть о своем возмущении. Она потянулась осмотреть рану у него на виске. Краснота почти прошла.

– Мне показалось, ты сказал, что поскользнулся на бите. Джек отвел ее руку в сторону, слегка придерживая за запястье.

– Было и то и другое. Расскажи мне о вашей второй встрече с незнакомцем. Ты можешь описать его внешность?

– Уже стемнело, поэтому я не очень хорошо рассмотрела его.

– Ты должна была заметить хоть что-нибудь. Какого он роста? Коренастый или худощавый? Темноволосый или светловолосый?

– Он был в пальто и шляпе, весь сгорбленный. – Увидев на лице Джека разочарование, Джулия поспешно добавила: – Но мне показалось, что рост у него выше среднего, и он умчался на гнедой лошади.

– Значит, это человек знатного происхождения. Я понял это по его голосу.

– Он разговаривал с тобой?

– Когда приказал мне остановиться, или он будет стрелять.

– Я надеюсь, ты подчинился этому приказу.

Губы Джека искривились в полуулыбке, и он как-то сразу перестал быть похожим на обычного учителя математики.

– Я плохо понимаю приказы, миледи. Вам следует об этом знать. Кроме того, пистолет не выстрелил.

– Но он мог и выстрелить!

– Мы уклоняемся от темы. – Джек погладил ее руку и посмотрел Джулии прямо в глаза. – Должен признать, что я озадачен. Зачем человеку знатного происхождения пытаться проникнуть в эту школу? У тебя же нет здесь ценных вещей.

– Нет… – У Джулии пересохло во рту.

– Тогда, как ты думаешь, что он искал на твоем столе в такое время? Это должно быть что-то чрезвычайно важное для него, если он пытался дважды проникнуть сюда.

– Я… я даже не представляю.

– Ты что-то недоговариваешь, Джулия. – Джек коснулся ее руки. – Во всем этом есть что-то непонятное. Не знаю, в какую неприятность ты попала, но я хочу тебе помочь.

Его прикосновения успокаивали и возбуждали одновременно. Джек предлагал ей довериться ему, и Джулии искренне хотелось это сделать. Он сильный и уверенный, и при нежелательном развитии ситуации у нее может быть надежный союзник…

Джулия посмотрела на пистолет, длинный ствол которого поблескивал в пламени камина. Джека могли убить сегодня. И уже только по этой причине она должна открыть ему правду.

Она встала с дивана, пытаясь подавить собственные опасения.

– Подожди здесь, – пробормотала она. – Ты должен увидеть кое-что.

Глава 15

На спор со своими закадычными друзьями мистер Б.Ф. выпил целый графин бренди. Вскоре после этого, пытаясь взобраться на лошадь, он упал в заросли самшита рядом с клубом.

«Записки повесы»

Джек наблюдал, как Джулия прошла к своему столу. От тревожных мыслей о незнакомце его отвлек вид ее покачивающихся бедер. Этого было достаточно, чтобы он забыл о пульсирующей боли в виске.

С того самого момента как Джулия бежала по садовой дорожке, Джек был уверен, что под тонким халатом и ночной сорочкой у нее ничего не было. Безобразная серая шаль не могла скрыть соблазнительные формы ее тела. Распущенные волосы подчеркивали классическую красоту лица.

Да кому нужно разоблачение этого злоумышленника? Единственная тайна, которую Джек хотел разгадать, была сама Джулия. Пока есть шанс, надо ее соблазнить и добиться, чтобы она покорилась ему. Сейчас для этого представился очень удобный момент.

Но желание узнать правду тоже не давало покоя Джеку. Даже если на это уйдет остаток ночи, он заставит ее признать, что она сама навлекла на себя опасность, публикуя эту скандальную газетенку. У него никогда не будет другой такой возможности, ведь Джулия до сих пор в ужасе от вторжения в школу вооруженного негодяя.

– Я хочу, чтобы ты взглянул вот на это.

Джулия с серьезным видом стояла перед ним, протягивая свернутую газету. Заинтригованный такой откровенностью, Джек взял экземпляр и открыл его, уловив запах свежей краски. Он опустил глаза и обалдел от набранного крупным черным шрифтом заголовка – «Записки повесы».

Джек бросил взгляд на стол Джулии, где лежали стопки злополучного издания. Она готовила к отправке новый выпуск. Такой же экземпляр он держал в руках.

Как же он раньше не заметил?

Джек пробежал глазами по главной статье. Это был саркастический отчет о крупном проигрыше за игровым столом виконта У., скорее всего Уистлера, и о его желании найти богатую невесту. Ниже критиковали визит маркиза С. в бордель, потом следовало ехидное описание падения мистера Ф. – Фоксуоси – в кусты рядом с клубом в сильном алкогольном опьянении. Все события описывались в мельчайших подробностях с уничтожающей насмешкой, и Джеку стало жарко. Его друзья под острым пером автора предстали в газете полными идиотами, а не невинно развлекающимися джентльменами.

Возможно, досадная ситуация, в которую попал Уистлер, действительно серьезная. У него не было ни пенса в кармане, и Джек понимал отчаяние, которое вынуждало его связать себя узами брака. Что-то такое там упоминал Джордж Грешем.

Уистлер надеялся жениться на Эвелин.

Джек вздрогнул от осенившей его мысли. Уистлер останется без богатой супруги, потому что засветился в «Записках повесы». Эта же мысль заставила его вспомнить собственное унижение, которое он пережил при отказе Эвелин. Когда он приехал к ее дому, чтобы как-то сгладить по следствия своего поступка, Эвелин, красивая, надменная Эвелин, смотрела сквозь него, будто его и не существовало вовсе.

Джеку хотелось скомкать газету и бросить ее в камин. Но вместо этого он поднял глаза на Джулию, изобразив на лице вежливое удивление.

– Скандальная газета, миледи? Почему я должен читать эту чепуху?

– Это не чепуха, все вполне серьезно. – Джулия присела с ним рядом и с такой силой сцепила руки, что побелели косточки пальцев. – Видишь ли, цель этой газеты – разоблачать повес высшего общества. Она доставляется дважды в месяц уже пять лет всем молодым леди, которым эти негодяи могут причинить вред. – Джулия закусила губу. – Я являюсь автором и редактором этой газеты.

Джек замер. Наконец он получил признание от самой Джулии. Так почему он не ощущает триумфа? Почему испытывает лишь разочарование?

Возможно, потому, что не ожидал, что так увлечется ею.

Почти две недели его будил по утрам Тео, прыгая возле кровати. Джек носил сюртуки, которые были слишком узкими, и старые бриджи, которые больше подходили простому человеку. Он придерживался строгого расписания и долгими часами преподавал математику ученикам. И все это время терпеливо ждал момента, когда сможет положить конец скандальному творчеству Джулии. Он собирался объявить свое настоящее имя и насладиться ее шоком, когда она поймет, как ловко ее обманули.

Но теперь он не мог так поступить. Она выбросит его из школы, а он не готов уйти сейчас. Пока не готов. Он так сильно хочет Джулию.

Его взгляд скользнул по кремовой коже в вырезе халата. Он действительно страстно желает ее. Видя ее хмурое лицо, Джек вернулся к разговору:

– Но здесь нет твоего имени.

Джулия покраснела и плотнее запахнула ворот халата.

– «Записки повесы» издаются анонимно. Только учителя, работающие в школе, знают об этом. Кроме них – никто.

– За исключением одного джентльмена. «На самом деле двух», – добавил он про себя.

Джек посчитал себя очень сообразительным, решив выследить Джулию, но, очевидно, оказался не одинок в желании наказать ее.

– Наш незнакомец, несомненно, один из мужчин, которых ты упоминала в предыдущих номерах. И он ищет доказательства твоей причастности к своему позору.

– Боюсь, что это так и есть, – слабо кивнула Джулия. – О, Джек, я думаю, что он хочет раскрыть мое имя обществу.

– Это поставит тебя в неловкое положение.

– Гораздо хуже. Моя газета потеряет всякое доверие, если станет известно, что ее выпускает падшая женщина. Никто не станет читать ее, просто сразу будут выбрасывать в мусорное ведро.

У Джулии был такой расстроенный вид, что Джеку стало неловко. Похоже, она не получала никакой прибыли от этой газеты, значит, он не нанесет ущерба ее материальному положению. Наоборот, без этой газетенки у нее будет больше времени для школы. Образование молодых умов – гораздо более ценное занятие.

– Но общество изгнало тебя, откуда же ты берешь информацию? – Джек щелкнул пальцами. – Позволь мне угадать. Матери твоих учеников работают в домах состоятельных людей. Они передают тебе все слухи для газеты. Очень умно придумано.

– Это не слухи, – поправила Джулия. – Все, что я пишу, правда. Информация поступает ко мне из первых рук, я не сомневаюсь в ее достоверности.

– Но служанка ведь не сопровождала маркиза… как его имя… в бордель? – Джек изобразил изумление.

– Это лорд Синглтон. А Дейзи Пибоди подслушала ею разговор со слугой, когда он рассказывал о своих похождениях.

Джек ухмыльнулся. Синглтон – хвастун, который получает удовольствие, рассказывая в подробностях о своих романах с женщинами. Интересно, служанка дословно повторила его рассказ для Джулии?

– А что насчет… как его имя? Мистер Ф., который свалился в кустарник рядом с клубом?

– Мистер Фоксуоси вернулся домой весь в ссадинах и царапинах, с колючками в голове. Нора Спретт сказала, что от него сильно пахло спиртным.

– Так вот почему ты вылила мне на голову бренди в самый первый день. Из мести всем пьяницам и бездельникам.

– Это не месть. Просто я помогаю молодым женщинам сделать правильный выбор в отношении своих будущих мужей.

– Но люди, о которых ты пишешь в своей газете, воспринимают это как личное оскорбление и вмешательство в их жизнь.

– Ты защищаешь их? – холодно поинтересовалась Джулия.

«Да, черт возьми». Улыбаясь, чтобы уменьшить подозрения, Джек коснулся пальцами ее щеки.

– Пожалуйста, не обижайся. Я просто пытаюсь представить тебе ситуацию с мужской точки зрения. Важно понять мысли врага.

– Меня не волнует, кто и что думает. Если мужчины плохо себя ведут, то молодые особы вправе об этом знать.

Джек подавил в себе желание поправить ее мнение по этому вопросу. Мужчине дано право прожить жизнь так, как он того хочет. Без всяких шпионов, которые следят за каждым его шагом. Может быть, настало время воспользоваться ее же средством и нащупать ее собственные секреты.

– Мне просто интересно, что заставило тебя выпускать эту газету, – сказал Джек. – Отец Тео оказался негодяем?

У Джулии вспыхнули щеки, широко распахнулись глаза словно ее ударили кулаком в грудь.

– Это не имеет никакого отношения к данной теме.

– Ты уверена? А если это он пытается проникнуть в школу? – Джек по-настоящему не верил в это, но ему нужен был повод, чтобы задать вопрос о ее мужчине.

– Это просто смешно.

– Неужели? Если его ославили в газете, то он очень даже может считать тебя источником неприятностей. Скажи, ты когда-нибудь писала о нем?

Джулия опустила ресницы, глаза затуманились, словно она заглянула в прошлое.

– Нет, не писала. И вообще я не хочу о нем говорить.

– Еще один вопрос, и я надеюсь, ты мне честно на него ответишь. Он был груб с тобой?

Джулия сидела тихо. Слышно было только, как потрескивают и шипят угли в камине. Джек пристально смотрел на нее, пытаясь хоть что-то прочесть по ее лицу. Если ее взяли силой, то он найдет этого человека и изобьет до смерти.

– Нет, меня никто не принуждал. Будем считать эту тему закрытой.

Джек почувствовал, как уходит напряжение, но при этом его не покидало чувство разочарования. Для человека, который борется за чистоту отношений между мужчиной и женщиной, леди Джулия Коруин не слишком охотно делится информацией о себе.

Но почему она так не хочет говорить о своем бывшем любовнике? Неужели у нее до сих пор сохранились чувства к этому человеку? Эта мысль не давала ему покоя, как больной зуб. Кто он: из прислуги или субъект, недостойный упоминания в «Записках повесы»?

Джек переключил свои мысли на грабителя. Если у этою негодяя нет претензий к Джулии, тогда кто он, черт возьми. Может быть, тот, кто ударил его по голове сегодня ночью сидел с ним за одним игровым столом и посещал одни и те же вечеринки?

Ей-богу, он готов отдать свою последнюю собственность, Уиллоуфорд-Холл, ради того, чтобы свернуть шею мерзавцу!

Джек очень хотел прикрыть газету Джулии. Но он, по крайней мере, осуществит свое возмездие, предавшись удовольствиям любви, а не рыская по темноте и не угрожая ей пистолетом.

Его взгляд упал на пистолет, лежащий на столе. Джеку, были знакомы пистолеты для дуэли, которые принадлежали его друзьям, но только не этот. Непохоже, что его делали английские оружейники. По клейму на рукоятке можно было предположить французское происхождение пистолета. И это затрудняло возможность определить владельца. Как только Джеку удастся выйти из школы, он покажет пистолет знакомым. Возможно, кому-то известен его хозяин.

– Если обсуждать больше нечего, – Джулия встала, – предлагаю на сегодня закончить.

– У тебя остались экземпляры других номеров газеты? – Джек не собирался так просто уходить. – Я хочу составить список всех джентльменов, которых ты разоблачила за эти годы.

– Я храню их в чулане. Пошли. – Джулия взяла лампу и направилась к двери.

Темнота коридора сблизила их в крошечном кружке света. Джек уловил легкий цветочный запах ее духов, чувственный и совсем несоответствующий образу чопорной директрисы. После поцелуя Джек знал, какая страсть в ней скрывается, и от этой мысли у него забилось сердце.

Она была совсем близко, мягкая, женственная. Джек представлял ее обнаженной, податливой, извивающейся от страсти под тяжестью его тела…

– Пришли. – Джулия открыла небольшую дверцу в комнатку, где лежали стопки бумаги, стояли коробки с мелом и было много других необходимых мелочей. Она указала на деревянный ящик на верхней полке. – Ты можешь забрать это к себе, но умоляю, не надо просматривать газеты прямо сейчас.

Джек взял ящик и сделал шаг назад.

– Я посмотрю содержимое позже.

Джулия закрыла дверь и поправила шаль на плечах.

– Ты покажешь мне, какой получится список?

– Конечно. Возможно, ты что-то добавишь о каждом из попавших в него. Ты знала всех этих людей раньше?

– Лишь немногих. Мне не позволено было общаться с игроками и повесами. – Джулия смотрела куда-то в сторону, мимо Джека.

Тогда кто же ее соблазнил? Кто?

Ее родители – граф и графиня Бруквилл. Джек смутно помнил, как много лет назад был представлен им на балу. Это была типичная аристократическая пара: лорд Бруквилл рассуждал с мужчинами на политические темы, а леди Бруквилл сплетничала с женщинами. Потом объектом пересудов стала их дочь, и они, очевидно, не смогли пережить этот позора. Они вычеркнули ее из своей жизни и удалились от общества.

Интересно, они когда-нибудь встречались с Тео, своим единственным внуком, ведь Джулия говорила, что у нее нет ни братьев, ни сестер. Этот вопрос вертелся у него на языке, но Джек решил не затрагивать такую болезненную тему.

В холле часы отбили полчаса.

– Половина пятого, – удивленно заметила Джулия. Доброй ночи, Джек, увидимся за завтраком.

Она направилась в кабинет, но Джек не отставал.

– Я провожу тебя.

– Любезно с твоей стороны, – нахмурилась Джулия, – но в этом нет необходимости.

– Я оставил в твоем кабинете пистолет.

– Ой, правда, я про него и забыла.

Если бы она знала, что пистолет лишь повод. В их распоряжении был, по крайней мере, еще час, пока не вел или повара готовить завтрак…

В ее кабинете Джек взгромоздил ящик на стул, открыл его и положил поверх стопки старых газет пистолет. Джулия поставила лампу на стол, где лежали подготовленные к отправке газеты. Взгляды, которые она бросала в сторону Джека, выдавали ее волнение.

Джек каждой клеткой своего тела ощущал ее присутствие, видел прекрасные черты лица, женственные изгибы тела, шаль, которой она прикрывалась, словно щитом.

Сгорая от нетерпения, Джек подошел к двери и тихо закрыл ее. Когда он повернулся, Джулия стояла у стола и смотрела на него.

– Ты сказал, что уходишь.

Джек обошел стол и взял ее за руку, как раз в тот момент, когда она отодвигала свой стул.

– Я не хочу спать, – загадочно произнес он. – Бесполезно ложиться в постель на какие-то пару часов. – Его взгляд досказал остальное: «Если только ты не пойдешь вместе со мной».

К своему большому удовольствию, Джек заметил, что взгляд Джулии остановился на его губах. Потом она посмотрела в его глаза и выдохнула почти шепотом:

– У меня еще есть работа. Эти газеты должны отправиться с утренней почтой.

– Считаешь, это разумно? Учитывая обстоятельства, возможно, стоит подождать с рассылкой, чтобы не навлекать на себя дополнительные неприятности? – И несколько его друзей будут спасены от унижения, подумал Джек.

– Меня не запугать. Если это все, что ты хотел сказать… – Джулия подняла руку, словно желая посмотреть на часы, которые обычно были прикреплены у пояса платья, но сейчас их там не было. Ее заметное волнение приободрило Джека.

– Это еще не все. Мне надо кое-что обсудить с тобой. – Не дав ей возможности возразить, Джек подтолкнул Джулию к дивану, заставил сесть и сам сел рядом.

– Нам больше нечего обсуждать. – Джулия немного отодвинулась от него.

Джек положил руку на спинку дивана. Его пальцы едва прикасались к шали на плечах Джулии, но она уже нервничала, как молодая дикая серна.

– Возможно, я выразился неточно. Мне бы хотелось не обсудить, а узнать кое-что. Тео понравился твой кавалер?

– Кавалер? Ах, мистер Троттер. Для первого знакомства все прошло хорошо.

У Джулии был воинственный вид, и Джек все понял без слов.

– Значит, Тео он не понравился, – удовлетворенно заявил он.

– Я этого не говорила! Возможно, встреча прошла немного натянуто. Но со временем Тео полюбит мистера Троттера. Я знаю. – Джулия с вызовом посмотрела на Джека. – Но тебя это не должно беспокоить.

– Меня это беспокоит. – Джек легко прикоснулся пальцами к ее щеке. – Троттер вторгается на мою территорию. Он пытается отнять мою женщину, и я не позволю ему сделать это.

Джулия широко распахнула глаза.

– Он не… Ты не… – Она задыхалась от возмущения. – Позвольте напомнить вам, мистер Джекман, что вы у меня работаете.

– Мистер Джекман, значит? – По ее лицу Джек видел, как разгорается в ней желание. – Настало время рассказать правду, Джулия. Предлагаю сыграть в нашу игру с вопросами.

Глава 16

Очаровательный мерзавец – самый опытный. Яркий тому пример – граф Р., известный своей способностью склонять женщин к греху.

«Записки повеем»

Джулия поняла, что попала в беду. Но не из-за того, что боялась Джека, а потому, что сомневалась в своей способности противостоять ему, какие бы намерения он ни держал в своей голове.

Господи, как он красив! Эти ямочки на щеках, высокие скулы, темные брови и зеленые глаза с искрой озорства! «Подойди ближе, – будто говорили они. – Я знаю все секреты обольщения».

Романтическая обстановка только усиливала волнение Джулии. Тихо потрескивали угли в камине. Во всем доме было темно. Создавалось впечатление, что они одни в целом мире. Если она уступит сейчас своим желаниям, никто не узнает.

– Я слишком занята, чтобы играть с тобой в игры, – холодно заявила Джулия. – Кроме того, сейчас моя очередь задавать вопросы, а у меня их нет.

– Тогда я подскажу тебе. Спроси у меня, почему мне не спалось сегодня?

Джулия сжала губы. Опасно вспоминать Джека в постели, простыню, соскользнувшую на бедра, и его широкую грудь. Опасно позволить ему задержаться здесь еще на мгновение. Но любопытство все-таки развязало ей язык.

– И почему же ты, не спал?

– Потому что думал о тебе. – Тембр его голоса был низким и медовым. – Я мечтал о тебе, дорогая, мне так хотелось обнять тебя снова.

Джек очень медленно наклонил голову, и дикий восторг переполнил душу Джулии. Джек собирается поцеловать ее. Она видела желание в его глазах, ощущала его в нежности рук, которые прикасались к ее щекам.

«Отвернись, – подсказывал ей разум. – Не дай ему обмануть тебя. Он хочет использовать тебя ради собственного удовольствия».

Но она тоже испытывает удовольствие. Ей ужасно хотелось почувствовать рядом его крепкую грудь, ощутить вкус его поцелуя, узнать его ласки. Она вдыхала терпкий мужской запах и не хотела бороться со своей страстью к Джеку, слушать голос разума, требовавший проявлять осторожность. Джулия обняла его за шею.

– Джек, поцелуй меня.

Не дожидаясь ответа, Джулия прильнула к его губам. Казалось, Джека удивил ее пыл, но только на секунду, потом он взял инициативу в свои руки. Он обнял ее за плечи и крепко прижал к себе, не отпуская ее губы, дразня легкими движениями языка.

Джулия таяла в его объятиях. Поцелуй разбудил другие потаенные места ее тела, которые трепетно откликались на его ласки. Близость его восставшей плоти сводила Джулию с ума.

Джулия запустила пальцы в шелковистую массу волос Джека. Потом обняла за плечи и могучую грудь, ощущая через рубашку крепкую мускулатуру. Пыл Джулии передался Джеку, его сдержанность исчезла, и он целовал ее с безудержной страстью.

Когда-то давно она уже испытывала физическое влечение и наслаждалась вниманием многих джентльменов. Но ни один из них не был похож на Джека; ни один не разжег в ней страсть, ни один не разбудил в ней безудержное желание слиться с ним в единое целое.

И конечно, ни один из них не рисковал своей жизнью, защищая ее.

– Ты мог умереть сегодня. – Джулия провела рукой по колючей щеке Джека.

– Но это могла быть и ты, – возразил Джек. – Пока я рядом, Джулия, никто не причинит тебе вреда, клянусь!

«Пока я здесь». Не станет ли он сам причиной ее боли? Эта мысль пугала Джулию. Но ведь ему нужно это место работы, значит, в ближайшее время он не покинет школу. У них будет достаточно времени, чтобы разобраться в своих чувствах друг к другу. И возможно… Только лишь возможно, что он окажется той мечтой, от которой Джулия давно отказалась. Он станет мужчиной, который сделает ее счастливой.

Джек уронил на пол ее шаль и, развязав пояс халата, оголил ее плечи. Руки обхватили ее талию. Сердце Джулии так колотилось в груди, что ей казалось, она упадет сейчас в обморок. Под тонким шелком халата ничего не было, и только тепло его ладоней согревало кожу.

Джек, как и Джулия, был полностью поглощен этим моментом, у него вспыхнули щеки, потемнели от страсти глаза. Его действия медленно подводили их к запретной территории. Джулия слишком хорошо знала, как опасно поддаваться страсти вне брака. Она будет страдать потом от последствий.

И быстрая капитуляция только подтвердит, что она недостойна его уважения. Она сама так не считает, но у Джека может сложится такое мнение, а этого Джулия не сможет перенести. Она отшатнулась назад.

– Нет, ты не должен…

Джек обхватил ладонями ее грудь, прикасаясь большими пальцами к нежным соскам.

– Что, миледи? – хрипло спросил он.

Задыхаясь, словно ей не хватало воздуха, Джулия схватила его за запястья.

– Достаточно! Если я позволю тебе хоть немного больше, у тебя сложится обо мне дурное мнение.

– Дурное мнение? Я уверяю, дорогая, что стану лишь обожать тебя.

Пальцы продолжили ласкать соски, но Джулия решительно перехватила его руки.

– Послушай, у меня нет привычки позволять мужчинам прикасаться ко мне подобным образом.

Джулия и правда уже много лет не позволяла себе приближаться к мужчинам. Она вела замкнутый образ жизни по причине, которая была известна немногим. Но сегодня она доверила Джеку один из своих секретов. Он полагает, что она доверит ему другой?

Возможно, в этом не будет необходимости.

– Меня это радует, потому что я хочу, чтобы ты принадлежала только мне. – Он больше не дразнил ее, в голосе звучало понимание. Джулия чувствовала, как по телу разливается тепло. Джек наклонился и поцеловал нежную кожу груди. – Джулия, дорогая, я могу доставить тебе величайшее удовольствие. Ты позволишь?

Джулия таяла, как воск свечи. О Боже, он просит ее разрешения! Джек с трепетом ждал ее ответа.

И она действительно встала перед выбором. Она может продолжать свою жизнь дальше, подавляя жажду своего тела и довольствуясь знакомством с таким скучным человеком, как мистер Троттер. А может, отбросить все предрассудки общества, которое уже и так осудило ее? Она может ухватить свою птицу счастья.

Все ее сомнения потопил стремительный поток эмоций. Джулия обхватила руками его лицо и прикоснулась губами к его губам.

– Люби меня, Джек, здесь и сейчас.

Всегда. Это слово пронеслось в ее мозгу, но она его не озвучила. У нее не осталось сил сопротивляться, и Джулия признала правду. Она любит Джека, любит всем сердцем. Любит его улыбку, его доброту и бесстрашие. Он стал для нее близким человеком, который принес в ее жизнь шутки и смех. Что бы ни ожидало их в будущем, Джулия никогда не пожалеет, что отдала ему себя.

Его руки снова нашли ее грудь, он склонил голову и через халат обхватил губами напряженный сосок. Волны чувственности закрутились в тугой клубок где-то внизу живота. Какое-то время Джулия не могла думать, дышать и двигаться.

Ловкими пальцами Джек расстегнул пуговицы халата и обнажил ее грудь. Его глаза потемнели от желания обладать ею.

– Ты прекрасна. Нет, ты великолепна.

Его оценка вызвала у нее прилив краски к лицу, и Джулия подняла руки, чтобы прикрыться.

– Обязательно смотреть на меня так?

– Но я не в силах отвести глаз. Умоляю, взгляни сама. – Джек осторожно наклонил ее голову, чтобы она могла видеть свою грудь. – У тебя белоснежная и мягкая, как шелк, кожа. Вот так я ее ощущаю. – Джек взял руку Джулии и провел ею по округлости груди.

Джулию потрясло прикосновение к собственному телу. Она чувствовала, как пульсирует ее плоть, жаждала этих ощущений и хотела, чтобы они продлились как можно дольше.

– У тебя очень красивая грудь, – хрипло сказал Джек, – И очень чувствительные соски, да?

Он нежно прикоснулся к одному соску, и тот немедленно затвердел. Чувствуя слабость и дрожь во всем теле, Джулия положила голову на грудь Джека. Он разбудил в ней такую страсть, что она не знала, как ее удовлетворить.

– О, Джек, я хочу…

– Вот этого? – Джек помог ей помассировать сосок второй груди. – По цвету он напоминает мед. Интересно, на вкус он такой же сладкий?

Склонив голову, он взял сосок в рот.

Джулия застонала, чувствуя скользящие движения его языка и нежное покусывание. Она совершала инстинктивное движения телом, прижимаясь к нему и не зная, сколько еще сможет продержаться, но при этом желая, чтобы он продолжал свои ласки. Джулия никогда не представляла, насколько это приятно. Рука Джека скользнула под халат, оставляя на коже обжигающий след. Джулия ждала, боялась, предвкушала, не собираясь сдерживать своих желаний. Джек немного отодвинулся, снял рубашку через голову и бросил ее в сторону. Вид его великолепно сложенного тела очаровал Джулию. Он оказался еще более крепкого телосложения, чем ей представлялось. Широкие плечи, красивый рельеф мышц, узкая талия, могучая грудь, на которой курчавились темные волосы.

Джулия прикоснулась к нему. Его кожа была разгоряченной, и ей было приятно осознавать, что это она вызвала в нем такую лихорадку.

– Ты великолепен, – пробормотала она.

На губах Джека появилось некое подобие улыбки, он смутился. Джулия продолжала касаться его груди, плоских сосков. Когда ее рука спустилась к паху, Джек затаил дыхание.

– Джулия, если ты не возражаешь…

Джек потянул вверх ночную рубашку, и Джулия вздрогнула, почувствовав обнаженной кожей прохладный воздух. Она уцепилась за рубашку, но Джек уже отбросил ее в сторону. Джулия вспыхнула, пытаясь руками прикрыть свою наготу.

– У тебя совсем нет опыта, – мягко заметил Джек, погладив ее по щеке.

Джулия не собиралась обсуждать свое прошлое, по крайней мере, сейчас. Всякий раз, когда она позволяла себе фантазировать о том, как она будет заниматься любовью с мужчиной, ей казалось, что это будет происходить под простынями, в темноте и она останется в ночной рубашке.

– Может быть, погасить лампу?

– Наоборот, надо поднести ее ближе. Ты так красивая, что я не стану отказывать себе в удовольствии рассмотреть тебя во всех деталях.

Взгляд Джека скользил по изгибам ее тела. Джулия чувствовала некоторую неловкость и свободу одновременно Набравшись смелости, она положила руки ему на бедра. И вдруг захотелось открыть ему всю свою наготу. Восторг, промелькнувший в его глазах, наполнил Джулию ощущением женской власти.

– А ты, Джек? Ты все еще в бриджах?

– Может, ты поможешь мне их снять?

Джулию заворожила его выпирающая плоть. У нее заколотилось сердце, пальцы стали деревянными. Когда, наконец, была расстегнута последняя пуговица, обнаружилось, Что на Джеке нет нижнего белья, и мужское естество предстало перед Джулией во всей красе.

Острое желание пронзило Джулию, словно огненная стрела. Джек обнял ее за талию и хрипло сказал:

– Прикоснись ко мне.

Это был не приказ, это была мольба. И Джулия исполнила ее. Она прикоснулась рукой к восставшей плоти, и жаркая волна страсти прокатилась по ее телу. Ей не терпелось ощутить его внутри себя.

Джек молча наблюдал за ней потемневшими от страсти глазами, и Джулия поняла, он ждет ее сигнала.

– Джек?

– Я не стану принуждать тебя, дорогая, не бойся этого. – Джек тяжело дышал, удерживая ее за плечи.

Его сдержанность только подогрела желание Джулии. Она потерлась щекой о его щеку.

– Ты благородный человек, Джек.

– Благородный? – резко переспросил Джек. – Если бы ты только знала, что я хотел бы сделать прямо сейчас…

Джулия почувствовала восторг, который переполнял все ее существо. Она положила руки на плечи Джеку и поцеловала его.

– Так сделай, – прошептала она, – возьми меня, Джек.

– С удовольствием.

Это были их последние вразумительные слова друг другу.

Джек прижал ее к себе, его рука скользнула между бедер Джулии, прикоснувшись к женскому естеству. Такого откровенного желания Джулия еще не испытывала. Она откликнулась на его ласки всем существом, выпуская на свободу страсть, которая ждала своего часа.

Плавая в чувственном наслаждении, она видела, чти Джек снял бриджи, потом положил ее на диван и накрыл своим телом. Его проникновение причинило легкий дискомфорт, но потом, когда он стал целовать ее, долго и страстно, действуя языком в такт движению его бедер, Джулия почувствовала восторг от слияния их тел. Она крепко прижимала его к себе, подхватывая мощный ритм его проникновения в себя. Джулия услышала, как из груди Джека вырвался стон, и он, тяжело дыша, опустился на нее всей тяжестью, зарывшись лицом в ее волосах.

Джулия наслаждалась ощущением силы мужского тела, исходившим от него жаром. Они словно были одним целым, одним сердцем, одной душой. Джулия провела рукой по влажным прядям его волос, и тихое счастье заполнило каждую клеточку ее тела. Джек должен испытывать к ней очень сильные чувства, раз любил ее с такой нежностью. Вместе они обрели рай на земле, и Джулия ни о чем не жалела.

Джек пошевелился. Он сделал глубокий вдох, поднял голову и пристально посмотрел на нее. Этот взгляд удивил Джулию. В темных зеленых глазах застыл… ужас.

– Джек? В чем дело? – Джулия попыталась улыбнуться, потому что уже знала ответ на свой вопрос. Знала и боялась этого ответа.

Джек переместился на край, потом встал, представ перед ней во всем великолепии мужской красоты. Его взгляд разрушил волшебство их единения, и Джулия почувствовала себя неловко. Она сдвинула ноги, но Джек наклонился и раздвинул их. На его лице застыло выражение недоверия и нарастающего изумления.

– Какого черта… Джулия! Ты была девственницей!

Глава 17

Самый лучший способ предсказать поведение мужчины после свадьбы – внимательно изучить его поведение до нее. Граф У. – пьяница и негодяй в молодости, и в старости он будет точно таким же…

«Записки повесы»

У Джека было такое ощущение, словно кто-то выбил у него почву из-под ног. Словно он окунулся в холодную, как лед, действительность.

Всего лишь мгновение назад он наслаждался полным удовлетворением. Джулия была восхитительна, он испытал восторг от близости с ней и чувствовал себя совершенно обессилевшим. Но в какой-то момент он вдруг вспомнил, как почувствовал преграду внутри ее тела. В неистовстве страсти он преодолел ее, торопясь к вершине блаженства.

Ему некогда было подумать о ее значении.

Но теперь доказательство лежало прямо перед ним. Его бриджи каким-то образом оказались под ними на диване, и теперь Джек смотрел на рыжее пятно на коричневой ткани. Он был потрясен. Даже самый безнадежный негодяй остерегался соблазнять невинных девиц. Последствия этого слишком дорого стоили.

Джулия приподнялась на локте. Она смотрела на Джека огромными серо-голубыми глазами. Ее темные кудрявые волосы рассыпались по плечам, несколько прядей прикрывали грудь. Джек снова почувствовал прилив неуместного сейчас желания и презирал себя за это. Нет, он презирал ее, что обманула его.

– Ну? – раздраженно произнес он. – Тебе нечего сказать в свое оправдание?

– Прости, – Джулия опустила ресницы, словно скрывая свои мысли, – я надеялась, ты не догадаешься.

– Не догадаюсь? – Джек пытался найти хоть какой-то смысл в этом обмане. – Мужчина обязан знать о том, что он лишает девственности свою подружку. У тебя есть носовой платок?

– В среднем ящике, – указал она на свой стол.

Проходя по кабинету, Джек взглянул на газеты, которые лежали на столе, и внутри у него поднялись тревога и гнев. Черт, предполагалось, что это обольщение станет его местью, а не ее!

Джек вернулся к Джулии и хотел ей помочь, но она покраснела и забрала у него носовой платок.

– Я сама могу справиться.

– Не сомневаюсь. – Джек отвернулся, чтобы не смущать ее. Она так часто смущалась и краснела, что он должен был все понять раньше. Возможно, если бы он не был так ослеплен страстью, он бы заметил признаки ее невинности.

Но кто бы мог представить, что молодая леди добровольно откажется от своего места в обществе, представив себя падшей женщиной? И что, черт возьми, заставило ее так поступить?

Джулия молчала, и Джек ходил взад-вперед по кабинету, чтобы успокоить свои бурные эмоции.

– Ты лгала мне, Джулия. Держала меня за дурака. И если только это не второе непорочное зачатие в истории мироздания, то ты не мать Тео.

В ярости Джулия села и воспользовалась его рубашкой, чтобы прикрыть свою наготу.

– Я мать ему, во всех отношениях, которые имеют значение.

Джек схватил бриджи и стал их надевать.

– Я скажу тебе, что имеет значение. Ты не сказала мне правду. Ты ввела меня в заблуждение. – О Боже, он верещит, как изнасилованная женщина, подумал Джек, но все таки продолжил: – Ты заставила меня поверить, что у тебя уже есть опыт в таких делах.

– Но какая разница? Я пошла на это по собственной воле. Я знала, что рискую, и не собираюсь тебя винить.

Да он сам себя винит. И хотя все произошло непреднамеренно, ведь это он лишил ее девственности. В таких обстоятельствах у джентльмена есть определенные обязательства, главное из которых… У Джека взмокли ладони. Нет, он не позволит себе даже думать о браке. Леди Джулия Коруин – его враг. Он не намерен провести остаток жизни с женщиной, которая очернила его в своей газетенке.

Кроме того, ее ситуация сильно отличается от ситуации какой-нибудь глупышки, которая впервые появилась в высшем обществе и кокетничала с недостойным мужчиной. В глазах общества Джулия уже согрешила. Ну что ж, она права, он не обязан совершать никаких благородных поступков.

И потом, разве это не его девиз: получать удовольствие без каких бы то ни было условий? Мечта каждого мужчины разделить постель с такой прекрасной и чувственной женщиной, как Джулия, и потом не страдать от взаимных упреков. Но почему ее безразличие вызывает в нем такую ярость, почему ему хочется закричать на нее?

Потому что, о Господи, она была девственницей. Джек видел, как Джулия подняла ночную сорочку. У нее нет ни братьев, ни сестер, поэтому матерью Тео могла быть, либо кузина, либо подруга. Может быть, та женщина по имени Элиза, хотя Джек не посмел произнести это имя вслух. Джулия не знала, что он открывал ее почту, когда пытался понять, каким образом она получает информацию для своей газеты.

Джулия стояла к нему спиной и надевала ночную сорочку. Но еще раньше он заметил, как отблески от пламени камина озаряют совершенные формы ее тела, и вспомнил восторг, охвативший его в кульминационный момент. Джек почувствовал, как в нем снова пробуждается желание. Страсть, которую Джулия воспламенила в нем, только усилилась. Он был ее первым и единственным мужчиной.

А Джулия твердит, что это не имеет значения!

– Кто мать Тео?

Джулия подняла глаза, и их взгляды встретились в полумраке кабинета.

– Не спрашивай, я все равно не отвечу.

Ее упрямство привело Джека в ярость.

– Черта с два! Мы играем в игру с вопросами, сейчас моя очередь. Я хочу знать, почему ты бросила все ради чужого ребенка.

– Тео – мой ребенок. – Джулия была похожа на волчицу, которая защищает своего детеныша. Она подошла к Джеку, держа в руках его рубашку. – И перестань сомневаться. Я его мать.

Джек поймал ее за запястье. Хрупкость фигуры только подчеркивала упрямство ее характера.

– Мне нужен честный ответ. Ты должна сказать правду, Джулия.

– Я ничего не должна тебе.

– Отвечай.

– Я отклоняю этот вопрос.

– Ты уже один раз воспользовалась этим правом, помнишь? – Джек понизил голос до шепота. – Несколько дней назад ты отказалась признать, что думала обо мне по ночам.

Джулия подняла глаза. Джек смотрел на ее припухшие губы и растрепанные волосы и чувствовал, как внутри его зреет тугой клубок желания. Ему хотелось перебросить ее через плечо и отнести в свой дом, где они смогут заниматься любовью много часов подряд. Чтобы избавиться от этот наваждения, ему потребуются дни, возможно, недели.

– Это не игра, Джек. – Джулия освободила руку и отступила назад. – Это должно закончиться здесь и сейчас. Я должна подумать о Тео.

– Закончить? Мы только начали, дорогая.

Джулия решительно покачала головой.

– To, что произошло сегодня, больше не повторится. Я не стану крутить роман с одним из своих работников. Мне нужно думать о Тео. Теперь забирай свою рубашку, – она бросила ее и попала Джеку в лицо, – и немедленно уходи пока, тебя не увидел кто-нибудь из прислуги.

С этими словами она прошла к двери и открыла ее. Джек всегда считал себя знатоком в деле разрыва отношений с женщинами. Всякий раз, когда он хотел отделаться от своей очередной любовницы, он призывал на помощь свое обаяние, чтобы утешить ее уязвленную гордость. Но теперь отставку дали ему.

Как назло, его остроумие куда-то пропало. Он онемел от разочарования и испытывал сильное желание ударить кулаком в стену. Теперь наступил его черед сказать ей свое настоящее имя. Заявить, что все это время он обманывал ее. Поскольку она его выгоняет, он может отомстить, уйти из школы и покончить со всем этим. Вместо этого Джек вышел в темный коридор и, повернувшись, заявил:

– Ничего не закончено, миледи, я обещаю.

Джулия высокомерно подняла бровь и хлопнула дверью.

Днем, когда Джулия сидела у себя в спальне за столом, раздался легкий стук в дверь. До этого она попросила Агнесс, чтобы ее никто не беспокоил, если вопрос не срочный.

Судя по робкому стуку, ничего страшного не произошло, поэтому Джулия решила проигнорировать его.

Обычно в это время она находилась в своем кабинете, занималась делами и решала неизбежные проблемы, которые копились каждый день. Но сегодня она чувствовала себя слишком подавленной, чтобы встречаться с другими учителями, и в особенности с одним из них. Сославшись на головную боль, она спряталась у себя в спальне, якобы для подготовки к урокам, но на самом деле в подробностях вспоминала их встречу с Джеком.

Джулия вертела в руках перо. Эта комната с мебелью из розового дерева и бледно-голубыми занавесками всегда повышала ее настроение. Но не теперь. Сегодня всякий раз, когда она пыталась писать, у нее машинально получалось: Уильям Джекман, или даже – миссис Уильям Джекман.

Джек не собирается делать ей предложение. Если и была какая-то надежда завоевать его сердце, то она своим поведением все разрушила. Он был в ярости, что она скрыла от него правду.

Истина заключалась в том, что она на самом деле заслуживала его порицания. Она умышленно ввела его в заблуждение. Джулия, ослепленная любовью, убедила себя, что можно скрыть свою неопытность в отношениях с мужчиной. И что у Джека никогда не появится повода спрашивать о рождении Тео.

Но он спросил. И когда Джулия отказалась отвечать на его вопросы, Джек обиделся, что она не доверяет ему. Он так посмотрел на нее, что она навсегда запомнила этот взгляд. Если бы только он знал, что у нее не было выбора.

«Ничего не закончено, миледи, я обещаю».

Несмотря на это волнующее, романтичное заявление, Джек почти не смотрел на нее за завтраком и обедом. Наверное, он пожалел о своих словах, сказанных в сердцах. Весь день Джулия старалась вести себя так, будто между ними ничего не произошло. Она улыбалась, разговаривала, хотя не понимала ни единого слова. Доркас, Маргарет и Элфриде пришлось несколько раз повторять свои вопросы. Даже Фейт, которая часто жила в собственном мире, с любопытством смотрела на нее.

А вдруг Джек решил покинуть школу навсегда? Нет, его финансовое положение требует, чтобы он остался. Но если ее отказ довериться ему обидел его?

Стук в дверь повторился. На этот раз он показался Джулии знакомым.

– Войдите, – откликнулась она.

В дверях появился Тео со взъерошенными, как обычно, волосами, выбившейся из брюк рубашкой.

– Привет!

Джулия была настолько напряжена, что при виде маленького веснушчатого лица у нее в горле застрял комок. Ей хотелось обнять сына и никогда не отпускать от себя. Но он был сейчас в том возрасте, когда излишнее проявление материнской любви приводило его в смущение.

– Привет! – Джулия улыбнулась и встала ему навстречу. – Иди ко мне. Агнесс принесла чай и вазу с имбирными пряниками, я одна все не съем.

Она едва притронулась к еде, стоявшей на подносе у камина. В желудке все сжалось, и голод, который она ощущала, не имел ничего общего с едой.

Джулия села на стул у камина и налила себе чаю. Тео подошел к подносу, посмотрел и ничего не взял. Он был не похож сам на себя. Не заинтересовался вазой со сладостями, молчал, когда раньше болтал без умолку.

– Ты не заболел, дорогой? – нахмурилась Джулия. – Дай я потрогаю твой лоб.

– Все в порядке, мама. – Тео, тем не менее, подошел к ней и дал потрогать абсолютно холодный лоб.

Джулия поправила ему воротник рубашки. Тео что-то тревожило, и ей хотелось выяснить, что именно.

– Как твой новый класс математики? Тебе там не слишком трудно?

– Ой, просто здорово! – Его карие глаза ожили. – Мистер Джекман дает нам кучу задач, чтобы мы их решали.

– Я рада, что он тебе нравится. – Нет, ей не хотелось говорить о Джеке. – А как другие уроки? Мисс Литтлфилд устроит вам на следующей неделе еще один тест по правописанию. Хочешь, я помогу тебе подготовиться?

– Я сам все запомню, – У Тео был возмущенный вид. – Как все другие ребята.

Джулия почувствовала острую боль. Ее ребенок очень быстро взрослеет. Кажется, только вчера он был в пеленках. Как только Джулия впервые взяла его на руки, она уже знала, что вырастит его как собственного сына. Тяжело было потерять положение в обществе, но Джулия ни о чем не жалела. Семь лет она скрывала обстоятельства рождения Тео. Теперь Джек знал правду, вернее, ее часть.

Следует ли рассказать ему все остальное? Может ли она нарушить обет молчания, который дала своим родителям? Джулия пила едва теплый чай и напряженно размышляла.

Тео бродил по спальне, словно набирался смелости рассказать ей что-то. Из сада под ее окном доносился приглушенный детский смех. Тео остановился, только чтобы прикоснуться к стеклянному пресс-папье. Он любил с ним поиграть. Но сейчас не стал этого делать.

– Тео, что-то не так? Ты пришел сюда поговорить со мной о чем-то?

Тео украдкой посмотрел на Джулию, поковырял ногой в коричневом ботинке ковер, потом выдохнул:

– У меня есть папа?

У Джулии оборвалось сердце. Рука с чашкой замерла на полпути ко рту. Она знала, что когда-нибудь он спросит ее об отце. Она тщательно обдумала объяснение, которое подойдет для его возраста. Но теперь единственная мысль пульсировала у нее в голове: «Пожалуйста, только не сегодня».

Джулия поставила чашку, чтобы Тео не видел, как дрожит ее рука, и выдавила улыбку.

– Конечно, у тебя есть отец. У каждого ребенка есть отец. К сожалению, не все отцы могут жить со своими семьями.

– Почему мой папа не живет с нами? Он меня не любит?

О нет! Ее сын выглядел таким маленьким и уязвимым, что у Джулии все сжалось внутри от переживаний. Она встала со стула, опустилась перед ним на колени и обняла его. Тео был очень огорчен, потому что даже не возражал, когда Джулия еще крепче прижала его к себе.

– Ему не довелось узнать тебя, – мягко сказала она. – Но я уверена, что если узнает, то полюбит так же сильно, как и я.

– Но где же он в таком случае? – Тео выбрался из ее объятий. – Клиффорд сказал, что я ему не нужен.

Так, значит, это Клиффорд пробудил у него такой внезапный интерес. Мать Клиффорда обманул и бросил мужчина, как и у всех детей в этой школе. Теперь Джулия смогла понять страсть, которая вынуждала женщину рисковать, родив ребенка вне брака.

Мысль, застрявшая глубоко в мозгу, вырвалась на волю. Возможно, она сама забеременела от Джека. Такая вероятность пугала и изумляла одновременно.

– Боюсь, твой отец живет где-то далеко, – обратилась она к Тео, – и я не знаю как его найти.

По правде говоря, Джулия представления не имела, где сейчас этот мерзавец и даже кто он такой. Пожалуй, это и хорошо, потому что она не знала, как себя вести, если когда-нибудь встретится с ним лицом к лицу.

– В таком случае мистер Джекман может быть моим папой? – спустя несколько минут спросил Тео.

Джулия постаралась скрыть свое смятение.

– Для того чтобы у тебя был отец, я должна выйти замуж. Но это маловероятно. Тем более – за мистера Джекмана.

– Почему?

– Потому что… Потому что, боюсь, все не так просто. – Джулия взъерошила волосы мальчика. – Иди поиграй в саду. Надо подышать свежим воздухом после уроков.

По пути к двери Тео остановился у подноса и набрал пряников. Джулия обрадовалась, что он снова ведет себя как прежде, и не стала ругать его за то, что он так жадно ест и сбрасывает крошки на ковер. Джулия прошла за ним до двери и улыбнулась, увидев, как он исчез за углом.

Но тут же нахмурилась. Тео хочет видеть Джека своим отцом. Господи, помоги, как все запутано! Джулия уже собиралась вернуться в спальню, когда на лестнице появилась Агнесс и помахала ей рукой.

– Миледи! – У молодой служанки было симпатичное лицо и аккуратно уложенные под чепцом белокурые волосы. Она передала Джулии небольшой пакет, завернутый в коричневую бумагу. – Почтальон принес вместе с почтой.

– Спасибо, Агнесс.

Это было послание от Элизы. Джулия узнала аккуратный почерк, и настроение у нее улучшилось. Должно быть, Белла сделала еще одну фигурку для ее коллекции.

Белла.

Что скажет Джек, если узнает о ней? Если он встретится с ней? Эта мысль застряла в голове у Джулии и никак не отпускала ее. Даже глупо думать о том, чтобы довериться мужчине, которого она так мало знает. Очень глупо…

Оторвав взгляд от пакета, Джулия поняла, что Агнесс все еще стоит перед ней в коридоре. Ее оживленный вид встревожил Джулию. Это явно не из-за пакета, потому что Агнесс ничего не знает о Белле. О ней не знает никто, даже другие учителя.

– Что-то еще, Агнесс?

– Да, миледи. Я знаю, вы говорили, что заняты, но он настаивал… И он ждет в вашем кабинете.

Джулию охватило волнение. «Ничего не закончено, миледи, я обещаю». Джулия пригладила волосы, поправив несколько выбившихся прядей.

– Это мистер Джекман?

– Мистер Джекман ушел, миледи.

– Ушел? Куда? – В душу Джулии закрался страх. Вдруг он пошел в агентство по найму искать себе другую работу?

– Я не знаю, миледи. Но он просил передать, чтобы к ужину его не ждали. – Служанка наклонилась к Джулии. – Это мистер Троттер ждет вас внизу. Он принес цветы, миледи. Много-много цветов. Наверное, он скупил весь рынок на Ковент-Гарден.

Джулия едва сдержала стон досады. Неужели этот день никогда не закончится?

Глава 18

При выборе мужа леди должна искать надежного, благородного и преданного джентльмена. Полной противоположностью этому образу является лорд С, который проводит за игровым столом дни и ночи…

«Записки повесы»

Дверь в магазин была закрыта, но изнутри виднелся отблеск горящих ламп, поэтому Джек постучал в стекло. Уже опустились сумерки, он поспешил сюда после последнего урока, и если все напрасно…

Но к счастью, из задней комнаты появился высокий худощавый мужчина и внимательно посмотрел на Джека. Потом снял длинный белый фартук и поспешил к двери. Ключ повернулся в замке, и дверь распахнулась.

– Лорд Ратледж, как приятно. – Сеймур Леджер почтительно поклонился. – Боюсь, мы уже закончили работу и…

– Я не собираюсь ничего покупать, просто хотел у вас кое-что спросить. Это займет всего несколько минут.

– В таком случае я к вашим услугам.

Джек вошел в магазин, достал из внутреннего кармана сюртука пистолет и передал его оружейному мастеру.

– Я нашел его под кустом, – бойко начал Джек. – Хотелось бы вернуть настоящему владельцу, и я подумал, может быть, вы сможете узнать это оружие.

Леджер посмотрел на пистолет.

– Сразу я не могу сказать, милорд, но, конечно, посмотрю его при свете лампы.

С величайшей осторожностью, словно в руках у него был Священный Грааль, Леджер положил пистолет на темно-синий вельвет под одной из висящих латунных ламп. В правый глаз он вставил монокль и, наклонив седеющую голову, стал изучать оружие.

Джек огляделся. Магазин располагался в конце Бонд-стрит и был популярным местом среди джентльменов светского общества. В стеклянных футлярах лежало различное огнестрельное оружие, включая кремневые ружья. Здесь были также ловушки для диких птиц. Несмотря на изысканную обстановку и позолоченную отделку магазина, в воздухе стоял запах масла и металла.

Джек в очередной раз усомнился, правильно ли он поступает. Он ничего не должен Джулии, она сама ясно дала это понять. Соблазнив ее, он добился цели – отомстил ей. Теперь можно рассказать ей правду, покинуть школу и вернуться и свою настоящую жизнь. Несколько слов на ушко светским сплетникам, и через день общество будет бурлить от новости, что леди Джулия Коруин является автором «Записок повесы».

Но он не может оставить ее в опасности, он должен знать, что с ней все в порядке. Иначе навсегда потеряет покой.

– Боюсь, что никогда не видел этот пистолет прежде. Сеймур Леджер выпрямился. – Но я узнал клеймо мастера. Это – Гастон Валлуа.

– Он здесь, в Лондоне? – Имя было смутно знакомо Джеку.

– Нет, – покачал головой Леджер, – он владеет небольшим магазинчиком в Париже и выполняет особые заказы для состоятельных клиентов.

Черт, у него нет времени на путешествие через Ла-Манш.

– Война закончилась в прошлом году, – Джек взял пистолет и засунул его за пояс, – и пистолет достаточно новый.

– Вряд ли. Я думаю, ему лет пятнадцать – двадцать.

– Правда? У вас есть какие-либо идеи относительно того, кто мог бы владеть таким оружием?

– Даже не представляю. – Леджер осторожно окинул взглядом тесноватый сюртук Джека, словно оценивая степень доверия к нему. – Вам лучше поспрашивать у своих знакомых, милорд. Возможно, кто-то узнает пистолет.

Вот этого Джеку хотелось меньше всего. Если он начнет показывать пистолет друзьям, его владелец может связать самого Джека с Джулией и со школой. Иначе как еще этот пистолет мог бы попасть в его руки?

Еще он может придумать историю о том, что приобрел его в ломбарде. Надо заставить владельца думать, что Джулия или ее прислуга нашла этот пистолет. И вот его решили продать. Если человек узнает голос Джека и раскроет его ложь, тем лучше. Джеку очень хотелось подраться или выйти на дуэль.

– Спасибо вам за совет.

– К вашим услугам. – Леджер подобострастно улыбнулся Джеку. – Как тот набор пистолетов, что я продал вам в прошлом году? Вы им уже воспользовались?

– Пока нет, – зловеще улыбнулся Джек. – Но будьте уверены, скоро он мне пригодится.

Джулия испуганно смотрела на мистера Троттера. Несколько минут назад она вошла в свой кабинет, который утопал в золотистых хризантемах, желтых маргаритках и розовых цветах львиного зева. Мистер Троттер нервно вышагивал по кабинету, а увидев ее, и вовсе упал на колени.

Господи, помоги! И без того плохой день грозил стать еще хуже.

– Пожалуйста, сядьте на диван, – с нажимом сказала Джулия. – Я чувствую себя очень неловко.

– Простите меня, но я должен сказать. – Одну руку мистер Троттер прижал к груди в коричневом твидовом сюртуке. Его умоляющие глаза в упор смотрели на Джулию. – Вы должны знать, что я отношусь к вам с величайшим почтением. Вы – само изящество, богиня красоты.

– Все это очень любезно с вашей стороны… – Джулия сделала шаг назад.

– Вы должны меня выслушать. Пожалуйста, я вас умоляю. – Мистер Троттер подполз к ней на коленях и взял за руку. Его ладонь была горячей и влажной. – Хотя у нас было мало времени, чтобы лучше узнать друг друга, мое уважение и восхищение вами безмерны. Ваша доброта и сердечность окрыляют меня, и я больше не могу молчать.

– Спасибо, но…

– Бог свидетель, я должен признаться в горячих чувствах, которые живут в моем сердце. Я клянусь, что не могу жить без вас. Леди Джулия Коруин, окажите мне честь, приняв мое предложение о священном браке.

О, черт! Когда Джулия впервые появилась в обществе, она легко отделывалась от многочисленных предложений. Но сейчас уже потеряла эти навыки и теперь проявляла больше сострадания к людям, чем в юности. Ведь мистер Троттер совершил экстравагантный, романтический, но бесполезный поступок, завалив ее цветами.

Джулия освободила свою руку, едва сдержавшись, чтобы не вытереть ее о юбку. Что она должна сказать? Ну уж, конечно, не то, что она любит другого человека, который занимался с ней любовью как раз в этой комнате всего не сколько часов назад. Но он не предложил ей выйти за него замуж.

– Это весьма неожиданно, мистер Троттер. Вы сами сказали, что мы едва знакомы.

– Для меня этих нескольких часов было достаточно, чтобы понять свое сердце. Вы – моя дорогая, единственная женщина во всем мире, которая может сделать меня счастливым!

Он снова потянулся за ее рукой. Джулия сделала шаг назад и, чтобы Троттер не ползал за ней по комнате, встала за столом, где охапки цветов наполовину скрывали его из виду.

– Встаньте, пожалуйста, мне трудно разговаривать, когда вы стоите на коленях.

– Как пожелаете. – Мистер Троттер вскочил на ноги и приблизился к Джулии. – Клянусь, я буду самым хорошим мужем. Что бы вы ни пожелали, только скажите, и все будет исполнено.

Его напыщенные фразы вызывали только жалость и смутную вину за его обманутые надежды. Он вновь сделал движение по направлению к ней. Джулия отодвинулась назад.

– Все это очень серьезно, мистер Троттер, но мне кажется…

– Зовите меня Амброс, – прервал он Джулию. – Пожалуйста, позвольте мне услышать, как мое имя слетает с ваших прекрасных губ. Я мечтаю держать вас в своих объятиях.

– Нет, мистер Троттер, успокойтесь. Боюсь, вы неправильно меня поняли… О!

Он внезапно бросился на нее, и Джулия побежала вокруг стола, зацепив несколько цветков, которые упали на пол. Они с мистером Троттером оказались по разные стороны стола.

– Подойди ближе, моя дорогая, не надо быть такой застенчивой. Помолвленная пара должна обменяться поцелуями, в этом нет ничего странного.

– Мы не помолвлены, и я уж точно не страдаю застенчивостью.

– Вы такая милая и очаровательная. Я прошу только поцелуй, чтобы скрепить нашу договоренность. Один поцелуй, и мы оба окажемся на вершине счастья.

Он сделал обманный выпад влево, потом метнулся к ней с другой стороны. Джулия с визгом бросилась к камину и, схватив кочергу, стала размахивать ею перед собой.

– Прошу вас, не приближайтесь ко мне, сэр!

У мистера Троттера округлились глаза, он замер с распахнутыми руками. Потом у него побагровели щеки.

– Миледи, вы сердитесь?

Боже мой, неужели можно быть таким глупцом?

– Я просто пытаюсь заставить вас выслушать меня. Я не приму ваше предложение. Ни сейчас, ни потом. Никогда!

Произнесенные слова принесли Джулии мгновенное облегчение. Визиты мистера Троттера стали для Джулии настоящим испытанием, но ведь она пыталась искать отца для Тео. Только теперь она поняла, как ошибалась. Выйдя замуж за этого человека, Джулия лишила бы счастья и себя, и сына. Тео предпочитал Джека, да и она сама тоже. Даже, будучи почти уверенной, что никогда не выйдет замуж за мужчину своей мечты, Джулия не хотела соглашаться на меньшее.

– Ну что ж! – В голосе мистера Троттера звучало негодование. – Вы должны понимать всю ценность моего предложения, поскольку вряд ли получите другое. Мало кто из приличных мужчин захочет взять на себя роль отца маленького Теодора.

Он ударил ее по самому больному месту, но Джулия скрыла свою боль за презрительной усмешкой.

– Достаточно, мистер Троттер. Прошу вас покинуть мой дом и никогда больше не возвращаться.

Мистер Троттер тяжело дышал, раздувая ноздри. Чувство негодования перекосило его лицо, пока он окидывал Джулию взглядом с ног до головы.

– Я потратил на вас кучу денег и вот какую благодарность получил! – Прежде чем Джулия успела ответить ему, он подошел к столу и сгреб в охапку цветы. Подойдя к двери, мистер Троттер развернулся к Джулии, его подбородок утопал в оранжевых и желтых хризантемах. – Вы будете глубоко сожалеть об этом, – заявил он. – Клянусь Юпитером!

Мистер Троттер исчез за дверью, и когда его шаги стихли, Джулия опустила кочергу и оперлась на нее, чувствуя внезапную слабость в ногах. Заявление мистера Троттера было необычайно злобным. Интересно, он хотел сказать, что она пожалеет о своем отказе выйти за него замуж, или вежливый, безобидный мистер Троттер только что угрожал ей?

К тому времени как Джек вернулся в школу, стало совсем темно. Он прошел мимо темной конюшни и вошел в каретный сарай через заднюю дверь. Ему необходимо было поговорить с Джулией, но это могло подождать до утра. Он чувствовал озноб, усталость и разочарование, и сейчас ему меньше всего хотелось вступать в пререкания с кем бы то ни было.

Джек поднимался по темной лестнице, когда увидел выбивающийся из-под дверей комнаты свет. У него был посетитель.

Джулия?

Джек моментально ощутил прилив крови в паху. Она передумала насчет их романа. Он представил ее лежащей на своей узкой кровати с улыбкой на лице и распущенными волосами. Всю ночь они проведут, занимаясь любовью, и на этот раз он будет действовать медленно и доставит ей море удовольствия.

Джек тряхнул головой, отгоняя глупые мысли. Это вполне мог быть Тео. Мальчишка выскользнул из спальни после отбоя, чтобы договориться с Джеком о новых задачках. Тео напоминал Джеку самого себя в этом возрасте. Из-за своего неумеренного любопытства он сам вечно попадал во всякие неприятности.

Джек ухмыльнулся. Но когда открыл дверь, улыбка исчезла с его лица. Верным оказалось его первое предположение, но только фантазии не воплотились в жизнь.

Под наклонным потолком чердачного помещения, служившего ему спальней, на стуле у окна сидела Джулия. Рядом с ней на столе горела масляная лампа, на коленях лежала раскрытая книга. И, черт возьми, она снова была директрисой. Серое платье с длинными рукавами и кружевная косынка скрывали ее прелестную фигуру. Она сидела, плотно сжав губы, вздернув подбородок и нахмурив брови.

Если у нее нет желания заняться с ним любовью, какого черта она пришла? Уволить его за то, что соблазнил ее? Джек поклонился ей, и его слишком узкий сюртук едва не лопнул на спине.

– Миледи, какая неожиданная радость!

Встав со стула, Джулия открыла свои часы.

– Пять минут десятого, Джек, где ты был?

Джек неторопливо приблизился к Джулии.

– Я не знал, что должен давать отчет о своем свободном времени. В этой школе такие правила?

– Нет, но здесь соблюдаются правила вежливости. – Джулия глубоко вздохнула, потом продолжила менее резким тоном. – Я волновалась. Думала, может…

– Может?

– После того, что произошло между нами, – Джулия опустила глаза, но потом снова посмотрела на Джека, – ты пошел искать себе другое место работы.

Что? Значит, он абсолютно неправильно понял ее. И эти беззащитность, застывшая в огромных голубых глазах, поразила его в самое сердце. Но он не станет признаваться ей в этом.

Намереваясь приласкать Джулию, Джек коснулся рукой ее щеки.

– Не волнуйся, я не собираюсь искать себе другую работу.

Джек понял, что сделал ошибку, прикоснувшись к ней. Джулия вздрогнула, отступила назад, прижимая к груди книгу как щит.

– Тогда куда ты ходил? К судье, чтобы сдать найденный пистолет?

– Не совсем так, – увильнул от прямого ответа Джек. – Я подумал, что будет лучше сначала показать его оружейному мастеру. Такому, который обслуживает высшее общество.

– И?..

– Поиски заняли некоторое время. Я нашел магазин на углу Бонд-стрит, но оружейник не узнал пистолет. Он лишь подтвердил, что оружие имеет французское происхождение.

– Французское? Тогда оно должно быть достаточно новым.

Джек достал из-за пояса пистолет и с восхищением посмотрел на блестящий в свете лампы ствол.

– Наоборот, это старинная вещь. По мнению оружейника, этому пистолету более пятнадцати лет. Коллекционный экземпляр.

– Многие джентльмены владеют оружием. – Джулия с отвращением посмотрела на пистолет. – Не представляю, как мы определим, кто его обронил.

У Джека были некоторые мысли на этот счет, но он не собирался делиться ими с Джулией. И не хотел в данный момент думать о проникшем в школу грабителе. Сейчас он вдыхал ее легкий опьяняющий запах, они были вдвоем в его спальне, и впереди у них целая ночь. У него отличная возможность соблазнить ее. Но ему не давали покоя слова Джулии, произнесенные утром: «Это не игра, Джек. Это должно закончиться здесь и сейчас… Я должна думать о Тео».

Тео, ради которого она отказалась от прежней жизни. Почему?

Джек никогда не узнает, потому что Джулия не доверит ему свой секрет. И у него нет права обижаться по этому по воду. Потому что ей не следует доверять ему. Ей лучше с пронзительным визгом бежать от него в противоположную сторону.

Джек отошел от Джулии, открыл ящик комода и спрятал пистолет под стопкой шарфов.

– Я найду владельца пистолета. – Голос Джека звенел от напряжения. – Можешь рассчитывать на это.

– Но как, Джек? Если ты не вхож в высшие круги общества, это невозможно сделать незаметно.

Если бы она только знала.

– Для начала мы можем показать пистолет тем матерям, которые приходят сюда по воскресеньям. Возможно, кто-то из них опознает оружие.

– Отличная идея! Почему я сама об этом не подумала? – У Джулии засветилось лицо, она прикоснулась к плечу Джека. Тепло ее руки обожгло его так, словно он положил руку в костер. Потом Джулия вернулась к столу и осторожно взглянула на Джека, словно опасаясь, что он неправильно ее поймет. – Я рада, что ты все еще хочешь помочь мне, Джек. Мне бы не хотелось, чтобы… чтобы мое утреннее поведение заставило тебя уйти из школы.

И Джек опять ломал голову над целью ее прихода сюда Что означают ее вспыхнувшие щеки? Неловкость ситуации или… страсть? Казалось, что ей хочется удержать его на расстоянии, но при этом она не выражала желания уйти.

Черт, у него нет никакого опыта обхождения с девственницами, или, точнее, с теми, кто недавно утратил свою невинность. Но Джеку хотелось, чтобы она навсегда запомнила, как хорошо им было вместе.

– Твое поведение? – С этими словами Джек направился к узкой кровати, прикрытой коричневым одеялом. – Ты говоришь о своем бурном проявлении страсти? Позволь мне успокоить тебя, твое поведение абсолютно нормально.

Джулия густо покраснела и крепче прижала книгу к груди.

– Я говорила о нашей ссоре. После того, что было между нами… Ты сердился и… Что ты делаешь?

Разбирая постель, Джек оглянулся через плечо.

– Готовлю постель.

– Я пришла сюда не для этого, Джек. Ничего не изменилось. Учитывая обстоятельства, наш роман невозможен.

– Учитывая обстоятельства? – Джек повернулся, чтобы видеть ее лицо. – Значит, ты говоришь, что подумала бы об этом, если бы мы были не в школе?

– Нет! Я не это имела в виду. Я редко покидаю школу, у меня слишком много обязанностей и большая ответственность. – Быстрая речь Джулии выдала ее волнение. Джеку потребовалось призвать все свое самообладание, чтобы удержаться и не прижать ее к себе, убедив, что никто никогда не узнает об их свидании. Но на этот раз он хотел, чтобы предложение о следующей тайной встрече исходило от Джулии.

– Ты права, – заявил Джек. – Роман невозможен, нам даже не следует говорить об этом. Сегодня утром мы просто увлеклись. И я не хочу, чтобы ты подумала, что я пользуюсь ситуацией и обманываю женщин. Я знаю, как ты ненавидишь таких мужчин.

– О, Джек, – Джулия сделала шаг к нему, – я никогда не думала о тебе так, как о тех негодяях, о которых пишу в своей газете. Ты не такой.

– Я соблазнил тебя.

– Но я заставила тебя поверить, что у меня есть опыт в этом деле. И ты бы остановился, если бы я попросила тебя об этом.

– Я бы на твоем месте не был так уверен. Ты прекрасно и сама об этом знаешь. – Джек жадным взглядом смотрел на Джулию, зов плоти не покидал его. Он знал, какое соблазнительное тело скрывается под этим скучным, официальным платьем.

– Я уверена. – Склонив голову набок, Джулия в упор разглядывала Джека. – На самом деле я допускаю, что твое изощренное обаяние просто маска.

Что за черт? Джек хихикнул.

– Да-да, Джек, маска. Я поняла это. Ты пользуешься лестью и добродушным подшучиванием, чтобы отвлечь внимание от самого себя. Такая кажущаяся легкость в обращении с людьми не позволяет никому заглянуть в глубь твоей души. Никто не поймет, что под маской повесы кроется заботливый и деликатный мужчина. – Джулия нахмурилась, глянув в сторону узкой кровати. – Даже если ты, похоже, думаешь, что можешь уговорить меня изменить свое решение.

Она неправильно истолковала его сущность. И все же какой-то плотный ком застрял у Джека в горле. Ему почти захотелось быть достойным ее уважения, быть таким, каким она его себе представляла. Если для того, чтобы затащить Джулию в постель, ему потребуется задержаться здесь на некоторое время, он не станет возражать.

А разве друзья не поднимут его на смех? Джек Рэнефилд, печально известный граф Ратледж, настолько увлекся «синим чулком», что будет преподавать математику в ее благотворительной школе.

– Тогда позволь мне прояснить свои действия. – Джек повернулся к Джулии, держа в руках одеяло и подушку. – Я не собирался затаскивать тебя к себе в постель сегодня вечером.

– Нет? – Джулия не сводила глаз с кровати.

– Я просто собираю свои вещи, потому что буду спать сегодня в твоем кабинете, чтобы не упустить вора.

Голубые, подернутые дымкой глаза Джулии распахнулись от неожиданности. Было понятно, что ей не слишком нравится его идея провести ночь на диване, где они занимались любовью.

– Но в этом нет необходимости, Джек.

– Он вернется, не сомневайся.

– Все двери и окна надежно закрыты.

– Поэтому вы с Элфридой по очереди дежурили всю ночь. – Джек покачал головой. – Все уже решено, поэтому даже не старайся отговорить меня. Возьми, пожалуйста, лампу.

Джулия провела кончиком языка по губам, и Джек едва не потерял рассудок. Слава Богу, она отвернулась, чтобы выполнить его просьбу.

Они спускались по узкой лестнице, и Джек проклинал необходимость принести эту ночь в жертву. Он мог бы уговорить ее лечь с ним в постель. Несколько долгих, страстных поцелуев сломили бы её сопротивление и заполнили бы пустоту внутри хотя бы на мгновение.

Но ее невинность все изменила. Она не похожа на женщин, которые были у него раньше, от которых он мог сразу уйти после ночи обоюдного удовольствия. А Джулия еще не понимала, что одна встреча не могла погасить разожженное ею пламя. Им опасно было находиться рядом. От одной только мысли о Джулии Джек готов был воспламениться.

Выйдя в темный сад, Джек замедлил шаги, чтобы Джулия могла идти с ним рядом. В прохладном воздухе висел запах сырого перегноя. Джек внимательно осмотрелся. Если этот подонок вернется, его встретят.

– Невозможно спать в школе каждую ночь, – с озабоченным лицом произнесла Джулия. – Там неудобно спать. Ты высокий, ноги будут свисать с дивана.

«Тогда пригласи меня в свою спальню».

– После сегодняшнего вечера в этом не будет необходимости.

– Что ты хочешь этим сказать? – Шаги Джулии замерли на дорожке из гравия.

– Скажу. Но немного позже. Такие разговоры нельзя вести на улице.

Джек сомневался, что сейчас их мог кто-то подслушать. Маловероятно, что вор вернется так быстро. Скорее всего, он выждет несколько дней, прежде чем предпримет новую попытку. Но Джек не хотел рисковать.

Джулия нахмурилась, но, по крайней мере, не придиралась, как это сделала бы другая женщина на ее месте. Они подошли к двери, Джулия достала из кармана, спрятанного в складках юбки, ключ, открыла замок и, как только они оказались внутри, поспешно закрыла ее на ключ.

В школе стояла тишина, и только эхо их шагов гулко разносилось по коридору. Свет лампы заключил их в небольшой круг света, создавая иллюзию, что они одни в целом мире. Джек пытался не думать, что наверху спят дети и учителя школы.

Они вошли в кабинет Джулии, и Джек почувствовал легкий запах… Цветы?

– Теперь, – подала голос Джулия, – расскажи мне, что происходит.

Джек положил одеяло с подушкой на диван. Джулия держала лампу в руках, и он отчетливо видел ее лицо. Высокие скулы, аккуратный носик, привлекательные губы. Но, в отличие от обычной женщины, которая всегда признательна мужчине за помощь, Джулия была упрямой и независимой, поэтому Джек приготовился к трудностям.

– Возвращаясь сегодня вечером в школу, я завернул на Боу-стрит и взял на себя смелость обратиться к услугам полицейского для охраны территории школы.

Как и предполагал Джек, Джулия напряглась.

– Нет, это невозможно. Я не допущу, чтобы среди детей появился незнакомый человек.

У Джулии был такой растерянный вид, что Джек подошел, положил руки ей на плечи и тихонько погладил.

– Но он будет охранять школу только по ночам, на улице. Его зовут Ганнибал Джоунс. Он обещал прийти завтра днем, чтобы ты могла познакомиться с ним и обсудить стоимость его услуг.

– Я ничего не знаю о нем.

– У него очень хорошие рекомендации. Джоунс известен тем, что распутывает самые сложные дела.

– Ты говорил ему о том, что я имею отношение к «Запискам повесы»?

– Зачем? Я сказал, что к нам проник вор, решив, что ты сама расскажешь ему все, что посчитаешь нужным.

– Мне не нравится эта затея, Джек, – покачала головой Джулия. – Я не могу так легко довериться мужчине…

Джулия замолчала, сообразив, что выдала свои сокровенные мысли. Интуиция подсказывала Джеку не давить на нее. Странно, он почти сочувствовал ей. Она построила свою жизнь так, что в ней отсутствовали мужчины. В ее прошлом крылась какая-то тайна, которая, как подозревал Джек, связана с таинственной женщиной, подарившей жизнь Тео.

Джулия первой отвела глаза и, заметно нервничая, поставила лампу на стол.

– Я встречусь с этим Ганнибалом Джоунсом, – уступила она, – а потом посмотрим.

– Разумно. – Джек заметил что-то на ковре рядом со столом, почти невидимое в темноте. Хризантема. Он поднял цветок. – Твоя?

– О! – Джулия поспешила к нему. – Я думала, что собрала все цветы.

Джулия попыталась забрать у него цветок, но Джек не позволил. Он ощутил, как напрягся каждый мускул его тела.

– Троттер был здесь. Сегодня. Наверное, когда я отсутствовал.

Джек увидел, что Джулия отвела глаза, и его захлестнула ревность. Он ревновал Джулию к ее жеманному поклоннику.

Ее прекрасные глаза вновь смотрели на Джека. Невозмутимый и искренний взгляд бросал ему вызов.

– Между прочим, он принес мне огромное количество цветов и просил выйти за него замуж.

Джека словно по лицу ударили. Огромным усилием воли он заставил взять себя в руки и скрыть свое потрясение и ярость, что другой мужчина попытался захватить его женщину.

Попытался? Черт, может быть Троттеру удалось это? Все женщины хотят выйти замуж, продеть кольцо в нос мужчине и вести его за собой, как дрессированную обезьяну. Сам Джек ведь не делал ей такого предложения. В его мозгу всплыли какие-то слова, сказанные Джулией.

– Ты убрала цветы. Я осмелюсь предположить, что ты отказала ему.

По крайней мере, он надеялся на это. Но возможно, она отнесла букеты наверх, в свою спальню, чтобы любоваться ими из постели и мечтать о том, как она станет миссис Троттер.

– Ты прав, Джек. – Джулия вертела в руках цветок и, прищурив глаза, смотрела на Джека. – Было бы несправедливо обманывать влюбленного в тебя мужчину.

Джек едва сдержался, чтобы не пуститься в пляс. Воспользовавшись моментом, он коснулся руками ее шеи, провел пальцем по подбородку.

– Потому что ты предпочитаешь меня?

– Да. – Джулия взяла его руку и отвела в сторону, сжимая его пальцы, словно хотела набраться смелости. – Я должна попросить тебя кое о чем, Джек. Кое о чем очень важном.

– Мой ответ – да.

Джулия посмотрела на него с улыбкой, и ее взгляд на полнился разрывающей душу добротой.

– В субботу я на один день уезжаю из города. Ты не мог бы поехать со мной?

Глава 19

Лорд А. К. так много проиграл за игровым столом, что вынужден был продать свою лошадь, экипаж и возвращаться домой пешком.

«Записки повесы»

Спустя день они еще до рассвета покинули город. То, с какой легкостью Джек обращался с лошадьми и какой выбрал удобный экипаж для поездки, удивило Джулию.

– Я нашел конюшню недалеко от Мейфэра. Ею пользуются аристократы, которые не могут держать собственный экипаж.

Позволить кому-то еще ехать с ней стало совершенно новым решением Джулии. Она совершала эту поездку один или два раза в месяц с Элфридой, но когда достигали пункта назначения, Элфрида оставалась ждать ее на ближайшем постоялом дворе. Даже ее самая проверенная подруга не знала этого секрета.

Этот секрет Джулия скоро расскажет Джеку. Он даже не представляет…

Мягкое покачивание экипажа не успокоило нервозности Джулии. Последние четыре часа дороги она сидела рядом с Джеком, демонстрируя невозмутимость, но внутри ощущала такое напряжение, что едва могла дышать. Проявит ли он должное участие или станет избегать ее? И повлияет ли правда на его дружбу с Тео?

Конечно, нет. Джек – добрый, разумный человек, иначе Джулия даже не стала бы так рисковать. Она заставила себя сложить руки на коленях. Жребий брошен. Она не изменит своего решения. Сейчас надо отбросить все сомнения и ждать.

Стояло восхитительное утро конца сентября, один из тех замечательных осенних дней, которые напоминают об ушедшем лете. В невероятно голубом небе плыли пушистые белые облака. Стаи гусей собирались в полях, урожай с которых давно был убран. Изредка Джулия видела кролика, прыгающего в низине, или лису, крадущуюся в придорожных посадках.

Но больше всего она смотрела на Джека. Тайком, разумеется, чтобы он не догадался, как очаровал ее.

Сегодня на нем был темно-зеленый сюртук, который замечательно подчеркивал цвет его глаз. Сюртук немного пообтрепался на манжетах, но с белым шейным платком и черными волосами, растрепанными ветром, Джек выглядел как истинный джентльмен. И дело было не только в мужской красоте. Он излучал уверенность и силу. Если бы ему пришлось оказаться на балу, одетому по последней моде, с улыбкой, от которой появляются ямочки на щеках, он бы пробудил интерес к своей персоне у всех присутствующих дам.

Слава Богу, он не титулованное лицо. Среди них Джулия знала многих, кто с презрением смотрит на остальной мир и бесцельно тратит свое время на глупые занятия. Кроме того, в ней проснулось чувство собственника. Она не станет делить Джека с другими дамами.

В ее жизни не было ничего такого, что подготовило бы ее к яркому удовольствию от интимной близости или к горячему желанию испытать это снова. Одного раза достаточно. И не только из-за риска беременности, но и потому, что Джек все-таки был ее работником. В ее школе нельзя заводить романы. Это неправильно!

И все же назад дороги нет. Их отношения изменились навсегда. Джулия была настолько охвачена страстью, что почти поверила, что они семейная пара, выехавшая на обыкновенную прогулку.

Почти.

Когда экипаж въехал на вершину холма, Джулия увидела знакомый пейзаж вдали, неясную синюю ленту реки, темные очертания домов на ее берегах, колокольню вышку нормандской церкви. Нахмурившись, Джулия попыталась отвлечься.

– Где ты научился так хорошо управлять лошадьми?

– Меня отец научил. Он был отличным кучером, известным за свои… – Джек замолчал на секунду. – В общем, это неважно.

– Ты говоришь, он управлял экипажами? – В голосе Джулии слышалось смущение. – Я думала, он был священником.

– Совершенно верно. Я просто хотел сказать, что он прославился своим умением управлять даже резвой лошадью, которая тащила его двухколесный экипаж. – Джек улыбнулся ослепительной улыбкой. – Мы едем уже достаточно долго, ты меня заинтриговала. Надеюсь, ты скажешь мне, куда мы направляемся?

– Скоро. Через полчаса, может, меньше. – Джулия с трудом сглотнула. Если бы он только знал, куда они направляются…

Взгляд Джека смягчился, рукой в перчатке он коснулся ее щеки.

– В таком случае, моя таинственная леди, может, поговорим о джентльменах, которые в нашем списке?

– Хорошо, – с благодарностью ответила Джулия. Они все утро обсуждали фамилии, которые Джек выудил из старых выпусков ее газеты, и пытались определить, кто из этих мужчин мог бы обронить пистолет. – На ком мы остановились?

– Мне кажется, следующий – печально известный граф Р. – Джек тайком взглянул на Джулию. – Он производит впечатление особенно отвратительного человека, развратника и картежника. К тому же до недавнего времени его имя не появлялось в газете.

– Граф Ратледж, – с отвращением произнесла это имя Джулия. – Это самый мерзкий тип из всех. Я не упоминала его в газете раньше только потому, что мне удалось устроить служанку в его дом всего несколько месяцев назад.

– И кто же она?

Резкие нотки в голосе Джека заставили Джулию задуматься, не рассердила ли его таинственность этой поездки. Но лучше уж так. Он, конечно, тоже полюбит Беллу, если Джулия не даст ему шанс составить предвзятое мнение о ней. Чувствуя, что Джек смотрит на нее, Джулия вернулась к их разговору.

– Ее зовут Эллен Уилкерсон.

– Эллен. – Джек стал смотреть на дорогу. – Мне кажется, я видел ее в прошлое воскресенье. Это мать Люси Уилкерсон. Женщина невысокого роста с родинкой на щеке.

– Правильно. – Джулии было приятно, что он проявляет внимание к матерям ее учеников. – Добавлю, что она очень смелая женщина, как и все другие, кто приносит мне сведения. Они изъявили желание работать в домах негодяев, которые рассматривают их как свою законную добычу.

– Ты хочешь сказать, что Эллен Уилкерсон обвинила графа в том, что он соблазнил ее? – На лице Джека застыло хмурое выражение.

– Конечно, нет, – поспешила объяснить Джулия. – Хотя на прошлой неделе он столкнулся с ней и выбил у нес из рук стопку белья. Она сказала, что взгляд у него при этом был достаточно грозный.

– Если бы он был таким испорченным злодеем, он бы овладел ею прямо на месте.

– Возможно, он спешил овладеть кем-то еще.

– Возможно. – Джек хохотнул. – Я надеюсь, ты ни когда не сталкивалась с этим злобным типом, когда вращалась в обществе?

– Нет. Ходили слухи, что он на время уехал в деревню, после того как на дуэли едва не убил человека.

– И это означает, что у него есть пистолеты для дуэли. Но я полагаю, что такие пистолеты есть у всех этих негодяев. Значит, у нас нет повода думать, что это граф Ратледж.

– Подожди! – Джулия схватила Джека за рукав. – Как же я могла забыть!

– Забыть?

– Эллен рассказала мне кое-что еще. Граф Ратледж был обручен и собирался жениться на мисс Эвелин Грешем, самой богатой наследнице в Лондоне. Он надеялся с помощью ее приданого рассчитаться с карточными долгами. Но когда мисс Грешем прочла о нем в моей газете, она отменила свадьбу. – Ужасная догадка мелькнула в голове Джулии. – И это значит, что у графа причин затаить злобу на меня больше, чем у остальных мужчин из нашего списка.

– Я уверен, что это случалось и раньше – когда из-за твоей газеты у мужчин расстраивалась свадьба. – Джек продолжал смотреть на дорогу.

– Не так часто, как кажется. Но есть еще один важный факт. Впервые незнакомец появился сразу после рассылки этого номера газеты.

– Это действительно кажется странным. Но мы не должны делать поспешные выводы.

– Ратледж – самый главный подозреваемый из всех, о ком мы говорили. – И поскольку Джек, по мнению Джулии, не являлся опытным прожигателем жизни, она поспешила ему объяснить: – Он как раз способен угрожать женщине пистолетом. Видишь ли, такие бездельники, как граф, в большинстве своем слабые, глупые, распутные мужчины, которые потратили все свое состояние за игровыми столами и хотят поправить положение с помощью богатых невест. Они ничем не лучше воришек.

В тени экипажа лицо Джека казалось высеченным из камня.

– Говорите, воришек, миледи? Позвольте мне выступить адвокатом дьявола. Возможно, мисс Грешем покупала его титул, чтобы иметь привилегию называть себя графиней Ратледж.

– Тогда ее счастье, что она не заплатила такую высокую цену за это. Граф спустил бы все ее деньги тотчас. Мужчины, подобные Ратледжу, не меняются.

– У тебя очень скверное мнение о мужчинах. – На губах Джека играла слабая улыбка, но глаза продолжали оставаться холодными.

– К тебе это не относится, Джек. – Джулия прикоснулась к его руке. – Это касается тех привилегированных мужчин, которые пользуются своим знатным происхождением и бесцельно прожигают собственную жизнь. Ты хоть и зарабатываешь себе на хлеб, но намного благороднее их всех.

Джек пристально посмотрел на Джулию, и на мгновение в этом мире для него остались только цокот копыт, побрякивание упряжи и стук колес.

– Значит, у Ратледжа долги, – медленно произнес Джек и посмотрел на дорогу.

– По словам Эллен, он в отчаянном положении. И чем взять на себя ответственность за проигрыши, он обвинит и своих проблемах «Записки повесы» и будет искать возможность отомстить.

– Но это только предположения. – На лице Джека дернулась мышца. – Закон потребует фактов. Ты должна показать этот пистолет Эллен. Если она найдет у графа футляр, то, возможно, увидит там второй экземпляр.

– Покажу. Но даже если она ничего не обнаружит, я по прошу Ганнибала Джоунса проследить за Ратледжем.

Джек, должно быть, слишком сильно натянул поводья, потому что лошадь захрапела, прежде чем рысцой побежать по узкой дороге.

– При всем моем уважении к полиции, миледи, если у Джоунса не будет доказательств, граф просто вышвырнет его на улицу.

– Я должна что-то предпринять. – Джулию охватило чувство разочарования. – Негодяй может ворваться в школу и причинить вред кому-нибудь из учителей и даже детям. И это будет моей виной.

Взгляд Джека стал мягче, он прикрыл своей рукой ее руки.

– Тебе не о чем беспокоиться, Джулия. Ганнибал Джоунс будет охранять территорию школы по ночам. Он схватит мерзавца, как только тот попытается проникнуть в школу.

Высокий неуклюжий полицейский с Боу-стрит произвел хорошее впечатление на Джулию. Он задавал умные вопросы, внимательно выслушивал ее ответы и в целом излучал уверенность и компетентность в своем деле.

– Будем надеяться, что ты прав. Я постараюсь не думать об этом.

– Мы подъезжаем к деревне, может, остановимся перекусить? – Джек ласково улыбнулся Джулии, и она почувствовала, как внутри у нее все перевернулось, и все мысли о грабителе тут же вылетели из головы.

– Это Камберли, но мы свернем раньше. – Джулия постаралась, чтобы ее голос звучал спокойно. – Ищи каменную изгородь справа и калитку с вырезанным на ней лебедем.

Джек с любопытством посмотрел на Джулию, но она опустила глаза, разыскивая в сумочке ключ. Отчасти ее тревога была связана с нарушением тайны, но в большей степеннее волновала реакция Джека на все это. Восемь лет она хранила секрет рождения Тео, а еще дольше – связанную с этим рождением тайну.

Но вот появился знакомый сердцу пейзаж, резкий поворот дороги, каменная изгородь, которая спускалась к деревянному мосту через речку, железная калитка, достаточно широкая, чтобы через нее мог проехать экипаж.

– Если ты откроешь калитку, – сказала Джулия, передавая Джеку ключ, – то я заеду внутрь.

Джек подчинился, спрыгнув с высокого сиденья. То, что он не стал спрашивать, с чем связаны такие меры предосторожности в сельской местности, говорило о его воспитанности. Когда калитка была открыта, Джулия заехала и натянула поводья, останавливая экипаж. Джек закрыл калитку и снова сел рядом с Джулией, попытавшись забрать у нее поводья.

– Прежде чем мы отправимся дальше, – начала Джулия, – я бы хотела кое-что сказать тебе. – Она сделала паузу, наблюдая, как Джек стягивает перчатки, потом продолжила, понизив голос: – То, что я собираюсь поведать, известно очень узкому кругу людей. Но сначала ты должен поклясться, что никогда не расскажешь об этом ни одной живой душе.

– Клянусь. – Джек переплел пальцы их рук вместе. Выражение его лица стало серьезным, зеленые глаза в упор смотрели на Джулию. Тепло его руки проникало через тонкую кожу ее перчаток. Джулии очень хотелось, чтобы Джек все правильно понял и разделил с ней ношу, которую она несла на своих плечах уже много лет.

– Ты как-то спрашивал меня о матери Тео, и я не стала отвечать на этот вопрос. Сегодня я хочу познакомить тебя с ней.

– Так вот в чем причина такой секретности.

Джулия коротко кивнула.

– Джек, я должна признаться, что кое в чем соврала тебе. Пожалуйста, пойми, у меня не было другого выхода. Мною лет назад я поклялась родителям никогда не говорить, что у меня есть сестра-близнец. Ее зовут Изабелла, или просто Белла.

– Сестра-близнец? – Джек не скрывал своего удивления. – Такая же, как ты?

– Нет, мы не похожи, во всяком случае, не очень похожи. Она светлее меня, и глаза у нее синие.

– А при чем здесь клятва? Почему твоя сестра скрывается?

– Белла… Она другая. Ты все поймешь, когда увидишь ее. Она живет здесь под присмотром моей бывшей гувернантки, Элизы Харрисон, и ее мужа, Неда.

– Потому что с ней что-то не так? – Вопрос Джека прозвучал достаточно жестко.

– Дело не в физическом состоянии сестры, а скорее в ее умственном здоровье. – Облегчение от признания правды заслонило непреодолимое желание защитить сестру, особенно когда Джулия заметила потрясенный вид Джека. – Пожалуйста, не надо сторониться ее, как весь мир. Это просто ребенок, живущий в теле женщины. Если ты примешь Беллу такой, какой ее создал Бог, ты увидишь, какое это прелестное и доброе существо.

– Понятно.

Джек нахмурился, и Джулия не могла понять, поражен он или напуган или просто пытается осмыслить сказанное. Существовал только один способ выяснить это.

Джулия дернула поводья, и экипаж резво покатился по узкой дорожке, петлявшей среди деревьев. Джек даже не возражал, чтобы она управляла экипажем, а Джулия радовалась, что он не спрашивал об обстоятельствах появления Тео на свет. Она пока еще не хотела рассказывать ему это.

Только после знакомства с Беллой.

Глава 20

Самые подлые мерзавцы не отказывают себе в удовольствии вступить в незаконную связь. На прошлой неделе мистеру Х.М. пришлось удирать из постели своей любовницы и спасаться бегством через окно, когда ее муж вернулся из клуба раньше обычного.

«Записки поносы»

Женщина, стоявшая на крыльце, выглядела совсем не так, как представлял себе Джек. Да и сам дом он представлял иначе.

В его воображении дочери графа и графини Бруквилл подходила огромная двухэтажная резиденция, а не этот простой каменный дом с соломенной крышей и ленивым дымком из трубы, с крошечным садиком, в котором пышно цвели гвоздики и бархатцы.

Он думал, что Элиза Харрисон – строгая и противная женщина, как гувернантки из его детства. А она, наоборот, была маленькой и полной, с седеющими волосами и веселой улыбкой на лице.

Женщина в белом фартуке поверх синего платья поспешила к ним навстречу, чтобы поприветствовать.

– Добро пожаловать, миледи. Отличный день для прогулки, правда? А у нас еще гость? Как мило!

Ее синие глаза с любопытством рассматривали Джека, пока она помогала Джулии спуститься с высокого сиденья.

Сегодня Джулия сменила свой строгий наряд директрисы школы на модное платье из красновато-коричневого шелка и золотистого цвета плащ. Соломенная шляпка с лентами подчеркивала тонкие черты лица, Джек видел напряжение в уголках ее губ. Словно она уже пожалела, что нарушила свою клятву.

Очевидно, от Джека она не дождалась того утешения, которое искала. Но он не нашел что сказать, все еще не отыскал нужных слов. Новость о том, что у Джулии есть слабоумная сестра, привела его в замешательство.

– Прости, я не предупредила, что привезу гостя, – обратилась к Элизе Джулия. – Это мистер Уильям Джекман, новый учитель математики в школе.

– О да! Вы писали о нем в своих письмах, миледи, но вы не сообщали, что он так красив. Добро пожаловать, мистер Джекман. Я рада с вами познакомиться.

– Я тоже рад познакомиться с вами, миссис Харрисон. – Джек поклонился, чувствуя изумление и радость женщины. Скорее всего Джулия впервые привезла сюда кого-то постороннего.

Джек был поставлен в тупик абсолютным доверием Джулии к нему. По правде говоря, его не столько потряс сам секрет, которым она поделилась, сколько глубина ее веры в него. Если он проговорится, это может нанести тяжелый удар семье и привести к полному помешательству лондонских сплетников.

Неужели она считала, что непременно должна объяснить ему, почему лгала о своей невинности? За это он заслужил наказание, а не награду. Если бы она знала, что перед ней тот самый негодяй, которого она так резко осуждала…

«Такие бездельники, как граф, в большинстве своем слабые, глупые, распутные мужчины, которые потратили все свое состояние за игровыми столами и хотят поправить свое положение с помощью богатых невест. Они ничем не лучше воришек».

Ее слова, словно удары плети, жгли ему грудь. Джек бы рассмеялся, если бы кто-то другой описал его такими словами. В конце концов, разве большинство мужчин не ищут выгоды в браке? Разве они не живут в свое удовольствие, как им уготовано судьбой с самого рождения? Но обвинения Джулии больно ранили его.

– Я собрала прекрасную корзину для пикника вам с Беллой, – сообщила миссис Харрисон. – Теперь добавлю туда немножко и для мистера Джекмана.

– Спасибо. – Джулия сняла перчатки и шляпку и передала пожилой женщине. – А где Нед?

– Уехал в Камберли за новыми дверными петлями. Я решительно заявляю, что мужчине для хорошего настроения надо что-то ремонтировать. Сегодня я предложила ему взять выходной, поскольку вы здесь и поможете мне присмотреть за сестрой.

– Как дела у Беллы? У нее все в порядке?

– У нее сегодня чудесный день. Она рисует в саду. – Миссис Харрисон рассмеялась, но ее смех не звучал как насмешка. У нее было слишком открытое и честное лицо.

– Разве она не услышала бы, как мы приехали? – поинтересовался Джек.

– Когда она слишком сосредоточена на своем занятии, то нет. – Улыбка исчезла с лица Джулии, во взгляде появилась обезоруживающая уязвимость. Она протянула Джеку свою руку: – Пойдем со мной.

Джек взял ее за руку и боковым зрением заметил, как округлились глаза миссис Харрисон, прежде чем она заспешила к дому.

Держась за руки, они пошли по вымощенной булыжниками дорожке рядом с домом. Джек не держался за руки с женщиной с… так давно, что даже не смог вспомнить. Было в этом что-то бесконечно приятное, необходимое и о чем до этого момента он не догадывался.

Какая чепуха! Необычная ситуация лишила его находчивости, вот и все. Никогда прежде ему не приходилось знакомиться со слабоумной сестрой своей любовницы. Вообще, когда речь шла о женщинах, он предпочитал избегать подробностей семейных отношений.

Тогда как, черт возьми, он попал в эту непростую ситуацию?

Когда они обошли дом, Джек заметил молодую женщину, которая сидела на стуле в лучах солнца. По спине струились желтые, с рыжим отливом, волосы, голову украшал венок из полевых цветов, синяя юбка задралась на коленях, открывая стройные ноги. Джек мог видеть только часть ее утонченного профиля, и даже если бы он не знал, все равно принял бы ее за леди, хотя и необычную в чем-то.

Сестра Джулии. И мать Тео.

Перед ней не было мольберта с натянутым холстом. Она склонилась над столом и, держа в руках кисть для рисования, сосредоточенно рассматривала лежавший перед ней небольшой предмет.

– Фигурки в твоем кабинете, – пробормотал Джек, и Джулия кивнула в ответ.

– На берегу реки мы ищем причудливой формы камушки, и Белла разрисовывает их. – Джулия посмотрела на Джека откровенным, молящим взглядом. – Подожди здесь минутку.

Она подошла к сестре, назвала ее по имени и прикоснулась к плечу. Белла подняла глаза, ее реакция на появление Джулии была очень бурной. Она порывисто обняла ее, отбросив кисть в траву. Джулия что-то говорила ей, гладила по голове и поправляла платье.

Белла украдкой посмотрела на Джека. Опустив голову, она вся съежилась, а Джулия продолжала что-то говорить ей очень тихим голосом.

Джек сглотнул, вспомнив то злополучное письмо от Элизы Харрисон, которое он украдкой прочел. Он решил тогда, что речь шла о ребенке по имени Белла. «Белла плакала, когда увидела у тисовой изгороди умирающую бабочку, пришлось остановиться и достойно похоронить бедняжку…»

Смутившись, Джек сложил руки на груди. Вероятно, дела Беллы совсем плохи, если лорд Бруквилл все так тщательно продумал, чтобы скрыть ее от мира. Неужели и психика у нее нарушена? Хотя у Джека были знакомые, которые считали забавным посетить дом сумасшедших и посмотреть на буйных душевнобольных, Джек никогда не делал ничего подобного.

Джулия могла бы рассказать ему о своей сестре, не привозя его сюда знакомиться с ней. Или он мог вежливо отклонить ее приглашение, если бы она не сказала ему правду в последнее мгновение, не дав ему времени оправиться от потрясения и найти убедительную причину для отказа.

Джулия повернула голову и подала Джеку знак.

Джек заставил себя подойти к ним. Бог мой, девушка все перепачкала в краске, даже лицо. У нее была загорелая кожа, а переносица немного обгорела. Она сидела на стуле, уцепившись за руку Джулии, и смотрела на Джека так, как смотрит шаловливый ребенок, скрывающийся за мамиными юбками.

Джек был заинтригован. Изящное, хрупкое телосложение Беллы подчеркивало большое сходство с Джулией, но она выглядела намного моложе своих двадцати шести лет. Возможно, отсутствие даже намека на хитрость в выражении ее лица создавало впечатление, что перед ним всего лишь девочка.

– Джек, – мягко сказала Джулия, положив руку на плечо Беллы, – это моя сестра, Белла.

– Привет, Белла. – Джек протянул руку. – Рад познакомиться с тобой.

Джек вопросительно посмотрел на Джулию, которая одобрительно кивнула ему. Что дальше?

После секундного колебания Джек опустился на траву, чтобы иметь возможность заглянуть Белле в лицо. Солнечный свет освещал ее белокурые светлые волосы, на которых, словно корона, лежал венок из ромашек, гвоздик и крошечных синих цветков. Несмотря на перепачканную краской кожу, Белла была изумительно красива. У нее были синие глаза, изящная фигура, которая привлечет внимание любого мужчины, встретившегося на ее пути.

Джек начинал кое-что понимать. У подавляющего числа мужчин при встрече с Беллой появилось бы желание заняться с ней любовью. И если тот приятель оказался негодяем, придумавшим способ, как застать ее одну…

– Что вы рисуете? – Джек, подавив неприятные мысли, посмотрел на ее работу. Фантастическое создание с зеленой чешуей.

– Это дракон. – У Беллы был мягкий, мелодичный голос, и, слава Богу, она не тараторила, как пустоголовая болтушка. – Я работала над этим много часов и теперь уже почти закончила.

– Замечательный дракон. Мне нравятся цвета, которые вы выбрали: зеленый и золотистый.

Итак, все необходимые приличия соблюдены, и теперь Джек мог встать и положить конец этой неловкой беседе. Но по какой-то причине он счел необходимым добавить:

– Моя мать тоже была художницей. Когда-то давно она рисовала мой портрет, который до сих пор висит в доме, где я вырос.

Белла несколько мгновений смотрела на Джека, потом наклонилась и погладила его по руке.

– Хотите взять моего дракона? Можете поставить его где-нибудь в своем доме.

Это предложение застало Джека врасплох.

– Разве вам не хочется оставить его себе?

Белла решительно покачала головой, с венка даже посыпались лепестки цветов.

– Симпатичные работы я всегда дарю.

– Тогда мне очень хочется взять этого дракона. – В горле у Джека встал комок. – Спасибо большое.

– Может, пока дракон сохнет, – предложила Джулия, – мы погуляем у реки? Элиза обещала подготовить корзину для пикника.

– О да! – Белла вскочила на ноги, взяла за руки Джека и Джулию и потащила их к дому, где Джеку вручили тяжелую корзинку. Потом она побежала вперед по узкой тропинке, петлявшей среди деревьев.

– Удивительно, как легко она приняла меня, – пробормотал Джек. – Она всегда так доверчива с незнакомцами?

– Она редко встречает новых людей. – Джулия бросила на Джека затравленный взгляд, который многое говорил. – Но после некоторой начальной робости потом она видит в них только хорошее.

Джек снова подумал о возможных обстоятельствах появления на свет Тео. Если сюда проникнет незнакомец, ему не составит труда уговорить Беллу пойти за ним в лес. Там он может силой овладеть ею, заглушив ее крики… Усилием воли Джек вновь отогнал от себя мрачные мысли. Какой прок в том, чтобы строить догадки? Позже он спросит об этом Джулию.

Расстелив одеяло на берегу реки, они устроили пикник: ели сыр с хлебом, жареного цыпленка, пирог с ежевичным вареньем. Потом Джек с удивлением понял, что ему доставляет удовольствие искать камешки необычной формы. Белла выразила восторг по поводу одного круглого камешка, который Джек достал из воды, потому что он походил на толстого тролля.

Джек с Джулией отдыхали на одеяле, в то время как Белла кружилась среди бабочек, порхающих в лучах солнца. Спустя некоторое время она присела на траву, разглядывая семейство грибов, пока Джулия рассказывала истории про духов и фей, которые устроили свои домики внутри ядовитых грибов. Джек тоже вспомнил пару выдуманных историй и наслаждался сосредоточенностью, появившейся на очаровательном лице Беллы. Никогда прежде ему не встречались взрослые люди, которые верили в существование мифических созданий.

Но Белла не была взрослым человеком. Как ее охарактеризовала Джулия? Ребенок в теле женщины.

В отличие от умных, изысканных дам общества Белла была милой, наивной… забавной. Ее невозможно не любить. Джек понимал стремление Джулии защитить сестру, потому что у него самого возникло такое желание. Удивительно, что всего за несколько часов в нем зародилась настоящая любовь к девушке. И это чувство было намного сильнее того, что он испытывал к своим друзьям, которых знал много лет.

Незаметно подоспело время уезжать. Белла жалобно заплакала. И приободрилась только после того, как Джулия что-то шепнула ей на ухо. Девушка бросилась за дом и вернулась с разрисованным драконом для Джека. Джек взял его, чувствуя некоторую робость, от того, что встретил человека, которому дарение подарков доставляет истинное удовольствие.

– Ты часто приезжаешь сюда? – поинтересовался Джек, когда они отъехали от дома. Подаренного дракона он спрятал в кожаную сумку, прикрепленную к экипажу.

– Один раз в месяц или два, если получается. – В глазах Джулии стояли слезы, и она закусила губу, чтобы не расплакаться. – Обычно я остаюсь на ночь.

– Если это так важно, – Джек прикрыл ее руку своей, – останься. Я могу переночевать на постоялом дворе.

– Нет, – покачала головой Джулия, – учителя будут думать, куда мы пропали. Как я им объясню это?

«Это не будет иметь значения, если ты станешь моей женой».

От этой мысли у Джека все замерло внутри, только сердце гулко стучало в груди. Он не может жениться на женщине, которая осудила его в своей газете. Его план был другим.

Но Джек уже больше не хотел возмездия. Он чувствовал непреодолимое желание заключить Джулию в свои объятия и никогда не отпускать. В какой-то степени этот день повлиял на ход его мыслей. Она пустила его в свою жизнь, хотя всех подробностей он пока не знал.

Джек остановил экипаж перед калиткой. Теперь он понимал, почему она заперта на ключ. Не ради того, чтобы лишить свободы Беллу, а чтобы оградить ее сад от проникновения незнакомцев.

Джулия искала в сумочке ключ. Джек взял ее за руки и посмотрел в глаза. За ее необыкновенной красотой скрывалась благородная, любящая женщина, которая растит внебрачного ребенка своей сестры.

– Прежде чем мы поедем, Джулия, настало время рассказать об отце Тео.

Полуденное солнце освещало серьезное лицо Джека, он ждал ответа. Большим пальцем он рисовал узоры на тыльной стороне ее ладони. Меньше всего Джулии хотелось возвращаться в то ужасное время, но Джек должен услышать эту историю. Проблема состояла в том, что некоторые подробности случившегося Джулия никогда не рассказывала ни одной живой душе. Но Джек был необычайно добр к Белле, так почему она должна бояться? Джулия проглотила комок в горле и начала говорить:

– Прежде всего ты должен знать о детстве Беллы. Она не всегда жила здесь, в этом доме. Она выросла в имении моего отца, что примерно в двадцати милях отсюда.

– Она давно в таком состоянии?

– Она всегда была не такой, как все, еще с рождения. – Джулия почувствовала жжение в глазах и, чтобы не уронить слез, посмотрела вдаль. На листьях деревьев уже начинали появляться яркие краски осени. – Я родилась первой, а с Беллой были проблемы. Узел на пуповине, как сказала потом Элиза. Она родилась вся синяя, но каким-то чудом акушерке удалось оживить ее. Она развивалась медленнее, ходить и говорить начала позже меня. Но мы были неразлучны с ней.

На Джулию нахлынули какие-то обрывочные воспоминания. Вот Белла падает в грязь и храбро выбирается из нее. Белла повторяет алфавит, тогда как Джулия учится читать. Белла внимательно слушает, как Джулия читает сказку.

– Она была прекрасным ребенком с золотыми кудряшками и прекрасной улыбкой. Но взрослые все время перешептывались между собой, глядя на нее. Когда нам исполнилось по семь лет, родители решили…

У Джулии перехватило дыхание, и она крепко зажмурилась. И все-таки слезы потекли по щекам. Джек обнял ее, крепко прижимая к себе, чтобы успокоить. Он вложил в ее руку свернутый носовой платок, и Джулия вытерла мокрые глаза.

– И что же они решили? – переспросил Джек. Джулия сделала глубокий вздох, стараясь успокоиться, и продолжила:

– Они решили, что больше не могут показывать ее в обществе, и разделили нас. Беллу переселили в другое крыло дома под опеку Элизы. В доме отца более шестидесяти комнат, поэтому там легко было спрятать сестру и сделать вид, что ее не существует.

– Так ты знала? – Вопрос Джека прозвучал резко.

– Мама пригласила меня к себе, – кивнула Джулия, – и сказала, что Белла слишком слабенькая, чтобы жить со мной в детской комнате. Доктора считают, что ее лучше изолировать. Мне было… трудно принять это. – Джулия помнила, как тогда плакала, умоляла, просила. Она до сих пор помнила свое потрясение, когда увидела слезы матери.

– Где был твой отец?

– Главным образом в своей библиотеке. Отец никогда не мог выносить волнующих сцен. – Джулия попыталась улыбнуться, но Джек не поддержал ее. На его лице застыло осуждение, но он молчал. – Мама сказала, что позволит мне время от времени навещать Беллу – при условии, что я никогда не произнесу ее имя в присутствии посторонних для семьи людей. Только потом я поняла, что они дали возможность всем поверить, что Белла заболела и умерла.

– О Господи! – Джек сжал плечи Джулии. – Тебе же было всего семь лет, как Тео. Каким родителям придет в голову просить ребенка хранить такой секрет?

Много лет назад Джулия дала себе слово не упиваться горем.

– Это не такие ужасные люди, как кажется, Джек. Пусть с предрассудками, потерявшие верный путь, но не жестокие. Я поняла, что таким образом они защищали Беллу от жестокости мира.

– Тогда почему она перебралась сюда? Их стала стеснять забота о ней?

– Нет, это была моя идея. – В горле Джулии вновь встал ком. – В доме отца ей не позволяли выходить на улицу, боясь, что начнутся вопросы о том, кто это. О, Джек, она ненавидела сидеть взаперти в своих комнатах и при каждом удобном случае пыталась сбежать. В один из таких побегов…

– Она забеременела, – закончил за Джулию Джек, видя, что она слишком взволнована, чтобы произнести эти слова.

– Я должна рассказать тебе… как это случилось. – Джулия старалась восстановить спокойствие, снять с себя чувство вины, которое столько лет угнетало ее. – Когда мне исполнилось восемнадцать, родители повезли меня в Лондон. Это был мой первый выход в свет. Мы пробыли там более трех месяцев, я замечательно проводила время. Светская жизнь так закружила и увлекла меня, что я едва вспоминала о Белле, которая осталась дома.

Джулия не могла смотреть Джеку в глаза, она смотрела мимо него и видела себя, танцующую на балу, гуляющую в окружении обожающих ее кавалеров, выслушивающую предложения о замужестве. Все это была великолепная игра…

– Ты была совсем юной, – начал Джек, но Джулия прижала палец к его губам, не давая продолжить.

– Подожди, есть кое-что еще. Когда пришло время возвращаться в поместье отца, я поняла, что мне тяжело расставаться со всем этим блеском и великолепием. И я убедила родителей пригласить гостей к нам на недельку. Родители сопротивлялись, ведь там была Белла, но я все-таки добилась своего. Итак, я еще целую неделю флиртовала с молодыми людьми, а в последний вечер был организован бал-маскарад. Белла каким-то образом улизнула из своих комнат, когда должна была спать, и столкнулась с одним из приглашенных на бал мужчин.

– Ты не знаешь с кем? – Джек прищурил глаза.

– Нет, и сначала мы даже не поняли, что произошло. На следующий день она рыдала, но так бывало иногда, когда ее долго держали взаперти. И только немного позже…

– Ты или Элиза поняли, что Белла беременна, – сурово закончил Джек. – Но к тому времени негодяй бесследно исчез.

– Это я виновата, Джек. – Джулия чувствовала себя в ловушке глубокого отчаяния. – Я не должна была устраивать этот бал. Почему было не закончить все в Лондоне? Почему мне захотелось большего?

– Ради Бога, Джулия, – Джек обхватил руками ее лицо, – тебе было восемнадцать. Ты впервые почувствовала вкус свободы, и, конечно, тебе хотелось еще и еще. И потом, как ты могла предугадать последствия всего?

– Я все понимаю, Джек. Но в моем сердце…

Больше Джулия не могла себя сдерживать. Она разразилась громкими, шумными рыданиями, и Джек крепче прижал ее к себе, бормоча какие-то слова утешения. Когда Джулия наконец успокоилась, она почувствовала себя такой опустошенной, словно со слезами ее тело покинули последние чувства. А еще ей стало легче, будто этот рассказ развеял мрак над ней.

– В этом нет твоей вины, Джулия. – Джек поднял ее подбородок, вытер мокрые от слез щеки. – Ты взвалила на себя тяжелую ношу.

– Тео – не ноша, – возразила Джулия, выпрямляя спину. – Он – счастье!

– Вот и хорошо, – улыбнулся Джек. – Расскажи мне о нем. – Ты перевезла Беллу сюда на время беременности?

– Нет, это произошло позднее. – Джулия помнила, как тяжело было всем. Белла была сбита с толку происходившими в ней переменами, не понимала своего состояния. Во время родов она страшно кричала от боли. Когда все закончилось, свернулась в клубок и отказалась даже взглянуть на Тео.

– Что сказали твои родители? – Джек задумчиво смотрел на Джулию. – Они должны были возразить против твоего решения взять Тео.

– Пока он не родился, они говорили, что отдадут его на усыновление. И я… я поддержала их. – Даже сейчас эта мысль приводила ее в ужас. Тогда она эгоистично цеплялась за собственную иллюзию роскошной жизни. – Родители не хотели, чтобы я присутствовала при родах, но Белла была испугана, и мне пришлось быть там. В тот момент когда Тео оказался в моих руках, я уже знала, что отдам за него жизнь.

– И ты позволила обществу поверить в то, что он твой.

– Да. – Джулия вздернула подбородок. – И ни секунды не жалею об этом. И газету я стала выпускать для того, чтобы оградить других девушек от подобных негодяев, с каким встретилась моя сестра.

Джек некоторое время сидел молча, глядя в сторону леса.

– Неужели твой отец никогда не пытался найти этого мерзавца?

Джулия покачала головой.

– Конечно, он был разгневан, но что он мог поделать? Это означало бы признать существование Беллы.

– Я мог бы вычислить распутника. Если ты назовешь мне имена всех мужчин, кто присутствовал на том балу, я сделаю это.

Его заявление вызвало дрожь в теле Джулии. Все это время она даже не подозревала, как нуждалась в такой крепкой поддержке. Ей надо было знать, что она не одинока, что кто-то заботится о Белле не меньше ее самой.

– Спасибо, Джек. – Джулия нежно прикоснулась к его щеке. – Но лучше оставить все как есть. Я уже рассказываю о подобных негодяях в своей газете. Кроме того, Белла счастлива, а для меня это самое главное.

– А как же я, миледи? – Джек прижался губами к ее ладони. – Разве мое счастье не имеет для вас значения?

Он вопросительно выгнул бровь, и озорство, мелькнувшее в его зеленых глаза, нашло немедленный отклик внутри Джулии. Она ощутила влечение и сильное желание, казалось, мир вокруг обрел новые теплые краски.

– Да, – прошептала Джулия, – оно имеет для меня очень большое значение. А разве может быть иначе?

Она так и не поняла, кто из них первый устремился навстречу другому, но через секунду они уже целовались, крепко обнимая друг друга. Джулию пронзило такое острое желание, что она едва не потеряла сознание. Вкус его губ, его прикосновения захватили все ее мысли, и весь мир для нее теперь состоял только из Джека, его страсти, уверенности и очарования.

– Я знаю место, где мы можем остановиться на ночь, – прошептал Джек. Джулия ощущала его теплое дыхание, его губы касались ее щеки. – Ты позволишь мне отвезти тебя туда?

Глава 21

Вскоре после флирта с респектабельной молодой леди в театре достопочтенный Т.Д. отправился в «Друри-Лейн» с девицей легкого поведения.

«Записки повесы»

Джулия медленно повернулась, восхищаясь красотой холла с полом из розового, с прожилками, мрамора и изящной лестницей, устланной дорогим ковром. Мягкий свет лучей заходящего солнца проникал через арочное окно, освещая комнату, отделанную с изысканным вкусом.

– Джек! Я поражена! Я не знала, что у тебя была состоятельная семья.

– Моя мать была дамой знатного происхождения. Она выросла здесь, в Уиллоуфорд-Холле. – Легкая улыбка подняла уголки губ Джека. – По мнению некоторых, она вступила в неравный брак.

– Потому что твой отец был священником? Мне кажется, это – самое восхитительное призвание человека.

– Совершенно верно. – Нахмурившись, Джек отвел взгляд. Пока ехали сюда, он был поглощен своими мыслями, и Джулия предполагала, что Джек думает о Белле. Но сейчас он казался каким-то замкнутым, скрытным. Ему неловко, что он привел Джулию в этот дом?

– Возможно, – Джулия коснулась его руки, – нам не следовало сюда приезжать. Если твой дед узнает, что ты воспользовался его домом для… для свидания, он рассердится.

– Наоборот. Он скажет, что жизнь коротка и надо ловить каждое счастливое мгновение. – Обхватив руками ее лицо, Джек поцеловал Джулию. – До конца месяца дед гостит у друзей в Корнуолле, поэтому дом в нашем распоряжении.

Тайное волнение закипело внутри Джулии. Неделю назад она даже представить себе не могла, что забудет о нравственных нормах и заведет своего рода «служебный» роман. Именно такое поведение она осуждала в своей газете. И все же эта ночь с Джеком нужна была ей как глоток воздуха.

Ее руки скользнули под сюртук Джека, и она почувствовала крепкую мускулатуру его тела.

– В таком случае я рада, что мы здесь, – пробормотала Джулия. – Мне очень хорошо с тобой.

Джек улыбнулся и быстро поцеловал ее.

– Гостиная у тебя за спиной. Подожди там, а я найду миссис Дейвис и скажу, что мы здесь.

– Миссис Дейвис?

– Это экономка. А, вот и она. Я вернусь через несколько секунд.

– Я буду рада… пойти с тобой.

Эти слова замерли у нее на языке, потому что Джек уже направлялся по длинному коридору к дородной женщине с седеющими волосами, которая, улыбаясь, спешила ему ни встречу. Джек оглянулся через плечо, словно хотел убедиться, что Джулия не последовала за ним, взял экономку под руку, и они исчезли.

Интересно, давно эта женщина знает Джека? Наверное, с тех пор, как он был ребенком и навещал деда. Джулия поняла, что машинально сделала несколько шагов в их направлении, стремясь получше разглядеть экономку, но коридор уже был пуст. Учитывая цель их приезда сюда, Джек, вероятно, не хотел смущать ее встречей с прислугой.

Странно, Джулия совсем не чувствовала стыда. Возможно, последние события позволили ей лучше узнать Джека.

Он оказался замечательным человеком, который с добротой отнесся к ее сестре и поддержал ее саму. Она испытала невероятное облегчение, поделившись секретом, который долгие годы тяжелым грузом давил на нее. Лучшего защитника в этом деле, чем Джек, она даже не представляла.

Рассеянно развязав ленточки, Джулия сняла шляпку. Как бы она хотела знать о его жизни все до мельчайших подробностей! Судя по этому величественному каменному особняку, он многое утаил о своем происхождении. Боже мой, она безоговорочно поверила в то, что он бедняк! Разве она не задавала ему вопросов? Или он настолько скромный человек, что не склонен хвастаться своими родственными связями?

Какими бы ни были причины, Джулия была рада возможности узнать о его жизни больше.

В гостиной ее восхитила отделка в желтых и голубых тонах. Дубовая мебель, уютные стулья и диваны придавали ей манящую атмосферу покоя. Высокие окна выходили на огромную зеленую лужайку и длинную аллею, усаженную ивами.

В голове Джулии роилась масса вопросов. Может Джек играл на этой лужайке, когда был ребенком? Носился по этим коридорам? Сидел в гостиной со своей матерью и дедом?

Взгляд Джулии упал на портрет, висевший над камином, отделанным мрамором. Это был рисунок, о котором Джек говорил Белле, – выполненный его матерью. Держа шляпку в руках, Джулия подошла ближе.

Маленький мальчик, не старше Тео, сидел на стуле из розового дерева и нетерпеливо смотрел в окно. На нем были парчовая синяя курточка, короткие бриджи и туфельки с пряжками в старинном стиле. Взъерошенные темные волосы и зеленые глаза…

За спиной Джулии раздались шаги. Она не успела повернуться, как тот, чей портрет она только что рассматривала, обнял ее за талию и прижал к своей груди.

– Тебе нравится? И все-таки я был маленьким негодником, а?

– Ты был прелестным мальчиком, который никак не мог дождаться, чтобы сбежать на улицу.

– Точно! Там можно было ловить головастиков, гоняться за овцами и гулять по лесу. Мне казалось, что я часами просиживаю на этом стуле, и я всегда надеялся, что мама поторопится.

– У твоей матери был огромный талант, Джек. Она когда-нибудь продавала свои работы?

– Конечно, нет, – рассмеялся Джек. – В этом не было необходимости. За исключением нескольких работ, которые она подарила друзьям, все ее рисунки висят в этом доме.

– А у тебя нет ни одного ее рисунка?

– Однажды они все станут моими, когда я унаследую этот дом.

– Ты покажешь мне их все, Джек? И дом я бы хотела осмотреть. – Джулии не терпелось узнать все тайны прошлой жизни Джека. Она попыталась повернуться к нему лицом, но он удержал ее на месте, лаская грудь и целуя шею.

– Всему свое время, – низким, вкрадчивым голосом заявил Джек. Сейчас нас ждет спальня наверху.

– Но еще даже не стемнело. – Внутри Джулии пульсировала жаркая волна желания.

– Тем лучше. – Забрав у нее шляпку, Джек бросил ее на стул. – Пойдем и займемся чем-нибудь более приятным, чем экскурсия по дому.

Удерживая Джулию за талию, из гостиной он повел ее по величественной лестнице наверх. Когда они поднялись, Джек крепче прижал Джулию к себе и прильнул к ее губам долгим нежным поцелуем, который длился до тех пор, пока во всем мире не остался только вкус его губ, его запах. Джек расстегнул ее плащ, снял и бросил его на дубовые перила лестницы. В его глазах горело страстное желание, и у Джулии замерло все внутри. Понимая, что их хорошо видно из холла внизу, она смогла пробормотать:

– Экономка…

– Ей приказано оставаться внизу до тех пор, пока я не позвоню ей. – Большой палец медленно путешествовал по шелковому лифу ее платья, коснулся округлости груди, вызвав жар во всем теле. – Никто не увидит и не услышит нас, – Джек наклонился к уху Джулии, – даже если бы мы занялись любовью прямо здесь.

Мозг Джулии ухватился за последнюю фразу. Длинный коридор простирался в обе стороны. В нем было пусто, только вдоль бледно-голубых стен на определенном расстоянии друг от друга стояли изящные стулья. Под ногами лежал мягкий турецкий ковер…

– Джек, – выдохнула Джулия, – это невозможно.

– Невозможно? – Он дразнил ее быстрыми поцелуями. – Ты совершенно точно уверена в этом?

Они целовались снова и снова, и в следующее мгновение огонь выпущенной на свободу страсти закружил их в своем водовороте. Они задыхались, бешено срывали с себя одежду, стремясь стать одним целым. Прижав Джулию к стене, Джек задрал ее юбки и коснулся пальцами бедер, обжигая своим прикосновением. Весь мир куда-то провалился, и Джулию уже не заботило, где они находились.

– Сейчас, – умоляла она, – сейчас!

Она молила небеса, она хотела достичь этих небес. И это свершилось когда Джек приподнял ее и она смогла встретить его мужское естество. Обвив ногами его талию, она вскрикнула, когда он вошел в нее, вскрикнула снова, когда его ритмичные движения помогли достичь ей высшей точки блаженства. Ее затопили ощущения такой силы и остроты, что ей на миг показалось, что она теряет сознание. Джулия чувствовала, что Джек достиг вершины страсти вместе с ней. Когда она вернулась к реальности, оказалось, что они лежат на полу в коридоре.

В доме было тихо, слышалось только их шумное дыхание. В его объятиях Джулия чувствовала полное удовлетворение. Она никогда не думала, что занятие любовью может быть таким приятным.

Через секунду Джек приподнялся на локте и с довольным видом посмотрел на Джулию.

– Похоже, у директрисы есть тайные желания.

– Или сказывается твое порочное влияние на нее, – пошутила в ответ Джулия.

Его улыбка погасла, взгляд стал пристальным. Он смотрел на нее с загадочным видом, и Джулия поняла, что со вершено не знает, о чем он думает.

Какая-то безысходная тоска перехватила горло Джулии. Ей хотелось, чтобы их близость имела для Джека такое же значение, как и для нее. Она хотела знать, что их объединяет нечто большее, чем просто физическая близость. Ум хотелось, чтобы Джек любил ее так же сильно, как она любит его.

Джулия, кажется, поверила всем его россказням. Джек смог убедить ее в том, что владельцем дома является его дел, а не он сам.

Несколько часов спустя, когда он наконец устроил ей экскурсию по верхнему этажу, Джек приказал себе не думать о том, что опять лжет. Из-за того, что сегодня Джулия поведала ему свои секреты, он еще сильнее осознавал свою собственную ложь. Обманывая ее, он отвратительно чувствовал себя, ему хотелось быть с ней таким же откровенным, как она. Но правда станет подобна смерти. Джулия придет в ужас, когда поймет, что ее соблазнил один из негодяев, которых она обвиняла в своей газете. Джек потеряет ее, и эта мысль вызывала в нем панику.

Джулия шла с ним рядом, обнимая его рукой за талию, положив голову на плечо и абсолютно не подозревая о его мрачных мыслях. Горящие свечи в серебряном подсвечнике, который нес Джек, отбрасывали дрожащий свет на стены коридора. Они заглянули во все четырнадцать спален, задерживаясь в них, чтобы в очередной раз заняться любовью. Теперь все происходило медленно, но так же страстно, как в коридоре. Джек понимал, что в будущем никогда не пройдет мимо этого места, не вспомнив их любовную сцену. Теперь у него появилось горячее желание заняться любовью в своей спальне, которую Джулия считала спальней его деда.

– А это – хозяйские покои, – провозгласил Джек, открывая дверь в конце коридора и подталкивая Джулию войти.

– Ой, Джек, нам не следует заходить сюда. У меня такое чувство, словно мы нарушаем границу частных владений.

– Чепуха! Дед не станет возражать.

Не станет, потому что занял свое место на кладбище рядом с церковью Святого Георгия еще до рождения Джека. Оставшийся в живых единственный дед, герцог Уиклифф, редко покидает Лондон.

Джулия взяла у Джека подсвечник и обошла темную спальню. Она изучила его коллекцию табакерок на столе, восхитилась пейзажем, нарисованным его матерью, и даже заглянула в гардеробную комнату.

Джек с довольным видом наблюдал за ней, прислонившись к спинке кровати из красного дерева и сложив руки на груди. Темные вьющиеся волосы каскадом ниспадали по ее спине. На ней осталась только сорочка, настолько тонкая, что при каждом ее шаге Джек видел, как колышется упругая грудь. Пару недель назад он поспорил бы на тысячу гиней, что леди Джулия Коруин никогда не будет гулять по его дому в почти обнаженном виде. Он считал ее таким типом женщин, которые раздеваются только под одеялом. Но она поразила его, представ чувственной, страстной натурой.

«Это сказывается твое порочное влияние на нее…»

Внутри все сжалось. Когда Джулия произнесла эти слова, Джек почувствовал… угрызения совести? Нет, это абсурдно. Такие повесы, как он, не страдают от переживаний за женщин, которых уложили в постель. Особенно если они получают удовольствие, охотно отдавая себя.

Но Джулия – другая. Джек словно перешел в какое-то иное состояние, его чувства к ней переросли в нечто более глубокое и сильное, что выходило за рамки его опыта. Цель, которой он хотел достичь, соблазнив ее, тоже изменилась. У него больше не было желания разоблачить Джулию, он хотел сделать ее счастливой, увидеть ее улыбку. Он хоте и помогать ей и защищать ее.

Теперь, когда он познакомился с ее сестрой, Джек понимал, почему Джулия занялась выпуском этой скандальной газеты. У него абсолютно пропало желание раскрывать обществу ее имя…

– Оказывается, твой дед тоже интересуется математикой, – прервала его размышления Джулия. – У него очень много книг по этому предмету.

Очнувшись от состояния задумчивости, Джек увидел, что Джулия стоит у кровати и держит в руках одну из книг. Подсвечник с горящими свечами стоял на тумбочке, Джулия поднесла книгу поближе к свету и начала открывать ее.

Нет! Она увидит надпись на первой странице: Джек Уильям Мэнсфилд, граф Ратледж.

Слыша глухие удары своего сердца, Джек метнулся к Джулии, взял книгу и положил ее на прикроватную тумбочку.

– Не думаю, что тебя заинтересует сухая математика! – Джек обнял ее и прижал к себе.

– Конечно, нет. – Джулия улыбнулась, поправляя воротник его рубашки. – Но мне хочется побольше узнать о твоем дедушке. Ты вспоминал о нем по другому поводу.

– В то утро, когда ты разбудила меня и вылила на мою голову фляжку бренди?

Джулия опустила голову и посмотрела на него из-под ресниц.

– Прости, но в то время я еще не знала, что твой дедушка…

– Слишком много пьет. – Джек признавал этот неприятный факт, но все же переживал, что Джулии стало известно о слабости деда. – Но ты не должна думать о нем плохо. У него острый ум, его отличает преданность и сильная привязанность ко мне.

– Я уже люблю его.

– У него всегда было крепкое здоровье, но из-за старости он стал забывчивым. – У Джека перехватило горло. Помнит ли дед, что Джек уехал на некоторое время? – Я не видел его пару недель и ужасно скучаю.

– Но ты непременно навестишь его, когда он вернется.

«Да, но только в Лондоне».

– Я хочу, чтобы ты познакомилась с ним, Джулия, узнала его. – Джек еще крепче прижал ее к себе.

В конечном счете, ему придется назвать свое настоящее имя, и, если Джулия сможет простить его, он представит ее Уиклиффу. Ей-богу, он заставит ее поверить, что дед не заслуживает звания беспросветного пьяницы, как она окрестила его в «Записках повесы».

– Спасибо, Джек, мне бы очень хотелось этого. – Джулия встала на цыпочки и поцеловала его. – О, Джек, я люблю тебя. Я очень сильно люблю тебя.

Мир покачнулся в глазах Джека. Никогда в его взрослой жизни никто не говорил ему этих слов. Его охватила такая буря эмоций, что он не мог думать, не мог дышать, не мог стоять. Колени подогнулись, и Джек присел на край кровати, увлекая за собой Джулию. Он запустил пальцы в ее волосы и прижался к губам.

– Тогда выходи за меня замуж, – быстро прошептал он. – Будь моей женой.

Эти слова сорвались с губ раньше, чем он успел подумать об этом. Но они шли из самой глубины души. И Джек знал, что никогда в своей жизни он не был таким искренним, как сейчас.

Джулия замерла, задержав дыхание. В глазах появился радостный блеск, и она обхватила его за плечи.

– Да! Да, Джек!

Их губы соединились в страстном поцелуе, который с новой силой разжег необузданное пламя желания. Они ласкали друг друга, купались в этих ласках, наслаждаясь каждой минутой близости. На этот раз их страсть была настолько яркой и безграничной, что Джеку захотелось, чтобы это длилось вечно.

– Я люблю тебя, Джулия. Я всегда буду любить тебя. Ее глаза искрились счастьем, и весь мир растворился в блаженстве. И только единственная мысль беспокойно билась в сонном мозгу Джека, пока они лежали на кровати, отдыхая в объятиях друг друга. Она любит мираж, иллюзию.

Уютно свернувшись рядом с ним; Джулия даже не пошевелилась, когда Джек прикрыл ее одеялом. Она лежала с закрытыми глазами, приоткрыв мягкие сочные губы. Женщина, которую он любит всем сердцем.

Но он не тот мужчина, за которого она его принимает. В нем нет ни чести, ни достоинства. Он обманул ее, очаровал, и в результате она полюбила выдуманный образ, а не его. Как он поведет ее к алтарю? В этом деле невозможно пользоваться вымышленным именем; брак будет недействительным.

И это означает, что ему придется рассказать ей всю правду. Причем очень скоро.

Страх застрял в горле у Джека. Когда Джулия узнает, что перед ней граф Ратледж, она разозлится. Нет, еще хуже. Его предательство опустошит душу Джулии. Она станет презирать его даже больше тех мужчин, которых она выставляет на всеобщее осмеяние в своей газете.

Но возможно, через несколько недель, если он сможет занять важное место в ее жизни, у него повысятся шансы выбраться из паутины лжи. Иначе… он обречен.

Глава 22

Говорят, из-за распутного поведения мистера Дж. Г. от него недавно отказался отец.

«Записки повесы»

Джулия проснулась от яркого солнечного света. Несколько мгновений она не могла понять, где находится. Огромная кровать с темно-синим пологом и мебель из красного дерева являли собой типично мужскую обстановку. Простыни хранили легкий аромат пряности.

Память наполнила ее восхитительным ощущением счастья. Джулия повернулась, но там, где лежал Джек, было пусто, только на подушке остался след от его головы.

О Боже! Они спали в постели его деда. Что подумает экономка? Под покровом ночи Джулия была настолько захвачена страстью, что совсем не задумывалась о том, где они занимались любовью. Но сейчас от воспоминаний прошедшей ночи щеки загорелись пунцовым цветом. Радостное ощущение счастья тотчас умерило смущение Джулии. Джек предложил ей выйти за него замуж, и она приняла его предложение. Скоро она станет миссис Уильям Джекман.

Все это очень своевременно, потому что, учитывая частоту их занятий любовью, она вполне могла забеременеть. Она уже могла быть беременна.

Мечтательно улыбаясь, Джулия погладила рукой свой плоский живот. Ничто не сделает ее счастливее, чем рождение маленького мальчика или девочки с такими же темными каштановыми волосами и выразительными зелеными глазами, как у Джека. У Тео появится брат или сестра. И сам он будет потрясен, когда узнает, что обожаемый им мистер Джекман станет его отцом!

Джулия отбросила простыни и выскользнула из постели. Ее сорочка лежала на золотисто-синем ковре, она подняла ее, надела и почувствовала, как прохладный шелк скользит по еще горящей от прикосновений Джека коже. Все тело занялось жаром, и Джулия ощутила прилив желания. Будет ли у них время заняться любовью до отъезда из этого дома? Она, несомненно, сможет заманить его в постель еще раз. Но куда же он исчез?

Оглядевшись, Джулия заметила нечто странное. Серебряный подсвечник по-прежнему стоял на тумбочке, свечи сгорели до основания. Но куда-то исчезли стопки книг. Неужели Джек их взял?

Джулия еще раз с любопытством оглядела спальню и обнаружила аккуратные ряды книг, которые стояли на полке над комодом из красного дерева. По крайней мере, она решила, что это те самые книги.

Джулия подошла ближе, рассматривая корешки книг, пока не наткнулась на учебник по геометрии, который Джек забрал у нее из рук накануне. Странно, что он поставил книги сюда, они явно никому не мешали, когда лежали на тумбочке.

Джулия взяла одну книгу наугад и пробежала пальцами по золоченому тиснению на коричневой коже. Пока она пролистывала страницы, на пол упало несколько клочков бумаги.

Джулия наклонилась, чтобы поднять их, и увидела, что на каждом из них были написаны цифры. «Как к шести прибавить двадцать четыре и получить один? Ответ: шесть дней плюс двадцать четыре часа получается одна неделя» – было написано на верхнем листке.

Джулия рассмеялась. Неужели дедушка Джека тоже любит сочинять головоломки?

Джулия решила спросить об этом Джека. А заодно снова предложить ему выпустить книгу головоломок для детей. И Тео поможет ему, проверяя, насколько они окажутся трудными для его возраста. Сердце затопила волна нежности, когда Джулия представила их за совместной работой. Отца и сына. Продолжая размышлять на эту тему, она открыла обложку, чтобы вернуть записи на место, и тут ее взгляд наткнулся на четкую надпись на первой странице.

Улыбка медленно сползла с лица Джулии.

Джек сидел в столовой и с явным удовольствием поглощал сытный завтрак. После энергичных занятий любовью этой ночью он чувствовал зверский аппетит. Кроме того, последний раз он ел вчера на пикнике с Беллой на берегу речки. Когда они с Джулией приехали сюда, их захватил такой водоворот страсти, что никто из них даже не вспомнил о еде. Теперь Джек чувствовал себя умиротворенным, каким не был уже много лет.

– Сегодня у вас посвежевший вид. – Миссис Дейвис подмигнула Джеку и налила ему кофе из серебряного кофейника. Овдовевшая экономка была родом из сельской местности и на интимные отношения смотрела исключительно с практической точки зрения. На эту тему она могли говорить свободно, поскольку знала Джека с самого детства. – Должно быть, у вас очень сильная страсть, и вы долго не могли насытиться друг другом, потому что даже не позвонили мне, чтобы я принесла заказанный поднос с едой.

– Прости, – откусывая кусок тоста, ухмыльнулся Джек. – Надеюсь, я не заставил тебя ждать.

– Я дремала у камина, так что не о чем беспокоиться. – Миссис Дейвис добавила в его тарелку яичницу с беконом. – Она спустится к завтраку? Или это одна из тех надменных леди из Лондона, которая ждет, что ей подадут ею на серебряном подносе?

– Она совершенно очаровательная и не станет беспокоить тебя по таким мелочам. Если она вскоре не появится здесь, я ее сам разбужу.

От этой мысли Джек почувствовал жар в паху. Джулия крепко спала утром, уютно устроившись рядом с ним. Она выглядела такой соблазнительной, что ему пришлось бороться с возникшим желанием опять заняться с ней любовью. Новое для него чувство нежности заставило Джека укротить свои страсти и дать ей поспать.

– Все равно мы скоро уезжаем, – добавил он.

– Вы в первый раз привозите сюда женщину, – экономка пододвинула Джеку вазочку со сливовым варением, – и увозите, даже не позволив мне взглянуть на нее.

– Скоро ты будешь видеться с ней довольно часто, – с нарочитой небрежностью ответил Джек. – Ее зовут леди Джулия Коруин, и она приняла мое предложение выйти замуж.

Ложка, которую держала миссис Дейвис, с грохотом упала на стол.

– Подумать только! Но ведь прошло меньше месяца, с тех пор как мисс Грешем отказала вам.

Упоминание об Эвелин принесло Джеку поразительное чувство облегчения. Сейчас он мог бы быть женат на этой холодной снисходительной блондинке. Если бы не эта скандальная газетенка, он бы никогда не встретился с Джулией. Какие все-таки непредсказуемые повороты делает иногда жизнь!

– Что касается Эвелин, то это было лишь деловое соглашение. А на этот раз… – Не в силах больше сдерживать себя, Джек вскочил со стула и закружил миссис Дейвис по комнате. – На этот раз я влюбился как сумасшедший! Окончательно и бесповоротно!

– Ну теперь, милорд, я должна обязательно ее увидеть. – Экономка рассмеялась, ее щеки порозовели от радости.

– Усмири свое нетерпение. Ты увидишь ее, если так хочется. – Джек отступил на несколько шагов и пригрозил экономке пальцем. – При условии, что ты перестанешь называть меня милордом.

– Мне не нравится игра, которую вы ведете. – Миссис Дейвис пригрозила Джеку пальцем в ответ. – Притворяетесь бедным учителем, твердите, что дом принадлежит вашему деду. Это неправильно.

Джек был согласен с ней. Он расскажет Джулии правду. Но не сейчас. Ведь он еще не покорил ее до такой степени, чтобы она простила ему все грехи. Его шансы значительно возрастут, если она забеременеет.

Да! Хотя Джек всегда испытывал ужас перед отцовством, теперь он с нежностью представлял, как Джулия баюкает на руках его ребенка. Когда они вернутся в школу, он позаботится, чтобы они регулярно любили друг друга, даже если для этого ему придется среди ночи взбираться на дуб перед ее окном, чтобы проникнуть к ней в спальню. Он будет будить ее поцелуем, а она откроет сонные глаза и скажет…

– Лорд Ратледж.

Голос Джулии вырвал Джека из водоворота фантазий. Нет, этот ледяной тон, скорее всего, принадлежит миссис Дейвис.

Но экономка смотрела куда-то за его спину.

Джек обернулся и замер.

В дверях столовой стояла Джулия. Она была в том же платье из красновато-коричневого шелка, только теперь оно было немного помято. Из аккуратной прически не выбивался ни один локон, чтобы хоть как-то смягчить жесткое выражение ее лица.

Внезапное осознание происходящего обрушилось на Джека. Она все знает.

«Господи, помоги мне, она знает».

Джулия отчаянно искала опровержения на этом невероятно красивом лице. Ей хотелось, чтобы Джек рассмеялся и заверил ее, что все это шутка, что он написал имя этого повесы на каждой из книг ради дурацкой бездумной шалости.

Потрясение, которое она увидела в зеленых глазах, только подтверждало правду. Опущенные глаза подчеркивали чувство вины. Джулию охватил ужас от его предательства. Это больше не был ее любимый Джек, скромный трудолюбивый учитель математики.

Перед ней стоял печально известный граф Ратледж.

Человек, который промотал свое состояние за игровым столом. Человек, который устраивает сумасшедшие вечеринки и общается с женщинами легкого поведения. Человек, имя которого упоминалось в ее газете.

Этот человек проник в ее жизнь, чтобы отомстить за потерю мисс Грешем. В качестве расплаты он хотел получить наследство Джулии и для этого был намерен жениться на ней.

У Джулии внезапно закружилась голова. Она не должна упасть в обморок и не доставит ему удовольствия увидеть ее слезы. Собрав все силы, Джулия медленно, с достоинством подошла к пожилой женщине, которая стояла рядом с Джеком.

– Вы, должно быть, миссис Дейвис. Мне очень приятно познакомиться с вами.

Экономка присела в реверансе и изучала Джулию с большим интересом.

– Могу я предложить вам завтрак?

– Спасибо, не нужно. – Запах бекона и яичницы вызывал у Джулии тошноту. – Нам с лордом Ратледжем нужно на несколько минут остаться наедине.

Миссис Дейвис с беспокойством посмотрела на Джека, теребя в руках фартук.

– Мне не следует говорить сейчас, но я знаю хозяина с малолетнего возраста. Он нечестно поступил с вами, миледи, в этом нет сомнения, но у него по-настоящему доброе сердце.

– Пожалуйста, прикройте дверь, когда будете выходить, миссис Дейвис. – Такая преданность прислуги никак не повлияла на Джулию. Понятно, что Джек и ее очаровал, поэтому она и не осуждает его.

К счастью, на этот раз миссис Дейвис поняла намек и покинула столовую. Джулия ждала в гнетущей тишине, пока не щелкнул дверной замок. Джек угрюмо и напряженно молчал. Утренний свет проникал через высокие окна и освещал его крепкую фигуру. Он был без сюртука, с салфеткой, которую запихнул за воротник рубашки. На столе стояли остатки завтрака, белая фарфоровая тарелка, серебряные нож и вилка на подставке, чашка кофе. Сидя здесь, он, возможно, втайне смеялся над ее доверчивостью.

«Я люблю тебя, Джулия. Я всегда буду любить тебя».

– Нечего сказать? – Джулия постаралась не давать волю чувствам. – Наступил момент вашего триумфа, милорд. Вы ведь очень долго и тщательно планировали его.

– Джулия, поверь, я хотел рассказать тебе все. – Джек шагнул ей навстречу, умоляюще вскинув руки. – Много раз хотел рассказать.

– Да? Что-то я не заметила таких попыток. Ты, наоборот, старался скрыть правду, убрав сегодня утром книги.

– Значит, ты не слышала моего разговора с миссис Дейвис? – Джек приблизился к Джулии и осторожно коснулся ее плеч. – Я открыто признался ей, что влюбился в тебя как сумасшедший.

Тепло его рук согревало озябшее тело Джулии. Несмотря на все происходящее, в ней проснулось желание. Ей хотелось, чтобы он поцеловал ее, прижал к себе и заставил забыть, что он граф Ратледж.

– Притворство закончилось, Джек. Я больше не стану верить твоей лжи. Если бы твое чувство ко мне было искренним, ты бы рассказал правду, прежде чем делать предложение. – Джулия освободилась из его объятий.

– Не было удобного момента. Ты бы не поняла меня. Но поверь, я собирался все рассказать тебе.

– Когда? У алтаря? Или ты даже тогда стал бы врать, втягивая меня в позорный брак? – Джулия скрестила руки, словно хотела успокоить боль в груди. – Хотя нет. Конечно, нет. Тебе же важно, чтобы этот брак был настоящим. Чтобы ты мог воспользоваться моим наследством и расплатиться с карточными долгами.

– Нет! Я поставил себе цель положить конец твоей газете, больше ничего. Я клянусь тебе. – Джек хотел прикоснуться к ней, но вместо этого провел рукой по своим волосам. – Господи, помоги мне! Джулия, мне очень жаль, что все так получилось. Я понимаю, что этого недостаточно, но я сделал ошибку…

– Ошибку. – Джулия принялась ходить по комнате, перечисляя его грехи: – Ты пришел в мою школу под вымышленным именем, убедил, что нуждаешься в деньгах, лгал о дипломе…

– Но я действительно учился математике.

– Подсунул мне фальшивое рекомендательное письмо. Я доверила тебе учить детей. – Джулия вздрогнула. – Вместо этого оказалось, что я допустила к ним страшного, развращенного человека. Я должна была обо всем догадаться, когда увидела, как ты учил детей играть в карты.

– Согласен, что мои методы были не совсем приемлемыми… – Джек сдернул с себя салфетку и бросил ее на стол. – Но неужели ты думаешь, что я мог причинить вред кому-то из детей?

У Джека был по-настоящему потрясенный вид. Но Джулия больше не могла ему верить.

– Ты поступил подло, Джек. Ты представил себя квалифицированным учителем и использовал детей, чтобы отомстить мне. – У нее возник ком в горле. – Ты даже не подумал, как будет переживать Тео, когда ты уйдешь из школы. Я никогда не прощу тебе этого.

Джулия приготовилась слушать красноречивые извинения за содеянное, но Джек молчал. Он лишь рассеянно тер грудь, словно у него болело сердце. А есть оно у него? Джулия отвернулась и подошла к окну, разглядывая заросли деревьев. Взгляд затуманился, и она из последних сил старалась не проронить ни слезинки. Все именно так произошло, потому что она, как множество других глупых женщин, поддалась обаянию Джека.

Уильям Джекман. Джек Уильям Рэнсфилд. Даже в его фальшивом имени крылась разгадка. И другие признаки тоже имелись, но она была слишком очарована Джеком, чтобы замечать их. Его проблемы с соблюдением жесткого школьного расписания. Его фамильярное обращение к ней и попытки соблазнить.

Он, конечно, мог рисковать своим увольнением! Ведь он никогда не собирался оставаться в этой школе. Джулия в гневе повернулась к Джеку:

– Этот дом принадлежит тебе, не так ли?

Джек медленно кивнул.

– Я унаследовал его после смерти матери, когда мне было десять лет.

– Значит, эту ночь мы провели не в постели твоего деда. Эта была еще одна твоя придумка, чтобы завоевать мою симпатию.

– Я имел в виду деда по отцовской линии, – с каменным видом заявил Джек. – О герцоге Уиклиффе.

– Понятно. – Джулия говорила холодным тоном, ругая себя, что забыла о родственных связях. Как там Джек описывал его? Острый ум… преданность… сильная привязанность. У Джулии сложилось о старике другое представление: пьяный старый повеса, который получает удовольствие, стараясь ущипнуть за мягкое место прислугу.

Не исключено, что Джек поступает так же.

Господи, ну как же она не раскусила этого человека сразу? Как ему удалось так одурачить ее? Особенно вчера, когда он с такой искренней симпатией отнесся к Белле…

Джулию охватила паника. С пересохшим от волнения горлом она подошла к столу, нащупала нож и замахнулась им на Джека.

– Я доверилась тебе. И если ты посмеешь хоть слово сказать кому-нибудь о моей сестре, я перережу тебе горло!

– Только не ножом для масла, – удивленно заметил Джек.

Его попытка пошутить привела Джулию в ярость, и она бросила тупой нож.

– Тебе все равно, чью жизнь разрушать, ведь для тебя это лишь забава.

– Это не так, Джулия. Я просто… – Джек на секунду прикрыл руками свое осунувшееся лицо, потом подошел к столу и, наклонившись, пристально посмотрел в глаза Джулии. – Если ты не веришь ни одному моему сказанному слову, пожалуйста, знай, что я никогда не предам ни Беллу ни тебя. Даю слово джентльмена.

– Твое слово ничего для меня не значит, пустой звук.

– Тогда позволь мне добавить. Если я когда-нибудь предам тебя, я передам тебе один из моих дуэльных пистолетов и попрошу убить меня.

Неужели это очередная ложь и он говорит об этом так беззаботно, потому что наверняка знает, что она не способна убить? Или на этот раз он говорит серьезно?

Джулию разочаровала собственная неспособность выбраться из лабиринтов лжи Джека. Все это время он скрывал не менее серьезный секрет, чем ее собственный. Он искал доказательства, что именно она выпускает «Записки повесы». И поэтому он оказался в школе в ту грозовую ночь, поэтому он так быстро предложил свою помощь, когда вор появился в третий раз. Как доверчивая простофиля, она сама отдала ему газеты, а потом и свое тело. Как он, должно быть, наслаждался своим успехом!

Внезапная мысль озарила Джулию и перехватила ей горло.

– Это ведь ты был в первый раз, да?

– О чем ты?

– Тот вор, что проник в школу в первый раз. И когда я прогнала тебя, ты дерзко решил прийти прямо в школу и жить под одной крышей со мной.

– Это полная ерунда! – Джек не скрывал своего изумления. – Этот человек возвращался дважды, и это был не я.

– Возможно, это был твой близкий друг, который действовал по твоей указке. Он держал меня в постоянном напряжении, таким образом предоставляя тебе удобный повод успокоить меня. Ты должен признать, что это несколько странно, когда сразу два джентльмена добиваются моего разоблачения, учитывая, что за пять лет не было ни одного подобного случая.

– Я не согласен с тобой. – Джек обошел стол и снова взял Джулию за плечи. – Джулия, я готов поклясться на могиле своей матери, что не имею представления, кто рыскал вокруг твоей школы. Но я намерен выяснить это.

– Не утруждай себя. – Джулия стряхнула его руки с плеч. – Это теперь не твоя забота.

– Но я хочу, чтобы это была моя забота. Ты даже не представляешь, как сильно я этого хочу. – Подойдя к ней ближе, Джек понизил голос до шепота. – И не надо разочаровывать Тео. Если ты позволишь, я продолжу преподавать математику в твоей школе. Эта работа слишком много значит для меня. А еще больше для меня значишь ты, Джулия. Я никогда в жизни не думал, что так сильно могу полюбить. Я хочу посвятить себя тебе. Навсегда.

Джулия замерла, когда Джек наклонился к ней, касаясь ее лица нежными пальцами. Господи, она так хотела, чтобы он поцеловал ее. Эти темные взъерошенные волосы и прекрасные черты вдруг снова стали такими дорогими ей. Она остро ощущала запах и жар его тела. Она вспомнила обо всем, что было между ними: восторг слияния, изнеможение, никогда не испытанное прежде ощущение полного счастья.

Но сейчас перед ней был не Джек, это был незнакомый граф Ратледж. Сколько других женщин слушали сладкие слова о любви, слетавшие с его губ? Скольким он заморочил голову?

С гневным возгласом Джулия залепила ему сильную пощечину.

– Лжец! Тебя ничего не интересует во мне, кроме наследства.

Джек отшатнулся от нее, потирая покрасневшую щеку. Тяжело вздохнув, он некоторое время молча смотрел на Джулию, потом угрюмо сказал:

– Должен признать, что я появился в школе, желая отомстить. У меня и в мыслях не было влюбиться в тебя, Джулия. Однако это случилось.

Сердце Джулии было разбито, но она не подала вида, сохраняя холодное выражение лица.

– В таком случае тебе не повезло, Джек.

* * *

Спустя какое-то время Джулии удалось уехать на экипаже, который привез их сюда. Ей не хотелось возвращаться в Лондон вместе с Джеком. Но в воскресенье никакого транспорта не было, кроме почтовой коляски, отправлявшейся на следующий день. Поэтому, когда конюх подготовил их экипаж, она отправила Джека в дом за шляпкой, которую сознательно оставила там, а сама села на место извозчика и, взмахнув поводьями, поехала прочь. Оглянувшись, она увидела, как Джек выбежал из дома и кричал, чтобы она остановилась. Но чувство триумфа она ощущала недолго, пока не выехала на главную дорогу.

Остаток пути она переживала полное одиночество и печаль, мысли ее были в полном смятении. Джулия стремилась поскорее вернуться домой. Ей хотелось сжать в объятиях Тео, удалиться в свою спальню и там выплакать все глаза. Ей хотелось окружить себя всеми знакомыми атрибутами жизни, которую она выстроила для себя до того, как в нее ворвался Джек и очаровал Джулию своей улыбкой с ямочками на щеках и смеющимися зелеными глазами.

Джек. Его не существует. Человек, которого она полюбила всем сердцем, был всего лишь выдумкой, иллюзией. И хотя Джулия глубоко переживала его потерю, в голове она снова и снова прокручивала то, как он ловко обманул ее. Ей хотелось вызвать в себе злость, чтобы не разрыдаться и не привлекать к себе внимание.

Измученная страданиями, Джулия ехала по городу.

Солнце стояло уже высоко над головой, когда она, наконец, свернула на свою улицу. Вид высоких белых колонн и величественного каменного фасада школы несколько приободрил ее.

Потом Джулия заметила небольшую группу людей, стоявшую на парадном крыльце. Несколько учителей, соседи, включая тучного капитана Перкинса и шумную миссис Англтон с ее любимым мопсом Флосси. Они повернулись в сторону Джулии, продолжая о чем-то возбужденно говорить между собой.

У нее упало сердце. Не может быть, чтобы эти люди собрались здесь по поводу их с Джеком отсутствия. Уезжая вчера утром, Джулия обещала вернуться в тот же день, и сейчас ей меньше всего хотелось слышать вопросы на эту тему.

Маргарет Прингл сбежала по ступенькам, ее миниатюрную фигуру укутывала вязаная сиреневая шаль.

– Слава Богу, вы вернулись. Но где мистер Джекман?

– Это долгая история. – Джулия спрыгнула с высокого сиденья. – Маргарет, я прошу прощения, что заставила вас беспокоиться. Непредвиденные обстоятельства задержали меня.

– Дело не в этом. – Голубые глаза Маргарет Прингл наполнились слезами. – Тео…

Ужас сковал дыхание Джулии, она ухватилась за руку Маргарет.

– Что с ним? Говорите!

– Он пропал. О, миледи, его похитили!

Глава 23

Душевные страдания ожидают леди, которая выбирает себе в мужья повесу. Никчемные люди, подобные виконту У., никогда не изменят своих безнравственных привычек.

«Записки повесы»

Как необычно возвращаться в собственную роскошную гардеробную комнату и терпеть суету Марлона. Лакей разгладил отворот темно-коричневого сюртука Джека, потом снял ниточку с рукава.

– Вот теперь вы снова похожи на графа. Давно следовало вернуться на свое место. – Марлон наклонился к ящику комода и достал носовой платок. На его грубом лице застыло самодовольное выражение. – Эта леди давно должна была дать вам отпор. Мне никогда не нравилась ваша затея одурачить ее.

Механическим движением Джек взял сложенный прямоугольник платка и засунул его в сюртук. Он бросил взгляд в зеркало и увидел там незнакомца в отлично сшитом сюртуке с великолепно подобранным шейным платком и в облегающих бриджах. Но он больше не получал удовольствия, одеваясь по последней моде. Вместо прежнего интереса к жизни он чувствовал только твердый узелок боли в груди.

– Всю свою жизнь вы любили и бросали женщин. – Марлон продолжал разглагольствовать, подбирая ненужную одежду Джека, маскировку Уильяма Джекмана, учителя математики. – Теперь одна из них воспользовалась вашим же оружием и умерила вашу заносчивость.

Джек воткнул золотую булавку в шейный платок. Ничто из сказанного Марлоном не могло сравниться с теми проклятиями, которые Джек обрушил на свою голову по дороге в Лондон, куда он добирался в двухколесном экипаже миссис Дейвис.

Коварный ход Джулии застал Джека врасплох. Если бы он не старался так отчаянно оправдываться, найти хоть какой-то способ стереть холодность с ее прекрасного лица, вряд ли его можно было бы одурачить таким простым трюком с забытой шляпкой.

На него снова нахлынула грусть. Неужели она была в такой ярости, что даже не подумала об опасностях, которые могут поджидать на дороге одинокую женщину? Да, она презирала его. Она перечислила все его грехи в мельчайших подробностях. Она относилась к нему с ужасом и отвращением, словно у него выросли рога и хвост.

«Тебя ничего не интересует во мне, кроме наследства».

Она не права. Не права! И все же Джек не мог обвинять Джулию за ошибочный вывод. Он считал ее виноватой единственный раз, когда только составлял план ее разоблачения. Но это было до того, как он познакомился с Беллой и понял, что стояло за действиями Джулии. Это было до того, как он влюбился в женщину, которая пожертвовала всем ради ребенка своей сестры, женщину, которая наполнила его сердце радостью.

«Твои слова ничего не значат для меня».

Он жестоко обманул Джулию. Намеревался соблазнить ее, обманул, убедив, что он скромный учитель. Неудивительно, что она не верит ни одному его слову. Даже если бы Джек до посинения твердил ей о своей любви, он бы не смог убедить Джулию в своей искренности.

И конечно, она права. Он действительно повеса и игрок, в долгах и без денег. Что он сделал в своей презренной жизни, чтобы заслужить такую женщину, как Джулия?

– Нечего сказать, а? – Марлон пристально смотрел на Джека. – Судя по вашему побитому виду, эта леди вам небезразлична.

– Я люблю ее, Марлон. Люблю больше жизни. И теперь она не захочет иметь со мной никаких дел. – Джек криво ухмыльнулся. – Ирония судьбы, да?

На этот раз лакей промолчал. Джек вышел из дома, взял лошадь и нанес визит деду. К сожалению, Уиклифф снова был пьян, называл Джека именем его отца и пытался узнавать новости о людях, которые давно умерли.

После того как дед уснул в своем кресле, Джек отправился бесцельно ездить по городу. Розовый блеск заката сменяли синевато-серые тени раннего вечера. Ничто не привлекало Джека. Ни его друзья, ни клуб, ни обычные развлечения и забавы в виде девиц легкого поведения и карт. Все это меркло перед воспоминаниями о Джулии.

Тем не менее, Джек заглянул в клуб, надеясь там встретить виконта Уистлера или Джорджа Грешема. Встреча с друзьями могла бы хоть на время отвлечь его. Но никого из них в клубе не было, и Джек снова отправился кататься по освещенным фонарями улицам.

Острая тоска по школе леди Джулии Коруин схватила его в свои тиски. В этот час там заканчивается ужин, все смеются и болтают друг с другом. Ему ужасно хотелось, как прежде, посмотреть через стол и подмигнуть Джулии, наблюдать, как она краснеет, увидеть ее улыбку. Если бы не его собственная глупость, когда он утром убрал книги на полку, он был бы сейчас там, в школе, и придумывал бы, как остаться с ней наедине.

В горле застрял ком. Интересно, Джулия уже сказала Тео, что мистер Джекман больше у них не работает? Будет ли Тео скучать, что ему больше некого будить по утрам, прыгая возле кровати? Будет ли ему не хватать математических головоломок Джека? Да, да, да. Джек переживал за потерю этой дружбы не меньше, чем за потерю Джулии.

«За то, что ты обманул моего сына, я тоже никогда не прощу тебя».

Джек и сам не мог простить себя, вот в чем беда. Пока Джулия не подчеркнула это, он даже не думал, скольких людей затронул его обман. Все его ученики зависели от него как от учителя математики. Кого Джулия найдет ему на замену в такой короткий срок?

Джек никогда бы не поверил, что такое возможно, но он получал удовольствие от преподавания. Ему нравилось видеть лица учеников, горевшие от радости, когда они понимали его идею. Ему нравилось развивать их ум, нравилось смотреть на мир их невинными глазами.

«Я допустила к ним страшного, развращенного человека».

Отвращение Джулии задело Джека за живое. Она считала его самым мерзким из всех негодяев. Боже мой! Он оказался в собственной ловушке, навсегда разлученный с женщиной, которую любит. Их расставание оставило в его душе незаживающую рану. Ему казалось, что у него из груди вырвали сердце.

Джек вдруг понял, что мысленно перечисляет все причины, по которым ему надо снова вернуться в школу. Забрать свои вещи из каретного сарая. Взять дуэльный пистолет, чтобы отследить его владельца. Забрать дракона, которого ему подарила Белла, ведь он остался в экипаже. Но больше всего ему хотелось убедиться, что Джулия вернулась в школу целая и невредимая.

И что ей не угрожает незнакомец, проникавший в школу не один раз.

Он хотел быть там, чтобы защитить ее. По крайней мере, он сможет поговорить с полицейским и убедиться, что тот хорошо выполняет свою работу.

Черт, может Джеку следует предложить свое участие? Две пары глаз лучше, чем одна. А Джулии вовсе не надо знать, что он поблизости, охраняет ее безопасность.

Джек пустил лошадь легким галопом, взбодрившись собственным планом. Ей-богу, если он больше ничего не сделает в своей жалкой жизни, он хоть накажет мерзавца, который преследует Джулию.

Тео сидел на кровати, съежившись и уперев подбородок в колени. Его глаза неотрывно следили за надвигающимися тенями. В крошечной комнатушке становилось все темнее. Огромные темные глыбы в углу – это стол и стул или драконы?

Драконы живут около замков, а Тео знал, что находится в темнице. В настоящей темнице, о которой ему в сказках читала мама. Его схватили сегодня утром, когда он отправился будить мистера Джекмана. Так Тео оказался в этой холодной комнате с каменными стенами.

Он не боялся вставать с кровати, когда солнечный луч проникал через крошечные окна, расположенные очень высоко. Толстая и прочная дверь была заперта, поэтому Тео колотил в нее до тех пор, пока не услышал шаги незнакомца – Нехорошего Человека. Он сказал, чтобы Тео заткнулся.

Тео ненавидел этого человека. Ненавидел изо всех сил. Этот человек называл его плохими словами, если Тео не слушался и не выполнял его приказы.

Но сейчас Тео предпочел бы его этим драконам в темных углах.

Он не боялся темноты, когда спал в своей спальне, потому что слышал дыхание других мальчишек, слышал, как они поворачиваются во сне. Миссис Прингл или мисс Ригби по очереди спали на кровати у двери. Иногда мама тоже ночевала у них в спальне.

Но темнота в этой комнате была неуютной и опасной. Тео казалось, что под кроватью скрывается очередной дракон, который только и ждет, чтобы он спустил вниз ноги и встал на пол. Дрожа всем телом, Тео завернулся в одеяло. Вот мистер Джекман знает, как поразить дракона. Он совсем не боялся и всегда смеялся, когда рассказывал о них. Мистер Джекман показал Тео, как пользоваться кулаками, чтобы побить врага.

«Побить, – повторил про себя Тео. Ему очень нравилось это слово. – Бац, бац! Побить врага!»

Но мистера Джекмана здесь нет. Он с мамой уехал в экипаже, и Нехороший Человек сказал, что они никогда не вернутся. Этот человек сказал, что теперь он – отец Тео.

– Ты можешь потренироваться говорить это слово. Папа. Давай, я хочу услышать, как ты его произносишь.

– Ты не мой папа, мой папа – мистер Джекман. – По крайней мере, Тео молился каждую ночь, чтобы так и было.

– Я дам тебе конфетку, если скажешь, что ты мой сын, – уговаривал Тео незнакомец. – Мы поедем с тобой навестить дедушку, и, пока мы будем там, ты должен называть меня папой и целовать в щеку.

– Нет, я не стану этого делать.

– Проклятый маленький дьявол! Я оставлю тебя здесь, чтобы ты мог обдумать свое поведение. Вернусь позже, может, ты изменишь свое мнение.

Он возвращался еще два раза, притворяясь хорошим и добрым. А когда Тео все-таки отказался выполнять его желания, назвал его «упрямым ублюдком». Тео не знал, что означает слово «ублюдок», но звучало оно отвратительно, поэтому он изо всех сил ударил человека по ноге.

Незнакомец взвыл от боли и погнался за Тео, но споткнулся о стул и упал на пол. Выругавшись, он встал, вышел из комнаты и запер дверь.

После этого прошло уже много часов.

Тео заморгал глазами, чтобы спрятать навернувшиеся слезы. Ему хотелось почувствовать уютные объятия маминых рук. Но он не станет плакать. Однажды, когда он рыдал, разбив коленку, Клиффорд сказал, что так поступают только маленькие дети.

Тео вытер глаза рукавом, он же не ребенок. Он большой и сильный. И мистер Джекман так говорил. А еще он говорил Тео, чтобы он остерегался хулиганов, потому что они не только дерутся, но и любят врать.

Этот Нехороший Человек был хулиганом. И значит, все, что он говорил про маму, неправда. Она никогда не бросит его, Тео знал об этом. В пятницу вечером она поцеловала его и сказала, что скоро вернется. А она никогда не нарушала своих обещаний. Может быть… может быть, она не знает, что Тео в темнице.

Но мистер Джекман догадается. Он найдет следы, которые приведут его к Тео. А потом он с помощью кулаков преподаст урок этому Нехорошему Человеку. А Тео ему поможет.

Бац, бац! Побить врага!

Поднимаясь по ступенькам темного крыльца, Джек снова и снова размышлял, правильно ли он поступает. Освещены были только окна верхнего этажа. Но ведь еще совсем не поздно. Где-то около восьми дети готовятся ко сну.

Надо идти домой и вернуться завтра утром или не возвращаться совсем.

Тем не менее, Джек постучал в дверь, причем так громко, что эхо разнеслось по холлу. Он с болью осознал, что у него больше нет права входить в школу без уведомления. Он чужой здесь человек. И нежелательный гость к тому же.

Джулия непременно рассказала о его двуличности другим учителям. И кто бы ни открыл дверь, он наверняка предупрежден, чтобы не пускать его. Поэтому Джек взял себя в руки, стараясь выглядеть, как всегда, спокойным. Черт, надо держать себя в руках, хоть это и тяжело, потому что он чувствовал только тоску и безнадежность.

Если дверь откроет сама Джулия, ему придется действовать быстро, чтобы она не захлопнула ее у него перед носом. Джек нетерпеливо всматривался в темноту, пытаясь где-нибудь увидеть Ганнибала Джоунса. Было уже совсем темно, а у полицейского был приказ начинать свою работу с наступлением сумерек. Возможно, сейчас он патрулирует сад или конюшни.

Потом Джек заметил через окно приближающийся свет. Дверь со скрипом приоткрылась, и он увидел полное лицо учительницы музыки Доркас Снайдер. Слава Богу, у него появился шанс войти. Джек одарил женщину теплой улыбкой, которую, он надеялся, она заметила при слабом освещении.

– Добрый вечер, мисс Снайдер. Надеюсь, я пришел не слишком поздно?

Доркас Снайдер распахнула дверь. В одной руке она держала свечу, в другой – кружевной носовой платок, который она все время прикладывала к покрасневшим глазам. – Мистер Джекман! Честное слово, я думала, вы покинули нас! Слава Богу, вы вернулись.

Джек был удивлен. Мисс Снайдер всегда относилась к нему с некоторым недоверием, поэтому он никак не ожидал, что она или кто-то другой из учителей будет излишне опечален его уходом.

– Боюсь, что я пришел лишь для того, чтобы забрать свои вещи.

– Входите, входите! Сегодня был такой кошмарный день! Мы только что уложили детей спать. Сейчас очень важно, чтобы они соблюдали режим. Так они меньше будут думать об этом ужасном событии.

Взволнованный тон мисс Снайдер зародил в Джеке дурные предчувствия. Страх стиснул грудь так, что он едва мог дышать.

– Что-то случилось с Джулией? Неужели по дороге домой ее подстерегли бандиты?

Мисс Снайдер покачала седеющей головой:

– Нет, нет. У нас Тео пропал, мистер Джекман.

– Что значит пропал, черт возьми? – Джек тщетно пытался понять, что произошло. – Куда он мог деться?

– Сегодня утром он не пришел на завтрак. Потом мы собрались идти в церковь, его опять не было с нами. Клиффорд рассказал, что Тео каждое утро выскальзывал из спальни, чтобы будить вас. – В голосе мисс Снайдер послышались рыдания. – Он, должно быть, решил, что вы приехали вчера, как и обещали. Потому что когда я пошла в каретный сарай поискать его, я обнаружила…

В мозгу Джека пронеслась череда кровавых сцен. С ошалевшими глазами он ухватился за руку мисс Снайдер.

– Что? Что с Тео? Он… – Джек не мог произнести этого слова, у него не поворачивался язык сказать слово «мертв».

– Я нашла записку, лежавшую на пороге. О, мистер Джекман, бедного мальчика похитили. – Мисс Снайдер снова всхлипнула.

Похитили? Кто похитил? И почему? Чтобы потребован, выкуп?

Джек встряхнул мисс Снайдер, чтобы не дать разразиться истерике.

– Ради Бога, скажите мне, что было в записке?

– Там было написано, чтобы мы не искали Тео… иначе будет хуже. О, мистер Джекман, что мы здесь пережили за сегодняшний день! Воскресенье, пришли матери детей, и во всем этом хаосе была подброшена вторая записка. – Мисс Снайдер уцепилась за рукав Джека. – В ней леди Джулии назначена встреча сегодня вечером, на которую она должна прийти одна.

– Я пойду с ней. – Джек шагнул в темный холл и направился к лестнице. – Где она? Наверху?

– Нет, вы появились слишком поздно. – Мисс Снайдер поспешила за Джеком. – Леди Джулия уже отправилась на встречу с похитителем Тео. И никому из нас не сказала, куда идет!

Глава 24

Большинство игровых притонов распахивают свои двери ближе к полуночи. В это время толпы людей благородного происхождения стекаются к столам, чтобы рискнуть своим состоянием за игрой в карты. Именно так лорд У. проиграл десять тысяч фунтов за один день.

«Записки повесы»

Джулия выполнила все требования. Она надела темное платье, шляпку с вуалью и была совсем одна. Найдя по адресу дом на окраине Мейфэра, Джулия направила нанятый экипаж на конюшни и, пройдя через крошечный темный садик, вошла в дом через незапертую заднюю дверь. Она поспешила в небольшую столовую, примыкавшую к кухне, как указывалось в записке, подняла вуаль и осмотрелась. Комната была пуста, и Джулию охватил ужас. Она молилась, чтобы найти здесь Тео, и так живо представляла, как он бросится в ее объятия, что его отсутствие словно нож полоснуло ей по сердцу.

В свете камина Джулия посмотрела на свои часы. Без двух восемь. Она пришла раньше времени.

Джулия вернулась к двери и пристальным взглядом окинула пустую темную лестницу. Неужели Тео находится где-то в этом доме? Его напугали? Ему причинили вред?

«Господи, нет. Пожалуйста!» Джулия ухватилась за косяк двери, чтобы удержаться и не броситься немедленно на поиски сына. Записка, оставленная в каретном сарае, была ужасной.

Если ты не выполнишь моих указаний, ты никогда больше не увидишь мальчишку.

Джулии было приказано ждать в этой комнате, значит, она должна оставаться здесь. Аскетичная обстановка выдавала жилье холостяка. Здесь не было ваз с цветами, корзинок для вышивания, фарфоровых фигурок. Словом, ничего, что указывало бы на присутствие женщины.

Да Джулия и не ожидала встретить здесь женщину. Человек, который дерзко проник в каретный сарай и схватил ее сына, был одним из тех негодяев, которых она упоминала в своей газете.

Джулия нервно стянула мягкие перчатки и бросила их на стол. Внутри все кипело от злости и бессилия. Откуда этот человек знает Тео? Неужели он следил за школой?

Эта мысль поразила Джулию. Если он был замечен три раза, вполне возможно, что приходил еще. Опять-таки, он мог видеть ее вместе с Тео на прогулке. И уж конечно, он заметил его привычку каждое утро приходить в каретный сарай.

Джулия очень волновалась и беспокойно ходила по комнате. Ей казалось, что эта ситуация – наказание за то, что она не вернулась домой прошлым вечером и позволила себе завести роман с Джеком. В душе Джулия была абсолютно уверена в этом, хотя разумом понимала, что часто ночевала вне школы, навещая Беллу.

Но сегодня логика никак не успокаивала будораживший ее вихрь эмоций.

Джулия обещала Тео, что вернется к вечеру вчерашнего дня. Именно поэтому он сегодня рано утром отправился будить Джека. Похититель выбрал время, когда Ганнибал Джоунс покидал территорию школы. Скорее всего он прятался прямо за дверью, поджидая ее сына.

Джулия прикрыла рукой рот, чтобы сдержать крик отчаяния. О Господи, она променяла безопасность своего сына на ночь удовольствий с Джеком. С Джеком, который раскрыл свое истинное лицо и оказался скандально известным лордом Ратледжем. Этот человек так опутал ее своими сетями, что она очень обрадовалась его предложению о замужестве. «Я люблю тебя, Джулия. Я всегда буду любить тебя».

Будь он проклят!

Нет, Джулии себя проклинать надо – за свою доверчивость. Если бы она была повнимательнее, то задалась бы вопросом, откуда у бедного учителя математики такие обходительные манеры. Если бы он не пробудил в ней желание любви, она бы поняла, что он уж слишком безупречен, чтобы быть таким на самом деле. Глупо, конечно, но Джулия решила, что встретила мужчину, который станет превосходным мужем. Преданным, надежным, честным.

Оказывается, все это делалось с одной целью – обмануть ее. И хотя его предательство больно задело Джулию, чувство это невозможно было сравнить с теми муками, которые она переживала из-за исчезновения Тео. Ее бедный маленький мальчик…

Скрип приближающихся шагов насторожил Джулию. У нее подпрыгнуло сердце, но она повернулась к двери и взяла себя в руки. Ведь ей необходимо было приложить все усилия, чтобы перехитрить похитителя ее сына.

– Вы не найдете ее, – подала от дверей голос Элфрида. Джек взглянул на нее, оставив на секунду сумасшедший обыск кабинета Джулии. Он искал записку. Доркас Снайдер сказала, что Джулия была в кабинете, когда нашли вторую записку от похитителя. Вскоре после этого она собрала учителей на совещание, рассказала им, что собирается встретиться с человеком, похитившим Тео, и что жизнь ее сына зависит от того, насколько она выполнит приказ не разглашать адрес того места, куда она отправляется.

Джек забрал свечу у мисс Снайдер и пошел прямо в кабинет Джулии. Здесь он безрезультатно обшарил все ящики стола.

– Скорее всего, Джулия сожгла записку прямо здесь, в камине. Я сама видела и пыталась остановить ее. – Когда Джек развернулся в направлении камина, Элфрида добавила: – Не стоит искать здесь, я уже помешала угли. Кроме того, милорд, Доркас не должна была пускать вас в школу.

Холодность Элфриды не испугала Джека.

– Джулия доверяет вам, она должна была сказать, куда направляется.

– Неужели вы действительно думаете, что я бы стояла сейчас здесь, если бы знала? – В глазах Элфриды сверкнули гневные искорки, но через секунду взгляд снова стал каменным. – Теперь немедленно уходите. Мы не нуждаемся в помощи коварного мерзавца.

– Но должны же вы знать хоть что-нибудь. Ну, Джулия хоть намекнула о том, кто этот человек, похитивший Тео?

– В записке был только адрес, который она мне не сообщила, она никому его не сообщила.

– Если бы я мог увидеть почерк, я мог бы определить автора. – Джек, едва слышно выругавшись, беспокойно ходил по кабинету. – А что с первой запиской? – повернулся он к Элфриде. – Что с ней случилось? Где она?

– Не знаю. – Словно находясь перед выбором, Элфрида испытующим взглядом посмотрела на Джека. – Возможно, она осталась у нее в спальне. Я принесу ее вам.

– Я пойду с вами, – подхватил свечу Джек.

На этот раз пожилая женщина не возражала. Как и Джек, она понимала, что у них нет времени на споры и долгие рассуждения. Когда они шли в сторону холла, навстречу им поспешила круглолицая темноволосая женщина в фартуке и темно-коричневом платье. Присев в реверансе, она обратилась к Элфриде:

– Благослови вас Бог, что позволили мне остаться. Это такая редкая радость – пожелать доброй ночи моему мальчику.

– Действительно, – с вымученной улыбкой ответила Элфрида.

Джек не знал, что заставило его задать вопрос, но, в тот момент когда незнакомка исчезла в коридоре, он спросил:

– Кто эта женщина?

– Мать Клиффорда. Ей неожиданно дали выходной, поэтому она будет у нас ночевать.

– Она будет здесь всю ночь? Мне кажется, это довольно странно. Ведь прислугу обычно не отпускают надолго. – Одна мысль пришла Джеку в голову, и он остановился, всматриваясь в темный коридор. – У кого она работает?

Они с Элфридой обменялись взглядами, словно в этот момент подумали об одном и том же. И когда Элфрида назвала имя человека, Джек с абсолютной уверенностью понял, куда отправилась Джулия.

– Мне приятно осознавать, миледи, что вы прибыли в точно назначенное время. Вероятно, вам не терпится получить назад вашего плохо воспитанного ребенка.

Джулия сжала пальцы, чтобы не вцепиться в лицо мерзавца. Прячась в тени, он стоял в дверях, но Джулия узнала его и была потрясена до глубины души. Он оказался шире в плечах, чем она помнила его. Рыжевато-каштановые волосы, уложенные в модном беспорядке, стильный темно-синий сюртук и шейный платок. Когда-то этот человек был одним из поклонников Джулии, и она с ужасом вспомнила, как флиртовала с ним.

– Мистер Грешем, – холодным тоном начала Джулия, – я хочу немедленно увидеть своего сына.

– Всему свое время. – Слегка прихрамывая, Джордж Грешем вошел в комнату. – Мне приятно осознавать, что вы не забыли меня, миледи. Учитывая количество ваших поклонников, я был уверен, что моя скромная персона затерялась в этой толпе.

– Мой сын, мистер Грешем. Где он?

– Через мгновение мы поговорим об условиях его освобождения. Но сначала, не хотите ли выпить хереса? – Грешем подошел к шкафчику из орехового дерева, открыл его, и взгляду Джулии предстал целый ряд хрустальных графинов. – Я сам не откажусь от рюмочки.

– Мы с вами не на светском рауте. И я не соглашусь ни на что до тех пор, пока сама не увижу Тео в целости и сохранности.

Грешем налил себе полную рюмку хереса и пригубил, смакуя вкус напитка.

– Вы всегда отличались импульсивностью. Но на этот раз игра идет по моим правилам.

– Чего вы хотите? – Чувствуя высшую степень досады и разочарования, Джулия шагнула к Грешему. – Напечатанного подтверждения, что на самом деле вы не являетесь азартным игроком? Считайте, это уже сделано!

Грешем нахмурился, рюмка застыла на полпути к губам.

– О чем это вы болтаете? Что вы знаете о моих проигрышах?

Джулия замерла. А разве не об этом идет речь? Не об уничтожающих обвинениях в адрес этого мерзавца в «Записках повесы»? Или здесь происходит что-то еще, чего она не знает? Джулия решила идти в наступление.

– Вы бродили вокруг школы. Что вы искали там? Деньги? Вы удерживаете Тео ради выкупа?

– Что-то в этом роде.

– Тогда какова ваша цена? Назовите ее!

– Вы умная девочка, потому что догадались, что мои карточные долги имеют к этому отношение. – Рот Грешема скривился в самодовольной ухмылке. – Вам придется выслушать все остальное. Мой отец умирает. И на смертном одре он изменил свое завещание, полностью лишив меня наследства. – Грешем взад-вперед ходил по комнате, прихрамывая на правую ногу. – Речь идет о приличной сумме. Полмиллиона фунтов отойдет моей кузине Эвелин, если я не смогу доказать старому сквалыге, что изменил свои привычки.

– Я пока не понимаю, как это связано со мной или с Тео.

– Мне нужна от вас одна очень простая вещь. Вам надо заставить своего паршивца называть меня «папа». Меня он не станет слушать.

– «Папа»? – Джулии показалось, что у нее из-под ног выдернули ковер. – Я не понимаю.

– Сегодня вечером я беру мальчишку с собой к отцу и говорю ему, что ваш ребенок – мой сын. Но старик не поверит, если этот мальчишка будет лягаться и драться со мной.

Джулия в полном смущении наблюдала, как Грешем трет ногу.

– Но почему ваш отец должен поверить вам? Он может легко догадаться, что Тео просто случайный ребенок, которого вы попросили сыграть роль вашего сына.

– Он очень похож на моего младшего брата, – прищурился Грешем, – который умер еще в детстве. Отец всегда любил Генри. Вы должны убедить негодного мальчишку сыграть эту роль.

Джулия не сводила глаз с Грешема, пока тот вновь наполнял рюмку. В ее голове зародилось чудовищное подозрение. Окаменев от этой мысли, она прошептала:

– Вы были на маскараде в Клавертон-Корт.

– На маскараде? – Грешем как-то натянуто рассмеялся, избегая взгляда Джулии. – О, вы имеете в виду тот бал-маскарад, что был сто лет назад? Я уже почти забыл о нем.

Джулия почувствовала приступ тошноты. Ей вдруг стало жарко и холодно одновременно.

– Вы, – прошептала она, – это вы надругались над Беллой.

Джек крался по темному дому, направляясь в сторону полоски света, видневшейся в коридоре. Небольшая столовая. Джек знал эту комнату, ведь он часто бывал здесь раньше. В этом доме проходили многочисленные веселые вечеринки.

Пока Джек ехал сюда, мысли в его голове мелькали с такой же скоростью, с какой мчалась его лошадь. Джордж Грешем похитил Тео. Грешем, который смеялся над заметками о его похождениях в «Записках повесы». Но какой ему смысл быть грабителем? Зачем ему сын Джулии?

Ответ на этот вопрос словно молния сверкнул в голове Джека. Ответ настолько ужасный, что он едва не поперхнулся им. Грешем… и Белла.

Но возможно ли такое?

Джеку не хотелось в это верить. Ей-богу, он добьется правды от Грешема! А еще он позаботится, чтобы эта проворная гадина никогда не беспокоила других женщин, пока жива.

Если будет жива.

Не услышав голосов, Джек решил заглянуть в комнату. Она была пустой, но кто-то был здесь недавно. Джек торопливо вошел и увидел рюмку с остатками хереса. А еще лайковые женские перчатки. Джек взял их, поднес к лицу и сразу узнал запах Джулии.

В груди поселилась тревога. Она должна быть где-то в этом доме. Когда он найдет ее, он найдет Тео. И Грешема, которому лучше уже начать молиться за свою жизнь.

Джек зажег от огня камина свечу и обыскал весь дом сверху донизу. Наверху не было ничего необычного. Но в подвальном этаже он обнаружил комнату с каменными стенами, оборудованную в спартанском стиле. Дверь в нее была широко открыта, а на небольшой кровати беспорядочной кучей лежали одеяла. Словно там, свернувшись калачиком, находился маленький ребенок.

Ужас охватил Джека, мешая ему дышать. Что случилось с Тео и Джулией? Куда, черт возьми, Грешем отправил их?

Глава 25

Желая поправить свое материальное положение, лорд Ф. Л. украл у собственного деда ценные вещи и заложил их в ломбарде.

«Записки повесы»

Джулия и Тео сидели напротив Грешема в полутьме экипажа. Он держал в руках пистолет – пару тому экземпляру, который бросил возле школы. Когда Джулия обвинила его в насилии над Беллой, он достал его из кармана сюртука.

Грешем поклялся убить Джулию, если она продолжит разговор на эту тему. Джулия видела, что он сильно нервничает, сжимая в руках пистолет, и не собиралась сердить его. Во всяком случае, пока Тео рядом с ней.

Она нежно обнимала рукой маленькое тело сына, испытывая безудержную радость от встречи с ним. Грешем отвел Джулию в подвал и открыл дверь в темную комнату. Она никогда не забудет момент, когда Тео бросился в ее объятия, крепко прижимаясь и бормоча что-то про драконов.

Потом он спросил у нее о мистере Джекмане, и Джулии пришлось признаться, что Джекман больше не работает в школе.

– Мама. – Тео потянул ее за рукав. В сумраке его лицо выглядело встревоженным, и Джулия наклонилась к нему, чтобы за стуком колес и цокотом копыт лучше расслышать то, что он скажет. – Я не хочу, чтобы этот плохой человек был моим отцом.

У Джулии сжалось сердце. Она пригладила взъерошенные волосы сына.

– Нужно лишь притвориться, дорогой. Только один раз. – Джулия коснулась губами его уха и прошептала: – Я буду с тобой. Обещай мне, что все, что я скажу, ты выполнишь, не задавая лишних вопросов.

Тео кивнул с серьезным видом, и Джулии оставалось только надеяться, что он ее понял. Как только у них появиться шанс сбежать, они воспользуются им незамедлительно.

– Говорите громко, – с раздражением бросил Грешем. – Нечего бормотать там что-то себе под нос.

Джулия посмотрела на него с холодным отвращением.

– Я учила своего сына никогда не лгать. А сейчас объясняла, что ему надо лишь сыграть роль.

– Верно, – заметил Грешем. – И будет лучше, если он послушается и сделает то, о чем его просят, иначе ему не поздоровится.

– Это вам не поздоровится, когда мистер Джекман придет вызволять нас.

Джулия ощутила боль в груди. Она была настолько острой, что на глазах выступили слезы.

– Дорогой, не стоит на это надеяться. Мистер Джекман не знает, где нас искать.

– Мистер Джекман, – передразнил ее Грешем. – Да кто он такой, что вы без конца болтаете о нем?

Джулия нахмурилась. Ее охватили тревожные предчувствия. Разве Грешем не является одним из закадычных друзей Джека, вернее, Ратледжа? Из шпионских донесений она знала, что эти двое часто составляли компанию друг другу.

– Вы наблюдали за школой, – начала Джулия. – И именно благодаря этому узнали, что Тео каждое утро ходил в каретный сарай, где спал мистер Джекман. Уверена, вы его видели.

– Я приходил, только чтобы посмотреть на мальчика. Почему я должен замечать всякий сброд, который работает на вас?

– Мистер Джекман не сброд, – капризно сказал Тео. – Он мой учитель математики, и когда он нас найдет, он вас побьет. – Мальчишка сжал кулаки и сымитировал кулачный бой. – Бац, бац!

– Ха, побьет меня? Пусть попробует. Я много тренировался на боксерском ринге. – Грешем направил на них пистолет. – И вообще хватит болтать. Если ты не сделаешь так, как тебе сказали, я убью твою мать. Ты ведь не хочешь этого, правда?

Тео смиренно положил руки на колени и молча покачал головой. Джулия стиснула зубы, чтобы не выплеснуть свой гнев.

– Запугиванием вы ничего не добьетесь.

– Я поступлю еще хуже, если он не поможет убедить моего отца поделиться со мной деньгами. – Экипаж замедлил ход, и Грешем, подняв штору, выглянул в окно. – Мы приехали. С этой минуты ты, – он посмотрел на Тео, – должен называть меня «папа». Это понятно?

Джулия кивнула мальчику.

– Да… папа, – сдавленным голосом произнес Тео.

– Отлично! Перед новым дедушкой ты должен произносить это слово как можно чаще.

Грешем открыл дверь и вышел из экипажа. Он быстро огляделся вокруг, пока Джулия с Тео выбирались из экипажа. Порыв холодного ветра опустил на лицо Джулии вуаль со шляпки, лишив ее возможности рассмотреть место, куда они прибыли. Она откинула тонкую ткань и внимательно осмотрела темную улицу и огромный дом.

То, что она увидела, поразило ее. Во времена выхода в свет она была на балу в этом доме. Джулия вспомнила отца Грешема, сердитого джентльмена с проницательными карими глазами. Он тогда еще резко критиковал своего сына перед компанией гостей.

Неужели он до сих пор такой суровый? Легко ли будет убедить его подписать состояние в пользу распутного сына? Или он согласится доверить его опекуну в пользу своего внезапно обретенного внука?

От этой весьма реальной возможности Джулию бросило в дрожь. Если такое произойдет, Грешем захочет надолго оставить Тео в своем подчинении. Но она никогда не позволит, чтобы ее сын оказался во власти человека, который так поступил с Беллой.

Грешем махнул пистолетом, подавая знак следовать за ним. Джулия с отчаянием глянула в сторону кучера. Он безучастно смотрел вперед, как и у дома Грешема, когда Джулия взывала к его помощи. Если бы не пистолет в руках этого негодяя, она могла бы схватить сына за руку и со всех ног побежать по улице.

Но лучше пойти на уступки, лучше проглотить свое отвращение, лучше не рисковать и не подвергать опасности Тео, пока она не придумает более безопасный способ спасения.

И все же предстоящий спектакль ужасно раздражал Джулию. Ей была ненавистна идея обманывать умирающего. И больше всего она переживала, что Тео замешан в этом грязном деле. Ей было жаль чистую детскую душу, ведь он был еще слишком мал, чтобы участвовать в играх мерзкого человека.

Отец Тео. Эта ошеломляющая правда вызвала в Джулии бурю ярости. Но она не должна думать о жестокости, с которой этот человек совершил преступление против ее сестры. Она не должна позволять себе отвлекаться от своей основной цели – спасти Тео.

Грешем толкнул дверь, и они вошли в дом. В канделябрах на стенах горели свечи, освещая огромный холл, отделанный позолотой. Лакей в белом парике и малиновой ливрее поспешил к ним навстречу. Он поклонился Грешему, который торопливо спрятал пистолет во внутренний карман.

– Добрый вечер, сэр. Ваш отец ждет вас. – Лакей повернулся к Джулии: – Могу я взять плащ?

– Моему сыну нужно в туалет. Вы покажете нам, куда идти? – С этими словами Джулия сжала плечо Тео, словно умоляя его подтвердить ее слова.

– Пожалуйста, сэр, мне надо туда прямо сейчас, – подхватил Тео, переминаясь с ноги на ногу.

Молодой лакей был сбит с толку.

– Сюда, пожалуйста…

– Я сам отведу его, – перебил Грешем и, схватив Тео за руку, потащил его к мраморным ступенькам широкой лестницы. – Мы идем наверх, леди, следуйте за нами. Я уверен, вы не захотите оставаться здесь в одиночестве.

Джулия поспешила за ними. Эта хитрость – единственное, что пришло ей на ум, чтобы отвлечь Грешема от Тео. Поверил ли он этой уловке?

Поднявшись по лестнице, Грешем резко повернул направо.

– Я пойду с тобой, а твоя мама подождет здесь, – обратился он к Тео, одновременно указывая Джулии на позолоченный стул в коридоре. – Ты же не захочешь, чтобы леди наблюдала за процессом, правда?

– Мне никуда больше не надо идти. – Тео вырвался от Грешема и схватил за руку Джулию.

– Обманщик! – Грешем неприятно рассмеялся. – Неужели ты действительно думал, что я отпущу тебя одного?

– Оставьте его, – попросила Джулия, заслонив собой Тео. – Вы пугаете его, разве не видите? Так можно все испортить.

– Его надо слегка усмирить. Детей должно быть видно, но не должно быть слышно. Ваш мальчик слишком беспокойный…

Грешем замолчал, потому что в конце коридора открылась дверь и появилась молодая женщина с белокурыми волосами. На ней было бледно-зеленое платье, подчеркивавшее белоснежные плечи и лебединую шею. Заметив их, она быстрыми шагами пошла к ним.

– Проклятие! – выругался Грешем. Он открыл какую-то дверь и затолкнул туда Тео и Джулию. – Сидите здесь и не выходите, пока я не позову, – прошипел он.

Удерживая Тео за руку, Джулия заметалась по богато отделанной в темно-синих и золотистых тонах спальне. На столике у кровати горела лампа. Есть ли здесь другой выход? Обнаружив закрытую дверь, Джулия устремилась к ней, но оказалось, что это всего лишь гардеробная комната.

Тео подошел к окну и раздвинул шторы.

– Давай спрыгнем! Упадем в кусты и спасемся!

Джулия подошла и встала рядом с ним. В желудке все скрутилось в тугой узел, когда она увидела расстояние до земли.

– Нет, дорогой, мы сломаем все кости, если сделаем это.

– Мистер Джекман спасет нас. Он придет и выручит нас обоих.

Восхищение, которое питал Тео к Джеку, больно ранило сердце Джулии, Он ведь не знает, что объект его преклонения – колосс на глиняных ногах. Но возможно, в данный момент ему необходимы такие иллюзии, поэтому Джулия не стала поправлять его.

Она осмотрела комнату, размышляя, чем можно воспользоваться в качестве оружия. На столе стояла шкатулка с драгоценностями. Джулия покопалась в ней и вытащила брошку с изумрудами.

В коридоре послышались громкие голоса, и Джулия услышала, как поворачивается ручка двери. Она торопливо закрыла шкатулку и отскочила в сторону. Дверь распахнулась, и в комнату стремительно вошла белокурая женщина.

– Кто вы? – спросила она у Джулии.

– А вы кто? – вопросом на вопрос ответила Джулия, удерживая Тео у себя за спиной.

На лице женщины мелькнуло удивление, но она быстро взяла себя в руки.

– Меня зовут мисс Эвелин Грешем. Мой дядя очень болен, и я не позволю, чтобы Джордж таскал в этот дом девиц легкого поведения.

– Тебя не касается, что я делаю, – проворчал с порога Грешем.

– Нет, касается, потому что ты привел свою подружку в мою спальню. Я ночую в этой комнате, чтобы иметь возможность посидеть рядом с твоим отцом. Между прочим, ты тоже должен делать это.

У Джулии закружилась голова. Эвелин Грешем. Бывшая невеста Джека. Богатая наследница, которая дала ему отставку, потому что из «Записок повесы» узнала, что он продолжает играть в азартные игры.

Джулия поняла, что с жадностью изучает мисс Грешем. Значит, вот какую жену выберет Джек из своего круга. Изящную голубоглазую красотку со снобистским выражением лица без малейших признаков сердечности и душевной доброты. Джулия знала подобных женщин. Надменные леди, которые считали себя лучше всего человечества только из-за своего богатства.

Джулию не волновал грозный взгляд этой красотки. Она одарила ее точно таким же.

– Меня зовут Джулия Коруин. Меня и моего сына привезли сюда против нашей воли.

– Она шутит. – Грешем сердито посмотрел на Джулию из-за спины своей кузины. Его рука скользнула во внутренний карман сюртука, он явно хотел напомнить ей о спрятанном там пистолете. – Успокойтесь, не то Эви подумает, что вы говорите серьезно.

Но Эвелин не обращала на Грешема никакого внимания. Она, не стесняясь, рассматривала Джулию.

– Мне знакомо ваше имя… – На ее лице появилось отвращение. – Вы дочь лорда Бруквилла, та, которая родила ребенка вне брака. – Эвелин бросила неприязненный взгляд на Тео. – Вы должны немедленно покинуть этот дом. Оба.

– С радостью. – Джулия взяла Тео за руку и быстро направилась к двери. Грешем не посмеет убить их на глазах кузины.

– Нет-нет. – Грешем встал на их пути. – Этот мальчик – мой, и я намерен показать его отцу.

– Твой? – ошеломленно переспросила Эвелин, глядя на прятавшегося за юбкой матери ребенка. – Я не верю.

– Тогда вы не знаете истинного лица вашего кузена. – Джулия надеялась на помощь Эвелин. – Это подлый человек, который без колебаний совершит насилие над женщиной. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю.

Эвелин проигнорировала слова Джулии и внимательно смотрела на Тео.

– Теперь я вижу, что он действительно похож на Генри, портрет которого висит в спальне дяди. Поразительное сходство.

– Ну вот, теперь ты сама видишь. Я подумал, что отец перед смертью должен увидеть своего единственного внука.

– Так вот в чем дело! – Лицо Эвелин перекосило от ярости. – Ты надеешься, что отец перепишет свое завещание в твою пользу. Ты хочешь получить деньги, которые он обещал тебе.

– Не надо так смотреть на меня, Эвелин. – Грешем попытался выдавить обходительную улыбку. – У тебя есть собственные миллионы. Так почему тебе хочется заполучить мое законное наследство?

– Пусть оно лучше достанется мне, чем такому мерзавцу, как ты. – Эвелин махнула рукой. – Давай-давай, веди свое чадо к дяде. С ним случится сердечный приступ, он умрет, и тогда будет поздно менять завещание.

Пока они ссорились, Джулия зажимала в ладони брошь, пряча руку в складке юбки. Тео стоял рядом и сосредоточенно слушал. Джулия слегка подтолкнула его к двери, возле которой стоял Грешем. Другого шанса у них не будет. Грешем полностью переключил свое внимание на кузину.

– Тогда я скажу отцу, что мы с леди Джулией Коруин собираемся пожениться. Восемь лет назад она скрылась от меня, а я все это время искал ее. Теперь, когда я нашел ее, у нас будет счастливая семья. Ой-ой!

Грешем взвыл от боли, потому что Джулия ткнула ему в бедро иголкой той самой брошки. Он отшатнулся назад, согнулся и схватился за ногу.

– Беги, Тео! Беги! – крикнула Джулия и вытолкнула мальчика за дверь.

Тот на мгновение удивленно замер и побежал к лестнице. Джулия ринулась следом.

Но Грешем довольно быстро пришел в себя и бросился вслед за ними. Он ухватил Джулию за плащ и рванул к себе. Она споткнулась, озираясь по сторонам. И почувствовала железную хватку рук на своей талии и его горячее дыхание у себя на затылке.

А также холодное дуло пистолета.

Глава 26

Туманным утром лорд Б. и полковник Дж. Д. встретились в укромном уголке Гайд-парка, чтобы сразиться на дуэли с пистолетами, после того как лорд Б. обвинил полковника в шулерстве за карточным столом…

«Записки повесы»

– Ты что, совсем с ума сошел? – обратилась к своему кузену Эвелин, видя, как он затаскивает в комнату Джулию. – Что ты делаешь?

Джулия не сопротивлялась, опасаясь резких движений, чтобы пистолет не выстрелил. Хорошо, что Тео послушался ее и убежал. Тео! Сможет ли он сам выбраться на улицу или обратится за помощью к прислуге? Вдруг она подвергла его еще большей опасности?

– У меня были все основания схватить ее, – процедил сквозь зубы Грешем. – Ты видела, как она напала на меня? Боже всемогущий, у меня кровь!

Джулия видела, как белокурая Эвелин наклонилась, чтобы рассмотреть рану Грешема.

– Ничего страшного, капелька крови. Это тебе в наказание за то, что ты пытался манипулировать этой женщиной, ее сыном и моим дядей. Теперь опусти пистолет и немедленно отпусти ее.

Джулии начинала нравиться бывшая невеста Джека.

– Я не сделаю этого, – прорычал Грешем. – Принеси мне пояс от одного из своих халатов, я свяжу ее, а потом займусь поисками ребенка.

– Я думаю, это подойдет лучше. – Эвелин подошла к камину, где висела длинная шелковая веревка и дернула за нее изо всех сил.

– Проклятие, Эвелин! – Грешем крепче обхватил Джулию за талию. – Зачем ты вызвала прислугу?

– Но кто-то же должен положить конец твоим глупостям. Я отправлю свою служанку за парочкой крепких лакеев, А другую – в полицейский участок за констеблем.

– Вас арестуют за похищение Тео, – добавила Джулия. – А в качестве доказательства я представлю записки, которые вы оставили в школе. – Ему не надо знать, что вторую записку с инструкциями она сожгла.

– Сначала я убью твоего сына, – прошипел Грешем, – а потом расправлюсь с тобой…

– Так-так, – раздался в дверях твердый мужской голос. – Что здесь происходит?

У Джулии подпрыгнуло сердце при звуке знакомого голоса. Не обращая внимания на приставленный к затылку пистолет, она повернула голову. Джек стоял, прислонившись к дверному косяку. Сложенные на груди руки придавали ему уверенный вид. Нет, это был не Джек. Граф Ратледж. Великолепно сшитый камзол, облегающие бриджи и высокие, до колена, сапоги выдавали в нем аристократа. Он улыбался, двуличный тип. Улыбался, видя, в каком она состоянии.

– Джек? – Грешем не смог скрыть своего изумления. – Какого черта ты здесь делаешь?

– Это мне надо задавать вопросы. – Джек с любопытством, словно он попал в музей, шагнул в спальню. – Теперь тебе приходится держать женщин на мушке, Грешем? Значит, по-другому очаровать прекрасный пол ты уже не способен?

– Я поймал ее, когда мерзавка пыталась украсть изумрудную брошь моей кузины. Она уколола меня ею. Скажи ему, Эвелин.

Сжав губы в тонкую линию, Эвелин с презрением смотрела на Джека, которого отвергла.

– Как ты посмел войти в мою спальню? Вероятно, вы с Джорджем вместе спланировали все это!

Улыбка Джека стала еще шире, а ямочки на щеках – глубже.

– Уверяю вас, моя дорогая, я не видел вашего кузена уже две недели. Я был очень занят, и леди Джулия может подтвердить это.

– Вы знакомы? – удивилась Эвелин.

– У меня школа для бедных детей, – сдержанно пояснила Джулия, с подозрением думая о причине, по которой Джек раскрыл их знакомство. – Лорд Ратледж работал там, в качестве учителя математики под вымышленным именем Уильяма Джекмана.

Несмотря на приставленный к затылку пистолет, Джулия с вызовом посмотрела на Джека. Теперь он покажет свое настоящее лицо. Он расскажет этим двоим, что «Записки повесы» – ее рук дело. Опозорит ее перед светским обществом и закроет газету.

– Джекман? – удивленно переспросил Грешем. – Ты – мистер Джекман? Я не верю этому. Ты бы никогда не запачкал свои руки черной работой.

– Какой вздор! – фыркнула Эвелин. – Вам обоим место где-нибудь на ярмарке.

– Вы ошибаетесь, – заявил Джек, не сводя глаз с Джулии, а может, – с пистолета. – Признаюсь, что я начинал работать в школе просто из-за собственной прихоти. Мне всегда нравилось придумывать математические загадки…

– Чепуха, – рассмеялся Грешем. – Ты ни разу не открыл книги с тех пор, как покинул Итон.

– Все как раз наоборот. Я изо всех сил старался скрывать свой интерес к интеллектуальным занятиям. Но за последние несколько недель вдруг открыл в себе талант к преподаванию. За время моей работы произошло кое-что еще. Я без ума влюбился в директрису школы.

Джулия почувствовала, как внутри все заныло от боли, но совсем не из-за крепкой хватки Грешема. Зачем Джек продолжает эту игру? Или на этот раз он говорит правду?

Даже если в его словах и была доля истины, это теперь не имеет никакого значения. Чудовищность совершенного им обмана невозможно выбросить из головы, щелкнув пальцами. И публичное признание в любви не изменит его настоящего лица: негодяя, отягощенного долгами, с пристрастием к доступным женщинам и тягой к азартной игре.

– Ты сейчас говоришь о ней? – В голосе Эвелин звучало такое презрение, что Джулии она моментально разонравилась.

– Именно о ней. – Джек медленно приблизился к Джулии. – Она – любовь всей моей жизни. Вот почему я убью любого, кто приставляет пистолет к ее голове.

Теперь, когда он был близко, Джулия поняла, насколько она ошибалась, обвиняя его в безразличии. Зеленые глаза горели опасным огнем. Он весь излучал угрозу, начиная от жесткой линии подбородка и заканчивая враждебной позой.

Грешем наверняка тоже это понимал, потому что дыхание его участилось. Он опустил пистолет и отпустил Джулию.

– Я… я ничего такого не хотел, дружище. Я и понятия не имел, что это твоя женщина.

Джулия повернулась к Грешему. Наконец-то она почувствовала себя свободной, хотя ее немного задело то, что Грешем остерегается Джека, а не ее.

– Я не его женщина, – фыркнула Джулия. – Теперь отдайте мне пистолет.

– Нет, пистолет ты отдашь мне, – приказал Джек, протягивая руку.

Грешем пребывал в нерешительности, чувствовалось, что он нервничает. Его страх перед Джеком был очевиден, и, конечно, он не хотел противоречить ему.

– Успокойся, – медленно произнес Джек. – Я никогда не выстрелю в безоружного мужчину или женщину. Это не развлечение. Кроме того, ты никогда не показывал мне этот пистолет, и, должен признаться, он меня заинтересовал.

– Он принадлежит моему отцу, – признался Грешем, с нежеланием передавая пистолет Джеку. – Мне пришлось заложить свой собственный комплект, чтобы заплатить часть долга Сефтону.

– Как странно. – Джек повертел пистолет в руках. – Я недавно нашел такой же. Ты, случайно, не потерял его пару, а, приятель?

Грешем замер. В свете лампы на лбу заблестели капельки пота.

– Черт… Той ночью… Господи, Ратледж. Так это был ты там, в саду?

– Совершенно верно, – подтвердила Джулия. – И это оружие я забираю в качестве улики в полицейский участок.

Джулия подошла к Джеку, намереваясь вырвать у него пистолет, но он безропотно отдал ей оружие. Продолжая смотреть на Грешема, Джек обратился к Джулии:

– Иди к Тео, он ждет внизу. И ты, Эвелин, тоже. Я сам разберусь с этим делом.

– Разберешься? – В голосе Грешема прозвучала явная тревога. – Но все уже решено, никто не пострадал.

– Я остаюсь, – раздраженно ответила Эвелин. – У тебя нет права выгонять меня из собственной спальни.

В этот момент в дверях появилась молодая служанка.

– Вы звали, миледи?

– Да-да, – метнулась к ней Эвелин. – Мне нужен лакей, чтобы вышвырнуть из этого дома лорда Ратледжа. А второго лакея попроси принести кусок крепкой веревки, чтобы связать моего кузена.

– М-миледи?

– Не надо стоять здесь и таращить на меня глаза. – Когда и после этих слов служанка не сдвинулась с места, Эвелин схватила ее за шиворот. – О Боже, я сама отдам приказ!

– Не беспокойся, Эвелин, – крикнул Джек, когда Эвелин со служанкой выходили в коридор, – мы с твоим кузеном просто обсудим то, что произошло на одном маскараде несколько лет назад. – Потом он понизил голос до шепота. – Правда, Грешем?

Грешем, который рассматривал выступившую на бриджах капельку крови, резко выпрямился и побледнел как мел.

– Что… что ты имеешь в виду? Если леди Джулия выдвинула какие-то обвинения, то все это ложь. Я клянусь!

Джулия с пистолетом в руках уже была готова выйти из комнаты, желая убедиться в безопасности Тео. Но при этих словах резко повернулась к Грешему:

– Вы изнасиловали Беллу. Имейте смелость признаться в своем преступлении!

– Я не делал ничего такого, она согласилась на это по доброй воле!

Джек снял камзол и бросил его на кровать.

– Я правильно тебя расслышал? Ты называешь леди Джулию лгуньей?

– Нет! Та девушка… она лжет. Она заявила, что приходится сестрой леди Джулии. Я… я даже не знал, что у нее есть младшая сестра. – Его немного озадаченный взгляд метнулся к Джулии, которая не поправила его ошибочное мнение о возрасте Беллы. – Она хотела поиграть в игру. Сказала, что надо поймать принцессу. Она дразнила меня, увлекала в погоню.

Джулия нащупала спинку стула, чтобы сохранить равновесие. Теперь она вспомнила маскарадный костюм Грешема в тот вечер. Он изображал принца в средневековом наряде с золотой короной на голове. Когда Белла ускользнула из-под бдительного ока Джулии и встретила Грешема в коридоре, она решила, что сказка стала былью.

О, Белла! Она была слишком наивна, чтобы намеренно соблазнить мужчину.

Чтобы защитить свою сестру, Джулия солгала:

– Она умерла, дав жизнь вашему сыну. Такая у вас была игра?

– Отвечай леди. – Джек приблизился к Грешему. Сильно прихрамывая, Грешем отодвинулся на безопасное расстояние от Джека.

– Вспомни, Ратледж. Ты ведь не хуже меня знаешь, каково это, когда тебя увлекает женщина. Я не мог остановиться.

– Конечно, знаю. Я и сам сейчас не могу остановиться.

Кулак Джека попал прямо в челюсть Грешема. Глухой звук удара эхом прокатился по комнате. Грешем откинулся назад и упал на маленький столик из розового дерева, свалив на пол стоявшую на нем вазу.

– Это за Беллу, – пояснил Джек. – Но это еще не все.

На Грешема обрушилась новая серия ударов. Он пытался отбиваться, но Джек спокойно отражал все его попытки. Спустя несколько мгновений Грешем упал на пол. Из носа и из разбитых губ текла кровь.

– Мне очень жаль, – прохрипел он. – Ты ведь это хотел услышать, а? Мои извинения?

– У меня еще есть вопрос по поводу твоего проникновения в школу Джулии. – Джек завис над Грешемом. – Что ты искал? Держу пари, свидетельство рождения Тео. Хотел убедиться, что он появился спустя девять месяцев после встречи с Беллой.

– Мальчишка похож на Генри… Единственное, что я хотел… Я хотел, чтобы его увидел отец… Чтобы он сжалился… Ты ведь знаешь, как мне необходимо сохранить наследство.

– Значит, ты похитил семилетнего мальчика и запер его в своем подвале, пытаясь заставить его выполнять твои приказы. – Джек взял Грешема за шиворот и поставил на ноги. – Это – за Тео.

Джек сильно ударил его сначала в одно ухо, потом – в другое. Грешем поднял руки, слабо пытаясь защититься. Он споткнулся о стул и рухнул на него.

– Давай, защищайся хотя бы, – усмехнулся Джек. – Когда Тео не подчинился тебе, ты решил захватить и Джулию. Я еще не наказал тебя за это.

Он несколько раз ударил Грешема в живот, от чего тот со стоном согнулся пополам, умоляя прекратить избиение.

– Я не знал, – тяжело и часто дыша, выдавил Грешем. – Я не знал, что леди Джулия принадлежит тебе.

«Я не принадлежу ему», – хотела закричать Джулия. Только в этом не было никакого смысла. Ни один из них не станет слушать Джулию. Особенно Джек, который был абсолютно уверен, что за ним по-прежнему сохранилось право называть ее своей.

Джек, несомненно, победит этого мерзавца. Он крупнее, сильнее и мастерски владеет кулаками. Ей надо уходить, найти Тео и покинуть этот дом, подумала Джулия.

И все равно продолжала стоять, захваченная зрелищем. Ей доставлял удовольствие вид избитого и окровавленного Грешема. Ведь Джек совершил возмездие как бы от ее имени. Ход ее мыслей нарушило какое-то движение у двери.

В спальню заглянул Тео. На веснушчатом лице горели огромные карие глаза, все его внимание было приковано к дерущимся мужчинам. Джулия поспешила к сыну, бросив через плечо:

– Достаточно, Джек. Не хочу, чтобы он умер у меня на глазах.

– Пусть тогда умрет на моих, – раздраженно ответил Джек и еще раз ударил Грешема. – Он еще недостаточно страдал за то, что сделал тебе.

Джулия взяла Тео за руку и заслонила собой кровавое зрелище.

– Это мой бой, а не твой. И вот теперь он закончен!

Джек улучил момент и ударил Грешема еще раз. Тот слетел со стула и остался лежать на синем ковре.

– Вот так. – Джек пнул ногой лежащего Грешема и посмотрел на ободранные косточки пальцев. – Теперь я закончил.

– Мистер Джекман! – Тео вырвался от Джулии и подбежал к нему. – Мистер Джекман, вы побили его. Бац, бац! Я видел.

– Мне казалось, я просил тебя подождать внизу. – Джек строго посмотрел на Тео, потом улыбнулся и взъерошил ему волосы. – Ладно, все уже закончено. Этот мошенник больше не потревожит ни тебя, ни твою маму.

Джек пристально посмотрел на Джулию. Этот взгляд собственника пробудил в ней желание, которое никуда не исчезало, несмотря на его обман. Ей хотелось прижаться к своему спасителю, нежно обнять его. И в то же самое время она презирала этого героя. Неужели он ждал, что теперь она бросится в его объятия и скажет, что все простила?

Этого не произойдет. Потому что ничего не изменилось. Джек по-прежнему был игроком, повесой и праздным человеком. Джулия никогда не разрешит своему сыну расти под влиянием негодяя. Одна только мысль об этом приводила ее в ужас.

– Тео, пойдём, нам надо домой.

Тео мешкал, с надеждой посматривая в сторону Джека.

– Вы пойдете с нами, мистер Джекман? Пожалуйста…

– Пока не знаю. Подожди, пожалуйста, в коридоре, мне надо поговорить с твоей мамой.

Тео вышел в коридор, и Джек вновь посмотрел на Джулию. В его глазах была мольба. Он умолял ее передумать. На миг сердце Джулии сжалось, и ей захотелось отбросить все свои сомнения.

Черт бы побрал его обаяние!

– Я благодарна тебе за помощь, – холодным тоном начала Джулия. – Но я не вижу смысла в дальнейшем разговоре.

С этими словами она направилась к двери, но Джек успел схватить ее за запястье.

– Я хотел поговорить о преподавании, Джулия. Я хочу вернуться в школу. Если ты позволишь мне войти в твою жизнь, я стану другим человеком. Ты убедишься в этом, клянусь тебе.

– И ты ожидаешь, что я поверю твоим словам? – Джулия вырвала свою руку. – Прости, Джек, так не пойдет. Я влюбилась в иллюзию. Я даже не знаю, кто ты.

Джулия повернулась и вышла из комнаты.

Глава 27

Мистера Дж. Г., не имеющего средств, чтобы расплатиться с назойливыми кредиторами, отправили в долговую тюрьму на шесть лет.

«Записки повесы»

У герцога Уиклиффа был тот редкий день, когда голова работала четко и ясно. В сюртуке из бледно-зеленой парчи и белом парике он казался крепким и бодрым, каким его помнил Джек в детстве. Они сидели в библиотеке в Уиклифф-Хаусе, потягивая бренди, слушая стук дождя и разговаривая о Джулии.

Вернее, это Джек говорил о Джулии. Алкоголь развязал ему язык, и он рассказал деду все с самого начала: о заметке в скандальной газете и своем намерении разоблачить авторство Джулии, потом перешел к работе в школе и закончил рассказом о том, как Грешем похитил Тео. Джек умолчал только о своем знакомстве с Беллой. Этот секрет был слишком важным, чтобы раскрывать его даже близкому человеку.

Когда Джек подошел в своем рассказе к тому, что Джулия отказалась дать ему второй шанс, взгляд его затуманился. Он поискал на столе графин. Теперь он, наконец, понял, почему у людей появляется желание выпить. За последние четыре дня он открыл для себя, что бренди помогает приглушить сердечную боль.

– Тебе уже хватит. – Дед отодвинул графин подальше от Джека.

– Какого черта? – Джек пытался сосредоточиться. – Боишься, что я выпью все твои запасы? Не переживай, я пополню их.

– Дело не в этом. Ты еще молодой и глупый. Просто мне не хочется, чтобы ты закончил так, как я, вот и все. – Светло-коричневые глаза Уиклиффа увлажнились, он наклонился, чтобы сжать руку Джека своими костлявыми пальцами. – Не делай этого, мой мальчик. Не превращайся в одинокого старого алкоголика. Борись, чтобы вернуть ее.

Джек сгорбился, сидя на стуле, и смотрел на пустой стакан.

– Как же мне сделать это? Она даже разговаривать со мной не хочет.

– Так напиши ей письмо.

– Письмо?

– Почему нет, черт возьми? – Уиклифф выглянул в серый, промокший от дождя сад. – Подобное уже произошло с твоей матерью. Она отказалась поговорить с Чарльзом. Тогда я предложил ему написать ей, а он отказался. Твой папаша был чертовски горд, чтобы пытаться загладить вину перед ней.

Уиклифф никогда прежде не говорил о ссоре между родителями Джека, и Джеку стало любопытно.

– Я никогда не видел их вместе, когда был маленьким. Из-за чего они поссорились?

– Твоя мать застала его с любовницей вскоре после твоего рождения. Мужчина имеет право делать то, что ему нравится, заявил он, и мне стыдно признаться, но это я так научил его с детства. Твоя мать собрала вещи и отвезла тебя в Уиллоуфорд-Холл. А Чарльз сказал, что когда рак на горе свистнет, тогда он и попросит у нее прощения. – Герцог фыркнул. – Поэтому у тебя нет ни братьев, ни сестер.

Джек знал, что такое гордость.

– Письмо не поможет. – Он поставил пустой стакан, чтобы не швырнуть его от досады в стену. – Джулия просто бросит его в камин.

– Тогда напиши ей другое, потом – еще. Клянусь небом, она должна увидеть, какой замечательный человек мой внук!

На этот раз оценка, данная дедом, не подняла настроения Джека. Он никак не мог забыть последние слова Джулии.

«Я даже не знаю, кто ты».

Неудивительно, что она не верит его обещаниям. Она не может разобрать, где миф, а где реальность. Но если она отказалась выслушать его, как же она узнает, каков граф Ратледж? Как она поймет, что негодяй, описанный в ее скандальной газете, тоже всего лишь маска? Как она почувствует, что он уже показал ей свое истинное лицо – в общении с Тео, с Беллой, а больше всего с самой Джулией?

Идея раскрыть Джулии самые презренные подробности своей жизни порядком испугала Джека. Этим он только усилит ее плохое мнение о себе. Но он уже упал на дно темной ямы, и впереди нет даже проблеска света.

Так что он потеряет, если попробует?

Первое письмо пришло спустя пять дней после похищения Тео.

Джулия задержалась в танцевальном зале, чтобы понаблюдать за репетицией спектакля, который школьники покажут через несколько недель. Последние дни дождь всех удерживал в помещении, не давая выйти погулять. Джулия смотрела, как Тео с важным видом ходит по импровизированной сцене, играя роль уличного мальчишки с развязными манерами, чем-то напоминающими манеры Джека, и хотела убедить себя, что только погода виновата в ее плохом настроении.

По крайней мере, ее сын не пострадал; он наслаждался своим новым положением героя школы. Даже Клиффорд уважал его за то, что он побывал под дулом пистолета и видел, как мистер Джекман побил похитителя. И все очень активно обсуждали новость, что учитель математики на самом деле оказался графом Ратледжем.

Но Джулия печалилась не о графе Ратледже. Она страдала без Уильяма Джекмана. И как бы она ни презирала его за обман, ей было невыносимо больно, что Джека нет больше рядом. Она скучала без его улыбки, шуток и, о Боже, без его поцелуев…

Кто-то потянул ее за юбку. Джулия, оглянувшись, обнаружила Кити, наряженную в белый костюм ангела. Эта девочка с золотистыми волосами была такой робкой, что Джулия даже удивилась, что она осмелилась подойти к ней.

– Что ты хотела, моя дорогая? – наклонилась она к ребенку.

Кити встала на цыпочки, чтобы прошептать Джулии на ухо:

– А мистер Джекман придет посмотреть на меня в спектакле?

«О нет!» Джулия погладила девочку по щеке, скрывая свою тоску.

– Боюсь, он ушел навсегда.

Голубые глаза малышки наполнились слезами.

– Но я хотела сказать ему, что научилась писать теперь свое имя. К-и-т-и. – Она начертила буквы пальцем в воздухе.

– Я очень горжусь тобой. – Джулия обняла девочку. – Твоя мама тоже будет очень рада. Она придет к нам на спектакль и увидит, что ты самый прекрасный ангел на сцене.

Кити повеселела и помчалась к другим детям. Джулия выпрямилась, желая, чтобы сама могла так же легко отвлечься от мыслей о Джеке. В последнее время все, словно по тайному сговору, напоминало ей о нем. Из окна своей спальни она видела каретный сарай. Заходила в кабинет и вспоминала их первую встречу. Проходила мимо его бывшего класса и ожидала увидеть его плутоватую улыбку.

Привыкнет ли она когда-нибудь к его замене – крепкой мисс Дикенсон с рыхлым лицом и плотно сжатыми губами?

– Почта, миледи.

Агнесс протянула ей письмо. Когда служанка ушла и Джулия бросила взгляд на знакомый четкий почерк, ей показалось, что время замерло. Детский смех и болтовня куда-то пропали. Лихорадочно перевернув письмо, она коснулась кончиком пальца красной печати с отчетливой буквой Р.

Ратледж.

Джулия не помнила, как покинула танцевальный зал. Ноги стали ватными. Почему Джек написал ей? Чтобы попросить дать ему еще один шанс? В который раз солгать в надежде завлечь ее своими уловками?

Она никогда не позволит этого. Хоть он и работал здесь две недели, им руководила цель раскрыть ее секреты. Но светский щеголь не способен жить жизнью учителя математики. Во всяком случае, долго. Он будет грустить по своей свободной жизни, скучать от повседневной рутины. Было бы слишком наивно думать по-другому. И Джулия никогда не вернется в его мир. Однако она верила, что Джек по-своему любит ее. Его взгляд словно прожигал ее насквозь, и это не было похоже на притворство. У него была возможность выдать все ее секреты Грешему, но он не сделал этого. Он хранил тайну, которую она доверила ему.

Но он увяз в карточных долгах. Он посещал сумасбродные вечеринки и водил компанию с девицами легкого поведения. Мужчины, подобные Джеку, никогда не меняются. Достаточно взглянуть на его распутного деда, герцога Уиклиффа.

Разъяренная его наглостью, Джулия сжала письмо в руке. Его следует сжечь не читая!

Невысокого роста неприятный темноволосый мужчина проворно выбежал из кустарника, где он поджидал, пока Джек вернется от своего банкира. С алчным выражением на лице он протянул ему бумагу.

– Милорд, я займу одну минуту вашего драгоценного времени, если позволите. Мой наниматель просит оплатить этот счет. Задолженность составляет шесть месяцев.

Прежний Джек отмахнулся бы от этого человека небрежным жестом. Но сегодня Джек посмотрел на сумму и горько пожалел о прежнем сумасбродстве.

– Я заплачу сейчас. Идите за мной.

– Да, милорд.

Поднимаясь по ступенькам и заходя в дом, Джек размышлял о печальном состоянии своих финансовых дел. Последние несколько дней он провел, подсчитывая все свои долги и обдумывая способы оплаты. Сумма, которую он все еще оставался должен, была ошеломляющей. Он получал небольшой ежеквартальный доход от Уиллоуфорд-Холла, но даже в этом случае ему потребуются годы, чтобы рассчитаться со всеми долгами.

Годы!

В своем кабинете Джек вынул деньги, отдал их мужчине и вычеркнул еще одну сумму из гроссбуха. Когда тот ушел, он сел за стол и потер переносицу. Вот и все, это были последние деньги из тех двух тысяч, которые он выиграл сразу после того, как начал преподавать в школе у Джулии.

«Ты можешь сделать это снова, – нашептывал ему соблазн. – Ты можешь выиграть всю сумму за одну ночь удачной игры».

Притяжение карт было настолько сильным, что Джек почти физически ощущал его. Он чувствовал, что даже вспотел, сопротивляясь ему. Тогда Джек закрыл глаза и представил тревогу Джулии, что он воспользуется ее состоянием, чтобы потакать своей привычке играть в карты.

Каким-то образом ему придется выбираться из этой ямы самому, не делая новых долгов. Проблема состоит лишь в том, что у него больше нет для этого средств.

Нет, есть одно.

Джулия уютно устроилась в кресле своей спальни, чтобы прочесть последнее письмо Джека. Она поднесла его к лицу и уловила знакомый терпкий запах. Какая она глупая, что изводит себя.

Снова и снова.

Каждый день в течение последних двух недель он посылал ей длинные письма. Джек рассказал ей о своем детстве, как они вместе с матерью жили в Уиллоуфорд-Холле. Мать учила его светским манерам, требовала, чтобы он хорошо учился, и заставляла с уважением относиться к прислуге.

В другом письме он рассказывал, как после смерти матери в десять лет переехал жить к отцу и деду. Они позволяли ему делать все, что нравится: есть сладости на завтрак, не открывать школьные учебники, ложиться спать далеко за полночь. И когда Джек стал старше, он привык к такому образу жизни.

Еще в одном письме он подробно излагал свой опыт игрока, рассказывал, что значили для него карты, какое приятное волнение он испытывал, когда открывали карты, чтобы определить победителя. Он подробно описал жизнь, потраченную на бессмысленную светскую суету. В этой среде людей почитают в соответствии с их родословной и банковским счетом, жизнь, которую сама Джулия очень хорошо помнила.

В последующих письмах он вспоминал о своей работе здесь, в школе. Описал испытанный им ужас, когда узнал, что жизнь здесь идет строго по расписанию, когда увидел полный класс учеников и понял, что не имеет ни малейшего представления, как учить детей. Он поведал забавные случаи про всех детей, спрашивал о них и особенно интересовался Тео.

В убедительном тоне он выразил свои чувства к Джулии, постепенные перемены в себе самом. Он писал о том, как желание разоблачить ее сменилось желанием любить ее. Это письмо пришло вчера, и, хотя теперь Джулию было трудно убедить, прочитав его, она долго плакала.

Джек утверждал, что изменился, но как ему можно верить? Сладкоречивый дьявол. Он отлично знал, как очаровать женщин, как нарушить их покой. Именно он и делал это с ней, письмо за письмом.

Джулия отчаянно хотела его. Она думала о нем каждую минуту, каждый день и мечтала по ночам. Она любила Джека, и это было прекрасно. Но любить графа Ратледжа невозможно. Разве он бросит ради нее свой мир? Как такой человек может изменить привычки всей своей жизни? Тем не менее, Джулия сломала печать на новом письме и пробежала глазами текст. Сегодня Джек подробно писал о встрече с Беллой, о появившемся у него желании защитить ее и о своем понимании цели выпуска Джулией скандальной газеты «Записки повесы».

Джек объяснял, зачем он потом возил Джулию в Уиллоуфорд-Холл. Он хотел раскрыть ей хотя бы частицу своей настоящей жизни, показать, где он рос. И он был очень рад теперь, что сделал это, потому что…

Джулия замерла, дочитав предложение. Пальцы разжались, и письмо упало ей на колени.

О Боже! Он продал Уиллоуфорд-Холл.

Глава 28

В очень редких случаях избалованные светские львы пытаются изменить свой грешный образ жизни. Блестящим примером этому служит граф Ратледж…

«Записки повесы»

Сжав челюсти, Джек ехал по ивовой аллее к дому. Возвращение в Уиллоуфорд-Холл не входило в планы сегодняшнего дня.

Но когда он приехал в Уимблдон к своему агенту по продаже недвижимости, чтобы подписать последние бумаги, Хатауэй уже уехал. Его секретарь, нервный мужчина, который судорожно перебирал бумаги, сообщил Джеку, что встреча состоится в Уиллоуфорд-Холле. Очевидно, молодая состоятельная пара, которая приобрела меблированный дом и прилегающие к нему земли, забыла проверить состояние мансарды.

Мансарда! Да какая разница, в каком она состоянии?

Джеку не хотелось снова видеть этот дом, он уже смирился с его продажей. Несколько дней назад он приезжал сюда, чтобы упаковать и отправить оставшиеся вещи, которые были ему дороги и памятны, и пожелал всего хорошего миссис Дейвис.

Теперь ему придется снова увидеть ее слезы, и, видит Бог, он не горел желанием утешать плачущую женщину.

Показался дом. Он был выстроен из желтого камня и стоял на пригорке в окружении зеленой лужайки и зарослей деревьев, листья которых осень раскрасила в красные и оранжевые цвета. Джек видел высокие окна, из которых, будучи ребенком, нетерпеливо выглядывал в дождливые дни, и крыльцо, на котором играл в камушки.

Сегодня вместо гордости владельца он чувствовал каменное безразличие. Джек подъехал прямо к парадному крыльцу, спрыгнул с лошади и привязал поводья к железному столбу рядом с незнакомым черным фаэтоном, который, должно быть, принадлежал семейству Дадли.

Джека посетила мысль, не стоит ли постучать, прежде чем войти, но потом он решил, что не будет этого делать. Поскольку бумаги еще не подписаны, у него есть право открыть эту дверь в последний раз.

Полуденное солнце заливало холл. Услышав доносившиеся из гостиной голоса, Джек поспешил прямиком туда. Стук его каблуков по розовому, с прожилками, мрамору словно подчеркивал стремление Джека поскорее завершить передачу документов.

Он не позволит себе забивать голову воспоминаниями о том, как они были здесь с Джулией. Он уже принял решение и теперь хотел лишь побыстрее покончить со всем этим.

Первое, что бросилось в глаза Джеку, когда он вошел в гостиную, был его детский портрет, написанный матерью. Проклятие! Он же говорил агенту, чтобы все рисунки были сняты. Более того, их уже должны были отправить в его лондонскую квартиру.

На камине стояла маленькая фигурка. Подаренный Беллой дракон? Несколько недель назад он оставил его в экипаже…

Потом Джек заметил женщину, которая сидела рядом с лысеющим агентом на желтом полосатом диване. Сделан еще один шаг, Джек замер.

– Лорд Ратледж. – Встав с дивана, Джулия направилась к нему с теплой улыбкой на губах, словно радовалась встрече со знакомым на балу. – Какое счастье видеть вас снова.

Джек взял ее за руку и долго не отпускал, чтобы убедиться, что это происходит наяву. Ему снились эти голубые, с поволокой, глаза, убранные наверх темные волосы и пышные кудряшки, подчеркивающие безупречный овал лица. Но Джек никак не мог справиться с потрясением, которое вызвало ее присутствие здесь.

– Что ты здесь делаешь? Где Дадли?

– Леди Джулия перебила их цену. – Хатауэй, полный седеющий мужчина, вскочил со своего места. – На довольно крупную сумму, должен сказать. Она хотела удивить вас.

У Джека пропал дар речи и отвисла челюсть. Неужели это тщательно спланированный ответ – ему в отместку?

Но это совсем не похоже на Джулию. Мстить – не в ее духе. Это он обманщик, а не она.

У нее была маленькая и изящная рука, но в пальцах, удерживавших его руку, чувствовалась сила. И все же Джек не мог понять ее цели.

– Зачем? Зачем ты покупаешь мой дом? – хриплым от волнения голосом спросил он.

– Это свадебный подарок. – Джулия не сводила с него глаз. – Тебе от меня.

Что? Нет, ему явно все это снится! Мистер Хатауэй сделал шаг вперед.

– Милорд, эта новость меня ошеломила! Вы никогда не говорили, что обручены и собираетесь жениться. Да еще на такой очаровательной леди!

– Будет лучше, если вы на несколько минут оставите нас одних, – сказала Джулия.

– Конечно. – Мистер Хатауэй погладил свой круглый живот, на котором едва застегивался жилет. – Я загляну на кухню, посмотрю, что миссис Дейвис приготовила к чаю.

Он вышел из комнаты, и звук его шагов скоро стих в коридоре.

Сердце Джулии стучало в горле, пока она наблюдала за борьбой эмоций, отражавшейся в глазах Джека. Теперь она видела силу его характера, а не просто обаяние ловеласа. На его лице одновременно было написано недоверие, радость и разочарование. Джулия ждала, когда он преодолеет шок. Джек нахмурился и подошел к окну, чувствовалось, что он взволнован. Но Джулия ожидала такую реакцию. В конце концов, он мужчина, а у мужчин есть гордость. Когда он повернулся к Джулии, на лице играли желваки.

– Я хочу жениться на тебе, Джулия. Больше всего в жизни. Но я, черт возьми, собирался появиться у тебя завтра. Хотел сказать, что расплатился со всеми долгами, что у меня еще остались деньги и я не приду к тебе с пустыми руками. – Джек провел пальцами по волосам, взъерошив их. – Но теперь получается, что ты будешь выплачивать мои долги. У меня ведь денег нет.

Джулия подошла к нему снова, взяла за руку и погладила ее.

– Когда я прочла твое письмо, я поняла, как много этот дом значит для тебя. Ты не должен отказываться от него ради меня.

– Я хочу отказаться от него. Хочу крепко встать на ноги и не проживать твое наследство. Для меня это важно, Джулия. Раньше не было важно, теперь важно.

Джулия поднесла его руку к губам и поцеловала. Эта рука наносила удары, защищая ее, и с нежностью ласкала.

– В браке большое значение имеет компромисс. А еще – доверие и преданность. Когда я узнала, что ты продаешь дом, я поняла, насколько решительно ты настроен измениться. Это для меня самое важное.

– Это я делаю и ради себя тоже, – хмуро бросил Джек. – Я шел по неправильному пути, ты указала мне верную дорогу. Поэтому я совершенно не одобряю то, что ты сделала.

Да он просто упрямец! Но Джулия тоже может быть упрямой. А еще она знала, как убедить Джека принять этот подарок.

Джулия отступила назад, сняла перчатки.

– Когда я здесь, я намного ближе к Белле. А это значит, что я смогу чаще навещать ее.

– Ты не переубедишь меня, Джулия.

– Тогда считай, что я сделала это ради школы. Нашим ученикам нужен отдых, это для них хороший шанс покинуть город на несколько недель. И это место идеально подходит для этой цели, правда?

– Не пытайся уговорить меня, используя детей.

Пряча улыбку, Джулия направилась к двери.

– Нам, конечно, придется здесь кое-что переделать. Понадобится кабинет для меня. Нужны дополнительные столы и стулья в столовой, кровати наверху.

К большому удовольствию Джулии Джек увлекся ее словами.

– Ты не сможешь выпускать здесь свою газету, – вставил он.

– Наоборот. Элфрида предложила собирать информацию у прислуги и пересылать ее мне. – Бросив ему призывный взгляд, Джулия направилась к лестнице. – Нам необходимо осмотреть детскую комнату. Пройдет совсем немного времени, и у Тео появится брат или сестра.

Джек сначала замер на полпути, потом поспешил к Джулии, обнял за плечи и уставился ошеломленным взглядом мужчины, которому только что сообщили о предстоящем отцовстве.

– Ты хочешь сказать…

– Да. – Робко улыбаясь, Джулия взяла его за руку и приложила к своему животу. – Я так счастлива, а ты?

– Боже мой, Джулия! И ты еще спрашиваешь? Я очень хочу, чтобы у нас с тобой была семья. – Джек обнял и поцеловал ее с такой нежностью, что у Джулии появилось ощущение, словно после многих лет скитаний она вернулась домой. У них были одно сердце, одно тело, одна душа.

– Так ты женишься на мне, Джек, или нет? – выдохнула Джулия, когда Джек, наконец, оторвался от ее губ. – Потому что, если нет, мне придется найти себе другого мужчину для перевоспитания.

Джек ухмыльнулся:

– Еще чего, я не позволю тебе водить компанию со всякими негодяями. Ни одного негодяя, кроме меня. Мы поженимся, как только я получу разрешение на вступление в брак.

– Ты не негодяй, Джек, больше не негодяй. – Джулия нежно коснулась любимого лица, ямочек на щеках. – Ты самый лучший мужчина на свете. Я не представляю, что смогу любить кого-то еще.

– А я всю оставшуюся жизнь буду жить так, чтобы ты гордилась мной. Я собираюсь продолжить преподавать и опубликую книгу математических головоломок для Тео. Я, кстати, только что придумал еще одну. – Зеленые глаза Джека искрились весельем. – Когда два плюс два равняется одному?

Джулия думала об этом, поэтому ответ нашелся моментально.

– Двое родителей и двое детей – одна семья. Джек, это так талантливо!

– Ты вдохновляешь меня. – Во взгляде Джека Джулия увидела знакомые искорки озорства. – Может быть, обследуем спальни, а?

Когда они поднимались по лестнице, обнимая друг друга, Джулия подумала, что брак с повесой и в самом деле то, что ей нужно.

Примечания

1

Народно-героический эпос VII–VIII вв.

(обратно)

2

Вечнозеленые деревья или кустарники.

(обратно)

3

Сорт жирного сыра.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • *** Примечания ***