КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604181 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239523
Пользователей - 109464

Впечатления

fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).

Хищник [Джей Уилльямс] (fb2) читать онлайн

- Хищник (пер. Э. Башилова) 141 Кб, 12с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Джей Х. Уилльямс

Настройки текста:



Джей Уилльямс Хищник


Небольшая группа людей проникла в космическую станцию через люк, неся неподвижное тело на самодельных носилках.

— Кто на сей раз? — спросил Феннер.

Не отвечая, Горслин снял прозрачный шлем, закрывавший лицо и голову, расстегнул молнию на комбинезоне и устало потер пальцами глаза.

— Бодкин, — сказал он наконец. — Те же симптомы, что и у других. — Он повернулся к остальным. — Несите его прямо в изолятор, — и добавил вполголоса, только для Феннера: — Это его не спасет.

Феннер вздохнул, глядя на товарища, распростертого на носилках. Лицо его под пластиковой маской было темно-лиловым, грудная клетка судорожно вздымалась, на губах проступила пена.

Горслин снял комбинезон и понес его на согнутой руке.

Вместе с Феннером они поднялись по пандусу в общий зал.

— Хочешь выпить, — сказал Горслин, — и закурить. Снаружи курить нельзя, это ужасно.

— Надо воспитывать себя по-спартански, — сказал Феннер, усмехнувшись. — На нашей станции, где изучают биологию планет, это просто необходимо.

— Не очень-то это помогло бедняге Бодкину. — Горслин бросил комбинезон в угол и нажал кнопку шкафчика. Оттуда на узкий лоточек выпала зажженная сигарета. — Сделай мне коктейль, Люк. — С этими словами он упал в удобное кресло.

Хейген, начальник станции, упругой походкой вошел в зал через раздвижную дверь. Он всегда ходил так, словно у него ноги на пружинах. В минуты сильного волнения этот маленький толстяк дергал свою козлиную бородку.

— Привет! — воскликнул он. — Слушайте, Феннер и Горслин, я только что видел Бодкина. Это кошмар: третий покойник за одну неделю!

— Верно, — сказал Горслин, беря из рук Феннера коктейль, — придется собрать вещички и вернуться на Землю. Согласны?

Феннер сидел в кресле в удобной позе. Руки он сложил на груди и смотрел на шефа, сидевшего напротив. Феннер думал о том, как обманчива внешность: никогда не скажешь, глядя на Хейгена, что тот способный организатор. Просто удивительно, до чего иногда внешность не соответствует характеру, скорее ему противоречит. Вслух он сказал:

— Простите, Хейген. Я хочу спросить у Горслина, видел ли он рядом каких-нибудь животных, когда это случилось?

Горслин покачал головой.

— Я помнил твое задание. Но ничего не заметил. Все было так же, как и в первых двух случаях. То есть почти так же. — Он отпил из бокала и продолжал: — Мы были в секторе Б. Бодкин фотографировал лепторинов, опыляющих известные вам цветы. Мы с Хакимом выкапывали корневые луковицы и собирали личинки на корнях — вы их тоже знаете.

Хейген кивнул:

— Да, да, продолжайте.

— Так вот. Стайне и Петруччи занимались образцами почв. А Бондю ловил так называемых бабочек. Было очень тихо. Высокие растения бессильно опустили ветки. Я помню, Хаким сказал: «На Земле в такую погоду сказал бы, что приближается гроза». А я ответил, что хорошо бы снова увидеть земную травку, хоть и в грозу. В это время Бодкин встал и ушел, оставив свою съемочную аппаратуру. «Ты куда?» — спросил я, но он, не отвечая, схватился за голову и замер. Я сразу понял, что с ним. Пока я подбежал, он успел рухнуть на землю.

— А насекомых там не было?

— Мы их заподозрили сразу. Осмотрели его всего: нет ли на нем лепторинов или других жучков. Но нет, ничего похожего: ни следа, ни укуса, ни синяка. Совершенно ничего.

Он замолчал. Потом, глубоко вздохнув, продолжал:

— Потом я стал подозревать животных. Спросил Бондю, не видел ли он каких-нибудь: ведь именно он бегал вокруг. Он ответил: показалось, что кусты шевелятся, но он не знает отчего. Я заставил Стайнса и Петруччи обшарить все кусты, но они ничего не нашли. Тут я подумал, что если мы сразу отнесем Бодкина на станцию, может быть, его еще можно спасти.

Хейген медленно склонил голову в знак согласия.

— Совершенно правильно сделали.


Пока Горслин говорил, другие члены экспедиции тоже вошли в зал, и теперь Хейген обратился к ним:

— Что с Бодкином?

Бондю, высокий и худой энтомолог с мрачным лицом, ответил за всех:

— Боюсь, надеяться не на что. — Он постучал себя по лбу. — Ничего там нет, пустота. Врач говорит, что Бодкин жив, но это уже не человек, только оболочка.

Феннер воскликнул:

— Я прав! Я уверен, что прав. Причина в каком-то животном. То, что никто его не заметил, не аргумент. Любой хищник предельно осторожен, да и окраска у него защитная. Единственное, что мы почувствовали, — необычная тишина — как раз говорит, что нечто подобное бродило поблизости.

— Да, это так, — сказал Горслин. — Помнишь, Хаким, не было никаких звуков: птицы не чирикали, трава не шелестела, лягушки не квакали.

Смуглый Хаким кивнул в знак согласия.

— Вполне возможно, — продолжал Феннер, — что такой хищник излучает нечто, вызывающее паралич мозга. Он парализует свою жертву, чтобы легче с ней справиться. Вы не заметили, был ли Бодкин какое-то время вдали от всей группы?

— Да, был, — ответил Горслин.

— То же самое случилось с Лермантом и Парсоном: каждый был в одиночестве или отошел от других. — Он встал с кресла. — Я расскажу вам еще кое-что; я заметил это, когда бродил за пределами секторов А и Б, в диких зарослях. Бодкин был со мной все четыре раза. Но я еще не говорил об этом. Склоны, поросшие красными цветами, которые я упоминал, всегда расположены в болотистой местности. Болота поросли гигантским тростником, он густо покрыт волосами, словно мехом. Я открыл две вещи: во-первых, среди цветов и тростников лежат груды костей. Во-вторых, в одном месте в сырой земле была глубокая вмятина, словно там отдыхало большое, тяжелое существо. Локатор запаха у меня на руке тоже подтвердил это.

Хейген слушал молча, теребя свою козлиную бородку.

— Это еще ничего не доказывает, — сказал он наконец. — Минуточку, я согласен, что все это интересно и пробуждает мысль. Но этот запах — он был свежим? Надо над этим подумать. Но у нас нет фактов.

— Конечно, нет, — перебил Феннер, — но не можем же мы так работать: терять человека почти каждый раз, когда выходим на планету. Скоро будем бояться собственной тени. Надо знать, что нам угрожает.

Хейген тоже встал; его полное, небольшое тело вдруг преобразилось — он выглядел спокойным и властным.

— Дайте мне время подумать, — сказал он. — Сегодня вечером — собрание всех сотрудников, на нем и обсудим, что происходит. Но я должен все продумать. Отдыхайте, джентльмены, — с этими словами он направился к выходу.

Когда он ушел, воцарилось молчание. Потом Горслин, обращаясь к Феннеру, сказал задумчиво:

— Люк, я думаю, ты прав: за тот месяц, что мы на этой планете, нам не попалось ни одного крупного зверя, ни одной твари побольше кролика. Это очень странно.

— Ничего странного, — вмешался Хаким. — Предположим, такая станция, как наша, расположилась бы где-нибудь в Англии, в графстве Сассекс. За один месяц вряд ли успели бы встретить животное побольше лисы — не считая, конечно, домашних. В наши дни и на лису-то трудно наткнуться.

— Это не совсем так, Хаким, — сказал Феннер, — в Сассексе есть хищник покрупнее — человек. Он-то и уничтожил своих меньших братьев. Возможно, кто-то или что-то уничтожило крупных животных здесь. И только те, что остались, бродят вокруг нас. Может, они рады нашему появлению, кто знает? — Щелкая суставами длинных тонких пальцев Феннер торопливо пошел к выходу. — Мне тоже надо все это продумать.

— Только без опрометчивых поступков, Люк, — сказал Горслин.

— О нет, не бойся.


Феннер вышел в коридор. Кондиционер распространял слабый запах хвои, который странно не соответствовал виду этого помещения, пустого, как больничный холл. Войдя в свою комнату, Феннер, все так же размышляя, подошел к окну, за которым простирался пейзаж планеты Орфей.

Как старший специалист-эколог, Феннер был обязан объяснить многие явления, в том числе и те, которые мог упустить из виду даже сам шеф. Например, наличие хищника в регионе. К чему могли бы привести попытки уничтожить его? И как он взаимодействует с этой местностью, где так много крылатых существ, которых его коллеги называют птицами ради простоты, хотя это скорее — летающие сумчатые, а некоторые напоминают крупных насекомых? К тому же, здесь так мало животных, которыми этот хищник мог бы питаться. Может, он и сам летает, а его способность парализовать мозг помогает ему стряхивать птиц с деревьев?

Мысль Феннера работала напряженно, но, сам того не замечая, он в то же время внимательно осматривал местность: профессия давала себя знать. Подальше от станции пустая поляна слегка шла под уклон и переходила в рощицу из высоких деревьев, похожих на огромные папоротники. Верхние ветви, длинные и как-то бессильно опущенные, напоминали огромные пальмовые листья. Они касались земли, покрытой мхом. И вдруг Феннер увидел, что между этими самыми ветвями быстро движется что-то длинное и блестящее.

Внимание его, как в фокусе, сосредоточилось на этом «что-то». Мгновенно выдернув из бокового кармана небольшой бинокль, он приложил его к глазам.

Сомнений не было: какое-то существо бродило меж ветвей, похожих на пальмовые листья. Рассмотреть его было трудно из-за зеленовато-голубой окраски. Голова животного показалась Феннеру большой и тяжелой, а плечи — широкими. И уж совсем невероятными были какие-то перья на голове.

— Плюмаж из перьев? — недоумевал Феннер. — Как у индейцев?

Животное снова задвигалось: извиваясь всем телом, оно выскользнуло из тени и припало к ковру из мха. Цвет его изменился: оно стало темно-зеленым, в коричневую крапинку. Феннер увидел в бинокль, что плюмаж был просто парой антенн, напоминающих усики крупных мотыльков или бабочек; у зверька они рели от самой макушки. Узкая голова, короткие ноги, худое, гибкое тело, покрытое переливчатым мехом — в общем и целом существо напоминало маленького горного льва.

Пока Феннер наблюдал за животным, оно изогнулось словно змея и скрылось за пригорком одним плавным движением.

Не теряя ни секунды, Феннер схватил пластиковый комбинезон, влез в него и застегнул молнию: комбинезон предохранял от ядовитых растений, пыльцы цветов и насекомых и был нужен, хотя воздух Орфея безвреден. Ремингтоном, способным одним выстрелом оглушить медведя на расстоянии тридцати ярдов., ученый хотел не убить, а оглушить зверька и захватить живьем. Пристегнул к поясу сачок — легкую, крепкую мелкую сеть, вложенную в футляр типа гранаты. Потом выбрался со Станции через боковой люк и побежал со всех ног к тому месту, где скрылось животное.

Мох был примят там, где зверек прилег отдохнуть. Феннер включил локатор слежения по запаху, надетый на руку как часы, и подержал его над вмятиной. Ячейка реакции на запах засветилась; стрелка дрогнула и пошла к делению. Почти не отрывая глаз от нее, Феннер продвигался вперед: ему пришлось подняться на пригорок, потом спуститься по другую его сторону.

Лес начинался у подножия холма, а вдали, за лесом, просвечивая сквозь зеленоватый воздух, поднимались горные вершины, подернутые дымкой. Где-то за этими горами работала партия археологов, и эта мысль его согревала.

Местность выглядела так, словно наступили сумерки, и это можно было объяснить. Солнце, освещающее Орфей, льет своеобразный свет, небо здесь кажется зеленоватым, как вода в пруду. Эта зелень, темно-коричневый мох и светлые деревья на ее фоне действуют успокаивающе. И в то же время все здесь так необычно, что нужно специально к этому привыкать. На этой планете Феннер словно двигался во сне. Конечности его часто были слабы, движения апатичны, а ведь, с другой стороны, вдыхая чистый воздух Орфея, сорокапятилетний ученый чувствовал иногда необычный прилив энергии.

Он вошел в лес, где деревья выглядели одинаково: очень стройные и крепкие, с серыми стволами, поросшими мхом у основания; кроны их покрыты блестящей краснокоричневой листвой, а если заметить еще и кустарник вокруг деревьев, то весь этот лес покажется искусно развитым парком.

Стрелка локатора вела Феннера по извилистому пути, но он не боялся заблудиться: если даже сломается компас, всегда можно вернуться назад по своим следам, которые отыщет тот же локатор.


След уводил Феннера сквозь серые деревья, и он прошел по локатору еще целую милю. Длиннохвостые птицы чертили воздух то здесь, то там; зеленоватый свет солнца так причудливо расцвечивал их оперение, что они сверкали как драгоценные камни. Иногда пролетало мимо что-то огромное, сложносоставное, с чешуйчатыми крыльями. Разноголосый свист и хриплые выкрики неслись с вершин деревьев. Наконец Феннер вышел к берегу шумной горной реки. Здесь стрелка локатора замерла: видно, животное скрылось в воде.

Феннер решил побродить вдоль берега — а вдруг оно вынырнет на той же стороне? Едва он прошел несколько шагов, возникло ощущение, что за ним кто-то наблюдает. Взглянул на локатор: стрелка резко качнулась вправо.

Феннер медленно разворачивался в правую сторону, осторожно поднимая револьвер. Уголком глаза заметил как что-то промелькнуло; собравшись с духом, нажал курок. Раздался глухой выстрел; зашевелились ветки масличного кустарника, растущего между деревьями, полетели вниз обломки веток и листья. Стрелой метнулось и исчезло между деревьев что-то серо-коричневое в крапинку.

Феннер устремился за зверьком, он бежал, пока не начал задыхаться. Пот заливал глаза. След уводил Феннера вверх, против течения речушки, которая скоро стала гораздо шире, а течение медленнее. Серые деревья поредели, сменились какими-то влажными, причудливо изогнутыми растениями, высотой не менее восьми или десяти футов. Появились и небольшие болотца, поросшие тростником, с просветами из коричневой воды и маслянистой грязи. С болот несся птичий гомон, он затихал с приближением Феннера и начинался снова, когда тот уходил вперед.

Совершенно неожиданно стрелка пошла по кругу циферблата, и Феннер остановился. В тот же миг навстречу ему из кустарника выскочило гибкое существо, Феннер отклонился, упал на землю. Зверек пролетел мимо и оглянулся. Перекатившись на другой бок, Феннер сел, нащупывая револьвер. Секунду зверек и человек смотрели друг на друга, Феннер — стараясь прицелиться. Он видел треугольную мордочку, узкую вверху, с широкой нижней челюстью. На макушке красовались пушистые антенны, в открытом рту сверкало два ряда мелких, острых зубов. Глаза зверька, огромные и круглые, темно-лиловые, совсем без белков. Разглядывая Феннера, он выпучил их. Когда человек поднял револьвер, зверек одним прыжком скрылся среди деревьев.


Снова наступила тишина. Феннер медленно поднялся, держа револьвер наготове, и посмотрел на локатор. Прямо поперек шла трещина: локатор стукнулся о камень, когда Феннер падал. Стрелка остановилась.

Он продолжал вглядываться в тростник, понимая, что это бесполезно: зверек, видимо, уже успел сменить цвет. Да, но без локатора неизвестно, куда двигаться. И тогда он решил пробираться против течения, в надежде обойти зверька с фланга. Отстегнув сачок-автомат от пояса, он держал его наготове.

Феннеру показалось, что что-то шевелится в болоте, и он остановился. Стояла мертвая тишина, чириканье в камышах умолкло, и эта тишина казалась зловещенапряженной, словно болото ждало Феннера, как живое существо. Ему стало не по себе, он огляделся по сторонам. Куда мог деться зверек? Раньше Феннер и не подозревал, как сильно помогал локатор запаха. Он вдруг понял, что его трясет, пот щиплет глаза и все время приходится мигать. Он осторожно просунул руку в перчатке под капюшон и вытер веки.

Что-то зашелестело в масличных кустах, поросших колючими листьями. Стебли их были противного розового цвета и напоминали голое тело. Феннер знал, что на этих листьях к вечеру проступает маслянистая жидкость с резким запахом: видимо, она служит для приманки мелких насекомых, которых листья засасывают внутрь, как мухоморы на Земле. Ученый продвигался к кустам очень медленно, прижав револьвер к бедру, в левой руке держа наготове сачок.

В кустах не было живности, однако ему показалось, что мох под кустами примят. «А вдруг зверьков два, — подумал Феннер, — один остался в болоте, среди тростника, другой выслеживает меня здесь?» Мурашки побежали по телу.

Он быстро пошел вперед. За масличными кустами показался высокий обрыв над болотом, густо поросший ярко-красными цветами. Они были крупнее маков. Кричаще-яркие на фоне зелени, эти пунцовые цветы блестели, словно покрытые лаком. Они качались на толстых стеблях, волосатых и крепких. Жучки, которых его коллеги назвали лепторинами, жужжа, кружились вокруг этих цветов.

Феннер смотрел на цветы, изучая их. Листья широкие, расположены близко к земле, под ними что-то белеет, похожее на небольшую клетку. Да, ведь это ребрышки какого-то зверька! Феннер подошел ближе, наклонился, чтобы рассмотреть получше, и увидел на земле белые кости — на некоторых еще сохранились клочья высохшего мяса. Рядом валялись скелеты крыльев, огромных, как у вороны, и перья в желтых и черных пятнах.

«Если я не ошибаюсь, — подумал Феннер, — это и есть логово зверя. Может, в эту минуту он и сам лежит здесь, среди цветов, на время став пунцовым ради маскировки».

Феннер выпрямился, готовый отразить атаку. Но тут почувствовал, что голова его странно легка, словно он в избытке наглотался кислорода. В ушах звенит, голова кружится. Сделал шаг — земля закачалась под ногами. Цветы, стоящие прямо перед ним, словно увеличились в размере и потянулись ему навстречу.

Феннер тряхнул головой, чтобы прогнать наваждение. Неверным шагом отошел в сторону, но ярко-красные цветы все также тянулись к нему, изгибаясь вслед, словно пытаясь схватить. Стебли, похожие на розовых червей, неимоверно вытянулись, а жесткие волосы на них встали дыбом.

В этот самый миг на Феннера прыгнул зверек.

Человек видел этот прыжок, но из-за сонливости, охватившей его, не смог мгновенно среагировать. Ленивым, медленным движением он поднял руку с сачком, нажал на кнопку. Сачок выпорхнул из футляра и раскрылся в воздухе, но промахнулся всего на дюйм и упал среди цветов. Зверек со всего размаха ударился о грудь Феннера, опрокинул его, придавил своим весом и нацелил антенны прямо ему в лицо. Увидев открытую пасть с двумя рядами острых зубов, Феннер закрыл глаза.


С помощью локаторов запаха Горслин и Хаким искали своего коллегу не более получаса. Хаким, шедший сзади, вскинул револьвер, но Феннер вскрикнул:

— Не стреляй!

— Так ты в порядке? — спросил Горслин, не веря своим глазам. Феннер сидел на земле, одной рукой прижимая к себе зверька, свернувшегося клубком. Когда Хаким поднял револьвер, тот развернулся во всю длину.

— Я в полном порядке, — ответил Феннер. — Говорите тише.

— Что… что это такое? — спросил Хаким.

Феннер взглянул на зверька. Сейчас он был коричневым, с голубоватым отсветом, который бросал на него комбинезон Феннера. Он погладил ему голову, а тот в ответ лизнул руку узким язычком.

— Могу ответить на твой вопрос, — сказал Феннер. — Существо не очень опасное. Судя по его зубам и общему облику, питается земноводными, а может, и рыбой, как выдра.

— Значит, зверек и сам живет в болоте? — спросил Горслин.

— Да.

— Почему мы не видели его раньше?

— Потому что он робкий. А нас всегда было так много, мы так шумели. Сегодня я был один, меня он боялся меньше, хотя я, видимо, испугал его своим выстрелом. Я думал, он меня выслеживает. Он и правда выслеживал, но с другой целью.

— С какой же? — спросил Хаким.

— Сейчас расскажу. Здесь действует сила привычки. Если бы на глазах у человека, никогда раньше не видевшего собаки, она прыгнула на хозяина, он бы испугался. Поскольку я мыслил примерно так же, я думал, что этот зверек хочет меня съесть. Но он меня выслеживал и даже прыгнул на меня потому, что хотел защитить.

— Защитить? От кого?

— От хищника. Я был прав: здесь существует хищник, который способен парализовать мозг своей жертвы. — Феннер показал пальцем себе за спину. — Вот эти распрекрасные цветы и есть настоящий хищник. Взглянув на заросли пунцовых растений, он содрогнулся. — Мне кажется, они парализуют мозг автоматически, не разбираясь, чей он. Напасть на нас они не могут, мы слишком для них велики. Они не пытались погубить ни бедного Бодкина, ни всех предыдущих. Посмотрите туда — там лежат остатки моего сачка-автомата. Цветы сожрали его почти целиком просто потому, что он упал среди них. Даже не поняли, что это такое.

Феннер встал. Зверек прижался к его ноге, а он в ответ погладил загривок позади пушистых антенн.

— Действие этих растений на человека мы еще изучим, — сказал Феннер, — хотя кое-кто из нас уже пострадал от них. По всей видимости, этот зверек может защитить или хотя бы свести на нет парализующую способность. Этому и служат его антенны.

— Боже милостивый, — воскликнул Горслин, — значит, он был рядом каждый раз, когда мы приближались к этим цветам!

— Да, он мог бы спасти Бодкина. Но он боялся всех остальных…

— Но зачем ему нас спасать? — удивился Хаким. — Для чего?

— А почему самая первая собака пришла жить к человеку? Может быть, когда-то и у этого зверька были хозяева. Ясно одно: он — умница. И обладает одной важной потребностью.

— Какой же?

— Кого-то любить. Это не менее важно для него, чем пища и теплая нора.

Феннер пошел вперед. Зверек не отставал от него ни на шаг.