КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 404828 томов
Объем библиотеки - 533 Гб.
Всего авторов - 172232
Пользователей - 91979
Загрузка...

Впечатления

argon про Гавряев: Контра (Научная Фантастика)

тн

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Ярцев: Хроники Каторги: Цой жив (СИ) (Героическая фантастика)

Согласен с оратором до меня, книга ахуенчик

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
greysed про Шаргородский: Сборник «Видок» [4 книги] (Героическая фантастика)

мне понравилось

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
kiyanyn про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

Единственная здравая идея: что влияние засрапопаданца может резко изменить саму обстановку, так что получает он то же 22 июня, только немцы теперь с куда более крутым оружием...

Впрочем, это, несомненно, компенсируется крутостью ГГ, который разве что Берию в угол не ставит, а Сталина за усы не дергает, так что он сам сможет справиться с немецкой армией врукопашую (с автоматом для такого героя было бы уже как-то неспортивно...)

Словом, если начинается, как чушь, то так же и закончится.

Нет, конечно, бывают и исключения, когда конец гораздо хуже начала...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Маришин: Звоночек 2[СИ, закончено] (Альтернативная история)

мне тоже понравилось. хотя много технических подробностей

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Панфилов: Ворон. Перерождение (Фэнтези)

После прочтения трилогии "Великая депрессия", которая мне понравилась, захотелось почитать еще что либо из произведений этого автора. Начал читать "Ворона", но недолго. Дочитав до описания операции по очистке Сербии, в ходе которой были убиты около пяти тысяч "американских элитных вояк"(с), бросил эту книжку. В родной стране говна много, автор его вскользь описывает, а вот поди ж ты! "Америкосы" ГГ дышать мешают! Особенно насмешила сноска, в которой пацаны-срочники всегда выигрывают у элитников американцев. Ну да, и пример взят энциклопедический - провал "Дельта Форс" в освобождении заложников. "Голливудская известность" Дельты, ерничает автор. А нашумевшая известность родного спецназа после Беслана, Норд-оста и т.п. его не колышит. В общем, мое мнение о книге - типичный "вяликоруский" шовинизм и ксенофобия. В топку!

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Шляпсен про Огнев: Шакал (СИ) (Боевая фантастика)

До вроде ничего так, но вот эти философские рассусоливания за жисть, ну и чё за финал, товарищ автор.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Рыбка (fb2)

- Рыбка 11 Кб (скачать fb2) - Вячеслав Головнин

Настройки текста:





Вячеслав Головнин

Рыбка


- Что это за рыбка на твоем столе, - спросил я как-то Олесю.

- А я, что, не рассказывала тебе о ней? – задала она мне встречный вопрос. Вот эта любимая ее манера, отвечать вопросом на вопрос и, заставляющая меня подозревать, что среди ее предков явно затесалась иудейская кровь.

- Не помню, - честно ответил я.

- Ну тогда слушай, - ответила Олеся.

(Далее идет рассказ Олеси, который я записал, практически ничего не меняя и не приукрашивая.)

- Дело было в начале 1954 года. Только что встретили Новый Год и папе нужно было возвращаться в тубдиспансер. Он собрал свои бритвенные и письменные принадлежности и спросил у меня:

- Олеся, ты мне не отдашь свой красненький чемоданчик?

У меня был такой среди игрушек. Когда его покупали, в нем лежала какая-то игрушка или даже комплект игрушек. Чемоданчик мне было не жалко, и я с легкостью отдала его папе.

- Ну, вот, другой разговор, - сказал папа, застегивая чемоданчик на защелку, - у меня как раз все, что мне нужно, в него и вошло. И бритва, и помазок со стаканчиком, и авторучка моя с флаконом чернил, и даже записная книжка уместилась.

Он повернулся погладил меня по голове:

- Спасибо, тебе, Олесенька.

- Пожалуйста, папа. А поплевашка твоя сюда не вошла?

- Я ее в кармане ношу, - ответил папа.

Он встал, походил по комнате взад и вперед, вспоминая, наверное, не забыл ли еще чего, и снова обратился ко мне:

- У меня к тебе будет еще одна просьба, Олесенька. Ты подари мне какую-нибудь свою игрушку. Я ее на тумбочку положу и буду тебя вспоминать.

Я задумалась. Игрушки у меня были, но не сказать, чтобы их было много. Каждая была на счету. У каждой было свое место. Тут у меня был полный порядок.

- Что же ему отдать, - задумалась я. Думала, думала и придумала:

- Папа, а возьми моего Петрушу. Его можно повесить над кроватью на гвоздик.

Петрушей была большая кукла с шутовским колпаком на голове и размалеванным лицом клоуна. На нем был одет клоунский наряд.

- Нет, Олеся, он не подойдет. Это слишком большая кукла. Она моих медсестер пугать будет. Мне бы что-нибудь маленькое. Вот подари мне рыбку. Она ведь у тебя не одна?

Рыбок у меня было три. Они были одинаковые и очень красивые. Черные глазки по обеим сторонам, приоткрытый ротик. Зеленая головка, желтые бочка, плавно переходящие в красный раздвоенный хвостик. Брюшко было сделано плоским, и рыбка устойчиво лежала на столе. Ее можно было поворачивать. Если смотреть на нее вдоль ее оси, то рыбка походила на подводную лодку. Я выстраивала из своих трех рыбок подводную армаду, которую направляла в море топить немецкие подлодки и сопровождать наши караваны. Мамин брат, дядя Павлик воевал на Северном флоте морским летчиком и часто рассказывал об этом. Короче говоря, рыбку мне было жалко.

- Может быть возьмешь зеленый треугольник из мозаики? – спросила я папу.

Папа отказался.

- Понимаешь, Олеся, этот кусочек из мозаики он безликий и лишен индивидуальности. А вот рыбка твоя, как смотрю на нее, так сразу тебя вспоминаю.

- Ну, ладно, бери, - я протянула ему рыбку.

Отец положил ее в красный чемоданчик, быстрее убирая ее с моих глаз. Он видел, что я тяжело с ней рассталась.

- Я ее на тумбочку положу, - повторил папа.

Я занялась другими своими игрушками и, чтобы никому не мешаться, залезла с ними под стол. Там было мое любимое место. Со стола свисала скатерть, почти до самого пола и у меня там было навроде своего угла. Меня никто не видел, а я всех слышала.

Вскоре пришла мама и папа ей сказал:

- Вот, Шура, я скоро выздоровею, мне из Москвы новое лекарство прислали. Оно обязательно поможет. И я допишу свою диссертацию и стану профессором. Потом я куплю тебе беличью шубку, и мы каждый вечер будем гулять по Советской. (Улица Советская, бывшая Троицкая – центральная улица нашего города в те времена.) Представь, какой красивой парой мы будем смотреться со стороны. Ты, такая красивая, в беличьей шубке, а я профессор и со своей сединой.

Мама слушала очень внимательно, молчала и улыбалась. Потом папа сказал:

- Олесе постарайся купить новую шубку, из старой она уже выросла.

- Я постараюсь Вася, - ответила мама.

В комнату зашли брат и старшая сестра. Тогда папа сказал слова, которые я запомнила на всю оставшуюся жизнь:

- Послушайте меня дети мои и Нине передайте. Если кто из вас будет Олесю обижать, я вас и оттуда достану. Чтобы не сметь из нее прислугу делать и нянечку для своих детей. Понятно?

Я уже не помню, что они тогда папе говорили. Но приходилось потом иногда напоминать им эти папины слова.

Потом за папой приехала скорая помощь и увезла его обратно в тубдиспансер. Через неделю маме удалось купить мне кроличью шубку, и мы собрались к папе показать обновку.

Когда мы приехали в больницу и нас пропустили в вестибюль, то мама сказала мне:

- Видишь лестницу? Иди туда и смотри наверх, оттуда должен папа прийти. На ручки ни в коем случае не просись. Ему врачи категорически запретили поднимать тяжелое, а ты уже пуд весишь. Ты поняла меня, Олесенька?

- Да,