КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435770 томов
Объем библиотеки - 602 Гб.
Всего авторов - 205691
Пользователей - 97463

Впечатления

Stribog73 про Шпаликов: Сборник стихотворений (Поэзия)

Сборник стихов и песен одного из моих любимых советских поэтов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Пословицы и поговорки (Пословицы, поговорки)

Сборник пословиц и поговорок, составленный одной замечательной женщиной, так рано ушедшей от нас по вине бездарных российских врачей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Ливадный: Точка разлома (Боевая фантастика)

Я тут случайно оказался в очереди — человек на … надцать)) И поскольку 2,5 часа делать было решительно нечего — решил зря время не тратить и что-нибудь прочесть. И тут мне на глаза (совершенно случайно) попалась эта книга из мира «Зоны смерти»... И да! Конечно (тут) это вполне самостоятельное произведение... но ввиду отсутствия продолжения СИ «Титановая лоза» (подумал я) это все же не самая большая потеря...

На самом деле (как ни странно) фактически эта книга вполне может претендовать на продолжение «Титановой лозы» (несмотря на полное отсутсвие в ней «основных героев» вышеупомянутой СИ). В этой книге — основным ГГ становится «некто» знакомый нам по последней части трилогии «лозЫ» (под именем «Макс»). И хотя «тогда» ему было отведено неприлично много места (примерно 2/3 всей книги), «там» это (все же) был несколько второстепенный (и несколько неуравновешенный) персонаж. В комментируемой же книге («Точка разлома») Максу (уже) отведена роль главного героя (и руководителя новой группировки), а об «Аскете и Лозе» сказано всего-то пару слов (мол они где-то «на базе» Ордена) и все... Кроме того, несколько бросается в глаза, что в «представленной хронике» отсутствуют некие события (неупомянутые в СИ «Титановая лоза», например эпидемия сталкеров и прочее, прочее), о них (надо полагать) читатель узнает ознакомившись со всеми другими (отдельными) частями «этой линейки»...

Но если судить в общем, то «опечалившемуся» (отсутствием продолжения «Лозы») читателю - эта книга обязательно должна прийтись по вкусу... Так как, здесь хоть и нет «уже привычных героев», атмосфера (в целом) и динамичный сюжет (с неменее симпатичными и «новыми» ГГ) с лихвой компенсирует «все возможные неудобства»)). Более того - прочитав же книгу, начинаешь «подозревать автора» в неком ходе, с помощью которого отдельное (казалось бы) произведение (впоследствии), может «перезапустить всю СИ с новой (и неожиданной) стороны... Чтож)) Дай-то бог (как говорится!))

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Tata1109 про Иванова: Луна моего сердца (Любовная фантастика)

>леди Леонтиной — чистокровной девушкой.
Кто-нибудь мне объяснить, а что такое грязнокровная девушка? Нечитаемо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нордквист: Петсон в Походе (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Перелох в огороде (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Рождество в домике Петсона (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Невеста из телешоу (fb2)

- Невеста из телешоу (пер. Е. Егорова) (а.с. Браун – связанные книги 2-2) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1148) 222 Кб, 105с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джеки Браун

Настройки текста:



Джеки БРАУН НЕВЕСТА ИЗ ТЕЛЕШОУ

ПРОЛОГ

Келли Уолтере опять опоздала на работу. На этот раз на полчаса. Прихватив одной рукой малышку, другой она пробила карточку и вошла в «Дэнбери-центр». Это был, конечно, отчаянный поступок. Привезти на работу обеих дочурок, одна из которых к тому же постоянно хныкала — у нее резались зубки, — это надо было придумать!

— Кэти, вы с Хлое будете сидеть в комнате отдыха, — напомнила она своей семилетней дочери. Вы должны сидеть тихо как мышки, чтобы никто вас не увидел. Скоро миссис Бейкер заберет вас.

Келли свернула по коридору и буквально врезалась в широкую грудь какого-то мужчины.

Имени этого человека она не знала, зато уже видела его неделю назад, в отделе продаж. Неожиданный интерес, который вызвал у нее мужчина, удивил ее и сбил с толку. Помнится, она тогда ругала себя за столь внезапное чувство, хотя ей и пришлось улыбнуться ему в ответ.

И вот опять он. Только на этот раз мужчина уже не улыбался.

— Извините, — сказала Келли.

В ответ на ее извинение он коротко кивнул.

— Что здесь делают эти дети?

Громкий голос мужчины напугал Кэти. Она спряталась за спиной матери, а Хлое заплакала.

Келли покачала ребенка на руках и поцеловала в розовую, пышущую жаром щечку.

— Все хорошо, дорогая, не плачь. — Она перевела взгляд на мужчину:

— Кто вы такой, собственно?

— Сэм Максвел.

— Вы, наверное, новенький, — предположила Келли, резонно решив, что перед ней новый менеджер отдела продаж. Эта вакансия как раз была нужна ей самой. Она несколько раз заявляла о своей кандидатуре, но положительного ответа так и не получила.

Ходили слухи, что этот парень был дальним родственником директора, хотя, увидев его теперь, Келли не сказала бы, что он очень похож на невысокого и резкого мистера Эллиота. Сэм был, напротив, высоким, где-то под метр восемьдесят, с шапкой черных волос и проникновенными голубыми глазами, которые внимательно смотрели из-под густых бровей.

Теперь костюм был испачкан — очевидно, жидкостью, непрестанно текущей из носа Хлое.

Надо с ним поласковей обойтись, подумалось Келли.

— Новенький, — повторил он довольно громко, а потом сказал насмешливо:

— Да, полагаю, я действительно здесь новичок.

Менеджер он или нет, он не имеет никакого права так пугать ее девочек.

— Что же, мистер Максвел, так ли уж необходимо кричать? — и она кивнула в сторону Хлое, которая до сих пор всхлипывала.

Темные брови сомкнулись над ледяными голубыми глазами. Ясно, что он не привык к замечаниям, тем более от подчиненных. И все же мужчина понизил голос, когда произнес следующую фразу:

— Я задал вам простой вопрос. Что здесь делают эти дети?

Должно быть, он один из тех тупоголовых правильных менеджеров, которые верят в непререкаемые правила и заставляют всех жить по своей указке. У подобных типов нет семей и соответственно проблем с маленькими детьми. Это типичные автоматы, которых интересует только работа, и при этом им совершенно безразличны сотрудники как люди.

— Это мои дети. Няня пошла к доктору. Скоро она заберет их отсюда.

— Скоро? Вы на работе, а не в детском саду, дорогуша.

Женщина тяжело вздохнула. Странно было бы ждать от него понимания. Как будто он знает, что значит в наши дни быть матерью-одиночкой.

Хлое плакала всю ночь, и Келли пришлось сидеть рядом с ней. У нее резались зубки — бедная малышка. Жара в маленькой квартирке на четвертом этаже не облегчала ее страданий. Два электрических вентилятора только перемешивали душный воздух. Последний удар пришелся на утро, когда позвонила няня. Келли была готова душу заложить, лишь бы поспать часочек. Вместо этого ее ждал целый день монотонной работы, потом еще вечерние занятия. А дома полная грязной посуды раковина и гора белья, заброшенного в стиральную машину.

— Я прекрасно знаю, что здесь не детский сад, ответила Келли, пытаясь быть вежливой. — Но все равно не могу ничего поделать. Вторая няня уехала из города на несколько дней, и я…

— Ваши личные проблемы — всего лишь ваши личные проблемы. Однако они могут стать проблемами и для «Дэнбери», если кто-то из ваших детей попадет тут в переделку, — и он махнул рукой в сторону эскалаторов. — Здесь не место для безнадзорных детей.

— Безнадзорных? — возмутилась Келли, задохнувшись от возмущения. Господи, и она еще улыбалась этому типу в первый день их встречи. Когда дело касается мужчин, у нее полностью отсутствует здравый смысл.

Твердым голосом она произнесла:

— Обещаю, что они не попадутся вам на глаза.

— Любопытно, как вам это удастся, если вы будете целый день работать? — И, не дожидаясь ответа, он продолжил:

— Это невозможно. Идите домой.

— Домой… Я уволена?

— Нет. Но этот случай будет отмечен в вашем досье. А теперь моя очередь узнать, кто вы.

Крепко сжав зубы, молодая женщина процедила:

— Келли Уолтере. «Келли» пишется с двумя "л", «Уолтере» — как слышится, так и пишется.

— Что же, Келли Уолтере, можете рассматривать данный инцидент как предупреждение. Возьмете еще раз своих прелестных детишек на работу — уберетесь отсюда навсегда, — бросил он уходя.

Келли не знала, что и сказать. В это время рядом кто-то произнес:

— Я вижу, ты уже познакомилась с мистером Максвелом.

Келли повернулась и увидела Арлин Хьюгс.

Арлин годилась Келли в матери. Шикарная красного цвета шапка волос вызывала в памяти Люсиль Болл, к цвету волос была подобрана и помада, ярко выделявшая губы. Несмотря на разницу в возрасте, женщины быстро стали друзьями, как только Келли устроилась сюда на работу. Сразу же после рождения Хлое.

— Мистером Понимание? О да, он, кажется, может претендовать на звание лучшего менеджера отдела продаж.

— Но он вовсе не менеджер.

Келли второй раз за короткое время пришлось спросить:

— Тогда кто же он?

— Сэмюэл Максвел Третий. Новый вице-президент «Дэнбери-центра».

Келли открыла рот да так и не закрыла его.

Вместо этого сами собой закрылись глаза. Да уж, хороший она нашла способ заводить друзей и устраивать свои дела. Если она когда-то и мечтала сделать карьеру в «Дэнбери», например стать заведующей отделом, то, учитывая произошедшее… о своей мечте можно было забыть.

— Это так важно, мама? — спросила Кэти.

— О да, Кэти-девочка. Он мой новый босс.

— Хм, а мне он не понравился, — заявила ее дочь. — Он кричал. И испугал Хлое.

— Да на вашем месте и я бы заплакала, — пробормотала Келли.

Наконец она вздохнула посвободней. Теперь ее мысли завертелись в другом направлении. Нужно сделать новую стрижку и, может быть, мелирование. Однако у нее не было ни времени, ни денег для таких легкомысленных вещей. Ей очень нужно повышение. Впрочем, как бы усердно она ни работала, казалось, ей никогда не продвинуться вверх по карьерной лестнице. Она чувствовала себя белкой в колесе, только белка еще иногда и отдыхает. А Келли уж и не понимала, когда последний раз отдыхала.

Гнев и возмущение вырвались наружу. Такие люди, как этот Сэмюэл Максвел Третий, никогда не поймут, что значит сидеть без денег и все равно платить по счетам.

— Он потрясающе выглядит, несмотря ни на что, — пропела женщина постарше. — И всегда напоминает мне Пирса Броснана. Эти черные волосы и пронзительные голубые глаза. Если бы я была на десять лет помоложе, то с удовольствием взяла бы его в оборот.

— Даже если бы ты и была моложе на десять лет, а фигура у тебя была бы как у девушки с обложки «Плейбоя», то и тогда бы он не обратил на тебя внимания. И потом, он слишком занят, чтобы видеть, что творится у него под носом. Если бы мне не нужна была эта работа, я бы выдала ему по полной программе.

— Эй, а знаешь, что ты можешь сделать? — вдруг сказала Арлин. — Принять участие в новом реалити-шоу. Оно называется «Поменяйся местами».

Келли очень редко смотрела телевизор. У нее просто не было времени.

— Никогда о таком не слышала.

Арлин покачала головой в смятении.

— Конечно, я знаю, что ты ходишь на курсы три раза в неделю, но, извини, как же ты отдыхаешь?

— Сплю, — кратко ответила Келли.

— Господи, как это скучно. Ты же молодая женщина. У тебя восхитительная фигурка, миленькая мордашка. Ты должна бывать на людях. Встречаться с мужчинами.

— Хм, у меня слишком большая семья, чтобы вести светскую жизнь. Что касается свиданий, то мне это просто неинтересно. — И она припомнила улыбку, которой одарила Сэма Максвела, когда увидела его впервые, и приняла твердое решение: Мне не нужен мужчина.

Арлин вздохнула, понимая, что сейчас возражения бесполезны.

— Ладно. По крайней мере проведи себе кабельное или купи дополнительную антенну, чтобы иметь возможность смотреть телевизор.

— Терпеть не могу всякие провода, и, кроме того, у меня есть телевизор, пусть и нет кабельного.

Мне достаточно образовательных каналов, которые нужны для девочек.

— Если бы ты приняла участие в шоу «Поменяйся местами», ты бы могла выиграть миллион долларов, — не унималась Арлин.

— Да, конечно.., но.., с таким же успехом я могу играть в лотерею, этот способ старый и проверен временем, — Келли покачала головой. — Так что спасибо за совет. Лучше я буду зарабатывать деньги обычным путем.

— Если бы и Сэм Максвел согласился участвовать в этом шоу, ты бы смогла побыть вице-президентом «Дэнбери» целый месяц.

— А он будет работать вместо меня на моем месте в отделе продаж? Целый месяц?

Когда Арлин кивнула, Келли фыркнула и рассмеялась. Взглянув на свои уставшие руки, она произнесла:

— Да я бы сама заплатила, чтобы посмотреть на это.

— Он будет жить в твоей квартирке, будет ходить на вечерние занятия, будет жить на твою зарплату.

— Он будет жить в моей душной квартирке, управляться с засорившейся раковиной и протекающими трубами, а я буду жить в апартаментах целый месяц? Звучит сказочно.

Тут Хлое опять начала плакать — и сказка сменилась реальностью.

— Итак, что скажешь? Ты бы хотела попробовать? — спросила Арлин. Ее глаза горели нетерпением.

— О да. Конечно, — ответила Келли. — Запиши меня в качестве претендента.

Арлин хитро подмигнула.

— Рада, что ты так решила. Потому что я уже все сделала.

— Ты сделала.., что?

— Зашла на страничку их сайта и внесла твои данные.

— Когда? Зачем?

— Несколько недель назад. Как раз после того, как ты предложила свою кандидатуру на должность менеджера и не получила приглашения на собеседование.

— Итак, меня пригласят на телевидение и покажут главе нашего универмага, на что я способна в должности вице-президента?

— В том-то и дело, — радостно закивала Арлин. Грех упустить такой шанс.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Четыре недели спустя


— Да, я согласна. Я приму участие в шоу.

Келли до сих пор не могла поверить в происходящее.

Они сидели в конференц-зале компании в здании «Дэнбери», Чикаго. В другое время Келли могла бы наслаждаться видом окрестностей и потрясающего озера Мичиган. Сейчас же она чувствовала себя более чем неуютно. В животе урчало с того самого момента, как она приняла звонок от самого Сэмюэла Максвела, который просил ее сделать отчет для главного офиса на следующее утро. Он не объяснил ей зачем, однако по его тону можно было догадаться, что возражений он не потерпит. Келли провела практически всю ночь без сна, волнуясь, как бы ее не уволили. В конце концов, за прошлую неделю она опоздала два раза. И теперь увольнение казалось ей самой мягкой карой, которая только могла последовать.

Представители шоу «Поменяйся местами» сидели по одну сторону длинного стола. Юристы «Дэнбери», Сэм и его секретарь — по другую.

Один взгляд на нахмурившегося босса — и Келли заняла стул поближе к двери. Последние двадцать минут все слушали продюсера шоу. Сильвия Хэйвуд в туфлях на высоких каблуках возвышалась над сидящими за столом. Высокие каблуки не мешали ей гордо вышагивать по конференц-залу, как генералу перед сражением.

— Итак, у вас все получится. Отлично! — Она приостановилась на минутку и задержала дыхание, а потом опять начала посвящать всех в детали шоу. Через какое-то время она снова остановилась и буквально впилась внимательным взглядом в Келли.

— У вас есть дети, верно?

— Две девочки.

— Хмм.., так не пойдет.

Келли выдохнула, испуганная такой бесцеремонностью.

— Ну, я не собираюсь от них избавляться только для того, чтобы принять участие в реалити-шоу.

— Как вы будете себя чувствовать, если оставите их без присмотра на целый месяц?

Келли покачала головой и, даже не оглядываясь в сторону своего босса, сказала:

— О нет, я не согласна. Мои дети останутся при мне.

— Однако это очень сильно изменит сценарий шоу. Ведь вашему партнеру нужно будет жить вашей жизнью. А вы — одинокая мамаша. Это обстоятельство вызывает частые стрессы и создает большие проблемы, особенно если вы работаете с утра до вечера да к тому же занимаетесь на вечерних курсах.

— Да, вы и представить себе не можете, — пробормотала Келли.

— Мистеру Максвелу предстоит нелегкое время, — Сильвия кивнула в сторону Сэма.

— Я не оставлю моих детишек с незнакомцем.

— Мисс Уолтере, скрытые камеры будут все время снимать вас, ну, большую часть времени, сообщила Сильвия. — Вы можете нанять няню.

Тогда ваши девочки будут в безопасности и под присмотром.

— Нет, мои дети — это моя ответственность.

Сильвия вздохнула.

— А они могут этот месяц пожить со своим отцом?

Вопрос сбил Келли с толку.

— А.., я не знаю, где он.

— Вы не знаете, где отец ваших детей? В таком случае как же он вам помогает? — спросил Сэм.

Это были первые слова, которые он произнес с тех пор, как она вошла в зал. В его тоне не было насмешки. Скорее, искреннее участие и волнение.

И все же Келли вспыхнула. Его слова лишний раз напомнили ей, как мало помощи она получает от отца девочек.

Кайл бросил ее, когда она была еще беременна Хлое. В последний раз Келли удалось увидеть его на суде, когда они разводились и делили имущество. Он даже не стал настаивать на том, чтобы проводить время с детьми.

— Я слышала, что он уехал из штата задолго до рождения Хлое. — Она не стала уточнять, что он уехал вместе с молодой девицей-студенткой, на которую променял девять лет семейной жизни.

— Вам срочно надо каким-то образом вернуть его в семью, — настаивал на своем Сэм. — Я могу пригласить для вас дипломированного адвоката.

Гордость мелькнула в ее глазах. Женщина подняла подбородок вверх.

— Я вполне способна позаботиться о своих детях сама.

— Я и не говорил о том, что вы не должны заботиться о своих детях. Но их отец, он в равной степени ответственен за…

— Ответственен? — саркастически рассмеялась Келли. — Поверьте, этого слова не было в лексиконе Кайла.

— Я знаю, как мы можем изменить сценарий шоу, — прервала их перепалку Сильвия. И Келли была благодарна этой женщине за помощь. — Мы немного изменим правила, но я думаю, это только добавит интереса к программе.

— Измените правила? Как именно? — спросила Келли.

— Вы смогли бы навещать детишек по выходным, если, конечно, в эти дни не будет работы.

Что же касается рабочей недели, вы смогли бы возвращаться в вашу квартиру около полуночи и уходить на работу утром к восьми.

Сэм выпрямился в кресле:

— Э.., а я где буду в это время?

— Полагаю, у вас есть кушетка, мисс? — спросила Сильвия, изящно изогнув бровь. — Вот на ней вы, Сэм, и будете ночевать.

Келли сглотнула: ничего себе дела!

— Он н-не может оставаться в моей квартире, пробормотала, заикаясь, Келли. — Что подумают мои девочки?

— Она права. Это будет выглядеть не очень… прилично.

— Ну, эта часть не будет демонстрироваться в эфире, — сказала Сильвия. Она уперлась ладонями в поверхность стола и пристально взглянула на парочку. — Слушайте, мы же с вами взрослые люди. Поэтому либо соглашайтесь на все условия, либо вы не участвуете. Это мое последнее слово.

— Не знаю, — протянула Келли задумчиво.

— Мисс Уолтере, не забывайте, ставки высоки.

Если вы выиграете, то поделите миллион долларов. Подумайте хорошенько.

Келли взглянула на Сэма. Ему-то нечего терять. В случае его проигрыша «Дэнбери» тоже ничего не потеряет. А что случится, если проиграет она? Сильвия, казалось, читала ее мысли.

— Вы ведь ходите на вечерние курсы, верно?

— Верно. Для повышения квалификации, чтобы получить степень магистра.

— Наша игра даст вам шанс показать свой потенциал в менеджменте. Подумайте над этим предложением. В прямом эфире вы сможете разослать свое резюме в лучшие компании. И получить любую вакансию.

Келли была вынуждена признать, что ее карьера в «Дэнбери» явно была далека от идеальной. И не только потому, что ее босс не выносил опозданий. Она посмотрела на Сэма и выдохнула:

— Ладно.

Сильвия кивнула.

— Мы установим скрытые камеры у каждого из вас на весь месяц. У вас будет, конечно, и территория для уединения — ванная комната, кабинет для подсчета финансов, это все указано в договоре, который я вам вручила, — но все остальное зафиксируют наши камеры. При этом отнюдь не все записанное будет передаваться в эфир. Пленка будет редактироваться, для эфира будут выбирать самые яркие, характерные сцены. Предупреждаю сразу: если вы начнете общаться больше предусмотренного программой, вас придется исключить из игры.

Пока их посвящали в тонкости шоу, Келли внимательно наблюдала за Сэмом. Какой приятный костюмчик. Наверняка от известного дизайнера.

Широкие плечи, скорее всего, были заслугой первоклассного портного, а вовсе не тяжелых физических упражнений в спортивном зале. И все же, если быть объективной, она должна была признать: этот мужчина чертовски привлекателен, особенно когда улыбнется. Небольшой шрам под нижней губой выглядел очень сексуально.

Келли закашлялась и оглянулась. Господи, да с чего ей пришла в голову такая странная мысль?

Сэмюэл Максвел был всего лишь ее боссом. А теперь, когда она подписала контракт, стал соперником. Поэтому думать о нем она должна в соответствующем ключе.

Она снова кашлянула.

Кажется, Келли простудилась, подумал Сэм. В таком случае это работает ему на руку. Ему нужны все преимущества, какие только можно получить. Он сел напротив Келли, удобно устроившись на стуле и надеясь, что выглядит расслабленным, но на самом деле он сейчас напряженно думал. Поменяться местами казалось не такой уж проигрышной сделкой. Единственный минус заключался в том, что он любил одиночество и ненавидел, когда нарушали его право на уединение.

Сэм поигрывал ручкой, которую держал в руках, и при этом незаметно изучал Келли Уолтере.

Неожиданно в голову пришел один интересный вопрос: что в ней такого особенного, что так сильно заинтриговало его? Возможно, она была привлекательной, однако ее старомодная стрижка, которая давно уже не видела ножниц, и скромная одежда портили все впечатление. Она явно была не из тех ухоженных блестящих особ, которые обычно привлекали его внимание.

Он внимательно изучал ее черты: упрямый подбородок, высокие скулы, слегка вздернутый нос и шоколадно-карие глаза. Возможно, именно эти глаза и увлекли его. В них частенько мелькало выражение беспомощности. Сэм отлично понимал, что Келли не была карьеристкой. Однако она ни за что не отступится от принятого решения.

Ему пришла на память их первая встреча. Сэм увидел ее, когда обходил первый этаж магазина с группой менеджеров. Она в это время сверялась со списком, стоя спиной к нему. Ее стройные ножки и бедра были затянуты в темные джинсы. Потом она повернулась к нему с изящной грацией кошки. Встретившись с ней глазами, он не мог не улыбнуться. И, о чудо, она улыбнулась в ответ.

Казалось, ее улыбка была робкой, заинтересованной и немного смущенной.

Вторую их встречу вряд ли можно назвать приятной. В тот день в центре ждали визита из организации по здравоохранению с проверкой. Инспекторы должны были прийти с минуты на минуту, когда Сэм натолкнулся на Келли и ее детишек. Кажется, он тогда здорово ее напугал возможным увольнением. А впрочем, ничего, пусть поволнуется. Ей это только на пользу. Подумать только, он будет спать на ее кушетке целый месяц!

— Так что вы скажете, мистер Максвел? Вы сможете справляться с обязанностями мисс Уолтере целый месяц?

Его взгляд метнулся к Келли.

— Обязанности мисс Уолтере всего один месяц? — он насмешливо покачал головой. — Нет ничего проще!

Келли была на полпути к лифту, когда услышала голос Сэма. Тот окликнул ее. Она рискнула притвориться, будто не слышит его, и просто шла дальше. «Нет ничего проще…» Ха! Как бы не так.

Надутый, самодовольный индюк! Впрочем, она остановилась, сложила руки на груди и решила его подождать.

— Вы еще что-то хотите мне сказать?

— О да, и много чего!

— Понятно. Это может подождать, пока мы не вернемся в офис? Я бы предпочла выслушать вас в более комфортной обстановке.

Он хищно улыбнулся.

— Хм, тут неподалеку как раз мой офис.

И не говоря больше ни слова, Сэм прошел вперед, очевидно ожидая, что она последует за ним.

Его офис был именно таким, каким Келли его себе и представляла: просторным, с импозантной бордового цвета мебелью и директорским креслом, обтянутым блестящей кожей, которое казалось королевским троном, таким оно было большим. В кабинете не было ничего личного — ни фотографий близких, ни цветов, плакатов или календарей, ни маленьких безделушек.

— Приятный офис, — вслух сказала она.

Он осмотрелся кругом.

— Он оборудован специально для работы.

— Да уж, это точно не детский сад.

— Со временем вы уясните, мисс Уолтере, что, когда ведешь компанию, совершенно нет времени на пустяки.

Он сел на свое место, и ей захотелось надеть на него корону.

— А вы уясните себе, мистер Максвел, что когда вы растите детей, то вам приходится отводить время для пустяков. Итак, что же вы хотели мне сказать?

— Я просто хотел вас заверить, что ваша работа в универмаге никак не пострадает, несмотря на участие в шоу, в том числе это никак не повлияет на возможность карьерного роста.

— Спасибо, сэр. Я уверена, что для моей дальнейшей карьеры от меня потребуются только собственное рвение и способности, больше ничего.

Он нахмурился.

— Что вы имеете в виду?

— Мне просто необходимо вернуться в отдел продаж. Сегодня укороченный рабочий день, сказала она, поднимаясь с кресла.

— Ничего, обойдутся без вас, — успокоил он ее и жестом пригласил присесть. — Если вы хотите сразу получить новую должность, вам это не удастся. Есть определенный путь продвижения карьеры. Вам не удастся перепрыгнуть через все ступени.

— По-вашему, я выскочка?

— Ну, видите ли.., курсы повышения квалификации — это хорошо. Однако они вам мало что дадут здесь, в нашем магазине.

— Вы, как я поняла, изучали мой личный листок по учету кадров.

— Конечно, это моя прямая обязанность как вашего нанимателя. Однако не думайте, что я детально изучил ваш листок. Я просто пробежал его, когда вносил предупреждение.

— Хм, однако не слишком ли это строго для работодателей, которые поощряют семейственность? — пробормотала она.

— Президент компании вряд ли согласился бы с вашим определением семейственности, мисс Уолтере. Вообще-то наши инспекторы как раз направлялись в отдел продаж, когда вы устраивали детишек на отдых в нашей компании.

Казалось, так неуклюже он просил прощения за грубое обращение с Келли и ее детьми в тот памятный день их второй встречи.

— Разве у вас никогда не бывает неудачных дней?

— Наши дни становятся ровно такими, какими мы делаем их сами.

— Значит, я неорганизованная особа, так?

— Я только заметил, что в вашей рабочей системе есть некоторые пункты, которые нужно урегулировать, чтобы ваша жизнь не превращалась в хаос. Иначе все может очень плохо закончиться.

— Жизнь, мистер Максвел, не укладывается в простую схему, а дети вовсе не некоторые пункты. И тем не менее мне было бы любопытно увидеть, как вы сами справитесь с этими пунктами, когда окажетесь на моем месте.

Ничего, ее день придет, он у нее попляшет.

— А вы полагаете, что руководить компанией легко и что каждый день — праздник?

— Вовсе я так не думаю. Но все хорошо продуманные системы и стратегии в мире не помогут справиться с ребенком, у которого режутся зубки, или с семилетним малышом, который уверен, что у него под кроватью сидят жуткие монстры.

— Вы пытаетесь меня запугать? Заранее? — он откровенно над ней смеялся.

— Ради бога, нет. Я просто пытаюсь объяснить, что значит быть родителем, да еще родителем-одиночкой. Здесь вы не найдете готового решения. Нет команды менеджеров, с которыми можно проконсультироваться. Вы будете вынуждены все решать сами, без помощи со стороны.

— Значит, быть родителем — занудная, монотонная работа?

— Полагаю, я достаточно полно обрисовала вам картину. Но это еще не все. Быть родителем сложно еще и потому, что за это никто не похвалит, за это не получишь зарплаты. И все же даже в самые тяжелые дни я бы ни за что не отказалась от своих детишек. Они… Они наполняют твою жизнь смыслом.

Сэм ничего не ответил, но посмотрел как-то странно.

— А теперь мне действительно нужно вернуться к своим обязанностям.

Сэм отпустил ее кивком, но еще долго после ухода Келли Уолтере он сидел в своем кресле, думая над тем, что она сказала.

Думал и вспоминал.

Старая боль схватила за горло. Он и сам очень хорошо знал, что жизнь не укладывается ни в одну схему. Жизнь непредсказуема, это хаос, неупорядоченный поток. Удачные планы на будущее рушатся из-за пустяка в самый неподходящий момент.

Он вынул из кошелька фотографию, которую мама прислала ему в последнем письме. Она писала Сэму каждый месяц. А он никогда не писал ей в ответ. Хорошо, если позвонит случайно. Он смотрел на фотографию десятки раз с тех пор, как получил ее неделю назад.

Два симпатичных мальчика, одетые в выходные костюмы, улыбались с фотографии. Их темные волосы были аккуратно расчесаны, однако в блестящих голубых глазах застыла тревога. Глазах, как две капли воды похожих на его.

Им было три и пять лет, они боготворили бабушку и дедушку, но Сэм никогда не видел их.

Это были сыновья его брата, и это должны были быть его дети, так же как жена Донована должна была стать женой Сэма.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Зачем нам убираться дома в четверг? Ведь день уборки у нас в субботу, — канючила Кэти, стирая пыль с кофейного столика.

— Я же говорила тебе, через час сюда придет мистер Максвел, а потом еще и телевизионщики.

Я не хочу, чтобы они подумали, будто мы неряхи.

Келли внимательно осмотрела квартиру. Синий диван с яркими подушками и мягкое кресло были велики для небольшой гостиной. После развода она продала дом, равно как и большую часть мебели, но с этим гарнитуром не смогла расстаться.

В целом квартира выглядела неплохо. Келли всегда любила хороший дизайн. Наверное, у нее была страсть к украшательству, и не имело значения, большие то были помещения или нет. Она повесила белые льняные занавески на двойное окно.

Они скрывали довольно непривлекательный вид из окна — на пожарную башню. На художественной ярмарке прошлым летом Келли потратила большую сумму денег на пару потрясающих морских пейзажей. С противоположной стороны висели белые полки, которые она удачно нашла на распродаже. Она расставила на них рисунки своих девочек в рамках белого и голубого цвета. Три ее любимые чайные чашки стояли на другой полке, создавая таким образом наполовину французский дух, наполовину — дух блошиного рынка.

Ее личным изобретением, если можно так сказать, была красная роза, которую она, как всегда, поместила в небольшой вазе, стоящей посередине кофейного столика. При первом признаке увядания Келли покупала новый цветок в цветочном магазине, который располагался неподалеку от ее квартиры. Она начала покупать розы сразу после ухода Кайла. Они символизировали для нее надежду. И они напоминали Келли о том, что красоту можно встретить в совершенно неожиданных местах, например в захламленной маленькой квартирке.

До прибытия гостей оставалось всего пятнадцать минут, не больше. Келли пыталась накормить Хлое тем, что было, — макаронами с сыром.

Если ей повезет, то «Улица Сезам» на видеокассете поможет занять малышку на время встречи. Кэти вполне может и сама себя развлечь на необходимое время, да к тому же последить за сестрой, если будет нужно. Иногда Келли переживала, что на Кэти взвалена такая ответственность. Убирать дом и присматривать за малышом — необычные развлечения для семилетней девочки. Но Кэти никогда не жаловалась. Она просто делала свое дело.

В дверь позвонили. Как раз тогда, когда Хлое решила сбросить со стола тарелку, полную липкого соуса.

— Мам, кто-то пришел, — позвала Кэти, выглянув из-за двери.

— Наверное, это мистер Максвел. Ты не откроешь ему, дорогая? Мне нужно убрать на кухне.

Сэм совершенно не ожидал, что ему откроет дверь ребенок. Девочка, которую он видел в магазине, смотрела ему прямо в лицо. Она была маленькой копией своей мамочки, обладательница замечательных шоколадного цвета глаз, того же вздернутого носика и упрямого подбородка. Да, месяц обещает быть очень интересным.

— Привет. Я мистер Максвел. Полагаю, твоя мама ждет меня.

— Я — Кэти. Мама просила встретить вас. Я должна быть с вами вежливой, хотя она и сказала, что вы — ничтожество. — Тут ее глаза распахнулись от ужаса. — Ой, не говорите ей, что я так сказала.

Сэм кашлянул в кулак. Девочка была точной копией мамаши.

— Пусть эта тайна останется между нами.

Кэти жестом пригласила его пройти. Квартирка была маленькой, но уютной, единственное, жара здесь была невыносимой. На дворе стояла середина августа, а это значило, что еще долго придется ждать, пока погода станет прохладней.

Через минуту Келли Уолтере вошла в комнату, и он мог бы поклясться, что от ее появления температура в комнате повысилась еще на десяток градусов.

Да что в ней такого особенного?

Волосы забраны в простой юношеский хвостик. Кожа блестит — все жара виновата. Одета в желтый топ и рыжевато-коричневую юбку, которая едва достает до колен. И ничего особенно соблазнительного в этом простом наряде нет. Ножки, правда, что надо, стройные и крепкие, как у гимнастки. Сэм поправил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.

— Вы можете и пиджак снять, если хотите. Тут немного жарковато, — насмешливо сказала она.

Он с трудом отвел взгляд от ее ног.

— Жарковато? Не то слово. Просто жарища.

— Кондиционеров нет, извините.

Келли отбросила со лба влажную челку.

— Хотите что-нибудь выпить? Например, холодный чай?

— Все равно что.

Неожиданно Сэм почувствовал, что его кто-то тянет за левую штанину. Посмотрев себе под ноги, он увидел улыбающееся личико малышки, все перемазанное оранжевым.

— А я тебя знаю, — пробормотал Сэм, вспоминая, как он наткнулся на малышку в коридоре. После этой встречи пришлось отдавать пиджак в химчистку. Если сейчас ее руки были такими же липкими, как и лицо, придется отправиться туда еще раз.

Келли посмотрела вниз и ахнула.

— Хлое!

И тут же перевела взгляд на Сэма. Взгляд был виноватым.

— Мне очень жаль, мистер Максвел. Я была так занята, мыла пол и наводила порядок после кошмара, который тут устроила Хлое, что не успела вымыть ей лицо и руки. Даже когда я сажаю ее на высокий стул, она умудряется выскользнуть. Кажется, она научилась этому из фильма про Гарри Гуддини.

Сэм вынул носовой платок из кармана и старательно вытер пятна с брюк, что, впрочем, только ухудшило положение.

Келли как раз успела умыть малышку, когда снова прозвенел звонок. Она пригласила всех гостей в гостиную и отвела детей в спальню, где включила им видеомагнитофон. Потом вернулась к гостям с подносом, на котором рядком стояли стаканы и кувшин с ледяным чаем.

Единственным свободным местом оказалось место на кушетке рядом с Сэмом. Их колени неожиданно столкнулись, когда она неудачно приземлилась на кушетку.

Келли положила одну ногу на другую в надежде хоть как-то подвинуться, но тем только ухудшила положение: ее и так недлинная юбка задралась еще выше.

Следующие полчаса Джо Вэйли, главный оператор, объяснял, какие моменты он будет снимать, а какие нет. Они провели краткое путешествие по квартире и дали строгие указания девочкам Келли. И тогда оператор окончательно решил, где расставить камеры.

Это был большой мужчина с лохматыми черными бровями и татуировкой в виде дракона на руке. Он опустился на колено, чтобы пожать руку Кэти, чем вызвал улыбку на лице Хлое.

Келли очень переживала: как она оставит детей на Сэма, чей взгляд был таким странно рассеянным и невнимательным? В Джо она сразу угадала отца. Татуировка или не татуировка — он был хорошим отцом. Это Келли почувствовала интуитивно.

Джо объяснял Сэму:

— На работе и вне квартиры за вами будут следовать один-два оператора, но вашим главным оператором буду я.

— Отлично, — пробормотал Сэм.

Тут в разговор вмешался Райан:

— Сильвия просила мисс Уолтере написать для вас свое обычное расписание на день. Конечно, вам не обязательно его придерживаться до конца.

Одна из целей шоу — разнообразить вашу жизнь.

Возможно, кто-то из вас сможет лучше справиться с обязанностями другого.

— Эффективность — это моя специальность, — и Сэм послал Келли высокомерный взгляд. Она лишь сжала зубы.

Хотелось бы ей увидеть выражение его лица, когда она передаст ему десяток страниц инструкции, которая по большей части будет касаться ухода за детьми.

На всякий случай она спросила:

— А вы знаете, как менять памперсы?

— Мне почему-то кажется, я вполне смог бы с этим справиться.

— В понедельник вечером после занятий я хожу за покупками, потому что в этот вечер цены ниже, и мистер Кеннеди, мясник, продает мне мясо, которое не распродал за день.

Увидев, как Сэм поднял бровь, она его опередила:

— Мой банковский счет куда больше ограничен, чем ваш, именно поэтому мне нужно постоянно экономить деньги.

— Отлично. Итак, вы ходите за покупками в понедельник, когда мясо дешевле и почти испорчено.

Женщина гордо задрала подбородок кверху.

— Вот именно. В тот же вечер я готовлю еду на всю неделю. Как только прихожу домой с занятий.

Можно сделать два, а то и три блюда из одной курицы, если только все правильно продумать.

— Что-нибудь еще? — спросил он с фальшивой почтительностью.

— У Кэти аллергия на арахис. Это очень серьезная аллергия, поэтому вам нужно будет внимательно читать состав продуктов. Продукты могут быть приготовлены на арахисовом масле. Если вы пойдете в кафе, хотя это вряд ли, учитывая мой скромный бюджет, то вы доведете официантку до безумия, расспрашивая ее, входит ли арахисовое масло в продукт или нет. И не дай бог, чтобы это случилось.

— А что будет, если она съест арахис? Возникнет крапивница?

— Она может умереть, мистер Максвел, — резко сказала Келли и увидела, как его лицо побледнело. — Ее горло распухнет, и опухоль перекроет дыхательные пути. Я всегда держу в аптечке специальное лекарство на всякий случай. Кроме того, оно всегда находится в моей сумочке. Возможно, вам тоже придется его носить с собой.

Он выпрямился на своем месте.

— Я должен буду сделать ей укол?

Келли кивнула.

— И причем довольно быстро. Не стоит дожидаться службы 911 в надежде, что медики помогут. Я покажу, как это делается. Вы можете потренироваться на апельсине, если хотите, — она остановилась. Ее тон был более чем серьезен, когда она спросила:

— Так вы точно с этим справитесь?

До сих пор Сэму казалось, что поменяться местами не так уж и трудно. Даже несмотря на условие, что они должны будут спать под одной крышей. Готовить еду, читать сказки на ночь.., все это, конечно, особенно не радовало. Он не сильно жаждал проводить время с детьми, но, чтобы со всем этим справиться, не нужно иметь докторскую степень. Смертельные аллергические реакции, однако, были совсем другим делом.

На протяжении последних шести лет Сэм избегал мыслей о том, каким отцом он сам когда-нибудь станет. Его собственный отец всегда держал его на расстоянии. Он оплачивал счета, но не более того. Мать Сэма, няня и учителя в частной школе заменили ему общение с отцом.

— Так да или нет? — спросила Келли.

Она сидела рядом с ним на кушетке и смотрела на него неотрывно. Как-то само собой получилось, что его рука оказалась рядом с ее рукой.

— Да, — и он пожал руку в ответ. А потом Сэм сказал фразу, которую не говорил ни одной женщине вот уже шесть лет:

— Обещаю.

С некоторым сожалением Келли оставила в субботу утром своих девочек с няней и поспешила в салон красоты приводить себя в порядок. Ей нужно было подстричься и осветлиться — ради эксперимента. А потом купить новую одежду.

Оператор очень подробно снимал ее перевоплощение: с первого щелчка ножниц и взмаха кисточки туши до того самого момента, когда она с легким головокружением надела шикарные кожаные туфли на шпильках, которые стоили примерно ту сумму, что получают за две недели продавцы.

Келли едва узнала себя в зеркале примерочной комнаты. Светлые подстриженные волосы очень удачно подчеркивали линию подбородка. Прическа выглядела по-настоящему стильной.

Косметика, чуть более яркая, чем она накладывала сама, выделяла все ее достоинства: высокие скулы и огромные блестящие глаза.

А одежда…

Консультант с телевидения помог Келли подобрать два десятка разных костюмов: для работы и дома, а также несколько вечерних платьев. Сначала она протестовала: зачем ей так много? Но после продолжительной перепалки милостиво согласилась сыграть роль Золушки.

Спустя час после того, как были упакованы товары, Келли отвезли в лимузине к дому Сэма, который располагался в коттеджном поселке на окраине Чикаго.

Дом был огромный. Он выглядел так, словно его недавно построили, судя по кустарнику и тоненьким деревцам, понасаженным вокруг. Это был типичный современный коттедж с высокой покатой крышей и множеством окон.

Сэм открыл дверь сам, и Келли удовлетворенно заметила, как у него отвисла челюсть.

— Что-нибудь не так? — спросила она, не в силах спрятать улыбку, заигравшую на ее губах.

— Еще не знаю.

— Так нерешительно? И это говорите вы? Я-то думала, вы всегда все знаете наперед.

Келли наслаждалась каждой секундой. Уже очень, очень давно миновало то время, когда она чувствовала себя молодой и привлекательной.

— Так вы меня пустите внутрь или я должна стоять на этой жаре?

— Ах да, проходите, — спохватился Сэм. — Но думаю, теперь в доме станет только жарче. — И он шагнул в сторону, пропуская ее в холл.

Сегодня он не выглядел как наделенный властью директор. Вместо безумно дорогого костюма джинсы и рубашка с короткими рукавами. И хотя он не был атлетом, его руки выглядели гораздо более мускулистыми, чем она себе представляла, а широкие плечи — даже очень соблазнительными.

Для городского жителя неплохо. Арлин правильно охарактеризовала его: Сэм Максвел был ужасно похож на Пирса Броснана в роли Джеймса Бонда.

— А вы неплохо выглядите, — наконец сказал он.

Они стояли в фойе на опасно маленьком расстоянии друг от друга, и все же Келли не могла отойти от него. Она должна была положить конец этой неподходящей игре во флирт, но, как мотылек, летящий на пламя, не могла заставить себя сделать это. Если это было частью его стратегии, она бы хотела отплатить ему тем же. Надо играть в его игру.

— А вы тоже одеты ничего себе. Я бы и не догадалась, что у вас есть джинсы.

— В таком случае мы с вами квиты. Я бы никогда не подумал, что у вас есть туфли на шпильке.

— Ну, я вообще женщина загадочная, — сказала она.

— Я уже понял.

Сэм поднял руку, и на краткий момент она подумала, что он сейчас погладит ее щеку, но он всего лишь коснулся ее волос.

— А вы подстриглись.

Казалось, дыхание остановилось где-то внутри, и ей пришлось сделать усилие, чтобы сказать:

— Да, верно. Что вы скажете о моем новом облике?

— При виде вас у меня пропал дар речи.

— У вас, с вашим уровнем самоконтроля и логического мышления? Мне это трудно представить, — и она позволила себе слегка улыбнуться краешками губ.

— Хотите знать, что я думаю на самом деле? Пространство между ними опасно сокращалось, Сэм с каждым словом подступал все ближе. И вот наконец он прижал ее к гладкой стене.

— Да, — прошептала Келли. Она больше не могла отрицать то влечение, которое испытывала к этому сильному и не всегда приятному человеку.

Глядя прямо на его губы, которые, как она уже раньше отметила, были чувственными и сексуальными, она произнесла:

— Я лучше сама тебе это покажу.

Опершись ладонью одной руки о стену, Сэм склонился над ней. Он только прикоснулся к ней губами и ничего больше, но этого было вполне достаточно. Поцелуй был легким и мимолетным, как она и ожидала. И все же он заставил биться ее сердце в два раза быстрее, а мысли уплыли куда-то далеко-далеко.

В этот момент позвонили в дверь. Сэм нехотя отступил назад. Он провел пальцем по ее щеке и приподнял подбородок.

— Правило номер один в бизнесе, мисс Уолтере, — всегда держите себя в руках. Это даст вам большое преимущество.

Итак, это была лишь игра. Келли не знала, как себя вести: обидеться или разозлиться. Пока она смотрела, как он открывает дверь команде операторов, она поняла, что оба чувства успели завладеть ею.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Поцелуй был неудачной идеей.

И все же Сэм ловил себя на мысли, что ему бы хотелось повторить его снова. Слава богу, что позвонили в дверь, а то кто знает, насколько далеко могло зайти то, что началось вполне невинным поцелуем. Он был не из тех мужчин, которыми движет страсть, и все же он едва мог себя сдержать, когда увидел в дверях Келли, настолько похорошевшую и.., сексуальную.

Слава богу, телевизионщики стояли у него на пороге, уставшие и нетерпеливые. Он пригласил их в дом и провел в комнату, которая называлась «каминной».

Сэм понимал, что широкие огромные комнаты, большинство которых пустовало, вряд ли можно назвать уютным домом. Большая часть мебели была завезена из Коннектикута и не очень-то подходила к этому дому. Ему пришлось нанять дизайнера по интерьеру, чтобы хоть как-то украсить комнаты, купить мебель, оформить стены и заполнить полки разной ненужной мелочью, которая и делала дом жилым. Каминная комната, кроме кухни, пока была единственной, в которой чувствовалась жизнь, уют.

— Принести что-нибудь? Могу предложить холодный чай, содовую воду, березовый сок, — обратился он к ребятам-операторам.

Келли, как он успел заметить, остановилась напротив стены и стала рассматривать картину.

Или, может быть, она просто пыталась сохранить достаточное расстояние между ними двоими.

Именно это предположение рассеялось в прах, когда она проследовала за ним на кухню, выразив готовность помочь ему приготовить напитки.

— Давайте выясним все сейчас же, мистер Максвел, — прошипела она, когда они скрылись с глаз операторов.

— Вы можете называть меня Сэм ввиду некоторых обстоятельств, — прервал он ее.

Она прикрыла глаза, и ему показалось, будто она считает до десяти.

— Послушайте, может быть, это и игра, но я воспринимаю ее очень серьезно. У меня двое детей, и мне их еще растить. И мне нужны деньги. Я хотела бы получить их. Если.., то есть когда я выиграю. Поэтому существует несколько правил. И она подняла вверх указательный палец. — Правило номер один. Держите подальше от меня свои руки.

— А мне казалось, мы с вами соприкасались только губами. Все это время мои руки лежали на стене.

— Вы и в самом деле такой тупой или только притворяетесь? Если так, у меня не будет проблем с победой. В любом случае держитесь подальше от меня. Руки, губы — неважно что. Странно напоминать об этом человеку, который занимает такой высокий пост.

Это замечание вывело Сэма из некоторой комы, в которой он пребывал. Конечно же, она была права: она выказывала больше здравого смысла в данный момент, чем он.

Сэм прокашлялся.

— Мне жаль. Я вел себя неподобающе в этой ситуации, и это больше не повторится.

Она резко кивнула, приняв его извинение. Сэм решил не упоминать о том, что она ответила на его поцелуй и он не был похож на сопротивление.

Обход дома занял более двух часов, операторы все это время обсуждали лучшие места для расположения скрытых камер. Сэм вдруг произнес:

— Дизайнер придет в среду вечером. Она принесет несколько картин для большой комнаты и каталоги мебели. И поскольку тут будете находиться вы, то именно вы и сделаете выбор.

— И вы доверяете мне оформить ваш дом по моему вкусу?

— Почему бы и нет?

— Я ведь совсем чужой человек.

Он пожал плечами.

— Так же, как и дизайнер.

Келли недоверчиво смотрела на него.

— Послушайте, за последние шесть лет это мой четвертый дом. Я всегда нанимал дизайнеров и всегда был доволен результатами. Кроме того, учитывая мое рабочее расписание, можно представить, что мне совершенно некогда заниматься этим самому. Да и домой я прихожу только для того, чтобы выспаться.

— Почему вы тогда купили такой огромный дом, если совершенно очевидно, что он вам не нужен? Ведь существуют квартиры с одной комнатой.

— Это хорошее капиталовложение, — ответил Сэм.

Келли всегда казалось, что нет причин покупать такой большой дом одинокому человеку.

Следующие слова вырвались у нее прежде, чем она смогла подумать:

— А как же семья? Разве вы не хотите когда-нибудь завести детей? У вас целых четыре спальни, не считая рабочего кабинета. Полно комнат для детишек, где бы они могли.., резвиться.

Его лицо затуманилось.

— Я не планирую пока заводить семью.

— Жаль.

Взгляды, которыми они обменялись, сказали им обоим о многом.

В тот же день, ближе к вечеру, когда Сэм остался один, он решил позвонить Стивену Дэнбери, президенту и владельцу сети универмагов, которая носила имя его семьи.

— Я полагаю, ты сознаешь ответственность, которая ложится на тебя.

— Ответственность — именно то качество, которое необходимо в бизнесе, — ответил Сэм иронично. — Все под контролем, Стивен, не волнуйся.

— Я стараюсь.

Сэм тихо рассмеялся.

— Да. — И потом спросил из вежливости, как того требовал хороший тон:

— Как поживает ваша семья?

— Спасибо, хорошо. Галина растет не по дням, а по часам.

У Стивена и его жены Кэтрин пару месяцев назад родилась дочь. Сэм знал Стивена уже несколько лет. Однако он знал его недостаточно хорошо, пока не занял должность, которую прежде занимала кузина Стивена. Все же Сэм с трудом мог совместить образ заботливого отца с образом твердого и решительного директора, которого он всегда знал. Зависть не была характерна для Сэма, но тут он сразу же идентифицировал это чувство.

И он мог бы быть сейчас таким же счастливым, таким же довольным, если бы его жизнь сложилась иначе.

Тут же он вспомнил вопрос Келли: разве вы не собираетесь когда-нибудь завести детей?

Когда-то, давным-давно, он очень хотел стать отцом. Он очень хотел прожить всю жизнь с Лэй, своей школьной возлюбленной. Они встречались, даже когда учились в колледже, даже потом, когда поступили в разные университеты. Они вместе планировали свое будущее — задолго до того, как подошли к решению пожениться. А потом.., потом все кончилось. Его невеста в итоге пошла к алтарю с другим женихом, с его братом.

— До сих пор не уверен, что это хорошая идея, но я планирую выиграть.

— Очень хорошо, но компания в любом случае должна продолжать работу.

Где-то на заднем плане захныкал ребенок, и Сэм поклялся бы, что он слышал, как Стивен Дэнбери начал сюсюкать. В другое время он бы улыбнулся. Но теперь это его раздражало.

— Я готов на все ради компании.

— С тобой все в порядке, да? — спросил Стивен. Когда мы говорили об этом раньше, казалось, ты был уверен, что хорошая реклама стоит этого временного неудобства.

Временное неудобство — это еще мягко сказано. Его участие в шоу сулило ему одни сложности, и Сэму некого было обвинять, кроме себя.

Весь предстоящий месяц он будет проводить ночи в душной квартирке Келли Уолтере. И о чем он только думал, когда целовал ее сегодня?

— Твое молчание кажется мне тревожным признаком, — смеясь заметил Стивен.

— Да нет. Все в порядке, правда. Но я буду очень рад, когда все закончится.

— Я уже говорил тебе, как ценю эту жертву.

Шоу «Поменяйся местами» может стать очень хорошей рекламой для сети магазинов «Дэнбери».

Да это золотое дно. Наш маркетинговый отдел не имеет достаточно ресурсов, чтобы сделать достойную рекламу. Всегда есть расходы, на которые мы сейчас не можем пойти. Ты ведь хорошо знаешь, что мы буквально балансируем на грани выживания.

— Что же, надеюсь, мы не испортим отношения с нашими старыми клиентами, которые нас кормили до сих пор, и вдобавок привлечем молодежь, что обеспечит нам новую прибыль.

— И этим я буду обязан тебе, — вполне серьезно подвел итог Стивен.

Сэм поерзал в кресле. Трудно было признаться даже самому себе, что не только интересы компании были главными для него в принятии решения участвовать в шоу. Поцелуй все не выходил у него из головы. В тот момент он явно думал не о выгоде для компании.

Утро застало Келли врасплох. Едва поднявшись с кровати, она побрела в душ. Раза три примеряла разную одежду, чтобы наконец выбрать подходящую: бежевый льняной костюм и пара туфель с открытыми мысками, каблуки были на целый дюйм выше ее обычных. Выглядело все это великолепно, очень современно и стильно.

Перед уходом она заглянула в спальню девочек, как всегда. На этот раз она задержалась на пороге чуть дольше обычного. Хлое лежала на спине в своей кроватке. Ее маленький рот бантиком был слегка приоткрыт, кудряшки разметались по подушке. На ней была только простыня, потому что в квартире стояла ужасная духота. Какой ангелочек!

Кэти спала на животе, половина лица скрывалась за подушкой, светлые волосы рассыпались по спине. Кажется, их надо будет подровнять, а то концы уже секутся. Любопытно, есть ли у Сэма хорошие ножницы. Надо оставить ему записку.

— Я люблю вас, девочки, — прошептала Келли.

Сегодня она больше своих дочурок не увидит.

Только когда на город упадет полночь и они уже будут снова спать в своих кроватках. Конечно, такое случалось и прежде. Однако от этого не легче.

Когда она закончит свое обучение на курсах, и если она выиграет в этом шоу, и если она получит хорошо оплачиваемую работу…

— Все обязательно изменится, — тихо пообещала она.

На улице была какая-то мягкая туманная изморось, которая тут же испарялась, как только касалась раскаленного тротуара. Келли раскрыла зонтик и шагнула из подъезда своего дома, намереваясь пройти мимо пяти блочных домов, как всегда, до маршруток. Тут она впервые заметила команду операторов, а потом увидела блестящий черный лимузин.

— Доброе утро, мисс Уолтере, — мужчина в черной кепке шагнул ей навстречу. Она узнала его.

Это был шофер Сэма Максвела.

— Доброе утро, Майло.

Он обогнул машину, подойдя к противоположной дверце, открыл ее и улыбнулся. За ним последовала команда операторов. Женщина взглянула на них, сдержав себя, чтобы автоматически не поправлять волосы перед камерой. Ей надо было вести себя так, словно для нее это привычное дело: каждый день ездить на работу в лимузине. Она забралась внутрь салона и уселась на мягкое кожаное сиденье. Верн, ее главный оператор, поджидал внутри.

— Просто веди себя естественно. Притворись, что меня здесь нет.

— Ага. Конечно.

Окно, которое разделяло салон машины и кабину водителя, отъехало в сторону.

— Справа от вас свежесваренный кофе, мисс Уолтере. Мистер Максвел обычно любит черный, поэтому я оставил все как есть. Но у вас могут быть свои вкусы, поэтому я тоже должен их знать.

Я положил рядом сахар, сливки и чашки вон в то маленькое отделение, — добавил Майло, показав рукой в сторону кофейника.

Они съехали со стоянки, Келли налила себе кофе и уже сидела с чашкой в одной руке и журналом «Деловая неделя» в другой. Она пыталась изо всех сил вести себя естественно, несмотря на то что объектив камеры ловил каждое ее движение.

Впервые за много лет своей жизни Сэм проспал. Вместо того чтобы нажать кнопку на будильнике, он его выключил. В итоге, когда он проснулся, у него осталось только пятнадцать минут, за которые нужно было ополоснуться, побриться и одеться. С еще влажными волосами он спустился по лестнице, на ходу натягивая джинсы и надевая рубашку с короткими рукавами, на которой был изображен логотип «Дэнбери». В таких рубашках ходили все работники центра.

Джо с дочерью ожидал его у дверей.

— Встал попозже, а? — усмехнулся Джо и продолжал, не дожидаясь ответа:

— Завтра, конечно, тебе вообще не удастся поспать хорошенько, потому что ты будешь спать в городской квартире мисс Уолтере.

— И надо было тебе об этом напоминать, — пробормотал Сэм. Он посмотрел на свою экипировку, а потом на Джо и Ники. — Неохота вам это говорить, но теперь у Келли мой лимузин и моя спортивная машина.

— Это не имеет значения. Тебе все равно она не понадобится на ближайший месяц.

— В таком случае как же мне добираться до места работы?

— Сегодня я отвезу тебя. Завтра ты уже будешь пользоваться маршруткой, парень.

— Общественный транспорт?

Джо лишь усмехнулся.

В своем отделе Сэм появился на несколько минут позже положенного срока.

— Меня зовут Арлин, — представилась пышная женщина среднего возраста, ее красные губы сложились в улыбку, когда она перевела взгляд с него на оператора. — Я покажу вам ваши владения.

Сэм еще даже не выпил кофе, а без своей порции этого напитка он не мог обходиться. Он намекнул об этом Арлин, но она только покачала головой.

— Прости, дорогой. Первый перерыв не раньше десяти часов. В комнате отдыха никакой еды или напитков. Не разрешено. Политика компании.

— Понятно.

Так, кажется, ему надо будет поговорить со Стивеном насчет некоторых изменений.

Келли решила на минутку расслабиться и полюбоваться на потрясающий вид озера Мичиган из окна офиса Сэма. Третий раз за утро она пила кофе, с наслаждением смакуя бодрящий напиток.

Ее секретарь, Лотти Бранч, принесла ей кофе, как только она спросила, где ей можно достать чашечку.

— У вас через пять минут совещание по маркетингу, — напомнила Лотти и потом посмотрела на оператора, о котором совершенно позабыла Келли. Кашлянув, она добавила:

— Я уже напечатала некоторые заметки, которые, возможно, вам пригодятся для работы.

Лотти была вполне квалифицированным специалистом, хотя особенно радушной женщиной ее не назовешь. Келли не знала, что секретарша думает обо всей этой нестандартной ситуации.

— Спасибо.

Утро выдалось чертовски напряженным. Сэму не хотелось этого признавать, но работа Келли требовала не только хорошей физической подготовки, но еще и терпения. Конечно, он знал, что доход Келли здесь был вполне достойным, точно таким же, как и в любом другом магазине. И, конечно, часы работы были подходящими. Интересно, собиралась ли она работать здесь постоянно.

Об этом он спросил Арлин.

— Нет, она не собирается сидеть на этой должности вечно. Она хочет сделать карьеру. Но на первом плане у нее всегда дети. Эта работа, возможно, не очень интеллектуальная. Но хорошо, что у Келли есть выходные, которые она может проводить с детишками. Плюс она может ходить на вечерние занятия.

Сэм знал, что это не его дело, но все же спросил:

— А как же ее бывший муж?

— Я никогда ничего о нем не слышала, — сказала Арлин, пожав плечами. — Но он, должно быть, негодяй. Оставить Келли накануне рождения Хлое! Он так и не увидел своего ангелочка.

Сэму очень не хотелось думать о Келли. И уж последнее чувство, которое он собирался испытывать к ней, — жалость. Однако именно жалость он и ощутил. Келли была настоящим борцом за жизнь. Такие женщины никогда ему не нравились. С тех пор как он расстался с Лэй, Сэм предпочитал женщин, которые были.., беспомощными. Как его нынешняя подружка Селин Мазерли.

Они начали встречаться вскоре после того, как он появился в Чикаго, но Сэм никогда не воспринимал их отношения всерьез.

И все же ему нравилось общество Селин, она была очаровательной. Эта красотка всегда выглядела сногсшибательно, особенно в вечерних платьях. Она была из тех женщин, которые терпеливо сносят дикое рабочее расписание своих кавалеров.

Даже когда она сопровождала его на деловых встречах, ему не надо было волноваться насчет того, что она скажет что-нибудь глупое. Его спутница могла поддержать беседу на любую тему.

Конечно, узнав о шоу, Селин не обрадовалась.

Особенно когда узнала, что он будет жить в доме другой женщины. Но ему удалось в последнее их свидание убедить ее, что это все временно и абсолютно необходимо.

Он посмотрел на часы. Время ланча. Проведя свой первый рабочий день в новом качестве, Сэм остро почувствовал потребность в обществе красивой женщины. По какой-то причине перед ним возник образ Келли Уолтере.

Он тут же остановил себя и набрал номер телефона Селин.

— Во что ты одета? — спросил он, когда она ответила.

— Привет, Сэм, — ее голос прозвучал как сексуальный шепот, ничего общего с ровным тоном Келли. — Ты разбудил меня только для того, чтобы выяснить, во что я одета?

— Разбудил тебя? — он сверился с часами. — Но уже обеденное время.

— Вот я и провожу его в постели.

— Это предложение?

— Возможно.

— Но ты так и не сказала, во что одета.

— Почему бы тебе не зайти ко мне и не проверить? Я бы приготовила поздний ланч.

— Это самое чудесное предложение за сегодняшний день. Но ничего не выйдет. Теперь я ведь получаю почасовую оплату. Мы проведем ночь в городе, когда это все закончится, — пообещал он. — Ужин, театр, вечер.

— Буду с нетерпением ждать, — ответила она.

— Я тоже.

Селин всегда была покорной и ждала встречи столько, сколько было нужно. И так уже целых шесть лет. Странно, раньше он этого не замечал, а на сей раз это ему почему-то не понравилось.

Келли до обеда побывала на трех встречах и двух конференциях. Ей показалось, что Сэм специально сделал такое расписание на этот понедельник. Однако она спокойно со всем справилась. По крайней мере ей так казалось.

Она звонила домой дважды, проверить, как там ее девочки. В последний раз телефонную трубку взяла Кэти.

— Мама, ты когда придешь?

— Ты знаешь ответ на этот вопрос, Кэти-девочка. Я буду дома в полночь. Вы в это время уже давно будете спать.

— Ага, а он будет здесь.

— Да, Сэм будет дома и приготовит ужин. А я хочу, чтобы вы хорошо себя вели.

— Он мне не нравится. А тебе, тебе он нравится, мам?

Келли и сама не знала ответ на этот вопрос. Ей так хотелось согласиться с дочерью, но в таком случае какой пример она бы ей подала?

— Веди себя с ним вежливо, Кэти. И помогай, пожалуйста, ухаживать за Хлое. Он ничего не знает о младенцах.

— Просто приди домой пораньше, хорошо? С нами все будет в порядке.

— Ладно, — пробормотала она автоматически, сердце ее обливалось кровью. — Я знаю, что с вами все будет хорошо.

— Но ведь месяц — это так долго! — простонала Кэти.

— Я знаю, дорогая. Однако, уверяю тебя, игра стоит свеч.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Больше всего на свете Сэму сейчас хотелось дома открыть баночку холодного пива и насвистывать какой-нибудь легкомысленный мотивчик! Вместо этого ему нужно идти в душную квартиру, а потом готовить ужин. И хуже всего то, что делать это надо будет перед камерой.

Надо будет сделать что-нибудь легкое, чтобы не нагреть кухню еще больше. Например, арахисовое масло и желе, решил он и лишь потом вспомнил, что у Кэти аллергия на арахис. Он посмотрел на ростер. Ага, можно разогреть в нем сыр. Кажется, с этим он точно справится. Кэти, конечно, будет критично взирать на каждое его движение. Так и получилось.

— А мама всегда обрезала корочку. Мы не любим корочку, — сообщила она.

Он выполнил ее пожелание.

— Когда мама выкладывает сыр на тарелку, она никогда не режет на половинки. Она режет на четыре равных треугольничка.

Сэм стиснул зубы, а потом сделал, как она сказала.

Однако поведение Кэти было еще цветочки.

Казалось, Хлое вознамерилась довести его до белого каления. Она капризничала на протяжении всего ужина и канючила:

— Хочу маму.

Она повторила это несколько раз, а потом бросила свой сэндвич на пол.

Сэм не успел убрать, как пришла няня, и его выпроводили за дверь, словно он провалился на экзамене в университете.

Сэм не особенно желал посещать вечерние курсы, но тем не менее ему придется туда ходить, внимательно слушать лекции, делать конспекты и сдавать текущие зачеты, которые назначил преподаватель на этот месяц. Это будет еще то удовольствие. Он был вице-президентом и исполнительным директором целой сети магазинов. Он знал, как надо вести бизнес, и даже не удосужился взять тетрадь и ручку на первую часовую лекцию.

Сидя в аудитории, он пытался смотреть в одну точку и не закрывать глаза, которые закрывались сами собой. Джо, который расположился рядом с ним, тоже позевывал.

И только по дороге домой, сидя без сил в маршрутке, он понял, что забыл зайти в магазин. Что же, это подождет до завтра.

У Келли было очень много дел, но она постоянно смотрела на часы, словно торопя время. Она хотела поскорее оказаться в своей маленькой квартирке со спящими детишками. Ей поминутно приходилось останавливать себя, чтобы не позвонить им снова.

Полночь. Келли мягко повернула ключ в замке, горя нетерпением увидеть детишек и надеясь незаметно проскочить в дверь и не разбудить Сэма.

Интересно, в чем он спит?

Эта мысль остановила ее на мгновение. Она надеялась, что он спал не только в шортах, которые так любил ее бывший муж. Ее пылкое воображение занесло ее далеко, и перед ней замелькали соблазнительные и далеко не безопасные образы. Она чуть не задохнулась от чувств, накативших на нее. Ей показалось, что он спит на кушетке полуобнаженный, едва прикрытый простыней.

Еще немного помедлив, она судорожно сглотнула и толкнула дверь. Я не буду смотреть, говорила она себе, даже отвела взгляд в другую сторону, хотя тут же голова сама повернулась к кушетке, как магнитная стрелка.

На кушетке и в самом деле сидел мужчина. Heсмотря на жуткую жару, он был одет в полосатую пижаму с длинными рукавами. Он лежал на спине, одна рука откинута за голову, ноги свесились с кушетки. Господи, потрясающе соблазнительная картина. И как это неудобно, подумалось женщине. Это ужасно неудобно, и ничего соблазнительного в этом нет.

Келли закрыла дверь, щелкнула задвижкой и повесила цепочку на место. Она старалась делать все бесшумно, но, когда повернулась, увидела, что он сидит на кровати.

— Извини, я не хотела тебя будить, — сказала она.

Он провел рукой по волосам, отчего они встали ежиком.

— А я и не спал.

— Ага, — она неуклюже топталась у двери, затягивая ненужную паузу. — И.., как прошел твой день?

— Отлично. А твой?

— Нормально. С девочками были какие-нибудь проблемы?

— Никаких, — сказал он нарочито бодро. Встречи прошли хорошо?

— Замечательно.

Они смотрели друг на друга, как пара боксеров на ринге.

— Что ж.., поздно уже. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Сэм наблюдал, как она шагает по коридору.

Несколькими минутами позже он услышал, что из душа донесся звук бегущей воды. Сначала включили кран в раковине, потом — в душе. Вот уже тихонько хлопнула дверь ее спальни, и живые образы наполнили его воображение, не давая покоя.

Сэм скинул рубашку, которую надел специально для того, чтобы она не видела его обнаженным, но остался в штанах.

Бросившись на жаркие простыни, он беспокойно заметался. Мысли о Келли лишили его сна.

Теперь была его очередь думать о ночной одежде Келли.

Несколько часов спустя он получил ответ на мучивший его вопрос: как раз заплакала Хлое. Сэму показались эти крики ночной сиреной. Он чуть не свалился с кровати. Вспомнить, где он находится, ему удалось не сразу. Спотыкаясь на каждом шагу, он направился в сторону спальни, и в это же самое время из своей комнаты вышла Келли.

На ней были серые хлопковые шорты и розовый полупрозрачный топ. Ощущение у него было такое, что она одета в самое лучшее нижнее белье, купленное в магазине «Секрет Виктории». Ее волосы были чуть взъерошены со сна, лицо — без макияжа. Она выглядела при этом как самая сексуальная модель.

— Ребенок плачет, — пробормотал Сэм. Оба застыли без движения. Неожиданно он заметил, как она уперлась взглядом в его обнаженную грудь. Ну, здесь так жарко, ты не находишь? В рубашке было невыносимо. Ведь ты не возражаешь?

Келли молча покачала головой. Тут снова раздался плач Хлое.

— Я пойду к ней, — сказал Сэм. — На данный момент это моя работа. Помнишь, ведь тебя здесь как бы нет.

Она кивнула и вернулась в спальню.

Сэм взял вопящую малышку из кроватки. Кэти, как он заметил, спала крепко. Крики ее сестренки ни капельки не побеспокоили ее. Видно, она к ним уже давно привыкла.

— Эй, все не так плохо, — попытался он утешить малышку. До сих пор он не имел дела с такими маленькими детьми и поэтому не знал, как с ними обращаться.

— Обычно я укачиваю ее в течение нескольких минут, пока она не успокоится.

Он повернулся и увидел в дверях Келли.

— Мама, — прорыдала Хлое, протягивая в ее сторону пухленькие ручки.

— Я укачаю ее, — предложила Келли, приняв ребенка из его рук.

Сэм стоял, чувствуя себя беспомощным, наблюдая за тем, как Хлое постепенно успокаивается.

Но он был человеком принципа. Он хотел выиграть и выиграет. Он сделает это так или иначе.

— Нет. Укачаю ее я. Где тут кресло?

Келли указала головой в сторону открытой двери:

— Оно в моей спальне.

Небольшая комнатка была обставлена довольно скромно, и это хорошо, учитывая ее размеры.

Двуспальная кровать придвинута к дальней стене, а гардероб с обычными женскими штучками занимал оставшуюся часть пространства. На зеркале, висевшем на стене рядом с ним, несколько фотографий с изображением Хлое, Кэти и пожилой четы — надо полагать, родителей Келли. Кресло-качалка стояло рядом с кроватью, отделенное от нее только маленьким столиком. Лампа на столе была включена не на полную мощь, создавая интимную обстановку.

Настало время заняться делом. Сэм протянул руки, чтобы взять Хлое.

— Иди сюда, малышка, мы с тобой покачаемся, сказал он довольно резко.

Келли только рассмеялась, увидев, как малышка прижалась к ней.

— Она всего лишь ребенок, Сэм, а не исполнительный сотрудник. У тебя в жизни не так много было опыта общения с детьми, верно?

Образ двух синеглазых мальчишек пришел ему на память. А за ним — чувство вины. Но ведь ему не за что было себя винить. Не за что.

Его тон все еще был резким:

— Да уж, не очень.

— Что же, дети реагируют только на ласку, — она многозначительно выгнула бровь. — И особенно это важно в юном возрасте. Ты знаешь какие-нибудь песни?

Сэм задумчиво почесал подбородок. Ему, конечно, нравились рок у «Битлз», но это совершенно не то, о чем она говорит.

— В смысле — колыбельные песни?

Она кивнула.

— Нет.

— В принципе не имеет значения, что ты будешь петь, главное — чтобы медленно и тихо.

Сэм сел в кресло, она устроила Хлое у него на коленях. Лицо маленькой девочки сморщилось, и в следующую минуту Сэм услышал очередной вопль, но Келли тут же успокоила малышку, вынув из ящичка стола пустышку.

— Ты должна была сказать мне об этом раньше, произнес Сэм иронично.

— Я пыталась отучить ее от соски, но когда особенно нужно… — она слабо улыбнулась, указав в сторону будильника. Было около четырех часов утра.

— Нет смысла обоим бодрствовать. Почему бы тебе не пойти спать на диван, пока еще ночь не совсем закончилась? — предложил Сэм. — Думаю, я бы мог укачать ее, раз уж у меня есть секретное оружие.

Келли поднялась, но тут Хлое снова начала всхлипывать и попыталась спрыгнуть с колен Сэма.

— Все хорошо, дорогая. Мамочка здесь. — И Келли сдержанно улыбнулась Сэму, снова сев на кровать.

— В таком случае хотя бы расположись поудобней, — сказал он, когда она замерла без движения.

Келли потянулась за одеялом. Длинные стройные ноги согнулись в коленях, руки она положила под подушку. Наслаждаясь этой картиной, он спросил себя о том, что является его приоритетами в данную минуту.

Обе представительницы женского пола смотрели на него в ожидании. И хотя Сэм был на грани закипания, он начал мычать мотив песни «Битлов» «Yesterday».

Кончики губ Келли приподнялись в явном одобрении. То ли она поразилась его музыкальному таланту, то ли его великому чувству юмора. Тогда он начал петь о том времени, когда все проблемы были далеко-далеко, мыча фразы, когда не помнил правильных слов. Он тихонько раскачивался в кресле, которое издавало легкое поскрипывание, и звуки дорожного движения из открытого окна только дополняли концертную программу. В такт музыке он похлопывал Хлое по спине.

Сэм довольно привлекательный мужчина, подумалось Келли, и не важно, одет он в костюм или в старые джинсы. Когда она увидела его полуобнаженным, сидящим в кресле и укачивающим Хлое, она едва не растаяла от умиления. Ее сердце замерло. Он, конечно, хотел выиграть, напомнила она себе, вызывая в памяти его поцелуй. Как бы ей хотелось продолжения. Нет, нет и нет. Это всего лишь его стратегия игры. И все же, недоумевала она, возможно ли, что он — такой холодный, такой расчетливый — мог запросто держать на руках ребенка, укачивая его?

Она прикрыла глаза и назвала себя дурой. Разве Кайл уже не ответил ей на этот же вопрос? Разве он не научил ее, что некоторые люди могут говорить слова любви, а потом просто исчезать? И все же на нее словно напал какой столбняк. Кайл никогда не держал Кэти на руках так, как держал Хлое Сэм. Он никогда не пел малышке песен.

Келли проснулась как раз перед тем, как зазвонил будильник. Она перекатилась на другой бок и посмотрела на часы, только тут заметив Сэма, который до сих пор сидел в кресле-качалке, прижимая к себе Хлое. Улыбка слегка тронула ее губы.

Она так часто засыпала именно в этом кресле, что прекрасно знала, каким разбитым он будет себя чувствовать, когда наконец проснется.

Словно почувствовав, что на него смотрят, Сэм открыл глаза. Даже в сумеречном предрассветном освещении его взгляд горел, когда они посмотрели друг на друга.

— Доброе утро, — прошептала Келли. — Теперь ты можешь отнести ее назад в колыбельку. Она, возможно, проспит еще пару часов. Если тебе повезет, она не проснется до прихода няни.

Тут она нахмурилась.

— Тебя волнует то, что ты проводишь с ними недостаточно времени? Да? — догадался Сэм.

— Это волнует большинство работающих матерей. Конечно, я уверяю себя, когда остаюсь наедине сама с собой, что игра стоит свеч и что я могу потерпеть. Ведь я делаю это для них, в конце концов. Когда-нибудь все изменится, — лицо Келли исказила ироничная усмешка. — Я только надеюсь, что это произойдет задолго до того, как они закончат вуз.

Тут зазвонил будильник.

— Итак, крысиные бега начались, — попытался пошутить Сэм, удивляясь тому, как они сегодня оба забавно встретили утро. Он должен был бы чувствовать себя при этом очень неловко, проснувшись в ее спальне и держа чужого ребенка на руках.

Вместо этого почему-то он чувствовал себя вполне в своей тарелке.

— Итак, началось. Конечно, я попытаюсь еще чуть-чуть вздремнуть по дороге домой в твоем лимузине сегодня вечером. И поскольку я твой начальник и все такое, то не должна начинать работу раньше тебя.

— Иди в душ, даю тебе фору, — пробормотал он.

— Я упоминала о кофе, которое готовит для меня Лотти? А о круассанах и свежей дыне, которыми она меня встречает в офисе?

— А ты жестока, однако, — прошептал он, и ей показалось, что говорит он не только о круассанах и кофе.

Она посмотрела на него сверху вниз, ее взгляд не дрогнул, хотя сердце бухало, как огромный колокол.

— Итак, Сэм, ты считаешь меня жестокой?

Она склонилась над ним и поставила руки на подлокотники кресла. Ее лицо оказалось всего в каких-то дюймах от его, и она полностью осознавала, к каким прелестям открыт ему доступ. Какое же наслаждение было видеть, что он тяжело сглотнул.

Так ничего и не сказав, он просто наблюдал за ней своими невозможно синими глазами.

— Я не жестокая. Я всего лишь умная.

Быстро наклонившись вперед, она сделала вид, что собирается поцеловать его в губы, но затем только прикоснулась губами ко лбу доченьки, которая до сих пор была в его руках.

Келли выпрямилась, и из его груди вырвался явный вздох облегчения.

— Первое правило бизнеса. Помнишь, Сэм?

Никогда не теряй самоконтроля.

Она подмигнула ему через плечо, шагнув в душевую. И чтобы не выдать собственных чувств, начала напевать «Yesterday».

ГЛАВА ПЯТАЯ

Этот самый несостоявшийся поцелуй добрую половину дня преследовал Сэма. Не помог сосредоточиться на работе даже черный кофе из автомата.

— И как вы себя чувствуете в роли отца-одиночки? — спросила Арлин. Она сидела напротив у небольшого кофейного столика в комнате отдыха, ее ярко-красные губы сложились в понимающую улыбку.

— Да, ее жизнь, безусловно, трудна, но и моя не легче, — ответил Сэм.

Себе-то он готов был признаться, что жизнь Келли была куда более беспокойной и сложной, чем он поначалу представлял.

Чего стоили ее дети! Хлое всегда смотрела на него весьма подозрительно. А Кэти вообще испытывала его терпение по полной программе. Ее проницательный не по годам ум бесконечно удивлял и поражал Сэма. Она успевала давать ему советы всегда, касалось ли то приготовления сырных сэндвичей в гриле или того, как он чистил кастрюлю.

Сэм даже и не представлял, что семилетний ребенок может быть таким сообразительным.

Сэм был вице-президентом одного из самых известных сетевых универмагов в стране. У него была степень кандидата юридических наук, он закончил Гарвард с отличием. Он всегда полагал, что умеет достойно общаться с людьми, способен заводить друзей и выигрывать самые сложные пари без особых усилий. Однако встреча с семейкой Келли показала ему, как много в жизни он еще не видел и не пробовал делать. Ему, казалось, бросили вызов, и этот вызов был весьма достойным.

Конечно, дело не только в колючей женщине и в ее драгоценных отпрысках.

И все же в утренние часы, когда он качал Хлое и вдруг наконец почувствовал, что она положила головку на его плечо, доверилась ему и заснула, он ощутил что-то по-настоящему новое. Ему вспомнилась фотография двух улыбающихся мальчиков, которую он носил в бумажнике. Возможно, такое же чувство он бы испытал, не предай его Лэй с Донованом.

Кофе обжег небо, показавшись необычайно горьким.

— Пора возвращаться к работе, — сказал Сэм, внезапно вскочив со стула.

Арлин в изумлении посмотрела на него.

— Парень, попридержи коней. У нас есть еще десять минут для отдыха.

Он выбросил бумажный стаканчик в: мусорную корзину.

— Увидимся на рабочем месте.

Днем Келли и Сэм встретились с Райаном в конференц-зале «Дэнбери», где был устроен легкий обед. За день до того, поскольку это был первый день съемок, они озвучили отрывки эпизодов шоу, чтобы можно было запустить в эфир первую серию «Поменяйся местами». Сегодня они должны были начать официальные ежедневные встречи с представителями шоу для обсуждения стратегий поведения.

— Судя по всему, вы уже прекрасно вжились в роли друг друга и неплохо справляетесь с обязанностями. Ставки велики, конечно. Полмиллиона долларов на карте, — симпатичный телевизионщик повернулся к Келли, — неплохая оплата за месяц работы, верно?

Женщина только улыбнулась в ответ, и тогда он выключил видеокамеру.

Райан был ровесником Келли, но казался намного моложе ее. На нем была модная дорогущая одежда. Маленькое серебряное колечко блестело в мочке уха, а его улыбка напоминала улыбку озорного мальчишки. Однако, несмотря на все это, он воспринимал работу в шоу очень серьезно.

— Итак, начнем. Вы оба сидите словно какие-то статуи. Это ведь телевидение, не радио. Нам нужно видеть живые выражения ваших лиц. Говорите свободнее. Ну, вы понимаете, надо поддевать друг друга.

— Это довольно легко, — ответил Сэм.

— Вот именно, вот именно, — ухмыльнулся Райан. — И помните, это состязание, а не чаепитие.

Вы же играете для того, чтобы выиграть, а не просто участвовать. Пленников не брать, давить на больные места.

Такое впечатление, что он был комментатором в матче по боксу. Тем не менее Келли попыталась выполнить его инструкции. Оказалось, куда как легче критиковать кого-то за неверные действия, чем пытаться самой все сделать правильно.

Они уничтожали друг друга в пух и прах добрую половину часа. Когда встреча подошла к концу, они посмотрели друг на друга смущенно. Райан выглядел весьма удовлетворенным.

Келли вошла в дом Сэма. Ее оператор свернул. съемки и ушел отдыхать. Но она знала, что скрытые камеры будут следить за ней повсюду.

Дому Сэма не хватало тепла. То же самое можно было бы сказать и о хозяине дома.

И все же, если быть честной самой с собой, она должна признать, что в нем было больше человеческого, чем ей показалось вначале. Это-то ее и беспокоило. Келли пугало то влечение, которое она испытывала к Сэму. Скорее всего, это мимолетное чувство. Она вполне могла клюнуть на симпатичное лицо и превосходное тело. Кайл тоже был довольно привлекательным типом.

Женщина наконец-то сбросила туфли. Шел десятый час. Осталось меньше трех часов до того, как она сможет вернуться в свою квартиру к своим дочкам. Словно Золушка с бала, весело подумала она и устало рассмеялась.

Она пришла с встречи довольно поздно. Сразу оттуда отправилась на вечеринку, которую давал глава компании. Вечеринка была преимущественно мужской. Она пыталась не показывать, как ей хочется отсюда убежать. Но каждую минуту украдкой смотрела на часы, стрелки которых, кажется, застыли на одном месте.

Наличие оператора рядом с собой потребовало от нее большего воображения. Ей пришлось следовать совету Сильвии, которая заранее сочинила для нее легенду. Якобы некая телекомпания снимает документальный фильм о женщине, которая пытается заменить мужчину на его месте. Если бы только это было правдой, подумала Келли иронично.

Зазвонил телефон, да так, что она подскочила.

Уронив ключи от дома, она подняла трубку. Что ей сказать? Как представиться?

— Резиденция Максвела.

— Привет, можно я поговорю с Сэмюэлом?

Это был женский голос. Учитывая вежливую интонацию и прозвучавшее полное имя Сэма, Келли поняла, что звонившей была его мама.

— Простите, его здесь пока нет.

— А с кем я говорю?

Келли опять помедлила. Неужели Сэм ничего не сказал ни своим друзьям, ни родственникам про этот эксперимент?

— С мисс Уолтере, — ответила она довольно резко. — Хотите, оставьте для него информацию.

На той стороне провода облегченно вздохнули.

— Итак, наконец мой сын нанял прислугу. Знаете, я очень рада слышать живой голос. Гораздо приятнее, чем автоответчик. Это его мама, как вы уже догадались, возможно. Я просто хотела выяснить, приедет ли он домой, ведь в следующем месяце у его отца день рождения.

— Хорошо, я передам ему ваш вопрос, — ответила Келли, озадаченная и одновременно оскорбленная тем, что ее приняли за прислугу.

И все же, когда повесила трубку, она не могла избавиться от ощущения, что женщина на том конце провода чувствовала за собой какую-то вину. Словно бы она уже знала, каким будет ответ ее сына, и просила передать ему приглашение просто из вежливости, по привычке и еще.., в надежде на чудо.

Келли тут же одернула себя. Жизнь Сэмюэла Максвела и его проблемы — не ее забота. У нее и своих неприятностей хватает. К чему еще забивать себе голову проблемами человека, который достаточно четко дал ей понять, что он, хотя и находит ее привлекательной, не считает способной на более ответственную работу.

Келли поставила на кухонный столик бутылку мерло, решив воспользоваться любопытной по устройству и очень красивой открывалкой. Вести машину ей было не нужно. Лимузин доставит ее куда угодно.

Первый глоток оправдал ее ожидания. Дорогое вино и в самом деле было лучше, чем все то, что она пробовала до сих пор. Оно скользнуло по горлу и согрело ее своим ласковым вкусом. Блаженно закрыв глаза, Келли улыбнулась. У нее появилась блестящая идея.

Не часто приходилось матери-одиночке баловать себя. У нее не было такой привычки. На первом плане в ее жизни стояли нужды дочек. На саму себя времени не оставалось. Она совершенно забыла, когда последний раз принимала ванну. Чаще всего это был душ. Да и то одним ухом она всегда слушала или Хлое, или Кэти.

Поднявшись по лестнице наверх, Келли направилась в спальные покои Сэма. Спальню можно было бы назвать роскошной, если бы она не была такой простой. Там стояла только кровать, на которую было накинуто кремового цвета стеганое одеяло. Кровать аскета — ни спинки, ни подлокотников. Голые стены, без единой фотографии. На столике скромно стояла простенькая лампа, тут же располагался телефон. А напротив кровати в огромном шкафу стоял небольшой телевизор.

Если бы Сильвия не возражала, Келли могла бы спать здесь, в его кровати. Нет. Только не это.

Она должна спуститься в холл и найти другую спальню, которых было полно в этом доме. Однако, как она себя ни убеждала, не могла победить возникшего у нее чувства, которое рождало неподобающие образы, далекие от реальности. Наверное, во всем виноват стресс, два года строгого воздержания и бокал действительно хорошего вина. Пришлось его допить.

В ванной она нашла то, что искала: джакузи.

Ванная комната была вся из великолепного итальянского мрамора. И снова разум отказывался ей служить. Эта ванна была чересчур огромна для одного человека. Поставив бокал на краешек ванны, она повернула кран. Пожалуй, пить хватит.

Мысли не выдерживали никакой критики. Она слишком много себе позволила на сегодня.

Не успела Келли полностью раздеться, как зазвонил телефон. Простонав от негодования, она завернулась в полотенце и бросилась отвечать.

— Резиденция Максвела.

— Привет, Келли. Это Сэм.

Молодая женщина плотнее укуталась в полотенце, как будто ее кто-то мог увидеть.

— Мои девочки? С ними все в порядке?

— Отлично, отлично. Прости, что побеспокоил тебя. — Он откашлялся. — Я просто не могу найти Харвея. Обыскал всю квартиру вдоль и поперек, небезрезультатно.

Она едва сдержала готовый вырваться смешок.

Беспокойство сменилось удивлением, когда он продолжил:

— Кэти сказала, что он ее любимый.

Келли прошествовала обратно в ванную комнату, взяв с собой трубку, и села на край джакузи.

Попробовав воду ногой, она обнаружила, что вода на удивление теплая. Ее как будто приглашали погрузиться туда с головой. Усталые ноги заныли.

— Так у тебя есть мысль, куда мог подеваться Харвей? Она сказала, что не знает. — Он понизил голос:

— Я не думаю, что она сможет без него заснуть.

Келли в очередной раз отпила вина, решая, сказать ему или нет.

— Хочешь подмазаться к моей дочери?

Ей показалось, что он выругался в сторону.

— Ничего подобного. Просто пытаюсь быть добрым к девочке. Кажется, она вполне этого заслуживает.

— Ты ведь не очень много знаешь о детях, так?

— Совершенно не обязательно быть профессиональной няней, чтобы понять: семилетний ребенок предпочитает спать с любимой игрушкой, выпалил он, словно защищаясь.

— Это не критика, Сэм. Просто наблюдение.

Вода была слишком близко. Поскольку женщина не предполагала, что разговор так затянется, она сбросила полотенце и бесшумно скользнула в ванну. Или ей показалось, что бесшумно, потому что ее рука случайно нажала кнопку, и тут забулькали пузырьки, весело разлетаясь во все стороны.

— Что ты там делаешь? — спросил он.

— Ничего.

— А похоже на… Ты в моей ванне? — в голосе Сэма прозвучало искреннее изумление.

— Ага. И налила себе бокал мерло, — она покрутила бокал в руках, едва не расплескав содержимое. — Завидуешь?

— Ванна…

— Что ты сказал, Сэм?

— Ничего. Ну и как тебе?

— Вино или ванна?

Сэм посмотрел на пиалу ледяного чая, стоявшую на кофейном столике. Капельки воды уже стекали вниз по чашке, хотя Сэм только что налил чай. В этой душной квартире он сгорал от жары и жажды, и мысль о прохладной ванне не давала ему покоя.

— И то и другое.

— Конечно, я не ценитель вин, но, по-моему, это мерло великолепно. И твоя ванна.., что я могу сказать? Это неземное наслаждение. Вполне могу проваляться тут весь следующий час.

— А я никогда не пользовался своей ванной.

— Нет?

— Нет. Она слишком большая. На двоих.

— Это я и сама заметила.

Сэм мысленно простонал. Еще на прошлой неделе, если бы привлекательная женщина сделала подобное замечание, он бы бросился со скоростью света к ней домой. На прошлой неделе, когда ему не надо было отвечать за двоих маленьких девочек и когда не снимали каждый его шаг и каждое решение на камеру. И Келли была не просто привлекательной женщиной. Она была врагом.

И все же, с некоторым сожалением, он вынужден был сменить тему.

— Итак, если вернуться к Харвею, есть у тебя предположения, где я его мог бы найти?

— Ты любишь Джимми Стюарта?

— Послушай, можем мы все же вернуться к насущной теме? Пожалуйста.

— Конечно. Ведь «Харвей» — это всего лишь одна из картин Стюарта. Это же классика.

Наконец вспыхнул свет в конце тоннеля, и Сэм мысленно пнул себя.

— Тот самый невидимый кролик, которого мог видеть только герой фильма…

— Ага, ты все понял наконец-то. Мы брали кассету на прошлой неделе в прокате. Кэти уже дважды смотрела этот фильм.

— Она поклонница Стюарта?

— Просто этот фильм шел по единственному доступному нам кабельному каналу каждое воскресное утро, до тех пор пока антенна не сломалась.

— Ей семь лет, и она любит Джимми Стюарта, глубокомысленно произнес он.

В семь лет ребенок должен быть увлечен Скуби Ду или чем-то подобным. Но он не сказал этого Келли. Из ее тона он понял, что она чувствует вину за то, что ее дочь слишком взрослая для своего возраста.

— Она просто пытается увильнуть от сна, надеюсь, ты это понимаешь, — сказала Келли.

— Но она плакала по-настоящему, — возразил Сэм.

Он сам видел слезы, стекающие со щек Кэти, и ощутил самую настоящую панику.

— Каждый ребенок знает, как вызвать слезы, Сэм. Они прекрасные манипуляторы. А теперь, если это все, я правда хочу вернуться в свою ванну, пока вода в ней не превратилась в лед.

Он снова услышал какой-то шум, а потом до него донеслись короткие гудки. Сэм справедливо решил, что не одна Кэти манипулирует его чувствами.

Келли появилась в квартире ровно в полночь, медленно открыв дверь. Сэм сидел на кровати, одетый в шорты и футболку, и читал статью, которую она принесла из библиотеки в тот же самый день, когда и фильм про Харвея.

— Этот журнал надо вернуть в библиотеку в следующий четверг. Так же как и фильм, и несколько детских книг. Кэти покажет, какие именно.

Он отложил журнал в сторону.

— Что же, не хотелось бы задолжать библиотеке денежки. — И он скроил недовольную гримасу, словно бы прекрасно понимая, как нелегко приходилось женщине всегда в срок управляться с делами, чтобы не платить штраф.

— Девочки хорошо заснули?

— Да. Хлое заснула почти мгновенно.

— А как насчет Кэти?

— Я разрешил ей посмотреть Харвея.

Келли кивнула.

— Через пару недель начинаются уроки в школе. Тебе придется постоянно проверять, чтобы она была в кровати к восьми тридцати. Она всегда тяжело встает, если не выспится как следует.

— Ну, детишки заслужили летние каникулы, он пожал плечами. — Я всегда ложился позднее.

— Да, это так похоже на тебя. Кстати, тебе звонила мама.

Сэм замер, словно в квартире внезапно стало холодно.

— Она оставила сообщение?

— Она интересовалась, приедешь ли ты домой на папин день рождения в следующем месяце.

Ответом ей было гробовое молчание. Тогда Келли прибавила:

— Она подумала, что я прислуга. Обрадовалась, что ты наконец нанял кого-то следить за домом и ей есть с кем поговорить.

— Мне очень жаль.

— Ничего страшного. Я подумала, что у нее есть для этого причина. Мне самой никогда не нравились автоответчики. Твоя семья знает о шоу?

Он покачал головой.

— Не думаю, что есть смысл говорить им об этом. Я вообще мало с ними общаюсь.

— Да и навещаешь их не так часто, верно?

Он уставился на нее.

— А вот это совершенно не твое дело.

— Ой, извини. Ты прав.

Келли потянулась к своему кожаному саквояжу и вынула оттуда бутылку вина.

— Я подумала, что ты захочешь бокальчик. Считай, это шаг к примирению.

Сэм оглядел бутылку мерло, потом посмотрел на Келли. Неожиданно она ощутила себя под его взглядом как под палящим солнцем.

Наконец он сказал:

— Принесу бокалы.

Пока Сэм разливал вино по бокалам, Келли переоделась в шорты и легкий топик, радуясь, что ей наконец удалось избавиться от колготок, которые надоели ей за день, как и вся остальная одежда.

Ее рабочие костюмы размещались в гостевой комнате в шкафу, поэтому ей не нужно было каждый раз возвращаться назад, в дом Сэма, по утрам, чтобы переодеться для работы. Путь до дома Сэма на окраине и обратно в Чикаго занимал лишний час с половиной. А день был и так достаточно долгим.

Правда, Келли всегда могла использовать лимузин Сэма, но старалась делать это как можно реже.

— Наверное, мне не надо это спрашивать, но все же: во сколько тебе обходится такая бутылочка?

— Да, тебе не надо это спрашивать, — сказал Сэм.

Однако в его глазах замелькали лукавые огоньки. Скажем так: купи ты это вино, и твои детишки останутся голодными на целую неделю.

Келли вздохнула.

— У меня было подобное подозрение. Что же, тогда это шоу — очень полезная штука. Я бы никогда не узнала столько интересных вещей из жизни богатых людей.

Она села на диван и подняла бокал вина для приветствия. Сэм, который устроился напротив, наклонился чуть вперед. Их бокалы мелодично звякнули.

— Очень любезно с твоей стороны принести сюда вино. Когда я сегодня ходил по магазинам, то не мог взглянуть в сторону даже самой дешевой бутылочки.

— Я рада, что моя идея тебе понравилась. Завтра куплю еще одну, — улыбнулась она хитро, а потом добавила:, — В конце концов, я знаю: для тебя это не так уж дорого.

— И как тебе нравится моя жизнь?

Келли раздражали бесконечные встречи и конференции, горы бумаг казались монотонной работой, а принятие решений — совершенно невыносимым занятием. Этот образ жизни был не для нее.

Конечно же, взамен у нее появились эти замечательные по внешнему виду, но ужасные в носке туфли на высоких каблуках. В них ноги выглядели восхитительно, но болели ужасно. Как можно беспечней пожав плечами, она сказала:

— Я ведь еще не звонила тебе и не спрашивала совета. Верно?

— Верно. А я звонил тебе по поводу Харвея.

— Вот именно.

— Я бы вполне мог справиться с этим и сам, проворчал Сэм недовольно. — Я просто пытался быть хорошим парнем. Кэти не любит меня.

— Итак, это просто была попытка завоевать расположение Кэти, — резюмировала она.

— Я не мог ее огорчить.

— Все равно ты обратился ко мне за помощью.

Так что завтра с тебя снимут баллы.

— Посмотрим, что утром скажет Райан.

Рядом жужжал вентилятор.

— И как ты можешь спать под такой шум? пробормотал Сэм.

— Обычно я так устаю, что даже его не слышу.

Не волнуйся, ты скоро к нему привыкнешь.

Сэм кивнул.

— Знаешь, я хочу, чтобы у меня тоже был свой кабинет. Именно поэтому я и затеяла всю эту игру. Я поняла, что по-настоящему важно в жизни.

— Твои дочери.

— Вот именно. Я думаю только о них, когда принимаю любое решение. Именно ради них я хожу на вечерние занятия, чтобы получить степень магистра.

— Понятно. Только я одного не понимаю: почему ты устроилась работать на склад? У тебя есть степень бакалавра. Это прекрасно для начала.

— Совершенно верно. Но я хочу работать именно в «Дэнбери». А в то самое время, когда я подавала свое резюме, не нашлось подходящего места.

Я могла работать либо на складе, либо на этаже продавцом.

— Тебе бы это очень пошло — быть продавцом.

Ты бы смогла убедить любую женщину в том, что ей нужна именно эта вещь.

Она проигнорировала его замечание.

— Я решила работать на складе, где оплата гораздо больше, чем зарплата продавца. Я не могла бы выжить на комиссионных, Сэм. К тому же я совершенно не выношу все эти приемы, которые используют продавцы, чтобы произвести впечатление на покупателей.

— А ты очень практичная женщина.

Почему-то это не прозвучало как комплимент.

— Пусть я никогда не буду работать в качестве вице-президента, но по крайней мере на меня могут положиться мои девочки, — и она устало вздохнула. — Я буду работать на складе до тех пор, пока не смогу найти что-нибудь получше.

— Некоторые назвали бы это конформизмом.

Сэм отпустил эту колкость, надеясь еще раз увидеть здоровый блеск вызова в ее темных глазах. Ему очень нравилось видеть именно такую Келли, нежели поверженную и уставшую. Он очень хотел выиграть, но не желал сражаться с человеком, который уже сдался.

— Конформизм? О нет. Выживание, — сказала она, глядя прямо в бокал с вином, словно бы не могла больше смотреть на Сэма. Потом она окинула взором такую знакомую комнату. — У меня есть достаточно, чтобы благодарить за это Бога, другие и этого не имеют подчас. Но я хочу гораздо большего для моих девочек.

Сэм был уверен, что она хотела большего и для себя, но в первую очередь Келли думала только о детях.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

По окончании первой недели Келли и Сэм вели жаркий счет набранным очкам. Оба старались как можно лучше проявить себя на новом месте.

Медленно-медленно стрелки часов переползли на вечер пятницы. Келли считала минуты до наступления полночи, всей душой желая бежать домой, видеть своих детей. И… Сэма.., но только ей придется скрывать это, иначе какой из нее соперник?

Глупая улыбка исчезла с ее лица, когда она открыла дверь собственной квартиры. Сэм сидел на своем обычном месте, на диване, но на этот раз не один. Одной рукой он обнимал женщину — очень симпатичную блондинку, которая практически сидела у него на коленях. Келли застыла в недоумении.

— О, как стыдно, Сэм, — проворковала незнакомка, притягивая его к себе еще ближе, как только Сэм чуть-чуть отстранился. — Нас поймали на диване, как двух подростков.

Блондинка совершенно не выглядела смущенной. Напротив, она демонстративно стерла помаду со щеки Сэма. Конечно, красный след помады исчез, но Келли прекрасно поняла очевидный намек женщины. Это было все равно, что написать на его лбу: МОЕ.

— Я не знала, что у тебя гости, — вымолвила наконец Келли, обращаясь к Сэму.

Он повернулся к блондинке.

— Это Селин Мазерли. Она приехала после того, как девочки легли спать.

— А вы, должно быть, Келли Уолтере. Сэм рассказал мне о ситуации, которая.., сложилась между вами. Надеюсь, вы не возражаете против моего визита в столь неурочное время. Просто мы с Сэмом не виделись всю неделю и очень соскучились.

Селин медленно массировала руку Сэма в своей. Странно, Келли чувствовала себя так, словно ее предали. Хотя… Ведь он не лгал ей. Он просто никогда не упоминал, что у него кто-то есть.

— Уже поздно, — быстро-быстро проговорила Келли. — Было приятно познакомиться, Селин. Спокойной ночи, Сэм.

Но даже за закрытой дверью своей спальни Келли слышала грудной смех женщины.

— Что же, теперь, когда я ее увидела, мне гораздо легче, — говорила Селин.

Келли посмотрела на свое отражение в зеркале, висевшем на стене. Последние несколько дней она чувствовала себя очень молодой и красивой.

Вот только сегодня была уставшей. И на фоне отдохнувшей Селин выглядела не самым лучшим образом.

Было уже около трех, когда Селин наконец-то ушла. Келли поняла это, потому что не спала, а прислушивалась к каждому шороху, доносившемуся из-за стены.

— Сегодня Масленица, сегодня Масленица! кричала Кэти, танцуя на матрасе вокруг Келли.

Келли открыла один глаз, посмотрела на часы было семь двадцать — и простонала. Она надеялась поспать еще часок, учитывая, что ей не надо было рано вставать. Вообще-то в эти выходные, как она решила, не будет никакой беготни.

— Ну же, Кэти. Дай маме поспать.

Глубокий мужской голос донесся до нее. В дверях стоял Сэм собственной персоной, и выглядел он не менее уставшим, чем чувствовала себя Келли. Конечно. А каким же ему еще быть, горько подумала она. Она же прекрасно знала, сколько именно часов ему удалось поспать.

— Но сегодня Масленица! — возразила Кэти. Мы всегда пекли блины в субботу утром. Мама делает их на блинной муке.

— Я буду через минуту, — пробормотала Келли.

— Не вставай. Разве я не твой заместитель? Ты просто приезжаешь сюда на выходные отдохнуть таковы условия.

— Нет. Их должна печь мама, — заныла Кэти. Потому что она знает хороший рецепт.

— Ну, думаю, я тоже смогу разобраться, малышка. Почему бы тебе не помочь мне?

Кэти отправилась на кухню, по пути жалуясь на свою судьбу. На какое-то мгновение Келли подумалось: как было бы хорошо быть настоящей семьей, чтобы у девочек был настоящий отец, а у нее — муж и.., любовник.

Эта мысль ее разозлила. Как она могла быть такой дурой? Неужели ее ничему не научил Кайл?

Неужели ей ничего не доказала вчерашняя ночь?

Ей не нужен мужчина. Она не желала слышать обещания, которые потом не выполняются, или слова любви, которые ничего не стоят. И ее девочки, конечно, не должны переживать жестокие потрясения.

— Итак, вы хотите блинов? — спросил Сэм.

— Что я хочу, — сказала она уверенным тоном, так это поспать. Прошлой ночью мне это не вполне удалось. Из-за вас с Селин.

— Прошу прощения. Мы старались не шуметь.

— Мне совершенно не нравится, что ты развлекаешься с женщинами в моей квартире, в то время как девочки дома. Что, если они проснутся и зайдут в гостиную?

— Они увидят двух взрослых, сидящих на диване и разговаривающих друг с другом.

— Разговаривающих, значит, — и она метнула в него яростный взгляд. — Я не вчера родилась, знаешь ли.

— А ведешь себя так, словно вчера.

Келли пролежала в кровати почти весь следующий час, слушая, как Кэти давала Сэму советы по поводу приготовления блинов. Сэм, судя по всему, старательно следовал ее указаниям. Для мужчины, который не привык общаться с детьми, он вел себя чрезвычайно деликатно и естественно.

Хлое наконец тоже проснулась. Келли слышала, как ее малышка лопочет и смеется, во что-то играет, возможно, колотит в пустую тарелку, создавая при этом изрядный шум.

Келли решила, что она тоже уже может вставать. Валяться в кровати после восьми часов утра было уже совершенно невозможно. Это было мучительно и ни капельки не похоже на отдых. Она прислушивалась к каждому слову, которое произносилось на кухне.

Только она вышла из душа, как услышала жуткий звон, за ним последовал плач. Завернувшись в полотенце, она выскочила из ванной как пуля, оставляя на полу мокрые следы.

— Что произошло?

Сэм держал на руках Хлое.

— Малышка выскользнула из своего стульчика и умудрилась сбросить со стола мою чашку с кофе. — И он прижал девочку к себе. — К счастью для нее, содержимое чашки было холодным. Она просто испугалась, и все.

— К счастью для тебя, — поправила Келли. — Ты должен следить за ней каждую минуту, Сэм. Даже отвернуться нельзя. Что, если бы чашка разбилась, а там был бы кипяток?

— Как будто она никогда ничего не разбивала под твоим наблюдением.

— Мы говорим сейчас не обо мне.

— Но ты сама сегодня утром отмахивалась от ребенка, словно… — и он взглянул на детишек, которые смотрели на него с невообразимым вниманием.

— Недосып делает меня почти безумной.

— А мне кажется, дело не в этом.

Итак, он желал объяснения здесь и сейчас? Что же, отлично. Просто великолепно, решила Келли.

— Кэти, возьми сестричку и идите-ка в спальню одеваться. Ладно? Нам с Сэмом надо кое-что обсудить.

— Звучит так, словно ты выставляешь нас, — недовольно сказала Кэти, но все равно взяла Хлое за руку, и они вместе вышли из кухни.

Келли посмотрела на видеокамеру, вмонтированную наверху в углу кухни, а потом — на часы.

Джо и его команда операторов прибудут сюда к девяти, так что у них есть как раз пятнадцать минут на беседу. Что же, этого вполне достаточно, чтобы вправить Сэму мозги, решила разгневанная женщина. Однако она вовсе не собиралась этого делать под наблюдением всей страны.

— Сюда, — и она показала рукой в сторону выхода.

В квартире было только два места, где можно было избежать объектива камеры, — это ванная комната и ее спальня. Отказавшись от последнего варианта, Келли толкнула дверь маленькой комнатки и плотно закрыла ее, когда они туда вошли. Если она надеялась избежать интимной обстановки спальни, ее план с ванной не удался. Слишком поздно она осознала, что стоит перед почти незнакомым мужчиной, обернутая в одно полотенце, а пижама и нижнее белье валяются под ногами на полу.

Глаза Сэма загорелись, и она отвела взгляд. Тяжело сглотнув, он пробормотал:

— Давай просто забудем этот эпизод.

— Нет, — упрямо ответила она. — Думаю, что имею право требовать от тебя соблюдения самых простых правил.

— Отлично. Давай выговаривай, — равнодушно протянул Сэм. Хотя внутри у него все горело и стонало. Господи, так он долго не выдержит!

— Я прошу не так уж много: всего лишь воздержаться в моей квартире от некоторых развлечений, таких, как секс.

Келли сказала это так едко, так иронично, что он почти забыл, в чем она стояла перед ним.

— А разве ты никогда не развлекалась подобным образом в своей обычной жизни?

С этими словами он шагнул к ней ближе.

— Это не имеет отношения к данному вопросу.

— А мне кажется, тут разницы нет. Ведь мы поменялись местами, помнишь? Я делаю то, что делаешь ты. Разве ты никогда не приглашаешь в дом мужчин?

— С ума сошел?

Господи, как привлекательно она выглядит, когда защищается. Он шагнул к ней еще ближе. Не понимая, зачем и почему он это делает, Сэм подтянул ее к себе за полотенце. Их разделяла только тоненькая ткань.., и его богатое воображение.

— Ну, ты знаешь, что я имею в виду, — сказал он, слегка проведя губами по ее щеке. И прошептал на ухо:

— Интимные отношения.

Он немного отстранился назад и увидел, как расширились ее глаза. На мгновение их дыхания смешались, а потом его губы поймали ее в сладкий плен. Сэм почувствовал, как руки Келли сами обвились вокруг его шеи, пальчики зарылись в волосы, вцепившись в них так, словно она не желала отпускать его больше никогда.

Неожиданно Сэм почувствовал, как что-то мягкое упало на его ноги. Это было полотенце, в которое она была завернута.

Теперь из скромности Келли точно не оттолкнет его, решил он. Надо воспользоваться своим временным преимуществом. Он опустил руки, скользя по ее спине вниз, ощущая каждый нежный изгиб фигуры.

— Что ты делаешь? — дрожащими губами спросила Келли.

Сэм ничего не ответил. Он и сам не до конца понимал, что делает. Но в одном был уверен: он не хочет, чтобы это мгновение заканчивалось. Тут было о чем мечтать и к чему стремиться. Келли Уолтере продолжала его удивлять.

Приказав себе выкинуть это из головы, он снова поцеловал женщину. Пусть страсть сделает свое дело. Поцелуй закончился, и он прижал Келли спиной к скользкой, прохладной керамической раковине. Он уже был готов скинуть рубашку, когда неожиданно в дверь позвонили.

Сэм закрыл глаза и мысленно послал проклятия в адрес пришедших. И как он мог забыть, где находится и по какому случаю? Они с Келли — соперники, а он пытается ее соблазнить. Ее нельзя воспринимать как женщину — это даже не бывшая его невеста, — а он потерял способность мыслить и рассуждать.

Тут она оттолкнула его мягким движением, наклонилась и подобрала полотенце. Выпрямившись, она повернулась к нему спиной и водворила полотенце на место. Истинный джентльмен не стал бы подглядывать за отражением в зеркале, но Сэм ничего не мог поделать с собой. Само совершенство, подумалось ему.

Келли наконец подняла глаза и увидела его горящий взгляд.

— Зачем? — только и спросила она.

Он не отвечал, так как у него не было ответа ни для нее, ни для себя самого. Поэтому, стараясь казаться спокойным и несмущенным, как будто ничего не произошло, Сэм ответил:

— Просто чтобы показать тебе, что значит развлечение.

— Так это для тебя всего лишь игра? — прошептала она хрипло.

— А что же это еще, как не игра? — ответил он вопросом на вопрос. Форма ответа была слишком легкомысленной вопреки тому, что он испытывал на самом деле. Сэм не был готов к серьезным чувствам. И не хотел обмануть ожидания Келли.

— Забудь о том, что я спросила.

Оставшуюся часть утра они старались держаться друг от друга на расстоянии, пересекаясь и общаясь исключительно по необходимости. К обеду маленькая квартирка накалилась, как печь, хотя температура на улице была довольно щадящей.

— Давай пойдем в парк, а, мам? — спросила Кэти.

Келли сидела за кухонным столиком, просматривая ежемесячный финансовый отчет. У нее была назначена встреча со Стивеном Дэнбери в понедельник утром, и она хотела подготовиться к ней как можно лучше.

— Попроси Сэма.

— Не хочу. Он все еще стирает. Это у него займет целый день. Вряд ли он закончит до наступления темноты, — ответила Кэти уверенно. — Кроме того, Хлое все еще спит.

Келли слышала, как дверь квартиры открылась. Это вошли Сэм и Джо. Вернулись наконец из прачечной, которая располагалась внизу, на первом этаже здания.

— Почему бы тебе не помочь ему сложить чистую одежду? — спросила Келли. Кэти хотела было возразить, но Келли тут же ей напомнила:

— Чем быстрее он закончит со стиркой, тем быстрее ты пойдешь играть в парк.

Кэти важно зашагала прочь из комнаты, и мгновение спустя Келли услышала ее назидательный тон:

— Ты делаешь все не так.

— Что не так? Разве есть правильный способ складывания полотенец, а есть не правильный?

— Мы не складываем их. Мы их сворачиваем, скатываем. Вот так.

Келли украдкой подсматривала, как Кэти показывает Сэму свою непревзойденную технику.

— А потом кладем их на полку около душа.

Сэм поднял взгляд и увидел Келли. ;

— Твоя мама уже показала мне эту полку.

Лицо Келли залила краска, но она постаралась скрыть свое смущение и сказала:

— Понимаешь, таким образом мы сохраним свободное место под раковиной. Эту идею я позаимствовала из одного журнала.

— А другие идеи, касающиеся ванной, ты тоже вычитала из журнала?

— Не думаю, что это имеет какое-нибудь значение. — И она бросила взгляд на Джо. Оператор выглядел немного сбитым с толку, прислушиваясь к их разговору.

— Просто если это такой ценный журнал, то, возможно, я бы его тоже стал выписывать.

— Мама обычно берет журнал «Полезные советы» в библиотеке, — пришла на помощь Келли. Она оказалась маленьким ангелом-спасителем для взрослых, которых занесло в дебри намеков. — Так мы пойдем гулять в парк, когда закончим со стиркой? Мама сказала, что мне нужно спросить тебя.

Сэм вытер пот со лба.

— Это самая лучшая идея после блинов.

Двадцать минут спустя они уже были на пути в парк, вместе с Хлое, которая сидела в коляске, накрытая одеяльцем. Она держала в руках пакетик с едой: там лежали сэндвичи с тунцом и крупная гроздь зеленого винограда.

Отыскав свободное местечко в тени высокого дерева, Сэм расстелил на траве одеяло. Совсем рядом играли дети. Они бегали вокруг, и казалось, никакая жара им не страшна. Сэм вытащил огромный термос с прохладной водой и наполнил бумажный стаканчик. Никогда еще лимонад не был таким вкусным, как сегодня.

— Джо, хочешь немного? — спросил он оператора.

— Ты же знаешь, что со мной разговаривать не положено, — напомнил ему Джо.

— Конечно, ты в своем роде человек-невидимка. Итак, будешь или нет?

Джо улыбнулся из-за камеры.

— Можешь налить мне двойную порцию.

Хлое, как и любой другой малыш на ее месте, отвернулась от предложенного ей бутерброда с рыбой. Келли победоносно улыбнулась Сэму.

— Я же говорила, она не будет это есть. Вот тебе и твоя новомодная теория. Дети не будут есть, если их заставляют. Что скажете на это, доктор Спок?

Некоторое время Сэм мял в руках пакет с ланчем, потом достал квадратный кусочек сыра, завернутый в целлофан, и пластиковый пакетик с рыбными крекерами.

— Тогда попробуем план Б, — сказал он.

Келли удовлетворенно кивнула.

— Учись, учись.

Ближе к вечеру, когда они шли домой из парка, Сэм остановился у цветочного киоска и купил Келли красную розу.

— Зачем это? — удивилась она.

— Миримся? Следующие три недели пройдут гораздо быстрее, если мы с тобой не будем грызться.

Это были совершенно не те слова, которые обычно произносят, когда дарят женщине цветы.

— О'кей. Миримся.

— Кроме того, Кэти сказала, что ты покупаешь новые розы каждую неделю. Та, которая была в вазе сегодня, кажется, выглядит уже не очень свежей.

Келли погладила шелковый лепесток указательным пальцем.

— Зачем тебе вообще нужны розы?

— Ну, они олицетворяют надежду на будущее и напоминают мне о быстротечности жизни.

— Ага, я, кажется, понял. Пусть у тебя будет время, чтобы понюхать розу.

— Да, совершенно верно. Дети так быстро растут. Кэти еще недавно была ребенком, а теперь ей уже семь лет.

— Моим племянникам сейчас три и пять. Детям моего брата.

— Я и не знала, что у тебя есть брат. Он старше тебя, младше?

— Младше на год.

— Он тоже живет на Востоке?

— Да.

— И у него двое мальчишек! Должно быть, ты скучаешь по своей семье. Мои родители живут в Аризоне. Они переехали туда после того, как отец ушел на пенсию. И я у них единственный ребенок.

— Да, я скучаю по ним, — сказал Сэм и впервые за много-много лет признался себе в том, что это была правда.

Едва они вошли в квартиру, как услышали, что звонит телефон.

— Квартира Уолтере, — ответил Сэм. — Мисс Уолтере? Да, сейчас передам трубку.

Он прижал трубку к груди и сказал Келли:

— Это Карл Боуки. Глава немецкого торгового дома, которого я несколько месяцев пытался склонить к сотрудничеству с «Дэнбери».

— А что он хочет?

— Я не знаю, но не упусти его, пожалуйста.

Никакого давления, решила для себя Келли прежде, чем взять трубку.

— Алло?

Она наблюдала, как Сэм прошествовал на кухню, и одновременно пыталась разговаривать по телефону. Кажется, Боуки предложил встретиться.

— Завтра? Хм, простите, мне надо свериться с моим расписанием на завтра, — сказала Келли. Накрыв трубку ладонью, она позвала Сэма:

— Он хочет встретиться со мной в два часа.

— Отлично.

— В старом городском гольф-клубе. Он хочет сыграть одну партию в гольф. Он считает, что именно так американцы обсуждают сделки в бизнесе.

— Отлично, скажи ему, что это подходит.

— Мистер Боуки, у меня как раз это время свободно. Да, встретимся там. До встречи.

Она положила телефонную трубку и рухнула на диван.

— Мне конец.

— Ты о чем?

— Завтра мне нужно будет выйти на поле для гольфа.

— Так в чем проблема? Не понимаю.

Она в отчаянии откинулась на спинку дивана.

— Но ведь я не умею играть в гольф.

— Черт побери!

— Вот именно.

Хлое спала, а Кэти смотрела «Русалочку», когда Сэм начал свой первый урок. Они оба решили, что некоторого рода сотрудничество принесет им обоим большую пользу. Боуки был слишком важной персоной, поэтому во что бы то ни стало нужно было сыграть с ним в гольф.

— Ты держишь клюшку в руках вот так, — объяснял Сэм.

Келли, схватив руками клюшку, повторила за ним в точности все движения.

— А что теперь?

— Когда начинаешь отводить ее назад, держи левую руку прямо, вот так. Локоть не сгибай. И голову надо тоже держать прямо. Глаза смотрят на мяч, а потом всего лишь следуют за ним.

— Отлично. Теперь голову вниз, глаза следят за мячом, — повторяла она.

— Есть еще вопросы? — спросил Сэм.

— Да. Ты католик?

Сэм рассмеялся.

— Да, а что?

— Тогда можешь начинать молиться, чтобы все прошло хорошо.

Она бросилась на диван с тяжелым вздохом, он присоединился к ней.

— Ладно. Тогда план Б.

— Какой такой план Б?

Сэм весело улыбнулся.

— Ты надеваешь по-настоящему короткие шорты и удивительно обтягивающий топик, жаль, что он будет с воротничком. Ведь речь идет о гольф-клубе, — сказал он, вполне довольный собой. — И просто позволь ему выиграть.

— Позволить ему выиграть. Ну, это-то как раз не проблема.

— И пофлиртуй с ним.

— Ты хочешь, чтобы я с ним флиртовала?

— Я думаю о твоих длинных ножках, которые заставляют мужчин забывать свое собственное имя.

Возможно, она могла бы обидеться на такой сомнительный комплимент, но в данный момент он был ей приятен.

— Хм, такому не учат в бизнес-школе.

— Полагаю, что так. Но это может стать единственным шансом выиграть важную для нас игру.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В воскресенье утром Келли решила пройтись по магазинам, пока Сэм и девочки будут в церкви. У нее не было подходящей одежды для игры в гольф даже среди той, которую она приобрела в магазине специально для шоу. Она сообщила об этом Сэму.

— Мы пойдем с тобой, — сказал он.

— Ты просто хочешь избавиться от похода в церковь.

— Ты права, — согласился он, подмигнув Джо. Кроме того, тебе будет нужна моя помощь в качестве консультанта, — его голос стал серьезным как никогда. — И потом, «Дэнбери» необходима сделка с «Боуки».

Она не стала с ним спорить. За последние двадцать четыре часа они сами собой превратились из конкурентов в союзников. И кажется, даже больше, чем в союзников. Они стали почти друзьями.

Правда, Келли не хотелось уточнять, какими именно друзьями.

— На Мичиган-авеню есть замечательный магазинчик, где можно купить много всякой спортивной одежды. — Сэм сверился с часами. — Возможно, он открывается не раньше двенадцати, но мне кажется, владельцы могли бы сделать для нас исключение. Идем?

— Нет.

— Как это «нет»?

— Я иду в «Дэнбери».

— Послушай, я, конечно, уважаю тебя за патриотизм и все такое. Но пойми, это же бизнес.

— Вот именно поэтому мы и пойдем отовариваться в «Дэнбери». И если в «Дэнбери» нет того, что нужно для женщин, которые собираются играть в гольф-клубе, то я непременно предложу включить эти вещи в наш ассортимент.

Сэму пришлось согласиться.

— Знаешь, раз уж у нас зашел разговор о «Дэнбери», я бы предложила заменить часть наших манекенов.

— Как это мы дошли в наших рассуждениях до манекенов? А начали с гольфа.

— А мы и не с гольфа дошли. Мы же в связи с гольфом начали говорить об одежде для гольфа, а потом подошли к манекенам. На мой взгляд, это вполне логичная цепь рассуждений. Будь внимателен, пожалуйста.

Он тихо рассмеялся.

— Да, ты еще та штучка.

Келли скрестила руки на груди.

— Я просто хочу сказать, что все манекены в «Дэнбери» выглядят так, словно они застряли в девятнадцатом веке. И совершенно неважно, насколько модную одежду ты на них напялишь, все равно они будут выглядеть как антиквариат.

Спустя час все четверо были в «Дэнбери». Их сопровождали, как всегда, Джо и его бессменная камера. Универмаг был еще закрыт.

— Примерь этот, мам, — сказала Кэти, протягивая ей ярко-розовые шорты.

— Нет, не думаю, что это мне подойдет.

— Эй, да ладно, — протянул Сэм. — Я бы и сам не возражал увидеть тебя в этом одеянии.

Улыбка на ее лице погасла.

— Дорогие мои, это ведь не рядовой поход по магазинам. — Она посмотрела на часы и тут же добавила:

— У меня встреча с мистером Боуки в клубе меньше чем через три часа. Я хочу быть там немного раньше, чтобы успеть все посмотреть.

Сэм нахмурился, вспомнив о важности этой встречи. Странно, и почему он о ней совсем забыл? Он снял Хлое с плеча и передал под надзор Кэти.

— Отлично. Итак, приступим к делу.

Наступил сентябрь, поэтому летней одежды на полках практически не было. Сэм наметанным глазом оглядел товар. Ограниченные в выборе покупатели «Дэнбери» вынуждены брать то, что есть. Выбор был небольшой. Молодежи здесь делать нечего. Кроме того, оказалось, что Келли была права насчет манекенов. Даже если на них надеть те красивые шортики, которые нашла Кэти, они бы все равно выглядели старомодно.

— У тебя какой размер?

— Шестой. — Она отклонилась и посмотрела на цену костюма, который Сэм держал в руках. Несмотря на скидку почти в 50 процентов, цена была ужасающе высокой.

— Четвертый, — поправилась она.

— Ты что, только что сбросила вес?

— Ну, всем известно, что модные дорогие вещи стоят дешевле, если меньше размер.

Он покачал головой.

— Просто примерь его.

И он передал ей белые шортики, которые висели на одном плечике вешалки, и тончайшее поло.

Футболка была без рукавов, зато с изящным воротничком. Келли должна была признать, что у Сэма превосходный вкус.

Когда она вынырнула из раздевалки, картина, представшая ее глазам, привела ее в восторг. Сэм сидел рядом с манекеном. Хлое была у него на коленях и, довольная, потягивала яблочный сок из трубочки. Кэти умостилась рядом с ними, голова наклонена к плечу Сэма. Кажется, она скучает. В груди Келли как будто что-то растаяло. Вот то, о чем она тосковала и чего у нее никогда не было во времена замужества. Кажется, это совершенно обычный бытовой момент, но ради таких моментов и создается настоящая семья.

Глупо предаваться пустым мечтам. Они с Сэмом совершенно разные люди. Они будут связаны шоу еще только три недели. А потом он вернется в свой офис с видом на озеро. Вернется к своей девушке-подружке, с которой они так неожиданно познакомились в ее квартире. Она же сама вернется к жизни одинокой мамы. Очень хочется надеяться, что вернется уже с половиной миллиона долларов на банковском счете и гораздо более внушительным резюме.

— Что случилось? — спросил Сэм. Он посадил Хлое на подоконник и шагнул к Келли, которая стояла рядом с кабинкой для переодевания.

— Это все нервы, — солгала Келли. — Я переживаю.

— У тебя все будет хорошо.

Поцелуй, которым он ее наградил, был быстрый и легкий, и, кажется, он и сам был удивлен своим поступком.

— Ты в этом уверен?

Сэм бодро улыбнулся.

— Конечно.

— Не знаю, Сэм. Я совершенно не уверена, что смогу это сделать.

Хлое безмятежно спала, а Кэти потягивала колу, которую достала из мини-бара лимузина. Они ехали к гольф-клубу.

— Доминик снабдит тебя мягкими тапочками и перчатками и, кроме того, выдаст тебе самый лучший набор клюшек. У «Дэнбери» здесь членство.

Так что возьми это в расчет. Нашего человека в клубе зовут Марк. Он пройдет с тобой мастер-класс игры в гольф, так что тебе не о чем волноваться. Ладно, удачи.

Когда лимузин подъехал к гольф-клубу и Келли вышла, Кэти сказала:

— Ты поцеловал мою маму.

— Что?

— В магазине. Ты поцеловал мою маму. Почему ты это сделал?

Сэм взглянул на Джо, прежде чем ответить на вопрос.

— Это был просто дружеский поцелуй.

— Она тебе нравится?

Сэму стало жарко.

— Конечно, мне нравится твоя мама.

— А кто такая Селин?

Он даже вздрогнул. Глаза ребенка подозрительно блеснули.

— Что именно ты хочешь знать?

— Дело в том, что я не спала прошлой ночью и видела, как ты ее целовал. Это твоя подружка?

— Ну, это не так просто.

— Потому что тебе нравится моя мама?

— Ну, видишь ли, мне действительно нравится твоя мама, но это не имеет ничего общего с Селин или моим отношением к ней.

— А моя мама знает, что ты целовал Селин?

— Думаю, она могла догадаться.

— А ты скажешь Селин, что поцеловал мою маму?

Сэм тотчас же вспомнил про поцелуй в ванной комнате. Слава богу, что Кэти его не видела.

— Нет, я думаю, что не скажу ей.

— Почему? Разве это не ложь?

— А ты уверена, что тебе именно семь лет?

— С половиной, — напомнила ему Кэти.

Сэм в замешательстве посмотрел на Джо.

— Голову вниз, глаза смотрят на мяч, — повторяла Келли словно мантру. Час спустя после мучительной тренировки ей удалось забить мяч на пятьдесят ярдов. К сожалению, мяч остановился на этой отметке и не покатился дальше.

— Здравствуйте, фрейлейн Уолтере.

Она повернулась и увидела самого Карла Боуки, стоящего рядом.

Он оказался гораздо моложе, чем она думала.

Судя по всему, ему было около пятидесяти.

— Добрый день.

Она протянула руку, и он пожал ее.

— А это Гельмут Рейх и Ральф Шмидт, мои адвокаты.

— Рада познакомиться, — сказала Келли, чувствуя себя глупее некуда. И все равно ей пришлось улыбаться, хотя она была настолько не уверена в себе, что ей приходилось натягивать улыбку. Да еще ей пришлось объяснять присутствие оператора.

— Прошу прощения, но, кажется, сегодня я не в форме, — сказала она Карлу, когда они поставили на землю свои сумки.

— Ничего страшного. Прекрасный день, прекрасная женщина — не так уж и мало.

Она повернулась, чтобы поднять свою клюшку, и услышала, как он что-то сказал адвокатам по-немецки.

— Спасибо, герр Боуки, но мы пришли сюда не для того, чтобы обсуждать мою фигуру. Нам предстоит заключить эксклюзивную сделку по продажам ваших товаров в США через сеть универмагов «Дэнбери».

— Вы говорите по-немецки? — спросил он вежливо.

— Боюсь, не так хорошо, как вы по-английски.

— В таком случае прошу прощения за мою ремарку.

— Ничего страшного. — И она скрестила ноги, что ему, видно, очень понравилось. — Давайте играть в гольф.

Сэм дожидался ее в квартире. Едва Келли закрыла дверь, он начал задавать вопросы:

— Ну, так что он сказал? Как все прошло?

— Разве ты не хочешь узнать, кто выиграл? спросила она.

— Боуки?

— Итак, ты не веришь в мои способности? рассмеялась она и призналась:

— Я решила просто бродить по полю, когда не забила второй раз. Я чуть не сбила мячом одного из его адвокатов, а моему оператору приходилось каждый раз, как я пыталась отправить мяч в лунку, прикрываться картоном.

— А Боуки, что он сказал?

— Что у меня красивые стройные ножки.

— Так прямо и сказал? — удивился Сэм.

— Нет. Он сказал это на немецком.

— А ты говоришь по-немецки?

— Немного. — Приподняв Хлое с пола, она шумно поцеловала ее в щечку. — Как поживает моя девочка? А? Вы хорошо себя вели с дядей Сэмом?

— Келли, ты меня уморишь. Так что сказал в итоге Боуки?

— Он согласился предоставить «Дэнбери» эксклюзивную возможность продавать свои продукты в США. В, последующие два года.

Сэм испустил вопль радости.

— Это событие нужно отметить. Я принесу нам по бокалу холодного вина.

— У меня есть идея получше. Давай пойдем в ресторан, — смело предложила она.

— Думаю, мой бюджет тянет разве что на баночку пива.

— Я знаю. Поэтому за ужин плачу я. — И она ему весело подмигнула.

Пока они ждали няню, прошло некоторое время. Так что в ресторан они прибыли не раньше девяти. И поскольку дома у нее не было ни одного достойного вечернего платья, они выбрали маленький итальянский ресторанчик в нескольких кварталах от ее квартиры. Они шли по улице, сопровождаемые оператором, который сменил Джо.

Когда Келли скользнула на красное виниловое сиденье в глубине зала ресторана, Сэму отчаянно захотелось выпить. С каждым мгновением он все больше и больше понимал герра Боуки. Келли определенно повезло с изящными ножками. И хотя он сам в шутку посоветовал ей использовать свое женское обаяние для заключения сделки, сейчас его уколола ревность.

Сэм открыл меню, собираясь заказать вино по своему вкусу.

— Не вижу шампанского, но, кажется, здесь есть хорошее кьянти, — сказал он ей. Он заказал бутылочку, как только подошла официантка. А потом произнес:

— Так, хорошо. А теперь расскажи подробности игры в гольф.

— Уфф. До сих пор поверить не могу, что я это пережила, — усмехнулась она. Улыбка сделала ее лицо еще моложе. Она была по-настоящему счастлива. Такой он Келли еще не видел. — Он попытался поворчать по поводу неудачной встречи с Филдманом на прошлой неделе. Обмолвился, что не уверен, хочет ли работать с «Дэнбери», когда узнал, что компания терпит финансовые потери.

— Хм, и как тебе удалось убедить его в обратном?

— Я сыграла на его слабости, — игриво улыбнулась Келли.

— И что же это была за слабость?

— «Боуки» — семейный бизнес, который организовал его дедушка. «Дэнбери» тоже семейный бизнес. И я сказала, что Стивен Дэнбери хочет поддерживать отношения с такими же компаниями. Филдман также имел семейный бизнес, но теперь у него только часть огромного конгломерата, куда входят сеть универмагов и магазины распродаж, которые можно найти на любом окраинном рынке.

— Умно.

— Ну, у меня не было возможности сразить его своей сногсшибательной игрой в гольф.

Тут к ним наконец подошла официантка с заказом. Принесла бутылку вина и корзинку хлебных палочек. Сэм поднял свой бокал.

— За долгие и успешные отношения с «Боукиэпплайанс»!

Бокалы звякнули. В мягком свете ресторана было легко забыть о правилах шоу. Сегодня вечером, в эту самую минуту, Сэм видел только красивую, сексуальную женщину, сидящую напротив него.

Спустя два часа они вернулись в тесную квартирку Келли. И потом, после того как Келли ушла в свою спальню, пожелав ему спокойной ночи, Сэм долго еще лежал без сна с открытыми глазами на своем диване и думал о женщине, с которой его случайно свела судьба.

К концу второй недели соревнований картина стала проясняться. Келли и Сэм язвили во время очередных встреч с Райаном, указывая на ошибки друг друга. Но когда после этих встреч они появлялись ночью в своей квартире, оружие откладывалось в сторону и провозглашалось перемирие.

Оба с нетерпением дожидались приближения полночи. Так сложилось, что все их задушевные разговоры начинались за полночь и продолжались часа полтора. И Келли каждый раз предвкушала беседы с Сэмом.

Сэм, впрочем, тоже их ждал.

Однако забавнее всего было то обстоятельство, что Сэм каждый день ждал вечера и возможности увидеть девчушек. Торопил время, чтобы поскорее закончилась работа. Квартирка была маленькой, невообразимо душной и.., полной восхитительного семейного тепла.

Хлое первая растаяла. И в первый раз, когда она сама протянула к нему ручонки, Сэм чуть не потерял дар речи. Он не мог поверить своим глазам.

Но тут совесть напомнила ему о его собственной жизни.

Разве он сам не отстранился от своих племянников? Он никогда не играл с ними, не подбрасывал их вверх на руках. Конечно, быть отцом и быть дядей — совершенно разные вещи. Однако теперь его совершенно не волновало, что когда-то давно двое самых близких людей предали его: сейчас есть дети, которые нуждаются в его любви и заботе.

— Ты какой-то тихий сегодня, — заметила Келли.

— Просто задумался.

— Угу, — она сидела, забравшись в кресло с голыми ногами. В руке у нее был стакан ледяной воды.

— А можно тебя спросить о личном?

— Можно, спрашивай.

Сэм сидел на диване, сложив руки на груди.

— Я просто подумал: а почему ты вышла замуж такой молодой? Кажется, тебе было девятнадцать-двадцать лет?

— Да, мне было девятнадцать. — Келли вздохнула и продолжила:

— Я влюбилась. Я начала учиться в институте и встретила.., его. Ему было двадцать три. Он тогда уже работал в рекламном бизнесе. Он буквально вскружил мне голову. Мы поженились в том же году.

— Но ты осталась в колледже.

Она рассмеялась. Но это был горький смех.

— Да. У Кайла была работа в небольшом рекламном агентстве в Чикаго, и мы жили в специальном общежитии для женатых. Он вел разгульную жизнь. Я теперь понимаю, что он никак не хотел взрослеть. Я совершенно не понимаю другого: зачем ему было жениться на мне. Он определенно не хотел ответственности, — ее голос снизился до болезненного шепота, а потом она сказала:

— И не хотел ответственности за.., детей.

— Кэти родилась, когда ты еще училась?

— Да, я заканчивала последний курс. Мне пришлось взять академический, а потом догонять учебу.

— И у тебя это получилось, как я понимаю.

— Да. Моя жизнь — открытая книга для тебя.

— А у тебя есть вопросы ко мне? Так задавай.

— Ладно, так и быть, — произнесла она медленно, лениво проводя пальцем по краю стакана с водой. Этот жест мог показаться совершенно случайным. Ведь не будет же она намеренно сводить его с ума? Вот именно то, что ему нравилось в Келли Уолтере: она могла свести тебя с ума, совершенно не прикладывая никаких усилий.

— Так какие у тебя вопросы?

— Мне вот что интересно: как получилось, что привлекательный, успешный мужчина, такой, как ты, дожил до 34 лет, ни разу не обзаведясь обручальным колечком? Или, может быть, ты был женат?

— Нет.

— Ага. Краткий ответ. Это значит, что есть еще история. Ладно, расскажи хоть что-нибудь о себе, Сэм. Это справедливо, в конце концов. После того, как я открыла тебе душу. Так что? — спросила она.

— Ну, однажды я был помолвлен.

— И что же произошло? — спросила она мягко.

— Она вышла замуж за моего брата.

— Прости.

— Да ничего. Это было уже давно, — Сэм пожал плечами.

— Ну, не так уж давно. Видно, что тебе это до сих пор небезразлично. Вот почему тебе так не хочется навещать родителей?

Еще неделю назад Сэм бы отмахнулся от нее: мол, это не твое дело. Но так много изменилось между ними за это время.

— Да. Я не был дома шесть лет.

— Представляю, как тоскует мама, — мягко упрекнула его Келли. — И как тоскуют по тебе все остальные.

— Зачем ты это говоришь? Мне и так не по себе.

— Извини. Но, по-моему, ты уже достаточно настрадался.

— Ты считаешь, что хорошо меня знаешь? — и он криво ухмыльнулся. Он был бы рад поменять сейчас тему. — Тогда какой мой любимый цвет?

Скажи.

— Синий.

Его глаза распахнулись от удивления. Тогда Келли улыбнулась и объяснила:

— Ты носишь огромное количество синих и голубых рубашек.

— Вот что мне в тебе нравится. Ты внимательна к любым деталям. Когда-нибудь ты обязательно станешь начальником отдела в компании.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Сэм, нам нужно поговорить.

Сэм разбирал грязные детские вещи, складывая их в корзину для стирки. И как раз в этот самый момент прозвучало по-взрослому суровое предложение Кэти.

— Освобожусь через несколько минут. Видишь ли, я немного занят, малыш.

Она кивнула и уже повернулась к выходу, но застыла на пороге.

— Кстати, Сэм, мама обычно зовет меня «Кэти-девочка».

Когда она все же вышла, он улыбнулся и подмигнул Хлое:

— Мне кажется, я начинаю нравиться твоей сестре.

Взяв Хлое на руки, Сэм спустя некоторое время подошел к Кэти, которая устроилась в гостиной. Усадив малышку перед грудой разноцветных пластиковых кубиков, он спросил со всей серьезностью:

— Итак, о чем ты хотела со мной поговорить?

— У меня есть одна дилемма.

Услышав от маленькой девочки слово из лексикона взрослого человека, он своевременно спрятал улыбку.

— Расскажи мне, в чем дело, и, возможно, я смогу чем-то помочь.

— В конце месяца так много проблем со школой.

Сэм очень удивился, узнав, что Келли определила свою дочь учиться в католическую школу.

Ведь занятия там были платными. Однако, несмотря на довольно скромную зарплату и на то, что она постоянно выплачивала долги мужа по кредитным карточкам, она справлялась и с этим. Он вынужден был признать, что ему нравятся ее методы бороться с нуждой.

— Каких именно?

— Танцы.

— Ты не умеешь танцевать, — попытался догадаться он. Ему сразу же припомнились два года уроков вальса, на которых настояла его мать.

— Я умею танцевать.

— Тогда в чем дилемма?

— Просто у меня нет партнера, — пробормотала Кэти таким несчастным тоном, что он даже и не подумал рассмеяться.

— Уверен, что кто-нибудь обязательно тебя пригласит.

Он должен благодарить судьбу за то, что ему сейчас не семь лет. Что бы он сказал семилетней девочке, которая хочет танцевать на школьном празднике?

— Нет, ты не понимаешь, — и Кэти бросилась на диван с поистине драматическим вздохом. — Это танец «Отец с дочкой».

А ведь у нее не было отца. По крайней мере такого, который бы принимал участие в ее жизни, с которым можно было бы пойти на танцы. Сердце Сэма болезненно сжалось. Как мог мужчина отец двоих детей сбежать от них?

Кэти снова тяжело вздохнула, поерзав на диване. Потом закрыла лицо руками.

Сэм присел рядом с ней.

— Итак, ты хочешь танцевать, но тебе нужна пара?

— Нет, — Кэти гордо выпрямилась. Подняв подбородок кверху — ну, точная копия своей матери, она добавила:

— Думаю, мне вообще не нужно идти. У меня все равно нет хорошего платья.

— Что же, и ты не собираешься идти?

— Нет, — она пожала худенькими плечиками. Кажется, это даже не так интересно, как я сначала думала.

— Ну, теперь у меня дилемма, — вздохнул Сэм и откинулся на спинку кресла.

, — А у тебя какая дилемма?

— Ну, я только что захотел пойти на танцы и собирался пригласить тебя. Но теперь ты не хочешь идти.

— Ты бы правда пошел со мной?

В ее глазах вспыхнуло столько надежды, что Сэм окончательно растаял. Удивляясь сам своей искренности, которая неизвестно откуда появилась, он сказал:

— Конечно. Буду рад сопровождать тебя на танец «Отец с дочкой».

Кэти склонила голову и внимательно посмотрела на него, точь-в-точь как ее мама.

— А почему?

— Видишь ли, у меня же нет дочери. И возможно, это мой единственный шанс, — нашелся Сэм.

— Мне кажется, я смогла бы пойти. Ради тебя, сказала Кэти. — Я тоже никогда не была на танцах «Отец с дочкой». И это может быть тоже моим единственным шансом. У меня же нет отца, — призналась она.

— Я уверен, что он скучает по тебе, — сказал Сэм, чувствуя желание хоть как-то утешить ее.

— Нет, он не скучает.

— Откуда ты это знаешь?

— Однажды я слышала, как он говорил моей маме, что лучше бы эти дети никогда не рождались. И когда она была беременна, ждала Хлое, он сказал, что не хочет второго ребенка. Мама тогда заплакала. Она пошла в ванную и закрыла за собой дверь, пустила воду, чтобы было шумно, но я все равно слышала, как она плачет.

Сэму захотелось что-нибудь ударить или разбить. Или кого-нибудь. Конечно, он не был ни грубияном, ни драчуном, но если он когда-нибудь встретит Кайла Уолтерса, врежет ему. Да какой же нормальный мужчина скажет такое женщине, которая ожидает ребенка?

— Взрослые иногда говорят глупые вещи, когда очень расстроены. А потом раскаиваются в своих словах.

Кэти пожала плечами.

— Да ладно. Он мне не нужен. Даже для танца «Отец с дочкой». — Улыбка, которую она подарила ему, была лучистой и искренней, и сердце Сэма опять дрогнуло. — У меня есть ты.

Большой комок подкатил к горлу Сэма.

— Итак, договорились. Мы идем вместе.

— Конечно.

Кэти соскочила с кровати и вприпрыжку побежала в свою спальню. Но тут же остановилась и повернулась:

— Спасибо, Сэм.

— Всегда пожалуйста, Кэти-девочка.

Было уже далеко за полночь, когда Сэм и Келли, как обычно, встретились в гостиной. Им так нравилось общество друг друга, что они могли бы провести всю ночь, болтая обо всем на свете.

Они сидели на диване, откинув головы на спинку. Келли переоделась в домашнее, поменяв рабочий наряд из шелка на более удобные хлопчатобумажные брючки и футболку. Сэм тоже был в футболке и потертых джинсах.

Стояла лунная ночь. Прохладный ветер шевелил занавески. Они сидели со стаканами пива в руках, отдыхая от жаркого дня. Сэм как-то упомянул, что любит этот напиток, и Келли решила сделать ему подарок — ящик потрясающего импортного пива.

— Хочешь еще? — спросил он.

На часах было уже двадцать минут второго, но она ответила:

— Почему бы и нет?

Он вернулся из кухни с двумя длинногорлыми бутылочками.

— Вот что я называю качественным пивом.

— Главное — пить его в компании хороших друзей.

— Так вот как ты называешь наши отношения: дружественные? — спросил он.

— А как бы ты хотел их назвать?

Она ждала ответа, удивленная, почему вдруг ни с того ни с сего так сильно забилось ее сердце.

Однако он произнес фразу, которую она меньше всего ожидала услышать:

— Я думал, мы с тобой соперники. И я очень хочу выиграть.

Она рассмеялась.

— Как будто у тебя без того денег мало. Кстати, до начала игры ты мне не особенно-то и нравился.

— Смеешься? — спросил он, явно подшучивая над ней.

— Имей мужество верить. Да и ты недолюбливал меня.

— Попросил бы не путать. Вначале ты меня постоянно раздражала, но все равно я чувствовал, что ты особенная… — он не договорил, и слова замерли на его губах.

— Продолжай же.

— Не желаю лить бальзам на твое самолюбие.

Ты же знаешь и так, что у тебя превосходные стройные ножки, — отшутился Сэм. Однако он знал, что дело вовсе не в ее фигуре. Именно поэтому он так жаждал следующей встречи. Именно поэтому он с таким энтузиазмом принял предложение на участие в шоу «Поменяйся местами».

Сейчас же ему хотелось, чтобы игра продолжалась как можно дольше.

Желая поскорее уйти от этой скользкой темы, Сэм сказал:

— Сегодня за ужином Хлое запихнула в нос горошину.

Женщина закрыла лицо руками и простонала:

— Пожалуйста, скажи мне, что тебе удалось ее вытащить.

Ну, мне пришлось основательно повозиться, но в итоге все прошло хорошо, даже «скорая» не понадобилась.

Сэм не упомянул о той панике, которая охватила его, когда он понял, что ему предстоит.

— Я рассказываю это тебе потому, что знаю: Кэти разговаривала с тобой после ужина.

— Да. Но она ни словом не упомянула этот инцидент с горошиной.

— О, в таком случае она наверняка наябедничала, что я нечаянно сжег первый ужин. В свою защиту я могу сказать только одно: мне кажется, твоя духовка неисправна.

— Да нет. Ничего она мне не сказала и об этом.

О, — только и произнес он, потягивая пиво.

— Ты же прекрасно знаешь, где я храню огнетушитель, верно?

— Очень смешно. Итак, зачем же она тогда тебя позвала?

— Она сказала, что ты предложил ей пойти с ней на танец «Отец с дочкой», который проводится в школе в конце месяца. К тому времени, насколько я понимаю, шоу «Поменяйся местами» уже закончится.

— Это так.

— Тогда почему же ты согласился?

— Мне это нужно объяснять?

Женщина промолчала. Тогда Сэм продолжил:

— Она замечательный ребенок, Келли. Они обе замечательные малышки. Я видел, как для нее важен этот танец. И очень хотел помочь. Это не имеет ничего общего с шоу.

Спасибо. Но я бы хотела…

— Что именно?

Келли хотела защитить Кэти от возможной душевной боли. Она была матерью-одиночкой и считала, что делает все необходимое для своих девочек. И больше всего она бы хотела, чтобы Сэм стал для них хотя бы другом. Однако разве она могла сказать ему об этом сейчас? Она не хотела признаваться себе в том, что чувствовала к нему нечто больше, чем дружеское расположение. Сэм нравился ей, она уважала его. И помимо всего прочего, он прекрасно ладил с ее девочками.

— Так ты скажешь мне, чего бы ты хотела?

Я бы хотела, чтобы ты меня полюбил.

Ее бросило в жар. Лицо наверняка покраснело. Слава богу, она еще не произнесла эти слова вслух.

— Я бы очень хотела, чтобы в школе не было танцев, — ответила она. — Однако танцы проводятся каждый год. Очень трудно объяснить Кэти, почему в ее жизни больше нет отца. Впрочем, и тогда, когда Кайл жил с нами, у него очень редко находилось время для меня, не то что для Кэти.

— Сейчас он никак не общается с Кэти и Хлое?

— Нет. Он не разговаривал с Кэти с тех пор, как ушел от нас… А Хлое он даже не видел. Мы разошлись, когда я была беременна.

— Мне очень жаль, Келли, — Сэм обхватил ее рукой и прижал к себе, словно успокаивая.

— Очень трудно объяснить все детям. Они всегда ошибочно думают, что плохо себя вели, вот папа и ушел.

Сэм решил рассказать Келли все остальное, о чем они разговаривали с Кэти.

— Кэти рассказала мне, что она однажды слышала разговор между Кайлом и тобой. Он сказал, что больше не хочет детей.

— О господи, — простонала Келли. — Представляю, что чувствовала в тот момент девочка. Надо будет с ней об этом поговорить. А ты ей что сказал?

— Я попытался объяснить, что взрослые не всегда говорят то, что они думают на самом деле.

— Ты прав, — мягко согласилась Келли. Она чувствовала, как Сэм гладит ее по спине. Это придало ей мужества. — Иногда мы отталкиваем дорогих нам людей, хотя на самом деле очень хотели бы с ними остаться.

Келли поднялась с дивана.

— Что же, уже довольно поздно. Наверное, надо поспать хотя бы пару часов.

— Келли.

Однако она не желала слышать то, что он хотел ей сейчас сказать. Эта ночь и так была самой откровенной в их непродолжительных отношениях.

И ей надо было все хорошенько обдумать.

— Я очень рада, Сэм, что ты так хорошо отнесся к моей дочери. Когда-нибудь ты будешь отличным отцом.

С этими словами она вышла из гостиной.

В конце следующего рабочего дня у Сэма образовалось стойкое ощущение, что он каждый день совершает забег на марафонскую дистанцию. Работа Келли была настоящим испытанием на выносливость. Арлин и еще два работника из их смены слегли с высокой температурой, кажется, подхватили где-то грипп. В итоге он притащился домой поздно вечером. Ему едва хватило времени и сил, чтобы сварганить пару сэндвичей, а потом отправиться поскорей на вечерние занятия. Вот тут-то он и обнаружил, что, будучи заместителем директора, не смог ответить на большинство экзаменационных вопросов в письменном задании. Сэм все это время не занимался, считая, что наверняка сдаст экзамен и так.

Эти мысли он высказал Джо, на что тот лишь молчаливо ухмыльнулся, направив свою камеру на Сэма в тот момент, когда тот передавал экзаменационный буклет преподавателю.

Сэм как раз загружал последнюю партию белья для стирки, когда пришла Келли. Она плюхнулась на диван рядом с ним. Он услышал тяжелый грустный вздох.

— Тяжелый день?

— Мне пришлось идти на вечеринку с коктейлем в мэрию.

— Бедный малыш.

Келли склонила голову и подозрительно уставилась на него.

— Должна ли я расценивать этот тон как ироничный?

— Вовсе нет. Я просто попытался тебе посочувствовать. Пить шампанское с чикагской администрацией — это действительно тяжкое испытание…

— Продолжай. Можешь сказать всю правду теперь, — и она ткнула его локтем в бок. — Ты находишь мою жизнь такой тяжелой?

— Никогда не говорил этого.

Келли громко рассмеялась, но Сэм тут же призвал ее к тишине.

— Я с таким трудом уложил сегодня Хлое. Она еще не спала, когда я вернулся с вечерних занятий.

Женщина сбросила туфли и провела рукой по уставшим ногам.

— Радуйся, что я слишком устал, чтобы приставать к тебе.

Он положил свою ладонь на ее руку, но Келли тут же убрала ее прочь и отодвинулась на безопасное расстояние.

— Признайся и ты, что моя жизнь совершенно не похожа на отдых, как ты себе это воображала.

Келли открыла было рот, чтобы возразить, но только зевнула.

— Все равно у меня больше проблем.

На этих словах она заснула, так и не дойдя до спальни.

Сэм, еле живой сам, отнес Келли в ее спальню.

Он потянулся и выключил лампу. А потом присел рядом с кроватью, на которой сладко спала женщина. Последнее, что он запомнил перед тем, как заснуть, — это то, что он поцеловал ее в висок, как ребенка, и услышал в ответ свое имя.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Кэти решила кардинально поменять имидж, и теперь вместо каре до плеч, которое она всегда носила, у нее была веселая мальчишеская стрижечка, которую парикмахеры обычно называют «каре-боб».

— Думаешь, мама что-нибудь заметит? — спросила девчушка со смешанным выражением страха и радости.

— Ну, она все же достаточно наблюдательный человек, — улыбнулся Сэм.

— Я могу носить шляпы, пока волосы не отрастут.

— Не-а, — и он щелкнул Кэти по носу. — Думаю, лучший способ урезонить маму — это сказать ей, что ты хотела стрижку, как у девочки в рекламе про Барби, но немного перестаралась с ножницами.

— А может, ты сам ей это скажешь?

Кэти улыбнулась, обнажив белоснежный ряд молочных зубов. Сэм покачал головой и устало признал свое поражение.

— Ладно. В таком случае ты мне будешь должна.

— Могу приготовить ужин, — предложила она. — Я знаю, как делать спагетти.

— Я бы предпочел долгие и продолжительные объятия.

Кэти от неожиданности даже заморгала. Но потом поняла и улыбнулась:

Обнять тебя?

Остренький подбородок тут же поднялся кверху. Как это движение напоминало ее мать! И ему показалось, что обе они опасаются его. Конечно, они не ожидали от него физической расправы.

Или крика и ругани. Нет. Они просто не доверяли Сэму, как и любому другому мужчине. И тут ему снова захотелось хорошенько врезать Кайлу по физиономии.

— Ну ладно, если так, хотя бы дружеское рукопожатие? Мы можем тайком пожать друг другу руки, — предложил Сэм.

— Хорошо.

Пять минут спустя они кружились по комнате, взяв друг друга за руки и громко смеясь от радости.

Келли провела до полудня пять заседаний. Несмотря на то что она вынуждена была слушать доклад маркетолога, который рассказывал об исследованиях, проводившихся в отношении продуктов «Дэнбери», ее мысли все возвращались к началу сегодняшнего дня. Она проснулась утром в объятиях Сэма. Они лежали рядом на ее узенькой кровати, прижавшись друг к другу. Она тут же ощутила его ровное и теплое дыхание на своей щеке.

Сэм проснулся, как только она предприняла попытку подняться.

— Представляешь, я заснул, — смущенно пробормотал он.

— Похоже на то, — так же смущенно ответила Келли, отбросив волосы с лица. — Мне уже пора вставать.

Сэм накрыл своей ладонью ее теплую руку:

— Келли.

Она сжала его руку своей:

— Золушка снова превращается в принцессу.

— Да уж… Увидимся сегодня вечером.

Сэм подождал, пока девочки усядутся перед телевизором смотреть мультики Диснея, и потихоньку подошел к телефону. Ему надо было позвонить Селин. Их отношения затухали сами собой, и с его стороны было бы нечестно давать ей надежду на продолжение. Конечно, она всегда знала, что он не заинтересован в серьезных отношениях. С тех пор как Лэй объявила ему, что она любит его брата и хочет выйти замуж за него, а не за Сэма, — с тех самых пор у него ни с кем не было серьезных отношений. Селин уверяла его, что гражданский брак вполне ее устраивает. Однако он достаточно знал женщин, чтобы увидеть ее желание завладеть им целиком.

— Какой приятный сюрприз, — сказала она в трубку. — Устал играть роль мамочки?

Да, Сэм, конечно, устал, но с удивлением обнаружил, что он совершенно не устал от общения с детишками Келли. Хлое открывала для себя мир.

Вместе с ней заново открывал мир и Сэм. Ему очень нравилось, когда Кэти сидела рядом с ним на диване и слушала, как он читает доктора Сейса. Они пока еще ни разу не обнялись, но Сэм понял: это всего лишь вопрос времени.

— Мне нужно с тобой поговорить, — произнес Сэм.

— Звучит серьезно.

Он решил проигнорировать ее комментарий, чтобы не выяснять отношения по телефону.

— Как думаешь, мы могли бы встретиться и выпить?

— А что, детей уже пускают в бары? — ее тон стал резким и наглым, но Сэм опять-таки решил не замечать этого.

— У меня сегодня вечером занятия, поэтому к нам придет няня. Я попрошу ее прийти пораньше, и мы с тобой встретимся у О'Малли около шести.

— Полагаю, что смогу выделить тебе пару часов.

Из чего выделить? — подумал он, удивляясь.

Насколько он знал, день Селин состоял в основном из прогулок по магазинам, болтовни с подругами и визитов в различные салоны, чтобы почистить перышки и прихорошиться. Некогда он находил такой легкомысленный образ жизни весьма милым и забавным. Когда бы он ни звонил ей, она всегда была готова к встрече. Ему не приходилось подлаживаться под ее расписание. Такой же была и его собственная мать. Такой же была в свое время и Лэй. Даже став бакалавром, его бывшая невеста никогда не работала.

Конечно, в этом не было ничего плохого. Однако сейчас он встретил совершенно другую женщину и увидел, что жизнь может быть абсолютно иной. И такой подход нравился ему все больше.

Именно поэтому ему было просто необходимо закончить отношения с Селин.

— Что же, увидимся.

Миссис Мерфи позвонила за двадцать минут перед тем, как Сэм должен был встретиться с Селин.

— Простите, мистер Максвел, но я не смогу сегодня вечером побыть с девочками, как, впрочем, и всю следующую неделю. Моя мама упала и сломала ногу. Ей уже девяносто лет, и доктора беспокоятся за нее. Сегодня вечером я должна вылететь во Флориду.

— Мои соболезнования. Надеюсь, все будет хорошо.

— Келли обычно просит Мириам Дэйвис из квартиры 126 присмотреть за девочками, если я вдруг не могу. Надеюсь, вы сможете ее застать.

— Спасибо. И не волнуйтесь, все обойдется.

Однако после посещения квартиры 126 оптимизма у Сэма поубавилось. Мириам собиралась на ужин к своей дочери. Зато всю следующую неделю она могла посидеть с девочками.

Вернувшись в квартиру Келли, Сэм вздохнул и стал лихорадочно думать, как разрешить сложившуюся ситуацию. Было уже слишком поздно звонить Селин. Она в это время должна уже быть около кафе. Да и не хотелось Сэму откладывать этот разговор на неизвестное время.

Схватив сумку с грязными вещами и детей в охапку, он помчался как угорелый в сторону прачечной, за ним еле поспевал Джо. Оператор, правда, уверил его, что разговор с Селин он записывать на пленку не будет.

Селин выкатила глаза, когда заметила, что Сэм пришел не один и что за ним тянется хвост из детей да еще какой-то парень с камерой. Она скорчила брезгливую гримасу.

— Не могу поверить, — прошипела красотка, поворачиваясь, чтобы уйти. — Мне не нужны зрители.

— Ничем не могу помочь. Джо ты уже видела.

— Мэм, — поклонился тот, выглядывая из-за камеры, которая возвышалась на его плече.

— А это Кэти и Хлое. Они спали, когда ты приходила ко мне в гости.

— Рада встрече, — выдавила из себя Селин. — Ну, познакомились, а теперь мне пора. Дай знать, когда перестанешь играть в папочку, Сэм.

И она вышла из кафе, похожая на разъяренную тигрицу. Некоторые мужчины, которые сидели за столиками и у стоек, смотрели на него так, словно он сделал самую большую глупость на свете, отпустив такую женщину. А Сэм был рад избавиться от обузы.

Он взял Хлое за руку.

— Раз уж я прогулял занятия, то не пойти ли нам куда-нибудь и не съесть ли по мороженому?

Хлое радостно захлопала в ладоши и завизжала от удовольствия:

— Мо-жено, папа.

Сэм замер от неожиданности. Его сердце, казалось, замедлило свой стук, а потом забилось с новой силой, словно в ритме этих двух слогов: папа, па-па, па-па.

— Берет за душу, да? Особенно если слышишь это в первый раз, верно? — понимающе сказал Джо.

Сэм ничего не ответил. Его переполняли чувства.

Они уже направлялись домой. Им оставалось пройти еще два квартала, когда это случилось. Кэти и Хлое тихонько доедали мороженое, когда вдруг Кэти остановилась… Сэм никогда не забудет выражения ужаса, застывшего на лице ребенка. Ее глаза округлились и стали похожи на две огромные тарелки, а дыхание остановилось.

Полусъеденное мороженое было завернуто в блестящую разноцветную упаковку, на которой было нарисовано молоко и орехи. Тотчас же, как вспышка молнии, их всех пронзил страх. Арахис!

Сэм отдал Хлое Джо на руки.

— Смотри за ребенком и вызови 911, — приказал он, повысив голос. Сам он схватил Кэти в охапку и помчался как сумасшедший к дому. В этот момент с ним по скорости не сравнился бы и спринтер, выигравший золотой кубок. Он открыл дверь подъезда и побежал по ступенькам наверх, не дожидаясь лифта.

Остановившись у закрытой двери, Сэм вытащил из кармана ключи и стал их лихорадочно перебирать, теряя при этом драгоценные секунды.

Кэти издавала угрожающе опасные звуки.

— Держись, Кэти-девочка, еще немного, — уговаривал он ребенка.

Сэм положил Кэти на диван и бросился в ванную комнату. Нашел шприц в аптечке. Когда он подскочил к девочке, то увидел, что ее кожа почти посинела, а из ноздрей течет слизь.

— О Господи! — Он воткнул иглу в онемевшую руку, молясь, чтобы Господь смилостивился над ними. — Ну, давай же, Кэти-девочка, давай же.

— Как она?

Сзади стоял Джо, держа на руках Хлое, которая всхлипывала от страха.

— Пока не знаю.

Сердце Келли билось как огромный колокол, когда она вбежала в больничный холл.

— Меня зовут Келли Уолтере. Мою дочь привезла сюда «скорая помощь». Аллергическая реакция.

Женщина в белом халате, сидящая за столом в приемной, спокойно щелкала компьютерной мышью. Очевидно, она за долгое время службы здесь уже привыкла к панике пациентов.

— Она здесь, миссис Уолтере.

— А с ней все в порядке?

— Доктор будет с минуты на минуту, он с вами поговорит. А пока я дам вам документы, которые необходимо заполнить.

— Но с ней все в порядке? — Из глаз Келли готовы были вылиться потоки слез.

Женщина посмотрела на безумную мамашу и. сочувственно улыбнулась ей.

— Дорогая, я не знаю. Понимаете, я просто работаю в приемной, фиксирую звонки и принимаю информацию. Почему бы вам не спросить обо всем вашего мужа? Он должен знать гораздо больше.

— Кайл здесь? — спросила Келли еле слышно.

Но когда она повернулась, то увидела Сэма, сидящего в одном из кресел с высокой спинкой. Его локти лежали на коленях, голова была опущена на руки. Келли хотела услышать ответ на один-единственный вопрос:

— Сэм, что произошло? Что с Кэти?

Он поднялся и, ничего не сказав, крепко обнял ее и прижал к себе. Их сердца забились вместе в тревоге.

— Господи! С ней все будет в порядке?

— Да. Прости, я так виноват. Я просто… — Его голос дрожал. — С ней все будет хорошо.

Келли прикрыла глаза и положила голову на плечо Сэма. Прошло несколько минут, прежде чем она заговорила.

— Что же все-таки случилось? Сообщение, которое мне принесла в офис Лотти, было ужасным.

Я чуть было не поседела от ужасных предположений.

— Оказалось, что в мороженое была намешана арахисовая крошка. Все произошло так быстро.

Только что она была здорова, а потом… Господи, она не могла дышать…

Келли и сама однажды пережила такое. А от врачей знала, что с каждым разом реакция будет все сильнее и сильнее.

— Но ты сделал ей укол?

— Да. Я сделал все так, как ты мне говорила.

Он спас ее дочку. Келли поцеловала его в щеку и потом в губы.

— Спасибо, Сэм.

Они сидели, ожидая врача. Только тут Келли поняла, что рядом стоит Джо, держа на руках Хлое, которая крепко спала. Его дочка Николь стояла рядом с камерой в руках. Но, несмотря на это, Келли вложила левую руку в руку Сэма. Так они и сидели молча. Невообразимым образом посреди бурь переживаний и неизвестности Келли нашла покой.

В квартиру они вернулись поздно ночью. Кэти предстояло провести ночь в больнице. Когда они наконец-то дождались врача, он сообщил им, что дочка Келли выздоравливает и, возможно, не проснется до утра из-за успокоительных, которые ей дали. Только тогда Келли наконец-то согласилась идти домой.

Хлое уже спала, когда Сэм укладывал ее в кроватку. Стоя рядом с ним, Келли заметила:

— Дети выглядят как ангелы, когда спят. Я до сих пор каждую ночь тихонько прихожу в их спаленку. Я так люблю смотреть на них, когда они наконец-то уснули. Чем бы я ни была взволнована за день, я захожу к ним в комнату, и все мои проблемы враз исчезают, стоит только посмотреть на моих ангелочков. Вот ради кого я живу и борюсь.

Тут ее голос неожиданно сорвался на рыдание.

Сэм положил ей руку на плечо и крепко обнял.

— С Кэти все будет в порядке, Келли. Мы навестим ее утром, и она наверняка уже будет бегать.

— Надеюсь, что так.

Они снова пошли в гостиную и устроились на диване.

— Я даже не знаю, как отблагодарить тебя за спасение моей дочери.

— Да, эти минуты состарили меня на целую жизнь. Я никогда ничего так не боялся, честное слово, — признался Сэм.

Долгое время они сидели в тишине, прислушиваясь к ритму города за окном.

— Я тут решил поехать домой на день рождения отца, — вдруг сказал Сэм.

— Уверена, твоя мама будет счастлива. И что же заставило тебя изменить решение?

— Сегодняшняя ночь. Кэти. Представляешь, я никогда не видел своих племянников. Я всегда так злился на Донована и Лэй, что не понимал, чего лишаю сам себя. Мне казалось, что я наказываю их, а наказывал я только самого себя.

— Семья — это все, Сэм.

— Я знаю. — Он поднял ее руку к губам и поцеловал. — Спасибо тебе, что напомнила мне об этом.

Келли специально взяла на работе выходной, чтобы побыть с Кэти. И администрация шоу согласилась на целые сутки отключить камеры. Сэму тоже дали выходной. Он решил вернуться в свой дом, чтобы Келли могла побыть одна, хотя больше всего на свете ему бы сейчас хотелось провести этот свободный день с ними — с Кэти, Хлое и их мамой.

Лимузин остановился перед дверью. Выйдя из машины, Сэм ступил на порог. Каким же тихим и ненужно большим показался ему теперь этот дом.

Конечно, раньше он считал его вполне удобным для жизни. Но не теперь, когда у него появилось представление об уюте. Сейчас идеальная чистота в доме выглядела как ненужная стерильность.

Кому она нужна? Он прошел в большую комнату и сел на диван. Судя по всему, Келли приходилось вести переговоры с дизайнером, который трудился над оформлением комнат.

Сэм внимательно осмотрел большую комнату и удовлетворенно кивнул. Вряд ли он сам согласился бы на светлый тон дивана и подушки с цветочным узором, но нужно было признать, что все выглядело просто великолепно. Яркий цветной ковер прямоугольником лежал в центре комнаты.

Мебель была сгруппирована так, чтобы образовался особый уголок для общения, что сделало просторную комнату гораздо уютней. У Келли, кажется, был дар к оформительству.

Поднявшись на второй этаж, Сэм присел на краешек кровати, прислушиваясь к тишине.

Странно. Почему же, несмотря на то что у него было очень много дел, предстоящий день казался ему таким длинным и одиноким?

Неожиданно ему на память пришли слова Келли: «Семья — это все».

Он взял телефонный аппарат и набрал знакомый номер. Мать ответила после второго гудка.

— Привет, мам, это я, Сэм.

— Сэм! Как приятно слышать твой голос!

— Да. Я тоже рад тебя слышать.

— У тебя все хорошо?

Естественно, ничего другого она бы и не подумала. Наверняка с сыном что-то случилось, раз он звонит. Он знал по собственному опыту, как волнуют редкие звонки.

— Да все в порядке, мам, не беспокойся. Я просто звоню сообщить, что приеду домой.., на день рождения отца.

— Отлично! Отец будет очень, очень рад! Мгновение она колебалась, а потом добавила: Донован тоже будет и… Лэй.

— Да, и мальчишки тоже, я надеюсь. Думаю, настало время познакомиться с племянниками.

— О, Сэм…

— Знаешь, возможно, я тоже кое-кого с собой привезу. Даже нескольких человек. Знаешь, я встретил женщину. — Такое простое предложение не могло вполне передать те чувства, которые оно призвано было выразить. Никакими словами не передать то, что случилось с ним за последние несколько недель.

Его мать промолчала.

— Мама, ты слушаешь?

— Да, сынок, — ее голос почему-то дрожал.

Теперь была его очередь спросить:

— Что случилось?

— Ничего. Все хорошо, Сэм. Теперь у нас все будет хорошо.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Сэм слонялся по своему пустому дому добрую часть дня, пока наконец не сдался. Он быстренько побрился, уже второй раз за день, и обрызнулся одеколоном. Довольно насвистывая, Сэм уселся на водительское сиденье своего автомобиля. Любопытно, откуда этот мотивчик? Ему хватило секунды, чтобы вспомнить. Тут он рассмеялся вслух. Это была главная тема из диснеевского мультика «Красавица и чудовище».

Пробило пять часов. Келли весь день ухаживала за Кэти, хотя доченька уже чувствовала себя гораздо лучше и явно не нуждалась в такой опеке.

Однако Келли ничего не могла с собой поделать.

«А что, если» постоянно преследовало ее. Она надеялась против своей воли. На что, спрашивается? Она намекнула Сэму, когда благодарила его за спасение дочери… Теперь же, глядя на свою дочь, розовенькую и радостную, играющую игрушками, она с трудом верила, что всего лишь двадцать четыре часа назад эта крошка была близка к смерти.

— Можно заказать пиццу на ужин? — спросила Кэти.

Это не входило в планы расходов, но тем не менее это был как раз тот случай, когда можно было позволить себе лишние траты.

Спустя полчаса позвонили в дверь, и Келли, держа в руке двадцатидолларовую купюру, пошла открывать. На лестничной клетке стоял Сэм. Он выглядел гораздо более желанным, чем аппетитная чикагская пицца.

Странно, почему вдруг ее сердце так сильно забилось?

— Тебе не нужно платить мне за этот визит. Мое посещение совершенно бесплатно.

— Что ты здесь делаешь? — выпалила Келли.

Она все еще держала в протянутой руке купюру и недоуменно смотрела на нее.

— Сэм! — донесся до них крик Кэти. Через секунду она бросилась к мужчине и, не церемонясь, крепко обняла его за талию.

Сэм очень был рад избавиться от необходимости отвечать на провокационный вопрос Келли.

Конечно, надо как-то объяснить свой визит, но сейчас не самое подходящее время. Он опустился на одно колено, удивляясь порыву ребенка, который на этот раз не стеснялся чувств.

— Привет, Кэти-девочка. Как ты себя чувствуешь?

Она равнодушно пожала плечами.

— Со мной все в порядке.

— Ты напугала меня до смерти, а теперь говоришь, что с тобой все в порядке? — И он пощекотал ее. Девочка довольно рассмеялась. А потом он снова прижал ее к себе. — Если ты чувствуешь себя хорошо, для меня это самое главное.

— Я люблю тебя, Сэм, — важно сказала маленькая девочка.

— И я тебя очень люблю.

Всех вас, сказал он про себя. Странно, он так долго избегал этих слов и, что самое главное, этих чувств. Да, он встречался со многими женщинами, но ни одна из них не шла в сравнение с Келли. И таких девочек больше нигде не сыщешь!

Они сидели в гостиной, ели пиццу и смотрели мультики на кассете, которую Сэм взял напрокат в видеосалоне. Хлое уже стала засыпать, а Кэти позевывала. Когда же их глаза наконец закрылись, Келли и Сэм отнесли девочек в их комнату.

— Прошлой ночью она была в больнице, а сегодня у нее уже столько энергии, сколько у меня не бывает после литра кофе, — сказала Келли, тяжело вздохнув.

— Детишки всегда очень энергичны, — утвердительно кивнул Сэм.

— Да уж…

— Хочешь попкорна? Может, поставим другой фильм?

— Ну, возможно, ты и уговоришь меня на один, ответила Келли. — А какой фильм?

— «Умри, но не сейчас». Арлин упоминала о твоей слабости к фильмам про Джеймса Бонда.

Пару часов спустя, после того как Джеймс Бонд в очередной раз спас мир от катастрофы и влюбился в пару-тройку красивых женщин, Келли и Сэм сидели на диване в полутемной комнате.

— Кстати, ты ничего не хочешь мне сказать про новую прическу Кэти?

Сэм задумчиво потер рукой подбородок.

— Ты все-таки заметила?

— Это трудно не заметить.

— Кэти собиралась носить шляпы на протяжении нескольких недель, пока волосы не отрастут.

Но я поговорил с ней, так что все в порядке. — Он пожал плечами. — Вообще-то именно она втянула меня в эту авантюру.

— Каким образом?..

— Понимаешь, она увидела рекламу про Барби, начал он, — и…

— Она хочет Барби, — прервала его Келли.

— К сожалению, Рождество не так уж скоро.

— Она не просто хочет Барби, она хочет Кена и целый дом мечты. Она хочет семью, — прошептала Келли. — Вместо той, что я не могу ей дать.

— Ты в этом уверена?

Сэм наклонился и поцеловал Келли. Как он ни старался с самой первой встречи не привязываться к этой женщине, он уже тогда понимал, что обречен. Каким-то образом им удавалось сохранять отношения нейтральными с того самого дня, как они впервые встретились на складе. Если не вспоминать интимного эпизода в ванной комнате, когда она стояла перед ним в одном полотенце.

— Я так давно хотел это сделать! — прошептал он. — С нашей первой встречи на складе, когда я увидел тебя одетой в те самые обтягивающие джинсы, я мечтал только о тебе.

— Но мы не можем, — сказала Келли одновременно притягивая его ближе, чтобы поцеловать.

— Я знаю, это полное безумие. Мы должны бы остановиться. — Его пальцы теребили кромку ее футболки.

Келли сжала их.

— А как же Селин?

— Селин больше нет в моей жизни. Я не поддерживал с ней отношения с того самого дня, когда встретил тебя.

— Но почему?

— Я лежу рядом с тобой, а ты еще спрашиваешь?

— Знаешь, я не та, с кем можно играть в любовь, Сэм, — сказала Келли серьезно. — На мне слишком много ответственности.

— Ма-ма, ма-ма, — донеслись до них крики Хлое как раз в тот момент, когда Келли надеялась услышать слова любви.

Ей пришлось виновато улыбнуться.

— Этот ребенок важнее моих объяснений, — сказал Сэм, уткнувшись ей лбом в грудь. Потом встал с дивана, отпустив Келли. Она тоже встала.

— Сейчас вернусь, — пообещала она.

— Можешь не торопиться. Мои чувства к тебе так быстро не изменятся.

Сэм взглядом проводил женщину и, когда за ней закрылась дверь, вдруг посмотрел на скрытую камеру, установленную в стене. Ему подмигнул оттуда красный огонек. Неужто эта штука была включена?

Он посмотрел на часы: двадцать минут первого. Значит, их выходной день окончен. Любопытно, что именно записалось на пленку, когда камера включилась.

— Что случилось? — спросила Келли, через несколько минут вернувшись в комнату.

— Мне кажется, что камеры кое-что засняли из нашей с тобой жизни.

Ее глаза округлились, когда она посмотрела в сторону мигающего огонька, а потом на кровать.

— Ты же не думаешь?..

— Пока не знаю.

— Слава богу, мы с тобой не зашли слишком далеко.

— Да не волнуйся ты так. Уверен, что, даже если что-то и записалось, они не вставят это в сюжет, — сказал Сэм.

— Как думаешь, что скажет Райан? Мы вели себя вовсе не как соперники, — заметила Келли.

— Завтра все и узнаем, — ответил Сэм.

Конечно, его больше волновало не то, покажут или не покажут эту сцену по телевизору. Бесценный момент был безвозвратно упущен. Когда еще представится возможность обсудить их будущие отношения, чтобы за ними не следила камера или чтобы рядом не бегали детишки…

— Кажется, мне лучше уйти. Проводишь меня до двери?

Келли кивнула. Она проводила его, он обнял ее в коридоре и закрыл за собой дверь. Его поцелуй был нежен, но в нем чувствовалась страсть. Кровь в ее венах побежала быстрее, а сердце гулко забилось.

— Чтобы ты думала обо мне всю ночь.

Когда он ушел, Келли выключила свет и натянула футболку Сэма вместо своей пижамы.

Засыпая, она думала о любимом мужчине.

Келли сидела как на иголках — они дожидались встречи с администрацией шоу. Сильвия уже была здесь. Она шагала по кабинету Сэма на высоких каблуках, в костюме стального цвета. По всему ее виду можно было сказать одно: она была ох как недовольна. С другой стороны стола переговоров устроилась команда юристов, шуршащих своими бумагами.

— Знаете ли, я не могу сказать, что очень довольна, — гневно начала Сильвия. Лучше бы она этого и не говорила. Как будто нужны были слова, чтобы понять ее настрой! — Игра показала, что вы стали больше союзниками, чем непримиримыми врагами. Это было видно еще при подготовке к деловой встрече с «Боуки эпплайанс». Мы заметили ваше сотрудничество и в других случаях, когда вы по правилам игры не должны были вмешиваться в дела другого. Мы считаем, что это всего лишь определенный вид симпатии с обеих сторон. Мы даже планировали устроить вечеринку, на которой вы оба выдали бы себя. Однако прошлая ночь все объяснила лучше нас.

Она нажала на кнопку компьютера и развернула его экраном так, чтобы Келли и Сэм могли все видеть.

Келли чуть было не поперхнулась холодным чаем, когда увидела их с Сэмом на диване. Ей хотелось умереть на месте.

— Это ведь не будет показано в эфире? — достало мужества спросить у Сэма. Он не выглядел испуганным. Скорее уж разгневанным.

Сильвия дугой выгнула бровь.

— Едва ли. Мне казалось, что в начале игры мы с вами обговорили все условия. Вы подписывали документы в здравом уме и твердой памяти. И вы не выполнили своих обязательств. Теперь вы дисквалифицированы.

— Оба? — спросила зачем-то Келли.

— Хм, я что-то не заметила, чтобы вы, милочка, особенно сопротивлялись, — Сильвия кивнула на экран. — Наши юристы подготовили бумаги для подписи.

— Адвокатам из «Дэнбери» придется на них взглянуть.

— Отлично. Уверена, что они подтвердят правильность наших претензий и вы оба будете удалены с поля игры.

Сэм коротко кивнул и поднялся.

— В таком случае наша встреча закончена.

Сильвия вышла, сопровождаемая своими юристами.

— Мне очень жаль, — сказал Райан, протянув руку для пожатия. Кивнув в сторону Келли, он продолжил:

— Желаю удачи в личной жизни.

Итак, все кончено, в отчаянии думала Келли.

Бал Золушки не состоялся.

— Мне так нужны были эти деньги, — сказала она тихо, когда они остались одни в конференц-зале. Кроме того, я пропустила самую важную часть моих вечерних занятий.

— Мне очень жаль.

— Ну, это не твоя вина, Сэм, — улыбнулась она смущенно. — Надо же мне кому-то пожаловаться.

Он взглянул на часы.

— Мне нужно закончить одно дело.

Келли удивилась:

— Что именно?

— То, что начал сегодня, — сказал он, притягивая ее к себе за руку. И они молча последовали к лифту. — Давай сегодня вечером пойдем в ресторан. Мой банковский счет снова стал моим, раз уж мы обратно поменялись местами. — И он дружески пожал ей руку, а потом посмотрел на нее и поцеловал в губы.

Звякнул звонок: первый этаж. Двери открылись, и Сэм вышел из лифта.

— Я думаю, нам есть что обсудить, — раздалось неожиданно за спиной.

Двери лифта медленно закрылись, Келли повернулась на звук женского голоса и увидела Селин Мазерли.

— Извините?

Селин ничего не сказала, но ее колючий взгляд проследовал снизу вверх. Одна женщина внимательно и придирчиво разглядывала другую: туфли, колготки, костюм и отличная косметика. Келли ни минуты не сомневалась в своей привлекательности, но… Так же она не сомневалась, что изрядно проигрывает этой дамочке из высшего общества. Выражение лица этой женщины буквально кричало: и эту он предпочел мне?

Но тут же Селин улыбнулась весьма приятной, почти дружеской улыбкой.

— Вы ведь Келли, не так ли?

— Да.

— Я всего лишь хотела забрать несколько своих вещичек из офиса Сэма. Иногда он позволял мне туда приходить, вот я их и оставила по женской забывчивости.

— Отлично.

— Полагаю, Сэм уже сказал вам, что между нами все кончено. А он сообщил, почему именно?

— Это не ваше дело.

Двери лифта открылись, Келли вышла в холл на своем этаже, но Селин догнала ее и схватила за руку — Давай же поговорим как женщина с женщиной, наедине. Между вами обоими что-то произошло, не скрывай.

— И это совершенно не ваше дело.

— Возможно. — Селин равнодушно пожала плечами. — Я случайно подслушала ваш разговор, и я хотела бы тебя предупредить: Сэм поначалу всегда такой пылкий и искренний. Но это не продолжается долго.

— Без обид, но я не понимаю: вам-то до этого какое дело? — резонно заметила Келли.

— Да, вы правы, уверена, вас не интересуют все его предыдущие похождения и шлейф брошенных им женщин, но… Когда я узнала о ваших отношениях, мне стало вас жаль. Конечно, я сразу же поняла, что между нами все кончено.

Селин уже отвернулась и стала удаляться, как вдруг Келли неожиданно для самой себя спросила ее вдогонку:

— А что вы хотели мне рассказать?

— Да ничего особенного. Просто такой же случай, как ваш, произошел с ним в одном из универмагов сети «Дэнбери», в котором он тогда работал.

— Селин, к чему все эти намеки? Почему бы вам не сказать прямо? Мне пора на работу, и свободного времени на разговоры у меня нет.

Глаза Селин сузились и стали похожи на щелки, но тон все равно оставался дружелюбным.

— У Сэма уже были подобные отношения в прошлом. И все развивается по одному и тому же сценарию.

Келли было все равно, с чем или с кем ее сравнивают, но ее любопытство эта женщина зацепила, хотя она и не подала виду.

— Многие не знают о подлых случаях сексуального совращения, — не унималась Селин.

— Сексуального совращения? На что вы намекаете?

— В какой-то момент он может решить, что вы воспользовались этой интрижкой для продвижения своей карьеры. Когда вы ему надоедаете, он приглашает юриста и оформляет дело так, что вы оказываетесь наглой совратительницей, готовой на все ради продвижения по службе и повышения в должности. Так что мой вам совет: найдите хорошего адвоката, чтобы не оказаться не подготовленной в случае чего. — И она подошла поближе к Келли. В нос ударил запах противных сладких духов. — Как бы вам вскоре не пришлось искать новую работу.

Селин исчезла за дверью лифта.

Скорее всего, она была не в курсе, что их дисквалифицировали как игроков. Однако какая ядовитая змея. Любопытно, как мог в нее влюбиться Сэм…

Повернувшись, Келли наткнулась на Лотти Бранч. Женщина холодно посмотрела на нее.

— Мистер Боуки на линии. Вряд ли вы захотите пропустить этот звонок.

— Спасибо, Лотти, — сказала она с улыбкой.

Однако сдержанное выражение лица женщины оставалось прежним. Очевидно, она слышала диалог двух соперниц. Впрочем, у Келли совершенно не было времени размышлять об этом, как не было желания ничего объяснять. Что произошло у них с Сэмом не касается никого — ни Селин, ни рабочего персонала.

Гордо подняв подбородок, Келли проследовала в кабинет и взяла трубку.

— Обычно я не пересказываю содержания личных разговоров кому бы то ни было, мистер Максвел. Мне казалось, вы это знаете.

Сэм улыбнулся Лотти Бранч. Она верно служила «Дэнбери» на протяжении вот уже многих лет.

— Я ценю вашу преданность, Лотти. Но вы, должно быть, чего-то не поняли. Келли Уолтере не из тех, кто будет заявлять о сексуальном насилии.

— Без обид, мистер Максвел, но, когда дело касается денег, люди делают и говорят такие вещи, которых обычно от них не ждешь. А я просто пересказываю то, что слышала из разговора мисс Уолтере и мисс Мазерли.

Когда Лотти ушла, Сэм сел в кресло и стал раздумывать над ее словами. Если информация исходит из такого источника, как Селин, он не должен верить, но принять на заметку надо непременно.

Впрочем, Лотти Бранч не из тех, кто льет воду на чужую мельницу, ей незачем болтать. Итак, сказанные слова вполне могли иметь место. Иначе бы она ему ничего не сказала.

Могла ли Келли думать о том, чтобы нанять юриста?

«Мне так нужны были эти деньги», — сказала она тогда. Неужели она теперь хочет иным способом взять реванш?

До Сэма дошло, что тот самый поцелуй, запечатленный на камеру, станет замечательным вещественным доказательством для дела, если Келли решит-таки его открыть.

В любом случае она с блеском может обставить все так, что Сэм вылетит из кресла вице-президента компании.

«Я все сделаю ради моих девочек». Как часто она говорила ему эти слова? Неужели она могла на такое решиться и разрушить его карьеру?

Нет. Он не мог поверить в такую подлость.

Только не Келли. Сэм всегда считал себя хорошим психологом. Уж кто-кто, а он-то разбирался в человеческих характерах. И он не верил, что в привычках Келли лгать и хитрить ради достижения целей. Потом вдруг он вспомнил Лэй. Ведь тогда он тоже безоговорочно верил. Невеста и его брат закрутили роман за его спиной так, что он этого даже не замечал до самой их помолвки.

Лучше я напрямую поговорю с Келли, решил он. Я дам ей шанс все мне объяснить.

— Ты сегодня какой-то тихий, — сказала Арлин, когда они вышли на работу после пятиминутного перерыва.

Сэм пожал плечами:

— Мне многое надо обдумать.

— Конечно, — рассмеялась она. — Мне кажется, я знаю, о ком ты думаешь.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ну, если бы ты смотрел на меня так, как однажды смотрел на Келли.., я бы, пожалуй, обратилась в суд. Это непорядочно с твоей стороны.

И она подмигнула. Он, конечно, понял, что это шутка, но в данный момент ему не было смешно.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Келли провела оставшийся день, прибираясь в офисе Сэма. Она просматривала документацию, раскладывая ее по папкам. Лотти ушла после обеда, сказав что-то насчет визита к дантисту.

Но это даже к лучшему. Келли хотелось побыть одной.

Она сидела за огромным рабочим столом и внимательно осматривала комнату. У нее было много идей и еще больше было фантазий. Теперь их еще труднее загнать в бутылку, как джинна, но Келли знала: она добьется повышения по службе.

Конечно, теперь она будет видеться со своими доченьками гораздо чаще. Теперь, когда это шоу закончилось. Но так ли часто она будет видеть Сэма? Он, помнится, сказал, что им надо кое-что обсудить. Планы на будущее, кажется. Да, кажется, так он и сказал.

Зазвенел телефонный звонок, и Келли неожиданно для себя улыбнулась. Чего она ждала? До конца ее работы в качестве вице-президента «Дэнбери» оставалось всего два часа, как вдруг ей сообщили, что против чикагского филиала возбуждено уголовное дело.

На прошлой неделе в универмаге упала женщина. Очевидно, она поскользнулась на пролитой содовой в женской примерочной и сломала руку.

Оказалось, что она играет на виолончели в Чикагском симфоническом оркестре.

— Ну, и сколько же просят ее адвокаты? — поинтересовалась Келли, потирая вспотевший лоб. Ей показалось, что сердце остановилось, когда она услышала названную сумму.

— Не принимайте это близко к сердцу, мисс Уолтере. Такие вещи часто случаются в магазинах. Вам, поскольку вы руководите, надо всего лишь подсчитать бюджет.

Повесив трубку, Келли вытерла влажное от пота лицо.

— Ты правда будешь без нас скучать, Сэм? спросила Кэти, когда они разбирали белье в ожидании возвращения Келли.

Он замер, держа в руках пару розовых колготок.

— А ты как думаешь, Кэти-девочка?

— Мама говорит, что невежливо отвечать вопросом на вопрос.

— Хм, она права, — пробормотал Сэм. — Хотя частенько поступает так сама. Конечно, я буду без вас скучать.

Он будет скучать по топоту маленьких ножек по паркету. По неугомонной болтовне и смеху, которые наполняли каждый час его пребывания в этой квартирке. Он будет скучать по испачканным масленым пальчикам, которые нужно срочно отмыть, и пухлым губкам, которые постоянно его чмокали, а также по карандашным рисункам на белой дверце холодильника.

Он будет скучать и без тихих послеполуночных разговоров с красивой и умной женщиной, которую полюбил. И которая никогда не полюбит его в ответ.

Это ли не возмездие судьбы? — думал Сэм с горечью в душе. Он бежал и бежал от любви только затем, чтобы она настигла его в самый неподходящий момент.

— Ты ведь будешь приходить к нам? — снова спросила Кэти.

Сэм свернул очередную футболку, которую Келли надевала вместо пижамы.

— Ну, мне сложно ответить.

Огромные слезы появились на глазах Кэти.

— Что бы ни говорили взрослые, это все равно всегда значит «нет». Ты же обещал пойти со мной на танцы. Ты обещал, Сэм!

Сэм сел рядом с пакетом белья и посадил девочку к себе на колени. Прижав ее к себе, Сэм сказал:

— А я и пойду. Я всегда выполняю свои обещания.

Джо и его дочь демонтировали последнюю камеру в квартире Келли. Другая команда операторов в этот момент работала в доме Сэма. Келли и Сэм в одно и то же время собирали свои вещи: он в ее квартире, она — в его доме, чтобы через некоторое время вернуться каждый в свою жизнь. Келли отпустила шофера, чтобы тот отвез ее вещи в квартиру. Те вещи, которые предназначались для роли вице-президента. Наденет ли она их еще когда-нибудь? Будет ли такой случай?

Конечно, Келли будет скучать по просторному рабочему кабинету Сэма и должности, которую она занимала. Но прощаться с этим домом приятно. Интерьер получился очень красивым. Она с удовольствием принимала участие в оформлении комнат. Вот эти подушки и новая обивка дивана ее идея. Она медленно прошла по всем огромным комнатам, убеждаясь, что все лежит на своих местах. Попутно она думала о разных вещах. Сэм вовсе не был идеалом и предметом мечтаний всякой женщины, надо признать. Однако ее душа шептала, что этот мужчина ей идеально подходит. Она глубоко вздохнула и направилась к выходу.

Сэм, как обычно, ожидал ее на диване. Было не поздно, около семи часов вечера. Девочки встретили ее еще в дверях радостными воплями, набросились на нее с объятиями и покрыли ее лицо и руки поцелуями. Сэм терпеливо ждал своей очереди. Келли не могла догадаться почему, но выглядел он уныло.

— Привет.

— Кэти, не могла бы ты отвести Хлое в спальню и почитать ей сказку, пожалуйста, — попросил Сэм. — Я бы хотел поговорить с мамой.

Кэти бросила понимающий взгляд на взрослых, а потом взяла за руку Хлое и вышла из гостиной.

Дверь за ними со стуком захлопнулась, и Келли сказала:

— Я думала, мы поужинаем в ресторане. Я уже позвонила Мириам и спросила, не сможет ли она приглядеть за девочками.

— Сначала мне бы хотелось с тобой поговорить.

— Что-нибудь не так?

— Я кое-что узнал сегодня днем, и мне очень хотелось бы развеять все сомнения. Ответь, пожалуйста, на несколько моих вопросов.

— Ладно, — медленно произнесла Келли.

— Суд состоится?

От удивления она даже заморгала.

— А ты откуда знаешь?

— Ну, мне полагается быть хорошо информированным, — с горечью произнес Сэм.

— Юрист сказал, такое частенько случается, когда занимаешь руководящую должность.

— Ты ведь позаботишься о детишках, не так ли?

— Ничего не понимаю. Ты на сей раз о чем? Тут в ее сердце заползла настоящая паника: ведь он поднялся с дивана и направился к выходу. Почему ты уходишь?

— И ты еще спрашиваешь?

— Сэм, в чем дело? Ради бога, я не понимаю, что происходит. Одно судебное дело, возбужденное против универмага «Дэнбери», и ты уже хлопаешь дверью?

Он протянул руку. Единственный ключ на золоченом колечке свисал с его указательного пальца. Ключ от ее квартиры. Когда он сказал «прощай», она поняла: это навсегда.

Сэм не сразу поехал домой. Сначала он завернул к Стивену Дэнбери, намереваясь сообщить боссу о сложившейся ситуации. Сэм собирался отказаться от должности, чтобы защитить репутацию «Дэнбери».

Ему открыла дверь жена Стивена Кэтрин, приветствуя его теплой улыбкой. Она была красивой женщиной и влюблена в своего мужа. Чувства всегда возвращаются сторицей, как знал Сэм. Впервые, когда он увидел эту счастливую чету, у него в груди заскреблась зависть. Простые взгляды, которыми постоянно обменивались супруги, были лишены всяческой сексуальности, однако полны другого чувства — преданности и тепла, взаимоуважения и понимания. А это немногим дано.

Некоторое время ему казалось, что и он наконец нашел свою судьбу. Наконец-то. Но… Келли выбрала деньги, предпочтя материальное благополучие отношениям с ним.

— Стивен сейчас в детской, укачивает Галину. Я схожу за ним.

— Нет, пожалуйста, не беспокойте его. Я могу подождать до завтра. И он смущенно провел рукой по волосам, кляня себя за непредусмотрительность. Ведь было уже поздно. — Мне следовало сначала позвонить вам. Простите меня за столь поздний визит.

— Что за ерунда, Сэм, — отозвалась Кэтрин. Она взяла его за локоть и буквально втянула в комнату. — Мы всегда рады вас видеть.

Она оставила его располагаться в большой комнате, налила ему выпить и пошла к своему мужу.

— Ты выглядишь как человек, которому есть что сказать, — добродушно проговорил Стивен.

Затем он кивнул в сторону бокала вина в руке Сэма. — Я бы мог и сам немного выпить. — И добродушно улыбнулся.

— Я собираюсь немедленно освободить свою должность.

Рука с бокалом замерла на полпути. Стивен заморгал от неожиданности.

— Стоп, стоп. Почему бы тебе не начать с самого начала и не объяснить хорошенько, что же именно подвигло тебя на такое странное решение? Это все из-за шоу? Потому что вас обоих отстранили от участия в нем? Я, конечно, разочарован, что не смогу продолжать смотреть на вас по телевизору, но…

— Нет, конечно, дело не в этом. Я не уверен, знаете ли вы.., но против универмага возбуждено уголовное дело.

— Да, я в курсе. Келли звонила сегодня днем.

— Келли звонила вам? — спросил Сэм, поперхнувшись вином. — И сколько же она просит?

— Юристы еще не определили сумму точно. Стивен поставил бокал в сторону. — Что, я что-то пропустил в этом деле? Зачем тебе увольняться из-за того, что какая-то женщина поскользнулась в примерочной и сломала себе запястье? Разве это ты подтолкнул ее?

— Поскользнулась?.. — Сэм покрутил головой. Нет-нет. Дело не в этом. Обвинение было в сексуальном домогательстве.

— Так, — сурово нахмурился Стивен. — А вот это для меня новости.

Допив свой стакан, Сэм рассказал ему всю историю, с начала и до конца. Странно, но вместо того, чтобы нахмуриться, Стивен выглядел весьма добродушным, разве что слегка скептичным.

— Давай-ка во всем разберемся. Ты услышал не из первых уст, от Лотти, что некий разговор имел место между Селин и Келли. И поэтому ты хочешь уходить из «Дэнбери»?

Звучит глупо, надо признать. Сэм согласился бы с этим.

— Но ей нужны деньги.

— Хм, деньги многим нужны. Но это не значит, что вдруг все становятся хитрыми и обманывают своих друзей ради денег.

— Но ведь она признала, что будет суд.

— А разве ты напрямую спросил ее, какого предмета будет касаться это судебное разбирательство? И она тебе ответила?

— Нет, было все не так, но… Ведь она далеко не дура, Стивен. С самого начала она говорила, что ей непременно нужно выиграть.

— Угу, я прекрасно понимаю, на что ты намекаешь. И все же это не похоже на Келли Уолтере. Я имел случай познакомиться с ней поближе. И убедился: это честный, трудолюбивый и способный человек. Не говоря о том, что умная и блестящая женщина.

— Меня она тоже ввела в заблуждение, — проговорил Сэм с изрядной долей горечи в голосе.

— Кэтрин бы сказала, что ты мелешь чушь. Почему бы тебе не поговорить с Келли еще раз?

— Я собираюсь посетить зал суда во время слушания дела «Дэнбери», — заявил Сэм нетерпеливо. — Это единственно верное решение.

— Ты уже все решил окончательно? — спросил Стивен. — Ты точно знаешь, что нужно Келли? Однажды я тоже подозревал Кэтрин. И это чуть было не стоило мне счастья, которым я наслаждаюсь по сей день.

Странно было слышать эти слова из уст человека, который владел огромным денежным капиталом.

И все равно Сэм упорствовал:

— Это совсем разные вещи.

— Нет, не разные. Любовь — это доверие.

— При чем здесь любовь?

— Это написано на твоем лице. Ты ее любишь.

— И вы не позволите мне просто так уйти?

— Нет.

— А как же насчет политики компании? Я ведь нарушил основное правило.

— Это не в счет, — пожал плечами Стивен. — Супружеские отношения не портят репутацию компании.

В ту ночь Келли так и не сомкнула глаз. Она никак не могла привыкнуть к тому, что Сэм больше не спит в соседней комнате. Девочки, должно быть, чувствуют то же самое. Впервые за несколько месяцев к ней в кровать пришла Кэти. А когда она услышала, что начала плакать Хлое, Келли пошла к ней и взяла ее с собой тоже. Так они и устроились втроем на одной узенькой кроватке. Это был ее мир, который она так любила. Об этом были ее постоянные молитвы. Но теперь ее сердце говорило: не хватает чего-то еще, кого-то еще.

Сэм перевернулся на другой бок и посмотрел на часы. Полночи уже прошло, а он до сих пор не спит. Впервые за месяц он лежал на удобном мягком матрасе, и это была его собственная комната, с кондиционером и с достаточным пространством, которое никто не занимал. Ему не мешали ни шумы ночного города, ни гудки поздних машин, ни стук электричек, ни лай собак. Ему бы спать как младенцу.

Как Хлое.

Он перевернулся на живот со стоном. Перед его мысленным взором возникли три золотоволосые фигурки — одна взрослая и две малышки, и тут он понял: этой ночью ему не заснуть.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Прошло несколько недель. Сэм постоянно был занят эти дни, загружая себя работой. Чтобы некогда было думать о беспокойной семейке Уолтере. Но все его попытки были напрасны. Он так и не внял разумному совету Стивена поговорить напрямую с Келли и прояснить ситуацию. Кажется, он боялся вполне определенной вещи — боялся того ответа, который получит.

Сэм оглядел свой кабинет. Келли оставила здесь все так, как было. Единственное, она принесла сюда огромный фикус в широкой кадке, он стоял при входе. Кажется, растение успело за это время потерять несколько листьев, словно бы упрекая его в том, что он не ухаживает за ним должным образом.

На углу стола стояла ваза. С увядшей розой. Сэм все забывал ее выбросить. Он встал, намереваясь наконец это сделать, как вдруг позвонила Лотти.

— Мисс Уолтере хочет вас видеть, мистер Максвел. Она уверяет, что это очень важно, ей нужно с вами серьезно поговорить.

Итак, Келли здесь. Он набрал воздуху в легкие.

— Пусть войдет.

Однако в его кабинет зашла не Келли. Это была Кэти.

— Кэти! — Он посмотрел на часы. — Почему ты не в школе?

— Мне нужно было увидеться с тобой. Это срочно.

Она говорила таким серьезным тоном, что улыбаться было точно нельзя. Сэм молча кивнул и предложил ей присесть на одно из свободных кресел перед столом.

— А твоя мама знает, что ты сюда пришла?

Кэти посмотрела на свои ботинки.

— Нет. Я надеюсь быть дома до того, как она узнает о моем отсутствии.

— Так что за срочное дело, из-за которого ты прогуляла школу, чтобы увидеться со мной?

— Во-первых, наш танец уже на этой неделе. И она беспокойно заерзала в кресле. — Помнишь, танец «Отец с дочкой»?

Сэм встал, обошел массивный стол и присел перед ней на корточки. Взяв ее руки в свои, он прошептал:

— Конечно, помню. Я же обещал.

— Но я не думала… В общем, ведь ты и моя мама… Казалось, вы так рассердились друг на друга.., в тот последний раз, когда ты был у нас дома.

Я думала, вы поссорились.

Дом…. Как заманчиво звучит. Не твой дом, напомнил он себе, просто дом. Как будто Сэм вообще имел право об этом думать.

— Я всегда держу свое слово, Кэти. И это обещание я тоже сдержу. — Он поднялся, считая, что это конец разговора и он может отвезти ее обратно в школу.

Но вдруг она выпалила:

— А я решила не идти.

— Ты изменила свое решение из-за мамы?

— Вроде того. Она купила мне новое платье, — сказала Кэти, расстегивая рюкзак, который притащила с собой.

Сэм ничего не понимал в детской моде, но платье было восхитительным в любом случае. Бледно-розовое и пышное, с широкой ярко-розовой лентой и розовыми бутонами по низу… Мечта всякой девочки.

— Тебе оно не нравится?

— Оно мне очень нравится, — важно заявила она. — У меня никогда не было такого красивого.

Но… Я знаю, оно очень дорогое, даже если у мамы и есть карточка со скидкой, потому что она работник «Дэнбери».

Конечно, Келли должна была делать покупки именно в их универмаге. Это обходилось ей всегда дешевле. Он знал это теперь лучше, чем кто-либо другой.

— У нас нет денег на такие дорогие вещи.

— Твоя мама, наверное, думает иначе. Она бы не купила такую дорогую вещь.

— Я знаю. Но она специально продала одному дядьке свое золотое кольцо. Я слышала, как она говорила миссис Мерфи, что это некий мистер Ломбард и он ей дал деньги за него, и я решила, что лучше уж не пойду на этот танец, если ради него мама продала свое кольцо. Это же ее единственная красивая вещь. Там были камни — мой и Хлое. Она купила его на День матери.

У девочки дрожали губы, когда она все это произносила. И точно так же дрожало сердце Сэма.

Ни один человек, который ожидает появления больших денег, не станет продавать свое драгоценное кольцо ради того, чтобы купить ребенку платье для танцев.

Он оказался не прав. Еще хуже: он был полным глупцом. Слепым глупцом, который едва не разрушил сам свое счастье.

— Пусть это платье остается у тебя. Я хочу увидеть тебя в нем на этой неделе, когда зайду за тобой на танцы.

— Но, Сэм…

— Не волнуйся, Кэти-девочка. Я позабочусь обо всем.

Когда Сэм отвозил Кэти в школу, он напомнил ей:

— Не говори маме о своем визите ко мне. Пусть для нее это будет сюрприз.

Келли тяжело вздохнула и лишь потом открыла дверь. Она прекрасно знала, кого за ней увидит Сэма. Он приехал, чтобы забрать Кэти на этот ее танец «Отец с дочкой». Келли была ему благодарна за это, благодарна, что он не забыл и понял, как для девочки это важно. Ведь ей только семь лет. И с другой стороны — видеть его для Келли было мучением.

Он выглядел таким привлекательным. Этого она и боялась весь день. Одет в черный костюм и белоснежную рубашку. В руках он держал белую коробочку и букет красных роз.

— Привет, Сэм.

Келли похвалила себя за то, что сердце ее на этот раз не колотилось о ребра, как пойманная в клетку бедная птичка. Оно лишь ныло и разрывалось от боли.

— Привет.

— Чудесно с твоей стороны, что ты приехал.

— Я и сам рад до безумия.

— Какие замечательные розы, Сэм. — Никто еще не дарил ей таких роз.

— Но это не для Кэти, ты уж извини. — И он протянул девочке белую коробочку:

— Вот для Кэти. Розы — для тебя.

Келли открыла рот от удивления, слова не шли с языка. Ни один мужчина не дарил ей цветы, никогда. Даже ее бывший муж не делал этого.

— Помню, как однажды ты рассказала мне, что красные розы символизируют для тебя надежду.

Смею ли я надеяться, что ты простишь меня?

— За что? — прошептала она, зарывшись лицом в цветы. — Ты никогда не говорил мне ничего обидного.

— За то, что я в тебе сомневался, подозревал тебя. За то, что сомневался в самом себе.

— А как же насчет политики.., к-компании? спросила она. — Служебные романы ведь не приветствуются…

Сэм подошел к ней поближе и усмехнулся.

— Я почему-то думаю, что Стивен пересмотрит этот пункт.

— А если нет?

— Не сомневайся. Иначе я просто уйду.

Улыбка растаяла на его лице, и женщина поняла, насколько он серьезен.

— Но чтобы окончательно расставить точки над "i", хочу сказать: увольняться ради простых свиданий с тобой я не намерен.

С этими словами он вытащил что-то из кармана. Вдруг Келли поняла, что это было, и на ее глаза навернулись слезы.

— Мое кольцо! Как ты его раздобыл?

— Ну, надо сказать, это было нелегко, конечно.

Знаешь ли ты, как много в Чикаго ломбардов? Он смахнул рукой ее слезы. — Но это не единственное кольцо, которое я бы хотел тебе сегодня подарить, Келли Уолтере. Впрочем, я думаю, второе немного подождет.

— Господи.., неужели.., ты делаешь мне предложение?

— Сначала послушай меня. По какой-то причине несколько недель назад я влюбился в тебя, Келли Уолтере, но мне понадобился не один день, чтобы признать это и поверить своим чувствам. Я хочу, чтобы ты была со мной, Келли. Не на краткое время, а на всю жизнь.

— Сэм…

— Подожди, дай мне закончить. Возможно, Кайл и не был предназначен для отцовства. Но я знаю, что мне это нужно — чувствовать себя отцом. Когда-нибудь, я очень на это надеюсь, и я добавлю свою лепту в это колечко еще одним камешком.

Но, честно говоря, я бы не хотел быть Сэмом для Кэти и Хлое. Я хочу быть для них папой.

— Так можно мне что-нибудь вставить?

— Все. Больше мне пока что сказать нечего. Сэм наконец-то выдохнул и замолчал.

— Ну, а у меня есть что сказать. Я все приберегала для подходящего дня. Сэм, я люблю тебя.

Эти слова были готовы сорваться с ее губ весь напряженный месяц. Однако так и остались при ней и жгли ей сердце. Теперь они нашли прекрасный выход.

— Кажется, мы с тобой оба выиграли эту игру, сказала Келли со счастливым вздохом.

— Значит ли это, что Сэм будет жить с нами? спросила Кэти и захлопала в ладоши. К ней присоединилась и Хлое.

— Нет, — твердо сказал Сэм. — Это значит, что вы, мои дорогие, поедете жить ко мне.

И Келли подумала, что знает, чем именно будет заполнено пространство огромного дома: любовью.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ