КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 421150 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200909
Пользователей - 95633

Впечатления

кирилл789 про Лёвина: Силмирал. Измерение (Фэнтези)

"стрелы психотического лука опасны", ну понятно. школота подалась во львы толстые.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
стикс про Нестеров: Весь мир на дембель (Альтернативная история)

прекрасная серия--читал с удовольствием

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Грошев: Эволюция Хакайна (Боевая фантастика)

Грошев-07-Эволюция Хакайна-часть 2/ 03-06-2020

И хотя конкретно здесь эта часть представлена единым произведением, комментирую (здесь только) вторую часть данного тома, который я ранее читал (месяца 3 назад) и забыл откомментировать... Ввиду этого обстоятельства (как я наверняка уже писал) я сперва хотел «пробежаться» по тексту (что бы вспомнить о чем именно тут шла ресь) и написать комментарий... но внезапно стал вычитывать все заново))

На самом деле — это странно... По сути происходящего «здесь» (все что делает ГГ) можно назвать «ненужной и глупой беготней». ГГ сперва идет куда-то с какой-то миссией, но вдруг решает «свернуть», далее «поток сознания» выногсит его «совсем не туда», чередом случаются всякие неприятности, конфликты или диалоги... В ходе этого ГГ переодически сражается, кого-то убивает или просто «поражается низкому уровню грамотности и невоспитанности». Далее — очередная локация, очередной (с трудом) приобретенный (или найденный) хабар, который уже через 5 минут или сгорает «в жарке», либо просто «выбрасывается за ненадобность» (в тот момент когда ГГ в очередном припадке забытия «решает избавиться от всех этих ненужных вещей»).

В общем — события чередуются попеременно с «тем или иным органическим расстройством психики героя», и в зависимости от оных, получается тот или иной результат... Никакой логики или плана... Все завязано на эмоции присущие скорее ребенку, чем взрослому человеку («ой а эта мертвая собачка оказывается кусается!?», «...и для чего сталкерам столько ненужных вещей? Датчик аномалий, аптечки опять же?!»).

Между тем — если «выключить логику» и читать эту СИ просто... для того что бы читать (не заморачиваясь хроникой событий или логикой происходящего), то... и получится что эта часть (да и вся СИ в целом) может перечитываться практически до бесконечности.

Но все же. что же касается непосредственных отличий (конкретно этой части), то в ней говорится о том как Велес «задолжал куеву тучу бабок» Организации, ушел (в себя)) в очередной «беспямятный поход» (забыв про все и про всех) и понял что «в Зоне скоро настанут совсем нелегкие деньки»)) Далее (мы) наконец-то познакомимся со «Свободой» и с «культурными особенностями данной группировки)). Затем оценим «весь масштаб кипеша» и страха перед «очередным супервыбросом», и предшествующими ему «признаками», и «на закуску» обзаведемся «кучей приятных друзей», которые переедут «к Вам домой» на ПМЖ)) В общем «движухи» будет как всегда много, хоть и не по смыслу... И самое последнее — в этой части ГГ так «ничего и не вспомнил»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Рей: Невеста безликого Аспида (Фэнтези)

заблокировано и слава богу.
"веди себя аккуратнее с женихом. он как с цепи сорвался", говорят ггне-попаданке. откуда это взято? нет в тексте ничего, чтобы продемонстрировало мне, читателю, что жених "сорвался с цепи". он не перебил посуду, не выломал двери, не повышибал стены, не убил-закопал-сжёг живьём пару деревень или полностью свой штат слуг замка. откуда это: "сорвался с цепи"?
словесная пикировка кусками? даже без мордобития ненавистной невесты-ггни?
я бросил читать. изучать тупые представления тупой кошёлки об аристократии или - людских склоках дворянства? вот так тупо испражнённых?
не имеешь никакого отношения не то что к аристократам, но и просто воспитанным людям? ЧИТАЙ, блин! "Трёх мушкетёров" прочти на старости лет, наконец! нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Косухина: Звездный отбор. Как украсть любовь (Любовная фантастика)

Нудно и тягомотно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Линдгрен: Три повести о Малыше и Карлсоне (Сказка)

эм, простите. вы хотите сказать, что умершая в 2002-м году астрид линдгрен потребовала заблокировать в 2020-м году "карлсона" как правообладатель? можете объясните этот феномен?

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Михаил Самороков про серию Проснувшийся демон

Прочитал. Понравилось. Сертаков пишет отлично. Рекомендую к прочтению любителям постапа.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Счастье за доллар (fb2)

- Счастье за доллар (пер. Е. Егорова) (а.с. Возвращение долгов-3) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1889) 223 Кб, 104с. (скачать fb2) - Эмили Роуз

Настройки текста:



Эмили Роуз Счастье за доллар

ПРОЛОГ


— Теперь о тебе, моя дорогая Надя.

Семейный адвокат Ричардс, приготовившись огласить последнюю волю покойного, сделал многозначительную паузу.

Надя сидела вся как на иголках. Отношения с отцом у них всегда были, мягко говоря, натянутые. Условия, оговоренные в завещании, которые она только что прослушала, жизнь старших братьев, по ее мнению, разрушат наверняка. Оставалось узнать, какой же сюрприз дорогой папочка приготовил для нее.

Ричардс, ощутив на себе всю тяжесть ее взгляда, вернулся к чтению:

— «Как сотрудник компании «Кинкейд Круиз Лайн» ты будешь обладать самыми замечательными рекомендациями…»

Надя замерла и, кажется, перестала дышать.

Это плохо. Когда отец начинал с комплимента, то заканчивал ударом. Его излюбленный прием — похвалить, вознести до небес, а потом с этих небес — шмяк! — о землю!

— «Твоя работа, как и твои пустоголовые друзья, — это все, что у тебя есть. Тебя окружают люди, которые не думают о будущем, которые никогда не планируют, на что они будут жить дальше после очередной вечеринки».

Надя заморгала от удивления: надо же, какая точность в оценке! Отец никогда не понимал, за что она ценила своих самовлюбленных друзей. А все было куда проще: они были слишком заняты собой, чтобы совать свой нос в ее дела.

— «Тебе двадцать девять, Надя. Время прошло, ты выросла. Настала пора отвечать за свои поступки и определиться, чего ты хочешь от жизни. С таким пожеланием я вышвыриваю тебя из гнезда».

Холодок ужаса пополз по ее спине.

— Что это значит?

— «С целью ускорить начало твоей самостоятельной жизни, — продолжал читать Ричардс, — отданным мной распоряжением ты уволена с должности финансового директора компании «Кинкейд Круиз Лайн» и не имеешь права доступа к какой-либо собственности компании, это касается и особняка Кинкейд».

Вот оно! Что же теперь делать! Куда идти? Одним росчерком пера ее отец отнял у нее работу, дом и возможность нового поиска. Но почему?

— «Впрочем, ты можешь пока пожить в моем пентхаусе в Далласе на протяжении ближайшего года, и ни днем дольше».

— У отца есть — то есть был — пентхаус в Далласе?

Ричард поднял руку, призывая ее к молчанию.

— «Искать другого нанимателя, а также устраивать вечеринки в этом доме тебе не разрешается. Надеюсь, ты станешь общаться с людьми другого сорта. А чтобы ты не устраивала там вечеринок каждую ночь, условие таково: ты должна находиться в квартире в период с двенадцати ночи до шести утра, каждую ночь».

Брови ее изумленно взлетели вверх:

— Полночь? Я что — Золушка?

— «Если ты не выполнишь все условия, — продолжал Ричардс монотонным голосом, — ты потеряешь все. И твои братья тоже».

Братья. Ее взгляд метнулся от адвоката к Митчу, сидевшему рядом за огромным обеденным столом, и дальше — к Рэнду.

— Что он сделал? Да он просто взял и отослал меня «в свою комнату», — она щелкнула пальцами в воздухе, — раз! Словно я — несмышленое дитя! — Надя сложила руки на груди и откинулась на спинку стула. — Это же смешно! Не буду я этого делать.

— У тебя нет выбора, — произнес Митч с типичной для него невозмутимостью. Казалось, разверзнись небеса — он будет так же спокоен и хладнокровен.

— Ладно, Митч. Я же не могу уйти с работы, бросить дом и друзей.

— Можешь. — Рэнд, сидевший на своем стуле с высокой спинкой, подался вперед и положил сжатые кулаки на стол.

Он был самым старшим из братьев и умнее их всех, и потому Надя, если возникали проблемы, всегда обращалась к нему первому за помощью и поддержкой. До тех пор, пока он однажды не разругался с отцом и не ушел из дома. Рэнд устремил на нее серьезный взгляд своих карих глаз.

— Ты слышала, что прочел Ричардс. Если ты этого не выполнишь, мы потеряем все. Не переживай, мы с Митчем все организуем.

— Но как? Вы оба будете заняты здесь, в Майами, пока я буду сидеть наказанной в Далласе.

— Слава богу, Даллас вовсе не Северный полюс. Мы сможем иногда навещать тебя и передавать подарки. — Митч приобнял ее и легонько похлопал по плечу. После ухода Рэнда из дома он единственный оставался для нее опорой.

— Но это же глупо.

Ричардс кашлянул, напомнив о своем присутствии.

— Тут есть еще кое-что.

Боже, разве может быть еще хуже? От досады вонзив ногти в ладони, девушка зажмурилась. Она набрала воздуху в легкие и кивнула адвокату, дав понять, что готова слушать дальше.

— «Тебя слишком много баловали. В отличие от братьев, ты никогда и не пыталась жить в реальном мире, вне мира Кинкейдов, даже когда училась в колледже. Настала пора научиться самой заботиться о себе, Надя, потому что больше ни я, ни твои братья не будут подбирать за тобой брошенные игрушки».

По лицу разлилась краска стыда. Ну, допустим, она просила помощи пару раз. Ну и что?

— «У тебя не будет ни домработницы, ни кухарки, ни шофера».

Надя слушала не дыша, так что у нее закружилась голова. Ладно, она почти не ест, но ведь у нее нет водительских прав. После той автокатастрофы она не получала их второй раз. Она резко выпрямилась в кресле. Воспоминания начинали кружить в голове, и перед глазами чуть было не поплыло.

— «Машину и уроки вождения тебе обеспечат. Вдобавок ты научишься выживать на скромную сумму в две тысячи долларов в месяц».

«Это он одолжение мне сделал?» — чуть было не завизжала она. Да каждый из ее нарядов стоил больше!

— «Поскольку за квартиру ты платить не будешь, этой суммы вполне достаточно, чтобы покрыть расходы на основные нужды, оплатить коммунальные услуги, ну и тому подобное. Живя на эти скромные деньги, ты научишься понимать жизнь работников компании Кинкейд и нашей клиентской базы».

Как только такое могло прийти ему в голову? Она — профессионал, первоклассный финансист, ворочавшая миллионами долларов в компании «Кинкейд Круиз Лайн», должна теперь экономить?!

— Полное безумие. Может, папуля выжил из ума, когда составлял это завещание?

Густые брови Ричардса в изумлении взлетели вверх.

— Вы имеете право по-своему распоряжаться отведенной вам суммой. Ничего незаконного или аморального отец вас делать не заставил. Надо ли повторять, что если вы не приложите определенных усилий, то ваши братья лишатся своей доли в собственности холдинга Эверетта так же, как и вы? Все, ровным счетом все — начиная с компании «Кинкейд Круиз Лайн» и заканчивая недвижимостью «Кинкейд Мэнор», — все будет продано заклятому конкуренту «Марди Грас Круиз» всего за один доллар. И вы останетесь только с вашими собственными накоплениями.

Которых у нее ни цента. С ее-то привычкой жить на широкую ногу.

— Нет, не надо ничего повторять. Отец довольно ясно дал понять, что если кто-нибудь из нас не выполнит условий, то мы потеряем все. Но… почему именно «Марди Грас»? Отец всем сердцем ненавидел эту компанию. Как и я. Их дьявольски наглые денежные махинации стоили нам приличной доли на рынке.

Ричарде пожал плечами:

— Эверетт не поделился со мной мыслями на этот счет.

Рэнд в раздумье барабанил пальцами по столу:

— Наверняка старик перевернется в гробу, когда «Марди Грас» начнет ставить свое лого на кораблях нашей компании. Да уж… Не хотел бы я, чтобы этот парень выиграл.

Митч кивнул:

— Мы должны сражаться. Слишком большая ставка поставлена на кон.

Она внимательно посмотрела на них обоих. Если Рэнд еще был способен собраться с силами и устроить свою жизнь вне компании, то Митч жил и дышал ею. «ККЛ» — так сокращенно называли компанию и они сами, и их партнеры. Ни дня в своей жизни он не работал на другую команду. Она была его жизнью, и Надя не имеет права отнять ее у него.

Все понимали, чего добивался от них отец. Это был еще один тест на выживаемость. Эверетт Кинкейд имел обыкновение устраивать такие проверки для детей. А особенно — для нее, потому что она напоминала ему о покойной жене. Он всегда боялся, что Надя сломается, как это случилось с ее матерью. Иначе какой еще смысл настаивать в завещании на целом годе одиночества?

Но она докажет, что он ошибался.

Она выживет без работы, друзей и без связи с семьей. Потому что ради братьев готова на многое. Одиннадцать лет назад, когда жизнь Нади пошла под откос, они все сразу пришли ей на помощь. И вот теперь необходимо вернуть этот долг.

Отец, очевидно, считал дочь слабым звеном. Но она еще покажет всем, чего стоит дочь Эверетта Кинкейда. Не зря же от отца Наде достался не только талант к ведению дел, но и упрямый, упертый нрав.

Она сможет сделать это.

Нет. Она сделает это.

Расправив плечи, Надя подняла подбородок и положила руки на дрожащие колени:

— Так когда можно начинать?

ГЛАВА ПЕРВАЯ


Тихо как в могиле.

Вот уже восемь недель она послушно исполняла роль пай-девочки и теперь чувствовала себя заживо похороненной в роскошном пентхаусе.

Хотя склеп комфортный, ничего не скажешь. Но все-таки склеп.

Рядом не было даже соседей, с кем можно поболтать. Единственный дом, расположенный ближе к центру города, пустовал. Лишь на первом его этаже располагались офисы, заходить в которые у нее не было никакого желания. Даже когда надоедало экспериментировать с кулинарными рецептами.

Надя уперла руки в бока и в раздумье принялась разглядывать присланные Рэндом книги и видеокассеты на полке. Она усмехнулась, вспомнив, как сначала собиралась обойтись без помощи братьев. Но потом здраво рассудила, что помирать с голоду тоже не годится, и решила-таки воспользоваться предложенными рецептами. Таким образом, с помощью видеозаписей, книг и передач по кабельному телевидению, она научилась готовить сама. В связи с чем ей пришлось научиться еще и убираться. Потому что кроме как самой больше это делать было некому. В итоге она не только успешно освоила стиральную машину, но и вполне прилично справлялась с теми несложными домашними делами, которые раньше за нее делали другие. В общем, было чем погордиться: у нее получилось, если не считать пары промахов.

«Вот так, папочка. Два месяца, а я еще жива. Уверена, этого ты не ожидал».

За два с лишним месяца своего заточения в золотой клетке она успела пересмотреть все фильмы, вышедшие в прокат за последнее десятилетие. Но главное — обнаружила дешевый, но вполне приличный магазинчик, который поставлял товары на дом. Это было гораздо выгоднее, чем каждый раз брать такси и ехать в Даллас за продуктами.

Правда, она еще не научилась водить. И это было единственным условием отца, которое она пока не выполнила.

Воспоминания опять нахлынули на нее, и чтобы избавиться от них, пришлось заняться уборкой. Она принялась пылесосить пол и чистить ковер, стараясь заглушить в душе гнев на отца.

В голову лезли мысли, что он снова недооценил ее, послав в этот дурацкий пентхаус и заставив «искать себя». В то время как братьям выпали менее обременительные условия:

Рэнду предписано, вернуться в компанию «Кинкейд Круиз Лайн» и занять место отца. А Митч, продолжая занимать свою прежнюю должность в компании, будет вынужден играть роль дорогого младшего сына Эверетта.

Гнев забурлил в ней с новой силой.

Но вскоре его сменила глухая горечь. Да, она злилась на отца за то, что он отнесся к ней как к неразумному ребенку. Но ощущение утраты чего-то важного, значившего для нее гораздо больше, чем это казалось, было сильнее. Неужели больше не будет жарких споров? И этих порой изматывавших, но таких азартных словесных баталий? Она не могла представить себе того, что больше никто не прочтет занудную лекцию о том, как надо правильно себя вести. И что теперь не надо бояться неудач. И неужели можно жить как-то еще без этого противного липкого страха от того, что за каждым твоим движением следит невидимый чужой глаз?

Надя была вынуждена признаться себе, что все прежние ужасные поступки она совершала только с одной целью: поразить его. Так хотелось чувствовать, что она кому-то нужна в этой жизни, кто-то ее ценит. Конечно, братья всегда заботились о ней, но у них своя жизнь, и отсутствие рядом сестры не слишком их напрягает.

«Постой, а ведь ты и сама виновата в том, что не хочешь ни с кем сближаться и никого не пускаешь к себе в душу. Потому что обратная сторона близости — это горечь потерь, а тебе больше этого не надо. Так ведь? То-то. И нечего теперь себя жалеть. Давай-ка переставай нюни тут распускать».


Наде казалось, что за всеми этими домашними хлопотами она окончательно отупела и ее разум закоснел окончательно. Несмотря на то что она, как могла, старалась не впадать в состояние оцепенения. Наниматься на работу ей было запрещено. А готовить целыми днями — кто не сойдет с ума от скуки?

Наверняка охрана и Элла, домработница из соседней квартиры, считали ее сумасшедшей, потому что каждый раз, едва только открывались двери лифта, она бросалась болтать с ними, словно голодный на хлеб.

День пролетел незаметно. Надя кинула взгляд на окно, но не увидела ничего, кроме собственного отражения в стекле. Потом, отвернувшись, рассеянным взглядом заскользила по комнате, пока не остановилась на старинных дедушкиных часах. Одиннадцать?! И куда только девался день? Казалось, что время улетучивалось само собой. Дни таяли, словно лед под солнцем.

Неужели когда-то, в прошлой жизни, это ей вышколенный дворецкий желал приятного дня? И толпы друзей каждый вечер после работы — неужели и такое тоже было?

Короче, надо срочно найти новое хобби. И звонок другу за подсказкой в ее положении исключен. Придется полагаться на саму себя. Но, пожалуй, этим она займется завтра.

А сейчас надо как-то убить время перед сном. Если днем в делах часы летели незаметно, то вечером немилосердно тянулись, как резина. Ну как еще измотать себя, чтобы заснуть? Даже братьям нельзя позвонить! Отчаяние вот-вот готово было охватить ее с новой силой. Нет, она должна победить!

Надя заставила себя улыбнуться и, повернувшись к окну, кивнула своему отражению с гораздо большим энтузиазмом, чем испытывала на самом деле. Может, пойти включить видео?

Но как только она направилась к DVD-плееру, ей вдруг послышался какой-то непонятный приглушенный звук. Кажется, он донесся из холла… Интересно, кто это ходит в такой час? Для прислуги из соседней квартиры слишком поздно, а грабителю проникнуть сюда через бдительную охрану можно только в том случае, если он человек-невидимка.

Кто же это может быть? Может, Грампи? Или Гэри, ночной охранник, который с первого дня невзлюбил ее? Впрочем, никто из охраны ей не симпатизировал.

Нет, Грампи в это время не дежурит. Изнемогая от любопытства, она крадучись направилась в коридор и приникла к дверному глазку.

На площадке спиной к ее двери стоял какой-то высокий мужчина и собирался ключом открыть дверь квартиры напротив. Она невольно отметила, про себя, как прекрасно он сложен. А отлично сидевший серый костюм из дорогой ткани только подчеркивал его широкие плечи и длинные крепкие ноги. В руке у него была папка с бумагами, а на полу стоял кожаный кейс.

Похоже, это ее сосед. Ну слава богу! Хоть будет теперь с кем пообщаться. Она распахнула дверь. О неожиданности мужчина резко обернулся.

Нет. Не может быть. Словно жесткая когтистая лапа сжала вдруг сердце. Голова закружилась, и пришлось схватиться за дверной косяк, чтобы не упасть. Давняя боль взорвалась в ее душе, словно бомба.

Нет.

Только не это.

Это не Лукас.

С тех пор как он умер, прошло одиннадцать лет. Это просто безумие.

— Надя? — неуверенно проговорил знакомый голос.

Чертики и звездочки заплясали перед ее глазами. Спина покрылась холодным потом. Ей вдруг перестало хватать воздуха, и она вцепилась в косяк так, что побелели пальцы.

— Надя, с тобой все в порядке?

Она не могла двинуться с места. Не могла дышать. Даже моргнуть была не в состоянии. Завороженная, до тех пор смотрела на призрак, который махал рукой перед ее лицом, пока не подогнулись ноги и она не грохнулась на колени.

Словно в тумане она смотрела, как папка из его рук полетела на пол, и он, шагнув к ней, поддержал ее под локоть.

«Ну все. Вот это и случилось. Ты сломалась, как отец и предсказывал. Когда ты откроешь глаза, то увидишь незнакомца. А не мертвого мужа. Или, может, вообще никого не увидишь».

Однако крепкая теплая рука была живее живых, очевиднее самой истины.

Да к тому же очень знакомой.

Надя заморгала, пытаясь прогнать наваждение. Но это не очень помогло. Мужчина, присевший на корточки рядом с ней, был как две капли воды похож на Лукаса Стоуна. Только теперь его светло-русые волосы стали короче, и стрижка сделана явно в дорогом салоне, а не в дешевой парикмахерской. Это уж она могла определить. А еще на лице появились новые морщинки, но это все тот же Лукас. Эти серо-голубые глаза, и чуть косящий в правую сторону нос, и упрямый квадратный подбородок… Без сомненья, это он — человек, мысли о котором столько лет доставляли ей боль и горечь.

— Т-ты же умер…

Уголки губ, которые она так любила целовать, поднялись в ироничной усмешке, а глаза заблестели.

— Да вроде был жив до недавнего времени.

— Отец сказал мне… И я пропустила похороны… Я… Он сказал, что ты умер. Из-за травмы, полученной тогда в автокатастрофе.

Морщинка на его лбу обозначилась резче, двойник Лукаса прислонился к стене:

— Кинкейд сказал тебе, что я умер?

Во рту у нее пересохло так, что Надя была не в состоянии произнести ни слова, словно язык стал каменным. Она только молча кивнула.

— Вот сукин сын! — выругался он в сердцах. Потом вскочил на ноги и предложил руку ей.

Поднимаясь с колен, Надя все еще не переставала сомневаться, что происходящее — не сон.

Мужчина распахнул дверь ее квартиры и, пропустив даму вперед, вошел следом.

— Поверить не могу, что твой отец способен на такое! А что еще он сказал?

Она, изо всех сил пытаясь унять беспорядочный вихрь мыслей в голове, вяло ответила:

— Н-ничего.

Он встал рядом, и она явственно ощутила аромат его туалетной воды… «Кеннет Коул Блэк»?

«Хм, интересно, есть ли у галлюцинаций запахи?»

Все еще сомневаясь в том, что Лукас — действительно не плод ее разыгравшегося в заточении воображения, Надя осторожно вытянула руку вперед. Дотронувшись до его груди, замирая, ощутила под пальцами сперва тонкую ткань рубашки, затем плотный шелк галстука. Словно в тумане почувствовала его ладонь на своей руке, которую он передвинул чуть левее, туда, где бьется сердце. Она одновременно ощутила его мерный ритм и бешеный стук своего.

Значит, это правда. Он жив.

Лукас не умер.

Радость взметнулась в ней огнем и опалила, разлившись живительным теплом по онемевшему телу, а сердце вот-вот готово было выпрыгнуть из груди. Она уже хотела наброситься на него с объятиями, как вдруг в голове мелькнула мысль, от которой весь восторг растаял, словно яркий салют.

— Погоди-ка. Раз ты не умер, получается, ты меня бросил? То есть поступил как самый настоящий негодяй!

— Ты сама захотела, чтобы я ушел, — ответил он бесстрастно.

От изумления у нее открылся рот.

— С ума сошел? Я же рисковала правом наследования, выйдя за тебя! Так зачем это мне?!

— Отец сообщил, что ты пожалела о своем «маленьком бунте». И осознала, что простая жизнь не для тебя, и теперь стыдишься своего мужа-рабочего. И попросила развод.

Ах вот как! Отец солгал Лукасу и развел их без их взаимного согласия?!

— Не было ничего подобного.

— Он еще сказал, что ты не выносишь меня, потому что… — На его щеке дрогнул мускул, а глаза наполнились грустью, но голос по-прежнему звучал ровно: — Потому что я убил нашего ребенка, а с ним и все твои чувства ко мне.

Веки ее затрепетали, как и сердце. Дыхание участилось, а в горле встал горький ком. В смятении Надя опустила глаза, машинально дотронувшись до своего живота. Но затем собралась с силами и посмотрела в лицо самому любимому человеку.

— Лукас, это не ты убил нашего ребенка, а я. — Такие слова она еще никогда не произносила вслух. И говорить их было больнее и труднее, чем казалось.

Лицо его словно окаменело.

— Что ты такое говоришь, Надя?

Его ледяной взгляд и холодный тон, которым был задан вопрос, поразили ее в самое сердце.

— Ведь авария случилась по моей вине.

— Но это же я вел. — Его голос слегка смягчился.

Значит, виновником случившегося он считает себя. Да уж, такого не пожелаешь и врагу. Никто, кроме них, не знает, как в действительности обстояло дело. Сколько раз она проклинала себя за то, что по дороге флиртовала с мужем, который вел машину! И хотя им обоим прекрасно было известно, что шутки с огнем плохи, это их не остановило. Они тогда ехали в отель, в котором собирались провести свой медовый месяц! А все закончилось аварией и больничной койкой. Это из-за того, что она думала только о себе и своем желании. Расплата за эгоизм оказалась слишком скорой и жестокой.

В ее голове будто мелькнула вспышка, и тот страшный день во всех мельчайших подробностях вдруг вспомнился, словно все это было только вчера. Она снова, как тогда, почувствовала себя игрушкой в руках судьбы. Но Лукас не должен считать себя виноватым.

— Ведь это я целовала тебя, несмотря на то, что ты был за рулем, — напомнила она, с горечью глядя в его глаза.

Ее боль отразилась на его лице.

— Но ведь тот знак «стоп» пропустил я…

— Если бы ты не отвлекся тогда из-за меня… — Она провела пальцем по локтю Лукаса, в который раз желая удостовериться, что это не сон. Его мышцы тут же напряглись под рукавом рубашки. — Лукас, я неделю была в коме и не в состоянии была тебя навестить.

Он всматривался в ее лицо, словно бы пытаясь увидеть там какую-то тайну. Но внезапно его глаза вспыхнули гневом.

— Лживый ублюдок!

— Кто?

— Твой отец! — Лукас выплюнул эти слова с такой необычайной ненавистью, что его губы сжались в тонкую полоску.

В свое время Эверетт Кинкейд не гнушался делать людям гадости. А потому он ясно дал понять Наде, что лишит дочь наследства, если она выйдет замуж за Лукаса. И когда она все-таки поступила по-своему, то даже отказался присутствовать на скромной церемонии венчания. Однако после того как она попала в аварию, отец вел себя так, словно между ними и не было той размолвки. Надя решила, что он, наконец, осознал то, как она ему дорога.

Как же она ошибалась… Отец никогда в жизни не признавал свои промахи и считал Лукаса самой большой оплошностью Нади. Ничего удивительного, если он и в самом деле солгал Лукасу, чтобы уничтожить их брак.

Хуже всего другое: Лукас позволил ему это сделать. Надя считала его сильным человеком, способным противостоять ее отцу.

— Если бы ты любил меня, то обязательно пришел бы навестить.

Он процедил:

— Я не мог.

— Да ладно. Помнится, ты был самым решительным человеком, которого я когда-либо встречала. Не верю, что ты не смог найти способ к моей больничной палате. Я лежала в реанимации, прикованная к миллиону приборов. И никуда убежать или спрятаться не могла.

Он вдруг впервые за все время их разговора опустил глаза и отвернулся. Его плечи были опущены, и она отметила, что они стали шире, чем раньше.

Он сжал кулаки и с усилием проговорил:

— Я был парализован от пояса и ниже. Врачи говорили, что шансы когда-нибудь снова встать на ноги — равны нулю.

Ее рот открылся сам собой от изумления, она не могла выговорить ни слова. Взгляд Нади блуждал по его широкой спине. Лукас всегда был таким живым и активным. Вообще-то, именно его прекрасное сильное тело поначалу привлекло ее тем летом, когда он начал работать на компанию «Кинкейд» в команде дизайнеров по ландшафтам.

— А как же твои мать и сестры?

Лукас повернулся, и ей не понравился этот напряженный взгляд.

— Твой отец сказал, что ты не собираешься связывать свою судьбу с инвалидом, — не отвечая на ее вопрос, проговорил он.

— И ты ему поверил? А как же клятва у алтаря «в болезни и здравии»? Забыл? Или не веришь?

— Ты всю свою жизнь была избалованной принцессой. Думаешь, я не понимал, что тебе не захочется жить в бедности и играть роль сиделки для человека, который даже помочиться сам не способен? Нет!

Она поморщилась от жестокости его слов. А потом рассердилась. Да почему же все считают ее бесполезным довеском?

Ладно, может, она и сделала в своей жизни пару глупых ошибок, но все равно… Отец и Лукас не имели права так о ней думать.

— Ты должен был дать мне шанс, а не предсказывать провал.

Надя смерила его взглядом с ног до головы, пытаясь вообразить этого человека беспомощным. Определенно, с тех пор, как они виделись последний раз, он расцвел и похорошел. Если она не ошибалась, то теперь на нем красовался костюм от фирмы «Гермес» и ботинки от «Прада». Значит ли это, что он теперь не простой рабочий, а при деньгах, и притом немалых?

— И как же ты сумел встать на ноги?

— Только благодаря многочисленным операциям.

— И ты здесь… — Она неопределенно махнула рукой, имея в виду роскошный пентхаус. — Но почему? Как это случилось?

Ей показалось или он действительно замялся с ответом?

— Дело в том… что я владелец этого здания и живу напротив тебя.

— Ты — собственник пятидесятиэтажного элитного небоскреба в Далласе?

Наверняка это немалые деньги.

— Да. — Гордость и сила уверенного в себе человека — вот что слышалось в его тоне. — А вот как ты здесь оказалась?

— Эта квартира принадлежала моему отцу.

Его глаза превратились в две узенькие щелочки.

— Но мой риэлтор продавал ее директору одной инвестиционной компании.

— Нет, это отец купил ее на имя одной фиктивной корпорации. Иногда он так поступал.

Лукас выглядел сбитым с толку. Как и она. И тут ее словно осенило:

— Неужели он это все специально подстроил!

— Что подстроил?

— Эту встречу. Как ты, наверное, слышал, отец умер, и по его завещанию я должна прожить в этом самом пентхаусе год. Он знал, что рано или поздно я на тебя наткнусь. Но зачем ему это было надо? — Она нарезала круги по фойе и, сверкая глазами, бросала на Лукаса недоуменные взгляды. — Если только… Неужели он хотел уладить наши с тобой отношения?

Лукас с сомнением скривился:

— Уж этого точно не может быть.

— Наверняка! Едва ли покупка пентхауса напротив именно твоей квартиры была случайностью.

— Надя, отец заплатил мне, чтобы я убрался из твоей жизни! Он угрожал разрушить все, что у меня было. Вряд ли он стал бы сводить нас.

Сердце ее ухнуло в тартарары, как «Титаник» — в глубины океана, и покрылось льдом. Платить деньги людям, чтобы откупиться от них, — это было излюбленной тактикой ее отца.

— И ты взял эти деньги, чтобы избавиться от меня?!

Лукас мрачно глянул на нее исподлобья:

— Он уверил меня, что таково твое желание.

— Сколько?

— Надя…

Глаза ее горели от накипавших слез. Ее мутило от одной мысли об этом.

— Ну и сколько же я стою? Сколько стоит моя любовь? Мне интересно знать!

— Он оплатил все мои операции и восстановительный период, дал деньги на обучение моим сестрам и мне, чтобы мы учились в том колледже, который выбрали.

— Сколько? Мне нужна сумма!

Он тяжело вздохнул:

— Если округлить, два миллиона.

На нее вдруг навалилась такая тяжелая усталость, словно вся жизненная сила улетучилась из ее тела в одно мгновение. Она присела на краешек стула и, закрыв глаза, в изнеможении уперлась лбом в скрещенные руки. Вокруг — одни предатели! И отец вовсе не предполагал счастливого воссоединения. Он доказал: человек, которого она выбрала себе в мужья, продается и покупается. Надя ощущала себя ничтожной, нелюбимой и несчастной. Она любила Лукаса так сильно, что ради него была готова оставить все, только бы стать его женой.

А он предал ее. Продал.

Отец был прав. Лукас был самой большой ее ошибкой. И любить его, и потерять его — было одинаково больно.

— Уж лучше бы ты умер. — Она изо всех терла виски пальцами, стараясь сохранить самообладание. — То есть… не так. Лучше бы мы не встречались. Знаешь что, Лукас. Ты выбрал деньги и тем самым доказал, что ты ничтожество. С такими, как ты, я не имею ничего общего.

Надо избавиться от него. Ноги ее подгибались, она даже сомневалась, что дойдет до двери.

— Уходи.

— Надя…

— Убирайся вон. Пока я не вызвала охрану.

— Эти люди работают на меня и не вышвырнут. — Он одним шагом оказался рядом с ней и встал рядом. — Не надо меня винить. Интриги твоего отца меня не касаются.

— Ты предал меня и оставил горевать по тебе и ребенку. Да знаешь ли ты, как часто я была близка к… — Она задохнулась и замолчала, хватая ртом воздух. Потом перевела дух и проговорила: — Ты — эгоист, Лукас Стоун. Не хочу тебя больше видеть. Уходи.

Он смотрел на нее таким долгим взглядом, что она засомневалась, не вызвать ли в самом деле охрану. Впрочем, теперь это было бы бесполезно. Ей никто не поможет, и даже братья не придут на помощь. Придется справляться самой.

Наконец Лукас прошагал мимо нее и вышел, захлопнув входную дверь и дверь в ее счастье.

Думать о том, что он погиб в аварии, было гораздо легче, чем знать горькую правду.

Она ощущала себя до такой степени ненужной, что готова была зарыдать в голос. Но слез не было. Только боль и опустошение.

ГЛАВА ВТОРАЯ


Если бы этот негодяй Эверетт Кинкейд был сейчас жив, Лукас немедля убил бы его на месте. Но поскольку тот уже давно в могиле, мысль о возмездии за отнятую жену теперь казалась бессмысленной.

Впрочем, не такая уж эта идея и безрассудная. Пусть Эверетт в гробу, зато живы его сыновья. Да, они пришли на свадьбу, но только потому, что хотели поддержать свою малышку-сестренку, а не потому, что были за этот брак.

А потому откладывать месть нельзя. Он еще покажет Кинкейдам, как они ошибались на его счет.

Услышав, как за ним захлопнулась дверь, он вздрогнул. Он уставился на стену, и ему подумалось, что та Надя, которая сейчас предстала перед его глазами, стала гораздо обольстительнее, чем раньше. Ее зеленые прекрасные глаза приобрели какой-то незнакомый глубокий оттенок. Блестящие волосы без дорогой салонной укладки просто струились тяжелой волной по спине. Прелесть юности уступила место чарующей женственности, которая с годами будет только вызревать, как хорошее вино. Как и говорила его мать. Его семья всегда была в восторге от его жены.

Лукас не сомневался в том, что Надя говорит правду. Боль в ее глазах была неподдельной. Кинкейд и раньше пытался избавиться от Лукаса. Только ему это никак не удавалось.

И все-таки Эверетт достиг своей цели. Старый волк выгадал удобный момент, когда Лукас был слаб и не мог сопротивляться. И нанес удар точно в цель. Лукас тогда ничего не мог поделать.

Может, он раскаялся в содеянном? Лукас не верил в это ни капельки. Если ее отец и подстроил эту встречу, то скорее из мести, а не из благородного порыва воссоединить разбитую им пару.

Другой вопрос, откуда Кинкейд узнал о том, что он настоящий владелец этой недвижимости. Ведь Лукас намеренно все дела вел только через посредников и никогда нигде не обнаруживал себя. Это было главным принципом тактики его бизнеса. Да и пресса пока ничего не пронюхала.

Младшая сестра называла его «подводной лодкой», и ему нравилось быть невидимкой.

Зайдя к себе, Лукас бросил вещи на диван и облегченно выдохнул: как хорошо дома! Он слишком много времени проводил в отелях, и это изматывало. Он удовольствием окинул взглядом роскошные апартаменты: да, ему удалось вытащить из нужды свою семью, и теперь можно было гордиться собой.

Удивительно, какие амбиции способна пробуждать ненависть и ярость. Последние семь лет он занимался недвижимостью. Только и делал, что продавал и покупал, вкладывая огромные деньги и бешеную энергию в рискованные проекты, которые в итоге окупились. В планах на будущее у него было вытеснить с рынка главного конкурента — компанию «Кинкейд Круиз Лайн». За последние три года компании Лукаса Стоуна удалось завоевать поставщиков с которыми работал Эверетт Кинкейд, перекупить их и повысить цены на продукцию, без которой конкурентам не обойтись.

Эверетт Кинкейд ценил холодный расчет, и Лукас сумел доказать, что он в этом тоже мастер. Отплатил той же монетой. Жаль, что все произошло слишком поздно и Эверетт теперь все равно не сможет это оцепить. Впервые в жизни Лукас радовался тому, что ошибался — его ненависть к Наде оказалась напрасной.

Он подошел к столику с горой почты, адресованной фирме «Андвари». Эта компания — детище его мозга и акульей хватки бизнесмена, которую пришлось создать для отвода глаз. Назвав ее в честь норвежского божества, охранявшего свои сокровища с помощью плаща-невидимки, Лукас, спрятавшись под ней, словно под зонтом, тем самым избавился от любопытных взоров. Никто не видел в лицо истинного владельца фирмы и многочисленных филиалов и не знал его имени.

По крайней мере, он так думал.

Но если Кинкейду было что-то известно, откуда он получил эту информацию? Несомненно, Кинкейд не мог купить квартиру в доме Лукаса случайно.

Схватив свой кейс, Лукас направился в спальню и бросил его на кровать. Ничего, он добьется победы и проглотит проклятого конкурента с потрохами.

А начнет… с Нади.

Завоевать женщину, которую Эверетт забрал у него обманом, — не это ли верх сладкой мести?

Любовь здесь ни при чем. Все те бедствия, которые довелось претерпеть ему и его семье, навсегда убили чувства, которые он в свое время испытывал к Наде. Пусть чисто физически его еще влечет к бывшей жене. Что ж, секс с ней он может себе позволить. Но не больше. Все чувства остались в прошлом.

Если есть на свете справедливость, то Кинкейд еще перевернется в могиле, когда его дочь второй раз выйдет замуж за человека, которого Эверетт отверг и оскорбил. А еще лучше будет, когда Лукас Стоун станет владельцем «ККЛ». Тогда он лично уволит каждого из Кинкейдов по очереди и поставит свое лого на их корабли. Так и будет.

Непременно надо выяснить, как квартира напротив оказалась в собственности у Кинкейда. Для начала он позвонил сестре, у которой было теперь собственное детективное агентство, и попросил собрать информацию по Джефферсону, имевшему отношение к продаже этих квартир. Возможно, она что-то нароет. И потом… Потом он вернет себе все, что украл у него Кинкейд. Начиная с бывшей жены.


Значит, все эти годы она жила во лжи.

Ее горе — ложь.

Сочувствие отца — ложь.

Забота о ее благосостоянии — ложь.

Неужели после того несчастного случая все, что он говорил и делал, — ложь? А она-то так верила в его искренность! Нет, все не так просто. Наверняка есть какое-то логическое объяснение его интригам.

Неужели братья тоже были в курсе его планов? Она с досадой ударила сковородкой по столу. Громкий гул чуть не оглушил ее саму. Она уперлась ладонями в прохладную поверхность стола и в огорчении опустила голову.

Необходимо все выяснить. И стесненность в материальных средствах не помешает ей открыть эту тайну. Она во что бы то ни стало сделает это. Тем более у нее целый год впереди! Она не вернется в Майами до тех пор, пока не узнает всей правды.

В этот момент раздался звонок в дверь. Скорее всего, это курьер из магазина с доставкой на дом. Он вот-вот должен привезти заказанные орехи и ваниль для печенья.

Радуясь возможности отвлечься от мрачных мыслей, она побежала за деньгами. Потом пошла открывать.

Она не посмотрела в глазок, уверенная в том, что это Дэн, и сразу же распахнула дверь. Да так и застыла на пороге: перед ней стоял Лукас. Она, смешавшись, спросила:

— Что случилось?

Он окинул ее оценивающим взглядом, и жаркая волна окатила Надю с головы до ног. Черт возьми, она, как назло, выглядит не лучшим образом! Сто лет уже не делала ни макияжа, пи прически. И вообще одета не пойми как.

Тем временем Лукас галантным жестом достал из-за спины пакет со знакомым логотипом магазина.

— Полагаю, это для тебя.

— Да… — Она потянулась за пакетом.

Однако в последний момент он отдернул руку и вдохнул доносившиеся из кухни ароматы.

— Пахнет вкусно. Что твоя кухарка готовит?

— Это не кухарка. Я сама себе готовлю. А где Дэн?

— Если ты про того парня из магазина, то я заплатил ему, и он ушел. — И с этими словами он двинулся вперед, словно танк, готовый смести все на своем пути. Приглашения он не ждал. — Это соус маринара?

И он нагло пошел на кухню, словно провел в этой квартире всю жизнь. Волна вскипевшего гнева так и хлынула Наде в лицо. Она побежала за непрошеным гостем:

— Да. Я пробую новый рецепт и хотела бы закончить эксперимент. Так что — пока!

Еще только начиная осваивать премудрости кулинарии, она быстро сообразила, что тратить деньги на продукты взамен испорченных будет накладно. И чтобы потом не приходилось выбрасывать плоды своих неудачных поварских экспериментов, лучше сразу стараться все делать точно по рецепту.

Время, когда она обедала в дорогих ресторанах, давно прошло. Теперь ближайшие полгода подобное мероприятие ей точно не грозит.

Да уж. Не очень-то радостная перспектива.

Надя снова потянулась за пакетом с заказанными продуктами, который до сих пор был у Лукаса в руке.

— Можно мне забрать мои покупки, пожалуйста? — с иронией спросила она.

— Насколько я помню, одиннадцать лет назад ты не умела готовить, — не заметив ее тона, сказал он, мельком взглянув на домашнюю еду и рабочий беспорядок на кухонном столе. На плите кипел соус в кастрюльке. Лукас взял деревянную ложку и помешал его.

Ну, это уж слишком.!

— Теперь умею. Лукас, хватит дурачиться. Передай пакет.

— А ты пригласи меня на ужин. — Он провел пальцем по крему для печенья и облизнулся: — Ммм… и на десерт.

Только не это…

Она сглотнула и попыталась взять себя в руки, чтобы отогнать внезапно нахлынувшие воспоминания об их горячих ночах.

— Я не нуждаюсь в твоем обществе, — злясь на свою слабость, прошипела она сквозь зубы.

— Ну ты же знаешь, как я люблю маринару…

Как она могла это забыть!.. Однако этот соус она готовила уж точно не для него. Лукас Стоун этого недостоин!

— И потом, у тебя тут еды хватит на целую армию, не то что на двоих.

Не хватало еще кормить этого типа!

— Ничего, оставлю про запас.

Его бровь дернулась.

— Ты планируешь на будущее?

Ироничный тон Лукаса задел ее.

— А что, это так не похоже на меня?

— Честно говоря, нет.

— Мне все равно, что ты думаешь, главное — закончить печенье. А без нужных продуктов это не получится. Отдай, а?

— Я и печенье люблю.

Да уж. Лукас тот еще сладкоежка, как не помнить… Пожалуй, это был бы выход для нее, учитывая, что ей некому больше было предложить печенье, которое она, как обычно наготовив целую кучу, хранила в холодильнике.

Однако она сурово нахмурилась, сложив руки на груди.

— Ничем не могу помочь.

Неожиданно он подошел к ней, и она вздрогнула. Они стояли совсем близко, и ее тело напряглось как струна, а сердце затрепетало пойманной птицей. Как же так? Ей казалось, что за эти годы все чувства умерли в ней… Ведь она считала, что его и в живых-то нет…

«Нет, нет, Надя, это невозможно, это полный бред, он тебе не нравится». Его голос вернул ее в реальность.

— Можешь, и еще как. Из докладов моих охранников видно, что ты сильно обделена общением.

Краска бросилась ей в лицо.

— Я лишь только с ними здороваюсь. Из вежливости.

— Да, да, конечно. Именно поэтому недавно им пришлось проводить тебя в твою квартиру и запретить беспокоить соседей с нижних этажей.

Грустная, но правда.

— Потому что мне захотелось угостить их печеньем. Не могу же я съесть все то, что наготовлю. И незачем было устраивать такой переполох, как будто их собирались отравить!

— Кроме того, — ровным тоном продолжал он, — мои люди не нуждаются в твоих советах и вмешательстве посторонних в их дела.

Подумаешь, она и дала-то, всего пару советов. Погоди-ка… Как он сказал?

— Твои люди?

Его глаза превратились в щелки, в которых поблескивали насмешливые огоньки:

— Этот небоскреб — один из тех, что являются моей собственностью. И здесь живут люди, которые работают на меня.

Забавно. А он изменился с тех пор. Словно она встретила совсем другого человека. Невероятно!

Надо будет пошарить в Интернете и разыскать более полную информацию о нем.

Она изучающе посмотрела на него, но вслух сказала:

— Понимаешь, Лукас, я профессионал и скучаю по работе. А мои советы могут помочь…

— Так найди себе работу.

— У меня уже есть работа, в «Кинкейд Круиз Лайн». Только вот по нелепому завещанию моего папочки… мне не разрешается… — она замялась, подбирая слова и пощелкивая пальцами, — искать другую оплачиваемую работу.

Он недоверчиво покосился на нее:

— Это еще почему?

Ах, как стыдно, как стыдно!

— Он даже из могилы мучает нас. Придумал какие-то дурацкие испытания! Только после того, как мы выполним поставленные им условия, получим право на наследство.

— А если ты их не выполнишь?

Его ноздри затрепетали от ярости при одном упоминании об Эверетте Кинкейде.

— Я всегда была упрямой и не собираюсь сдаваться. Если ты еще помнишь. — Когда-то она добилась и его. — А теперь отдай мне продукты.

Он спрятал руку за спину. Кажется, опять начал игру. Ну уж нет, отнимать она точно не станет.

— Ланч и десерт, Надя.

По его взгляду она догадалась, на что он намекает в качестве десерта, и ей стало не по себе. В том, что ее тоже волновала его близость, она ни за что не призналась бы даже самой себе. Надо взять себя в руки.

— Не улыбайся так противно, — нарочито скучным голосом попросила она. — Это тебе не поможет, Лукас Стоун. Мне прекрасно известно теперь, что ты из себя представляешь. Хватит мне уже негодяев по жизни.

— Но я всего лишь только приглашаю тебя на ланч, а также предлагаю обсудить, действителен ли наш с тобой развод.

Что? Она почувствовала, как екнуло под ложечкой.

— А что, он может быть недействительным?

— Если ты была уверена, что я мертв, то о каком разводе речь? И если ты не подписала бумаги…

Она замерла на месте. Вот это номер!

— Пригласи меня, и мы поговорим, — подмигнул он.

Кажется, он не оставил ей выбора.

— Погоди, сейчас вернусь.

И она опрометью бросилась к телефону, набрала номер брата.

— Митч, слушай. Лукас не умер!!

— Что?!

— Оказалось, что он живет на моем этаже в квартире напротив! Ты это знал? — выпалила она.

— Надя, успокойся. Ты говоришь какую-то ерунду. Ты в порядке?

Она лишь устало вздохнула и терпеливо принялась объяснять:

— Нет, я не сошла с ума. Я в порядке. Тут Лукас мне подсказывает, что бумаги по разводу не могли быть мной подписаны. Ведь я считала его погибшим!

— Может, не стоит раньше времени вдаваться в панику?

— Раньше времени? Ты издеваешься?! Мой муж воскрес из мертвых! А ты говоришь!..

ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Чужая крепкая рука внезапно перехватила у Нади трубку. Она вскрикнула от неожиданности и развернулась лицом к Лукасу.

— Эй, ты меня напугал!

Не обратив внимания на ее возмущение, он поднес трубку к своему уху:

— Слушай, Митч, это говорит Лукас Стоун. После аварии твой отец сказал мне, что Надя просит развода, и вынудил меня поставить подпись на бумагах. Если Надя не подписывала заявления или сделала это в бессознательном состоянии, то наш брак еще можно считать действительным, а развод — нет.

Нет, это кошмар! Это просто бред какой-то! Как она может быть замужем за этим негодяем! Здесь какая-то чудовищная ошибка.

Надя побрела на кухню и рухнула в кресло. Потом, уперев локти в колени, обессиленно уронила голову на руки.

Все то, что она так тщательно старалась похоронить в своей душе и забыть, в считанные мгновения возникло и грозно нависло над ней, словно джин, выпущенный из бутылки.

Она вспомнила о матери. Врачи утверждали, что вероятность того, что Надя не унаследовала ее болезнь, почти стопроцентная. Но все же один роковой процент не исключен. А значит, дверь в счастье навсегда для нее закрыта.

Надя вспомнила о своем нерожденном ребенке, и сердце снова защемило от тоски и горечи. Их сыну или дочери сейчас исполнилось бы одиннадцать. Она сжала виски руками, стараясь заглушить раздиравшее мозг чувство вины. Но, как всегда, у нее это получилось не слишком хорошо.

Пытаясь отогнать мучившие ее видения, она зажмурилась изо всех сил. Открыв глаза, она сначала увидела внизу перед собой ноги в блестящих кожаных ботинках. Потом, подняв голову, наткнулась на взгляд Лукаса. Он протягивал ей телефон.

— Если мы еще женаты, я потребую развода, — предупредила она.

— С чего ты взяла, что я соглашусь? — ухмыльнулся он.

— У тебя нет выбора, — хмуро глянула она на него.

Лукас наклонился к ней, горячо дыша, и она почти пожалела о своих словах. Кажется, это у нее сейчас не было выбора.

— А помнишь, как нам было хорошо вместе? — жарким шепотом произнес он.

Внутри нее все полыхнуло, обдав жаром. Она сжалась и заерзала в кресле.

Как она могла желать его после всего, что случилось? Это невозможно! Но ничего поделать с собой она не могла.

В памяти у нее всплыли первые месяцы их знакомства. Когда они не могли насытиться друг другом, такой всепоглощающей была их страсть. Она встряхнула волосами, стараясь отогнать неуместные образы.

— Это было сто лет назад. Было и прошло.

Он удержал ее взгляд:

— Зря я тебя отпустил. Хотел как лучше, а получилось…

Она дернула плечами, поправила волосы и поднялась с кресла.

— Не надо уверять меня, что ты взял деньги ради моего же счастья. Можешь даже не рассчитывать на свою часть состояния при новом разводе, денег Кинкейдов ты больше не получишь.

— Деньги меня и не интересуют.

— Интересно, на какие же средства тогда ты купил все это? — Она дотронулась до рукава фирменного дизайнерского костюма.

— То, что у, меня сейчас есть, добыто моими собственными силами. Деньги твоего отца — всего лишь капля в море. — Он улыбнулся ей с ласковой снисходительностью, как ребенку.

Два миллиона долларов — для него это капля в море? Ну и насколько же он тогда богат?

Он положил, наконец, пакет с продуктами на стол, сбросил пиджак и повесил его на спинку стула. Потом закатал рукава рубашки, обнажив сильные жилистые руки.

Что он делает?

— Ты чего это раздеваешься на моей кухне?

— Собираюсь помогать тебе готовить.

— Мне не нужна помощь — больше не нужна.

Благодаря отцу она сумела стать приличной кухаркой. Она во всем привыкла доходить до самой сути, доводить любое дело до конца, даже в мелочах.

— Придется смириться с этим, хочешь ты того или нет.

С этими словами Лукас открыл дверцу холодильника. Не найдя на ближних полках необходимого, он поискал в глубине, пока наконец не нашел то, что нужно.

Возмутительно: он роется в ее холодильнике, даже не спросив разрешения!

— Как ты смеешь врываться в чужую квартиру и так запросто командовать!

— Ну уж ничего не поделаешь.

— Что же, будьте как дома у меня на кухне, — саркастично процедила она, с ненавистью глядя на него.

— У тебя есть красное вино?

— Я не пью.

Взгляд его голубых глаз чуть не пронзил ее.

— А в прессе говорят наоборот.

Краска залила ее лицо и шею. Да уж, те помпезные вечеринки, которые она устраивала в течение последних лет, были известны далеко за пределами родного города. Правда теперь вынужденное одиночество лишило ее удовольствия веселиться.

— Все это время я таким образом пыталась забыть своего погибшего мужа и ребенка.

— Хочешь сказать, что все эти одиннадцать лет ты горевала?! — Недоверие его было искренним.

Она расправила плечи и фыркнула:

— Ну что ты. У меня были дела и поважнее.

Надя не собиралась говорить ему всю правду. Между тем он взял кастрюлю, поставил ее на плиту и включил конфорку. Пока вода закипала, он поискал в шкафчиках нужные продукты, нашел соль и оливковое масло, сразу же отмерив на глаз нужное количество.

Надя, недоверчиво следившая за его манипуляциями, схватила поваренную книгу и быстро пробежала глазами рекомендации к рецепту.

— Откуда ты знаешь, сколько надо масла?

— Ты забыла, что я вырос в бедной семье и мне частенько приходилось помогать по хозяйству. В том числе и готовить.

Да… Разве можно забыть о том, как тепло и трогательно относились друг к другу в семье Стоунов! Надя всегда с горечью сравнила ее со своими домочадцами, между которыми царили холод и сдержанность. Из-за отца она так и не стала своей в семье Лукаса.

Впрочем, оба они негодяи.

— Как поживают твои?

— Отлично, — он подошел к столу, на котором лежала разделочная доска и приготовленный для орехов острый нож. Он ловко вскрыл пакет, высыпал ядра на белую поверхность и короткими точными движениями начал крошить их. Она невольно залюбовалась его работой и с досадой поймала себя на мысли, что так же красиво, как он, сделать это не смогла бы.

— Наверняка они думают обо мне черт-те что, — печально проговорила Надя.

— Они изменят свое мнение, когда я им все расскажу, — ободряюще улыбнулся он.

А она-то еще недоумевала, почему же после несчастного случая Стоуны не звонили ей и не заходили! Оказалось — все проще некуда. Если ей и хотелось изменить их мнение относительно ее, то Лукас тут ни при чем. Придет время, и она, наконец, вышвырнет его из своей жизни. Но они — другое дело.

Лукас продолжал терпеливо возиться с орехами.

— Эй, ты не взвесил их! Откуда ты знаешь, сколько нужно?

— Опыт богатый.

Да, так было всегда. Когда они только встретились, у него уже было гораздо больше опыта, чем у нее. И этот контраст между его простой, но в принципе трудной жизнью, и ее — богемной зачаровывал и интриговал Надю.

Впрочем, нет в нем ничего необычного. И нечего забивать себе голову разными глупостями.

— А что было с тобой после аварии? После того, как ты выздоровел?

— Твой отец устроил меня в Денверский реабилитационный центр. Мы переехали туда всей семьей, а он перевел средства на мой счет. Пока я был прикован к инвалидному креслу, то все свое время тратил на обучение. Мы с сестрами успешно поступили в колледжи из-за хорошей успеваемости платили гораздо меньше других студентов. Оставшийся капитал было решено вложить в бизнес.

— Неужели?

— Оказалось, что я неплохо считаю. — С этими словами он помешал соус. — Вода кипит. Ну, а теперь покажи, чему ты научилась.

Не желая отвечать, она молча собралась доказать свое умение, потому что в его голосе явно прозвучал вызов. Правда, для начала пришлось дочитать рецепт до конца, чтобы не ошибиться, на всякий случай. Она не вынесет его ироничных комментариев и снисходительных поучений. Как это всегда делал отец. Набрав побольше воздуху в легкие, Надя начала старательно выдавливать пасту в воду.

— Охранники говорят, что ты редко выходишь. Почему бы это?

Она резко развернулась. Так он следил за ней?

— Ну, я никого здесь не знаю.

— Меня знаешь. Я покажу тебе город. Если у тебя куча свободного времени, ты непременно должна увидеть сады.

— Сады — это по твоей части.

Впрочем, она лукавила. В свое время он научил ее понимать красоту природы и любить цветы и деревья, и она даже начала кое в чем разбираться. Они частенько ходили в оранжереи и парки, и он показывал и рассказывал ей о том, что ландшафтный дизайн и садоводство — это целое искусство. Ах, как это было давно!

— Ну… сейчас самое жаркое время года. И… я не хочу гулять на улице. Особенно с тобой.

— Раньше жара тебя не смущала.

Он произнес это напевным интимным голосом, имея в виду не только температуру на улице, но и накал былых страстей в их отношениях.

Она суетливо начала перебирать лежавшие на столе вещи.

— Ты до сих пор занимаешься ландшафтами?

— Теперь я бизнесмен…

— Но… почему?

У Лукаса на скулах заиграли желваки.

— Ну, просто когда я был в инвалидном кресле, то не был уверен, что смогу встать. А обездвиженный человек не может заниматься садоводством, зато вполне способен руководить другими.

Запищал таймер. Она повернулась к кастрюле и выключила газ. Потом вынула тарелки и накрыла на стол.

Удивительный аромат поплыл по кухне.

— И когда же ты снова начал ходить?

— Через год и пару месяцев, — ответил он, накручивая спагетти на вилку.

Да, тут кто хочешь мог бы отчаяться. Ей вдруг стало грустно и жалко его. Но Надя поспешила себя одернуть: не забудь, он оставил тебя из-за денег. Теперь у тебя никого нет. Ни ребенка, ни мужа, да и память об отце запятнана.

— Приступай к своему обеду, Лукас. На сегодня у меня есть еще планы. И ты в них не вписываешься.


Утром в среду Надя, как обычно, открыла дверь, собираясь подобрать оставленные у порога свежие газеты. И тут заметила, что дверь квартиры напротив открыта.

— Доброе утро, — поздоровался Лукас, приветственно махнув рукой. Он удобно расположился в кресле, стоящем посреди просторного фойе его квартиры, с чашечкой кофе в руках.

Восхитительный аромат ее любимого напитка тут же приятно защекотал ноздри. Проклятье!

Такую роскошь, как натуральный кофе, сейчас позволить себе она не могла никак.

Решив игнорировать Лукаса вместе с его дурацким кофе, Надя поискала глазами свои газеты и ни одной не нашла.

— Ты украл мои газеты!

Она даже опешила от такой наглости.

— Я решил отдать их тебе за завтраком. Давай же, заходи. Мы завтракаем в патио.

И, свернув газеты, он поднялся и приблизился к ней.

Сердце ее подпрыгнуло, когда она увидела его атлетическую фигуру, возвышавшуюся над ней. На нем был черный пиджак от Армани и черные джинсы от «Прада». А у этого парня есть вкус.

— У меня нет абсолютно никакого желания делить с тобой ни свой завтрак, ни газеты. Вообще-то, я даже видеть тебя не хочу.

— Ты и вчера так говорила после обеда, — заметил он, не моргнув.

Она запоздало подумала, что надо было вырвать у него газеты и сразу же захлопнуть свою дверь. Теперь остается только досадовать на свою опрометчивость.

Она вздохнула. Лукас бросил газеты на стол и взглянул на нее.

— Кстати, не подскажешь, почему каждый день тебя ждет инструктор по вождению? А ты все не выходишь и не выходишь.

Кажется, опять этот предатель-охранник ее выдал. Ну, крыса, больше печенья не получишь.

— Не твое дело.

— Если бы ты жила в Манхэттене, то я бы понял, почему тебе не нужны права. Но здесь большинство людей умеют водить. Почему не хочешь учиться ты? — С этими словами он жестом пригласил ее присесть за столик, накрытый на двоих.

— С чего ты взял?

— Проверил, — предлагая Наде стул, он слегка коснулся ее руки, отчего по ее телу тут же пошла дрожь.

— Да какое ты имеешь право? — вскинулась она, не подав вида, что его прикосновение взволновало ее.

— Ну, ты живешь в моем доме. А я имею право знать все о его жильцах.

Лукас наклонился над столом, чтобы налить кофе для нее, и оказался так близко, что она ощутила его дыхание, потом обогнул стол и сел напротив.

Да, возможно, в этом он прав. Ну и тип! Подавив в себе раздражение, она приняла чашку из его рук и с наслаждением вдохнула аромат кофе. Какое счастье снова попробовать этот напиток богов! Ради подобной благодати можно потерпеть даже такую компанию.

Он подвинул к ней поближе омлет с грибами, канадским беконом и печеными яблоками. От аромата корицы у нее просто слюнки потекли.

— Угощайся.

Обычно она не завтракала, но такое пропустить было невозможно.

Он передал ей газеты и наполнил свою тарелку тоже.

— Ты не ответила на мой вопрос.

— Мне никогда не нужны были водительские права. Меня всегда возил мой личный шофер.

— Но теперь-то нет.

Она медленно жевала, стараясь не обращать внимания на его замечание и не испортить себе аппетит. Проглотила.

— Быстро работают твои шпионы, — заметила она вместо ответа.

— Ты хотела сказать, мои сотрудники службы безопасности. Я плачу им за то, что они наблюдают за окружающей территорией. Кстати, могу научить тебя водить.

Вот от этих слов у нее аппетит пропал окончательно. Она уронила вилку на тарелку, и та громко звякнула, стукнувшись о фарфор.

— Нет уж, спасибо.

— Ты же учила правила движения перед нашей свадьбой. Почему же не сдала экзамен?

— Не сдала, и все.

— Если бы твоим мужем был я, то сдала бы.

— Слабое утешение. Я не замужем за тобой. Это же твой выбор, помнишь?

Глаза Лукаса сузились. Он откинулся в кресле.

— Сдается мне, ты просто боишься.

Она сжала вилку. С чего это он взял?

— Конечно, нет.

— Думаю, что не надо поддаваться страху.

— Я не поддаюсь. — И она опустила глаза.

— Ладно, ладно. — Он поднял обе руки. — Кстати, насчет завещания твоего отца. Что будет, если ты не выполнишь его условия?

Жаль, что он так неудачно сменил тему. Есть расхотелось окончательно.

— Всего лишь не получу свою часть наследства, — нехотя ответила она.

— И?

О том, что все состояние при этом отойдет к их самому главному конкуренту, она рассказывать не собирается.

— А ты читала контракт о покупке, который заключил твой отец?

Ей очень не понравился его тон.

— Нет, а что? — медленно проговорила она.

— Как владелец этого дома, я имею право выселить любого жильца.

При этих словах от одного взгляда на оставшийся завтрак ее чуть не замутило. Что за ерунду он только что сказал? Как это — выселить? Надо будет расспросить своего юриста, в чем там дело.

Как же она в таком случае выполнит все условия завещания? И что будет с ее братьями? И с ней самой?

Наде стало нехорошо.

Но пока не с кем было поделиться проблемами, приходилось выкручиваться самой.

— Ты не сделаешь этого.

— Ну, тогда у меня условие: либо ты учишься у меня водить и сдаешь на права, либо я тебя выселяю и твои братья лишаются наследства.

— С чего ты взял, что ты сможешь меня научить?

— Я научил обеих сестер.

— Значит, они не ходили на приличные курсы?

— Ну, у нас не было таких средств, чтобы позволить себе это, если помнишь.

Действительно, если с материальной стороны в семействе Стоунов и были затруднения, зато таких искренних, добрых людей, как они, встретить в этой жизни большая редкость. И Надя опять вздохнула. Как же она скучала по ним все эти одиннадцать лет!

Телефонный звонок вернул ее из мира воспоминаний в реальность.

— Это Митч, — произнесла она. — Надо ответить.

Вскочив со стула, Надя прошла в дальний угол, где на тумбочке лежал мобильник.

— Привет, Митч, ты что-нибудь выяснил?

— Да. Есть документы по делу о разводе с твоей подписью, но не нашел пока финальную копию. Буду искать.

Она облегченно выдохнула.

— Знаешь, я не помню, чтобы подписывала нечто подобное. Какое там число в документах?

В трубке было слышно, как Митч перелистывает бумаги:

— Тринадцатое августа.

Кровь застыла в ее жилах. Сердце так и запрыгало в груди. Ей вдруг стало душно, тошнота подкатывала к горлу.

— Митч, это значит, прошло всего четыре дня после моего венчания…

— Но тогда ты была в коме… — Он что-то шептал себе поднос, подсчитывая даты: — Похоже, подпись фальшивая.

Она уже подумала об этом.

— А если так, — продолжал он, — значит, развод недействителен. Что и требовалось доказать. Постараюсь подключить к этому делу Ричардса.

Она молчала, тяжело дыша.

— Надя, только не нервничай.

Обычно его голос действовал на нее успокаивающе, но сейчас был не тот случай.

— Ты про что? Как я могу не нервничать? Я до сих пор замужем за Лукасом Стоуном!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Женаты.

Лукас не слышал, как Надя прошептала эти слова, но он прочитал их по ее губам, увидел тревогу в расширившихся глазах и в один миг побледневшее лицо.

Он подавил желание лихо подпрыгнуть на месте и, щелкнув пальцами, крикнуть «Да!». Лукас приблизился к ней настолько, что ощутил ее запах, свежий, как дыхание ветра. Такой волнующий и уже почти забытый. И это был не тот дорогой парфюм, которым она всегда пользовалась, а ее собственный, возбуждавший его аромат, от которого кровь прилила к его лицу.

Захлопнув крышку телефона, Надя несколько раз глубоко вздохнула, невольно притянув его взгляд к своей высокой груди.

— Какие-то проблемы?

Он старался, чтобы его голос звучал как можно спокойнее. Как всегда, когда Лукасу надо было что-нибудь выудить из нее. Сейчас, например, его интересовало, что же на самом деле натворил Эверетт Кинкейд? Впрочем, что бы там ни было, он не изменит данной себе клятве: не навредить Наде.

Она заморгала и отвела взгляд. Красноречивый ответ!

— Оказывается, на бумагах о разводе фальшивая подпись.

Дрожь в голосе выдала ее.

— Значит, ты не подписывала бумаги.

— Хм… а вот не уверена.

Правда была написана на ее лице. Лгать Надя никогда не умела. Его всегда восхищала ее честность, впрочем, и все остальное тоже.

— Мы еще женаты, да? Это тебе сказал Митч?

Она закусила нижнюю губу.

— Возможно. Он еще не все до конца выяснил.

Она задумчиво перевела глаза вдаль, на открывавший с балкона изумительный пейзаж. Легкий ветерок пошевелил Надины длинные черные волосы. От этого слабого дуновения челка упала ей на глаза. Лукас придвинулся к ней поближе, убрал челку рукой и, задержав руку, слегка коснулся нежной щеки.

Дыхание у нее перехватило, зрачки ее расширились и потемнели. Оба ощутили, как между ними словно проскочила электрическая искра, чего оба они, похоже, никак не ожидали. На какой-то момент оба словно оказались вне времени, вне пространства.

Его взгляд блуждал по ее лицу. Без макияжа она выглядела юнее и трогательнее и казалась еще очаровательнее, чем обычно. Опалив ее своим дыханием, он севшим голосом проговорил:

— Может, тогда мне заранее поцеловать мою невесту?

Без дальнейших церемоний он приник к ней своими губами, захватив в плен томительного наслаждения. Его настойчивый язык, осторожно проскользнув через безупречный барьер ее зубов, ласкал ее рот, заставляя трепетать всю с головы до ног. Она инстинктивно подалась к нему и, как раньше, готова была прижаться всем телом… Но это длилось лишь секунду. В следующий миг Надя, упершись в него руками, отстранилась и сделала шаг назад.

От частого дыхания ее грудь вздымалась, глаза расширились. Лукас протянул руку, опасаясь, как бы она не свалилась в бассейн, находившийся позади:

— Осторожнее.

Надя хотела освободиться и показать, что не нуждается в нем. Но вспыхнувшие щеки свидетельствовали о том, что поцелуй взволновал и взбудоражил ее не на шутку.

— Мы еще ничего толком не знаем о нашем браке. — Она изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал ровно. — Так что не радуйся заранее.

Едва он отпустил ее, как она поспешила отойти от него на другой край патио.

А ведь было время, когда удержать ее не составило бы труда. Им обоим тогда было достаточно всего одного поцелуя, чтобы желание вспенило кровь. Каждую свободную минуту они старались проводить вместе. Даже запрет отца не являлся для Нади препятствием жарким свиданиям с любимым.

Подумав об этом, Лукас усмехнулся про себя, но вслух произнес:

— После завтрака я дам тебе первый урок вождения.

— Мне эти уроки не нужны.

Однако он не собирался сдаваться так просто.

— Какой была твоя должность в «ККЛ»?

Она нахмурилась, не понимая, к чему он клонит.

— Финансовый директор. А что? — настороженно взглянула она.

Как, неужели это она? Тогда ничего удивительного в том, почему компания процветала и почему с таким трудом пришлось завоевывать рынки их поставщиков. Об ее умении вести дела, унаследованном от Кинкейда-старшего, Лукас был наслышан от партнеров по бизнесу. Он подумал, что будет нелишне хранить от нее свой секрет. Иначе не миновать бури.

— Как менеджер высшего звена ты должна понимать: если в прессу просочится информация о том, что Эверетт сфальсифицировал документы и подставил собственную дочь, это сильно ударит по репутации всей компании.

Она замерла: вот это угроза так угроза.

— Ты не сделаешь этого. Ты не посмеешь смешать с грязью наши имена…

Да, теперь он не был тем наивным мальчиком, которого можно было обвести вокруг пальца. Эверетт Кинкейд научил его многому.

— Может, рискнем?


— Надя, ослабь же свою хватку и немного отпусти руль.

Надя метнула бешеный взгляд в сторону Лукаса, вольготно расположившегося на пассажирском сиденье «Мерседеса». Она никак не могла заставить себя расслабиться, и это ее нервировало. Все тело будто деревянное, мышцы затекли. Как будто невидимая сила приковала се к кожаному сиденью. Она вся дрожала.

И не могла не дрожать: ведь ее мать погибла в автокатастрофе. Она сама едва выжила после аварии и потеряла ребенка. До недавнего времени она и мужа считала погибшим в результате аварии. Хотя теперь она знала, что он жив, дела это не меняло.

Неосознанный страх, который парализует волю и сковывает тело. Что ей делать, как научиться не поддаваться ему?

Она не желала учиться водить машину. Она не собиралась жить в Далласе. Все ее естество протестовало против того, чтобы сидеть в одном салоне с этим человеком, который однажды предал ее и теперь нагло манипулировал ею.

С другой стороны, не заметить, как преобразился Лукас, каким он стал цветущим, волевым и уверенным в себе, она не могла.

…Нет, нет, она не допустит, чтобы он взял и разбил ее сердце, как стеклянную безделушку.

И неважно, что он так умело целуется.

Воспоминание о поцелуе немного расслабило ее. Хоть бы что-то отвлекло ее от мрачных мыслей. Она посмотрела через окно на пустую стоянку, расположенную, очевидно, на территории какого-то неработавшего предприятия. И страх снова закрался в сердце: а вдруг сейчас сюда нагрянет полиция или охрана и выдворит их!

Она сглотнула: в горле пересохло.

— Нам нельзя сюда. Видел знак на воротах «Въезд воспрещен»?

— Это частная собственность. Я знаю владельца.

— То есть… это ты, да?

Он помолчал, словно бы раздумывая над ответом.

— Да.

— Почему твой бизнес закрылся?

— Ты отвлеклась.

— А ты не ответил.

— Решил произвести модернизацию оборудования. Завод начнет работать уже в понедельник. Включай зажигание.

Сделать это было невероятно сложно. Почти невозможно, потому что она никак не могла расслабиться и отцепить руки от руля.

— Надя, взгляни на меня.

Усилием воли она заставила себя поднять голову. Его голос звучал ровно, ясный спокойный взгляд был устремлен на нее. Никакого раздражения в помине не было.

— Это не сложнее, чем водить машинки в парке развлечений. Тебе это нравилось. Помнишь?

Она медленно набрала полную грудь воздуха, мечтая снова ощутить тот прежний и почти забытый невероятный восторг. Как не бывало! А ведь когда-то они с Лукасом целые дни проводили в парках развлечений! Подумать только! Он открывал для нее целый мир счастья и радости!

— Помню.

— Только теперь разница в том, что никто не будет в тебя врезаться. Вокруг столько свободного места! Ничего плохого не случится, так что бояться нечего.

— Ага, легко тебе говорить.

— Ты же водила карты. Педали те же самые.

Она согнула непослушные пальцы. Кожаное сиденье нагрелось до невероятной температуры.

— Надя, — решительно произнес он. — Мы никуда не двинемся до тех пор, пока ты не объедешь хотя бы раз вокруг парковки.

Господи, как глупо! В ее-то возрасте — и не научиться водить! Непременно надо победить этот дурацкий страх!

Эверетт Кинкейд презирал слабаков. Ничего удивительного, что он постоянно задавал жару своим деткам.

Всего-то один раз и проехать. Она сможет сделать это, сможет. Взяв себя в руки, Надя повернула ключ зажигания. Мотор ожил. Теперь надо сиять свинцовую ногу с педали тормоза и переставить ее на педаль газа. Мотор зарычал, но машина так и не двинулась с места.

— Поставь назад ногу и заведи машину.

Дурочка. Какая же она дурочка. Хорошо, если он не смеется над ней про себя. Лучше не смотреть в его сторону. Его спокойный, подбадривавший ее голос слишком напоминал о былых временах, когда они жили влюбленной парочкой. Слишком хорошо, чтобы это было правдой.

«Не думай об этом. Все прошло».

Все еще дрожа и задыхаясь от волнения, она стиснула зубы и сделала так, как он говорил. Машина дернулась вперед. Сердце Нади застучало еще сильнее и быстрее.

Она преодолеет это. И вот тогда он оставит ее в покое.

Господи, а она-то еще мечтала о соседе! Если бы только знать, кто им окажется, лучше уж сидеть в одиночестве.

— Вот так, хорошо идешь. — Его голос донесся до нее, словно сквозь туман.

Она взглянула на него и заметила, что в его глазах пляшут веселые огоньки. Сколько же ей мечталось увидеть его таким! Мечта целого десятилетия ее жизни!

— Взгляд на дорогу, моя принцесса.

Она послушно повернула голову, и биение сердца, отреагировавшего на милое давнее прозвище, участилось.

— Обогнешь здание, переключи скорость и попробуй держаться этих линий. Отлично, ты молодец.

Вот так всегда. Его манера — вдохновлять и поощрять, когда хвалить почти не за что. Наставляет, но не приказывает. Эта манера общения нравилась ей гораздо больше, чем жесткий, авторитарный стиль отца.

Хотя в данный момент от этого не легче. Уж лучше бы он орал на нее, что ли.

Так было бы легче его ненавидеть.

Потому что сейчас это почти невозможно.


Она забилась в угол лифта, как можно подальше от Лукаса. Стояла и смотрела прямо перед собой, не сводя глаз с двери, остро ощущая его присутствие. Всю дорогу, пока они ехали, Лукас не спускал с нее взгляда. Гипнотизирует он ее, что ли? Ее обоняние внезапно уловило свежий и чистый аромат его тела, который немедленно пробудил в голове такие образы, от чего щеки вмиг стали пунцовыми. Дьявол, еще не хватало, чтобы он догадался, о чем она думает!

Впрочем, к смущению и усталости примешивалось еще и чувство великого удовлетворения.

Она смогла вести машину. Она все-таки сделала это!

И сумела переломить в себе тот страх, который одиннадцать лет разъедал ее изнутри. Что-то в ней изменилось с сегодняшнего дня.

Благодаря Лукасу.

Нет, нет. Не только ему. И вообще, ты забыла: он же негодяй!

И вряд ли она когда-нибудь простит его. Хотя надо признать: лед неприязни начал сам собой подтаивать. Странно, но факт.

Вспоминая ланч, на который он ее пригласил, их изысканную беседу о музыке, живописи, фильмах и книгах, она корила себя за неосторожность. Быстро же ему удалось усыпить ее бдительность и разговорить, будто на первом свидании. Разве можно забыть, как тогда трепетало ее сердце! Вот и сейчас была причина для радостного волнения: пусть час езды на машине, да ее! Пусть всего один круг около пустой стоянки — зато сама!

Похоже, ее сопротивление все же слабеет. Она постепенно сдается на милость этому человеку. Страсть, которая горит в его взоре, лучше всяких слов говорит о таких чувствах, о которых лучше не думать. Потому что это небезопасно. Стоит только взглянуть на него, как ее бросает то в жар, то в холод.

Она очнулась от мыслей. Кажется, пауза затянулась. Надо срочно как-то прервать это тягостное молчание.

— Спасибо за ужин.

— На здоровье. Скоро мы этот выезд повторим. Не самая лучшая идея.

— Я горжусь тобой, Надя.

Вроде бы простые слова, а сказаны с такой теплотой. На душе от них вдруг стало легко и светло.

— Я тоже горжусь собой.

— Для первого раза неплохо. Завтра будет гораздо проще. К девяти будь готова.

Она заморгала.

— Насчет завтра…

Ее слова так и повисли в воздухе.

Двери лифта открылись, Лукас не вышел, а быстро шагнул к ней. Одной рукой он уперся в стенку лифта, приблизившись к Наде настолько, что можно было различить темные лучики в его серо-голубых глазах.

Кровь застучала у нее в висках. Судорожно пытаясь подобрать слова, чтобы как-то скрыть свое замешательство, она пролепетала:

— Ну ладно, спасибо за ужин. Я…

Вместо ответа он приподнял пальцем ее подбородок. Надя не дыша стояла на месте. Боже, как хотелось ей в эту минуту его поцеловать! Но внутренний голос рассеял минутное наваждение, и она, выскользнув из-под его руки, поспешила к своей квартире.

— Увидимся. Спокойной ночи.

И скрылась за дверью.

Отлично. Так и надо. Нужно скорее взять себя в руки, пока не натворила дел.


Встав утром пораньше, Надя оделась и в начале седьмого осторожно подошла к входной двери. Потом выглянула на лестничную площадку. В холле было тихо. Вряд ли Лукас поднимется в такую рань.

Надо срочно отсюда выбираться.

Она переступила через лежавшие у порога свежие газеты, не притронувшись к ним. Пусть считает, что она еще спит. Тихонько закрыв дверь, на цыпочках подошла к лифту. Надо во что бы то ни стало выяснить, каким образом шпионам отца удается отслеживать, дома она или нет между полуночью и шестью утра. Может, это как-то связано с охранной системой?

Когда двери лифта бесшумно распахнулись, Надя, прищурившись, решительно шагнула в кабинку и нажала кнопку. Спустившись на первый этаж, вышла и пересекла холл.

— Собрались на прогулку, мисс Кинкейд? — любезно осведомился охранник.

Она выдавила улыбку и помолилась про себя, чтобы он не нажал звонок в квартиру Лукаса.

— Да.

— Вызвать вам такси?

— Нет, благодарю, Уильям.

Негодяй номер один.

Возможно, уйти незамеченной все же удастся, если сесть в общественный транспорт. Но поскольку она этого никогда не делала и рисковала заблудиться, пришлось заранее распечатать карту города и взять с собой, вместе с айфоном. С помощью карты она наверняка подберет подходящее местечко, где Лукас ее не найдет.

— А вы ранняя пташка, — не отставал Уильям, очевидно, выуживая информацию.

Так, чем дольше она будет оставаться в холле, тем больше шансов, что Лукас ее тут застанет. А после вчерашнего страстного поцелуя ей этого вовсе не хотелось.

— Да. Так и есть.

— Направляетесь куда-нибудь конкретно?

Каков хитрец! Но и она не лыком шита. Не успеет она выйти, как информацию передадут куда надо.

— Планирую осмотреть городские достопримечательности. Приятного дня.

Она выскочила через главные двери и направилась к стоянке общественного транспорта, стараясь идти как можно быстрее, насколько ей позволяли фирменные босоножки на высоких каблуках. Надя ненавидела вранье, а когда все-таки вынуждена была это делать, то душевное равновесие обретала нескоро.

Туманный утренний воздух окутал ее, когда она окунулась в раннюю городскую суету. Дальнейший план был таков: найти ближайшее интернет-кафе и в ожидании, когда откроется онлайн-библиотека, выпить чашечку кофе.

Так она и сделала. Села и огляделась по сторонам. Вроде бы никто ее не преследовал. Сотни людей сновали туда-сюда по улице, но никого похожего на Лукаса или каких-либо соглядатаев. Она облегченно вздохнула.

Ну вот, первые шаги в реальном мире, о котором так настойчиво твердил отец, сделаны. Так потихоньку она и двинется дальше. Главное — поставить цель, и тогда любые трудности можно преодолеть. И никогда не отчаиваться, даже если порой все происходит не так гладко, как хотелось бы. Взять хотя бы ту войну с проклятой «Андвари», переманившей к себе почти всех их поставщиков, из-за чего и жизнь, и работа Нади превратились в ад. Однако ей не в чем себя упрекнуть: все возможное, что от нее зависело, она сделала. Даже отец одобрил смелые действия дочери в борьбе с самым опасным конкурентом компании.

Она вышла в Интернет и попробовала найти информацию по Лукасу Стоуну. Поисковик выдал несколько персоналий, но все было не то. Любопытно. Даже очень любопытно. Мало сказать, странно! И нелогично. Если ты бизнесмен, причем крупный бизнесмен, твое имя должно мелькать в прессе.

Разочарованная и смущенная, Надя быстро написала письмо брату. Уж у Митча-то были свои методы поиска, более эффективные. Так же она попросила найти договор, подтверждающий условия, согласно которым Лукас мог выдворить ее из квартиры.

Она должна была иметь самое точное представление о противнике, с которым ей придется вскоре бороться.


— Ты пропустила урок вождения.

Надя чуть не подпрыгнула от неожиданности. Она и не слышала, как Лукас открыл свою дверь. И продолжала стоять к нему спиной, пытаясь попасть ключом в замочную скважину.

— Прости. У меня были важные дела.

— Почему-то ты не сообщила об этом вчера вечером, когда мы договаривались.

Тщетно пытаясь найти приличную отговорку, чтобы он и сегодня не пригласил ее на ужин, она повернулась к нему. Машинально отметила, что надетые на нем джинсы и белая футболка от с треугольным вырезом «Дизель» сидят как влитые. В который раз она убедилась, что парень умел одеваться прилично.

Впрочем, что ей до него!

— Может, ты плохо просил? Скорее уж, приказал. А на приказы, как ты знаешь, у меня аллергия.

В свое время ей с лихвой досталось распоряжений и поведений от папочки. Еще не хватало выслушивать волеизъявления от Лукаса. Нашелся тут, новоиспеченный денди!

— У тебя десять минут на сборы и подготовку к очередному занятию.

— Лукас, я очень устала. Меня не было дома целый день. Я хочу поужинать и лечь спать.

— А я как раз заказал ужин после урока.

Еще один ужин, который ей не надо будет готовить. Звучит заманчиво, но… кажется, он ее все-таки не расслышал.

— А если я откажусь?

— Время пошло. — С этими словами он вынул телефон и созвонился с помощником.

— Боже, может, хватит меня постоянно мучить? — взмолилась она.

— Всего лишь с нетерпением ожидаю того момента, когда же мы останемся наедине с моей дорогой женой, — пропел он, выключив телефон.

— Я не твоя жена.

— Хочешь увидеть копию документов по делу о разводе? Получил сегодня. Без сомнения, твоя подпись поддельная. Хотя срисовано неплохо. Я сам лично сравнивал ее с той, которая стоит на твоих письмах.

Как раз этого она и боялась.

Ох, ее письма! Она их помнила! Еще бы не помнить! Они с Лукасом имели обыкновение общаться друг с другом добрым старым способом, который, можно сказать, уже изжил себя: обычными посланиями, на бумаге. Как негодовал отец на то, что она устроила в своей комнате некое подобие алтаря, на который сложила все их письма и вещи, имевшие малейшее отношение к ее недолгому браку и безвременно ушедшему мужу…

— Ты до сих пор хранишь их? — Ее голос внезапно сел.

— Да. Они напоминают мне о том, что некоторые женщины не выполняют своих обещаний.

— Но я…

Он поднял руку:

— Твой отец подставил нас обоих. Не будем сейчас об этом. Идем, Надя. У тебя осталось только восемь минут.

Она собралась с силой захлопнуть дверь в свою квартиру. Однако Лукас придержал ее.

— Лучше подожду тебя внутри.

ГЛАВА ПЯТАЯ


Душераздирающий крик справа от них чуть было не довел Надю до инфаркта. Она дернулась на своем стуле, едва не расплескав сок на столике. Лукасу пришлось поддержать и стакан, и Надю.

Она развернулась в сторону, откуда раздался крик. За соседним столиком творилось нечто невообразимое: женщина, вытаращив от ужаса глаза, уставилась на своего спутника, у которого на груди расплылось кровавое пятно. Его губы беззвучно шевелились, а безумные глаза бессмысленно вращались в разные стороны.

Надя растерянно озиралась по сторонам, не понимая, что происходит. Разве был выстрел? Но она ничего не слышала!

Надо взять себя в руки. Она же проходила курсы медицинской сестры в компании «ККЛ»! Надя, не мешкая, встала из-за стола и хотела направиться к раненому, но Лукас удержал ее за руку.

С бьющимся сердцем она попыталась высвободиться, но Лукас был сильнее и все же заставил ее сесть.

— Отпусти меня. Ему надо срочно оказать медицинскую помощь. Я прошла курсы медсестер и знаю…

Улыбка разлилась по его лицу. Отчего он улыбается? Ведь там несчастье!

— Надя, это пьеса, — прошептал он.

Женщина за соседним столиком прикрыла рот рукой и начала громко рыдать, так что было слышно на весь ресторан.

Ну и дурочка же эта особа. Надо не реветь, а что-нибудь делать.

Однако истеричная особа по-прежнему ничего не предпринимала, только продолжала надрывно рыдать. К тому же никто не спешил им на помощь. Надя схватила матерчатую салфетку, с намерением остановить кровотечение, и снова поднялась с места. И опять Лукас схватил ее за запястье.

— Лукас, ему нужна медицинская помощь. Звони 911.

Он с силой тряхнул ее за плечи и заставил посмотреть ему в лицо.

— Надя, опомнись. Это пьеса. Театр-мистерия за ужином.

Она, конечно, слышала его слова, но они не имели для нее никакого смысла. Надя заморгала.

— Что?

— Эта пара — всего лишь актеры. Ты когда-то любила Бродвей. Я хотел преподнести тебе сюрприз.

Вот уж удивил так удивил!

— Пьеса?

Она оглянулась через плечо и посмотрела на других людей. Все спокойно наблюдали за сценой.

Пьеса. И акт первый разыгрывался прямо перед ней.

Да, теперь это было очевидно. Всего лишь превосходная игра. Но ведь игра!

Надя выдохнула. Какая же она наивная! Ее провели как ребенка! Щеки в один миг стали пунцовыми. Ай как стыдно! Наверное, люди вокруг видели, как она порывалась бежать на помощь. Неужели все остальные знали?

Ей так и хотелось скользнуть к Лукасу под крылышко и спрятаться там.

И он, словно почувствовав это, приобнял ее за плечи и придвинул вместе со стулом к себе. Их пальцы переплелись, и электрический разряд передался от него ей, по ладони, вверх по руке и выше. Краска пуще прежнего залила Наде лицо. К смятению примешалась тайная, радость от того, что есть кому поддержать ее в неловкой ситуации. Его запах, тепло его тела и сама близость заставили ее сердце забиться сильнее.

Она попыталась отстраниться, но он лишь сильнее сжал ее плечи. Надя застыла, опасаясь привлечь внимание со стороны актеров и зрителей.

— Как же я не заметила? Это же очевидно, — пробормотала она смущенно.

Он склонился к ней, его теплое дыхание колыхнуло ее волосы на виске.

— Дело в том, что нельзя сразу понять, что это актеры. Да и сцена является продолжением самого ресторана.

Когда он произносил эти слова, его губы слегка коснулись ее уха. Надя поежилась — ей не понравилась собственная реакция. Она слишком быстро возбуждается от его близости. А главное, избавиться от него нет никакой возможности — они же сидели в ресторане. Придется взять себя в руки и как-нибудь выдержать все это.

— Надя, сиди спокойно и смотри спектакль.

Как будто у нее был выбор!

Надя уставилась на актеров, пыталась вникнуть в их игру и понять, о чем речь. Для этого потребовалось напрячь всю свою волю. Уж лучше это, чем изнывать от мыслей о мужчине, который сидел рядом.

Ей вспомнились прежние деньки, когда они с Лукасом ходили по театрам и на Бродвей. Ведь это он открыл перед ней двери храма Мельпомены и привил любовь к сценическому искусству. Она обожала смотреть спектакли, находясь при этом в его жарких объятиях.

Надя вскинула подбородок, чтобы избавиться от наваждения, и заметила, что занавес уже упал. Антракт.

Она перевела глаза на Лукаса. От его огненного взгляда все так и зажглось у нее внутри. Ей вдруг до дрожи в коленях захотелось его поцеловать.

— Нравится? — поинтересовался он.

С одной стороны, Надя понимала, что надо взять себя в руки, но тело перестало подчиняться разуму. Против воли она наклонилась к нему поближе и прошептала:

— Да, спасибо.

— На здоровье. — Он отпустил, наконец, Надину руку и провел пальцами по ее щеке. Этого еще не хватало! От одного его прикосновения сердце зашлось и сладко заныло в груди.

Но тут ее взгляд случайно упал на часы, в полумраке поблескивавшие на его запястье.

Черт, она же потеряла счет времени!

Встрепенувшись, Надя поднесла его руку поближе к глазам, чтобы точно знать, который час. В последнее время она не носила хронометр, чтобы не думать о том, как медленно ползут минуты. Ходить было некуда, а значит, и торопиться тоже не было нужды.

Но сейчас другое дело. Так. Одиннадцать тридцать. Кажется, она опаздывает. Кровь прилила к ее лицу. Не хочется быть невежливой и уходить с середины спектакля, но деваться некуда. Наследство и судьба братьев были превыше всего.

— Пьеса еще не закончилась.

— Но я не могу оставаться дольше. — Она выскользнула из-за стола и поспешила к выходу.

Лукас догнал ее уже в холле и поймал за локоть, пристально глядя на нее своими голубыми глазами.

— Надя, что случилось? Тебе плохо?

В его потемневших глазах была тревога.

— Нет. Но я… — Она колебалась. Выбора и правда не было. — Слушай, мне просто надо домой. Если ты хочешь остаться и досмотреть, я могу доехать и на такси. Это срочно.

— Но ведь тебе нравилась пьеса.

— Да. Но мне надо идти.

— Я довезу тебя, если ты останешься со мной.

Она замялась.

— Лукас… Я потом тебе все объясню, ладно? Обещаю. А сейчас я тороплюсь, правда.

Лукас подошел к управляющему и сказал ему пару слов. Потом передал ему пару купюр и обернулся к Наде.

— Идем.

В голове у Нади вертелись тысячи слов, но способных отразить ее чувства и мысли в данный момент не находилось.

Он взглянул на нее:

— Ну, начинай же.

Она тяжело вздохнула. Хорошо, что в машине был полумрак, иначе она совсем не знала бы, куда деть глаза от смущения.

— Мне надо быть дома к полуночи.

— Почему?

— Это одно из условий завещания отца.

— И что будет, если ты не придешь?

— Все может рухнуть. И потом, это важно не только для меня, но и для Рэнда, Митча, и для Ретта тоже.

— А кто такой Ретт? Рэнда и Митча я вроде бы знаю…

— Мой младший сводный брат. Отец удивил всех нас вторым браком, в котором у них с женой родился ребенок.

Надя и сама еще не видела малыша, только на фотографиях, присылаемых по электронной почте. А к тому времени, когда она сможет его подержать на руках, ему уже исполнится два года.

Ретт был так похож на Кинкейдов! Вылитый отец. Любопытно, на кого был бы похож ее ребенок? Но нет, не надо об этом.

— Но при чем тут ты? — удивился Лукас.

Его вопрос вернул ее к суровой действительности.

— Если я нарушу хотя бы одно из условий, то никто из нас не получит наследство. Не хочу никого подводить.

— И это все из-за денег?

— Ну не только. Должна же я, наконец, отплатить своим братьям за то добро, которое они для меня всегда делали. Знаешь, сколько раз им приходилось меня выручать! Да я привыкла на них полагаться больше, чем на себя.

О нет. Она и так сказала уже слишком много. Самое время остановиться, пока не выболтала все.

— Полагаться? Но в чем именно?

Она заморгала.

— Они поддерживали и заботились обо мне в то время, когда я думала, что ты погиб… Я была не слишком здорова тогда. И теперь мой долг отблагодарить их за все. Настала моя очередь им помочь.

Лукас сказал в сердцах:

— Да, твой отец был еще тем куском дерьма.

— Да уж… И знаешь, чем больше я узнаю о нем… — начала она, но прикусила язычок.

— Тем больше… что?

Лукасу и так уже стало известно слишком много. Хватит, остановись!

— Ну, тем больше я сомневаюсь: любил ли он меня вообще?

— Наверное, потому, что ты слишком напоминала ему твою мать.

Да, он это помнил. Надя сглотнула. Лукас, желая подбодрить, накрыл своей ладонью ее руку.

— Поверь, тебя невозможно не любить, Надя. Я пытался, и не преуспел в этом. Так что поверь.

В этих словах было столько искренности, что она не удержалась, чтобы не ответить ему благодарным взглядом. Выходит, они находятся в одинаковом положении: она тоже пыталась его возненавидеть и не смогла. Впрочем, это теперь не важно. Ведь настоящая любовь не имеет цены.

А ее предали и продали.


— Мы успели, и даже еще пять минут осталось, — заметил Лукас, когда она открывала дверь своей квартиры.

— Мне очень жаль, что пришлось уйти с середины пьесы.

Она вынула ключ из замочной скважины и вошла, в который раз оглядываясь в поисках какой-нибудь камеры, которая бы следила за ней. Может быть, тут была установлена специальная система слежки за ней? Вполне в духе Эверетта Кинкейда. Отец всегда говорил, что у всего на свете есть своя цена и все можно купить, главное — назначить правильную цену. И время показало, что он прав. Взять, к примеру, Лукаса.

Подумав это, Надя обернулась и тут же наткнулась взглядом на него. Он стоял рядом с ней в холле. Слишком близко. Только руку протяни. Но она не хотела этого делать. Пора бы закончить спектакль, пока их не застукали на месте преступления.

— Спасибо за уроки вождения, за пьесу и ужин.

— Завтра надо бы начать пораньше. — И он шагнул к ней.

Она отступила назад. Чем дальше от него, тем лучше.

— Лукас, я благодарна тебе за участие. Но у тебя работа, дела. Ты должен заниматься бизнесом. Я могу обратиться в фирму отца и нанять инструктора. Все будет хорошо.

Когда-нибудь потом. Благодаря Лукасу она избавилась от своих старых страхов, так что права сможет получить в любой момент, когда захочет, но не сейчас. Лучше всего отложить это дело до того, когда она окажется в Майами.

— Не волнуйся. Я уже обо всем договорился. — От его взгляда по ее коже побежали мурашки. Судя по тону, настроен он был решительно. Наверняка считал, что свидание должно закончиться традиционным образом.

Только этого еще не хватало. Надя попятилась в комнату.

— Уже поздно. Тебе надо идти. Спасибо еще раз. Спокойной ночи.

— Еще рано, дорогая, желать спокойной ночи. — С этими словами он поймал ее руку, потянул в комнату и, сев на диван, привлек к себе. — Расскажи мне, как ты жила после аварии.

Она избегала этого разговора, и теперь придется для отговорки выдать ему официальную версию, которая использовалась для чужих.

— Поступила в колледж. Летом на каникулах работала на «ККЛ».

— И чем занималась?

— Работала на Крещент-Ки.

— Это на частном острове?

Она кивнула. Его натиск становилось трудно отражать.

— И чем там занималась?

Лукаса интересовали подробности.

— Была гидом и организовывала мероприятия по экстремальному спорту.

— Неплохо для начала.

— Да. Отец не разрешал мне работать, пока мне не исполнится восемнадцать.

— Да ты и сама не хотела.

Действительно, ей и в голову не приходила мысль о работе. До встречи с Лукасом. К чему? Ведь у нее было достаточно денег, и даже больше, чем она могла потратить. Мысль о том, что можно как-то иначе добывать средства к существованию, нежели из родительского кармана, пришла к ней благодаря Лукасу. Если они поженятся, то на одну его зарплату точно не проживут. Забавно, но в то время мечтала стать дизайнером модной одежды.

Пока Надя вспоминала, витая в облаках, Лукас придвинулся ближе на диване, и его губы оказались на расстоянии дюйма от ее лица. Она и глазом не успела моргнуть, как погрузилась в страстный поцелуй. Совсем как в прошлые времена. Ее закружил поток эмоций, и Надя забыла обо всем на свете.

Впрочем, краешком сознания она отмстила, что теперь Лукас ведет себя не так, как раньше. Одиннадцать лет назад его поцелуи были порывистыми, пылкими и одновременно искушающими и соблазняющими, вдохновляющими на любовную игру. Сегодня это был поцелуй мужчины, который вознамерился смести все ее преграды, чтобы добиться своего.

Чертовски неплохая работа.

Возьми же себя в руки!

Она не в силах была заставить себя очнуться от колдовства.

Как бы ни было хорошо, расслабляться не стоит, нельзя попадаться на эту удочку. Им больше никогда не быть вместе. Теперь все иначе.

Очнувшись, она перевела дух. Взгляд упал на пол. Там валялась ее сумочка. Прервав поцелуй, Надя дотянулась за ней.

— Лукас… Я не могу… — Она отвела глаза от его разгоряченного лица. — Пожалуйста, уходи.

— Но ты хочешь меня так же, как и я тебя.

Его хриплый голос взволновал ее, однако больше ему не поймать ее в свои сети.

— В жизни можно получить далеко не все, что хочешь. А иногда то, чего я хочу, и вовсе для меня небезвредно.

В комнате повисло молчание.

— Ладно. Увидимся утром. Спокойной ночи, Надя.

Лишь только когда дверь за ним закрылась, она перевела дух. «Кажется, я слишком слабо сопротивлялась, — подумалось ей. — Или не сопротивлялась совсем».

Как бы там ни было, нечего забивать голову этим хлыщом. Он уже пройденный этап. Их брак — в прошлом. Лукас сам все разрушил, отказавшись от нее. Надо почаще себе об этом напоминать.


— Простите, пожалуйста, можно с вами поговорить?

Раздавшийся рядом женский голос отвлек Надю, сидевшую в библиотеке с глянцевым журналом.

— Да, — подняла она голову.

Перед ней стояла невысокая рыжеволосая женщина лет пятидесяти. Она смущенно теребила висевшую на груди цепочку с очками.

— Вы — Надя Кинкейд?

Она согласно кивнула:

— Да, это я.

Наверняка собирается расспросить по поводу скорого бракосочетания Митча, о котором пресса уже успела растрезвонить на весь мир. Однако саму Надю новость не радовала — что толку, раз ей все равно нельзя присутствовать на церемонии.

Спасибо, папочка.

Правда, Рэнд обещал специально для нее сегодня вечером устроить видеоконференцию. Слабое утешение!

— Я узнала вас по фотографиям в журналах.

Надя поерзала в своем кресле. Щеки ее заалели. Странные люди. Вечно им нужны автографы от знаменитостей. Конечно, ей ничего это не стоило, и все же временами надоедало.

— Я могу чем-то помочь? — спросила она, чтобы как-то нарушить неловкую паузу.

— Очень на это надеюсь. Видите ли… — Женщина смутилась. Она подошла поближе к Наде. — Я читала о вас в газетах.

Надя усмехнулась про себя: что эти желтые бульварные писаки придумали на этот раз? Какую историю сфабриковали? Вроде бы за последнее время она не давала поводов.

— Я Мэри Брэнч, директор этой библиотеки. В статье было сказано, что прошлой весной в Майами вы возглавили благотворительный фонд для недоношенных новорожденных и собрали рекордную сумму денег.

Надя облегченно выдохнула. Ах, это! Это была ее гордость. Она даже слегка расправила плечи.

— Да, это так.

Помнится, все свободное время и опыт она посвящала тому, чтобы организовать аукцион, выбрать для него правильную концепцию, спланировать промо-акцию. Им просто необходимо было собрать как можно больше средств. Потому что эти крохи должны жить. У ее ребенка судьба отняла такой шанс. Так пусть другие дети проживут за него.

— Видите ли, директор нашего фонда неожиданно уволилась. А вчера я увидела вас здесь, и у меня появилась эта смелая идея. Я очень надеюсь, что вы некоторое время еще пробудете в Далласе и сможете поделиться своим опытом с нами. Без руководителя нам точно не справиться. А отменять это мероприятие уже поздно.

А что, дело было как раз ей по силам. Находить творческие решения — ее кредо.

— И когда же должно состояться ваше мероприятие?

— Через три недели.

Три недели — и без капитана на борту? Никуда не годится.

— Много еще осталось подготовить?

— Даже не знаю. У меня есть записки Сью Линн. Могу их вам показать. Если, конечно, вас заинтересует эта работа.

Отлично! Превосходно! Ну, папочка, ты еще увидишь!

— Буду рада вам помочь. Только учтите, никаких денег не возьму. Я не имею права наниматься на работу, потому что у меня уже есть официальная работа. Зато добровольно я вам помогу.

— Ваша щедрость просто согревает мне душу, дорогая. Это настоящее чудо — найти вас тут. Так вы посмотрите эти заметки?

— Безусловно. — С этими словами Надя поднялась.

Кажется, Бог услышал ее молитвы! Помощь в благотворительном мероприятии, да еще и добровольная, — самое лучшее, что только можно было придумать в ее положении. К тому же прекрасная отговорка для Лукаса Стоуна, чтобы оказаться от него подальше.

ГЛАВА ШЕСТАЯ


— Меня не волнует, каким образом вы это достанете! — кричал Лукас своему юристу по телефону. — Мне нужна копия завещания Эверетта Кинкейда. Заполучи его, даже если тебе придется совершить кражу со взломом.

Стук в дверь возвестил ему о приходе Нади. Минутой раньше охранник уже сообщил о том, что она направляется к нему. Увидев ее, он тут же ощутил, как сердцебиение участилось.

— Мне надо идти. Позвони, когда у тебя на руках будет то, что мне нужно. — И он разъединился.

Поцелуй прошлым вечером наполнил его небывалой решимостью вернуть свою жену, которая была нужна ему. Да и он тоже был нужен ей. Лукас почувствовал это по отзывчивым мягким губам, по трепету ее тела и пульсирующей жилке на шее. Вот почему он преследовал ее этим утром. Для него жизненно важно было проследить, куда она ходит и с кем встречается. Он не желал делить свою женщину ни с кем.

Положив телефон па стол, он пересек холл, открыл дверь и… У него перехватило дыхание при виде раскрасневшихся щек и блестящих глаз Нади. Вся сияя от радости, она выпалила новость:

— Я получила работу!

Библиотека. Он с трудом скрыл свое ликование. Итак, его закулисные планы удались.

— А я думал, тебе нельзя работать по условиям завещания.

— Ну, это волонтерская работа. Я буду помогать фонду библиотеки на добровольных началах. Глава фонда неожиданно ушла, оставив их в катастрофической ситуации. Директор библиотеки узнала меня и попросила о помощи.

Ее приподнятое настроение передалось и ему. На какое-то мгновение Лукас ощутил чувство вины: ведь это он все устроил.

— Тебе ведь нравится этим заниматься?

Он это знал. Читал в газетах. Правда, не ожидал, что ей сразу предложат возглавить фонд.

— У меня это неплохо получается. Я хороший организатор и могу найти хоть иголку в стогу сена.

Ее уверенность и смелость напомнили ту Надю, какой он знал ее одиннадцать лет назад. Именно в такую — дерзкую, уверенную в том, что ей по силам завоевать и перевернуть весь мир, — он и влюбился.

— Библиотеке просто повезло с тобой.

Ему на руку будет эта ее занятость, пока он провернет последнюю сделку «Андвари». Его сестре одной с этим точно не справиться.

— Надеюсь, что так. Только учти: ближайшие три недели я буду жутко занята.

А вот это в его планы не входит.

— Главное — не опаздывай на уроки вождения.

На ее губах заиграла улыбка.

— Вряд ли это получится.

— Но это часть нашей сделки, Надя.

Она нахмурилась:

— Лукас, мне не до шуток. С утра до вечера я занята. Да и сегодня у меня дела. Так что я не успею на уроки.

— Никакие отговорки не принимаются.

Уголки его губ опустились. Она сложила руки на груди и вздернула подбородок. Ее взгляд мог бы прожечь насквозь.

— Я тебе ничего не должна. Мы почти чужие.

Холодна как лед. А она действительно изменилась с тех пор. И надо признать, была достойным противником. Это возбуждало его даже больше, чем тогда, когда она была юной.

— Мы оба знаем, почему нам пришлось, расстаться. Твой отец. Признай же. Он был прав. Не надо было выходить замуж за неудачника.

Надя даже присвистнула от негодования. Наверняка, если бы она была кошкой, то зашипела бы.

— И ты туда же! Вы оба не верили, что у меня все получится. Даже шанса не хотели мне дать. Но я докажу, что ты ошибаешься.

Губы ее дрожали, она отвела взгляд в сторону, словно бы жалея о сказанном.

— Любопытно, и как ты обходишься без секса? Помнится, в свое время тебе это нравилось. И даже очень.

Неожиданно ему пришла в голову мысль, что ее только это в нем и интересовало. А потом… потом она забеременела.

Она тяжело вздохнула и сверкнула глазами:

— А ты как обходился?

Вот теперь он пожалел о своих словах.

— Ну… поначалу меня это не интересовало. Тогда мне надо было научиться ходить.

— Прости, это ужасно…

Еще бы! Это был самый черный год в его жизни. Когда Лукасу сказали, что он на всю жизнь останется инвалидом, сестрам в то время исполнилось шестнадцать и тринадцать, а мать разрывалась между двумя работами. Они очень рассчитывала на эти предложенные Кинкейдом-старшим деньги, чтобы свести концы с концами. Для семьи Стоунов сын-калека стал непосильной обузой, хотя никто из них никогда не произнес бы это вслух. Единственным шансом выкарабкаться тогда было взять эти чертовые баксы от Кинкейда.

Правда, сейчас вспоминать об этом ему не хотелось.

— Ужин уже в микроволновке. Заходи. Мы сможем поужинать до начала урока.

Он протянул руку и, зацепив пальцем кожаный ремешок ее сумочки, потянул на кухню. Она подалась назад.

— Я уже сказала. Сегодня урока точно не будет. В восемь часов состоится свадьба Митча. И Рэнд организовал для меня сеанс видеосвязи по Интернету, раз уж я лишена такой возможности присутствовать там лично. И потому сегодня собираюсь весь вечер провести у экрана.

— А почему тебе нельзя туда поехать?

— Не могу, и все. Сложно объяснять.

Снова заморочки старика Эверетта — как пить дать.

— И все равно проходи и перекуси. Не бойся, я не позволю, чтобы ты пропустила венчание.

Он потянул ее за руку, и на этот раз Надя сдалась и последовала за ним. Лукас положил сумочку на столик в прихожей и провел гостью в столовую.

Она блеснула своими зелеными глазами: столик был накрыт на двоих. Лукас зажег две свечи, и их мягкий свет разлился вокруг. Надя задержалась в дверях, словно бы размышляя, заходить ли.

Взгляд ее остановился на его фигуре.

— Чего ты от меня ждешь, Лукас? Говорю же, что не желаю обсуждать наш брак.

— А вот я бы не стал так скоро от него открещиваться. Было же и что-то хорошее. Ведь было, Надя? — Хотя иллюзий по поводу их счастливого будущего он уже не строил.

Печаль затуманила ее глаза. Она покачала головой.

— Я уже не та девочка. И никогда ею не стану.

— Ну и я уже не тот юнец. Однако… мы до сих пор еще женаты. — Он взял тарелки и переложил в них лобстеры, достав их из печи, добавил в каждую картофель и порезанную кружочками морковку и поставил на стол, затем положил хлеб и масло. — Правда же, ты любишь лобстеры?

— Да, — помедлив, ответила Надя, машинально облизнувшись. — Сам приготовил?

— На этот раз — нет. Осторожней с тарелкой. Горячо, — предупредил он и подвинул для нее стул, но она так и стояла на месте. — А ты все еще любишь шоколад?

— Да, — кивнула она.

— Тогда тебя ждет вкусный шоколадный торт с глазурью. Если мы обернемся быстрей, то ты сможешь съесть его, сидя перед монитором и наблюдая за венчанием. Наверняка можно вывести изображение на большой экран телевизора.

Она в задумчивости прошла по комнате и присела на диван. Лукас открыл шампанское за ее спиной. Пробка гулко хлопнула в тишине, и Надя вздрогнула от неожиданности.

Она устало посмотрела на бутылку:

— Мы что-то празднуем?

— Обретение тебя.

Он по-настоящему был рад тому, что она все-таки не оказалась той стервой, какой хотел ее представить ему Эверетт. А ведь когда-то они верили в то, что их любовь будет продолжаться вечно. Как наивно все было…

Лукас налил шампанского и сел за столик напротив. Прошлым вечером у него лишь разгорелся интерес к ее жизни, и теперь он был намерен узнать все подробней.

— Итак, ты работаешь на «ККЛ». А что же случилось с твоими планами произвести фурор в мире моды Нью-Йорка?

Лобстер, казалось, занимал все ее внимание.

— Мои планы изменились. Я остановила свой выбор на финансовой деятельности.

Да, образование у нее было что надо. По его сведениям, Надя получила степень МВА и являлась первоклассным специалистом. Кроме того, он прекрасно знал о ее таланте дизайнера. И помнил все рисунки и проекты. И потому поинтересовался, занимается ли она дальше тем, что у нее так хорошо получалось.

— Но ведь ты не об этом мечтала. У тебя в папках хранилась куча набросков и эскизов по дизайну одежды.

— Я выросла и поняла, что шансы представить их в Нью-Йорке ничтожно малы.

Надя не поднимала глаз, чтобы не выдать настоящих чувств.

— Почему тогда «ККЛ», ведь ты не особенно ладила с отцом?

Она помедлила и сказала:

— А почему бы и нет? Это сильная компания и известна по всему миру.

Так и есть. В этом он убедился сам. Однако, проанализировав денежные потоки компании-конкурента, ему удалось-таки выявить уязвимые места. Скажем, на сколько миллиардов долларов Эверетт взял кредит, чтобы профинансировать заказ на постройку пяти новых кораблей. И сейчас Лукас пытался выкупить эти заемы.

Он постарался сосредоточиться на ужине. Все-таки это лучшие лобстеры в Техасе.

— Итак, отец не наказал тебя за твой брак? — продолжил он разговор.

— Нет. Кажется, он передумал после того, как ты якобы погиб.

Еще одно очко в пользу старого негодяя.

— Таким образом, ты обязана оставаться в Далласе, не имеешь права получить оплачиваемую работу и к полуночи должна находиться дома. Какие еще лассо, из которых ты должна выпутаться, он набросил тебе на шею?

Она положила вилку рядом с тарелкой.

— Не хочу о нем разговаривать. Отца нет с нами всего две недели. И… мне трудно говорить о его последних желаниях.

В ее голосе, однако, слышалось больше гнева, чем горечи по поводу смерти дорогого папочки. А уж об условиях завещания ей вообще вспоминать не хотелось. Еще бы! Их там целый список. Во всем этом была какая-то жуткая несправедливость. Кажется, Лукас не успокоится до тех пор, пока не выяснит все до конца.

Для этого нужны все детали, все подробности обстоятельств. Необходимо знать, против чего бороться. Ведь это может изменить всю стратегию его собственного бизнеса. Правда, пока стоит попридержать лошадей: давления Надя никогда не выносила.

Уж если чему он и научился после аварии, так это терпению. Мать частенько повторяла ему тогда: терпение есть истинная добродетель.

Иногда стоит только дождаться нужного момента — и победа у тебя в кармане.


Надя и понятия не имела о том, что мужчина, который пытается настроить телевизор, может быть настолько сексуальным. Она старательно отводила от Лукаса взгляд.

— Должно все получиться, — наконец сказал он, отходя от экрана на расстояние. — Сейчас увидим.

— Спасибо, конечно. Но тебе вовсе не обязательно оставаться. Слышала, что мужчины не любят церемонию венчания.

— Я останусь на случай, если возникнут проблемы с трансляцией.

Такой же сеанс видеосвязи Митч ей уже устраивал, и все прошло гладко. Но кто знает, что случится на этот раз.

А так не хотелось пропускать столь грандиозное событие, на которое она лично, увы, не попадет.

Надя прогнала роившиеся в голове подозрения по поводу истинных намерений ее так называемого мужа.

— Где ты научился всем этим техническим штукам?

— Часто приходится использовать видеоконференции на совещаниях совета директоров.

— Значит, ты лично на них не присутствуешь? Почему?

— Ну, как и ты, я не всегда могу находиться там, где надо, — ушел он от ответа.

Наконец, Лукас щелкнул пультом телевизора. И все получилось! Да, он настоящий профессионал. На экране появилось залитое ярким светом пространство храма.

В эту минуту зазвонил мобильник Нади. Это был Рэнд.

— Привет, старший братец, — с улыбкой проговорила она.

— Мы здесь. Хотел удостовериться, что ты нас видишь и слышишь.

Рэнд говорил прямо в камеру. Голос его шел сначала из телефона, а потом послышался из динамиков.

— Да, все в порядке, я с вами, ребята! — ответила она и увидела, как засветилось счастьем лицо ее брата. Счастливее она его не видела. Даже глаза Рэнда улыбались.

— Хочу, чтобы ты поздоровалась еще кое с кем. — И, повернувшись, он обнял за плечи свою спутницу, приблизив к камере. Узнав ее, Надя от неожиданности даже слегка растерялась.

Это была Тара Энтони, секретарша отца и подруга Нади. Она улыбалась, белокурые локоны обрамляли раскрасневшиеся щеки, глаза блестели. Настоящий ангел. В свое время Эверетт немало изводил их, то и дело строя против них козни, поскольку не одобрял эти отношения. Между прочим, Кинкейд-старший и к сегодняшней свадьбе Митча успел-таки приложить руку — венчание было одним из условий, оговоренных в завещании. Подумав об этом, Надя снова задалась вопросом, подстроена все-таки или нет их встреча с Лукасом.

Однако тут же отмахнулась от мрачных подозрений. В такой день не годится сидеть букой.

Тара взяла телефон Рэнда у него из рук и помахала Наде рукой:

— Привет! Нам тебя так не хватает сейчас! Мы постараемся заснять все, что можно.

— Спасибо, дорогая. — В груди у Нади заныло, а к горлу подкатил горький ком. Она всегда мечтала стоять рядом с братом у алтаря вдень его свадьбы. — А почему Митч не нанял оператора-профессионала?

— Все дело в журналистах. Мы боимся, как бы кто-нибудь из них не проник сюда. Лишняя шумиха в прессе ни к чему. Сами справимся. Так что снимать буду я. У меня уже есть опыт.

— Пора, пора, — заторопился Рэнд.

Надя уселась на диван. На экране появились гости.

— Надя, я должна идти, — проговорила Тара. — Поговорим позже.

— Ладно, пока, Тара. — Надя отключила мобильник.

Из динамиков в комнату полились звуки церковного органа.

— Моя очередь, Рэнд, — раздался голос Тары. — Передай мне камеру. Иди к брату.

Картинка на экране запрыгала, пока камера переходила из рук в руки. Наконец Тара навела фокус на выход храма. Под торжественные величественные аккорды двери отворились. Секунду спустя в проходе показался черноволосый малыш. Он ковылял по ковровой дорожке так быстро, как только мог. В его маленькой ручке была зажата белая крошечная атласная подушечка.

Ретт. Ее братишка.

Сердце Нади сжималось каждый раз, как она видела детей. Хотелось, затаив дыхание, смотреть и смотреть на этого розовощекого купидона, спешившего принести влюбленным их ключик от счастья. А ведь этот малыш… мог быть ее ребенком. В глазах защипало, и она до боли закусила губу, чтобы прийти в себя. Еще не хватало разреветься тут перед телевизором. К тому же что подумает Лукас, о присутствии которого она почти успела позабыть камера проводила малыша, который встал в первом ряду, перед алтарем. Затем в кадре появился Митч, который склонился к мальчику. Вот он подхватил братишку на руки и улыбнулся.

— Отлично, парень, — донесся до Нади голос Митча.

Брат взял у малыша коробочку со сверкнувшими золотом кольцами и передал Рэнду. Тот поцеловал в щеку какую-то пожилую женщину, которую Надя не узнала.

Взгляды гостей были прикованы к проходу и дверям, в которых вот-вот должна появиться невеста. Наконец главная виновница торжества появилась, и по залу прошелестел восхищенный гул. Надя узнала известный дизайн подвенечного платья от Веры Вонг. На голове невесты красовался венок из живых цветов, украшенный жемчужинами. Лицо Карли светилось любовью. А когда она повернулась к Митчу, в ее глазах зажглось такое искреннее ликование, что Надя от избытка чувств едва не зарыдала перед телевизором.

Как же она была счастлива за брата! По-настоящему счастлива. У него теперь было то, чего никогда не будет у нее.

Любовь.

Дети.

Глаза защипало. Горячая слеза скатилась по щеке, оставив влажный след. Сердито заморгав, она склонила голову, надеясь, что Лукас ничего не заметил. Ей на плечо вдруг легла теплая рука, и Надя вздрогнула от неожиданности. Она подняла на него глаза и встретила понимающий, исполненный сочувствия и нежности взгляд.

Когда-то и они были счастливой четой. Их глаза точно так же светились счастьем, а сердца переполняла любовь. Они тоже не видели никого вокруг себя тогда, в храме у алтаря, кроме друг друга.

Но сейчас, вспомнив об этом, Надя ощущала в душе горечь: как же она могла так ошибиться?

Лукас предал их любовь.

Его прикосновение сейчас было настолько отвратительно, что захотелось немедленно отстраниться. Обхватив себя руками, Надя сидела, кусая губы. Будь она сейчас одна, то могла бы выплакать все, ей хотелось рыдать навзрыд, как ребенку.

Возможно, жизнь сложилась бы иначе, если бы она… она сама не сглупила. Не была бы такой эгоистичной.

А может… он все равно рано или поздно предал бы ее. Об этом она не думала. Впрочем, как бы там ни было, у нее остался бы их сын.

Наконец Надя справилась с собой и перевела взгляд на экран. Тара в этот момент показывала жениха и невесту крупным планом. Они обменивались кольцами и произносили клятвы.

Надя до боли стиснула руки. Она машинально терла безымянный палец правой руки, на котором кольца уже давно не было. Она больше не носила его с того дня, когда решила, что никогда не будет любить. Любовь — не для нее.

Особенно, если всем кругом нужны только деньги.

Боль пульсировала в ушах, в голове, где-то в самой ее сердцевине. Пока не переполнила всю Надю и не пролилась горячими слезами.

Она украдкой глянула в сторону мужчины, который когда-то был ее мужем. Мужчиной, который разбил ее счастье. Растоптал ее любовь.

Впрочем… может, и ей поступить так же? Взять от него все, что нужно, а потом спокойно встать и уйти?

Нельзя.

Неверный ход.

Хотя такой заманчивый.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ


— Готова попробовать шоколадный торт и допить шампанское?

От бархатного голоса Лукаса мурашки пробежали по се спине. Он на время выходил и тут же вернулся. Надя досматривала последние кадры, заснятые Тарой, и блиц-репортаж, который та вела, представляя невесту и каждого гостя.

Взглянув на маленького Ретта еще раз и ощутив ставшую уже привычной пустоту внутри, Надя решила выключить телевизор. Поднявшись, увидела Лукаса. Тот шел с подносом, на котором нес торт и бокалы с шампанским.

Неужели она все же решилась осуществить свой план?

А что, собственно, ты теряешь? Ты уже и так потеряла все.

— Не хочу ни десерта, ни шампанского, — медленно проговорила она.

Лукас прищурился. Поставив поднос на кофейный столик, он молча смотрел на нее несколько долгих секунд. С того самого дня, как они встретились, она знала, что Лукас способен распознать малейшие изменения ее настроения, как никто другой. И сейчас по его лицу она поняла, что он видит ее насквозь.

— В таком случае чего же ты хочешь, Надя? — его голос загипнотизировал ее.

Она вздохнула, медля с ответом.

— Тебя.

— Почему?

Она ждала, что он воспримет это иначе. В прошлом у них все было по-другому. Надя подошла и положила ладонь ему на грудь.

— Потому что твои поцелуи слишком возбудили меня, как и твои прикосновения.

Может быть, секс с ним рассеет пустоту внутри ее.

Пусть временно, но это все, на что она могла, надеяться.

Сердце его застучало быстрее под ее ладонью. Их взгляды встретились, и ни один не в силах был опустить глаза. Он стоял неподвижно и не произносил ни слова. Молчание — знак согласия?

Ее рука медленно скользнула вверх, обняла Лукаса за шею, потом взъерошила густые волосы на затылке. Тепло его тела грело ледяные пальцы.

— Я хочу заняться с тобой сексом, Лукас, как это было раньше, — прошептала она.

Его рука обвила ее за талию. Всего лишь одно объятие — и она готова была отдаться на волю судьбы. Как давно она не обнимала его! Каким прекрасным было его тело! И горячим. Она чувствовала каждый его напряженный мускул. Он выжидал. Чего он ждет?

Ей хотелось безумной страсти. Головокружительной похоти. И раздумывать больше не хотелось. Ошибкой это будет или нет — теперь неважно. Желание пересилило разум.

Поднявшись на цыпочки, она прижалась губами к его губам. И вскинула на него удивленный взгляд: он не сдался на первый поцелуй, как раньше. Когда-то достаточно было лишь одного легкого покусывания, чтобы он тут же загорелся. Но не в этот раз.

Он, без сомнения, желал ее. Это было слишком очевидно. И все же… не капитулировал.

Смущенная таким его могучим самоконтролем и устыдившись собственного нетерпения, она отступила на шаг.

Глаза Лукаса горели ярким пламенем, взгляд метал молнии. Желание полыхало в них огнем. Так почему же…

— Мы не подростки, чтобы заниматься сексом на диване, — услышала Надя его голос. — Какая из спален твоя?

Кровь бросилась в лицо и гулко застучала в висках. Ей хотелось закричать от восторга.

— Налево. Но… у меня нет презервативов… я не ожидала…

Учитывая тот праведный образ жизни, на который вынудил ее отец, в презервативах не было необходимости.

— Тогда идем ко мне, — предложил он и склонился за подносом. Взяв его, он как ни в чем не бывало зашагал к себе.

Что? Он вот так спокойно уходит? Надя обескураженно заморгала.

Тот Лукас, которого она знала, взял бы ее где угодно, хоть в лесу, на бревне, как нередко и бывало. Именно этого она сейчас и хотела. Помнится, она частенько бессовестно пользовалась своей властью над ним, чтобы получить удовольствие.

Этот Лукас был другим. Он научился контролировать свои желания. И это было… с одной стороны, забавно, интриговало ее. С другой стороны, немало напрягло и разочаровало. Придется постараться, чтобы завоевать его.

Вздохнув из-за обманутых надежд, она последовала за ним в его роскошную квартиру. По пути в спальню расстегнула пуговицы на блузке, которая упала на пол. Потом — пуговицу на брюках. Когда они тоже оказались на полу, она осталась только в черном нижнем белье. Надя очень надеялась, что выглядит в нем достаточно сексуально и Лукас не заметит ее шрам.

Он вошел в комнату первым. Она последовала за ним и остановилась в дверях. Его спальня. Посреди — широкая кровать с изогнутыми кожаными валиками, накрытая роскошным покрывалом кремового цвета. Утопая йогами в мягком ковре, Надя прошла и встала около этого пышного ложа. У окна, выходившего на веранду, в горшках на полу зеленели роскошные кусты цветов, создавая ощущение джунглей. С балкона был виден сад и патио и уголок бассейна, в котором бликами на воде играл закат.

Лукас поставил поднос и повернулся к ней. Их взгляды снова встретились. Он медленно, наслаждаясь зрелищем, смерил ее взглядом с головы до ног, пока не наткнулся на шрам. Надя едва удержалась, чтобы, как всегда, не прикрыть его рукой, Было очень трудно стоять и даже дышать, сдерживая себя. Впрочем, пусть будет все как будет.

Ни слова не говоря, он снова посмотрел ей в глаза. Медленно он потянулся к манжетам своей рубашки и отстегнул запонки: на ковер упала сначала одна, потом другая. Затем, тихо звякнув, за ними последовали часы. Гипнотизируя Надю взглядом, он, не спеша и словно дразня, продолжал обнажаться перед ней.

Тонкая рубашка, легко вспорхнув, изящно спланировала на пол, и взору Нади открылся идеальный атлетический торс. От восхищения у нее захватило дух. Да… Его тело всегда было красивым, но сейчас… Он стал более мужественным, широкоплечим, мышцы груди и живота приобрели четкий выпуклый рельеф, словно у статуи античного бога. Руки его потянулись к ремню, послышался звук расстегиваемой молнии. Он медленно опускал брюки, обнажая крепкие, мускулистые ноги, пока, наконец, не предстал передней в одних черных шелковых трусах. Вид возбужденного мужчины был красноречивее слов.

Это был уже не тот двадцатилетний юнец, которого она знала раньше. Глазам завороженной Нади открылась такая зрелая совершенная мужская красота, что у нее перехватило дыхание. Словно сам Аполлон стоял перед ней.

Кровь бросилась ей в лицо, во рту пересохло. Дыхание участилось, терпению пришел конец. Чего же он ждет? Она потянулась к застежке бюстгальтера.

— Нет.

Ее брови вскинулись в недоумении, а рука замерла на полпути. Надя почти растерянно взглянула на него, не зная, как вести себя с этим человеком, которого, как ей казалось, она знала давно. Случись это одиннадцать лет назад, Лукас непременно тут же занялся с ней любовью. Как и любой мужчина на его месте. Несмотря ни на какие шрамы, ее потрясающая фигура — итог многочасовых тренировок в спортивном зале — в сногсшибательном белье кого угодно сведет с ума.

Наконец он направился к ней. Наконец-то. Однако вместо того, чтобы заключить ее в объятия, он аккуратно убрал покрывало с кровати.

Что же, разумное решение. Она обхватила его рукой за пояс и пробежала пальцами по его спине — так, как он всегда любил. Реакция последовала незамедлительно: от удовольствия его кожа покрылась мурашками. Но тут ее рука нерешительно замерла, ощутив бугристую полоску шрама. Их взгляды перехлестнулись. Ах да, он же говорил о том, что ему пришлось пережить операции, но отчего-то она не особо запомнила это.

Сердце ее сжалось. Им обоим тогда досталось в аварии. Лукасу врачи все-таки дали надежду на будущее, вернув способность двигаться и ходить. С ней дело обстояло куда хуже. У нее надежду на будущее отняли. Наклонившись, Надя прикоснулась губами к этой грустной отметине прошлого.

Он обхватил ее за талию, поднял и страстным поцелуем перенес из реальной действительности в мир чувственного наслаждения. Жар его тела и вожделенные ласки привели ее в настоящее неистовство. Сердце заколотилось как сумасшедшее.

Вот, это уже больше похоже на желаемое.

Однако он не просто наслаждался ею. Он играл с ней, дразнил, соблазнял и мучил, оттягивая тот момент, которого она так желала. Она вся выгнулась, пытаясь вжаться в него всем телом, желая забыться в любовном бреду. Забыть прошлое. Настоящее. Она хотела наконец ощутить себя желанной женщиной.

Его ласки не утоляли ее жажды. Наоборот — только разжигали. Она старалась удержать его губы, рукой сжав его затылок и взъерошив волосы. Не удалось: он ускользнул от нее и прильнул к бьющейся на шее тоненькой жилке. Она выдохнула от наслаждения и нетерпения. Ей хотелось наброситься на него, вцепиться в плечи и закричать: давай же, ну, быстрее!

Его рука скользнула под ее трусики, и, обхватив упругие ягодицы, он медленно приподнял гибкое податливое тело и вдруг порывисто прижал к себе. Наде пришлось вцепиться ему в плечи, чтобы удержать равновесие.

Наконец его губы раскрылись ей навстречу, и она почувствовала их нежность и волшебный вкус. Он целовал уверенно и нежно, но медленно. Слишком медленно, буквально доводя ее до безумия, которое превратилось в настоящий голод. Она всегда хотела его. Но не так, как сейчас. Это желание граничило с болью.

Она обвила его ногами за талию, сжала его виски руками и, приблизив свое лицо к нему, пылко поцеловала. Снова и снова, снова и снова. Потом потерлась о него щекой, прильнула всем телом.

Скорее ощутить прикосновение его тела к своей обнаженной коже, почувствовать его внутри себя, слиться в единое целое. Сейчас же. Немедленно. Она покрывала его лицо поцелуями, горя от нетерпения. Желание пульсировало в ней с новой силой. Словно прочитав ее мысли, Лукас расстегнул ее бюстгальтер. Спустил бретельки. Потом положил на постель и накрыл своим горячим телом, прижав ее к прохладным простыням. Прервав поцелуй, он снял наконец с нее изящный лифчик и отбросил его в сторону, любуясь идеальными пропорциями обнаженного тела, матовой белизной кожи.

Его жгучий взгляд еще сильнее распалил ее. Внизу живота сладко заныло, с губ сорвался протяжный блаженный стон. Нежность, плавно переливаясь, передавалась от него к ней.

Когда последний раз ей было так хорошо с мужчиной? Да и было ли? Нега растеклась по ее телу, расслабляя мышцы и замедляя бешеное биенье сердца. Надя провела рукой по его волосам, прося еще ласки. Но он уже сам целовал ее всю, словно не хотел пропустить ни одного сантиметра этого желанного безупречного тела. Она вдруг почувствовала, как его губы спускаются вниз — по груди, животу и ниже. При мысли о том, что он коснется шрама, у нее вспыхнули щеки. Она попыталась остановить его:

— Лукас, не надо.

— У всех у нас свои шрамы, Надя, — угадав ее страхи, произнес он. — Одни стыдятся их. Другие — нет.

Его язык все же проделал свой путь вниз, коснувшись тонкой полоски внизу живота.

Под таким чувственным натиском устоять было невозможно. После минутного колебания она сдалась и застонала от удовольствия.

Ей хотелось сказать ему все, что она чувствует, но слова вдруг исчезли, словно их и не было. Он целовал и ласкал ее до тех пор, пока она не выгнулась под ним от наслаждения, шепча:

— Лукас, пожалуйста…

Он приник к ее губам долгим поцелуем, потом, оторвавшись, повернулся и открыл ящик ночного столика. Пока он искал там презерватив, она наконец-то избавилась от трусиков и легла на спину, ожидая его.

Он вернулся и снова начал с ней любовную игру, исследуя губами и пальцами каждый изгиб ее тела. Положив ладонь на теплую упругую грудь, он круговыми движениями нежно погладил оба ее полушария. Потом, дотронувшись до соска губами, слегка куснул и поласкал языком. Изнывая от нетерпения, Надя вся изгибалась и стонала под ним, пытаясь привстать, чтобы, притянув к себе, немедленно слиться с ним. Лукас нежно отстранил ее, не позволяя торопить события.

Он склонился над ней и поцеловал ее полусогнутое колено, потом она ощутила его губы в самом чувствительном месте — с внутренней стороны бедра. Ощущая их возбуждающие прикосновения вверх по ноге к самому сокровенному уголку ее тела, она ласкала его волосы и плечи рукой, постанывая от наслаждения. Казалось, вынести это сладостное испытание не было больше сил. Ее желание было так велико, что она едва не задыхалась. Он знал это и, ведя ее к пику чувственного удовольствия, намеренно медлил. Лукас явно наслаждался ее сладострастными муками.

Словно и не было этих одиннадцати лет разлуки. Он по-прежнему знал, как доставить ей наслаждение. Глаза Нади горели от счастья. Его имя сорвалось с ее губ, и тело вздрагивало. Она приподнималась и опускалась в такт восторгу.

Когда последний миг ее экстаза прошел, Лукас приподнялся и навис над ней своим могучим, сильным телом, словно тантрический бог. Глаза потемнели, лучась силой желания. Приблизившись, он стал целовать ее, и она с наслаждением отвечала ему, ощущая, как удовольствие обволакивает их теплой волной и уносит с собой. Снова и снова их губы сливались в жгучем неистовом поцелуе, в котором словно таяли границы разума, и оба, они растворялись в бесконечном поле вселенной. Наде до боли в висках хотелось завладеть этим новым прекрасным Лукасом, и ее объятия вдруг обрели несвойственную им силу.

Когда он медленно вошел в нее, наполнив своей плотью до самых краев, она впилась пальцами в его спину, понуждая поторопиться, но он не спешил. Каждое движение туда и обратно наполняло ее жутким нетерпением и жаждой большего. Быстрее же, быстрее!

Она приподнимала ягодицы, желая встретить каждый его толчок внутри ее, и когда он, наконец, дошел до высшей точки, она застонала, прикрыв глаза. В свою очередь его глаза потемнели, словно любовный голод поглотил их обоих. Она жадно вдыхала аромат его тела, смешанный с ее собственным. И, бессознательно цепляясь руками за него, поглаживала его спину, ягодицы, грудь. Поглаживания заставили его задрожать.

Странно. Все было по-другому. Даже то, что он молчал. Раньше бы он точно заговорил после того, как они занимались любовью. И непременно восторженно сообщил бы ей, как она прекрасна. И как ему тепло и уютно с ней. Наде не хватало этих признаний, этих теплых слов. Но на этот раз его глаза выражали больше, чем можно было бы сказать вслух.

Впервые за долгое время каждая клеточка ее тела была расслаблена и удовлетворена движением. Она чувствовала себя желанной женщиной. В его ласке было столько любви!

Казалось, он наполнил ее всю, окружил заботой, самим собой, своей нежностью, передал столько энергии! Подаренное им наслаждение смешало все мысли, оставив за собой хаос. Это ощущение захватило ее без остатка. Все было так не похоже на тот простой юношеский секс, который случался с ними раньше, в молодые годы. Нет. Теперь их чувства и ощущения были обострены, усилены в десятки раз. Оба они стали другими, и понимали это.

И все же…

Было ли это ошибкой?

Рискнет ли она дать ему второй шанс, чтобы он снова перевернул всю ее жизнь и поставил с ног на голову?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Слишком хорошо!

Совсем с ума сошел? Да, хорошо. Но где, кто и когда жаловался на то, что секс слишком хорош?

Лукас отодвинулся от Нади, желая прийти в себя и разобраться в своих чувствах. У него были важные дела, и в его планы все это не вписывалось. Секс слишком затуманивал мозги.

Лукас ушел в ванную, сполоснул лицо холодной водой. Ну вот, он получил то, чего хотел: свою жену в постель. Она доверилась ему, открылась. Еще немного, и она ответит на все его вопросы, ответы на которые нужны ему для того, чтобы спланировать атаку на ее компанию.

Но не появится ли теперь в его идеальном плане брешь? Да, им было слишком хорошо. Чертовски хорошо. Но в этом и состоит вся проблема.

Надо немедленно завязывать с сантиментами и сосредоточиться на бизнесе. Впрочем, сейчас он не был уверен в том, что сделает это легко и просто.

Лукас накинул халат и вернулся в спальню. Надя сидела на постели, набросив на плечи его рубашку и положив свои длинные безупречные ноги на край ночного столика. Он невольно залюбовался их стройностью и матовой белизной ее кожи. Потом подошел к ночному столику и, взяв поднос с тортом и шампанским, сел рядом с ней на кровать. Наполнил бокалы и один предложил ей:

— Готова к десерту? Помнится, после секса у тебя всегда разыгрывался аппетит.

Она покрутила бокал в руках, едва не уронив его, и отвела глаза. Неужели покраснела? Разве та прежняя Надя когда-нибудь смущалась? Нет. Она всегда была смелой, наглой и агрессивной. И на всё сто была уверена в том, чего хочет. Ее девиз всегда был: живых в плен не брать!

Его тронула эта неожиданная робость в ней.

— Полагаю, кое-что изменилось. — Она так и не решилась встретиться с его взглядом. Взяв десертный нож, Надя отрезала кусочек торта.

Потом положила в рот и стала медленно жевать. На ее нижнюю губу прилипла крошка. Лукас едва поборол в себе желание дотронуться и смахнуть ее. Тут же припомнился вкус Надиных губ. Он запил его шампанским.

Ее глаза загадочно поблескивали сквозь полуопущенные ресницы.

— Почему ты взял деньги, Лукас? — вдруг спросила она.

Он резко выдохнул и едва не захлебнулся напитком. Что за черт? К чему опять об этом?

— Потому что я не хотел стать обузой для своей семьи. Твой отец ясно дал понять, в какие долги я влезаю, оставаясь каждый следующий день в больнице. Мне были необходимы дорогостоящие операции. Ни одной из них я не смог бы оплатить без медицинской страховки: ведь твой отец уволил меня, а устроиться на новую работу было немыслимо: кто возьмет истекавшего кровью инвалида?

Он помолчал, сделав глоток из бокала. Потом, сделав усилие, продолжил:

— Для меня это был единственный шанс когда-нибудь встать на ноги. На тот момент мы с матерью еле сводили концы с концами. А потом стало понятно, что я не смогу работать еще очень долго. Предложение твоего отца в то время для нашей семьи было единственной возможностью выжить.

Надя судорожно вздохнула. Виновато кивнула. Ее лицо смягчилось.

— Да, понятно, ты думал не только о себе. Для тебя всегда семья была на первом месте. Твои девчонки, как ты их называл.

Когда-то и она была одной из них. Всегда сияла, когда он ее так называл.

— Твои братья на моем месте сделали бы то же самое.

— Не сомневаюсь в этом. Именно поэтому я и стараюсь ради них теперь. Долг платежом красен.

Он поставил пустой бокал на поднос и спросил:

— Что же произошло тогда, Надя?

Она крутила в пальцах вилку с десертом, но так и не притронулась к нему. Тишина длилась слишком долго, и он уже не ожидал получить ответ на свой вопрос.

— Я потеряла нашего сына и… возможность когда-нибудь иметь детей. Они удалили матку, чтобы остановить кровотечение и спасти мне жизнь.

Их сын.

Боль в груди вырвала его из какого-то небытия. Тоска? Слишком поздно горевать. Он никогда не тратил понапрасну энергию или эмоции на то, что уже не изменить.

До свадьбы они с Надей так часто обсуждали, сколько у них будет детей. У них должно было быть много детей! У обоих были большие семьи. Надя мечтала, чтобы их дети были ровесниками, погодками, чтобы им было весело играть и общаться друг с другом.

Кинкейд уволил Лукаса за то, что тот отказался порвать с Надей отношения. Ее отец сделал так, чтобы ни на одном предприятии его не трудоустраивали. Наконец с великим трудом Лукас нашел работу по ландшафтному дизайну. Но это были далеко не те заработки.

На эти средства нереально было содержать жену и детей, но он знал, что они как-нибудь справятся. Ведь у его матери это получалось.

— Мне жаль нашего сына, — только и нашел он что сказать.

Надя пожала плечами, словно это теперь не имело никакого значения, однако все же сморгнула выступившие на глазах слезы.

— Благодаря пластической операции шрам стал почти незаметен. Но… разве можно вернуть то, что они у меня забрали?

Как Лукасу ни хотелось знать все подробности, он понимал, что для Нади это слишком больная тема. Он потом потихоньку расспросит обо всем, не сразу. Дверца ее души приоткрывалась медленно.

Помолчав, он осторожно спросил:

— Поэтому ты решила больше не выходить замуж? Потому что у тебя не может быть детей?

— И поэтому тоже. Есть еще кое-что. У меня плохая наследственность. Моя мать…Ta авария, в которой она погибла, была не случайной. Свою спортивную машину, подаренную ей отцом, она намеренно направила в дерево. Покончила жизнь самоубийством. Сделать это оказалось проще, чем жить дальше и заботиться о тех, кто нуждался в ней.

От ее слов по спине Лукаса пробежал холодок.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Моя мать страдала прогрессирующей маниакальной депрессией, если выражаться языком медицинских терминов. Доктора предполагают, что это передается по наследству. Отец нанял всех светил психиатрии, чтобы провести тщательное обследование меня. В итоге они пришли к выводу, что хоть я и здорова, однако один процент вероятности все же остается. Я никогда не выйду замуж, никогда не усыновлю детей, никогда не позволю, никому зависеть от меня.

Новость шокировала его, но вместе с тем стали понятны многочисленные Надины эксцентричные выходки, о которых с утра до ночи кричали газеты. Она жила так, словно ей нечего было терять.

Она заерзала на постели, сверкнув глазами. В нем снова поднялось желание. Кажется, он еще не насытился ею. Никогда бы ее не отпускал.

Но дела зовут. Придется оставить ее на целые сутки. Пока…

— Поехали со мной в Сингапур?

— Что? — подбородок ее дернулся вверх.

— Мне нужно быть там в понедельник утром, чтобы завершить одну сделку.

Надя, закусила губу и уставила глаза в пустой бокал.

— Не могу.

— Ты вполне можешь работать для своего проекта с ноутбука, через Интернет.

Она открыла рот, словно собираясь что-то сказать, но промолчала. Вздохнула.

— Мне нельзя уезжать из Далласа. Такова последняя воля отца. Хоть и глупо. Теперь весь год придется провести в этом пентхаусе, безвылазно.

Да, теперь понятно, отчего она так злилась на своего отца. Эверетт Кинкейд не давал легких задачек своей любимой доченьке. Одиннадцать лет назад Лукас его предупреждал, что с таким-то отношением тот рискует потерять свою дочь. Вот тогда-то Кинкейд уволил его.

— А если не выполнишь эти условия?

— Уже говорила. Мы не получим денег. Отец каждому дал свое задание, И если кто-то из нас не сделает того, что он велел, наследство не получит никто. А компанию продадут за доллар самому лютому нашему конкуренту. Митч и Рэнд как раз выполняют свою часть задания. Я, как предполагается, самое слабое звено. Все ожидают моего поражения. Но я не подведу. Ставки слишком высоки.

Вот это новость так новость. Получается, добыча может уплыть прямо у него из-под носа.

— Конкуренту, говоришь?

— Что за отец мог так поступить, а? — воскликнула она, не отвечая на его вопрос.

«Такой, как мой», — подумал Лукас. Он никогда не рассказывал ей о том парне, который женился на Лилу Стоун, не сказав, что уже женат, а потом бросил ее с детьми, и ушел без слов. Лукас говорил, что отец их оставил. А Надя поняла это как то, что он умер, и Лукас не стал уточнять. Ее голос вывел его из задумчивости:

— …Я хотела сказать, это смешно. Он отнесся ко мне как к непослушному подростку, наказав и поставив в угол.

— Да, это сурово, — согласился Лукас. Впрочем, неудивительно. В стиле Кинкейда. Странно вообще, что дети с ним общались. — А кто его конкурент?

Она пристально смотрела на пего какое-то мгновение, а потом улыбнулась и потянулась к нему. Ее ладонь легла на его щеку, потом, скользнув по шее, медленно двинулась вниз, отчего сердце Лукаса забилось сильнее. Едва его обоняние уловило ее аромат, как желание с новой силой забурлило в крови. Лукас поцеловал ее пальцы, и с трудом заставил себя противостоять этому колдовству.

— Давай не будем сейчас говорить о моем суровом батюшке, — мягко произнесла она. — Может, лучше опять займемся любовью? Мне очень понравилось на этот раз, Лукас. Ты помог мне забыть все дурное в моей жизни.

Надо было срочно это прекратить, но сделать этого он никак не смог. К тому же появился отличный способ выяснить кое-что весьма любопытное. Кто же он, этот суровый и страшный конкурент «ККЛ»?


— Если ты не сможешь поехать со мной в Сингапур, тогда подари ночь воскресенья.

— А как же дела благотворительного фонда?

— Кстати, как там идут дела? — поинтересовался он.

— У нас будет аукцион. На этой неделе мне надо назначить призы и выпустить материалы промо-акции.

— Если ты проведешь субботу и воскресенье со мной, подарю тебе список фирм и личных электронных адресов весьма влиятельных лиц Далласа, которые смогут пожертвовать приличную сумму.

Она склонила голову, изучающе глядя на него.

— Ты уверен?

Кажется, она дразнила его. Несомненно, в ее словах был подтекст.

— Абсолютно. Я смогу дать тебе все, в чем ты нуждаешься.

Она задумчиво покусала край соблазнительных губ, и в ее зеленых глазах зажглись лукавые огоньки.

— Ловлю тебя на слове. А я в свою очередь попрошу Рэнда и Митча устроить благотворительный круиз… то есть, если конечно к тому времени бизнес еще будет нашим.

Эта фраза быстро охладила его любовный пыл, вернув на грешную землю к делам.

— Безусловно, у твоего отца было множество врагов. Но… кому бы он мог оставить все свое состояние?

Она вздохнула и, брезгливо скривившись, проговорила:

— «Марди Грас Круиз».

То, что он был шокирован, — это еще слабо сказано. Хорошо, что Надя как раз отвернулась в сторону и не видела выражения его лица. Но первое, что пришло Лукасу в голову, было: значит, Эверетт Кинкейд следил за ним все эти годы? Но… каким образом? И почему?

Лукас всегда считал, что врага надо знать в лицо. Должно быть, той же тактики придерживался и Кинкейд. Или в этом есть какой-то подвох?

Вот это и надо выяснить.

— А почему именно «Марди Грас»?

Она округлила глаза и махнула рукой:

— Не знаю. Они конкурируют уже много лет, и по силам равны. Эта компания вконец достала отца.

Лукас лично знал руководителя этой фирмы. Это был еще тот оторва. Но именно поэтому он его и нанял. Парень был жадным до власти и готов порвать всех конкурентов в клочья.

Внезапно Лукасу в голову пришла светлая мысль.

«ККЛ» и так может стать его компанией.

Ему лишь оставалось склонить Надю покинуть Даллас.

Он взвесил все аргументы. Однако… получается, используя полученную информацию, он совершит обман. Принесет ли это ему радость?


— Закрой глаза.

Надя перевела взгляд с прекрасной лилии на Лукаса.

— Зачем?

— Просто закрой.

Раньше он так не командовал. И раньше она бы точно поставила его на место, но не теперь. Отец научил ее многому.

Он сдвинул свои черные очки наверх, лукаво блеснув своими голубыми глазами, в которые она сразу влюбилась когда-то. Да и сегодня рисковала утонуть в их глубине.

— Ты говоришь, что научилась готовить. Посмотрим, какие специи тебе известны.

Он достал из кармана джинсов носовой платок и сложил его сначала треугольником, потом свернул в длинную полоску.

От его прикосновения пульс ее участился, а во рту пересохло.

— Ты хочешь сыграть в жмурки?

— Да.

Ну и фантазия. Такого она от него не ожидала. Неужели он собирается заняться с ней сексом в людном месте?

Впрочем, после прошлой ночи Надя теперь тоже готова на многое.

— Позади тебя находятся ароматные сады, которые изначально были созданы для людей, лишенных зрения, — объяснил он, завязывая ей глаза. — Не подглядывай.

— Хорошо, хорошо. Но только никаких запретных игр.

— Ты мне не доверяешь, Надя?

Ну и вопрос. А может ли она доверять новому Лукасу? Можно сказать, что она его и не знает. Ответа не было. И не могло быть. После недолгих раздумий она произнесла:

— Ладно. Давай.

Он встал у нее за спиной. Лишившись возможности видеть, что происходит вокруг, она должна была теперь полагаться только на свои ощущения и чувства, которые обострились до предела.

Но пока она чувствовала только аромат того самого одеколона, смешанного с терпким запахом здорового мужского тела. Надя облизнула губы и склонила голову к его плечу.

Он сжал ее запястье и прошептал на ухо:

— Готова?

От ощущения его теплого дыхания на своей шее у Нади сладко заныло в груди. Она кивнула. Да на что угодно!

— Отлично.

И он, взяв ее за плечи, развернул и провел несколько шагов вперед. Потом остановил, коснувшись ее плеч. От этого легкого касания по ее телу прошла томительная дрожь. Взяв ее руку, он помог Наде ощутить шершавость острого по форме листа ближайшего дерева. Потом поднес лист к ее носу.

— Угадай, что это такое.

— Розмарин, — ответила она.

— Отлично. Но это было слишком просто.

Они прошли еще немного вперед. Через пять шагов он остановил ее. На этот раз он вложил ей в руку длинный лист. С внешней стороны тот был гладким, а с внутренней — шершавым. Она потерла лист пальцами, а Лукас в это время нежно сжал ее руку. Желание взорвалось в ней с новой силой.

— Мята.

— Неплохо. — Его губы почти коснулись мочки ее уха.

Надя чуть не застонала. Однако нельзя забываться, они находились в людном месте. Но это лишь подстегивало их желание и нетерпение.

Они сделали шаг к следующей загадке и остановились. Надя чувствовала, как он прижался к ней бедрами. От ощущения его возбужденной плоти под одеждой жаркая волна окатила ее с головы до ног.

На этот раз его ладони легли не в ее руки, он обнял Надю за талию, в какое-то мгновение коснувшись ее груди. Она вздрогнула, дыхание сбилось.

— Протяни руку влево, — проговорил он хриплым голосом. — Чуть дальше.

Мысли ее смешались. Сердце забилось в ее груди большой птицей. Наконец она нащупала край нужного листа.

— Что ты чувствуешь?

Его… Она ощущаете кругом только его запах. Цветы и солнце мешали ей узнать запах.

— Чабрец?

Его объятия усилились, и тут же он отпустил ее. Сразу стало его не хватать. Но тут теплая ладонь легла ей на щеку, заставив повернуть голову влево. Она ощутила его губы на своих губах.

Наконец он снял повязку с ее глаз.

— У тебя есть выбор. Либо мы продолжаем экскурсию по саду. Либо возвращаемся в квартиру.

Страсть горела в его глазах, и Надя перевела дыхание. Снова это восхитительное чувство. Кажется, придется подчиниться его желанию. Тем более что выбора все равно не было.

Или был?

Он провел пальцами по ее губам, отчего голова у Нади сладко закружилась. Нет. Нет у нее никакого выбора. Она не выстоит слишком долго. Несмотря на ее попытку возненавидеть его, приходится признать свое полное поражение: она все еще любит своего мужа.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


Они расстались с Лукасом всего-то несколько часов назад, а ей казалось, прошла целая вечность. Ей не терпелось побыстрее рассказать ему о своих успехах по работе в благотворительном фонде. Список потенциальных благотворителей, который он ей предоставил, плюс имена, которые она прибавила сама, получился длинным, и потребовался целый день, чтобы обзвонить всех. В итоге денег набиралось гораздо больше, чем она рассчитывала. Кажется, предстоящий аукцион соберет самую крупную сумму средств за всю историю существования библиотеки. От мыслей о делах ее отвлек звонок мобильника в сумочке. Конечно же, это был Лукас. Поинтересовавшись ее настроением и наговорив кучу милых комплиментов, он сказал:

— Я не хочу, чтобы ты поехала домой на электричке. Паоло к твоим услугам в любое время, пока меня нет.

Так вот по какой причине около крыльца стоял этот роскошный лимузин! А она-то еще подумала, с какой стати ему тут появиться. Да и тот тип, который пялился в сторонке, оказался водителем, нанятым Стоуном.

С одной стороны, Наде льстило то, что Лукас позаботился о ней. С другой стороны… немного укололо: словно она могла сотворить какую-нибудь глупость.

— Знаешь, я не настолько глупа, чтобы ездить в электричке в такое время суток. Я хотела взять такси.

— Я меньше буду беспокоиться о тебе, зная, что ты в безопасности.

В его голосе звучало столько искренней заботы о ней, что она растаяла. Лукас переживает за нее! Словно и в помине не было этих долгих лет разлуки!

— Мог бы предупредить, что нанял водителя для меня.

— Я так был занят тобой, что совершенно забыл взять твой номер телефона, — скаламбурил он.

Пульс Нади участился при воспоминании об их последней встрече. Да уж… Было от чего потерять голову. Они провели в постели не только весь субботний вечер, но и большую часть воскресного дня. Кажется, ее щеки вспыхнули. Она опустила глаза.

— Спасибо за заботу, Лукас.

Паоло открыл дверцу, и Надя покорно села в машину. Как приятно было снова оказаться в салоне приличной машины, лимузина элитного класса, к уровню которого она привыкла с детства.

Лукас продолжал:

— Мы с тобой постарались устроить хаос в твоей квартире, так что я попросил Эллу прибраться.

Сердце застучало при одном воспоминании о том, что они вытворяли на кухне… В ход пошли и обеденный стол, и все, что было тогда на нем, — крем для пирожных, клубничный джем и шоколадный соус.

Ее бросило в жар.

— Я уже убралась. Но спасибо.

— Ты уверена?

— Да. Мой отец сомневался в том, что я смогу прибирать за собой сама. Так что пришлось научиться. Доказала, что он не прав.

Пусть это звучало глупо, но ей нравилось, когда все кругом блестело и то, что все это она сделала сама.

— Эверетт всегда тебя недооценивал.

— Знаю. Но как оказалось, мои достоинства не ограничиваются одной только смазливой мордашкой, — наконец высказала она фразу, которая давно уже жгла ей язык.

В трубке послышался смех Лукаса.

— Да, ты права. Будешь ложиться спать, вспомни обо мне.

От его сексуального баритона мурашки пробежали по ее спине. Она отвернулась от Паоло и тихо сказала:

— Непременно так и сделаю. Просто не смогу не сделать.

— А что сможешь сделать?

Надю снова бросило в жар.

— Вспоминать. Обещаю.

— И?..

Ее дыхание сбилось. Она едва собралась с силами и произнесла:

— Может, оставишь свои намеки до следующего раза?

— Ладно, до встречи. Только обещай, что поделишься со мной своими фантазиями, когда увидимся. Спокойной ночи, дорогая.

Паоло предупредительно открыл передней дверцу лимузина:

— Хотите поехать домой? Или, может, заедете куда-нибудь еще?

— Нет, домой! То есть в квартиру.

Впервые за все это время она назвала эту квартиру домом. Да, еще бы не назвать! Благодаря тем двум восхитительным дням, Надя теперь не чувствовала себя одинокой. Быть заживо погребенной в Далласе отныне не казалось смертным приговором. Наконец-то в ее жизни наступила светлая полоса! И на этот раз она никому не позволит отнять у нее мужа.


В пятницу утром у Нади в кармане затрезвонил телефон. Наверное, Лукас.

Однако из трубки донесся вовсе не тот голос, который так хотелось услышать.

— Привет, старший братец, — ответила она, надеясь, что он не заметит ее разочарования. — Свадьба Митча не вдохновила вас с Тарой на подвиги, а?

— Не волнуйся. Ты будешь первой, кто узнает о дате нашей помолвки. На этот раз Тара от меня не ускользнет. Лучше скажи мне, знаешь ли ты что-нибудь про «Андвари»?

— А что такое?

— У нас ЧП. Дело в том, что «Текитрон», дочерняя компания «Андвари», только что выкупила долги, которые в свое время сделал отец при покупке новых кораблей.

Надя чуть не подпрыгнула от удивления.

— К чему бы это делать? У нас же есть средства. Правда?

— Митч говорит, что у отца всегда была одна идея фикс. Он умел делать деньги из воздуха, да и бухгалтерской отчетностью манипулировал мастерски. Так что мы с Митчем сейчас по уши завязли в аудиторских проверках, и первые результаты нас не сильно порадовали… В связи с этим мне и понадобилась более точная информация про «Андвари».

— Звучит неутешительно.

— Мне нужно знать, кто на самом деле стоит за этой компанией. Дело в том, что в последние годы «Андвари» планомерно выкупает все эти долги. Едва ли это случайность.

— Что ты хочешь сказать?

— Кто-то имеет зуб на «ККЛ». И похоже, это личная месть. Вендетта. Что, впрочем, неудивительно, учитывая как много врагов было у отца.

Она озадаченно заморгала. Подозревать Рэнда в паранойе не пришло бы в голову, он всегда был здравомыслящим человеком. Так что если его что-то насторожило, это неспроста.

Во что еще ты вляпался, отец?

— У меня есть информация об «Андвари» в компьютере, — подумав, сказала она. — Правда, неполная, потому что найти что-либо больше нет никакой возможности. Передам своему помощнику, чтобы он выслал тебе файл. Осталось пожелать тебе удачи с этим делом. Но, Рэнд, пожалуйста, скажи мне, что мы сможем выкупить у них эти долги, а?

Ответом было молчание, от которого у нее по спине пробежали мурашки.

— Мы бы смогли. Только нам нужно время. Однако из-за этого дурацкого завещания мы сейчас связаны по рукам и ногам.

— Все понятно… Если начинать всю эту финансовую заварушку, правда о завещании может просочиться в прессу.

Плохо.

— Придумай что-нибудь, Рэнд. Я верю в тебя. Найми группу опытных финансистов, пусть разрулят это дело.

— Хорошо, хорошо, — уверил он ее. — Как ты сама-то? Что там у вас со Стоуном?

Она убрала рукой волосы со лба.

— Я снова в него влюбилась.

— Надя…

— Перестань надо мной трястись. Лукас оказался такой же жертвой козней отца, как и все мы. Так что… наш с ним разрыв был ловко проведенной интригой.

— Есть огромная разница: Лукас при этом взял у него деньги, чтобы отказаться от тебя.

Да, так оно и было, и скидывать это со счетов она не может. В свое время отец и Таре за деньги предлагал бросить Рэнда и стать его любовницей. Она не только наотрез отказалась, но и уволилась с престижной должности, бросила «ККЛ» и всех своих друзей, в том числе и Надю, чтобы порвать все связи с этим грязным семейством.

Как жаль, что Лукас не был таким же благородным.

— Но он тогда находился в катастрофическом положении. Ему была нужна срочная операция.

— Да ладно, хватит его оправдывать, Надя. Учти, предав один раз, человек способен сделать на это снова.

От его слов Наде стало не по себе.

— Не думаю, что он способен на это.

— Твоими бы устами… Ладно, тебе виднее. Просто знай, что бы там с тобой ни случилось, я всегда на твоей стороне.


Сигнал электронной почты возвестил о том, что пришло новое сообщение.

Получив послание от Рэнда, Надя закрыла список призов, который просматривала, и открыла письмо.

Л.Д. Стоун: Работаешь?

Увидев на мониторе дорогое сердцу имя, она встрепенулась от радости.

Лукас Дэниел Стоун. Их сына тоже звали бы этим именем: Дэниел. При воспоминании о ребенке глаза снова зажгло слезами. Вздохнув, она положила пальцы на клавиатуру.

Н.Э. Кинкейд: Да. Откуда тебе известен мой электронный адрес?

Л.Д. Стоун: У меня свои секретные способы, как добыть информацию. Хотел бы я поведать тебе о них, желательно в постели. Обнаженным.

Все внутри нее загорелось, сердце забилось от сладостного томления. Его не было рядом уже целую неделю. Хотя Лукас часто звонил ей, рассказывал о своей жизни со всеми подробностями, так что казалось, что он рядом, а не на другом конце света. Надя совершенно не ожидала, что Лукас так активно начнет за ней ухаживать. Словно бы и не было этих одиннадцати лет.

Л.Д. Стоун: Сегодня вечером я буду уже дома. И на этот раз ты завяжешь мне платок на глаза.

У нее перехватило дыхание от этого сообщения. Ее бросило в жар, так что даже дорогая шелковая рубашка прилипла к телу. В прошлый субботний вечер они уже так играли, и она оценила эту игру.

Н.Э. Кинкейд: Дождаться не могу. Но… возможно, я немного запоздаю. Мне надо встретиться с членами нашего комитета сегодня вечером, и провести собрание. Они немного переживают из-за смены руководства.

Л.Д. Стоун: Не бойся, они тебя полюбят. А я буду тебя ждать. А когда дождусь…

Позади нее кто-то робко кашлянул. Надя подскочила на месте. Мэри Брэнч стояла у стола с широкой улыбкой на лице.

Н.Э. Кинкейд: Ну все, заканчиваем, ко мне пришли. Мне надо идти.

Надя поставила точку. Щеки ее пылали.

— Это мистер Стоун?

Л.Д. Стоун: До вечера.

Надя закрыла ноутбук.

— Да.

— Я бы с радостью повидалась с ним. Как мило с его стороны было порекомендовать вас. Вы для нас настоящее спасение.

Будто холодные пальцы сжали ее сердце. Значит, все происходящее вовсе не счастливая случайность?

— Так это Лукас вам меня рекомендовал?

— Нуда. Это настоящее провидение. Он позвонил нам через пару часов, как только бывший директор фонда уволился от нас.

К горлу Нади подкатил горький ком.

Ничего страшного. Просто переволновалась из-за звонка Рэнда. И все же… Слова брата почему-то до сих пор стучали в голове Нади: «Учти, предав один раз, человек способен сделать это снова».

Она набрала воздуху в легкие и проговорила:

— У нас есть возможность собрать комитет до ужина, а не после?

Необходимо было срочно переговорить с Лукасом, и чем быстрее, тем лучше. Кое-что немедленно требовалось прояснить.


Она нетерпеливо постукивала ногой по полу лифта, который поднимал ее на пятидесятый этаж.

Да уж, авантюра с благотворительным фондом Лукасу удалась на славу. Для Нади оставалось полной загадкой, каким образом у него получилось сохранить это от нее в тайне. Мэри сразу же прикусила язычок, поняв, что сболтнула лишнего. И когда Надя собралась расспросить обо всем поподробнее, то ничего не сказала.

Она переложила ноутбук из одной руки в другую.

Скорее бы увидеть Лукаса! Один только он способен развеять все ее страхи и сомнения.

Наконец двери лифта открылись. Надя вышла в холл и сразу же наткнулась на домработницу Лукаса, выходившую из его квартиры.

— Привет, Элла. Он дома? — спросила Надя. За последнюю неделю они сдружились с женщиной.

— Привет. Уже давно и ждет тебя. Сообщить ему, что ты пришла?

— Нет, спасибо. Пусть это будет для него сюрпризом.

Эллы понимающе усмехнулась:

— Как скажешь. Ужин для вас уже накрыли. Десерт найдешь в холодильнике. Выглядит очень аппетитно. Мистер Стоун сказал, что прислуживать за столом не надо. Может, мне потом убрать в квартире?

Надя последовала за Эллой в квартиру Лукаса.

— С этим я справлюсь сама, но спасибо за предложение. Я знаю, что ты торопишься домой к детям.

— Да уж. Очень надеюсь, что в мое отсутствие они не разнесли дом, — улыбнулась домработница, приглашая ее пройти.

У Эллы была жизнь, о которой Надя могла только мечтать. Муж, дети, счастливая семья…

— Если передумаешь, можешь набрать мой номер в любое время, и я приду.

— Спасибо, непременно, — отозвалась Надя.

— Да всегда пожалуйста. Обращайтесь. И приятного вам вечера.

— И тебе.

Женщины помахали друг другу и разошлись. Надя закрыла за собой дверь и положила ноутбук на столик у зеркала, рядом с кейсом Лукаса.

— Лукас? — позвала она, но никто не отозвался.

Тогда она прошла в комнату, затем на кухню. Там тоже никого. Ее каблучки застучали по направлению к спальне. Уж там-то он наверняка должен быть.

Проходя мимо ванной комнаты, она услышала шум воды в душе. Улыбнулась про себя. Так вот ты где, дорогой. В голову пришла отличная идея: вот будет здорово к нему присоединиться!

Только сначала хотелось бы стряхнуть с себя напряжение после трудного дня и выпить немного вина. «Ладно, присоединюсь к нему чуть позже», подумала она и направилась на кухню, чтобы налить себе в бокал немного красного вина.

Взяв еще один бокал для Лукаса, Надя вернулась в спальню. Пожалуй, ей стоит снять туфли, чтобы можно было ступать неслышно. Ведь это сюрприз. За туфлями на пол полетела шелковая блузка, при этом случайно задев груду почты на краю стола.

Надя, чертыхнувшись про себя, бросилась подбирать рассыпавшиеся конверты. Знакомое название остановило ее руку на полпути. «Андвари».

Письмо было адресовано: Д. Стоуну, «Андвари».

Д. Стоун. Дэниел.

Трясущимися руками она собрала оставшиеся конверты. В горле нещадно запершило. Надя поднялась на негнущихся ногах и пробежала глазами адреса остальных писем. Все они были адресованы тому же Д. Стоуну, «Андвари».

Ей не пришло в голову искать по Интернету Дэниела Стоуна. Она искала только Лукаса Стоуна.

Кажется, он говорил, что у него несколько компаний. Судя по количеству писем, «Андвари» была одной из них. А ведь «Текитрон» — дочерняя компания «Андвари». И словно в подтверждение ее догадки в руки лег конверт с адресом «Текитрона».

Как ей хотелось вскрыть и прочитать его содержимое! Хотя она уже догадывалась, что там может быть. Но тут сердце ее чуть не остановилось: обратным адресом на конверте черным по белому было написано: «Марди Граc Круиз».

Черные мушки затанцевали у нее перед глазами.

«Марди Граc». Компания, которая планировала прибрать к рукам всех клиентов Кинкейдов!

Выходит, все враги «ККЛ» — одно и то же лицо. Лукас Дэниел Стоун.

И неопровержимое тому доказательство она держала сейчас в руках.

Личная месть, по словам Рэнда.

Слишком личная, надо сказать. Сколько бессонных ночей она провела, планируя стратегию борьбы с «Андвари»! Оказывается, все это время она боролась с собственным мужем.

Но почему? Зачем ему это было надо?

Пусть отец разрушил их брак, но это не повод… Ведь он же дал Лукасу два миллиона долларов. Ему что, мало? И эти два миллиона он пустил в оборот и направил против того же Эверетта.

Ирония судьбы.

Ладно, она допускает, что он мстил отцу и ей. Одиннадцать лет назад он верил, что она предала его. Но теперь? Он все узнал лично от нее. Почему же он не прекратил свои нападки на «ККЛ»?

Почему муж хотел поражения своей жены?

Неужели на самом деле он так сильно ее ненавидит?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


Дверь душа распахнулась так, что звякнули флаконы на полках.

Испуганный Лукас вздрогнул.

— Надя?

Как же он пропустил ее приход?

Она стояла перед стеклом душевой кабины наполовину одетая и такая соблазнительная в своем бежевом бюстгальтере и коротенькой юбочке, с голыми ногами. Он улыбнулся и распахнул объятия.

— Присоединишься ко мне?

— Ах ты негодяй!

Эти слова она выпалила, не раздумывая, прямо ему в лицо. С этими словами она бросила то, что держала в руках, в его сторону. Ему хватило секунды, чтобы все понять. Письма!

Резким движением он закрыл воду.

Конверт, адресованный «Марди Граc», описав круг, упал к его ногам.

Черт побери!

Она нашла пачку неразобранной почты, которую он оставил на столе. Эта оплошность стоила ему дорого. Поленился, хотел сначала душ принять. И не ожидал, что она придет так рано. Должно быть, ее впустила Элла. Вот беда…

— Надя…

— И не смей больше называть меня Надя, ты, лживый сукин сын!

— Я все тебе объясню.

— Ты собираешься объяснять, почему ты превратил всю мою жизнь в сплошной ад? Целых одиннадцать лет мучить меня! А теперь твоя поганая компания решила купить долги «ККЛ»! Финальный аккорд! Ты просто молодец! Хотя бы раз при этом ты подумал обо мне? Или я тебе настолько безразлична? Или Рэнд оказался прав? Это твоя личная месть?

Так Рэнд обо всем уже знает? Час от часу не легче.

— Ты эгоистичный садист, Лукас Дэниел Стоун! И я так раскаиваюсь, что когда-то назвала в честь тебя сына!

Ее слова обожгли его, ударили в самое больное место. Словно кто-то вонзил кинжал в его сердце и несколько раз повернул там. Голова закружилась, и он чуть не оступился на скользком полу. Так она назвала сына в его честь? Он не знал…

Надя развернулась и вышла из ванной.

Перешагнув через намокшую корреспонденцию, он схватил полотенце, обернулся и побежал следом за ней. Ему удалось догнать ее только у входной двери. Надя уже успела надеть блузку, и, держа одной рукой сумку с ноутбуком, другой схватилась за дверную ручку.

Лукас едва успел хлопнуть ладонью по деревянной поверхности двери и закрыть перед самым ее носом.

— Надя, дай мне все объяснить.

Правда, сейчас он пока плохо себе представлял, как же оправдаться и объяснить свое намерение навредить ее отцу. Но это уже не имело значения.

— Отойди от меня. Не хочу больше тебя видеть.

Он понимал, как сильно она обиделась. И это было настоящим ударом для него. Как нож в сердце. Лукас поднял руку, чтобы остановить ее, но она загородилась от него сумочкой. Он в бессилии уронил руки.

— Я не хотел причинить тебе боль.

— А что же, по-твоему, ты сделал? Сначала ты показал, как может быть хорошо, а потом отнял это у меня. И на этот раз — намеренно: влюбил меня в себя, а потом… Ты все у меня отнял. Снова.

Итак, она любила его. И не лгала.

— Моя месть, как ты сказала, была направлена против твоего отца. А не против тебя.

— Но ведь он сейчас мертв! Как и мои чувства к тебе! — Надино лицо исказилось от обиды, досады и боли.

А вот это уже была ложь. Она таким натянутым голосом выкрикнула последние слова, что он все понял.

Нужно любой ценой оставить ее здесь и все объяснить.

— Что ты собираешься делать? Вернуться в Майами и преподнести мне все на тарелочке?

Она выпрямилась. Ее глаза прожгли его насквозь, как два лазера.

— Негодяй!

Она и не представляла, как недалека была от истины.

— Надя, не надо так. Ты же выше этого, сильнее. Ну же, покажи мне свою сильную сторону. Будь той женщиной, которая так отчаянно боролась с компанией-конкурентом и задала ей жару! Ты же умеешь сражаться. — Он весь напружинился, как зверь перед прыжком, каждая его мышца, каждое движение излучало напряжение. — Если только ты не хочешь, чтобы твои братья лишились всего.

Кровь отхлынула от ее лица. Она вся дрожала, как натянутая струна, сплетенная из негодования и гнева. Ее губы были сжаты в тонкую полоску. Он не удивится, если она его сейчас ударит.

— Надеюсь, что ты будешь гореть в аду, рядом с моим отцом!

— Лежа на больничной койке, я мучился сознанием того, что убил нашего ребенка, и что моя жена не хочет больше видеть меня, и что я больше никогда не смогу ходить. Вот это был настоящий ад. И эта игра называется жизнь. Я играю, чтобы выиграть, и играю честно.

— Как благородно с твоей стороны! — Всплеск боли в ее глазах лишь увеличил его собственную. — В тот день я потеряла все, Лукас. Мужчину, которого любила. Ребенка и шанс иметь детей. Месяц спустя я узнала, что моя мать покончила с собой. Она оставила меня, словно я не имела для нее никакого значения. Ты тоже оставил меня. Я потеряла все то, что за деньги купить нельзя. Так что не рассказывай мне про ад. Или про жизнь. Или про борьбу. Или про честные или нечестные игры. Я выжила и я боролась. Чтобы не закончить жизнь так, как моя мать. И поверь мне, были дни, когда я всерьез подумывала о том, что не будет ли легче и в самом деле умереть. Потому что тогда мне было незачем жить.

На этом месте она замолчала и вдруг рассмеялась злым смехом.

— Ах да, я и забыла. Тебе-то что до этого? Ты все это время воевал против меня. А хочешь знать, почему я не занялась дизайном модной одежды? Потому что я тогда думала о том, что просто не доживу до окончания колледжа. Так что какая разница, что будет дальше. В то время я отчаянно боролась с мыслью о смерти.

Она, наконец, распахнула дверь. Ее слова так шокировали его, что он позволил ей уйти.

Надя быстро пересекла холл, вставила ключ в замочную скважину и глянула на него через плечо.

— Держись от меня подальше, Стоун. Иначе я за себя не ручаюсь. Пресса непременно узнает, какой ты жадный, эгоистичный грязный негодяй.

Дверью захлопнулась у него перед носом с грохотом ружейного выстрела.

Лукас попятился назад. Без сил он прислонился к дверному косяку.

Надя хотела покончить с собой.

И виновен в этом только он один.


Это ловушка.

Она свернулась клубком в кресле, словно желая спрятаться от Лукаса подальше, чтобы он не нашел ее. Тяжелый ночной воздух сомкнулся над ней. Жарко. Пусто. Горько.

И при этом ей нельзя покидать Даллас.

Бегство от проблем и просьбы о помощи — больше не ее кредо. Отец был прав. Настала пора взрослеть.

Уже который раз она хваталась за телефон. Ей нужно было позвонить, но сделать это оказалось сложнее всего на свете. Звонить брату и рассказывать о подлости Лукаса. Снова. Ее снова предали. Использовали в своих целях. Она опять попалась в ловко расставленные сети.

Тяжело вздохнув, она набрала номер.

— Рэнд Кинкейд, — ответил брат сонным голосом.

Любопытно, сколько сейчас времени? Она не знала. Откинула голову назад.

— Это… Надя. Прости, что так поздно беспокою.

— Что случилось? — его сон как рукой сняло.

— Ты был прав. Это личная месть. За всеми этими делами и за компаниями стоит Лукас.

Рэнд, не стесняясь в выражениях, выругался. Где-то на заднем плане послышался сонный голосок Тары. Разобрать слов не было возможности.

— Расскажи все, что знаешь.

Она вывалила на него все свои недавние открытия. Рэнд не прерывал ее, давая выговориться. Когда она закончила, то прислонилась к стене, обессиленная.

— Надя, как ты? Я срочно закажу для тебя самолет.

— Нет! Еще не хватало! Мы не дадим ему выиграть. Я остаюсь. А ты будь на своем месте. Мы сражаемся до победного конца!

— Что мне надо делать?

— Да ничего. Просто веди бизнес как можно осторожнее и внимательнее. Обо мне не беспокойтесь, все будет в порядке.

Невысказанные вслух вопросы крутились в ее голове, разламывая череп пополам.

— Почему он это сделал, Рэнд? Почему отец грозился отдать все человеку, который продал меня за деньги? Почему он выбрал Лукаса вместо своих детей?

— У отца всегда были свои заскоки. Трудно было понять логику его поступков. Однако эта задачка посложнее всех остальных. Он испытывал его. Отчасти потому, что считал твоего мужа охотником за удачей, и еще потому, что отец не желал потерять контроль над тобой.

Она заморгала и выпрямилась:

— Контроль?

— Отец заботился о тебе. Чересчур. Ты сильно напоминала ему о матери. Была похожа на нее. Твой голос, смех — копия мамы. Ты так же артистична, как она.

Рэнд это знал. Ему было уже четырнадцать, когда ушла из жизни их мать. У Нади не было таких воспоминаний. Разве что какие-то смутные обрывки из раннего детства, расплывчатые и выцветшие.

— Знаешь, в детстве, когда на тебя было организовано похищение, отец чуть с ума не сошел. После этого его страх потерять тебя стал почти маниакальным, вот он и контролировал каждый твой шаг.

— Ну, это мне не рассказывай.

— Возможно, тебя он любил так, как только мог любить вообще кого бы то ни было.

— Думаешь? — Надя призадумалась. — Что-то не очень похоже.

— Я просто знаю, — Рэнд откашлялся. — Ты уверена, что тебе не нужна помощь?

Она отлично понимала, на что он намекает. Сколько раз уже он выручал ее из трудных ситуаций!

— Нет, нет, все хорошо. Я не в депрессии, не думай. Так что Лукасу лучше меня не злить.

— Насчет Стоуна…

Она вся подобралась.

— Не волнуйся на его счет. Теперь, увидев противника в лицо, я знаю, как быть.

Бравада, да и только! Однако иначе просто нельзя: стоит только начать плакаться в жилетку о том, как ей трудно, как оба брата тут же примчатся в Даллас. А Лукас, этот гад ползучий, получит все. Этого нельзя было допустить.

Как-нибудь и сама справится на этот раз. Никаких горячих просьб о помощи, никакого подкрепления. Это ее битва, и так или иначе она должна выиграть.


— И как это ты еще рискнул здесь появиться, Стоун, — прорычал Рэнд Кинкейд.

Лукас, конечно, и не ожидал особенно теплого приема, когда ехал в офис «ККЛ» в Майами. Скорее — удара кулаком в челюсть. Да и то, если его пропустит охрана на входе. Но, судя по тому, как ходили желваки на лицах обоих братьев Кинкейд, он рискует получить от них пинки, когда будет покидать здание.

— Как Надя?

— Не твое дело, — отрезал Митч.

Прошло уже две долгие недели. Она не открывала ему дверь, когда он стучал и звонил, не разговаривала, когда проходила мимо в коридоре. Отказывалась от обеда, ужина и цветов, которые он посылал ей каждый божий день. К ней был приставлен теперь один из тех громил, которые всегда работали в «ККЛ». С тех пор Надя не покидала квартиры без сопровождения. У Лукаса из-за этого создалось ощущение, что они живут далеко друг от друга, словно в разных странах или на разных континентах.

— Охранник не нужен. Я не собираюсь ее трогать.

— Что тебе надо? — рявкнул Рэнд.

— Предложить сделку.

Проклятие, сорвавшееся с губ старшего брата, ни капельки не удивило Лукаса. Он знал, что его безумная идея мести ранила Надю до глубины души. И этого братья ему не забудут. На их месте он бы точно не простил.

И пришел он сюда не с тем, чтобы просить прощения или искать легкого решения. Целых десять дней он провел, встречаясь с разными юристами и бизнес-консультантами, чтобы найти возможность как-то обойти заковыристое завещание Эверетта Кинкейда.

Ни один из братьев так и не предложил ему присесть.

— Насколько я понимаю, если условия завещания вашего отца не выполняются, то компания отойдет своему конкуренту, «Марди Грас». Верно?

Рэнд положил оба кулака на стол и с угрожающим лицом подался в сторону Лукаса.

— Откуда тебе известно?

— Надя рассказала. Остальное я узнал, когда получил доступ к копии документа.

— Сукин ты сын! — зарычал Митч. — И как только раздобыл копию? Она же не достояние общественности.

— Как я помню, любимая фраза вашего отца была: «У всех есть свои слабости и своя цена… если повнимательней приглядеться, то можно увидеть». Эверетт поступил так со мной. Я сделал ошибку, взяв у него деньги и отказавшись от Нади. И мне нет прощения, поэтому нет смысла о нем просить.

Кажется, он ошарашил их своим заявлением.

— Моя месть касалась только вашего отца, но его больше нет. И пора с этим заканчивать. Я хочу продать «Марди Грас» вашей «ККЛ».

Ошеломленные братья синхронно разинули рты. Оба обалдело уставились на Лукаса. Пользуясь возникшей паузой, Лукас положил кейс на стол, щелкнул замками и вытянул папку с документами. Придвинул к Митчу.

— Мой юрист подготовил контракт по продаже.

— К чему это? — подозрительно спросил Рэнд.

— Потому что если компания Кинкейдов будет владеть «Марди Грас», тогда неважно, как закончится этот год, то есть неважно, выполните ли вы условия отца. Собственность Кинкейдов так и так останется их собственностью.

— Хочешь сказать, если мы проиграем, то сами себе? Ловко, — листая страницы, пробормотал Рэнд.

Но Митч, качая головой, шагнул назад.

— Мы не можем сделать этого. У нас нет такой суммы в наличии. Ты же это знаешь, раз ты сам выкупил наши долги. Так что напрасный жест доброй воли с твоей стороны. А если ты не выкупишь долги, тo мы окажемся в еще худшем финансовом положении, чем раньше.

— Я ничего не буду делать. Хотя… признаюсь, сначала в этом и состоял мой план. Что же касается нужной суммы, это тоже прописано в договоре. Смотрите страницу пятьдесят, последний параграф.

Зашелестели страницы. Секунду спустя братья удивленно переглядывались.

— Ты сошел сума?

— Нет. Ваш отец хотел продать свою компанию мне за доллар. Так что будет только честно, если я сравняюсь с ним в этой цене.

Эта сделка лишала его значительной части капитала. Но Лукас отлично знал, что теряет далеко не все. Две долгие недели без Нади убедили его в том, что на этом свете есть вещи поважнее миллионов.

Тут Митч подозрительно сощурился.

— У тебя же есть условие. Какое?

— Верно, — кивнул Лукас. — Одно условие есть. Я хочу переговорить с Надей.

Митч присвистнул:

— Да она же сама не захочет с тобой разговаривать.

— Сделка есть сделка. Мне нужно переговорить с ней сегодня вечером на аукционе библиотечного фонда. Или я отклоняю сделку.

Он готов был ожидать, что братья убьют его на месте. Но ничего, обошлось. Оба смотрели на него с уважением.

— У тебя только один вечер. Но если после этого она не захочет иметь с тобой ничего общего, тебе лучше убираться подальше.

— Идет. — И он протянул им руку.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ


— Ты близка к победе, Синдерелла.

Чуть не подпрыгнув от неожиданности, Надя обернулась на его голос.

— Лукас, убирайся. У меня нет на тебя времени.

Она тщательно избегала его на протяжении двух недель. Хорошо, что у нее был плотный рабочий график: благотворительный фонд требовал много времени.

С самого начала, как только она заметила его в толпе гостей и участников, ей отчаянно захотелось сбежать куда-нибудь и спрятаться. Невыносимо было смотреть на него, такого неотразимого в своем черном смокинге. И ведь когда-то она любила этого человека и доверяла ему! Но каждый раз он предавал ее. Но бежать некуда. Она же распорядитель этого мероприятия.

Едва дождавшись окончания торжества, Надя вышла на улицу и осмотрелась. Любопытно, куда делись ее машина и водитель? Если она сейчас же их не найдет, придется брать такси или… нет. Мероприятие закончилось уже пятнадцать минут назад, и все такси были уже разобраны.

— Я отослал твоего водителя и машину, — сообщил ей Лукас как ни в чем не бывало.

— Что? Да как ты мог? Это моя машина. Или ты придумал новый способ кражи нашей собственности?

— Так, значит, твои братья ни о чем тебя не предупредили, — полуутвердительно сказал он.

— О чем они должны были меня предупредить?

— Что у нас с тобой сегодня будет разговор.

— Ты разговаривал с Митчем и Рэндом? О чем же?

Он покачал головой, иронично улыбнувшись.

— Не забудь, к двенадцати ты должна быть Дома. Я подвезу тебя. Только доверься мне, Надя.

— Это было уже много раз. И что из этого вышло?

— Доверься мне, — повторил он, удерживая ее взгляд.

Она вгляделась в его честные голубые глаза и обозвала себя идиоткой за то, что не в силах послать его к черту. Впрочем, на сей раз она не будет убегать от проблем. Она справится!

— Отлично. И где твоя машина?

Он взял ее под руку. Она отпрянула, и он пожал плечами.

— Идем со мной.

Лукас шагнул назад к крыльцу безо всякой спешки и суеты. Через пару секунд она решила следовать за ним.

— Я спешу. У меня нет времени ходить вокруг да около.

— Наше средство передвижения — на крыше.

— На крыше? — Она остановилась.

— Небольшой такой вертолет, если быть точнее.

Он открыл стеклянную дверь и подождал, пока она войдет.

— Ты прилетел сюда на вертолете?

— Сегодня меня не было в городе, а мой вылет отменили. Пришлось воспользоваться своими преимуществами. Вертолет прямо на крыше этого здания.

Ей было все равно — что машина, что вертолет, — главное — надо быть дома к полуночи. И неважно, каким путем.

— Ладно, едем.

Он провел ее к лифту, и они поднялись на верхний этаж, где им пришлось выйти на крышу через специальную лестницу и дверь.

— Как тебе удалось раздобыть на это разрешение?

— Я сделал крупное пожертвование. — Он вышел на плоскую крышу, где их поджидал миниатюрный легкий бело-голубой вертолет.

— Да уж… Наверное, ты и Мэри подкупил, чтобы она приняла меня на должность директора фонда.

Он в удивлении посмотрел на нее.

— И ты еще думаешь, что я бы не догадалась и ничего не узнала? Ты прямо как мой отец. Точная копия! Цель оправдывает средства, да?

Эта фраза остановила его на полпути. Он взглянул на нее.

— В своей мести твоему отцу я дошел до предела. Я почти обезумел. Эта идея стала для меня уже навязчивой. Но теперь… Я разобрался во всем.

Она округлила глаза.

— Да уж… Особенно после того как он подарил тебе два миллиона долларов.

— Черт возьми, ты просто понятия не имеешь, как это было оскорбительно! — выпалил он. Потом отвел глаза в сторону, смущенно провел рукой по подбородку, словно бы подбирая слова. Когда их взгляды снова встретились, Лукас продолжил: — Эверетт внушил мне чувство вины за то, что я ему обязан. Обязан всей вашей семье и тебе. Он обвинял меня в смерти нашего ребенка. А это означало только одно: я должен был сесть в тюрьму. Он долго шантажировал меня этим.

Да, это было так похоже на стиль ее отца. Ладно, пусть так, но это уже дело прошлого. Но и Лукас был не так уж прост: взять и запросто разрушить семейный бизнес?!

Через пару минут они уже кружили над Далласом. На каких только видах воздушного транспорта она не летала в свое время! Но этот вертолет был каким-то особенным, такого она еще не видела. Его миниатюрный салон был таким уютным и комфортным! Она с удивлением отметила про себя, как тут тихо.

Звон ключей привлек ее внимание. Она перевела взгляд на Лукаса. В его руках висела связка ключей и брелок с эмблемой фирмы «Мерседес».

— Это что?

— Подарок для тебя. Поздравления с окончанием курса вождения и получением прав.

Она перевела дух, но ключи проигнорировала.

— Откуда ты узнал?

— Постарался, вот и узнал. Я горжусь тобой, Надя. Потому что знаю, чего тебе это стоило.

Сердце ее застучало сильней, в глазах появились слезы.


Звук работавших двигателей изменился. Надя отвела взгляд и посмотрела вниз. Господи, почему она такая легковерная? Первая же льстивая фраза от него, и все: она готова сдаться и упасть к его ногам. Она заметила знакомый дом и сверилась с часами. До положенного часа осталось двадцать минут. Лукас не солгал, что они прибудут на место вовремя.

Вертолет плавно пошел на снижение, потом приземлился. Вскоре Лукас уже открывал ей дверцу. Надя коснулась пальцами протянутой руки. И это прикосновение словно обожгло. Он сказал ей что-то, но она не расслышала, потом повел вниз.

Некоторое время спустя они уже стояли перед дверью Надиной квартиры.

— Пригласи меня к себе.

Наверное, ей надо было сказать категоричное «нет».

— Денек выдался не из легких. Ладно, зайди на пару минут.

И он последовал за ней, к ней в квартиру, взгляд его словно бы все время что-то искал.

— Хочешь бокал вина?

Он запустил руки в карманы пиджака.

— Нет. Я хочу попросить у тебя прощения за то, что недооценивал тебя все эти одиннадцать лет. Дело в том, что в этой игре проиграла не ты. Я поступал не по-мужски. Думал, что ты мне откажешь, поэтому решил опередить события. Я пытался сохранить какую-то гордость, достоинство.

Его искренность поразила ее.

— Так ты боялся?!

Он сжал губы и кивнул.

— Ужасно. Но не так сильно, как испугался тогда, когда ты мне рассказала о том, что хотела покончить с собой. Надя…

Голос его надломился. Он сглотнул и заморгал.

— Я не могу жить с этим на совести.

— Все кругом помогали мне: братья и врачи. Я выжила, как видишь.

— Это я должен был быть рядом с тобой.

— Нам обоим пришлось пройти через трудности…

— Но я виноват… — он остановился на половине фразы, словно бы не мог высказать все, что было на сердце.

— Хватит. Эти темные дни миновали. Не будем об этом.

Он потянулся к ней и погладил ее по щеке. Прикосновение передалось ей теплой волной, и в душе что-то растаяло.

— Надя, мы не можем вернуться в прошлое и поступить как-то иначе. Но клянусь тебе, больше никогда не буду недооценивать тебя. И никогда не обижу тебя. Дай нам второй шанс. Без тебя моя жизнь пуста.

Она молчала. В горле образовался комок, и она никак не могла ничего сказать.

— Месть стала мне больше не нужна. «ККЛ» для меня была символом моей будущей победы над врагом и над самим собой. Каким-то образом мне удалось убедить самого себя, что когда-нибудь я возьму реванш и докажу Эверетту, что потратил его деньги не просто так. Это привело к тому, что сейчас есть.

Надя закусила губу: не так-то просто было признаться себе в том, что она начинала испытывать к нему сочувствие.

— Я одного не могу понять: почему он грозился передать все состояние и компанию тебе? В случае нашего поражения.

— Не представляю. Только знаю, что он следил за мной, за моими успехами. Возможно, решил меня по-своему вознаградить за успех. — Он положил ей руки на плечи и помассировал. — Но я больше не тот человек, чтобы купиться на его махинации. Я люблю тебя, Надя. Пожалуй, и никогда не переставал тебя любить.

Она выдохнула: столько чувств было в его голосе.

Может ли она вновь довериться ему? Она уже не та девочка, что раньше. Теперь их жизнь будет иной.

Зазвенел ее мобильник. Она решила не отвечать. Но телефон все звонил и звонил.

— Ответь.

Она посмотрела на определитель.

— Это Рэнд. Я потом перезвоню.

— Лучше ответь, — сказал он более настойчиво.

— Да? — почти рявкнула она в телефон.

— Ты со Стоуном?

Она заморгала:

— Да, а что?

— Отдай парню доллар и передай: сделка заключена.

— Что?

— Просто делай-то, что я тебе говорю. Он тебе все объяснит сам. — С этими словами Рэнд отключился.

Она в удивлении уставилась на телефон.

— Странно как. Он сказал: отдай ему доллар и скажи, что сделка заключена. Что бы это значило?

Улыбка расплылась по лицу Лукаса.

— У тебя нет доллара? Могу одолжить.

— Да есть у меня доллар. Но зачем мне это делать? Глупости какие-то!

Он протянул ей раскрытую ладонь. Недовольно хмыкая, Надя порылась в кошельке и выудила доллар. Положила в его ладонь. Он положил купюру в свой карман.

— Сегодня я летал в Майами на сделку с твоими братьями.

Она подозрительно сузила глаза:

— Что еще за сделка?

— Теперь «ККЛ» владеет компанией «Марди Грас Круиз». Точнее, скоро будет владеть, как только заверят документы.

— Что?!

— Ваша компания купила «Марди Грас» за доллар, ту самую цену, которую назначил отец за вашу компанию. Как только сделка будет совершена, ты сможешь выбраться из этой квартиры и идти куда глаза глядят, и не обязана досиживать тут целый год.

— Не понимаю. Зачем тебе было продавать прибыльную компанию?

— Ты не будешь связана никакими условиями завещания. Потому что если ты проиграешь, то проиграешь как бы своей же компании.

— Ты продал свою компанию за доллар, чтобы выкупить мою свободу?

— Я же хочу, чтобы ты была счастлива, Надя. Со мной или без меня.

Наконец в голове у нее прояснилось. Она заморгала, чтобы сдержать слезы, но светлая капля все равно скатилась по щеке.

— Я все равно останусь в Далласе на весь год, потому что отец так и ждал, что я не справлюсь. Мне нужно доказать ему и себе, что я вынесу все жизненные невзгоды, которые встают у меня на пути.

— Вот теперь я вижу ту самую женщину, которая все эти годы отважно сражалась с «Андвари».

— Вряд ли смогу дать тебе семью, о которой ты мечтал. У меня не может быть детей.

— Всякое бывает в жизни. Так неужели мы не сможем быть счастливыми?

— Я даже не знаю, смогу ли усыновить ребенка. Это определенный риск. Хотя врачи уверены, что я не унаследовала материнской склонности к депрессии. А вдруг они ошиблись?

— Ты сказала, что я никогда не давал тебе шанса доказать свою любовь. Но и ты тоже, заметь. Надя, я буду любить тебя, даже если ты не никогда сможешь рожать детей. Даже в том случае, если ты закончишь, как твоя мать. А если это понадобится, я буду заботиться о тебе всю свою жизнь. — Он взял ее лицо в свои ладони. — Я люблю тебя. Позволь мне тебе это доказать.

С этими словами он склонился над ней и нежно поцеловал. Сердце ее забилось, а из глаз брызнули счастливые слезы.

ЭПИЛОГ


Надя села за свой стол в офисе «ККЛ» и с облегчением выдохнула.

Год в изгнании закончился — благодаря содействию Лукаса, — и жизнь была хороша.

Она получила все то, о чем мечтала. Мужа, который обожал ее. Работу, которую она любила. Семью. Стоуны приняли ее как родную. Иначе и быть не могло.

— Мисс Кинк… — то есть миссис Стоун, пришел ваш муж, — сообщила ее секретарша.

— Пригласи его, Энн. — Надя поднялась, обошла стол, чтобы встретить мужа.

Лукас весь такой величественный и мужественный, в своем любимом черном костюме от Армани быстро подошел к ней и распахнул объятия. На его лице сияла любовь. Он жарко поцеловал ее. О, эти его поцелуи!.. Такие страстные, а порой нежные, соблазняющие, дразнящие…

— Как твой первый день на работе?

— Просто замечательно, — еле выдохнула она, растаяв в его объятиях.

— Готова выслушать это? — Он протянул ей конверт, сверкнув золотым обручальным кольцом.

Последнее слово Эверетта Кинкейда. Сердце ее застучало.

Каждый из них получил письмо от отца, как только истек срок установленного испытания. В конторе Ричардса, где Лукас останавливался по делам, он захватил конверт с посланием для Нади.

— Может, лучше прочитать это дома? — спросил он.

Она качнула головой.

— Нет. Мне хочется зачитать это здесь, где так ощущается его присутствие. Возможно, он расстроил наш брак, но ведь именно он явился причиной того, что мы теперь вместе. Думаю, вместе мы выстоим против чего угодно. Что еще там приготовила нам судьба?

— Согласен. Правда, все равно, я чувствую себя обделенным. Словно бы у меня украли эти одиннадцать лет, которые я прожил без тебя. — Он протянул ей конверт, а второй продолжал держать в руке.

— Отец оставил мне два письма?

Лукас покачал головой и нахмурился:

— Это адресовано мне.

— Странно. Не думала, что он писал кому-то, кто не принадлежит к членам нашей семьи.

— Кто читает первым? — поинтересовался Лукас.

— Я. У меня накопилось слишком много вопросов. — И они прошли в комнату, где обычно Надя отдыхала. Там было много зелени и цветов. Они выбрали маленький диван.

Руки ее дрожали, когда она вскрывала конверт. Из конверта выпало два листа. Она развернула их трясущимися пальцами и расположила на коленях так, чтобы Лукасу тоже было видно.


«Надя!

Если ты читаешь это письмо, значит, тебе удалось пройти финальное испытание, которое приготовил для тебя твой старик, а я нахожусь там, куда ты за все это время не раз меня мысленно посылала. А точнее — поджариваюсь на сковородке. Я не отрицаю, что не заслужил тех слов, которыми ты меня называла. Да, я воспитывал тебя слишком строго.

У меня есть пара причин на это. Первая. Твоя мать, моя дорогая Мэри-Элизабет, взяла с меня обещание, что я непременно позабочусь о ее маленьком ангелочке. Кажется, она знала, что сама с этим не справится. Но не сомневайся в том, что она любила тебя. Просто она не смогла справиться с демонами в собственной душе. И я не смог, как ни старался.

Вторая. Ты так напоминала мне твою мать. Всем: смехом, улыбкой, твоей любовью к жизни, художественным талантом. Слава Богу, психически ты сильней ее. Я едва выжил после ее смерти. Но, думаю, не выжил бы, если бы потерял тебя. А ведь однажды это чуть было не случилось. Я так был зол за это на себя.

Защищая тебя от жизненных ударов, я невольно тебя под эти удары подставлял. Уверен, если бы я организовал твою свадьбу как надо, со всеми этими букетами, лимузинами, воздушными шарами и т. п., то не потерял бы своего внука. С этой виной на совести мне трудно жить. А разлучив тебя со Стоуном, я сделал только хуже.

Я ошибался на его счет, Надя. А ты прекрасно знаешь, чего мне стоит признать свою же неправоту. Но перед Богом не слукавишь: он любил тебя, и у меня не было права отнимать его у тебя. Но я это сделал. Я постыдно шантажировал парня, когда он лежал на больничной койке, истекая кровью. Когда я вспоминаю свою жизнь, то понимаю, что этот эпизод самый гадкий и подлый в моей жизни, о нем я сожалею больше всего. В попытке сделать тебя счастливее, я украл у тебя любовь, тем самым отняв шанс создать семью.

Конечно, этот мой план с Далласом, где ты можешь встретить Лукаса, может и не сработать. Может быть, уже слишком поздно. Но я хотя бы попытался. И мне очень жаль, что я так и не смогу все же увидеть, что получится в результате.

Если даже ничего и не произойдет, то этот год непременно научит тебя больше концентрировать силы для того, чтобы выжить, использовать твою внутреннюю силу. Ты же всегда была борцом. Единственная из Кинкейдов, которая так похожа характером на меня. Вот почему мне было так больно видеть тебя поникшей духом, после аварии. Именно поэтому пришлось использовать этот прием и нажать на все твои болевые точки, чтобы ты собралась с духом и стала снова сражаться. Как жаль, в итоге, что я не увижу, чем все это закончилось!

Если же ты будешь читать это письмо вместе со Стоуном, то я пожелаю вам обоим много лет счастья и радости. Таким образом я хоть как-то смогу искупить свою вину за подлый поступок. А если он не рядом, значит, я ошибался, и он вовсе не тот человек, как я о нем думал, и он тебя не стоит. И тогда тебе лучше забыть о нем.

Ты всегда была упрямой, крошка, как и твой отец. Если вы не вместе, но он тебе все еще нужен, то могу открыть тебе один секрет. Вы до сих пор женаты. Бумаги по разводу — поддельные. У Ричардса есть доказательства. В любом случае намерения мои были чисты, хотя методы — не очень. Я знаю одно — такая любовь встречается раз в жизни, поверь мне.

Есть еще два пожелания для тебя, Надя. Первое. Помни: если ты сама не веришь в себя, то и никто больше не поверит в тебя. Надеюсь, этот год вселил в тебя уверенность. И второе. Живи всегда полной жизнью, какой бы она ни была, пока у тебя есть время и пока не настал час, когда придется жалеть о несделанном и недосказанном. Как это случилось со мной.

Я никогда не говорил тебе, что я люблю тебя. И теперь у меня больше не будет такого шанса. Только на бумаге, холодными печатными буквами, которые ничего не выражают. Слишком мало. Слишком поздно.

Я люблю тебя, моя милая детка. И я так горжусь тобой, черт побери. И твоя мать гордилась бы тобой тоже. Ты самое лучшее, что совершили мы с Мэри-Элизабет за долгие годы совместной жизни. В тебе соединилось самое лучшее от нас двоих.

Твой отец,

Эверетт Кинкейд».


Надя яростно заморгала, чтобы смахнуть набежавшие на глаза слезы. Перед ее взором замельтешили какие-то белые снежинки. Лукас вынул носовой платок. У него с собой всегда была парочка, на всякий случай.

Надя промокнула глаза.

— Сколько раз я хотела услышать это! Мои родители любили меня!

Лукас обнял ее за талию.

— Я же говорил, что тебя просто невозможно не любить, принцесса.

— Но мой отец так и не объяснил причину, по которой он решил отдать все «Марди Грас», а не нам.

— Может, в моем письме есть ответ? — и он вскрыл конверт, вынув всего лишь один листок.


«Стоун,

я ошибался насчет своих детей. Но больше всего я ошибался насчет тебя. И чуть было не потерял свою единственную дочь.

Ирония судьбы, да? В попытке избавиться от тебя, я чуть было не уничтожил человека, который был всем для меня, который так напоминал мне мою дорогую жену.

Да, как ты уже догадался, все эти годы я пристально следил за твоими успехами. Я так надеялся, что рано или поздно ты оступишься, но ты всегда был на высоте.

Стоун, ты хитрее меня. Учти, далеко не о всех я могу так сказать. Твои амбиции и ум напомнили мне меня самого в молодости. Однако ты умнее и терпеливее. И уж если рядом с тобой нет отца, который бы тебе это сказал, то скажу я: ты просто молодец! Тебе некого за это благодарить, ты добился всего сам.

Для тебя всегда на первом месте была семья (да, я знаю, по какой причине тебе пришлось взять у меня деньги), и это показало мне мою ошибку. Я был не прав, разлучив вас с Надей. Ты доказал мне, что ты умнее и благороднее. Ты не потратил эти деньги. Ты умело пустил их в оборот, а потом обратил против меня же. Снимаю перед тобой шляпу.

Уверен, если бы я не так тщательно следил за твоими действиями, ты бы наверняка меня разорил еще раньше. У меня и без того было столько проколов! Жаль, что я не увижу, чем все это закончится и кто победит, но я уверен: у моих детей моя же хватка, и они наверняка зададут тебе жару!

Предвкушаю великую битву.

Если тебе доведется ознакомиться с условиями моего завещания (а я просто уверен в этом), ты поймешь, как тебе легко заполучить мою компанию. И если ты читаешь это письмо, значит, ты сыграл честно. Я дал тебе второй шанс завоевать мои деньги и мою дочь. Ты поступил правильно. Я преклоняюсь перед мужчиной с крепкими принципами, для которого не существует кривых дорожек.

Я хочу попросить прощения у тебя, Лукас, за то, что играл с тобой нечестно.

Мне так нравилось наблюдать за тем, как Надя дает отпор твоей «Андвари». Я гордился ей. Мне так нравилось наблюдать, как вы оба сражаетесь, не зная противника в лицо.

Хотел бы я увидеть завершение этой битвы, уверен, это будет еще тот праздник жизни!

Береги мою дочь, Стоун, Люби ее и любого ребенка, которого вы решите усыновить. А если ты этого не сделаешь, я восстану из могилы и буду являться тебе в кошмарах, учти!

С уважением,

Эверетт Кинкейд».


Услышав последнее предложение, Надя разразилась хохотом. Утерев слезы с лица, она сияла улыбкой.

— А что, вполне в духе моего отца.

— Значит, он все знал с самого начала. Ее беспокоила лишь одна строчка письма.

— Он хотел, чтобы мы усыновили ребенка.

— Принцесса, я счастлив рядом с тобой в любом случае.

— Но мы всегда хотели настоящую семью. Ты бы был таким хорошим отцом.

Он нежно погладил ее по щеке, и всего лишь один любящий взгляд успокоил ее.

— Мы поступим, как ты захочешь. Но помни: пока мы с тобой рядом, моя жизнь полна счастья.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ