КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604847 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239669
Пользователей - 109564

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Расставил аппликатуру тактов 41-56. Осталось доделать концовку. Может завтра.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: -4 ( 1 за, 5 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Особый звездный экспресс [Джерри Олшен] (fb2) читать онлайн

- Особый звездный экспресс (пер. Сергей Минкин) (и.с. Золотая библиотека фантастики) 1.51 Мб, 414с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джерри Олшен

Настройки текста:



Джерри Олшен «Особый звездный экспресс»

Вступление

Я должен вам кое-что объяснить.

Если вы читали мою предыдущую книгу «Не демонтировать!», то уже знакомы с персонажем по имени Ален Мейснер. Это — тип абсолютно чокнутого ученого, действительного члена Планетарного реконструкционно-исследовательского департамента ускорения развития космических исследований; именно он помог парочке астронавтов создать космический корабль практически из ничего.

Ален действует и в этой книге. По сути дела, в ней-то он и появляется. Действие первой части нашей книги разворачивается лет на пятнадцать раньше событий, описанных в романе «Не демонтировать!». Вначале в 1984 году я написал небольшой рассказ на этот сюжет, который и был опубликован в журнале «Аналог» в апреле 1985 года.

Еще не развалился Советский Союз, стояла Берлинская стена. «Холодная война» набирала обороты, и каждый из нас боялся, что мир может в любую минуту взлететь на воздух в грибовидном облаке ядерного взрыва. Мне хотелось бежать с этой планеты, бежать немедленно. Мое устремление и породило тот роман, который лежит теперь перед вами.

Читателям понравился рассказ. Они атаковали меня пожеланиями, чтобы я сделал из него роман. Время от времени я пытался приняться за работу, но годы шли, а ничего по-настоящему дельного не выходило. Тем временем я написал «Не демонтировать!», в котором мне понадобился безумный ученый; так получилось, что я позаимствовал из этого своего рассказа Алена. Вряд ли стоит особенно беспокоиться по тому поводу, что в двух книгах описаны две совершенно различные вселенные. Ален, как мне представляется, легко адаптируется в любой из них, а в нашей ему, как оказалось, в общем-то и делать нечего. Ему пришлось бросить свое изобретение, но в этом тоже, собственно, ничего страшного нет; с Алена хватило всякой «кривой» науки, которой ему пришлось заниматься в предыдущем романе.

Однако игры с Аленом заставили меня вновь задуматься об «Особом Звездном Экспрессе». Издательство «Тор» выразило определенную заинтересованность в публикации романа, и я в конце концов принялся за него. Мир сильно изменился с тех пор, как я написал тот самый рассказ, и Ален прожил уже довольно долго в другой вселенной, но ничего страшного, я полагаю… Мир — весьма скользкая штука.

Рассказ, из которого вырос этот роман, стал первой его частью. Я ориентировал его в свое время на политическую конъюнктуру тех лет, но значительных корректив, как ни странно, не потребовалось. Возможно, Советский Союз не является больше «империей зла», но его осколки все еще представляют реальную ядерную угрозу, а во многих случаях и значительно большую, чем та, что исходила от коммунистической империи. Международная космическая станция, о создании которой так много говорилось в 80-е годы, до сих пор не запущена, и никому не известно, когда это будет и как она будет называться, если все-таки этот проект когда-нибудь осуществится.

Космический шаттл остается нашим единственным средством выведения человека на орбиту Земли, несмотря на быстрое старение оборудования. Ну и тому подобное…

В 1984 году Ален Мейснер увидел все это и сказал:

— С меня хватит!

Сейчас у нас идет 2000 год, и Ален бросает важную работу в другой вселенной, чтобы помочь человечеству вылезти наконец из колыбели. Ну и мне хочется его немного поддержать в этом деле. В общем, я рад, что он вернулся.

1

Ален Мейснер совсем не походил на сумасшедшего ученого. Он не только ничем не напоминал сумасшедшего, но со своими светлыми волосами, аккуратно зачесанными на пробор, и с вечной улыбкой на устах Ален — по крайней мере по мнению Джуди Галлахер — даже на ученого не был похож. Скорее его можно было принять за завсегдатая шикарных пляжей.

Однако его визитная карточка гласила:

Ален Т. Мейснер
Безумный ученый
с обязательно следовавшим далее указанием докторской степени по физике. Кроме того, он был известен как далеко не рядовой член организации ПРИДУРКИ («Планетарный реконструкционно-исследовательский департамент ускорения развития космических исследований»), проявлявшей значительную политическую активность. Мейснер являлся обладателем полудюжины патентов на сверхсовременные устройства, включая электронную плазменную батарею, каковая совершила целую революцию в автомобильной промышленности. Он обладал всеми необходимыми данными, кроме соответствующей внешности.

Но для Джуди это особенного значения не имело. За пять лет полетов на космическом челноке она повидала немало пассажиров. Большинство и в самом деле выглядели как настоящие ученые, а некоторые — Боже сохрани! — как политики. Джуди нравилось, что рядом с ней есть кто-то с внешностью завсегдатая шикарных пляжей.

До того самого времени, как Ален занялся своим экспериментом, и Земля исчезла. И это совсем не понравилось Джуди Галлахер.

Все начиналось как рутинная работа по доставке спутников на орбиту и возвращения отработавшей свой срок техники. Два спутника связи должны были отправиться на геостационарную орбиту, а месячный комплект обработанных лекарств, оптических волокон и микросхем — вернуться на Землю с космической станции «Свобода».

Задача простейшая, так что НАСА, особенно не задумываясь, отправило вместе со всем этим барахлом и пассажира. Считалось, что Джуди и два других члена команды присмотрят за ним, а НАСА тем самым хоть на одного человека сократит очередь желающих побывать в космосе среди тех, кто уже заплатил за полет.

Еще одна причина, по которой было принято решение послать Алена на орбиту, заключалась в незначительности масштабов его эксперимента. С тех пор как космические челноки стали перевозить оплаченные грузы и пассажиров в обоих направлениях, пространство для проведения экспериментов на корабле заметно сократилось. Это означало, что ученым приходилось ждать планируемого запуска космической лаборатории. Ален же в том случае, если НАСА согласится отправить его на орбиту с ближайшим челноком, пообещал уместить все необходимое в пару специальных необременительных канистр — небольших цилиндров, специально сконструированных для проведения школьных опытов.

После всех нападок в прессе, которые НАСА пришлось пережить из-за национализации космической станции и выведения на орбиту лазерного оружия, его предложение приняли с радостью. По крайней мере у газетчиков будет какое-то время другая тема для болтовни.

Они даже немного смягчили правила с целью облегчить отправку научной экспедиции. Правила предписывали, чтобы управление любыми научными приборами, попадающими на станцию, осуществлялось простейшим выключателем «Вкл/Выкл», однако Алену для работы с его оборудованием разрешили-таки взять с собой ноутбук. В тот момент его просьба была расценена как вполне разумная. В конце концов, члены экипажа в эксперименте не участвуют, так что и не смогут нажать не ту клавишу.

Официально эксперимент именовался «Эксперимент по регистрации аномалий пространства/времени и определению возможности перемещения». Одна из двух емкостей содержала обычный радиопередатчик высокой мощности. Что представляла собой другая — хранилось в тайне. На деле там находился набор плазменных батарей достаточной мощности, чтобы в течение месяца управлять челноком, плюс схемная начинка, которой хватило бы для суперкомпьютера. И все это выводилось на любительскую трехслойную плату. Плата, в свою очередь, присоединялась к сферической радиальной антенне, установленной наверху емкости.

Ходили слухи, что кто-то в бесконечных коридорах бюрократии НАСА знал, для чего предназначалась загадочная конструкция, но никто в этом не признавался. Тем не менее кто-то из руководства поручился за названное оборудование. Кроме того, у всех сложилось мнение, что приборы не содержат ничего такого, что может каким-либо образом помешать нормальному функционированию оборудования челнока, поэтому их без особых осложнений разрешили разместить на борту. И если они по какой-то причине не будут работать, это уже проблема Алена и только его.

На второй день полета главный специалист станции Карл Рейнхардт, завершив с помощью видеокамеры, встроенной в дистанционно управляемого робота, проверку последней из возвращаемых на Землю упаковок в грузовом отделении, сказал Алену:

— Почему бы тебе не приступить к своему эксперименту? Я практически разделался со своими делами. А ты — следующий по плану.

В «Дискавери» так же, как и во всех других космических челноках, имелось десять иллюминаторов; шесть в передней части корабля, там, где находится навигационный отсек, два у грузового отсека и еще два — наверху. Ален заблокировал два последних. Он смотрел поверх плеча Джуди, когда та медленно вела челнок от космической станции на его собственную обычную орбиту. Ален кивнул Карлу и стал пробираться к пульту управления экспериментом, находившемуся на расстоянии всего нескольких метров.

На тесном пространстве космического челнока все, казалось, было под рукой. Конечно, если двигаться между сиденьями старшего пилота и его помощника, головой повернувшись в сторону кормовых иллюминаторов, то можно протиснуться и ни за что не держась, но в любом случае это требует некоторых усилий. Во время описываемого полета Алену уже однажды пришлось принять крайне неудобную позу, за которую он расплатился самым страшным приступом агорафобии из тех, что когда-либо видела Джуди. Приступ длился целых пять секунд. С тех пор Ален постоянно старался держаться поблизости от какой-либо опоры.

Джуди завершила вывод челнока на парковочную орбиту и еще несколько мгновений наблюдала за характером тени в грузовом отсеке с тем, чтобы убедиться, что положение судна достаточно устойчиво. Она взглянула, как Карл закрепляет «руку» робота-манипулятора, бросила взгляд через верхние иллюминаторы на Землю, а затем повернулась к Алену.

Именно здесь, по ее мнению, и происходило самое интересное. На протяжении многих лет НАСА рассматривало шаттлы как космические грузовые корабли, и в конце концов именно в такие космические грузовики они и превратились, но для Джуди главным в полетах в космос всегда было их научное содержание, а отнюдь не промышленное значение. Ей хотелось заниматься исследованиями, а не водить космический грузовик. Но Джуди лет на тридцать опоздала, чтобы стать участницей полетов на «Аполлоне», и родилась по крайней мере на тридцать лет раньше серьезных межпланетных полетов. Если они вообще когда-нибудь состоятся. Единственное, на что Джуди могла рассчитывать, — это оставаться водителем космического челнока, на котором время от времени проводились те или иные научные исследования.

Так было не всегда. Какое-то время, когда Джуди только поступила на работу в НАСА, будущее рисовалось довольно ярким и полным вдохновляющих проектов. Из-за развала Советского Союза работа всей оборонной промышленности вдруг стала казаться бессмысленной, и потому возникло вполне логичное мнение, что все обширные наработки, которыми США, бесспорно, могли похвастаться в сфере ракетостроения и производства сверхзвуковых летательных аппаратов, будут использованы в космических научных исследованиях. Это казалось вполне логичным. По крайней мере таким людям, как Джуди.

Но военные, не привыкшие к миру, продолжали готовиться к войне и, как и предсказывала группа Алена, очень скоро отыскали себе нового врага. И даже не одного, а десятки врагов. Иногда складывалось впечатление, что Пентагон устроил настоящие соревнования по поиску новых врагов. Вскоре статуса «империи зла» удостоились страны Центральной Азии, но это лишь верхушка айсберга. Даже старая добрая Европа была полна крайне нестабильных государств, и ее нестабильность нарастала по мере того, как экономика отдельных стран разваливалась под натиском наступающего евродоллара. Особенную враждебность в то время демонстрировала Франция. У французов уже давно выработалась привычка обвинять Америку в своих культурных проблемах, а к культурным незаметно добавились и финансовые. Последней каплей для французов стало возвращение дочери премьер-министра домой после каникул, проведенных в Сан-Франциско, со счетом на 250 000 долларов. И когда отец спросил у нее, что же она купила, она ответила:

— Je ne sais[1] так, кое-что…

Дальше снежный ком пошел расти. У Франции обнаружилась масса сторонников. И как будто совсем забылся тот факт, что большая часть европейских стран были союзниками США в двух мировых войнах; ведь даже русские входили в это число до начала «холодной войны». Дружеские отношения вновь на какое-то время восстановились после падения Берлинской стены, но это продолжалось недолго. За короткий период дружбы не удалось создать совместную космическую научно-исследовательскую станцию, на что многие очень надеялись. Теперь же единственным, что французы и русские отправляли на орбиту, было лазерное оружие.

Единственной страной, не демонстрирующей враждебности к Америке, оставался Китай, но ведь общеизвестно, что китайцам доверять нельзя.

Джуди все это казалось довольно нелепым. Человечеству предоставлялся последний шанс прорваться в космос до того, как будут полностью и навсегда израсходованы ресурсы планеты, или это самое человечество очередной войной загонит себя в каменный век, но оно этим шансом не воспользовалось. Джуди принадлежала к тому последнему поколению, которое вообще смогло вырваться в космос. Джуди была почти уверена в том, что после того, как выйдут из строя шаттлы, их никто не станет заменять. Военные еще будут посылать на орбиту свои «оборонные» спутники, но этим все и ограничится. И со временем, если верить предсказаниям организации ПРИДУРКИ, ядерные государства не смогут не пустить в ход свои арсеналы, так что в конце концов на обезлюдевшей планете воцарятся тараканы.

Вот почему Джуди стремилась получать удовольствие от каждого мгновения, проводимого ею в космосе.

Теперь она смотрела поверх плеча Алена. Он переместил свой компьютер в угол одной из сменных панелей, установленных для управления вчерашним запуском спутников. Рядом находился простой тумблер, на который он и нажал. Выждав обычное время загрузки компьютера, Ален нажал клавишу «Перенос/Время». Компьютер издал довольно громкий «бип», отозвавшийся по радиосвязи корабля с Землей, и на верхней строке экрана монитора начался отсчет секунд. Ален кивнул и нажал еще одну клавишу. Нажатие обнулило счетчик. Затем он ввел еще несколько команд. Джуди увидела, как на экране мелькнули несколько цифр. Они появлялись по три сразу, но никакой логики и смысла она в их последовательности не заметила.

— Что это за цифры? — спросила Джуди.

— Координаты, — ответил Ален.

— Координаты чего?

Ален улыбнулся и нажал клавишу «Прыжок».

— Наши координаты, — сказал он.

Вновь прозвучал сигнал «бип». Карл все еще смотрел в задние иллюминаторы на грузовой отсек. Вдруг он крикнул что-то, похожее на «уа-а-а-а!», и рванулся к пульту управления.

От неожиданного рывка Джуди налетела на приборную доску. Она выругалась и, оттолкнувшись от панели, приблизилась к Карлу:

— Что случилось?

Тот жестом указал на верхние иллюминаторы, но Джуди не сразу поняла, на что он указывает, а точнее, на отсутствие чего. В ходе обычного полета космический челнок двигался кверху брюхом по отношению к Земле, и потому из верхних иллюминаторов корабля открывался великолепный вид на нашу родную планету, однако на том самом месте, где должна была располагаться Земля, лишь равнодушно светили бесчисленные звезды.

Джуди подплыла к передним иллюминаторам, бросила взгляд в каждый из них, но Земли не было ни в одном.

— Не беспокойтесь, это… — начал Ален.

— Не сейчас, — прервала его Джуди.

Первое требование в случае экстремальной ситуации: заставить пассажиров замолчать, чтобы иметь возможность обдумать положение. И все-таки, что же случилось? У Джуди возникло подозрение, что в эксперименте Алена что-то пошло не так. Джуди пробралась к иллюминаторам в кормовой части, чтобы заглянуть в грузовой отсек, туда, где стояли приборы доктора Мейснера. Она не смогла их толком разглядеть, но никаких явных признаков взрыва или чего-то такого, что могло бы перевернуть челнок, не было. Кроме того, Джуди поняла, что шаттл и не переворачивался. В этом случае они обязательно бы почувствовали, что он движется.

Земля просто исчезла.

Перед глазами Джуди пронесся длинный список экстренных мер в случае аварийной ситуации. Инструкции по борьбе с возможностью пожара на борту, взрыва, проникновения токсичных газов, процедуры немедленной медицинской помощи — все это в данной ситуации совершенно бессмысленно. В инструкциях ничего не говорилось о возможности исчезновения Земли. Но одно требование инструкции всегда сохраняло свой смысл и значение.

В случае любой аварийной ситуации немедленно установите связь с Землей.

— Не запускай двигатели, — обратилась Джуди к Карлу.

Потом, повернувшись к аудиотерминалу, включила его, настроила на передачу сообщения и произнесла:

— Центр управления, это «Дискавери», вы меня слышите?

— Не думаю, что вам удастся с ними связаться, — произнес Ален, откашлявшись.

Джуди смерила его уничтожающим взглядом, который мгновенно заставил доктора замолчать, и повторила вызов:

— Центр управления, это «Дискавери». У нас проблемы. Вы меня слышите?

Через пару секунд она переключилась на другую частоту и повторила вызов, и вновь никакого ответа. Экстренные меры, рекомендуемые инструкцией, по всей видимости, исчерпаны. Что же делать теперь?

Все это время Ален пытался что-то сказать. Джуди повернулась к нему и произнесла:

— Итак, что вы натворили?

— Я… м-м… я немного нас передвинул. Не беспокойтесь! Все прошло великолепно.

— Вы нас передвинули?! В каком смысле?

— Гиперускорение.

2

Мгновение все молчали, затем Джуди расхохоталась. Она просто не смогла удержаться. Гиперускорение? Однако смех слабел по мере того, как она начала осознавать суть происшедшего.

Гиперускорение?

У нее за спиной застонал Карл.

Стараясь изо всех сил сохранять хотя бы внешнее спокойствие, Джуди произнесла:

— Верните нас назад.

Происходящее, казалось, задело Алена. Он явно не ожидал, что Джуди станет смешно.

— Боюсь, что в данную минуту я не смогу этого сделать, — сказал он.

— Но почему? Где бы мы сейчас ни находились, мы здесь благодаря вам. Ведь вы же нас сюда забросили.

— Мы где-то между орбитами Земли и Марса, вне плоскости эклиптики, но можем оказаться на расстоянии нескольких световых секунд от установленного мной расстояния. Не следует пытаться приблизиться к планете до тех пор, пока я не проведу измерение расстояния и калибровку…

— Что-о! Притормозите-ка чуток. Вы в самом деле хотите сказать, что мы между Землей и Марсом?

Джуди почувствовала, как дрожь восторга пробежала по ее телу. Неужели такое и в самом деле возможно? Именно то, о чем она всегда мечтала. Капитан Галлахер из Имперского Космического Флота! Перелетать с планеты на планету по первой же прихоти и вести за собой человечество из земной колыбели к его высшему предназначению в космосе…

Впрочем, тотчас же вслед за этими мыслями явилась другая: «Я больше не управляю кораблем».

— Если мои первоначальные расчеты верны, — продолжал Ален, — то мы действительно там и находимся. Через минуту будем знать в точности.

— Каким образом?

— Я послал сигнал тайминга в тот момент, когда мы совершили прыжок. Когда он нас догонит, я буду точно знать, насколько далеко мы запрыгнули. Сигнал должен прийти с секунды на секунду.

Джуди взглянула на компьютер. На верхней строке экрана шел отсчет секунд, рация продолжала молчать. Лицо Алена сделалось озадаченным, затем на нем появилось очевидное беспокойство. Он начал что-то набирать на клавиатуре.

— Стоп!

Профессор отвел удивленный взгляд от компьютера.

— Отойдите оттуда. Рейнхардт, станьте между ним и той панелью.

Карл кивнул и приблизился к Алену.

— Я просто выверяю координаты, — оправдывался тот, — я, должно быть, что-то неверно набрал на компьютере.

Мгновение подумав, Джуди сказала:

— Хорошо, продолжайте, но объясняя при этом, что вы делаете. И даже не думайте снова куда бы то ни было перемещать корабль без моего разрешения.

Она кивнула Карлу, и тот вернулся на свое прежнее место. И тут Джуди в голову внезапно пришла мысль.

— Боже! Проснись, Джерри! Он нас всех запулит к черту на рога, если мы его не остановим.

Через минуту Джерри Воген, второй пилот, пронесся сквозь открытый люк из центрального отсека и ухватился за спинку кресла командира, чтобы погасить инерцию. Он глянул в передние иллюминаторы, затем подплыл ближе и заглянул в верхние, потом в нижние. Повернулся и поплыл к иллюминаторам в кормовой части, посмотрел во все стороны и, закончив осмотр, вернулся. Затем очень тихо произнес:

— Сукин сын.

Физиономия Алена сияла.

— Где мы?

Веселости в улыбке Алена немного поубавилось.

— Не могу сказать точно… — признался он. — Предположительно мы должны находиться на расстоянии двух с половиной световых секунд от Земли в направлении Веги, но мы либо пропустили сигнал, либо залетели слишком далеко.

— Сигнал?

— Перед тем как совершить прыжок, я послал закодированный сигнал. Когда сигнал нас догонит, мы будем знать точное расстояние. В момент следующего прыжка я пошлю другой сигнал, и, когда оба этих сигнала достигнут нас, мы сможем в точности рассчитать свое положение. Таким способом я смогу просчитать ошибку как в направлении, так и в расстоянии.

— О! — выдохнул Джерри.

Он снова взглянул в иллюминаторы, словно чтобы окончательно убедиться в исчезновении Земли. Затем произнес:

— Посмотрите на Солнце.

— Что?

— Посмотрите на Солнце.

Джуди бросила взгляд в иллюминаторы. Солнце светило в передние. Пришлось немного прищуриться из-за его яркости, но, как оказалось, солнечный свет не так уж и резал глаза. И тут она поняла, что имел в виду Джерри. Солнечный диск составлял примерно четвертую часть своей обычной величины.

Карл, паривший как раз над люком среднего отсека, тоже взглянул в иллюминатор. Затем издал жутковатый глухой звук, бросил на Джуди взгляд, в котором словно застыла мольба о помощи, вытаращил глаза и как-то пугающе обмяк.

— Держите его! — заорала Джуди, но в этом уже едва ли была какая-то необходимость.

В невесомости, если теряешь сознание, падать все равно некуда.

Да и потерять сознание не так-то просто. Резкий отток крови от мозга затруднен в отсутствие земного притяжения.

Пока Джуди обсуждала, что следует предпринять, она вдруг услышала судорожный звук вдоха, и поняла, в чем дело.

— А! — сказала она. — От удивления он просто забыл сделать вдох.

Она собиралась уже было рассмеяться, но поняла, что это несколько неуместно, и подавила смешок. Джуди сама пребывала в состоянии, близком к состоянию Карла.

«Нужно держать себя в руках», — подумала она.

— Джерри, помоги отнести Карла на его койку.

Джерри кивнул и протолкнул Карла сквозь люк в средний отсек. Когда оба спустились вниз, Джуди проговорила:

— Ну, Ален, ты и залетел.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду вопрос об угоне воздушного судна и воздушном пиратстве.

— Что? Ты, должно быть…

Доктор запнулся. По ее виду он понял, что Джуди не шутит.

— Хорошо. Угон судна допускаю, но при чем здесь пиратство?

— У нас челнок доверху набит частными грузами, направление перевозки которых ты без всякого на то права изменил. Вот при чем пиратство. Стоило подумать об этом до того, как нажимать клавиши.

Ален взглянул на нее непонимающим взглядом.

— Ничего не понимаю, — сказал он. — Что происходит с твоими людьми? Я показал, как работает устройство гиперускорения, и что? Карла скрутило, как от колик в животе, а ты начинаешь болтовню о пиратстве? Неужели у всех вас совсем отсутствует страсть к приключениям? Неужели вы не понимаете, что это значит? Я получил ключи от всей вселенной! Мы больше не привязаны к одной-единственной планете! У человечества появится настоящий простор и возможность по-настоящему свободно вздохнуть. И, что еще важнее, я покончил с опасностью ядерного уничтожения цивилизации!

Джуди подобные доводы даже в голову не приходили. Она была слишком занята попытками подавить рвущийся наружу истерический смех. Гиперускорение! Джуди попыталась обдумать ситуацию, и ей не понравились выводы, к которым она пришла.

— Покончил с опасностью ядерного уничтожения? Идиот! Скорее всего ты и станешь его виновником! Ты представляешь, что сейчас творится в Центре управления? Самая настоящая паника, вот что! Исчезло орбитальное судно, просто так взяло и исчезло. Пройдет совсем немного времени, и найдется какой-нибудь умник, который решит, что русские, или французы, или кто-то еще сбил нас с помощью того или иного вида противоспутникового оружия. Я полагаю, ты достаточно умен, чтобы понять, что за этим последует.

Джуди внимательно наблюдала за тем, как доктор Мейснер обдумывает ее версию развития событий. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но не смог.

Джуди сделала это за него:

— Необходимо немедленно вернуться в зону радиоприема и сообщить в Центр, что с нами все в порядке, в противном случае начнется настоящий кошмар. Итак, как ты намерен это осуществить?

— Я… без правильной калибровки мы не…

— Я просто настаиваю на том, чтобы ты изменил направление. Отправь нас назад на то же самое расстояние, на которое мы сюда залетели. Ты можешь это сделать?

— Гм… да, полагаю, что да. Ошибка в расстоянии должна быть одинаковой в ту и другую сторону. Но мне кажется, что это не очень хорошая идея. Ведь возможна ошибка не только в расстоянии, но и в направлении. Мы можем очутиться не на той орбите или даже врезаться в Землю.

Джуди попыталась взвесить шансы предсказываемых Аленом опасностей, сравнив их с опасностью ядерной войны. Так как Франция разместила свои ракеты в Квебеке в ответ на размещение американских ракет в Англии, для обоих государств ядерный конфликт сделался вполне вероятен. И если кто-нибудь решит, что противник воспользовался своим оружием, то…

Она вновь ощутила себя капитаном космического корабля. По крайней мере Джуди вновь почувствовала то напряжение, которое для нее ассоциировалось с руководством. На весах четыре жизни против шести миллиардов. Вряд ли это вообще можно назвать выбором. Но ей тем не менее приходилось его делать. И Джуди глухим и немного отчужденным голосом произнесла:

— Нам придется воспользоваться этим шансом. Начинай.

Несколько мгновений спустя она корчилась от хохота. Это была непроизвольная реакция, но Джуди ничего не могла с собой поделать — истерический смех вырвался наружу.

Ален уставился на нее и несколько мгновений молча наблюдал за странной сценой, прежде чем набрался смелости спросить:

— С тобой все в порядке?

Джуди пыталась взять себя в руки, и наконец ей это все-таки удалось. Она стирала шарики слез с глаз, шмыгая носом.

— Да-а, — сказала она, — до меня только что дошло. — В ее голосе появились героические нотки. — «Я воспользуюсь этим шансом, Скотти! Задай мне скорость искривления пространства!» Господи! Если бы только они тогда сумели запустить «Энтерпрайз».

Ален мгновение озадаченно всматривался в лицо Джуди, пока улыбка понимания не озарила его собственную физиономию.

— Первый шаттл. О да.

Он тихо рассмеялся и повернулся к своей клавиатуре. Вводя координаты, он сказал:

— Ты знаешь, а я ведь пытался купить «Энтерпрайз» для этого эксперимента, но у меня не хватило наличности.

— Удивляюсь, что ты не построил свой собственный корабль из какого-нибудь канализационного отстойника. Разве не так поступает большинство по-настоящему безумных ученых?

— Не смейся; я мог бы пойти и по такому пути. Устройство гиперускорения, если нужно, способно перенести любого в космос с любой точки на земной поверхности. Но не думаю, что летающий канализационный отстойник — достойный образ для воплощения моего проекта. Я исходил из того, что космический шаттл более подходит для привлечения внимания общественности.

Джуди почувствовала, как дрожь пробежала у нее по спине.

— Думаю, тебе определенно удалось этого добиться. Остается только надеяться, что нам удастся исправить ситуацию до того, как будет слишком поздно. Ты готов?

— Готов.

— Тогда начинаем.

Ален улыбнулся своей широкой и яркой улыбкой.

— Скорость искривления пространства, капитан, — произнес он и нажал клавишу «Прыжок».


Внезапно в иллюминаторе вновь появилась Земля. Правда, она находилась немного не под тем углом, но Джуди вздохнула с облегчением, увидев родную планету. Она снова попыталась связаться с Центром управления полетами.

— Центр, это «Дискавери». Вы меня слышите?

Ответ пришел немедленно:

— «Дискавери», это Центр. Мы вас слышим. Сообщите свое положение. Прием.

— У нас все хорошо. Правда, была небольшая… гм… навигационная проблема, но мы с ней справились. Причин для тревоги нет. Как у вас дела? Прием.

Джуди поняла, что как-то подозрительно запинается. Она свое получит по возвращении на Землю, но пока Джуди это мало заботило. Еще бы, «скорость искривления пространства»!

Что-то было не так и в Центре.

— У нас тоже все под контролем, — услышала Джуди. — В целом. А что у вас за навигационная проблема? Прием.

И тут Джуди поняла, что ей предстоит принять еще одно, предельно важное решение. Полмира, должно быть, слушает их переговоры; следует ли ей сказать правду? Или лучше поступить по методу военных и сохранить все в тайне? Для подобных непредвиденных ситуаций существует свой шифр.

Очень простая задача, гораздо проще задачи с возвращением. И она сказала:

— Доктор Мейснер только что продемонстрировал то, что он называет устройством гиперускорения. Я полагаю, что это не пустые слова. Мы оказались…

Ее прервал сильнейший рывок, за которым последовал сигнал «бип» из устройства Алена, и Земля снова исчезла.

Джуди обернулась и успела заметить, как Ален отводит палец от клавиатуры.

— Черт возьми! Я же сказала не прикасаться к клавишам без моего разрешения! Отойди оттуда!

Ален не скрывал, что задет ее тоном.

— Полагаю, мне только что удалось спасти всем нам жизнь, — сказал он. — Кто-то в нас стрелял.

Он указал в сторону задних иллюминаторов, на грузовой отсек. Обуглившийся обрубок ярко-вишневого цвета догорал на том самом месте, где всего несколько минут назад располагался вертикальный стабилизатор. Гидравлическая жидкость вытекала в пространство из разорванных шлангов.

Джуди потребовалось меньше секунды, чтобы понять суть происшедшего. Она резко повернулась, протиснулась между креслом командира корабля и креслом второго пилота в попытке проверить состояние индикаторов давления топлива и топливный расходомер. Показания приборов были нормальные, но в гидравлике и в устройствах дополнительной мощности, которые ею управляли, быстро падало давление. Хотя это вряд ли имело существенное значение; обе системы использовались только во время взлета и посадки, а без вертикального стабилизатора ни о какой посадке не могло быть и речи.

Джуди отключила экстренную сигнализацию и ухватилась за спинку сиденья командира.

— Это была чудовищная глупость! — воскликнула она. — Конечно, лазерные спутники обстреливают любой объект, внезапно появившийся в любом месте орбиты. Черт возьми! Теперь войны не миновать.

Джуди повернулась лицом к Алену:

— Поехали назад, но на этот раз не так близко к Земле. Нам не нужно быть на орбите, достаточно оставаться в зоне радиосвязи.

Ален колебался:

— Мне… мне кажется, нам не следует…

— Делай, что тебе говорят! От конца света нас отделяет каких-нибудь пятнадцать минут. Меня не интересует, куда мы залетим, главное — оставаться в зоне радиосвязи. И вне пределов досягаемости лазерного оружия!

Ален кивнул.

Пока он набирал какие-то цифры на клавиатуре, Джуди пыталась придумать, что сказать. Она, естественно, не станет передавать сообщение о повреждении на корабле по крайней мере до тех пор, пока не убедится в том, что все пальцы с пусковых кнопок ракет убраны. В Центре управления полетом по телеметрическим данным, конечно, поймут, что что-то не так, но узнать в точности, что произошло, не смогут. Тем временем военные получат информацию о том, что русские, или французы, или китайцы осуществили обстрел со спутников какого-то объекта на орбите. Но какого? Этого они тоже не узнают. Или… у Джуди внезапно появилась странная мысль. А почему это обязательно должен был быть выстрел с вражеского спутника? Обстрел представлял собой чисто автоматическую реакцию на их внезапное появление на орбите, поэтому не исключена возможность того, что лазер был родной, американский.

А в общем, какая разница? В любом случае это приведет к войне, если только она не объяснит, что произошло.

Ален бросил взгляд на Джуди и сообщил:

— Я сократил радиальное расстояние на один процент. Не знаю, куда это нас занесет, но по крайней мере мы выйдем за пределы земной орбиты.

Джуди кивнула:

— Хорошо. Приступай.

Она вновь повернулась к рации.

Устройство гиперускорения снова сработало, но на этот раз Земля куда-то опять исчезла. Точнее, Джуди потребовалось несколько секунд, чтобы отыскать ее: белесый пузырь, чем-то напоминающий Венеру, рассматриваемую в дешевый телескоп. Во всяком случае, ей показалось, что этот пузырь и есть Земля. Яркая светящаяся точка рядом, по всей вероятности, была Луной. Хотя они как-то слишком близко друг от друга… Это казалось Джуди странным до тех пор, пока она не вспомнила, что Луна могла находиться между кораблем и Землей или с обратной стороны Земли и воспринимаемое расстояние при этом всегда кажется меньшим, чем на самом деле.

Джуди покачала головой.

— Слишком далеко, — сказала она. — С такого расстояния нас никто не услышит. Нужно вернуться поближе.

Ален уже вспотел от напряжения.

— Послушай, — ответил он, — не могу же я катать челнок туда-сюда, не откалибровав устройство. Всякий раз, совершая прыжок, мы усугубляем уже имеющуюся ошибку и все дальше и дальше уходим от расчетных координат, то есть мы все меньше и меньше будем представлять себе, где находимся.

— Я прекрасно знаю, где мы находимся, — решительно заявила Джуди. — Мы слишком далеко для любой радиосвязи. Ты должен доставить нас поближе.

Она выждала секунды две, наблюдая за колебаниями Алена, затем добавила:

— Немедленно.

— Ладно, — согласился Ален.

Он попытался по привычке развести руками, но потерял равновесие и вынужден был ухватиться за верхнюю панель, чтобы удержаться в вертикальном положении. Наконец, приняв необходимую для дальнейшей работы позу, Мейснер продолжил колдовать над клавиатурой.

Джуди услышала сигнал, и вид в иллюминаторе снова изменился. Земля увеличилась и предстала такой, какой она видится с Луны, хотя и не полностью, а только в виде серпа. Луну Джуди в переднем иллюминаторе не увидела, но, оглянувшись, все-таки обнаружила ее в иллюминаторе грузового отсека. Она оказалась больше Земли. Намного больше. Скорее всего они на расстоянии каких-нибудь двух тысяч миль от Луны. Несколько секунд Джуди всматривалась в поверхность Луны, пытаясь оценить характер и направление движения челнока. Приближается ли он к Луне или наоборот? Она так и не смогла определить в точности.

Тем не менее, подключая наушники, Джуди предупредила:

— Будь готов к новому прыжку.

На этот раз Ален не спорил.

— Центр, это «Дискавери», вы меня слышите?

Она забыла о временном лаге и уже была готова повторить вызов, когда услышала:

— «Дискавери», мы вас слышим, но у вас слабый сигнал и вы исчезли с наших радаров. Что у вас там происходит?

— Мы больше не на орбите. Благодаря эксперименту доктора Мейснера мы находимся в непосредственной близости от Луны. Я повторяю: причина нашего перемещения — исключительно эксперимент доктора Мейснера. Нет никаких причин для беспокойства. Вы слышите меня?

Пауза.

— Мы вас слышим, «Дискавери». Никаких причин для беспокойства? Вы уверены? В таком случае мы сообщим президенту, что можно убрать палец с красной кнопки. Подождите секунду… о…

Тембр голоса человека из Центра внезапно изменился, и Джуди поняла, что он что-то читает. Ему явно принесли какое-то сообщение. Он прочел вслух:

— «Вследствие ситуации, связанной с угрозой для национальной безопасности, Пентагон принимает на себя руководство данной миссией». Теперь вы считаетесь военным кораблем. Любая информация, относящаяся к эксперименту доктора Мейснера, с этого момента рассматривается как сверхсекретная. Вы меня слышите?

Нельзя сказать, что это сообщение застигло Джуди врасплох. Она рассмеялась прямо в микрофон и сказала:

— Не сообщать миру о том, что у нас есть устройство гиперускорения? Знаете, что вы можете сказать парням из Пентагона, Центр? Будьте так любезны напомнить этим идиотам, что я гражданский пилот и прежде всего сохраняю верность человечеству, а потом уже своей стране. Их просьба напоминает пожелание засекретить открытие колеса, поэтому можете порекомендовать Пентагону засунуть свои приказы куда-нибудь подальше. Прием.

Краешком глаза Джуди заметила какое-то движение, обернулась и увидела, что Ален молча аплодирует ей.

— Я послал… — начал было он.

Но Джуди прервала его жестом, так как из Центра поступило сообщение. За ее спиной тем временем раздавались довольные восклицания Алена.

— «Дискавери», — донеслось из Центра. — Мы слышим вас и полностью с вами согласны. Ваше… гм… перемещение с помощью гиперускорения, как нам представляется, несколько запутало наши телеметрические данные. Мы получили очень низкие показатели давления вашей гидравлики и дополнительной силовой установки. Вы подтверждаете? Прием.

— У вас верные данные. Произошла поломка вертикального стабилизатора. Мы не сможем осуществить нормальное приземление. Просим для нас дополнительных мест на ближайшем корабле, возвращающемся на Землю.

— «Дискавери», какого характера поломка стабилизатора?

— Он полностью расплавился. Мы полагаем, вследствие электронного луча или какого-то лазерного противоспутникового оружия; выстрел был, по-видимому, осуществлен автоматически. Мы не рассматриваем это как случай преднамеренного нападения. Пожалуйста, удостоверьтесь, что в Пентагоне нас правильно поняли. Прием.

— «Дискавери», я уверен, что они будут рады услышать ваши заверения.

Тут вклинился Ален:

— Эй, командир!

— Надеюсь, что да… Секунду…

Джуди отключила микрофон.

— Что такое, Ален?

— Я думаю, нам нужно поскорее отсюда убираться. Из-за слишком большой близости к Луне мы набираем скорость. Это может осложнить выход на околоземную орбиту.

— Скорость? Каким образом?

— Из-за гравитации. Другими словами, мы падаем на Луну. В ходе следующего прыжка набранная нами скорость присоединится к ускорению. И нам придется от нее так или иначе избавляться, прежде чем мы выйдем на околоземную орбиту.

— О… Хорошо.

Джуди попыталась представить себе сложившееся положение. Слишком близко к Луне. Ну что ж…

— А ты можешь переместить нас на противоположную сторону Земли?

— Да не хочется мне как-то больше шляться вокруг планет. Я должен все-таки откалибровать свое устройство. Полагаю, что опасность войны миновала, не так ли?

Джуди кивнула:

— Ладно. Дай мне минуту на то, чтобы объяснить им, что мы собираемся предпринять, а потом летим, куда твоей душе угодно. Но, конечно, в разумных пределах, — быстро поправилась она.

Затем снова включила рацию и произнесла:

— Центр, это «Дискавери». Доктор Мейснер говорит, что из-за притяжения Луны мы набираем лишнюю скорость. Придется осуществить еще один прыжок, с тем чтобы выйти из зоны притяжения Луны, плюс еще серию прыжков для калибровки устройства. Некоторое время мы будем находиться вне полосы радиосвязи. Обещайте, что никому не позволите взорвать мир за это время. Прием.

— Мы сделаем все, что в наших силах, «Дискавери». Правда, ситуация накаляется.

Джуди и не сомневалась в этом. Она совсем бы не удивилась, если бы узнала, что рядом с диспетчером в Центре уже стоит морской пехотинец, приставив пистолет к его виску.

— Попробуйте все-таки не дать ситуации выйти из-под контроля, — сказала она. — Скажите президенту, что в такое время начинать войну было бы самой непростительной глупостью.

— Мы выполним вашу просьбу. Удачи вам, «Дискавери».

— Удачи вам. Сеанс связи окончен.

Джуди выключила рацию, повернулась и издала вопль ужаса.

3

— Спокойно, — произнес Джерри, выплывая из люка среднего отсека с пистолетом сорок пятого калибра из аварийного комплекта в руках. — Ален, вы можете продолжать подготовку прыжка. Джуди, освободите место у пульта управления.

— Что это такое ты задумал? — крикнула она.

— Я конфискую этот космический корабль в пользу Российской Федерации. Вам не будет причинено никакого вреда, если будете исполнять мои указания.

— Брось свои шутки, Джерри. Не собираешься же ты стрелять из этой штуки. Один неудачный выстрел — и ты потеряешь весь свой кислород.

— Приходится рисковать. Естественно, я бы предпочел менее разрушительное оружие, но в нашем аварийном комплекте не нашлось лука со стрелами. Просто придется быть чуть более осторожным, чтобы не промазать. Ну а теперь освобождайте место. Вот так.

Он протянул руку, задержал Джуди и подтолкнул ее в том направлении, в котором она не смогла бы ускользнуть из его поля зрения.

Джерри бросил взгляд в иллюминаторы у грузового отсека на поверхность Луны и проговорил:

— Теперь, Ален, можете увозить нас отсюда.

Говоря это, он продолжал держать Джуди на прицеле.

— Слушаюсь, — глухо ответил Ален.

Он повернулся к клавиатуре и начал вводить координаты.

— Почему ты это делаешь, Джерри, ведь ты же не русский? — спросила Джуди.

— Все относительно. Я, как это у нас называют, «крот»[2], и был им задолго до того, как начал работать в космической программе, еще во времена Советского Союза. В любом случае моя национальность не имеет принципиального значения. Сейчас важно мое убеждение, что данное устройство должно принадлежать России.

Ален откашлялся.

— Я… э-э… я планировал предоставить его всем государствам. Видите ли, отчасти причиной моего поступка было желание привлечь всеобщее внимание, чтобы мир не принял мое изобретение за глупый розыгрыш при рассылке его описания по Интернету.

Джерри покачал головой:

— Вполне благородная идея. К несчастью, мир к ней пока не готов. Россия сохранит вашу идею в секрете до тех пор, пока весь остальной мир не достигнет той стадии в развитии, на которой сможет без опасности для себя воспользоваться вашим открытием.

— Ерунда, — воскликнула Джуди. — Ты сам в это не веришь. Ты хочешь присвоить открытие. Стремишься к тому, чтобы снова сделать Россию сверхдержавой, а сам надеешься на…

Джерри вновь нацелил на нее пистолет:

— Потише. Ален, приступайте к прыжку.

Ален повернулся к клавиатуре и нажал клавишу переноса. Послышался привычный сигнал, но больше ничего не произошло.

— Что такое?

Он выглянул в иллюминатор и снова нажал клавишу. Ничего не изменилось.

— Должно быть, я в чем-то ошибся, — смущенно пояснил профессор.

Он вновь ввел координаты, отключил таймер, произвел его установку заново и в который уже раз нажал клавишу «Прыжок».

И снова ничего не произошло.

— Что-то испортилось.

— Ален!

Джерри направил на него пистолет.

— Я не лгу! Оно не работает! И это неудивительно при том количестве прыжков, которые мы совершили. Наверное, что-то перегорело. Это все-таки, как вы понимаете, пока еще только экспериментальная модель.

— В таком случае тебе придется отыскать причину неполадки и устранить ее. — Джерри выглянул в иллюминатор и добавил: — И я рекомендую тебе сделать это как можно быстрее.

Джуди взглянула в иллюминатор. Лунная поверхность стала гораздо ближе.

— Вам придется сходить за коробкой, — сказал Ален.

— Только после того, как вы все здесь проверите. Причина неполадок может заключаться в самом компьютере.

— Не думаю. Сигнал слышен, и все данные выходят в одной строке. Проблема в приборе.

Джерри задумался и затем кивнул:

— Ладно. Пусть Джуди выйдет и возьмет его. А я сам предпочел бы остаться здесь, чтобы наблюдать за вами.


Луна сделалась еще больше к тому моменту, когда Джуди добралась до грузового отсека. Она сократила период надевания скафандра до предела, но потребовалось некоторое время, чтобы, вдыхая чистый кислород, удалить избыток азота в крови. Даже Джерри со всеми его угрозами не смог бы заставить ее выйти в космос до тех пор, пока она полностью не удостоверится в том, что застрахована от кессонной болезни. Оказавшись снаружи, Джуди осмотрелась и сразу же увидела, что усыпанная кратерами поверхность Луны неумолимо надвигается на них. Затем она отсоединила «тайную» коробку и вновь влезла в переходной шлюз, держа ящик в руке. Вернувшись, протянула коробку Алену и начала снимать шлем.

— Не снимай, — сказал Джерри.

Даже через интерком Джуди услышала напряжение в его голосе. Она сразу же поняла причину напряжения и его приказа. Поняла, что времени на то, чтобы по-настоящему ощутить все неприятные последствия пребывания в скафандре, у нее не будет. Если Ален обнаружит причину неполадки, ей все равно придется нести прибор обратно, если же нет, то они неизбежно упадут на Луну. В любом случае ей не придется долго терпеть неудобства жизни в скафандре.

Ален подплыл к ящикам в среднем отсеке и открыл тот, в котором хранился набор инструментов. Затем открыл свою коробку и поднес ее к свету. Джуди глянула через плечо Алена и увидела сложнейший лабиринт из проводов и плат. Ален отпустил коробку, позволив ей свободно парить в воздухе, и сказал:

— Мне кажется, я понял в чем дело. Джуди, подержи-ка его минутку.

Джуди кивнула и протянула руки, чтобы схватить парящий ящик.

— Вот здесь, с этой стороны, — сказал Ален, помогая ей переместиться так, чтобы Джуди оказалась слева от него.

Джерри подплыл к Алену справа с пистолетом наготове. Карл все еще лежал без чувств на своей койке рядом с Джуди. Джерри, конечно же, вколол ему какой-то транквилизатор.

Ален протянул коробку Джуди, расположив ее как часть лабораторного оборудования, затем извлек из набора инструментов отвертку, вставил ее в отверстие коробки и покосился на Джерри.

— С этого момента я осуществляю командование на этом корабле, — сказал он, — так что передайте-ка сюда этот ваш пистолет. И поосторожнее, пожалуйста.

Как ни странно, подобный поворот не удивил Джерри.

— Что это ты разболтался, Ален? Замолкни и занимайся своим делом, пока я…

— Пока ты что? Даю тебе десять секунд на то, чтобы подчиниться моему приказу, в противном случае я поверну отвертку. У тебя, конечно, есть и другой выбор: ты можешь застрелить меня, но результат будет тот же. Возможно, в честь тебя назовут один из лунных кратеров, кто знает?

Джерри переместил пистолет и направил его на Джуди. У нее замерло сердце, но Ален резким движением просунул голову между ней и Джерри, так что снова оказался под прицелом.

— Не сработает, Джерри. Ты не можешь рисковать моей жизнью, и прекрасно знаешь это. Передай мне пистолет. Осталось пять секунд.

Ален медленно просовывал отвертку внутрь ящика среди немыслимой паутины проводов до тех пор, пока его рука почти полностью не оказалась внутри. Одновременно он продолжал считать:

— Четыре секунды, три секунды, две секунды, одна… очень хорошо, Джерри. Джуди, лови!

Она отпустила ящик и поймала пистолет, захватив его обеими руками в перчатках. Но из-за того, что Джерри была в скафандре, ей никак не удавалось нащупать спусковую скобу. Сердце ее бешено колотилось.

— Ален… — позвала она.

Он сразу же понял, в чем проблема.

— Подмени меня, — сказал он, выпустив ящик из рук и забрав у Джуди пистолет.

— Спускайся на нижнюю койку, Джерри.

Не говоря ни слова, Джерри спустился вниз и скользнул на нижнюю койку. Ален закрыл за ним панель, затем, порывшись в наборе инструментов, обнаружил там моток какого-то провода и закрутил ею запор на панели. Вернул пистолет Джуди и снова занялся осмотром внутренностей ящика, с увлечением в них копаясь.

— Чем ты занимаешься? — спросила Джуди.

— Ищу причину поломки.

— А мне показалось, ты сказал, что уже нашел ее.

— Я солгал. Я полагал, что нет большого смысла продолжать ремонт, пока под ногами мельтешит Джерри со своим пистолетом.

— Ну а если… ладно, не обращай внимания, продолжай. Только поторопись. Осталось не так много времени.

— А моя работа много времени и не займет. Если это что-то сложное, я в любом случае не смогу ничего исправить. У меня с собой нет никакого тестового оборудования. Я взял сюда только несколько запасных деталей.

Джуди прислонилась к вертикальным рядам ящиков, вытянув ноги под углом к полу. Она открыла для себя эту позу еще во время своего первого полета. Возникало ощущение реального притяжения, по крайней мере в ногах, а кроме того, так было легче сохранять вертикальное положение.

— Я не могу поверить, — сказала она. — Ты хоть немножко представляешь, что твое открытие значит для человечества?

— Думаю, что представляю.

— Ну почему же ты тогда подвергаешь его такому риску? Тебе следовало сделать открытие общим достоянием в тот же момент, когда ты осознал его истинное значение. Боже мой, если твой секрет погибнет вместе с нами, мы…

— Он не погибнет. Я организовал его рассылку по Интернету всем членам организации ПРИДУРКИ. Примерно в эти минуты информация о моем открытии поступает по электронной почте в разные уголки нашей планеты. — Ален повысил голос, чтобы их разговор услышал и Джерри. — Тридцать семь русских состоят членами ПРИДУРКов, Джерри. У всех есть электронная почта. Поэтому, как видишь, все твои усилия в конечном итоге не имели никакого смысла. Это была просто публичная демонстрация, предназначенная для того, чтобы люди не тратили время на выяснение того, работает устройство или нет. Я попросил всех членов организации разместить планы моего устройства на своих веб-сайтах, чтобы любой желающий смог сбросить их на свой компьютер. Я считаю, что никакая элитарная группа не должна пользоваться монопольным правом на космические путешествия, даже если это — наша организация ПРИДУРКИ.

Он сделал паузу, взглянул, прищурившись, внутрь своей коробки и воскликнул:

— Кажется, нашел! Непрерывные прыжки вызвали перегрев регулятора напряжения.

Ален открыл свой индивидуальный локер и вытащил оттуда мешок, наполненный электронными деталями, порылся в нем, выудил оттуда полудюймовый прямоугольник с тремя выводами и заменил им испорченный.

— Ну, вот и все, — сказал он, — теперь можно ставить на место.

Джуди взяла коробку и направилась к переходному шлюзу. Перед тем как закрыть дверцу, она предложила:

— Я могла бы постоять там, снаружи, пока ты будешь испытывать устройство. Это сэкономит время в случае, если понадобится снова его принести.

— Неплохая идея.

Джуди закрыла за собой дверцу переходного шлюза и начала разгерметизацию. Казалось, целая вечность ушла на то, чтобы откачать воздух, но Джуди прекрасно знала, что для этого потребовалось всего три минуты. Она слышала свое учащенное дыхание в шлеме, и оно было точно таким, каким Джуди представляла его себе в детских мечтах о космических путешествиях. Скафандр сделался немного жестче из-за падения внешнего давления. Когда индикатор достиг нулевой отметки, Джуди открыла внешний люк и вышла в грузовой отсек.

Перед ее взором серой стеной, усеянной кратерами, распростерлась Луна. Мгновение Джуди всматривалась в этот пейзаж.

«Вот какой видела Луну команда «Аполлона». А мне когда-то казалось, что я ее никогда не увижу».

Что же еще ей предстоит увидеть такого, о чем Джуди не могла и мечтать раньше? Почти наверняка другие планеты. Другие звезды? А почему бы и нет? Джуди понимала, что по возвращении ее ждет масса проблем, но изобретение Алена почти убедило ее в том, что любые проблемы легко решаемы. Очень скоро возникнет громадный спрос на командиров космических кораблей. НАСА не сможет при данных обстоятельствах отлучить ее от полетов, но даже если они совершат подобную глупость, Джуди, вне всякого сомнения, найдет работу в какой-нибудь другой космической компании. А может быть, она будет управлять своим собственным кораблем…

Для полетов с устройством Алена подойдет все что угодно, лишь бы этот летательный аппарат был способен удерживать воздух. Джуди согласилась бы лететь и в герметичной ванне для дезинфекции, лишь бы у нее была возможность отправиться в космос.

И тут Джуди услышала в своем интеркоме нервный голос, вернувший ее в реальность:

— У тебя что-то случилось?

Луна с каждой секундой неумолимо приближалась.

— Нет. Все в порядке. — Она прикрепила ящик к стенке грузового отсека. — Ну как?

— Набираю напряжение. Мне необходимо провести диагностику устройства.

Через несколько секунд голос Алена произнес:

— Вроде все нормально. Ввожу координаты.

— Уверен, что не хочешь еще немного побыть здесь и полюбоваться лунным пейзажем?

— Гм… возможно, как-нибудь в другой раз.

— Хорошо.

Джуди протянула руку и ухватилась за дверцу переходного шлюза, чтобы принять устойчивое положение. Она откинула голову назад, чтобы в последний раз взглянуть на Луну. Луна была так близко, что Джуди казалось, что она может дотронуться до нее. И когда-нибудь настанет день, когда она на самом деле прикоснется к Луне. И это произойдет очень скоро. В горле пересохло от волнения.

— Когда бы ты не…

Но Луна уже исчезла…

4

— Твое устройство гиперускорения, — заметил Карл, — самая страшная катастрофа, постигшая человечество со времен изобретения атомной бомбы.

Он наконец очнулся от действия транквилизаторов, которые вколол ему Джерри, и теперь парил над Аленом в кормовой части, время от времени нервно посматривая в верхние иллюминаторы, словно опасаясь, что шаттл может пролететь мимо Земли, если он не будет внимательно следить за этим.

Карл вообще был крайне нервным типом, худощавым и с несколько лошадиным лицом. По крайней мере таким он казался на Земле. Здесь же, в космосе, в условиях невесомости более однородное распределение физиологических жидкостей по всему телу округлило черты его лица, сделав Карла почти привлекательным. Джуди, глядя на него со своего командирского места, где она пыталась оценить ущерб, нанесенный кораблю, задумалась: не потому ли ей нравится так летать с ним в космос, что здесь он становится чуть ли не красавцем?

Ален стоял у своей панели управления, вставив ноги в специальные зажимы, чтобы всякий раз при нажатии клавиш не приходилось хвататься за что-нибудь, пытаясь сохранить равновесие. Уже в течение почти целого часа он занимался диагностированием своего устройства гиперускорения и при этом с помощью навигационного оборудования челнока пытался выяснить точные координаты их местонахождения.

Это занимало значительно больше времени, чем Ален первоначально рассчитывал, и отчасти из-за того, что его постоянно отвлекал Карл. При последнем его заявлении Ален поднял голову от компьютера, взглянул на Карла сверху вниз и сказал:

— Ты знаешь, Карл, меня крайне удивляет, что такой убежденный луддит, как ты, смог достичь столь высокого положения в космической программе НАСА. Если ты на самом деле полагаешь, что подобный прорыв в освоении космоса — катастрофа, то почему бы тебе не вернуться во Флориду и не заняться организацией взрывов на предприятиях по изготовлению космических аппаратов или чего-нибудь еще в этом же роде?

Карл возмущенно нахмурился:

— Луддит! Не нужно быть луддитом, чтобы понять, какой вред это может нанести мировой экономике. Если ты раздашь свое устройство всем подряд, все подряд и начнут им пользоваться. А когда все бросят свои рабочие места ради того, чтобы слоняться по галактике, кто же будет работать там, на Земле? Вся наша промышленность остановится.

Ален расхохотался:

— Ну-ну, не так страшно. Неужели же вся наша промышленность? Я очень удивлюсь, если из сотни найдется один, который захочет воспользоваться моим изобретением и отправиться с его помощью в космос. В лучшем случае один из тысячи, не более. Мое устройство предназначено лишь для настоящих искателей приключений, которым оно даст возможность сбежать с надоевшей им, перенаселенной планеты. Мне это вовсе не представляется столь уж катастрофическим.

— Но это не так, — воскликнул Карл, брызжа слюной. — Послушай, Ален, неужели ты не понимаешь, что для того, чтобы развалить мировую экономику, совсем не нужно грандиозных потрясений. Вспомни-ка историю с холодным ядерным синтезом в восьмидесятые годы[3]. Рынки ценных бумаг просто обезумели, когда Понс и Фляйшман объявили о своем открытии. Если бы почти сразу же не обнаружилось, что их претензии на открытие крайне преждевременны, у нас неминуемо началась бы новая Великая Депрессия. С подобными вещами нужно обращаться крайне осторожно, готовить людей к принятию таких изобретений нужно медленно и постепенно, чтобы люди смогли к ним адаптироваться.

— Ты буквально повторяешь то, что было сказано мне, когда я попытался представить свою электронно-плазменную батарею, — сказал Ален. — Все слушавшие выразили крайнее беспокойство по поводу того, что мое изобретение послужит причиной развала всей автомобильной промышленности, так как я предлагал им значительно более эффективный источник энергии, чем двигатель внутреннего сгорания, но ведь этого не произошло. А случилось как раз противоположное: это дало возможность Детройту еще раз создать модель автомобиля, оставившую далеко позади все иностранные модели, и, кроме того, помогло очистить воздух всей планеты от автомобильных выхлопов. Единственные, кому мое изобретение причинило реальное зло, были те, кто в принципе не верит в благотворную силу человеческого разума, а также те, кто на бирже играет на понижение акций автомобильных компаний.

Карл покраснел, и у Джуди возникло подозрение, что Карл принадлежит к последней группе. Тем не менее он вовсе не собирался признавать свое поражение. Взмахнув рукой, Карл воскликнул:

— Тебе просто повезло. На этот раз на карту поставлено гораздо больше.

Он с упреком посмотрел на Джуди, и тогда она вмешалась в беседу:

— Карл, да не смотри ты на меня так. Осторожное распространение какого-то новшества и его полное засекречивание — разные вещи. Военные хотели полного засекречивания. А с этим я никогда не соглашусь.

— Ты же не знаешь, чего они на самом деле хотели, — возразил Карл.

— Хочешь поспорить?

Тут вмешался Ален:

— Послушайте, вы оба говорите совсем не о том. Человечество вовсе не какая-нибудь однородная масса, столь же одинаково реагирующая на любые воздействия на нее. Это — сообщество индивидуальностей, каждая из которых живет своей особой индивидуальной жизнью. Нет ничего более глупого и бессмысленного, чем пытаться манипулировать их реакциями. И это даже хуже глупости и бессмысленности: здесь попахивает фашизмом.

— Ну, вот, теперь я уже не просто луддит, я фашиствующий луддит.

Карл снова бросил взгляд в иллюминаторы, а потом опять повернулся к Алену, который отвернулся к своему компьютеру и стал вводить в него новые команды по анализу данных по предыдущим прыжкам.

— Примерно так, — отозвался он.

Карл презрительно засопел и ухватился за держатель, чтобы подплыть поближе к Алену.

— Послушай-ка, мистер физик. Возможно, я на самом деле являюсь гораздо большим сторонником и защитником свободы и научного прогресса, чем ты. Вот поэтому-то затеянная тобой заварушка так меня расстраивает. Я прекрасно вижу, что из-за нее может произойти с программой космических исследований.

— А с какой стати это тебя так расстраивает? — спросил Ален.

— Потому что она развалится, вот почему! Кто ж, по-твоему, будет тратить деньги на подготовку новых космических станций, исследовательских лабораторий на орбите, если по первой же прихоти в мгновение ока можно будет добраться до альфы Центавра?

— Гм-м, — промычал Ален и почесал подбородок. — Признаться, с этой точки зрения я свое изобретение не рассматривал, но даже если и так, я не думаю, что…

— В этом-то вся проблема! Ты на самом деле ни о чем не задумываешься. Ты так стремишься к славе, что даже не ставишь себе в труд…

— Карл!

Он бросил на Джуди такой взгляд, что она была рада тому, что их разделяет некоторое расстояние. При этом ей все меньше нравилось то, что Карл вертится вокруг Алена.

— Карл, — повторила она, — я бы хотела, чтобы ты провел расчет расхода продовольствия и кислорода. Мы не знаем, сколько нам еще придется пробыть в космосе, поэтому необходимо выяснить, на какое время мы сможем их растянуть.

Ален повернулся к ней:

— Не беспокойся. Мы вернемся задолго до того, как у нас кончатся запасы. Я уже готов запустить калибровку.

— Но, вернувшись на орбиту, нам еще предстоит дожидаться спасательной экспедиции. А мы не знаем, сколько придется ее ждать, — возразила Джуди. — При любых обстоятельствах нужно начать экономить уже сейчас, по крайней мере это нам не повредит.

— Я…

— Ален, об этом закончили. Карл, спускайся вниз и начинай подсчет.

Карл хотел было возразить, но потом передумал, явно не желая ко множеству неприятностей, которые, несомненно, ожидали его на Земле, добавлять еще и обвинение в неповиновении приказам командира.

— Хорошо, хорошо, командир, — произнес он не без сарказма в голосе, отплыл от Алена и протиснулся в люк на полу.

Когда он удалился, Ален сказал:

— Я вовсе не шутил; калибровка займет не больше двух часов, и, как только я ее закончу, мы мгновенно окажемся на земной орбите. Ну, конечно, пока мы здесь, мы могли бы совершить небольшое турне по планетам.

А ведь могли бы… Увидеть всю Солнечную систему за один полет. Когда Джуди заговорила, голос ее звучал искусственно и принужденно:

— Не думаю, что это столь уж удачная идея.

— И ты тоже?

Она отстегнула ремень, поднялась с кресла и подплыла к Алену.

— По правде говоря, не знаю, что и думать. Конечно, Карл все преувеличивает, но у него есть некоторые основания. Мы действительно получили возможность слишком быстрого перемещения. Людям будет очень сложно к этому приспособиться.

— Мы уже показали самим себе и другим, на что способны, — сказал Ален. — И вопрос теперь заключается в том, воспользуемся ли мы этими возможностями сами или предоставим это другим.

— И вот здесь-то как раз и может заключаться необходимость немного сбавить темп. Оставить что-то и для других. Не нужно быть таким жадным.

Джуди взглянула на свой ноутбук. Значки на клавиатуре почти стерлись, а на экране, когда она попыталась протереть его влажной тряпкой, появилась полукруглая полоса. В общем, ничего особенного — старенький компьютер. По всему миру существуют миллионы таких компьютеров, и, насколько Джуди могла в этом убедиться, детали для устройства гиперускорения не так уж сложно раздобыть. Не так уж много времени потребуется для того, чтобы сотни других людей занялись его изготовлением.

— Какому количеству людей ты разослал описание своего изобретения, — спросила она, — всем ПРИДУРКам?

Ален кивнул:

— Нас более трехсот.

Возможно, их было бы еще больше, если бы организация носила другое название, подумала Джуди. Но триста — не так уж и много. Размышляя об этом, она почувствовала, как по телу пробежала дрожь предчувствия какой-то опасности.

— Ты понимаешь, что все члены вашей организации теперь под прицелом? — спросила она.

Оглянувшись на компьютер, Ален ответил:

— Так и будет, если они сразу же не разошлют это описание дальше по электронной почте. Своим богатством необходимо делиться. Это — спасительная заповедь.

— А ты полагаешь, что им дадут возможность поделиться? — усомнилась Джуди.

— Для реализации этой возможности необходимо всего три щелчка мышкой, — возразил Ален.

— Для того чтобы щелкать мышкой, необходимо иметь целые пальцы, Ален.

Он нахмурился:

— Что ты хочешь сказать?

— Конечно, предотвратить распространение какой-то информации по электронной почте достаточно сложно, но нет ничего легче, чем схватить три сотни ученых. Держу пари, что все службы безопасности и разведки мира в данную минуту заняты именно этим. Во многих из них, несомненно, уже имеются детально разработанные планы решения подобных проблем, и, как мне кажется, реализация этих планов тоже потребует не более трех щелчков мышкой.

В определенном смысле ее гипотеза выглядела тоже достаточно зыбкой, но если в чем-то мнение Джуди и совпадало с мнением Карла, так в том только, что изобретение Алена задаст правительствам всех стран хорошенькую работенку. И когда люди наверху чувствуют, что им предстоят горячие денечки, они пойдут на все, чтобы хорошенько нагреть и виновников своих неудобств.

Глаза Алена расширились.

— Ты… нет, это невозможно. Ты говоришь о координируемом в мировом масштабе плане по похищению ученых, организованном таким образом, чтобы все они были схвачены до того, как успеют отправить информацию по электронной почте. Неужели ты не понимаешь, что, как только информация окажется в Интернете, она начнет распространяться с молниеносной скоростью. Никто не сможет остановить ее.

Джуди вздохнула:

— Не знаю. Может быть, мои опасения действительно не имеют под собой никаких оснований. Когда я начала понимать, с чем мы имеем дело, то сразу же испугалась, что нас уничтожат до того, как мы успеем передать наш секрет человечеству, но теперь я начинаю задаваться вопросом, сколько же человек может погибнуть из-за того, что им оказался доступен твой секрет?

— Никто не погибнет, — возразил Ален. — Известие об открытии распространяется и в эту минуту и с такой скоростью, что остановить его практически невозможно.

— Ты на это надеешься?

— Я уверен.

Он снова повернулся к компьютеру:

— Все готово для проверки.

— Ты выяснил, где мы находимся?

Солнце светило маленьким ярким кружком на фоне черного пространства.

Ален пожал плечами:

— Не так уж и далеко. Где-то поблизости от орбиты Юпитера. Сам Юпитер в настоящее время находится на противоположной стороне от Солнца.

Джуди искоса взглянула на него:

— Я думала, ты собирался провести проверку где-то между Землей и Марсом.

Ален снова пожал плечами:

— Мне так тоже казалось. Но при таком маленьком Солнце мы явно находимся значительно дальше. Очевидно, я опять ошибся в расчетах.

Дрожь пробежала по спине Джуди. А что, если он ошибся и в каких-то более важных расчетах, например, в диаметре кривизны пространства, порождаемой его устройством, или в возможности для людей долгое время существовать рядом с его устройством? Ведь он мог уничтожить всех их первым нажатием на клавишу «Прыжок».

Но почему же в прошедшем времени? Это может произойти и сейчас. Если что-то перегорит в устройстве Алена Мейснера, они могут оказаться на расстоянии миллионов и миллионов километров от возможности любой помощи, но даже если удастся приблизиться к Земле, нет никакой гарантии, что они снова смогут выйти на ее орбиту. И даже если и это пройдет более или менее благополучно, они ведь все равно не смогут осуществить нормальное приземление. Без вертикального стабилизатора посадка невозможна. «Дискавери» потребуется серьезный ремонт, прежде чем он снова сможет войти в земную атмосферу.

Кроме того, Джуди боялась возможных расследований, которые обязательно начнутся после их — пока еще весьма гипотетического — возвращения на Землю. Возможно, ей просто начинал передаваться пессимизм Карла, но в душе ее появилось сожаление по поводу крайне скоропалительных поступков, последствия которых, как теперь казалось Джуди, могут помешать ей в дальнейшем воспользоваться открытием Алена для собственных исследований. Но есть ли у нее выбор? Только позволить военным засекретить открытие. А это в любом случае представлялось Джуди совершенно неприемлемой альтернативой.

Она сделала глубокий вдох и сказала:

— Приступай и делай то, что должен делать.

5

Вводя координаты, Ален объяснял:

— Я изменю их на одну десятую процента по сравнению с нашим первым прыжком. Это сократит расстояние до нескольких световых секунд, и устройство не слишком перегрузится.

Джуди кивнула:

— Хорошо.

Он нажал клавишу «Прыжок». Раздался сигнал, но вид в иллюминаторе не изменился. Джуди не совсем поняла, произошло ли это оттого, что они вообще никуда не переместились или переместились не настолько далеко, чтобы изменилась картина за иллюминатором. Без планет поблизости нужно отлететь на действительно большое расстояние, чтобы изменение бросилось в глаза. Понадобилось бы пересечь всю Солнечную систему, чтобы звезды начали заметно менять свое положение.

Секунды тянулись дольше часов, пока они сидели в ожидании сигнала. Джуди уже начала было:

— Ты уверен, что твой приемник…

Но тут послышался сигнал, и Ален сказал:

— Ну вот! Мы пролетели… три с половиной миллиона миль. О боги!

Он ввел новые координаты, и они снова совершили прыжок через гиперпространство. Через пять или шесть секунд услышали сигнал, через десять секунд еще один.

— Хорошо, — сказал Ален, — у нас есть триангуляция, и хоть это хорошо. По крайней мере нет ошибки в направлении. Но вот что касается расстояния…

Он умолк, вводя новые координаты.

Они совершили еще три прыжка один за другим. И всякий раз, когда раздавался сигнал, по спине Джуди пробегала дрожь. Причина заключалась, конечно, не в звуке, а в очередной неточности прыжка, информацию о которой он нес. Всякий раз, как это происходило, Джуди казалось, что ее разрывают атом за атомом и процеживают через какое-то иное измерение в другую точку в пространстве. Ален ведь клялся, что ничего подобного не произойдет, но что-то в ее подсознании уже тогда ему не верило. Теперь оставалось надеяться только на то, что его калибровка в ходе очередного прыжка не загонит их в противоположный конец галактики.

Но даже после пятого прыжка Ален продолжал озадаченно хмуриться и почесывать затылок.

— В чем все-таки проблема? — спросила его Джуди.

— Какая-то ерунда получается, — ответил Ален. — На создание кривизны пространства уходит значительно меньше энергии, чем я первоначально предполагал. За исключением прыжков с земной орбиты и с орбиты Луны все остальные прыжки потребовали намного меньше расчетных энергетических затрат. И эти расхождения с расчетами приводят к ошибкам в расстоянии, на которое совершается прыжок, в десять, а то и в сто раз.

— Ты хочешь сказать, что не можешь заранее просчитать, куда нас занесет каждый следующий прыжок?

Он улыбнулся, пытаясь улыбкой успокоить Джуди:

— Могу, конечно, могу. Я могу повторить любой прыжок; и мы уже доказали это. Я могу вывести соотношение между необходимой энергией и расстоянием путем проб и ошибок, если придется. Но мне бы хотелось получить возможность вычислять его заранее, особенно для больших прыжков. При совершении прыжков длиной в несколько световых лет крайне неприятно будет оказаться где-нибудь в межзвездном пространстве без малейшего представления о своем местонахождении.

Джуди содрогнулась, представив описанную им ситуацию.

— Тут не с чем спорить.

Ей, по правде говоря, было неприятно оказаться даже в незнакомом уголке родной Солнечной системы, но мысль о том, чтобы быть заброшенной на расстояние многих световых лет от дома, показалась Джуди просто невыносимой.

Ален подплыл к верхним иллюминаторам и произнес недоуменно:

— Гм-м-м… хотел бы я знать…

— Что?

На консоли управления включился вентилятор; Джуди пододвинулась поближе к Алену, чтобы лучше его слышать.

— Хотел бы я знать, имеет ли к этому какое-нибудь отношение масса. Все свои первоначальные тесты я проводил в вакуумных камерах на дне гравитационного колодца на Земле; возможно, для того, чтобы продырявить пространство в том месте, где поблизости нет объектов с большой массой, не требуется больших энергетических затрат.

Джуди почувствовала, что у нее перехватило дыхание. К горлу подкатил комок. С трудом она сделала глоток и произнесла:

— Возможно, масса имеет к этому какое-то отношение? Ты хочешь сказать, что ты этого не знаешь наверняка?

Ален пожал плечами:

— Откуда мне знать? Это ведь первое испытание моего устройства.

— Но… неужели твои теории ничего подобного не предсказывали?

Он радостно улыбнулся:

— Какие теории? Я совершенно случайно натолкнулся на это открытие, работая над своей электронно-плазменной батареей. Развил замеченную закономерность и на ее основе разработал конструкцию своего устройства, но у меня нет никакой теории самого явления.

Он снова подплыл к клавиатуре и впечатал новый набор цифр.

— А как насчет теории относительности? — осведомилась Джуди.

Ален рассмеялся:

— Если бы теория относительности могла предсказать нечто подобное, мы бы пользовались устройствами гиперускорения начиная с 1925 года. Нет, это совершенно новое явление.

Он вновь запустил свое устройство и, пока ждали возвращения сигнала, сказал:

— Готов поспорить, что оно не противоречит никаким уже известным теориям, но, возможно, придется в них кое-что скорректировать, чтобы найти объяснение. А тем временем если мы сумеем чисто экспериментально понять, как оно работает, то далеко опередим любых теоретиков.

— Да, заметно… — попыталась сыронизировать Джуди.

Раздался сигнал, и Ален заметил:

— Ну вот, еще три миллиона миль. Мы входим в поле притяжения…

Он ввел еще несколько координат, и когда нажал кнопку «Прыжок», Земля вновь появилась в иллюминаторах, на этот раз на расстоянии, как можно было понять по ее величине, всего в полмиллиона миль. Луна представляла собой маленький сферический объект рядом с Землей.

Ален не стал дожидаться возвращения сигнала и совершил следующий прыжок. На этот раз Земля переместилась на фоне звезд. Они явно угодили куда-то в сторону. Когда вернулся сигнал от прыжка, Ален кивнул и сказал:

— Двести тысяч. Гораздо короче. Итак, сила притяжения действительно влияет на характер прыжка. Теперь нам предстоит выяснить, в какой мере.

Что-то насвистывая себе под нос, он начал анализировать данные.

Через несколько минут Ален сказал:

— Держись, сейчас я хочу попробовать попасть в цель.

— В какую цель? — переспросила Джуди, но он уже успел нажать кнопку.

Она выглянула в иллюминатор и застыла от ужаса. Перед ее глазами вырос Сатурн, подобно громадному мыльному пузырю, всплывшему из космической мыльницы. Сама планета была примерно с полную Луну, какой она видится с Земли. Кольца же казались раза в два больше планеты. Челнок материализовался где-то над одним из полюсов Сатурна, поэтому кольца занимали почти все поле зрения.

— Очень смешно, — выдохнула Джуди.

Ален выглянул в иллюминатор и улыбнулся:

— Старый добрый закон обратной пропорциональности квадрату расстояния. Ну как его не любить!

Любой, кто умеет рассчитать орбиту, знает и этот закон: сила притяжения данной массы падает на величину квадрата расстояния при удалении от нее. То же самое правило справедливо и для силы света, звука и практически для любого количества чего угодно, исходящего из точечного источника. Джуди попыталась представить, какое отношение этот закон имеет к их нынешней ситуации. Трудно было сконцентрироваться на какой угодно мысли с таким громадным Сатурном за окном, но она сделала над собой усилие и задумалась над словами Алена.

— Итак, наш последний прыжок к Сатурну потребовал больше энергии, чем перемещение на такое же расстояние по горизонтальной поверхности, или, наоборот, потребовал меньше, потому что мы фактически падали?

Ален отрицательно покачал головой:

— Больше. Очевидно, всякий раз, когда приближаешься к объекту с большой массой, тратится больше энергии на создание поля кривизны, независимо от того, в каком направлении вы перемещаетесь. Приходится искривлять пространство дважды, видишь ли, один раз в той точке, где выходишь из обычной вселенной, и второй раз в том месте, в котором входишь обратно.

Он нахмурился, задумавшись, потом произнес:

— Ведь если бы на приближение к большой массе уходило меньше энергии, мы бы уже во время нашего первого прыжка влетели в черную дыру.

При одной мысли о черной дыре Джуди сжалась от ужаса, но Ален не заметил этого. Он продолжал:

— Хорошая новость состоит в том, что расстояние — самый незначительный фактор в нашем уравнении, поэтому если мы не будем совершать прямых прыжков с планеты на планету, то сможем осуществлять межзвездные прыжки без необходимости брать с собой ядерный реактор.

— А мне казалось, ты говорил, что можешь осуществить прыжок непосредственно с поверхности планеты в космос.

— Смогу. Просто не хочется слишком далеко залетать в ходе первого прыжка, так как это отнимает очень уж много энергии. Поэтому вы совершаете короткий прыжок, чтобы выбраться из гравитационного колодца, затем длинный прыжок в нужную сторону, а затем еще один короткий прыжок с целью приземления. Ну, точнее, последовательность из коротких прыжков, потому что за один прыжок вы все равно не сумеете преодолеть все расстояние до Земли.

— Но почему же не сумеем?

Объясняя, Ален размахивал руками. Чтобы как-то удержаться на одном месте, он ухватился за один из мониторов.

— Для этого существует две причины. Когда вы совершаете прыжок, то сохраняете свою первоначальную скорость, и поэтому если вы с идеальной точностью не скоординировали его с тем местом, куда собираетесь попасть, то будете продолжать движение, уже оказавшись там. Вторая причина состоит в том, что вы не можете материализоваться там, где уже что-то есть. Даже воздух — слишком плотная среда для материализации. Поэтому у вас нет другого выбора, кроме как материализоваться за пределами атмосферы, а весь остальной путь преодолеть с помощью парашюта.

— Понятно. Своими силами, значит, — откликнулась Джуди, рассматривая останки сгоревшего вертикального стабилизатора.

У «Дискавери» явно не было сил для самостоятельного приземления. Джуди содрогнулась при мысли о том, что могло бы случиться, если бы во время атаки пострадал управляющий модуль. Или если бы им потребовалось всего на несколько минут больше для ремонта устройства гиперускорения, или если бы генерируемая им кривизна пространства оказалась недостаточно велика для того, чтобы принять весь корабль целиком. Они действительно родились в рубашках.

Сатурн вновь привлек внимание Джуди. Какая-то часть ее личности, та самая, в которой еще была жива маленькая девочка, мечтавшая о межпланетных перелетах, с восторгом взирала на фантастическую картину за иллюминатором, но другая часть, та, что отвечала за выполнение ею профессиональных обязанностей, нашептывала:

— Он ведь даже не представлял себе, как работает его устройство, когда сшиб нас с орбиты.

Возможно, слишком хорошая информированность относительно последствий возможных неполадок в ходе космических полетов порождала в ней массу жутких фантазий, но сознание того, что Ален почти все делает наобум, не внушало особых надежд. А что, если он проворонит что-нибудь еще, не менее очевидное? Ведь…

— Секундочку, Ален. Мы находимся за пределами радиационных зон Сатурна?

— Радиационные зоны не выходят за полюса, — ответил он.

— Ты уверен?

Ален кивнул:

— Расслабься. Я знаю, что делаю. И теперь, когда мне стало понятно, что следует учитывать массу объекта, я смогу перенести нас на орбиту Земли в любую минуту.

В том случае, конечно, если устройство опять не перегорит. Джуди представила, как они будут падать на Сатурн, если это произойдет. Или они вначале просто умрут от голода? Кроме того, насколько далеко от Сатурна они находятся и насколько сильна сила притяжения планеты на этом расстоянии? И даже если они не упадут на Сатурн, что делать с той нежелательной скоростью, которую они набрали, находясь в зоне притяжения Луны?

Вслух же Джуди сказала:

— Тебе ведь ничего не известно о реальном векторе нашего движения, не так ли? По твоим же собственным словам, мы можем оказаться в нужном месте на Земле, но врежемся в него со скоростью семнадцать тысяч миль в час.

Ален взглянул Джуди через плечо и ничего не ответил. Он молчал примерно минуту, а когда заговорил, единственное, что он произнес, было:

— Так далеко в космос до нас никто не залетал. Мы видим то, что до нас никто не видел. Неужели это тебя совсем не вдохновляет?

Кольца казались лентами крашеного шелка. Яркие крапинки над ними, наверное, — спутники-«пастухи»[4]. Джуди показалось, что она слышит музыкальную тему из фильма Кубрика «Космическая Одиссея 2001».

Она тряхнула головой, и музыка исчезла.

— Ну конечно, вдохновляет, — признала Джуди, — но ведь все это также означает, что если что-нибудь пойдет не так, как надо, мы погибли. Я просто стараюсь, чтобы такого не произошло.

И именно этот момент выбрал Карл, чтобы появиться из люка с еще более встревоженным выражением лица, чем раньше.

— Что случилось? — спросила Джуди.

— У нас запасов на восемь дней, — сообщил он. — Кроме того, сломался туалет, а Джерри больше не может терпеть. По крайней мере он так говорит.

— Ну, чудесно!

Только после слов Карла Джуди почувствовала, что ее собственный мочевой пузырь полон. Она попыталась не обращать внимания, в то же время прекрасно понимая, что долго игнорировать физиологическую нужду невозможно. Невозможно это и для Джерри.

— Ну, пусть воспользуется емкостью для мусора, — предложила она. — В любом случае ему пришлось бы поступить именно так, потому что я не собираюсь его освобождать.

Карл осклабился:

— Не можем же мы держать его на койке вечно.

— Конечно, нет. Ален практически завершил свои тесты. И теперь, как мне кажется, нам осталось совершить всего один прыжок. Как только убедимся в его полной безопасности, сразу же возвратимся на космическую станцию на орбите.

— Хорошо, — сказал Карл и вновь спустился в средний отсек, даже не взглянув в иллюминаторы.

Это сделал Ален. Взгляд Джуди тоже снова привлекла картина Сатурна, плывущего прямо за иллюминатором. Планета была наполовину освещена, мягкая текстура ее облачных слоев придавала ей сходство с громадной взбитой пуховой подушкой. Кольца, напротив, казались настолько плоскими, что выглядели просто неестественно, подобно ошейнику, нарисованному маркером на голограмме с изображением кота.

— Уверена, что не хочешь сделать остановку рядом с Марсом? — тихо спросил Ален.

Джуди сделала глубокий вдох, выдохнула и отвернулась:

— Не в этот раз. Поехали домой.

6

— Чтобы вернуться на орбиту, нам потребуется три прыжка, — предупредил Ален. — Я определил, как их следует выполнять, несколько недель тому назад и назвал этот процесс «маневром по параллельному переносу вектора касательной».

— Круто, — откликнулась Джуди.

Они с Карлом зависли за спиной Алена и внимательно следили за тем, как он вводит координаты в компьютер.

— Это из начертательной геометрии, — пояснил Ален. — Когда вы находитесь на орбите, вектор вашего движения всегда представляет собой касательную к той точке, в которой вы пребываете в данный момент времени. Поэтому, чтобы оказаться на нужной орбите, следует перевести вектор вашего движения в вектор, который являлся бы касательной к необходимой вам орбите.

Сейчас мы совершаем прыжок в точку на расстоянии примерно нескольких тысяч миль от Земли, туда, где будем достаточно близко для того, чтобы, воспользовавшись спутниками слежения и наземными радарами, установить наш вектор, и при этом достаточно далеко, чтобы избежать опасности врезаться в какой-нибудь объект, если выберем не совсем верное направление. Затем, как только установим, с какой скоростью перемещаемся и в каком направлении следуем, мы осуществим прыжок в нужную точку над планетой с тем, чтобы сила притяжения искривила траекторию нашего движения, придав ей необходимую форму, после чего резко перемещаемся на низкую орбиту с нужным нам вектором. Как видите, все предельно просто.

— Трудно поспорить, — саркастически усмехнулся Карл.

Ален не обратил на его усмешку никакого внимания.

— Начинается первый перевод вектора, — провозгласил он и нажал клавишу «Прыжок».

Прозвучал сигнал радиомаяка. Джуди глянула в передние иллюминаторы и едва успела заметить, как исчезает Сатурн, словно гаснет большая люстра. Вместо него перед Джуди справа от того места, где был раньше Сатурн, явилась Земля. Она была значительно больше, занимая до шестидесяти градусов поля зрения, что означало, что они к ней ближе, чем Луна, но при этом значительно дальше нормальных стационарных орбит.

— Определим наше положение… — медленно произнес Ален. — Ха! Я всего на пятьдесят километров отклонился от цели.

— Молодец, — проговорил Карл таким тоном, каким обычно произносят оскорбления, отвернулся и сел в кресло второго пилота.

— Что ты делаешь? — спросила Джуди, заметив, что он протянул руку к кнопкам радиосвязи.

— Хочу узнать, какой вред мы причинили Земле.

У Джуди подобное желание отсутствовало, но она понимала, что нет смысла откладывать неизбежное.

— Хорошо, — сказала она, — но пока никаких сообщений от нас, пожалуйста. Давайте выясним вначале масштаб собственных проблем, а потом уже сообщим им о нашем возвращении.

— Они очень быстро засекут нас с помощью радара, — возразил Карл.

— В том случае, если следят за этой частью орбиты, что маловероятно, ведь мы на расстоянии, наверное, десяти тысяч километров от Земли.

— Двенадцати, — поправил Ален.

— Не имеет значения, — сказал Карл, но установил аппаратуру только на прием и начал поиск на коммерческих частотах, включив громкоговоритель в кабине, чтобы все могли слышать.

Сигнал очень немногих станций проникал так далеко в космос, кроме того, возникало множество помех. Тем не менее Карлу почти сразу же удалось поймать какую-то англоязычную радиостанцию в тот момент, когда она заканчивала передавать «Yesterday».

— Битлы. Очень к месту, — сыронизировал Карл.

Вслед за песней прозвучал голос диджея, сообщившего, что погода облачная, температура 14 °C, небольшая вероятность дождя на возвышенностях. Джуди хохотнула, как делала всякий раз, слыша эту фразу в космосе, но при следующих словах диджея поперхнулась.

— Последние сведения о новом компьютерном вирусе, который…

Всю дальнейшую информацию о компьютерном вирусе заглушили помехи.

У Джуди сжалось сердце.

— Немедленно снова поймай эту станцию! — приказала она.

Карл попытался выполнить приказ, но состояние атмосферы, по-видимому, достаточно резко изменилось, и ему никак не удавалось это сделать. Он продолжил поиск по всему спектру частот и наконец натолкнулся на следующий отрывок:

— …крайне опасный компьютерный вирус, распространяющийся по электронной почте, как оказалось, размножился в трех различных разновидностях. Исходная форма «Планы гиперускорителя» поразила многие компьютеры менее часа назад, но Мировой консорциум по отслеживанию вирусов в Интернете уже установил наличие двух новых разновидностей, одну с фразой в предметной строке «Слушайте, это не обман!» и вторую со словом «Розыгрыш». Данные разновидности вирусов представляют серьезную опасность для любого компьютерного оборудования и в случае открытия программы, содержащей данный вирус, могут полностью вывести из строя ваш компьютер, поэтому единственный способ оградить себя от подобных последствий — это стереть названные сообщения, не вскрывая, даже в том случае, если на них будет стоять адрес знакомого вам человека.

Джуди взглянула на Алена, у которого нижняя челюсть отвисла так, что казалось, он сможет проглотить свое устройство.

— Невозможно, не так ли? — осведомилась она.

— Но… я… но как они смогли сделать это так быстро?

— Я же тебе уже говорила, что у них скорее всего уже несколько лет назад разработаны специальные планы для подобных ситуаций. Настоящий вирус, которому они могут дать название твоего интернет-послания и разослать его с тысячи сайтов одновременно; он разойдется по сети в течение нескольких минут.

— Это будет не вирус, — воскликнул Карл с неожиданно радостной интонацией. — Это электронный червь. Считывает адресную книгу на том компьютере, на который посылается сообщение, и рассылает копии самого себя по всем тем адресам, которые там нашел.

Джуди уставилась на него:

— Вирус, червь, что угодно, какое это имеет теперь значение? Главное, что кому-то удалось предотвратить распространение информации об открытии Алена.

— Да, им это удалось. И тем самым они дали нам еще один шанс.

— Еще один шанс, черт побери! Это же откровенное насилие. Кто бы это ни сделал, он этим самым пытается присвоить открытие. Ты же не думаешь, Карл, что они намерены засунуть эти планы куда-нибудь подальше и никогда ими не воспользуются?

Карл отрицательно покачал головой:

— Конечно, нет. Будут проводиться хорошо контролируемые эксперименты, осторожное внедрение и…

— Кем? ЦРУ? Карл, неужели ты на самом деле хочешь, чтобы именно эти люди повели человечество в космос?

Слова Джуди немного поубавили его энтузиазм, но не слишком.

— Спорный вопрос, — пробурчал Карл. — Как бы то ни было, они победили.

— Ошибаешься, Карл, — прорычал Ален, что-то набрал на своей клавиатуре, вслед за этим снова раздался сигнал, и Земля сжалась до трети своей прежней величины.

— Куда это ты нас забросил? — спросила Джуди.

— На геостационарную орбиту.


Спутник связи, как практически все остальное, что космический челнок выносил на орбиту, представлял собой цилиндрический резервуар с прикрепленными к нему солнечными батареями и антеннами. За время работы пилотом Джуди повидала их десятки, но никогда со своего нынешнего положения: находясь рядом с одним из этих спутников на расстоянии 36 000 километров от Земли. Во время обычного полета космический челнок никогда так далеко не удалялся. Спутники отделялись на более низких орбитах и должны были, воспользовавшись собственным двигателем, достичь нужного положения.

«Дискавери» потребовалось совершить еще два прыжка, чтобы добраться до спутника. Та дополнительная скорость, которую они набрали во время «падения» на Луну, сейчас пригодилась.

Теперь же Ален находился снаружи на конце «руки» робота-манипулятора, пытаясь подключить свой компьютер к диагностическому порту спутника. Джуди, наблюдавшая за ним через иллюминаторы грузового отсека, видела, как Ален нажимает клавиши с помощью отвертки из своего набора инструментов, так как руками в толстых перчатках сделать это было просто невозможно.

— Как дела? — спросила она через интерком.

— Почти закончил, — ответил он. — Все пятьсот каналов готовы к вводу информации, поэтому единственное, что мне осталось сделать, — это подключиться к видео.

Черно-белый экран рядом с задними иллюминаторами в данный момент демонстрировал тысячу раз виденных «Космических рейнджеров». Обычно монитор использовался для того, чтобы наблюдать за действиями робота-манипулятора, но с помощью этого видеооборудования они могли задать любую нужную картинку. Ален натянул антенну перед спутником, с тем чтобы иметь возможность управлять транслируемой им информацией, а Джуди на микроволновых каналах нашла более или менее четко просматриваемое шоу.

— Просто не верится, — воскликнула она. — Можно подключить свой компьютер и таким образом полностью подчинить себе спутник связи.

Ален рассмеялся:

— Ну, можно, конечно, если у вас уже загружена специальная программа.

— И где же ты ее раздобыл?

— Связи в верхах, дорогая.

Карл, все это время сердито взиравший на происходящее со своего места второго пилота, издал саркастический смешок:

— Еще какой-нибудь придурок из ПРИДУРКов. Надеюсь, что его повесят рядом с тобой, когда он попадется ФБР.

Ален посчитал ниже своего достоинства отвечать на подобные реплики. Так же как и Джуди. Ей одинаково надоело как заставлять Карла замолчать, так и выслушивать его злобную болтовню. Единственная причина, по которой она не загнала его на койку рядом с Джерри, была уверенность в том, что Карл не станет ничего делать, чтобы помешать им с Аленом. Он проиграл в споре, но при этом не принадлежал к тому типу людей, которые даже в такой ситуации способны на все, лишь бы навязать окружающим свою точку зрения. Карл подождет, пока суд докажет его правоту, а тем временем будет уязвлять их своими колючими намеками, стремясь пробудить чувство вины.

Джуди по-настоящему ощутила бы себя виноватой, если бы хоть на минуту поверила его доводам, но она продолжала находить их неубедительными. Без сомнения, могут возникнуть какие-то экономические неурядицы, как только люди поймут, что они больше не привязаны навеки к своей планете, но наведение полного хаоса в Интернете только ради того, чтобы предотвратить распространение этой идеи, скорее всего способно нанести гораздо больший экономический вред, чем любое устройство гиперускорения. Что же касается последствий для нее лично, то Джуди вполне могла лишиться работы за неповиновение приказу, но она не способна была поверить в то, что ее жизни по возвращении домой может угрожать какая-то реальная опасность. В конце концов, они живут не в семнадцатом веке, и в отличие от Галилея ни ей, ни Алену не придется отрекаться от своих взглядов под страхом смерти. Как только секрет выйдет наружу, ученые по всему миру подтвердят научную обоснованность заявлений Алена, и когда это произойдет, у правительства возникнет сразу столько проблем, что ему будет не до наказания Джуди и Алена за выдачу секрета государственной важности.

— Ну, я готов, — сказал Ален. — Все в порядке.

Его ноутбук повис на конце кабеля. Он захватил его левой перчаткой, чтобы нажать клавишу «Ввод» правым указательным пальцем.

«Космические рейнджеры» исчезли в мелькании помех, которые сменились ярким голубым фоном с надписью:

Внимание! Если у вас имеется видеозаписывающая аппаратура, пожалуйста, включите ее на запись следующей программы.

Вслед за этим спокойный голос Алена с модуляциями классического диск-жокея прочел надпись вслух, после чего на экране появился сам Ален в белоснежном костюме космонавта. Это был короткий сюжет, заснятый Джуди несколькими минутами раньше на одну из видеокамер челнока. Они сохранили отснятый материал в цифровом варианте на жестком диске компьютера и теперь выдали его на видеоинтерфейс.

— На данный момент, возможно, вы уже слышали, что космический челнок «Дискавери» экспериментально доказал и продемонстрировал возможности уникального нового устройства, способного достичь скорости, превышающей скорость света; устройства, предназначенного для путешествий в космос. К вам обращается доктор Ален Мейснер, создатель упомянутого устройства. Мною прервана ваша сегодняшняя телепрограмма с той целью, чтобы передать вам планы и описание названного изобретения.

Он широко улыбнулся в камеру, и Джуди поморщилась, видя, как глупо он при этом выглядит. Такому Алену никто не поверит. Телезрители по всему миру, вне всякого сомнения, уже переключаются на другую программу в полной уверенности, что начался какой-то новый вид рекламы.

Но вслед за этим улыбающаяся физиономия Алена появилась уже на всех каналах. Власти, конечно, могут переключить спутники, но даже в этом случае они, несомненно, обнаружат его по крайней мере на половине каналов. Все коммуникационные спутники связаны между собой, транслируя видеосигнал на весь земной шар. Даже европейские спутники входят в эту систему. Часть из них может быть отключена с Земли, но все отключить невозможно. По крайней мере не за такое короткое время. Негосударственные спутники — а именно один из таких они и захватили, — по всей вероятности, вообще невозможно отключить. И в любом случае это — новость, и все частные видеоканалы захотят ее передать.

На видеоэкране появилось изображение с компьютерного монитора с тем самым чертежом устройства гиперускорения, которое Ален пытался передать посредством электронной почты. Голос самого изобретателя за экраном подробно объяснил, как его можно собрать и как работает готовое устройство. Вся трансляция заняла не более десяти минут, включая и небольшое дополнение, наскоро и наспех составленное им для объяснения способов калибровки расстояния.

Презентация напоминала плохой учебный фильм по физике для старших классов средней школы, в котором Ален, а чаще его рука, указывал на различные детали чертежа. Однако чем дальше Джуди слушала рассказ об устройстве и функционировании изобретения, тем большее восхищение Ален вызывал в ней. Вне всякого сомнения, найдутся люди, которые запишут эту передачу, а это самое главное. Им не потребуется много времени на то, чтобы понять, что это не розыгрыш, и как только секрет окажется в распоряжении обычных людей, он очень быстро распространится по всему миру со скоростью, не уступающей скорости распространения компьютерного вируса.

Как только началась телевизионная трансляция, корабельное устройство связи стало разрываться от истерических вызовов из Центра, но Джуди отключила его. Она прекрасно понимала, что ей могут сказать. Джуди немного напряглась, и мурашки побежали у нее по спине от предчувствия возможного удара по их шаттлу со стороны какого-нибудь спутника с лазерным оружием, но что-то подсказывало ей, что вряд ли кто-то на это осмелится. В их с Аленом распоряжении теперь международный спутник связи, и в отличие от того автоматического выстрела, от которого шаттл пострадал в самом начале, прицельный и спланированный удар по нему теперь потребует принятия решения в довольно высоких инстанциях. Джуди очень хотелось быть уверенной в том, что на это никто не пойдет, по крайней мере не обдумав все возможные последствия, и что это позволит ей и ее команде выиграть время и, возможно, даже благополучно вернуться на Землю.

Они еще раз повторили свою десятиминутную трансляцию перед тем, как отключиться от спутника и позволить ему продолжить работу в обычном режиме. «Рука» робота-манипулятора вместе с Аленом переместилась обратно в грузовой отсек, и затем, как только Ален оказался в переходном шлюзе, космический челнок отошел от спутника. Несколько минут спустя Ален снял скафандр и присоединился к Джуди в кабине.

— Куда теперь отправимся? — спросил он, занимая свое обычное положение у пульта управления устройством гиперускорения.

— На космическую станцию, я полагаю, — ответила Джуди. — Мы, как мне кажется, сделали все, что от нас требовалось.

Карл презрительно фыркнул.

— Уж поверьте мне, — сказал он, — вы сделали значительно больше, чем требовалось.

7

Космическая станция «Свобода» во многом обманула мечты своих создателей. И вина здесь была не инженеров, не конструкторов и разработчиков, а в основном болтунов политиканов и того горластого меньшинства, которое такие политиканы, как правило, представляют. Но какова бы ни была причина, административные издержки и «тактические компромиссы» сожрали добрую часть бюджета станции, оставив совсем немного на ее техническое оборудование. Настолько немного, что астронавты сочли более уместным называть ее «Сво», чтобы продолжить экономить и на названии.

На какое-то время станция вообще лишилась имени. В те годы, когда русские принимали участие в проекте, чиновники в НАСА почему-то решили, что название «Свобода» будет звучать как оскорбительный намек в адрес представителей бывшего советского режима, и поэтому некий филологический гений из дирекции НАСА решил, что станция должна именоваться совершенно бесцветно, но при этом бюрократически весьма функционально — Международная Космическая Станция. Русским, которым нельзя отказать в определенном поэтическом чутье и вкусе, подобное название понравилось еще меньше, чем «Свобода», но из соображений такта они промолчали.

После того как произошло неизбежное политическое охлаждение между двумя державами, НАСА вернуло станции старое название и попыталось сделать вид, что никакого сотрудничества в космосе между США и Россией никогда и не было. Все сразу как-то забыли, что миллиарды долларов были выброшены на ветер из-за того, что большая часть аппаратного обеспечения, специально разработанного для международной станции, теперь превратилась в хлам по причине отсутствия деталей, производимых в России. Официальная точка зрения сводилась к тому, что мы никогда не рассчитывали на их помощь, не нуждаемся в ней и сейчас.

Джуди это тоже представлялось бесспорным. Станция вмещала необходимое количество кислорода и шесть членов команды. Но это было бесконечно далеко от того, что задумывалось первоначально.

Однако, когда на расстоянии всего нескольких миль от них мелькнул громоздкий ряд жилых модулей и перекрещивающиеся выросты их солнечных батарей, Джуди почувствовала сильнейшее облегчение. При отсутствии вертикального стабилизатора у них не было никакой надежды на возможность приземления. Кроме того, из-за испорченного туалета всего через несколько часов им придется использовать мешки для мусора. Каковы бы ни были недостатки «Сво», там по крайней мере работала станционная канализация.

Более того, как только они состыкуются, у Джуди появится возможность поделиться сведениями об устройстве гиперускорения. И тем самым поделиться и ответственностью за обладание этим секретом, и ей уже не придется одной принимать решения, от которых будет зависеть судьба всего человечества.

Джуди включила рацию, настроилась на частоту связи между космическими кораблями и произнесла в крошечный микрофон, обвивавший ее лицо тонкой змейкой:

— «Свобода», это «Дискавери». Вы меня слышите?

На ее вопрос ответил женский голос. Это была Мери Хантер, командир станции. Джуди сразу же поняла, что ее совсем не обрадовал их вызов.

— Мы вас слышим, «Дискавери», это «Свобода». Как у вас дела?

Голос звучал по-деловому сухо. Джуди пожала плечами и ответила:

— Нормально, за исключением того, что наш вертикальный стабилизатор полностью вышел из строя и туалет снова испортился. Мы запрашиваем разрешения пристыковаться и ждать прибытия следующего челнока.

— Э-э… «Дискавери», мы должны поставить вас в известность о том, что правительство Соединенных Штатов издало ордер на ваш арест. Если вы пристыкуетесь к нам, мы будем вынуждены заключить вас под арест и с ближайшим полетом на Землю выдать федеральным властям.

Джуди рассмеялась:

— Заключить под арест? Мери, жилой модуль — тридцать футов длиной. Как ты собираешься держать нас под арестом или куда, по твоему мнению, мы должны отправляться?

— С устройством доктора Мейснера на борту, я полагаю, вам не составит труда выбрать удобное направление. И, откровенно говоря, меня это не очень волнует. Кроме того, у нас имеются соответствующие указания.

Джуди бросила взгляд на Карла, сидевшего в кресле второго пилота и зачем-то пристегнувшегося ремнем безопасности, как будто в ожидании какого-то рывка. Обычно на этом месте сидел Джерри, но в данную минуту он все еще находился на своей арестантской койке. И тут Джуди пришло в голову, что Мери собирается поступить с ними точно так же, как они поступили с Джерри.

— Ну, что я тебе говорил? — злорадно прошипел Карл.

Обернувшись в сторону Алена, который все еще находился рядом с грузовым отсеком, Джуди сказала:

— Ну что ж, сдается мне, что нам придется посидеть под арестом до тех пор, пока не прилетит еще один шаттл. Конечно, если только ты не придумал какой-нибудь очередной трюк, чтобы нам выбраться и из этой переделки.

Ален отрицательно покачал головой:

— Все идет как-то не так. Не так, как я ожидал. Я думал, что люди страшно обрадуются моему открытию. Думал, на Земле нас будут ждать с парадами и цветами.

Карл расхохотался:

— Да за парадами дело не станет. Только впереди колонны будут нести ваши головы на пиках.

— Совсем не смешно, — обиженно отозвался Ален.

— Конечно, не смешно. Так же, как и подрыв мировой экономики, — взорвался Карл. — Так же, как предоставление всем странам без разбору возможности мгновенного переноса ядерного заряда в любую точку. Так же, как…

— Ты ошибаешься, — прервал его Ален. — Мое устройство нельзя использовать с этой целью. В атмосфере слишком много материальных объектов для его безопасного функционирования.

— Неужели ты полагаешь, что кому-нибудь очень скоро не придет в голову способ исправления этой твоей маленькой недоработки?

— Никому это не придет в голову, потому что это невоз…

Его на полуслове прервал внезапно зазвучавший голос Мери:

— Что вы намереваетесь предпринять, «Дискавери»?

«Я намереваюсь сделать все, что в моих силах, чтобы остаться на свободе», — подумала Джуди, но вслух сказала:

— Не думаю, что у нас есть выбор.

— Я тоже так не думаю. Могу ли я положиться на ваше словесное обещание, что вы не окажете сопротивления в случае вашего ареста?

— Нет, — вырвалось у Джуди, — я прошу у вас минуту на обсуждение. Мы, откровенно говоря, не ожидали подобного приема.

Закончив фразу, она выключила рацию.

— Ну?

— Что «ну»? — воскликнул Карл. — У нас нет других вариантов.

— Они у нас есть, — возразила Джуди. — У нас запасов на целую неделю, не так ли?

Карл нехотя кивнул.

— Мы располагаем вдвое большим количеством кислорода, чем сможем израсходовать за неделю, так как все равно не имеем возможности приземления обычным способом, — продолжала Джуди. — У нас, к счастью, исправно устройство по производству питьевой воды. Таким образом мы можем оставаться в космосе еще целых две или три недели до того, как будем вынуждены сдаться. Вопрос не в этом. Вопрос в том, стоит ли игра свеч?

— Ни черта! — резко отозвался Карл. — В любом случае на тебе будет висеть обвинение в государственной измене и пиратстве. А к нему еще добавится и сопротивление властям при аресте.

— Если им удастся нас захватить. Ален, нет ли какого-нибудь способа посадить нас на Землю с помощью твоего гиперускорителя? И где-нибудь подальше, чтобы у нас было время собраться с мыслями и силами прежде, чем нас смогут схватить?

Ален снова покачал головой:

— Я же вам уже сказал, мое устройство не может ничего переместить туда, где уже имеется какой-либо материальный объект. Даже воздух. Это требует слишком больших энергетических затрат. Возможно, я и смог бы вывести нас куда-нибудь на расстояние миль тридцати над Землей, но не ниже. При дальнейшем снижении устройство перегорит.

Его слова вызвали у Джуди приступ совершенно иррационального раздражения. Какой же смысл в этом гиперускорителе, если с его помощью вы не можете приземлиться, даже если добрались до нужного места? Она попыталась отделаться от этой мысли и рассмотреть проблему с нескольких сторон.

— А не мог бы ты поступить следующим образом: что-то оттуда перенести в космос, а нас — на место образовавшегося вакуума?

И вновь Ален отрицательно покачал головой:

— Нет. Без второго такого же устройства на противоположном конце дистанции и без идеально точного хронометрирования это абсолютно невозможно. И калибровку нужно производить с точностью до фута, в противном случае ничего не сработает. Со временем, я полагаю, эта проблема будет решена. Но при условии, что на поле переноса столь сильное воздействие оказывает масса, приходится принимать во внимание такое огромное количество различных переменных, что на то, чтобы все рассчитать, уйдет вечность. Даже плотность атмосферы, по-видимому, каким-то образом будет влиять на это, состав земной поверхности и…

— Хорошо, хорошо. Я все поняла.

Джуди взглянула в иллюминаторы на космическую станцию. Ее жилой модуль сиял идеальной белизной в прямых солнечных лучах. Переходные люки по обоим концам станции были окружены всякого рода механизмами и отсеками для хранения инструментов. Полдюжины модулей аварийного приземления также группировались вокруг переходных люков, установленные таким образом, чтобы ими можно было легко и быстро воспользоваться в случае потери давления жилым модулем или нападения противника. Спасательными модулями так никто ни разу не воспользовался, но они были практически той же конструкции, что и старые капсулы «Джемини»: двухместные устройства для возвращения с орбиты с отделяемыми тепловыми экранами и парашютами. Первоначально НАСА намеревалось создать миниатюрный челнок в качестве своеобразной космической спасательной шлюпки, но программа «X-38» так же, как и многое другое, пала жертвой бюджетных сокращений.

Джуди критически рассматривала спусковые модули.

— Карл, над каким местом на земной поверхности мы сейчас находимся? — справилась она.

Он повернулся к дисплею на центральном мониторе. Станция и космический челнок в данную минуту находились над Западной Австралией и двигались в северном направлении. Это не очень хорошо. Если они сейчас сойдут с орбиты, то окажутся где-нибудь в северной Атлантике или, что еще хуже, на Ближнем Востоке. При следующем облете Земли пройдут над территорией США. Если удастся все хорошо продумать и организовать с точностью до секунды, то они могут прямо сейчас притвориться, что согласны на все условия, пристыковаться к станции, затем захватить один из посадочных модулей и сбежать вместе с ним до того, как Мери и ее команда успеют опомниться.

Модули в основном состоят из композитных материалов, что делает невозможным для радаров засечь их. Если Джуди и Алену удастся отключить аварийную сигнализацию, у них появится весомый шанс достичь Земли незамеченными. НАСА сможет вычислить место их приземления с точностью до нескольких десятков миль, а это очень большое пространство для поиска. Если им будет сопутствовать удача, беглецы сумеют скрыться от преследования.

Конечно, в том случае, если… они приземлятся живыми.

Джуди снова включила рацию:

— Мери, ты слушаешь меня?

— Я жду. Вы приняли решение? В Центре управления они уже на взводе.

— Мы все еще думаем. Ты не знаешь, что они хотят с нами сделать?

Мери засмеялась:

— Ну а чего ты ожидаешь? Они собирались устроить обычный суд с обычной казнью до того момента, как вы продемонстрировали трюк со спутником связи. Теперь же, я думаю, они больше склоняются к позорной казни и публичному побиванию камнями.

— Это совсем не смешно, — отозвалась Джуди и снова бросила взгляд на посадочные модули, размышляя, какова же была доля шутки в ироническом замечании Мери.

Не слишком большая, как теперь казалось Джуди. Ну что ж, тогда у них нет другого выбора, как приступить к выполнению плана «B».

— Я согласна предстать перед судом, — сказала она, — но хочу получить гарантии, что этот суд состоится. Если президент пообещает нам справедливое рассмотрение нашего дела, мы сдадимся.

Вот так… Это даст им некоторое время для того, чтобы организоваться.

Тем временем Джуди приказала Алену приготовить кислород, чтобы в нужный момент он смог без задержки надеть скафандр, а сама начала очищать свою кровеносную систему от азота. Обычно переход с челнока на космическую станцию не требует использования скафандров, но Джуди объяснила, что нужно быть готовым на случай возникновения каких-либо стыковочных проблем. Чтобы у Карла и Джерри не возникло никаких подозрений, она снабдила их кислородными баллонами.

Через десять минут вновь раздался голос Мери:

— Соединитесь с Центром управления полетами. С вами будет говорить президент.

Если Джуди требовались какие-то доказательства того, что она попала в серьезнейшую переделку, теперь она их получила. Вряд ли президент Джон Стивенсон когда-либо с такой быстротой отвечал на звонок своего биржевого маклера.

Его голос сухо и жестко зазвучал в ее наушниках:

— Ну что ж, мисс Галлахер, вы сумели устроить небывалую заварушку.

Политики на Джуди никогда особого впечатления не производили. И потому она просто ответила:

— Мне кажется, заварушку устроил тот, кто запустил вирус в Интернет.

— Это решит суд. — Президент откашлялся и продолжил: — Вы, насколько мне известно, просили моих заверений в том, что с вами будут обращаться справедливо и в соответствии с законом по вашем возвращении на Землю. И теперь я имею честь заверить вас, что вы получите всю возможную защиту закона в ходе суда над вами по обвинению в государственной измене, пиратстве, захвате космического судна, компьютерном хакерстве и нарушении федеральных законов относительно эксплуатации спутников связи.

Создавалось впечатление, что все это он считывает со страницы блокнота. Ну что ж, прекрасно. Если ей когда-нибудь придется предстать перед судом, Джуди привлечет в качестве вещественных доказательств этот документ и все те докладные записки, на основе которых он был составлен. Сия череда бумаг обещала преподнести свои сюрпризы.

И все-таки ей совсем не хотелось заходить так далеко. Потому она сказала просто: «Спасибо, господин президент», — и переключилась на частоту станции.

— Итак, Мери, мы получили то, о чем просили. Я начинаю стыковку, но мне придется осуществлять ее, не торопясь. Наши устройства маневрирования также повреждены.

Мери тоже явно не хотелось, чтобы челнок врезался в ее космическую станцию. И она ответила:

— Понятно, «Дискавери». Не спешите.

Джуди действительно не торопилась. Воспользовавшись средствами управления, расположенными в кормовой части, едва заметными рывками она медленно подвела шаттл к переходному шлюзу жилого модуля. Ей удалось растянуть эту процедуру более чем на час, что давало чуть более пятнадцати минут на осуществление запланированного.

Карл наблюдал за работой Джуди, без устали критикуя ее уж слишком, по его мнению, боязливое управление челноком. На это она и рассчитывала. Когда челнок находился все еще на расстоянии примерно двухсот футов от станции, Джуди повернулась к Карлу и сказала:

— Ну, если тебе не нравится, садись сам и заканчивай операцию, — и оттолкнулась от пульта управления.

Он бросился исполнять задание, подобно ученику, которого, несмотря на несколько лет выучки, никак не допускали до реальной работы и которому наконец представился шанс продемонстрировать свой гениальный и столь долго недооцениваемый талант. Карл полностью ушел в процедуру стыковки, а Джуди отозвала Алена в средний отсек.

— Итак, — сказала она, когда убедилась, что Карл их не слышит, — у тебя есть выбор. Ты можешь возвратиться на Землю со следующим челноком и предстать перед судом, либо можешь вместе со мной бежать на одном из аварийных спусковых модулей. Нам для этого примерно через десять минут представится двадцатиминутная возможность.

От удивления Ален заморгал глазами:

— Ты хочешь сказать, что у нас есть возможность приземлиться самостоятельно?

— У вас такой возможности нет, — донесся голос Джерри с его арестантской койки. — Эти штуки никогда не предназначались для реального использования. Они предназначены только для того, чтобы запудрить мозги избирателям и доказать им, что НАСА очень много делает для обеспечения безопасности на борту станции.

В это мгновение Джуди набивала карманы скафандра всякими нужными вещами из своего личного локера. Услышав слова Джерри, она повернулась к нему и сказала:

— Слышу голос циничного предателя.

— Предатель я или нет, но я хочу спасти вам жизнь. Если вы сядете в аварийный модуль, то сгорите в атмосфере.

— Почему ты так в этом уверен?

— Я входил в состав комиссии, принимавшей модули.

Правду он говорит или лжет? Джуди попыталась вспомнить, но астронавты входили в такое количество самых разных комиссий, что ей никогда не удавалось уследить, кто в какую из них введен. Но даже если он говорит правду о своем участии в комиссии, Джерри может лгать относительно безопасности модулей. НАСА никогда бы не приняло неработающую аварийную систему. Возникни аварийная ситуация, НАСА оказалось бы в значительно более неловкой ситуации, нежели в том случае, если бы оно вообще не запланировало никакой аварийной системы.

— Даже не сомневайтесь, — продолжал Джерри. — Джуди еще может выжить, если отправится одна и пару раз срикошетит перед финальным спуском, но ты, Ален, ровно на пятьдесят фунтов тяжелее. И даже если ты сядешь в отдельный модуль, то всю траекторию пролетишь как метеор.

Джуди закончила набивать карманы.

— Ерунда, Джерри. Модули основаны на старой технологии. Они хорошо сработали на «Джемини», сработают и сейчас. Ален, надевай скафандр.

Он не двигался.

— Ты уверена, Джуди? Джерри ведь нет никакой выгоды нам лгать.

— Выгода у него есть, Ален, — сказала она, поправляя нижнюю часть скафандра. — Еще два козла отпущения, которые могли бы разделить с ним вину. Без нас все негодование общественности падет на его голову.

Это явно прозвучало для Алена неубедительно, особенно после того, как Джерри рассмеялся и сказал:

— Превосходное объяснение, Джуди, которое на самом деле ничего не меняет. Спасательные модули — смертельные ловушки.

У Джуди не оставалось времени на споры. Она, если бы не медлительность Алена, просто проигнорировала бы его. Нужно оказаться за пределами переходного шлюза до того, как Карл завершит стыковку; в противном случае переходной шлюз откроет им путь в тюрьму. И потому она решилась на последний аргумент, способный убедить Алена.

— Прекрасно, Джерри. А как насчет того, чтобы отправиться вместе с нами?

— Что?

— Держу пари, что если я освобожу тебя, ты, не задумываясь, присоединишься к нам.

Джерри прикусил губу, а затем рассмеялся:

— Не пройдет, Джуди. Кроме того, скафандров всего два.

— Я перенесу тебя в аварийном снаряде. Конечно, если они тоже не установлены здесь только для обмана публики.

Аварийные снаряды представляли собой еще одно порождение идей сверхбезопасности в соединении с идеями сверхэкономии: вместо того чтобы обеспечить всю команду скафандрами, на челнок загрузили полдюжины герметических шаров диаметром в ярд. В случае аварийной ситуации членам команды, не имеющим скафандров, следовало залезть в эти шары, там их плотно запечатывали, и затем астронавты в скафандрах должны были через переходной шлюз перенести их в безопасное место.

Наступила тягостная пауза, в течение которой Джерри обдумывал предложение Джуди, затем он сказал:

— Хорошо. Освободи меня.

Джуди кивнула:

— О'кей, минутку.

Повернувшись к Алену, она сказала:

— Ну, теперь ты убедился? Он лгал. Надевай скафандр.

Ален бросил на Джерри еще один взгляд, в котором сквозила неуверенность, но, ни слова не говоря, стал собираться. Джуди уже надела верхнюю часть скафандра и теперь надевала перчатки.

— Выпустите меня первым, — попросил Джерри. — Я возьму аварийный снаряд.

— Подожди, — сказала ему Джуди.

Она помогла Алену надеть скафандр и перчатки, а перед тем как надеть шлем, произнесла:

— Не включай рацию. Карл может нас услышать. Я не хочу, чтобы он обратил на нас внимание до того, как мы окажемся за пределами переходного шлюза.

Ален кивнул. Джуди закрепила на нем шлем и помогла доктору пройти в шлюз, затем последовала за ним. Она уже закрепляла свой собственный шлем, когда Джерри крикнул:

— Ты же обещала освободить меня!

Она резко повернулась в его сторону:

— Ты солгал мне, я ответила тебе тем же. Мы квиты, Джерри.

Он зарычал от злости и попытался вырваться, потянув за передвижную панель, к которой был привязан, но шнур держал его крепко.

— Я сказал правду о спусковых модулях! — крикнул он. — Я не планировал добираться на них до Земли. Я просто собирался захватить корабль и отправиться на нем до станции «Мир».

«Мир II» представлял собой дубликат старой советской космической станции, запущенной русскими в приступе национальной гордости в тот период, когда они вышли из американского проекта. Однако у русских очень быстро иссякли средства на самостоятельный проект, и пришлось продать его французам. Джуди подумала, что Джерри, если бы ему удалось осуществить задуманное, мог получить там политическое убежище. Но ему это не удастся, и он сам прекрасно это понимает. Перемещаясь с орбиты «Свободы» на орбиту «Мира», он окажется легкой добычей. Если его не собьют американцы, то кто-нибудь другой это обязательно сделает.

— Извини, Джерри, — проговорила Джуди, протискиваясь в переходной шлюз, — но я и сейчас тебе не верю.

— Желаю тебе сгореть без остатка! — крикнул он ей вслед. — И чтобы ты испытала все муки, которые с этим связаны! И чтобы ты…

Джуди захлопнула за собой дверцу шлюза.

8

Двоим в переходном шлюзе было очень тесно.

— Ты уверена, что поступаешь правильно? — спросил Ален.

Даже в условиях полной герметизации и при нормальном давлении его голос был едва слышим через два слоя стекла между его ртом и ее ушами; и потому Джуди скорее поняла вопрос по движению губ, чем услышала.

— Ну конечно, уверена, — ответила она, утрированно двигая губами, чтобы он понял ее.

Джуди повернула ручку управления герметизацией шлюза, снизив показатель до 5 «пси», удерживала ее в таком положении около минуты, чтобы удостовериться, что со скафандрами все в порядке, и затем довела до нуля. Пока воздух вытекал из шлюза, она повернулась к Алену так, чтобы он мог отчетливо видеть ее лицо, и сказала:

— Как только выйдем отсюда, хватай свое устройство гиперускорения и следуй за мной к посадочному модулю.

— Я тебя не слышу, — поняла она по движению его губ.

— Ты все равно меня не услышишь, — ответила Джуди, — тебе придется читать то, что я говорю, по губам.

— Не… что?..

В это мгновение Ален напоминал ребенка, который только что узнал, что сказочных фей не бывает.

— Черт возьми, что?.. Что ты сказала?

Она попыталась повторить свою фразу медленно, произнося каждое слово отдельно:

— Я… сказала… возьми… свое… устройство… гиперускорения… и… следуй… за… мной.

— Хорошо.

Когда давление в шлюзе упало до 0,5 «пси», Джуди открыла внешний люк. Остатки воздуха вырвались в отверстие со зловещим шипением, и Джуди позволила, чтобы ее вытянуло вместе с ними. Повернувшись у края люка, она помогла пролезть Алену, затем подползла к плоской упаковке в грузовом отсеке, чтобы, оттолкнувшись от нее, переместиться к станции, находящейся над ними. Станция располагалась на расстоянии около двадцати футов, и тут Джуди подумала, что если бы их спор с Джерри еще немного затянулся — все было бы бесполезно.

Не оставалось времени на портативное устройство маневрирования — специальный вспомогательный маневровый двигатель, с помощью которого они обычно передвигались в открытом космосе, не было у них времени и на протягивание кабеля и прохождение этой дистанции, цепляясь за него. Придется передвигаться без всякой поддержки.

Пока Ален отстегивал свое устройство, Джуди оттолкнулась от челнока. На какое-то мгновение, в которое она пережила один из самых страшных кошмаров своей жизни, Джуди показалось, что она промазала и пролетит мимо станции в открытый космос, где и будет плавать до тех пор, пока у нее не кончится кислород. С другой стороны, при таком небольшом расстоянии ей необходимо было очень тщательно рассчитать свой толчок, чтобы не врезаться во что-нибудь.

Как оказалось, прыжок прошел вполне благополучно. Джуди пришлось немного оттолкнуться от переходного шлюза станции и, хватаясь за различные скобы, пробраться до спусковых модулей.

В шлемофоне раздался истеричный вопль Карла:

— Джуди, какого черта ты там делаешь?

Она не ответила. Теперь дорога каждая секунда. Если на станции успеют одеть кого-нибудь в скафандр и направить в переходной шлюз, у них еще будет возможность помешать их планам.

— Джуди, отвечай!

Джуди подтянулась к ближайшему посадочному модулю, открыла люк и влезла внутрь. Это был совсем крошечный модуль, едва способный разместить двоих пассажиров, для которых был предназначен. Джуди пробралась ко второму от входа месту и начала изучать панель управления. Довольно просто. Переключатель мощности, кнопка для отделения модуля от станции, ручка управления вспомогательными маневровыми двигателями и большая красная кнопка с надписью «Ретро».

Остальную часть приборной доски занимали приборные щитки, рация, средства контролируемого отделения нижней ступени и системы выброса парашюта. Джуди приходилось видеть и более сложные панели управления. Она нажала переключатель, который перевел работу аварийного локатора в ручной режим, убедилась, что стрелка стоит на нуле, затем нажала кнопку переключателя мощности и улыбнулась, увидев, что вверху загорелась красная лампочка.

— За кого ты себя почитаешь? — кричал Карл. — За Буча Кэссиди и Санденс Кида? Ты же в космосе, пойми ты, ради бога! Это же не ковбойский фильм, в котором можно украсть лошадь и сбежать на ней из города!

— Уверен? — пробормотала Джуди себе под нос, но ее микрофон был все еще отключен.

Затем она высунулась из люка, чтобы взглянуть, как идут дела у Алена. Он высвободил одну часть устройства и сейчас занимался второй. Джуди нервно ждала, пока Ален освободит и вторую часть. Закончив, он взял ящики под мышки и принялся мотать головой в поисках Джуди.

Она помахала ему рукой из люка спускового модуля.

Ален помахал в ответ и из-за этого чуть было не потерял одну из частей устройства. Правда, вовремя успел снова ее схватить, но этого движения оказалось достаточно, чтобы отделить его от грузового отсека. Ален начал падать, но мгновенно понял характер своей проблемы, однако вместо того, чтобы дождаться помощи от Джуди, он оттолкнулся левой ногой, по-видимому, рассчитывая таким образом долететь до нее.

Это не сработало. Джуди беспомощно наблюдала за тем, как Мейснер летит под углом в сорок пять градусов. И тут он сумел сделать нечто практически невозможное. Казалось, что он пролетит мимо станции и Джуди будет бессильна ему помочь. Если она сейчас выпрыгнет, чтобы перехватить его, они вместе улетят в открытый космос, а если начать прикреплять свой страховочный кабель к держателю на борту, она все равно его не достанет.

Эфир бурлил мешаниной голосов.

Карл кричал: «Человек за бортом!» Мери таким же истерическим голосом отдавала приказы кому-то на станции, и кто-то из Центра требовал объяснить ситуацию. Джуди уже готова была включить свой передатчик и потребовать, чтобы они заткнулись и сделали что-нибудь действительно полезное, например, отправили кого-нибудь на пилотируемом модуле, когда Ален совершил то единственное, что в подобном положении могло спасти его: изо всех сил швырнул один из ящиков в открытый космос.

У Джуди захватило дух. Устройство гиперускорения! Или даже его часть. Она надеялась, что Ален все-таки сохранил самую ценную его половину. Но вряд ли в эту минуту доктор стал бы выбирать, он просто бросил первое, что попалось под руку.

Оба блока устройства весили примерно по сто фунтов каждое; результат оказался большим, чем рассчитывал Ален. Он чуть было не перелетел на противоположную сторону станции, но Джуди выбралась из спускового модуля, ухватилась за скобу и выставила ногу, чтобы помешать его дальнейшему движению. Ален ухватился за ее ступню и опрокинул Джуди назад с такой силой, что едва не сломал ей позвоночник, но она удержалась и помогла ему дотянуться до скобы.

Он остановился, прижав свой шлем к ее шлему, и произнес одно-единственное слово:

— Спасибо.

— Не за что, — ответила Джуди. — Давай быстрее, пока Карл не отправил по нашим следам кавалерию.

Она указала внутрь модуля.

На этот раз Джуди пропустила первым Алена, жестом скомандовав, чтобы он садился на дальнее сиденье с оставшимся блоком устройства на коленях, затем влезла в модуль сама и захлопнула за собой крышку люка. Оказавшись в кресле, Джуди нажала кнопку отделения от станции, и модуль дрогнул, сообщив, что процесс начался. Затем с помощью ручки управления и переднего вспомогательного маневрового двигателя она отвела модуль от станции и от шаттла. Джуди не отключала маневровый двигатель до тех пор, пока они не достигли скорости двадцати пяти футов в секунду. При такой скорости можно включить тормозную ракету меньше чем через минуту, ничего не повредив выхлопом.

Джуди бросила взгляд на циферблат громадных наручных электронных часов. Они находились примерно посередине отрезка времени допустимого приземления. Прекрасно. Это означало, что даже если они немного не уложатся в эти временные рамки, то все равно приземлятся где-то в Северной Америке. Джуди надеялась оказаться где-нибудь в сельской местности, но в нынешних условиях особенно выбирать не приходилось.

Карл, Мери и Центр управления продолжали орать. Их голоса смешались в почти нечленораздельный хаос звуков, который только отвлекал от дела, поэтому Джуди совсем выключила рацию. Она сориентировала спусковой модуль носом к их бывшей орбите и, удостоверившись, что он выровнял свое положение, нажала большую красную кнопку с надписью «Ретро».

Ускорение отбросило ее к спинке сиденья. Скафандры на космическом челноке не были предназначены для того, чтобы сидеть в них в условиях перегрузки, поэтому Джуди показалось, что внутренние штаны и все швы сразу врезались ей в спину и ноги, а кольцо на талии прорезало болезненную черту. Она попыталась поправить скафандр, чтобы не испытывать этой неприятной рези.

Сковывающая тяжесть от перегрузки постепенно проходила по мере того, как в тормозной ракете догорали остатки топлива, и беглецы снова вернулись в привычные условия невесомости. Джуди слегка сместила ручку управления влево, чтобы удержать правильное направление и положение модуля, и стала ждать входа в атмосферу.

Он начался с легкого покачивания, которое легко корректировалось с помощью вспомогательных маневровых двигателей. За этим последовали более сильные и менее приятные толчки. Джуди сумела и с этим справиться, удерживая тепловой экран под модулем в направлении мчавшейся им навстречу струи воздуха. Теперь она ощутила все последствия нового этапа перегрузки, связанного с торможением в атмосфере. Ее отбросило к спинке кресла точно так же, как в случае с запуском тормозной ракеты. Только на этот раз сила не осталось на уровне 1g, а продолжала нарастать: 2g, 3g и выше.

Одновременно появилось и пламя. Продолговатые язычки огня мелькали мимо иллюминатора люка, полностью окружив всю капсулу.

Джуди взглянула на Алена. Он смотрел на пламя круглыми от ужаса глазами, широко открыв рот. Джуди не могла понять, то ли Ален вопит от страха, то ли у него перехватило дыхание.

— Все в порядке, — сказала она, — это из-за теплоизоляционного экрана. Все так и должно быть, Ален. Никаких причин для тревоги.

Но вот громадный горящий кусок чего-то пронесся мимо иллюминатора, и капсулу резко отшвырнуло в сторону.

9

Джуди резко надавила на ручку управления, стараясь успеть выровнять капсулу до того, как она выйдет из-под контроля и начнет падать. Какое-то мгновение направляющие двигатели сопротивлялись силе, отбросившей их в сторону, но когда уже казалось, что им удалось справиться с ней, капсула вновь резко накренилась — теперь уже в другую сторону. Джуди почувствовала, что капсула перевернулась, ремень безопасности врезался ей в плечо, а капсула зловеще затряслась — она входила в атмосферу носом вперед.

Но такого не должно было произойти. Это противоречило всем законам физики. Центр тяжести в модуле располагался примерно под сиденьями для того, чтобы в ходе приземления модуль постоянно шел кормой вперед. Перевернуть их мог только какой-то объект, который тащился за ними, подобно хвосту воздушного змея. И, как только Джуди представила это, она сразу же поняла, в чем дело. Тормозная ракета. Она не отделилась автоматически после запуска, а так как Джуди всегда летала только на кораблях многоразового использования, то никогда не делала этого вручную. Теперь ракета находилась у теплового экрана, мешая воздушному потоку и полностью изменив их направление движения.

Джуди потянулась к истерически содрогающейся панели управления и стала щелкать тумблером ручного отделения тормозной ракеты, однако никакого результата не последовало. По-видимому, электрические провода уже сгорели. К сожалению, держатели ракеты скорее всего недостаточно раскалились, чтобы расплавиться, в противном случае проблема была бы решена.

При таком характере приземления они неминуемо должны сгореть, и оставалось до этого приятного события всего несколько секунд. Джуди резким движением оттолкнула панель управления в сторону, и капсула вновь перевернулась, но с тянущейся за ней тормозной ракетой это не могло кардинальным образом изменить ситуацию. Джуди качнула капсулу в другую сторону и от этого движения с силой ударилась об Алена, крепко прижимавшего к себе остатки устройства гиперускорения, стараясь не выпустить его из рук. Джуди пришлось еще дважды качнуть посадочный модуль взад-вперед, пока то, что воздействовало на характер их падения, не отделилось.

Капсула выровнялась и устремилась вниз кормой вперед.

Мимо иллюминатора пронесся еще один горящий кусок ракеты, но на этот раз вместо того, чтобы отскочить в сторону, капсула, наоборот, выровнялась и остаток пути прошла на удивление плавно.

Перегрузка нарастала по мере того, как они входили в плотные слои атмосферы. Эта перегрузка очень сильно отличалась от той, которую астронавты испытывали при обычном взлете и посадке космического челнока. В нынешней, казалось, было гораздо больше индивидуального воздействия, словно вселенная изобрела абсолютно новую силу специально для того, чтобы подвергнуть Джуди и Алена жуткой пытке. Джуди стиснула зубы и сконцентрировала всю свою волю на одном — не дать отключиться сознанию.

Как ни странно, помог страх. Сердце стучало с немыслимой скоростью, достигнув примерно двухсот ударов в минуту в те мгновения, когда она ждала, что тепловой экран вот-вот прогорит насквозь, и пыталась оценить масштаб повреждений из-за неправильного вхождения в атмосферу. Парашют находился в специальном отделении, расположенном в носовой части капсулы, и в том случае, если этот отсек слишком раскалился — а это означало, что либо расплавился парашют, либо его спусковой механизм деформировался, — шансов на спасение не оставалось никаких.

Все станет окончательно ясно через пару минут, так как они начали выходить из полосы огня. Ярко-оранжевые языки пламени за иллюминатором уступили место голубому небу. Беглецы достигли нижних слоев атмосферы. Джуди повернула капсулу, чтобы взглянуть на землю, и с ужасом обнаружила, что внизу со всех сторон их окружает вода.

Они промахнулись. Предполагалось, что капсула должна приземлиться где-нибудь на территории США, но по какой-то причине пролетела мимо всего североамериканского континента. Джуди не могла понять, в чем состояла ее ошибка, и не могла оценить: перелетели они или не долетели? Она множество раз видела океан с этой точки, но определить, Тихий это или Атлантический, не могла.

И тут перед глазами появилась береговая линия, и Джуди с облегчением рассмеялась. Это не океан, а всего лишь какое-то озеро! Возможно, озеро Мичиган[5]. Нет, не Мичиган, к востоку от него Джуди разглядела заснеженные вершины гор. Значит, это — Большое Соленое озеро в штате Юта.

Но и горы пронеслись мимо, уступив место плоскогорью, а затем заснеженной пустыне. Нехорошо… ВВС, вне всякого сомнения, засекли траекторию движения огненного шара, и даже в том случае, если их модуль сейчас неуловим для радаров, ожидаемое место приземления можно вычислить с точностью в несколько десятков миль. В лесу или в городе у Джуди и Алена было бы время найти укрытие до того, как на поиски вышлют вертолет, но если они приземлятся в пустыне, не останется другого выбора, кроме как сразу же включить аварийную сигнализацию и ждать, пока за ними прилетят. Особенно в этой пустыне…

Джуди заметила сугробы с подветренной стороны той скудной растительности, которая каким-то загадочным образом укоренилась в этой голой, Богом забытой местности. Даже самый неопытный преследователь без всякого труда найдет их на снегу.

Направляющие двигатели вряд ли смогут значительно изменить направление движения; то, что было на это действительно способно — тормозная ракета, — в настоящую минуту представляло собой обгоревший кусок металла, который падал на землю по своей собственной траектории на расстоянии многих миль от них. Единственное, что Джуди еще могла сделать, чтобы хоть немного изменить направление, — пораньше раскрыть парашют, при этом рассчитывая только на то, что скорость их движения уже достаточно снизилась и стропы парашюта не лопнут при раскрытии. В том случае, если он вообще раскроется, конечно.

Правда, момент для этого еще не настал. Перегрузка уменьшалась, но они все еще притормаживали — капсула еще не достигла окончательной скорости. Джуди взглянула на Алена, который пытался ей что-то сказать, но при таких толчках капсулы ничего не могла прочесть даже по движению его губ, внутри же капсулы царил вакуум, поэтому услышать голос было невозможно. Нехорошо… Внешнее атмосферное давление способно раздавить стенки модуля, если в них окажутся уязвимые места.

В капсуле должен быть предусмотрен специальный клапан для впускания воздуха, но если он и есть, то, вероятно, заплавился в ходе первой фазы приземления или забит обломками. Тем не менее каким-то образом необходимо нормализовать давление, поэтому Джуди сделала единственное, что ей могло прийти в голову в подобных обстоятельствах: она выбила люк.

У нее имелся определенный тренировочный опыт взрывного уменьшения давления, но не наоборот. Даже на такой значительной высоте воздух, мгновенно начавший заполнять внутренность капсулы, отбросил ее на Алена, а затем и самого доктора на стенку модуля. Вместе с этим появились звуки — пронзительный звук ветра, врывающегося в открытое отверстие люка, тянущего остатки гиперускорителя из рук Алена и хлопающего свободными концами ремней безопасности по голове и плечам беглецов.

«Будь что будет!» — подумала Джуди, протянув руку к кнопке выброса парашюта.

На этот раз она услышала звук удара и мгновение спустя почувствовала толчок выпускаемого и расправляющегося тормозного парашюта, за которым последовал и основной.

Главный парашют открылся с режущим слух визгом. Капсула уже летела почти параллельно земле. В течение какого-то мгновения она раскачивалась подобно маятнику. Несколько тошнотворных секунд, пока Джуди, воспользовавшись направляющими двигателями, не остановила раскачивание. Раздалось пронзительное шипение, но когда оно прекратилось, в модуле практически прекратилась и вибрация.

— Неужели… неужели так происходит всегда? — спросил Ален.

Джуди все еще приходилось расшифровывать сказанное им по движению губ. Даже несмотря на то что вокруг снова был воздух, шлем не пропускал звук голоса.

Она изо всех сил старалась, чтобы ее смех не показался Алену истерикой.

— Ты шутишь? — ответила она, как только сумела совладать со своими эмоциями. — Почти до самой последней минуты я думала, что Джерри был все-таки прав в своих мрачных пророчествах.

Она немного ослабила ремень безопасности и, наклонившись, выглянула в люк. Земля находилась все еще на расстоянии примерно двух миль под ними. Джуди разглядела еще одно озеро к западу с какой-то растительностью по холмистым берегам. Скорее всего это были заросли виргинской сосны. Когда же Джуди взглянула прямо вниз, то увидела только громадные пространства пустынных земель. Снег покрывал большую часть поверхности, собираясь сугробами рядом с более или менее крупными объектами, способными представлять заслон ветру. Кроме того, повсюду были заметны массы красновато-коричневой грязи.

— Ну что ж, по крайней мере можем не бояться столкновений, — сказала она, выпрямляясь и вновь туго затягивая ремни безопасности.

Капсула слегка покачивалась по мере того, как спускалась сквозь различные слои воздуха над возвышенной частью пустыни. Парашют был громадных размеров и предназначался для медленного снижения, чтобы обеспечить возможно большую безопасность при приземлении на твердую поверхность. Джуди твердила себе, что русские именно так осуществляют приземление уже многие годы, но когда перед глазами начала появляться полоса горизонта, на какое-то мгновение Джуди показалось, что в ее очертаниях она различает лицо своего отца, а затем, когда Джуди зажмурилась и снова открыла глаза, то среди облаков увидела фигуру матери.

«Боже мой, — подумала она, — в такие мгновения вся наша жизнь и в самом деле проходит перед нами».

И тут капсула с грохотом ударилась о землю, кувырнулась на бок и покатилась, звонко ударяясь о камни и зачерпывая грязь со снегом краями открытого люка. Джуди увидела небо, потом землю, потом снова небо, потом пук полыни занесло в открытый люк, и наконец примерно после трех подобных кувырков капсула остановилась. Люк был обращен в небо.

— С тобой все в порядке? — спросила Джуди.

Ее очень сильно наклонило набок, и только ремень безопасности удерживал от падения на Алена.

— Думаю, что да, — ответил доктор; шлем все еще продолжал заглушать его голос.

Тут Джуди поняла, что на нее давит не только ремень безопасности. Атмосферное давление плотно прижимало к телу скафандр. Она прекратила поступление кислорода из баллона и открыла клапан выравнивания давления, затем взялась обеими руками за шлем, повернула его и сняла. Осторожно вдохнула воздух. Он был холодный, с запахом жженого металла, углеродистых соединений и полыни. После долгих дней искусственного воздуха из баллонов на борту космического челнока этот аромат казался восхитительным.

Ален лежал на боку в той части модуля, которая теперь выполняла роль пола. Не без труда ему удалось высвободить руки, чтобы снять шлем, но даже с этим доктор не сумел справиться в одиночку. Джуди ослабила ремни, чтобы помочь ему, и только вдвоем им удалось снять неуклюжий шар с головы Алена.

— Это мне напоминает автомобильную катастрофу, в которую я однажды попал, — заметил Ален.

— Такое сравнение должно вдохновлять, — пробормотала Джуди.

Она полностью освободилась от ремней безопасности, опершись на панель управления, затем взобралась на спинки сидений и высунула голову и плечи из капсулы.

Капсула лежала на поросшем полынью склоне холма. Почва между растениями — а свободного пространства было очень много — была покрыта красноватой грязью, усеяна камнями и местами засыпана снегом.

— Такое впечатление, что мы все-таки прибыли на Марс, — заметила Джуди.

— Что?

— Ничего особенного.

Она выбралась из капсулы и по ее скользкой поверхности съехала прямо в грязь. Снег вокруг капсулы уже растаял, небольшие клубы пара поднимались из-под горячего металла, но их быстро рассеивал ветер. Джуди обрадовалась снегу. Ведь летом мог бы начаться пожар. И без того капсула страшно раскалилась. Сажа собралась полосами на ее поверхности, а шляпки болтов и заклепок уже начали плавиться. Правда, металл уже начал остывать благодаря холодному ветру с заснеженных берегов озера.

Парашют запутался в зарослях полыни. И это хорошо, ибо при таком ветре капсулу могло протащить еще несколько миль. Однако теперь парашют представлял собой громадный яркий бело-оранжевый объект, который сразу же бросится в глаза любому, кто будет пролетать над ними. Конечно, такой цвет ему придали умышленно, но Джуди сейчас меньше всего хотелось быть замеченной.

Она собирала парашют, пока Ален выбрасывал из капсулы их шлемы, а затем протянул ей оставшийся блок устройства гиперускорения.

Капсула опасно закачалась, когда Ален встал во весь рост, поэтому Джуди подложила парашют под модуль, чтобы придать ему устойчивость, затем взяла устройство из рук Алена и поставила его на землю.

— Я надеюсь, это — наиболее ценный из двух блоков? — спросила она. — Или мы пошли на все эти ужасы только ради того, чтобы спасти радиомаяк?

— Не знаю, — ответил Ален.

Он соскользнул на землю, присел на корточки и отвинтил крышку коробки. Джуди взглянула поверх его плеча и с облегчением вздохнула, увидев то же хитросплетение проводов и плат, которое ей уже доводилось видеть на борту челнока во время починки устройства.

— Здесь то, что нужно, — констатировал Ален.

— Хорошо. Но с другой стороны, как мне представляется, если нас схватят, мне бы не хотелось, чтобы они нашли гиперускоритель.

— Ну что ж, в таком случае давай постараемся, чтобы нас не схватили, — оценил ситуацию Ален.

Он взглянул на почерневшую капсулу:

— Интересно, а нельзя ли как-нибудь ее замаскировать?

Ален постарался сорвать один из кустиков полыни, но толстый стебель не поддавался, как он ни крутил его, словно пытаясь оторвать яблоко от черенка.

— Секундочку, — сказала Джуди. — Парашют.

Она вытащила его из-под капсулы и расправила.

Бело-оранжевые стропы парашюта распростерлись на три фута в ширину. Им с Аленом пришлось немало потрудиться, чтобы сложить парашют таким образом, чтобы была видна только белая часть. Когда они завершили работу, спусковой модуль представлял собой белую горку посреди бескрайней красновато-белой заснеженной пустыни.

— Что теперь? — осведомился Ален.

Он оглянулся по сторонам, всмотрелся в горизонт, но пейзаж вокруг не отличался разнообразием. Повсюду заросли полыни, камни, грязь и снег. Но насколько далеко простирается этот безрадостный пейзаж? Сказать было трудно, так как с северной стороны взгляд упирался в довольно высокие холмы. По крайней мере Джуди показалось, что это — север. Как правило, она довольно точно определяла направление. Если это действительно так, то солнце где-то на юго-юго-западе, а значит, у них в запасе есть еще несколько часов до наступления темноты. Однако не так уж и много. В Юте солнце зимой садится рано. А может быть, они и не в Юте, а долетели аж до Колорадо?

— Давай заберемся на вершину холма и поищем какие-нибудь признаки цивилизации, — предложила Джуди.

10

Передвигаться в скафандрах было очень тяжело. Руки и ноги казались громоздкими и тяжелыми и крайне замедляли ходьбу. Особенно мешали ранцы индивидуальной системы жизнеобеспечения. Из-за них беглецы часто теряли равновесие. Но и ранцы, и скафандры все еще были им нужны. И потому, потея и тяжело дыша, они продолжали подниматься в гору. Джуди несла оба шлема, а Ален — устройство гиперускорения.

К счастью, они пробыли в космосе не слишком много времени, чтобы потерять ощутимое количество мышечной и костной массы. После продолжительных полетов Джуди подчас изматывал обычный подъем на один лестничный пролет.

Она ожидала, что с вершины холма увидит те же заросли полыни в снегу, что заполняли все пространство у них за спиной, и почти так и оказалось за небольшим исключением: на расстоянии примерно двух миль к северу тянулась какая-то линия, возможно, забор или дорога. С такого расстояния трудно определить точно, но скорее всего это было искусственное сооружение. Еще одну прямую — хотя и не столь прямую — линию образовывали две пары следов, ведущие от капсулы на вершину холма. Джуди задавалась вопросом, сколько времени пройдет, прежде чем кто-нибудь заметит эти следы и, как результат, обнаружит беглецов. Она взглянула на небо, но увидела там лишь инверсионные следы от двух самолетов. Для поисковых они летели слишком высоко.

— Эх, такого голубого неба я не видела никогда в жизни! — воскликнула она.

Ален поставил свое устройство на землю.

— Должно быть, мы находимся довольно высоко, — сказал он, тяжело дыша от напряжения. — Чем выше, тем небо становится темнее.

Джуди готова была не без раздражения попросить его не изрекать банальности, известные любому школьнику, но в последний момент прикусила язык. Какой смысл раздражать его? Но почему, задалась она вопросом, все ученые так гордятся тем, что им известны достаточно банальные истины?

Она указала на линию вдали:

— Можем попробовать дойти туда.

Ален устало кивнул:

— Полагаю, что попытаться можем.

Он поднял свой гиперускоритель, и беглецы потащились дальше по северному склону холма.


Первый поисковый самолет они заметили примерно полчаса спустя. Джуди с Аленом старались, где это было возможно, двигаться по ровной местности, так как в их громоздкой обуви оказалось легче передвигаться по снегу, чем взбираться на холмы. Они услышали звук самолета намного раньше, чем увидели черную стрелу в небе.

— Истребитель, — определила Джуди по звуку.

В звуке его двигателей, чем-то напоминающем треск разрываемой ткани, она почти услышала слово «военный».

— Найди какой-нибудь сугроб и ляжь в него.

— Ляг, — совершенно автоматически поправил ее Ален, но тут же повиновался.

Он поставил свое устройство в снежный нанос с подветренной стороны относительно высокого кустика полыни[6], присыпал его снегом, а затем сам лег на живот и закопался в снег. Джуди была искренне удивлена тому, как быстро Ален исчез. Его белый скафандр полностью растворялся в белизне окружающей местности.

За исключением ягодиц. Ткань на этом месте из-за того, что Ален съезжал на нем по обгоревшей стороне спускового модуля, была перепачкана сажей. Джуди бросила сверху еще две охапки снега, а затем сама устроилась в другом сугробе поблизости. Легла на спину и засыпала снегом панель управления на груди скафандра, чувствуя себя ребенком, играющим в снежного ангела.

Самолет пролетел мимо в западном направлении на расстоянии примерно двух миль к югу. Джуди успела лишь на короткое мгновение заметить его клинообразную форму — самолет летел не на самой большой, но достаточной скорости, — и он исчез из ее поля зрения. Далеко не лучший выбор для поисков, но ВВС, по всей видимости, сейчас включают в работу все, что под рукой, особенно не выбирая. Джуди ждала, что он повернет и начнет облет их или капсулы, но ничего не произошло, самолет не вернулся.

Когда звук двигателей затих вдали и до их слуха вновь стал долетать только шорох ветра в полыни, Джуди поднялась и помогла встать Алену.

— Один — мимо, — сказала она.

Ален стряхнул снег со скафандра.

— Как ты думаешь, сколько еще их будет? — спросил он.

Джуди взглянула на небо, совершенно чистое, за исключением инверсионных следов, и пожала плечами:

— Я знаю не больше твоего.


Линия, которую они видели с вершины холма, оказалась насыпной гравиевой дорогой. Сразу было видно, что ею нечасто пользуются. Следы шин проехавшей здесь единственной машины — по прикидке Джуди, примерно полдня назад — отпечатались на снегу, но и их уже почти занесло.

— Интересно, в какую сторону она ехала?

Джуди наклонилась над следом в надежде по его рисунку определить направление движения. Однако бороздки в дюйм величиной на одной стороне следа имели одно направление, а на другой — противоположное.

Ален поставил свою коробку на гравий и уселся на нее. Он тяжело и хрипло дышал, а вена у него на лбу пульсировала с угрожающей частотой.

— Эй, с тобой все в порядке? — спросила Джуди, опустившись перед ним на колени.

— Нормально, — ответил Ален. — Я просто… в ужасной форме… слишком много… времени проводил в лаборатории.

— Да-а, эта зарядка поможет тебе сбросить несколько килограммов, это уж наверняка.

Несколько минут Ален сидел молча. Когда же он вновь заговорил, его голос звучал уже почти нормально:

— Очень скоро наступит темнота. Мне кажется, нам стоит подумать об укрытии на ночь.

Джуди до этой минуты не приходило в голову, что они протянут до темноты, так ни на кого и не натолкнувшись. Но теперь она начинала понимать, что скорее всего именно так и произойдет. Солнце уже заметно снизилось, и хотя за это время над ними высоко в небе пролетело еще несколько самолетов, все они, за исключением, пожалуй, одного, выглядели как обычные коммерческие рейсы.

Единственным исключением был еще один военный реактивный самолет, летевший прямо с востока на запад, но довольно далеко к северу от них. Джуди удивляло то, что самолетов так мало, но приходила к выводу, что на поиски могли отправить около двух десятков, и они, по-видимому, не охватили еще и десятой части территории поиска. Эта пустошь, по всей вероятности, действительно огромна.

И что же им делать? Построить иглу? Ветер крепчал, делалось заметно холоднее. Джуди поняла, что если станет совсем холодно, им придется надеть шлемы. А если они будут вынуждены это сделать, то…

— Не думаю, что это имеет принципиальное значение. Скафандры защитят нас от чего угодно. Мы можем провести в них еще целых пять часов, если придется. Думаю, нам лучше не останавливаться.

— Я боялся, что именно это ты и скажешь. Так в каком же направлении?

Джуди взглянула сначала в один, а потом в другой конец дороги. К западу дорога резко обрывалась крутым спуском с холма. Но Джуди уже прекрасно представляла, что ждет их в этом направлении, она видела все это сверху в ходе снижения. Там на много-много миль простиралась все та же бесконечная пустошь. Пейзаж к востоку мало чем отличался, но в этом направлении он просматривался всего на расстояние пяти или шести миль.

— На восток, — решительно сказала она.

Ален со стоном встал, взвалил гиперускоритель на плечо и вздохнул:

— Ну, тогда пошли. Чем скорее мы кого-нибудь найдем, тем скорее я выберусь из этого чертова скафандра.


Не прошли они и мили, как услышали впереди шум. Шум доносился с земли, и, судя по звуку, его издавал электромотор. Гравий под колесами хрустел почти так же громко. Джуди отошла на обочину, ожидая увидеть военный джип, но через несколько мгновений к ним подъехал обычный гражданский грузовик-пикап. Хотя не совсем обычный… Он был приподнят таким образом, что шасси находились почти на одном уровне с верхней частью его громадных покрышек.

Грузовик был выкрашен в темно-красный цвет и щеголял хромированным бампером с рукояткой спереди, хромированными колесами, хромированными подножками, хромированным защитным брусом за кабиной и сверкал хромированными фарами. Над всеми шестью располагались покрышки в виде улыбающихся физиономий.

Джуди подумала, а не скатиться ли в кювет и не спрятаться ли там от странного грузовика, но потом передумала, ведь приближающийся пикап был за все часы, проведенные ими на Земле, единственным свидетельством близости других человеческих существ, и кроме того, она начинала ощущать усталость и голод. Ничего не оставалось, как испытать свой шанс в общении с местными жителями.

Джуди остановилась посередине дороги и принялась размахивать руками. Пикап мчался к ней, пробиваясь сквозь снежные наносы и резко виляя при этом, пока ей не начало казаться, что водитель вот-вот наедет прямо на нее, но тут он разглядел двух астронавтов в белых скафандрах и с остервенением нажал на тормоза. Грузовик соскользнул на обочину на расстоянии примерно двадцати футов от них, и водитель — заросший густой бородой ковбой (судя по черной шляпе, по форме напоминавшей картофельный чипс) — уставился, разинув рот, на необычное зрелище, представшее перед ним.

Джуди не могла больше затягивать паузу. Она подошла к пикапу, скрипя скафандром на морозном воздухе, и дождалась, пока ковбой опустит стекло кабины.

— Отвезите меня к своему начальству, — сказала она.

11

Его звали Трент. Оказалось, что в машине был еще и пассажир — светловолосая, худенькая, но жутко накрашенная девица по имени Донна; она сидела так тесно прижавшись к Тренту, что снаружи ее было незаметно. Джуди вопросительно взглянула на них, подумав, едут ли они на свидание, или это — пара молодоженов, но спрашивать было не очень вежливо.

Сами же Трент с Донной оказались вполне достойными и воспитанными молодыми людьми. Правда, вначале пораженный Трент провозгласил:

— Откуда, черт вас возьми, вы свалились?!

Но после того, как Джуди объяснила ему, что они только что совершили аварийное приземление с космической станции, Трент очень вежливо предложил подвести беглецов до города и повел себя с ними как с самыми обычными путешественниками автостопом.

Затолкать четверых в кабину, при том что на двоих надеты громоздкие скафандры, оказалось невозможным, поэтому Трент запрятал их вместе с устройством Алена в кузов под черный виниловый тент. Теперь на Джуди и Алене были только костюмы, оплетенные трубками охлаждения и вентиляции, и всю дорогу беглецы просидели в кузове, приложив ладони к спирали обогревателя.

За пару минут они проехали все то расстояние, которое Джуди и Ален прошли пешком, и поехали дальше на запад.

«Ну вот, — подумала Джуди, — я оказалась не права».

Впрочем, теперь это уже не имело никакого значения. И чем дальше они ехали, тем больше Джуди убеждалась в том, что они могли бы идти еще несколько дней в любом направлении и ни на кого не наткнуться.

В кузове трясло немногим меньше, чем в спусковом модуле. Вместо того чтобы пробиваться сквозь снежные заносы, громадные колеса грузовика, казалось, перескакивали через них, ударяясь о дорогу и во много раз усиливая каждый толчок. При этом Трент едва справлялся с управлением. Винтовка с лазерным прицелом, висевшая на специальном крючке, прямо за спиной у Джуди, со страшным грохотом билась о заднее окно и с каждым новым толчком грозила упасть Джуди на голову.

Чтобы как-то отвлечься от мыслей о неминуемой катастрофе, Джуди с несколько наигранной беспечностью в голосе спросила:

— И в какой же город мы едем?

— Рок-Спрингс, — ответил Трент, но, видя, что это название ей ничего не говорит, добавил: — Штат Вайоминг.

— А-а, — протянула Джуди, пытаясь решить для себя, плохо это или хорошо.

Достаточно ли этот Рок-Спрингс велик, чтобы в нем можно было спрятаться двум астронавтам, или они будут бросаться в глаза подобно двум белым медведям в яме с дегтем?

Но каковы бы ни были его размеры — все лучше, чем ночевать в пустыре среди полыни и снега.

Алену не терпелось что-то сказать с тех самых пор, как он увидел машину. Пару миль он терпел, но после того как они, вероятно, уже в сотый раз перелетели через очередной сугроб, а потом несколько раз подскочили на дороге, он уже больше не мог сдерживаться.

— Знаете ли, — сказал он, — при езде по снегу узкие покрышки предпочтительнее.

Трент задумался над замечанием Алена, потом произнес:

— Это зависит от того, что для вас предпочтительнее. Если вы хотите более гладкой и легкой езды, тогда да. Но мы сюда приезжаем не за легкой ездой.

Ален широко улыбнулся:

— А зачем же вы сюда приезжаете?

Трент бросил взгляд на Донну, которая прижалась к нему как приклеенная, и ответил:

— А так, просто покататься.

— А-а…

Несколько минут они ехали в полной тишине. Трента явно переполняло любопытство по поводу неожиданных пассажиров, но чувствовалось, что он стесняется задавать вопросы. Непрошеный совет Алена, по-видимому, помог Тренту побороть свою скованность, и он спросил:

— Так что это за авария произошла у вас на космической станции?

Джуди задумалась, какую часть правды может ему рассказать, бросила взгляд в сторону Алена, который пожал плечами, и проговорила:

— Единственная причина того, что мы здесь находимся, — в том, что мы кое-что хотели разболтать.

Трент немедленно начал извиняться:

— О, если это что-то секретное, то это меня не касается.

— Да-а, — протянула Донна, и это было первое слово, которое она произнесла за всю дорогу, после «хэлло».

Она неистово жевала резинку, видимо, абсолютно всерьез воспринимая мамин совет не разговаривать с полным ртом.

— Нет-нет, все в порядке, — вмешалась Джуди, — здесь нет ничего секретного. Возможно, правительство думает иначе, но ведь мы с вами живем в свободном государстве, черт побери!

Трент прищурился, и выражение его лица под черной ковбойской шляпой и в обрамлении такой же черной густой бороды внезапно стало холодным и злобно подозрительным. Но в словах продолжала звучать по крайней мере внешняя доброжелательность.

— Теперь я и в самом деле уверен, что это не мое дело, — сказал он. — От правительственных секретов ничего хорошего не жди.

— Нет-нет, здесь совсем другое, — воскликнула Джуди, — хотя, возможно, вы и правы, но…

Она поняла, что запуталась.

— Знаете, причина того, что мы находимся здесь, состоит в том, что Ален изобрел устройство гиперускорения.

Трент взглянул на нее и ничего не сказал.

— Двигатель, который может вести космические корабли со скоростью больше скорости света, — продолжала она. — Он испытал его на борту моего челнока, и мы в мгновение ока оказались рядом с Сатурном.

— Неужели? — спросил Трент без какого-либо интереса в голосе.

— Да-да, — продолжала тем не менее свои разъяснения Джуди, — и когда мы снова вернулись на земную орбиту, военные потребовали, чтобы мы все это сохраняли в тайне.

— Почему?

Тут вмешался Ален:

— Потому что это дало бы любому человеку возможность самостоятельно отправиться в космос и исследовать самые отдаленные уголки галактики, вот почему.

— Как это? — не понял Трент.

— Да-да, именно так, — рассмеялся Ален. — Любой способен самостоятельно изготовить мое устройство. Оно дешево и несложно и столь же быстро может перенести вас к альфе Центавра, как и к Луне.

Трент нервно рассмеялся:

— Ну, видно, дружище, на этот раз оно перенесло тебя в Вайоминг.

Джуди рассмеялась вместе с ним.

— Мы прибыли сюда не с помощью устройства гиперускорения, — сказала она. — Мы спустились в специальном аварийном спусковом модуле, похожем на капсулу «Джемини». Мы были первыми, кто воспользовался этой капсулой для приземления.

— Так у вас была по-настоящему крутая поездочка?

— Мягко говоря.

Джуди откинулась на спинку своего сиденья и в подробностях описала историю их приземления, затем выпрямилась и дополнила ее рассказом об их полете. Ее слушали со все нараставшим изумлением, и, когда Джуди закончила, Донна спросила:

— Вы и в самом деле были там, наверху, и видели кольца Сатурна сегодня?

Ален, который дополнял рассказ Джуди множеством ярких и впечатляющих деталей, с гордостью произнес:

— Именно сегодня. И мы бы отправились еще дальше, если бы не тревога за нашу планету, которая могла бы, пока мы странствуем по галактике, разлететься из-за нас на куски. А еще мы хотели вернуться и распространить известие о нашем открытии до того, как правительство наложит запрет на любую информацию о нем.

Трент покачал головой:

— Ну, это меня уже по-настоящему злит, мужик. Это ж они от нас, простых людей, все прячут. И всю дорогу так. Вот так они прятали от нас карбюратор «сто миль на галлон» с пятидесятых годов, потому что боялись, видишь ли, что это подорвет автомобильную промышленность, но они ведь не собираются его выпускать и теперь, когда все переходят на электрические двигатели.

Ален на мгновение задумался, а затем спросил:

— «Сто миль на галлон»? А не многовато ли это? Мне кажется, что это выше всех возможных теоретических пределов.

Трент нахмурился:

— Я своими ушами слышал.

Ален открыл было рот, чтобы провозгласить некую научную истину, но Джуди толкнула его локтем в бок и покачала головой. Алену пришлось закрыть рот, так ничего и не сказав.

Они в последний раз съехали со склона холма по насыпной дороге и выехали на заасфальтированное и расчищенное от снега шоссе, проложенное в направлении с севера на юг. Трент немного притормозил перед тем, как повернуть, и затем поехал к северу, увеличив скорость грузовика до ста миль, отчего машину стало мотать из стороны в сторону по полотну шоссе. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке, если не вел машину на пределе скорости и на грани смертельной опасности для себя и пассажиров.


Рок-Спрингс оказался городом средней величины, построенным среди прерий в низине в три мили шириной. Все указывало на то, что здесь протекала река, во время разливов затоплявшая близлежащие местности до самых холмов. Когда подъехали на расстояние примерно мили от окраины города, Трент до минимума снизил скорость, и пикап стал медленно взбираться по склону холма сквозь заросли полыни и валуны.

— Куда мы едем? — спросил Ален.

— В объезд, чтоб не нарваться на полицию, — ответил Трент.

Солнце уже практически зашло, и если до этого он ехал с включенными фарами, то теперь выключил их, и они продолжали путь почти до самой вершины холма при тусклом и уже едва различимом свечении вечернего неба. Отсюда внизу был хорошо виден город с горящими уличными фонарями и со светом множества автомобильных фар, ручейками струящихся по его улицам. Беглецам сразу же бросилось в глаза и множество полицейских автомобилей с их красно-голубыми мигалками, со всех сторон въезжающих в город, включая и большое шоссе федерального значения, проходившее к северу.

— Ну вот, — сказал Трент, — видно, придется нам еще покататься.

В его голосе, однако, не чувствовалось особого разочарования от этой перспективы.

Джуди и Алену приходилось держаться за первое, что подворачивалось под руку, и прежде всего друг за друга, пока Трент вел машину по склону холма, стараясь не съезжать слишком низко из-за снежных заносов и не забирать слишком высоко, чтобы случайно не привлечь внимания. Несколько раз грузовик опасно накренялся, и раз или два Джуди казалось, что они опрокидываются, но Трент демонстрировал удивительные водительские способности.

Единственным звуком было не слишком громкое завывание мотора и время от времени дребезжание или грохот, когда пикап переваливал через какой-нибудь камень. Джуди подумала, что вот так должна, наверное, выглядеть поездка по поверхности Луны, и задумалась о том, а будет ли у нее когда-нибудь возможность испытать это самой.

Через какое-то время, когда совсем стемнело и стало опасно ездить с выключенными фарами, они сделали круг по склону еще одного, последнего холма и заехали на стоянку для автоприцепов. Вокруг стоянки когда-то был сплошной забор из металлической сетки, но подростки на велосипедах и мотоциклах давно пробили в нем большую дыру.

Трент протиснул свой пикап в эту дыру, включил фары и проехал по стоянке. Полицейские автомобили с яркими мигалками находились на расстоянии всего нескольких кварталов от них. Когда же Трент выехал на шоссе, миновав их и увеличивая скорость, он произнес с широкой улыбкой торжества на лице:

— Ха! Засаду они, видишь ли, тут устроили!

Тем не менее он приказал Джуди и Алену пригнуться, чтобы их не заметили при въезде в город. Джуди пыталась следить за тем, какие повороты делает грузовик, чтобы иметь представление о том, в какой части города они находятся, но улицы сплетались в сложный и прихотливый лабиринт даже в жилых районах, так что очень скоро она потеряла всякую надежду установить, в каком направлении везет их Трент.

— По какому принципу у вас тут планируют городские улицы? — спросила Джуди. — Мостят их по коровьим следам?

— Во-во, в самую точку, — засмеялся Трент.

Он проехал по склону крутого холма, сделал еще парочку зигзагов по каким-то улочкам и въехал наконец на подъездную дорожку к светло-розовому одноэтажному дому. Во дворе перед домом росло одинокое дерево с голым стволом. Слева располагался гараж на две машины. Донна нажала кнопку пульта дистанционного управления, дверь гаража поднялась, и Трент въехал внутрь. Донна снова нажала кнопку, и дверь за ними закрылась.

Джуди и Ален не без труда вылезли из грузовика, ощущая жуткую боль во всех суставах, боком протиснулись мимо небольшого приземистого автомобиля более традиционного вида, стоявшего рядом с грузовиком Трента, и проследовали за Донной в дом. Трент остался в гараже, чтобы перезарядить аккумуляторы.

Как только вошли в дом, сразу же стало ясно, что в нем хозяйка — Донна. Занавесочки с оборочками, обои на кухне в крупную клубничку, полки со всякой ерундой в гостиной — на всем лежал отпечаток непритязательной женственности и провинциального уюта. А Джуди после несколько часов в холодной пустоши и еще двух часов в несущемся по сугробам и валунам грузовике этот дом вообще показался маленьким райским уголком.

12

Приняв душ, Джуди и Ален натянули на себя одежду, взятую взаймы у хозяев, и впервые за полдня хорошенько перекусили. Затем включили телевизор, чтобы посмотреть, какую же историю успела сочинить полиция, чтобы объяснить засаду на дорогах. И оказалось, что никакую. В новостях не было сказано ни слова, и чем больше Джуди размышляла об этом, тем более зловещим казалось ей это молчание. Создавалось впечатление, что правительство до сих пор не потеряло надежды замолчать историю с устройством гиперускорения. Возможно, единственное, на что они пока пошли, было публичное упоминание о том, что двое астронавтов совершили аварийную посадку. Джуди подозревала, что если их с Аленом поймают, они исчезнут без следа.

Телекомментатор все-таки упомянул о телевизионном сообщении, которое они передали с помощью спутника, но охарактеризовал его как возмутительную шутку, разыгранную парочкой студентов-технарей, воспользовавшихся сумятицей, спровоцированной новостью о компьютерном вирусе. На экране даже появились короткие кадры «с места события», на которых телезрителям продемонстрировали двоих парней в наручниках, выходящих из полицейской машины.

Международные новости отличались почти такой же степенью объективности. Представители Европейского Союза признали, что один из их противоракетных спутников атаковал какой-то неизвестный объект, вошедший в зону радаров, а представитель США признал, что была объявлена предельная готовность, которая сохранялась до того момента, пока «недоразумение» не разъяснилось. Но ни та, ни другая сторона так и не разъяснили, что же послужило причиной загадочного инцидента. Может быть, за исключением одного американского сенатора, высказавшего предположение, что европейцы все это инсценировали для того, чтобы проверить обороноспособность американцев.

— Они упустили одну саму собой напрашивающуюся версию, — заметила Джуди, когда началась реклама. — Им следовало бы сказать, что в Вайоминге организован розыск двух высадившихся там французских шпионов. В результате получилась бы восхитительно логичная история.

— Наверное, они об этом просто не подумали, — предположил Ален. — Власти пытаются опередить истину. Но все равно проиграют. Они не сумеют ее вечно замалчивать. Многие люди во всех штатах записали нашу передачу. И не все же поверят в историю с компьютерным вирусом. Кто-нибудь обязательно попытается воспроизвести устройство по моим чертежам — и осознание того, что наше сообщение правдиво, станет только вопросом времени.

Трент и Донна сидели вдвоем на узеньком диванчике немного сбоку.

— Возможно, что и так, — заметил Трент, — но что вы собираетесь делать пока?

— Ну, наверное, я попытаюсь связаться с кем-нибудь из нашей организации ПРИДУРКИ, — вслух размышлял Ален, — хотя не уверен, что в этом есть смысл, потому что все члены организации скорее всего находятся под пристальным наблюдением спецслужб. С другой стороны, у нас все еще есть устройство гиперускорения. Единственное, что нам нужно, — несколько автомобильных аккумуляторов и космический корабль, и мы сможем отправиться, куда захотим.

— Ну конечно, — с иронией откликнулась Джуди, — всего несколько аккумуляторов и космический корабль. Никаких проблем. Уверена, тут десятки на дороге валяются. Или ты воспользуешься каким-нибудь стареньким отработанным космическим кораблем?

Ален отрицательно покачал головой:

— Нам придется несколько изменить наши представления о том, что такое космический корабль. При наличии устройства гиперускорения все, что угодно, может выполнять эту роль, по крайней мере все то, что удерживает воздух и может выдержать приземление на парашюте.

— О! — воскликнула Джуди. — В таком случае у нас уже есть космический корабль, если только его пока не нашли сотрудники ФБР.

Ален кивнул:

— Ты, безусловно, права. Он слегка поврежден, конечно. И может не выдержать…

— Ты прав… — Джуди зевнула. — Извини. По нашему режиму мне пора спать.

Донна тотчас вскочила:

— О, извините! Я забыла, что вы живете по флоридскому времени. Я приготовлю вам постель.

Джуди тоже встала:

— Я вам помогу.

Когда они оказались одни в спальне для гостей, Донна набралась храбрости и спросила:

— Гм… вам нужны отдельные спальни или…

После всего, через что ей пришлось пройти в течение этого дня, у Джуди, естественно, не было времени представлять, каким образом она проведет нынешнюю ночь. Теперь настало время задуматься об этом, и она вдруг с удивлением поняла, что была бы не против провести ее в одной постели с Аленом. На борту космического челнока нет возможности для уединения. Они с Аленом уже спали на расстоянии какой-нибудь пары футов друг от друга. И на ближайшее будущее их судьбы оказались настолько тесно связаны, что если настаивать на соблюдении принципов благопристойности, это еще больше усложнит положение.

Кроме того, в нем было что-то физически притягательное, и тот великий побег, который они совершили вместе, сделал Алена более привлекательным для нее. Конечно, Джуди не имела ни малейшего представления о том, чувствует ли он нечто подобное по отношению к ней, но у нее был единственный способ это проверить.

— Стелите одну постель, — решительно сказала она Донне.


Когда Ален через несколько минут вошел в спальню, он остановился на пороге и сказал:

— Э-э… ты уверена в том, что… гм… ты сегодня ночью не хотела бы остаться одна?

Джуди уже разделась и нырнула под одеяло. Она приподнялась на одном локте, прикрыв одеялом обнаженную грудь таким жестом, который одновременно выглядел и сексуально, и весьма пристойно, и ответила:

— Послушай, в любом случае нам нужно поговорить. Нужно составить план.

— Ну да-а… — отозвался Ален.

Он вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Джуди наблюдала за тем, как он раздевается, но вдруг поняла, что ее взгляд стесняет его, поэтому откинулась на подушки и стала разглядывать тени на потолке до тех пор, пока не почувствовала, что Ален забрался под одеяло рядом с ней. Он лежал неподвижно, вытянувшись, как фонарный столб, стараясь даже случайно не коснуться Джуди.

— Итак, — спросил он, — есть ли у тебя какой-нибудь план?

Джуди рассмеялась и повернулась к нему лицом. На этот раз она не собиралась закручиваться в одеяло. Ален взглянул на ее обнаженное тело, затем отвернулся и стал смотреть на потолок, но Джуди успела заметить, что у него расширились зрачки.

Но вначале о деле…

— Ну, — начала она, — давай попробуем проанализировать ситуацию. Не знаю, как насчет твоей научной карьеры, но моя карьера пилота космических челноков наверняка закончилась. Нас отделяет по меньшей мере полстраны от родственников и знакомых нам мест, у нас практически нет денег, нет собственной одежды, и мы скорее всего являемся самыми разыскиваемыми преступниками в мире. И что же мы, по твоему мнению, можем сделать в такой ситуации?

Ален скрестил руки на груди.

— Ну, если все обстоит так мрачно, как ты говоришь, то нам, наверное, следует скрываться. Найти работу. Я мог бы продавать где-нибудь гамбургеры, а ты работала бы официанткой. Или я мог бы заряжать аккумуляторы на какой-нибудь станции техобслуживания, а ты мыла бы машины.

— Почему бы тебе не заняться мойкой машин, пока я буду заряжать аккумуляторы? — спросила его Джуди.

— Потому что тебе будут давать больше чаевых, а тем, кто заряжает аккумуляторы, чаевых не дают.

— Ах вот оно что.

Ален бросил на нее еще один взгляд:

— Есть и еще одна возможность.

— И какая же?

— Мы можем построить космический корабль для нас двоих и вдвоем заняться исследованием галактики.

Джуди задрожала от холода.

— Кто бы стал в этом сомневаться!

— Ну да. И возможно, это не будет так уж дорого стоить. Что ты на это скажешь? Ты бы хотела?

— Да, — ответила Джуди так быстро, что ее ответ скорее всего был чисто импульсивным.

Она снова задрожала.

Ален тихо засмеялся:

— Ну вот, кажется, у нас появился план.

Он робко взглянул в ту сторону, где из-под соскользнувшего одеяла появилась ее обнаженная грудь, и потом снова посмотрел Джуди в глаза:

— Но мне кажется, что у тебя еще что-то на уме…


Кровать скрипела. Они занимались любовью медленно, с особым удовольствием, поначалу стараясь не очень стеснять своих гостеприимных хозяев двусмысленными звуками, но вскоре забыли обо всем, полностью отдавшись наслаждению телами друг друга. Эта была одна из главных целей Джуди, когда она задумала соблазнить Алена, — хотя бы ненадолго забыть о тех чудовищных переменах, что произошли в ее жизни за столь короткий срок.

Потом, когда, утомленные любовью, они лежали, откинувшись на подушки, Джуди прошептала, положив голову на грудь Алену:

— Спасибо. Это было так хорошо.

— М-м-м… гм-м-м…

— Это было потрясающее завершение такого потрясающего дня.

Ален ничего не ответил и долго лежал молча, и Джуди уже было решила, что он, видимо, принадлежит к тому сорту мужчин, которые не любят разговаривать после занятий любовью, как вдруг он сказал:

— Должен признать, что, когда я сегодня утром проснулся, я не мог предположить, что все так закончится.

— Надеюсь, ты не разочарован? — осведомилась Джуди.

— Только тем, что мы не попробовали заняться этим в условиях невесомости, когда у нас еще была такая возможность. Боюсь, что теперь наш звездолет не совсем исправен.

Джуди прижалась к нему поближе и, вздохнув, сказала:

— Невесомость хороша для акробатики, но вряд ли это идеальные условия для любви.

— О!

Ален вновь замолчал и после долгой паузы сказал:

— Интересно, какие еще мифы о космических полетах нам удастся развеять, когда мы начнем по-настоящему путешествовать по вселенной?

Джуди уже засыпала. Она успела только расслышать его вопрос, а ответ уже потерялся в снах.

13

Трент и Донна оба работали. Трент руководил строительной бригадой, строившей новые дома на месте тех, что были разрушены во время сильнейшего наводнения прошлым летом, когда речка Биттер-Крик — обычно представлявшая собой жалкий ручеек на дне большого осыпающегося оврага — разлилась после нескольких недель сильнейших гроз. Донна продавала бижутерию на торговой улице Уайт-Маунтин в западной части города.

Они предложили Джуди и Алену остаться погостить у них в доме и даже готовы были оказать им помощь в выработке планов дальнейшего передвижения, но на самом деле мало чем могли помочь. Да и кроме того, длительное пребывание у них Джуди с Аленом рано или поздно обязательно вызвало бы подозрения, так что пользы от этого было меньше, чем вреда.

Как бы то ни было, утром Трент и Донна отправились на работу, пожелав своим гостям чувствовать себя как дома. Джуди, правда, показалось, что у них на лицах она заметила выражение, характерное для людей, которые вдруг поняли, что вляпались в серьезную историю, но ни словами, ни поведением они этого не показали.

Тем не менее, как только их автомобили скрылись за поворотом, Джуди обернулась к Алену и сказала:

— Нам необходимо найти собственное жилье. Мы не можем стеснять их вечно.

— Да, конечно, — согласился Ален. — Как известно, любой гость становится противен через три дня. Но если нам повезет, мы здесь и не останемся дольше чем на три дня.

— Да?

— У меня друзья по всему миру. Кто-нибудь обязательно сможет нам помочь.

Он подошел к встроенному шкафу у входной двери и стал рыться в одежде. Через несколько минут Ален вытащил оттуда черно-коричневую кожаную куртку для себя и розовое нейлоновое пальто для Джуди. К пальто был пристегнут капюшон с меховой оторочкой. Себе на голову Ален надел одну из двух черных потрепанных ковбойских шляп, валявшихся на полке.

— И куда же мы отправимся? — спросила Джуди, с сомнением разглядывая пальто.

— Нужно осуществить несколько телефонных звонков так, чтобы нас при этом не засекли.


Они вырезали из телефонного справочника карту, чтобы ориентироваться в запутанном лабиринте улиц городка, затем собрали вещи и вышли на по-зимнему холодную улицу. Джуди в розовом пальто Донны напоминала фламинго, а Ален чем-то походил на завсегдатая шикарных пляжей, вздумавшего вдруг пародировать Клинта Иствуда. Впрочем, на улицах никто особого внимания на них не обращал. Складывалось впечатление, что жители Вайоминга либо привыкли к субъектам в нелепой одежде, либо были слишком вежливы, чтобы демонстрировать свое недоумение.

В ковбойском костюме имелось по крайней мере одно преимущество: всем тем, кто сейчас занят поисками двух приземлившихся астронавтов, вряд ли даже придет в голову бросить взгляд Джуди и Алену в лицо, настолько далек их нынешний облик от того, что могли представить себе те, кто шел по их следам.

На улицах города снега было немного. Лишь у нескольких зданий небольшие грязные сугробы. Но снег не таял. Было довольно холодно. Утренний воздух напоминал жидкий кислород, втекающий в легкие; под ногами льдинки хрустели в тех местах, где на тротуаре за ночь замерзла вода.

Беглецы шли по улицам в жилой части города, выдыхая облака пара, и Джуди вдруг задумалась о Земле у нее под ногами. Не об асфальте и грязи, по которым шла, а обо всей планете. Она чувствовала, как огромная масса Земли притягивает ее к себе, чувствовала сопротивление камня ее шагам, ощущала, как сила мышц ее ног уходит все глубже и глубже в земную кору до тех пор, пока не теряется в пересечении мириад сил, пронизывающих ее мантию и ядро.

Джуди взглянула сквозь голые ветви деревьев, в изобилии заполнявших дворики и сады вокруг домов местных жителей, и увидела холмы, волной вздымающиеся на горизонте, и глубокие чаши оврагов. Горизонт терялся в белесоватой туманной дымке, и впервые в своей жизни Джуди почувствовала необыкновенное величие и красоту планеты, которую называла своим домом.

А ведь всего лишь день назад она была так далеко от нее, что даже не могла ее разглядеть. От одной мысли об этом у Джуди закружилась голова. Она побывала дальше от Земли, чем кто-либо другой за всю историю человечества, и вот меньше чем через двенадцать часов она снова дома и идет по улице, засунув руки в карманы, подобно любому, кто вышел из дому совершить приятный утренний моцион вокруг своего дома.

Ей раньше не приходилось бывать в Рок-Спрингс, но сегодня городок и в самом деле казался ей родным. По сравнению с тем, где Джуди пришлось побывать вчера, вся Земля сделалась для нее удивительно родной. Астронавты любят рассказывать о том, что с орбиты не видно государственных границ, но оттуда, откуда не видно даже самой Земли, границы, которыми расчерчена ее поверхность, кажутся более чем абсурдными и нелепыми. Джуди внезапно захотелось броситься к первому попавшемуся прохожему, обнять и расцеловать его и таким способом подтвердить свою близость всему человечеству.

— Ты не чувствуешь себя… гм… несколько… как это сказать… несколько необычно? — спросила она Алена.

Ален потер ладони и подул на них.

— Да, холодновато, — ответил он, — а в остальном превосходно. А как ты?

— Мне кажется, я нахожусь в состоянии шока.

— Что?

— Мне все вдруг показалось каким-то особым. Не в физическом смысле, а скорее психологически. Так, словно я смотрю на привычные вещи под иным углом зрения.

Ален улыбнулся:

— Да, мне кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду. Я тоже что-то подобное ощущаю. Возможно, не в той мере, в какой ты, потому что предвидел, что должно произойти там, на борту космического челнока, но я понимаю твои чувства.

— Интересно, то же самое чувствовали братья Райт? — проговорила Джуди. — Такое впечатление, что у тебя одна нога в прошлом, а вторая — уже в будущем.

— Может быть. Но братья Райт ведь совсем не ожидали… Ух!

Нога у Алена подвернулась, и он чуть было не упал, поскользнувшись на замерзшей луже. Замахал руками и удержался на ногах, но его ковбойская шляпа слетела и выкатилась на середину улицы как раз в тот момент, когда к ним подъехал большой фургон «Дженерал электрик». Водитель резко повернул, но шляпа все равно угодила прямо под колеса. Раздался мягкий хлюпающий звук, и шляпа превратилась в лепешку. Водитель нажал на тормоза, и фургон со скрежетом остановился.

Он открыл дверцу кабины и бросил взгляд на Джуди и Алена. Это был мужчина лет сорока, и на голове у него красовалась примерно такая же шляпа, как та, которую он только что переехал.

— Извините, — начал оправдываться он, — я пытался ее объехать, но она летела слишком быстро.

— Ничего страшного, — сказал Ален, выходя на проезжую часть, чтобы поднять шляпу.

Он попытался расправить ее и придать ей первоначальную форму чипса.

— Ну вот, — произнес он. — Совсем как новенькая.

Водитель покачал головой:

— Ну, не совсем. Вы относитесь к этому намного спокойнее, чем отнесся бы я, будь я на вашем месте…

Внезапно он прищурил глаза и уставился на Алена так, словно включил рентгеновский аппарат.

Джуди схватила Алена за руку и уже готова была броситься бежать, когда водитель сказал:

— Э-э… позвольте мне дать вам один совет. Вдавите тулью снова так, чтобы не выглядеть как сотрудник канадской горной полиции, и пониже надвигайте шляпу на глаза до тех пор, пока не купите солнечные очки. Ваше лицо сегодня во всех газетах.

— Э… спасибо, — произнес Ален.

— Не за что, — ответил водитель, захлопнул дверцу, и фургон поехал по улице, потом вдруг снова остановился, и водитель высунулся из окошка. — Эй, то, что вчера передавали по телевизору, на самом деле правда?

— Ну конечно! — крикнул в ответ Ален.

Человек в машине тихо присвистнул.

— Черт побери! Моя сестра записала. — Он развернул фургон и снова подъехал к ним. — Вас не подбросить?

Ален взглянул на Джуди. Та бросила взгляд в кузов фургона. Нет ли там наряда вооруженных полицейских? Нет, только сиденье для ребенка и набор пластиковых детских игрушек.

— Нам нужен телефон, — призналась она.

— В этой нужде я могу вам помочь прямо здесь, — сказал водитель. Он вынул свой сотовый: — Залезайте сюда, здесь потеплее.

Ален повертел шляпу в руках, затем помял ее тулью и пальцем проделал в ней три глубокие борозды, которые были там первоначально.

— В этом городе принято помогать беглецам или нам просто посчастливилось? — осведомился он.

Водитель пожал плечами:

— У нас очень дружелюбный город.

— Я это уже почувствовал.

Джуди и Ален обошли машину вокруг. Спереди в кабине было всего два больших ковшеобразных сиденья, поэтому Джуди забралась в кузов и уселась прямо позади Алена. Оттуда она могла незаметно наблюдать и за водителем.

— Меня зовут Дейл, — сказал тот, поворачиваясь к Джуди и протягивая ей руку. — Дейл Ларкин.

— Джуди Галлахер, — представилась она.

Когда они пожимали друг другу руки, Джуди с удивлением почувствовала, насколько его рука теплее ее холодных пальцев.

— Рад познакомиться. А вы — Ален Мейснер. Ух ты! Что скажет Лори, когда она об этом узнает! Ну вот, звоните, куда вам нужно.

Он протянул Алену телефон и, пока тот включал его и набирал номер, проехал дальше по улице. И тут Джуди пришла неожиданная мысль.

— Эй, подожди! Отключи определитель исходящего номера перед тем, как начать набирать.

Ален кивнул:

— Хорошая мысль. А что нужно нажимать?

— Звездочка-шесть-семь, — подсказал Дейл.

— Интересно, а это не отключит и аварийный пеленгатор?

— Отключит. По крайней мере так все говорят. Мой не работает. Набирайте, не бойтесь.

Ален набрал код, затем попытался позвонить нескольким своим товарищам по обществу безумных ученых, а Дейл в это время вез их вниз по крутому холму в центр города. По двум первым номерам никто не ответил. Он попытался набрать еще один и через секунду расплылся в широкой улыбке.

— Горди! Привет. Это Ален. Я… да. Нет, с нами все в порядке. Не могу тебе этого сказать. И этого тоже не могу сказать. Послушай, мне нужна помощь. Мне необходимо кое-что купить, а я по понятным тебе причинам не могу воспользоваться своей кредитной карточкой. Я… да, мы собираемся в… нет, я в самом деле не могу тебе этого сказать. Где-нибудь в Колорадо, хорошо? — Он нахмурился. — Подожди минутку. У тебя над ухом агенты ФБР, не так ли? Не пудри мне мозги, Горди! Они находятся в твоей комнате?

— Клади трубку! — посоветовала Джуди.

Ален покачал головой:

— Послушай, скажи им… Меня это не интересует. Скажи им, что уже поздно. Люди уже обо всем знают. А завтра они кое-что новенькое узнают и о нас. Мы снова будем в космосе, ты, чертов придурок! Да, я знаю, что экономические… ладно, хватит!

Он зарычал от злости и нажал кнопку окончания разговора.

— С ним все в порядке? — спросила Джуди.

Ален пожал плечами:

— Вроде да. Но кажется, до него первым дозвонился Карл. Почему так происходит, — повернулся он к Дейлу, — что половина тех, кто слышит о нашем открытии, приходят в ужас оттого, что, по их мнению, оно весь мир должно поставить на уши?

Улицы в городе назывались по буквам алфавита, просто «A», «B», «C» и так далее. Дейл повернул на улицу «A» и поехал по мосту над железнодорожными путями.

— Наверное, они очень привыкли к тихой и спокойной жизни, к своему родному «статус-кво», — сказал он.

Джуди немного пристальнее всмотрелась в его лицо. Ее удивила фраза «статус-кво» в устах парня в ковбойской шляпе.

— Что вы делаете? — спросила она. — То есть я хотела сказать, чем вы зарабатываете себе на жизнь?

Он улыбнулся:

— Я граблю банки.

— Нет, я серьезно спрашиваю.

— А я серьезно граблю банки.

14

Его слова звучали совершенно искренно. Наступила неловкая пауза, Джуди думала над тем, как в подобных случаях следует реагировать, но не смогла придумать ничего лучше, как задать вопрос:

— А почему вы нам это говорите?

— Потому что только вам я это и могу сказать, — ответил Дейл, криво улыбаясь. — Наверное, вы единственные совершенно незнакомые мне люди на свете, которым я могу доверить всю правду о себе. Вы на меня не донесете, потому что сами скрываетесь от полиции.

Ален повертел телефон в руках и открыл заднюю крышку.

— Ты выдрал гнездо радиосвязи.

Джуди когда-то слышала фразу «по-воровски улыбаться», но только в эту минуту по-настоящему поняла, что она значит. Дейл гордился своими «успехами» и радовался, что теперь нашел хоть кого-то, перед кем ими можно похвастаться.

— Да-а, — сказал он. — Я не знаю наверняка, можно ли его полностью отключить, поэтому не рискую.

Он остановил фургон, когда зажегся красный свет. Джуди подумала, а не выпрыгнуть ли им из машины, но не представляла, как от этого места добраться до Трента и Донны, и кроме того, Дейл не внушал ей особых подозрений. Она бросила взгляд на игрушки и на сиденье для ребенка. Что это означает? То, что у него на самом деле ребенок, или Дейл таким образом пытается отвести подозрение от своей машины?

— И почему же вы этим занимаетесь? — спросила она.

Он пожал плечами:

— Там деньги водятся.

— Да, но…

— Но это плохо. Я знаю. Но разве хорошо разрывать нутро земли, чтобы добыть оттуда уголь, или срезать под корень целые леса ради древесины, или продавать теннисные туфли, изготовленные в странах третьего мира в мастерских, где используется рабский труд. Я предпочел не лицемерить и заняться делом, при этом не пудря никому мозги.

— Ну, мозги вы, может быть, и не пудрите, но вот что касается банков, мне кажется, вы их хорошенько отделываете, — заметил Ален.

Дейл покачал головой.

— По сути, оказывается, что не совсем так. Они все застрахованы, поэтому получается, что каждый отдельный банк вообще ничего не теряет. Стоимость украденного распределяется по тысячам банков и миллионам вкладчиков. Да и граблю я не каждую неделю. Я очень скромный грабитель. Люди гораздо больше денег теряют под диванами и за шкафами, чем я у них ворую.

— Но… тем не менее вы все же у них воруете! — возразила Джуди.

— Абсолютно то же самое делает и любая отрасль промышленности, которая использует общественную землю или невосстанавливаемые ресурсы. По крайней мере в отличие от них я не ворую у людей их будущее.

— Да, но…

Джуди осеклась. Полицейский автомобиль, выехавший с боковой улицы справа от них, также затормозил на красный свет. Дейл просигналил, что собирается повернуть направо, дождался зеленого света и, проезжая, помахал полицейским. Полицейские махнули в ответ.

— Всегда стараюсь поддерживать хорошие отношения с полицией, — заметил Дейл. — Не чрезмерно хорошие, конечно. Это может навлечь еще большие подозрения, чем откровенная враждебность.

Он кивнул на телефон, который Ален все еще продолжал держать в руках.

— Ну что, будете еще кому-нибудь звонить?

Ален размышлял над его вопросом всего несколько секунд.

— Не вижу особого смысла, — сказал он. — Если они добрались до Горди, значит, что добрались и до всех остальных.

Дейл вез их по улице, по сторонам которой располагались магазины и мелкие предприятия: сварочная мастерская, стекольная, несколько ремонтных мастерских и мастерских техобслуживания автомобилей.

— Что вам еще нужно, кроме денег? — спросил он.

— Космический корабль, — ответил Ален.

— Ну, в этом я вам помочь не смогу. Но если нужны деньги, я готов.

— Вы что, их просто так нам дадите? — справился Ален.

Дейл рассмеялся:

— Что легко достается, с тем легко и расстаешься. Самое приятное в реалистическом отношении к деньгам — это то, что они перестают управлять вами. Кроме того, вы, ребята, дали миру нечто такое, что стоит намного больше, чем я могу вам предложить. Может быть, именно ваш пример и сделал меня щедрым.

По спине Джуди пробежала дрожь, но не от холода. Им действительно сейчас очень нужны деньги, но она не могла представить, что когда-нибудь позволит себе взять деньги, украденные в банке. Трудно было высказать все это вслух, но все-таки она проговорила:

— Мне кажется, я не смогу чувствовать себя спокойно, если…

— А я вовсе не исходил из того, что вы должны чувствовать себя спокойно, — возразил Дейл.

Он уже не улыбался, а задумался, прикусив нижнюю губу, затем, как будто придумав что-то, сказал:

— А что, если мы поступим так? Предположим, вы даете мне номер вашей кредитной карточки, а я даю вам деньги. У меня есть подставная корпорация, через которую я отмываю свои доходы; не составит никакого труда перевести несколько тысяч на вашу карточку. И получится, что вы будете пользоваться своими собственными деньгами.

— Не знаю, — ответила Джуди, — мне все равно кажется, что мы будем тратить деньги банка, а не наши.

— Ну, банкноты же не пронумерованы. Эти деньги станут частью общей суммы, которая есть у вас на счете. И в конце концов, вы их заработали.

На перекрестке Дейл повернул налево и поехал мимо еще одного длинного ряда мастерских.

— Вас заметут агенты ФБР еще до того, как вы закончите набирать номер нашей карточки, — сказал Ален.

Дейл снова улыбнулся:

— У вас совсем нет никакого опыта в подобных делах. Фэбээровцы обнаружат только, что вы приобрели компьютер по почте в одной виргинской компании. Они не смогут приостановить выплаты, конечным же пунктом денежного потока будет некий номерной счет в швейцарском банке, поэтому им никаким образом не удастся выйти на меня.

Ален покачал головой, и в этом жесте смешался восторг, который он не смог сдержать, и сомнение.

— Хитро, очень хитро.

Он повернулся назад и посмотрел на Джуди.

— Что ты по этому поводу думаешь? — спросил он.

— Если говорить честно, мне это не нравится. Только не прими мои слова за оскорбление, Дейл.

Он пожал плечами:

— Ну, мне-то что. Мое дело предложить. А это ведь единственный способ, которым я могу вам помочь.

Ален задумался, наморщив лоб.

— Я стараюсь понять, — сказал он, — действительно ли это хуже получения гранта от табачной компании, или от «Майкрософт», или от какой-нибудь другой подобной сволочи, и прихожу к выводу, что предложение Дейла выглядит значительно менее сомнительным.

— Это — детские игрушки, — отозвалась Джуди.

— Это — деньги, — возразил Дейл. — Вы запутались в собственных нравственных принципах, еще немного — и вы со своей моральной щепетильностью вывихните себе мозги набекрень. Дело же обстоит предельно просто: вам нужны деньги, у меня они есть, и я при этом никого не убиваю. Вот единственное, о чем вам стоило бы беспокоиться.

Джуди услышала нотки явного раздражения в его голосе, но это не помешало ей сказать:

— Это далеко не единственное. Я не думаю, что ограбление банков — похвальное занятие, и не уверена, что мне хотелось бы…

— Послушайте, спуститесь вы наконец с небес на грешную землю. Вы уже нанесли обществу гораздо больший вред, чем тот, на который я способен в принципе. Тот факт, что вы кое-что дали этому обществу взамен, несомненно, говорит в вашу пользу, но вред остается вредом, здесь уже ничего не попишешь. Возможно, мое предложение не более чем попытка искупления собственных грехов, не знаю, но я твердо уверен, что ваши нравственные принципы не менее двусмысленны, чем мои, и потому вам не стоило бы так задирать нос.

— Возможно, вы и правы, но я…

— Стоп! — воскликнул Ален.

Джуди была настолько удивлена его внезапным восклицанием, что тут же закрыла рот, но через секунду уже вновь открыла его, чтобы обрушиться на Алена с упреками за столь бестактное поведение, однако тут он потребовал снова: «Остановите машину!» — и она поняла, что Ален вовсе не ее имел в виду.

— В чем дело? — спросила Джуди, когда Дейл подъехал к обочине.

— Ничего особенного. Мне просто показалось, что я нашел наш новый космический корабль.

Ален указал на склад под открытым небом, расположенный на противоположной стороне улицы.

Джуди попыталась разглядеть, на что он смотрит, но единственное, что она увидела, были штабеля досок, бетонные блоки и три большие желтые пластиковые иглу в пять футов высотой.

— Где? — спросила она.

— Вон там. Тот самый «бак для воды», на который ты намекала. По моим прикидкам, стенки у него должны быть примерно в полдюйма толщиной. Готов держать пари, что если мы запаяем его, он сможет поддерживать постоянное нормальное давление.

Бак для воды? Джуди снова взглянула на иглу. Она казалась довольно тесной. В ней даже невозможно встать в полный рост. Что говорить о том, чтобы разместить там даже самое необходимое. В ней не было окон, только пара вентиляционных труб диаметром с бедро Джуди. Они с Аленом смогут превратить их в иллюминаторы, но придется также проделать дыру для люка и придумать, как задраить ее после того, как они окажутся внутри. Придется просверлить еще массу отверстий, чтобы установить панель управления и всякое другое оборудование. Снаружи они должны будут как-то приделать направляющие ракеты плюс парашют и бог знает что еще. Эта штуковина будет выглядеть как немыслимо уродливая и нелепая конструкция. Джуди представила, как все это сработает при первом же жестком приземлении. Нет, лучше уж вернуться и раскопать аварийный спусковой модуль.

Дейл был примерно такого же мнения. Он тихо усмехнулся и покачал головой.

— Ну как? — спросил Ален.

— То, что вы там видите, — это весьма оригинальный бак, — заметил Дейл. — Не думаю, что многие согласятся в нем слоняться по вселенной.

— А почему бы и нет? — спросил Ален. — Резервуар есть резервуар, для каких бы целей он ни предназначался, не так ли?

— Конечно, так, — ответил Дейл, — если только это не нижняя камера канализационного отстойника.

— Канализационного отстойника? — переспросил Ален и наклонил голову набок, словно пытаясь разглядеть его под другим углом зрения.

— Вот именно, — продолжал Дейл. — Он предназначен для закапывания в землю и заполнения дерьмом. Не совсем тот материал, из которого, как мне известно, делаются космические корабли.

Джуди рассмеялась, но лицо Алена оставалось серьезным.

— Почему бы и нет? — спросил он. — То, что он предназначен для других целей, не означает, что мы не можем его использовать в наших собственных. Всю свою жизнь я только тем и занимаюсь, что пытаюсь смотреть на вещи под неожиданным углом зрения и находить им самое неожиданное применение. И вы видите, чего я достиг.

Дейл засопел.

— Ну конечно, это трудно не увидеть. В мини-фургоне где-то на задворках, без гроша в кармане и с агентами ФБР, следующими по пятам. Да, сэр, это, конечно, великое достижение.

— Посмотрите на себя, — спокойно возразил Ален. — Ваши жизненные достижения тоже отнюдь не эталон общественного признания.

Слова Алена несколько притушили критический пыл Дейла, но не до конца.

— Я бы с вами поспорил на эту тему, если бы это имело хоть какое-то значение, — сказал он. — У фэбээровцев нет ни малейшего представления о том, где я нахожусь, и у них нет никаких улик против меня, на меня невозможно повесить ни одно из тех ограблений, которые я совершил, все идеально продумано. Но не в этом дело. Дело в том, что они вас преследуют, а у вас нет ни денег, ни транспорта, чтобы от них скрываться. Я считаю, что вы самые законченные придурки, но, если вы действительно хотите сделать себе космический корабль из канализационного отстойника, мое предложение все-таки остается в силе. Можете взять деньги наличными или, если желаете, я могу прямо сейчас купить для вас этот самый отстойник. Ваш выбор.

Или они могут просто-напросто вылезти из фургона и пойти своей дорогой, забыв о том, что когда-то встречали этого парня, подумала Джуди. Но она знала, что они этого не сделают. Во-первых, по той причине, что отсюда до дома Трента и Донны долгая дорога, а на улице сильный мороз, к тому же Джуди совсем не была уверена, что им так уж легко удастся найти их дом. Во-вторых, им необходимо как можно скорее убираться отсюда. После тех усилий, которые правительство уже приложило, чтобы поставить заслон распространению информации об открытии Алена, они пойдут на все, лишь бы упрятать Джуди с Аленом в тюрьму или просто уничтожить.

И несмотря на всю ее нравственную щепетильность по поводу источника предлагаемых денег, кто еще мог им что-нибудь предложить? Им невероятно, фантастически повезло, но нельзя же полагаться на подобное везение вечно.

— Хорошо, — согласилась она, — купите нам этот отстойник.

15

Но они не купили его там. Во-первых, потому, что такую громоздкую вещь невозможно сразу забрать, ее нужно специально транспортировать, а они даже не знали, какой адрес оставить на складе. Во-вторых, просить Трента и Донну о том, чтобы они предоставили свой гараж под сборку космического корабля, означало бы злоупотребить их гостеприимством, а на заднем дворе сделать это тоже невозможно. Хватит одного любопытного соседа или проезжающего мимо полицейского, чтобы вся их конспирация разлетелась в прах.

Им была необходима мастерская, но Джуди не хотела просить о помощи Дейла. Она записала номер его сотового и попросила, чтобы Дейл довез их с Аленом до того места, где подобрал их некоторое время назад.

— Мы свяжемся с вами, как только будем готовы, — пообещала она ему.

— Буду рад, — сказал Дейл, слегка надвинув свою ковбойскую шляпу на лоб. — Буду рад помочь, если смогу.


Щеки у Джуди запылали от мороза, как только она вышла из машины. Она засунула руки в карманы, немного сгорбилась, плотнее натянув капюшон.

Они стояли на обочине, глядя вслед фургону Дейла, и Ален сказал:

— У этого парня, наверное, комплекс Робин Гуда.

Джуди улыбнулась:

— Мне кажется, ему просто хотелось одержать над тобой верх.

Ален направился в сторону дома Трента и Донны.

— Возможно. Каковы бы ни были его мотивы, у нас есть теперь некое подобие спонсора. Наше положение существенно улучшилось по сравнению с сегодняшним утром.

— У нас есть богатый поклонник, вот как это называется. И мне совершенно не нравится способ, которым ему достаются деньги. Но, наверное, нищим не пристало быть слишком разборчивыми.

— Не пристало.

Ален прошел улицу, на которой располагался дом Трента, и свернул на следующую. Джуди оглянулась, почти ожидая увидеть за своей спиной фургон Дейла или черный седан, до отказа набитый агентами ФБР, но вокруг никого не было. Из-за высокого деревянного забора залаяла собака, но мгновенно замолкла, как только они прошли мимо.

Джуди смотрела на плотную сероватую грязь под ногами, на грязные сугробы с пучками коричневой травы, пробивающейся кое-где сквозь не слишком толстый слой снега. Все казалось таким обычным, таким земным. Если бы воспоминание о вчерашнем полете не было так живо и ярко у нее в памяти, она вполне могла бы вообразить себя снова маленькой девочкой, исследующей окрестности родительского дома вместе с соседским мальчиком.

А может, она действительно именно этим и занимается. Или готовится к этому. Просто окрестности много-много больше.

— Ты действительно всерьез полагаешь, что мы можем воспользоваться канализационным отстойником в качестве звездолета?

Ален ударил носком ботинка по камню, и тот, подскакивая, покатился по улице.

— Ну, если ты можешь придумать что-нибудь получше, я возражать не буду. Канализационный отстойник способен выдерживать вес полдюжины футов всякой грязи. Это, возможно, самый прочный резервуар, который мы сможем отыскать в нашей нынешней ситуации.

— Да, наверное, — согласилась Джуди и тоже поддала ногой камень, но он сразу же угодил в сугроб рядом с ящиком для отбросов.

— А как на счет нашего аварийного спускового модуля? Мы его очень надежно спрятали. Скорее всего он все еще там, и мы по опыту знаем, что он очень хорошо удерживает воздух.

— Пожалуй, это единственное, что он сможет удержать. Нам нужно что-то такое, во что мы по крайней мере смогли бы запаковать собственный завтрак. Мы ведь ведем речь о путешествиях к другим звездам, а не…

— Мы ведем речь о переделке канализационного отстойника в космический корабль, — поправила его Джуди, — и я просто подумала, что было бы хорошо начать с того, что реально предназначено для использования с целью космических полетов.

— Устройство гиперускорения предназначено для использования с целью космических полетов, — произнес Ален оскорбленным тоном.

«И с его помощью мы чуть было не разбились о лунную поверхность», — подумала Джуди, но не сказала этого вслух.

— По крайней мере мы могли взять из модуля некоторые его части, — настаивала она, — ну, к примеру, парашют. И сиденья.

Ален кивнул:

— Не возражаю. Я смог бы воспользоваться некоторыми тумблерами и кое-чем еще. Это — тот дом?

Они подошли к какому-то домику розового цвета с ярко-голубой отделкой, но отсюда сказать определенно, тот ли это дом, из которого они вышли сегодня утром, было трудно.

Гараж находился справа. Большой вяз на заднем дворе выглядел очень знакомо. Джуди взглянула на окна и попыталась по ним определить расположение комнат внутри дома.

— Кажется, он самый.

Она открыла калитку и прошла к боковому окну гаража, поднялась на цыпочки, чтобы заглянуть внутрь и при этом не наступить на клумбу у стены. В данный момент там ничего не росло, но Джуди не хотелось притаптывать землю над клубнями любимых цветов Донны.

Она прикрыла глаза ладонью от слишком яркого солнечного света и, вглядевшись, рассмотрела их скафандры, сваленные в кучу на полу рядом с верстаком.

— Это то самое место.

Джуди и Ален обогнули гараж и вошли в дом, отряхнув снег на пороге. После морозной улицы дом дохнул на них приятным теплом. Они повесили одежду, взятую взаймы, обратно в шкаф, и Джуди отправилась на кухню приготовить что-нибудь горячее.

От завтрака осталось еще полкофейника горячего кофе, но Джуди не очень любила кофе. Она открыла кладовку в поисках чая, заметила на верхней полке банку «Свисс Мисс» и решила остановиться на ней. Там же она обнаружила коробку с мини-зефиром, что составило приятное дополнение к шоколаду.

Джуди чувствовала себя несколько странно, хозяйничая в чужой кухне, но ведь Донна разрешила ей это, а в данный момент Джуди очень не хватало настоящего уютного дома. Она старалась не задумываться над масштабом того, что они с Аленом совершили, и того, что собирались совершить. Но когда психологические защитные механизмы немного ослаблялись, Джуди начинала ощущать, как мысли об этом снова начинают наступать на нее, ожидая малейшей возможности повергнуть в полную депрессию.

Когда она вошла с двумя чашками дымящегося шоколада в гостиную, Ален сидел перед компьютером их хозяев и скачивал что-то из Интернета.

— Что ты нашел? — спросила Джуди, поставив чашку рядом с клавиатурой.

— Сообщение, которое я направил по Интернету ПРИДУРКам. Я хотел проверить, насколько сложно его получить. Кроме того, мне нужна копия программного обеспечения устройства. Мне же пришлось оставить свой ноутбук на челноке.

— Файлы все еще доступны? Мне казалось, что правительство должно закрыть все сайты с ними.

Ален сделал глоток шоколада.

— М-м-м… Спасибо. Нет, они этого не могут сделать. Слишком много частных серверов, чтобы все их можно было закрыть. Власти пытаются перегрузить сеть, чтобы нарушить связь, и рассылают массу ненужной информации по индивидуальным адресам, но локальные сервера слишком малы, чтобы привлечь к себе их внимание. Я вышел на ту страницу, где они предупреждают о вирусе, и там же находились файлы, которые я переслал ПРИДУРКам. Конечно, с ярлыком «Опасно! Не открывать!», но они там были.

— Ты уверен, что это те самые файлы? Я бы не удивилась, если бы правительство как-то изменило их, так, что они не будут работать, даже если все догадаются об их истинной сущности.

Загрузка файлов завершилась. Ален открыл файл с именем «Гиперускоритель» и просмотрел его.

— Это файл, в котором объясняется, как построить устройство, — пояснил он. — Вроде все в порядке. По крайней мере текст мой. И это тот самый файл, который следовало бы изменить в первую очередь, если они вообще собирались это сделать. Ошибки в конструкции устройства привели бы к тому, что оно просто не заработало бы, но преднамеренные изменения в управляющей программе повлекут за собой неизбежные человеческие жертвы.

Джуди усомнилась, что рыцарей плаща и шпаги, коими изобилует ЦРУ, подобное соображение остановило бы. Явись устройство гиперускорения причиной человеческих жертв, это, несомненно, сыграло бы цээрушникам на руку.

Воспоминание о полете сквозь атмосферу внутри огненного шара заставило Джуди содрогнуться, она даже поставила чашку на стол, чтобы не пролить шоколад.

— Люди могут погибнуть даже в том случае, если твое устройство и управляющая программа будут работать идеально, — заметила она. — Космос — не парк для прогулок. Одна-единственная ошибка может стать причиной гибели, даже если все твое оборудование работает превосходно.

Ален отвел глаза от экрана компьютера и взглянул на нее.

— То же самое верно и по отношению к автомобилю, — заметил он. — Для большинства выгода перекрывает риск. Это можно сказать и о моем устройстве. И в каком-то смысле оно даже безопаснее, так как при его использовании фактически отсутствует риск стать причиной гибели ни в чем не повинного прохожего в случае потери управления.

Все это верно, думала Джуди, но не могла не задаваться вопросом, а скольких будущих астронавтов недосчитается в ближайшие несколько недель человечество из-за недооценки опасности нового устройства. Они будут падать, подобно метеорам, на далекие планеты, и даже если астронавтам удастся более или менее удачно осуществить посадку, им не хватит оснащения, чтобы выжить на чужой планете. Черт побери, большинство людей погибнет, даже если забросить их в какую-нибудь необжитую пустынную местность на родной Земле.

Но некоторые все-таки выживут. Некоторые выживают даже в Антарктиде, располагая только рюкзаком с едой и парой лыж. Именно люди такого типа скорее всего отправятся в космические путешествия.

Да, такие, как она сама.

Только теперь Джуди полностью поняла, что имел в виду Карл вчера на борту «Дискавери». Ему не меньше Джуди хотелось отправиться в космос, но он предпочел бы, чтобы это происходило медленно, осторожно, шаг за шагом. Чтобы его безопасность в космосе обеспечивалась обширной инфраструктурой НАСА и всего военно-промышленного комплекса. Карлу требовалось аппаратное обеспечение, которое было бы проверено тысячу раз в самых разнообразных условиях, и нужны были дублирующие системы на случай, если что-то пойдет не так. Он мечтал о безопасных, надежных космических полетах, потрясающе интересных, но не более опасных, чем выступление на сцене актера или музыканта.

Вот чего хотел Карл.

Но достичь подобной степени безопасности в космосе в принципе невозможно. Полет на космическом шаттле едва ли более безопасен, чем полет на боевом истребителе в ходе военных действий, при том, что космический шаттл на сегодняшний день остается самым безопасным из всех космических аппаратов. Джуди, когда она взлетала на своем челноке, всякий раз приходилось преодолевать приступ страха. Единственная причина, по которой она продолжала летать, заключалась в том, что Джуди не могла жить без этого. В этом отношении Ален, несомненно, прав: выигрыш стоил риска.

Он запустил управляющую программу и занимался проверкой кода.

— Кажется, все чисто. Можно продолжить проверку, но я почти уверен, что это — аутентичная программа.

— Хорошо, если это действительно так, — сказала Джуди.

Она взяла чашку с горячим шоколадом, и ей пришлось приложить некоторые усилия, чтобы успокоить небольшую дрожь в руках. Над программным окном размешалось окно браузера сети, и Джуди прочла баннер на верхней строке:

— Насдак упал на пятьсот пунктов.

За то время, пока она смотрела на экран, цифра изменилась на 550.

— Боже мой! — воскликнула она, показывая на экран. — Взгляни на это.

— Временный эффект, — прокомментировал Ален.

— Надеюсь, что так. Большая часть моей будущей пенсии в акциях технологических отраслей.

— Переведи их на производителей канализационных отстойников, — посоветовал Ален с улыбкой, — или на зерновые компании.

— Зерновые компании?

— Ну конечно. Ведь человечество будет использовать мое устройство не только для исследования космоса. Мы станем свидетелями грандиозной волны колонизации космоса, по сравнению с которой заселение американского Запада покажется детской игрой. Потребуются семена для посева, машины для сбора урожая, сельскохозяйственные животные, медикаменты, зубные щетки, мыло, одежда, музыка, книги и бог знает что еще. — Он воздел руки к небесам. — Люди будут покупать все, что необходимо для воссоздания цивилизации заново. А так как вернуться за оборудованием будет не более сложно, чем отправиться в любую точку вселенной, наши космические странники еще на протяжении многих-многих лет будут использовать Землю в качестве базы для закупки ресурсов. И это приведет к невиданному доселе экономическому взлету.

— Черт меня побери, — откликнулась Джуди, отхлебывая свой шоколад и наслаждаясь приятным ощущением тепла, исходившим от чашки. — Итак, что же нам нужно взять с собой?

— Хороший вопрос. Давай проведем небольшой мозговой штурм.

Ален вышел из сети и открыл новый документ для написания электронного письма.

— Кому ты собираешься посылать письмо? — спросила Джуди.

— Никому. Это всего лишь простейший способ получить текстовый документ.

— А!

— Итак, давай подумаем о том, что необходимо для нашего путешествия.

Он напечатал: «Характеристика оснащения» и сказал:

— Давай расположим все это в соответствии с иерархией потребностей по Маслоу. Прежде всего воздух.

Ален напечатал: «сжатый кислород».

— Потом вода, потом еда. Корабль будет нашим укрытием.

Он вносил все перечисленное в список по мере упоминания.

Джуди думала над тем, что должно стать самым важным после того, как основные нужды выживания будут обеспечены.

— Энергия, — сказала она, вспомнив о той половине устройства гиперускорения, которое Алену пришлось выбросить, чтобы изменить направление своего движения во время прыжка от челнока к космической станции.

— Конкретно, батареи. Свет. Отопление.

Что еще им потребуется из того, для чего нужна энергия?

— Еще один ноутбук.

— Верно. Скафандры. Парашют из аварийного спускового модуля. Какая-нибудь разновидность сервомеханизма для его выброса по команде.

Джуди села на краешек кушетки рядом с компьютером и добавила:

— Соответствующим образом оборудованные сиденья.

— Минутку, — произнес Ален и, не произнося этого вслух, впечатал: «камеры слежения».

— А это для чего?

— Электронные окна. Если мы установим камеры снаружи, а монитор внутри, не нужно будет просверливать дырки для иллюминаторов. Или беспокоиться по поводу того, что они могут не выдержать.

— О! Хорошая идея.

— Конечно. Я уже думал об этом, — сказал он, улыбаясь.

— Мы уже вышли за пределы иерархии Маслоу, — заметила Джуди. — Что мы упустили?

— Секс, — вспомнил Ален. — Но мне кажется, что мы сможем решать этот вопрос на месте и своими силами по мере необходимости.

— Ты полагаешь?

— Надеюсь, там нас ждет вечная весна, — ответил Ален, слегка покраснев.

— Ну что ж… — пробормотала Джуди, вспоминая, как заманивала его прошлой ночью в постель.

Воспоминание об этом все еще ее немного возбуждало. Кто бы мог подумать, что «ненормальный» ученый может к тому же быть и идеальным любовником?

Какое-то мгновение они смотрели друг на друга с нескрываемым вожделением, и Джуди даже успела немного пофантазировать о том, как она срывает с Алена взятую взаймы одежду прямо здесь, в гостиной, но вместо этого просто покачала головой и проговорила:

— Вначале корабль. Что еще нам нужно взять с собой?

— Спальные мешки, — сказал Ален.

— Хорошо.

— Все необходимое для приготовления пищи.

— Правильно. И плитку, конечно.

Он внес в список и это. Первые пункты в списке уже давно исчезли вверху экрана.

— Туалетную бумагу, — сказала Джуди, — и совок.

16

Они все еще сидели за составлением списка, когда с работы вернулись Трент и Донна. Первым показался Трент; он оставил свой пикап не в гараже, как прошлой ночью, а прямо на улице и устало прошествовал к парадной двери. Джуди встретила его у двери, но Трент, не взглянув на нее, бросил взгляд в гостиную.

— Все в порядке? — спросил он.

— Все спокойно, командир.

Трент медленно кивнул:

— Хорошо.

Он снова вышел на улицу, чтобы загнать свой пикап в гараж. Джуди заметила, что он с кем-то беседует по сотовому, проходя под окном гостиной. Не попытался ли Трент обеспечить себе поддержку на случай, если у него возникнут проблемы? Похоже именно на это.

Пару минут спустя он вышел из гаража, засунув правую руку в карман куртки. Джуди сразу заметила, что карман раздувается больше чем на размер кулака.

— Как… гм-м… как прошел ваш день? — спросила она.

— Нормально, — ответил Трент. — А как у вас дела?

— Очень хорошо. Мы строим планы. У нас наметилась довольно четкая идея относительно того, что нам необходимо, и похоже, появилась также возможность получить деньги на это.

Трент взглянул на Алена, который все еще сидел у компьютера.

— Новости смотрели?

— Только мельком, — ответил он. — Кажется, паника на фондовой бирже. Правительство все еще пытается нагонять дымовую завесу, но правдивые новости распространяются с ничуть не меньшей скоростью, чем ложные.

Трент кивнул:

— Радио твердит об этом целый день. Они называют вас сумасшедшим. Говорят, что вы вооружены и очень опасны.

— Что касается сумасшедшего, то это, возможно, и правда, — признал Ален. — Возможно, даже и опасен, в зависимости от обстоятельств, но вооружен я только в биологическом смысле слова.

Трент, казалось, задумался над его словами, затем вытащил руку из кармана. В кармане после этого явно осталось что-то еще. Он открыл шкаф у двери и повесил пальто, порывшись в шкафу несколько дольше обычного. Джуди могла поспорить, что это время он потратил на то, чтобы переложить пистолет в другое место.

Когда Трент вошел в гостиную, в руках у него ничего не было.

— Трудновато оказалось мне сегодня сконцентрироваться на работе, я постоянно вспоминал о вас.

— Могу себе представить, — откликнулась Джуди. — Нам очень жаль, что мы причиняем вам столько беспокойства.

— Я ничего такого не хотел сказать, — быстро поправился Трент. — Я совсем не против небольшой встряски. И даже приятно знать что-то, о чем больше никто в городе даже не догадывается.

Джуди услышала хруст льда под колесами останавливающейся машины, донесшийся с улицы. Она выглянула в окно и увидела автомобиль Донны. Через минуту в дверях появилась она сама, раскрасневшаяся от мороза и с разнообразными покупками в руках.

— Я кое-что тут купила по дороге домой, — сказала она. — Как вы относитесь к свиным отбивным?

Джуди прошла вместе с ней на кухню, помогла разобрать пакеты, и пока Трент и Донна умывались и переодевались в домашнюю одежду, занялась чисткой картошки. Трент, даже не справившись о вкусах своих гостей, открыл несколько банок «Будвайзера» и раздал каждому по банке. Джуди, в общем, была не против алкоголя. Он снимал то психологическое напряжение, которое она, несмотря ни на что, продолжала ощущать, а аромат готовящегося ужина из кухни помогал ей почувствовать себя немного уютнее и почти в безопасности, по крайней мере в это мгновение.

— Ну, — сказал Трент, оседлав кухонный табурет, — каковы же ваши планы?

Джуди взглянула на Алена. Ален посмотрел на нее, потом на Трента.

— Мы нашли… э-э… подходящее судно, — ответил он, — составили подробный список необходимого оборудования для того, чтобы превратить его в космический корабль, и это в основном вещи, которые мы сможем приобрести прямо здесь, в городе. Кроме, конечно, сверхлегких самолетов, которые нам придется выписывать.

— Сверхлегких самолетов? — донесся голос Донны от плиты.

— Да-а. Если удастся найти пригодную для жизни планету, то, как мы думаем, нам понадобится какой-нибудь вид транспорта, чтобы там передвигаться. Будет очень обидно, если после всех усилий и опасностей мы застрянем где-нибудь из-за невозможности перемещаться по планете пешком.

— Разумно, — прокомментировал Трент.

Он склонил голову, задумавшись, пожал плечами и сделал глоток пива из своей банки.

— Да, самолеты должны вам подойти. А вы летали на них раньше?

Джуди рассмеялась:

— Ну конечно. Ведь я пилот космического шаттла, разве вы забыли?

— О, ну конечно!

Ален кашлянул:

— Мы хотели бы попросить вас об одной услуге. Если вас это, конечно, не затруднит. Не могли бы вы съездить на то место, где нашли нас, и посмотреть, там ли еще наш аварийный модуль? Если его никто до сих пор не обнаружил, мы сможем использовать массу всякого оборудования с него.

Трент сделал еще один глоток пива.

— Конечно, нас это не затруднит. Только вот темнеет здесь в это время года рано. Если ночь будет безлунная, придется пользоваться фарами.

Джуди попыталась вспомнить, в какой фазе сейчас Луна. Последний раз, когда она ее видела, Луна казалась полной, но это было только потому, что они так близко к ней подлетели, что чуть было на нее не упали. Она закрыла глаза и попыталась представить себе расположение Луны относительно Земли, которое наблюдала из челнока. Земля была видна из передних иллюминаторов: яркий полумесяц, облекающий темный эллипс, а Солнце располагалось к западу от нее, что означало, что Луна находится где-то на полпути от первой четверти к полнолунию.

— Луна должна быть на небе примерно до трех часов, — сказала она.

Трент кивнул:

— Ну что ж, хорошо. Кажется мне, что сегодняшней ночью мы хорошо покатаемся.

Он широко улыбнулся, предчувствуя массу удовольствий от подобной поездки. Было явно видно, что для Трента это не просто обычное развлечение.

— А большая эта штука? — спросил он. — Поместится в кузове грузовика?

Джуди по памяти прикинула размеры модуля:

— Без проблем.

— А как насчет веса? Двое мужиков смогут его поднять?

Намек на то, что их с Донной собираются оставить дома?

Донна и раньше, как Джуди уже имела возможность убедиться, принимала участие в подобных ночных поездках, но все-таки принципы этикета катаний Трента не были известны Джуди. Впрочем, возможно, он просто хочет оградить женщин от опасности на тот случай, если они по дороге наткнутся на агентов ФБР?

Хотя, по большому счету, принципиального значения это не имело. Желания скакать по зарослям полыни у Джуди не было, и она уже давно переросла тот возраст, в котором необходимость отстаивать свое женское достоинство заставляла ее делать то, чего на самом деле делать она не хотела. Пусть Ален с Трентом ищут модуль, выкапывают его и запихивают в кузов грузовика.

— Его можно будет вкатить, подложив пару досок, — сказала Джуди.

— Хорошо. А… как вы его там прозываете?.. Это ваше судно… Оно в мой гараж влезет?

— Наверное, — ответил Ален, — но я очень неловко себя чувствую из-за того, что мне приходится использовать вас и ваш дом.

— Да не беспокойтесь вы об этом. Вы же все равно здесь навечно не останетесь. А если покажете мне, как построить свой собственный космический корабль, я буду считать, что мы квиты.

Из кухни послышался громкий стук, это Донна уронила на пол лопаточку, которой пользовалась для поджаривания отбивных.

— С тобой там все в порядке? — крикнул Трент.

— В порядке, — отозвалась она. — Почему бы тебе не заняться делом и не накрыть на стол?

— Слушаюсь, мэм.

Он поставил свою банку с пивом на стол, взял с холодильника несколько салфеток, расставил тарелки, ножи с вилками и снова сел. Джуди же помогла Донне сделать пюре и приготовить соус. К тому времени, когда все было готово, Джуди была уже голодна как волк.

Трент допил пиво, сплющил банку одним движением правой руки и швырнул ее в мусорное ведро под раковиной. Ален попытался повторить трюк, но ему потребовались для этого обе руки. Трент вынул из холодильника еще несколько банок пива и снова раздал их присутствующим. Когда все расселись по местам, он поднял свою банку и провозгласил:

— За путешествия туда, куда еще никто до нас не путешествовал.

— За путешествия! — поддержал его Ален, и все выпили.

Джуди встретилась взглядом с Донной и вопросительно подняла брови, но Донна только улыбнулась в ответ и предложила ей кусок свиной отбивной.


Трент с Аленом выехали сразу же после ужина, оставив Джуди с Донной убирать в доме. Домашние дела были Джуди в новинку, но сегодняшним вечером она находила даже некоторое удовольствие в однообразии мытья посуды. В данный момент это было единственное, чем она хотела бы заниматься. Они болтали с Донной о всякой ерунде: о погоде, о работе Донны в магазине, о семье, — поделились воспоминаниями о своих предках и обнаружили, что они родственники в каком-то очень далеком колене. Джуди сказала, что это ее совсем не удивляет, так как все жители Земли отстоят друг от друга только на шесть степеней.

Некоторое время они поиграли в эту игру, пытаясь угадать, кто из них состоит в более близком родстве или знакомстве с разными знаменитостями. Джуди выиграла почти все раунды — профессия астронавта позволила ей вращаться в довольно широком обществе и заводить разнообразнейшие знакомства в самых высоких кругах, — но Донна сумела удивить ее одной связью.

— И вы только на две степени отстоите от далай-ламы?

— Ну конечно, — ответила Донна. — Мой брат занимается альпинизмом, и он восходил на Тибет с человеком, который очень хорошо знает далай-ламу.

Она засмеялась и сказала:

— Но есть один вопрос, на который никто мне не сможет дать ответ: когда далай-лама умрет и воплотится в каком-нибудь новом теле, останемся ли мы с ним в той же степени близости, или же придется все начинать заново?

Джуди размышляла над этим, вытирая оставшиеся ножи и вилки.

— Таким вопросом любого можно поставить в тупик, — пришлось ей наконец признаться.

Донна улыбнулась:

— Трудная задача, не так ли?

Закончив уборку на кухне, они перешли в гостиную и включили новости. Джуди с Аленом оставались главной новостью на всех каналах, но официальная точка зрения не изменилась: вся история с устройством гиперускорения — не более чем розыгрыш.

У Джуди сжались кулаки, когда она услышала, как один телекомментатор, мужчина лет пятидесяти со стандартной для телевизионщика такого типа легкой сединой на висках и в костюме классического темно-синего цвета, как бы говорящем, что перед вами солидный джентльмен, которому можно доверять, произнес своим приятным, располагающим баритоном:

— Представители НАСА установили, что Галлахер и Мейснер в течение двух лет готовили провокацию, это началось задолго до того, как Мейснер был зачислен в команду космического челнока. Пока не ясно, какую роль в этом заговоре играл компьютерный вирус, но представители правительства полагают…

Он вдруг замолчал, но взгляд продолжал скользить слева направо, комментатор явно что-то считывал со своего монитора. Затем он прищурился и сказал:

— Кто написал это дерьмо? Мы все знаем, что это неправда. А правда состоит в том, что космический челнок «Дискавери» вчера исчез из полосы связи и вновь появился одиннадцать минут спустя на совершенно другой орбите, после чего по нему был нанесен удар лазерным оружием с военного спутника, затем «Дискавери» направился в сторону Луны. Мы получили подтверждение этого от полудюжины независимых источников, включая собственную телеметрию НАСА. Пресловутое письмо, разосланное по электронной почте, вовсе не было вирусом. Я сам проверил его, и оно на самом деле содержит достоверные планы создания устройства, позволяющего…

Громкий сигнал заглушил голос комментатора, и изображение исчезло, покрывшись полосами помех. Через мгновение его сменило текстовое сообщение белыми буквами на синем фоне:

Технические неполадки, пожалуйста, выключите телевизор.

— Технические неполадки, черт меня подери! — воскликнула Джуди. — Единственная неполадка — это попытка правительства растоптать первую поправку к Конституции.

Она посмотрела на надпись на экране, представив себе сумятицу, которая сейчас творится на телестудии. Интересно, этого парня с сединой на висках уже уволили? Арестовали? А может быть, в студию уже врываются солдаты с автоматами и стреляют по оборудованию?

Внезапно она почувствовала даже некоторое уважение к этому на первый взгляд прилизанному и вполне официальному телекомментатору. Если он хоть в малейшей степени представляет, какие проблемы навлекает на себя своим поступком, то можно сказать, что он продемонстрировал мужество под стать военному корреспонденту.

Она взглянула на Донну, сидевшую рядом на кушетке с пультом в руках и озадаченным выражением на лице. Через минуту Донна переключилась на другой канал, но все новостные станции слово в слово пересказывали правительственную версию происшедшего.

— От одного этого делается страшновато, — заметила Донна после пятого или шестого заверения, произнесенного с экрана телевизора, что в космосе ничего серьезного и необычного не произошло.

Да, подумала Джуди, это, несомненно, рекорд года по лжи. Она почувствовала внезапный озноб, хотя в комнате было очень тепло.

— Мы с Аленом должны уйти, — сказала она. — Мы подвергаем вас с Трентом серьезной опасности.

Донна переключила на тот канал, на котором на экране все еще была надпись «Технические неполадки».

— Нет, — решительно сказала она, — не могу же я вас выставить за дверь на мороз, бросив на произвол судьбы. И потом, нельзя же сравнивать опасность, которой подвергаемся мы, с той, в которой вы находитесь.

Джуди не знала, как ей воспринимать это замечание Донны. Донна, несомненно, права, но только потому, что опасность, в которой ныне пребывали Джуди с Аленом, вообще была выше всяких сравнений.

— Ну, что ж, с тобой не поспоришь, — сказала Джуди, — и все-таки мне не хотелось бы втягивать вас в неприятности только из-за того, что вы оказались настолько милы, что подобрали двух пассажиров по дороге.

— Это совсем не так. Мы с Трентом говорили обо всем прошлой ночью и поняли, что должны вам помочь.

Джуди прикусила нижнюю губу, стараясь решить, стоит ли ей высказывать другие свои опасения или лучше промолчать. Донна заметила ее колебания и спросила:

— Что-то еще?

— Я просто подумала, что, кажется, Трент собирается построить свой собственный звездолет. Что ты по этому поводу думаешь?

Донна рассмеялась:

— Я всю свою жизнь прожила в нашем захолустье. Конечно, я когда-то мечтала о том, чтобы поступить в колледж или сбежать в Лос-Анджелес и попытаться найти работу в кино, но из всех этих мечтаний так ничего и не вышло. Время от времени я езжу в Солт-Лейк-Сити за покупками, но это, пожалуй, единственное увлекательное путешествие, которое я могу себе позволить. И если Трент пожелает свезти меня на Марс, я буду только рада.

— Но это ведь очень опасно, знаешь ли. Намного опаснее, чем ты можешь себе представить.

— Я знаю. — Донна набрала воздуху в легкие и медленно его выдыхала. — Мы научимся. Будем читать книги. Вернее, я буду читать книги. Трент не большой любитель чтения. Но мы отправимся куда-нибудь только тогда, когда я буду полностью уверена в нашей безопасности.

Мгновение она молчала, словно в нерешительности, потом добавила:

— И я внимательно выслушаю любой совет, который вы мне дадите.

Джуди откинулась на кушетке. Какой совет она могла дать тому, кто ни разу не бывал в космосе?

— Возьмите с собой драмамин[7].

17

Трент с Аленом вернулись вскоре после полуночи. Пикап тихо въехал в гараж, но мужчины ворвались в дом с таким шумом, что могли бы перебудить полгорода.

— Уи-хо! — крикнул Трент, снимая свою кожаную куртку, подбитую овчиной, и бросая ее прямо на табуретку. — Ну что, хороший был тычок в задницу?

— Да, именно тычок в задницу, — ответил ему Ален, взмахнул руками и при этом чуть не сбил лампу, стоявшую рядом с кушеткой.

Джуди поймала лампу, потом попыталась удержать Алена, когда он рванулся вперед и едва не угодил ей на колени.

— И в почки, и в голову, и практически в любую другую часть тела, — добавил он и, повернувшись к Джуди, сказал: — Я пытался объяснить предназначение подвески, но на Трента мои объяснения особого впечатления не произвели.

— Мне не нужна спокойная езда в моей машине! — решительно провозгласил Трент.

— Вы что, выпили? — спросила Джуди.

Ален наклонил голову набок:

— Да, полагаю, то, чем мы занимались, в каком-то смысле подходит под это определение.

— Пили за рулем? — с ужасом спросила Донна.

— Ну, только парочку банок пива, — попытался оправдаться Трент, — я прекрасно себя контролировал.

Ален расхохотался:

— Контролировал? Половину пути мы пролетели по воздуху!

— Ну да! — гордо подтвердил Трент.

— Чувствуется, что вы неплохо провели время, — заметила Донна. — А капсулу-то вы хоть нашли?

После этого вопроса энтузиазма у них сразу же резко поубавилось.

— Мы нашли то место, — ответил Трент, — но кто-то нас обставил.

Ален присел на край кушетки.

— По крайней мере мы забрали парашют. Те, кто увез капсулу, не позаботились прихватить его с собой. Они, видимо, не хотели тратить время на собирание парашюта. Просто обрезали его и бросили в зарослях полыни.

— Должно быть, фэбээровцы, — предположила Джуди, — любой специалист на их месте забрал бы и парашют.

— Ну да. Поэтому мы… гм… домой возвращались кружным путем на тот случай, если кто-нибудь ведет наблюдение за этой местностью.

В его голосе звучала такая гордость своим поведением, что Джуди не смогла удержаться от улыбки.

Улыбнулась и Донна, но прибавила мрачно и осуждающе:

— Ну что тут скажешь, одним словом — мужики.

Джуди рассказала им о телевизионных новостях. Донна включила тот самый канал, на котором комментатор бросил вызов цензуре, но на нем уже шел старый фильм с участием Джеки Чана, так, словно ничего особенного и не произошло.

— Цензура, — прокомментировал Ален. — Кто бы мог подумать, что они опустятся до этого? Тем более нужно им показать, где фраки зимуют…

— Фраки? — переспросила Джуди.

— Стилистический прием. Из… вините…

Ален икнул и, спотыкаясь, направился в сторону ванной, сбрасывая с себя по пути куртку, шляпу, перчатки.

— Итак, — сказал Трент, входя в гостиную и садясь рядом с Донной, — кажется, мы переходим к плану «B». Ален сказал мне, что вы собираетесь использовать в качестве звездолета, а я ему на это сказал, что он придурок, но он заявил, что вы с ним все досконально продумали.

— Да, довольно-таки досконально, — признала Джуди, — но, конечно, не будем возражать против дельных предложений с вашей стороны.

Трент тихо засмеялся:

— Меня жизнь уже давно научила не давать советов людям, которые хорошо знают свое дело.

Донна толкнула его локтем в бок:

— Хорошая мысль, Буч. Почаще бы ею пользовался.

— Ну, женщина, я же сказал…

— Я слышала, что ты сказал, и слышала, как ты это сказал, поэтому не нукай на меня.

Если бы Джуди не видела, как они влюбленно смотрят друг на друга и улыбаются друг другу, она бы подумала, что сейчас начнется настоящая семейная ссора с битьем посуды и криками, но вместо этого Трент и Донна стали щекотать друг друга с таким детским увлечением, что Джуди пришлось встать с кушетки, чтобы случайно не упасть на пол под натиском этих разыгравшихся взрослых детей.

— Эй! — кричал Трент. — Прекрати! Перестань!

Донна хихикала, как девчонка, и продолжала наступать.

Трент отбивался подушкой с кушетки, нанося Донне удары по голове и по бокам, пока она не взмолилась о пощаде.

Они все еще предавались этой шумной игре, когда Ален распахнул дверь ванной и поинтересовался:

— Что здесь происходит?

Он стоял в прихожей в позе уверенного в себе парня, положив руки на бедра.

Джуди схватила еще одну подушку и швырнула в него, попав прямо в грудь еще до того, как Ален сумел как-то среагировать. На его лице в одно мгновение сменилась масса эмоций от изумления и замешательства до понимания и восторга. Догадавшись, в чем дело, он швырнул подушку в Джуди и пошел на нее, готовый к продолжению схватки.

Джуди наклонилась, и подушка пролетела мимо, но она не смогла увернуться от ищущих рук Алена.

— Нечестно! — крикнула она после того, как безуспешно попыталась отпугнуть его щекоткой.

— На тебе верхняя одежда!

— Все честно в войне и в любви, — ответил он, наступая.

Трент с Донной не могли ей помочь. Они были увлечены своей собственной битвой, которая частенько переходила на территорию Джуди с Аленом. Дом стонал от воплей и смешков, которые постепенно перешли в икание и сопение, когда сражающиеся израсходовали наконец свою энергию.


Утром ситуация уже не казалась столь безоблачной. Трент и Донна должны были снова идти на работу, своя работа появилась теперь и у Джуди с Аленом. Кроме того, оба мужчины проснулись с жуткой головной болью, что совсем не улучшило их настроение.

Ален и Джуди вновь просмотрели свой список и добавили в него еще десятка два необходимых вещей. Несмотря на заявление Трента, что он научился не давать совета людям, хорошо знающим свое дело, у него за время поездки к месту приземления появилось несколько вполне дельных предложений. Их Ален тоже внес в список. Затем он встал из-за кухонного стола, за которым они работали, и снял телефон со стены.

— Как ты думаешь, — спросил он, — нужно ему звонить?

Джуди поморщилась:

— Мне совсем не хочется пользоваться деньгами, полученными в результате ограбления банка, даже если он переведет их на твою кредитную карточку. Но мы оказались в более сложной и опасной ситуации, чем я предполагала, и поэтому чем скорее снова окажемся в космосе, тем будет лучше со всех точек зрения.

— Можно твои слова рассматривать как утвердительный ответ?

— Думаю, что да.

Ален набрал телефон Дейла, предварительно заблокировав возможность определения номера исходящего звонка.

— Привет, Дейл. Это Ален Мейснер. Мы составили список покупок. У тебя карандаш под рукой?

Чтение списка заняло около пяти минут. Закончив, Ален сказал:

— Да, я знаю, что это очень много, но нам все это совершенно необходимо. Кабель для укрепления отстойника, чтобы он не раздулся под давлением воздуха, а изоляция из пеноматериала послужит амортизатором для того, чтобы отстойник не раскололся при приземлении. Да-да, верно, мы спустимся на парашюте. Нет, у нас он уже есть. — Ален вытаращил глаза от удивления. — Да, конечно, запасной не помешает, но ты знаешь, где можно достать подходящий? Обычный спортивный парашют не подойдет.

Мгновение он слушал, потом сказал:

— Черт меня подери! Конечно, это должно подойти. Достань его нам. Нет, подожди, не один, а три. Потому что мы делаем еще один звездолет для одного нашего друга, вот почему.

Ален попросил его приобрести по три набора всей электроники, которую он продиктовал из списка.

— У вас в городе ведь есть радиорубка? Хорошо. Ну конечно, и для себя тоже купи.

Он рассмеялся.

— Да, наверное, придется начать читать лекции.

Они довольно долго обсуждали материально-техническое обеспечение полета, включая и место доставки необходимых материалов. Трент еще раньше предложил им для этого стройку, на которой работал. Доставка на стройку канализационного отстойника, равно как и большей части другого оборудования в ящиках, не должна вызвать никаких подозрений. После наступления темноты Трент может отвозить все это к себе домой в пикапе, а если у кого-нибудь возникнут вопросы по поводу того, куда все подевалось, он может сказать, что украдено.

Наконец Ален по памяти продиктовал номер своей кредитной карточки и попросил Дейла снять с нее еще пару тысяч долларов в качестве вознаграждения за хлопоты. Дейл запротестовал, но Ален настаивал, и начался долгий и бессмысленный спор — никто не хотел уступать. Создавалось даже впечатление, что они вот-вот поссорятся, бросят трубки и на этом все начинание закончится. Но в конце концов Дейл все-таки уступил, и они завершили разговор на дружеской ноте.

— Почему это у мужчин всегда так происходит? — спросила его Джуди.

— Что — это?

— Почему, когда речь заходит о том, кому платить, мужчины всегда начинают строить из себя «настоящих мужиков»?

Ален застенчиво улыбнулся, вешая телефон на стену:

— Не знаю. Думаю, что это разновидность соревнования. Никому не хочется оставаться в долгу, а значит — проигрывать.

— Но почему же проигрывать? Ведь ты же в результате получаешь выгоду, не так ли?

— Формально да, но… — Он пожал плечами. — Я над этим никогда не задумывался. Просто так всегда происходит.

Она поняла, что может больше даже не пытаться с его помощью разобраться в мужской психологии.

— А что там по поводу парашютов? Что, у него есть какой-то источник получения парашютов?

— Да. Дейл состоит членом Национальной Гвардии[8]. У них имеется обширный запас парашютов для использования в целях наведения воздушного моста с районами катастроф. Это довольно большие парашюты, предназначенные для транспортировки крупных грузов.

Джуди уже приходилось видеть такие парашюты: они были действительно огромны. Возможность иметь запасной парашют на случай каких-либо неполадок с основным вселяла в нее значительно больше оптимизма по поводу предстоящего полета. Весь их замысел всегда представлялся ей настолько безумным, что Джуди не задумывалась о резерве, но подготовка астронавта научила ее тому, что в полет ни в коем случае нельзя отправляться, не имея резервного оборудования. Конечно, даже при наличии запасного парашюта остается еще множество нерешенных проблем, но по крайней мере одна из них была решена.

— Итак, чем же мы будем заниматься до того, как доставят наш «корабль»? — осведомилась Джуди.

Ален кивнул в сторону гаража:

— Наверное, я проверю работу своего устройства, чтобы установить, все ли в порядке. Может, тебе следует сделать то же самое со скафандрами?

— Да, конечно.

Гараж не отапливался, поэтому они перенесли свою работу в дом. Ален поставил свой ящик рядом с компьютером, открыл его и направил на него свет так, чтобы получше рассмотреть электронную начинку. Никакого специального тестового оборудования у него не было, но имелся компьютер, и поэтому он подключил кабель к порту связи устройства гиперускорения и начал таким образом производить запрос статуса его различных подсистем.

Скафандры оказались перепачканы сажей с аварийного спускового модуля, обувь — в грязи после их долгого путешествия по пустоши. Джуди нашла кусок брезента ярко-голубого цвета, расстелила его на полу в гостиной, разложила на нем скафандры и принялась за их чистку и проверку.

Все это производило крайне странное впечатление: космическое оборудование, с которым разрешалось работать только в специальной идеально чистой комнате с тщательно контролируемыми условиями окружающей среды, теперь находилось в обычной гостиной обычного дома. Джуди сидела, скрестив ноги, на брезенте и чистила скафандры светло-голубой губкой, которую отыскала под раковиной на кухне. При этом она воображала себя женщиной из кочевого племени, которая в своем шатре готовит семейное имущество к летним кочевьям.

Когда Джуди представила себе эту картину, она не показалась ей такой уж странной. В течение многих тысячелетий люди в основном только и занимались поиском новых необжитых территорий. Космические путешествия всегда казались чем-то настолько устрашающе грандиозным, что в подобном предприятии необходимо было участие всего государства в целом. Теперь же, когда Ален с помощью своего изобретения значительно понизил порог сложности, все вернулось к состоянию, в котором пребывало в течение многих тысячелетий.

Работать, сидя на мягком коврике в гостиной, скрестив ноги, оказалось значительно удобнее, чем в специально оборудованной комнате. Солнечный свет, проникавший через широкое окно, согревал и бодрил Джуди. Она заварила чай и включила телевизор, чтобы быть в курсе последних новостей.

Новости не изменились, но характер их подачи был уже несколько иной. Телекомментаторы продолжали пересказывать официальную версию, но при этом изо всех сил пытались делать вид, что все зрители уже давным-давно поняли: все то, что они говорят, — откровенная ложь. Джуди чуть не лопнула от смеха, когда услышала, как один комментатор перед тем, как монотонным голосом считать что-то с монитора, комично, подобно роботу, дергая головой из стороны в сторону, сказал:

— Мне только что передали из отдела цензуры…

Другие заканчивали свои сообщения словами:

— Ну вот так…

Или:

— Ну, мы-то с вами знаем…

Один канал вообще ничего не передавал. Они просто демонстрировали вооруженных солдат, охраняющих все входы в студию.

— Боже! — воскликнул Ален. — Как им удается делать все это настолько безнаказанно?

— Кому? Армии или телевидению?

— Обоим. Я хочу сказать, не следует ли им вначале объявить военное положение и только потом так демонстративно нарушать конституцию? А поскольку никакого военного положения не объявлено, с какой стати военные позволяют телевизионщикам снимать, как они нарушают закон?

Джуди несколько минут наблюдала немую демонстрацию военного присутствия и унижения СМИ.

— Мне кажется, Стивенсон хочет убить сразу нескольких зайцев. Он не желает пострадать из-за неизбежных политических последствий объявления военного положения по такому поводу, но при этом хочет добиться своих целей и без военного положения. В ближайшие годы все замнут в судах, а потом окажется, что все приказания отдавал какой-нибудь выживший из ума чиновник, из которого и сделают козла отпущения.

Ален кивнул:

— Все тумаки достанутся Олли Норту, а президент выйдет сухим из воды.

— Именно так. А тем временем, я думаю, солдатам становится так же противно выполнять идиотские приказы, как и телевизионщикам. Поэтому до тех пор, пока им конкретно не прикажут прекратить трансляцию, они будут ее продолжать.

— Но запрещение не даст никакого результата, — возмутился Ален, — и Стивенсон прекрасно это понимает. Правительство не может вечно скрывать правду. Черт! Оно не способно скрыть этого даже сейчас. Новость о моем открытии уже распространилась по всему миру.

И это было действительно так. Джинна уже больше никогда не удастся затолкать обратно в бутылку, как бы власти ни старались. Но усилия тем не менее прилагались, и на то должны были существовать основательные причины. Было ли это просто чисто инстинктивной реакцией людей, полностью утративших контроль над ситуацией, или же они на самом деле что-то пытались организовать?

Джуди задумалась, а потом сказала:

— Может быть, они просто пытаются запугать возможно большее число людей, чтобы те не вылезали из своих нор и сидели тихо как мыши, забившись по углам и послушно выполняя требования своих правителей.

— Тех, кто способен построить свой собственный космический корабль, не так-то легко запугать, — возразил Ален.

Джуди задумалась над его словами. Ею уже начал овладевать настоящий страх. Однако она чувствовала и определенную основательность аргументации Алена.

— Ну, в таком случае они, возможно, пытаются до минимума свести экономические последствия твоего открытия или же попросту убедить весь остальной мир, что мы здесь все-таки с ума посходили.

— А может быть, они просто пытаются спасти свою налоговую базу от распыления, — с отвращением в голосе пробурчал Ален. — Я бы не удивился этому.

— Что бы они ни замышляли, ты в принципе прав: власти не могут вечно скрывать правду.

Джуди на самом деле была далеко не столь уж уверена в справедливости своих слов. Чисто рационально она убеждала себя в том, что Ален прав, но, по правде говоря, присутствие солдат в телестудии страшно напугало ее. Джуди никогда ничего подобного раньше не видела и даже ни о чем подобном не слышала. В Америке по крайней мере. Это в большей мере, чем что-либо еще из произошедшего с тех пор, как она связала свою судьбу с Аленом, заставило ее серьезно задуматься над правильностью сделанного выбора.

Джуди попыталась выбросить тяжкие мысли из головы и сконцентрироваться на работе. Очистить все от грязи, проверить воздушные камеры, проверить батареи и изоляцию, провести диагностику управляющей системы…

Она все еще занималась скафандрами, когда телевизионный канал начал передавать прямую трансляцию с места таинственного взрыва в Ланкастере, штат Калифорния. На экране появились кадры двухэтажного строения с горами мусора вокруг. Но оказалось, что местом взрыва был вовсе не сам дом. На улице собралась большая толпа людей, все они смотрели в сторону заднего двора, большая часть которого была заполнена разбитыми машинами, обломками самолетов, различными устройствами, вышедшими из употребления, тоннами металлических обломков. Лишь небольшой участок округлой формы в середине двора с ямкой в центре оставался свободен от хлама.

Репортер находился посреди толпы и говорил в микрофон следующее:

— Свидетели утверждают, что слышали один громкий взрыв, напоминающий удар грома, но небо в этот момент было совершенно безоблачным. Не было видно дыма, и что еще более удивительно — никаких осколков. Только вот этот кратер необычной формы.

Было нелегко получить отчетливое и ясное изображение упомянутого кратера сквозь весь этот хлам до тех пор, пока оператор не взобрался на старый холодильник и не навел на него камеру, только тогда форма воронки стала более или менее ясна. Кратер представлял собой полукруглое углубление около пятидесяти футов в диаметре, четко очерченное горами отбросов вокруг. В землю воронка уходила не более чем на четыре фута. Грязь, выброшенная при взрыве, отличалась характерным блеском и стекловидным характером, так, словно расплавилась от сильного жара, но при этом на хламе, валяющемся вокруг, никаких признаков плавления не было. Вместо этого создавалось впечатление, что края кратера обрезаны самой острой в мире бритвой. На самом его краю оказалась старая стиральная машина, обнажившая все свои внутренности: стиральный бак и электромотор — словно на диаграмме в руководстве по эксплуатации, установленный на железнодорожные рельсы, концы которых были так идеально отполированы, словно их тщательно чистили несколько недель подряд.

— Владельца дома до сих пор не нашли, — продолжал репортер, — но соседи говорят, что это известный в округе чудак, занимающийся — или теперь уже занимавшийся — собиранием и скупкой всякого хлама на толкучках и часто соединявший свои находки самым причудливым образом.

На экране появилась подъездная дорожка к дому, на которой стоял старый «форд-пинто» с фонарем кабины военного бомбардировщика вместо обычного автомобильного ветрового стекла и крыши.

Джуди взглянула на Алена:

— Этот взрыв. Из-за резкого повышения давления, заполнения вакуума воздухом?

— Именно, — ответил он.

Потом откинулся на спинку кресла и улыбнулся:

— Началось! Первый космический странник отправился в путь!

18

Характер новостей на протяжении следующих двух дней практически не изменился, но их, по сути дела, затмила резкая реакция на попытку цензуры информации. Как и предсказывали Джуди с Аленом, замалчивание истинного положения дел не могло продолжаться бесконечно, и, когда наконец завеса упала, эффект был подобен разрушению песчаной дамбы под напором приливной волны.

Все политические организации от Американского Союза Защиты Гражданских Прав[9] до ку-клукс-клана[10] возбудили судебные иски против правительства, а так как заговор молчания задел столь значительные круги общественности и столь серьезно, то все названные иски очень подробно освещались теле- и радиостанциями по всей стране.

Информация относительно устройства гиперускорения появлялась как бы между строк и в маленьких периферийных заметках. Для передовиц тема была слишком сложна, изобиловала техническими деталями, однако она предоставляла широкие возможности для комментариев самого разного рода. Экономисты и социологи обсуждали возможные последствия изобретения для мировой экономики и торговли, с одной стороны, и для тенденций в росте населения планеты — с другой. Инженеры спорили по поводу последствий для авиационной, космической и особенно военной индустрии. Согласия не было достигнуто ни по одному пункту, и каждый аналитик остался при своем мнении.

Свою точку зрения изложил даже Карл Рейнхардт. В интервью, переданном с космической станции, он настаивал на том, что, по его мнению, устройство гиперускорения означает конец организованных и планируемых космических исследований, но его раскритиковала и высмеяла командир космической станции Мери Хантер.

— Ты что, сдвинулся? — воскликнула она. — Стоимость запуска упала с тысячи долларов на фунт веса примерно до цента. Ваша местная средняя школа без особого труда сможет теперь создать и содержать свою собственную космическую станцию! Нам предстоит стать свидетелями появления и реализации такого количества грандиозных проектов, какое мы ранее даже представить себе не могли.

Карл продолжал настаивать на своей точке зрения, но интервьюер продолжал задавать Мери вопросы о том, проекты какого характера она предвидит, и в ее описаниях школ на орбите и геологических экспедиций на Марс утонули все мрачные пророчества Карла.

У Джерри Вогена тоже был свой момент славы, но ему повезло даже меньше, чем Карлу. Предателей нигде не любят, и ему не удалось представить ситуацию в каком-то ином свете, в глазах общества Джерри предстал откровенным негодяем. Известие о том, что в Америке все еще действуют русские шпионы, вызвало скандал, по масштабам не уступавший скандалу из-за цензуры новостей, и напряженность в мире повысилась еще на один градус.

Ситуация за рубежом выглядела не менее запутанной, чем в США. Правительства практически всех государств попытались остановить распространение известий об устройстве гиперускорения, и некоторые из них все еще прилагали к тому немалые усилия, но почти всем в мире уже было ясно, что игра проиграна.

Теперь соревнование шло за первенство. Если человечество получило возможность подобного, не требующего особых затрат выхода в космос, руководство различных государств стремилось к тому, чтобы их население оказалось первым в космосе и первым же отхватило себе кусок недвижимости за пределами родной Земли. Но делаться все это, естественно, должно по плану и под руководством правительства.

— Ну да, конечно, — ухмыльнулся Ален.

Они с Джуди находились в гараже и устанавливали там аппаратные средства на свой с каждым днем все более усложняющийся космический корабль, слушая какую-то коротковолновую станцию на приемнике, купленном тоже для полета.

— Эти идиоты вообще-то представляют себе, сколько там планет? В одном только Млечном Пути четыреста миллиардов звезд, и шанс того, что у большинства из них есть свои планеты, довольно велик. Мы сможем всех обеспечить своей отдельной планетой, все группы и меньшинства вплоть до левшей, играющих на теремине и предпочитающих носить шляпы без полей по вторникам. Само понятие территории должно уйти в прошлое как совершенно устаревшее.

— А что такое теремин? — спросила Джуди.

В этот момент она прикрепляла крошечную видеокамеру к краю пластикового резервуара, а Ален пропускал компьютерный кабель сквозь четырехдюймовую трубку, присоединенную к отстойнику. Это была часть системы безопасности: две камеры, установленные на универсальных шарнирах снаружи, где они вращались бы и охватывали полностью все поле зрения, и два монитора внутри для отображения увиденного.

— Теремин — это самый первый электронный музыкальный инструмент. Он снабжен антенной, выступающей из ящика, и способен порождать звук, высота тона которого зависит от близости вашей руки к антенне. Ты вращаешь рукой, и он издает звук наподобие «ву-у, ву-у». Звукорежиссеры очень часто ими пользуются, чтобы вызывать звуки, имитирующие приближение призрака в фильмах ужасов.

— А-а!

Джуди никогда ни о чем подобном не слышала, но подумала, что подобная штука Алену вполне подойдет. Возможно, там, среди звезд Млечного Пути, найдется планета, на которой они смогут играть на этом самом теремине, не раздражая соседей.

Но это были в общем весьма фантастические планы.

— А что, если эти планеты уже заселены? — спросила она.

Ален радостно улыбнулся:

— В таком случае вселенная окажется значительно более интересным местом, чем мы предполагали раньше.

В гофрированную боковину отстойника были вмонтированы скобы. Ален залезал по ним наверх и заглядывал внутрь сквозь один из двух люков наверху. Два люка им были не нужны, но они получили отстойник с двумя отверстиями, и оказалось легче использовать оба, чем заделывать один из них. Крышки, конечно, нуждались в значительном укреплении, но в целом были спроектированы как типичные уличные канализационные люки, достаточно прочные, чтобы по ним могла проехать тяжелая машина.

Пластик почти не гнулся под тяжестью Алена, но отстойник эхом отозвался на его слова:

— Немного пошевели провод, чтобы я мог понять, какой именно этот.

Джуди сделала то, что он просил, и мгновение спустя провод проскользнул внутрь. Пока Ален присоединял его к части системы слежения, установленной внутри, Джуди закрепляла внешний участок. Нельзя было допускать, чтобы во время полета что-то болталось, а во время приземления оторвалось. Парашют, конечно, сразу же снизит скорость, как только они его раскроют, но до этого отстойник может набрать очень большую скорость в верхних слоях атмосферы. К счастью, недостаточную для возникновения термального эффекта и плавления чего бы то ни было, но ее вполне хватит, чтобы оторвать любой предмет, закрепленный не слишком плотно.

Скептицизм Джуди по поводу канализационного отстойника значительно поубавился по мере того, как она помогла Алену превратить его в настоящий космический корабль. Он очаровал ее с самой первой минуты своим цветом и формой: отстойник чем-то напоминал ярко-желтую буханку хлеба, через каждые четыре дюйма по всем его сторонам прорезанную бороздками. Он светился самым настоящим домашним уютом благодаря фотолабораторному фонарю, который они установили внутри.

Когда же Джуди залезла внутрь и села на ребристое дно, оказалось, что там вообще довольно много места. Куполообразная крышка создавала впечатление пребывания в глубоководном батискафе, что усиливало ауру серьезного научного исследования.

На одном из люков был прикреплен стикер с надписью, глядя на которую Джуди не могла удержаться от улыбки.

Использовать только в качестве канализационного отстойника.

В случае использования в других целях гарантийные обязательства признаются недействительными.

Джуди задумалась над тем, кто первым сконструирует и снабдит гарантией первый космический корабль для подобного рода полетов. Одна из авиационных компаний, таких, как, например, «Боинг» или «Макдоннел Дуглас»? А может быть, какая-нибудь фирма, производящая автомобили? Современные автомобили уже сейчас имеют великолепную изоляцию от окружающей среды и свой микроклимат. Не составит большого труда полностью загерметизировать их, а кондиционеры снабдить специальными фильтрами углекислого газа.

Она рассмеялась, представив себе американские семейства, на своих автомобилях отправляющиеся в космическое путешествие на уик-энд, но ведь это вполне может произойти, и к тому же очень скоро.

А если все-таки она ошибается? Ведь космическому кораблю с гиперускорителем, по сути дела, никуда не нужно лететь, и уж колеса ему совсем ни к чему. Наладить массовое производство пластиковых резервуаров такого типа, как их канализационный отстойник, в тысячу раз проще, чем производить самолеты или автомобили, и намного дешевле. Первые межзвездные корабли могут создаваться людьми без всякой специальной подготовки в собственных домашних мастерских.

Как жаль! Теперь же, работая над созданием своего собственного космического корабля, Джуди поняла, насколько увлекателен сам процесс. Он давал столь необходимое ощущение причастности, которого во время полетов в готовых космических челноках у нее не было. Джуди доскональнейшим образом изучила все подсистемы на борту челнока до такой степени, наверное, что смогла бы во сне начертить схему любой из них, и все-таки она знала шаттл далеко не так хорошо, как свой нынешний импровизированный корабль. Она познала отстойник всем своим телом, чувствовала шероховатость его пластика, в чем-то схожего с апельсиновой коркой, острые края его поверхности, слышала гулкое эхо внутри, вдыхала ароматы винила и полиуретана. Подержала в руках все те технические средства, которые они устанавливали в отстойник, привинчивали болтами, привязывали, приклеивали, и с каждой новой деталью Джуди чувствовала, как растет ее волнение. Час за часом, деталь за деталью они с Аленом приближались к моменту, когда разорвут наконец путы Земли и вырвутся в бесконечность космоса.

Даже самый безрассудный из инженеров НАСА пришел бы в ужас, взглянув на их оборудование, но Джуди с Аленом проверили все узлы и системы. От этого ведь зависела их жизнь. Сам отстойник они обмотали стальным кабелем в четверть дюйма, чтобы предохранить от резкого расширения и разрыва швов в условиях вакуума, кроме того, они смонтировали отдельный каркас из стоек 4 на 4, чтобы помочь отстойнику сохранять форму. Укрепили толстые пластиковые крышки люков специальной фанерой в дюйм толщиной, используемой на флоте, а по краям сделали прокладку из тяжелой кремнийорганической резины.

Люки открывались внутрь, а не наружу, поэтому во время полета их должно было удерживать давление воздуха. Тем не менее внутри отстойника полного соответствия нормальному атмосферному давлению не будет. Они собирались использовать чистый кислород из сварочного агрегата и поддерживать его на уровне пяти фунтов на квадратный дюйм вместо обычных пятнадцати. Помимо этого установили в отстойнике также пару простых водопроводных кранов. Краны должны были выполнять функцию клапанов снижения давления, если путешественникам понадобится уравнять давление при приземлении. Предполагалось, что на них будут скафандры на случай, если в отстойнике случится какая-то поломка, но, с удивлением каждый день убеждаясь в его очевидной прочности, Джуди стала сомневаться в необходимости скафандров.

Самая большая опасность ожидала путешественников при приземлении. Они будут как бы падать в атмосферу из состояния покоя в отличие от челнока, который «въезжал» в нее со скоростью несколько ниже орбитальной. И будут продолжать двигаться довольно быстро даже после раскрытия парашюта. Толчок при раскрытии может оторвать верхнюю часть отстойника, а в случае, если они обмотают стропы вокруг всего своего корабля, стропы могут погнуть пол. Эту проблему можно было бы решить с помощью веревки «банджи»[11], но слишком сильная отдача могла бы отбросить их в купол парашюта, где они запутались бы в стропах и порвали парашют.

Ален предложил другой выход из этой ситуации: систему, представлявшую собой сетку из широких нейлоновых грузовых ремней и двенадцатидюймовой изоляции из пеноматериала на дне отстойника. Ремни дадут некоторое собственное растяжение, а изоляция примет на себя большую часть воздействия, разрушившись под давлением ремней. Торможение тем не менее будет все равно довольно сильным, но не мгновенным, и та часть изоляции из пеноматериала, которая не разрушится при раскрытии парашюта, послужит в качестве амортизатора в момент окончательного приземления.

Еще неделю назад Джуди не поверила бы, если бы ей сказали, что она согласится вверить свою жизнь такой штуковине, но прошло всего несколько дней — и она радостно наносит последние штрихи, стоя в гараже Трента и Донны и с нетерпением ожидая момента, когда сможет ее испытать.

Ждать оставалось совсем недолго. Самое большее, еще два дня. Они с Аленом почти закончили монтировать видеосистему. Оставалось только установить само устройство гиперускорения, погрузить запасы продовольствия — и можно отправляться. Они уже установили и зарядили батареи, отыскали старый ноутбук, чтобы использовать его для управления прыжком, и протестировали на нем все программное обеспечение.

Ален занимался также тем, что готовил запасной гиперускоритель на всякий случай и еще пару для Трента с Донной. Их хозяева делали множество всяких заметок, наблюдая за процессом подготовки корабля, задавали тысячи вопросов и иногда вносили какие-то вполне дельные предложения, догадываясь о чем-то даже раньше Джуди и Алена.

Именно Донна первой обратила внимание на то, что нет никакого смысла устанавливать кресла в таком тесном помещении, тем более что их установка могла бы серьезно увеличить нагрузку на отстойник и вызвать опасность его разрушения при приземлении. Она внесла очень разумное предложение: воспользоваться креслами-бини[12]. Они будут удобны в любом случае, даже если на них сядет человек в скафандре с системой жизнеобеспечения в рюкзаке за спиной, кроме того, бини будут значительно более эффективным амортизатором во время приземления, нежели традиционные кресла, космонавтов. Их можно также использовать в качестве мешков для мягких предметов. Единственное, что необходимо сделать, — удалить нужное количество наполнителя, и вот у вас готовое место для хранения спальных мешков, подушек, запасной одежды и даже для туалетной бумаги.

И вот, по рекомендации Донны, они установили внутри своего космического отстойника два специальных детских стульчика: один ярко-красного цвета, другой — ярко-зеленого, прочно прикрепив их к полу. Бини не отличались особой элегантностью, но Джуди вынуждена была признать, что они значительно удобнее кресел в челноке, которые доставляли массу неприятных ощущений при взлете и посадке.

Правда, придется обойтись без сверхлегких самолетов, по крайней мере на первый раз. Не удалось отыскать ни одного самолета, который можно было бы упаковать таким образом, чтобы его транспортировка не вызвала особых сложностей. Возможно, их поиски увенчались бы несколько большим успехом, если бы Интернет не был перегружен правительственным вирусом, но выйти за пределы местного узла оказалось практически невозможным.

Для Джуди это не имело принципиального значения. Путешествие к планете, обращающейся вокруг другой звезды, само по себе уже достижение фантастического масштаба. Не обязательно пролетать еще десяток миль для того, чтобы с полным правом заявить, что она изучала новую планету. В любой момент при необходимости путешественники могли вернуться снова в космос, а потом вновь на планету, но уже в другой ее точке. Вероятно, это не самый лучший способ путешествия, но на первый раз и он сойдет. Кроме того, если уж им действительно всерьез понадобится самолет, они через несколько недель смогут вернуться назад, после того, как весь хаос поуляжется, и попытаться отыскать самолет снова.

Конечно, если он когда-нибудь уляжется. Джуди совсем не была уверена, что это произойдет скоро, по крайней мере не для них с Аленом. Правительства самых разных стран, казалось, были преисполнены решимости использовать изобретение Алена в самых худших целях, и, несмотря ни на что, поиск самого изобретателя не прекращался, чтобы сделать из него козла отпущения за все возникшие проблемы, отдав на растерзание толпе. В Рок-Спрингс обыск частных домов еще не начали, но Джуди полагала, что этого не происходит только потому, что здешние обитатели, как правило, до зубов вооружены и не станут спокойно наблюдать за тем, как нарушаются их права.

Пройдет еще немало времени, прежде чем они с Аленом смогут снова без всяких опасений появиться на публике. Лучшее, что можно сделать в подобной ситуации, — это найти какой-нибудь островок тропического рая и затаиться там на несколько месяцев. И именно такой вариант как раз и обдумывала Джуди, когда они завершали подготовку своего звездолета.

19

Оставалось всего несколько часов до завершения подготовки к полету, когда им неожиданно изменила их удача. Стоял субботний вечер, и Трент помогал перетаскивать уже практически завершенный звездолет на задний двор, где они намеревались с помощью лебедки поднять его с земли на толстую ветку китайского вяза, чтобы не унести за собой в космос в ходе прыжка кусок лужайки с дерном.

Ален установил устройство гиперускорения в середине отстойника и попытался сжать поле прыжка, но в любом случае оно оставалось достаточно большим и сферическим по форме. Если не поднять отстойник в воздух до прыжка, то яма, которая образуется в результате их взлета, может оказаться довольно большой.

На чистом голубом небе ярко светило солнце, температура поднялась почти до десяти градусов по Цельсию. Все смеялись и отпускали сальные шуточки, толкая не слишком привлекательную конструкцию Алена и Джуди по вощеному настилу, чтобы не повредить плотную изоляционную подкладку из пеноматериала, прикрепленную к дну отстойника. Желтый пластик ярко сверкал на солнце, и у Джуди было удивительно приподнятое настроение. Пусть эта страна отправляется к черту, если она того желает, но Джуди, чего бы это ей ни стоило, отправится к альфе Центавра. Пусть в канализационном отстойнике, но полетит!

Утром того дня они дали отстойнику имя и написали его большими черными буквами, повторявшими рисунок рифления:

«Особый Звездный Экспресс»
Название предложил Ален, и Джуди вначале только посмеялась, но затем, поняв, что он не шутит, смирилась. Подобно самому кораблю, его название было одновременно и функциональным, и совершенно неэлегантным.

Небольшой самолет пролетал над ними на высоте пары тысяч футов. Никто не обратил на него никакого внимания, даже когда самолет сделал вираж и стал кружить над окрестностями. Джуди предположила, что кто-то решил покататься в свой выходной, и пилот, возможно, демонстрирует пассажирам, как их дом выглядит с воздуха. Только когда Донна вышла из дому с озадаченным выражением лица и с радиотелефоном в руке, Джуди по-настоящему встревожилась.

— Вас спрашивает какой-то Дейл, — сказала она Алену.

Джуди прекратила толкать отстойник и посмотрела на Алена:

— Дейл? Откуда он узнал, куда звонить?

Ален с неменьшим удивлением взглянул на Донну:

— Не спрашивай меня. Я ему номер телефона не давал.

Он взял трубку у Донны и сказал:

— Привет, Дейл. Как ты… что? Как? Откуда тебе это известно? О! Что они захватили? Но это все же не… Алло… Алло…

Он опустил трубку со словами:

— Дейл отключил телефон. Но успел сказать, что ФБР идет по нашим следам. Им таки удалось по кредитной карточке выйти на него и перехватить сообщение, посланное по электронной почте. Они проникли в компьютер Дейла и заполучили список всего, что он приобрел для нас.

Ален передал телефон Донне.

— А мы тут толкаем по двору ярко-желтый канализационный отстойник, — воскликнула Джуди, глядя на самолет, который сделал очередной вираж над ними.

Трент тоже поднял голову.

— Пора смываться, — сказал он.

— Мы посреди твоего двора, — возразила Джуди.

— Через десять минут вы уже будете посреди камеры для особо опасных преступников. Черт с ним, с двором. Надо смываться.

— Но мы ведь еще не загрузили еду! И нам нужно вдыхать кислород по меньшей мере в течение часа перед тем, как надеть скафандры. Мы же не можем просто…

Трент повернулся к Донне:

— Возьми немного еды. Любой. И брось ее туда. А вы двое пока влезайте внутрь. Вам нужно только продержать отстойник при полном атмосферном давлении до тех пор, пока вы не выведете азот из организма.

Затем он прошел к своему грузовику, припарковал его в начале подъездной дорожки и остановился, увидев, что никто не сдвинулся с места.

— Ну же! — крикнул он. — У нас нет выбора!

Да, выбора не было. Джуди хлопнула Алена по ягодицам и сказала:

— Он прав. Залезай.

Ален недоумевающе моргал глазами, глядя то на самолет, то на Трента.

— А как же вы, ребята? — спросил он. — Мы же не можем бросить вас здесь на растерзание полиции.

— Мне приходилось иметь с ними дело, — ответил Трент. — Им трудно будет что-то на нас повесить. Как только вы смоетесь, они оставят нас в покое или сильно пожалеют о том, что не оставили. Ну а теперь идите!

Он побежал к грузовику.

Джуди взобралась на отстойник и запрыгнула внутрь через один из люков. Мгновение спустя Ален, не переставая протестовать, залез через второй. Внутри место между Аленом и Джуди занимало устройство гиперускорения, а под ним вместе с кислородным баллоном располагалось запасное. Видеомониторы, установленные бок о бок по одну сторону устройства, оставили лишь небольшое свободное пространство размером с окошко, чтобы Джуди с Аленом могли видеть друг друга. Все небольшое остававшееся у них под ногами пространство занимали скафандры и кресла-бини.

Как только Ален влез в отстойник, туда заглянул Трент и протянул ему револьвер и коробку с патронами. И то и другое он явно вытащил из кабины грузовика.

— Вот, возьмите, — сказал он. — У меня его все равно конфискуют, а вам он может пригодиться там, куда вы сейчас направляетесь.

— Револьвер? — переспросила Джуди. — Нам не нужен…

— Вы заговорите совсем по-другому, если планета, на которую вы высадитесь, будет кишеть тиграми или чем-то подобным. Берите, не пожалеете.

Он бросил револьвер на колени Джуди, а мгновение спустя начал забрасывать в их звездолет еду. Коробки с макаронами и сыром, мешки с яблоками и картошкой, банки с супами и бобами сыпались дождем, отскакивая от устройства гиперускорения, мониторов и кресел-бини и раскатываясь по углам отстойника. Места больше ни для чего не оставалось. Устройства, скафандры, кресла-бини заняли практически все пространство.

— Подождите! — крикнула Джуди. — Секунду… о!

— Извините. Берегите голову. Шестая банка рыбных консервов!

— Нам не нужно…

— Нужно, нужно…

Он осторожно опустил банку вниз, Джуди взяла ее и положила на место, затем протянула руку за следующей, но вместо этого Трент взял ее руку в свою и сказал:

— Удачи вам! Увидимся на Орионе.

— Только не на Орионе, — ответила Джуди. — Все его звезды — горячие и молодые, вокруг них скорее всего нет планет. Отправляйтесь к…

— Знаю, знаю. У меня же есть список, который вы для нас составили. И компьютерная программа. С нами все будет нормально.

Он пожал руку Алену, затем подсадил Донну, чтобы она тоже смогла попрощаться. Донна казалась крайне растерянной, но Джуди решила, что сама она выглядит ненамного лучше.

— Спасибо за все, — сказала она, — вы самые лучшие люди из всех, которых я когда-либо встречала.

Донна покраснела и ответила:

— О, ну, мы не…

Но тут ее позвал Трент:

— На улице полицейский автомобиль. Задраивайте люки и отправляйтесь!

С возгласом «о!» Джуди спрыгнула вниз, на руки Тренту.

— Мы уходим! — крикнул он. — Отправляйтесь!

Джуди и Ален успели услышать звук взвизгнувших тормозов машин, остановившихся на улице. Хлопнули дверцы, и раздался громкий приказ:

— Руки вверх! Отойдите от канализационного отстойника!

Джуди захлопнула люк у себя над головой и закрыла его на специальный замок. Это был пружинный запор, необходимый только до того момента, пока его функции не начнет выполнять давление воздуха. Ален занимался включением устройства гиперускорения и введением первого набора координат, поэтому Джуди закрыла и задраила также и его люк. Снаружи все еще слышались голоса, но отдельные слова уже было трудно разобрать.

— Вроде все нормально, — сказал Ален, — готова?

— Я даже не пристегнулась! И здесь на полу так много всего валяется. Нельзя же отправляться при таком беспорядке!

— Приходится. Держись. Готовность к прыжку. Пять. Четыре. Три. Два. Один. — Он нажал клавишу «Ввод».

Вес исчезло как будто в одно мгновение. Отстойник зловеще затрещал, затем замолк. Все банки и пакеты поднялись с пола вместе со шлемами от скафандров, револьвером, патронами и полудюжиной всяких других вещей, которые, как казалось, были достаточно прочно прикреплены к полу. Свет слева от Джуди стал ярче, но стенка справа утратила свой прежний блеск. Снаружи больше не было атмосферы, чтобы рассеивать солнечный свет, и теперь он шел непосредственно из своего источника.

Сердце Джуди билось сильнее, чем во время запуска ее первого челнока.

Я… снижаю давление до десяти «пси», — сказала она.

Они могли снизить его так сильно, не рискуя вызвать кессонную болезнь, и кроме того, это должно было понизить на треть нагрузку на отстойник. Джуди открыла кран со своей стороны судна и услышала шум вырвавшегося наружу воздуха. При этом она не сводила глаз с альтиметра, прикрепленного к стенке, и постоянно делала глотки, чтобы уравнять давление в ушах. Приспособление представляло собой обычный туристический барометр, который Донна приобрела для них в супермаркете, но он был проградуирован в тысячах футов и дюймах ртути. Когда стрелка достигла 10 000 футов, что соответствовало 20 дюймам ртути, Джуди закрыла кран и сказала:

— Думаю, пока достаточно. Пусть пока побудет на этом уровне, а потом снизим немного снова. Тем временем давай наденем скафандры.

— Стенки выдержат, — сказал Ален, но Джуди указала на мониторы слежения.

Внешние камеры запечатлели обширное полушарие почвы, которые они захватили с собой при взлете. Во все стороны разлетались комья грязи и камней, словно при взрыве, отснятом на замедленную съемку. Вода из почвы в вакууме закипала.

— Гм… ну что ж… — пробормотал Ален.

Он помог Джуди надеть скафандр, она помогла ему с его скафандром, насколько это вообще было возможно сквозь крошечное отверстие между двумя половинами отстойника. Периодически в астронавтов то и дело врезались летавшие повсюду банки и пакеты, но Ален закрыл крышку на компьютере, чтобы какая-нибудь консервная банка, попав по соответствующей кнопке, не вызвала непредвиденный прыжок. После они постарались игнорировать все летающие предметы. Шлемы пока надевать не стали, Ален не стал надевать и перчатки, так как они затрудняли работу на компьютере, но путешественники держали и то и другое наготове, чтобы мгновенно надеть в случае необходимости.

Ален прикрепил к указательному пальцу правой перчатки ластик от карандаша, чтобы с его помощью нажимать клавиши компьютера, но все равно так было страшно неудобно, поэтому он не хотел пользоваться этим способом работы без особой необходимости.

Клапаны, используемые для снижения давления, были установлены на противоположных концах отстойника, но не на одной линии. Они были расположены таким образом, чтобы выходящий воздух действовал в качестве маленькой ракеты, придающей их «звездолету» медленное вращательное движение. Все это они очень хорошо продумали. Так легче поддерживать одинаковую температуру со всех сторон. Джуди услышала звук ударов по стенкам и поначалу решила, что банки и пакеты с едой под воздействием центробежной силы бьются о стенки, но, бросив взгляд на мониторы слежения, обнаружила истинную причину: кипящая грязь выбрасывала во всех направлениях камни, и некоторые из них ударялись об отстойник.

Она сглотнула и заставила себя сделать также и вдох. Круглый кусок асфальта, который они захватили с собой, мог бы представить для них некоторую опасность, если бы двигался немного быстрее, но он уже ударился о стенку их отстойника и теперь улетал прочь в пространство, его гладкие до зеркального блеска края отражали солнечный свет. Мимо пролетал кусок какой-то трубки, который также мог бы стать источником проблем, если бы оказался направлен прямо на них, но струя пара, вылетавшая из обоих концов, также отбросила его в сторону.

— Кажется, мы обрубили им водопровод, — заметила Джуди.

Ален пристально всматривался в экран монитора:

— Надеюсь, что всего лишь водопровод. Это мог быть и газопровод, и в таком случае там, внизу, творится хорошая суматоха.

— Боюсь, суматоха будет в любом случае, — возразила Джуди. — Я надеюсь, что они из-за нас не попадут в беду. Как ты думаешь, Ален?

— Я тоже надеюсь.

Она взглянула на мониторы в надежде бросить прощальный взгляд на Землю, но если Ален воспользовался их предварительно рассчитанными координатами прыжка, то они должны были находиться на расстоянии двух световых минут от родной планеты. Отсюда Земля должна казаться маленькой блестящей точкой. Ее можно было бы найти с помощью компьютерной карты звездного неба и видеосигнала с внешних видеокамер, проведя специальный поиск, но особой нужды в этом не было. Теперь они уже ничем не могли помочь Тренту с Донной.

В поле зрения на какое-то мгновение оказалось Солнце, и видеокамера автоматически несколько отклонилась, чтобы не сгореть. Их камера намного превосходила первые телекамеры, которыми обеспечивался полет на Луну. Даже секунды прямого солнечного света было бы достаточно для того, чтобы повредить их. Понимание этого факта нелегко досталось астронавтам с «Аполлона».

Видеокамеры Джуди с Аленом были специально сконструированы для автоматизированных систем безопасности. Они могли целыми днями скользить своим оком по диску Солнца без сколько-нибудь существенных повреждений.

Пакеты и банки с едой все еще продолжали летать по звездолету. Джуди расстегнула кресло-бини, вытащила из него свой спальный мешок и стала запихивать туда все то, что пока свободно летало по отстойнику. Когда она завершила эту работу, ее спальник представлял собой довольно внушительную гору. Она привязала его ко дну отстойника рядом со значительно опавшим креслом-мешком и снова посмотрела наружу.

От полушария грязи практически ничего не осталось, кроме быстро увеличивающейся туманности из частиц разного рода и плоского асфальтового круга. Даже если бы теперь стенки их канализационного отстойника не выдержали, внешне мало что изменилось бы: маленький кусок твердого пластика среди хаоса других осколков.

Пульс Джуди приближался к степени тахикардии, и ей было трудновато дышать. Неужели она ошиблась с расчетами? Проверила показания альтиметра, но стрелка устойчиво указывала на 10 000 футов. Значит, и утечки тоже никакой нет. Кислород тоже не мог закончиться так скоро — они провели в космосе всего пару минут.

Джуди сделала глубокий вдох, чтобы немного успокоиться. Они же еще не взорвались. Они находились в самодельном космическом корабле и летели бог знает куда в бесконечность вселенной, но с ними пока было все в порядке.

Ален снова открыл компьютер и с помощью программы-компаратора пытался выяснить скорость их вращения. Навигационный софт мог провести корректировку, но необходимо было установить параметры, чтобы программа смогла просчитать, когда ей запускать прыжок. В противном случае они могли оказаться на расстоянии многих световых лет от нужного места.

Начало полета несколько отличалось от того, как его себе представляла Джуди, но тем не менее она должна была признать, что если не принимать во внимание их излишне поспешный старт, все остальное в общем развивалось вполне по плану. Внезапно ей в голову пришла мысль, заставившая ее рассмеяться.

— Что случилось? — спросил Ален.

— Я только что поняла, что если бы мы не настояли на том, чтобы расплатиться с Дейлом, то смогли бы улететь без всяких проблем.

Ален фыркнул:

— Мама всегда говорила мне, что мои нравственные принципы меня до добра не доведут.

Послышался сигнал. Ален взглянул на дисплей и сказал:

— Ну вот, теперь мы можем в любой момент совершить прыжок в любой уголок вселенной. Не начать ли нам с чего-нибудь простенького? Ну, например, с альфы Центавра?

20

От его слов дрожь предвкушения чего-то поистине удивительного пробежала по спине Джуди. Самая близкая к Солнцу и самая схожая с Солнцем звезда в пределах возможностей земных телескопов. Обе звезды почти наверняка сформировались из примерно одинаковых облаков газа миллиарды лет назад и на протяжении всех этих миллиардов лет находятся в гравитационно устойчивом состоянии. С того самого момента, когда Джуди научилась читать, ее увлекала идея существования звезды, схожей с Солнцем, и она мечтала о полете к ней, чтобы узнать, не обращается ли вокруг нее планета, похожая на Землю.

А может быть, и не одна. Альфа Центавра представляет собой систему из двух звезд. Вокруг основной, похожей на Солнце звезды по эллиптической орбите обращается меньшая, оранжевый карлик, никогда не приближающаяся к ней ближе, чем Сатурн к Солнцу. Они располагаются на достаточном расстоянии друг от друга, чтобы вокруг обеих звезд могли возникнуть стабильные орбиты планет, хотя астрономы до сих пор продолжают спорить, могли ли планеты вообще сформироваться внутри подобной звездной системы.

Джуди всегда казалось, что она успеет состариться, прежде чем на этот вопрос будет дан ответ, но теперь она находилась всего в нескольких минутах от реализации своей мечты.

Или от гибели в процессе ее реализации. Никто из тех, от кого в течение нескольких последних дней остались серебристые кратеры на Земле, пока не вернулся с рассказом о своих путешествиях. Конечно, на то могла быть масса самых разных причин, не меньше, чем самих исследователей, но ведь не исключено, что использование устройства гиперускорения на больших расстояниях имеет непредсказуемый и опасный эффект. Возможно, Джуди ближе к ответу на религиозный вопрос, нежели на астрономический.

Она сделала глоток. Потом глубокий вдох. Кивнула:

— Кто не рискует, как известно, тот не…

Ален улыбнулся:

— Правильно. Ну что ж, поехали.

Он нажал клавишу «Ввод». В отличие от их прыжков на челноке радиосигнал за этим не последовал. В нем не было смысла. Пройдут годы, прежде чем сигнал вернется к ним через обычное пространство. Ален присоединил к батареям амперметр, чтобы знать, какое количество тока потребляет устройство. Джуди не сводила глаз с мониторов. Несколько секунд все оставалось по-прежнему. Компьютер ждал нужного момента. Затем Джуди почувствовала уже знакомое ей ощущение мгновенной дезориентации, не большей, чем в ходе всех предыдущих прыжков, и свет снаружи мгновенно исчез, словно его кто-то выключил.

Ален протянул руку и включил верхнее освещение: два промышленных электрических фонаря в матовых пластиковых плафонах.

— Ну, вот мы и прибыли, — сказал он.

Звездное небо оставалось прежним.

— Ты уверен? — спросила она. — Ведь ничего не изменилось.

— Мы совершили прыжок в каких-нибудь четыре световых года. Чтобы существенно изменить звездную декорацию в любом произвольно взятом участке неба, требуются значительно большие расстояния.

Ален вызвал программу-компаратор для снятия и сопоставления сигналов с видеокамер.

Всего лишь четыре световых года. Это расстояние только в сто миллионов раз больше расстояния от Земли до Луны и в девять миллиардов раз больше протяженности Соединенных Штатов. Невозможно вообразить такую громадную величину, но расположение звезд практически не переменилось.

За исключением Солнца. Оно было теперь так далеко, что Джуди не могла отличить его от всех остальных звезд. В созвездии Близнецов находилась какая-то довольно яркая звезда, которую, как казалось Джуди, она раньше не видела, но это не могло быть Солнце. Если, конечно, устройство гиперускорения перенесло отстойник в нужном направлении. Если смотреть отсюда, думала Джуди, то Солнце должно располагаться в созвездии Кассиопеи.

Но в созвездии Близнецов совершенно определенно появилась новая звезда, прямо в середине левого колена одного из Близнецов, теперь Джуди была в этом абсолютно уверена.

— Это — альфа Центавра? — спросила она, указывая на звезду пальцем.

Ален провел своим пальцем по сенсорной панели компьютера, пока стрелка не указала на нужную звезду, и внизу экрана прочел пояснение.

— Нет, это — Процион. Но как насчет третьего близнеца?

Вне всякого сомнения, в том месте, где раньше не было никаких звезд, появилась новая. Она была еще ярче, чем Процион, и располагалась немного правее двух главных звезд созвездия: Кастора и Поллукса. Если бы она была видна с Земли, астрономам и астрологам пришлось бы подыскивать новый миф для объяснения происхождения названия этого созвездия.

Ален навел на загадочную звезду указатель и стал ждать, пока компьютер выдаст сведения. Это заняло всего секунду, но когда ответ высветился на экране, он воскликнул:

— Черт меня побери! Альфа Центавра «В». Маленький братец. Если мы различаем такую крошечную звезду, значит, мы действительно очень близко к месту нашего назначения.

Через несколько секунд компьютер подтвердил его оценку. Специальным сигналом он привлек к себе внимание и обвел мерцающим кружком еще одну яркую звезду на совершенно пустом участке неба.

— Альфа Центавра «А», — сказал Ален. — Одну секунду, я введу данные… ну вот. Триангуляция по звездам «А», «B» и по Проциону дает нам… так… десять световых часов. Расстояние, примерно в два раза большее, чем от Плутона до Солнца. Неплохо для первого прыжка, а?

— Совсем неплохо, — признала Джуди.

Она немножко расслабилась, поняв, что они правильно рассчитали свои координаты, и устройство тоже не подвело.

Ален в течение нескольких секунд что-то набирал на клавиатуре.

— Я настроил его на прыжок на такое расстояние, с которого можно было бы рассмотреть планеты, если они там есть.

— А каков был расход энергии во время последнего прыжка? — спросила Джуди.

Ей не хотелось, чтобы устройство перегорело из-за слишком частых прыжков, как это произошло на челноке.

— Все нормально. Кажется, расстояние на это не влияет. А на регулятор напряжения я установил поглотители тепла, и это позволит нам совершать столько прыжков, сколько будет угодно.

— Ну, если так, то поехали.

Джуди ухватилась за свой стул-мешок, хотя прекрасно знала, что трясти не будет, но ей психологически было необходимо за что-нибудь держаться.

Ален нажал клавишу «Ввод», и через мгновение стенки их звездолета уже снова сияли знакомым желтым светом. Джуди взглянула на мониторы и увидела, как мимо благодаря медленному вращению отстойника вместе с камерами проплывает яркий солнечный диск. Итак, они прибыли.

Джуди перегнулась через гиперускоритель и подарила Алену короткий и неуклюжий поцелуй. Поначалу ее поцелуй несколько его озадачил, но потом Ален улыбнулся и покраснел.

— Спасибо, — сказала она.

— Не думаю, что меня кто-то когда-либо раньше благодарил за возможность поцеловать, — проговорил он, еще больше краснея.

Джуди показала Алену язык и проговорила:

— Я благодарю тебя за то, что ты привез меня сюда. Сбылась самая главная моя мечта.

Джуди взглянула на часы. Они находились в отстойнике уже одиннадцать минут. Наверное, пора немного освежить атмосферу в их звездолете. У них не было газоочистителей из гидроксида лития для удаления углекислого газа, накапливавшегося в результате процесса дыхания, поэтому, чтобы избежать отравления, необходимо было почаще освежать атмосферу отстойника чистым кислородом. Кроме того, у Джуди так кружилась голова от восторга, что она вполне могла пропустить критический момент, когда содержание кислорода в воздухе внутри отстойника упадет до недопустимого уровня.

Она открыла кран и позволила давлению упасть до 18 000 футов, затем закрыла его и вскрыла клапан на кислородном баллоне. Загерметизировала его снова на уровне 14 000 футов — вполне достаточно для того, чтобы не допустить кессонной болезни. С новой порцией чистого кислорода смесь получилась более богатой и приятной. И запах в отстойнике стал намного лучше.

Снова раздался сигнал компьютера. Джуди взглянула на экран. Программа-компаратор обнаружила четыре объекта, которые не смогла идентифицировать.

— Это почти наверняка планеты, — сказал Ален. — Давай проскочим по всей этой системе и посмотрим, что это такое.

— Давай.

Он ввел координаты, нажал клавишу «Ввод», и свет стал проникать к ним совершенно под другим углом. Минуту-другую путешественники ждали, пока компьютер определит новое местоположение планет, затем Ален загрузил данные с компаратора в навигационную программу с тем, чтобы она определила их положение в пространстве.

Джуди повернулась и села поудобнее, чтобы лучше видеть экран компьютера, но цифры появились на нем в виде довольно сложной таблицы, и ей понадобилось некоторое время, чтобы в ней разобраться.

— Тебе бы следовало сделать эту программу более наглядной, чтобы она представляла данные в виде ясной и образной диаграммы или рисунка.

Ален нахмурился и кивнул:

— Это будет одним из свойств версии 2.0. Но ведь совсем несложно по цифрам вообразить себе соответствующую картину. Вот расстояние от нас, а это расстояние от планеты. Оно представлено здесь в километрах. Нас устроило бы что-то порядка ста пятидесяти миллионов.

Одна планета находилась на расстоянии 70 миллионов, другая — 100, третья — 180. Джуди не смогла сдержать вздох разочарования. Две ближние наверняка будут слишком горячи, а самая дальняя будет значительно холоднее Земли, если только не имеет достаточно плотной атмосферы для удержания намного большего количества тепла, чем сохраняет Земля. На расстоянии примерно 450 миллионов километров находилось некое подобие кольца астероидов Солнечной системы.

Джуди показала на третью планету:

— Это единственный кандидат, не так ли?

— Вроде да. Посмотрим поближе?

— Ну конечно! Какие могут быть вопросы?! Не тащились же мы в такую даль только ради того, чтобы повернуть назад из-за первого же разочарования, из-за того, что нечто показалось нам не столь уж многообещающим.

На этот раз Алену не пришлось даже вводить координаты. Он скопировал их с навигационной программы, но обнулил при этом два последних знака третьей координаты.

— Зачем ты это сделал? — спросила Джуди.

— Я сократил расстояние на тот случай, если расчет программы окажется чрезмерно точным. Не хочешь же ты в результате прыжка оказаться в самом центре планеты. В идеале нам нужно «вынырнуть» примерно на расстоянии двадцати тысяч километров.

— О, ты, как всегда, прав.

Джуди даже содрогнулась. Несмотря на то что Ален как-то говорил, что устройство гиперускорения не позволит совершить прыжок в ту часть пространства, которая уже чем-то занята, ей не хотелось проверять на собственной шкуре правильность его заверений.

Ален снова нажал клавишу «Ввод», и внешний свет сделался ярче. Они уставились на монитор в нетерпеливом ожидании того, как в результате медленного вращения звездолета их зрению явится наконец долгожданная планета.

Когда же она действительно явилась, у Джуди почти перехватило дыхание от волнения. Она боялась увидеть еще один холодный безжизненный Марс или гигант типа Сатурна, но изгиб горизонта, представший перед ними, демонстрировал знакомый белый дымок атмосферных вихрей над характерными очертаниями темно-коричневых континентов и голубизной океана.

— Вот она! — прошептала Джуди. — Боже мой, она — настоящая!

Астронавты находились на расстоянии всего нескольких тысяч километров от поверхности планеты: достаточно близко, чтобы рассмотреть горную гряду на самом крупном из континентов прямо под ними. На вершинах гор виднелись снежные шапки, но склоны были покрыты пышной растительностью.

— Там есть хлорофилл! — воскликнула она. — Растительная форма жизни по крайней мере!

По сравнению с земной атмосфера казалась более плотной. Хотя это могло быть просто оптическим обманом, но облачные слои производили впечатление более сложных по структуре, а горизонт казался несколько размытым и неопределенным. Однако, судя по характеру растительности, что-то на планете способно было удерживать тепло. Большее по сравнению с земным расстояние этой планеты от своего солнца, казалось, не имело принципиального значения и никак не отражалось на условиях существования жизни на ней.

Камера представляла полную панораму всего континента по мере того, как их звездолет продолжал свое медленное вращение. Путешественники увидели горные цепи, долины рек, равнины и даже пустыню, присутствие которой только усилило впечатление от остальной наполненной жизнью части континента.

Ален включил радио:

— Интересно, есть ли кто-нибудь дома?

Они прихватили с собой коротковолновую рацию, чтобы ловить радиопередачи инопланетян. Рация располагала очень небольшим волновым диапазоном, но это было лучшее, что удалось отыскать за предельно короткий срок подготовки к полету. Кроме того, радио могло пригодиться в случае, если бы пришлось вести переговоры с околоземной орбиты при возвращении на Землю.

Ален воспользовался наружной кабельной обмоткой отстойника в качестве антенны, поэтому чувствительность приемника была превосходной. Но, сколько они ни вращали ручку настройки, динамик молчал. Только однажды в нем раздался какой-то треск, возможно, от грозового разряда в облаках внизу, но на этом все и закончилось.

— Неужели вся эта огромная планета так вот просто ждала именно нашего прибытия? — спросила Джуди. — Пожалуй, это слишком большая роскошь.

Глаза Алена блеснули.

— Пожалуй?

— Никому ведь нельзя запретить мечтать.

Он снял микрофон и произнес в него:

— Алло, есть там кто-нибудь? Алло! Проверка… проверка… проверка… У микрофона Ален Мейснер и Джуди Галлахер, прямая трансляция с «Особого Звездного Экспресса». Кто-нибудь нас слышит?

Он отпустил кнопку и несколько секунд прислушивался к тишине, затем снова включил микрофон.

— Алло! Привет! Мы ваши соседи. Мы живем неподалеку. Мы пришли с миром. Ну, правда, мы прибыли к вам в канализационном отстойнике, но это уже совсем другая история, и я расскажу ее вам как-нибудь потом.

Он снова прислушался и вновь не дождался никакого ответа. Джуди протянула руку к микрофону, и Ален протянул его ей.

— Привет, — сказала она. — Меня зовут Джуди Галлахер, и я хотела бы кое-что сказать вам, люди, оставшиеся там, на Земле, те, кто, возможно, услышит меня года через четыре: Bay, вау! Мы прибыли сюда первыми!

Она захихикала и протянула руку, чтобы вернуть микрофон Алену, но застыла от ужаса, когда в их приемнике вдруг раздался голос:

— Вы ошибаетесь.

21

В растерянности Джуди уронила микрофон. Он отскочил на своем спиральном проводе и ударился об устройство гиперускорения, отскочил и успел вмазать Алену по голове до того, как тот сумел его схватить.

Ален ухватился за провод, успев тем самым предотвратить дальнейшее самоуправство микрофона, и подтянул его к себе.

— Кто говорит? — спросил он.

В ответ прозвучал мужской голос, хриплый от возраста, пристрастия к курению или от излишней разговорчивости.

— Меня зовут Николас Оннеску. Я здесь уже два дня. Что вас задержало?

У Джуди в ушах начался шум, и она поняла, что слишком сильно сжала челюсти от испуга. Это была не совсем обычная реакция, но она ничего не могла с собой поделать. На ее планете оказался кто-то еще!

У Алена тоже прошли восторг и головокружение.

— Мы… м… э-э… нам было трудно найти все необходимое оборудование, — объяснил он. — Ваше имя кажется мне знакомым. Вы, случайно, не из Ланкастера?

— Ну да. «Из» не совсем актуальное слово в данной ситуации. Вы даже представить себе не можете, насколько для меня теперь это несущественно. Возможно, я когда-нибудь слетаю туда за оставшимися вещами, но это явно произойдет не очень скоро. Я слишком занят ловлей рыбы и строительством хижины.

Он рассмеялся.

— Итак, о моем вылете сообщили в новостях? Кстати, я был почти уверен, что они не скажут об этом ни слова, если вспомнить, какая наглая ложь распространялась по всем СМИ.

Ален помедлил секунду, чтобы убедиться в том, что его собеседник закончил, и сказал:

— По телевизору показали кратер, который после вас остался. Ну и накопили же вы хлама у себя во дворе!

— Проблемы коллекционера, дружок, — отозвался Николас, — проблемы коллекционера.

Потом он снова рассмеялся и сказал:

— Нет, все правильно, конечно. Это был хлам. Но, Господи, все это осталось там позади, целую вечность тому назад. Сколько же всякого искусственного дерьма мы, люди, тянем за собой.

Ален осмотрел внутренность своего звездолета, украшенную всяческим оборудованием. Они встретились взглядами с Джуди, и он пожал плечами.

— Вы ведь по-настоящему не знаете, как все это работает, — сказал он. — И все-таки я рад, что вы добрались сюда благополучно. Возникали ли у вас какие-нибудь трудности с устройством гиперускорения?

— Никаких! Все работало как по маслу. При приземлении прикусил язык, но это была, пожалуй, самая большая проблема.

— Как вам удалось оказаться здесь так быстро? Что вы использовали в качестве космического корабля?

— Ха! Я уже давно его построил. Года два тому назад, когда натолкнулся на описание ускорителя Дина в одном из старых номеров «Удивительных историй»[13], но тот ускоритель оказался обыкновенным хламом. Себя не мог поднять, не то что космический корабль. А вот ваша штуковина — это дело! Вы сами ее придумали?

Ален сразу же преисполнился гордости.

— Ну, некоторое отношение к подготовительным исследованиям имели также Эйнштейн и Хокинг, но разработка самого устройства — моя.

— Молодец. Спасибо также и за то, что поделились с окружающими. Другой бы на вашем месте стал публиковать рекламу на последней странице научно-популярных журналов и брать по сотне долларов за схему, отпечатанную на мимеографе.

И тут заговорила Джуди:

— Спроси его, сколько здесь всего народу.

Ален кивнул:

— Вы сюда прибыли один?

— Ну да.

— А кто-нибудь после вас прилетал?

— Насколько я знаю, еще двое. Но кого-то я, конечно, мог и пропустить. Мой сканер далеко не самый лучший. Но по крайней мере лучший на этой планете.

Джуди становилось все больше не по себе. У нее возникало ощущение, что кто-то незваный вторгся в ее мир. Кто такой этот Оннеску? И тем более кто двое других?

Она взглянула на мониторы. Планета снова проплывала мимо, немного ближе, чем в первый раз. Они приближались к ней. Частично это приближение, вероятно, объяснялось остаточным вектором от движения по земной орбите, но и гравитация планеты уже, несомненно, делала свое дело и притягивала их.

— Поехали, — сказала Джуди.

— Что? — переспросил Ален.

— Поехали. К альфе Центавра сейчас ломанутся все подряд, целыми семействами, и бабушек с дедушками прихватят с собой. Через неделю эта планета будет мало чем отличаться от Токио.

— О, ну, я думаю, все не так страшно. Пройдут годы, прежде чем… а, ну ладно.

Джуди отвернулась от монитора. Изображение сильно затуманилось, и разглядеть что-то стало довольно сложно.

Ален снова включил микрофон.

— Э… гм… эй… с вами было очень приятно побеседовать, но мы решили прыгнуть еще на несколько световых лет и поискать там чего-нибудь интересненького. Передавайте привет всем, кто будет пролетать мимо.

При известии о том, что Ален с Джуди улетают, Николас не выразил особого разочарования:

— Привет. Хорошей охоты!

— Спасибо. Сеанс связи окончен.

Он повесил микрофон на место.

— Ну что? Куда теперь?

— Куда угодно, только подальше отсюда.

Ален впервые бросил на Джуди тот особый взгляд, который будет часто бросать на нее на протяжении всей их дальнейшей совместной жизни, взгляд, который как будто спрашивал: «С тобой все в порядке?» — и одновременно давал ответ на свой собственный вопрос.

— Ну, к примеру, — предложил он, — здесь неподалеку есть тау Кита, но туда, наверное, направятся все любители научной фантастики. Так же, как и к Сириусу, и к Арктуру, и ко всем другим звездам, похожим на Солнце, которые в течение многих десятилетий описывались в научно-фантастической литературе.

— Тогда давай отправимся еще дальше. Ты же сказал, что расстояние не имеет никакого значения, не так ли? Давай отправимся на противоположный конец галактики и посмотрим, что там.

Ален поймал отвертку, летавшую по звездолету, и засунул ее в карман своего скафандра.

— Это может оказаться несколько… немного рискованным. Наш компьютерный атлас звездного неба — коммерческая программа, сделанная на основе астрономической базы данных, включающей информацию только о ближайших звездах. На расстоянии более двухсот световых лет он нам не поможет. Он способен охватить лишь крошечную капельку пространства по сравнению со всей галактикой. И если мы заблудимся в тех краях, будет очень трудно отыскать дорогу домой.

Он был, конечно, прав, черт его побери! Джуди сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

— Хорошо. Но может быть, есть в этом ближайшем к нам районе еще что-то, куда менее вероятен приток переселенцев?

Ален прикусил нижнюю губу и задумался:

— В созвездии Кита целая уйма других звезд класса «G»[14]. Некоторые из них расположены совсем недалеко друг от друга. Есть группа таких звезд на расстоянии около пятидесяти световых лет отсюда, и они меня всегда очень интересовали.


Джуди попыталась взглянуть на Алена тем же взглядом, который он несколько минут назад бросил на нее.

— Они тебя очень интересовали. Это до какой же степени? Ты что, по ночам из-за них не спал?

Ален пожал плечами. Жест трудноватый для человека в скафандре, но возможный при нулевой силе тяжести.

— Возможно, одну ночь, — ответил он. — Вся штука в том, что они расположены настолько близко друг от друга, что могут создать прекрасную звездную империю, в границах которой можно будет перемещаться со скоростью, меньшей скорости света. Если мы действительно ищем что-то интересное, эти звезды могут дать нам прекрасный шанс, и при том они не так уж хорошо известны.

— Да? Звездная империя? Неужели проект по поиску внеземных цивилизаций не нашел бы признаков существования таковой, если бы она и в самом деле существовала? С точки зрения масштабов проекта, расстояние в пятьдесят световых лет ничего не значит, это чуть ли не под боком у Земли.

А это означает, что скорее всего никакой империи там нет. И вообще никого нет. Чего и хотелось Джуди в данный момент.

— Ну конечно, — согласилась она. — Попытка не пытка!


Они достигли первой из звезд в списке Алена за три прыжка: первый понадобился, чтобы выйти за пределы поля гравитации планеты у альфы Центавра; второй — чтобы пересечь расстояние в пятьдесят световых лет; а третий — чтобы приблизиться к самой цели.

Они «вынырнули» немного дальше от звезды, чем предполагали, но все же достаточно близко для того, чтобы заняться поиском планет.

Джуди освежила воздух в их звездолете, еще немного снизила давление, пока программа-компаратор сопоставляла данные относительно того места, куда они прибыли. Затем они совершили прыжок в противоположную сторону от звезды, и программа и здесь проделала свою работу. Это заняло довольно много времени, но когда компьютер выдал результат, они поняли почему. Компьютер выдал список из 389 планет на относительно небольшом расстоянии от основной звезды.

Джуди даже присвистнула.

— Господи Боже мой! Они здесь как мухи роятся.

Она попыталась рассмотреть картинку на мониторе, но не смогла отличить планеты от звезд. Все они представляли собой просто яркие пятнышки, а на таком расстоянии от Солнца невозможно было узнать ни одного созвездия.

— Мы можем просчитать расстояние до какой-нибудь из них и ее размеры?

Ален взглянул на список:

— Здесь есть парочка на расстоянии всего полумиллиона километров. Не дальше, чем Луна от Земли. Мы, наверное, сможем получить их изображение.

Он не стал говорить очевидное: то, что если бы хоть какая-то из ближайших планет была бы приемлемой величины, они уже увидели бы ее по мере вращения их звездолета.

Ален протянул руку к механизму управления видеокамерами, располагавшемуся ниже его монитора, и сделал увеличение больше, но это только сузило поле зрения, и звезды стали еще быстрее мелькать мимо. Тогда он попытался с помощью джойстика направить камеру на конкретную звезду. Это оказалось сложнее, чем он предполагал. Джуди попыталась сделать то же самое со своей камерой, но результат был примерно тот же.

— Думаю, у тебя нет компьютерной программы, которая могла бы выполнить подобную задачу? — спросила она с надеждой услышать положительный ответ.

Но он сказал:

— Нет, такой программы у меня нет. Правда, я могу что-нибудь склепать. Однако проще будет, если мы просто остановим наше вращение и позволим той программе, которая у нас есть, указать нам, в какую сторону смотреть.

— Гм, это лишит нас довольно большой порции воздуха.

Всякий раз, когда Джуди выпускала воздух из отстойника, его вращение усиливалось. Они вращались с небольшой скоростью, но масса была достаточно велика, и потребовалось бы приложение достаточно большой силы в противоположном направлении, чтобы убрать эту инерцию. Можно было бы осуществить это с помощью клапана в противоположной стенке отстойника, но Джуди только что освежила воздух, и выпускание дополнительной порции было бы недопустимым его разбазариванием.

С другой стороны, ожидать, пока в звездолете снова станет душно, для того чтобы иметь хороший предлог для выпускания воздуха, просто глупо.

— А, черт с ним! — воскликнула она. — У нас воздуха еще на целых шесть часов. Пусть его уходит…

Она приготовила кислородный баллон, а Ален открыл кран у себя под рукой, но Джуди не сразу вскрыла клапан.

— Э… становится несколько жидковато, не так ли? — спросил Ален, видя, как стрелка альтиметра миновала 20 000 футов и начала второй круг по прибору.

Он закрыл кран и сглотнул, чтобы не закладывало уши.

Джуди все еще не открывала клапан.

— Мы можем продержаться несколько секунд при очень низком давлении. Открывай кран.

— Хо… рошо.

Он выпустил еще немного воздуха. Стрелка альтиметра дошла до 24 000, Джуди кивнула Алену и открыла клапан кислородного баллона, а он закрыл свой кран. На этот раз стрелка остановилась на делении 16 000. Путешественники довольно долго вдыхали насыщенный кислородом воздух, чтобы застраховать себя от кессонной болезни, вполне возможной при таком давлении.

Вращение заметно уменьшилось. Теперь астронавты смогли позволить компьютеру отметить те световые точки, которые их в наибольшей степени интересовали, и вручную навести на них мониторы. Удерживать видеокамеры на них с сильным увеличением было все равно довольно сложно, но рассмотреть основное они все-таки сумели. Даже при самом сильном разрешении они не смогли разглядеть никаких признаков диска ни на одной из двух ближайших планет. Все остальные казались также не более чем яркими пятнышками света.

— Производят впечатление горсти астероидов, не более, — заметила Джуди.

— Наверное, ты права.

Ален всматривался в экран монитора еще секунд тридцать, а затем ввел координаты ближайшей цели.

— Какая разница. Мы можем подлететь поближе и посмотреть. Я никогда не видел астероид вблизи.

Как только он нажал клавишу «Ввод», экраны мониторов заполнила неровная серовато-зеленая поверхность, которая, казалось, была расположена на расстоянии всего пары футов от них.

— Ух ты!

Джуди вздрогнула от удивления и ударилась головой о стенку канализационного отстойника, но при этом даже не почувствовала боли. Она сразу же вернулась в рабочую позу и попыталась установить по монитору, движутся они к объекту или от него. Поначалу Джуди ничего не могла понять. Изображение слишком быстро скользило по экрану. Она схватила джойстик, пытаясь уследить за ориентиром хотя бы в течение секунды, но только держа в руке джойстик, поняла, что окончательно все испортила, до предела доведя увеличение. Когда же попыталась вернуть все в первоначальное состояние, поверхность загадочного объекта оказалась уже значительно дальше.

Но он выглядел совсем не как астероид.

Объект был больше похож на заросли какого-то ползучего растения на куче камней, досок и ржавого металлолома. Как это ни странно, он напоминал задний двор Николаса Оннеску. Если бы Джуди собственными глазами не видела крошечный кратер в его дворе, она бы подумала, что вначале, прежде чем отправиться к альфе Центавра, он прилетал сюда. Но как только она смогла рассмотреть больше деталей на экране монитора, то поняла, что представляла все увиденное не в том масштабе.

«Двор» и «хлам» простирались на многие мили. И все это даже отдаленно не имело сферической формы. Форма скорее была вытянутая, удлиненная, как у растянутого футбольного мяча. А еще больше все сооружение походило на диск. Чем больше Джуди рассматривала объект на экране монитора, тем больше он напоминал ей городской пейзаж. Городской пейзаж, отраженный в неспокойных водах озера, волны которого искажают отраженную картину. Но в том, что она видела, присутствовала несомненная упорядоченность.

Ален уставился на странный объект, как олень на фары приближающегося автомобиля.

— Черт! Ну и ну! — прошептал он. — Вот она, звездная империя!

22

Они двигались по направлению к таинственному объекту, но не настолько быстро, чтобы возникла необходимость уклоняться от столкновения.

— Попробуй радио, — предложила Джуди.

Ален медленно снял микрофон и поднес его ко рту. Когда он заговорил, в его голосе не было той шутливой самоуверенности, которую доктор демонстрировал при подлете к планете альфы Центавра. На этот раз голос его чем-то напоминал тонкий писк осипшего тенора.

— Привет, — сказал он, — говорит…

Он откашлялся и продолжил:

— С вами говорят Ален Мейснер и Джуди Галлахер с Земли. Вы слышите нас? Мы… э… хотели бы приземлиться и поприветствовать вас.

Он отвел микрофон в сторону и сказал:

— Черт! Прозвучало совсем по-идиотски. Нас примут за кретинов.

— Мы добрались сюда благодаря нашим собственным усилиям, — заметила Джуди. — Они должны проявить к нам уважение.

— Но ты только посмотри, в чем мы сюда прибыли!

— Как будто они знают, для чего эта штука предназначена!

Но как только Джуди произнесла эту фразу, то сразу же поняла, насколько глупо ее предположение. Кто бы ни построил подобные структуры в космосе — и такое их количество, — в мгновение ока способен понять не только из чего сделан их космический корабль и исходное предназначение канализационного отстойника, но и то, откуда он прибыл и что несет с собой.

Джуди не сводила глаз с экрана. На ее мониторе была полностью видна вся космическая станция, или колония, или что бы это ни было еще. Стержнеобразные отростки объекта отбрасывали яркие тени на бугристую основу, придавая ей остроконечный технический облик, но на мониторе Алена все еще сохранялся крупный план, и здесь в глаза бросался органический аспект. Каналы, или транспортные артерии, или что-то еще, чем бы оно ни было, напоминали стебли какого-то ползучего растения. Впечатление усиливалось благодаря грубой зеленой поверхности, намного больше похожей на кору дерева, чем на металл. Довольно крупные жилые модули, из которых состояла конструкция, имели своеобразное шагренированное покрытие, делавшее их в чем-то сходными с кожей ящерицы.

На радиовызов никто не ответил. Ален перевел приемник в режим поиска и пробежал по всем частотам, но ни на одной из частот ничего не поймал.

Он начал передачу на случайной частоте.

— Привет! С вами говорят с космического корабля, прибывшего с Земли. Вы нас слышите?

Никакого ответа. Ален повторял попытку по меньшей мере еще десяток раз и всякий раз на новой частоте, но если даже его кто-то и услышал, то виду не подал.

При этом выяснилось, что на станцию упасть они не должны. Продолжая двигаться таким образом, отстойник пройдет на расстоянии нескольких тысяч футов под нею. Джуди затаила дыхание, ожидая удара ракеты, или лазерного луча, или какого-то другого неизвестного смертоносного луча инопланетян, способного разнести «Особый Звездный» на мелкие кусочки. Но загадочные обитатели станции ничем не показали, что заметили их.

Джуди предположила, что они с Аленом каким-то образом проскочили под их радаром. Но эта мысль напугала ее еще больше. Она прекрасно знала, как в подобной ситуации поступили бы обитатели ее родной планеты, едва заметив факт вторжения. Что и говорить, она сама на собственной шкуре испытала это меньше недели назад.

— Приготовься к прыжку, — прошептала она.

— Куда?

— Куда угодно. Мы не можем быть уверены в их дружественных намерениях.

— Мы не можем быть уверены даже в том, что они — это они, — добавил Ален.

— Что ты хочешь этим сказать? Эта штука достаточно велика, чтобы вместить пару миллионов обитателей. И меня не интересует размер ребят, построивших эту штуковину. Я уверена, что на ее борту их много.

Ален повесил микрофон и ввел новый набор координат.

— Я совсем в этом не уверен. Не вижу никаких признаков того, что можно было бы назвать жилищем. Ни окон, ни держателей, ни люков, ни стыковочных портов — ничего. Если это даже и космическая станция, то она создана и управляется существами, мыслящими совсем не так, как мы. А если они мыслят не так, как мы, то могут в принципе отличаться от нас и даже более чем на фундаментальном уровне. Это вполне может быть огромным сгустком бактерий, живущих за счет солнечного ветра.

Когда проплывали мимо, Джуди пришлось поднять камеру до верхнего уровня. Это совсем не сгусток бактерий, в этом она была совершенно уверена. Но в том, что сказал Ален, несомненно, имелся свой резон, Загадочная штуковина была не похожа ни на что из того, что способны создать человеческие существа. Она казалась чем-то слишком органическим. Правда, у нее имелись острые углы, но это те же самые острые углы, которые вполне можно найти и на кусте терновника, и в морской раковине.

Настал момент, когда непонятный объект уже больше не умещался полностью на экране монитора. Он был огромен, но размер здесь превращался в совершенно абстрактное понятие. На экране монитора объект чем-то напоминал кусок почвы, просматриваемой под электронным микроскопом. Трубы вполне могли быть отростками грибницы; стержнеобразные ответвления — диатомовыми водорослями, а образования неправильной формы — клетками.

В отстойнике становилось холодно. Они находились слишком далеко от звезды и излучали слишком много тепла. Если продолжат терять тепло, пластиковые стенки их звездолета могут стать хрупкими. Джуди почувствовала, что в ее страсти к приключениям наступил момент кризиса. Приятно встречаться с представителями иных цивилизаций, если они полностью соответствуют детскому представлению о них после просмотра «Инопланетянина». Но когда вы пролетаете мимо их — предположительно — станции размером с громадный город, энтузиазма у вас явно поубавится.

Джуди взглянула на пухлый спальный мешок под ногами. Кажется, туда она положила револьвер Трента? Сумеет она достать его вовремя, чтобы защититься от нападения? Ее испугала сама мысль об этом, но Джуди ничего не могла с собой поделать, это была совершенно непроизвольная реакция.

Да и в любом случае револьвер будет здесь бесполезен. Эта штука грандиозных размеров. Даже их звездолет, на всей скорости врезавшись в нее, вряд ли смог бы причинить ей сколько-нибудь ощутимый ущерб.

Они с Аленом наблюдали за тем, как непонятная штуковина медленно проплывает мимо. И по мере того как они удалялись от солнечной стороны, ее неровная поверхность все больше покрывалась тенью. И в этих островках тьмы могло скрываться все, что угодно. Оружие, хищники, антитела…

Или вообще ничего…

Артефакт неизвестной цивилизации проплывал мимо, постепенно исчезая в отдалении, превратившись в рваную линию затененных выступов из черной продолговатой основы, громадной кляксой закрывавшей от них солнце.

Джуди перевела дыхание и в то же время пережила самое большое разочарование с тех пор, как однажды на школьном балу оказалась самой некрасивой девочкой.

— Они… «оно»… что бы это ни было… проигнорировало нас.

— Вроде того, — согласился Ален.

Он еще раз сверился с навигационной программой и ввел следующий набор координат.

— И куда же мы теперь отправимся?

— Я хотел бы взглянуть еще на одну из этих «планет». Возможно, с ней нам больше повезет.

Джуди снова бросила взгляд на темную массу.

— Да-а, а может быть, эта штуковина просто спит или что-то в этом роде? — сказала она как бы в шутку, но как только произнесла эту фразу, то сразу же поняла, как мало в ее словах смешного.

Вторая «планета» выглядела точно так же, как и первая. Им пришлось совершить два прыжка, чтобы приблизиться к ней на такое же расстояние, на которое они подлетели к первой совершенно случайно, но вторая «планета» обратила на них не больше внимания, чем и ее первый близнец. И чем больше Джуди всматривалась в нее, тем больше убеждалась в том, что перед ней не космическая станция. Она была уже готова поверить в то, что это — громадный живой организм, но что бы или кто бы это ни был, он обратил на них не больше внимания, чем она обратила бы на пролетающую мимо пылинку.

И третья их попытка оказалась столь же безуспешной. К этому моменту Джуди уже полностью овладела собой и смогла несколько расслабиться, по крайней мере настолько, насколько это вообще возможно на расстоянии пятидесяти световых лет от дома в космическом корабле размером со стенной шкаф. Подскафандровик начал тереть, давал о себе знать и мочевой пузырь. Обычно она могла терпеть его напоминания в течение четырех и пяти часов, но на этот раз из-за поспешности отлета у Джуди не было возможности помочиться практически с самого утра. И это сказывалось.

Кроме того, они израсходовали практически треть запаса кислорода. А это уже достаточно критический фактор. В конце концов, в крайнем случае она смогла бы помочиться и в скафандр, но вот если у них с Аленом кончится запас кислорода, им придется возвращаться на Землю и планировать новую попытку.

И когда путешественники наблюдали за тем, как немое «непонятно-что» исчезает вдали, Джуди сказала:

— Мне кажется, что мы ничего не поймем до тех пор, пока не уравняем скорости с одной из этих штуковин и не выйдем в скафандрах взглянуть на нее поближе. А это потребует времени, которым мы уже не располагаем.

Ален нехотя согласился:

— Да… уравнять скорости совсем не так просто. Придется высчитать необходимый вектор, затем отыскать планету, которую мы сможем использовать в качестве гравитационного колодца, а затем снова вернуться сюда. У нас нет радара, поэтому пришлось бы проводить подгонку за три или четыре прыжка.

Он перевел взгляд с монитора на Джуди:

— Но мы же не можем улететь отсюда, не выяснив, что это такое, как ты думаешь?

— А разве у нас есть выбор?

Он поморщился:

— Нет. Черт! Нет, нет у нас выбора! Черт!

Он ударил ладонью по стенке отстойника. Раздался глухой звук «бонг!», похожий на похоронный звон колокола по его мечте.

— Мне очень жаль, — сказала Джуди. — Мы можем попробовать позже. Вернуться сюда с настоящим космическим кораблем, которым сможем управлять. Но сейчас у нас нет другого выбора, кроме как отыскать такое место, где мы могли бы дышать пригодным для дыхания воздухом, или примерно через четыре часа вернуться домой в надежде на то, что сможем прятаться от властей до тех пор, пока не наполним заново кислородный баллон.

Вспышка гнева Алена отбросила его в сторону от устройства гиперускорения. Он опустился снова в свое кресло-бини и пристегнулся ремнем.

— Ты права, — сказал он. — Черт с ним. Не за этим мы сюда прибыли.

Ален вызвал атлас звездного неба на компьютере, получил координаты ближайшей звезды в скоплении звезд категории Солнца, расположенного неподалеку, и ввел их в качестве координат следующего прыжка.

Через мгновение они уже были там. На это потребовалось всего два прыжка, так как не было необходимости выходить из гравитационного колодца планеты.

Джуди так хотелось, чтобы с этим прыжком она могла бы оставить позади и мрачное настроение, которое овладело ею. Она понимала, что мыслит совершенно нелогично — ведь ее отделяли от дома пятьдесят световых лет! — но в ее планы не входило отыскание совершенно непостижимых артефактов, о которых даже нельзя было точно сказать, артефакты это или нет. Их размеры вместо того, чтобы внушить благоговейный ужас, заставили Джуди задуматься о собственной незначительности. И это после того, как они обнаружили, что идеальная планета в системе альфы Центавра не только уже открыта до них, но и находится в процессе заселения. Слишком много для одного дня.

Но день еще не закончился. Они провели обычную рутинную проверку наличия планет, ту же, которую проводили и во время двух предыдущих остановок. Джуди была готова к очередному разочарованию. И тут у нее затеплилась надежда, когда программа-компаратор выдала сведения о планете на вполне приемлемом расстоянии от звезды, примерно таком же, на каком располагалась та, похищенная у них, планета у альфы Центавра. Звезда была ярче Солнца, но поблизости от нее не имелось других звезд, которые могли бы внести возмущение в планетарные орбиты, поэтому дополнительная яркость звезды только расширяла размеры той зоны, в которой могла бы возникнуть жизнь.

— Третья попытка приносит удачу, — сказала Джуди, увидев сообщение компьютера, и сразу принялась искать что-нибудь деревянное, чтобы постучать по нему от сглаза.

Ей попалась под руку фанерная обивка люка наверху, она стукнула по ней рукой в перчатке, отчего раздался глухой и мягкий звук.

Ален просчитал прыжок, и они «вынырнули» совсем близко от планеты. Но в то мгновение, когда Джуди ее увидела, у нее внутри все снова оборвалось от разочарования. Атмосфера казалась вполне подходящей — белые облачные вихри проносились по ней точно так же, как и по земной, — но поверхность самой планеты была одного цвета — синего. Она производила впечатление одного громадного океана, даже у полюсов, которые можно было отличить только по характерным особенностям атмосферы над ними.

Джуди воспользовалась увеличением на мониторах, доведя его до высшего предела, и продолжала искать хоть какие-то признаки суши, но если таковые и имелись, они находились на ночной стороне планеты. Из того, что видно, можно было заключить, что она представляет собой сплошное водное пространство до самого ядра.

Ален помогал ей в поисках, но потом обратил внимание на данные программы-компаратора.

— Эй, послушай, здесь есть луна, — сказал он весело.

— Ну и что?

Он прищурился:

— Ну… может быть, нам стоит посмотреть.

— Зачем?

— Чтобы узнать, как она выглядит.

— Это скорее всего громадный безжизненный камень. Или еще один кусок этого дерьма, которому ни до чего нет дела, в том числе и до нас.

Ален понизил голос и заговорил таким тоном, словно наставлял капризного ребенка:

— Нам пока ничего не известно. Тут может быть все, что угодно. Возможно, это вообще двойная планета и на второй из них не так уж много воды.

— А возможно, она сделана из зеленого сыра. Это будет совсем хорошо.

Они уставились друг на друга. Ален явно не представлял, что ему делать с незнакомцем, который овладел телом Джуди, а Джуди была вне себя. Она попыталась сжать кулаки, но скафандр лишил ее даже этого небольшого удовольствия.

— Черт побери! Черт побери все это! Так не должно быть. Вселенная должна быть полна планет, пригодных для жизни. Их должно хватать на всех, даже на левшей, любящих играть на теремине. Где же, черт возьми, все эти планеты?

— Мы ведь испробовали только три звезды, — попытался урезонить ее Ален. — И на одну из таких планет наткнулись. Слишком небольшая выборка, чтобы быть статистически значимой, но если бы она была значимой, то выводы должны были бы нас весьма обнадежить.

— Ну, правильно.

Джуди сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы таким образом снять раздражение. Почувствовав, что вновь владеет собой, сказала:

— Послушай, я прекрасно понимаю, что ты в этом не виноват, но все выходит как-то не так, как я предполагала. Не хочу тратить время на разглядывание астрономических курьезов! Я хочу найти планету, на которую мы смогли бы приземлиться.

— Я тоже был бы не против.

Ален ввел в компьютер очередной набор координат.

— Один быстрый прыжок к этой луне, только для того, чтобы проверить, годится ли она в кандидаты, а если нет, то мы отправимся дальше.

Она сделала еще один вдох и сказала:

— Ладно.

Планета, заполненная водой, исчезла из поля зрения, как лопнувший мыльный пузырь, но вместо нее на экране монитора ничего не появилось. Теперь они вращались почти вдвое медленнее, чем раньше, поэтому пара минут ушла на то, чтобы подтвердить подозрения Джуди: во всех направлениях вокруг не было абсолютно никаких планет.

— Куда же, черт возьми, она делась? — воскликнул Ален и принялся за работу с программой-компаратором в надежде отыскать исчезнувший спутник.

Через две секунды он нашел ответ. Они пролетели слишком большое расстояние, и спутник потерялся в лучах своей звезды.

— Гм-м… Он, должно быть, значительно меньше по размеру, чем я предполагал, — пробормотал Ален. — Недостаточно массы, чтобы создать гравитационный колодец. Нужно откорректировать расчеты… ну и вот…

На этот раз прыжок завершился тем, что в поле их зрения что-то появилось. Представший перед ними объект был только наполовину освещен, а наполовину находился в темноте, поэтому все выступы и углубления в наведенных на них камерах были видны в подчеркнуто контрастном виде.

Джуди не знала, плакать ли ей или смеяться. Перед ними, несомненно, был еще один артефакт, но на этот раз по крайней мере не вызывавший никаких сомнений в своем искусственном происхождении. Это оказался вытянутый цилиндр с носовым закруглением на одном конце и с четырьмя цилиндрами меньшего размера, расположенными у другого конца по окружности через равные промежутки. На носовой части виднелись также маленькие ямочки, размещенные в строгом порядке. Это могли быть только выходные люки. Еще несколько таких люков было рассыпано по поверхности цилиндра. Цилиндр утолщался по направлению к противоположному концу, к которому были пристроены четыре меньших цилиндра. Скорее всего это были двигатели, и несмотря на то что Джуди раньше никогда не встречалась с подобной конструкцией, она без труда заключила, что перед нею космический корабль.

23

— Опять мы во что-то угодили, — пробормотала Джуди.

Они двигались мимо цилиндра на приличной скорости. При самом большом приближении должны были подойти к нему на два километра, что довольно близко. Цилиндр был огромен. Он заполнял собой весь экран монитора даже при не очень большом увеличении, а при полном увеличении звездоплаватели могли разглядеть очертания тысяч шлюзов и входов в грузовые отсеки и множество других выступов и деталей, предназначение которых было не столь ясно.

У всех составляющих этого цилиндра был какой-то текучий вид, словно все это частично расплавилось или с самого начала было сделано из чего-то мягкого. На стенках цилиндра отсутствовали какие-либо надписи, если только едва заметные различия в его коричневатой окраске не несли какого-то смысла на языке инопланетян.

Корабль построен не людьми, в этом не было никакого сомнения. Во-первых, потому, что человечество, которое несколько последних лет изо всех сил стремилось сохранить на орбите «Сво», не способно даже за целое десятилетие построить что-либо подобное, а тем более за неделю, прошедшую с тех пор, как Ален обнародовал свое изобретение. И какими бы гениальными ни были все Оннеску ее мира, они не способны на своих задних дворах прятать подобное грандиозное творение.

— Попробуй включить радио, — посоветовала Джуди без тех колебаний, которые она испытывала, предлагая это в первый раз.

— Сейчас попробуем, — отозвался Ален.

Он включил приемник и принялся отправлять сообщения и осуществлять поиск в эфире сообщений с цилиндрической станции по мере того, как оба корабля начали отдаляться друг от друга. Но на свои вызовы не получил никакого ответа.

— Мне начинает казаться, что радио — далеко не лучший способ привлечь внимание, — заметил Ален.

— А что, у тебя есть что-нибудь получше?

Он кивнул:

— Давай сбросим скорость и посмотрим, сможем ли мы обратить на себя внимание, если медленно приблизимся к ним на такое расстояние, с которого будем видны невооруженным взглядом.

Джуди вообще-то не хотелось терять на это время, но она не могла придумать ничего лучше, кроме как, может быть, совершить еще один облет загадочного цилиндра, полностью разгерметизировав их отстойник, а потом встать в открытом люке и просто швырнуть в инопланетный корабль консервную банку с бобами в тот момент, когда они будут пролетать на самом небольшом расстоянии от него. Представив, что может сделать с космическим кораблем даже такой громадной величины банка бобов, летящая с не очень большой скоростью, Джуди решила, что это не слишком удачная идея.

— Хорошо. Давай посмотрим, сможем ли мы снизить скорость, — сказала Джуди.

Нужно было убедиться, что этот самый Аленов «маневр по переносу вектора касательной» действительно работает до того, как возникнет необходимость приземления. А в данном случае представлялась неплохая возможность испытания.

Ален потратил пару минут на то, чтобы ввести в компьютер примерный расчет относительной скорости обоих кораблей, получив точное расстояние до центра планеты с помощью триангуляции от их нынешнего положения и той точкой, где они «вынырнули» в первый раз поблизости от этой планеты.

Он ввел все эти данные в программу, нажал клавишу «Ввод» и сообщил:

— Если в программе нет никаких ошибок, то на падение у нас уйдет примерно двенадцать минут.

— Никогда не следует терять надежду, — произнесла Джуди, когда программа поместила их в ту точку над планетой, где ее притяжение должно было придать им нужный вектор.

По правде говоря, это ее и не очень беспокоило, в способностях Алена как программиста она не сомневалась. Их еще ни разу не подвело его умение отыскивать планеты. Что поделаешь, если сами планеты их разочаровали?

Они свободно переместились в новую точку над планетой, пытаясь при этом получше разглядеть саму планету. Но разглядывать, собственно, было нечего. Джуди вряд ли когда-нибудь раньше могла предположить, что ее так быстро утомит вид чужой планеты, но единственное, что она сумела здесь рассмотреть, были белесые атмосферные вихри, ничем не отличавшиеся от земных, которые ей так часто приходилось наблюдать с орбиты. Другое, что могло бы привлечь ее внимание, просто отсутствовало.

Она вновь освежила воздух в отстойнике, снизив давление еще на фунт, и теперь они дышали почти чистым кислородом. На этот раз воспользовались обоими клапанами, пытаясь сохранять достаточно небольшую скорость вращения, чтобы без особых сложностей получать нужное изображение на мониторах. Остаток кислорода в баллоне составил чуть более пятидесяти процентов.

У Джуди сильно затекли ноги. Так хотелось потянуться, но с массой всяких нужных мелочей в их корабле для этого места не было. Спасало только отсутствие гравитации. Если бы ее засунули в подобной же позе в какое-нибудь тесное пространство на Земле, страдания были бы просто неописуемы.

Наконец компьютер подал сигнал, сообщавший, что изменение их скорости завершилось, затем он автоматически перенес их в исходное положение. Алену пришлось с этой точки заново отыскивать станцию инопланетян. Но когда программа-компаратор проделала соответствующую работу и перенесла их к станции, относительное движение практически перестало отмечаться.

Теперь появилась возможность осмотреть станцию спокойно и без лишней торопливости. И они сразу же заметили, что корабль инопланетян вращается вокруг собственной оси. Движение в этом направлении, правда, было очень медленным, примерно таким же, как у минутной стрелки на часах, но последствия его сразу же бросались в глаза. Если первоначально нос станции был направлен в сторону звезды, то теперь ее хвост оказался в шестидесяти градусах от нее.

— Господи, Ален, взгляни-ка на сопла этих ракет, — воскликнула Джули.

Вся задняя часть станции выглядела как одно громадное, испещренное темными провалами сопло. Открывшийся тоннель, казалось, простирается внутрь корабля примерно на треть всей его длины.

— Это все двигатель, — предположила Джуди, но тут же поняла, что это абсурд.

Ракета с соплом такой величины способна довести ускорение до десятков «G», если подобный двигатель вообще, работоспособен, но даже если и пассажиры смогут вынести подобное испытание, во всем этом просто нет никакого смысла. Ракетные двигатели характеризуются наибольшей эффективностью в том случае, если сжигают небольшое количество топлива в течение длительного периода времени, а не наоборот. И любой, кто бы ни создал этот корабль, должен был не хуже ее знать этот принцип.

Кроме того, во время первого подлета к станции Джуди видела множество люков и шлюзов по всему ее борту. А при взгляде с кормовой стороны получалось, что все они должны были открываться в сопло. Но такое не могло длиться более тысячной доли секунды.

И тем не менее это, вне всякого сомнения, были люки. По сравнению с размерами корабля они были крошечные, но Джуди отчетливо видела, что они открываются внутрь. На этот раз она не заметила в них и той текучести, на которую обратила внимание первоначально.

— Подожди минутку, — сказала она. — Здесь все наоборот.

— В каком-то смысле да, — ответил Ален и увеличил разрешающую способность видеокамер, чтобы подсчитать количество отверстий разного рода на борту станции.

Но, как оказалось, это были не совсем отверстия. Изнутри они напоминали каучуковый слепок с иллюминаторов, точно так же выглядели и шлюзы. Ален сфокусировал камеры на наружной части станции, где эти особенности просматривались менее отчетливо.

— Такое впечатление, — сказал он, — что корабль вывернули наизнанку.

Джуди сфокусировала свою камеру на центре открытого конца объекта. Свет от звезды не проникал до самой носовой части корабля, но Джуди продолжала наводить камеру до тех пор, пока ярко освещенные части корабля не исчезли с экрана, и тогда она смогла взглянуть дальше в углубления внутри станции, освещенные отраженным светом. Теперь все внутренние детали были очень хорошо видны.

— Это только шаблон.

Ален прищурился:

— Что?

— Шаблон, литейная форма. Заливаешь расплавленный металл внутрь, даешь ему застыть и получаешь готовый корпус космического корабля. Либо так, либо кто-то залил этим составом готовый корабль, а затем отделил его, как ненужную шелуху.

— Зачем кому-то понадобилось этим заниматься?

— Откуда мне знать?

Но таково было единственное объяснение тому, что они перед собой видели. Теперь более понятными стали и цилиндры небольшого размера у хвостовой части. Они действительно были двигателями, а, возможно, также и резервуарами с горючим. Даже при том условии, что это всего лишь шаблон, корабль обладал громадной мощностью. Судя по размерам, Джуди заключила, что он мог бы легко вместить тысячи две человек. И достаточно велик для гравитационного вращения вокруг собственной оси. Если существа, построившие этот шаблон, подобны людям, корабль, вышедший из этой формы, оказался бы достаточно обширен, чтобы в нем можно было жить месяцы, а возможно, и годы.

— В системе этой звезды должна быть еще какая-то обитаемая планета, — предположила Джуди, — это ведь пассажирский корабль.

Ален взглянул на экран компьютера:

— Здесь еще пять планет. Но вряд ли они могут быть кандидатами на роль обитаемых. Одна из них присоседилась совсем близко от звезды, даже ближе, чем наш Меркурий, а остальные четыре, наоборот, очень и очень далеко.

— Одна из этих пяти должна быть обитаемой, — настаивала Джуди. — Эта же штука должна была откуда-то появиться, не сама же она тут образовалась.

Ален перевел камеры от загадочной станции на планету, заполненную водой.

— Не знаю… Здесь, на этой планете, может обитать целое сообщество дельфинов или чего-то в этом роде.

— И каким же образом они смогли бы построить нечто подобное этому кораблю? Такие существа не способны добывать полезные ископаемые. Но даже если бы они и смогли их каким-то образом добыть, то не сумели бы развести огонь, чтобы плавить металлы. Они никогда не создали бы телескопа, поэтому, естественно, не смогли бы даже узнать о существовании других.

— Даже у рыб есть глаза, — возразил Ален. — Моллюски делают свои раковины без всякого огня. Конечно, нам было бы очень сложно построить космический корабль под водой, но кто может ручаться, что обитателями подводных глубин эта задача не решается гораздо проще?

Джуди бросила взгляд на планету, покрытую облаками и бескрайним океаном.

— У нее есть еще какие-нибудь спутники? — спросила она.

Ален снова взглянул на дисплей компьютера:

— Нет, всего один. Но возможно, имеются спутники связи и какая-нибудь другая мелочь, которую наша программа не замечает.

— Мы бы смогли их услышать, — сказала Джуди, показывая на приемник, установленный на режим приема и несмотря на это молчащий.

— Возможно, смогли бы, а возможно, и нет. Это коротковолновый приемник, а не микроволновый. Если мы будем использовать высокие частоты для передачи информационного сигнала, как делаем сейчас, то никогда их не услышим.

Это было уже слишком. И потому Джуди сказала:

— И что же ты собираешься делать? Опуститься на парашюте прямо в океан? А потом что? Как ты предполагаешь общаться с разумными дельфинами, даже если они действительно там обитают? А что, если наши камеры намокнут и выйдут из строя? Придется возвращаться домой вслепую.

Ален воздел руки ладонями кверху. Они выглядели ужасно смешно в громоздком скафандре, словно ручки маленького ребенка, приделанные к телу здоровенного взрослого.

— Ну-ну, поспокойнее. Никто не предлагает тебе опускаться на воду. Я просто хотел сказать, что нам, наверное, не следует так уж сразу сбрасывать эту планету со счета.

— Но мы уже израсходовали половину кислорода. Я обеими руками за встречу с тем, кто создал этот корабль-шаблон, но не собираюсь сидеть здесь в ожидании каких-то летучих рыб в то время, как тут неподалеку есть еще пять возможных миров, на которые мы пока даже не взглянули.

— Четыре, — поправил ее Ален. — Не можешь же ты всерьез считать, что планета, расположенная к своей звезде ближе, чем Меркурий к Солнцу, способна породить жизнь. Если звезда к тому же в два раза ярче Солнца.

— Ну хорошо, пусть будет четыре. Но все равно, надо посмотреть.

Он задумался, потом, кивнув, согласился:

— Ладно. Небольшая работа.

Небольшая работа! За эти слова Джуди готова была швырнуть в него банку с консервированными бобами, но ее остановило то, что в поисках банки пришлось бы слишком долго рыться в спальнике. Вместо этого она перевела видеокамеру в режим обычного обзора и стала ждать, пока Ален введет координаты.

Они перемещались к планетам не по прямой, а в порядке их удаленности от звезды. Но слово «прямая» вряд ли может сохранить в этих условиях свое обычное значение. Джуди задалась вопросом: а как скоро люди вообще перестанут мыслить в терминах расстояний? Наверное, это все-таки займет у них больше времени, чем уйдет у нее с Аленом на поиск планеты, действительно пригодной для обитания нормальных человеческих существ.

С первой из планет они потерпели полный крах. Она оказалась лишенным атмосферы громадным камнем, без каких-либо спутников, как естественных, так и искусственных, и без признаков того, что ее когда-либо посещали разумные существа. Конечно, вполне возможно, что на ней могли существовать громадные подземные города или мелкие надземные, которые просто не видны с того расстояния, на которое астронавты к ней подлетели, но их приемник, как и в случае с другими планетами, оставался нем, а времени на более детальное исследование не было.

Вторая планета оказалась газовым гигантом, окруженным красивыми кольцами и несколькими собственными лунами, каждая из которых заслуживала хотя бы поверхностного внимания. К сожалению, как показал облет, большего они действительно не заслуживали. Луны представляли собой либо каменистые, либо ледяные пустыни, либо и то и другое одновременно. Даже по самому их неприветливому облику можно было с уверенностью сказать, что человеческим существам здесь делать нечего, так же, как, впрочем, и любым другим живым существам.

Третья планета оказалась двойным газовым гигантом, шаром с Юпитер величиной с лентами желто-коричневых и бледно-голубых облаков на расстоянии примерно двух миллионов километров друг от друга. Гравитационные возмущения уничтожили практически все в промежутке между ними, поэтому сразу же стало ясно, что задерживаться там не имеет никакого смысла.

Последняя планета представляла собой еще один громадный камень. На этот раз с атмосферой, но на таком расстоянии от звезды кислород и азот в атмосфере могли присутствовать только в виде метана и аммиака. Вокруг планеты отсутствовали какие-либо спутники, как естественные, так и искусственные.

Это была последняя капля. Кто-то создал шаблон для космического корабля, а наличие шаблона предполагает, что где-то поблизости в этой планетной системе имеется и готовый корабль, но Джуди начинало казаться, что его от нее намеренно прячут. Те, кто создал корабль, не слушают радио и вообще не подают никаких признаков жизни. Ко всему прочему, чем больше путешественники удалялись от звезды, тем холоднее становилось у них в корабле. При том, что астронавты не снимали скафандров, это вряд ли могло представлять для них серьезную опасность, но Джуди начала беспокоиться за отстойник, который мог не выдержать предельных температур. Кроме того, из-за холода у нее начался насморк.

— Все, — воскликнула она, — у меня закончились идеи. Что ты намерен делать?

Ален почесал затылок.

— Ну, мне бы очень не хотелось улетать из системы звезды, очень напоминающей Солнце и в которой имеются бесспорные доказательства существования разумной жизни. Но по крайней мере в одном ты права: нам здесь негде приземлиться. Даже если мы найдем космический корабль, который вышел из этого шаблона, шанс, что его обитатели дышат тем же воздухом, что и мы, весьма невелик, поэтому, если только они не создадут для нас особых условий, сходных с земными, нам в любом случае через пару часов придется возвращаться домой.

— Я пролетела весь этот путь не для того, чтобы закончить его в специальном изоляторе.

— Признаться, я тоже начинаю терять энтузиазм, — согласился Ален.

— И что же нам делать? — в который уже раз спросила Джуди. — Возвращаться на альфу Центавра и застолбить там себе кусок планеты, пока ее всю не расхватали по лоскутам?

Ален нервно барабанил пальцами по устройству гиперускорения:

— Можно и так поступить. Не самая плохая идея для отступления. Но мы можем добраться туда меньше чем за час из любой точки, поэтому у нас еще есть время исследовать парочку звезд. Мы просмотрели только половину здешнего звездного скопления. Почему бы не попробовать продолжить?

Джуди только пожала плечами, проглотив очередное проклятие — в том числе и в адрес скафандра, который начинал натирать ей верхнюю часть спины.

— Черт с ним, — согласилась она, — раз уж мы здесь.

Джуди потерла основание шеи, пытаясь снять напряжение мышц. Кто бы мог подумать, что путешествие к звездам может быть настолько утомительным?

24

Следующая звезда располагалась не дальше, а немного в сторону от той, у которой они только что побывали. Хотя истинное ее положение имело значение, вероятно, только для компьютера, Джуди хотелось иметь общее представление о направлении их движения.

На компьютерной карте звездного неба звезды представали в виде пронумерованных точек и не более того, но Джуди чувствовала себя несколько увереннее, когда представляла себе короткую линию, соединяющую Солнце и альфу Центавра, и длинную, ведущую к звезде, вокруг которой обращался весь тот псевдоорганический хлам, затем она воображала еще одну линию под углом к предыдущей, указывающую на их нынешнее местоположение, и, наконец, смещение немного влево, в направлении их следующей попытки.

Джуди попыталась вызвать в себе хоть небольшой энтузиазм в предвкушении нового прыжка. Капитан Галлахер Космического Флота США отправляется на исследование очередной звезды! Но полеты в канализационном отстойнике и обнаружение при этом все новых и новых совершенно непостижимых тайн космоса оказались бесконечно далеки от ее идеала космических исследований. Джуди хотела планет, на которые она могла бы спокойно высадиться, и инопланетян, с которыми можно было бы спокойно, по-свойски побеседовать, и хотела немедленно. Она, конечно, понимала, что все это глупо. От вселенной нельзя ожидать готовности удовлетворять детские капризы, но Джуди ничего не могла с собой поделать. Ну хоть бы одна планетка, напоминающая Землю, с маленьким тропическим раем, где капитан Галлахер смогла бы позагорать под чужим солнцем, — разве это такая уж невозможная прихоть?

Как оказалось, невозможная, по крайней мере на данный момент. Воздуха хватало еще для одной попытки, и, признаться, Джуди еще не была готова поставить на всем этом крест. Она сделала несколько глубоких вдохов, пока Ален готовился к новому прыжку, и начала настраивать видеокамеры.

За три прыжка они достигли нужной звезды. Еще один прыжок дал необходимые данные для программы-компаратора. Звезда оказалась почти полным близнецом Солнца с точки зрения звездной величины и спектрального типа, а в самой середине подходящей для жизни зоны располагалась планета. Но Джуди сделала усилие над собой и не разрешила себе слишком радоваться. Несмотря на свое положение, это мог быть еще один громадный камень, лишенный атмосферы, или газовый гигант, или просто комета, случайно оказавшаяся в данный момент в данном месте орбиты.

Еще один прыжок перенес их в зону видимости планеты. Джуди направила камеры в ожидании момента, когда ее надежды и на этот раз будут развеяны в прах, но когда взглянула на планету, у нее дух захватило от изумления.

— О! Это… это… вот она!

Планета во всем, абсолютно во всем была похожа на Землю, по крайней мере на первый взгляд. Белые вихри облаков, голубые океаны, и на этот раз там были различимы — и вполне четко различимы — очертания континентов, распределение суши, правда, отличалось от земного. На планете оказалось около двух десятков континентов, размер которых варьировался от сходных с Австралией до крупных островов с неопределенной, размытой береговой линией. Континенты перемежались узкими морями, усеянными множеством совсем крошечных островков. Полюса были покрыты льдом так же, как и континенты, примерно до сорокового или пятидесятого градуса широты. Но южнее простиралась полоса пространства, изобиловавшая самыми разными оттенками цветов.

— Я полагаю, нам следует приземлиться где-нибудь поблизости от экватора, — сказала Джуди. — Здесь, кажется, несколько прохладнее, чем на Земле.

— Да, ты права. Как насчет материка, который сейчас окажется под нами?

Ален указал на континент, показавшийся из-за горизонта. Астронавты наблюдали, как он приближается: продолговатое зеленовато-коричневое пятно с центральной горной грядой, расположившейся как раз посередине.

— Мне он нравится, — призналась Джуди.

Вращение корабля переместило материк в центр поля зрения ее видеокамеры. При полном увеличении Джуди попыталась рассмотреть очертания береговой линии, леса, долины — все, что показалось ей интересным. Но здесь все казалось интересным. Джуди чувствовала, что планета влечет ее, подобно древней сирене, которая своим чудесным пением увлекала моряков навстречу неминуемой гибели. Это ее планета. Джуди была в этом уверена.

Но ее планета начинала ускользать. Отстойник двигался над освещенной стороной и, вероятно, прошел расстояние примерно в две тысячи километров, но двигался слишком быстро, чтобы оставаться на орбите. Нужно было замедлить движение и подойти поближе, если они хотели удержаться на орбите, а потом еще больше снизить скорость, чтобы приземлиться.

Джуди проверила запас кислорода. Его оставалось уже меньше половины, и настало время снова освежить воздух На то, чтобы добиться нужной скорости, времени хватит, но любая ошибка может оказаться роковой. Даже если воздухом этой планеты можно дышать, на борту нет компрессора, чтобы наполнить баллон.

— Не надо выходить на орбиту! — воскликнула она. — Давай найдем место и начнем приземление.

Ален задумчиво прикусил нижнюю губу:

— М-м… полагаю, мы сможем это сделать. С точки зрения маневра по переносу вектора мы находимся на орбите над той точкой, где хотим приземлиться, а если нам удастся правильно рассчитать наш вектор, мы сможем вносить и нужные коррективы.

На борту отсутствовали радар Доплера и специальные спутники для получения точных расчетов, но у Джуди был слишком обширный опыт полетов по земной орбите, и она прекрасно знала, что значит двигаться со скоростью в 27 000 километров в час над планетой. Более точно рассчитать скорость было сложно, но у Джуди складывалось впечатление, что они пересекают планету по широте со скоростью по крайней мере в два раза большей, чем нужно, и при этом удаляются от нее.

— Мне кажется, нам потребуются значительные усилия и время, чтобы снизить скорость до орбитальной величины, — заметила Джуди, — и еще большие для приземления.

— Да, ты права, немалые усилия и немалое время, — отозвался Ален.

— Тогда начинай немедленно.

— А не стоит ли нам вначале проверить, не добрался ли кто-нибудь сюда до нас?

Джуди бросила взгляд на приемник. Он все еще был включен и находился в режиме поиска, терпеливо пробегая по всем каналам, которые способен был охватить в поисках направленных сигналов, но до сих пор не поймал ничего, кроме обычных электрических разрядов. И в тот момент, когда Джуди обратила внимание на приемник, она вдруг поняла, что здесь разрядов больше, чем у предыдущей планеты, но это, вероятно, означало только то, что здешняя атмосфера значительно более активна. Возможно, просто сильные грозы на краю холодного атмосферного фронта.

Джуди подумала, что, может быть, стоит передать свое сообщение и подождать, не откликнется ли кто-нибудь, но им в любом случае придется заниматься снижением скорости, на что уйдет относительно много времени, и Джуди решила ни на что другое время не тратить. Если там уже есть какие-нибудь инопланетяне, тем лучше. А если до планеты уже добрались люди, ну что ж, должна же она сегодня побывать хоть на одной чужой планете, даже если всякие там Николасы Оннеску со своими семействами уже успели там обосноваться и даже открыть земельные банки.

— Мы сможем послать сообщение, когда начнем снижать скорость.

— Э… ладно.

Ален приступил к работе с компьютером и через пару минут сказал:

— Получается, что мы будем спускаться на ночную сторону планеты, и придется это делать почти вслепую. Давай я подготовлю еще один набор координат на случай, если что-нибудь пойдет не так. Может возникнуть необходимость совершить экстренный прыжок.

— Что пойдет не так? Я уверена, что все пройдет нормально.

— М-м-м… гм-м… — И все-таки Ален ввел в компьютер дополнительный набор чисел. — Ну что ж, я думаю, что мы…

— Начинай!

— Поехали!

Наступило короткое мгновение потери ориентации, и с видеомониторов пропало изображение. Ни планет, ни звезд — ничего. Джуди напряглась, ожидая, что они врежутся в атмосферу планеты со скоростью в несколько тысяч километров в час, но через несколько секунд расслабилась, поняв, что если бы им суждено было разбиться на этой планете, то это бы уже произошло.

Она повращала камеру до тех пор, пока не обнаружила несколько мерцающих звезд над изогнутым краем тьмы. Постепенно стали появляться другие звезды по мере того, как корабль продолжал движение. Они двигались с приличной скоростью. Несколько угнетало отсутствие точной информации о ее величине.

— В следующий раз придется захватить с собой радар, — сказала Джуди.

— Ух!

Ален потянулся, стараясь не зацепить руками ничего важного, что было непросто в таком тесном помещении.

— И все же, — заметил он, — принимая во внимание все обстоятельства, можно сказать, что у нас неплохо получается. Мне кажется, нам удалось совершенно определенно доказать, что для успешной работы в космосе не нужно никаких высоких технологий.

В устах человека, одетого в скафандр стоимостью в миллион долларов, это заявление звучало комично, но только на первый взгляд, так как на самом деле скафандр больше мешал, чем помогал путешественникам во время полета, и слова Алена приобретали вполне серьезный смысл. Конечно, неплохо бы иметь радар, так же как и спектрометр, чтобы определить состав атмосферы, но они могли и с помощью своих примитивных технологий… нет, по-видимому, все-таки не могли.

— Черт! — Джуди изо всех сил стукнула кулаком по стенке отстойника.

— Что такое?

— Мы забыли про долбаных мышей!

До Алена не сразу дошел смысл ее слов. Они собирались прихватить с собой дюжину мышей, чтобы на каждую из планет, на которые они будут приземляться, выпускать по мышке для проверки пригодности атмосферы для дыхания. Если подопытное животное выживет, значит, воздухом планеты можно дышать и людям. Если нет, то они сразу же отправлялись бы на другую планету. Но в спешке, которая сопровождала старт, они, конечно же, забыли мышей в клетке в доме у Трента. До этой минуты мыши были не нужны. Но теперь у Алена и Джуди не имелось ничего для проверки пригодности воздуха этой планеты для дыхания — даже домашней мухи.

Алена тоже неприятно поразило это соображение.

— И что же нам делать?

— Полагаю, мне ничего не остается, как сыграть роль мыши, — предложила Джуди со вздохом.

— Ни в коем случае! Если кто-то должен, то…

— То это буду я. Ты — пилот. Ты значительно крупнее меня. Если ты, не дай Бог, отключишься, мне придется втаскивать тебя в наш звездолет, а это будет не такая уж простая задача, и даже если мне это удастся, мне придется одной доставлять нас обоих домой.

— Ты с этим прекрасно справишься. Я ведь показал тебе, как работает программа.

— А я показала тебе, как провести приземление челнока, но я бы все равно никогда не позволила тебе самому этим заниматься. Нет, Ален, придется мне на себе испытать пригодность воздуха.

Ему это явно не понравилось.

— Тогда мы вернемся домой и возьмем мышей, — сказал он.

Джуди покачала головой:

— Я пролетела все это расстояние не для того, чтобы в последний момент повернуть обратно. Давай по крайней мере сделаем попытку. Мы можем остаться здесь, внутри. Ты наденешь свой скафандр полностью, а я впущу немного здешнего воздуха. Буду делать это понемногу, небольшими порциями, и если мне начнет делаться плохо, я сразу же надену шлем и пару секунд подышу чистым кислородом.

— Если атмосфера состоит из цианида, у тебя не будет пары секунд.

— Она не состоит из цианида.

— Откуда ты знаешь?

— Интуиция.

Джуди пристально посмотрела на Алена, словно бросая вызов. Сорок лет оголтелого феминизма в Америке кое-что дали: подобно большинству мужчин он научился не спорить даже с самым вызывающим заявлением, исходящим от женщины.

Джуди начинала ощущать некую радостную эйфорию. Она открыла кран со своей стороны отстойника и выпустила пару фунтов воздуха, подождала, пока Ален сделает то же самое со своим краном, затем восполнила недостаток кислородом из сварочного баллона. Это не уменьшило ее легкую эйфорию, и Джуди заключила, что ее состояние к составу воздуха отношения не имеет. По крайней мере непосредственного.

Ожидание, пока гравитация снизит их скорость, оказалось самой неприятной частью всего путешествия. За это время они попытались вызвать кого-нибудь на связь, но не получили никакого ответа. Проверили все уголки своего отстойника, не затерялась ли там какая-нибудь консервная банка или часть оборудования, удостоверились, что все прочно и надежно закреплено. Из своих кресел-бини попытались сделать возможно более удобные и мягкие «люльки» для смягчения удара при приземлении.

Но даже по завершении всей этой работы у них оставалось еще целых двадцать минут.

Сколько времени они пробыли в космосе? Джуди казалось, что прошло несколько дней, но когда она взглянула на часы, то увидела, что прошло всего каких-нибудь два часа. И все-таки это довольно много, если принимать во внимание тот стресс, в котором они все это время находились. Возможно, у этой странной эйфории и у головокружения была совсем земная причина.

— А не позавтракать ли нам? — спросила Джуди.

— У меня нет аппетита, — ответил Ален.

У нее тоже отсутствовал аппетит, но нужно было чем-то наполнить желудки. Джуди расстегнула свой спальник, порылась среди консервных банок, отыскала там связку соблазнительно красных яблок, вынула два и одно из них протянула Алену.

Он рассмеялся, взяв яблоко из ее протянутой руки:

— Это символический жест, не так ли?

— Что? А… Эдемский сад. Ну что ж, будем надеяться на лучший исход.

Она откусила большой кусок яблока. Это было свежее, хрустящее яблоко, сладкое и сочное. Джуди пришлось ловить языком две капельки сока, чтобы они не улетели, превратившись в блестящие шарики.

Путешественники доели яблоки до конца, оставив только крошечные огрызки, после чего Джуди пришлось искать мешок, в который эти огрызки можно было положить. Но тут раздался сигнал компьютера, и Ален сказал:

— Мы готовы. Держись. Я возвращаю нас в исходную точку, и оттуда посмотрим, нужно ли еще перемещать наш вектор.

Джуди запихнула огрызки в мешок с целыми яблоками, а его опять положила в свой спальник, застегнула молнию и вся напряглась в ожидании появления на экранах мониторов планеты, ярко освещенной собственным солнцем. Джуди ощущала только вращение их собственного звездолета. В этот момент они все еще находились на расстоянии двух тысяч километров от планеты.

— Давай подойдем поближе, — предложила Джуди.

Планета резко увеличилась в размерах на экранах мониторов, затем сместилась немного в сторону, но Джуди не поняла — был ли это результат вращения или перемещения по прямой.

— Давай остановим вращение, — предложила она.

Они двигались против часовой стрелки, если смотреть сверху. Это означало, что ей в течение нескольких секунд придется выпускать воздух со своей стороны отстойника. Джуди так и сделала, потом выпустила еще немного, когда поняла, что этой порции недостаточно, и, наконец, планета застыла.

Она была видна несколько под углом по отношению к кораблю, но вид можно было выровнять, выровняв сам отстойник. Джуди убедилась, что плотно привязана к своему креслу, потом несколько раз повращала руками вокруг собственной оси, до тех пор, пока их звездолет не принял правильное положение. Она, конечно, не смогла по-настоящему развернуться, размахивая руками, но и этого было достаточно, чтобы задать отстойнику противоположное направление.

Джуди прекратила размахивать руками, когда индикатор направления видеокамеры показал, что планета располагается прямо под ними, и отстойник перестал качаться.

Если они и продолжали двигаться по касательной, то делали это настолько медленно, что движение было практически незаметно. Возможно, они падали или, наоборот, поднимались со скоростью в несколько сот километров в секунду, но из нынешнего положения определить это все равно было невозможно. Прямо под ними от горизонта к горизонту протянулась разноцветная масса суши.

Настало время приземления.

25

Джуди почувствовала, как у нее учащается пульс при мысли о значимости события. На этот раз — и она была более чем уверена в этом — они первые. Вот если бы при них был магнитофон, чтобы записать первые слова после высадки на планете, подумала Джуди. Но магнитофон отсутствовал, а если бы и был, она все равно бы им не воспользовалась. Запись на магнитофон первых слов при посадке — это как раз тот самый тип поведения, который вызывал у Джуди наибольшее отвращение во всех искателях славы и почета. Они не имели ни малейшего отношения к реальным целям исследования космоса и потому, по ее мнению, были совершенно случайными людьми в НАСА.

Настоящих исследователей космоса, так же как и настоящих ученых, совершенно не должно интересовать, что думают или говорят о них люди. Они отправлялись в космос и занимались научными исследованиями только для себя, удовлетворяя собственный научный интерес. Если Джуди и Алену суждено разбиться при приземлении на эту планету, никто никогда не узнает об их судьбе. А если они благополучно вернутся домой, никого, по большому счету, это тоже не будет интересовать. Ведь через несколько месяцев люди начнут открывать все новые и новые планеты, и открытиям не будет числа. А Джуди с Аленом в каком-то смысле подобны викингам, открывшим Северную Америку. Они сделали это первыми, но были благополучно забыты. Парадоксальным образом такая мысль успокаивала. Если они совершат здесь какие-нибудь непростительные глупости, об этом тоже никто не узнает.

Джуди откашлялась:

— Ты готов к приземлению?

— Как всегда.

— Тогда начинай, пока мы вдруг не передумали.

— Начинаю.

Она водрузила на голову шлем, удостоверилась, что он хорошо загерметизирован, и помогла Алену надеть его шлем. На этот раз он также надел и перчатки, поднес руки к клавиатуре компьютера и осторожно нажал клавишу «Ввод» кончиком ластика, прикрепленного к указательному пальцу правой руки. Ален уже загрузил программу, написанную им несколько недель назад на случай приземления. Нажатием клавиши «Ввод» он инициировал ее, и с этого момента при помощи клавиатуры пошагово управлял процессом приземления.

Нажатием клавиши с изображением стрелки задавалось горизонтальное движение на сто километров в направлении стрелки, нажатием клавиши «D» задавался перенос вниз на десять километров, «U» — такой же перенос, но только вверх, а клавиша «Escape» инициировала аварийный прыжок на 100 000 километров.

Ален объяснил Джуди, что когда он занимался разработкой программы, то поначалу думал задать здесь расстояние в 10 000, но передумал, поскольку вспомнил, что устройство гиперускорения не разбирает, что такое «низ» и что такое «верх», а в экстренной ситуации ориентацию может потерять даже пилот. При прыжке в 100 000 километров, даже если бы они в тот момент, когда Ален нажимал кнопку, двигались вверх ногами, им в любом случае не грозила опасность вонзиться в атмосферу вертикально и продолжать полет к поверхности планеты с перегоревшим устройством гиперускорения.

Ален сразу же нажал клавишу «D». На мониторе не отразилось никаких изменений. Но по мере того как он продолжал нажимать эту клавишу, планета на экране начала увеличиваться.

Они опускались прямо от точки неподвижного положения, но даже при таком приземлении набрали бы слишком большую скорость для модифицированного канализационного отстойника, и вряд ли сей аппарат смог бы выдержать, если бы просто падал вниз. Поэтому каждым нажатием клавиши «D» устройство гиперускорения перемещало корабль на десять километров ближе к поверхности планеты без связанного с подобным перемещением увеличения скорости. Они будут продолжать такое движение до тех пор, пока атмосфера не станет достаточно плотной, чтобы можно было раскрыть парашют, и с этого момента начнут обычное приземление.

— Как жаль, что не существует способа корректировки кинетической энергии во время прыжка, — заметил Ален.

Его голос звучал слабо и глухо сквозь интерком скафандра. Джуди решила, что скорее всего это из-за несовершенства аппаратуры.

— Я пытался, но кинетическая энергия теряет всякий смысл в гиперпространстве. Она вся становится потенциальной. Именно поэтому мы и можем использовать ее для перемещения из одной точки пространства в другую. Так что мне, конечно, грех жаловаться, но все-таки… а что смешного?

Джуди подавила смешок:

— Ничего.

— Нет, что-то тебя рассмешило. Что?

Мгновение она не решалась признаться, потом сказала:

— Безумный ученый обсуждает свое изобретение. Извини. Я совсем забыла о том, чем мы здесь занимаемся.

— Не извиняйся. Иногда мне это тоже кажется невероятным. Но я ведь действительно изобрел гиперускоритель.

Ален улыбнулся своей широкой и яркой улыбкой, которая и в самом деле делала его очень похожим на безумного ученого, и повернулся к монитору. Они опускались над горной грядой. Ален нажал кнопку снижения еще два раза, и отстойник оказался, по оценкам Джуди, на расстоянии примерно в шестьдесят или семьдесят километров от поверхности, после чего Ален воспользовался клавишами курсора, чтобы переместить аппарат в сторону на безопасное расстояние от гор. Но это забросило путешественников в самую середину грозового фронта, и Алену пришлось осуществить перпендикулярный перенос от него при помощи еще одного прыжка.

Горная гряда протянулась по диагонали по отношению к направлению приземления, и прыжок вновь перенес астронавтов к ее подножию, но грозовые облака уже рассеялись, а горы здесь казались не столь уж высокими и скалистыми.

В течение нескольких секунд Ален и Джуди внимательно всматривались в открывавшийся им облик планеты.

— Ну и что ты думаешь? — спросил Ален.

Реки прочертили извилистые линии от гор в долины. На вершинах был заметен снег, но подножия покрывала зелень. Вдали от гор суша представала очень неровной, как это бывает в сильно пересеченной местности, но в непосредственной близости от горной гряды ландшафт отличался живописной холмистостью.

— Кажется, здесь поверхность довольно ровная, — заметила Джуди. — И зелень кругом. И в то же время — все это явно не джунгли. И никаких озер, насколько я вижу. Вряд ли можно было ожидать лучшего.

— Мне тоже так кажется.

Ален снова нажал кнопку спуска, не сводя глаз с амперметра, соединенного с устройством. Джуди наблюдала за прибором поверх его плеча. Стрелка прибора практически не двигалась во время предыдущих прыжков, но на сей раз заметно поднялась вверх.

— Мы входим в плотные слои атмосферы, — сказал Ален.

Как он объяснил, вход одной массы в другую требует дополнительной энергии. Чем с большей массой имеешь дело, тем больше энергии требуется. Исходя из количества потребленной энергии можно даже довольно точно сказать, насколько плотной является цель вашего перемещения. Воздух на высоте шестидесяти километров довольно разреженный, но он там тем не менее был.

Ален снова нажал клавишу «D», и стрелка амперметра подскочила еще выше. Вместе с ней подскочил и их звездолет. Джуди ощутила, как он резко рванулся вверх, а потом в сторону от сильного порыва ветра. Сила удара была не больше ускорения в лифте, но после нескольких часов невесомости Джуди почувствовала ее довольно ощутимо. Она ухватилась за устройство гиперускорения, и ее рука встретилась с рукой Алена, так как он попытался сделать то же самое.

— Попытаюсь еще раз, — сказал он. — Но теперь, я думаю, пора раскрывать тормозной парашют.

— Видимо, да, — отозвалась Джуди.

Она протянула руку вверх и ухватилась за одно из свисавших колец, прежде удостоверившись, что это — то, которое нужно. С помощью зеленого кольца выпускалась простыня на конце стофутового каната. Это должно было обеспечить относительно небольшое торможение и правильную ориентацию перед тем, как при помощи красного и желтого колец они раскроют один из основных парашютов.

Следующий прыжок, по всем прогнозам, должен был стать последним. Джуди показалось, что она слышит, как напряглось устройство гиперускорения: мгновение оно жужжало, словно электронная мухоловка, в которую попалось какое-то насекомое, а стрелка амперметра взлетела вверх наполовину шкалы, но, несмотря ни на что, устройство выдержало и этот прыжок. Отстойник вновь сильно тряхнуло, и на сей раз путешественники услышали посвистывание, тональность которого вдруг резко сменилась с довольно высокой на низкий гул.

Готовясь к полету, астронавты постарались поместить на дно своего корабля возможно больше тяжелого оборудования, чтобы центр тяжести постоянно находился внизу и тем самым не позволил отстойнику во время падения опрокинуться. Джуди дождалась прекращения рывка в сторону и выпустила парашют. Если отстойник начнет кувыркаться или раскачиваться во время снижения, канат может закрутиться вокруг корпуса, что помешает выбросу основного парашюта.

Впервые за все время, проведенное за пределами Земли, путешественники начали чувствовать пол как настоящий пол, а не условную формальность. Перегрузка составляла меньше половины g, и это было хорошо, так как основным источником торможения являлось трение воздуха. Через пару секунд относительно нормального спуска Джуди рванула кольцо и почувствовала, как развязался узел, удерживавший простыню в виде тугого шара, а еще через мгновение ощутила рывок — это расправился и наполнился воздухом парашют.

— Тормозной парашют выпущен! — сообщила Джуди.

Ей пришлось почти прокричать эту фразу из-за сильного свиста ветра. Отчасти свист усиливался еще, по-видимому, благодаря отверстию, через которое выходил наружу вытяжной трос парашюта. Отверстие было всего в четверть дюйма шириной, и большая его часть была заполнена канатом, но Джуди отпустила кольцо и отбила кусок клея, закрывавшего его.

Астронавты вновь начали ощущать силу притяжения, растущую по мере того, как они все ниже опускались в атмосферу, а тормозной парашют забирал под свой купол все больше воздуха. Поначалу отстойник опускался под довольно значительным углом, но вскоре остаточная орбитальная скорость заместилась трением, и через пару минут путешественники устремились вниз прямо вертикально.

«Прямо» — это, конечно же, весьма приблизительная оценка характера их полета. Тупое основание отстойника отличалось сомнительными аэродинамическими характеристиками, поэтому он раскачивался взад-вперед из-за сильной турбулентности, создаваемой во время падения.

Ален и Джуди смотрели, как на них движется поверхность планеты, становясь все более и более отчетливо видимой по мере приближения. На расстоянии примерно десяти километров от поверхности Джуди протянула руку и рванула красное кольцо, выпустив основной парашют. Ее охватила мгновенная паника, когда вслед за рывком ничего не последовало, но потом парашют расправился с режущим слух скрежетом, и Джуди вздохнула с облегчением.

Что-то зазвенело под запасным устройством гиперускорения, словно упавший на пол столовый прибор; Джуди опустилась в свое кресло-бини, при этом амортизационная сетка, изготовленная Аленом, выполнила предназначавшуюся для нее роль. Давление воздуха оставалось стабильным, отстойник опускался под оранжево-белым шатром парашюта без всяких осложнений, наверное, не хуже какого-нибудь из «Аполлонов».

— Ну что, испугалась? — спросил Ален.

Он держал палец над клавишей «Escape». Если возникнет реальная опасность катастрофы, одно нажатие этой кнопки выведет их обратно в космос. Но в таком случае ни о какой другой попытке приземления не могло бы быть и речи, так как они лишились бы основного парашюта. Оставался, правда, запасной парашют, которым астронавты могли воспользоваться при возвращении домой и при спуске с земной орбиты.

Облик поверхности планеты по мере приближения приобретал все большую определенность. Даже не прибегая к увеличению, путешественники уже могли разглядеть речные долины и участки растительности по склонам холмов. А звездолет продолжал снижаться, и теперь в поле зрения появились даже отдельные валуны и деревья. Листва деревьев чем-то напоминала круглые зеленые грибы-дождевики, но, наверное, точно так же выглядят сверху любые деревья. Внизу было огромное множество деревьев, но между ними можно было разглядеть и свободные пространства. Если посчастливится, они приземлятся на одну из таких «лужаек», но Джуди не знала, стоит ли особенно рассчитывать на удачу.

Когда пролетали последние пару сотен футов, Джуди пришлось прикусить нижнюю губу, чтобы не закричать: «Кончаем это дело, Ален!»

И в последнее мгновение она и в самом деле почти закричала, но вид поверхности планеты, с огромной скоростью летящей навстречу, полностью лишил Джуди голоса, и у нее уже не было времени на крик. Либо у Алена оказалось значительно больше хладнокровия и выдержки, либо напряжение последних мгновений перед приземлением тоже парализовало его волю, но он не нажал кнопку. Поверхность планеты угрожающе надвигалась до того мгновения, когда Джуди показалось, что она может пересчитать камешки на ней. Затем путешественники почувствовали сильнейший толчок, загнавший их глубоко внутрь кресел — приземление завершилось.

«Особый Звездный Экспресс» качнулся, повернулся вокруг собственной оси и рухнул набок. Изображение на мониторе Джуди замелькало. На какое-то мгновение ей показалось, что они катятся, но, не почувствовав больше никакого движения, Джуди с облегчением рассмеялась, поняв, что произошло.

— Камера отвалилась! — сказала она.

— Кажется, не только камера, но и мои зубы тоже, — отозвался Ален. — С тобой все в порядке?

— Да-а. А с тобой?

— Ну, если не считать небольшого сердечного приступа… — Он тяжело дышал в микрофон. — Я сделал все, чтобы удержаться от нажатия кнопки «Escape».

Джуди протянула руку к пульту управления своей видеокамерой и попыталась развернуть ее таким образом, чтобы было видно еще что-нибудь, кроме квадратного фута почвы под ними, но оказалось, что камера полностью оторвалась и повисла на проводах. Они могли разглядеть только грязь и маленькие желтоватые растения, напоминающие папоротники.

Зато камера Алена продолжала функционировать нормально. Они оба с тревогой всматривались в экран его монитора, когда Ален попытался навести камеру на окружающую местность. Оказалось, что астронавты приземлились на какой-то склон, и притом не очень крутой. Вокруг были видны заросли деревьев, кустарники и валуны. Деревья, скорее желтого, нежели зеленого цвета, с ветвями, более напоминавшими побеги папоротника, чем листья; но это все-таки были деревья, в чем не могло быть никакого сомнения. Кустарники же, если их не рассматривать слишком пристально и пристрастно, вполне могли сойти за невадскую полынь. Ну а валуны выглядели совсем как обычный земной гранит. Один из них располагался неподалеку от места приземления. Путешественникам повезло: они могли бы врезаться в такой гранитный валун, который был футов на десять больше их отстойника. Парашют зацепился за край этого камня и живописными складками свешивался с него.

Ален покачал головой и с усмешкой произнес:

— Ну что ж… Для канализационного отстойника совсем неплохой перелет.

26

Оба люка были уже открыты. Они открывались вовнутрь. Как только давление снаружи начало превосходить давление внутри, люки подались внутрь и распахнулись.

— Я начинаю разгерметизацию своего шлема, — предупредила Джуди.

Ален протянул руку, чтобы остановить ее:

— Ты уверена, что это следует делать?

— Не повторяйся, — возразила Джуди, мягким движением отводя его руку в сторону. — У нас нет другого выбора. Придется либо рисковать, либо с поджатым хвостом бежать домой.

Она повернула свой шлем и потянула его вверх, но шлем не поддавался.

— А! — воскликнула она. — Ну конечно. Давление снаружи больше, чем внутри моего скафандра.

Даже поблизости от вершины Эвереста давление было бы выше, чем внутри ее скафандра. Джуди взглянула на альтиметр и увидела, что стрелка показывает две тысячи футов ниже нулевой отметки. Здесь оказалось больше воздуха, чем на уровне моря на Земле. Неудивительно, что в таких обстоятельствах трудно снять шлем. Его удерживали по крайней мере две сотни фунтов.

Джуди отстегнула перчатку на правой руке и не без труда стянула ее. После этого внутрь скафандра проникло достаточно воздуха, чтобы уравнять давление. Но она не стала снимать шлем сразу, а сделала пару глубоких вдохов и тем самым позволила той капле воздуха с чужой планеты, которая уже проникла внутрь, смешаться с воздухом в скафандре, чтобы проверить, как эта пока еще незначительная доза чужой атмосферы подействует на нее.

Джуди пришлось пару раз сглотнуть, чтобы уравнять давление в ушах, но никаких необычных или особенно неприятных ощущений она не отметила. Сделала еще один глубокий вдох и задержала воздух в легких в течение примерно секунды, ожидая обжигающего ощущения, однако ничего страшного не произошло.

Она подняла шлем, затем снова его опустила и сделала вдох. На этот раз Джуди ощутила запах чего-то живого, но все ароматы оказались ей незнакомы. Единственное, что было совершенно ясно, — это то, что они исходили от растений.

Джуди захотелось чихнуть. Здесь ведь может присутствовать какой-нибудь аллерген, с ужасом предположила она, который способен превратить ее в жалкое чихающее и сморкающееся существо с опухшими слизистыми оболочками носоглотки, и в конце концов она просто может задохнуться из-за аллергического отека. Но щекотание в носу так же внезапно и прекратилось.

Послышался голос Алена:

— С тобой все в порядке?

— Пока да.

— И нет никакого головокружения?

— Никакого.

Джуди подняла шлем и сделала вдох того воздуха, который теперь наполнял отстойник. На сей раз она ощутила запах растения, напоминающего розмарин, возможно, одного из тех, что они раздавили при посадке. Запах был восхитителен, но не менее чудным показался бы ей, наверное, и запах гниющих отбросов после всего времени, проведенного в тесном и душном отстойнике.

Джуди отложила шлем в сторону и сделала еще один вдох. Никаких аллергенов, никаких ядов, вообще никаких проблем. Воздух был превосходен.

К сожалению, она не могла сказать того же о силе тяжести. Ноги нестерпимо ломило. Часы, проведенные в ненормальной позе, а теперь полная сила тяжести — а возможно, и несколько большая, чем на Земле, насколько Джуди могла сейчас судить по своим ощущениям, — все это оказалось почти невыносимым. Джуди не могла даже подняться на ноги и выпрямиться во весь рост, не выходя из отстойника.

— Я полностью открываю люк, — решительно заявила она.

Ален замахал руками:

— Пока не надо!

— Да успокойся ты! Видишь, у меня даже насморка нет, а ты боишься.

Джуди протянула руку вверх, потянула за крышку люка, открыла его и высунула голову наружу.

Ее сразу же поразило то, насколько реальный мир за пределами их звездолета отличался от картинки на экране монитора. Карликовые кустарники, которые, как ей вначале показалось, были похожи на невадскую полынь, на самом деле больше напоминали крошечные сосны, а деревья производили впечатление громадных папоротников с множеством молодых побегов и одеревеневших отростков самой разной величины, как на фрактальном изображении. Ветерок шелестел веточками растений, и они издавали сухой грохочущий звук, подобно гравию, катящемуся по осыпи. Животных поблизости заметно не было, и это не удивило Джуди. Она сама бы забилась под какой-нибудь куст, если бы увидела, как с неба падает громадная желтая коробка.

— Привет! — крикнула Джуди, но деревья и расстояние поглотили ее голос, и она не услышала даже эха.

Ветерок приносил с собой откуда-то аромат розмарина. Запах напомнил Джуди любимое мамино печенье. Этому месту просто суждено ей понравиться, если все остальное здесь так же хорошо и мило. Даже температура ее полностью устраивала: примерно 23–25 градусов выше нуля по Цельсию.

Крышка люка рядом распахнулась, и в дыру высунулась голова Алена. На нем уже не было шлема.

— Эй! — крикнула она. — Ты не должен был его снимать до тех пор, пока мы полностью не удостоверимся в безопасности здешней атмосферы.

— Я не могу позволить, чтобы весь риск ты приняла на себя.

— Ну вот, если теперь все-таки окажется, что дышать этим воздухом смертельно, мы отрубимся оба. Превосходно!

Ален ничего не ответил. Он снова опустился внутрь отстойника, и Джуди услышала его пыхтение, перемежавшееся проклятиями. Наконец он появился снова. На этот раз без верхней части своего скафандра. Выпростал руки наружу, подтянулся и сел на край отстойника, сбросив и нижнюю часть скафандра.

Джуди не могла его в этом винить. Ей до чертиков надоел ее собственный скафандр, так что она без малейшего сожаления готова была разрезать его на куски. Она тоже спустилась внутрь отстойника, отстегнула пояс, не без труда выбралась из верхней части скафандра, а затем сбросила и нижнюю. После этого Джуди ощутила такую легкость, что, как ей показалось, смогла бы теперь вылететь из отстойника весенней радостной пташкой. Но перед тем как вновь подняться во весь рост, она расстегнула свой спальный мешок и извлекла оттуда револьвер и патроны, которые дал им Трент. Это был кольт сорок пятого калибра, но совсем не похожий на тот пистолет, которым в свое время в челноке размахивал Джерри. В кольте было что-то от классических вестернов: толстый короткий ствол и магазин, зловеще щелкавший при вращении, изогнутая деревянная рукоятка, глядя на которую, хотелось несколько раз по-ковбойски подбросить револьвер в воздух и потом с той же ковбойской ловкостью поймать. Джуди открыла магазин и вставила в него шесть патронов размером с большой палец. Она вообще-то не думала, что ей понадобится оружие, но Трент никогда не простит, если при первой же своей вылазке на неизвестную планету она будет съедена каким-нибудь хищником.

— Ого! — крикнул Ален, увидев, как она выбирается из отстойника через люк. — А это для чего?

— Для большей уверенности в себе.

— А… хорошо. В этом есть смысл. Прикрой меня.

Он соскользнул с внешней стороны отстойника на мшистую поверхность планеты.

— Я говорила о поддержании уверенности в себе, а не о защите своего сообщника. Ведь предполагается, что ты должен защищать меня, а не я тебя. — Джуди тоже съехала вниз по отстойнику и оказалась рядом с Аленом. — Оставайся здесь, пока я обследую местность.

Ален скрестил руки на груди:

— Ты погляди-ка, стоило револьверу оказаться в руках — и уже мнит себя Энни Оукли[15].

Джуди помахала револьвером, не наводя его, правда, на Алена:

— Спасибо за комплимент.

Она никогда особенно не увлекалась оружием, но в эту минуту револьвер в руке немного успокаивал ее. И причина заключалась вовсе не в том, что благодаря оружию Джуди приобрела некоторую уверенность в своей безопасности. После нескольких недель конспирации, игр в прятки с ФБР, постоянной необходимости всякий раз оглядываться и прислушиваться ей было приятно ощутить себя свободной хотя бы от этих страхов.

Джуди попыталась не демонстрировать свою немного наивную и детскую радость. Она сделала несколько осторожных шагов по гравию, затем стала пробираться сквозь заросли мягкого папоротника, практически не чувствуя его из-за плотной космической обуви, и только вдыхала его острый и резкий аромат.

Джуди не могла сдержать улыбки. Как приятно пахнет ее планета!

Она обернулась и взглянула на свой звездолет. Изоляция у основания отстойника разбилась, как, собственно, и предполагалось. Это ослабило часть скреп. Придется укреплять их перед совершением следующего прыжка.

Парашют развевался на легком ветру, его бело-оранжевые стропы как будто тихо шептали о чем-то. При таком слабом ветре это в общем безопасно, но если поднимется сильный ветер, то он может унести их корабль через полконтинента. Джуди быстро огляделась, нет ли какой опасности поблизости, но вокруг вообще не было заметно никаких признаков животной жизни, и потому, обернувшись к Алену, она сказала:

— Вроде все чисто. Выходи и помоги мне сложить парашют.

Ален двигался к ней медленно, внимательно осматривая по дороге кустарники и какое-то дерево. Джуди тянула парашют и при этом пристально следила за Аленом. В какое-то мгновение ее охватила настоящая паника, когда Джуди на несколько секунд отвернулась, затем повернулась снова и увидела его подскафандровые вентиляционные трубки. Несмотря на то что она видела их миллион раз до того, в контексте новой и незнакомой планеты трубки вдруг на какое-то мгновение показались Джуди омерзительным существом с пятью щупальцами, вскочившим на спину Алену.

Но, как это ни странно, создавалось впечатление, что здесь нет не только жутких инопланетян из научно-фантастических триллеров, но даже насекомых. Джуди наклонилась и поискала среди побегов молодого папоротника под ногами, но единственное, что ей удалось там найти, была вся та же коричневато-черная грязь. Она снова улыбнулась, представив себе первый пикник на чужой планете и при этом пикник без муравьев, но пока из-за сильного волнения ей не хотелось есть.

Ветер обмотал конец парашюта вокруг ног Джуди.

— Ну, иди же, давай сложим его, — позвала она Алена, и ему пришлось прекратить свои исследования.

— У этого кустарника чертовски крепкий ствол, — сказал он, подойдя поближе. — Чем-то напоминает пурпуровые ферокактусы с ветвями и листьями.

— Интересно, а их можно есть? — спросила Джуди.

Ален развел руками:

— Не думаю, что стоит испытывать съедобность на себе до тех пор, пока не будем знать наверняка. Твой эксперимент с воздухом был уже достаточно опасен. И я настаиваю, чтобы больше таких экспериментов не проводилось.

— Да, мамочка… Хорошо, мамочка…

Ален тоже взялся за парашют.

Они несколько раз тренировались в складывании парашюта, но делали это в гараже Трента и Донны. По крайней мере в одном отношении здесь было легче — хватало места, чтобы развернуть его. Но при этом всякий раз, когда они поднимали парашют с земли, ветерок раздувал ту его часть, которая в данный момент им была не нужна. Пришлось воспользоваться камнями, чтобы удерживать парашют на месте. Вся процедура заняла у них минут пятнадцать. Когда Джуди и Ален затолкали парашют полностью в мешок и закрепили шнур, пот лился с них ручьями, словно с портовых грузчиков, закончивших разгрузку большого судна.

— Ну, — заявила Джуди, когда они оба прислонились к отстойнику валясь с ног от усталости. — Я полагаю, что на данную минуту мы должны были бы уже отдать концы, если бы в атмосфере действительно содержалось какое-то ядовитое вещество. Поэтому, как мне кажется, можно переодеться в нормальную одежду.

— Аминь, — согласился Ален.

Он взобрался на отстойник и прыгнул внутрь, а через мгновение джинсы и майка уже перевешивались через край их звездолета.

Джуди положила револьвер на ступеньку, приделанную к отстойнику, и вылезла из своего комбинезона. Было что-то щекочущее нервы в возможности раздеться донага на чужой планете, почувствовать обнаженной ступней мягкое прикосновение инопланетного папоротника, ощутить нежное дуновение ветерка. Джуди закрыла глаза и прислонилась к залитой лучами чужого солнца теплой желтизне пластика их звездолета, смакуя тепло, свет и свободу нового мира, который в эти минуты открывал им свои объятия.

Изнутри отстойника она услышала толчки и проклятия, после чего раздался удивленный возглас Алена:

— Ого! Ну и вид!

Джуди открыла глаза, приподняла голову и взглянула на него. Она увидела обнаженную грудь Алена, высунувшегося из люка, и готова была поклясться, что обнажена у него не только грудь. По телу Джуди разлилось томное чувство при виде обнаженного Алена и при мысли о том, чего ей сейчас хочется больше всего. Черт с ним, с пикником! У нее только что закончилась самая безумная неделя в жизни, завершившаяся самым безумным днем во всей истории человечества, и ей, несмотря ни на что, удалось выжить! Она добилась своего — получила рай в награду. Недоставало всего одного маленького штриха, чтобы довести ее идеал до полного совершенства, риск же делал мысль о сексе еще более притягательной.

— Эй, морячок, — проворковала Джуди самым сладострастным голосом, на какой только была способна. — Хочешь отметить наше приземление?

27

— Зорк! — воскликнула Джуди и захихикала, поднося пенящуюся банку «Будвайзера» к губам.

Она продолжала сидеть, скрестив ноги, на раскрытом спальном мешке, которым они воспользовались в качестве простыни, голая, как сойка.

— Зорк? Что это за имя для планеты? — нахмурился Ален. — Звучит так, словно взято из какого-нибудь всеми давно забытого детского фильма пятидесятых годов.

— Совершенно верно! — подтвердила Джуди.

Из-за хохота, который душил ее, она не смогла продолжать свои объяснения, а просто махнула в сторону их канализационного отстойника.

Ален пожал плечами:

— Ну хорошо, если тебе это название кажется подходящим, миллионам других людей придется с ним смириться. Со временем по крайней мере.

Джуди сделала большой глоток из своей банки, почти допив пиво до конца.

— Это будут миллионы людей с настоящим чувством юмора, — заметила она, проглотив пиво. — Те люди, к которым принадлежу и я сама.

— Не совсем так, — поправил ее Ален. — Тот тип людей, к которому принадлежишь ты, в ближайшее время будет заниматься присваиванием идиотских имен каждой новой найденной ими звезде и планете в галактике, как только отыщут свой канализационный отстойник и отправятся в нем на поиски этих самых звезд и планет.

— Может быть, ты и прав, — признала Джуди. — Хорошо, давай не будем портить такую прекрасную планету, дав ей идиотское имя. А какое название ты предлагаешь?

— Гм-м… Хороший вопрос.

Ален склонил голову набок, задумавшись, а потом сказал:

— Наверное, мы все-таки забегаем вперед. На этой планете могут быть свои обитатели, у которых уже есть для нее готовое имя.

— Никаких признаков их существования я пока не заметила, — сухо ответила Джуди. — Но если здесь и есть какие-то обитатели, то это наверняка какие-нибудь маленькие уродливые зелененькие человечки с шишковатыми пальцами и антеннами на головах. А их название для планеты будет в тысячу раз хуже Зорка.

— Есть только один способ узнать, — заметил Ален. — Как насчет небольшой прогулки и осмотра окрестностей?

Джуди лениво растянулась на спальнике, прекрасно понимая, какие чувства вызывает в Алене вид ее обнаженной фигуры.

— О, я даже не знаю, — сказала она. — Я бы вообще-то осталась здесь и немного вздремнула.

Она допила пиво и бросила банку через плечо. Банка ударилась о большой валун у нее за спиной, издав громкий металлический звук, и со звоном покатилась дальше.

У Алена расширились глаза.

— Ты что?! Ты с ума сошла? Итак, мы начнем пребывание на этой планете с того, что устроим здесь свалку!

Джуди расхохоталась:

— С чего ты взял?

Он закрыл рот и покачал головой:

— Ты только что подала пример.

— Просто хотела, чтобы ты немного разошелся, а то ты совсем разомлел, мой дорогой. Ну хорошо, пошли прогуляемся. Кстати, не мешало бы что-нибудь на себя надеть, иначе мы обгорим на здешнем солнце.

Джуди подняла свою банку из-под пива, вытряхнула из нее последние капли и отнесла остатки пикника обратно в отстойник. Одежда Алена по-прежнему свисала из люка. Он начал одеваться, пока Джуди, забравшись внутрь отстойника, искала свою и, найдя ее, тоже начала одеваться. Все это были ношеные вещи Донны, но Джуди было даже приятно, что у одежды есть своя маленькая земная история. Вся ее история находилась на расстоянии шестидесяти световых лет отсюда и, возможно, в данный момент тщательнейшим образом изучалась сотрудниками ФБР.

Она отыскала пару голубых джинсов и рубашку с длинными рукавами в вертикальную сиренево-зеленую полоску, затем из другого мешка вытащила белье, а походные туфли достала из-под запасного устройства гиперускорения.

Внутренность канализационного отстойника чем-то напоминала спальню подростков. Джуди, чтобы отыскать туфли, пришлось пробираться в прямом смысле слова сквозь несколько слоев самых разных вещей, и она не могла сделать ни одного движения, чтобы не удариться локтем или коленом о какую-нибудь банку или коробку. Если им с Аленом придется срочно убираться отсюда, они вынуждены будут улетать в полном хаосе и беспорядке на борту.

Будем надеяться, что такой необходимости не возникнет, подумала Джуди. Зорк пока производила впечатление вполне приличной планеты.

Она наткнулась на портативную рацию, ту самую, которую приобрели, когда еще рассчитывали найти сверхлегкие самолеты, и прихватила ее с собой. Джуди не намеревалась идти отдельно от Алена во время первой прогулки по незнакомой планете, какой бы дружелюбной она ей ни казалась, но рация может пригодиться на случай, если они случайно разойдутся.

Дневного запаса еды они пока не приготовили, поэтому Джуди положила пару банок пива, несколько яблок и кусок сыра в мешок, затем вылезла наружу, чтобы одеться. Через несколько минут они были уже готовы. Ален залез на отстойник и задраил люки.

— В какую же сторону мы пойдем? — спросил он, спрыгнув на землю.

— Пойдем вверх по склону, — ответила Джуди. — Возможно, сможем сверху осмотреть окрестности. И нам будет легче возвращаться назад.

— Вполне разумно.

Ален взял мешок с едой. Джуди вначале подумала о том, чтобы туда же положить и револьвер, но потом сообразила, что в случае опасности его будет трудно вытащить. Трент не дал им кобуры, поэтому ей ничего не оставалось, как засунуть его за пояс, предварительно убедившись, что курок не взведен. Ей было не очень удобно с револьвером, но его присутствие как-то успокаивало.

Поднимаясь в гору, Ален и Джуди держались за руки. Раньше Джуди никогда не отличалась особой чувствительностью, но теперь осознание того, насколько далеко они от дома, вызывало в ней необходимость физически ощущать присутствие рядом другого человеческого существа. И то, что в ней постоянно жило и время от времени давало себя знать желание его тела, также, видимо, имело отношение к этой потребности. Впрочем, какова бы ни была причина, само ощущение ей нравилось. Ален тоже был не против, хотя ему и приходилось несколько замедлять свой привычный шаг, так как Джуди никак не могла угнаться за ним.

Они остановились под одним из высоких деревьев, чтобы осмотреть его. Дерево было выше девяти метров со стволом толщиной у основания сантиметров в тридцать. Примерно в середине-ствол разделялся на три большие ветки, которые, в свою очередь, тоже разделялись на три ветки каждая, и так далее до тех пор, пока в конце не завершались маленькими, похожими на листья отростками. Кора была гладкой и упругой и немного напоминала костюм для подводного плавания серо-зеленого цвета, а ветви, казалось, были сделаны из мягкого пластика; в них практически отсутствовала твердость, обычно ассоциируемая с древесиной.

Джуди подпрыгнула и ухватилась за одну из веток. Она легко и покорно согнулась, стоило Джуди немного потянуть ее вниз, чтобы пристальнее рассмотреть мелкие побеги, но когда она ее отпустила, ветка не метнулась обратно на свое прежнее место, как это произошло бы с веткой любого земного дерева. Вместо этого она, медленно изгибаясь, поднималась вверх, подобно змее, вылезшей из корзины, до тех пор, пока ее побеги снова не оказались рядом с побегами на других ветвях.

— Гидростатическое давление? — спросила Джуди.

Ален согнул и отпустил еще одну ветку. Она тем же медленным и изящным движением ленивого пресмыкающегося вернулась на место.

— Возможно. Выяснить нетрудно.

Он сунул руку в один из брючных карманов и вытащил оттуда швейцарский складной нож.

— Минутку, — остановила его Джуди в тот момент, когда он уже открывал нож. — Давай пока не будем резать здесь ничего живого.

— Не будем?

— Не будем! По крайней мере до тех пор, пока не узнаем немного больше о здешней экологии.

— Но если мы действительно хотим что-то узнать о здешней экологии, мы не обойдемся без того, чтобы не порезать здесь что-нибудь живое, — возразил он.

— Можно пока просто наблюдать за ним, не вторгаясь в привычный ритм жизни здешних организмов, — продолжала настаивать Джуди. — Мы можем здесь многое увидеть и узнать без препарирования.

— Но это всего лишь дерево, — попытался урезонить ее Ален, но нож все-таки убрал.

Джуди сама удивлялась своему внезапному, неизвестно откуда взявшемуся нежеланию ранить дерево. Ведь Ален, в конце концов, абсолютно прав, это не более чем дерево. С наступлением темноты, если станет холодно, ей придется самой собирать сухие ветки этих деревьев, чтобы развести костер.

Но не от этого дерева. На нем не было сухих ветвей. Не было их и на других деревьях, росших вокруг. Деревья были разной величины, но все одинаково зелены от основания и до макушки. За всю дорогу им не попалось ни одного засохшего листочка, ни одной отвалившейся веточки.

Может быть, именно это обстоятельство и заставило Джуди воспротивиться намерению Алена. Деревья казались такими совершенными, что ей не хотелось нарушать это совершенство жестоким варварским вторжением.

Джуди задумалась о том, какое время года они застали на этой планете. Может быть, весну? Земные деревья весной тоже излучают какую-то сказочную свежесть и красоту до тех пор, пока гусеницы не начнут свою разрушительную работу. Она попыталась вспомнить, как полюса планеты расположены по отношению к своему солнцу, но не смогла припомнить точно, так как слишком мало времени провела на орбите, и мысли ее в то время были заняты совсем другим.

Но планета продолжала задавать новые загадки. На земле под деревьями не было ни сухих веток, ни ковра из опавших листьев. Только море мелкого папоротника, и он казался таким же бессмертным, как и деревья над ним: ни единого засохшего и отмершего растения.

В лесу стояла мертвая тишина, нарушаемая только шорохом молодых побегов на ветру. Даже звук шагов Джуди и Алена, казалось, совсем не нарушал ее. Но вскоре подъем сделался круче, и тяжелое дыхание путешественников впервые по-настоящему вторглось в молчание леса. Сила тяжести здесь, без сомнения, несколько выше, чем на Земле. Не намного, но достаточно для того, чтобы при подъеме в гору требовать заметных усилий. К тому же и температура, казавшаяся идеальной для пикника и занятий любовью, теперь воспринималась путешественниками как почти невыносимая жара.

— Фу-у! — выдохнула Джуди. — Я не предполагала, что исследовательская работа может быть такой изнурительной.

Ален тыльной стороной ладони стер пот со лба:

— Я бы все отдал сейчас за холодную горную речку, за возможность хотя бы немного помочить там ноги, но что-то подсказывает мне, что если мы хотим найти воду, то идем в неверном направлении.

— Возможно, с вершины холма мы сможем увидеть какие-нибудь источники или реку.

Джуди надеялась, что так и будет, но при этом подумала, насколько рискованно будет опускать ноги в реку, в которой может водиться все, что угодно. Она также прекрасно понимала, что любую воду, найденную здесь, необходимо предварительно кипятить, но плитку, кастрюли и сковороды они оставили в своем «Звездном Экспрессе». Джуди не рассчитывала, что их первая вылазка может обернуться настоящей экспедицией.

Конечно, они в любой момент могут повернуть назад, но ей до того, как отправиться в обратный путь, все же хотелось окинуть взглядом свой новый мир. Джуди обернулась, чтобы посмотреть, сколько они уже прошли, но путники взобрались еще недостаточно высоко, чтобы можно было разглядеть что-то новое. Кроме того, кроны деревьев располагались крайне неудобно и закрывали горизонт.

Джуди даже не смогла разглядеть их звездолет. Они ушли уже достаточно далеко от отстойника, и он скрылся за деревьями. От этого ей стало немного тревожно, и вслед за легкой тревогой по спине холодной змейкой пополз ужас.

— Ален! Мы же никак не отметили свой путь!

Он тоже обернулся:

— Верно. Но я уверен, что мы без труда найдем дорогу обратно, мы же поднимались прямо по холму, никуда не сворачивая, но с этого момента давай будем отмечать дорогу камнями.

Носком ботинка он выковырял из почвы пару довольно крупных камней и положил их поверх такого же третьего валуна.

Джуди критически взглянула на кучу камней:

— Они развалятся.

— Продержатся. Мы же не собираемся ходить целый день.

Когда он произнес это, Джуди впервые поняла, что они не имеют ни малейшего представления о том, что означает слово «день» на этой планете. Она взглянула на здешнее солнце, пытаясь вспомнить, где оно находилось в момент их прибытия сюда, но тогда она не обратила на него никакого внимания, а сейчас даже не могла четко определить, в каком направлении движется светило.

В любом случае оно пока достаточно высоко в небе. Пройдет еще несколько часов, прежде чем возникнет необходимость беспокоиться о ночлеге.

Астронавты продолжали подниматься вверх по склону, оставляя пирамидки из камней через каждые тридцать — тридцать пять метров. Деревья росли здесь не слишком густо, поэтому разглядеть эти маячки не представляло большого труда, но чем дальше уходили путешественники от звездолета, тем больше начинала нервничать Джуди. Если они заблудятся, короткий путь, отделяющий их от отстойника, покажется им бесконечно длинным.

Заросли, через которые они проходили, нельзя было назвать лесом в земном значении этого слова — уж слишком далеко друг от друга росли деревья. Кустарник тоже был довольно редкий. Что-то заставляло растения отстоять друг от друга на расстояние приблизительно равное их высоте. И вдруг до Джуди дошла причина: это как раз то самое расстояние, которое позволяет растениям не затенять друг друга. Более крупные деревья нуждались и в большем пространстве по сравнению с мелкими деревцами и кустарниками. А кустарники вообще группировались поодаль от деревьев.

Поначалу такое показалось Джуди весьма логичным, но чем больше она размышляла над этим, тем все более абсурдным представлялось ей подобное расположение растений. Например, потому, что невозможно ответить на вопрос: как это деревьям удается заранее узнавать, насколько высокими они со временем вырастут? Сейчас они расположены идеально, но через десять лет здесь неизбежно все зарастет, как в обычном земном лесу.

Впрочем, здесь не было и мертвых деревьев. Они с Аленом прошли по меньшей мере около километра, и по земной логике должны были бы уже натолкнуться хотя бы на парочку упавших стволов.

А птицы? Почему здесь нет ни малейшего признака птиц? Никаких гнезд в ветвях деревьев, никакого, даже отдаленного пения? С тех самых пор, как они приземлились на этой планете, Джуди не слышала ни единого звука, кроме шороха ветра в ветвях и тех звуков, которые издавали они с Аленом. Она не заметила и никакого другого движения вокруг, кроме покачивания веток на ветру. Все это напоминало прогулку по декорациям, изображающим лес в павильоне киностудии. Окружающее казалось нереальным без привычных и характерных для подобного ландшафта звуков.

— А может быть, на планете вообще нет животных? — предположила она.

Ален пожал плечами:

— Все возможно, я полагаю, но не могу представить, как без животных может функционировать экосистема.

Он остановился, чтобы построить очередную пирамидку из камней, и на этот раз, когда он извлек из почвы наполовину увязший в ней камень, Джуди наклонилась и стала рассматривать оставшуюся ямку. Никаких червей. Никаких насекомых. Вывернутая ботинком Алена, почва даже не пахла плесенью, как это бывает на Земле. Джуди, конечно, не ожидала, что в здешней почве обитают те же актиномицеты, что и на Земле, которые придают земному гумусу его специфический запах, но должны же существовать какие-то организмы, благодаря которым происходит распад любой органики.

Должны ли?

— Возможно, здесь нет никакой экосистемы, — предположила она. — Может быть, деревья получают необходимые им питательные вещества прямо из воздуха и из почвы. А так как здесь нет никого, кто бы их самих употреблял в пищу, им нет необходимости расти и размножаться с той же скоростью, что и на Земле.

— А мне представляется, что размножаются они довольно активно, — заметил Ален, взмахнув руками и указав на пару десятков деревьев вокруг.

— Но мы же не знаем, насколько часто это происходит. Этим деревьям может быть несколько тысяч лет.

Ален посмотрел на Джуди, потом на одно из деревьев, потом снова на Джуди и вновь на дерево.

— Неплохая теория. В достаточной мере безумная. Нужно просверлить одно из них, чтобы посчитать число годовых колец и узнать, насколько безумна твоя теория.

Джуди сделала еще несколько шагов вверх по склону.

— Если их годичный рост не слишком велик, то кольца будут микроскопической величины, если вообще будут.

— Ну что ж, в таком случае это будет превосходное доказательство справедливости твоей теории, — ответил Ален.

— Однако если я права, доказательство моей правоты потребует причинения вреда тому, что, возможно, старше динозавров.

Он тихо рассмеялся.

— Что такого смешного я сказала?

— Не думаю, что я когда-нибудь раньше встречал вооруженную револьвером деревопоклонницу.

Она взглянула на свой револьвер за поясом. Джуди никогда не считала себя деревопоклонницей, но револьвер действительно очень комично торчал у нее из-за пояса. Теперь он казался ей уже ненужной тяжестью, но она пока еще психологически не была готова сунуть его в мешок. Они ведь ничего еще не знают об этой планете. Здесь может вообще не быть никаких животных, а может за ближайшем поворотом скрываться стая голодных волков.

А что там, наверху? Голая скала? Джуди показалось, что впереди деревья начали редеть, но не могла понять почему, пока они не добрались почти до самой вершины. За последними деревьями находился выступ скалы, а затем трехсотметровый обрыв. Он не был абсолютно вертикальным, но настолько крутым, что спуститься по такому склону без веревки было практически невозможно.

Как оказалось, путешественники поднялись по одному из склонов одной из гор в большой горной гряде. Они не дошли до самой вершины, но взобрались довольно высоко. Как раз за обрывом располагалась еще одна гора, ее вершина находилась не дальше от них, чем долина внизу. Оттуда снизу доносился шум, чем-то напоминавший шум в ветвях деревьев и все-таки звучавший отчетливо по-другому. Внизу лес был значительно гуще. Сквозь густую листву трудно было разглядеть что-то еще, и тем не менее через некоторое время Джуди заметила блестящую серебристо-белую ленту.

— Вот и твоя река, — сказала она.

28

— Какой от нее прок, если она далеко внизу?

Ален подобрал камень и швырнул его с обрыва. Камень упал далеко от реки, где-то на склоне, и долго с грохотом катился по нему, подпрыгивая и сбивая по пути другие камни, пока уже два десятка таких камней не покатилось среди деревьев и с громким плеском не упало в реку.

— Может, нам удастся выйти к реке там, где она вытекает из ущелья.

Джуди указала в направлении подножий гор, где река расширялась, ее течение замедлялось, а берега становились более пологими.

— Только не сегодня, — ответил Ален. — Для одного дня я прошел более чем достаточно.

Джуди уселась на одну из больших каменных плит, из которых состоял выступ скалы.

— Я тоже. Но я страшно хочу пить, а у нас есть только пиво.

— Пиво прекрасно утоляет жажду.

Он открыл мешок, извлек оттуда жестянку с «Будвайзером», вскрыл крышку и протянул ей.

Джуди совсем не привыкла к мужской галантности, даже после целой недели в Вайоминге. Вся ее жизнь прошла в постоянной борьбе с мужчинами за первенство в одной из самых мужских сфер деятельности. И теперь она не знала, стоит ли поощрять обходительность и уступчивость, с которой она столкнулась в Алене, но легче всего было просто взять у него из рук эту банку пива, сделать глоток и снова передать ему, чем делать из этого проблему.

«Будвайзер», как и все другие пилзнеровские виды пива, казался ей слишком слабым, но в этот жаркий день даже «Будвайзер» имел восхитительный вкус. Проблема была в другом: Джуди показалось, что алкоголь ввели ей прямо в кровь, потому что пиво мгновенно ударило в голову. В другой ситуации это бы только развлекло и повеселило ее, но в данный момент Джуди не хотелось ничем затуманивать мозги и тем самым ослаблять реакции. Ей просто хотелось утолить жажду и немного охладиться. Вид реки глубоко внизу только усиливал ее жажду.

Джуди взглянула вверх по течению. Долина реки змейкой огибала следующую гору гряды, но по расположению других гор Джуди могла примерно представить, откуда течет река. Они с Аленом взобрались недостаточно высоко, чтобы видеть все вершины, но две или три из них, увенчанные снежными шапками, сразу бросались в глаза, и именно таяние снегов и пополняло реку. Это холодная река, сделала вывод Джуди. Купание, конечно, будет рискованным мероприятием, но Джуди казалась сама себе настолько грязной, что если не купаться, то по крайней мере слегка обдаться чистой водой готова была в любом источнике, какую бы опасность он ни представлял.

Однако придется ждать до утра. От звездолета их отделяла миля, а от реки до места приземления, судя по всему, целых три. У Джуди в данный момент не было ни сил, ни особого желания совершать подобный переход.

Они, конечно, могли поступить немного иначе: снова вернуться в космос и совершить еще одну попытку приземления. Но с той высоты, на которую они должны были совершить прыжок, и без управляемого парашюта астронавты не имели никакой гарантии приземления поблизости от реки. Скорее всего они приземлились бы еще дальше. По крайней мере сейчас, зная направление и примерное расстояние, раньше или позже, но они смогут дойти до реки пешком.

Еще один наглядный пример ограниченности возможностей сверхсовременных технологий. За одно мгновение они способны пересечь расстояние в шестьдесят световых лет, но без наземного транспорта нужно полдня потратить на то, чтобы добраться до воды.

Облако закрыло солнце. Одно из тех немногих облаков, которые они видели здесь за весь день. Ален посмотрел на небо и после паузы сказал:

— Как странно видеть небо без инверсионных следов.

Джуди тоже взглянула вверх. Небо было намного светлее, чем на Земле, возможно, из-за большей плотности атмосферы, но напоминающее цветок хлопка облако было совершенно неотличимо от земных кучевых облаков. Ален абсолютно прав: странно не видеть никаких следов воздушного транспорта. Столь же странно не видеть никаких следов цивилизации на самой планете. Ни дорог, ни городов, ни распаханных полей. Даже вышек компаний сотовой телефонной связи. Совсем ничего до самого горизонта.

Джуди внезапно пришло в голову, что она сейчас наконец-то увидела горизонт. С той точки, на которой она в данный момент находилась, горизонт должен был располагаться на расстоянии по меньшей мере километров ста, и при этом он был так же отчетливо виден, как будто до него было рукой подать. Когда она в последний раз видела нечто подобное?

— Я хотела найти совершенно девственную планету, — вздохнула Джуди. — Мне кажется, я получила то, о чем просила.

— Но?

Она взглянула на Алена, он все еще стоял на краю скалы с банкой пива в руках.

— Но что?

— Я услышал это «но» в твоей интонации. Ты получила то, о чем просила, но это оказалось не то, чего ты по-настоящему хотела, не так ли?

Джуди протянула руку за банкой пива, наверное, в большей степени для того, чтобы обдумать ответ на его вопрос, чем утолить жажду. Сделала два больших глотка, а потом вернула банку:

— Исследовать эту планету пешком тяжело, даже мучительно тяжело, и пока мы ничего по-настоящему экзотического не нашли. Конечно, хорошо и полезно гулять по лесу, но, вернувшись назад, мы не найдем ничего, кроме нашего старого доброго, но порядком поднадоевшего канализационного отстойника. Я не против того, чтобы провести ночь под открытым небом, но это будет необдуманным риском с нашей стороны до тех пор, пока мы не узнаем, какая на этой планете ночная жизнь. Поэтому…

Она пожала плечами.

— Поэтому ты предпочла бы номер в отеле с горячей ванной и мягкой и широкой кроватью?

То, как Ален произнес эту фразу, вызвало у Джуди сильнейшее раздражение.

— Нет. Я предпочла бы звездолет большего размера и какое-нибудь наземное средство передвижения, чтобы хоть как-то перемещаться по этой планете.

Ален выковырял еще один камень из земли, подтолкнул его носком ботинка, и тот с грохотом покатился вниз по склону.

— Это практически то же самое, — сказал он после паузы. — У нас есть то, что есть. Хотеть большего и болтать об этом — пустая трата времени.

— А мне кажется, как раз наоборот. Шататься по планете без необходимого оборудования — вот это как раз пустая трата времени.

Ален перевел взгляд с реки на Джуди:

— Послушай, мне очень жаль, но я не могу тебе предоставить моторизованный фургон и многое другое. Я сделал все, что в моих силах. Мы сюда добрались. С этим ты не можешь спорить. Разве это для тебя ничего не значит?

Она и раньше слышала в его голосе подобные слегка плаксивые интонации. В них слышался отголосок детского нытья, и его же эхо услышала она и сейчас.

— Да, черт побери, это многое значит, но далеко не все. Ты ведь гений, не так ли? Ты изобрел устройство гиперускорения. С этим никто не спорит, и изобретение действительно великое. Но вот мы находимся на расстоянии трех или четырех миль от воды, с каждой минутой нас будет мучить все большая и большая жажда, но мы ничего не сможем поделать, потому что у нас нет соответствующих средств передвижения. Никакой гений не способен нам помочь, даже твой.

Ален помахал пивной банкой:

— У нас, по моим подсчетам, есть еще шесть таких банок. Все будет в порядке.

Медленно, словно объясняя неразумному ребенку, Джуди произнесла:

— Если мы будем продолжать утолять жажду пивом, мистер гений, то жутко напьемся. Уже на данный момент мы принимаем далеко не идеальные решения, но по крайней мере до сих пор были трезвы. Если же наклюкаемся до чертиков, ты можешь себе представить, в какой опасности мы можем оказаться? И вообще я устала.

— Да брось ты! — воскликнул Ален. — Чтобы напиться до чертиков, как ты выражаешься, потребуется гораздо больше шести банок пива.

Джуди прислонилась к скале и взглянула ему прямо в глаза, положив руки на бедра:

— Брось ты, мой милый! Черт побери, Ален, мы не на пикнике находимся. Мы здесь совершенно одни! На расстоянии десятков световых лет от дома. Никто не придет на помощь, если с нами что-то случится. Никто не найдет даже наших тел. И потому я хочу и намерена сохранять предельную осторожность.

Он фыркнул:

— Интересная разновидность демагогии в устах человека, еще пару часов назад отбросившего любую осторожность вместе с одеждой, если уж на то пошло.

— Ах… хорошо, остынь, но именно это я и имею в виду. О чем, черт побери, мы думали в тот момент? Ведь мы бы оглянуться не успели, как нас сожрали бы.

— А я думал, что…

— О, успокойся. — Джуди почувствовала, что краснеет. Ну да, она потеряла самоконтроль, но зачем теперь, когда прошло уже несколько часов, опять поднимать эту тему?! — Пошли, нам нужно добраться до корабля до наступления темноты.

— Хорошая мысль. — Он протянул ей банку с пивом. — Хочешь допить?

Джуди все еще чувствовала жажду, но у нее уже кружилась голова. Возможно, из-за усталости, но, может, не только из-за нее.

— Допивай.

Ален осушил банку до дна, не оставив ни одной капли, затем вытянул руку с банкой перед собой, словно собираясь ее смять.

— Не мни… — крикнула Джуди, но было уже слишком поздно.

Ален быстрым движением сжал руку в кулак, и банка с треском лопнула.

— Черт, мы бы могли наливать в нее воду.

— О… — Он взглянул на раздавленную жестянку, и вся его гордость от умения раздавить пивную банку одним движением руки мгновенно испарилась. — Извини. Я… э… попробую расправить ее.

— Не трудись. У нас есть еще пять таких же.

Не дождавшись ответа, Джуди отправилась вниз по той же дороге, по которой они пришли сюда.


Дорога назад заняла значительно меньше времени. На обратном пути они почти не беседовали. Просто шли от одной пирамидки из камней к другой до тех пор, пока не увидели сквозь стволы деревьев знакомый желтый пластик отстойника. Джуди не знала, сердятся они друг на друга или нет, — оба просто молчали.

Молчала и планета. Джуди ждала, когда же у нее возникнет жуткое ощущение зловещего молчания, предшествующего появлению неизвестного чудовища, но это было молчание совсем другого сорта — тишина абсолютно пустого места. Если бы не странные очертания деревьев и необычное расстояние между ними, можно было решить, что они находятся в каком-нибудь отдаленном заповеднике.

Возможно, в этом отчасти и состояла проблема. За сегодняшний день путешественники увидели массу непонятных вещей, но у них не было возможности их исследовать, и вот теперь, когда такая возможность появилась, перед ними нет ничего действительно интересного, что могло бы пробудить научное любопытство.

Джуди понимала, что не совсем права, что даже этот участок планеты не лишен своих увлекательных загадок. И потом, нельзя же судить обо всей планете по одному крошечному ее уголку, но что они могут сказать наверняка даже о нем, проведя здесь всего каких-нибудь два часа? Короче, первое впечатление оказалось несколько скучноватым.

Возможно, завтрашний день принесет с собой что-то более неожиданное и удивительное.

Когда они подошли к своему звездолету, Джуди залезла внутрь и начала собирать разбросанные там вещи.

— Что ты делаешь? — спросил Ален, заметив, что она рассовывает их скафандры по углам.

— Готовлю место для ночлега, — ответила Джуди.

— А-а…

По его тону можно было понять, что он обнаружил в этом некоторый смысл. Ален тоже влез в отстойник и стал помогать Джуди раскладывать вещи. Они освободили ее спальник и каким-то чудом вполне удачно рассовали большую часть банок по закоулкам отстойника, но даже после этого места для того, чтобы спать, вытянувшись в полный рост, не было. Гиперускорители занимали всю среднюю часть звездолета.

— Итак, мы передвинем ускорители или будем спать сидя? — спросил Ален.

— Будем спать сидя, — ответила Джуди. — Мне нужен работающий корабль на случай, если придется срочно улетать.

— Хорошо. Сидя, значит, сидя.

Она подняла голову и увидела, что Ален улыбается. Выражение его лица было настолько заразительным, а ярко-золотистый свет вечернего солнца, освещавшего отстойник, настолько радостно-уютным, что ей пришлось отбросить то мрачное настроение, в котором она пребывала все время их возвращения с горы. Джуди улыбнулась ему в ответ, затем прислонилась к стенке отстойника и сказала:

— Это напоминает мне мои детские игры в звездолет. У меня была большая картонная коробка, в которую я залезала, или просто набрасывала простыню на два составленных вместе стула. И вот на этом-то звездолете я прилетала на другую планету. Внутри было все знакомо и привычно, но я убеждала себя, что за его стенами мир кишит инопланетными загадками, которые с нетерпением ждут своего исследователя.

Она поднесла спальник к самому носу и вдохнула знакомый запах нейлона и изоляции.

— Как по-земному пахнет и как трудно поверить, что мы не на Земле.

Ален приподнялся, чтобы лучше видеть ее, и сказал:

— Мне тоже все кажется немного сюрреалистичным. Я никогда об этом по-настоящему не задумывался. Первая ночь на далекой планете, долгие попытки отключить мысли и расслабиться, чтобы уснуть.

— Это действительно будет нелегко, — отозвалась Джуди. — День был удивительный.

Она встала на колени, перегнулась через ускоритель и поцеловала Алена.

— Все равно организм свое возьмет. Вот как раз по теме. Пойду-ка я поищу какие-нибудь кустики.

Он нахмурился:

— Что? Мы уже десятки кустиков тут нашли.

— Это эвфемизм, идиот.

Джуди взяла рулон туалетной бумаги с крючка между двумя люками и показала ему.

— А-а.

— Скоро вернусь.

Она вылезала из люка и спрыгнула на землю. Вокруг было множество всяких кустов — Ален не ошибся. Да и какая разница, Ален внутри, и кто еще на этой пустынной планете может ее увидеть? И все же Джуди отошла на десяток шагов от звездолета, прежде чем снять штаны и помочиться.

Солнце садилось за горы. Облака над головой все еще сохраняли свой белоснежный цвет, но скорее всего через час и они потемнеют. Джуди задумалась о том, как цвет заката зависит от плотности атмосферы.

Справа от себя она уловила легкое движение и, повернув голову, увидела бабочку, опустившуюся на ветку одного из деревьев в нескольких шагах от нее. Это была большая бабочка с ярко-голубыми крылышками, наверное, около семи сантиметров в размахе, и толстым желтоватым тельцем размером с большой палец. У нее было шесть или восемь ножек — Джуди не смогла рассмотреть более точно — и один большой выпуклый глазок спереди. Глазок переливался оттенками золотистого цвета в лучах вечернего солнца.

Насекомые! Значит, на ее планете все-таки есть живые существа! Джуди захотелось позвать Алена, но она побоялась спугнуть бабочку, поэтому закончила свою физиологическую процедуру, оросив инопланетный папоротник, и поднялась.

Бабочка несколько раз хлопнула своими крылышками и переместилась на ветку поближе. Джуди наблюдала за тем, как движутся ее крылья. Они были треугольной формы и к тельцу присоединялись только одним из своих уголков. С каждой стороны располагалось по три крылышка: два передних частично перекрывали друг друга, как крылья биплана, а третье находилось отдельно сзади.

Глазок бабочки продолжал излучать сияние, даже в тени под листом. А может, она испускает свет, как светлячок?

Затем бабочка сместилась немного в сторону, и Джуди увидела, что свечение исходит из небольшой выпуклости у окончания ее передних ножек, которые она зачем-то подносила к своему глазу. Встроенные посадочные фары, подумала Джуди с улыбкой. Правда, немного рано их включать, но, может быть, бабочка испытывает их перед наступлением темноты.

Свет пропал, и бабочка убрала передние ножки в мешочек под брюшком. Когда же они снова появились, на них уже не было никакой выпуклости. Значит, свет излучало какое-то другое существо, находящееся в симбиозе с этой бабочкой? А если бабочка носит своего светящегося детеныша в сумке, подобно кенгуру? И малыши светятся для того, чтобы их было легче найти?

Джуди восхитила конструкция этого мешочка: он открывался с передней стороны, но был снабжен специальным клапаном, предназначенным, по-видимому, для того, чтобы ветер равномерно обвевал мешочек во время полета. На нем можно было различить даже что-то вроде защелки, запиравшей клапан. Плюс к этому мелкие сухожилия, или связки, или что-то в этом роде, что прочно привязывало загадочное образование к телу бабочки. И… какие-то пряжки на связках?

Джуди наклонилась, чтобы получше рассмотреть.

Быстрым плавным движением бабочка засунула лапки в мешочек еще меньшего размера рядом с первым и извлекла оттуда иголку в дюйм длиной с утолщением у основания. Что это, отделяемое жало? У Джуди вдруг возникло сильное желание отшатнуться. Но связки… все-таки необходимо пристальнее рассмотреть эти связки.

Когда Джуди наклонилась еще ближе, бабочка продолжала оставаться на месте. Джуди остановилась на расстоянии полуметра от крошечного существа, но даже на таком расстоянии все было довольно хорошо видно. Связки представляли собой миниатюрные ремни для удержания груза: плоская лента с пряжками на концах, похожая на ту, которую они с Аленом использовали, чтобы привязать изоляцию из пеноматериала к основанию своего звездолета. Сам же мешочек был усеян множеством еще более мелких кармашков, из которых высовывались ручки самого разного инструментария.

— Проведи меня к своему предводителю, — прошептала Джуди.

И только после этого вспомнила, что до сих пор стоит со спущенными штанами.

29

— Это разумное существо, — сказала она Алену.

Когда Джуди позвала его, Ален выбежал из отстойника с пистолетом в руке. При его приближении бабочка улетела, но вскоре вернулась снова и стала порхать у них над головами, однако на таком расстоянии, что они не смогли разглядеть технического оснащения, которое она имела при себе.

— Не может быть, — ответил Ален.

Он опустил пистолет дулом к земле.

— При ней целый набор инструментов, и у нее есть нечто подобное… вот, посмотри!

Вновь вспыхнул крошечный источник света.

— Что это такое?

Ален пристально посмотрел на бабочку, порхавшую удивительно спокойно при всех тех сложных манипуляциях, которые она производила со светом.

— Мне кажется, это у нее видеокамера, — предположила Джуди.

— Да брось ты!

— А что же это такое, по-твоему?

Он поднял свою свободную руку ладонью вверх:

— Ну, иди же сюда, малыш. Дай мне посмотреть на тебя.

Она опустилась немного ниже, но осталась вне пределов его досягаемости. Ален опустил руку, и бабочка подлетела еще немного поближе.

— Вот видишь? — сказала Джуди. — Она держит что-то перед собой. То, что извлекла из крошечного мешочка на брюшке. А сбоку в этих длинных ножнах у нее находится жало.

— Гм-м… Да, примерно так и выглядит. Но оно ведь не обязательно должно быть искусственным. Нечто подобное может вполне быть и одним из обычных результатов эволюционного процесса.

Вслед за этим свет мигнул, на мгновение погас, еще раз мигнул, вновь погас, еще одна пауза, потом мигнул пять раз.

— Посмотри, она же считает, — воскликнула Джуди.

— Это вполне может быть разновидностью инстинктивного биологически обусловленного поведения, — ответил Ален, но при этом затаил дыхание, когда бабочка мигнула в седьмой раз, сделала паузу на мгновение и вновь начала мигать. Ален начал считать:

— …восемь, девять, десять, одиннадцать. Ха! Пропустила!

Свет погас, и бабочка начала порхать у них над головами, словно в ожидании чего-то.

— Девять не простое число, — тихо произнесла Джуди.

Ален взглянул на нее, потом снова на бабочку:

— Ты шутишь.

— Нет, — ответила Джуди. — Не шучу. Я думаю, что она высвечивает нам простые числа. Подними палец.

— Зачем?

— Просто подними, и все.

Ален послушался. Джуди же подняла обе руки рядом с его рукой, расположив веером все пальцы на руках.

— Теперь подними три пальца.

Он выполнил ее указание.

— Ну… э…

— Семь, — произнес Ален, засунув револьвер между колен и подняв два пальца одной руки и все пять на другой.

Несколько мгновений они держали пальцы таким образом, потом опустили и стали ждать реакции бабочки.

Снова мигнул ее фонарик. Джуди насчитала девятнадцать миганий, потом наступила пауза, потом последовало двадцать три мигания.

— Черт меня подери! — воскликнул Ален, осторожно засовывая револьвер за пояс. — Она пропустила двадцать один. Теперь я думаю, что ты была права, говоря, что перед нами разумное существо.

Джуди вздрогнула, подумав, нужно бы быть поосторожнее с этим словом!

— Ну и что теперь? — спросила она вслух.

— Не знаю. Как мы будем общаться с насекомым?

Они только что как раз этим и занимались, подумала Джуди, но если они не сумеют научить бабочку азбуке Морзе, единственным предметом их общения останется математика. Джуди еще некоторое время размышляла над проблемой, пока бабочка терпеливо порхала у них над головами, затем протянула руку так, как несколько минут назад сделал Ален, предоставив бабочке свою ладонь в качестве посадочной площадки. Другую руку она подняла над первой и помахала пальцами, имитируя порхание крыльев, а затем опустила их на открытую ладонь.

— Давай посмотрим, поймет ли она наше приглашение, — предложила она.

— Если даже она поймет, то может испугаться…

Но не успел Ален закончить фразу, как бабочка плавным движением опустилась на ладонь Джуди, а затем снова поднялась вверх. Джуди инстинктивно отдернула руку, но усилием воли заставила себя не сжимать кисть. От прикосновения бабочки у нее возникло ощущение щекотки. Но если бы маленькое существо увидело, что Джуди сжала руку, оно больше никогда бы не доверилось ей.

— Все в порядке, — тихо сказала Джуди. — Я постараюсь быть осторожной.

Она снова сымитировала приземление, и на этот раз бабочка опустилась туда, куда указала Джуди, — у основания большого пальца.

Она была почти невесома.

Джуди приблизила лицо к ладони так, что до бабочки оставалось примерно пять сантиметров. С такого расстояния она смогла рассмотреть крошечное тельце во всех подробностях, хотя вряд ли там было много этих самых подробностей. Крылышки однородного синего цвета от корня до краев. Тельце же окрашено в блестящий желтый цвет, очень похожий на цвет их отстойника. Выпуклая желтая головка с одним крупным выступающим глазком, не фасеточной структуры, как у большинства земных насекомых, а с гладкой и сплошной поверхностью. От тельца отходило восемь лапок, две из которых удерживали источник света: металлическую коробочку серебристого цвета с линзой спереди и индикатором над линзой. Бабочка снова поднесла коробку к своему глазку, и вновь загорелся свет.

— Она фотографирует, — прошептала Джуди.

Она не могла говорить громче, даже если бы и захотела. Ее вообще удивляло то, что в эту минуту ей повиновался голос. Ведь перед ней на раскрытой ладони стоял разумный инопланетянин.

Джуди сглотнула и произнесла:

— П-привет. Меня зовут Джуди. А как тебя зовут?

Если бы бабочка и ответила, Джуди все равно не смогла бы услышать ее голос, но она сложила все свои крылышки, устремив их прямо вверх, затем стала опускать их одно за другим, пока все шесть не коснулись руки Джуди.

— Как ты думаешь, что это может означать? — спросила Джуди.

Ален покачал головой:

— Ни малейшего представления.

Наступил момент, когда настоящий путешественник по галактике, располагающий необходимым в подобных ситуациях оборудованием, включил бы свой Универсальный Переводчик и немедленно приступил к обсуждению торговых взаимоотношений с инопланетянами. Или, если бы из этого ничего не вышло, они по крайней мере начали бы изучать язык друг друга, разъясняя такие понятия, как «любовь», «мужество», «чудо», «собственность», пока не настанет момент, когда они смогли бы беседовать, словно два старых школьных товарища. Джуди предположила, что последнее было бы возможно при условии наличия у них достаточного времени, а у инопланетян — аналога человеческого языка.

— Как насчет компьютера? — осведомилась Джуди. — Может быть, им можно воспользоваться, чтобы нарисовать картинки или что-нибудь в этом роде.

— Что?

— Нам необходимо найти способ общения с этим существом. Мне кажется, что он не пользуется речью, поэтому я подумала, что мы можем попробовать картинки.

— Неплохая мысль, но у меня нет программы для рисования, — сказал Ален.

Не захватили они с собой и бумагу с фломастерами.

Бабочка снова подняла и опустила крылышки, быстрым движением вверх и медленным — вниз. Джуди предположила, что это движение крыльев есть не что иное, как своеобразный язык. Но как наладить контакт?

У Джуди возникло внезапное желание сжать кулак. И не потому, что она собиралась причинить какой-то вред бабочке, просто ей надоело держать ладонь раскрытой. Настал самый важный момент в ее жизни и, возможно, в жизни всего человечества — она встретилась лицом к лицу с настоящим инопланетянином и, более того, держит его на своей ладони. Может быть, это — важнейшее открытие во всей истории человечества, даже более важное, чем то, которое совершил Ален. Но ведь и оно может остаться в этой истории не более чем жалким примечанием из-за невозможности найти способ общения.

— Мы пользуемся звуками, — сказала она крошечному существу. — Словами. Меня зовут Джуди. — Она указала свободной рукой на себя, потом на Алена. — А его Ален.

Не в состоянии придумать ничего лучше, она повторила несколько раз, показывая на себя и на Алена:

— Джуди, Ален, Джуди, Ален.

Бабочка еще раз хлопнула своими крылышками.

— А что, если попробовать радио? — предложил Ален.

— Радио?

— Это еще один способ коммуникации. Если у этого малыша есть видеокамера, значит, у него может быть и радио. Когда мы были на орбите, мы же слышали что-то, что приняли просто за атмосферные помехи. А может быть, хотя бы частично это были радиопередачи вот этих существ.

— Думаю, что можно попробовать, — сказала Джуди.

— Пойду включу его.

Ален сделал шаг назад, потом повернулся и медленно направился к звездолету. Джуди еще более медленным шагом последовала за ним в надежде, что если она не станет делать резких движений, бабочка не улетит. Казалось, она начинала все больше и больше волноваться, хлопая крылышками и ползая по руке Джуди, но не улетала.

Не успокоилась бабочка и тогда, когда Джуди остановилась у их желтого пластикового отстойника. Ее крылышки дрожали, а лапки танцевали, щекоча руку Джуди. Джуди задумалась, действительно ли это признак волнения, или она просто пытается приписать человеческие чувства существу, реакции которого принципиально отличаются от человеческих. Но у Джуди возникло недвусмысленное ощущение того, что бабочка устроила у нее на ладони победный танец. Проплясав так несколько секунд, бабочка успокоилась и направила свою видеокамеру на космический корабль, по-видимому, стараясь заснять его полностью. Затем она взлетела и облетела вокруг отстойника, после чего снова опустилась на руку Джуди.

Изнутри отстойника послышался голос Алена:

— Я устанавливаю самую высокую частоту. У этих созданий нет возможности завести себе длинные антенны, я полагаю. Привет, говорит Ален Мейснер. Вы меня слышите?

Он перешел на прием, но единственное, что услышал в ответ, были помехи.

— Хорошо, давай попробуем немного пониже. Привет, говорит Ален Мейснер. Вы меня слышите?

И снова только помехи.

— Еще ниже. Привет, говорит Ален Мейснер. Вы меня слышите?

Бабочка выпустила из лапок свою камеру.

Маленькая коробочка покатилась по ладони Джуди и выпала в промежуток между большим и указательным пальцем. Джуди резким движением свободной руки схватила ее, не дав упасть на землю, затем, зажав коробочку между кончиками пальцев, протянула ее бабочке, но та не обратила на нее никакого внимания. Она снова размахивала всеми своими крыльями, и все восемь лапок одновременно двигались, отчего тельце бабочки медленно вращалось подобно тарелке радара.

— Мне кажется, она услышала, — сказала Джуди.

— Услышала?

— Что-то ее напугало.

Джуди поднесла камеру поближе к глазам. Она была не больше самой маленькой батарейки для наручных часов. Самой крупной частью в камере была линза, примерно три миллиметра в длину и столько же в ширину. Если эту камеру увеличить до размеров человеческого тела, линза оказалась бы довольно мощной. Она соединялась с основной коробкой, в которой имелись крошечные отверстия по бокам, по всей видимости, для лапок оператора.

Вновь в приемнике внутри звездолета послышались помехи, затем снова заговорил Ален:

— Привет вам всем на этой планете. Один. Два-два. Три-три-три. Четыре-четыре-четыре-четыре. Пять-пять-пять-пять-пять.

Радиопомехи возобновились, периодически то усиливаясь, то угасая, но эти периоды были примерно одинаковой продолжительности и отделялись друг от друга длинными и короткими паузами и передавались группами по шесть, семь и восемь подряд. На этот раз это были не простые числа, а обычный ряд натуральных чисел.

— Да! — воскликнул Ален голосом победителя. — Это они!

— О, чудесно, — пробормотала Джуди. — Теперь мы занимаемся математикой по радио.

Вслед за этим в приемнике раздался треск, и голос, очень напоминающий плаксивый писк детской игрушки, произнес:

— О, чудесно. Теперь мы занимаемся математикой по радио.

— Черт подери, кто это? — заорал Ален.

— Это мои слова. Наш новый друг, видимо, услышал меня и передал мои слова тебе по радио.

Через секунду радио повторило и эту ее фразу.

— Ну что ж, — сказал Ален. — Хоть куда-то мы сдвинулись.

Джуди подумала, что простое повторение их слов ненамного лучше примитивного обмена числами, но по крайней мере это доказывало, что бабочка ее слышит и способна издавать звуки, сходные с человеческими. По радио, конечно, но все же это были звуки, и достаточно хорошо различимые.

Затем в приемнике снова раздалось потрескивание, и кукольный голосок произнес:

— Сккккк, раз, два, три, четыре, пять.

— Опять математика, — пробормотала Джуди, но Ален уже включил микрофон и произнес в него:

— Шесть, семь, восемь, девять, десять.

Наступила пауза, затем голос произнес:

— Три… один, один, сккккк три, семь, пять, пять.

— Что это? Они начали диктовать телефонные номера? — спросила Джуди.

— Нет, — ответил Ален. — Это число «пи». При том условии, что сккккк — это ноль.

— Да, верно, «пи» равно трем запятая один четыре один пять девять и так далее.

— Не при основании с числом восемь. А основание восемь — это как раз то, что можно ожидать от существа с восемью ногами.

Джуди подтянулась и заглянула внутрь отстойника на Алена.

— Тебе известно число «пи» с основанием в восемь?

— Нет, я его просто вычислил.

— Каким образом?

— В уме.

В приемнике раздался треск и скрипучий голосок произнес:

— Да! Это они! Три запятая один четыре один пять девять два шесть пять.

— Ну и ну! — воскликнул Ален. — Он тебя услышал и довел до десяти разрядов. А это означает, что он понял, что мы пользуемся десятичной системой счисления. Нас ожидает нечто крайне интересное.

Может быть, это и представляло какой-то интерес для Алена, но Джуди обмен цифрами начинал наскучивать. Что должно за этим последовать? Беседа на языке синусов, косинусов и тангенсов? Сейчас наверняка начнется урок тригонометрии, подумала Джуди, если она не сумеет этому помешать.

Она поднесла крошечную камеру к бабочке, и на этот раз та взяла ее у нее своими двумя передними лапками.

— Как вы это называете? — спросила она. — Мы зовем это видеокамерой.

— Мы зовем это видеокамерой, — отозвался голосок в приемнике.

Джуди наклонилась, подобрала камень и сказала:

— Это камень. Камень. Камень.

— Камень, — эхом отозвался голос в приемнике.

Джуди подошла к ближайшему дереву и взялась за ствол.

— Дерево, — сказала она.

С этого расстояния было трудно расслышать звук приемника, но скрипучее эхо, провозгласившее: «Дерево» — она все-таки расслышала.

— Ну, вот мы и разговариваем, — сказала Джуди.

30

Солнце зашло слишком быстро. Джуди, Ален и бабочка едва успели дойти до фраз типа «Я лечу к дереву», как облака над горой заалели и тени начали сгущаться. Джуди могла бы продолжать свои лингвистические исследования всю ночь, но, как только начало темнеть, бабочка, которую они назвали «Типпет» — это имя на человеческом языке в наибольшей степени соответствовало реальному имени крошечного существа, — поднялась в воздух, сказав:

— Тппппт уходить сккккк темно.

— Ты можешь остаться с нами, — предложила Джуди, понимая, что в этой фразе слишком много незнакомых слов для Типпета и что вряд ли он его поймет.

Поэтому она повторила свое предложение в несколько иной форме:

— Типпет оставаться здесь темно, — и при этом постучала по стенке отстойника.

Бабочка помедлила, явно обдумывая ее предложение, затем сказала:

— Нет. Тппппт идти. Возвращаться солнце восток небо светлое.

У Джуди уже начинал появляться определенный навык в составлении фраз с ограниченным, но быстро расширяющимся набором слов.

— Да, — сказала она. — Мы будем здесь на восходе солнца. Солнце восток небо светлое это восход. Восход. Понять?

— Восход. Понять. Тппппт возвращаться восход.

Бабочка повернулась и полетела над деревьями по направлению к югу. Туда, где они видели реку. Возможно, завтра они смогут убить сразу двух зайцев: добыть воду и узнать, где живут обитатели этой планеты.

Когда стало понятно, что Типпет хорошо слышит их и без радио, Ален оставил приемник включенным, поставив его на самую большую громкость, и вылез из звездолета, желая принять участие в беседе. Теперь же, после отлета Типпета, он прислонился к стенке отстойника и сказал:

— Он явно не боится летучих мышей и птиц, в противном случае не летал бы так высоко. Интересно, не являются ли наши бабочки вершиной пищевой цепи на этой планете?

— Можешь добавить свой вопрос к уже почти бесконечному списку, — сказала Джуди.

Сама она такой список уже начала составлять в уме, пытаясь запомнить все вопросы, которые ей прежде всего хотелось бы задать своему новому знакомому, когда они научатся общаться более полноценно. И это уже был если не бесконечный, то по крайней мере очень длинный список. Впрочем, при той скорости, на которой проходило обучение, он, вероятно, очень скоро начнет сокращаться.

Они отказались от попыток научиться языку Типпета, и прежде всего потому, что он гораздо быстрее овладевал английским. Ему достаточно было один раз произнести название вещи, чтобы он его запомнил, а простейшие глаголы; такие как «ходить» и «бегать», заучил после двух демонстраций соответствующего действия. У Типпета не возникало и никаких трудностей с произнесением слов. У него было настолько хорошее произношение, что у Джуди появилось подозрение, что он каким-то образом вводит эти слова в память, а затем при необходимости воспроизводит их, что предполагало наличие компьютерной технологии и цифровых методов поиска, ни в чем не уступавших человеческим, а скорее всего даже их превосходивших.

— Разумные бабочки! — воскликнула Джуди. — Кто бы мог подумать!

Ален скрестил руки на груди.

— У насекомых существуют превосходно развитые общественные структуры. И потому нет ничего удивительного в том, что у них в результате эволюции мог возникнуть и высокоразвитый мозг.

— Больше всего меня удивляет размер. — Джуди несколько раз сжала и снова разжала затекшую от долгого пребывания в одном положении кисть. Она использовала ее в качестве посадочной площадки для Типпета в течение почти целого часа с небольшими промежутками, когда Типпет подлетал к какой-нибудь вещи, чтобы произнести ее название. — И все эти крошечные приборчики, которые он нес с собой. Это какая-то невероятная миниатюризация.

Ален рассмеялся.

— Не думаю, чтобы Типпет сам так думал. Если бы ты была такого же размера, то делала бы точно такие же вещи.

— Наверное.

Она взглянула в сторону леса, который постепенно приобретал совершенно иной облик по мере того, как сумерки сгущались, ночь приближалась, и под деревьями появлялись причудливо длинные тени. Кто еще может обитать в этом лесу? Типпет был единственным живым существом, которое они увидели здесь за целый день, но кто знает, что может появиться здесь ночью? Типпет путешествовал вооруженным, если маленькое жало, которое она видела, действительно было разновидностью оружия. Это предполагало существование некой опасности, по крайней мере для него.

С другой стороны, они с Аленом тоже сегодня путешествовали при оружии, но только потому, что не знали, чего можно ожидать от этой незнакомой планеты. А Типпет, как можно было предположить, знал.

— О! — воскликнула Джуди.

— Что случилось?

— Я сейчас кое-что поняла. Типпет прилетел к нам с какой-то целью, увидев, что мы приземлились. Вот почему при нем была видеокамера, рация, жало и все остальное. Меня удивляло, что он оказался так хорошо подготовлен к ситуации первого контакта с представителями иной цивилизации. Но если исходить из того, что он ожидал этой встречи, в этом нет ничего удивительного.

— Гм-м… — пробормотал Ален. — Я над этим не задумывался, но, наверное, ты права. Кажется, он действительно был очень хорошо подготовлен к встрече с нами.

— Интересно, сообщил ли он кому-нибудь о нас или хранит свое открытие в тайне?

Ален влез в отстойник и протянул руку, чтобы помочь взобраться Джуди.

— Ничего не могу сказать по его поводу, но мы свои сообщения посылали с мощностью в две сотни ватт. Можно предположить, что приемником располагает только он, так как в противном случае у нас появилась бы аудитория в радиусе нескольких километров.

У Джуди мурашки побежали по телу при мысли о том, что инопланетяне уже знают об их прибытии. Даже такие крошечные, как Типпет. Если группка его соплеменников решит напасть на непрошеных гостей даже с вилами в лапках, не говоря уже обо всем остальном, ситуация очень круто осложнится. Ничто не говорило о том, что у Типпета могут появиться подобные мысли, но ведь и люди не все мыслят одинаково. Почему же не предположить подобного разнообразия мнений и у бабочек?

— Ален, давай подготовимся к экстренному прыжку сегодня ночью.

Ален застыл:

— Ты ожидаешь каких-то осложнений?

— Нет. Просто легкая мания преследования.

— Ну что ж, быть готовым к непредвиденным ситуациям никогда не повредит.

Они залезли внутрь отстойника и приготовились ко сну. Джуди положила револьвер на металлическую пятигаллонную емкость, в которой находилось запасное устройство гиперускорения, чтобы в случае необходимости либо она, либо Ален могли схватить его, Ален же установил компьютер в режим посадки с тем, чтобы достаточно было нажать только клавишу «Escape» — и они оказались бы в космосе на расстоянии 100 000 километров от поверхности планеты.

Пришлось зажечь фонари, так как уже почти совсем стемнело, но как только путешественники залезли в свои спальники, расположились поуютнее и застегнули замки, Джуди выключила свет. Плазменных батарей хватит на несколько месяцев, но Джуди не хотела, чтобы их отстойник светился ночью, подобно маяку. Это были яркие галогенные фонари. Даже при том, что на них были надеты матовые мешки для рассеивания света, внутри отстойника от них становилось светло, как днем.

Джуди хотелось закрыть люки, но тогда придется расходовать запас кислорода. А они не могли себе этого позволить. Остаток кислорода предназначен для возвращения на Землю. Но даже закрой они люки, это вряд ли послужит хорошей защитой, так как люки открывались вовнутрь. Просто нужно было все это время быть начеку.

— Я первая посторожу, — предложила Джуди.

Ее голос звучал гулко, отражаясь от стенок отстойника. Наверное, это был единственный различимый звук на всей планете.

— Ну конечно! — воскликнул Ален. — Очень любезно с твоей стороны, принимая во внимание, что мы оба достаточно вымотались за сегодняшний день!

— Хорошо. Тогда давай тянуть жребий.

— А почему бы нам просто не подождать, кто первый отрубится. Тогда второй будет часовым.

Джуди презрительно фыркнула:

— Это самая идиотская мысль, которую я когда-либо слышала за всю свою жизнь. А что, если мы оба отрубимся одновременно?

— Тогда мы оба немного поспим. Ничего страшного не произойдет.

— Прекрасная фраза, почти афоризм.

Ален поначалу ничего не ответил, а после паузы сказал:

— Сейчас наступает момент, когда в спальню заглядывала моя мама и говорила: «А теперь, ребятки, раздевайтесь-ка и мигом в кровать».

Джуди захихикала:

— Ну что, придется нам устроить что-то вроде ночного девичника?

— Возможно. У меня появилось ощущение, как будто я снова стал маленьким мальчиком.

— У меня тоже.

Джуди почувствовала что-то твердое под собой и немного подвинулась, затем подтянула молнию спальника до самой шеи и вдохнула его знакомый аромат. Запах перенес ее в детство, в те времена, когда они с отцом отправлялись в длительные путешествия на автомобиле. Они ставили палатку, и ей всегда хотелось провести в ней целую ночь, но всякий раз либо дождь, либо ветер, либо какие-то ночные шорохи не давали ей спать и в конце концов заставляли Джуди заползти на заднее сиденье автомобиля и уснуть там, свернувшись калачиком.

— Знаешь, — сказала она, — мне не было так хорошо с тех самых пор, как… черт, теперь я думаю, что мне никогда не было так хорошо. Мы нашли инопланетян!

Ален вздохнул:

— Это был очень сложный день. Еще утром мы убегали от легавых, а на закате уже беседовали с разумной бабочкой, обитательницей иной планеты.

В памяти Джуди еще жив был резкий визг тормозов полицейских автомобилей, останавливающихся перед домом Трента и Донны.

— Интересно, как дела у Трента с Донной? — спросила Джуди.

— Держу пари, что у них все в порядке. В городке такой величины все друг друга со школьных лет знают; уверен, что они с этими полицейскими когда-то за одной партой сидели. У них наверняка возникло больше проблем с той трубой, которую мы повредили во время взлета.

— Надеюсь, что это не был газопровод.

Джуди представила себе громадный огненный шар, в который превратился дом их друзей из-за взрыва газа, и ее радостная эйфория сменилась мрачным чувством вины. А что, если они к тому же еще и ранены? Все это время она была настолько погружена в свои собственные проблемы и приключения, что совсем забыла о том жутком беспорядке, который они после себя оставили у Трента и Донны. Теперь же, когда появилось время обо всем этом задуматься, Джуди вдруг поняла, что они с Аленом несут хаос и разрушение как на уровне отдельных человеческих жизней, так и на глобальном, всечеловеческом уровне. Но при этом понимание того, что они могли причинить серьезный ущерб Тренту с Донной, вызывало у Джуди самое острое чувство вины, и вина казалась ей гораздо более значимой, чем все те серьезные неприятности, которые из-за них сейчас, возможно, переживает человечество.

А Дейл? Если ФБР добралось до него, он уже скорее всего за решеткой. Возможно, его не сумеют уличить в ограблениях банков, но в отмывании денег — наверняка. А не сумев найти никаких других улик против него, пришьют торговлю наркотиками.

Черт! Почему все на этом свете должно складываться так глупо? Ведь Трент и Донна ничего дурного не сделали, ничего страшного не сделал и Дейл, по крайней мере по отношению к Джуди и Алену. Но из-за своей щедрости и доброты все трое оказались в серьезной переделке.

Джуди задумалась и о том, что сейчас вообще происходит на Земле. Занялось ли ФБР ее семьей и семьей Алена? За все то время, которое она провела в Вайоминге, Джуди ни разу не позвонила отцу из опасений, что звонок могут засечь. Она собиралась позвонить ему накануне вылета, но вылет оказался экстренным, и ни на какие звонки времени не было.

Черт с ними, с ФБР и с их паранойей. Все могло бы хорошо и спокойно развиваться, если бы правительство не реагировало так истерично. Но нет, Джуди понимала, что истерия была неизбежна и теперь там, на Земле, она, наверное, сделалась даже еще больше. Джуди предположила, что примерно то же самое происходит сейчас и в других государствах. Вместо того чтобы строить корабли для межгалактических путешествий с помощью гиперускорителя, они, вероятнее всего, спешно проектируют бомбардировщики, оборудованные этим устройством. А что, если на этот момент уже ничего не осталось ни от Нью-Йорка, ни от Лондона, ни от Парижа? Все это ужасно, но Джуди неожиданно для себя узрела в этом и некое справедливое возмездие, ощутив даже некоторое удовлетворение от такой мысли.

— Ты не спишь еще? — тихо спросил Ален.

— Нет, не сплю, — со вздохом ответила Джуди. — Я сижу здесь и бьюсь над всеми теми проблемами, которые мы принесли в мир.

— Гм-м… — Он откашлялся. — Но ведь всего минуту назад ты говорила, что тебе хорошо?

— Да, говорила, но тут вспомнила, как много неприятностей мы причинили самым разным людям.

— О, нет добра без худа.

Он произнес это как шутку, но его веселость еще больше разбередила рану на совести Джуди.

— Я просто размышляю, Ален, вот и все.

— Ну ладно, ладно, размышляй.

Джуди не понадобилось света, чтобы увидеть, каким жестом он сопроводил свои слова — жестом презрительной насмешки.

Подобное поведение со стороны других людей всегда вызывало в Джуди сильнейшее раздражение, но она не хотела начинать ссору с Аленом. По крайней мере не сейчас. Она просто прислонилась спиной к стенке отстойника, положив голову в углубление между выступами рифления.

Должно быть, Джуди уснула или только немного задремала, как вдруг какой-то шум снаружи в одно мгновение разбудил ее. Это был звук, напоминающий чавканье, такой, какой бывает, когда кто-нибудь вытаскивает ногу из густой грязи. И звук этот был настолько реальным и раздался так близко, что Джуди почти ждала, что кто-то там снаружи сейчас крикнет: «А, черт!», увидев, что в грязи остался ботинок.

Затем звук раздался снова.

— Ты слышал? — спросила она шепотом.

Но с той стороны, где лежал Ален, долетало только безмятежное дыхание спящего.

Она просунула ногу под запасным гиперускорителем и толкнула Алена в бок:

— Ален! Просыпайся!

— М-м-м-м?!

Чавкающий звук приближался.

— Что-то есть там, снаружи, и оно очень большое.

— Что? Где?

— Снаружи!

Джуди стала нащупывать револьвер, но не смогла найти его на той емкости, на которую положила его перед сном. Она начала лихорадочно искать его среди банок с едой, под скафандрами на полу, но и там его не было.

— Где револьвер? Ты его брал?

— Нет, я…

Что-то стало снаружи царапать обшивку отстойника, и они оба в ужасе закричали:

— Э-э!

Ален обо что-то ударился.

— О! Может, нам стоит начинать прыжок? Как ты думаешь?

— Пока не надо.

Если они совершат прыжок с открытыми люками, то в одну секунду потеряют весь воздух. Джуди протянула руку, нащупала люк со стороны Алена и захлопнула его, но вместо того чтобы закрыть и свой, она схватила один из галогенных фонарей, установленный в промежутке между ними, сорвала его с подвесной петли, встала во весь рост, зажгла свет и направила его во мрак.

На фонаре все еще был пластиковый мешок. Фонарь ярко осветил пространство у нее перед носом, но не дальше. Тогда Джуди сняла мешок и снова направила свет наружу в надежде, что тот, кто там находится, будет мгновенно ослеплен ярким снопом света.

Когда ее зрение немного адаптировалось, Джуди, к своему удивлению, обнаружила, что вокруг никого нет. Она обвела фонарем вокруг, но он высветил только все те же деревья и кусты. Никаких глаз, мерцающих в темноте, никаких темных теней, ускользающих под покров леса. Те же деревья, напоминающие громадные папоротники, которые они видели и днем. Только одна из эластичных веток ближайшего дерева наклонилась к отстойнику, и скорее всего именно она и издавала царапающий звук. Джуди не видела ничего, что могло бы послужить источником чавкающего звука. Вокруг все было тихо и недвижимо. Не слышно было и никаких звуков, кроме неистового биения ее собственного сердца.

— Что там такое? — спросил Ален. — Ты что-нибудь видишь?

— Ничего. Только лес.

Она еще раз осветила своим фонарем местность вокруг, стараясь обнаружить затаившегося в зарослях монстра, готового в любое мгновение броситься на них из засады, но единственное, что двигалось, была ее собственная тень.

Спальный мешок съехал до самых колен. Джуди раздраженно сбросила его, инстинктивно освободив ноги на случай, если вдруг придется убегать, умом прекрасно понимая, что к бегству в данном случае ее ноги никакого отношения иметь не будут.

Свет был слишком ярок, настолько ярок, что Джуди жмурилась от него даже тогда, когда глаза вроде бы к нему привыкли. Она подняла фонарь и направила расширяющийся конус света в небо, но там тоже ничего не было, поэтому она вновь опустила фонарь и снова направила свет на дерево.

— Тот, кто был здесь, ушел.

— Ты в этом уверена?

— Нет, не уверена.

Кто бы ни устроил весь этот шум, теперь он спрятался и не желал выглядывать из своего укрытия. Но с другой стороны, если он сумел так бесшумно исчезнуть, то сможет столь же бесшумно вернуться вновь.

Джуди навела свет на ветку, царапавшую стенку отстойника, эластичную ветку, возможно, по своему внутреннему устройству напоминающую насос, подобную той, которая так плавно, так долго и змееподобно возвращалась на свое место после того, как Джуди согнула ее. Эта ветка протянулась к ней от самого ствола, ее конец, опушенный зеленью, располагался на расстоянии менее полуметра от отстойника.

И тут Джуди вспомнила, что при посадке рядом с их звездолетом на таком близком расстоянии не было никаких деревьев. Самое близкое к ним дерево находилось не менее чем в десяти метрах.

Как это там было у Шерлока Холмса? «Когда вы исключили невозможное, то, что у вас осталось, каким бы невероятным оно вам ни представлялось, и есть истина». Что-то в этом роде.

И если это и есть истина, она значит только одно: к ним крадутся деревья.

31

— Я думаю, это деревья, — сказала Джуди.

— Деревья?.

Она бросила взгляд внутрь отстойника. Света сверху хватало и на то, чтобы осветить лицо Алена бледно-зелеными бликами. Он уже наполовину вылез из своего спального мешка, положил руки на компьютер, экран которого горел голубоватым светом, создавая зловещее дополнение к зеленоватому свечению, шедшему сверху.

— Здесь больше ничего нет. И я могу поклясться, что одно из деревьев сейчас ближе к нам, чем раньше.

Джуди снова огляделась, но с тех пор, как она включила свет, вокруг ничего не менялось. По крайней мере она никаких изменений не заметила. Сложно представить, что нечто подобное дереву способно двигаться. Миллионы лет эволюции вдолбили в человеческий мозг представление о растениях как о неподвижной части ландшафта. И невозможно было представить себе ничего более абсурдного, нежели мысль о том, что растения способны передвигаться.

Но этот чавкающий звук… Джуди направила конус света на корни и тут же увидела то место, где они вырвались из почвы. Теперь они лежали прямо на поверхности земли, при этом медленно, едва заметно закапываясь обратно внутрь, подобно дождевым червям в свежевскопанном саду. А за деревом, на расстоянии примерно десяти метров, в том самом месте, где, как помнила Джуди, и стояло дерево, теперь образовалась прогалина с конусом осыпающейся почвы под ковром из мелких папоротников там, где из нее вырвались корни.

— Господи! — воскликнула Джуди. — Ален, взгляни на это!

Ален высунулся из своего люка со вторым фонарем в руках. Он встал в полный рост и направил его в темноту.

— Вон там, — сказала Джуди, направляя свет своего фонаря на корни и на вздыбленную почву за ними.

Они наблюдали за тем, как дерево снова врастает в землю. Джуди не сводила глаз с ветвей и в любое мгновение была готова нырнуть внутрь отстойника, если бы заметила, что ветка устремляется в ее сторону. Но ветви не двигались.

Ален водил своим фонарем из стороны в сторону.

— Только это дерево? — спросил он.

— Не знаю. Только о нем я с полной уверенностью могу сказать, что оно переместилось, но мне теперь кажется, что они все как-то приблизились.

— Возможно, это из-за освещения.

Джуди не стала возражать. Тени за деревьями создавали впечатление, что все они наклонились вперед. И Джуди теперь не могла точно припомнить, каково было их первоначальное расположение. Все это как в случае с перестановкой мебели в квартире. Когда она закончена, трудно припомнить точно, как все располагалось раньше.

Но по поводу дерева, стоявшего теперь в непосредственной близости от их звездолета, не могло быть никаких сомнений. Если бы оно располагалось на том же самом месте в момент их приземления, их парашют запутался бы в его ветвях. Кроме того, они же собственными глазами видели, как двигались его корни.

Теперь дерево было полностью неподвижно. Ветка, которой оно касалось стенки отстойника, находилась там же, на расстоянии всего нескольких сантиметров от «Звездного Экспресса». Она тянулась к ним, подобно ручке ребенка, пытающегося палкой разворошить муравейник. Крошечные побеги на кончике ветки едва заметно трепетали на ночном ветру. И тут до Джуди дошло, что ветра-то никакого нет и это трепетание вызвано совсем не им.

— Привет, — сказала Джуди, но ее голос прозвучал неуверенно и глухо.

Она протянула руку к кончику ветки и осторожно коснулась зеленых побегов. Они были мягкие, бархатистые, как пушок на крыльях бабочки. Едва заметная дрожь пробежала по всему дереву, и ветка медленно поднялась вверх и слилась с кроной.

С таким поведением Джуди раньше никогда не сталкивалась.

— И что теперь? — спросила она.

— Не знаю, — ответил Ален, снова посветив фонарем по обе стороны от звездолета.

Затем он обернулся и осветил пространство сзади, но ни одно из деревьев не шевелилось с тех пор, как они зажгли свет.

Корни ближайшего к ним дерева тоже перестали двигаться. Они полностью не погрузились в землю, но большая их часть уже достаточно глубоко ушла в почву. Конечно, это совсем не успокаивало, так как всего несколько минут назад Джуди могла бы поклясться, что это дерево никогда не сдвигалось с места.

— Я не думаю, что на нас напали, — сказал Ален. — А ты как думаешь?

— Я тоже так не думаю. Это больше похоже на…

— На что?

Джуди с трудом подыскивала слова. Ведь они говорят о дереве! Но ведь она же собственными глазами видела, как оно движется и что оно способно снова врастать в землю. И эта протянутая к ней ветка…

— Я… я думаю, что это просто любопытство.

Ален вздохнул и медленно кивнул:

— У меня бы оно тоже проснулось, если бы что-то упало с неба мне под ноги. Но они могли бы рассмотреть нас и днем. Почему они дожидались ночи?

— Не знаю.

Они продолжали внимательно рассматривать дерево, не проявит ли оно каких-нибудь еще признаков жизни, но теперь дерево пребывало в абсолютной неподвижности. После пятиминутного стояния в открытом люке с фонарем в руках Джуди начала мерзнуть.

— Думаю, оно больше не будет двигаться, — сказала Джуди.

— Ты хочешь лечь спать? — недоуменно спросил Ален.

— Нет, но не буду же я стоять здесь целую ночь в ожидании того, не станет ли это дерево вновь передвигаться. Давай что-нибудь еще придумаем.

— Что ты предлагаешь?

— Ну, оно дождалось, пока мы ляжем спать, прежде чем начало двигаться. Давай попробуем погасить свет и снова опуститься внутрь отстойника Может быть, оно решит, что мы снова уснули, и подойдет еще ближе.

Несколько мгновений Ален обдумывал ее предложение:

— А нам вообще-то нужно, чтобы оно подходило ближе?

— Нам надо заставить его как-то проявить себя.

Ален бросил взгляд на дерево, затем снова на Джуди:

— То, что ты предлагаешь, — откровенное безумие, ты это понимаешь?

— А у тебя есть предложение получше?

Вместо ответа Ален просто выключил свой фонарь и присел так, что его голова оказалась на уровне люка. Джуди сделала то же самое, но опустилась еще ниже до самого пола и стала рыться там в поисках револьвера. Наконец она нашла его — как оказалось, револьвер упал с запасного гиперускорителя в шлем ее скафандра. Затем Джуди натянула спальный мешок до самых плеч и снова высунулась из отстойника.

Какое-то время они ждали. Пять минут превратились для них в целую вечность. И Джуди уже почти готова была, плюнув на все происшедшее, снова лечь спать, как внезапно со стороны дерева раздался звук, напоминающий скрип открываемой двери. Джуди приподнялась немного и полностью высунула голову из люка, но даже после того, как ее глаза немного привыкли к темноте, она не смогла ничего разглядеть, кроме тусклых теней.

Скрип послышался снова. И на этот раз Джуди знала наверняка, что он доносится с земли. Звук становился все громче, пока не превратился в настоящий грохот, который она не только слышала, но теперь уже и чувствовала, за ним последовал знакомый им чавкающий звук и хлопок. Через мгновение повторилась вся последовательность звуков. Затем в третий и в четвертый раз.

Джуди положила палец на курок, приготовившись стрелять в том случае, если дерево сумеет достать ее сквозь открытый люк отстойника. Она не имела ни малейшего представления о том, в какую часть дерева следует стрелять, но, сидя внутри отстойника, Джуди все равно не смогла бы и по-настоящему прицелиться.

К счастью, ей не пришлось прибегать к этому крайнему средству. Хлюпающие звуки усилились, но серая тень, вместо того чтобы приблизиться к звездолету, начала отступать, оставляя за собой следы в виде отметин в почве. Земля содрогалась от тяжелых толчков, подобных шагам великана. Джуди немного больше высунулась из отстойника. Она не смотрела прямо на дерево, но прекрасно различала движение в темноте. Дерево отступало. Убегало.

Раздался громкий звук удара и звук ломающихся веток. Джуди успела включить свой фонарь как раз вовремя, чтобы увидеть, как отступающее дерево со всего размаха врезалось в одно из тех деревьев, которые оставались неподвижными. Оно зашаталось, чуть было вообще не опрокинулось на землю, но сумело сохранить равновесие, вытащив наружу один из корней. Дерево рванулось вбок, корни его при этом вздымались, словно разбуженный клубок змей, а ветви неистово раскачивались, пытаясь сохранить равновесие, после чего дерево сделало еще пару шагов, прежде чем окончательно остановиться.

— Выключи фонарь! — прошипел Ален.

— Почему? — спросила Джуди, но свет погасила.

— Потому что я не хочу, чтобы оно вернулось назад и растоптало нас, вот почему.

— Не думаю, что оно станет это делать, — возразила Джуди. — Оно нас боится.

— Да, верно, боится. Поэтому и останавливается всякий раз, когда мы направляем на него свет.

Он попытался пояснить свою мысль, хоть и без особой уверенности в ее правильности:

— Возможно, свет ослепляет его и оно не хочет двигаться тогда, когда ничего не видит.

— А может быть, наоборот, свет привлекает его. Ведь растения фототропичны[16].

— Земные растения.

Тем не менее Джуди решила не включать свой фонарь и продолжила наблюдение при свете звезд.

Дерево оставалось неподвижно еще минуту или две, а потом, когда Джуди уже подумывала о том, чтобы включить видеокамеры и попытаться разглядеть что-нибудь при этом тусклом освещении с их помощью, она снова услышала тот же звук, напоминающий скрип двери. Джуди затаила дыхание, крепко сжав револьвер в руке, но немного расслабилась, услышав, что тяжелые шаги удаляются в лесную чащу.

Черт с ними, с видеокамерами. Не слыша больше никаких звуков от убегающего дерева и не чувствуя сотрясений от его тяжелых шагов, Джуди снова включила фонарь и осветила им почву вокруг отстойника. Папоротниковая подстилка вся была взодрана, словно автобусное сиденье после налета обкурившихся хулиганов. Джуди осветила нижнюю часть других деревьев, но не нашла никаких свидетельств того, что они сместились хотя бы на дюйм.

— Ну что ж, хоть это успокаивает, — сказала она тихо. — По крайней мере не все они движутся.

Ален опустился внутрь отстойника, сказав:

— Одного более чем достаточно. Ты довольна теперь?

— О чем это ты?

— Ты же хотела чего-нибудь неожиданного и невероятного. Ты это получила.

Джуди опустилась на колени и положила револьвер на запасное устройство гиперускорения, затем поудобнее устроилась в своем спальнике и прислонилась к стенке отстойника.

— У меня нет никаких оснований жаловаться, — ответила она.

В отсеке Алена мерцал едва заметный голубоватый огонек — подсветка на его наручных часах.

— Который час? — спросила Джуди.

Свои часы она сняла, когда они ложились спать, и не хотела теперь искать их в темноте.

— Около трех.

— Ночи?

— Конечно.

Судя по всему, по местному планетному времени трех часов еще не было, но Джуди помнила, что когда они вылетали из Рок-Спрингс, уже был полдень. Следовало бы выбрать место приземления поближе к ночной стороне планеты, чтобы биоритмы не слишком расходились с местным циклом смены дня и ночи. При этом они, конечно, не знали и продолжительности суток на этой планете.

Но принципиального значения это не имело. За годы работы пилотом космических челноков Джуди научилась адаптироваться практически к любому режиму дня. Если на каждые десять часов бодрствования ей удавалось урвать не менее двух часов сна, она могла чувствовать себя превосходно и выполнять любую работу в течение довольно длительного времени.

Сегодня Джуди, конечно, сильно перенапряглась, но у нее в запасе еще несколько ночных часов. При том условии, что их звездолет больше не привлечет любопытных деревьев, остаток ночи она сможет провести, спокойно отдыхая.

Как только, конечно, ее сердцебиение снова нормализуется.

32

Джуди проснулась, когда солнце едва осветило горизонт. Когда его первые лучи коснулись «Звездного Экспресса», она лениво потянулась и нащупала свои наручные часы в углу, там, куда положила их прошедшей ночью. Посмотрела на циферблат. 10.38 утра. Ну вот, сбылась еще одна ее мечта: она нашла планету, на которой в сутках было больше двадцати четырех часов.

Ален уже встал и суетился снаружи. Джуди услышала, как он что-то бормочет себе под нос. По крайней мере ей так показалось поначалу. Но затем до нее донесся визг приемника и звук другого голоса.

Типпет! Он уже вернулся!

Ложась спать, Джуди не раздевалась. Теперь же она быстрым движением сбросила с себя спальный мешок, надела ботинки и выбралась из отстойника.

Утренний воздух был прохладен, но не настолько, чтобы требовалась какая-то верхняя одежда. Джуди взглянула на деревья, в глубине души ожидая, что они собрались вокруг их звездолета. Но ничего подобного: деревья стояли в прежнем порядке, так же как вчера, примерно на одинаковом расстоянии друг от друга, не затеняя друг друга своей листвой, предоставляя друг другу массу возможностей впитывать солнечный свет. Джуди не смогла отыскать среди них и то, в которое ночью врезалось любопытное дерево. Ни у одного не было сломанных веток и брешей в листве.

Восстановилась и почва. Двухтонное дерево, спасавшееся бегством, взрыхлило почву, выдрало мелкие папоротники и оставило вокруг множество неглубоких траншей. Но к утру все это успело заровняться и покрыться свежей зеленью. Подобные растения, подумала Джуди, на Земле ценились бы на вес золота за нетребовательность и умение так быстро и легко восстанавливаться, при том условии, конечно, что их можно без проблем перевозить, в чем Джуди сразу же усомнилась. Массу хлопот могут доставить даже те растения, которые перевозят из одной части Земли в другую. Те же растения, которые способны сниматься с места и перемещаться туда, где им больше понравится, неизбежно станут кошмаром земной экологии.

Ален сидел на земле, прислонившись спиной к большому валуну и держа на коленях компьютер. Типпет же сидел у него на правой руке, оседлав верхнюю фалангу указательного пальца. Ален при этом что-то печатал и двигал мышкой по гладкому коврику.

— Доброе утро, — сказала Джуди, направляясь к ним.

Ален приветствовал ее своей широкой улыбкой. Она часто видела эту его улыбку и раньше и знала, что она может означать, поэтому собиралась уже было спросить его, какую новую проделку он задумал, как вдруг в приемнике — переносной рации, которую он установил на валуне рядом с собой — вначале раздался обычный треск, а затем вполне четкий голос произнес:

— Доброе утро, Джуди. Мы с Аленом обсуждали копенгагенскую концепцию квантовой механики и следствия из неравенства Белла. Не хочешь к нам присоединиться?

Джуди застыла от изумления.

— Вы — что? — спросила она.

— Мы с Аленом обсуждали копенгагенскую концепцию квантовой механики и следствия из неравенства Белла. Не хочешь к нам присоединиться?

Наступила долгая пауза, в течение которой интеллект Джуди пытался нагнать далеко опередившие ее события. Но Ален расхохотался раньше, чем она успела придумать какой-нибудь достойный ответ.

— Ну как?! — воскликнул он.

— Что?

— Я только что научил его произносить эту фразу. Но он, конечно, ни слова в ней не понимает.

Джуди с трудом сдержалась, чтобы не ударить его. Типпет мог подумать, что удар предназначается ему. Поэтому она просто показала Алену язык и села рядом с ними. Под ней был прохладный и влажный папоротник, а за спиной — холодный камень. Джуди сразу же пожалела о том, что не захватила с собой свой спальный мешок в качестве подстилки, но решила не обращать внимание на это мелкое неудобство и спросила:

— И чему же еще ты его научил?

— Довольно многому, знаешь ли.

Ален указал на переносную рацию, и Типпет произнес:

— Радио.

Он указал на свою правую ногу, и Типпет сказал:

— Ботинок.

— Правый или левый? — переспросил Ален.

— Правый.

Затем Ален указал на экран компьютера, и Типпет произнес:

— Колесо.

Джуди наклонилась, чтобы рассмотреть изображение на экране, и увидела там картинку с велосипедом. Палец Алена указывал на правое колесо.

— Откуда это у тебя?

— Хранитель экрана. В нем масса файлов с различными картинками. — Ален щелкнул мышкой на кнопке «Демо» — и велосипед стал разъезжать по экрану в разные стороны.

— Вращение, — пискнул Типпет.

— Верно. Он уже усвоил десятки самых разных существительных, — прокомментировал Ален. — Стоит мне вывести какой-нибудь образ на экран и назвать его, как он тут же его усваивает. И глаголы воспринимает почти с такой же легкостью, как только правильно идентифицирует действие. Я хочу попробовать научить его алфавиту, а потом посадить за изучение словаря.

Чувствовалось, что он говорит вполне серьезно.

Но Джуди все же не верилось.

— Неужели ты все это всерьез?

— Ну, по крайней мере стоит попробовать.

Ален открыл текстовый документ и напечатал слово «Дерево», после чего произнес вслух:

— Дерево.

И для иллюстрации показал на одно из деревьев, стоявших неподалеку.

Типпет исполнил свой победный танец на тыльной стороне ладони Алена и пропищал:

— Да. Понятно.

Ален напечатал еще полдюжины разных слов, каждое из них произнося вслух, затем указал на одинаковые буквы в разных словах и произнес их отдельно от слов. Типпет послушно повторял их за Аленом, немного запинаясь на долгих и коротких гласных, но почти сразу же стало понятно, что у него уже имеется некоторое представление о письменности.

Джуди оставила их, удалившись для совершения своего утреннего туалета. Угнетало отсутствие воды, но она решила пока как-нибудь обходиться без нее. Джуди остановилась у одного из деревьев, осторожно протянула руку, чтобы коснуться его, в глубине души боясь, что оно отскочит от нее, как испуганная лошадь, но дерево даже не шелохнулась и повело себя подобно любому земному дереву.

Джуди положила руку на ствол, словно пытаясь нащупать пульс. И конечно же, ничего не услышала. Ветви послушно согнулись, стоило ей потянуть за них, а потом вернулись на место медленно и плавно в отличие от земных веток, которые резко вздымаются вверх, как только их отпустишь. Но то было единственное отличие, которое она заметила между загадочными деревьями этой планеты и их земными собратьями.

Джуди похлопала рукой по стволу, приготовившись отскочить в сторону, если дерево как-то отреагирует. Нож мог привлечь его внимание, но пока она была не готова к подобному эксперименту. Поэтому она отошла подальше от Алена и Типпета, присела на корточки и сделала все необходимое, потом вернулась к «Звездному Экспрессу», порылась в мешке, выудила оттуда пару яблок и банку консервированных бобов. Это и составило ее завтрак, готовить что-то большее, чистить картошку, например, ей было лень. Кроме того, не было воды, чтобы помыть картошку после чистки. Джуди бросила взгляд на три оставшиеся банки пива, но решила не трогать их. В яблоках достаточно жидкости, чтобы утолить жажду.

Она вынесла еду из звездолета и вручила одно из яблок Алену, затем с помощью швейцарского складного ножа открыла банку и сунула в нее ложку. Пока они ели, Типпет выучил еще множество всяких слов, а Ален с помощью компьютера демонстрировал ему их написание.

— Нам необходимо сегодня достать хоть немного воды, — сказала Джуди.

Ален кивнул, добавив:

— Да, конечно. Возможно, мы могли бы прихватить с собой компьютер и продолжить занятия языком в дороге.

— А ты не задал ему вопрос о деревьях? — спросила Джуди. — Безопасно ли ходить среди этих деревьев?

— Я пытался, но мы увязли в понятиях. Мне показалось, что он не смог меня понять, когда я заговорил о том, что они движутся.

— Гм-м… Это несколько странно. А может быть, эта их ночная прогулка тоже нечто из ряда вон выходящее?

— Или, наоборот, это настолько обычно, что он даже не мог понять, что меня в этом изумляет. Когда я сказал ему, что одно из деревьев приблизилось к нашему звездолету прошедшей ночью, его реакция была: «Ну и что из того?»

— Возможно. Ну что ж, в любом случае нас за вчерашний день не съели, и если мы хотим здесь оставаться и дальше, нам нужна вода, поэтому, я полагаю, придется пойти на риск.

— Наверное. Давай посмотрим, смогу ли я донести эту мысль и до него.

Ален включил хранитель экрана на компьютере и среди файлов изображений нашел картинку с рекой.

— Вода, — сказал он, указывая на нее.

— Вода, — ответил Типпет через переносную рацию.

— Джуди и Ален идти вода, — сказал Ален.

Типпет размышлял мгновение над этой фразой, а потом сказал:

— Джуди идти вода до темнота.

Джуди покраснела. Наверное, он имеет в виду другое.

— Не такая вода, — сказала она. — Нам нужна свежая вода. Чтобы пить.

Она с помощью жестов изобразила, как набирает воду в пустую консервную банку и пьет из нее.

— Новая вода.

— Что есть новая?

О, какой же непонятливый! Как ей объяснить ему смысл этого слова? Джуди порылась в карманах в поисках каких-нибудь монет, надеясь отыскать две, одну — новенькую, блестящую, а вторую — старую и потертую, но оказалось, что в карманах у нее нет ни цента. Она оглянулась, подумав о том, что, наверное, можно воспользоваться камнями, но потом поняла, что это только бы затемнило смысл. Яблоки? Ну конечно! Ален еще к своему не притронулся — он был слишком занят с компьютером, — она же со своим покончила в мгновение ока. Джуди подняла огрызок, лежавший рядом на земле, и произнесла:

— Старое яблоко.

Затем подняла целое яблоко Алена и сказала:

— Новое яблоко.

— Наверное, понимать, — сказал Типпет. — До темнота старый день; этот свет — новый день?

В его голосе даже появилась специфическая вопросительная интонация.

— Правильно! — воскликнула Джуди. — Мы идти достать новая вода.

— Правильно! — эхом отозвался Типпет.

У них не было ни бутылок, ни канистр, в которых можно было бы переносить воду. Джуди залезла в «Звездный Экспресс» в поисках чего-то такого, что могло бы подойти для этой цели, но единственное, что она там отыскала, были пустые пивные и консервные банки. Всю воду, которая в них поместится, они с Аленом выпьют уже на обратном пути.

Джуди взглянула на белую пластиковую упаковку, в которой находился запасной гиперускоритель. Они проделали в крышке отверстия для проводов, но остальная ее часть пребывала в целости и сохранности на тот случай, если бы она им понадобилась. А пяти галлонов воды, которые в нее войдут, хватит на пару дней, если они смогут такое ее количество донести, не надорвавшись. Это будет, конечно, не простая задача.

Если только не…

— Эй. — Она встала во весь рост и высунула голову из люка. — Ален, спроси его, нет ли где-нибудь воды поближе.

Ален поднял голову от компьютера:

— А? Ну конечно! Хорошая мысль. Типпет, где есть ближайшая вода?

— Ближайшая? — переспросил Типпет.

Ален ответил, указав на деревья:

— Далеко. Ближе. Ближайший.

Он повторил это на камешках, чтобы подтвердить, что ведет речь о расстоянии, а не о деревьях.

— Ближайшая вода? — снова переспросил Типпет. — Не понимать.

— Мы хотим знать, где она есть. Где ближайшая вода? — Ален очертил рукой широкую полуокружность. — Где ближайшая вода?

— Тппппт понимать вопрос. Не понимать, где ближайшая вода. Вы говорить Тппппт.

Джуди нахмурилась:

— Он здесь живет и не знает, где находятся источники воды? Это кажется несколько странным.

— Возможно, он просто не пьет воду, — предположил Ален. — А может быть, живет далеко отсюда. Ведь он может прилетать сюда из каких-нибудь далеких долин.

Он снова повернулся к бабочке и спросил:

— Где ты жить?

— Жить?

— Куда ты лететь, когда солнце садиться?

— Вы идти вода когда солнце садиться?

— О черт! Слишком много разных понятий сразу. Нет, нет. Мы идти вода сейчас, но мы не знать, где вода есть.

Типпет слегка изогнул свои крылышки.

— Вы не знать?

— Ну да. Мы новые здесь.

— Вы… новые.

— Правильно. Мы прибыть сюда вчера. Мы жить на планета, которая вращаться вокруг другая звезда.

Это уже было слишком сложно.

— Стоп, — прервал его Типпет. — Медленнее. Что есть планета? Что есть звезда?

Джуди рассмеялась:

— Ну, на этот раз ты увяз, Ален.

Но Алену удалось невозможное: объяснить основы астрономии всего в нескольких словах. Он размахивал руками, касался земли, указывал на небо и говорил при этом:

— Это, это, это, далеко, близко, все; этот большой, большой, большой камень есть планета. Понимать? Деревья, камни, воздух, все вместе есть планета.

Типпет схватывал все на лету.

— Планета есть сккккп. Большой камень, летать вокруг солнце.

— Правильно! А огни на небо ночь есть звезды.

— Звезды есть солнца далеко.

— Правильно! Вот и хорошо, ты все уже правильно понял. Мы жить на планета, которая летать вокруг другая звезда.

Типпет указал своими крылышками на их «Звездный Экспресс», который больше напоминал заброшенный сортир, чем звездолет.

— Я не понимать так много, как я думать. Вы жить там, да?

— Нет, нет. Это приносить нас сюда. Это есть наш корабль. Мы влезать внутрь, лететь от звезда к звезда очень быстро.

Типпет несколько секунд размышлял над сказанным, а потом сказал:

— Нет. Большой далеко много много нет.

33

У Алена выражение лица сделалось наикомичнейшее. Он изобрел устройство гиперускорения, построил космический корабль, прилетел на нем к далекой звезде, но на инопланетян это не произвело никакого впечатления.

Запинаясь, Ален проговорил:

— Это… это правда! Мы прилетели оттуда.

Но Типпет не обратил на его слова никакого внимания.

— Не лететь от звезда к звезда, — сказала бабочка. — Не в этом.

Джуди рассмеялась. Она прекрасно представляла логику мысли Типпета. Но ведь можно было легко доказать достоверность их слов, и не нужно было даже ничего демонстрировать. И в устройстве гиперускорения не было никакой необходимости. Джуди просто нагнулась и вытащила из кучи всяких вещей свой шлем, положила его на отстойник между своим люком и люком Алена, а затем вытащила весь остальной скафандр. Потом вылезла из отстойника сама, а за собой вытянула и скафандр, который и разложила на поляне на глазах у Типпета.

Типпет молчал, пока она раскладывала костюм, а затем медленно его надевала: вначале нижнюю, а потом верхнюю его части. В завершение надела и закрепила шлем, затем отошла на несколько шагов от «Звездного Экспресса» и сделала в таком облачении медленный пируэт.

После этого Джуди сняла шлем. Не было смысла транжирить кислород на подобные шутки.

— Это мой скафандр, — сказала она.

Типпет извлек свою камеру, поднялся в воздух и начал снимать Джуди в разных ракурсах, затем опустился к ней на правое плечо и направил камеру на внутреннюю часть шлема. Его голос, озвучиваемый переносной рацией, произнес только:

— Скафандр.

— Правильно. Он сохраняет воздух, когда я нахожусь в космосе. Там высоко вверху, выше неба нет воздуха. Мы называем это космосом. Ты понимаешь, космос?

Типпет совершил свой обычный танец.

— Понимать космос? Понимать космос? Сккккт.

Затем он вернулся к компьютеру на коленях у Алена, поставил свою камеру на клавишу «Н» и пискнул:

— Смотреть.

Джуди опустилась на колени и приблизила лицо к Типпету на расстояние примерно в полметра. Лицо Алена уже находилось на таком расстоянии от него. Типпет стоял на клавиатуре несколько секунд, не двигаясь, но едва Джуди хотела сказать: «Ну и что же мы должны увидеть?» — как Типпет протянул передние лапки и снял свою… голову.

Под тем, что они принимали за его голову, оказалась другая голова, еще меньшего размера и вся сморщенная и темная, как изюминка. В течение короткого, но жуткого мгновения Джуди казалось, что Типпет демонстрирует им свой мозг, но затем он вновь надел на голову гладкую желтоватую луковичку, слегка повернул ее, и все сразу стало ясно.

— На нем тоже скафандр, — прошептала Джуди.

— Сукин сын, — произнес Ален.

Собственный голос Типпета, доносившийся из приемника, несколько секунд клекотал и похрюкивал, пока его скафандр не наполнился его собственным воздухом, потом он как-то уж совсем по-человечески чихнул и сказал:

— Тппппт понимать космос. Тппппт жить в космос! Вся жизнь в космос, двигаться медленно от звезда к звезда.

Джуди взглянула на крошечную бабочку, трепещущую на клавиатуре ноутбука. Все его маленькое тельце едва ли было больше четырех клавиш на этой клавиатуре. Как такая крошка может быть астронавтом и летать от звезды к звезде, особенно на корабле, в прямом смысле бороздящем просторы вселенной? Энергия, необходимая для достижения нужной скорости и для ее снижения при посадке, должна быть немыслимо огромной.

С другой стороны, конечно, чем меньше полезная нагрузка, тем меньше энергии будет требоваться кораблю, но все же… По крайней мере требуется наличие каких-то методов ядерного синтеза и, возможно, даже полного превращения материи в энергию, чтобы это все имело какой-то смысл. Мысль о бабочках, летающих по вселенной в своих крошечных космических кораблях, показалась Джуди одновременно и сказочной и нелепой.

Но на Типпете, вне всякого сомнения, был скафандр, а с какой стати он стал бы надевать его, если бы был исконным обитателем этой планеты?

— Теперь понятно, почему ему неизвестно, где находятся источники воды, — произнесла Джуди.

Она пыталась решить для себя, хорошо это или плохо. Отыскать просто разумных инопланетян и наткнуться еще на одно сообщество наделенных разумом существ, уже практически покоривших космос, — это две большие разницы.

К примеру, если Типпет прибыл сюда со скоростью меньшей скорости света, это предполагает наличие у его цивилизации значительно более высокоразвитых технологий, чем у человечества. Землянам потребовалось бы еще по меньшей мере целое столетие, чтобы создать звездолет, способный достигать субсветовой скорости, если бы Ален своим изобретением не изменил направление и темпы развития земной науки. Теперь, конечно, в подобном космическом аппарате не было никакой нужды, но уровень развития техники, требуемый для его создания, должен быть очень высок, намного выше того, которым в данное время располагает человечество. Не исключено, что оно никогда и не будет располагать таким уровнем, если Карл Рейнхардт действительно прав.

Но Типпет и его соплеменники уже достигли этого.

Он больше не казался Джуди таким уж крошкой-милашкой, каким представлялся всего несколько минут назад.

— А где твой корабль? — спросила она.

Процесс адаптации после снимания и надевания шлема у него еще не совсем закончился.

— Что есть… апчхи!.. корабль?

Джуди указала на рифленую поверхность «Звездного Экспресса»:

— Это корабль. Корабль — это то место, где вы живете, когда движетесь от звезды к звезде.

Типпету понадобилось несколько секунд, чтобы сформулировать ответ. Возможно, это время у него ушло на грамматический разбор ее фразы, а может, он просто пытался уверить себя в том, что желтый пластиковый резервуар может быть космическим кораблем. Наконец Типпет произнес:

— Тппппт корабль над небо. Летать вокруг планета в космос. Понимать?

— Он на орбите, — прокомментировал Ален. — Ну конечно. Вращается вокруг планеты по орбите в космосе. А сколько вас на этом корабле? Сколько всего Типпетов на корабле?

— Много-много, — ответил Типпет, — но количество не иметь значения. Там одинаковые Тппппт. Все один Тппппт.

— О!

Да, в самом деле! Джуди подобная возможность даже в голову не приходила. Она задумалась, что это может быть такое. Возможно, все эти Типпеты — клоны с одной матрицы и все они, отдельные маленькие Типпеты, вместе составляют единый организм. А может быть, там наверху есть некая «матка», которая управляет всеми крошечными «рабочими» Типпетами. Джуди хотелось спросить об этом, но у нее не хватало слов.

— Нам придется еще многому научиться для полноценного общения, — заметила Джуди. — Но как бы то ни было, нужно сегодня во что бы то ни стало добыть воду.

— Возможно, ты не совсем права, — отозвался Ален, затем обратился к Типпету: — А где ваш спускаемый аппарат?

Он вытянул руку и, опуская ее вниз до земли, попытался сымитировать звуки ракеты.

— Спускаемый аппарат, — произнес он. — Спускается вниз от космического корабля. Где ваш спускаемый аппарат?

Кончики крыльев Типпета указали налево.

— Там. Юг. Много лететь юг.

— Это в том же направлении, где находится река. Ты можешь принести сюда воду на своем спускаемом аппарате?

И снова Типпету потребовалось несколько секунд на обдумывание ответа. Раньше Джуди казалось, что он обдумывает ответ, но теперь она все больше и больше склонялась к мысли, что он получает перевод от суперкомпьютера, расположенного на борту их корабля на орбите, или указания от своей повелительницы.

— Нет, — ответил он. — Спускаемый аппарат только спускаться вниз. Не летать снова.

— О! — воскликнул Ален. — А как же ты тогда возвращаешься на свой корабль?

— Не возвращаться. Тппппт оставаться.

— Вы основываете здесь колонию?

— Не понимать.

— Колония. Это когда вы живете здесь, строите дома, рожаете детей и… ну ладно. Мы поговорим об этом позже.

— Не понимать, — повторил Типпет.

Интонация оставалась прежней, но что-то тем не менее изменилось в его реакциях. Возможно, удлинились паузы между ответами, а возможно, изменились не его реакции, а отношение Джуди к его словам. Понимание того, насколько далеко эти крошечные существа опередили человечество в техническом развитии, принципиально изменило ее отношение к Типпету.

— Учить больше слова, — произнес Типпет. — Показать мне новые слова.

— Хорошо. — Экран компьютера погас, но Ален коснулся клавиатуры, и он снова вспыхнул голубоватым светом. — Давай посмотрим, есть ли у нас здесь словарь.


Джуди вытащила запасное устройство гиперускорения из пятигаллонной канистры и засунула его в углубление в своем кресле. Затем положила в мешок еще пару яблок, кусок сыру, оставшийся со вчерашнего дня, и банку куриного бульона, а также еще одну запасную рацию на случай, если выйдет из строя та, с которой они сейчас работали. Кроме того, сунула в пакет еще и портативную плитку, и кастрюлю, чтобы сварить суп и потом набрать в нее воду на обратный путь. Потом бросила в мешок три оставшиеся банки с пивом на тот случай, если им не удастся дойти до воды. Ей надоело повсюду таскаться с револьвером — он весил не меньше килограмма, — но тут Джуди вспомнила бегущее дерево и, не задумываясь, сунула его за пояс. Кто знает, с чем еще могут они столкнуться по дороге?

Она положила мешок в емкость из-под запасного гиперускорителя, вылезла из отстойника, задраила за собой люки, и все три путешественника по вселенной отправились в путь.

Лес ничем не отличался от того, каким он был вчера: деревья располагались на приличном расстоянии друг от друга, иногда между ними попадались кустарники, а низкий папоротник сплошным ковром покрывал почву. Когда путешественники шли по лесу, вокруг не было заметно ни малейшего движения, ничто не говорило о том, что кто-то или что-то знает об их присутствии здесь. Если бы Джуди своими глазами не видела прошлой ночью движущееся дерево, она бы поклялась, что все здесь пребывает в полной неподвижности уже много-много лет. В этом лесу возникало какое-то ощущение вечности и абсолютной неизменности и при этом нереальности, искусственности. Даже небо казалось нарисованным. Оно было совершенно чистым, только два маленьких облачка плыли над вершинами гор далеко на западе.

Джуди следила за направлением их передвижения, а Ален тем временем продолжал занятия с Типпетом, высвечивая на экране компьютера словарные дефиниции. Типпет же стоял на клавише пробела и снимал все на видеокамеру, вероятно, сразу же передавая отснятое на корабль.

Джуди начала сомневаться в том, что эта идея Алена так уж хороша, в конце концов, в словаре среди множества полезных слов были и такие слова, как «война» и «геноцид». Но лучшей идеи она предложить не могла. Можно либо предоставить Типпету самому изучать их язык с доступной ему скоростью, либо самим учить его, как они это делали сначала. Но у второго варианта имелся очень существенный недостаток: в дальнейшем, общаясь с маленьким инопланетянином, пришлось бы следить за каждым своим словом, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего. У Джуди имелся значительный опыт сокрытия правды от родителей, чтобы понимать, с какими неудобствами и неловкими ситуациями сопряжено подобное общение.

К счастью, то, что изучал Типпет, не было энциклопедией. Пока не было. Но при той скорости, с которой он прорабатывал словарь, через час-другой Типпет мог бы перейти и к энциклопедии. Конечно, между загрузкой языка в некую центральную память и реальным умением говорить на этом языке — дистанция огромная, но для Типпета она, несомненно, не настолько велика, как для Джуди с Аленом. Казалось, он наделен уникальными природными способностями к усвоению языка или же подключен к какой-то программе-переводчику, которая в течение всего нескольких секунд обрабатывала всю иноязычную информацию. Время от времени Типпет останавливал съемку, и в походной рации на поясе Алена снова пищал его голос, задававший вопросы о глагольных временах, частях речи и каких-то других разделах грамматики, и с каждым разом вопросы становились все сложнее.

Решающим моментом стало мгновение, когда он дошел до слова «ящур», затем мгновение всматривался в пустой экран и потом сказал:

— Это было в высшей степени поучительно. Но у меня осталось несколько вопросов, на которые я хотел бы получить ответ. Во-первых, что такое Копенгаген? И в чем суть неравных белл?

— Что?! — воскликнул Ален, чуть было не уронив компьютер от удивления.

Типпет вспорхнул в воздух и подождал там, пока Ален справится с компьютером, затем снова опустился на клавиатуру и спросил:

— Разве мы неверно используем слова? Мы вывели грамматические правила на основе тех примеров, которые приведены в словаре, и из записи ваших высказываний. Мы полагаем, что наше восприятие и понимание в данный момент является если и не совсем полным, то весьма обширным, но, возможно, мы ошибаемся.

— Нет, вы… вы абсолютно правы. Но я не…

— «Доброе утро, Джуди. Мы с Аленом обсуждали копенгагенскую концепцию квантовой механики и следствия из неравенства Белла. Не хочешь к нам присоединиться?» Это то, что вы научили меня произносить сегодня утром, не так ли? Мы понимаем, что такое квантовая физика, но этот словарь не включает понятие «Копенгаген» так же, как и слово «Белл». Поэтому ваше утреннее приветствие представляется нам не совсем ясным.

Ален покраснел.

— Я… это была шутка. Я просто хотел с вашей помощью удивить Джуди.

— А-а. Юмор. Что-то вроде проделки или, возможно, даже издевки. Нам понятно. Мы поняли суть. Мы постигаем, соображаем, улавливаем, схватываем, осознаем, проникаемся, уразумеваем, усваиваем, до нас наконец доходит, мы усекаем. Ха, ха, ха.

34

Дорога до реки оказалась не такой уж сложной. Во-первых, потому, что на этот раз не приходилось взбираться в горы, путешественники шли у их подножий к началу каньона. Но дело даже не только в этом, сегодня они могли бы взобраться на самый высокий утес, и Джуди не заметила бы этого. Теперь, когда общение с Типпетом стало практически равноправным, информационные шлюзы открылись с обеих сторон, и они засыпали друг друга вопросами.

Это была четвертая планета из тех, которые оказались на пути космического корабля Типпета, но первая обитаемая. Им так же, как и Джуди с Аленом, начало овладевать разочарование, когда, пролетая звезду за звездой, он находил их абсолютно безжизненными, но когда Типпет прибыл сюда, то пришел в совершенный восторг, даже несмотря на то что в атмосфере содержалось слишком много кислорода, что могло быть небезопасно для него.

Джуди с самого первого мгновения их знакомства воспринимала Типпета как существо мужского пола, возможно, просто по привычке, а может, потому, что ее бессознательное подсказывало ей, что только мужчина станет фотографировать женщину, которая мочится. Но в отношении Типпета многое было весьма туманно: не только род или пол, но и число. Как Джуди и Ален сумели ранее выяснить, на борту звездолета находились тысячи отдельных Типпетов, и сотни их на поверхности планеты, но они не были автономными существами. Точнее, на какое-то короткое время, тогда, когда им не требовалось абстрактное мышление, они могли приобретать индивидуальность, но даже в этом случае через каждые несколько часов должны были регулярно вступать в контакт с другими особями для того, чтобы поделиться информацией. Когда же у них возникала необходимость решить ту или иную проблему, они все могли подключиться к некому сверхразуму, который во много-много раз превосходил их собственный коллективный разум.

— Поэтому вы так быстро выучили наш язык? — спросил Ален, выслушав это объяснение Типпета.

— Отчасти да, — ответил Типпет. — Но даже нашему общему интеллекту пришлось бы потратить несколько дней на усвоение всех понятий. Поэтому пришлось усилить его искусственным интеллектом. Наш разум в настоящее время менее чем наполовину биологической природы.

— Господи! — тихо пробормотала Джуди. — Комитеты, которые на самом деле умнее своих отдельных членов. Нечто невиданное для нашей цивилизации. Да еще к тому же и искусственный интеллект, во много раз усиливающий естественный. Если бы вы смогли научить человечество всему этому, мы бы навсегда остались у вас в долгу.

— Полагаю, вам вначале следует путем эволюции сформировать в мозгу соответствующие структуры, отвечающие за связь между отдельными человеческими особями, но думаю, что можно поискать и более простые методы.

Это повлекло за собой обсуждение того, что каждая из двух встретившихся цивилизаций может предложить другой. Джуди подумала, что земляне могут поделиться своей музыкой, после чего ей пришлось спеть песню, чтобы продемонстрировать, что она имеет в виду. Она страшно смутилась, подумав, что это будет первый случай демонстрации земной музыки представителям инопланетной цивилизации и музыка будет звучать в ее исполнении! Тем не менее Джуди сделала глубокий вдох и пропела песню Битлз «With a Little Help From My Friends».

Поначалу Джуди немного сбилась, но чем дальше она пела, тем все более удачным дополнением к ситуации казалась эта песня. В ней было все, что нужно: темы одиночества, дружбы, любви. После первого куплета Ален присоединился к ней, и сразу все смущение прошло, а мелодия зазвучала живо и весело и звучала так до самого конца песни, который они растянули немного дольше, чем предполагалось авторами, и завершили ее радостным смехом.

— Чудесно! — провозгласил Типпет и беззвучно поаплодировал своими крылышками. — У нас тоже есть музыка, но наша музыка очень отличается от вашей. Мы используем шестнадцатитоновую гамму, а так как в своем языке мы не пользуемся словами, то все наши музыкальные произведения — инструментальные.

— Вы не пользуетесь словами? — переспросил Ален. — Но как же вы общаетесь?

— Непосредственно через нейронные связи в том случае, если находимся в физическом контакте. В любом другом случае мы используем для этих целей радио, но даже тогда мы посылаем и получаем те же самые нервные импульсы, с помощью которых общаемся в ходе непосредственного контакта.

— Вы хотите сказать, что, изучив наш язык, вы освоили не только чужой словарь, но и принципиально чуждую вам концепцию языка?

— Не совсем. В нашем мире тоже существуют аудиолингвальные особи.

— Эй, — прервала его Джуди. — Пока мы не свернули в эти дебри, я хотела бы послушать одну из ваших песен.

Типпет мгновение колебался, а потом сказал:

— Нам придется снизить ее частоту, чтобы вы смогли услышать. Но при этом будут утрачены некоторые очень важные и характерные нюансы. Но вот, кстати, одна мелодия, которая может вас заинтересовать.

Рация обладала акустическими возможностями гнилого пня, но совершенная иномирность музыки все равно ощущалась. Она чем-то напоминала земную электронную музыку, исполняемую на синтезаторе с экспериментальным использованием жужжания, писка и всякого рода искаженных звуков. Кроме того, создавалось впечатление, что звуки как-то налезают друг на друга. Джуди ждала какого-нибудь яркого завершения, но одна часть сменяла другую, оставляя ощущение незавершенной музыкальной фразы, отсутствия той ноты, которая логично закругляла бы мелодию, если это слово вообще подходит к подобного рода музыке. Когда же песня закончилась, а длилась она минут десять, Джуди пришлось самой напеть эту заключительную ноту, чтобы не сойти с ума от какого-то эмоционального разочарования и напряжения, вызываемого именно этой особенностью музыки Типпета.

— Да! — воскликнул Типпет. — Вы поняли!

— Она должна так завершаться?

— Да. Она называется «Одинокий разведчик». Одинокий исследователь ищет и иногда находит нечто новое и неожиданное, но без роя, с которым можно было бы поделиться своим открытием, он не может быть счастлив.

— Это как будто о вас самих. И не вы ли сами ее сочинили прямо сейчас?

— О нет. Мы сочинили ее на борту космического корабля на обратном пути с той звезды, которую посетили перед этой.

Мы сочинили эту песню. Джуди подумала: а скольких других Типпетов он имеет в виду, говоря это? Требуется ли для сочинения песни весь коллективный разум роя или же это — работа всего нескольких отдельных существ? А насколько разумен каждый из этих Типпетов в отдельности, будучи полностью отделен от коллективного разума? Но, подумав, Джуди решила, что это, по сути, не имеет никакого значения, если каждый из них в любой момент может присоединиться к коллективному разуму, чтобы увеличить возможности собственного мозга. Боже, какие же невероятные перспективы это открывает перед цивилизацией Типпетов!

Джуди даже задумалась: а есть ли вообще какой-то предел их возможностям? Тот факт, что они не сумели открыть устройство гиперускорения, заставлял предположить, что такой предел все-таки есть, но даже при этом условии невероятный интеллект Типпета и Типпетов начинал вселять в нее поистине суеверный ужас. А что, если их цивилизация — вовсе не такие уж дружелюбные ксенофилы, каким пытается казаться этот Типпет? И если у них возникнет конфликт с землянами, вряд ли у землян будет хоть малейший шанс их одолеть.

У Джуди мурашки побежали по коже от таких мыслей. Она попыталась убедить себя, что сама напридумывала всяких глупостей, но все равно не могла никак успокоиться, и чем дальше они уходили от «Звездного Экспресса», тем больше ее угнетал этот страх. Джуди попыталась внушить себе, что это всего лишь следствие глубинного бессознательного страха затеряться на незнакомой чужой планете, но понимала, что дело далеко не только в этом. У нее не было такого ощущения вчера, когда они с Аленом поднимались на горный кряж. Это было гораздо более конкретное и определенное напряжение, источником которого был Типпет и его товарищи из роя там, наверху.

Они уже почти дошли до реки, когда Джуди поняла, в чем дело: Типпет ни разу не спросил у них об устройстве гиперускорения.

Ален был увлечен беседой с ним о естественных гармонических обертонах вибрирующей струны, но, должно быть, почувствовал напряжение Джуди, потому что вдруг повернулся к ней и спросил:

— Что-то случилось?

— Все в порядке, — солгала она. — Я просто… гм… просто я кое-что поняла неожиданно для себя, вот и все.

— А-а… — Он удовлетворенно кивнул. — Рад был помочь. — И снова повернулся к Типпету. — Итак, второй обертон дает нам то, что мы называем доминантой в гамме, четвертый дает верхнюю медианту, что соответствует — я в этом уверен, и ничто не способно поколебать меня в этой уверенности — тем же самым нотам, которые вы используете для вашей шестой и десятой в шестнадцатитоновой гамме…

Ален продолжал свою счастливую и беззаботную болтовню, когда Джуди оглянулась. Она ничего не увидела, кроме леса и голубого неба, не услышала никаких звуков, которые хоть чем-то напоминали звук ракетных двигателей идущего на посадку космического корабля, но какого размера будет космический корабль, заполненный Типпетами? Он сможет затормозить где-нибудь в самых верхних слоях атмосферы и спокойно пролететь весь оставшийся путь, а она ничего и не заметит.

Может быть, у нее начинается мания преследования, но ведь они бросили свой корабль без присмотра. Даже не спрятали устройство гиперускорения, а разложили его на одном из кресел, словно музейный экспонат. Джуди представила себе, как армия бабочек впопыхах изучает его, пока они тут прогуливаются. Черт, даже любопытное дерево, что приходило к ним прошлой ночью, может за это время залезть к ним в звездолет.

Револьвер у нее за поясом казался Джуди чем-то вроде насмешки: он был не в состоянии защитить ее от опасности, которую она себе вообразила. Самое ценное открытие человечества со времен изобретения колеса они оставили без всякой охраны, и теперь оно может быть легко похищено кем угодно, а она ничем не сможет этому помешать.

Джуди была готова повернуть и отправиться назад, но потом подумала, что если Типпету до сих пор не пришла в голову мысль похитить гиперускоритель, ее суетливое поведение способно навести инопланетянина на эту мысль. Кроме того, впереди уже слышалось журчание воды. Они уже почти дошли до реки. В любом случае лучше сейчас набрать воды и побыстрее отправиться в обратный путь.

Чем ближе путешественники подходили к реке, тем гуще становился лес. Борьба за воду явно оттеснила на задний план любые иные эволюционные факторы, которые заставляли деревья в другой местности щедро делиться пространством со своими собратьями. Здесь было гораздо больше низкорослых кустарников, разросшихся такими плотными, сплетающимися друг с другом рядами, что они начали по-настоящему преграждать дорогу путешественникам. Тогда Типпет взлетел в воздух и стал указывать Джуди и Алену дорогу сквозь зеленый лабиринт до тех пор, пока до речного русла не осталось всего несколько метров, и здесь им пришлось в буквальном смысле продираться сквозь заросли.

Над рекой нависала густая тень от высоких, величественных деревьев, возвышавшихся вдоль берега и простиравших над рекой свои длинные ветви. Сама же река была примерно десять метров шириной и не более метра глубиной. Течение на этом участке было все еще очень быстрым, так как совсем неподалеку отсюда река стекала с гор. Из-за рева воды, несшейся через пороги, стало трудно разбирать голос Типпета в рации, а Джуди и Алену пришлось общаться с помощью крика даже на расстоянии метра друг от друга.

Но Джуди решила, что здесь все разговоры излишни. Она просто подняла крышку емкости, вытащила оттуда мешок с провизией, опустила емкость в реку и…

…и сама не зная как, очутилась в воде. От удивления Джуди закричала, успела наглотаться ледяной воды, пока ей не удалось немного совладать с собой и закрыть рот, и ударилась плечом о какой-то камень.

При всем том она удержала в руках канистру. Вода была невероятно холодная. Джуди поцарапала это же плечо о следующий камень, пока пыталась ногами нащупать дно. Но несмотря ни на что, мертвой хваткой держала ручку канистры. Что бы ни произошло, она ее сохранит. Почти полдня она потратила на то, чтобы дойти до реки и наполнить канистру, и из-за этого оставила без присмотра свой звездолет и устройство гиперускорения. Джуди решила сделать все, что в ее силах, чтобы не довершать все остальные неудачи потерей канистры и возвращением назад с пустыми руками.

Камни здесь, к счастью, оказались округлые и гладкие. Джуди словно мячик отскочила от одного, потом от другого и сама, подобно речному камешку, понеслась вниз по течению, увлекаемая канистрой, которая напоминала парашют, увлекаемый ветром. Джуди удалось прижать канистру к животу и на какое-то мгновение высунуть голову из воды.

— Джуди!

Она успела сделать глоток воздуха и заметила, что ей протягивает руку Ален, но, когда она попыталась ухватиться за нее, оказалось, что между ними целый фут расстояния и они не могут дотянуться друг до друга.

Ее вновь увлекло под воду и перевернуло на бок, но Джуди все-таки удалось принять вертикальное положение. Ее вытолкнуло вверх. И даже несмотря на то что она прекрасно понимала, что если бросит канистру на берег, то толчком ее отбросит еще дальше, она все равно так и сделала.

Вода разливалась из летящей канистры широким веером. Джуди успела подумать: «Ну вот и прекрасно, она упадет на землю пустой», — и тут же снова потеряла равновесие, и ее снова понесло течение.

Оно несло и крутило ее до тех пор, пока впереди не показался валун размером с их «Звездный Экспресс». Течение обогнуло валун, и Джуди удалось, ухватившись за него, выбраться в небольшую заводь, образовавшуюся за валуном. Ее еще раз или два крутануло, прежде чем она смогла наконец выпрямиться и удержаться на одном месте, широко расставив ноги.

— Ой-ой-ой! — закричала она, откинув голову назад и отбрасывая со лба намокшие и прилипшие к лицу волосы. — Господи, какая же она холодная!

Ален пробирался по берегу через выступающие из земли древесные корни, пытаясь добраться до Джуди.

— Ты в порядке? — крикнул он.

— Кажется.

Она взглянула на стремительный поток, разделявший их. Полоска пенящейся воды была по меньшей мере метра два с половиной шириной: слишком широка для прыжка даже в том случае, если бы Джуди не стояла по колено в воде. Если попытаться переплыть этот участок, ее, несомненно, унесет еще дальше вниз по течению, а там, впереди, Джуди видела еще два громадных валуна, столкновения с которыми ей вряд ли удастся так просто избежать.

Но должна же она что-нибудь придумать, иначе ей неизбежно суждено здесь замерзнуть. У Джуди уже начинали неметь конечности. Не пройдет и нескольких минут, как она утратит контроль над ними и ее снова увлечет под воду. Кроме того, кто знает, что может водиться в этой воде?

Джуди взглянула вверх на листву деревьев — слишком далеко, до них не дотянуться. И никаких лиан. И конечно же, никаких сухих веток на берегу, которыми смог бы воспользоваться Ален, чтобы помочь ей вылезти из воды. Здешний лес столь же идеально чист, как и все остальное на этой планете.

Типпет взлетел на одну из веток у них над головой. Ален проследовал за взглядом Джуди, затем внезапно присел и прыгнул. На какое-то мгновение ей показалось, что он прыгает за Типпетом, но Ален просто ухватился за ветку на расстоянии нескольких сантиметров от той, на которой сидела бабочка. Типпет подскочил в воздух, а ветка согнулась под тяжестью Алена. После чего Ален начал медленно нагибать ее еще больше, до тех пор, пока она не склонилась над водой.

— Будь осторожен! — крикнула Джуди.

Он не ответил, а продолжал сгибать ветку все ниже и ниже до тех пор, пока его собственные ступни не закачались перед носом Джуди.

— Хватайся!

— Я же и тебя за собой утащу!

— Не утащишь. Хватайся! Скорее!

Выбора не было. Ветка опускалась все ниже и ниже под его тяжестью. Так не могло долго продолжаться: еще несколько мгновений — и Ален окажется рядом с ней в воде. Джуди протянула руки, ухватилась за его икры и, чтобы не добавлять своего веса к его тяжести, подпрыгнула и дальше уже прошла оставшиеся метра два до берега, держась за Алена.

Он же поддерживал ее, теперь перемещаясь по ветке в противоположную сторону, одновременно помогая Джуди не потерять равновесия, когда она шла по скользким мелким камешкам. Достигнув ствола, подождал, пока она окончательно не вылезет из воды, и только после этого прыгнул вниз и приземлился рядом с Джуди, тяжело дыша.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

Джуди ощупала плечо, которым ударилась о камни. Там явно ожидался громадный синяк, но, к счастью, никакого перелома.

— Все в порядке за исключением того, что я чувствую себя круглой идиоткой. Чертово дерьмо! Долбаная канистра! Сколько пришлось из-за нее выстрадать!

Типпет опустился на один из больших камней рядом с Джуди. В рации на поясе у Алена снова послышался его голос, но Джуди из-за шума реки не расслышала слов. Да в данный момент они ее мало интересовали. Джуди просто встала, протянула Алену руку и помогла ему подняться. Затем прошлепала через древесные корни к своей канистре, которая лежала целехонькая в углублении между выступающим корнем и камнем. Джуди подняла ее, крепко ухватилась за корень, осторожно зачерпнула воду, стараясь наполнить канистру до краев, и не без труда вытащила тяжелую емкость с водой снова на берег.

Ален помог ей пронести канистру подальше от реки, затем, пока Джуди закрывала крышку, сходил за компьютером и мешком с провизией.

— Давай я понесу воду, — предложил Ален, протягивая ей вещи полегче.

— Нет, — ответила Джуди. — Я справлюсь. Пойдем. Нужно вернуться до заката, чтобы совсем не продрогнуть.

— Что ты говоришь? Я не слышу, — переспросил он, наклонившись.

— Ничего. У нас есть вода. Можем возвращаться.

— Хорошо.

И они отправились по берегу в обратный путь. Как только Типпет понял их намерения, он сразу же обогнал их и полетел впереди, чтобы указывать дорогу.

35

Когда оглушительный шум реки остался позади и они могли снова отчетливо слышать слова друг друга, Типпет спросил:

— Вы уверены, что не поранились? Вы ударились несколько раз, и существо такой же величины, как вы, на нашей планете, несомненно, погибло бы.

— Со мной все в порядке, — ответила Джуди. — Меня больше беспокоит та вода, которой я наглоталась, окунувшись.

Она поставила канистру на какой-то бугорок, отошла на несколько шагов и отряхнулась на манер вылезшей из воды собаки. Глаза Алена чуть не вылезли из орбит, пока он наблюдал за этой процедурой, а Джуди почувствовала, что ее рубашка совсем прилипла к телу. Она продолжала отряхиваться, даже немного кокетливо, прекрасно понимая при этом, что вряд ли вызывает у Алена в данный момент какие-то эротические чувства. Кроме того, у самой Джуди мысль о чудовищных инопланетных микробах, плавающих теперь у нее в желудке, вызвала приступ сильнейшей тошноты, но годы подготовки к работе в космосе надежно натренировали и ее пищеварение. Джуди, конечно, могла бы вызвать при необходимости приступ рвоты, но ей уже и без этого было достаточно нехорошо, и она не думала, что рвота может принести какую-то пользу. Жидкости надолго в желудке не задерживаются. Если она проглотила что-то действительно опасное, оно уже, вне всякого сомнения, достигло кишечника.

— Вам известно что-нибудь относительно того, что обитает в этой воде? — спросила она Типпета.

— Я делал пробы воды в поисках каких-либо форм жизни, — ответил инопланетянин. — И обнаружил в ней несколько различных видов одно- и многоклеточных организмов, ни один из них не инимичен моему организму, но я, конечно, не могу ручаться относительно их возможного воздействия на ваш организм.

— Инимичен? Я правильно вас поняла?

— Полагаю, да. Разве я неверно употребил это слово?

— Я не знаю. Я его впервые слышу.

— В словаре сказано, что оно означает «вредное или губительное воздействие». Мне показалось, что это наиболее адекватное понятие для характеристики ситуации.

— Возможно, — откликнулась Джуди. — Я просто никогда это слово не употребляла.

Ей было неловко в этом признаваться. У инопланетянина, который всего час назад выучил их язык, словарный запас оказался богаче, чем у нее, говорящей на этом языке с самого детства. Конечно, Типпет не представлял, какие слова употребляются достаточно часто и широко, а какие редко или даже относятся к числу устаревших или профессионализмов, но все нюансы значений он знал превосходно. А, кстати, что еще ему известно?

Джуди никак не могла избавиться от неприятного чувства, которое вызывало в ней всезнайство Типпета, особенно теперь, когда она стояла перед ним в таком нелепом виде, промокшая насквозь из-за собственного же легкомыслия, которое ей могло бы обойтись и гораздо дороже. Неосторожности, которая все еще может стоить ей весьма и весьма дорого, если проглоченные вместе с водой бактерии окажутся смертельны. Джуди, несомненно, несколько подпортила мнение Типпета о человечестве, и без того, наверное, не слишком высокое.

Она проверила, на месте ли револьвер. С ним, к счастью, ничего не случилось. Намок, как и все остальное, но Джуди могла поручиться, что при необходимости он выстрелит не хуже сухого. Револьвер производил впечатление одной из тех вещей, которым не страшны никакие передряги.

Ха! Наверное, военная техника землян могла бы впечатлить цивилизацию Типпетов, но это впечатление было бы не только неблагоприятным, но и в корне неверным.

Она снова подняла канистру. Ох! Около двадцати килограммов. Может быть, и меньше, но через милю потянет на все тридцать. Будь у них какой-нибудь шест, они смогли бы нести канистру вдвоем с Аленом, продев шест сквозь ручку канистры, но ни о каких сухих ветках в этих лесах не могло быть и речи, а из живых веток скорее можно было бы изготовить резиновые шланги, чем шесты. Кроме того, Джуди не могла ответить на вопрос, чем бродячие деревья здесь отличаются от обычных. А вдруг отрезать у здешнего дерева ветку — все равно что ампутировать человеку руку?

Ни она, ни Ален не смогут подолгу нести эту канистру. Джуди поставила ее на землю и сказала:

— Давай попробуем вдвоем взяться за ручку. Возможно, нам удастся пронести ее таким образом.

Она взяла у него мешок с провизией, оставив Алену компьютер, который он нес в левой руке. Правая рука доктора освободилась, и теперь он мог помочь ей нести воду.

Поначалу это выглядело немного неуклюже, но вскоре они обнаружили, что лучше отклониться в стороны друг от друга и чередовать ногу. Найдя удобный ритм движения, путешественники свободно и, в общем, без особых затруднений, толчков и излишних раскачиваний понесли канистру.

Вначале пришлось обходить заросли кустарника, но не прошло и нескольких минут, как путешественники выбрались из густой чащи на берегу реки, а дальнейший путь пролегал уже по относительно несложной местности. Типпет указывал направление, и для этого ему даже не требовалось взлетать над верхушками деревьев, верное направление малышу-инопланетянину подсказывало либо какое-то внутреннее чувство, либо особое навигационное оборудование, входившее в комплект его снаряжения.

Джуди почувствовала, что у нее сосет под ложечкой уже на первых двухстах метрах пути, но решила не останавливаться на обед. Если это сосание под ложечкой означает нечто более серьезное и мрачное, чем обыкновенное чувство голода, необходимо как можно скорее вернуться к звездолету, до того, как ей станет плохо. И чем меньше времени пробудет гиперускоритель без присмотра, тем лучше она будет себя чувствовать.

Впервые за все время с самого начала их космической авантюры Джуди поняла, почему правительства всех стран мира так резко и жестко отреагировали на открытие Алена. Они, конечно, хотели бы заполучить этот секрет для себя, но при этом боялись доверить тайну другим. Ее понимание слова «другие» было несколько шире, чем у властей, но в основе лежало то же самое чувство, что и у них: страх. При этом Джуди не нравились и те стороны ее собственной и в целом человеческой природы, которые это чувство высвечивало.

Она задавалась вопросом: а испытывает ли Ален подобные опасения? Он собирался передать свое открытие всем жителям Земли, но распространяется ли его щедрость и на инопланетян? Должна ли она на них распространяться? Джуди могла бы выдвинуть аргументы как за, так и против, но она знала, как ей казалось, самый безопасный ответ на этот вопрос.

Типпет, без сомнения, тоже знал, но он либо слишком вежлив, либо слишком осторожен, чтобы упоминать о нем. Он, словно ребенок, без умолку болтал о своих открытиях со времени высадки на эту планету — как оказалось, это произошло всего несколькими днями раньше прибытия Джуди с Аленом — и задавал бесчисленные вопросы о человеческом обществе и о жизни на Земле, но ни словом не упомянул об устройстве гиперускорения.

Они прошли примерно милю, когда Ален решил передохнуть, сказав:

— Мне нужно чего-нибудь выпить, иначе я сейчас свалюсь.

В отличие от Джуди он речной воды не наглотался. Сознание этого факта и беспокойство за оставленный без присмотра гиперускоритель подгоняло ее и заставляло забывать об усталости. Но у Алена действительно маковой росинки во рту не было, кроме яблока, съеденного на завтрак.

— Пора устроить перекур, — согласилась Джуди.

Они поставили канистру на землю и вытащили пиво из мешка. Ален вскрыл банку и одним глотком выпил половину, затем протянул остаток Джуди. Она сделала осторожный глоток и вернула ему банку. Затем выудила из мешка сыр и разломала его на два куска, после чего обратилась к Типпету:

— А как вы? Вы что-нибудь такое едите или пьете?

Всю обратную дорогу Типпет просидел на правом плече у Алена. На какое-то мгновение Алену показалась, что Джуди подначивает его, и он ответил:

— О, конечно, я…

Но тут его перебил Типпет:

— У меня есть собственная еда, но я очень признателен вам за приглашение.

— А сколько времени вы можете пробыть в таком снаряжении без пополнения запасов?

— Это зависит от расхода энергии. Если вы будете носить меня, я могу протянуть два дня, не прибегая к резервным запасам. В противном случае мне придется возвращаться в мой посадочный модуль каждый вечер.

— О! Значит, вы… э-э… собираетесь провести с нами ночь?

— Если вас это не затруднит, то да. Это даст нам больше времени и возможностей получше узнать друг друга. И… возможно, я увижу то странствующее дерево, которое вы обнаружили прошлой ночью.

Джуди рассмеялась, воскликнув:

— Это оно обнаружило нас, а не мы его, и я вовсе не уверена, что хотела бы его возвращения. Однако мы будем рады, если вы останетесь с нами и будете следить за его ночными перемещениями.

— А до этого вы не видели, чтобы какое-нибудь из них двигалось? — спросил Ален Типпета.

— Нет, — ответил Типпет. — Я не видел никаких других движущихся форм жизни с тех пор, как прибыл на эту планету, кроме вас.

Значит, движущиеся деревья здесь тоже нечто необычное, подумала Джуди. Она не знала, радоваться ей или огорчаться. Странствующие деревья были как раз тем самым экзотическим видом живой природы, который она мечтала когда-нибудь найти. Но движущееся дерево даже средней величины может быть крайне опасно для человека, пусть оно и не проявляет к нему враждебности.

Джуди бросила взгляд на Типпета, все еще сидящего на плече у Алена. А что он думает о ней? Насколько опасной она ему представляется? Или же связь с коллективным разумом роя уменьшает его страх за собственную жизнь? Джуди никак не могла придумать тактичного способа задать ему вопрос об этом.

«Ты боишься меня?»

Нет, нехорошо. Еще хуже звучал вопрос: «Не слишком ли неудобно быть таким крошечным?»

Они с Аленом допили пиво, доели сыр и снова взялись за канистру с водой. За время передышки она, казалась, удвоила свой вес, но, сделав сотню шагов, путешественники снова привыкли к ее тяжести. Джуди подумала, что с такими космическими странствиями станут не нужны никакие тренажерные залы.

Беседовать мешала одышка, но Типпет продолжал развлекать их своими историями о собственных приключениях, описывая местность к югу от реки и растительность, которую он обнаружил в месте своего приземления. Инопланетянин рассказывал им о различных разновидностях кустарников, отысканных в засушливых пустошах на востоке… и вдруг замолчал.

— Типпет? — окликнул его Ален.

Джуди взглянула на рацию на поясе у Алена, подумав, что, возможно, внезапно сел аккумулятор, но контрольная лампочка светилась красным огоньком, как и раньше.

— Подождите, — проговорил наконец Типпет. — Что-то… случилось… в космосе.

Ален остановился. Джуди, не заметив этого, сделала еще один шаг и едва не вывихнула руку из-за того, что она была глубоко просунута под ручку канистры. Когда она все-таки отпустила канистру, та с грохотом упала на землю и наклонилась набок, но крышка, к счастью, удержалась. Сквозь отверстия в ней выплеснулась горсть воды, но Ален поправил крышку и все внимание обратил на Типпета.

— Что произошло?

— Подождите. Не уверен. Пока занят…

Джуди представила какую-нибудь жуткую катастрофу, разворачивающуюся на борту корабля Типпетов. Пожар, или взрыв, или утечка горючего. В космосе в любой момент может произойти миллион всяких непредвиденных катастроф. Что бы это ни было, оно явно требовало полной концентрации коллективного разума роя, и для отдельных членов, высадившихся на планету, оставалось совсем немного ресурсов.

Крылышки Типпета трепетали, и Джуди вдруг почувствовала, что тоже дрожит. Озноб отчасти был, вероятно, вызван последствиями ее купания: одежда все еще не просохла, но, по-видимому, не только этим.

— Мы можем чем-нибудь помочь? — спросила она, прекрасно зная ответ на свой вопрос.

До «Звездного Экспресса» оставалась еще почти целая миля. К тому времени, когда они до него доберутся и затем выйдут на орбиту, все то, что сейчас происходит на корабле Типпета, уже так или иначе завершится.

— Подождите, — снова произнес Типпет. — Подождите. Соединение… снова. О!

— Что? Что случилось?

— На орбите этой планеты внезапно появился еще один корабль.

36

— Что за корабль? — спросила Джуди. — Как он выглядит?

— На ваш не похож, — ответил Типпет. — Этот намного больше и более совершенной конструкции. Цилиндрической формы, один конец закругленный, второй — конический. У него имеется один большой стабилизатор примерно на расстоянии трети длины корабля от тупого конца и четыре меньших стабилизатора, расположенных равномерно по окружности вокруг узкого конца.

Джуди попыталась вообразить описанный им корабль — и в ее воображении возникла баллистическая ракета. Неужели кто-то переделал «Титан» или «Минитмен» в межзвездный корабль? Нет, все-таки здесь что-то не так. Направляющие стабилизаторы не на том конце, и для чего этот большой дополнительный стабилизатор сбоку?

Ален рассмеялся:

— А у него, случайно, нет пропеллера на узком конце?

— Пропеллера? — удивился Типпет. — В космосе?

— Если это то, о чем я думаю, то оно вообще-то конструировалось вовсе не для космических путешествий. Я думаю, что это — подводная лодка.

Джуди представила себе субмарину, выпрыгивающую из океанских глубин прямо в космос и несущую за собой огромный водяной шар полкилометра в диаметре. Вот это зрелище! Вода внезапно начинает закипать, распространяя облако пара на километры вокруг, но из-за потери тепла центральная часть этой сферы превратится в лед задолго до того, как вся эта вода выкипит. Субмарина окажется заключенной в ледяную оболочку до тех пор, пока ее не растопит солнце, а это, в свою очередь, создаст впечатление чрезвычайно яркой кометы, которую можно будет видеть даже днем. Кое-кого там, на Земле, это сведет с ума.

Типпет некоторое время размышлял над догадкой Алена, потом сказал:

— Кажется, этот корабль действительно хорошо приспособлен для маневрирования в воде. Но зачем же подводную лодку использовать в космосе? И как ее вообще возможно использовать в космосе?

Джуди подняла канистру и отправилась дальше. Ален быстро нагнал ее, взялся за ручку со своей стороны и сказал:

— Если подумать, то это, в общем, очень разумно. Подводная лодка — идеально герметичный объект. Кроме того, она сконструирована таким образом, что способна выдерживать огромное давление извне.

— Все это понятно, но каким образом она оказалась в космосе? И как она оказалась здесь?

— С помощью устройства гиперускорения, — ответил Ален.

— Этого слова нет в словаре.

— Оно означает специальное устройство, с помощью которого можно путешествовать со скоростью, большей скорости света.

Типпет издал какое-то шипение, как будто его средство связи с коллективным разумом роя дало течь. Но возможно, это было не более чем своеобразное междометие Типпетов, потому что следующими словами были:

— Это совершенно невозможно!

— Я тоже раньше так думал, — сказал Ален, — пока не нашел способа перемещаться с такой скоростью.

— Вы? Самостоятельно?

Лицо Алена засияло довольной улыбкой.

— Я и самостоятельно.

— Мне было очень трудно привыкнуть к мысли, что ваш «Звездный Экспресс» — действительно космический корабль, — признался Типпет. — Но поверить в то, что он перемещается со скоростью, большей скорости света… во много раз сложнее.

Значит, он не поверил, когда они сказали ему, что прибыли с другой звезды. Означает ли это, что его товарищи также не поверили? Возможно, они до этой минуты вообще полагали, что вся информация от Алена и Джуди не заслуживает серьезного внимания.

Теперь, однако, Типпет проявлял чрезмерный интерес.

— И как же он работает? — спросил он.

Джуди откашлялась настолько театрально, насколько ей позволяли способности. Ален взглянул на нее, и она едва заметно покачала головой, но он просто нахмурился и сказал, обращаясь к Типпету:

— Вы имеете представление о феномене квантового туннелирования?

Наступила долгая пауза, после которой Типпет пропищал:

— Да. Достаточное, чтобы понимать, что данное явление не может иметь место в случае с крупными объектами.

Ален энергично кивал:

— Верно. Но оно может иметь место в случае с множеством мелких объектов одновременно. Именно таким образом мне удалось создать электронно-плазменную батарею. А потом мне пришла в голову идея: а что, если попробовать туннелировать любые объекты, а не только электроны, немножко подтолкнув их на их пути от точки А в точку В? И когда я попробовал, то обнаружил, что барьер можно сделать сколь угодно большим. Величиной в несколько световых лет, если хотите.

Типпет ничего не ответил. Возможно, в объяснении Алена было слишком много незнакомых ему технических терминов.

Не успела Джуди придумать что-нибудь такое, что могло бы повернуть разговор в другое русло, как Ален сказал:

— Вы поняли мою мысль?

— Теоретически да. Как я уже сказал, поверить в справедливость ваших выводов крайне трудно даже при наличии физических доказательств их справедливости.

— А вы уже пытались наладить связь с субмариной? — вмешалась Джуди в их разговор.

На обдумывание ответа Типпету потребовалось несколько секунд. Джуди задумалась, а не объясняются ли эти длинные паузы тем, что коллективный разум роя одновременно работает на нескольких реципиентов и, помимо этого, выполняет и какие-то другие функции, или же он старательно взвешивает свои ответы, чтобы не сообщить им чего-нибудь лишнего. Не перестал ли он доверять им? А доверял ли он им вообще когда-нибудь?

Наконец Типпет произнес:

— Нет. Они послали приветственное сообщение по радио, но на языке, отличающемся от вашего.

— А? — пробормотала Джуди, думая, что это может быть за язык: язык совершенно иной цивилизации или просто не английский? — А не могли бы вы воспроизвести их приветствие для нас?

— Конечно, можем. Подождите.

Еще одна пауза, затем в рации зазвучал значительно более низкий и отчетливый голос:

— Bonjour. Est-ce qu 'il y a quelqu 'un ici?[17]

Холодная дрожь пробежала у Джуди по спине.

— Ну что ж, — сказала она. — Вот вам классический пример хороших/плохих новостей. Конечно, это все-таки не ФБР, идущее за нами по следу, но ненамного лучше. Они сейчас не в самых лучших отношениях с Америкой.

— Кто это — они? — спросил Типпет.

— Французы, — ответила Джуди и тут же поняла, что такого ответа явно не достаточно. — Это тоже земляне, такие же, как мы. Но они принадлежат к другой нации, которая в настоящее время враждебна нашей. Они не очень обрадуются, обнаружив нас здесь.

— А как насчет нас?

Джуди задумалась, не зная, что ответить Типпету. Теперь, когда она понимала, что перед ней не просто маленькая сообразительная бабочка, а нечто значительно более могущественное и, возможно, небезопасное, Джуди тщательно обдумывала ответы на все серьезные вопросы.

— Не знаю, — наконец ответила она. — Это зависит от того, с какой целью они сюда прилетели.

— Стоит ли нам отвечать на их запрос и устанавливать с ними какие-то взаимоотношения?

— Пока не надо, — ответила Джуди, но Ален одновременно с ней провозгласил:

— Ну конечно же, стоит.

Услышав ответ Джуди, он с недоумением спросил:

— Почему ты считаешь, что не надо?

— Ну, во-первых, потому, что мы находимся еще по крайней мере на расстоянии получаса ходьбы от нашего звездолета, — ответила Джуди. — А что, если они прибыли сюда совсем с недружественными намерениями? И кроме того, они вряд ли вообще признаются нам в своих намерениях. Следует вначале внимательно проследить за их действиями.

Сказав это, она обратилась к Типпету:

— Каковы размеры вашего космического корабля? Могут они заметить его или нет?

— Он намного больше вашего, — ответил Типпет. — Или даже их. Но они ничем не дали нам понять, что обнаружили наш корабль. И если они будут и впредь использовать радар в качестве локационного инструмента, они скорее всего вообще его не обнаружат. Наш корабль расположен намного дальше от планеты, чем их корабль, и он большей частью состоит из органических структур.

— В самом деле? — удивилась Джуди.

Ей хотелось узнать обо всем поподробнее, но, конечно, не сейчас. Но если он так велик…

— Поверните его к ним узким концом с самым небольшим поперечным сечением, — посоветовала Джуди, — чтобы они не смогли заметить его оптически. А как насчет ваших радиопередач? Они направленные или?..

— Это глупо, — вмешался Ален. — Мы передали устройство гиперускорения всем без исключения, в том — числе и французам. Прятаться от них сейчас — чистейшей воды лицемерие.

— Это осторожность, — парировала Джуди. — Как раз то самое качество, дефицит которого в нашем собственном поведении в последнее время был особенно ощутим.

Типпет ничего на это не ответил, он только сказал:

— Наши передачи с корабля на планету направленные. Моя передача через вашу рацию не направленная, но мощность здесь слишком маленькая, чтобы ее можно было уловить с корабля на орбите. А что касается направления, то мы немного смещаемся влево относительно прямого пути к вашему кораблю.

— Спасибо, — сказали Джуди с Аленом и скорректировали свой курс в соответствии с советом Типпета.

Ален повернулся к Джуди и сказал:

— А я думал, ты тоже считаешь, что передача устройства гиперускорения всем народам и странам — самый благородный наш поступок.

— Поначалу я действительно так думала. Теперь я уже в этом совсем не уверена.

— Вы говорите о передаче вашего устройства? — вмешался Типпет. — Я вас не понимаю. Как вам удалось добраться сюда, если…

— Мы имели в виду передачу планов устройства. Мы рассказали всем людям на Земле, как можно сделать это устройство самостоятельно. Я не хотел, чтобы в космос летали только одни военные.

— Военные, — произнес Типпет. — Солдаты. Профессиональные бойцы. В этом новом корабле находятся военные?

Ален тяжело вздохнул:

— Возможно. Если только запуск субмарины в космос — не задумка членов общества Жака-Ива Кусто.

Рука Джуди начинала уставать. Столько трудов из-за каких-нибудь пяти галлонов воды, а кто-то там прилетел на целой субмарине!

— Интересно, а не попытаются ли они приводниться на ней прямо в океан? — сказала она.

Ален покачал головой:

— Я вообще не могу представить себе, как можно спустить с орбиты такой тяжелый объект с помощью парашюта.

— Парашюта? — переспросил Типпет. — Зачем он им?

— Устройство гиперускорения не может перемещать объект в ту точку пространства, которая уже чем-то занята, — объяснил Ален. — У нас есть единственный выход: «прыгнуть» как можно ближе к верхним слоям атмосферы, а оттуда уже спускаться вниз с помощью парашюта. Возможно, правда, что эти ребята придумали что-то похитрее, иначе я не знаю, как они выйдут из положения, субмарина — слишком тяжелый объект для приземления.

— А-а… — Типпет снова издал нечто похожее на шипение и поинтересовался: — Ваше устройство гиперускорения… оно все еще находится в стадии эксперимента?

— Нет, — ответил Ален. — Мы провели с ним эксперимент две недели назад.

— Недели?!! Неужели вы хотите сказать, что ваша цивилизация владеет этой технологией всего две недели?

Ален пожал плечами:

— Я лично знаю о возможности достижения эффекта гиперускорения уже больше года, но почти все это время потратил на то, чтобы получить возможность проникнуть на борт космического челнока для проверки устройства в космосе.

— И вот вы здесь, на этой планете! И сколько же других звезд вы посетили перед тем, как оказались здесь?

Ален задумчиво наморщил лоб:

— Э-э… надо посчитать. Вначале была альфа Центавра, затем то место с жуткими органического вида астероидами, затем…

— Три, — подсказала Джуди. — Но, когда мы прибыли на эту планету, у нас уже заканчивался запас кислорода. Если бы с ней у нас ничего не вышло, нам пришлось бы возвращаться домой.

Она хотела несколько приуменьшить значимость их путешествий, но Типпета оказалось не так-то просто обмануть. Он издал звук, чем-то напоминавший звук велосипедного колеса, в котором хлопает игральная карта, застрявшая между спиц, и сказал:

— Вам бы пришлось возвращаться домой. Но вы же можете это сделать и прямо сейчас, не так ли?

— Ну, не прямо сейчас, но в принципе да. Как только вернемся к нашему кораблю, у нас такая возможность появится.

— Понятно.

Джуди взглянула на Типпета: жирная бабочка в желтом скафандре, сидящая на плече у Алена и хлопающая крыльями с таким видом, словно пыталась одним усилием воли поднять в воздух крупного и тяжелого Алена. Наконец Типпет все-таки прекратил свое мельтешение и произнес:

— После того как нами было принято решение предпринять межзвездную экспедицию, мы потратили примерно около столетия на разработку и испытание космического корабля. Десятилетия ушли на то, чтобы пересечь громадное расстояние до ближайшей к нам звезды, годы на то, чтобы исследовать планеты в системе этой звезды, и все они при этом оказались необитаемы. Затем мы отправились к другой звезде, потом еще к одной. Это наша четвертая попытка. В космосе сменилось более тридцати поколений. И мы помним нашу родную планету только благодаря коллективному разуму роя. А вы были на вашей родной планете… Так когда же вы на ней были?

Ален взглянул на Джуди, потом на Типпета и сказал:

— Э-э… вчера.

— Тпткпк.

Джуди не поняла, что могло означать это восклицание. Если бы на путешествие к этой планете она потратила всю свою жизнь и при том обнаружила бы, что кто-то другой опередил ее на несколько дней, она бы не ограничилась простым «тпткпк».

Да, этим ребятам их корабль достался тяжело. Даже несмотря на то что они способны при желании наращивать свой интеллект. Они изучили английский меньше чем за день, и Джуди не сомневалась, что и свое собственное устройство гиперускорения они способны создать столь же быстро, воспользовавшись только теми намеками, которые дал им Ален. Чего же еще можно ожидать от этих маленьких, но таких могущественных существ?

Они некоторое время шли молча. Каждый, без сомнения, размышлял над тем, чему он может научиться — и чего он должен бояться — от своих собратьев по разуму.

И вот теперь в их и без того сложном уравнении появилось еще одно неизвестное. Представители человеческого рода, а ведь Джуди так надеялась, что хоть на этой планете ей удастся отдохнуть от всего человеческого. Следовало бы знать, что это невозможно. Она должна была еще в школе усвоить, что чем дальше убегаешь от своих проблем, тем быстрее они тебя нагоняют. И почему же она надеялась, что здесь все пойдет по-другому?

37

«Звездный Экспресс» выглядел совершенно так же, как несколько часов назад, когда они уходили за водой. Если «альтер эго» Типпета успели за это время подроб